WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 

«Единый п ть Оправдание меча и бийства I Полемика о «православном мече» между проф. И. Ильиным и г. Демидовым из «Последних новостей» интересна пото му, что касается ...»

Л. ДОБРОНРАВОВ

Единый п ть

Оправдание меча и бийства

I

Полемика о «православном мече» между проф. И. Ильиным

и г. Демидовым из «Последних новостей» интересна пото

му, что касается вопросов очень больных для христианского со

знания всех времен, а нашего в особенности, так как в атмосфере

христианского возрождения, замечаемого всюду, современный

христианин, притом христианин православный, сызнова мучи

тельно решает для себя вопросы о христианстве и государствен ности, о насилии, о допустимости убийства .

Проф. И. Ильин, обращаясь к тем, кто «по совести ищет правду», заявляет, что «государственность, и меч, и сопротив ление злодеям силою приемлемы для православного христиа нина» .

Все это он «православно обосновывает», ссылаясь на то, что, по странному выражению проф. И. Ильина, «изобретение этого обоснования целиком заключено в Апостольских Посланиях» .

Ссылка проф. И. Ильина прямо на Апостольские Послания, минуя Евангелие, очень характерна не только для данного слу чая, но и для всего православно утилитарного мировоззрения г. Ильина .

Нам кажется, что для установления христианского взгляда на государственность следует обратиться к первоисточнику христианского учения, к Евангелию, сохранившему точные слова об этом предмете самого Иисуса Христа .

Когда фарисеи задали Христу провокационный вопрос о том, платить ли подать Кесарю (т. е. подчиняться ли тогдашней римской власти), думая обвинить Христа в антигосударствен ной проповеди, Христос ответил: «Воздайте Кесарево Кесарю, а Божие — Богу» .

Был ли это уклончивый ответ? Нет, это прямой ответ, и ина че не мог ответить Тот, Кто сказал: «Царство Мое не от мира сего» .

Этим ответом проведена непреходимая черта между царством Кесаря и Царством Божиим, Царством Христовым; определена граница между царством, покоящимся на насилии, угнетении и несправедливости, и царством любви, прощения и свободы .

И с тех пор вся история человечества представляет собою борьбу между царством Кесаря и Божиим, борьбу, конечную цель которой христианские мыслители видели в торжестве на земле Царства Божия и весь смысл исторического процесса по лагали в этом конечном торжестве (Влад. Соловьев) .

Совокупность целей и идейного содержания, образующих царство Кесаря, и совокупность целей и идейного содержания царства Божия не только различны, неслиянны, но взаимно друг друга исключают, что обусловлено самой их природой .

II

Однако апостол Павел уже писал в Послании к Римлянам:

«Всяка душа властям предержащим да повинуется. Нет власти не от Бога…». И дальше: «Всякий противящийся власти, Бо жию повелению противится…»

Тут не только подчинение христианина царству Кесаря. Тут большее: признание его равносущным царству Божию, тут на чало скрытой капитуляции христианства пред царством «мира сего». И этот трагический компромисс между Церковью и госу дарственностью отбросил свою мрачную тень в долготу исто рии, и следы его мы видим на всех исторических путях .

Эти слова апостола повторит в более резкой форме Боссюэ:

«Престол короля есть престол Божий» .

Эти слова вызовут византийское искажение христианской идеи .

Эти слова апостола станут могущественным орудием в руках Кесарей всех времен и всех народов в борьбе их с царством Бо жиим .

Так и случилось .

Область практического применения этих слов, санкциониро ванных авторитетом апостола, все расширялась и расширялась в соответствии с государственными и историческими нуждами, и наконец в России один из крупных иерархов заявил на мисси онерском съезде в 1913 г., что «становой пристав — от Бога» .





–  –  –

Великая трагедия христианства заключается в том, что на следники Христовы сделали уступку жизни, смягчили кате горичность непреложной Христовой истины, запечатленной крестной жертвой на Голгофе, приспособили ее к житейским условиям. Из этого компромисса выросло так называемое исто рическое христианство, появились различные образы истори ческих христиан, в зависимости от историко бытовых условий времени. И тщетно стали бы мы искать черты евангельские в кёльнском, например, архиепископе, служившем обедню в са погах со шпорами и с кинжалом у пояса, не потому что ожида лось нашествие неприятелей, а потому, что его высокопреосвя щенство очень спешил на охоту .

В своей статье «Отрицателям меча» проф. И. Ильин игнори рует Евангелие, которое является для нас единственным перво источником Христовой истины и единственно правильным и точным критерием для суждений о христианской природе об щественных и государственных явлений .

Проф. И. Ильин предпочитает со своими «философскими воззрениями следовать за церковной традицией», т. е. ссылать ся на нечто производное, возникшее «по нужде», на некий практический бытовой «узус» 1 .

Проф. И. Ильин категорически признает государственность «приемлемой для православного христианина». Так как г. Иль ин не ограничивает понятий государственности, то, несомнен но, он совпадает с апостолом, признающим всякую государ ственность .

Но даже апостол, смягчая жестокость своей формулы, пояс нил, что начальник — «Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое». Это, конечно, теоретическое представление о христианском начальнике, стоящем на страже некой нрав ственной истины, а никак не актуальная характеристика того языческого правителя, который был приравнен к исполнителю воли Божией .

Вот, например, советская власть. Как с ней быть? Проф .

И. Ильин, несомненно, согласится с нами, что христианская ис тина есть не только предмет для тех или иных философских со ображений, что совершенно несущественно для истины, а импе ратив для практической деятельности каждого, именующего себя христианином .

Есть ли, по проф. И. Ильину, и советская власть «от Бога»?

Ведь «от Бога» была объявлена языческая власть, возглавляв шая гонение на христианскую веру. И сопротивление этой вла сти есть ли сопротивление воле Божией? Судя по общему тону рассуждений г. Ильина, он признает законной только ту госу дарственность, которую можно «обосновать православно». Но тут он произвольно ограничивает апостола Павла, признавшего Божеской власть языческую, которую ни с какой стороны «православно» не обоснуешь. (Между прочим, любопытно, что живая Церковь, искажая учение Христа, «обосновывает» со ветскую власть точно так же, как проф. И. Ильин обосновыва ет приятие государства, теми же цитатами.) За кем следовать в данном случае? За апостолом или за его Учителем, который, будучи искушаем диаволом в пустыне, от верг земную власть над царствами как власть диавольскую?

Так говорит Евангелие .

Проф. И. Ильин этого вопроса не касается. По его мнению, «в мудрых словах апостольских все выговорено определительно и недвусмысленно: и задачи правителя, и цель, для коей он носит меч, и критерий истинного правления, и допустимость казни, и мера применимости меча…». Опять — это идеал хрис тианского правителя, а никак не образ той языческой власти, существо и формы которой противоречили этим словам и кото рую тем не менее категорически повелено было признавать ис ходящей от Бога .

На словах апостола никак нельзя обосновать «приемлемос ти» государственности для христианина. Приемлемость власти есть признание ее неизбежности.

Оно есть в словах Христа:

«Воздадите Кесарево»… но к христианству это не имеет отноше ния. Сам Христос отделил Царство Свое от царства Кесаря, ко торое есть зло, зло не умозрительное, но реальное, и задача христианина заключается в изменении этого зла, в превраще нии его в добро, в насыщении его духом христианской истины и в подчинении ей, а не наоборот, и отнюдь не в признании его благословенным .

–  –  –

Не надо упускать из виду того, что языческая государствен ная власть, признанная апостолом безусловно, передаваясь по наследственности в формах своих, внутренне не христианизи ровалась, оставаясь языческой. Об этом мы можем судить не только по истории государственных учреждений Рима и Ви зантии, но и по рецепции римского права, в основах которого лежали «bona fides» и «aequitas» 2, не замененные новым хрис тианским фундаментом. Так называемое христианское законода тельство является совокупностью норм, возникших вследствие компромисса между языческой реальностью и христианской теорией .

История христианства и есть история компромиссов, возник ших вследствие тесного сближения Церкви и государства. В дан ном случае очень любопытна практика католической Церкви .

Во время французских королей Церковь учила, что только ко ролевская власть угодна Богу и есть единственно законная власть. Но во Франции произошла революция и была установ лена республика. Церковь стала учить, что форма республики есть законная форма правления, угодная Богу, но одновременно в королевской Баварии исповедовала законность только коро левской власти. В каком из двух случаев католическая Церковь следует христианской истине?

Православная русская Церковь, создавшая несравнимые по красоте и величию христианские образы, украшенная правед ными и мудрыми иерархами, триста лет призывала народ слу жить помазаннику Божию, и всякое нарушение против него считала столь тяжким и важным грехом, что нарушала для него даже тайну исповеди. Беспрекословное подчинение само держцу и любовь к нему Церковь считала необходимым для спасения души. В архиве Святейшего Синода хранится (храни лось) предложение Петербургского протопопа, иерея Лисицына, который в 40 х годах прошлого столетия писал Синоду о необ ходимости изменить великое славословие так: «Слава в выш них Богу, а на земле мир его императорскому величеству благо честивейшему государю императору Николаю Павловичу всея России…» .

Связь Церкви православной с государством была столь тесна, что, например, в делах раскольничьих трудно было разобрать ся, где кончается компетенция Синода и начинается Министер ство внутренних дел, и наоборот, ибо арестовывали и сажали в тюрьмы за веру по «представлению церковного начальства», а легализация церковных общин принадлежала государству. Го сударственность полонила Церковь .

Но вот случилась революция — восстание против поставлен ных от Бога властей, с православной точки зрения бунт против помазанника Божия .

Что же Церковь? Отвергла новую беззаконную власть? Увы, нет. На другой же день она молилась за «Временное правитель ство», причем местами его величали даже «благоверным». Аб сурд!

И до этого абсурда российская Церковь дошла только пото му, что «православно обосновывала» государственность, подоб но проф. И. Ильину .

Царство Кесарево не то же самое, что Царство Божие. В ка ком то историческом плане, в каком то грядущем отдалении оно может переродиться, но, перерождаясь, утратит свои типи ческие черты, которые в настоящее время слишком заостренно неподвижны .

V

Желая обосновать «православно» государственный утилита ризм, проф. И. Ильин цитирует апостола Петра, толкуя его при этом весьма своеобразно .

«Итак, будьте покорны всякому начальству для Бога, — го ворит апостол, — царю ли как верховной власти, правителям ли, как от него посылаемым для наказания преступников и для поощрения делающих добро, ибо такова есть воля Божия, что бы мы, делая добро, заграждали уста невежеству безумных лю дей…»

Здесь две мысли: о целях власти и о целях христианского поведения, «чтобы мы, делая добро, заграждали уста невеже ству безумных людей». Чем? Апостол ясно говорит — «доб ром» .

А проф. И. Ильин толкует совершенно неожиданно и весьма своеобразно. Он говорит — и еще курсивом, — что государ ственный властитель носит меч… и для «заграждения уст бе зумных людей». Столь распространительное толкование иска жает слова апостола. Почему проф. И. Ильин и в данном случае поднимает меч за апостола, совершенно непонятно. (Впрочем, англичане отрубили голову Иакову I 3, ссылаясь на библейский стих о том, что нечестивые да погибнут, а потому воля Божия, чтоб король был убит.) Вообще, с толкованием «церковной традиции», на которую безоговорочно ссылается проф. И. Ильин, у него не все обстоит благополучно. Так, например, проф. И.

Ильин в подтвержде ние того, что убийство на войне в качестве общей нормы не есть грех, цитирует каноническое правило Василия Великого:

«Убиение на брани Отцы наши не вменяли за убийство, из виняя, как мнится мне, поборников целомудрия и благочес тия» .

Проф. И. Ильин эти ясные слова тоже понимает по своему, т. е. так, как ему для его целей надо. Он думает, что Василий Великий не считает грехом убийство на войне… А между тем Василий Великий говорит определенно: «извиняя поборников целомудрия и благочестия», иными словами, «целомудрие и благочестие» являются, говоря современным языком, «смягча ющими вину обстоятельствами» и упоминание о них только подчеркивает, а не устраняет самый факт вины .

В поисках «церковной традиции» проф. И. Ильин прибегает даже… к православному требнику, не имеющему догматическо го значения и представляющему собой собрание церковных об рядов и способов совершения таинств, и даже к малому катехи зису Филарета, «написанному особо для военного сословия», как будто бы для военного сословия обязательны одни хрис тианские истины, а для гражданского сословия — другие, по добно тому как есть портные для г.г. военных и для г.г. штат ских .

VI

В прямой связи с «христианским» обоснованием государ ственного насилия проф. И. Ильин подходит к «обоснованию»

высшей степени насилия — к смертной казни .

Проф. И. Ильин знает, что христианская истина абсолютна .

И тем не менее он говорит: «Казнь… не оправдана, и не освяще на, и не свята, и не священна. А только допущена, т. е. не вос прещена, и не отвергнута, и не проклята, а прямо предуказана в меру ее необходимости и применительно к злодеям» .

Неправда! Христос сказал: «Не убий»! Бог запретил это .

И это категорическое повеление Божие было путеводным лучом в самые свирепые времена истории: а все таки вечная, высшая истина — «не убий»!

Для христианского сознания всегда будет трогателен образ св. Николая Чудотворца 4, остановившего смертную казнь, ко торая, по проф. И. Ильину, — «не оправдана, и не освящена, и не свята, и не священна. А только допущена, т. е. не воспреще на, и не отвергнута, и не проклята, а прямо предуказана…»

А православный святитель, храня в сердце своем «не убий!», остановил меч палача .

Кто же устанавливает эту «меру необходимости», кто опре деляет наличие «злодейства»? Власть. Существует ли такая аб солютная «мера необходимости», ради которой должно нару шить абсолютную истину?

Отвечу словами Афанасия Великого 5, на которого ссылается проф. И. Ильин: «Одно и то же, смотря по времени и в некото рых обстоятельствах, не позволительно, а в других обстоятель ствах и благовременно, допускается и позволено» .

История уголовно политических учений от Платона до на ших дней показывает, как текуче, изменчиво и непостоянно и содержание самого преступления, и точки зрения на него свет ской власти, которая сегодня не считает преступным деянием то, что вчера считала тягчайшим преступлением, как условно и зыбко то, что проф. И. Ильин считает «мерой необходимос ти» .

В вопросе о смертной казни, которую проф. И. Ильин отстаи вает с набожной кровожадностью, он призывает к себе на по мощь… поэта Жуковского 6, предлагая «прочесть со вниманием, что написано об этом предмете русским православным мысли телем, с душою нежною и чистою — Василием Андреевичем Жуковским. В своем глубоком и полном внутреннего религи озного чувства очерке “О смертной казни” поэт ставит вопрос о том, как надлежит поставить самую процедуру казни для то го, чтобы она не развращала людей, а воспитывала их в христи анском духе взаимной любви, покаяния и совместной молит вы…»

Конечно, это замечательно трогательно: престарелый поэт, «душа нежная и детски чистая», покоясь на шитых подушеч ках во дворце, умиленно думает о том, как бы понежнее «поста вить самую процедуру казни для того, чтобы она… воспитыва ла… в христианском духе взаимной любви» (убиваемого к убивающим и наоборот?)… Елейное, сюсюкающее, чисто карамазовское сладострастие .

Я предпочитаю сослаться на другого «православного мысли теля», который знал, что такое смертная казнь, который сам стоял в смертном саване на эшафоте в ожидании казни и кото рый много лет спустя с содроганием называл ее «ужасом» и «мукой, превосходящей силы человеческие» .

Свидетельству Достоевского можно верить; за ним личный опыт. Жуковский же со своей «душой нежной» и с елейно при торным рассуждением просто отвратителен. Тут в душе реко мендованного «православного мыслителя» есть какая то мор щинка, в которой кроется сатанинская улыбочка .

Тот же Достоевский рассказал, как к осужденному на смер тную казнь Ришару явились местные ханжи, уговаривая его «умереть во Господе». «Брат наш Ришар, умри во Господе!» 7 Не правда ли, умилительно? Совершенно во вкусе проф .

И. Ильина и Василия Андреевича Жуковского, с «душою не жной и детски чистою»!

VII

Проф. И. Ильин признает, что «эта проблема глубока и труд на; она требует не только новых понятий, но обновления всего духовного опыта, долгой, углубленной подготовительной рабо ты…» .

Несомненно, для того, что проповедует проф. И. Ильин, не обходим специальный душевный закал и, чего не говорит он, сознание необычайной мировой ответственности, ибо отверг нуть абсолютную Христову истину и тем самым зачеркнуть христианство, подменив Божественное долженствование прак тической неизбежностью, дело страшное по своим последстви ям .

Еще одна ужасная подробность, о которой умалчивает проф .

И. Ильин. К осужденному на смертную казнь, на высшую муку на земле — знание часа своей смерти, — пред которым дрогнул и «смутился духом» даже Богочеловек, прося: «Господи, да ми нет меня чаша сия», — к осужденному на эту муку власть по сылает духовника для «последнего напутствия», для того чтобы отпустить ему и тот грех, за который он приговорен к смертной казни .

Здесь нет Христа!

Лишает жизни царство Кесаря. В Царстве Божием есть толь ко «не убий!». В царстве Кесаря — земная неизбежность .

В Царстве Христовом — светлое долженствование .

«Мир весь во зле лежит». И царство Кесаря есть зло, с кото рым необходимо бороться для его преображения в добро, но не следует оправдывать зло и сводить христианскую истину с Евангельских высот до уровня вспомогательного утилитарно государственного средства. Никакие религиозно философские исследования не смогут исказить точных и ясных слов Христа, сказанных в долготу веков, и которые «не прейдут» .






Похожие работы:

«ПРАВИЛА ПРОВЕДЕНИЯ СТИМУЛИРУЮЩЕГО МЕРОПРИЯТИЯ 1. Организатор и Партнеры Мероприятия 1.1. Организатором Мероприятия на Интернет-странице группы ТРЦ "МореМолл" в социальной сети https://www.instagram.com/ яв...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)" LEX RUSSI...»

«Рабочая программа по химии разработана на основе федерального государственного стандарта общего образования, утвержденного приказом Министерства образования РФ от 5.03.2004 г. № 1089 Нормативные правовые документы, на основании которых разработана рабочая программа Федера...»

«Елена Колина Наука о небесных кренделях Серия "Дневники новой русской", книга 4 Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8325577 Наука о небесных кренделях: [роман]: АСТ; Москва; 2014 ISBN 978-5-17-089549-6 Аннотация Это смешно и умно написанная картина сегодняшней жизни – о НАС, где каждый в хор...»

«Руководителю Управления Федеральной Антимонопольной службы России по Самарской области Пак Леониду Львовичу 443086 г. Самара, ул. Брошевского, д. За Заявитель жалобы: Т А А Организатор торгов: ООО "АВТО-ИМИДЖ" ОГРН 1106320015658 Юридический адрес: 445...»

«Содержание Спецификации Внешний вид Пульт ДУ Назначение кнопок на регистраторе Светодиодная индикация Установка карты памяти Основные операции Настройки видеорегистратора Режимы работы Режим видеорегистратора Режим фотоаппарата Режим...»

«Выставка В начале был Букварь. Библиографический список материалов к выставке I. Книги: 1) Аверьянова Л. Н. Первому московскому букварю 375 лет // От свитка до интернета: библиотека, образование, чтение. М.: Русское слово, 2010. № 1. С. 211 — 215. КХ, Шифр Н 127/20 2) Азбука. Из коллекции Государственного Эр...»

«ОФІЦІЙНІ ПРАВИЛА Акції "Творити сімейну історію — безцінно" (далі — Правила) 1. Замовник і організатор акції (далі — Акція) 1.1. Замовником Акції є Masterсard Europe SA (далі — Замовник), юридична адреса: шосе де Тервюрен 198а, 1410 Ватерлоо, Бельгія, через її Пре...»







 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.