WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 

Pages:   || 2 |

«Борзенко Екатерина Олеговна НЕСТАНДАРТНЫЕ ФОРМЫ КОМПАРАТИВА В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ: ОБРАЗОВАНИЕ, УПОТРЕБЛЕНИЕ, СЕМАНТИКА ...»

-- [ Страница 1 ] --

Образовательное частное учреждение

высшего образования

«Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет»

На правах рукописи

Борзенко Екатерина Олеговна

НЕСТАНДАРТНЫЕ ФОРМЫ КОМПАРАТИВА В СОВРЕМЕННОМ

РУССКОМ ЯЗЫКЕ: ОБРАЗОВАНИЕ, УПОТРЕБЛЕНИЕ, СЕМАНТИКА

Специальность 10.02.01 – Русский язык

ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Научный руководитель:

кандидат филологических наук, доцент Екатерина Роландовна Добрушина Москва – 2018

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ОСМЫСЛЕНИЕ НЕКОТОРЫХ СТОРОН

КАТЕГОРИИ СТЕПЕНЕЙ СРАВНЕНИЯ

1.1. Степени сравнения: история вопроса и основные проблемы

1.2. Степени сравнения: словоизменение или словообразование

1.3. Определение понятия «положительная степень»

1.4. Проблема существования аналитических степеней сравнения

1.5. Градуирование: определение понятия

Выводы по первой главе

ГЛАВА 2. НЕСТАНДАРТНЫЕ КОМПАРАТИВЫ В НАУЧНОЙ

ЛИТЕРАТУРЕ

2.1. Лексическая база для образования степеней сравнения в языках мира........ 28

2.2. Диалекты русского языка как источник нестанадартных компаративов...... 30

2.3. Связь существительного и прилагательного в истории языка

2.4. Детская речь как источник нестандартных форм степеней сравнения......... 32 Нестандартные формы степеней сравнения в разговорной речи, 2.5 .

публицистике и художественной литературе

Выводы по второй главе

ГЛАВА 3. НЕСТАНДАРТНЫЕ КОМПАРАТИВЫ, ОБРАЗОВАННЫЕ ОТ

РАЗЛИЧНЫХ ЧАСТЕЙ РЕЧИ, В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ... 41

3.1. Интернет-тексты как источник окказиональных компаративов

3.2. Нестандартные компаративы, образованные от прилагательных................. 43 3.2.1. Нестандартные компаративы, образованные от качественных прилагательных

3.2.2. Компаративы, образованные от относительных прилагательных........... 59 3.2.3. Компаративы, связанные с притяжательными прилагательными........... 68

3.3. Нестандартные компаративы, образованные от наречий

3.4. Нестандартные компаративы, образованные от существительных.............. 96

3.5. Нестандартные компаративы, образованные от местоимений

3.6. Нестандартные компаративы, образованные от числительных

3.7. Нестандартные компаративы, образованные от причастий

3.8. Нестандартные компаративы, образованные от глаголов

3.9. Нестандартные компаративы, образованные от предикативов

3.10. Нестандартные компаративы, образованные от служебных слов и междометий

Выводы по третьей главе

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ И УСЛОВНЫХ ОБОЗНАЧЕНИЙ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

В русском языке XXI века существует такой срез языка, как язык блогов, живых журналов и комментариев Интернета, совмещающий черты устной и письменной речи, так называемая спонтанная письменная разговорная речь .





Пишущие в этом жанре позволяют себе разнообразные отклонения от стандартов кодифицированного языка, в том числе множество окказиональных форм, некоторые из которых становятся популярны и понемногу начинают выходить за рамки интернет-текстов. Такими формами являются авторские сравнительные формы с нестандартной словообразовательной базой. Ею могут быть, например, относительные прилагательные (московскее), существительные (звездее), местоимения (онее) и т.д .

Эти формы распространились сравнительно недавно, примерно с начала XXI века, и в настоящее время в лингвистической науке не существует полного или комплексного исследования нестандартных компаративов. Упоминания о таких формах встречаются в нескольких работах, однако относительно подробно рассмотрена только семантика градуальности в отношении к качественным прилагательным и наречиям .

Итак, актуальность темы диссертационного исследования состоит в том, что его объект – специфические формы современного узуса, которые появляются в интернет-языке, количество их возрастает, но большая часть таких форм еще никогда не рассматривалась, а многие из них до сих пор даже не упоминались в научной литературе, что обуславливает низкую степень разработанности избранной темы. Проблема данного исследования определена необходимостью описания образования, употребления и семантики, а также статуса нестандартных форм компаратива в современном русском языке .

Объектом исследования выступают формы компаратива в современном русском языке, не являющиеся нормативными с точки зрения традиционной грамматики .

Предметом исследования является образование, семантика и особенности функционирования нестандартных форм компаратива в современном русском языке .

Цель данного исследования состоит в выявлении набора функционирующих в современной речи Интернета нестандартных форм сравнительной степени, образованных от различных частей речи, и описания их по отношению к их семантике, конструкциям, в которых они употребляются, и выполняемым ими синтаксическим функциям, а также в оценке продуктивности таких компаративов и определении их места по отношению к языковой норме .

Достижение поставленной цели возможно при выполнении следующих задач исследования:

выявить, какие нестандартные формы компаратива образуются в 1) современном русском языке;

определить, от каких частей речи и каким способом образуются эти 2) формы;

сформулировать, какова семантика данных форм и каковы её отличия 3) от семантики нормативных компаративов;

выявить причины образования и особенности употребления 4) нестандартных форм компаратива;

исследовать, в какое время носители языка начали их использовать и 5) возможно ли выявить динамику их появления;

выяснить, в каких сферах языка образуются подобные формы;

6) выявить, являются ли исследуемые компаративы уникальным 7) явлением русского языка или же существуют аналоги этих форм в языках мира .

Теоретической основой исследования являются работы отечественных и зарубежных лингвистов о градуальности, семантике и особенностях образования и употребления форм сравнительной степени. Основным источником представлений о семантике и синтаксисе компаратива для данной работы стали исследования Ю.П. Князева, а также О. Есперсена, Г. Пауля, А. Вежбицкой, в которых рассматривается возможность образования нестандартных форм степеней сравнения. Также очень важны оказались замечания о семантике адвербиального компаратива из статей Е.В. Рахилиной. Для сбора базы нестандартных форм, помимо самостоятельного поиска, были использованы примеры, приводимые в исследованиях неологизмов и языковой игры в целом Е.Н. Ремчуковой, В.З. Санникова, Б.Ю. Нормана и в работах о разговорной речи Е.А. Земской, а для понимания общего контекста, в котором новые формы появляются в русском языке, – посвященные различным особенностям интернеттекстов работы А.Б. Летучего, А.А. Шмакова, И.Е. Дубчак, Е.В. Каллистратидис, Я.Э. Ахапкиной, Н.А. Зевахиной, С.А. Оскольской, В.Д. Магомедовой, Н.А .

Слюсарь и др. Нестандартные компаративы и суперлативы характерны не только для разговорной речи и интернет-текстов, но и для творчества определенных писателей, о чем упоминается в работах Л.В. Зубовой, пишущей о наследии Марины Цветаевой, Г.К. Волкотруб, исследовавшей приемы экспрессии в публицистике, и др. Диалекты и детская речь также являются источником окказиональных компаративов, что отражено в работах Я.Н. Калиновой о северных диалектах и С.Н. Цейтлин об ошибках в детской речи. И.Н. Горелов, К.Ф. Седов упоминают о подобных формах в аспекте психолингвистики .

Методологической основой исследования является функциональная грамматика (А.В. Бондарко, Ю.Л. Воротников, Г.А. Золотова и др.), логический анализ естественного языка (Н.Д. Арутюнова), методы корпусной лингвистики (В.А. Плунгян), теория «грамматики ошибок» (А. Фрей) .

Основной метод, применяемый в данном исследовании, – описательный, необходимый для характеристики конкретного явления: определенного типа нестандартных сравнительных форм. Для этого производились наблюдение, анализ, сопоставление, классификация и обобщение найденных примеров, а затем выделение характерных особенностей и установление закономерностей функционирования изучаемых форм. Таким образом, внутри описательного метода в первую очередь использовались контекстный и категориальный синхронный анализ. Кроме того, был использован прием сплошной выборки фактического материала при отборе материала исследования. Для создания базы использован малоизвестный метод генерирования потенциально возможных форм на основе частотных списков русской лексики, а далее применялись методы корпусного исследования .

Поскольку исследуемые формы из-за их новизны и разговорного статуса практически невозможно найти в лингвистических корпусах, таких, как Национальный корпус русского языка (НКРЯ), материалом исследования послужили тексты Интернета «полуустного» характера: блоги, комментарии, обсуждения с различных форумов и сайтов, содержащие окказиональные компаративы, исследованные при помощи Генерального интернет-корпуса русского языка (ГИКРЯ), а также поисковых систем «Гугл» и «Яндекс» .

Хронологическими рамками данного исследования является период 2000–2017 гг .

Формулировка гипотезы исследования: В современном русском языке существует большое количество нестандартных сравнительных форм. Несмотря на то что их активное употребление началось, по всей видимости, не так давно – в 90-х гг. прошлого века, количество их употреблений возрастает, что позволяет сделать предположение о возможности вхождения нестандартных компаративов в течение ближайших десятилетий в разговорный регистр устной и письменной речи образованных носителей языка. Привлекательность этих форм в том, что они весьма успешно отвечают потребности носителей языка в постоянном изобретении новых, порой ненормативных, средств выразительности для передачи экспрессивных, гиперболичных значений. Легкость, с которой современный разговорный язык образует формы с суффиксом -ее / -ей от любых частей речи (относительных прилагательных, существительных, местоимений, глаголов), вызывает желание отказаться от идеи считать их формами от прилагательного или наречия. Нам представляется, что обследованный материал служит веским доводом в пользу трактовки А. А. Зализняка, описывающего русский синтетический компаратив как особый грамматический разряд, отдельный от прилагательного и наречия и объединяющий самостоятельные лексемы .

Использование семантики сравнения по отношению к различным частям речи на данный момент практически не описано, а некоторые окказиональные компаративы рассматриваются впервые (ранее они даже не упоминались в научной литературе), что и обуславливает научную новизну работы .

Данное исследование состояло из нескольких этапов:

1. Изучение теоретической литературы по теме исследования .

2. Поиск нестандартных компаративов в текстах интернета и создание базы примеров для исследования .

3. Анализ нестандартных форм сравнительной степени с точки зрения их образования, употребления и семантики .

4. Обобщение сделанных выводов .

Теоретическая значимость исследования заключается в определении статуса и описании особенностей образования и употребления нестандартных компаративов в современной русской речи. Вклад в развитие науки о русском языке связан с появившейся возможностью на новом материале уточнить частеречный и синтаксический статус русского компаратива, продолжить попытки изучить его семантику. Приведенный материал позволяет добавить еще один довод в пользу трактовки русского синтетического компаратива как особого грамматического разряда, отдельного от прилагательного и наречия и объединяющего самостоятельные лексемы .

Практическая значимость исследования состоит в возможности использования его результатов при преподавании дисциплин, связанных с инновациями в языке: лексикологии и фразеологии современного русского языка, и для составления словарей, описывающих современные неологизмы и отдельные особенности русской речи XXI века .

Положения, выносимые на защиту:

1. В настоящий момент в текстах спонтанной письменной разговорной речи функционирует большое количество компаративов, образованных от нестандартных лексических баз: от качественных прилагательных и наречий, имеющих ограничения в образовании, относительных прилагательных, существительных, местоимений, числительных, причастий, глаголов, предикативов, не имеющих соответствия в других частях речи, служебных частей речи, междометий. Самое большое количество окказиональных компаративов образуется от причастий, относительных прилагательных, существительных и наречий, имеющих ограничения в образовании сравнительной степени .

2. Семантика нестандартных форм компаратива достаточно разнообразна, однако существует возможность выделить два основных типа их значений. Вопервых, окказиональные компаративы, образованные от всех частей речи, кроме прилагательного, могут иметь семантику, синонимичную адъективной или наречной, т.е. выражать увеличение интенсивности определенного признака (например, бежать бежее может обозначать 'бежать быстрее'). Во-вторых, значением нестандартного компаратива может быть увеличение интенсивности того, что названо производящей основой, без редуцирования семантики основы к адъективной. В последнем случае сравнительная форма выражает бльшую близость к ингерентному, или внутреннему прототипу, соотносящемуся с денотатом и существующему в сознании носителя языка (например, компаратив от существительного стол – столее может обозначать бльшую близость денотата к прототипу стола для данного говорящего) .

3. Исследуемые формы выполняют самые разнообразные синтаксические функции, которые, однако, по большей части соотносятся с синтаксическими функциями нормативных компаративов: предиката, обстоятельства, определения .

Для нестандартных компаративов характерно также использование внутри конкретных конструкций, таких как «компаратив + не бывает/нет/некуда»: Вот это как раз СУДЬБА, судьбее не бывает; «еще + компаратив»: Крым еще нашее;

«гораздо + компаратив»: СССР был гораздо впередее РФ; «всё + компаратив»: А спать всё хотее и хотее! «чем + компаратив, тем»: чем новее и неповторимее каждый момент в жизни, тем жизнь жизнее. Для необычных сравнительных форм естественно также их использование в сочетании с лексемами, от которых они бразованы (хотее хочу, жизнь жизнее, они и еще онее) .

4. Чаще всего окказиональные компаративы употребляются в интернеттекстах полуустного характера, преимущественно относящихся к «разговорнообиходному жанру непринужденного характера» [Силина 2010: 191–192]. Кроме того, примеры таких сравнительных форм зафиксированы в устной речи, публицистике и художественной литературе, а также в диалектах и детской речи .

Хотя существуют отдельные примеры нестандартных компаративов в текстах XIX и XX веков, все же основная часть таких форм датируется XXI веком .

Причинами употребления ненормативных компаративов является языковая игра, экономия речевых усилий и экспрессивность, а также выражение уникальной семантики: «бльшая близость к такому прототипу качества того, что обозначено производящей базой, который наличествует в сознании говорящего» .

6. Нестандартные для русского языка компаративы имеют аналоги в других языках, где они функционируют как нормативные. Это финский, венгерский и осетинский языки, в которых нормативны отсубстантивные компаративы, болгарский язык, в котором возможны, помимо отсубстантивных, компаративы, образованные от глаголов, и египетский обиходно-разговорный язык, в котором нормативны сравнительные формы от существительных и причастий .

Степень достоверности и апробация результатов исследования .

Факторами, обеспечивающими достоверность исследования, является использование метода генерирования потенциально возможных форм на основе частотных списков русской лексики. При этом для каждой части речи были взяты 200 самых частотных по данным корпусного словаря О.Н. Ляшевской, С.А .

Шарова лексем, от них были образованы компаративы и был произведен поиск этих компаративов в текстах интернета. Данный метод был предложен А.И .

Грищенко и впервые использован в [Борзенко 2016b], затем в исследованиях [Борзенко 2016а, 2016c, 2017a, 2017b, 2018; Борзенко, Добрушина 2017] .

Основные результаты диссертационного исследования отражены в 14 публикациях, из них 3 работы опубликовано и 1 работа находится в печати в изданиях, рекомендованных ВАК России. Обсуждение отдельных положений исследования проводилось на заседаниях и научно-методических семинарах кафедры современного русского языка Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, а также на различных конференциях: на Первой конференции-школе «Проблемы языка: взгляд молодых ученых» 2012 г., Moscow Typological School 2014 г., II Международной научно-практической конференции «Корпусные технологии и компьютерные методы в современной гуманитарной науке» – ConCorT Junior 2015 г., III Международном научном симпозиуме «Славянские языки и культуры в современном мире» 2016 г., Международном научном симпозиуме «Русская грамматика 4.0» 2016 г., Международной научнопрактической конференции «Славянская культура: истоки, традиции, взаимодействие. XVII Кирилло-Мефодиевские чтения» 2016 г. и «XVIII КириллоМефодиевские чтения» 2017 г., а также на XXV, XXVI, XXVII Ежегодных богословских конференциях ПСТГУ 2015, 2016 и 2017 гг .

Краткое описание структуры диссертации, обусловленной поставленными во Введении задачами:

Диссертация состоит из Введения, трех глав, Заключения, Списка литературы и Списка сокращений и условных обозначений .

Во Введении обуславливается актуальность и научная новизна исследования, ставятся его цели и задачи, определяется его объект и предмет, проводится краткий обзор теоретической базы работы .

В первой главе «Теоретическое осмысление некоторых сторон категории степеней сравнения» рассмотрены различные взгляды на понятие градуирования, категорию сравнительной степени и определенные аспекты семантики ненормативных компаративов .

Во второй главе «Нестандартные компаративы в научной литературе»

приводятся все найденные в научной литературе о русском языке упоминания необычных форм сравнительной степени, а также дается краткий обзор близких явлений в языках мира .

В третьей главе «Нестандартные компаративы, образованные от различных частей речи в современном русском языке» производится анализ базы примеров нестандартных компаративов, разделенных по частям речи, от которых они образованы .

В Заключении подводятся итоги исследования .

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ОСМЫСЛЕНИЕ НЕКОТОРЫХ СТОРОН

КАТЕГОРИИ СТЕПЕНЕЙ СРАВНЕНИЯ

В данной главе будут рассмотрены некоторые аспекты, касающиеся категории степеней сравнения и представляющиеся важными в свете изучения нестандартных компаративов .

1.1. Степени сравнения: история вопроса и основные проблемы Категория степеней сравнения достаточно глубоко изучена в современном языкознании. При этом данная категория вызывает множество споров, связанных с определением как характера данной категории – формоизменительного или словообразовательного, так и ее состава и частеречной принадлежности ее элементов .

Существует несколько мнений касательно характеристики категории степеней сравнения.

Ее рассматривают как:

1. Факт формообразования, чего придерживаются большинство исследователей, напр. [Петерсон 1925: 73; Евтюхин 1999: 13; Качура 1991: 7;

Кирейцева 1990: 6; Шарандин 2001: 163; Дмитриева 2012: 41] .

2. Факт словообразования [Беловольская 1999: 19; Милославский 1981: 109;

цит. по Федотова 2003: 12; Поливанова 2008: 168] .

3. «Непоследовательно коррелятивную категорию» [Бондарко 1983: 77;

Пивоварова 2009: 24] .

Помимо этого, существует вопрос касательно количества составляющих данной категории.

Традиционным является выделение трех степеней сравнения:

– положительная степень, или позитив;

– сравнительная степень, или компаратив;

– превосходная степень, или суперлатив .

Выделение трех степеней сравнения имеет давнюю историю в отечественной лингвистике. На данную структуру исследуемой категории указывал еще М.В.

Ломоносов в «Российской грамматике» [Ломоносов 1952: 217], которую называют первой научной грамматикой русского языка [Корнейчук 2012:

40]. Позже русские лингвисты – К.С. Аксаков [Аксаков 1880], Н.И. Греч [Греч 1834], Г.П. Павский [Павский 1850] – стали выделять, кроме данных трёх видов степеней сравнения, относительные и безотносительные степени качества [Подхомутников 2002: 19]. А.В. Востоков [Востоков 1859], помимо этого, считал, что основным признаком данной категории является количественное проявление признака и выделял, кроме названных выше степеней сравнения, уменьшительную, смягчительную, усилительную степень с целью соотнесения трех степеней сравнения и трех степеней субъективной оценки [Виноградов 2001:

201]. Однако данный подход был оставлен другими исследователями, поскольку он уменьшал поле исследований, а также приводил к формированию абстрактных грамматических моделей. Поэтому Ф.И. Буслаев критиковал идею о категории уменьшительности как об одной из составляющих категории степеней сравнения и определял формальный критерий в качестве единственно верного для характеристики исследуемой категории [Буслаев 1959: 143–144]. К.С. Аксаков же отмечал, что включение слов субъективной оценки в данную категорию не является целесообразным по причине самой их семантики – семантики оценки, а не качественного признака [Аксаков 1880: 127]. Следовательно, в середине XIX века русская лингвистика в общем и целом отошла от концепции объединения слов субъективной оценки и форм степеней сравнения в одну категорию, поскольку, несмотря на некоторые общие черты в их семантике, их отличия гораздо более серьезны [Виноградов 2001: 201] .

В современном языкознании, несмотря на преобладающий взгляд на категорию степеней сравнения как на имеющую три составляющих, существуют другие взгляды на количество ее элементов .

Например, В.В. Виноградов, А.Н. Гвоздев, И.А. Карабань, А.С. Никулин отрицают необходимость выделения позитива, или положительной степени, поскольку, по словам А.Н. Гвоздева, она не несет в себе семантики сравнения [Захарова 2009: 115]. Однако, по справедливому замечанию А.П. Сазонова, при построении морфологической категории необходимо учитывать нейтральную форму [Сазонов 1971: 24–25], которая противопоставляется маркированным членам оппозиции. «Русская грамматика» 1980 г. (далее РГ-80), в свою очередь, относит образование суперлатива к словообразованию. Кроме того, современными исследователями выделяется экватив, или равная/тождественная степень [Воротников 1999: 57–58, Ледовская 2004: 67]. Ю.Л. Воротников настаивал на необходимости включения экватива в категорию степеней сравнения наравне с позитивом, компаративом и суперлативом, аргументируя это тем, что экватив является относительной степенью сравнения, несмотря на то что он выражается только с помощью синтаксиса. Однако из невозможности морфологического выражения экватива следует, что его отнесение к категории степеней сравнения, рассматриваемой как морфологической, затруднительно. В отечественной лингвистике экватив выделил И.Ф. Калайдович, но развития его мысли в работах других исследователей не произошло [Иванова 1998: 17]. В зарубежном языкознании теорию экватива поддерживал О. Есперсен, выделявший следующие степени сравнения: превосходство, равенство и более низкая степень [Есперсен 1958: 287] .

1.2. Степени сравнения: словоизменение или словообразование

В русском языке нормативные синтетические компаративы образуются посредством присоединения к основам качественных прилагательных и наречий продуктивного суффикса -ее (и его варианта -ей) и непродуктивных суффиксов -е и -ше, причем данный процесс чаще всего относят к словоизменению [Грамматика 1970: 200]. При этом некоторые исследователи, например, В.Н .

Сидоров, относили все формы степеней сравнения, включая те, которые в традиционном понимании образованы от наречий, к качественным прилагательным [Аванесов, Сидоров 1945: 132] .

Однако часть исследователей утверждает, что более целесообразно относить образование компаративов к словообразованию, поскольку «в случае слабый – слабее суффиксация ведёт к смене морфологической парадигмы .

Парадигма прилагательного меняется на нулевую парадигму, а это признак словообразования» [Меркулова 2000: 20] .

А.В. Исаченко рассматривает факт образования компаративов и суперлативов как нечто промежуточное между формо- и словообразованием [Исаченко 1954: 266–268]. Н.С. Арапова определяет процесс образования компаративов и суперлативов от прилагательных как «словоизменение с признаками словообразования» [Арапова 1967: 6]. И.Г. Милославский, доказывая словообразовательный характер исследуемой категории, указывает на то, что степени сравнения «характеризуются обязательностью, но не регулярностью»

[Милославский 1981: 119]. И.И. Мещанинов считает, что посредством образования сравнительной или превосходной степени создается новая лексема, семантика которой обозначает изменение количественной характеристики качественного признака [Мещанинов 1945: 262]. Л.А. Беловольская считает целесообразным рассматривать суффиксы компаратива и суперлатива модификационные словообразовательные суффиксы [Беловольская 1999: 19–20] .

Те же взгляды высказываются и в работах А.А. Зализняка [Зализняк 1967], Е.В .

Головенко [Головенко 1972], Н.А. Янко-Триницкой [Янко-Триницкая 2001], Н.С .

Федотовой [Федотова 2003] .

При этом необходимо помнить, что не существует четкого согласия между исследователями по поводу существования четкой границы между деривацией и формообразованием. Эти процессы изучали В.В. Виноградов [Виноградов 1952], Е.А. Земская [Земская 1973], А.А. Зализняк [Зализняк 1967], М. Докулил [Докулил 1967], Е.С. Кубрякова [Кубрякова 1974], Е. Курилович [Курилович 1962], Ф.Ф. Фортунатов [Фортунатов 1956] и др., благодаря чему возникло множество разнообразных пониманий терминов «словообразование», «словоизменение» и «формообразование» [Бондарко 1976]. Многие языковеды старались упорядочить данные работы [Кубрякова 1974; Янко-Триницкая 2001] .

Исходя из этого, можно выделить следующие дифференцирующие признаки этих процессов .

Результатом словоизменения и формообразования является появление новых форм, но не слов, и их следствием не может быть изменение принадлежности слова к определённому грамматическому разряду [Кубрякова 1974: 151]. Формообразование, так же, как и словоизменение, «служит более четкому разграничению вариантов одной и той же лексемы, и все преобразования лексемы, связанные с проведением указанных процессов, не нарушают тождества слова» [Федотова 2003: 18]. Словообразование же «служит прежде всего созданию новой лексемы, созданию нового знака посредством отсылки к другому знаку» [Там же].

Помимо этого, формообразованию присуща регулярность:

каждая лексема определенного грамматического класса имеет все характерные формы словоизменения. Формы слова равноправны между собой и имеют одинаковую лексическую семантику [Янко-Триницкая 2001: 86] .

Словообразование же имеет признак регулярности, но не обязательности, и производящее слово и его дериват обычно не являются равноправными: дериват выводится по семантике и морфологической структуре из производящего слова, при этом морфологическая структура производного слова обычно сложнее структуры производящего. Кроме того, дериваты могут не быть тождественны лексическим значениям своей базы, и их синтаксические функции могут отличаться от функций производящего слова [Янко-Триницкая 2001: 86] .

Н.С.

Федотова рассматривает с данных позиций образование нормативных компаративов и отмечает, что:

— они достаточно регулярны (их отсутствие у некоторых качественных прилагательных типа карий, слепой можно объяснить спецификой их значений);

–  –  –

— сумма лексических значений компаративов может быть отлична от суммы лексических значений качественных прилагательных и наречий, от которых они образованы, поскольку не все их значения совместимы с образованием компаративов, напр., горше не имеет значения 'имеющий неприятный вкус' [Федотова 2003: 19] .

Как пишет Е.С. Кубрякова, «воспроизведению основы в точно определенной серии слов на уровне парадигматики здесь резко противостоит факт ее преображения и переосмысления» [Кубрякова 1974: 166] .

А.В. Исаченко считал возможность образования компаративов супплетивным способом в качестве яркого признака словообразовательного характера этой категории (плохой – хуже) [Исаченко 1954: 268–270] .

При образовании новых лексем для деривата характерно семантическое наращение по сравнению с производящим словом. Н. Федотова определяет это как «изменение объема значения»: то, что воспринималось в качестве названия предмета/признака/состояния, осмысляется в качестве названия отношения сравнения по признаку, «присущему в большей степени одному объекту сравнения, чем другому» [Федотова 2003: 19]. При этом качество, на интенсивность которого указывается посредством сравнительной формы, может отсутствовать у характеризуемого компаративом объекта: ср. в некорефентной конструкции Маша худее меня объект сравнения – Маша – может совсем не быть худой в общем смысле слова .

По мнению данного исследователя, компаративы являются новыми словами, а не формами слов, потому что:

1. Меняется основа деривата: частый – чаще .

2. Меняется семантика, которую можно истолковать через семантику «производящей основы и значения словообразовательного аффикса компаратива 'более, чем названо мотивирующей основой'. Основа наречий при присоединении данного суффикса усекается» [Федотова 2003: 21], напр. крупно – крупнее .

При этом компаративы приобретают, по мнению Н.А. Еськовой, особое категориальное значение «выделение из двух», т.е. «отношение сравнения двух объектов по признаку, названному в основе компаратива и приписываемому одному из объектов в большей степени» [Еськова 1971: 57] .

В данном контексте представляется разумным рассмотреть вопрос об омонимии компаративов. Многие лингвисты считают совпадающие между собой отадъективные и отадвербиальные формы компаратива, различить которые можно только по их синтаксической функции, фактом омонимии. Другие, например, Н.А. Еськова, считают, что это противоречит грамматическим характеристикам наречия и прилагательного: например, наречие приобретает признаки изменяемой части речи. По их мнению, компаративы «находятся в отношениях множественной производности с производящими основами, и выявить производящую основу – прилагательного или наречия – можно только в контексте» [Федотова 2003: 9]. При научном анализе исследователи, как правило, не обращают внимания на различие синтаксических функций между такими компаративами, что отмечает Е.В. Рахилина: «Удивительно другое: в существующих описаниях (РГ 80, Князев 2007 и 2011, Санников 2008 и др.) адвербиальные сравнительные конструкции обычно рассматриваются вместе с атрибутивными, как если бы между ними не было никаких отличий» [Рахилина 2014: 89–90] .

Таким образом, компаративы некоторыми исследователями характеризуются как «лексические дериваты, образующие мутационные словообразовательные типы со значением 'признак в неопределенно большей степени'» [Федотова 2003: 26] .

Существует несколько словообразовательных моделей, по которым образуются компаративы:

1. Основа качественного прилагательного или наречия + аффикс -ее / -ей, причем происходит чередование твердого/мягкого согласного на границе морфов:

теплый – теплее .

2. Основа наречия + аффикс -ее: холоднее .

3. Основа качественного прилагательного или наречия + аффикс -ей:

темней .

4. Основа наречия + аффикс -ей: светлей .

5. Основа прилагательного + аффикс -е, причем на границе морфов происходит историческое чередование типа к//ч, г//ж и др.: глуше .

6. Основа наречия + аффикс -е, причем на границе морфов происходит историческое чередование типа к//ч, г//ж и др.: круче .

7. Основа прилагательного + аффикс -ше: раньше .

8. Основа наречия + аффикс -ше: раньше .

9. Супплетивизм: лучше [Федотова 2003: 24] .

Каждый из названных выше аффиксов выражает 'более, чем названо производящей основой'. При этом посредством их присоединения к производящей основе зачастую очень сильно меняется семантику слова .

Общекатегориальным значением класса компаративов является значение отношения сравнения .

Этот словообразовательный класс достаточно продуктивен, на что будет обращено особое внимание в третьей главе .

1.3. Определение понятия «положительная степень»

Одним из первых понятие положительной степени выделил А.Х. Востоков .

Термин «положительная степень», по мнению Н. Федотовой, признавался многими лингвистами по причине традиции разграничения относительных и безотносительных степеней качества [Федотова 2003: 15], хотя она сама считает этот термин несколько размытым и неопределенным .

В научной литературе имеются две точки зрения на семантику положительной степени .

Первая точка зрения: положительная степень обозначает признак вне всякого сопоставления с тем же признаком для других носителей (О. Есперсен, А .

М. Пешковский, В. В. Виноградов, Н. Ю. Шведова, А. И. Смирницкий). Эта же точка зрения представлена в Грамматике русского языка 1960 года: «Имена прилагательные в положительной степени называют качество предмета безотносительно к тем же качествам других предметов, не сравнивая данный предмет с другими по степени этого качества». Так же охарактеризована положительная степень и в РГ-80: «Форма положительной степени характеризует признак предмета непосредственно и безотносительно к его проявлению в других предметах» .

Вторая точка зрения: в значении положительной степени присутствует стандарт сравнения, в роли которого выступают усредненные представления о данном классе объектов. Значение нормы здесь не выражается синтаксически: оно и так уже «инкорпорировано» в значение этого слова. В форме компаратива это значение "экскорпорируется", приобретает относительную свободу референции .

Следовательно, состав участников позитива и компаратива и их семантические отношения неизменны, меняется только их референциальная природа .

Впервые эту точку зрения выразил А.С.Исаченко, который писал, что качественные прилагательные в положительной степени «указывают лишь на относительное свойство предмета»: «я могу назвать яму “глубокой” только по отношению к другой яме, а о глубоком озере я могу говорить, лишь имея в виду менее глубокие озера и т.д.» Данную точку зрения поддерживают многие современные исследователи: например, Федяева пишет о положительной степени прилагательных как о «результате скрытого сравнения» [Федяева 2009: 192] .

1.4. Проблема существования аналитических степеней сравнения Аналитические формы сравнительной и превосходной степени могут быть образованы от большего количества прилагательных и наречий, чем синтетические, по причине отсутствия структурных препятствий. Внешне они похожи на словосочетания, однако по значению они практически идентичны со словами. Часть ученых считает их грамматикализованными образованиями [Буланин 1976: 174; Виноградов 2001: 207–210; Морозова 1969: 255, Трегубчак 2008: 136]. Другие же оценивают такое отношение к ним как неправильное, и характеризует их как отдельные слова [Воротников 1999: 54; Мещанинов 1945:

216; РГ-80: 562]. Отечественное языкознание имеет убедительные доказательства в пользу каждой из этих теорий .

1.5. Градуирование: определение понятия

В данном параграфе будет предпринята попытка выявить, что такое градуирование в принципе и к чему оно может быть применимо .

В современной науке преобладает точка зрения на категорию степеней сравнения как на категорию, обозначающую степень интенсивности определенного свойства [Мельчук 1998: 117]. Степень интенсивности же можно определить только по отношению к градуируемому признаку, допускающему упорядочение по нарастанию/убыванию .

Ю.П.

Князев полагает, что градуирование возможно только при двух обязательных условиях:

1) возможность количественной характеристики объекта .

2) однозначность параметра в значении слова, которому дается оценка .

Второй пункт предполагает наличие единичного свойства, которое и оценивается во время сравнения [Князев 2009: 3–5] .

Того же мнения придерживается Федяева: «Семантическая категория градуальности представляет собой языковую интерпретацию неразрывного единства онтологических категорий качества и количества. Градуальный фрагмент картины мира включает практически бесконечное множество объектов, обладающих мерными свойствами. [...] норма является основой градуирования, фактором, формирующим шкалу градации» [Федяева 2009: 182]. При этом градуированию может подвергаться сама норма, поскольку в этом процессе могут быть выявлены различные ее степени. Категория же интенсивности в большей степени сосредоточена на отклонениях от нормы [Федяева 2009: 183] .

Однако не все исследователи придерживаются такого же мнения. Например, Э. Сэпир указывал на первый пункт как на единственный обязательный для образования форм степеней сравнения [Сэпир 1985: 44–46]. Из этого следует, что градуирование применимо к любым объектам, способным иметь какую-то количественную характеристику: «и предметам, и действиям, и признакам предметов, и признакам признаков» [Князев 2009: 3], если только в их значении есть элемент, который может варьироваться по степени интенсивности качества .

«Каждое исчисляемое, будь то предмет (например, дом) или действие (например, бежать), качество предмета (например, красный) или действия (например, грациозно), по природе своей поддается градуированию. Не бывает двух абсолютно одинаковых домов: они обязательно различаются либо по размеру, либо по какому-нибудь другому признаку», – пишет Э. Сэпир [Сэпир 1985: 44–45]. Поэтому если слову можно дать количественное определение, даже если оно не эксплицитно квантифицировано, то его можно подвергнуть градуированию. Сэпир называет такие слова «потенциально градуируемыми»

[Там же] .

Градуирование тесно связано как с оценкой, так, соответственно, и с эмоциями, поскольку, говоря «больше, чем» или «меньше, чем», человек обычно выражает как объективное отношение к характеризуемому предмету, так и субъективное, что зависит от того, хочет ли он уменьшения или увеличения этого количества [Сэпир 1985: 67]. В компаративах сосуществуют дескриптивный и оценочный компонент смысла, и каждый из этих компонентов может выступать на первый план в определенном высказывании. Например, в предложении Лучше выслушать от жены нотацию потом, чем заранее компаратив определяет скорее не степень признака, который в одном объекте может быть большим, чем в другом, а является средством выражения оценочного и эмоционального предпочтения одного состояния другому [Федотова 2003: 65]. Следовательно, категория градуальности формирует категории интенсивности и оценки, поскольку все они имеют под собой представление о «мерности качеств и отношений» [Федяева 2009: 183]. Таким образом, градуальность, интенсивность и оценочность являются «субъективно-объективными категориями», поскольку норма, являющаяся неотъемлемой частью этих категорий, объективна, однако соответствие или несоответствие норме определяет субъективный взгляд носителя языка [Федяева 2009: 184] .

Поскольку по ходу исследования мы будем также отмечать некоторые особенности превосходной степени, то приведем мнение Сэпира по этому поводу. Он считает, что превосходная степень может использоваться не только для обозначения предельной степени градуированного качества, но и просто высокой его степени. Так, он приводит в пример латинское amatissimus, которое имеет значение не только 'наиболее, самый любимый', но и 'очень любимый' .

Такой, как он называет, условный суперлатив, в части примеров может быть истинным суперлативом, однако, если смотреть на него во всех контекстах, он оказывается «упорядоченным вверх или вниз компаративом, фиксированным в некоторой точке около психологически безусловных экстремумов» [Сэпир 1985:

74–75] .

Градуальность, таким образом, является «способностью передвижения вверх или вниз по шкале от точки отсчета» [Воротников 1999: 14]. В соответствии с этим Ф.

Леман выделяет очень удачные, на наш взгляд, определения сравнительной, превосходной степени и элатива:

«Сравнительная степень (X интереснее Y-а) = 'качество X-a на шкале ближе к полюсу максимума, чем качество Y-а' .

Превосходная степень (самый интересный X) = 'качество X-a на шкале находится на полюсе максимума' .

Элатив (интереснейший X) = 'качество X-a на шкале вблизи полюса максимума'» [Леман 2000: 148] .

Основой, на которой и посредством которой формируется градационная шкала, является норма [Федяева 2009: 183] .

Н.Д. Федяева представляет сравнительную и превосходную степень как отклонения от нормы, при которых количественные изменения не настолько велики, чтобы повлиять на качественную тождественность. Если же количественные изменения так велики, что они влияют на качество, то носитель языка ищет другую лексему для выражения своей мысли [Федяева 2009: 193] .

Достаточно важным представляется замечание Б.Ю. Нормана насчет точки отчета при сравнении. Точка отсчета, по его мнению, – это некоторое количество признака, имеющееся у одного из сравниваемых предметов. Но большее количество этого признака у другого предмета тоже может стать точкой отсчета при сравнении с третьим предметом и т.д., то есть двучленное противопоставление типа низкий – ниже трансформируется в постепенную градацию типа низкий – ниже – еще ниже и т.д. Иными словами, «сравнительная степень относительна по самой своей сути» [Норман 2006: 75] .

Кроме того, любая точка на шкале оценок «обладает свойством растяжимой точечности, в связи с чем нужно говорить не о точках, а о зонах» [Федяева 2009:

114, Арутюнова 1988: 233] Когда происходит процесс образования нестандартных компаративов, с семантикой базы происходят различные изменения. А.А. Козакова пишет:

«Потенциальная грамматическая форма степени сравнения способствует удалению в смысл прилагательного и развитию противоположного значения в рамках одного слова» [Козакова 2000: 166]. М. Цветаева, чье творчество исследует А.А. Козакова, с их помощью пытается выразить невыразимое, а ненормативной формой маркирует значимое для себя понятие (чтобы моее было, чтобы я сама написала). Это утверждение можно отнести ко многим формам сравнительной степени, образованным разными носителями языка; существуют также примеры того, как компаратив выражает противоположное базе значение, что будет показано в 3 главе, однако такого рода изменения семантики все же гораздо более окказиональны и индивидуальны. «Тем самым преодолевается предел, заложенный в лексическом значений слова, а само слово приобретает необыкновенную семантическую емкость (способность реализовывать несколько значений)». Поэтому благодаря ненормативной форме признак, доведенный до своего высшего проявления, перерождается в новое качество, получает дополнительное значение [Там же] .

Кроме того, Б.Ю. Норман делает интересное наблюдение: от того, насколько ярко выражен какой-либо признак предмета, зависит то, насколько полно проявляется сам этот предмет. Именно этим он объясняет образование степеней сравнения от существительных, что будет рассмотрено ниже [Норман 2006: 74] .

Отметим, однако, что степени сравнения могут образовываться не только от прилагательных и наречий и даже не только от существительных, но и от других частей речи .

Иными словами, в русском языке существует лакуна – «пустая ячейка, которой соответствует определенный смысл, но означающее – в виде отдельного слова (или любой другой лингвистической структуры) — отсутствует» [Танасова 2005: 38] .

Выводы по первой главе

Существует достаточно большое количество исследований «нормативных»

форм степеней сравнения – компаративов и суперлативов, образованных от качественных прилагательных и наречий. Однако в научной литературе не существует согласия относительно характера категории степеней сравнения – формоизменительного или словообразовательного, а также ее состава и значения некоторых ее составляющих, например, положительной степени .

Одним из основных понятий, связанных с категорией степеней сравнения, является понятие градуирования, поскольку для образования форм степеней сравнения необходимо, чтобы признак, обозначаемый словом, допускал упорядочение по нарастанию или убыванию. Существуют различные мнения относительно условий, при которых градуирование возможно. Э. Сэпир указывал, что градуирование возможно при возможности количественной характеристики объекта, из чего следует, что любые объекты могут быть градуируемыми. Ю.П .

Князев добавлял к этому условию однозначность параметра в значении слова, которому дается оценка, что предполагает наличие единичного свойства, которое и оценивается во время сравнения .

ГЛАВА 2. НЕСТАНДАРТНЫЕ КОМПАРАТИВЫ В НАУЧНОЙ

ЛИТЕРАТУРЕ

В данной главе будут рассмотрены те нестандартные компаративы, которые уже упоминались в научной литературе: в исследованиях разговорной речи, публицистики, художественной литературы, диалектов русского языка и детской речи, а также в работах о других языках .

2.1. Лексическая база для образования степеней сравнения в языках мира Наличие форм степеней сравнения, образованных от нестандартной, с точки зрения русского языка, лексической базы, указывает на то, что градуирование применимо к гораздо более широкому кругу частей речи, чем это принято считать в русской лингвистической науке. Здесь будут приведены сведения о таких формах, найденные нами в различных исследованиях. Насколько нам известно, вопрос их классификации и сопоставления практически не анализируется в работах типологов, которых скорее интересуют более общие вопросы. Например, Л. Стассен рассматривает компаратив в свете универсальной грамматики, выводя несколько универсалий, касающихся зависимости компаративной и темпоральной конструкций в языках мира. В его работе напрямую упоминается только один пример, относящийся к исследуемой теме, который присутствует в салинском языке: Ragas-mo in luwa ti-hek – 'Ты в большей степени мужчина, чем я' [Stassen 1985: 42], однако он не объясняется с интересующей нас точки зрения .

О существовании компаративов, образованных от качественных прилагательных с ограничениями в семантике, противоречащими образованию компаративов, и от относительных прилагательных, упоминают несколько исследователей-типологов. Например, Р. Диксон объясняет значение таких форм и причину их образования при описании английского языка, отмечая, что, например, если знать все детали, можно быть более правым, чем тот, кто представляет только общую картину, а более мертвым окажется тот, чье тело уже начало разлагаться [Dixon 2005: 92] .

В болгарском языке нормативно изменение по степеням сравнения не только качественных прилагательных и наречий (голям 'большой' – по-голям 'больше' – най-голям 'самый большой'), и даже не только некоторых существительных (юнак 'юноша'– пo юнак 'юноша в большей степени'), но и глаголов: обичам 'любить, предпочитать' – по обичам 'более любить', 'предпочитать', и обстоятельственных предложных сочетаний: по до мене 'ближе ко мне', по като хората 'более как люди, более похожи на людей' [Маслов 1956:

116] .

Граница между прилагательными и существительными в осетинском языке не такая четкая, как в русском языке. Одно и то же слово может иметь значения и прилагательного, и существительного: сызгърин – 'золотой', 'золото';

ирон — 'осетинский', 'осетин'; зронд — 'старый', 'старик'. И формы компаратива и суперлатива в осетинском языке тоже могут иметь своей базой имя существительное: лг 'мужчина', лг-др 'более мужчина' (в смысле 'более мужественный'): н лгдрт Улладжырм с уд хъарынц мхуызонй переводится как 'самые мужественные, из нас единодушно стремятся в

Алагирское ущелье' (компаратив в осетинском языке образует суффикс -др:

сырхдр «краснее», урсдр «белее» и т.п.; превосходная степень образуется аналитически с помощью слов ппты, иууыл 'наиболее': сеп теты брзонддр или иууыл брзонд 'высочайший') [Абаев 1970: 572–573] .

В египетском обиходно-разговорном языке также есть ряд компаративов, образованных от имён и причастий с семантикой качества и свойства:

– от имен: hr 'благо', 'hyar 'лучше', zift 'дрянь', букв.'смола', 'sfat 'хуже, ужаснее';

– от причастий: ngi 'успешный', nga 'успешнее', mufd 'полезный', fyad 'полезнее'. Кроме того, стоит отметить, что в египетском обиходно-разговорном языке, так же как в арабском обиходно-разговорном языке, лексема, обозначающая сравнительную степень, не соотносится с лексемой, обозначающей положительную степень [Хайрудинов 2000: 113] .

В венгерском языке возможно нормативное образование степеней сравнения от существительных:

«осел» (перен.) – szamr: szamr + abb, leg + szamr + abb: Ez a mi egyetemnken a legszamrabb ember буквально переводится «это в нашем университете наиослейший человек» [Гайломазова 2012: 127];

szamr 'осел', szamrabb 'глупее', rуka 'лиса', rуkabb 'хитрее' [Есперсен 1958:

70];

Образование сравнительных форм от существительных возможно также в финском языке: ranta 'берег', rannempi 'ближе к берегу'; syksy 'осень', syksymmksi 'более поздней осенью' [Ярцева 1968: 36] .

Именно с наличием в финском языке подобных форм связывают образование сравнительной степени от существительного в северных диалектах русского языка .

2.2. Диалекты русского языка как источник нестанадартных компаративов

О наличии нестандартных форм сравнительной степени в северных говорах русского языка упоминают различные исследователи. Например, А.С.

Никулин пишет о компаративах, образованных от относительных прилагательных:

заморстее (от заморский), американистее, машинистее, деревенестее [Никулин 1937: 132] .

По мнению Я.Н. Калиновой, формы бережее и речае, образованные от существительных и существующие в северных говорах русского языка, образованы как кальки по модели, присутствующей в финском языке .

Исследователь считает, что они ближе скорее к сравнительной степени наречия [Калинова 1999: 63] .

О таких формах писал еще В.Ф. Буслаев: «К особенностям древнего и областного языка принадлежит способность придавать окончания сравнительной степени некоторым существительным через посредство предполагаемых произведенных от них прилагательных; например: от берег в архангельском наречии бережее 'ближе к берегу', от скот – скотее, от зверь – зверее; речае 'ближе к середине реки'» [Буслаев 1959: 151]. Иными словами, по мнению Буслаева, образование сравнительных форм от существительных происходит при помощи возможных прилагательных; Калинова же считает, что этой промежуточной стадии не существует .

Таким образом, Калинова связывает образование нестандартных компаративов со взаимодействием с другими языками, Буслаев – только с русским языком и с его историей .

2.3. Связь существительного и прилагательного в истории языка

Сразу несколько исследователей, такие, как Ф.И. Буслаев [Буслаев 1959:

151], И.П. Приходько [Приходько 2007: 95], Е.С. Гайломазова [Гайломазова 2012:

127] отмечают, что возможность образования отсубстантивных компаративных форм связана с прошлым русского языка, с синкретизмом существительного и прилагательного. Как известно, обе эти части речи произошли из недифференцированного имени, когда свойство мыслилось только конкретно, когда оно не отделялось от предмета [Потебня 1968: 69]. Н.Б. Гаджимурадова упоминает слова И.А. Потебни о том, что в «древнерусском языке существительное, будучи названием определенной субстанции, было в то же время качественнее, чем сейчас: бережнее (от берег), скотее» [Гаджимуратова 2003: 32]. Имя прилагательное развилось в самостоятельную часть речи на основе синтаксической категории определения. С развитием абстрактного мышления качество стало отделяться от предмета и начало мыслиться отдельно. Как отмечает Е.С. Гайломазова, отсубстантивный компаратив – «это коренное свойство имени, а не только инновация последних лет» [Гайломазова 2012: 132] .

По мнению некоторых исследователей, с историей русского языка связано образование также такого нестандартного компаратива, как снеговее в сочетании снеговее скатерти, автором которого является М. Цветаева. Л.В.

Зубова считает, что данная форма сравнительной степени образуется от существительного снег:

«Суффикс в компаративе не противоречит предположению об

-овотсубстантивном образовании, т.к. его можно считать рефлексом древнего чередования ъ//ов в основах существительных типа сын» [Зубова 1989: 90] .

В некоторой степени как с другими языками, так и с глубинными уровнями русского языка связано также употребление нестандартных сравнительных и превосходных форм в речи детей .

2.4. Детская речь как источник нестандартных форм степеней сравнения

Рассматривая нестандартные компаративы и суперлативы в речи детей, С.Н .

Цейтлин отмечает, что образование в детской речи отсубстантивных компаративов можно отнести к такому типу явлений, который В.Б. Касевич называет "инограмматическими": будучи аграмматическими с точки зрения родного языка, они, несмотря на это, характерны для грамматики других языков [Касевич 1998: 37]. С.Н.Цейтлин пишет, что такой факт представляется доводом в пользу теории генеративистики, согласно которой ребёнок рождается с универсальной грамматикой и только потом начинает движение к грамматике своего языка благодаря своему речевому окружению .

Другим объяснением данного факта может быть следующее предположение:

посредством обобщения особенностей языка ребёнок выходит на глубинные уровни его системы и реализует те её возможности, которые остались нереализованными в «нормативном» языке .

Перечислим, опираясь на исследования С.Н. Цейтлин, К.И. Чуковского, Н.М. Голевой, части речи, от которых дети образуют нестандартные компаративы в русском языке: прилагательные, имеющие ограничения в образовании сравнительной степени, причастия и существительные .

– качественные прилагательные, обозначающие «необладание признаком» (лысый, голый, слепой и т.п.), а также цветовые прилагательные:

Он еще лысей нашего папы;

Дайте мне карандаш пооранжевее .

– некоторые прилагательные с приставкой не-:

Твой суп еще невкуснее, чем бабушкин .

– некоторые прилагательные, от которых компаратив не образуется по традиции:

Она еще горде стала после этого случая .

– относительное прилагательное:

Эта кофта шерстянее… – Что это значит? – Больше кусается;

Фильм еще дтскее, чем тот .

Я бы тебе пошоколаднее конфету дал, да у меня нет [Цейтлин 2009: 203] .

Данные компаративы являются средством реализации возможностей ядра системы, а их образование – свидетельством снятия запретов периферии системы (например, формальный запрет на образование компаративов, если у прилагательного есть суффикс -ск-). При этом образование новой формы предваряется развитием в слове качественной семантики. [Там же]. С.Н. Цейтлин считает данный факт подтверждением мысли В.В. Виноградова о том, что «во всех относительных прилагательных потенциально заложен оттенок качественности» [Виноградов 2001: 176] .

– адъективированные причастия:

Наше пианино настроеннее, чем ваше [Цейтлин 2009: 203] .

Образование таких окказиональных компаративов может идти двумя путями: либо окказиональная форма сравнительной степени заменяет уже существующую нормативную, и при ее образовании всего лишь снимаются формальные ограничения (например, детскее); либо происходит преобразование семантики слова, и в таком случае нормативного аналога компаративу в языке не существует (лысее, пустее, пооранжевее) .

Также в детской речи, безусловно, встречаются ошибки, связанные с употреблением неподходящего словоизменительного суффикса, правильного ударения или супплетивной формы: почище, мягкей, хорошее, плохее и т.п .

– существительное:

В поле ветрее, чем здесь .

Ой, мама, ты даже дылдее папы .

Я принцессее, чем ты .

–У меня бабушка – портниха!

–А моя еще портнее! [Цейтлин 2000: 134] Один сапог обула хорошо, другой плохо. – Эта нога сапогее (ср. той ноги) .

Девочка наступила брату на ногу. – Лиля, ты как слон. – Ты, Саша, слонее меня. Ты тоже наступил на меня. [Голева 1997: 53] Оля. Смотри, у меня как звездочка! Катя. А у меня еще звездее! [НКРЯ .

Чуковский К. И. От двух до пяти (1933)]

Создавая подобные инновации, ребенок следует основному правилу:

наличие в семантике лексемы качественного значения предполагает существование формы, обозначающей степень интенсивности названного качества. Становится как будто неважно, к какой части речи принадлежит определенное слово (очевидно, это является своего рода аргументом в пользу теории Ю. Д. Апресяна о том, что «на глубинном уровне разграничение частей речи может сниматься» [Апресян 1974: 25]). При образовании необычных форм сравнительной степени происходит реализация глубинных языковых возможностей, поскольку нельзя предположить, что ребенок заимствовал эти формы из диалектной речи взрослых, в которой, как известно, такие компаративы могут присутствовать, но очень редко. Однако «ребенок оказывается в состоянии ощутить эти глубинные языковые потенции и следовать им, не опираясь на конкретные образцы, устраняя нелогичности в языке» [Цейтлин 2000: 33–34], а исследование таких процессов в детской речи способствуют расширению диапазона наших знаний о языке [Шахнарович 1979: 5–6] .

2.5. Нестандартные формы степеней сравнения в разговорной речи, публицистике и художественной литературе Представляется целесообразным рассмотреть появление ненормативных форм сравнительной степени в контексте речи взрослых, поскольку причины употребления неузуальных форм в детской речи и речи взрослых кардинально отличаются [Петрова 2000: 139]. Проанализировав теоретическую литературу в поисках упоминаний интересующих нас форм, мы выделили несколько групп текстов, в которых появляются нестандартные компаративы .

Нестандартные формы сравнительной степени зафиксированы в разговорной речи: ведьмее, более оратор [Русская разговорная речь 1983];

центрее [Земская 2009, Китайгородская 2010; Касымова 2009]; дурее [Кожина 2004, Курепин 2006]. Ср. в высказываниях:

Мы идем-идем/ идем-идем/ с ребе-о-нком/ идем видим одно бревно/другое/ мы думаем там еще бревнее есть бревно [пример из Норман 2006] .

Судя по тому что происходит в студии, в ней собрались одни ангелы:

мужчины — ангелы, женщины — еще ангелее .

Алсу звездее Агилеры .

Наш цирк циркее всех цирков (Материалы из телепередач и из передач радиостанции «Эхо Москвы») [Ремчукова 2005] .

В исследованиях не производится подробного анализа таких форм: чаще всего им уделяется несколько замечаний. Так, Е.В. Красильникова связывает образование таких форм с тем, что они соотносимы с предложно-падежной группой: центрее – «в центре», морее лучше идти – «дорогой ближе к морю», сегодня мне удалось занять только еще выше и бочее (занять место в аудитории), уж совсем рядом /куда рядее [Красильникова 1999: 47] .

Исследуемые формы существуют в устном народном творчестве:

Ваше поле колосисто, наше колосистее, ваши парни – коммунисты, наши

– коммунистее (частушка В. Золотухина, РТР, 7.11.02) [Касымова 2009] .

— Равны ли советские люди? — Да, равны. Но некоторые равнее остальных (История СССР в анекдотах. 1917–1992) [Приходько 2007] .

Другим источником необычных форм сравнительной степени является публицистика. Г.К. Волкотруб упоминает, что в фельетонах Кольцова встречается форма центрее в предложении Место службы в центре. Москва, чего уж центрее! Автор использует такие формы, пишет Г.К. Волкотруб, для более точной передачи авторской мысли или же для комического эффекта. Как она считает, причина появления этой формы – то, что «центр в первом случае является обстоятельством места, которое часто бывает выражено наречием». А наречие, как известно, может иметь сравнительную степень [Волкотруб 1999: 77] .

У Р.Л. Гутцайта эта форма также характеризуется как наречие: Ушел центрее [Гутцайт 2012: 15] .

В теоретической литературе в качестве примеров нестандартных форм компаративов из языка СМИ приводятся также такие высказывания:

Тот менеджер дурее, у кого визитка пестрее (Зеркало. 26.10.2005) [Беглова 2007] .

Пока они выясняют, кто «монстрее», газеты лежат и стареют (заголовок – Известия. 23.05.97) .

Чья шиза шизее (заголовок – АИФ. 1998. 18) .

Такие образования классифицируются как «словообразовательная шутка»

[Ильясова 2002: 168] .

Многие исследования посвящены изучению окказиональных форм в художественной литературе [Игнатьева 2012: 21], однако анализ таких форм зачастую проводится в узком контексте творчества определенного писателя .

Нестандартные формы степеней сравнения часто появляются в творчестве А .

Солженицына и характеризуются исследователями как проявление одной из характерных особенностей его стиля – «микропсихологии» [Гайломазова 2012:

127]. Часто в его творчестве используются компаративы от относительных прилагательных и причастий: раскаленней, столкновенней (Солженицын А .

Угодило зернышко промеж двух жерновов), омытее (Солженицын А. Раковый корпус); обжитей (Солженицын А. Один день Ивана Денисовича);

посолдатистей, золотей (Солженицын А. В круге первом), обещательней (Солженицын А. Архипелаг ГУЛАГ); командиристей (Солженицын А. На краях) [Гайломазова 2012], а также от сущестительных и наречий:

Чем человек благородней и честней, тем хамее поступают с ним соотечественники (Солженицын А. В круге первом);

А еще задей, за креслами – привинченный стол (Солженицын А. Все равно);

Он ступал где посмелее, где порабистее (Солженицын А. Бодался теленок с дубом) [Гайломазова 2012] .

Довольно часто ненормативные формы степеней сравнения появляются у М .

Цветаевой: топорнее, морей морейшее, моее, своей, своейшая и т.д.:

Бревна дубовей и топорнее топора (Цветаева М. Ариадна) [Гайломазова 2012] .

Такие формы могут «передаваться по наследству»: поволчей у М .

Цветаевой означает «пожестче», и это используется у Е. Евтушенко:

Я – из советского лицея – Волчей волков, лисы лисее, но простодушнее щенка, и, помня поцелуй Иуды, все ждет чего-то ниоткуда моя наивная щека... (Евтушенко Е. Лицей) Шкловский.. .

гений?

Притворщик?

Полуученый, но среди стольких голов – головей .

В суетной версии облегченной Маленький, но хоть чуть-чуть Галилей? (Евтушенко Е. Шкловский...) [Гайломазова 2012] Нестандартные компаративы от существительных, местоимений, количественных числительных, наречий и причастий появляются также у других писателей .

Небее неба славянская девушка (Хлебников В. Песнь Мирязя) [Ремчукова 2005] .

Пусть ты черт. Да наши черти Всех чертей / В сто раз чертей (Твардовский А. Василий Теркин) [Санников 2002, Касымова 2009] .

А нешто я дурее их, дураков? (Вересаев В. К жизни) [Дуличенко 2000] .

Это ишо неизвестно, кто из нас дурее – кто зубами скрипит или кто спит тихочко и спокойночко, как смирное дите. (Шолохов М. Поднятая целина) [Кудлай 2008] Советую вам привлечь к нашему делу вора-Пащенко. Очень полезный человек. (...) – А может быть, лучше пригласить вора-Кущенко? – Ну, нет, этот гораздо ворее (Тэффи Н. Ке фер?) [Санников 2002, Норман 2006] .

Дурак, чем дурее, тем круглее (Тэффи Н. Дураки) [Приходько 1998, Соловьева 2001] .

Марик! Дружок мой, до колонии мы с ним хулиганили. А потом, говорят, шпаней его в Лианозове не было. (Каледин С. Смиренное кладбище) [Норман 2006] .

– А насчет Голощапова не сомневайся, – сказал Аркадий Павлович. – Он, как говорится, еще папее папы. (Безуглов А. Преступник) [Норман 2006] .

Самый центр, центрее не бывает (Токарева В. Всё или ничего) [Киреева 2016] .

– Гофре самый писк. – Плиссе еще пищее (Донцова Д.) [Ильясова 2013] Огромный город. Затемнение .

Брожу. Гляжу туда, сюда .

Из всех моих ты всех мойнее И навсегда! (Глазков Н. Хихимора) [Санников 2002] Наверно, с течением дней я стану еще одней (Евтушенко Е. Наверно, с течением дней...) [Бабенко 1997] Над каждым мелким халтурщиком есть халтурщик поболе, а над тем еще, а над еще — еще ещее [Щербакова Г. Ангел Мертвого озера) [Князев 2009] .

Мы с ней удивительно вместе, и чем дальше, тем еще вместей (Солженицын А. Бодался теленок с дубом) [Гайломазова 2012] .

Семейная жизнь / превратилась / в содом — Рыбак / вареного / рака / ошпаренней (Архангельский А. О рыбаке и рыбке, пар. на В. Маяковского)[Санников 2002] .

Из данных примеров следует, что использование нестандартных компаративов имеет своей целью не только точное выражение мысли автора, но и

– довольно часто – выражение мысли персонажа произведения и его речевую характеристику .

Ненормативные формы степеней сравнения встречаются и в переводном тексте:

влюбленнейший из влюбленных – в переводном тексте: «Gotta da peach?»

asked the Kid in the tonque of Dante, the lover of lovers (O.Henry “Little Speck in Garnered Fruit”) [Гайломазова 2012] .

Etre plus royaliste que le roi – Нельзя быть более роялистом, чем король (перевод афоризма Шатобриана) [Князев 2009] .

Выводы по второй главе

Нестандартные с точки зрения русского языка формы сравнительной степени, образованные от различных частей речи, вполне нормативны в болгарском, осетинском, египетском обиходно-разговорном, венгерском, финском языках. Несмотря на то, что полноценное описание таких компаративов в данных языках в научной литературе отсутствует, на их существование указывается в некоторых исследованиях .

В диалектах русского языка зафиксированы примеры использования нестандартных компаративов от относительных прилагательных и от существительных, причем одни исследователи связывают их образование со взаимодействием определенного диалекта с другими языками, а другие – с историей русского языка. Последнее мнение обосновывается посредством указания на существовавший ранее в истории языка синкретизм существительного и прилагательного .

Нестандартные компаративы от прилагательных, имеющих ограничения в образовании сравнительной степени, причастий и существительных существуют в детской речи. Этому есть два объяснения: либо данное явление детской речи относится к разряду «инограмматических», не свойственных русскому языку, но характерных для грамматики других языков, либо оно является реализацией глубинных возможностей системы языка. В разговорной речи взрослых и публицистике исследуемые формы являются фактами языковой игры, а в художественной литературе, помимо этого, способствуют выражению замысла писателя и речевой характеристике персонажей его произведений .

ГЛАВА 3. НЕСТАНДАРТНЫЕ КОМПАРАТИВЫ, ОБРАЗОВАННЫЕ ОТ

РАЗЛИЧНЫХ ЧАСТЕЙ РЕЧИ, В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ

–  –  –

3.1. Интернет-тексты как источник окказиональных компаративов Причиной появления новых, нестандартных форм в языке интернета является «свобода речевого общения, отсутствие цензуры, [...] невозможность непосредственного аудиовизуального контакта, гипертрофированное стремление к самопрезентации, а также отношение к тексту как к источнику эмоционального и эстетического наслаждения» [Каллистратидис 2013: 5]. Сама виртуальность текста способствует креативности пользователя интернета [Карпова 2010: 71]. В большинстве таких текстов не соблюдаются орфографические, грамматические и другие нормы, однако устанавливаются определенные нормы написания текстов, связанные «с нормами устного непринужденного личного и публичного общения, и с нормами письменной коммуникации, образуя причудливую смесь»

[Занадворова 2014: 94]. В интернет-коммуникации, таким образом, устная и письменная речь взаимопроницаемы [Ахапкина 2014: 181]. Однако это не просто смесь устных и письменных особенностей языка, это «устная форма речи + письменная форма речи + признаки, опосредованные компьютером» [Crystal 2001:

272]. Такую форму общения в интернете исследователи называют «письменной разговорной спонтанной речью» [Иванова 2011: 35], «речью интернет-дискурса», в которой нейтрализованы различия между письменной и разговорной речью 1 В данном исследовании не делается различий между терминами «современный русский язык», «спонтанная письменная разговорная речь», «современная речь Интернета», «тексты Интернета "полуустного" характера», «современный разговорный язык» .

[Ушаков 2010: 175]. Сходство с разговорным общением придает таким текстам установку на творчество [Горелов, Седов 1997: 138], а воплощение данной установки происходит посредством языковой игры [Лутовинова 2012: 105], понимаемой как «нестандартное использование языковых единиц» [Булыгина, Шмелёв 1997: 8–9] и «категорий для создания остроумных высказываний, в том числе – комического характера» [Сковородников 2003: 802], что предполагает оценку данного акта его адресатом [Гридина 1996: 7] .

Описанный выше процесс оценивается исследователями по-разному. Одним его аспектом является нарушение норм письменной речи в угоду разговорным элементам. Другой аспект – «тенденция к интеллектуализации современной культуры» [Дубина 2013: 178], свидетельством чего, в частности, является словотворчество и образование необычных форм. Явления, которые проистекают из интеллектуализации, «усложняют восприятие информации, делают его многоступенчатым и опосредованным, требуют специальных интеллектуальных усилий и дополнительных знаний и т.п., т.е. в целом делают коммуникацию более содержательной, насыщенной и интеллектуальной, а также психологически более непринужденной, неформальной и многослойной» [Рябцева 2011: 113] .

Возможности исследования таких текстов, по большей части никем не редактировавшихся, представляются уникальными [Магомедова, Слюсарь 2014:

263]. Это записанный и доступный практически всем «поток натуральной речи»

[Мечковская 2009: 441], и без изучения этих текстов знания об языке становятся неполными [Колокольцева 2011: 128], в частности потому, что маргинальные формы, некоторые из которых позже войдут в язык как нормативные, являются свидетельствами о микродиахронических сдвигах в языковой системе [см .

Добрушина 2014, Добрушина, Пожарицкая 2017] .

Инновации, появляющиеся в интернет-текстах, могут представлять собой «формирующийся вариант нормы» [Иткин 2014: 201], а частое их употребления способствует тому, что постепенно их начинают воспринимать не как ненормативные средства экспрессии, а как часть литературного языка [Сафина 2012: 1582–1583] .

Язык интернета, изменения в различных сферах жизни влияют на русский язык [Трофимова 2004: 31; Кронгауз 2009: 9; Трач 2010: 34], а стремление к эмоциональному наполнению интернет-текста [Виноградова 2004: 65] тесно пересекается с отображением оценки, присутствующем в новообразованиях [Загоруйко 2012: 59]. Оценка же, в свою очередь, тесно связана с категорией степеней сравнения и окказионализмами, представляющими собой авторские сравнительные формы с нестандартной словообразовательной базой .

3.2. Нестандартные компаративы, образованные от прилагательных

В современном русском языке категория степеней сравнения, как было показано в первой главе, свойственна только качественным прилагательным и наречиям. При этом существуют различные точки зрения на возможности классификации прилагательных в связи с их градуироемостью, поскольку «качественная основа способствует образованию степеней сравнения, но не обусловливает их категорически» [Пешковский 1956: 82], или, словами Ф .

Лемана, «основы качественных прилагательных обусловливают континуум градуироемости, где на отрицательном полюсе находятся экземпляры основ, которых не используют в сравнительных или других компаративных степенях» .

[Леман 2000: 146] Ф. Леман выделяет три категории прилагательных в связи с их градуироемостью:

1. Относительные прилагательные, которые изначально являются не градуируемыми (не задают шкалу) .

2. Шкалярные прилагательные, или, в терминах А.В. Исаченко [Исаченко 1954: 233–236], качественно-оценочные прилагательные. По Ю.П. Князеву [Князев 2009: 10–11], сюда входят параметрические прилагательные: высокий – низкий, обозначающие признаки, которые можно измерить, и оценочные прилагательные: плохой – хороший .

3. Абсолютные прилагательные, или, по А.В. Исаченко, собственно качественные прилагательные .

Существует еще несколько семантических классификаций имен прилагательных, например, А.Н. Шрамма [Шрамм 1981: 40–42], авторов коллективной монографии «Теория функциональной грамматики. Качественность .

Количественность» [ТФГ 1996: 139–140], Г.И. Кустовой [Кустова 2004: 280–281] [цит.по Федяева 2009: 129–132], однако классификация Ф. Лемана в большей степени, чем остальные, нацелена на связь с категорией степеней сравнения .

Существует большое количество прилагательных, нормативно не имеющих компаратива. А.А. Зализняк выделяет в своем словаре 3877 таких прилагательных, не включая притяжательных. [Рябов 1997: 64] Начнем с рассмотрения качественных (шкалярных и абсолютных) прилагательных .

–  –  –

Шкалярные прилагательные самим своим лексическим значением задают шкалу предицирумого качества, в толковании которого тем или иным способом фигурирует слово 'большой'. Посредством этого они образуют степени сравнения прилагательного, которые тоже задают шкалу. Это прилагательные типа богатый, разумный, быстрый, умный и т.п. Они нормативно отмечаются как образующие формы степеней сравнения .

В приведенной выше классификации Ф. Лемана отражены семантические свойства прилагательных. Однако ограничения на образование степеней сравнения могут существовать по причине особенностей не только семантики, но и структуры слова, а также формальных акцентологических, морфологических и семантических особенностей .

Ниже будут рассмотрены различные группы прилагательных с ограничениями на образование степеней сравнения, будет выявлено, преодолевают ли носители языка данные ограничения, и показано, каковы закономерности образования таких форм. В данном разделе не будут рассматриваться формы на -ей, так же, как и формы с префиксом по-, поскольку его цель – дать представление о степени «повиновения» носителей языка формальным ограничениям в целом. В скобках при каждой лексеме указано количество найденных в текстах интернета компаративов, образованных от этого прилагательного (в том числе равное нулю). Все приведенные примеры, кроме специально отмеченных примеров из исследований других авторов и из НКРЯ, были найдены автором в текстах интернета 1995–2018 гг .

Синтетический компаратив нормативно образуется от прилагательных с основой не на к, г, при помощи суффикса -ее (красивый – красивее), с основой на к, г, х при помощи суффикса -е, причем происходит чередование к//ч, г//ж, //ш.

Не образуют компаратив в силу своего строения следующие качественные прилагательные:

1) Прилагательные с основой на -к:

а) Прилагательные с суффиксом -ск- (всеми его морфами), например, дурацкий (78), братский (8), ребяческий (1), комический (0) .

По определению В.Н. Рябова, прилагательные на -ск- составляют ядро прилагательных, не имеющих компаратив, но имеющих краткую форму, пусть даже и очень окказиональную. При этом легко образовать аналитический компаратив от таких слов, поскольку, пишет исследователь, нетрудно представить себе семантику, стоящую за подобной формой. Однако замена синтетической формы компаратива от подобного прилагательного на аналитическую неравноценна, т.к. синтетические формы, что видно из примеров ниже, намного более выразительны [Рябов 1997: 68] Также можно вмешаться в Сирию, там братский народ, братскее русских на Донбассе .

Наверняка у кого-то завалялись также дурацкие какие-нибудь очки в цветной оправе, чем "дурацкее", тем лучше!

смотрела. ну прям сильно детский.. прям детскее Дивергента и Сумерек))) Дисней - да - жэсть, но еще "детскее" - картун нетворк

б) Прилагательные с суффиксом -оньк- (-еньк-): слабенький (1), маленький (1), мягонький (0), сухонький (0) .

Прилагательные с суффиксом -оньк- образуют компаратив гораздо реже, чем прилагательные на -ск-, причиной чего является, вероятно, перегруженность дополнительной семантики, возникающая при образовании сравнительной формы: не только уменьшительно-ласкательная, но и более интенсивная. К формальному критерию здесь добавляется семантический: наличие семантики субъективной оценки .

Вы, наверное, ещё "маленькее" чем этот хлопец ещё нужно бы прививки, у всех породистых котов и собак иммунитет слабенькее чем у дворовых .

Форма слабенькее, по существу, обозначает то же, что и слабее, однако в первой форме сохраняется уменьшительно-ласкательная окраска слова, и автор, таким образом, имеет возможность выразить свое отношение к объекту высказывания .

в) Сложные прилагательные на заднеязычные согласные -кий, -гий, -хий типа длиннорукий (11), круторогий (3), тугоухий (1) .

Такие прилагательные достаточно редки, а те, что существуют, имеют крайне ограниченную частотность употребления: в словаре О.Н. Ляшевской, С.А .

Шарова они не представлены .

Поляк был выше, длиннорукее, моложе. Мне казалось, что с оптимизмом должен был рваться в бой .

То есть, чем дороже система, тем лучше слух прорезается? И наоборот:

чем дешевле, тем их обладатели тупее и тугоухее, так чтоли?

"Вы политически спекулируете и доказываете еще раз всем людям, что вы бараны", — сказала она. "Только один баран "круторогее" другого", — добавила бывшая летчица .

2) Прилагательные с основой на -ов- и флексией -ой: передовой (11), боевой (6), даровой (5), деловой (4), рядовой (2) и т.п. Такие прилагательные не самые частотные: в списке прилагательных «Частотного словаря современного русского языка» О.Н. Ляшевской, С.А. Шарова [Ляшевская, Шаров] их всего 6 .

Чем деловее человек, тем быстрее он... останецца не у дел?

Глядя на такую сплоченную команду единомышленников - настрой всё боевее и боевее )

3) Некоторые прилагательные с основой на -ный, -ной, -ний: ручной (12; 1 в НКРЯ), больной (10; 2 в НКРЯ); кровный (2); лишний (0), ранний (0) .

Компаративы от них встречаются в том числе в текстах 1855, 1856 и 1970 г.:

Формы одни и те же, и львицы и львы одни и те же, и ежели есть между ними разница, так это только та, что провинциальные львы и львицы немножко ручнее столичных, чего (сколько мне известно) списатели провинциальных балов не заметили. [НКРЯ. Т.Г. Шевченко. Музыкант (1855)] Разве это жестокое обращение, однажды совершённое, тяжелей (не говорю больней) того унижения, в котором влачил его беспрестанно другой мучитель его? [НКРЯ. И.И. Лажечников. Знакомство мое с Пушкиным (1856)] Что может быть народнее идеи мира во всем мире, которой отдал лучшие свои годы и строки Тихонов, что главнее и кровнее ненависти к угнетателям и любви к угнетенным, что необходимее самоотверженности в борьбе против этого зла на земле, за общечеловеческое счастье для всех трудящихся? [НКРЯ .

Дм. Ковалев. Высокая мощь слова // «Огонек». № 13, 1970] провинциальные львы и львицы немножко ручнее столичных, чего [сколько мне известно] списатели провинциальных балов не заметили .

4) Прилагательные с глагольным л: отвислый (2), впалый (2), которых также нет в словаре О.Н. Ляшевской, С.А. Шарова:

Лицо жены исказилось мукой, а щеки стали еще впалее, Она указала в угол, на старенький потертый ППШ.. .

Им в рулевые Азарова, то глаза еще круглее, а уши еще отвислее!

5) Прилагательные на щ: настоящий (191), тощий (23), нищий (17), общий (8), вещий (1) .

Формы сравнительной степени таких прилагательных отмечаются в справочниках как возможные, но редкие, что связано с возникающей при их образовании омонимией с формами прилагательного И.п. ед.ч.

ср.р.:

Значение формальных принадлежностей отвлеченнее, шире, общее (А. М .

Пешковский) [РГ-80] Но на следующий день убедилась, что сон был – «вещее» некуда .

Вот у меня детство было нищее некуда (для городских), жили вчетвером в одной комнате в коммуналке, где еще четверо жили .

– Тощий, тощий! – согласно закивал Пал Палыч, – тощее некуда! – На подножном корму ведь держу! Кормлю его, Рогоносца долбанного, кормлю, а результату ноль!

6) Большинство прилагательных с префиксом не-, полу-, сверх- и т.п. и с подвижным ударением: неправый (250), недобрый (36), непростой (38), неживой (17), немолодой (3); сверхъестественнее (5), сверхновее (2) и т.д .

меня супруга особо не пилит по автопроекту, но чем больше бюджет, тем недобрее реакция Следующий год будет еще непростее и еще насыщеннее.. .

я значит уже не молода.... а через месяц еще немолодее стану.. .

С каких это пор это место не может стать еще сверхъестественнее .

При этом прилагательные с приставкой типа бес- в сравнительной форме приобретают характер литоты, сверх- – гиперболы [Козакова 2000: 171]:

Чем бессловеснее, чем бесправнее артист, тем острее, жгучей внимание к человеку за экранной маской доброго, блаженного идиота .

7) Затруднено образование компаративов с неподвижным ударением на основе в полных и кратких формах, поскольку ударение в форме сравнительной степени может находиться на суффиксе и тогда компаратив противопоставляется по ударению всем остальным формам прилагательного: внятнее (70), связнее (7) .

Поэтому для выражения семантики большей интенсивности чаще используется аналитическая форма .

"Гапликов был гораздо внятнее остальных кандидатов" .

Под действием алкоголя разговор наш становится все связнее и связнее .

8) Некоторые формы синтетического компаратива нормативны, однако малоупотребительны. Это компаративы жесточе (637; 81 в НКРЯ), скользче (14), едче (28), падче (1) и др., которые, по всей видимости, воспринимаются как устаревшие:

Власть понимала, что с ее стороны было бы очень неумно сотворять из 80-летнего Толстого политического мученика (он как бы сам провоцирует правительство на бездействие, публично призывая покарать его, Толстого, как можно жесточе). [НКРЯ. Игорь Волгин. Уйти ото всех. Лев Толстой как русский скиталец // «Октябрь», 2010] Чем выше он поднимался, тем скользче становилась тропа и густел туман .

Стерильны как бинты. Светлы как две луны. Едче кислоты. Циничнее войны .

9) Существует запрет на образование компаративов от фразеологизованных прилагательных из устойчивых выражений: проливной (10), закадычный (8) и т.п .

Поскольку данные прилагательные нормативно не могут появляться вне устойчивых выражений, то и форм степеней сравнения у них не может быть, несмотря на то что они имеют градуируемую семантику.

Однако в узусе данная закономерность нарушается:

Крупная морось сменилась дождем, который становился все проливнее и проливнее .

Хоть тот малой еще — и 18-ти нет, а закадычнее друга у Рудакова не было .

10) Прилагательные субъективной оценки: большущий (1), злющий (1);

огроменный (8), тяжеленный (3), здоровенный (5) и т.п. К этой же группе принадлежат рассмотренные выше прилагательные с суффиксами -оньк-/-еньк- .

Запрет на образование от них компаративов может быть вызван, во-первых, сложностью семантики, как в случае с огроменный, а во-вторых, омономимей с формой И.п. ед.ч. ср.р.: злющее.

Если подобное прилагательное образует компаратив, то форма выражает увеличение интенсивности субъективной оценки, выраженной при помощи суффикса:

Рюкзак показался ещё тяжеленнее, чем был, когда Герка недавно от него освобождался .

Область где я живу намного огроменнее по площади, нежели Лондон.. .

11) Прилагательные, обозначающие слабое проявление признака с суффиксом -оват-: грязноватее (13), глуповатее (8), рыжеватее (4), грубоватее (2) .

Форма типа грязноватее обозначает 'грязновато по сравнению с объектами, о которых говорилось ранее' и служит для уменьшения негативной окраски, которое несет слово грязноватый:

Издание «Тараса» и «Сергеича» серобумажнее, грязноватее, опечаток — бездна .

... пером виднелись светлорыжеватые волосы; брови и ресницы казались еще светлее и рыжеватее на нездоровом цвете ее лица .

12) В данную группу также целесообразно отнести иноязычные прилагательные, которые образуют компаратив по аналогии с русскими словами:

инновационнее (62), хайтековее (14), инвестиционнее (10) .

Образование таких компаративов является свидетельством того, что данное прилагательное уже в определённой мере освоено русским языком:

Ну что еще может быть инновационее, инвестиционнее и «хайтековее»?

(День, 2 июня 2004 г.) [Китанина 2005]

13) Помимо перечисленных выше групп, в РГ-80 есть список отдельных прилагательных, не образующих синтетического компаратива: гордый (45; 28 в НКРЯ), чуждый (17), спорный (16), хворый (13), скорбный (12), злачный (11), бравый (8; 6 в НКРЯ), злостный (10; 1 в НКРЯ), сальный (8; 2 в НКРЯ), смрадный (8; 1 в НКРЯ), склочный (9), внешний (9), тщетный (6), праздный (4; 2 в НКРЯ), куцый (3), мерный (3), чванный (3) .

Причины, по которым от таких прилагательных не должен образовываться компаратив, не совсем ясны. Наиболее вероятным представляется предположение о том, что запрет – дань традиции, а такое ограничение легко преодолевается носителями языка. Такие формы найдены в тексте, имитирующем разговорную речь, созданном еще в 1851 г .

И-и-и, касатик, что ты, опомнись... старее да хворее тебя живут... полно, бог милостив [Григорович Д.И. Прохожий. 1851] Каждый принимал слова егона свой счет, каждый был в ту минуту и гордее, и самодовольнее .

Таких не найдете вы бравых вояк, Бравее, чем мы, не бывает. Врагу не сдается наш гордый варяг .

Выводы по параграфу 3.2.1.1. Итак, формальные ограничения на образование компаратива от качественных градуируемых прилагательных в большинстве случаев легко преодолеваются носителями языка. При этом значение компаратива остается абсолютно стандартным – увеличение интенсивности признака, и синтаксическая функция не отличается от функций стандартных сравнительных форм .

Эта формулировка относится также к тем компаративам, для которых образование сравнительной формы затруднено по причине особенностей семантики, проистекающих из-за наличия определенных структурных составляющих слова (например, в случае с здоровеннее) .

Поскольку данные ограничения обязаны своим происхождением традиции, фонетическим, акцентологическим особенностям слова и – в редких случаях – частично семантике (как, например, в случаях с прилагательными на -оват), – компаративы от перечисленных выше прилагательных могут образовываться достаточно свободно, а частотность их употребления зависит от степени востребованности выражаемой ими семантики .

3.2.1.2. Компаративы, образованные от абсолютных прилагательных Абсолютные прилагательные совместимы с образованием степеней сравнения, однако это образование для них затруднено. Сразу отметим, что под абсолютными прилагательными здесь понимаются только прилагательные в абсолютном значении: так, замшелый в переносном значении в данную группу не входит .

Данные прилагательные обозначают абсолютный признак, а посредством степеней сравнения задается шкала этого признака .

Ф. Леман выделяет три семантических подгруппы абсолютных прилагательных .

а) Прилагательные максимума которые находятся на (полный), максимальном полюсе качества. В формах степеней сравнения степень качества, обозначаемая основой, локализуется ниже максимального полюса, совпадая по значению с элативом .

б) Прилагательные с внутренним, или ингерентным, прототипом (сдержанный), шкала для которых основывается на степени отдаленности качества от прототипа .

в) Прилагательные с внешней, или инферентной, шкалой (северный) .

Это самая большая группа. При восприятии образованных от таких прилагательных степеней сравнения производится инференция шкал различных размеров. Ф.

Леман характеризует несколько групп подобных прилагательных:

– привативные прилагательные (дефицитный, слепой, влажный), положительная степень которых называет наличие или отсутствие конкретной или абстрактной субстанции, а степени сравнения – количественную шкалу этой субстанции. Из этого можно сделать вывод, что, если семантика называет отсуствие чего-либо, это не означает, что у прилагательного не может быть степеней сравнения;

– прилагательные локализации (северный, современный, обыкновенный), положительная степень которых обозначает пространственную, временную или мысленную локализацию, а степени сравнения – пространственную, временную или мысленную шкалу;

– ситуативные прилагательные (пугающий, напуганный), положительная степень которых называет действие или акциональное состояние, а степени сравнения – шкалу интенсивности действия или величину результата;

– прилагательные возможности неотложный), (доступный, положительная степень которых обозначает алетическую возможность или необходимость, а степени сравнения – шкалу потенциала или, соответственно, шкалу потребности [Леман 2000: 148–151] .

3.2.1.2.1. Компаративы, образованные от прилагательных максимума

Поскольку образование сравнительной степени для прилагательных максимума затруднено, следует выяснить, каковы особенности их семантики .

Для этой цели здесь приведено несколько примеров таких компаративов .

Прилагательные максимума: полный (2824; 1344 в НКРЯ); идеальный (2047;

13 в НКРЯ), оптимальный (1260; 8 в НКРЯ), уникальный (519; 6 в НКРЯ), минимальный (50), предельный (13), образцовый (7), максимальный (3), пиковый (2), рекордный (2), крайний (1), нижний (0), верхний (0) и т.п .

Верхний и нижний не имеют синтетических сравнительных форм, что связано не только с их семантикой, но и с морфонологическими причинами:

*верхнее будет омонимично форме среднего рода .

Крайний, однако, все же образует компаратив, и этот компаратив в приведенном далее примере характеризует максимально возможное и отрицательно оцениваемое свободолюбие:

Я ни от кого и ни от чего не хочу быть зависимой... – Крайнее свободолюбие! – Самое крайнее. – Но можно найти ещё крайнее. – …Можно даже стать в независимость от здравого смысла. – …Я, пожалуй, лучше соглашусь и на это! .

Эта стратегия предполагает, что чем сложнее геологические условия (ситуация), тем уникальнее сочетание геологических тел и явлений. [НКРЯ .

Информационная технология ситуационного анализа пространственной геоинформации (2002) // «Геоинформатика», 2002.06.26] Такие компаративы перестают обозначать крайние точки шкалы, а становятся названиями отношения сравнения некоторого спектра объектов, среди которых один может быть «уникальней» другого. Иными словами, прилагательное обозначает не полюс максимума, а положение вблизи него .

3.2.1.2.2. Компаративы, образованные от прилагательных с ингерентным прототипом Одним из ярких примеров прилагательных с ингерентным прототипом являются прилагательные цвета. Кроме того, к ингерентным прилагательным также относят прилагательные, обозначающие черты характера человека. Ниже приведены примеры таких компаративов на -ее, образованных от них .

Спокойнее (95004; 2900 в НКРЯ), сознательнее (1344; 64 в НКРЯ), нагляднее (5718; 226 в НКРЯ), отдельнее (75; 4 в НКРЯ); зеленее (17278; 76 в НКРЯ), голубее (3883; 35 в НКРЯ), желтее (2295; 69 в НКРЯ), краснее (2652; 209 в НКРЯ), синее (705; 308 в НКРЯ), фиолетовые (484), оранжевее (121), русее (3), карее (2) и т.д .

В РГ-80 отмечается, что прилагательные цвета нормативно не могут образовывать синтетический компаратив; однако поскольку каждое прилагательное обозначает не просто один цвет, а некоторый спектр, то естественно, что один цвет, входящий в этот спектр, может быть ближе к идеалу в представлении говорящего, чем другой. Как пишет Ю.П. Князев, «значения прилагательных цвета характеризуются большей или меньшей размытостью и частично пересекаются» [Князев 2007: 191]. Из-за этого носители языка образуют формы зеленее, желтее, белее и т.д .

Так, компаратив от прилагательного зеленый – зеленее встречается в НКРЯ 76 раз, более зеленый – 17 раз, позеленее – 2 раза.

В приведенном выше значении синтетический компаратив встречается 71 раз, аналитический – 8 раз:

Наш пенсионер хочет тишины и покоя: лежать на диване, смотреть «Кривое зеркало» и ворчать, что раньше трава была зеленее, молодежь нравственнее, а куры толще. [НКРЯ. Дарья Золотухина.

Любить тело, есть рыбу и уважать врача // «Русский репортер», 2012] Также компаратив прилагательного цвета может выражать преобладание определённого цвета в неоднотонном объекте, но такое значение встречается реже (5 раз для зеленее, 6 раз для более зеленый):

На сей раз долина много зеленее, пышнее, приветливее. [НКРЯ. П.К .

Козлов. Географический дневник Тибетской экспедиции 1923–1926 гг.

№5 (1926)] Помимо этих двух прямых значений, данный компаратив может иметь переносное значение, но оно появляется только в формах позеленее и более зеленый и всего по одному разу:

Сейчас больше чем когда-нибудь нужны. Давай сюда молодежь, позеленее которая. Они у тебя населах влево гнут, в коммуну, им в колхозе тесно. [НКРЯ .

Н.А. Островский. Как закалялась сталь (1930–1934)] Великая Отечественная войнаопоганена тыловыми трусами из зелеными юнцами из программ телевидения и еще более зелеными нигилистами из неистового «Московского комсомольца», нравственность втоптана в нечистоты резвыми лапками грызунов, забравшихся в редакторские кабинеты многочисленных разноцветных изданий… [НКРЯ. коллективный. Новогодние пожелания VII съезда российских писателей // «Огонек». № 1 (3311), 1991 К этой же группе относятся семантически связанные прилагательные, имеющие ограниченную сочетаемость: гнедой, карий, русый .

Нам не встретились компаративы от прилагательных, называющих масть лошадей, что связано, вероятно, с их относительно малой употребительностью .

Однако прилагательные русый, карий образуют компаратив, который, так же как и компаратив, образованный от прилагательного, обозначающего цвет, имеет семантику 'большая близость к идеалу русого/карего' .

Очень религиозен, в квартирке, бедной и всегда тепло-сырой, всегда горит лампадка, и это опять как-то хорошо, пошло связывается с его иконописностью, с его лицом христосика, с его бородкой (которая светлее, русее, чем волосы на голове). [НКРЯ. И.А. Бунин. Дневники (1911–1919)] глаза самые что ни на есть карие, карее некуда .

3.2.1.2.3. Компаративы, образованные от прилагательных с инферентной шкалой

а) Компаративы, образованные от привативных прилагательных Целесообразно разделить привативные прилагательные на несколько групп .

1) Прилагательные женатый (8), беременный (8), холостой (1) .

По нашему мнению, данные прилагательные не могут указывать увеличение интенсивности называемого ими признака. Они обозначают определенное состояние, которое либо свойственно человеку, либо нет. Иначе говоря, это привативные прилагательные, сравнительная степень которых обозначает количественную шкалу того, что называет положительная степень. Таким образом, значение переводится в параметрическую плоскость и, следовательно, получает возможность становиться более интенсивным.

Чаще всего компаративы от данных прилагательных обозначают продолжительность пребывания в названном состоянии:

Вошли две женщины. Одна беременней другой. [НКРЯ. Никита Богословский. Заметки на полях шляпы (1997)] Моя лучшая подруга была на месяц беременнее меня, мы с ней все вместе и отходили .

Или степень соответствия человека данному состоянию, и в этом случае их семантика похожа на семантику прилагательных с ингерентным прототипом:

Человек, признающий свою ошибку, когда он прав, – женатый. PS ЧУВствую становлюсь женатее чтоли!!!

Или же такие компаративы представляют собой языковую игру, которая (например, в случае с женатый) выражает, по всей видимости, эмоциональное отношение носителя языка к большому количеству женатых и увеличивающееся разочарование по этому поводу:

Мужиков вокруг всё меньше и меньше – особенно если трудишься ты в женском коллективе – и они всё женатее и женатее .

2) Прилагательные, обозначающие признак по отсутствию нормы: лысее (83), пустее ('ничем не заполненный') (24), мертвее ('умерший, лишенный жизни') (13), вдовее (8), босее (7), глухее ('лишенный слуха') (6), слепее (6), голее ('раздетый, нагой') (4), хромее (3), нагее (2), немее (1), полее (1), косее ('косоглазый') (0), кривее ('ослепший на один глаз') (0) .

Данные привативные прилагательные, например, слепой, в форме сравнительной степени также фактически начинают обозначать не наименование признака, который не может изменяться, поскольку он обозначает отсутствие, а целый спектр, в который входят понятия от 'очень плохо видящий' до 'не видящий совсем', или, в терминах Ф.

Лемана, положение вблизи полюса максимума:

Ведь я ещё "слепее" тебя (-10) и хотелось бы дочу свою увидеть во всей красе :)) Данное значение может быть зафиксировано в словаре: так, в словаре Ушакова приводится для слепой значение 'близорукий' с пометкой «разг.шутл.» .

Однако подобных примеров с прямым значением немного, и в НКРЯ они не встречаются.

Гораздо чаще данные формы употребляются в переносном значении, и в таком случае они перестают быть нестандартными:

О, весьма может быть, что всё это у них от избытка хороших желаний и от великодушного, но огорченного чувства новейшими безрассудствами; но всё же они иногда слепее даже новейших прямолинейников. [НКРЯ. Ф. М .

Достоевский. Дневник писателя. 1876 год (1876)] Такие прилагательные также часто появляются в конструкциях типа «куда уж + компаратив», «компаратив + нет/не бывает» и т.п., выражая, по словам Н.С .

Федотовой, не только компаративную, но и причинно-следственную семантику [Федотова 2003: 65] соответствия идеалу, ср.:

Тань про "полый тетраэдр", мы же с тобой давно смотрели? тетраэдр это в принципе четыре вихря по граням, помнишь? куда уж "полее"?)) В некоторых случаях такая семантика может быть выражена без помощи данных конструкций:

Раньше трава была зеленее, а Хаус хромее .

3) Компаративы от прилагательных с суффиксом -ат- типа полосатее (369), зубатый (4), крылатый (1) .

Поскольку семантика данных прилагательных не предполагает увеличения интенсивности признака, а обозначает наличие определенной субстанции, это привативные прилагательные.

РГ-80 отмечает такие прилагательные не как запретные, но как редкие:

Это—зебра. …Ну и цаца! Полосатее матраца. [Маяковский В.В. Что ни страница, то слон, то львица. 1926] Нацелены, сомнений нет, В Нью-Йорк одиннадцать ракет, Одна крылатее другой, Стартуют через Интернет!

Остальные прилагательные с -ат- свободно образуют компаратив:

мохнатее .

б) Компаративы, образованные от ситуативных прилагательных Ситуативные прилагательные обозначают действие или акциональное состояние. РГ-80 называет их «причастиями в адъективном знач. с суф. -ущ-, -ащ-,

-|о|м- и -т-», а компаративы от них обозначают шкалу интенсивности действия или величину результата:

Женщины умнее и любящее (В. Белинский);

Твой взор открытей и бесстрашней (Фет) .

Более подробно данные прилагательные будут рассмотрены в разделе, посвященном причастиям .

Выводы по параграфу 3.2.1. Абсолютные прилагательные делятся на несколько видов, для каждого из которых характерен свой тип семантики и определенная схема изменения значения при образовании компаративов .

Компаративы от прилагательных максимума (полнее) называют отношение сравнения некоторого спектра объектов, близких к полюсу максимума .

К ингерентным прилагательным относят прилагательные, обозначающие черты характера человека (спокойнее), а также прилагательные цвета (зеленее), компаративы от которых обозначают близость качества к прототипу .

Компаративы от прилагательных цвета к тому же могут иметь значение преобладания определённого цвета в неоднотонном объекте или переносное значение (молодежь зеленее) .

К абсолютным прилагательным с инферентной шкалой относятся ситуативные прилагательные (любящее), прилагательные возможности (возможнее) и локализации (обыкновеннее) и привативные прилагательные .

Компаративы от привативных прилагательных делятся на несколько типов:

компаративы типа беременнее, обозначающие продолжительность пребывания в названном состоянии или степень соответствия человека данному состоянию, и в последнем случае их семантика похожа на семантику прилагательных с ингерентным прототипом; компаративы типа слепее, обозначающие в данной форме не отсутствие признака, а положение вблизи полюса максимума, и компаративы типа полосатее .

3.2.2. Компаративы, образованные от относительных прилагательных

1) Список компаративов

Синтетические компаративы:

Русскее (197), европейскее (105), социальнее (69), китайскее (45), классическее (42), морскее (40), мужскее (38), православнее (38), городскее (33), немецкее (29), массовее (25), железнее (26), домашнее (25), детскее (22), литературнее (21), зимнее (21), денежнее (19), национальнее (18), английскее (17), знакомее (17), японскее (17), историческее (15), деревяннее (14), украинскее (14), государственнее (13), природнее (13), американскее (12), семейнее (12), космическее (12), московскее (11), гражданскее (11), золотее (10), философскее (10), российскее (9), французскее (9), еврейскее (8), человеческее (7), партийнее (7), христианскее (7), автомобильнее (7), стекляннее (7), британскее (7), театральнее (6), электроннее (6), химическее (5), международнее (5), советскее (5), иностраннее (5), медицинскее (5), коммерческее (5), верховнее (5), общественнее (4), региональнее (4), рыночнее (4), президентскее (4), коллективнее (4), структурнее (4), техническее (3), по-городскее (3), леснее (3), генеральнее (3), сельскее (3), каменнее (3), зарубежнее (3), ядернее (3), теоретическее (3), конституционнее (3), польскее (3), двойнее (3), психическее (2), компьютернее (2), итальянскее (2), военнее (2), информационнее (2), по-немецкее (2), федеральнее (2), женскее (2), ночнее (2), уголовнее (2), помужскее (2), практическее (2), деловее (2), церковнее (2), столичнее (2), коммунистическее (2), демократическее (2), экологическее (2), окончательнее (2), железнодорожнее (2), правительственнее (2), кожанее (2), мировее (1), физическее (1), отечественнее (1), по-женскее (1), административнее (1), политературнее (1), сегодняшнее (1), промышленнее (1), поденежнее (1), покитайскее (1), оклассическее (1), похимическее (1), строительнее (1), электрическее (1), стратегическее (1), постратегическее (1), чеченскее (1), социалистическее (1), законодательнее (1), царскее (1), сплошнее (1), сталинскее (1), сельскохозяйственнее (1), сибирскее (1) .

Аналитические компаративы с более:

Более русский (1839), более человеческий (1354), более европейский (1129), более домашний (893), более философский (872), более социальный (783), более детский (781), более демократический (780), более литературный (729), более денежный (706), более женский (416), более физический (392), более коммерческий (365), более электронный (356), более правый (350), более православный (321), более технический (215), более городской (203), более мужской (197), более американский (195), более христианский (194), более гражданский (178), более природный (175), более национальный (159), более практический (153), более английский (149), более стратегический (147), более советский (134), более немецкий (129), более театральный (119), более рыночный (114), более информационный (98), более морской (98), более итальянский (93), более общественный (87), более европейский (78), более китайский (77), более экологический (78), более промышленный (73), более промышленный (70), более структурный (59), более французский (56), более японский (55), более церковный (54), более украинский (45), более международный (46), более столичный (43), более коллективный (41), более государственный (40), более британский (39), более иностранный (38), более коммунистический (38), более электрический (38), более окончательный (35), более российский (29), более социалистический(27), более ночной (22), более региональный (21), более сельский (21), более военный (21), более химический (20), более лесной (19), более медицинский (18), более психический (16), более московский (14), более сплошной (11), более партийный (10), более кожаный (10), более польский (9), более конституционный (8), более царский (8), более деревянный (7), более компьютерный (7), более президентский (6), более стеклянный (6), более каменный (5), более сегодняшний (5), более ядерный (4), более правительственный (4), более мировой (4), более административный (4), более золотой (10), более верховный (3), более железный (2), более генеральный (2), более зарубежный (2), более федеральный (2), более сталинский (2), более законодательный (1), более сельскохозяйственный (1) .

Аналитические компаративы с менее:

Менее литературный (115), мене денежный (94), менее коммерческий (40), менее православный (27), менее социальный (18), менее электронный (13), менее русский (12), менее европейский (10), менее детский (10), менее городской (7), менее еврейский (7), менее мужской (6), менее украинский (6), менее общественный (6), менее японский (5), менее государственный (5), менее исторический (5), менее партийный (4), менее китайский (3), менее английский (3), менее семейный (3), менее морской (3), менее христианский (3), менее рыночный (3), менее коллективный (3), менее структурный (3), менее национальный (2), менее природный (2), менее российский (2), менее британский (2), менее московский (1), автомобильный (1), менее советский (1) .

Количество относительных прилагательных, образующих синтетический компаратив: 106, аналитический компаратив с более: 90, аналитический компаратив с менее: 33 .

Суммарное количество синтетических компаративов: 1269, в том числе 13 с префиксом по-, аналитических с более: 15917, аналитических с менее: 425 .

Самые частотные компаративы: русскее (197; 173 позиция в словаре 2 ), европейскее (105; 1158 позиция в словаре), социальнее (69; 1459 в словаре); более русский (1839; 173 позиция в словаре), более человеческий (1354; 555 позиция в словаре), более европейский (1129; 1158 позиция в словаре); менее литературный (115; 1439 позиция в словаре), мене денежный (94; 2026 позиция в словаре), менее коммерческий (40; 1982 позиция в словаре) .

2) Морфонология Образование синтетических форм сравнительной степени от относительных прилагательных сопровождается стандартными морфонологическими процессами:

если основа оканчивается на твердый согласный, то происходит смягчение данного согласного при присоединении суффикса -ее (денежнее, домашнее), в том числе если основа оканчивается на заднеязычный, что случается очень часто:

классическее, японскее .

3) Семантика Разные исследователи по-разному относятся к проблеме образования степеней сравнения от относительных прилагательных. В большой степени это зависит от подхода к определению того, что такое относительное прилагательное .

Некоторые исследователи, например, А.В. Исаченко, отмечают абсолютную невозможность образования степеней сравнения от относительных прилагательных, поскольку подходят к данному вопросу с семантической точки Здесь и далее в списках самых частотных компаративов указана позиция слова, от которого образована форма сравнительной степени, в общем частотном списке лемм Частотного словаря современного русского языка (на материалах Национального корпуса русского языка) О.Н. Ляшевской, С.А. Шарова .

зрения [Исаченко 1954: 236]. Иными словами, относительными являются только прилагательные в относительном значении .

Представителем другого подхода является А.М. Пешковский, который определяет относительные прилагательные с формальной точки зрения, в качестве дериватов от существительных и других частей речи. Поэтому он отмечает, что все относительные прилагательные могут образовывать степени сравнения [Пешковский 1956: 82] .

В данной работе принята следующий подход к данному вопросу: поскольку у относительных прилагательных основное значение относительное, а качественное, если оно есть, дополнительное, то качественное значение является всего лишь значением, а не отдельным прилагательным .

Здесь не рассматриваются случаи, когда слово, изначально относительное, с течением времени развивает качественность. Этот процесс все время идет в языке [Санников 1999: 72], и случаи, когда компаратив образуется от прилагательного, приобретшего качественное значение, исключены из общего числа форм (см .

выше) .

Также здесь не рассматриваются окказиональные качественные значения, которые отсутствуют в словарном значении лексемы, но появляются в отдельно взятом контексте, например, в поэтической речи. Так, Н.Г. Бабенко, описывая форму каменнее в произведениях В. Брюсова и Б. Пастернака, отмечает высокую степень ее окказиональности и появление в контексте новых значений слова, сильно отличающихся от словарных [Бабенко 1997: 53] .

Относительные прилагательные в своем основном значении обозначают «признак предмета по отношению к тому, что названо мотивирующим словом» .

Относительные прилагательные были разделены нами на несколько семантических групп, с которыми были соотнесены образованные от них компаративы:

1) Компаративы, образованные от прилагательных, обозначающих признак предмета по отношению к другому предмету:

У Вас полы деревяннее всех деревянных полов на всём нашем форуме .

А куда там ещё "морскее" Филипин .

Русская кухня теперь в 100 раз французскее чем французская!

воспоминаниях приводит следующее образное сравнение: Вторая сестра Дия ( Конкордия ) имела более женский облик, но своею внешностью напоминала куклу домашнего производства Польша постепенно вернется к более демократическим формам правления, вероятно, к чему-то среднему между крайним либерализмом от разных музыкантов и новыми песнями – это уже был более электронный, но всё также невкусный пост-рок .

Прилагательные первой группы – деревянный, морской, демократический – близки по значению к привативным прилагательным. Можно сказать, что морской указывает на наличие моря, деревянный – дерева, демократический – демократии .

Однако схема изменения их семантики при образовании компаративов скорее схожа со схемой изменения семантики при образовании сравнительной степени прилагательных с ингерентным прототипом. Напомним, что положительная степень привативных прилагательных называет наличие или отсутствие конкретной или абстрактной субстанции, а степени сравнения – количественную шкалу этой субстанции, а прилагательные с ингерентным прототипом образуют компаративы, шкала для которых основывается на степени отдаленности качества от прототипа .

Такие компаративы построены от прилагательных в их прямом, относительном значении [Воротников 1992: 117-118]. При этом, как можно видеть из толкования их значения, они приобретают семантику абсолютных прилагательных, которые, в свою очередь, являются подвидом качественных прилагательных. Следовательно, данная группа компаративов от относительных прилагательных сближается по значению с нормативными компаративами .

Кроме того, прилагательные этой группы подразумевают наличие определенных качеств, соотносящихся с названным ими признаком:

Будем надеяться, что дальше станет ещё российскее, проще и дешевле .

Более четко это проявляется в семантике аналитических компаративов:

Более христианского человека я в своей жизни не встречал .

Вновь котенок. Теперь он(а) стал(а) более философским существом, вечные отказы людей, к которым она ластилась.. .

Но там дизайн еще более японский и легкий .

Госсекретарь Джон Керри сказал Немцов было совершено на «более демократической, процветающей, открытой России и прочных отношений

2) Компаративы, образованные от прилагательных, обозначающих место и время:

Чем дальше от Зеленого Лабиринта, тем подмосковнее становился лес Ищу довоенные километровки и полукилометровки Валуйского и Вейделевского районов. Чем "довоеннее", тем лучше .

Band - это уже почти архетип. И что могло быть более петербургским, чем программа с их концертом .

Всё же... ожидал увидеть что-то более московское. А получилось как-то по-питерски, другого слова даже не подобрать .

купить йогурт, а мне продали снежок. Успешно) Объяснили, что он более сегодняшний. Рекламам, что меня чему-то научат, давно не верю .

Их семантика приближается к семантике прилагательных локализации, положительная степень которых обозначает пространственную, временную или мысленную локализацию, а степени сравнения – пространственную, временную или мысленную шкалу. Однако эти компаративы также имеют семантику близости к прототипу.

Следовательно, замечание, высказанное нами насчет первой группы компаративов от относительных прилагательных, относится и к данной группе: по крайней мере часть из них подразумевает определенные качества, связанные с названным признаком; следовательно, именно на эти качества и указывает сравнительная степень:

Это уходит в прошлое. Журналы становятся все более московскими. А Дружба народов журнал непредсказуемый .

Погода у нас более лондонская, чем в туманном Альбионе .

И это, пожалуй, делает его более сегодняшним, современным - как раз то, чем и известен режиссер Лурман

3) Компаративы, образованные от прилагательных, обозначающих действие (перекидной (0), нагревательный (0)) .

Компаративы, образованные от прилагательных, обозначающих 4) количество (двойной (0)) .

Для прилагательных из двух последних групп нами не было найдено компаративов .

Помимо отмеченных выше случаев, существуют примеры, в которых компаративы, образованные от относительных прилагательных, называют возрастание количества того, что названо мотивирующим прилагательное существительным [Бабенко 1997: 54]: сосновее – 'с большим количеством сосен', автомобильнее – 'с большим количеством автомобилей', однако употребления с такой семантикой встречаются довольно редко. Интересно, что существительное, образующее подобный компаратив, может быть вещественным (более стеклянный

– 'содержащий большее количество стекла'):

С каждым днем мы погружаемся во все более стеклянный и металлический мир .

Блогеры спорят: что "автомобильнее" - Токио или Владивосток .

"Дубки" - обычный большой парк, Курорт уютнее, сосновее .

Интересно также, что аналитические компаративы имеют такую семантику чаще, чем синтетические:

формирования Совфеда должен стать более демократичным, а сама верхняя палата - "более региональной" по составу. .

Теперь стараюсь держаться в более женской компании.. .

Ювелирные эмали - более стеклянные, более легкоплавкие и часто довольно прозрачные: конечно, очень красиво Обращает на себя внимание также группа компаративов типа фруктовее со значением 'ближе к идеалу фруктов', ночнее – 'ближе к идеалу ночи', более московская – 'ближе к идеалу Москвы':

Мята становится «более мятной», а фрукты – еще «фруктовее» .

Насколько это хорошо, широкой общественности, опять же, неизвестно Действительно, ночь становилась все темнее, все ночнее и ночнее — смотри, изучай, постигай самого себя, кто мешает?

До метро 5 мин прогулка. Такая Москва более московская что ли.. .

а также типа командиристее, травянистее. Их семантика соотносится в большей степени с семантикой существительного, чем прилагательного [Приходько 2007: 92], так же, что будет показано в параграфе 3.2.3, как и семантика форм типа отцовее, которые на первый взгляд кажутся образованными от притяжательных прилагательных .

4) Синтаксис Синтаксические функции относительных прилагательных в форме компаратива совпадают с функциями компаративов от градуируемых качественных прилагательных .

Выводы по параграфу 3.2.2.

Компаративы, образованные от относительных прилагательных в их относительных значениях, достаточно частотны и имеют разнообразные значения:

1. Возрастание количества того, что названо мотивирующим прилагательное существительным: курорт сосновее .

2. Временную или пространственную шкалу: что-то более сегодняшнее .

3. Количественную шкалу признака, на наличие которого указывается в позитиве: полы деревяннее .

Помимо этого, компаративы, имеющие 2 и 3 тип семантики, могут быть соотнесены также с прилагательными с ингерентным прототипом и указывать, таким образом, на большую близость к прототипу названного ими признака .

Таким образом, в процессе образования компаратива прилагательное, имевшее относительное значение, сближается по семантике с подвидом качественных прилагательных – абсолютными прилагательными .

Такие сравнительные формы не имеют характерных морфонологических и синтаксических особенностей, которые отличали бы их от нормативных компаративов .

3.2.3. Компаративы, связанные с притяжательными прилагательными Притяжательные прилагательные имеют семантику 'признак предмета посредством называния принадлежности предмета'. Хотя нормативно они не образуют компаратив, Ю.Л. Воротников считает, что семантика притяжательных прилагательных вполне совместима с семантикой сравнения: Этот рисунок больше сестрин, чем мой, я его только чуть-чуть подправил. Ведь для значения притяжательности тоже возможна градация: в приведенном выше примере доля участия сестры в создании рисунка и, следовательно, степень принадлежности рисунка сестре является большей, чем степень принадлежности рисунка автору высказывания (примеры из [Приходько 2007, Воротников 1992]). Хотя, как будет показано ниже, семантика таких компаративов свидетельствует о том, что они по большей части образованы не от притяжательных прилагательных, а от качественных и относительных прилагательных или же вовсе от другой части речи. Ниже дан полный список компаративов, которые формально могли бы быть образованы от притяжательных прилагательных. Их разделение по семантике и производящей базе будет произведено далее, в разделе «Морфонология и семантика». Там же будут указаны самые частотные компаративы и общее их число. Приводимые здесь синтетические компаративы разделены на две группы:

компаративы, имеющие в своём составе суффиксы -ов, -ин, и компаративы на -ий .

1) Список компаративов

Синтетические компаративы:

Отцовее (43), хамовее (27), дедовее (10), поотцовее (9), похамовее (8), стариковее (6), хамовей (5), отцовей (5), Христовее (5), постариковей (4), свекровее (4), стариковей (3), подедовей (3), филькинее (2), сукинее (2), прокрустовее (2), поотцовей (2), ахиллесовей (2), пирровее (2), подедовее (2), братовее (2), чертовее (2) - от чертовый тоже, чертовей (2), авгиевее (2), пирровей (1), филькиней (1), сукиносынее (1), теткинее (1), сизифовее (1), ахиллесовее (1), сыновее (1), вороновее (1), буридановее (1), бабушкинее (1), сестринее (1), папинее (1), гордиевее (1) .

Дурее (255), крысее (55), сучее (35), лисее (23), коровее (22), рыбее (15), волчий (12), баранее (12), волчее (8), рачее (7), девчачее (7), козий (7), скотее (5), драконее (4), собачее (3), гадючее (3 от гад, гадость), вражий (2), рыбачее (2), карасее (2), мужичее (2), бычее (2), цыплячее (2), поросячее (2), петушее (2), рысее (1), казачее (1), лягушачее (1), щучее (1), утячее (1), мышее (1), медвежий (1), тараканее (1 (от тьмутаракань)), бакланее (1) .

Аналитические компаративы:

Более медвежий (21), более мамин (17), более папин (10), более птичий (9), более собачий (4), более филькина (2), более рыбий (2), более лисий (2), более козий (2), более волчий (2), более гордиев (1), более вражий (2), более Божий (2), более акулий (1), более бараний (1), более олений (1), более тюлений (1) .

По объясненным ниже семантическим причинам подсчет общего количества компаративов в данном параграфе не производился .

2) Морфонология и семантика Притяжательные прилагательные образуются при помощи суффиксов -ин-, нин-, -ов-, -ев-, -ий-. На первый взгляд для прилагательных с каждым из этих суффиксов находится синтетический компаратив:

А может ли быть у ребенка два отца? И кто из них будет "отцовее"?

Но есть, есть индивидуумы, считающие своих тараканов тараканее других тараканов. Самыми тараканистыми своих считают .

Новый супергерой - Человек-человек. Когда-то он был обычным человеком, но потом его укусил человек, и он стал еще человечее!

Однако семантика данных компаративов показывает, что их базой является существительное. Ср. стариковее – 'в большей степени старик(и)', отцовее – 'в большей степени отец' и т.д. Компаративы от существительных с подобной семантикой весьма продуктивны, ср. жизнее, любвее, травее, центрее, и их значения подробно рассмотрены в параграфе 3.4. Семантика сравнительных форм типа отцовее, таким образом, соотносится с семантикой отсубстантивных компаративов, поскольку они указывают на большую интенсивность всего комплекса качеств, обозначенных существительным, и в определенной степени с семантикой прилагательных с ингерентным прототипом, поскольку имеют семантику большей близости к прототипу того, что названо словом-базой .

Следовательно, компаративы, которые на первый взгляд образованы от притяжательных прилагательных, на самом деле разумно трактовать как имеющие базой существительные (Х) и обозначающие 'в большей степени X / ближе к идеалу Х-а'. При этом могут добавляться специфические интерфиксы, такие, как -ов, -ев, -ин, -нин, -ий. При образовании сравнительной степени последний согласный в данных интерфиксах смягчается: отцовее .

Сходным образом можно трактовать некоторые компаративы, базой которых, как кажется, является относительное прилагательное, но которые на самом деле образованы от существительных. Это компаративы типа фруктовее, ночнее, травянистее, французскее, российскее и т.п. Следовательно, при образовании компаратива от существительного может прибавляться интерфикс ист, -аст, -н, -ск и т.п.

Иногда носитель языка может образовывать компаративы от существительного с каждым из этих суффиксов, употребляя такие сравнительные формы в одной фразе как синонимичные:

Что японские старики стариковее или старрикастее?

Так что кто из вас двоих оказался большей «лососей» -- еще вопрос .

«Лососее» или «лососистее» — это одно и то же?

Однако не все компаративы, по своим структурным особенностям кажущиеся похожими на притяжательные прилагательные, образованы от имени существительного.

Прилагательные на -ий, во-первых, могут иметь описанную выше семантику 'в большей степени Х', 'большая близость к идеалу Х-а' и быть образованы от существительного:

Других таких дур, как мы, не найдешь, — скорбно вторила ей Безмочалкина .

— Надо бы дурее, да некуда .

И, во-вторых, они могут быть образованы от притяжательных прилагательных, перешедших в относительные или качественные прилагательные .

Например:

Но зато теперь мои бровки ещё лисее и прекраснее .

Семантика таких прилагательных обозначает большую интенсивность названного градуируемого признака:

и ощущения другие! Чувствуешь мягкость в мышцах, походка становится другой более кошачьей что ли Особый интерес представляют формы аналитического компаратива более мамин, более папин, более божий. Если остальные аналитические формы сравнительной степени выражают увеличение интенсивности названного качественного признака, то именно три упомянутых выше компаратива ближе всего к выражению семантики притяжательного прилагательного. Особенно показателен в этом отношении компаратив более Божий, ср.:

Так все страны - Божии. Но некоторые видимо более Божии чем другие :)

Хотя вроде все мы - народ избранный .

Естественный же, не противный Божиему закону, но более Божий закон есть, закон естественный, изображенный на скрижалях .

В данных примерах компаратив указывает на большую степень принадлежности Богу страны или закона по сравнению с другой страной или законом. В то же время можно сказать, что отношение, обозначенное данным прилагательным, – не принадлежности, а просто связи и, таким образом, оно относительное, а компаратив, образованный от данного прилагательного, близок по значению с компаративом от привативного прилагательного .

Более мамин и более папин могут употребляться как контекстные антонимы, имея при этом значение 'более связанный с мамой/папой', или, иными словами, приобретая относительное значение, которое в процессе образования компаратива трансформируется сходным образом со значением привативного прилагательного, приобретая шкалу:

Один сын более папин, а другой мамин... :-) .

Еще один подтип рассматриваемых в данном параграфе компаративов – это образованные от прилагательных, связанных с именем собственным и входящих в состав устойчивого сочетания: ахиллесова пята, гордиев узел, авгиевы конюшни, филькина грамота, сизифов труд, буриданов осел, пиррова победа .

Притяжательные прилагательные из устойчивых выражений в форме компаратива синонимичны компаративам от качественных прилагательных: ахиллесовее – более уязвимое (например, место), сизифовее – более безрезультатный (труд), чем, например, место или труд, названные ранее.

В предложении, содержащем компаратив от данных прилагательных, вторая часть фразеологизма – существительное – может вовсе не упоминаться:

Казалось бы, куда уж бестолковее/маразматичнее/сизифовее?

Компаративы от прилагательных из таких фразеологизмов могут иметь значение всего устойчивого сочетания в большей степени. В предложении Чем вокруг авгиевее, тем экология фиговее .

авгиевее обозначает 'большую интенсивность признака, который обозначен в сочетании «авгиева конюшня»', что по сути своей является семантикой сравнительной степени от качественного градуируемого прилагательного .

3) Синтаксис Синтаксические функции описанных выше компаративов не отличаются от функций относительных компаративов, описанных выше, и отсубстантивных компаративов, которые будут рассмотрены ниже .

Выводы по параграфу 3.2.3. Компаративы, которые по своим внешним признакам (например, наличию характерных суффиксов) кажутся имеющими своей базой притяжательные прилагательные, можно разделить на несколько групп .

1. Компаративы, имеющие своей базой не прилагательное, а существительное, и образованные при помощи интерфиксов, формально совпадающих с суффиксами притяжательных прилагательных: отцовее от отец .

2. Компаративы, образованные от притяжательных прилагательных в качественном градуируемом значении: более кошачья походка .

3. Компаративы, которые образованы от притяжательных прилагательных в их прямом значении и обозначают большую степень принадлежности чего-либо кому-либо: более Божий, более мамин, более папин. Однако если считать, что прилагательные Божий, мамин, папин приобрели в контексте относительное значение, то компаративы от них можно истолковать через призму значения привативных прилагательных .

4. Компаративы, образованные от притяжательных прилагательных из устойчивых сочетаний типа сизифов труд – сизифовее имеют значение качественных градуируемых прилагательных .

Выводы по параграфу 3.2. По классификации Ф. Лемана, существует три типа прилагательных по градуируемости: относительные, шкалярные и абсолютные .

Для шкалярных прилагательных ограничение на образование синтетического компаратива связано прежде всего с формальными, чаще всего структурными, особенностями. Если основа прилагательного оканчивается на -к (с суффиксами -ск, -оньк-; -кий, -гий, хий в сложных прилагательных), -ов(ой), -щ, глагольный -л, в некоторых случаях – на -ный, -ной, -ний или (в большинстве случаев) имеет подвижное ударение и начинается с префикса не-, полу-, сверх- и т.п., то компаратив они не образуют. Затруднено, но не запрещено образование сравнительных форм для прилагательных с неподвижным ударением на основе в полных и кратких формах, Малоупотребительны компаративы от прилагательных на типа жесточе. Семантической связанностью фразеологизованных

-к прилагательных объясняется запрет на образование от них компаратива, причем как синтетического, так и аналитического. Синтетические формы сравнительной степени не образуют также прилагательные субъективной оценки, слабого проявления признака с суффиксом иноязычные прилагательные,

-оват, недостаточно освоенные русским языком, а также некоторые другие прилагательные типа скорбный .

Примечательно, что для каждой из перечисленных выше групп существуют примеры прилагательных, нарушающих данные формальные ограничения .

Степень необычности таких форм не очень велика, поскольку семантика, названная прилагательными такого типа, изначально может быть градуируемой .

Носитель языка преодолевает только фонетический, акцентуационный или традиционный запрет .

Относительные прилагательные в своих относительных значениях нормативно не образуют компаратив, однако сравнительные формы, имеющие своей базой такие прилагательные, достаточно частотны. Так, из 200 относительных прилагательных 106 образуют синтетический компаратив, 90 – аналитический с более, 33 – аналитический с менее, и общее число таких синтетических компаративов: 1269, аналитических с более: 15917, аналитических с менее: 425 .

Приведенная статистика описывает только те компаративы от относительных прилагательных, которые сохранили в данной форме «относительность», а не образованы от прилагательных, перешедших в разряд качественных .

Семантика компаративов от относительных прилагательных может быть разнотипной: компаративы, образованные от них, могут обозначать возрастание количества того, что названо мотивирующим прилагательное существительным (более женская компания – компания, в которой больше женщин); временную или пространственную шкалу; количественную шкалу признака, на наличие которого указывается в позитиве. Компаративы с двумя последними типами изменения семантики, помимо того, могут быть истолкованы посредством их соотнесения с компаративами от прилагательных с ингерентным прототипом. Их семантика указывает, таким образом, на большую близость к прототипу данного признака. Таким образом, в процессе образования компаратива прилагательное, имевшее относительное значение, сближается по семантике с подвидом качественных прилагательных – абсолютными прилагательными .

Притяжательные прилагательные, возможность образования компаратива от которых в справочниках по грамматике даже не рассматривается, также могут быть базой для компаратива. Однако это частично относится только к некоторым аналитическим формам: например, более мамин. В конструкции типа этот ребёнок более мамин, чем папин ('больше связан с мамой') компаратив явно образован от прилагательного мамин, хотя и в относительном значении. Нам встретилось только одна форма, сохранившая притяжательное значение в компаративе: более Божий, однако и ее семантику можно истолковать в контексте значений относительных прилагательных. Остальные же компаративы такого рода – как синтетические, так и аналитические, – судя по семантике, должны быть трактованы как образованные от существительного с добавлением интерфикса, совпадающего по форме с суффиксом притяжательного и – в некоторых случаях – относительного прилагательного, и имеют семантику большей близости к прототипу того, что названо мотивирующим существительным. Компаративы от притяжательных прилагательных из устойчивых выражений типа гордиев узел имеют семантику 'большей близости к прототипу того, что обозначает весь фразеологизм' или, в случаях, когда фразеологизм менее связанный, 'большей интенсивности названного прилагательным признака' (сизифовее – труднее, авгиевее – грязнее). Более подробно семантика отсубстантивных компаративов будет рассмотрена ниже .

По своим морфонологическим признакам все проанализированные выше сравнительные формы совпадают друг с другом: они образуют компаратив посредством присоединения суффикса -ее или -ей, и последний гласный основы, если он был твердым, смягчается (даже в том случае, когда это заднеязычный, что случается довольно часто). Компаративы, схожие по форме с формами сравнительной степени от притяжательных и некоторых относительных прилагательных, на самом деле по большей части образованы от существительных с добавлением интерфикса -ов, -ев, -ин, -нин, -ий, -ист, -аст и т.д., а также аналитическим способом .

Синтаксические функции всех описанных выше компаративов не отличаются от функций нормативных сравнительных форм .

3.3. Нестандартные компаративы, образованные от наречий

Отадвербиальные компаративы нормативны только от тех наречий, которые в свою очередь образованы от качественных прилагательных. Это наречия с суффиксами -о/-е, исключая имеющие лексической базой качественные прилагательные со значением меры и степени: компаративы типа великолепнее, невероятнее и др.

ненормативны в адвербиальной синтаксической позиции (ср.:

*бегает великолепнее всех) [РГ-80] .

Итак, «стандартного» компаратива не образуют либо те наречия, которые не происходят от качественного прилагательного и не имеют качественного значения (сначала и др.), либо те, что имеют значение степени. Но в современной речи интернета функционирует множество «неправильных» форм, некоторые в качестве единичных игровых употреблений, некоторые же так регулярно, что их можно считать вошедшими в речь интернета. Ниже приведен список таких форм, причем для форм типа невозможнее, нормативных как адъективные, здесь указано количество их употреблений именно как адвербиальных .

1) Список компаративов Гораздо – гораздее (770), давно – давнее (200), впереди – впередее (152), мимо – мимее (88), совсем – совсемее (77), особенно – особеннее (70; 2 в НКРЯ), вовремя – вовремее (57), сразу – сразее (47), одновременно – одновременнее (44), сначала – сначалее (44), изнутри – изнутрее (39), весьма – весьмее (38), невозможно – невозможнее (37; 1 в НКРЯ), максимально – максимальнее (36; 1 в НКРЯ), рядом – рядее (34), гораздо – гораздей (31), необходимо – необходимее (20), очень – оченее (19), внутри – внутрее (18), еще – ещее (17; 2 в НКРЯ), сперва

– спервее (17), намного – намногее (16), рядом – рядомее (15), сверху – сверхее (14), наоборот – наоборотее (14), заодно – заоднее (12), по-русски – по-русскее (12), справа – справее (12), сзади – сзадее (11), неловко – неловчее (10; 1 в НКРЯ), наверняка – навернякее (10), впервые – впервее (9), завтра – завтрее (8), непременно – непременнее (7), примерно – примернее (7), обычно – обычнее (6; 1 в НКРЯ), назад – назадее (6), вперед – впередее (6), обязательно – обязательнее (6;

1 в НКРЯ), вчера – вчерее (5), молча – молчее (5), впереди – впередей (4), неоднократно – неоднократнее (4), гораздо – погораздее (4), сегодня – сегоднее (3), правда – правдее (3), однажды – однаждее (3), зачастую – зачастее (3), недалеко – недалекее (3), вначале – вначалее (3), слегка – слегкее (3), нынче – нынчее (2), слева – слевее (2), почти – почтее (2), вдруг – вдругее (2), мгновенно – мгновеннее (2; 2 в НКРЯ), немного – немногее (2), дома — домее (2), едва – едвее (2 в детской речи, в том числе 1 в НКРЯ), едва-едва – едва-едвее (2), фактически

– фактическее (2), немедленно – немедленнее (2), впереди – повпередее (2), достаточно – достаточнее (1), иногда – иногдее (1), иногдей (1); вообще – вообщее (1), полностью – полностее (1), бесконечно – бесконечнее (1), частично – частичнее (1), одинаково – одинаковее (1), одинаковей (1), заново – зановее (1), недолго – недолгее (1), надолго – надолгее (1), кругом – кругомее (1), целиком – целикомее (1), снизу – снизее (1), всерьез – всерьезее (1), отнюдь – отнюдее (1), напротив – напротивее (1), случайно – случайнее (1; 1 в НКРЯ), вниз – внизее (1), вскоре – вскорее (1), внутри – внутрей (1), непременно – непременней (1), гораздо

– погораздей (1) .

Количество наречий, образующих синтетический компаратив: 86 .

Суммарное количество синтетических компаративов: 2132 .

Самые частотные компаративы, образованные от наречий: гораздее (770;

1140 позиция в словаре), давнее (200; 386 позиция в словаре), впередее (152) (от впереди) (152; 1743 позиция в словаре) .

Нестандартные отадвербиальные сравнительные формы имеют разную степень окказиональности: например, упомянутые выше компаративы, имеющие своей базой наречия меры и степени (великолепнее), или компаративы типа давнее, невозможнее, немедленнее гораздо более «нейтральны», чем сравнительные формы наречий, образованных не от качественных прилагательных (вчерее, гораздее). Кроме того, именно более нейтральные компаративы преобладают в НКРЯ, именно они появляются в художественных текстах, причем не только XX, но и XIX века, тогда как более окказиональные сравнительные формы имеют датой употребления 2000–2017 гг. и в 99% случаев появляются в неформальных текстах интернета: форумах, чатах, онлайн-дневниках. Возможность образования форм типа совсемее, зановее даже не упоминается в пособиях по русскому языку, поскольку они являются фактами словотворчества; формы же типа великолепнее всего лишь признаны нелитературными и, соответственно, они гораздо менее нестандартны. Такие компаративы являются омонимами к нормативным сравнительным формам, образованным от прилагательных, и поэтому они смотрятся более естественно .

Тем не менее нам представилось более целесообразным не разделять в общем списке и в дальнейшем тексте статьи компаративы разной степени окказиональности, поскольку в одних и тех же семантических группах, на которые мы разделили отадвербиальные компаративы, присутствуют как менее, так и более нестандартные формы .

2) Морфонология Синтетические «стандартные» компаративы образуются от наречий посредством присоединения суффикса -ее или его варианта -ей, при этом последний твердый согласный основы чередуется с мягким, а конечный гласный

– о или е – усекается .

Компаративы разбиваются на следующие группы:

– компаративы, схожие по морфологическим процессам, сопровождающим их образование, с обычными формами от качественных наречий (одновременнее, примернее и др.) (1376 форм);

– компаративы, базой которых являются наречия, образованные от имени с зафиксированным падежным окончанием (заоднее, справее и др.) (780 форм);

– компаративы, базой которых являются наречия, образованные от относительного прилагательного (фактическее, по-русскее) (14 форм);

– компаративы, базой которых являются наречия, образованные от деепричастия (молчее) (5 форм) .

Ниже даны полные списки компаративов, образованных от каждой из этих групп наречий, и отмечены необычные для «стандартных» компаративов морфонологические явления, сопровождающие процесс образования сравнительной степени:

1) Компаративы, схожие по морфологическим процессам, сопровождающим их образование, с обычными формами от качественных наречий: гораздее (гораздей, погораздее, погораздей), давнее, мимее, особеннее, одновременнее, невозможнее, максимальнее, необходимее, неловчее, непременнее, случайнее (более случайно), примернее, обычнее, обязательнее, неоднократнее, недалекее, мгновеннее, немногее, немедленнее, достаточнее (более достаточно), бесконечнее, частичнее, одинаковее (одинаковей, более одинаково), недолгее, непременней .

2) Компаративы, образованные от наречий, базой для которых являются относительные прилагательные: фактическее, по-русскее. Происходит усечение суффикса -и .

3) Компаративы, образованные от отыменных наречий с зафиксированным падежным окончанием: впередее (от впереди), совсемее, вовремее, сразее, сначалее, изнутрее, весьмее, рядомее (рядее), оченее, внутрее (внутрей), ещее, спервее, намногее, сверхее, наоборотее, заоднее, справее, сзадее, навернякее (более навернякее), впервее, завтрее, назадее, впередее (впередей) (от вперед), вчерее, всерьезее (более всерьез), сегоднее, правдее, однаждее, зачастее, вначалее, слегкее, нынчее, слевее, почтее, вдругее, домее, едвее, едва-едвее, повпередее, более изнутри, иногдее (иногдей), вообщее, полностее, зановее, надолгее, кругомее, целикомее, снизее, отнюдее, напротивее, внизее, вскорее. В некоторых случаях происходит усечение той части слова, которая когда-то была падежным окончанием: рядее, впередее, в других просто добавляется суффикс: рядомее .

Чередование заднеязычного согласного в конце слова с шипящим при присоединении суффикса компаратива происходит только в одном примере:

неловчее (к//ч), вероятно, по аналогии с половчее. В других случаях твердый заднеязычный чередуется с мягким заднеязычным: навернякее, недалекее, слегкее, вдругее, немногее, недолгее, надолгее .

4) Компаратив, образованный от наречия, базой для которого является деепричастие: молчее. Происходит усечение последнего гласного, бывшего суффиксом деепричастия .

3) Семантика Так как семантика наречий имеет ряд общих черт с семантикой имени прилагательного, которое также обозначает признак, то представляется возможным использовать при изучении семантики компаративов, образованных от наречий, классификацию, относящуюся к семантическим типам прилагательного. Особенно удобной для наших целей оказывается классификация Ф. Лемана [Леман 2000: 153-162], приведенная выше .

Нестандартные компаративы, образованные от наречий, будут распределены нами в соотношении с каждой из названных в данной классификации групп. Под «соотношением» мы понимаем скорее не сходство значения конкретного компаратива, образованного от наречия, со значением конкретной отадъективной формы сравнительной степени, поскольку провести такую параллель не всегда возможно, а общую для выделенных нами ниже групп наречий и названных выше групп прилагательных модель изменения семантики при образовании компаратива .

1. Наречия, соотносящиеся со градуируемыми прилагательными

1.1. Наречия, не образующие компаратив по структурным причинам .

Обычно такие компаративы синонимичны нормативным компаративам, образованным от наречий: так, иногдее от иногда является синонимом реже от редко, вдругее – синонимом неожиданнее от неожиданно, зачастее – чаще от часто, надолгее – дольше от долго, навернякее – вернее от верно, невозможнее – хуже от плохо, немедленнее – быстрее от быстро, неоднократнее – чаще от часто, немногее, недолгее – меньше от мало, ещее – больше от много. Провести такие параллели не всегда возможно: например, трудно подобрать синоним к компаративам типа едвее, мимее, почтее, заоднее, наоборотее, и объяснить их значение можно только с помощью описательной конструкции. Однако семантика всех названных выше наречий претерпевает те же изменения при образовании компаратива, что и семантика градуируемых прилагательных типа красивый – красивее, низкий – ниже .

Как правило, нестандартные компаративы используются в конструкциях, содержащих противопоставление тем же наречиям в исходной форме, выступающим в близком левом контексте:

И Дик мгновенно выхватил свой «кольт»! А Джо — еще мгновеннее!

[Гвоздев В.Н.Ночная дорога (сборник стихов). 1995] Но вдруг пошёл сильный дождь, а после него ещё «вдругее» высунулось Солнце .

Дочке 8 мес. Не садится (давно подтягивается и сидит из полулежачего, но это не то, знаю), вставать даже не пытается, по-пластунски ползает по всему дому давно. Еще "давнее" начала вставать на четвереньки, раскачиваться .

Как минимум, рекомендую иногда делать копии своих статей на свой комп, а немного иногдее на болванку или еще какой независимый носитель .

ПрЭлесть. Хотя намек не вполне "едва" :) Можно было бы и "едвее" Не говоря уж о том, что настраивали тогда зачастую по C, а не по A, и чем раньше, тем зачастее.. .

Надолго? Не надолгее Украины .

А в это время лето проходит мимо. Быстрее, стремительней и мимее, чем на море… лучше сдавать в клинике, чтобы наверняка. А в какой навернякее?

– А исправник давно уже живет в уезде? – О, этот еще давнее, чем штановой: лет двадцать будет [Воспоминания Теобальда. 1885] Последний пример – прямая речь, отражающая не совсем «правильный»

русский язык жителя Литвы. Взят из анонимного произведения, изданного впервые в 1885 году в Вильно .

Причем компаратив слегкее может обозначать как меньше, так и больше:

Подкрахмалить-то мне его слегка надо было, чтобы мотив на плечиках форму держал, к примеру, а не растягивался, да спрей мой, как оказалось, крахмалит еще "слегкее" ('меньше') .

Я её слегка (ну может быть чуть-чуть "слегкее", чем нужно) отогнул, а она - бац! и лопнула... ('больше') .

Возникновение в конструкциях, создающих взаимодействие с базой в ближайшем контексте, характерно для нестандартных компаративов, образованных не только от наречий, но и от других частей речи, ср., например, в разделах 3.5 .

1.2. Часть данной группы составляют компаративы с начальным не, причем некоторые из них относительно «нейтральны», или, иными словами, менее окказиональны:

Но чем ближе подходили мы к острову, тем невозможнее вели себя мои несчастные спутники, тем медленнее тащились они, всё время переругиваясь между собой. [Альбанов В.И. На юг, к Земле Франца-Иосифа! 1917] Поэтому чем немедленнее девица Брока выскользнет из-под каблука Горта, тем скорее Броки потеряют власть над твоим сыном. [Клавелл Д. Тайпан (пер .

Куприн Е.А.).

1966] Степень же необычности других компаративов из данной группы может быть довольно высокой:

Веруйте либо нет, но юноши неоднократнее, чем дамы, начальными говорят «Я обожаю тебя» .

И еще "немногее" рисую на компе. Талантище!!!

данный метод наверно является минимально трудоемким... и недолгоиграющим... ибо чем проще метод, тем недолгее он работает))))

1.3. Также сюда относятся компаративы, образованные от наречий, обозначающих недостаток чего-либо и имеющих семантику еще меньшей степени признака:

Почти гимн. Гимн еще почтее3 [Маяковский В.В. Расширение словесной базы. 1915] .

Автор выражает благодарность анонимному рецензенту из журнала Acta linguistica Petropolitana, приведшего автору данный пример .

В.В. Маяковский в названной статье прибегает к автоцитате подзаголовков своих парных стихотворений того же 1915 года «Теплое слово кое-каким порокам (почти гимн)» и «Мое к этому отношение (гимн еще почтее)». Как в заголовках данных стихотворений, так и в статье форма почтее выступает как авангардный окказионализм. Компаратив почтее обозначает меньшую степень соответствия произведения гимну по сравнению с другим произведением, в большей степени, однако не до конца соответствующего гимну .

Воспитательница детского сада сказала, например, об одном из питомцев:

- Бедный мальчик, он едва идет!

- Подумаешь! - ревниво отозвался другой. - Я, может быть, иду еще едвее! [Чуковский К.И. От двух до пяти. 1990] .

1.4. Компаративы, указывающие на увеличение в градационном ряду:

… ее знакомый водопроводчик… никогда никаких смежников своего дела не хаял, а говорил, что над каждым мелким халтурщиком есть халтурщик поболе, а над тем еще, а над еще еще ещее, потому что мы страна такая: работаем хорошо, если надо кому-то это сунуть в глаз, как Левше блоху королю, а по жизни мы обходимся абы как и абы чем, потому как в стране людей за людей не держали никогда. [НКРЯ. Галина Щербакова. Ангел Мертвого озера // «Новый Мир», 2002] А какие ваши любимые духи? Название, и сможете описать их запах, заодно напишите цену. а заодно в каком они флаконе, а еще заоднее - какая была коробка и уж совсем заОдно.. .

К этим примерам применимо замечание Б.Ю. Нормана насчет точки отчета при сравнении. Точка отсчета, по его мнению, – это некоторое количество признака, имеющееся у одного из сравниваемых предметов. Но большее количество этого признака у другого предмета тоже может стать точкой отсчета при сравнении с третьим предметом и т.д., то есть двучленное противопоставление типа низкий – ниже трансформируется в постепенную градацию типа низкий – ниже – еще ниже и т.д. Иными словами, «сравнительная степень относительна по самой своей сути» [Норман 2006: 75].

Норман пишет:

«Вот как обыгрывают это языковое свойство И. Ильф и Е. Петров: «Происшедшее нарастание улыбок и чувств напоминало рукопись композитора Франца Листа, где на первой странице указано играть “быстро”, на второй — “очень быстро”, на третьей — “гораздо быстрее”, на четвертой — “быстро как только возможно” и все-таки на пятой — “еще быстрее”» («Золотой теленок»)» [Норман 2006: 73–74] .

В первом предложении точками отсчета являются халтурщик – поболе – еще (поболе), а нестандартный компаратив ещее указывает на большую интенсивность по сравнению с еще поболе .

Однако описанный выше случай не так уж частотен. Чаще все же сравнение двухкомпонентно .

Большой интерес представляют собой также окказиональные компаративы типа наоборотее, которые имеют семантику 'наоборот относительно такой точки отсчета, которая, в свою очередь, была введена через наречие наоборот':

всё бывает как раз наоборот - чем грязнее и гаже клевета, тем "наоборотее" всё бывает с человеком на самом деле .

2. Наречия, соотносящиеся с абсолютными прилагательными максимума

2.1. Компаративы, образованные от наречий, обозначающих «признак признака»: абсолютная степень признака (совсем):

Запад - он другой. Совсем. А районы в Карпаты - еще совсемее .

тут я целиком и полностью за картридж, а еще полностее - за аутсорсинг Еще «бесконечнее» можно формулировать свое собственное отношение к Сталину Как почистить печень медицинскими препаратами Чем больше число инъекций, тем режим инсулинотерапии максимальнее имитирует физиологический И задаю я его целиком, целикомее быть не может .

Вот тут обязательно нужно сетку ставить, даже обязательнее чем на сам радиатор. Радиатор ГУР течет у каждого третьего (на машинах 2002годов), и нижний.. .

Заменить такие компаративы синонимами не всегда представляется возможным. Близким по значению к некоторым компаративам из приведенных выше примеров будет сравнительная степень наречия много – больше. Однако семантика всех сравнительных форм этой группы, так же как семантика прилагательных максимума типа полный, меняется при образовании компаратива по одной модели: признак, обозначенный прилагательным или наречием, несколько редуцируется, принимая на шкале градации положение ниже максимальной степени качества .

Наречия, образующие такие компаративы, во многих случаях зависят от прилагательного. Компаративы, образованные от этих наречий, выражают большую интенсивность признака названного прилагательного, выполняя функцию именной части сказуемого или обстоятельства. При этом компаратив от прилагательного также может быть включен в предложение .

Значит, ежели пан совсем плох, тебе, чтобы занять первое место, надо быть совсемее и плохее .

Сказывают, что давно (когда - и не вспомнишь) жил человек по имени Филипп. Был он весьма популярен, но еще весьмее - скромен .

Но на мой взгляд, твой пост о Городе намного более полезен киевлянам, чем воззвания Ивалон и ещё "намногее" познавателен .

Начинаю внимательно её рассматривать… Очень хороша. Даже оченее чем очень… Печально .

Иными словами, в данном случае схема такова: «наречие + прилагательное [...] компаратив, образованный от наречия, + то же самое прилагательное / элипсис того же самого прилагательного / другое прилагательное, сопоставляемое с первым» .

В некоторых случаях прилагательное в схеме заменяется на качественное наречие:

Но. Ателье всё таки и рождаются и живут. При этом сами ательеры живут тяжело. Очень. И который сами в каждой дырке гвоздь - очень. А с помощниками и работниками и того оченее .

2.2. Помимо тех случаев, когда интенсифицируемый признак определен в предложении, есть определенное число примеров, в которых этот признак не назван. Наречие, которое должно было бы стоять рядом с прилагательным, стоит одно, и схема такова: «наречие + компаратив, образованный от наречия». О том, какой признак в таком случае подразумевает автор, приходится догадываться с учетом контекста. Этот признак не уточняется, вероятно, с определенной целью:

обозначить весь спектр значений, который может быть в данном контексте:

Меня вызвали в Ватикан, — пояснил он. — Весьма срочно. Пришлось прервать здесь важные дела. Оказалось, конклав решил после долгого совещания и обсуждения моей кандидатуры удостоить меня… сана архиепископа .

Встречающие радостно зашумели, послышались вопли и воплики, что теперь мы еще ещее. [Орловский Г.Ю. Ричард Длинные Руки – эрцфюрст. 2012] .

Руководство лейбла - команда East Sunrise, отличные ребята, и стафф у них весьма, и мы даже осмелимся сказать, весьмее .

я как то зашел на РП сервер - там все не намного намногее .

Русские женщины действительно другие. Не как немки например... гораздо гораздее .

3. Наречия, соотносящиеся с абсолютными прилагательными с ингерентным прототипом В некоторых случаях компаратив может просто обозначать большую интенсивность названного наречием признака, в том числе эмоциональную, или, другими словами, большую близость к прототипу:

У вас Росия вперед, а у нас она впередее!

...И пр. Женщин, у которых все впереди, так и остаются одни и все у них и в 30, и в 40, и в 50 лет все впередее и впередее?

Впрочем, у нее, как у самой юной, все еще впередее, чем у остальных членов Клана .

"Украина - вперед!" Да куда ж уже впередее! И так впереди всех на лихом коне!

а они всё равно все уходят... не сейчас, так потом... и мы остаёмся во "вчера", и оно все вчерее и вчерее... а время все стачивает, словно вода камень. .

Да. наше Завтра завтрее!

Дай Бог тебе уйти вовремя. И чем вовремее, тем лучше .

Тогда обьясню ещё по-русскее: фраза датского Прынца была представлена в виде булевской операции.. .

Истинное равенство граждан состоит в том, чтобы все одинаково были подчинены законам. Но некоторые должны быть подчинены одинаковее Мы встречаемся все случайнее, Все трудней узнать нас под коркой лет .

[Семенова Е. Случайная встреча. 2012] Когда примерно будет осенние обновление?

осенью, прикинь. это если примерно. а если еще примернее то в середине осени) Примерно здесь имеет не значение 'более приблизительно', как следовало бы ожидать, а антонимичное значение 'точнее'. Такой процесс – употребление компаратива в значении, антонимичном исходному наречию, – был уже упомянут нами (см., например, слегка). Подобрать синонимы к некоторым другим из названных выше компаративов не всегда возможно: например, для вчерее, завтрее, вовремее, впередее, по-русскее крайне трудно придумать подходящую замену в виде синтетического компаратива. Однако они, как и компаративы от прилагательных с ингерентным прототипом, обозначают большую степень качества названного в положительной степени признака, причём это качество не всегда может быть четко определено: так, вчерее можно соотнести с аналитическим компаративом прилагательного более прошлый со всеми ассоциациями, которые автор высказывания соотносит с прилагательным прошлый (или с наречием вчера) .

4. Наречия, соотносящиеся с абсолютными прилагательными с инферентной шкалой:

4.1. С привативными прилагательными:

4.1.1. Компаративы, образованные от наречий, обозначающих обособленный ряд предметов, и имеющие семантику дальнейшего обособления:

Мой любимый жанр в музыке это рок и медленные композиции, особенно Русский рок, а еще особеннее старый .

..внутри - внезапно! - доллморская коробочка....а ещё внутрее - и уже не так внезапно - мумийка в пупырышках)) .

А фактически -- двух. А ещё фактическее -- одного, т.к. интеграл с нулевой степенью автоматом сводится к Пуассону, с первой -- будет равен нулю и со второй -- очень.. .

Взгляд снаружи и изнутрии ещё изнутрее. (о времени, пространстве, бесконечности, относительности) .

работал я на колбасном производстве. весь процес изнутрее не придумаешь видел .

4.1.2. При образовании компаратива может происходить и обратный процесс: если наречие что-либо обобщает, то компаратив выражает расширение этого обобщения:

Говоря еще вообщее, когда я уезжал в Рим, мама сказала, что Нетти откомандировали в некую европейскую столицу… [Штейнгарт Г. Супергрустная история настоящей любви. 2011] .

Семантика данных компаративов от наречий соотносится с семантикой компаративов привативных прилагательных типа влажный: и те, и те обозначают количественную шкалу того, наличие чего констатируется в положительной форме .

4.2. С прилагательными локализации:

4.2.1. Наречия места образуют компаративы, имеющие семантику большей интенсивности признака места, и их вполне можно заменить на нормативные компаративы: впередее, назадее, сзадее – дальше; снизее, внизее – ниже; сверхее

– выше; рядомее – ближе и т.д. Такие наречия в форме сравнительной степени приобретают пространственную шкалу, так же как прилагательные локализации:

южный – южнее .

а ещё впередее ехал автобус, но он включил левый поворотник, я снизил скорость и шёл почти паралельно с Тусканом примерно под 50 км/ч.. .

Если поползет снизу(между крышкой и блоком головок) то прокладка №5 .

А может еще снизее(ну не нашел более подходящего слова!!!) ползти, тогда надо вниз лезть и там.. .

В моем случае сначала идут все ингредиенты, сверху - мука, еще "сверхее" дрожжи .

интересно, как отреагирует рубледоллар (евра вниз-доллар вверх, даллар вверх — рубль еще внизее) .

– Иногда приходится при прорезывании зубов откатываться с прикормами назад на пару мес, потом снова вводить, но быстрее уже, конечно. – да куда уж "назадее" - и так в 9 мес. кабачок и цв.капуста. Ни брокколи, ни каши - НИЧЕГО не идет .

Немцы, все-таки по технике строительства оборонительных сооружений были намного впередее. Их саперная лопатка была круче советской по качеству стали. Вывод, средний немец закапывался быстрее .

Ровно на 11 круге всё вернулось на гранпри своя: Мреседесы впереди, Вильямсы сзади, Ред Булл чуть позади, Феррари ещё сзадее.. .

Мы балкон использовали только для сушки. Там все рядом, а с первого этажа еще *рядомее*, спустился и столики с плетеными стульями и подушками к ним и скамейки пожалуйста. И на них подушки есть .

Так МИМО, что "МИМЕЕ" не придумаешь!

Хоть мы и назвали такие компаративы синонимичными нормативным отадвербиальным сравнительным формам, но они все же не идентичны им по смыслу: так, сзадее указывает на порядок следования, а синонимичное ему дальше – на расстояние. Эти понятия, безусловно, связаны, однако оттенки значения сохраняются. Именно поэтому представляется более логичным отнесение таких компаративов в эту группу, а не в группу, соотносящуюся по значению со градуируемыми прилагательными .

Справее и слевее являются синонимами правее и левее, в случае с правее это может происходить во избежание омонимии с правее от прав. В случае с слевее происходит совмещение слева от и левее .

AViD, второй вареант по интересней и место для логотипа эдельвейса есть, слевее от вечного огня на коричневом паропете KPlus писал(а) но тот кто справа тот все равно справее других:).. .

В ПДД четко написано. Велосипедист - ехай справа... Чем справее тем лучше... Пишиходов не дави.. .

4.2.2. Наречия времени при градуировании приобретают временную шкалу, так же как прилагательные локализации, указывающие в положительной степени на временную локализацию (современный – современнее). Например, наречия сразу и одновременно, казалось бы, обозначают какую-то точку, а не растяжимое понятие. Именно такую семантику они имеют в предложении Версию о пропаганде отмел сразу .

Однако компаратив, образованный от такого наречия, показывает, что семантика такого наречия как бы подразумевает некоторый промежуток времени, к которому можно отнести понятие «сразу», а компаратив обозначает более эталонное понимание этого сразу в пределах этого временного промежутка по сравнению с первым употребленным в предложении сразу:

Версию о пропаганде отмел сразу. Она, конечно, могуча. Но не настолько .

Версию о радении за интересы всего человечества и неприятии методов США, которыми они проводят свою политику в мире - еще "сразее" .

Также и одновременно начинает обозначать промежуток времени, где одновременнее обозначает большую близость к идеалу:

Свот здесь уже более продумано получилось - так как они взрывались намного быстрее и "одновременнее" .

Сначалее, однако, обозначает не промежуток времени, а точки во времени, одна из которых может быть раньше другой:

Занавески повесить (сшить сначала, а еще сначалее ткань купить) .

Это же относится и к вначалее и спервее:

Но ещё вначалее была гудящая пронзительная тишина… И весь балет я стою. Имя мне – священный трепет [Соломатина Т. Мой одесский язык. 2011] .

Доплачивают (хозяину есть скидка на налоги) при условии устройства на работу через БЛ, а сперва получить инвалидность, а еще спервее надо вообще стать на учет в.. .

Сегоднее становится обозначением определенного временного промежутка, относящегося к настоящему времени, и в нем, соответственно, может быть градация 'ближе – дальше от настоящего момента', или эталонного «сегодня»:

Очень бы хотелось как можно "сегоднее" девицу пристроить. Спокойная для джека; с братом были вдвоем, иногда шумели, веселились, сейчас, как мышь, тихая, не видно и.. .

То же относится и ко вчера, но только эталонное вчера в данном случае обозначает 'дальше от настоящего момента':

Такое впринципе невозможно. Открыть диспут по неоплате можно лишь через 4 дня после продажи. Так что наверное, все-таки, ваше "вчера" немножко "вчерее" чем вы написали .

Завтрее, с другой стороны, может обозначать близость к завтрашнему дню временного промежутка, не входящего в него:

Кстати, я даже не прошу переплачивать: рынок сам делает из сегодня завтра, причем с каждым днём сегодня становится всё завтрее и завтрее! Уже классика!

Завтрее также может обозначать 'завтра с точки зрения завтрашнего дня, т.е .

послезавтра':

У них там два директора, обещали каждый день что заватра будет. А завтра обещали что ещё завтрее будет

И иметь семантику 'завтра только будет':

понятно, подождем эээ погоди но уже завтра наступило или еще завтрее?

Однаждее же употребляется для выделения в тексте последующего за ним описания, поскольку наречие однажды там уже было употреблено, а также для выражения семантики «еще больший контраст между рутиной обстоятельств и неожиданностью события»:

Однажды Петя родился и вырос в городе Несконсет, на острове ЛонгАйленд, штат Нью-Йорк, но в возрасте 13 лет переехал в штат Нью-Гэмпшир .

И вот ещё однаждее жизнь городка разбита, когда Петя, тихий, спокойный мальчик, устраивает побоище в собственной школе и расстреливает десять школьников, а многих оставляет инвалидами на всю жизнь. Вот такой однажды бывает Петя Нужно также отметить компаративы, которые кажутся образованными от наречий, но на самом деле имеют словообразовательной базой прилагательное .

Так, компаратив впервее, образованный, казалось бы, от наречия впервые, на самом деле, судя по его семантике, образован от первый и идентичен по значению с раньше от ранний:

мы заняли этот карман, ведь наша машина была сзади них, а значит, они впервее, и мы должны им просто уступить сейчас, мы должны отогнать свою машину и ехать в хвост, а они поставят свою машину – 'более первые' .

Похожая ситуация с по-русскее, который образован от русский:

Как по мне, так лучше всего на каких-нибудь сибирских. По-честнее народ там как-то. По-русскее, что ли – 'более русский' .

4.3. С ситуативными прилагательными:

С данной группой прилагательных соотносится только компаратив молчее, база которого образована от деепричастия, а семантика, так же как значение ситуативных прилагательных в форме компаратива типа устрашающий, указывает на шкалу интенсивности акционального состояния:

реал не вынуждает объявлять войны), пострадавшим за судьбу (пришли в левый алл молча, уходите еще молчее).. .

4.4. С прилагательными возможности:

Компаратив в таком случае обозначает шкалу потребности, как в случае с прилагательными возможности типа неотложный – неотложнее:

Если Россия праздновала тысячелетие политическаго своего существования, то тем непременнее должна отпраздновать тысячелетие.. .

[Газета «Современная летопись». 1866] Чаще всего при образовании компаратива интенсифицируется денотативное значение лексемы, что можно было увидеть из примеров, приведённых выше .

Однако в некоторых случаях интенсификации подвергается коннотат слова:

А представляешь, станем бабушками, еще зановее откроем всё))))) .

Станем бабушками ? Да уж, а там и до прабабушек не далеко, будем всё зановее и зановее открывать :-))) Наречие заново употреблено в предложении с коннотацией радости, чего-то нового и неожиданного. Соответственно, при образовании компаратива эта коннотация усиливается .

Итак, нестандартные компаративы, образованные от наречий, во многом схожи по семантике градуальности с качественными прилагательными. Все семантические группы таких компаративов соотносятся с семантическими группами отадъективных сравнительных форм. Некоторые из данных групп имеют малое число представителей: например, с ситуативными прилагательными соотносится только молчее, однако вполне вероятно, что увеличение их количества – всего лишь вопрос времени .

4) Синтаксис Как известно, наречие выполняет в предложении функцию обстоятельства и

– в редких случаях – несогласованного определения (яйцо всмятку) или сказуемого:

Золотой век империалистов позади; впереди – Медный век пророков и Железный век варваров, но человек способен выживать сам и формировать чужое будущее во все времена. [НКРЯ. «Знание - сила» (2003)] Окказиональные компаративы, образованные от наречий, выполняют те же роли в предложении, однако сказуемым и определением они бывают гораздо чаще, чем нормативные отадвербиальные компаративы .

1. Обстоятельство:

Многие в России этому верят- ибо: вот тот так прямо и сказал, а этот еще ещее сказал.. .

Ваша действительность сначала формируется в мыслях, а уж потом в реальности. А еще "сначалее" она формируется в чувствах .

Скажу сразу - не пробовал программу. Скажу еще сразее - не буду .

2. Несогласованное определение, в том числе для наречий, которые вне компаратива определениями быть не могут:

Гимн еще почтее. [Маяковский В.В. Расширение словесной базы. 1915] контрагент придумал оранжевую революцию, наши придумали, как с ней бороться - но подлый контрагент узнал, что придумали наши, и придумал чтото ещё! теперь, по идее, наша очередь придумывать что-то ещё - точнее, чтото ещё другее, и ещё ещее - но контрагент ведь только этого и ждёт!

3. Именная часть сказуемого:

звук- ну прям совсем другой, совсемее и гораздее .

Доминиканец, кстати, возможно даже впередее индийца .

Русские женщины действительно другие. Не как немки например... гораздо гораздее .

Отдельно следует отметить компаративы, употребленные в конструкциях типа «компаратив + некуда/нет/не бывает» со значением, близким к превосходной степени:

— Привет, коллега, — с улыбкой сказал он. — Ты что, правда москвичка? — Правдее не бывает, коллега. [Колесникова Н. Любовь оружейной принцессы .

2006] Завтра уже на столько завтра, что просто завтрее не бывает )) А после смены системы баг сразу появлялся? Сразее не бывает .

Это нынче или нет? что-то я не помню такого... Нынчее некуда!

–Что значит "заново выстраивать"? – Да тоже интересно, с какого это момента "заново". Последнее реальное "заново" было как раз в 2006–2007 где–то .

Куда зановее может быть?

Выводы по параграфу 3.3. Нестандартные компаративы образуются от многих наречий, для которых образование нормативных форм степеней сравнения невозможно. Образование нестандартных форм сравнительной степени может сопровождаться усечением гласного -и, а также зафиксированного падежного окончания или бывшего суффикса деепричастия .

Семантика таких форм, как было показано, может быть соотнесена с семантикой прилагательных, образующих сравнительную степень: градуируемых и разных типов абсолютных прилагательных .

Компаративы, соотносящиеся с компаративами от градуируемых прилагательных, могут быть синонимами нормативных компаративов (иногдее – реже). В эту же группу входят многие компаративы от наречий с начальным ненеоднократнее), компаративы, обозначающие недостаток чего-либо (почтее) или увеличение в градационном ряду (ещее) .

Отадвербиальные компаративы, соотносящиеся с абсолютными прилагательными максимума, выражают большую интенсивность максимального признака. Иногда данный интенсифицируемый признак определен в предложении (совсем хороший... Еще совсемее), но в некоторых случаях этот признак не назван, и тогда компаратив обозначает весь спектр значений, который может быть в данном контексте: стафф у них весьма, и мы даже осмелимся сказать, весьмее .

Компаратив может обозначать большую близость признака к прототипу, соотносясь с ингерентными прилагательными: вчера становится вчерее .

Компаративы, соотносящиеся с привативными прилагательными, образованы от наречий, обозначающих обособленный ряд предметов, и имеют семантику дальнейшего обособления (особенно Русский рок, а еще особеннее старый), а если наречие что-либо обобщает, то компаратив выражает расширение этого обобщения .

Компаративы, соотносящиеся с прилагательными локализации, образованы от наречий места и времени, которые приобретают пространственную или временную шкалу (впередее, сразее) .

Компаративы, соотносящиеся с ситуативными прилагательными, указывают на шкалу интенсивности акционального состояния (молчее) .

Компаративы, соотносящиеся с прилагательными возможности, обозначают шкалу потребности (непременнее) .

Окказиональные компаративы, образованные от наречий, выполняют те же роли в предложении, что и нормативные, однако сказуемым и определением они бывают гораздо чаще, чем нормативные отадвербиальные компаративы .

3.4. Нестандартные компаративы, образованные от существительных

1) Список компаративов

Синтетические компаративы:

Центр — центрее (960), поцентрее (915), звезда – звездее (946), жизнь — жизнее (594), звезда – позвездее (239), центр – центрей (145), пацан – пацанее (46), центр – поцентрей (30), право — правее (20), мама — мамее (19), любовь — любвее (16), вода — водее (15), президент — президентее (14), смысл — смыслее (12), бог — богее (10), газета — газетее (10), судьба — судьбее (10), суд — судее (9), вопрос — вопросее (8), нога — ногее (8), война — войнее (8), звезда – звездей (8), вечер — вечерее (8), спорт – спортее (8), слово — словее (7), земля — землее (7), путь — путее (7), брат — братее (7), жена — женее (6), муж — мужее (6), конец — концее (5), город — городее (5), деньги — деньгее (5), утро — утрее (5), смерть — смертее (5), звезда – звездей (5), президент – президентей (5), судьба – судьбей (5), смысл – посмыслее (4), друг — другее (4), отец — отцее (4), дом — домее (4), ребeнок — ребенкее (4), душа — душее (4), язык — языкее (4), игра — игрее (4), лес — лесее (4), рука — рукее (3), ночь — ночее (3), стол — столее (3), группа — группее (3), мысль — мыслее (3), взгляд — взглядее (3), автор — авторее (3), ряд — рядее (3), директор — директорее (3), муж – помужее (3), город – погородее (3), пацан – попацанее (2), брат – побратее (2), жена – поженее (2), земля – поземлее (2), народ — народее (2), раз — разее (2), власть — властее (2), год — годее (2), человек — человекее (2), проблема — проблемее (2), машина — машинее (2), пора — порее (2), голова — головее (2), школа — школее (2), цель — целее (2), тип — типее (2), рубль — рублее (2), культура — культурее (2), цена — ценее (2), член — членее (2), головей (1), время — времее (1), дело — делее (1), место — местее (1), глаз — глазее (1), сторона — сторонее (1), мир — мирее (1), сила — силее (1), система — системее (1), женщина — женщинее (1), часть — частее (1), дверь — дверее (1), закон — законее (1), книга — книгее (1), результат — результатее (1), свет — светее (1), связь — связее (1), письмо — письмее (1), роль — ролее (1), труд — трудее (1), сын — сынее (1), ответ — ответее (1), данные — даннее (1), палец — пальцее (1), состав — составее (1), метод — методее (1), право – правей (1), любовь – полюбвее (1), полюбвей (1); смысл – посмыслей (1), война – повойнее (1), слово – пословее (1), женщина – поженщинее (1) .

Аналитические компаративы с более:

Человек – более человек / более люди (19), город – более город (10), женщина – более женщина (10), друг – более друг (2), ребенок – более ребенок (1), конец – более конец (1) .

Аналитические компаративы с менее:

Менее женщина (7), менее мужчина (3), менее ребенок (1), менее отец (1), менее народ (1) .

Количество существительных, образующих синтетический компаратив: 89, аналитический компаратив с более – 6, аналитический компаратив с менее – 5 .

Суммарное количество синтетических компаративов: 4225, в т.ч. 286 с по-, аналитических с более – 43, аналитических с менее – 13 .

Самые частотные синтетические компаративы: центрее (960; 394 позиция в словаре), поцентрее (915); звездее (946; 975 позиция в словаре); жизнее (594; 66 позиция в словаре); аналитические: более человек / более люди (19; 39 позиция в словаре), более город (10), более женщина (10; 171 позиция в словаре); менее женщина (7; 171 позиция в словаре), менее мужчина (3; 416 позиция в словаре), менее ребенок (1; 137 позиция в словаре)

2) Морфонология Синтетические компаративы образуются от существительных посредством присоединения суффикса сравнительной степени -ее/-ей. При этом чередования заднеязычных с шипящими не происходит: человек – человекее, рука – рукее, нога

– ногее, книга – книгее, ребенок – ребенкее. Закономерным можно считать то, что существительные, оканчивающиеся на -ие, -ия, искомых форм, по-видимому, не образуют, ср.: *историее, *условиее .

3) Семантика Основным отличием семантики существительных от семантики прилагательных является то, что «прилагательное обозначает одно простое или же представленное в виде простого свойство предмета» [Пауль 1960: 423], тогда как «существительное включает в себя целый комплекс свойств» (например, для существительного стул — назначение, форма, размер и т. д.). О. Есперсен связывал именно с этим ограничения на образование степеней сравнения:

«Прилагательное обозначает и выделяет одно качество, одно характерное свойство, а существительное для всякого, кто его понимает, включает в себя много характерных черт.... Там, где мы встречаем употребление сравнительной и превосходной степени существительных, мы обнаруживаем, что и они выделяют лишь одно качество и, таким образом, передают то же понятие, как если бы они были образованы от настоящих прилагательных» [Есперсен 1958:

31]. Этой же точки зрения придерживаются и многие современные исследователи [Wierzbicka 1984: 353-389; Тестелец 77—95]. Так, Е. В. Рахилина пишет: «Если предметное имя — действительно множество свойств, то у него (в отличие от прилагательного) в принципе не может быть степеней сравнения, потому что в его семантике нет ясного основания для сравнения» [Рахилина 2008: 32]. Или, например, Н. Н. Ледовская тоже говорит о том, что таких форм не может быть у существительных, исключение возможно только при видоизменении значения в сторону признака (Москва, чего уж центрее!) [Ледовская 2004: 18] .

По существу, об этом же говорил и А. М. Пешковский, объясняя встретившийся ему пример употребления существительного центр в форме сравнительной степени сдвигом значения данного существительного «в сторону признака» [Пешковский 1956: 28] .

Таким образом, первая точка зрения на семантику отсубстантивных компаративов состоит в том, что их образование возможно только при усилении признаковости, выделения одного качества из многих. Например, для существительного окно — выделение признаков 'величина', 'прозрачность' и т. п .

Образовывая форму окнее, носитель языка выделяет для себя определенное качество, которое и подвергается градуализации. С этой точки зрения семантика формы окнее будет такова: «данное окно шире/прозрачнее/... другого окна» .

Однако есть и другой взгляд на семантику таких форм. Например, Ю.Б .

Норман говорит о них, что «чем ярче выражен какой-то признак предмета, тем более полно проявляется сам предмет — носитель данного признака» [Норман 2006: 74]. Он приводит в пример отрывок из «Ветки сакуры» В.

Овчинникова, в котором описывается, как можно усилить и так присущие блюдам свойства:

морковь может становиться более морковистой или менее морковистой, если мы в своем сознании прибегаем к сравнению или оценке, и тогда «более морковистый»

будет означать «более соответствующий типичным свойствам моркови» .

Достаточно провести мысленный эксперимент и представить, что практически любой предмет имеет свой стандарт качества, как товар в магазине имеет свой сертификат соответствия. Это некая средняя величина, которая находится на шкале соответствия типичным свойствам предмета. Ниже по этой шкале будет находиться предмет, менее соответствующий типичным качествам, которые должны быть ему присущи, выше — предмет, более им соответствующий. Если обратиться к аналогии с морковью, то ниже стоящей будет старая морковь, потерявшая свой вкус, стандартом — обычная свежая морковь, а выше стоящей — морковь, вкус которой был усилен специальными приправами, причём усилен так, что выделяется не сладость или, допустим, твердость моркови, а весь вкусовой комплекс, присущий этому продукту. Такое распределение обычно очень субъективно, т. к. оно связано с оценкой качеств, которую каждый носитель языка производит самостоятельно .

Формы компаратива, обозначающие 'большую близость к прототипу/идеалу качества', являются фактами идеализированной картины мира: нормами этой картины мира являются идеальные объекты. Эта картина мира имеет множество эталонов идеала внутри себя [Арутюнова 1999: 218] .

Следовательно, вторая точка зрения состоит в том, что существительные, в значении которых есть оценочный элемент, «втягиваются» в категорию степеней сравнения. При этом они не становятся синонимами прилагательных — они сохраняют в своем значении весь комплекс признаков, который был присущ им до градуализации. Выделения одного определенного качества из многих не происходит, так же как не происходит усиления признаковости. Однако по типу градуальности они соотносятся с прилагательными с ингерентным прототипом .

Таким образом, существуют две точки зрения на семантические свойства форм сравнения от существительных. Автором был произведен анализ наиболее частотных из найденных форм и соотнесение теории, изложенной выше, с реальным состоянием языка .

По типам значения образующие компаратив существительные разнообразны: вещественные (сахарее, солее), конкретные (травее, змеее, докторее), реже абстрактные (центрее, судьбее, любвее, правее (от право)) .

Ограничения на образование связаны скорее не с семантикой, а только с большей или меньшей благозвучностью формы .

Куда уж «времее» ?весна, подснежники, а МФ сычует Второй член нашей стаи появился в нашей семье совсем недавно, поэтому еще не является ручной птицей (в отличие от Герочки, которая, похоже, совершенно уверена, что она человек, причем куда человекее, чем мы), но птиц весьма интеллигентный, тактичный и понятливый А можно мне как ламеру пальцем показать? — А куда еще пальцее??

Нет женщинее женщины, чем я .

Ведь и француз наверняка уверен в том, что французская душа «душее»

американской Никогда в этом не сомневался, особенно когда сами русские говорили о тех, как о «братьях». Да буряты в сто раз «братее»!

А я жениться собрался... Видно не судьба! — Вот это как раз СУДЬБА, судьбее не бывает Аля, мы говорим на разных языках. Это как обсуждать, что смыслее — волна в море или замок на холме Да война сейчас войнее И не то, как век назад .

Люди нынче пополнее, Детки стали пошальнее, За собою не следят .

В предложении Мы верим, что Филипс «пылесосее» Ровенты, но подлой рекламе этого уже недостаточно смысл таков: пылесос марки «Филипс» является пылесосом в большей степени, чем пылесос марки «Ровента», имеет больше качеств, которые в идеале должны быть присущи пылесосу. Выражение подобного смысла не специфической формой отсубстантивного компаратива, а через описание, подобное предложенному нами выше, было бы очень громоздко и к тому же не обладало бы оригинальностью и не привлекало бы внимания слушателя/читателя .

Формы степеней сравнения встречаются не только у существительных, у которых есть производное прилагательное, и даже в основном не у них. Центр, звезда, трава, жизнь, сухарь — всего лишь некоторые из тех существительных, у которых есть и соответствующее прилагательное, образующее сравнительную форму, и отсубстантивный компаратив: центр — центральнее — центрее, звезда — звезднее — звездее, трава — травянистее — травее, жизнь — жизненнее — жизнее, сухарь — сухарнее — сухарее. В некоторых случаях, безусловно, компаратив прилагательного можно образовать с натяжкой, так как оно является относительным. Однако это все же меньшее нарушение нормативности, чем компаратив от существительного, ведь прилагательное — часть речи, которая нормативно может образовывать компаратив, хоть и не во всех случаях .

Несмотря на существование более нормативной формы, появляется отсубстантивный компаратив. Причиной этого является тот факт, что изучаемые формы имеют семантику, которую во многих случаях не может выразить сравнительная форма прилагательного.

Если взять, к примеру, пару жизнее— жизненнее, то мы выясним из контекстов, в которых эти формы появляются, что большая часть прилагательных жизненный в форме компаратива имеет значение 'связанный с жизнью, действительностью, близкий к ней, типичный для нее':

Сюжет здесь безусловно очень интересный, конечно я видел что-то подобное в картине «50 первых поцелуев», только там было больше юмора, а здесь уже все жизненнее и реалистичнее А уж лучше, жизненнее, трагичнее русскости образа Анны Карениной — Т .

Самойловой НЕТ И НЕ БЫЛО за все время экранизации романа Л. Толстого.. .

В предложениях с жизнее часть форм имеет значение «жизнь в своей полноте»:

Чем меньше стереотипов и штампов в жизни — тем жизнь осмысленнее, прочувствованнее, «жизнее»

Так жизнь становится еще жизнее... — четко, правдиво, без лицемерия!!!

Следовательно, чем новее и неповторимее каждый момент в жизни, тем жизнь жизнее!!!

Такого значения у формы прилагательного жизненный не встречается .

Таким образом, у формы жизнее есть особое значение 'полнота проявления физических и духовных сил'. Это значение связано с субстантивной семантикой слова, с понятием жизни как таковой со всеми ее проявлениями. То есть эти формы не являются синонимами жизненнее; скорее они имеют значение 'жизнь в еще большей степени, чем она была, или же чем она есть у других'. Формы жизненнее не обладают такой семантикой .

Если сравнить два предложения:

Жизнь на земле нельзя не любить, потому что мы жизнее всех других жизней: человек может чувствовать, видеть умом назад и вперед на тысячелетия, — он богаче всего, что живет, сильнее... [Анчишкин В. Н .

Арктический роман. 1974] Не могу не сравнить с идущим параллельно «Вавилоном». Так вот, заявляю — Бангкок лучше. Жизнее, реалистичнее, убедительнее, как хотите то можно увидеть, что если во втором случае замена жизнее на жизненнее не повлияла бы на смысл, то в первом случае это влияние было бы неизбежно .

Значение примера приблизительно такое: 'мы являемся жизнью в большей степени, чем все другие жизни, которые существуют'. В семантике формы не выделяются какие-либо признаки жизни; все то, что автор перечисляет, входит в понятие жизни, если понимать его как обозначающее «полноту проявления физических и духовных сил», то есть своеобразный идеал жизни, тогда как в примере акцент делается на определенный признак: похожесть/непохожесть обсуждаемого предмета на жизнь. В примере это проявляется как один градуируемый признак. В первом же примере градуируется жизнь как таковая, как явление, которое может быть ближе / дальше от понятия «жизнь», от идеала качества, присутствующего в сознании носителя языка .

Особым подвидом компаративов от существительных являются сравнительные формы, уже рассмотренные в разделе «Прилагательное» и внешне похожие на отадъективные компаративы: травянистее, фруктовее, московскее, ночнее. Они имеют семантику, близкую к значению отсубстантивных сравнительных форм типа травее, землее и т.п. Таким образом, образование компаративов от существительных могут сопровождать интерфиксы -ист, -ян, -ов,

-н, -ск и т.п .

Такие формы омонимичны отадъективным сравнительным формам, и для выявления семантики в каждом конкретном случае необходимо обращаться к контексту.

Чтобы сравнить семантику отсубстантивных компаративов, образованных с помощью интерфикса по аналогии с отадъективными, приведем два примера:

Деревья выше, трава травянистее, а круглыми считались числа «10, 100, 1000», а не 2,4,8,16.. .

И вода была мокрее, и небо синее, и трава травее.. .

Очевидно, что выражаемый компаративом смысл одинаковый. При этом формы травее в подобных контекстах встречаются чаще, чем травянистее. Итак, форма травее может являться экспрессивным синонимом формы травянистее, при этом сохраняя субстантивную семантику, не выделяя какие-то конкретные признаки травы и показывая их интенсивность, а характеризуя приближение всего предмета к «пределу качества», понятию идеала травы. Поскольку -ист может иметь семантику 'являющийся тем, что названо производящим существительным', то, вероятно, именно омонимичный ему интерфикс используется при образовании сравнительной степени. Причиной использования этого интерфикса может быть менее необычный характер форм, внешне схожих с отадъективными компаративами, по сравнению с отсубстантивными формами сравнительной степени .

Возможна также другая точка зрения на этот вопрос: травянистее образовано от прилагательного травянистый, а схожесть его семантики с семантикой существительного объясняется соответствующим значением прилагательного: 'состоящий из травы'. Тогда можно сделать предположение, что если у соответствующего прилагательного есть значение 'являющийся тем, что названо производящим существительным', то семантика образованного от него компаратива будет совпадать с семантикой компаратива производящего существительного. Но данной теорией нельзя объяснить факты идентичности семантики компаративов типа отцее – отцовее, поскольку притяжательное прилагательное отцовый обозначает 'принадлежащий отцу', а никак не 'являющийся отцом, состоящий из отца'. Именно поэтому мы придерживаемся версии об отсубстантивной базе компаративов типа отцовый, стариковый, травянистый .

Следовательно, какой-то предмет (практически любой) может быть в сознании носителя языка этим предметом в большей степени, чем другой аналогичный, т. е. быть ближе к его представлению о данном предмете .

То, что некоторые формы используются довольно часто, обуславливается прагматическими причинами. Так, центрее заменяет более громоздкое выражение ближе к центру или же центр в большей степени, чем какой-то другой объект .

Так же обстоит дело и с лексемой жизнь: в некоторых примерах она синоним жизненнее, «больше похожа на жизнь», в других — «жизнь в большей степени» .

Слово звезда в значении 'знаменитость' также встречается очень часто. Что касается более редких форм, то их меньшая употребляемость связана с тем, что существительные, от которых они образованы, в реальной жизни и при общении употребляются, скорее всего, реже (пылесосее). То, что пылесос может быть пылесосом в большей степени, видимо, интересует носителей языка меньше, чем то, что центр или жизнь могут являться центром и жизнью в большей степени и приближаться к пределу качества .

Интересным также является тот факт, что, так же, как и некоторые компаративы от относительных прилагательных, отсубстантивные компаративы в части примеров имеют значение 'большее количество того, что названо существительным':

Но год назад команда у нас была позвездей .

Но все же «Список Шиндлера» посмыслее, чем «Чекист» .

Форм с таким значением довольно мало: менее 1% тот общего количества .

Аналитические сравнительные конструкции «более/менее + существительное» имеют ту же семантику, что и синтетические, ср.

в предложении:

помогает женщине чувствовать себя чуть более женщиной, чем обычно .

Я не ощущаю себя менее женщиной .

4) Синтаксис Отсубстантивные компаративы выполняют в предложении различные синтаксические функции .

1. Абсолютное большинство синтетических и аналитических отсубстантивных компаративов выполняет в предложении функцию предиката:

недостаточное сходство со столом, можно бы ещё столее, то есть, ровнее smile.. .

я так вообще Звездее всех Звездей.. .

Нарва оказалась куда более городом, чем я ожидала .

Вообще, если углубляться в вопрос, то коты гораздо более люди, чем люди, хотя тут встает вопрос определения " что такое человек" Сегодня европеец является вчетверо «менее мужчиной», чем его дед .

2. Функцию обстоятельства практически исключительно несут синтетические формы от существительного центр из-за своеобразия его «географической» семантики. При этом если для центрее и центрей они составляют всего около 1% от общего количества примеров, то для поцентрее и поцентрей они составляют около 75%:

Так уж с какого-то времени в Испании повелось, что практически каждый город считает своим долгом установить куда-нибудь поцентрей какую-нибудь большую аморфную загогулину

3. Примеры с функцией определения составляют около 20% примеров поцентрее и поцентрей, а также звездее, жизнее и т.д.:

Хочется отель поцентрей и поуютне .

Характерной синтаксической особенностью отсубстантивных компаративов является их появление в фразах типа «компаратив + не бывает / нет / некуда», которые служат доказательством изменения семантики как указания большей близости к прототипу .

Выводы по параграфу 3.4. Сравнительные формы, образованные от существительных, достаточно часто встречаются в современном русском языке .

Будучи связанными с глубоким прошлым языка, с синкретизмом существительного и прилагательного, они в настоящее время функционируют в разговорной речи, художественных и публицистических произведениях, являясь феноменами языковой игры, а также встречаются в диалектах и детской речи, что было отмечено во 2 главе. При образовании сравнительной степени от существительных либо не происходит морфонологических изменений (войнее), либо к основе существительного добавляется интерфикс (фруктовее), что было подробно рассмотрено в разделе, посвященном прилагательным .

Возможны два основных типа семантики этих форм: в первом случае отсубстантивные компаративы выделяют из комплекса качеств, обозначенных существительным, одно и показывают его интенсивность — в таких употреблениях наблюдается синонимия по отношению к нормативным компаративам (фильм реальнее, жизнее чем Голливуд); во втором случае они показывают увеличение интенсивности всего комплекса качеств, присущих существительному, что естественно именно для отсубстантивных компаративов, но нетипично для отадъективной сравнительной степени (Мы все пацаны, но есть и пацанее). В таком случае их семантика сближается с семантикой прилагательных с ингерентным прототипом. Третьим, довольно редким видом их значений является значение 'увеличение количества того, что названо существительным' (гонорар побольше да гостиницы «позвездее») .

В предложении отсубстантивные компаративы в большинстве случаев имеют функцию предиката, а иногда также – обстоятельства и определения .

3.5. Нестандартные компаративы, образованные от местоимений

Список местоимений и их разряды были взяты из статьи Д.В. Сичинавы [Сичинава 2016] .

1) Список компаративов

Синтетические компаративы:

Другой – другее (196), самый – самее (180; 2 в НКРЯ), никогда – никогдее (83), никто – никтее (48), такой – такее (32), мой – моее (30), себя – себее (28), никак – никакее (27), иной – инее (25), наш – нашее (24), нечто – нечтее (23), таков – таковее (23), ничто – ничтее (19), весь – всее (19), так – такее (17), никуда – никудее (17), какой – какее (15), такой – таковее (15), каков – каковее (14), свой – своее (14), некуда – некудее (13), сам – самее (13; 2 в НКРЯ), так – таковее (11), оно – онее (10), твой – твоее (7), который – которее (6), всякий – всякее (6), столько – столькее (3), они – онее (2), что – чтее (2), кое-кто – коектее (2), сколько – сколькее (2), этот – этее (2), любой – любее (2), этакий – этакее (2), каждый – каждее (2), мы – мее (1), она – онее (1), ваш – вашее (1), кое-что – кое-чтее (1), что-нибудь – что-нибудее (1), как-нибудь – как-нибудее (1), какой-нибудь – какее-нибудь (1), какой-то – какее-то (2), кто – ктее (1), незачем – незачемее (1) .

Аналитические компаративы с более:

Более иной (13), более другой (7), более наш (6) .

Аналитические компаративы с менее:

Менее мой (2), менее никакой (1), менее иной (1) .

Количество местоимений, образующих компаратив: 47 .

Суммарное количество синтетических компаративов: 944, аналитических компаративов с более – 26, аналитических компаративов с менее – 4 .

Самые частотные компаративы: другее (196; 56 позиция в словаре), самее (от самый) (180; 89 позиция в словаре), никогдее (83; 238 позиция в словаре);

более иной (13; 281 позиция в словаре), более другой (7; 56 позиция в словаре), более наш (6; 59 позиция в словаре); менее мой (2; 60 позиция в словаре), менее никакой (1; 253 позиция в словаре), менее иной (1; 281 позиция в словаре) .

2) Морфонология Компаративы образуются от приведенных выше местоимений посредством присоединения к основе суффикса -ее .

Всее образуется от основы местоимения весь в косвенном падеже. Таковее образован от так с прибавлением интерфикса -ов. Личные местоимения с разной основой в именительном и косвенном падежах используют при образовании компаратива основу именительного падежа: мы – мее, оно, она – онее. То же относится к местоимению что .

Неопределенные местоимения что-нибудь, как-нибудь присоединяют суффикс компаратива к суффиксу, какой-нибудь, какой-то – к корню, что связано, вероятно, со сходством окончаний последних местоимений с окончаниями прилагательных, которые в принципе образуют сравнительную форму. Поскольку в данном случае носитель языка выбирает не только окказиональность, но и внешнее сходство с нормами языка, можно сделать вывод о его желании в большей степени выразить необходимую семантику, чем просто удивить читателя/слушателя .

3) Семантика Проанализируем семантику нестандартных форм, разбив их на группы в соответствии с традиционной классификацией местоимений по смыслу .

Лишь следующие формы из перечисленных уже упоминались в исследовательской литературе:

– форма сравнительной степени, образованная от определительного местоимения сам – самее, а также аналитическая форма превосходной степени от притяжательного местоимения мой – мойнее всех и синтетическая форма превосходной степени от отрицательного местоимения никакой – никакейших - в исследовании В.З. Санникова [Санников 1999: 71–73];

– формы сравнительной степени от притяжательных местоимений мой, свой

– моее, своее, от определительного местоимения весь – всее, а также формой превосходной степени от местоимения мой и свой: своейшая, самое мое, моее всех, появляющиеся в текстах М. Цветаевой, были рассмотрены А.А. Козаковой [Козакова 2000: 204], Н.Н. Вольской [Вольская 1999: 121] .

Личные местоимения: она, оно, они – онее (13); мы – мее (1) .

Из восьми личных местоимений компаратив нам встретился только с местоимениями мы, она, оно, они. При этом всегда только в одной характерной позиции – в сочетании с именительным падежом того же местоимения: мы еще мее .

Форма мее встречается только один раз.

Она означает 'более родной, близкий', поскольку под мы подразумевается 'те, которые на нашей стороне, свои':

– Ну да, мы здесь спокон веку были, а потом понаехали они, да как начали!

– "Они и еще онее". Название, только непонятно, чего .

– Продолжение романа "Мы"?

– Часть первая: "Мы и еще мее". Часть вторая: "Они и еще онее" .

У формы онее семантика 'более чужие'. Ср. описание этой переносной семантики третьего лица Е.Р. Добрушиной: «‘характерный для ряда лиц (как правило, ряда плохо определенного, с размытыми границами), от которых говорящий отмежевывается, поскольку для него (и/или тех, к кому он себя причисляет) характерно иное’. Это значение соответствует одному из «классических» переносных значений третьего лица, проявляющегося как в значении местоимения они, так и в значении неопределенно-личных местоимений» [Добрушина 2013: 198].

Данная семантика есть и в они, однако именно в сравнительной форме она выходит на первый план, становится доминирующей:

Неудачно шершу я ля фам, Раньше были мечтее мечты, Всевозможных встречаю я дам, Но они ведь онее, чем ты .

Оно, образующее компаратив, может иметь два значения: 'нечто неопределенное':

Поэтому что от их смешения [их - жанров кино] «оно» становится ещё «онее» .

и 'то, что нужно, наиболее подходящее':

Как увидела борщ в меню, так сразу поняла: это оно! а когда к борщу еще водки принесли, так стало сразу еще онее .

Она в форме сравнительной степени означает 'она самая':

Но когда увидел Ваше имя, сразу понял: ОНА )))

– ОНА, ОНА, ОНЕЕ не бывает. А всё равно мне дико любопытно, чем так сильно мужской стиль от женского отличпется. Потому и просила анализа .

При этом она и онее встроено во фразеологизованную конструкцию с прилагательным: X-ый — X-ее не бывает .

Следовательно, из личных местоимений базой для компаратива может служить только мы – мее, а также он, поскольку она, оно и они — его формы по роду и числу с точки зрения истории языка. Необходимо отметить, что слово он со всеми его формами, считающееся сейчас личным местоимением, исторически было прилагательным, и адъективная, а не местоименная семантика у него время от времени проявляется, например, в контекстах со значением 'наиболее подходящее'. Поэтому образование форм компаратива от личных местоимений, которые приобретают в контексте дополнительные оттенки семантики ('чужое', 'родное', 'неопределенное', 'подходящее'), соотносящиеся с семантикой имени прилагательного, является в определённой степени обусловленным историей языка. Сравнение происходит именно по этим неместоименным признакам .

Количество форм компаратива, образованных от личных местоимений, небольшое и возможно только в однотипных конструкциях («Х и еще Х»). По всей видимости, основная семантика личных местоимений – указание на участников ситуации – не соотносится с идеей увеличения интенсивности. Кроме того, возможность или невозможность образования компаратива от местоимений во многом объясняется морфонологическими причинами: так, от личных местоимений я, ты компаратив практически невозможен даже потенциально (*яее, *мнее, *тыее, *тебее) .

Единственный компаратив, отличающийся от остальных форм сравнительной степени личных местоимений тем, что его значение именно местоименное, – это онее, образованный от она: ОНА, ОНА, ОНЕЕ не бывает .

Он обозначает идентификацию и повышенную экспрессивность текста (онее не бывает здесь использовано как близкое к это именно она) .

Чаще всего компаративы от личных местоимений выполняют функцию главного члена предложения в односоставных предложениях (мы еще мее, онее не бывает), а в двусоставных предложениях – функцию сказуемого (они ведь онее) .

Возвратное местоимение: себе – себее (28) Возвратное местоимение себе в форме компаратива обозначает 'собой в большей степени':

Я становлюсь к себе добрее, я становлюсь с собой себее .

В другом примере та же форма имеет значение 'для себя по преимуществу':

Честно, давно хотела узнать, что значит - для себя родить. Или не для себя).Я думаю, что в принципе все рожают для себя. Но, видимо, кто-то рожает ещё себее) .

Иными словами, лексической базой для компаратива себее является либо себе в определённой падежной форме, либо предложная конструкция, включающая себе, при этом в значении компаратива семантика лексической базы сохраняется и интенсифицируется .

Кроме того, нами было найдено 25 употреблений формы себее в устойчивых конструкциях так себе и 1 употребление во фразеологизме себе на уме.

В обоих случаях данные формы выражают 'увеличение интенсивности того, что названо конструкцией, включающей себе':

Сейчас все играют так себе. А режиссеры еще так себее .

самый гад, наверное, из хитрецов! Себе на уме, но еще "себее"!!!

Следовательно, местоимение себе употребляется в форме компаратива, в большинстве случаев выражая увеличение интенсивности не собственно своего значения, а значения конструкции, в которой оно присутствует .

Когда компаратив образован от местоимения себе в собственно его значении, он имеет функцию сказуемого; если же он выражает большую интенсивность конструкции, в которой изначально присутствует себе, то он имеет ту функцию, которую изначально несла вся конструкция: обстоятельства (рожает еще себее), сказуемого (выставка с каждым годом все так себее и так себее становится) .

Неопределенные местоимения: нечто – нечтее (23), кое-кто – кое-ктее (2), кое-что – кое-чтее (1), что-нибудь – что-нибудее (1), как-нибудь – какнибудее (1), какой-то – какее-то (1) .

Из 33 неопределенных местоимений компаратив мы нашли от 7 .

Сравнительная форма от неопределенного местоимения нечто образуется со значением 'особенное, выдающееся, удивительное' и в таком случае, соответственно, является синонимом прилагательного:

Цирк у нас большой и часто приезжает московский цирк и европейский. А это НЕЧТО! приезжай в наш Шапито, это еще нечтее .

Местоимение нечто имеет такую семантику и вне сравнительной формы:

Это было в Ереване, где мы были на конференции, и там в картинной галерее висит портрет Ленина работы Петрова-Водкина. Это нечто. Они меня к нему подвели: «Вот, посмотрите». [НКРЯ. Розалия Черепанова. Интеллигенция и «тайное знание» // «Неприкосновенный запас», 2010] Помимо нечто, лексической базой для компаратива могут служить какнибудь и что-нибудь.

Они имеют значение 'еще какие-либо признаки, указывающие на положительные качества, которые присутствуют у предмета в большей степени, чем у других предметов':

Надо же понимать, что есть энтузиасты-любители разных автомобилей, и подревнее, и побыстрее, и еще как-нибудее .

Давайте без громких фраз, на данный момент мы только разрабатываем и показана лишь малая часть всего, что мы хотели донести до Вас. Дальше Больше, интереснее, гармоничнее, популярнее, посещаемее, ещё-чего-нибудее .

В приведенных выше примерах значения двух окказиональных форм сближаются .

Форма компаратива употреблена в них для однообразия конструкции, где синонимический ряд выражен сравнительными формами прилагательных. Те признаки, на которые указывает окказионализм, были бы выражены сравнительными формами. В целом же формы компаратива прилагательных в предложении выражают не сравнение и не небольшую степень различия, а «субъективный выбор из определенного пространства возможностей» [Князев 2007: 213, 219], который варьируется «от 'еще совсем немного’ до 'в наиболее возможной степени’» [Сичинава 2013: 288]. Характерно, что компаративы в данном примере стоят в атрибутивной позиции, как это свойственно сравнительным степеням на по-, описанным Д.В. Сичинавой [Сичинава 2013] .

Похожая семантика у формы какее-то, однако она в контексте указывает на 'отрицательные качества характера, которые могли бы быть более интенсивными':

Мою вот маму вот никакие жизненные сложности (а их была тьма тем) не сделали жестче, хитрее, еще какее-то.. .

Другой пример содержит данную форму с отрицательной коннотативной оценкой:

В Москве вроде появилась, но пока в неправильных местах по неправильной цене. Впрочем, сейчас все цены какие-то. И становятся все какее-то .

Кое-что в форме сравнительной степени имеет семантику 'нечто более значащее, чем то, что было указано до этого':

Очень интересно, как изготовить не символизирующий, а хотя бы со стороны похожий на то животное, которое ты представляешь, костюм.. .

(реверанс в сторону 9х Врат, кажется, или Крепости... видел на фото тамошних мохнатых... это уже нааамного кое-чтее, чем обычно) .

Кое-ктее также имеет четко выраженную дополнительную семантику:

'субъект, имеющий определенные характерные признаки в большей степени, чем кто-либо еще'. При этом он известен автору высказывания, но не называется прямо:

Маленький штришок - смотрите как ловко кто-то включил программу про грядущее! В оригинале то загадка с радостным таинственным сокровенным предвкушением! И кое-кто может туда заглядывать! И чем кое-ктее тем дальше!

Следовательно, неопределенные местоимения в форме компаратива указывают на признаки, обычно выражаемые прилагательными, которые могут быть интенсивными более или менее, чем норма, а также на предметы, к которым относится целый комплекс признаков, которые могут быть более или менее интенсивными. Это может относиться к семантике самого местоимения: нечто, кое-кто, кое-что, которые изначально могут иметь неместоименный компонент в своей семантике ('что-то или кто-то более выдающиеся, значащие'). При этом при образовании сравнительной формы выходит на первый план и интенсифицируется эмоциональная оценка, относящаяся к местоимению. О возможности трансформации семантики местоимений в различных контекстах и наличии в ней эмоциональной оценки пишет Л.А. Синько по отношению к неопределенным местоимениям: «При функционировании неопределенных местоимений в дискурсе типичной для них функцией нередко становится интенсификация эмоциональной оценки. При этом происходит актуализация оценочной направленности неопределенных местоимений за счет ядерных семантических признаков слов, с которыми они сочетаются, на основе контекстуальной оценочной компенсации» [Синько 2011: 127] .

Характерной позицией для местоимений, которые этого компонента в семантике не имеют - что-нибудь, как-нибудь, какой-то, - является позиция в ряду однородных членов, обозначающих положительные или отрицательные признаки, относящиеся к кому-либо. Причина этого состоит в желании сделать конструкцию более однообразной, не прерывать ряд сравнительных форм .

Иными словами, местоимения, которые не имеют в своей семантике оценочного компонента, присутствуют только в предложении с синонимическим рядом и употребляются только со словом еще. Местоимения с эмоциональным компонентом в значении могут употребляться как с этим словом, так и без него .

Компаративы нечтее, кое-ктее, кое-чтее, что-нибудее, какее-то выполняют функцию сказуемого (картошка просто нечто! Грибы еще нечтее!), и только как-нибудее имеет функцию определения (энтузиасты-любители разных автомобилей, и подревнее, и побыстрее, и еще как-нибудее) .

Отрицательные местоимения: никогда – никогдее (83), никто – никтее (48), никак – никакее (27), ничто – ничтее 19), никуда – никудее (17), некуда – некудее (13), незачем – незачемее (1) .

Количество употреблений форм компаратива, образованных от отрицательных местоимений, довольно велико относительно форм от местоимений других разрядов .

Из 16 отрицательных местоимений сравнительную форму образуют 7 .

Все формы, образованные от местоимений данного разряда, имеют приблизительно такое значение: никтее 'в большей степени, чем никто', ничтее 'в большей степени, чем ничто', никогдее 'в большей степени, чем никогда', никакее (от никак) 'в большей степени, чем никак' и т.д. Иными словами, схема изменения их семантики при образовании компаративов очень схожа со схемой привативных прилагательных, которые в позитиве обозначают наличие/отсутствие чего-либо, а в компаративе – шкалу этого наличия/отсутствия .

Следующий пример достаточно показателен в плане семантики таких компаративов:

— И не подумаю, — ответил ягненок. — Во-первых, я не могу забраться к тебе в загончик, потому что я еще маленький, — мне не перепрыгнуть через загородку. А во-вторых, мне неинтересно играть с поросятами. И вообще, свинья для меня менее чем ничто!

— Что ты хочешь этим сказать? Гм, менее чем ничто… Мне кажется, менее чем ничто просто не бывает. Ничто — это предел ничтовости. Как чтонибудь может быть ничтее, чем ничто? Если есть на свете такое ничто, которое ничтее ничта, тогда должно быть что-то чтее этого ничта. Но если ничто — просто ничто, тогда ничтее его ничего быть не может! [Уайт Э.Б .

Паутинка Шарлотты (сказка). 1952 / пер. Ю.В. Шор]

В данном примере употребляются также окказиональные формы:

компаратив чтее, образованный от местоимения что, и нетипичная форма родительного падежа местоимения ничто – ничта. Следует отметить, что переводчик Ю.В. Шор сделала текст намного более окказиональным, чем оригинал: в английском тексте ни разу не употребляется какая-либо необычная форма. Форме же ничтее является переводом конструкции less than nothing .

Существует также компаратив никакее, образованный от местоимения никакой, но в найденных нами примерах он является синонимом компаратива от прилагательных со значениями 'не имеющий особенных выразительных признаков', 'никуда не годный, никудышный':

Шторы хорошо смотрятся! я, кстати, шторы пёстрые не очень люблю, мне чем "никакее", тем лучше. но здесь они на своём месте .

Опять я осенью какой то никакой, А вокруг так даже...никакее. .

Местоимение никакой имеет данное адъективное значение и вне сравнительной формы [Пачина 1998: 1], поэтому нам представилось целесообразным исключить формы с таким значением из общего списка компаративов, образованных от местоимений .

Следовательно, носители языка, употребляя отрицательные местоимения в форме сравнительной степени, фактически используют литоту, реализуя творческий потенциал языка. Данные местоимения выполняют функцию лексической базы компаратива, при этом не приобретая никаких дополнительных значений, и сближаются по схеме образования сравнительной степени с привативными прилагательными .

В предложении компаративы от этих местоимений выполняют функции сказуемого (Ты и так – никто, а Там – еще никтее). Сравнительные формы от местоименных наречий никогдее, некудее, никудее, незачемее также в редких случаях могут быть обстоятельствами (им отступать некуда, нам еще некудее) .

Вопросительно-относительные местоимения: какой – какее (15), каков – каковее (14), который – которее (6), сколько – сколькее (2), что – чтее (2), кто – ктее (1) .

Из 8 вопросительно-относительных местоимений сравнительную форму образуют 6. При этом компаративы имеют следующие значения .

Окказиональные компаративы которее и ктее выражают точность идентификации человека и его свойств, признаков:

— Так ты, выходит, тот самый Жихарь, который… — Тот самый, — сказал богатырь .

— Который, — подтвердил водяник. — Которее не бывает. [Успенский М .

Кого за смертью посылать. Приключения Жихаря – 3]

-Ой! Ты хто?

Я кто?

Я тот, кто ктее не бывает!

Реальный я .

Какее может иметь несколько значений. Во-первых, эта форма может обозначать 'определенные отрицательные качества, которые могут присутствовать у человека'.

В таком случае оно совпадает по семантике с какеето:

Поэтому удивляюсь, что "утро вечера мудренее": у меня в большинстве ситуаций оно глупее, трусливее, ленивее, амёбнее и не знаю ещё какее .

В другом контексте какее имеет значение сравнительной степени прилагательного, названного ранее.

Причем в предложении с этим прилагательным обязательно присутствует какой/какая/какое:

Так вот она какая майская Тюмень - солнечная! :)))) Нет, она ещё какее!

При этом замена какее на солнечнее не была бы вполне равноценной, поскольку какее выражает не только обозначенный признак, но и отношение к нему субъекта (восторженное) .

Каковее образуется от каков, когда это местоимение выражает возмущение, удивление, восхищение:

- Оставьте телефон, и я позвоню к вам туда, на Колыму, сообщить о публикации .

Каково, а?

Но ещё каковее, думаю, тем, кто живёт на той же самой Колыме или на Таймыре .

Чтее имеет семантику в оппозиции что-ничто: есть ничто, есть что, при этом что в большей степени реально, в большей степени что, чем ничто .

Если есть на свете такое ничто, которое ничтее ничта, тогда должно быть что-то чтее этого ничта. [Уайт Э.Б. Паутинка Шарлотты (сказка). 1952 / пер. Ю.В.

Шор] Сколькее обозначает 'больше', поскольку сколько в контексте со сравнительной формой означает 'много':

Потому что в холодильнике - вон сколько, приготовить на завтрак можно ещё вон сколькее Итак, относительные местоимения в форме компаратива не имеют в своей семантике какого-либо дополнительного оттенка значения, которого изначально нет у местоимения. Каков может выражать удивление, возмущение, какой признак, кто и который - субъекта с определенными качествами, что существующий объект в оппозиции что - ничто, сколько - большое количество .

Данные значения становятся более интенсивными в форме сравнительной степени .

Компаративы от вопросительно-относительных местоимений обычно имеют функцию сказуемого («у кого же он есть на самом деле», «у кого каковее»), а сколькее в одном примере является обстоятельством (приготовить на завтрак можно ещё вон сколькее) .

Указательные местоимения: такой – такее (32), таков – таковее (23), так – такее (17), так – таковее (11), столько – столькее (3), это – этее (2), этакий – этакее (2) .

Данный семантический разряд местоимений является достаточно условным, поскольку это фактически «местоименные местоимения»: семантический признак, общий для местоимений этого класса, – 'указание на что-либо' .

Из 11 указательных местоимений сравнительная форма образуется от 7 .

Если компаратив образуется от указательного местоимения это, то оно обозначает 'нечто потрясающее, шедевр', а форма компаратива, соответственно, – 'шедевр в большей степени, чем названное ранее':

А Веллинг - это это, а Кларк - это еще этее!

При этом такие формы фактически аналогичны форме нечтее в значении 'нечто потрясающее' .

Так в сравнительной форме обозначает 'в большей степени так', 'не только так, но и в большей степени таким образом':

Можно ли так сказать?

Можно и "такее" .

Указательное местоимение такой в форме компаратива имеет значение 'в большей степени идентичный, похожий':

(...) что ты - не один в этом Мире, что вокруг тебя живут такие же (а может быть, и "ещё такее") .

Таковее имеет семантику указания на признак большей степени интенсивности:

Здесь задается схема построения для всех отрывков V-VII: повторы "о, как воздух (таков-то): (таковее) того-то и того-то" - и вереница образов, ассоциирующихся с названными качествами. [Гаспаров М.Л. «Поэма воздуха»

Марины Цветаевой. Опыт интерпретации.

1930] В других примерах данная форма может обозначать увеличение интенсивности целого комплекса признаков, относящихся к определяемому существительному или местоимению:

Если жизнь такова, то надо учитывать ее суровые законы. А сводятся они, как метко заметил один ростовский философ, к одному закону: если жизнь такова, она имеет тенденцию стать таковее. [Сёмин В. «Однако камень надо двигать...» Из писем 1969-1978 гг.]

Этакее обозначает 'более необычное, что-то другое':

Хочется чего-то "этакого". ЧК - факт - "этакее" некуда .

Столькее является синонимом больше:

Одно и то же пиво в ларьке стоит столько, в магазине совсем столько, а в ресторане - ещё столькее А в дорогом ресторане - кошмарно столько .

Как и в некоторых других предыдущих примерах, существуют степени, которое имеет слово, являющееся лексической базой компаратива: столько совсем столько - еще столькее - кошмарно столько .

При образовании формы сравнительной степени от указательных местоимений они приобретают неместоименный компонент в значении (в случае с этее, этакее). В других случаях этого не требуется, и компаратив выражает большую степень того, на что указывает местоимение .

Компаративы от указательных местоимений чаще всего являются сказуемыми (что сделать, чтобы стало «таковее»?) и – реже – обстоятельствами (Удачи (воот столько!), здоровья (еще столькее), и просто счастья во всем) .

Притяжательные местоимения: мой – моее (30), наш – нашее (24), свой – своее (14), твой – твоее (7), ваш – вашее (1) .

Из 8 притяжательных местоимений сравнительную степень образуют 5. Из них формы моее и своее были исследованы А.А. Козаковой [Козакова 2004] и Н.Н .

Вольской [Вольская 1999] .

По мнению А.А. Козаковой, форма сравнительной степени моее в текстах М .

Цветаевой обозначает "не разную степень проявления признака у разных лиц, а очень сильное ощущение свойственности", что проявляется, в частности, в оппозиции моее – чуждее [Козакова 2004: 206] .

Все предшествовавшее лето 1902 г. я переписывала его из хрестоматии в самосшивную книжку. Зачем в книжку, раз есть в хрестоматии? Чтобы всегда носить с собой в кармане, чтобы с Морем гулять в Пачёво и на пеньки, чтобы моее было, чтобы я сама написала [Цветаева М.И. Мой Пушкин] .

То же значение имеет данная форма и в других текстах:

Чтобы запомнить. Чтобы сделать «моее» — мое любимейшее выражение любимой Цветаевой .

Упоминавшееся выше местоимение свой является синонимом прилагательных близкий, родной, и в соответствии с этим компаратив выражает увеличение интенсивности данного признака:

Я, конечно, и так воспринимала GNOMik как свою (надеюсь, что и она тоже); но вот эта ее экскурсия по парку позволила мне стать еще "своее", поближе.. .

В других случаях свой – 'отличный от чужого, оригинальный', своее – 'еще в большей степени принадлежащий субъекту, более оригинальный':

У нас, хронических блондинок, логика своя, маршруты передвижения по городу - ещё своее .

Форма своее используется даже в переводном названии произведения Миранды Джулай "Нет никого своее" ("No one belongs here more than you"). В последнем случае акцент делается на большую степень принадлежности чемулибо .

Твоее указывает на большую степень принадлежности кого-либо или чеголибо собеседнику больше, чем кому-либо другому:

— Вы тоже мои, — отвечал на это Антон, — но Антошка… — он запнулся, не зная, какое слово подобрать .

— Еще твоее? — засмеялась Лена, но чувствовалось, что она все же обижена. — А ты не задумывался, что он — прежде всего сам по себе человек, и все мы принадлежим, — она выразительно взглянула вверх, где синело яркое весеннее небо. [Алекс. Не за парту... 2015] Нашее обозначает степень принадлежности кого-либо к чему-либо, которая может быть меньшей или большей:

Крым еще нашее .

Вашее имеет семантику 'ваш в большей степени' в оппозиции наш - ваш:

Наш человек... Выбросил бяку и жизнь стала полнее и насыщенее .

Поддерживаю .

Ну я тогда ещё "вашее" .

Таким образом, притяжательные местоимения указывают на большую степень принадлежности кого-либо или чего-либо тому, о ком говорится. Либо они являются синонимами прилагательного, приобретая новый компонент в значении .

Во всех найденных нами примерах компаративы от притяжательных местоимений имеют функцию сказуемого (Трамп был еще «нашее», чем крышнам) .

Определительные местоимения: другой – другее (196), самый – самее (180), иной – инее (25), весь – всее (19), сам – самее (13), всякий – всякее (6), каждый – каждее (2), любой – любее (2) .

К определительным местоимениям относятся достаточно разнородные семантически слова. Д.В. Сичинава отмечает, что в данный класс фактически входят три класса местоимений: местоимения всеобщности, усилительновыделительные многозначные слова, слова со значением 'иной' [Сичинава 2016] .

Все определительные местоимения образуют компаратив, поскольку в контексте по своей семантике они соотносятся с прилагательными или целыми фразами .

Форма всее предполагает, что все – это на самом деле не все, есть все, которое больше этого.

Подобные компаративы иногда очень легко заменить синонимичным прилагательным или фразой:

В худшем, в частом случае, связь внешняя, местная, порядковая, чтобы все сказать – житейская, чтобы еще всее сказать – кладбищенская, по случайности соседства номеров и могил. [Цветаева М.И. Твоя смерть. 1927] .

Фразу чтобы еще всее сказать можно заменить на фразу чтобы выразить свою мысль еще полнее, чётче без ущерба для смысла, хотя и с потерей экспрессивности .

Компаратив всякее имеет семантику 'всякое в большей степени':

Всякое в жизни бывало, а будет ещё всякее .

Форма самее может образовываться от местоимения сам и от местоимения самый .

Самее (от сам) имеет семантику 'сам в большей степени' в смысле 'более самостоятельный' Вы также, как и мы много лет назад, изучая вузовские курсы этих двух учебных дисциплин, будете себя ловить на мысли – что же в историческом плане (а значит и по теории) первичнее (самее): землеустройство или земельный кадастр?

В других случаях самее означает 'главнее'. Это встречается и в детской речи:

- Мне сам папа сказал…

- Мне сама мама сказала…

- Но ведь папа самее мамы…. Папа гораздо самее. [НКРЯ. Чуковский К.И .

От двух до пяти. 1933-1965] Кроме того, самее образуется также в устойчивых сочетаниях типа само собой.

Тогда данная форма обозначает 'само собой в большей степени', 'тем более':

Само собой, там же окажется Северная Америка (САМ), еще самее Восточная Азия, делящаяся на ЮВА и СВА. [Арин О. Азиатско-тихоокеанский регион: мифы, иллюзии и реальность.

1997] Компаратив самее (от самый) является синонимом прилагательного в высшей степени проявления признака:

Вот чего не люблю, это когда говорят «самый» — всегда найдется тот, кто будет еще «самее» .

Иными словами, носитель языка заменяет этой формой усеченный суперлатив (самый красивый, самый лучший, самый сильный). Помимо этого, следует отметить, что самее относится не к какому-либо одному признаку, а сразу же к нескольким признакам, а лучше сказать, к любому признаку. А фраза с таким местоимением обычно означает, что вербальное обозначение высшей степени проявления признака по отношению к кому-либо или чему-либо является неправильным, поскольку всегда есть тот, у которого этот признак присутствует в большей степени .

Кроме того, самее от самый также появляется в устойчивых сочетаниях типа самое то и, соответственно, выражает увеличение интенсивности признака, обозначаемого данной конструкцией:

Жена на строительном рынке подмосковного Чехова купила какую-то фигню, маленький флакончик за 300 рубов... По словам продавца - самое то и даже ещё самее.. .

Большая частотность формы самее, возможно, связана с важностью для носителей языка понятия высшей степени признака:

Я всех самее! Я осамевший с самого себя. Я сам себе бы кинулся на шею, Но поломать себя боюсь, любя .

Форма инее, так же как и другее, обозначает 'иной в большей степени':

Нет, я не Пушкин, я иной, ещё инее я, чем Байрон, любуюсь радостно весной.. .

Так же, как и степень "самости", степень "иности" одного по отношению к другому может быть больше, чем одного по от отношению к третьему .

Форма любее обозначает 'более, чем любой', так же как каждее - 'более, чем каждый':

Танцы на вечеринке возможны самые любые. Даже еще любее. Но пожелания все равно принимаются. Кто чего хочет?

А каждая из каждых - еще каждее!

Следовательно, определительные местоимения в форме компаратива обозначают 'то, на что указывает местоимение, в большей степени': 'в большей степени иной', 'в большей степени самый', 'в большей степени все' и т.д. Поэтому данные местоимения очень показательны: становясь лексической базой компаратива, они не приобретают какого-либо нового значения, а увеличивают интенсивность собственно местоименной семантики .

Абсолютное большинство компаративов от определительных местоимений выполняют функцию сказуемого (Меня такой подход заставляет быть еще «другее»). Нам встретились также варианты употребления каждее в роли подлежащего (Художника каждый может обидеть! А фотохудожника еще каждее), всее в роли дополнения (чтобы еще всее сказать), всякее, другее в роли определения (По телевизору всяких людей показывают. А по трейлеру еще всякее;

Другой подход. Подход еще другее) .

Выводы по параграфу 3.5. Семантика местоимений как части речи связана с «отсылкой к ситуации речи или структуре текста» [Сичинава 2011]. Однако помимо этого существуют дополнительные значения, которое каждое местоимение приобретает в контексте .

Лексической базой компаратива местоимения оказываются в тех случаях, когда они, во-первых, выражают увеличение интенсивности того, на что изначально указывает местоимение, без каких-либо дополнительных оттенков семантики; и, во-вторых, имеют неместоименный компонент в значении, свойственный градуируемым прилагательным или наречиям, или несут в себе дополнительную коннотативную семантику, которую приобретают в контексте (как происходит в случае с мы – они). При образовании сравнительной степени интенсивность качеств, относящихся к местоимению, усиливается .

Следовательно, при образовании компаратива от местоимений в одном случае значение местоимения не меняется, меняется только интенсивность тех свойств и качеств, на которые оно указывает. В других случаях данные слова приобретают семантику, схожую с семантикой прилагательного, наречия или существительного .

Для многих типов употреблений исследуемых форм обязательно слово типа еще (еще онее). В основном это формы, которые употребляются достаточно редко, а также те, которые трудно распознать в тексте из-за их необычности или легко принять за опечатку. Например, это формы, образованные от местоимений, состоящих из одного-двух слогов (этее, онее, нашее и т.д.). Для самых частотных форм компаратива (с более качественными значениями) еще не обязательно .

Отметим также, что в контекстах очень часто сначала употребляется нормативная форма, а затем уже компаратив, также для облегчения понимания окказионализма и, следовательно, для достижения цели языковой игры .

Кроме того, некоторые компаративы образуются от местоимений как компонента устойчивых выражений и даже фразеологизмов: себе на уме – еще себее, так себе – так себее, самое то – еще самее. При этом они выражают большую интенсивность тех качеств и свойств, которые обозначает целое выражение .

Большинство компаративов, образованных от местоимений, имеют функцию сказуемого. Компаративы от местоименных наречий также могут выполнять функцию обстоятельства. Существуют единичные употребления отместоименных сравнительных форм как дополнений или определений .

3.6. Нестандартные компаративы, образованные от числительных

1) Список компаративов Второй – вторее (42), один – однее (23), одней (3), восьмой – восьмее (15), девяностый – девяностее (15), седьмой – седьмее (13), шестой – шестее (11), пятый – пятее (10), тринадцатый – тринадцатее (8), четвертый – четвертее (8), девятый – девятее (7), четыре – четверее (4), десятый – десятее (1), двадцатый – двадцатее (1), двадцать – двадцатее (1), оба – обее (1), сорок – сорокее (1), девяносто – девяностее (7), двенадцатый – двенадцатее (6), шестисотый – шестисотее (6), одиннадцатый – одиннадцатее (4), восемнадцатый – восемнадцатее (4), пять – пятерее (4), семидесятый – семидесятее (3), пятидесятый – пятидесятее (3), сороковой – сороковее (3), сорок – сороковее (3), восемьдесятый – восьмидесятее (3), восемь – восьмей (2), восьмее (1), тридцать восьмой – тридцать восьмее (1), тридцать девять – тридцать девятее (1), тридцать седьмой – тридцать седьмее (1), сорок седьмой

– сорок седьмее (1), триста – тристее (1), шестьсот семьдесят седьмой – шестьсот семьдесят седьмее (1),четыре – четверее (1), восемнадцать – восемнадцатее (1), четыреста – четырестее (1), десять – десятерее (1), вторей (1), четырей (1) .

При подсчете форм были исключены те формы, которые имеют адъективное или наречное значение, причем не только в определенном контексте, но и в словарной статье. Так, мы рассматривали отдельно формы, образованные от один в значении 'более одинокий', и не учитывали их при подсчете общего количества форм числительных .

Всего в словаре Ляшевской, Шарова 92 числительных. Синтетические формы сравнительной степени образуются от 38 числительных, из которых 23 порядковых и 15 количественных .

Количество числительных, образующих компаратив: 38 .

Суммарное количество компаративов: 225 .

Самые частотные компаративы: вторее (вторей) (42 (1); 164 позиция в словаре); однее (одней) (23 (3); 174 позиция в словаре); восьмее (от восьмой) (15;

3826 позиция в словаре)

2) Морфонология Компаративы образуются от приведенных выше служебных слов посредством присоединения к основе суффикса -ее/-ей .

Три компаратива – пятерее, четверее, десятерее – образованы от основы собирательных числительных, однако по семантике они соотносятся с количественными числительными, и при их образовании к основе присоединяется суффикс -ер-. Сороковее по семантике соотносится с сорок, однако формально он образован от порядкового числительного .

3) Семантика Числительное как часть речи обозначает «количественное (пять домов), числовое (дом пять) или порядковое (пятый дом) значения». [Сичинава 2012] Как ни странно, они также могут послужить базой для образования сравнительной степени. Целесообразно разделить их на несколько групп .

1. Формы, образованные от лексемы, изначально являющейся числительным, но развившей в себе адъективное значение. Сравнительная степень в таком случае может обозначать усиление интенсивности этого значения. Примером может послужить уже упоминавшаяся выше форма однее, которая в 61 случае имеет семантику 'более одинокий':

Я однее тех, кто лежит, застигнут Холодом на улице: я слабак. Я одней всех пьяниц и всех собак .

Да ведь и не только мальчики! Не так уж редко в трудном положении человек оказывается один. И чем труднее - тем однее .

Я горюю, без тебя однюя, И, рыдая, совершенно одневаю. -- Сегодня одна я, а буду --однее, О, дней моих свет, одинокое солнце!

Такая же ситуация с весьма многочисленными формами первее: 'самый ранний', 'лучший':

Снег первее некуда — внеплановый рассказ, посвящённый первому снегу на острове .

2. Некоторые числительные приобретают адъективное значение только в устойчивых словосочетаниях, оно не отражается в словарях. Например, пятая колонна, второй сорт, шестой айфон, девяностые (годы). По большей части они несут в себе определенные культурные ассоциации и социальные оценки, а сравнительная форма, если можно так выразиться, усиливает интенсивность таких ассоциаций и оценок и одновременно выражает приближение к прототипу качества .

Чем мощнее ваш смартфон или «шестее» айфон.. .

Те кто выжил - либо крутой предприниматель, либо депутат .

Ну а дальше МКАДа 90-е так и продолжаются .

И чем дальше тем девяностее Получается, что тут половина жителей страны 2го сорта - все приезжие))да, но есть второго, а есть ещё вторее В танцах надо обязательно! Причём чем "пятее" будет пятая позиция, тем круче:) Значительная часть интеллекта России - гнусные ироды, изгаляющиеся по поводу и без повода над собственной страной на интернет-форумах, особенно всякого рода националисты. Это "пятая" колонна, "пятей" которой история еще не знает .

3. Формы, обозначающие 'близость к идеалу', которые можно перефразировать как 'в большей степени + числительное'. Подразумевается, что в сознании носителя языка присутствует некий идеал, связанный с определенным числительным. В таком случае сравнительная форма выражает приближение к этому идеалу. По семантике такие фирмы больше похожи на превосходную степень и соотносятся с привативными прилагательными и прилагательными с ингерентным прототипом:

Жизнь одна...а молодость еще однее?

Гор много, Крым один. А Чатырдаг - еще однее :-). Он-то выше Аюдага на добрый километр .

- тебе 20 лет ? Shocked

- Ага. двадцатее не бывает !

Есть две аварии седьмого уровня, и никакой роли не играет, кто из них "седьмее" .

Это на них получается двенадцать часов будет двенадцатее всех других?

4. Кроме того, компаративы, лексической базой которых является числительное, могут появляться в контексте чистой языковой игры. Безусловно, элементы языковой игры присутствуют и в предыдущих примерах, однако именно здесь она является определяющей .

Я по-русски легко считать умею, Калькулятор совсем не нужен мне, Два одней одного, а три - вторее, А восемь семее семи вполне .

Пункт седьмой (не седьмее шестого, и не шестее пятого) .

Второй момент, если через кучу бетонных стен надо высверливаться, над всякими потолками подвесными прокидывать - это одно. По офису разводку сделать с коробами, да с евро-розетками - это другое... По улице, по воздуху, или в колодцах - это совсем третье. Жилой дом - локалка - еще "четвертее" :)

Подобные формы встречаются также в детской речи:

Смотрит мультик про богатырей:

- Сначала их было трое, а потом их стало четверей .

В данном примере компаратив имеет довольно специфическое значение, поскольку ребенок совместил в этом высказывании 'стало четверо' со 'стало больше по числу / увеличилось количество' .

Отметим, что аналитических сравнительных форм, образованных от числительных, нам не встретилось; причиной этого является, по всей видимости, тот факт, что сочетание «более + числительное» не будет иметь семантики категории степеней сравнения:

Мы встретили более двадцати человек .

4) Синтаксис Большинство компаративов, образованных от числительных, выполняют функцию сказуемого (кто из них «седьмее»). Изредка сравнительные формы, образованные от порядковых числительных, выполняют функции определения (Запись третья (не четвертее второй и не вторее четвертой) .

Выводы по параграфу 3.6. При образовании компаратива от числительных при помощи суффиксов -ее (-ей) в большинстве случаев не происходит морфонологических изменений. Только иногда к основе числительного присоединяется интерфикс -ер- и -ов-. Если числительное приобретает в контексте адъективное градуируемое значение, то компаратив, образованный от такого числительного, выражает усиление интенсивности этого значения. Изредка подобные формы обозначают 'приближение к идеалу', сближаясь по значению с прилагательными с ингерентным прототипом. В некоторых случаях компаратив выступает только как факт языковой игры .

Компаративы от числительных выполняют функцию сказуемого и – в редких случаях – определения .

3.7. Нестандартные компаративы, образованные от причастий

В данном разделе рассматриваются нестандартные аналитические и синтетические компаративы, образованные от причастий или отглагольных прилагательных и словообразовательно связанных с глаголом. Именно поэтому в дальнейшем тексте термин «причастие» будет применяться как к собственно причастию, так и к прилагательному, образованному от причастия .

В современном русском языке постоянно идёт процесс адъективации, и «провести четкую границу между "еще причастиями" и "уже прилагательными", переставшими быть словоформами глаголов, принципиально невозможно» [Сай 2011]. Хотя существует несколько признаков, свидетельствующих об адъективации причастий, например, утрата компонентов семантики, связанных с локализацией ситуации во времени и пространстве, утрата способности присоединять зависимые слова, развитие способности сочетаться с наречиями меры и степени и т.д., процедура определения, к какому частеречному классу относится каждая конкретная форма, очень сложна и трудоёмка. Именно поэтому, а также по причине нашей позиции по отношению к компаративу как к отдельной части речи, в данном исследовании не ставится задача разграничения сравнительных форм, образованных от причастий и от прилагательных, бывших когда-то причастиями. Ниже, однако, будут даны некоторые теоретические сведения, относящиеся к определению частеречного класса таких компаративов .

Степень окказиональности исследуемых компаративов, соответственно, зависит от степени адъективации причастия, во-первых, а во-вторых, от способа их образования. Наиболее естественно смотрятся аналитические компаративы .

Синтетические сравнительные формы, образованные от причастий, выглядят маргинально, но они будут рассмотрены в данном исследовании, поскольку неологизмы и маргинальные формы также входят в язык, а изучение редких и «неправильных» является весьма показательным. Кроме того, возможно, что количество компаративов, образованных от причастий, будет увеличиваться, поэтому необходимо зафиксировать факт их наличия в языке .

1) Степень нестандартности компаративов, образованных от причастий Согласно Русской грамматике 1980 г., формы сравнительной степени могут свободно образовываться от причастий на -енный, -анный в адъективном значении:

Дорога стала тяжелее и засыпаннее (Л. Толстой);

И ты знаешь, что нас разлученней В этом мире никто не бывал (А .

Ахматова);

Формы же компаратива от причастий в адъективном знач. с суффиксами ущ-, -ащ-, -|о|м- и -т- ограниченно употребительны:

Женщины умнее и любящее (В. Белинский);

Твой взор открытей и бесстрашней (А. Фет);

Но есть иные люди. Те Еще несчастней и забытей (С. Есенин) [примеры из РГ-80];

На рисунке все формы типичнее, подчеркнутее (пример из газет) [Зарецкая 2001: 357] .

Таким образом, согласно справочникам, образование компаратива от такой лексической базы, как причастие, затруднено, однако не запрещено. Это могут быть любые причастия, кроме причастий действительного залога прошедшего времени. Обязательным условием является только их адъективное значение .

2) Некоторые замечания по поводу частеречного статуса компаративов, образованных от причастий В данном исследовании принята точка зрения на компаратив как на отдельную часть речи, поэтому вопрос о традиционном разделении причастий, образующих компаратив, и прилагательных, не так важен. И все же необходимо обозначить основные взгляды российских лингвистов на данную проблему .

Согласно «Русской грамматике» 1980 г., развитие у причастий адъективных значений не переводит их в разряд прилагательных, т.к. эти значения продолжают соотноситься «с временными, видовыми, залоговыми значениями соответствующих причастий» [РГ-80], и, следовательно, они не меняют свой частеречный статус. Однако единого мнения по этому поводу нет. Так, Н.Н .

Зарецкая считает, что форма компаратива от причастия может образовываться только в том случае, если причастие окончательно адъективизировалось и перешло в разряд прилагательных. [Зарецкая 2011: 111] Грамматика современного русского литературного языка 1970 г. отмечает, что возможен полный переход причастия в прилагательное. При этом причастие теряет время, залог, вид, приобретает качественные значения и краткие формы и степени сравнения [ГСРЛЯ 1970: 305] .

Подобной точки зрения придерживается и Н.Н. Прокопович, который полностью отрицает возможность образования форм степеней сравнения от причастий: «В той мере, в какой присущи страдательному причастию такие адъективные свойства, как формы падежа, рода и числа, которые призваны морфологически выражать связь причастия с существительным, в той же мере чужды для причастия степени сравнения» [Прокопович 1974: 209] .

Аналитические формы степеней сравнения, базой для которых является причастие, Н.Н.

Прокопович классифицирует как прилагательные, а образование степеней сравнения – как показатель адъективации причастия:

Но самый ограниченный ребёнок, как бы оно ни было искусно скрываемо (притворство), узнаёт его (И. Тургенев);

У него были самые определённые и твердые намерения (И. Тургенев) [Прокопович 1974: 209] .

По мнению И.В. Замятиной и Г.Ю. Сызрановой, в данных примерах причастия и вправду полностью адъективизированы. Однако процесс адъективации происходит не во всех случаях; исследователи отмечают, что «в любой синтаксической позиции причастие сохраняет гибридную сущность, а именные или процессуальные составляющие могут акцентироваться в зависимости от лексического значения исходного глагола, синтаксической позиции причастной формы и контекста» [Замятина, Сызранова 2014: 83–84]. В соответствии с позицией, выраженной в РГ-80, при усилении качественного элемента в семантике причастия язык не препятствует выражению степени его качества. При этом аналитическая форма является гораздо более частотной, поскольку она более гибкая .

Так, И.В. Замятина и Г.Ю. Сызранова полагают, что причастия страдательного залога настоящего времени, образующие аналитическую форму сравнительной и превосходной степени, не следует относить к прилагательным, поскольку в них «категория действия-состояния явно преобладает над оттенками качественной оценки и даже качественного состояния». [Виноградов 1972: 226] Такие причастия достаточно частотны, особенно в превосходной степени: самое читаемое, самое обсуждаемое, самое цитируемое. По мнению И.В. Замятиной и Г.Ю. Сызрановой, «в данном случае гибридность семантики причастных форм, присутствующая и в позиции синтаксического актанта, позволяет реализовать грамматическое значение степени качества, опираясь на адъективный компонент семантической структуры полного причастия среднего рода.

Некоторые причастия сохраняют управление исходного глагола и реализуют агентивную валентность при употреблении с префиксами превосходной и сравнительной степени, напр.:

Сегодня в Милане открывается ярмарка «Oh Bej! Oh Bej!» (пер. с итальянского «Как красиво! Как красиво!») – самое ожидаемое событие года всеми миланцами (из интернет-сайтов);

Это более непознанная человеком часть Мирового океана… (передача «О животных». «Радио России». 20.09.13) [Замятина, Сызранова 2014: 84–85] .

Обобщим сказанное выше: есть две точки зрения на образование степеней сравнения причастий. Первая: образование компаратива и суперлатива от причастия является безусловным показателем его адъективации (Н.Н .

Прокопович, Н.Н. Зарецкая). Если это так, то подобные формы резко теряют степень своей новизны и нестандартности. Вторая точка зрения: образование форм степеней сравнения от причастий не всегда обозначает их полную адъективацию (РГ-80). По крайней мере часть примеров с подобными формами остаются причастиями, в них просто в большей или меньшей степени акцентируется именная составляющая (И.В. Замятина, Г.Ю. Сызранова). Мы придерживаемся последней точки зрения на частеречный статус словообразовательной базы подобных компаративов. Поскольку мы считаем компаратив отдельной частью речи, не требуется четкого определения его статуса. Вопрос о статусе базы, от которой компаратив образован, важен, поскольку он связан со степенью окказиональности компаратива: большей или меньшей в зависимости от того, является его базой причастие или прилагательное. И если придерживаться традиционной точки зрения на сравнительную степень, то каждый конкретный случай употребления причастия в сравнительной форме требует анализа его семантики с целью определения его частеречного статуса и, тем самым, степени окказиональности компаратива .

3) Список компаративов, образованных от причастий Для поиска данных форм от 200 самых частотных глаголов по данным словаря Ляшевской, Шарова были образованы синтетические и аналитические причастия, поскольку отдельного списка причастных форм в словаре нет .

Следующим этапом было образование от данных причастий компаративов и проверка их существования в реальных текстах, в том числе посредством поиска в базе Генерального интернет-корпуса русского языка (ГИКРЯ) и в текстах интернета через инструменты Яндекс и Google .

Синтетические компаративы:

Желанней (17839), любимей (12224), любимее (5876), желаннее (4377), значимее (2406), открытее (1078), значимей (746), открытей (380), сделаннее (23), ожидаемее (18), сделанней (6), положеннее (7), читаемее (5), забытее (3), ходимее (3), слышимее (3), знающее (2), купленнее (2), связаннее (2), любящее (1), бывшее (1), бывее (1) (от бывший), поехавшее (1), потеряннее (1), видимее (1), ведомее (1), требуемее (1), продолженнее (1), приведеннее (1), оставленнее (1) .



Pages:   || 2 |



Похожие работы:

«Православие и современность. Электронная библиотека Святой преподобный Ефрем Сирин Творения. Том 4 © Издательство прп. Максима Исповедника, Барнаул Содержание Предисловие к 4-му тому Послание к Римлянам Глава 1 Глава 2 Глава 3 Глава 4 Глава 5 Глава 6 Глава 7 Глава 8...»

«Учебное пособие "Правосудие в отношении детей" по проекту Исследовательского Центра при Верховном суде Республики Узбекистан СОДЕЙСТВИЕ В РОСТЕ СПЕЦИАЛИЗАЦИИ СУДЕЙ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ПРИ РАССМОТРЕНИИ ДЕЛ, СВЯЗАННЫХ С ДЕТЬМИ, ВСТУПИВШИМИ В КОНТАКТ С ЗАКОНОМ Ташке...»

«Н. И. Шаброва К. С. СТАРИЦКИЙ (14.09.1839 – 1909 г.): Штрихи к биографии К. С. Старицкий родился 14 сентября 1839 г. в Полтаве в семье отставного лейтенанта морской артиллерии из потомственных дворя...»

«Пояснительная записка Нормативные документы как основание для разработки образовательных программ логопедической работы Основными нормативными документами являются: Федеральные государственные требов...»

«ФГОУ ВПО "Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова" Факультет филологии и коммуникации Кафедра общей и прикладной филологии И.А. Стернин, Л.Г. Антонова, Д.Л. Карпов, М.В. Шаманова Основные понятия лингвокриминалистической экспер...»

«Частное общеобразовательное учреждение "Православная гимназия во имя Преподобного Сергия Радонежского" УТВЕРЖДЕНА УТВЕРЖДЕНА решением педагогического совета на заседании методобъединения (прот. № 1 от 29.08.2016 г.) (прот. № 1 от 29.08.2016 г.) Директор Талышева Л. П. Руководитель МО Савенкова С.В....»

«РАЗЫСКАНИЯ Анна КОВАЛОВА ВНУЧКА ЛЕСКОВА И ДОРЕВОЛЮЦИОННОЕ КИНО В справочнике "Вся кинематография" (1916) есть заметка о петербургской кинофирме "Художественная лента": "Внучка писателя Лескова—Наталия Дмитриевна Бахарева, заинтересовавшись кинематографией, учредила в апреле 1915 г. Т-во для постановки картин с участием арт...»

«0.25.5:331 Черевыщенко М. М. ведущий библиограф НТБ НТУ "ХПИ" Непран Н. В. зав. отделом НТБ НТУ "ХПИ" Семененко Л. П. директор НТБ НТУ "ХПИ" БИБЛИОГРАФЫ: КАКИМИ ИХ ЖДУТ ЧИТАТЕЛИ В статье раскрываются профессиональные и личностные качества компетентного библиографа. Ключевые слова: компетентность, профессиограмма, способности, личностны...»

«Международные стандарты и Рекомендуемая практика Приложение 14 к Конвенции о международной гражданской авиации Аэродромы Том II Вертодромы Настоящее издание включает все поправки, принятые Советом до 28 февраля 2013 года, и с 14 ноябр...»

«2.4. СПЛАВ ПО РЕКЕ БОЛЬШАЯ ЛАБА (средний уровень воды) Большая Лаба берт начало в ледниках горы Пшиш (3790 м) в Карачаево-Черкесии на границе c Абхазией. Река принимает в себя ряд притоков. Правый...»

«Стоимость экспертно-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений Источник: сайт "Криминалистика и Судебная экспертиза" http://kbugaev.narod.ru/ И.П. Пилюшин, И.С. Смирнова, К.В. Бугаев, Е.Г. Смирн...»

«ЭЛЕКТРОННЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ "APRIORI. CЕРИЯ: ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ" №4 WWW.APRIORI-JOURNAL.RU 2017 АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ ЛИЧНОСТИ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНТЕРПОЛА Хачуков Аслан Русланович студент Северо-Кавказская государственная гуманитарно-технологическая академия,...»

«diktant_pro_mamu_2_klass.zip Около школы растут клёны и липы. Ручеёк собрался с силой и вырвался на свободу. Ещё давно садовая герань считалась в Европе цветком городской бедноты. На забор сели две сороки. Настали теплые деньки.) В лесу я увидел узенькие прямые тропинки. Она сразу могла унять боль...»

«Новосибирский клуб экстремальных автопутешествий OFF ROAD MASTER ОТЧЁТ о спортивном походе на средствах передвижения (0840051411Я) шестой категории сложности совершённому по республике Алтай с 21 июля по 14 августа 2014 г. "Южный берег Телецкого озера" Маршрутная книжка № 0-131-1...»

«Инвалидность и рабочие места: опыт организаций работодателей и сетевых структур предпринимателей Рабочий документ № 6 МОТ Бюро по деятельности работодателей и Департамент по профессиональным навыкам и возможностям трудоустройства © Междунаро...»

«11 класс (1 час 30 мин.) Часть I Задание 1. "Да" или "нет"? Если вы согласны с утверждением, напишите "Да", если не согласны — "нет". Внесите свои ответы в таблицу.1.1. Ипотека дает кредитору право в случае неуплаты долга, овладеть...»

«ДОГОВОР № КУПЛИ-ПРОДАЖИ ТУРИСТИЧЕСКОГО ПРОДУКТА Дочернее предприятие "А.Е.Т. Джоин ап!" (AET Join Up) (лицензия серия АЕ № 185722 Государственной службы г. Киев “_”_201_г. туризма и курортов от 15.03.2013 г.) в лице исполнительного директора Сероухова Д.Г., действую...»

«Н.Н. Селезнев ИНТЕРПРЕТАЦИИ ПРОИСХОЖДЕНИЯ НАЗВАНИЯ "ЯКОВИТЫ" У СРЕДНЕВЕКОВЫХ АРАБОЯЗЫЧНЫХ ЕГИПЕТСКИХ АВТОРОВ Считается, что одна из наиболее влиятельных конфессий христианского Востока – сообщество яковитов – обязана своим становлением деятельности сирийского епископа Иакова Барадея (VI в.), и что ее название произошло от его и...»

«МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ВОЛГОГРАДСКАЯ АКАДЕМИЯ СУДЕБНАЯ ЭКСПЕРТИЗА FORENSIC EXAMINATION № 3 (47) ВОЛГОГРАД — 2016 НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ СУДЕБНАЯ ЭКСПЕРТИЗА № 3 (47) 2016 ISSN 1813-4327 Судебная экспертиза. Выпуск 3 (47) 2016 : научно-практический журнал. — Волгоград : ВА МВД России, 2016....»

«ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ ВОЕННОЙ ЮСТИЦИИ УРАЛЬСКОГО ВОЕННОГО ОКРУГА В ПЕРИОД МАССОВЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ В период массовых политических репрессий 1937-1938 гг . важное значение имели органы военной юстиции, т.е. совокупность органов, на которые законодательством страны возложены функции по осуществлению пра...»

«ИНСТРУКЦИЯ по применению средства дезинфицирующего Ди-Хлор ООО Дезснаб-Трейд, Россия Москва 2003 г. ИНСТРУКЦИЯ по применению средства дезинфицирующего Ди-Хлор ООО ДезснабТрейд, Россия Инструкция разработана в Научно-исследовательском инсти...»







 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.