WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

«курс ЦЕРКОВНОГО ПРАВА Учебное пособие Круглый стол по религиозному образованию в Русской Православной Церкви «Христианская жизнь», г. Клин 67.3 Ц96 Печатается по благословению ...»

-- [ Страница 5 ] --

43.2. Приходское управление в синодальную эпоху. В си­ нодальную эпоху положение радикальным образом меняет­ ся. Значение выборного начала при замещении вакантных церковных мест постоянно снижалось на протяжении XVIII столетия, и к концу века практически сошло на нет, было сведено к выяснению мнения «лучших прихожан» о нрав­ ственных качествах ставленника, его добропорядочности .

Выбор же ставленника, чаще всего из числа выпускников ду­ ховных школ, принадлежал самому епископу .

В XIX веке устройство приходов было урегулировано «Ус­ тавом Духовных консисторий», изданным в 1841 году (пере­

43. ПРИХОДСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ В РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

издан с дополнениями и изменениями в 1883 году), а также такими документами, как «Инструкция благочинным церк­ вей» в редакции митрополита Платона, исправленной Сино­ дом в 1857 году; «Инструкция церковным старостам 1888 года», переизданная в 1890 году; «Инструкция настоятелям церквей», утвержденная Синодом в 1901 году, и рядом от­ дельных Указов Святейшего Синода .

Согласно этим законоположениям, учреждение и закрытие приходов являлось в России прерогативой Святейшего Сино­ да, но право установления границ между приходами предос­ тавлялось епархиальному архиерею. Приходской причт обя­ зан был вести списки наличных прихожан. В приходах ве­ лись метрические книги, в которые вносились записи о рож­ дении, бракосочетании и смерти прихожан. За исключением случаев крайней необходимости, каждый прихожанин обязан был обращаться за совершением треб к своему приходскому священнику .

По определению, содержащемуся в Консисторском Уста­ ве, приход состоит под пастырским руководством приходско­ го священника, настоятеля и главы прихода, которого на­ значает и поставляет епархиальный архиерей, настоятель является представителем епископской власти в границах прихода. Полномочия настоятеля по управлению приходом изложены в ставленнической грамоте. Прочтение этой гра­ моты благочинным в собрании прихожан рассматривалось как акт введения новопоставленного священника в отправле­ ние его служения .

Богослужение священник совершает на престоле или анти­ минсе, освященном архиереем; проповедь слова Божия он ведет под цензурой местного благочинного или особо назна­ ченного цензора. В случаях возникновения недоразумений священник для их разрешения обращался к архиерею (преж­ де всего в случаях присоединения к Православию раскольни­ ков и инославных или иноверцев, а такж е заключения бра­ ков между православными и инославными, наложения епити­ мий). В отчете епископу приходской священник должен был представить сведения об исповедниках и причастниках, осо­ бо указывая тех лиц, которые и после увещевания не испол­ няли своего долга исповеди и причастия в течение двух или трех лет .

Перемещение священников с прихода на приход допуска­ лось лишь при весьма уважительных обстоятельствах, а без

442 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

согласия самого священника — в исключительных случаях .

Совершение треб в чужих приходах без ведома приходского настоятеля возможно было лишь в крайних случаях (напри­ мер, крещение немощного младенца, которому угрожает смерть, или причастие тяжелобольного). Священник, совер­ шивший требу в чужом приходе, делал запись об этом в сво­ их метрических книгах и передавал сведения о требе пасты­ рю того прихода, где она была отправлена. В чужом прихо­ де священник мог совершать требу лишь по распоряжению епископа или по просьбе местного настоятеля (в случае его болезни или отсутствия) .





Помощниками приходского священника являлись диакон и низшие клирики. По штатам 1885 года во всех епархиях, кроме западных и закавказских, в приходах с менее чем 700 душами мужского пола состояли священник и псалом­ щ ик. Если при приходской церкви состояло два или три пресвитера, то в причет входило столько же диаконов и псаломщиков .

Неотъемлемую принадлежность прихода составляет при­ ходской храм. В случае его разрушения или ветшания благо­ чинный обязан был внушить прихожанам, чтобы они немед­ ленно приступили к строительству нового храма. Храмы строились на местные средства, но в случае нужды они мог­ ли быть построены и на средства из государственной казны или из казны Синода. На клире и прихожанах храма лежа­ ла обязанность содержать его в надлежащем состоянии. Кро­ ме приходского храма в приходе могли быть также молит­ венные дома (в отдаленных местах, откуда трудно добраться до приходского храма) и часовни. Домовые церкви разреша­ лось устраивать в домах особо почтенных лиц, находящихся в преклонных летах или болезненном состоянии. После кон­ чины лица, которому дозволялось иметь домовую церковь, она закрывалась, и церковная утварь не переходила в соб­ ственность наследников, а поступала в приход. При открытии новых приходов прихожане брали на себя обязательство ус­ троить церковный дом для причта .

С 1880 года в ведении приходских священников находи­ лись церковно-приходские школы и школы грамотности .

В каждом приходе из числа прихожан избирался староста .

Старостой следовало избирать человека особо благочестивых правил. Должность старосты введена Указом 1721 года. По­ началу его единственной обязанностью была продажа свечей .

43. ПРИХОДСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ В РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

Впоследствии в обязанности старосты вошло хранение цер­ ковных денег и всех вообще церковных средств. Старосте поручалось от лица прихожан следить за сохранностью при­ ходского имущества, но он не имел права распоряжаться церковными денежными средствами, а расходуя их, обязан был беспрекословно повиноваться архиерею. Во всех своих действиях староста находился под наблюдением и контролем причта. По государственным законам церковные старосты имели ряд привилегий. Если старосты были лицами подат­ ных состояний, то они освобождались от податей. Избирались старосты сроком на три года .

Попечение об увеличении церковного имущества, о пра­ вильном вознаграждении клира, о содержании приходских благотворительных учреждений возлагалось на приходские попечительства. Члены попечительства избирались прихожа­ нами на определенный срок. Непременными членами попечи­ тельства состояли священник и церковный староста. Предсе­ датель попечительства избирался из самых почтенных прихо­ жан. Действия попечительства контролировались епархиаль­ ной властью .

В процессе подготовки Поместного Собора, которая нача­ лась в 1905 года, вопрос о приходах вызвал особенно острую дискуссию. Он обсуждался и в Предсоборном Присутствии, и в церковной печати. Непростым делом оказалось даже сформу­ лировать само определение прихода. Известный канонист про­ фессор И. С. Бердников предлагал такую формулу: «Церков­ ным приходом в Православной Церкви называется община, имеющая особый храм для богослужебных собраний и состо­ ящ ая под духовным управлением приходского священника .

Приход составляет нераздельную часть епископии и подчинен епископу, как высшему своему пастырю. Ближайшее же пас­ тырское руководство им принадлежит, по поручению еписко­ па, местному священнику»369. Профессор А. И. Алмазов так определял приход: «Православный приход есть церковное уч­ реждение, состоящее в ведении епископа, для удовлетворения религиозно-нравственных нужд определенного в числе собра­ ния верующих под пастырским руководством священника и при назначенном для того церковной властью храме»370. По формуле А. А. Папкова, «приход в составе клира и мирян есть особая церковная в зависимости от епархиального еписко­ па община с правами юридического лица»371. Профессор П. В .

Знаменский предложил такое определение: «Православный

444 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

приход представляет собою территориальную церковную общи­ ну, соединенную около своего храма и имеющую для удовлет­ ворения своих религиозных потребностей своих собственных священно-церковнослужителей»372 .

В результате дискуссии в Предсоборном Присутствии бы­ ло дано следующее определение прихода: «Православный приход есть церковное учреждение, состоящее в ведении епископа, для удовлетворения религиозно-нравственных нужд определенного в числе собрания православных христи­ ан, под пастырским руководством священника и при назна­ ченном для того церковной властью храме»373. Принято бы­ ло особое положение и относительно имущества православ­ ного прихода: «Православная Российская Церковь является собственником всего церковного, причтового и приходского имущества. В приходах же заведывание местным приход­ ским имуществом вверяется приходу как юридическому ли­ цу, состоящему из причта и прихожан местного храма, на­ ходящихся в канонической зависимости от местного еписко­ па»374. Вынесение этих двух определений явилось главным результатом обсуждения приходского вопроса в Предсобор­ ном Присутствии. В 1908 году по приходскому вопросу со­ зывается особое Присутствие, в котором разрабатывается новое положение о приходе .

43.3. Приходской устав Поместного Собора 1917— 1918 годов. Самое обширное по объему из постановлений Собора 1917-1918 годов — это «Определение о православном прихо­ де», по-другому названное “Приходским уставом”. По поруче­ нию Собора введение к “Уставу” составили архиепископы Тверской святой Серафим и Пермский святой Андроник, JI .

К. Артамонов и П. И. Астров. Во «Введении» дан краткий очерк истории прихода в Древней Церкви и у нас в России .

В нем говорится также о месте прихода в структуре Церкви:

«Свою Церковь вверил Спаситель руководству Апостолов и их преемников епископов, а от них эти последние, при не­ возможности одному объять всю епархию, вверяют некоторые части ее — приходы — пресвитерам, как исполнителям епис­ копских предначертаний для христиан»376 .

В основе приходской жизни должен лежать принцип слу­ жения: «Под руководством преемственно Богопоставленных пастырей все прихожане, составляя единую духовную семью во Христе, принимают живое участие во всей жизни прихо­ да, кто как может своими силами и дарованиями»376 .

43. ПРИХОДСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ В РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

В «Уставе» дано определение прихода: «Приходом в Пра­ вославной Церкви называется общество православных христи­ ан, состоящее из клира и мирян, пребывающих на опреде­ ленной местности и объединенных при храме, составляющее часть епархии и находящееся в каноническом управлении своего епархиального архиерея, под руководством поставлен­ ного последним священника-настоятеля»377 .

Священной обязанностью прихода Собор провозгласил за­ боту о благоустроении его святыни — храма. В «Уставе»

определен состав нормального приходского причта: священ­ ник, диакон и псаломщик. На усмотрение епархиальной вла­ сти представлялось увеличение или сокращение приходских штатов до двух лиц. Согласно «Уставу», назначение клири­ ков должно производиться епархиальными архиереями, кото­ рые, однако, могут учитывать и пожелания самих прихожан .

В «Уставе» предусматривалось избрание прихожанами цер­ ковных старост, на которых возлагалась забота о приобрете­ нии, хранении и использовании храмового имущества. Для решения вопросов, связанных с сооружением, ремонтом и содержанием храма, содержанием клириков и обеспечением их помещением, а такж е вопросов, касающихся избрания должностных лиц прихода, предлагалось не реже двух раз в году созывать приходские собрания, постоянно действующи­ ми органами которых являются приходские советы, состоя­ щие из избранных на приходском собрании клириков, цер­ ковного старосты или его помощника и нескольких мирян .

Председательствовал и на приходском собрании, и в приход­ ском совете настоятель храма .

Собор вынес также «Определение о привлечении женщин к деятельному участию на разных поприщах церковного служе­ ния». Помимо участия в приходских собраниях и приходских советах, Собор открывал женщинам возможность участвовать в деятельности благочиннических и епархиальных собраний, однако не в Епархиальных советах и судах. В исключитель­ ных случаях благочестивые христианки могли допускаться и на должность псаломщиц, но без включения в клир .

В этом «Определении» Собор, не нарушая незыблемых догматических и канонических оснований, которые не сме­ шивают мужское и женское служение в Церкви, в то же время выразил насущные потребности церковной ж изни .

Постановление оказалось своевременным и благодетельным для судьбы Русской Церкви. Христианки, составлявшие во

446 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

второй половине XX века большую часть православного веру­ ющего народа, стали у нас оплотом церковности .

На своей третьей сессии Собор вынес два определения, направленные на защиту достоинства священного сана. Опи­ раясь на апостольские наставления о высоте священного слу­ жения (1 Тим. 3, 2; Тит. 1, 6) и на святые каноны (3-е прав .

Трулл. Соб. и др.), Собор подтвердил недопустимость второбрачия для вдовых и разведенных священнослужителей. Вто­ рым определением подтверждалась невозможность восстанов­ ления в сане лиц, которые лишены его на основании приго­ воров духовных судов, правильных по существу и по форме .

Неукоснительное соблюдение этих определений православ­ ным духовенством, верным нравственным заветам Христа, строго хранящ им канонические основания Богозданного строя Церкви, в 1920-1930-е годы уберегло его от дискреди­ тации, которой подверглись группировки обновленцев, по­ правших и нравственный закон, и святые каноны .

Определением от 18 (31) июля 1918 года Собор снизил возрастной ценз для безбрачных кандидатов священства, не состоящих в монашестве: с 40 лет, как было установлено ранее в Русской Церкви, до 30 лет .

По обстоятельствам времени далеко не все положения Приходского устава удалось провести в жизнь .

43.4. Приходское управление по «Положению об управле нии Русской Православной Церкви» Поместного Собора 1945 года. Поместный Собор 1945 года, сообразуясь с государ­ ственным законодательством и учитывая реальные условия жизни, сложившиеся в 1940-е годы, разработал новые нормы церковно-приходского устройства. Они изложены в IV отделе «Положения» .

Согласно «Положению», приходская община, состоящая не менее чем из двадцати человек, по ее заявлению регистриру­ ется гражданской властью, которая предоставляет ей храм .

Это делается по соглашению с епархиальным архиереем. В «Положении» предусмотрено существование четырех органов управления общиной: распорядительный орган — двадцатка, заменяемая после учреждения прихода приходским собрани­ ем, исполнительный — церковный совет, контрольный — ревизионная комиссия и настоятель храма. Церковный совет и ревизионная комиссия образуются приходским собранием .

В состав церковного совета входили настоятель в качестве председателя совета и избираемые собранием староста, его

43. ПРИХОДСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ В РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

помощник и казначей. Все приходское хозяйство находится на попечении церковного совета. Церковный совет заботится о содержании, ремонте, освещении и отоплении храма, о снабжении храма богослужебными утварью и книгами, на­ тельными крестиками, ладаном и другими необходимыми вещами. Церковный совет распоряжается средствами прихо­ да и ведет их учет. Он обязан делать отчисления из этих средств в Патриархию и Епархиальное управление. В «Поло­ жении» говорится и об источниках приходских доходов, ко­ торые складываются из тарелочного сбора, взносов на про­ сфоры, свечи и из пожертвований на нужды храма. По это­ му «Положению» обязанности старосты, его помощника и казначея приблизительно соответствовали обязанностям ста­ росты синодальной эпохи .

Ревизионная комиссия, согласно «Положению», состояла из четырех членов прихода; в ее обязанности входило посто­ янное наблюдение за церковным имуществом и проведение епархиальных ревизий имущества, денежных сумм и произ­ веденных расходов .

Настоятель храма является лицом, подчиненным архиерею и ответственным перед ним. Он назначается архиереем и обязан точно исполнять его указания. Подчиняется он и ме­ стному благочинному, поставленному архиереем. По «Поло­ жению» Поместного Собора 1945 года, настоятель возглавлял приходскую общину и ее церковный совет, он являлся упра­ вителем прихода и его духовным руководителем. Он контро­ лировал деятельность прихода и был его руководителем .

Подобно Патриарху и епархиальному архиерею, настоятель храма имел свои печать и штамп, зарегистрированные граж ­ данской властью .

43.5. Изменения в устройстве приходского управления, внесенные Архиерейским Собором 1961 года. Архиерейский Собор, состоявшийся 18 июля 1961 года, внес существенные изменения в IV главу «Положения об управлении Русской Православной Церкви», которая называется «Приходы», уста­ новив новую организацию приходского управления. Настоя­ тель вместе с клириками устранялись от участия в приход­ ском собрании и приходском совете. «Настоятель храма, — го­ ворилось в новой редакции «Положения», — памятуя слова Апостола: «А мы постоянно пребудем в молитве и служении слова» (Деян. 6, 4), осуществляет духовное руководство прихо­ жан, наблюдает за благолепием и уставностью богослужений,

448 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

за своевременным и тщательным удовлетворением религиоз­ ных нужд прихожан»378. Хозяйственные и финансовые попече­ ния о приходе и храме возложены были на исключительно мирянские по своему составу приходское собрание и приход­ ской совет во главе с председателем — старостой .

Реформа приходского управления — вынужденная мера .

Проводилась она в тяжелые для Церкви дни, когда давление на нее резко усилилось. Председатель Совета по делам Рус­ ской Православной Церкви Карпов, исполняя волю Хрущева, потребовал тогда от Патриарха Алексия I и Священного Си­ нода провести коренную реформу приходского управления, заявив, что «в нашей подлинно демократической стране, в которой управление государством осуществляется народом», сохранение в религиозных общинах диктаторской власти од­ ного лица недопустимо. «Надо пересмотреть отдельные пунк­ ты «Положения об управлении Русской Православной Церк­ ви», чтобы во главе общины был исполнительный орган, а не настоятель церкви»379 .

Отделенная от государства Церковь не обязана была следо­ вать в своей внутренней жизни за новыми политическими веяниями, которые к тому же и к демократии никакого от­ ношения не имели .

Для осуществления замысла по разруше­ нию церковной организации подчинение приходских общин и самих клириков так называемым «исполнительным органам», с устранением из этих органов настоятеля, призвано было, по мысли инициаторов реформы, внести разлад в приходскую жизнь, подорвать канонический порядок церковного управле­ ния и упростить процедуру закрытия приходов. Влияние уполномоченных на священнослужителей было ограничено канонической церковной дисциплиной, священнической при­ сягой, чувством пастырского долга, а состав приходских со­ браний (двадцаток) и приходских советов (исполнительных органов) находился под полным контролем уполномоченных — через них было удобнее и проще проводить в жизнь антицерковные решения.

Но в своих разрушительных начинани­ ях советский режим прибегал и к юридическим аргументам:

на этот раз власть потребовала привести «Положение об управлении Русской Православной Церкви» в строгое соот­ ветствие с постановлением ВЦИК и Совнаркома РСФСР от 1929 года «О религиозных объединениях», по которому свя­ щеннослужители как лица, лишенные избирательного права, устранялись от участия в хозяйственных делах религиозных

43. ПРИХОДСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ В РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

общин, хотя это постановление находилось в грубом противо­ речии с Конституцией СССР 1936 года, предоставившей всем гражданам одинаковые права .

Изменения в устройстве приходского управления, которые внес Архиерейский Собор 1961 года, были утверждены Поме­ стным Собором Русской Православной Церкви 1971 года. Тем не менее, их негативное влияние на приходскую жизнь ска­ зывалось очевидным образом. Духовенство и церковный на­ род сознавали необходимость участия настоятелей и клири­ ков в управлении приходскими делами, включая и админис­ тративно-хозяйственные .

43.6. Приходское управление по «Уставу об управлении Русской Православной Церкви»380 1988 года. «Устав об уп­ равлении Русской Православной Церкви», изданный Помест­ ным Собором 1988 года, в значительной мере, но не вполне, возвратил то положение, которое существовало на приходах до 1961 года .

Приходскую общину, в соответствии с «Уставом» 1988 года, могли образовать не менее двадцати верующих право­ славных граждан. Указание на минимальное число прихожан соответствовало действовавшему в то время законодательству .

В «Уставе» предусматривалось существование трех коллеги­ альных органов приходского управления: приходского собра­ ния во главе с настоятелем, приходского совета и ревизион­ ной комиссии .

Настоятель назначается архиереем и призван нести ответ­ ственность за исправное, согласное с церковным уставом, со­ вершение богослужений, за церковную проповедь, религиозно­ нравственное состояние и воспитание прихода. Он должен доб­ росовестно выполнять все богослужебные, пастырские и адми­ нистративные обязанности, определяемые его должностью, со­ гласно установлениям церковных канонов и «Устава» .

В круг его обязанностей было включено руководство при­ чтом, наблюдение за состоянием храма и богослужебной ут­ вари, соблюдением требований богослужебного устава; ответ­ ственность за исполнение указаний правящего архиерея, представление благочинному или непосредственно архиерею ежегодных отчетов о состоянии прихода, ведение официаль­ ной переписки, хранение приходского архива, выдача удосто­ верений о крещении и венчании брака .

Членами приходского собрания, по «Уставу» 1988 года, могли быть клирики и совершеннолетние миряне, не находя­

450 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

щиеся под церковным или гражданским судом. Председате­ лем собрания по своему положению является настоятель при­ хода. Председателем собрания, по формулировке «Устава», избирался настоятель прихода. Парадоксальная формула об избрании председателем исключительно настоятеля прихода содержала в себе идею двойной санкции на поставление на­ стоятеля — председателя собрания: и со стороны архиерея, который настоятеля назначает, и со стороны приходского со­ брания, которое своим избранием это назначение подтвержда­ ет. Решения принимаются приходским собранием большин­ ством голосов, а в случае равенства голосов перевес дает го­ лос председателя. В круг обязанностей приходского собрания входят хранение внутреннего единства прихода и содействие его духовно-нравственному возрастанию, ответственность за сохранность имущества прихода, забота о состоянии храмово­ го пения, утверждение годового бюджета прихода, изыскание средств на нужды прихода .

Приходской совет, согласно «Уставу», избирается приход­ ским собранием из числа его членов и является исполнитель­ ным органом собрания, подотчетным ему. Он состоит из председателя, его помощника и казначея, избираемых из клириков или мирян сроком на три года. Председателем со­ вета мог быть избран и настоятель прихода. Приходской со­ вет несет ответственность за сохранность храма и церковно­ го имущества, распоряжается денежными средствами прихо­ да, исполняет решения приходского собрания. Официальные бумаги прихода, в соответствии с «Уставом» 1988 года, под­ писываются настоятелем и председателем приходского совета, а если это одно и то же лицо, то бумаги подписывает еще казначей. Банковские счета и вообще все финансовые доку­ менты подписываются председателем приходского совета и казначеем .

В состав ревизионной комиссии, избираемой приходским собранием на три года, входят председатель и два члена .

Обязанности комиссии, согласно «Уставу», следующие: прове­ дение ревизий наличия денежных средств, контроль за за­ конностью расходов, правильностью ведения приходно-рас­ ходных книг, за снятием кружек с пожертвованиями, наблю­ дение за состоянием церковного имущества, ежегодная ин­ вентаризация этого имущества .

44. ПРИХОДСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ ПО НЫНЕ ДЕЙСТВУЮЩЕМУ «УСТАВУ*

44. ПРИХОДСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ

ПО НЫНЕ ДЕЙСТВУЮЩЕМУ «УСТАВУ»

44.1. Приход. «Приходом, — по определению «Устава Рус­ ской Православной Церкви», принятого Архиерейским Собо­ ром 2000 года, — является община православных христиан, состоящая из клира и мирян, объединенных при храме. При­ ход является каноническим подразделением Русской Право­ славной Церкви, находится под начальственным наблюдени­ ем своего епархиального архиерея и под руководством постав­ ленного им священника-настоятеля» (XI. 1). Приход образу­ ется по согласию совершеннолетних лиц православного испо­ ведания с благословения епархиального архиерея. В сравне­ нии с предыдущим «Уставом» в ныне действующем нет ука­ зания на минимальное число прихожан в 20 лиц. «Для по­ лучения статуса юридического лица приход регистрируется государственными органами» (XI. 2) .

«Границы приходов устанавливаются Епархиальным сове­ том» (XI. 2). Упоминание границ прихода представляет собой важную новацию. В «Уставе» 1988 года не было аналогично­ го положения. Между тем, Поместный Собор 1917-1918 го­ дов включил указание на пребывание клириков и мирян при­ хода на определенной местности в само определение прихода, содержавшееся в принятом Собором «Приходском уставе» .

Четко обозначенные границы приходов существовали и в си­ нодальную эпоху .

Конечно, и в синодальный период всякий православный мог молиться, исповедоваться или причащаться в любом, а не только в своем приходе, и в любом соборном или монас­ тырском храме. Но важнейшими требами: крещением, браковенчанием, отпеванием — прихожанин был связан со своим приходом, так что отступления от установленного в этом от­ ношении порядка могли допускаться лишь при их серьезной мотивации. Разрушение структуры приходских границ проис­ ходило у нас по трем основным причинам. Устранение при­ ходов от ведения метрических книг, имевшее место на заре советской истории, фактически устранило прежде поддержи­ ваемый государственными властями порядок совершения треб, связанных с актами гражданского состояния. Кроме того, гонения на Церковь в советскую эпоху побуждали м а­ лодушных или, деликатнее сказать, осторожных христиан «заметать следы» своего участия в церковной жизни и уже в

452 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

этих целях посещать разные храмы. Наконец, условия ж из­ ни в большом городе с его сложной транспортной системой, с тем, что место службы у большинства его жителей распо­ ложено далеко от места проживания, делают близлежащий храм не всегда самым доступным. В суммирующем результа­ те все эти обстоятельства выветрили из сознания многих со­ временных христиан саму необходимость принадлежать к оп­ ределенной приходской общине, либо, при сохранении созна­ ния такой необходимости, позволять себе в этом отношении полную свободу выбора, мотивируемую часто субъективными пристрастиями .

Конечно, нет ни необходимости, ни реальной возможности эту свободу выбора упразднить либо существенно ограничить, приписав всех православных к определенным приходам, как это было в синодальную эпоху. Но помимо принципиальных канонических соображений, есть и вызываемая пастырскими соображениями реальная нужда в том, чтобы границы меж­ ду приходами были обозначены, даже и в больших городах .

Острота такой необходимости становится особенно очевидной, когда мы рассматриваем ситуацию с вызовами священников к тяжело больным или находящимся при смерти христианам .

Внесение порядка в размежевание приходов может суще­ ственно уменьшить случаи, когда священнику приходится ехать- на другой конец города к умирающему, рискуя не за­ стать его живым и ставя в трудное или безвыходное положе­ ние тех, кто обратится за подобной же требой в свой приход­ ской храм и не успеет застать священника в своем приходе, потому что он отъехал в чужой. Первый шаг в восстановле­ нии правильной территориальной структуры приходов зало­ жен в содержащемся в новом «Уставе» упоминании приход­ ских границ .

К своей деятельности приход приступает после благослове­ ния архиерея. В своей гражданско-правовой деятельности он обязан соблюдать каноны и иные установления Русской Пра­ вославной Церкви и законодательство страны нахождения .

Приход обязан отчислять через епархию средства на обще­ церковные нужды в размере, установленном Синодом, и на епархиальные нужды в размерах, установленных епархиаль­ ной властью. В своей деятельности приход подчинен и подот­ четен правящему архиерею, ой исполняет решения Епархи­ ального собрания и Епархиального совета и распоряжения архиерея .

44. ПРИХОДСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ ПО НЫНЕ ДЕЙСТВУЮЩЕМУ «УСТАВУ*

Охраняя незыблемость прав Русской Православной Церк­ ви и защищая ее от расколов, Архиерейский Собор 2000 года включил в «Устав» следующее положение: «В случае выделе­ ния какой-либо части или выхода всех членов Приходского собрания из состава прихода они не могут заявлять никаких прав на приходское имущество и средства. В случае приня­ тия Приходским собранием решения о выходе из иерархичес­ кой структуры и юрисдикции Русской Православной Церкви, приход лишается подтверждения о принадлежности к Рус­ ской Православной Церкви, что влечет прекращение деятель­ ности прихода как религиозной организации Русской Право­ славной Церкви и лишает его права на имущество, которое принадлежало приходу на правах собственности, пользования или на ином законном основании, а также права на исполь­ зование в наименовании названия и символики Русской Пра­ вославной Церкви» (XI. 7) .

Органами приходского управления «Устав» называет на­ стоятеля прихода, а также Приходское собрание, Приходской совет и Ревизионную комиссию .

«Устав» предусматривает возможность создания прихожана­ ми братства и сестричества с согласия настоятеля и по благо­ словению епархиального архиерея. При этом целью братства и сестричества должно быть привлечение прихожан к участию в трудах по поддержанию храмов в надлежащем состоянии, к благотворительности и милосердию, к религиозно-нравственно­ му просвещению .

Приходские братства и сестричества состоят под начальственным наблюдением настоятеля. В исключитель­ ных случаях их уставы, утверждаемые архиереем, могут быть представлены для государственной регистрации. К своей дея­ тельности братства и сестричества приступают после благосло­ вения архиерея. В своей деятельности братства и сестричества руководствуются Уставом Русской Церкви, постановлениями высших органов церковной власти и управления, решениями епархиального архиерея и настоятеля прихода, а также граж­ данскими уставами Русской Православной Церкви, епархии, своего прихода и собственным уставом, если братства и сест­ ричества зарегистрированы в качестве юридических лиц. Брат­ ства и сестричества отчисляют через приходы средства на об­ щецерковные нужды в размерах, установленных Священным Синодом, на епархиальные и приходские нужды — в порядке и размере, установленными органами епархиальной власти и настоятелями приходов .

454 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

В случае выхода какой-либо части или всех членов братства и сестричества из их состава они не имеют права заявлять претензии на братское и сестрическое имущество и средства .

Если общим собранием братства или сестричества выносится решение о выходе из юрисдикции Русской Православной Церк­ ви, таковые братства и сестричества лишаются подтверждения о принадлежности к Русской Церкви, что «лишает их права на имущество, которое принадлежало братству или сестричеству на правах собственности, пользования или на иных законных основаниях, а также права на использование в наименовании названия и символики Русской Православной Церкви» .

44.2. Настоятель прихода и приходской причт. Настоятел храма назначается правящим архиереем для духовного руко­ водства верующими и управления причтом и приходом. В своей деятельности он подотчетен архиерею .

Настоятель несет ответственность за совершение богослуже­ ний и проповедь, за религиозно-нравственное состояние прихо­ жан. В его обязанности входит руководство причтом в испол­ нении им своих богослужебных и пастырских обязанностей;

наблюдение за состоянием храма и наличием всего необходи­ мого для совершения богослужений; забота о правильном и благоговейном чтении и пении в храме; о выполнении указа­ ний епархиального архиерея; организация катехизаторской, благотворительной, церковно-общественной, образовательной и просветительской деятельности прихода; созыв заседаний При­ ходского собрания и председательство на них. При наличии к тому оснований, настоятель приостанавливает исполнение ре­ шений Приходского собрания и Приходского совета, с после­ дующей передачей соответствующих вопросов на рассмотрение епархиального архиерея. Настоятель наблюдает за осуществле­ нием решений Приходского собрания и работой Приходского совета; представляет интересы прихода в органах государствен­ ной власти и местного самоуправления; представляет архиерею непосредственно или через благочинного ежегодные отчеты о состоянии прихода и его деятельности; осуществляет офици­ альную переписку от лица прихода; ведет богослужебный жур­ нал и хранит приходской архив; выдает свидетельства о кре­ щении и браке. Отпуск настоятель может получить исключи­ тельно по разрешению епархиальной власти .

Приходской причт состоит из священника, диакона и пса­ ломщика. «Число членов причта может быть увеличено или сокращено епархиальной властью по просьбе прихода и в

44. ПРИХОДСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ ПО НЫНЕ ДЕЙСТВУЮЩЕМУ «УСТАВУ»

соответствии с его нуждами, во всяком случае, причт должен состоять не менее, чем из двух лиц — священника и псалом­ щика» (XI. 22). При этом должность псаломщика может быть замещена лицом в священном сане .

Избрание и назначение клириков совершает епархиальный архиерей. «Устав» перечисляет условия, которым должен соответствовать кандидат на поставление в священный сан, а именно: принадлежность к Русской Православной Церкви, совершеннолетие; необходимые нравственные качества; доста­ точную богословскую подготовку; свидетельство духовника об отсутствии канонических препятствий к рукоположению .

Кандидат не должен состоять под церковным или граждан­ ским судом и обязан принять церковную присягу. Члены причта могут быть перемещаемы и увольняемы только епар­ хиальным архиереем по личному прошению, по церковному суду или ввиду церковной целесообразности .

Причт прихода несет ответственность за духовно-нравственное состояние прихода и за выполнение своего богослу­ жебного и пастырского долга. Члены причта не могут поки­ дать приход без разрешения церковной власти. «Священно­ служитель может принять участие в совершении богослуже­ ния в другом приходе с согласия епархиального архиерея той епархии, в которой данный приход находится, или с согла­ сия благочинного или настоятеля при наличии удостовере­ ния, подтверждающего каноническую правоспособность» (XI .

29). В соответствии с 13-м правилом Халкидонского Собора, священнослужитель может быть принят в другую епархию только при наличии отпускной грамоты .

44.3. Колегиальные органы приходского управления. При­ хожанами, согласно «Уставу», «являются лица православного исповедания, сохраняющие живую связь со своим приходом» .

«Устав» вменяет в обязанность прихожан участие в богослуже­ нии, регулярную исповедь и причащение, соблюдение канонов и иных церковных предписаний, совершение дел веры, стрем­ ление к религиозно-нравственному совершенствованию и со­ действие благосостоянию прихода. Обязанностью прихожан является также забота о содержании причта и храма .

Высшим органом управления прихода «Устав» называет Приходское собрание, председателем которого по должности состоит настоятель. «Устав» 1988 года содержал иную форму­ лировку — об избрании настоятеля председателем приходско­ го собрания .

456 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

В состав Приходского собрания, согласно «Уставу», «вхо­ дят священнослужители прихода, его учредители, а также прихожане, регулярно участвующие в литургической жизни прихода, достойные по своей приверженности Православию, нравственному облику и жизненному опыту участвовать в решении приходских дел, достигшие 18-летнего возраста и не состоящие под запрещбнием, а такж е под церковным или светским судом. Прием в члены Приходского собрания и выход из него осуществляются на основании прошения (заяв­ ления) решением Приходского собрания. В случае признания члена Приходского собрания не соответствующим занимаемо­ му им положению, он может быть выведен из Приходского собрания решением Приходского собрания» (XI. 34). Данное положение «Устава» допускает две интерпретации: о членстве в собрании всех клириков и канонически правоспособных прихожан, но также и о членстве в нем только представите­ лей причта и прихожан, которые берут на себя ответствен­ ность за содержание прихода. В реальной церковной жизни реализуется обычно второй вариант интерпретации уставного положения о составе приходского собрания .

«Устав» содержит и следующее положение: «При отступ­ лении членов Приходского собрания от канонов и установле­ ний Русской Православной Церкви состав Приходского собра­ ния по решению епархиального архиерея может быть изме­ нен частично либо полностью» (XI. 35). Данное положение гарантирует подчиненность прихода канонической власти архиерея при появлении нестроений в приходской жизни .

Приходское собрание созывает настоятель или благочин­ ный по указанию архиерея, оно может быть такж е созвано иным полномочным представителем епархиального архиерея не реже одного раза в год. Приходские собрания, на которых избираются или переизбираются члены приходского совета, проводятся непременно с участием благочинного или иного представителя епархиального архиерея. Повестку дня собра­ ния предлагает его председатель. Он же руководит заседани­ ями. Собрание правомочно принимать решения при участии в нем не менее половины членов. Постановления собрания принимаются простым большинством, при равенстве голосов перевес дает голос председателя. Для ведения протокола за­ седания Приходское собрание избирает из числа своих членов секретаря. Протоколы подписываются председателем, секрета­ рем и пятью избранными членами собрания и подлежат ут­

44. ПРИХОДСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ ПО НЫНЕ ДЕЙСТВУЮЩЕМУ «УСТАВУ»

верждению епархиальным архиереем, после чего принятые решения вступают в силу. Решения собрания могут быть оглашены в приходском храме .

В обязанности Приходского собрания «Устав» включил сохранение единства прихода и содействие духовно-нравствен­ ному возрастанию прихожан; принятие Гражданского устава прихода и изменений в нем, которые утверждаются архиере­ ем и вступают в силу после государственной регистрации; при­ нятие и исключение своих членов; представление на утвержде­ ние архиерея кандидатуры председателя Приходского совета — церковного старосты; избрание Приходского совета и Реви­ зионной комиссии, планирование финансовой и хозяйственной деятельности прихода; обеспечение сохранности приходского имущества и забота о его преумножении; «принятие планов расходов, включая размеры отчислений на благотворитель­ ность и религиозно-просветительные цели, и представление их на утверждение епархиального архиерея; одобрение планов и рассмотрение проектно-сметной документации на строительство и ремонт церковных зданий; рассмотрение и представление на утверждение епархиального архиерея финансовых и прочих отчетов Приходского совета и докладов Ревизионной комис­ сии; утверждение штатного расписания и определение содержа­ ния членам причта и Приходского совета; определение поряд­ ка распоряжения имуществом прихода», заботу о состоянии церковного пения; возбуждение ходатайств от лица прихода перед архиереем и гражданской властью; рассмотрение жалоб на членов Приходского совета, Ревизионной комиссии и пред­ ставление их Епархиальной власти .

Исполнительным и распорядительным органом Приходско­ го собрания является Приходской совет, подотчетный насто­ ятелю и Приходскому собранию. Совет состоит из председа­ теля — церковного старосты, его помощника и казначея .

Традиционное наименование председателя Приходского сове­ та «старостой» не предусматривалось «Уставом» 1988 года .

По благословению правящего архиерея председателем совета может быть избран настоятель. Состав совета избирается из числа членов Приходского собрания сроком на три года без ограничения числа переизбраний. Соответствующее положе­ ние в прежнем «Уставе» было выражено в более осторожной редакции: приходскому собранию предоставлялось право со­ кратить или продлить трехлетний срок пребывания его чле­ нов в совете. «Епархиальный архиерей утверждает избрание

458 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

председателя Приходского совета либо назначает на эту дол­ жность своим Указом настоятеля или другое лицо с введени­ ем его в состав Приходского собрания. Епархиальный архи­ ерей имеет право отстранить от работы члена Приходского совета, если таковой нарушает каноны, положения настояще­ го Устава или гражданского Устава прихода». В предыдущем «Уставе» не было зафиксировано этого канонически бесспор­ ного права епархиального архиерея .

Приходской совет, в соответствии с «Уставом» 2000 года, исполняет решения Приходского собрания; представляет на утверждение Приходского собрания планы хозяйственной деятельности, планы расходов и финансовые отчеты; отвеча­ ет за сохранность и содержание в надлежащем порядке хра­ ма и иных сооружений прихода, прилегающих территорий, принадлежащих приходу земельных участков и всего имуще­ ства, находящегося в собственности или пользовании прихо­ да, ведет его учет; приобретает имущество для прихода, ведет инвентарные книги; решает текущие хозяйственные вопрос;

распоряжается денежными средствами прихода с ведома и под контролем настоятеля; предоставляет в случае нужды жилье членам причта прихода; по согласованию с настояте­ лем и в соответствии со штатным расписанием принимает рабочих и служащих; заботится о храме, о поддержании бла­ гочиния и порядка за богослужениями и на крестных ходах;

«осуществляет контакты с органами государственной власти, местного самоуправления, общественными объединениями и гражданами» (XI. 46) .

Председатель Приходского совета представляет совет в деловых, финансово-хозяйственных и административных во­ просах, а также в суде; в необходимых случаях выдает дове­ ренности. При этом Приходское собрание имеет право при необходимости поручить своему члену ведение дел с граждан­ скими организациями, а также защиту интересов прихода в суде. Все официальные документы прихода подписывают на­ стоятель и церковный староста. Если же председателем При­ ходского совета является настоятель, вторую подпись ставит казначей. Банковские и другие финансовые документы под­ писывают староста и казначей. «В гражданских правоотноше­ ниях казначей исполняет обязанности главного бухгалтера .

Казначей осуществляет учет и хранение денежных средств, пожертвований и других поступлений, составляет годовой финансовый отчет» (XI. 51). В случае изменения состава

44. ПРИХОДСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ ПО НЫНЕ ДЕЙСТВУЮЩЕМУ УСТАВУ»

Приходского совета, а также в случае замены старосты При­ ходское собрание образует комиссию из трех членов, которая составляет акт о наличии имущества и денежных средств, на основании которого Приходской совет принимает материаль­ ные ценности прихода. Обязанности помощника старосты определяются Приходским собранием .

Приходское собрание избирает из числа своих членов сро­ ком на три года Ревизионную комиссию, которая состоит из председателя и двух членов. Члены Приходского совета и Ревизионной комиссии не могут состоять в близком родстве .

Комиссия подотчетна Приходскому собранию .

Ревизионная комиссия проверяет финансово-хозяйственную деятельность прихода, сохранность и использование имущества, проводит ежегодную инвентаризацию, ревизует зачисление пожертвова­ ний и поступлений и расход денежных средств. Результаты проверок комиссия представляет на рассмотрение Приходско­ го собрания. «В случае выявления злоупотреблений Ревизи­ онная комиссия немедленно информирует о том епархиаль­ ную власть» (XI. 55). В обязанности Ревизионной комиссии входит также контроль за снятием кружек и пожертвования­ ми. Акты о проведенных проверках комиссия представляет на очередное или чрезвычайное заседание Приходского собра­ ния, которое при наличии злоупотреблений, нехватки имуще­ ства или денежных средств, а также при обнаружении оши­ бок в ведении или оформлении финансовых операций прини­ мает соответствующее решение. Приходское собрание имеет право с согласия архиерея предъявить иск в суде. Право ре­ визии прихода и приходских учреждений принадлежит так­ же правящему архиерею .

IV. ВИДЫ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ

45. ВЛАСТЬ УЧЕНИЯ

45.1. Власть учения — один из трех видов церковной власти. Подобно тому, как подвиг Основателя Церкви Хрис­ та Спасителя явился исполнением трех высших служений:

Пророческого, Первосвященнического и Царского, так и цер­ ковную власть, производную от воли Главы Церкви, духов­ ную по своей природе, по содержанию ее принято разделять на три вида: власть религиозного учения (potestas magisterii), власть религиозного освящения (potestas m inisterii) и соб­ ственно правительственную власть, или власть управления (potestas jurisdictionis). Власть и право управления составля­ ет преимущественный предмет нашей дисциплины — канони­ ческого права. Церковное учение и богослужение с содержа­ тельной стороны составляют предмет других церковных наук, но канонические основания церковного учительства и бого­ служения, их регламентация церковно-правовыми актами должны быть рассмотрены и в канонике .

Власть учения, осуществляемая во образ Христа-Пророка, составляет, таким образом, один из трех основных видов цер­ ковной власти .

45.2. Символ веры и другие авторитетные изложения вероу­ чения. Единство Церкви основано и на единстве веры, исповеду­ емой Церковью, веры, дарованной в Откровении и хранимой в Священном Предании; за соблюдение Предания в его непо­ врежденной чистоте несет ответственность вразумляемый Свя­ тым Духом вселенский епископат и все Тело Церкви — Церков­ ная Полнота. При появлении недоумений по богословским во­ просам, волнующим церковный народ, Церковь Христова через свой епископат, а в исключительных случаях через Вселенские Соборы, выясняет недоуменные вопросы в свете непреложных и неизменных Истин Откровения, в духе Священного Писания и Предания и формирует свое непререкаемое и непогрешимое ре­ шение по затруднительным вопросам вероучения. Это решение не является новым догматом и новым учением, а только изло­ жением Апостольского Предания применительно к новым во­ просам, поставленным в церковной жизни. Так издавались дог­ матические вероопределения (оросы) на Вселенских Соборах .

45. ВЛАСТЬ УЧЕНИЯ Исповедание догматов, безусловно, обязательно для всех чле­ нов Церкви. И эта обязательность имеет более глубокое, чем только дисциплинарное основание; ибо веровать иначе, чем веру­ ет Святая Соборная и Апостольская Церковь, — значит ввергать себя в опасное духовное состояние; сознательное противление церковному учению влечет за собой отторжение заблуждающего­ ся и упорствующего в заблуждении невидимым судом Божиим от Церковного Тела; а будучи обличенным, такое противление карается отлучением со стороны законной церковной власти .

Для охранения чистоты и неповрежденности православно­ го вероучения Церковь с самого начала своего бытия прибе­ гала к его кратким изложениям — символам. До нас дошло несколько древних символов, и среди них — Символ Григо­ рия Неокесарийского, так называемый Апостольский Символ, и Символ, приписываемый Афанасию Великому. Общецерков­ ное признание приобрел Никеоцареградский Символ, испове­ дание которого, по сознанию Вселенской Церкви, совершен­ но обязательно для всякого православного христианина. Бо­ лее полное изложение основ православного вероучения содер­ жится в «Чине исповедания и обещания архиерейского» — так называемой «епископской клятве» .

Высоким авторитетом в Церкви пользуются книги, изданные в новое время церковной властью: «Катехизисы», особенно мит­ рополита Петра (Могилы) и митрополита Филарета, и «Послание Патриархов Православной Кафолической Церкви о православной вере», составленное на Иерусалимском Соборе в 1672 году .

Относительно неприкосновенности догматических истин, дан­ ных в Откровении по вдохновению Святого Духа на Вселен­ ских Соборах, Ефесский Собор в 7-м каноне изрек свое опреде­ ление: «По прочтении сего, святый Собор определил: да не будет позволено никому произносити, или писати, или слагати иную веру, кроме определенныя от святых отец, в Никеи гра­ де со Святым Духом собравшихся. А которые дерзнут слагати иную веру, или представляти, или предлагати хотящим обратитися к познанию истины, или от язычества, или от иудейства, или от какой бы то ни было ереси; таковые, аще суть еписко­ пы, или принадлежат к клиру, да будут чужды, епископы епископства, и клирики клира; аще же миряне, да будут пре­ даны анафеме. Равным образом, аще епископы, или клирики, или миряне явятся мудрствующими или учащими тому, что содержится в представленном от пресвитера Харисиа изложе­ нии о воплощении Единороднаго Сына Божия, или скверным 462 IV. ВИДЫ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ и развращенным Несториевым догмам, которые при сем и при­ ложены, да подлежат решению сего святаго и Вселенскаго Со­ бора, то есть епископ да будет чужд епископства, и да будет низложен; клирик подобно да будет извержен из клира; аще же мирянин, да будет предан анафеме, как сказано» .

Прямой смысл канона заключается в запрете самовольно­ го составления символов веры, подобных тому, который был представлен Харисием. Начиная с Флорентийского Собора, это правило использовалось православными полемистами про­ тив добавления «filioque», внесенного Западной Церковью в Никеоцареградский Символ. Епископ Петр (Л’Юилье) счита­ ет, однако, что вычитывать в 7-м каноне запрещение всяко­ го вообще нового изложения догматов веры — значит расши­ рительно толковать содержание правила381 .

Канонисты XII века, уже заставшие «filioque», не находят в этом правиле оснований для его отвержения. Однако не столь очевидным и формальным образом, как это, может быть, представлялось православным полемистам прошлого, внесение в Символ «filioque» все-таки осуждается правилом, поскольку оно, действительно, явилось искажением той веры, которую изначально содержала и содержит Вселенская Цер­ ковь, а значит, и «изложением иной веры» .

45.3. Проповедь. Господь «хощет всем спастися и в разум истины приити»; к вере во Христа призваны все люди, без исключения. Поэтому Своих учеников — Апостолов — Христос призвал «проповедовать Евангелие всей твари» (Мк. 16, 15) .

Проповедь составляет одну из важнейших обязанностей учени­ ков Христовых, ибо, по слову Апостола Павла: «Как веровать в Того, о Ком не слыхали? Как слышать без проповедующего?»

(Рим. 10, 14). Апостол внушал Тимофею: «Проповедуй слово, настой во время и не во время, обличай, запрещай, увещевай со всяким долготерпением и назиданием» (2 Тим. 4, 2) .

Правило 58-е святых Апостолов возлагает на епископов и пресвитеров долг «учить причт и людей благочестию» и угро­ жает извержением нерадящим о том: «Епископ, или пресвитер, не радящий о причте и о людех и не учащий их благочестию, да будет отлучен. Аще же останется в сем нерадении и ленос­ ти, да будет извержен». Правило 19-е Трулльского Собора тре­ бует от предстоятелей Церквей регулярно проповедовать слово Божие: «Предстоятели Церквей должны по вся дни, наипаче же во дни воскресные, поучати весь клир и народ словесам благочестия, избирая из Божественнаго Писания разумения и

45. ВЛАСТЬ УЧЕНИЯ разсуждения истины...» А чтобы в изъяснения Писания не вкрались ошибочные и произвольные мнения, правило запре­ щает преступать «положенных уже пределов и предания бого­ носных отец, и аще будет изследуемо Слово Писания, то не инако да изъясняют оное, разве как изложили светила и учи­ тели Церкви в своих Писаниях, и сими более да удовлетворя­ ются, нежели составлением собственных слов, дабы при недо­ статке умения в сем, не уклонитися от подобающаго...»

По словам Зонары, «святые отцы хотят, чтобы они (епис­ копы) учили не от себя, а от Божественных Писаний, и тол­ ковали его по изъяснению Божественных отцов, а не по соб­ ственному разумению и соображениям» .

Власть проповедовать в Церкви в полноте принадлежит епископам. Поэтому каноны запрещают посвящать в епископы христиан, мало испытанных в вере и недостаточно разумею­ щих учение Церкви, не знающих Писания: «Всякому, имею­ щему возведену быти на епископский ступень, непременно знати Псалтирь, да тако и весь свой клир вразумляет поучатися из оныя. Такожде тщательно испытывати его митрополи­ ту, имеет ли усердие с размышлением, а не мимоходом, читати Священныя правила, и Святое Евангелие, и книгу Божественнаго Апостола, и все Божественное Писание, и поступати по заповедям Божиим, и учити порученный ему народ. Ибо сущность иерархии нашея составляют богопреданныя словеса, то есть истинное ведение Божественных Писаний, якоже из­ рек великий Дионисий» (2-е прав. VII Всел. Соб.) .

Вальсамон в толковании на этот канон объясняет сравни­ тельно невысокий уровень требований, предъявляемых к начи­ танности ставленника в Священном Писании, гонениями, ко­ торым подвергалось Православие со стороны иконоборцев в пе­ риод, предшествовавший VII Вселенскому Собору: «Святые от­ цы, зная, что по причине ереси иконоборцев очень многие ве­ рующие огрубели и частью бежали, и не имели возможности даже являться на глаза людям, сказали, что и все христиане обязываются читать Божественное Писание со испытанием, но гораздо более архиереи... Но может кто-нибудь сказать: каким образом святые отцы не сказали, что рукополагать знающих Священные Правила, Святое Евангелие и прочее, но знающих только Псалтирь и дающих обещание позаботиться об изучении прочих? Решение: знание Псалтири, как необходимо требуе­ мое, потребовано и святыми отцами без снисхождения от дол­ женствующих принять хиротонию; и обладание прочими Боже­ 464 IV. ВИДЫ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ ственными знаниями не потребовано, потому что не обязатель­ но посвящать себя таковым чтениям, и для тех, которые не удостоились еще учительского звания, а особенно в то время, когда христиане осуждены были на скитальческую жизнь» .

Пресвитеры получают право проповедовать в храме от свое­ го епископа. Поэтому епископ может и лишить пресвитера это­ го права, если у него появятся сомнения в чистоте веры пре­ свитера или в его способности проповедовать. По толкованию Вальсамона на 58-е Апостольское правило: «Пресвитеры учат с дозволения епископа, а не самовольно». В Александрийской Церкви, когда там вспыхнула арианская ересь, для противодей­ ствия ей всем пресвитерам запрещено было проповедовать в церквах. В России лишь в синодальную эпоху на пресвитеров стала возлагаться обязанность проповедовать. Для побуждения священников к проповеданию Святейшим Синодом издано было предписание, чтобы благочинные в клировых ведомостях отмечали, сколько проповедей своего сочинения произнес свя­ щенник в течение года. Кроме проповедей в приходских хра­ мах, в соборах произносились проповеди по расписанию, пооче­ редно приходскими священниками, приписанными к собору .

Поместный Собор 1917-1918 годов вынес особое определе­ ние «О церковном проповедничестве». В соборном определе­ нии проповедь была названа «одной из главнейших обязанно­ стей пастырского служения»382. Собор провозгласил обяза­ тельность проповеди за каждой воскресной и праздничной Литургией. В «Определение» было также включено положе­ ние о целесообразности привлечения к проповедничеству низ­ ших клириков и даже мирян, но не иначе, как по благосло­ вению правящего архиерея и с разрешения настоятеля мест­ ного храма. Миряне-проповедники при этом должны посвя­ щаться в стихарь и именоваться «благовестниками». Собор призвал к организации «благовестнических братств», которые должны были служить развитию и оживлению церковного проповедничества. «Для достижения общепонятности пропо­ веди» Собор рекомендовал «употреблять на церковной кафед­ ре местные язы ки и наречия»383 .

В настоящее время пресвитеры Русской Церкви произносят проповеди на Литургии после запричастного стиха, как прави­ ло в воскресные и праздничные дни. Существует также иная практика — проповедовать сразу после чтения Евангелия .

Диаконы, псаломщики и миряне допускаются ныне на церков­ ную кафедру для проповеди лишь в исключительных случаях .

45. ВЛАСТЬ УЧЕНИЯ

45.4. Катехизация и школьное обучение религии. Помимо храмовой проповеди, важным средством к утверждению хри­ стианского учения служит катехизация. В Древней Церкви крещению предшествовало научение вере — оглашение. Огла­ шенные составляли особый класс церковного народа. Впо­ следствии, когда крестить стали по преимуществу детей, к а­ техизация была возложена на родителей и восприемников, но, конечно, также и на пастырей Церкви .

В синодальную эпоху в России одним из средств научения вере было преподавание Закона Божия в общеобразовательных школах всех степеней, а такж е богословия во всех высших учебных заведениях. В советскую эпоху, в условиях дискрими­ нации Церкви и прямых гонений на нее, религиозное обуче­ ние детей в школьной форме было на основании «Декрета»

1918 года об отделении Церкви от государства и школы от Церкви запрещено, а подобные опыты, предпринимавшиеся нелегально, карались самыми суровыми репрессиями .

В 1990-х годах, когда правовой статус Церкви и государ­ ственный строй в нашей стране радикально изменились, от­ крылась возможность для обучения детей и взрослых право­ славному вероучению в школьной форме. Религиозное обуче­ ние беспрепятственно осуществляется ныне в воскресных шко­ лах при приходах, в учреждаемых приходами, епархиальными управлениями и иными церковными организациями право­ славных общеобразовательных школах, в частности, гимнази­ ях, лицеях, колледжах. Возможность преподавания религии в иных частных школах, а также в государственных общеобра­ зовательных, средних специальных и высших учебных заведе­ ниях на факультативных началах гарантируется государствен­ ным законодательством, но практическое ее осуществление зависит от усмотрения государственных, региональных и му­ ниципальных образовательных ведомств и руководства школ .

Русская Православная Церковь выразила свою позицию по вопросу религиозного образования в общеобразовательной школе в «Основах социальной концепции», приняты х на Архиерейском Соборе 2000 года. В этом документе, в частно­ сти, говорится: «С православной точки зрения желательно, чтобы вся система образования была построена на религиоз­ ных началах, основана на христианских ценностях. Тем не менее, Церковь, следуя многовековой традиции, уважает светскую школу и готова строить свои взаимоотношения с ней, исходя из признания человеческой свободы. При этом 466 IV. ВИДЫ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ Церковь считает недопустимым намеренное навязывание уча­ щимся антирелигиозных и антихристианских идей, утвержде­ ние монополии материалистического взгляда на мир. Не дол­ жно повториться положение, характерное для многих стран в XX веке, когда государственные школы были инструмента­ ми воинственно-атеистического воспитания. Церковь призыва­ ет к устранению последствий атеистического контроля над системой государственного образования... Церковь полагает полезным и необходимым проведение уроков христианского вероучения в светских школах по желанию детей или их родителей, а также в высших учебных заведениях» (XIV. 3) .

Церковную ответственность за религиозное образование в Русской Православной Церкви несет учрежденный в 1990 году Отдел катехизации и религиозного образования при Свя­ щенном Синоде .

45.5. Миссионерство. Проповедь Евангелия среди нехрис тианских народов и всем вообще людям, не принадлежащим к Церкви, называется миссионерством. Миссионерское дела­ ние заповедано Церкви Самим Христом: «Итак, идите, на­ учите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам» (Мф. 28, 19-20). Перед Своим Вознесением Господь сказал ученикам:

«Вы... будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли» (Деян. 1, 8) .

В миссионерской деятельности Православная Церковь ру­ ководствуется твердыми правилами, необходимым образом вытекающими из характера учения Христова; недопустимо насильственное обращение; из миссионерских действий долж­ но быть исключено привлечение в Церковь людей соблазном материальных благ и всех вообще земных выгод — «подкуп душ». Проповедуя Христа, следует добиваться, чтобы вера у новообращенных была глубокой, зрелой, сердечной .

В России миссионерские учреждения существовали лишь в синодальную эпоху, хотя само служение миссионерское со­ вершалось Русской Церковью изначально. В отдельные пери­ оды, особенно при императрице Елизавете, широко применя­ лись поощрительные меры по отношению к обращающимся в христианство иноверцам: освобождение от податей, рекрут­ ской повинности, от крепостной зависимости от владельцевнехристиан, и даже от уголовного преследования за преступ­ ления, совершенные до обращения. Но льготы эти предостав­ лялись, естественно, не Церковью, а светской властью .

45. ВЛАСТЬ УЧЕНИЯ В XIX веке некоторые из этих мер были отменены как недостойные христианства и не ведущие к прочным успехам .

До самого конца синодальной эпохи преимущественное и по­ чти исключительное право миссии среди мусульман, евреев и язычников предоставлено было в России господствующей Православной Церкви. В России законами никогда не допус­ калось применение насильственных мер или обмана к обра­ щению иноверцев .

В советскую эпоху миссионерство категорически запрещ а­ лось законодательством страны. В организованных формах на советской территории оно осуществляться не могло, но созна­ тельные православные христиане в частном общении с близ­ кими, сослуживцами и иными знакомыми, насколько это было возможно, стремились исполнять свой христианский долг нести людям проповедь о Христе, и этот их апостоль­ ский труд не оставался бесплодным .

В 1990-е годы открылись широкие возможности для мисси­ онерства на канонической территории Русской Православной Церкви среди атеистов и сектантов. Что касается миссионер­ ства в среде лиц, принадлежащих к традиционным религиям России, в частности, мусульман, евреев, буддистов, то Священ­ ноначалие Православной Церкви не считает такую задачу ак­ туальной и не допускает каких бы то ни было организованных форм миссионерства в этой среде. Крайнюю деликатность обя­ зан проявлять и всякий вообще православный христианин, который в частном общении может открыть иноверцу истину учения Христа и духовное богатство Православия. Оскорбле­ ние религиозных чувств иноверцев, безусловно, предосудитель­ но и способно только повредить делу христианской миссии. К тому же оно находится в противоречии с государственным за­ конодательством. Церковным ведомством, координирующим миссионерское служение в Русской Церкви, является Мисси­ онерский отдел при Священном Синоде .

45.6. Духовная цензура. Существование «символов веры» и так называемых «символических книг» не может, конечно, исключить появление вероисповедных недоумений, богослов­ ских заблуждений и лжеучений. В весьма пространном 1-м правиле Трулльского Собора вслед за утверждением неприкос­ новенности «нововведениям и изменениям веры, преданной нам от самовидцев и служителей Слова», перечисляются еретичес­ кие учения, отвергаемые Церковью: ересь «нечестивого Ария»

и «вымышленное им языческое инобожие... осужденное на со­ 468 IV. ВИДЫ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ боре трехсот осмьнадесяти святых и блаженных отец», ересь нечестивого Македония, отвергнутая «сто пятидесятию святы­ ми отцами» при великом Феодосии, «купно с сим» и Аполли­ нария, «который нечестиво изрыгнул, аки бы Господь приял тело без души и ума», «безумное разделение Нестория», ереси «суемудраго Евтихия... Феодора Мопсуестскаго, Несториева учителя, и Оригена, и Дидима, и Евагрия... такожде написан­ ное Феодоритом противу правыя веры и противу дванадесяти глав блаженнаго Кирилла, и так называемое письмо Ивы... и.. .

тех, которые... едину волю и едино действо в Едином Господе Боге нашем Иисусе Христе, людям проповедывали... Феодора (епископа) Фаранскаго, Кира Александрийскаго, Онория Римскаго, Сергия, Пирра, Павла, Петра, бывших в сем Богоспаса­ емом граде предстоятелями, Макария Антиохийскаго епископа, ученика его Стефана и безумнаго Полихрония... Кратко рещи, постановляем, да вера всех в Церкви Божией прославившихся мужей, которые были светилами в мире, содержа слово жизни, соблюдается твердою, и да пребывает до скончания века непо­ колебимою, вкупе с богопреданными их писаниями и догмата­ ми. Отметаем и анафематствуем всех, которых они отметали и анафематствовали, яко врагов истины, вотще скрежетавших на Бога, и усиливавшихся неправду на высоту вознести. Аще же кто-либо из всех не содержит и не приемлет вышереченных догматов благочестия, и не тако мыслит и проповедует, но покушается идти противу оных, тот да будет анафема...»

Для противодействия распространению еретических иска­ жений православной веры соборной власти епископата при­ надлежит право осуществлять надзор над всеми вообще изда­ ниями церковных книг — богослужебных, богословских, ка­ нонических — прежде всего тех, которые носят официальный характер и издаются от имени Православной Церкви. Что касается книг Священного Писания, то перечень их установ­ лен канонами (85-е Апост. прав.; 60-е прав. Лаод. Соб.; 24-е прав. Карф. Соб.; Аф. Вел.; Григ. Богосл.; Амф. Икон.). В 1672 году Иерусалимский Собор издал постановление, подчи­ няющее церковной власти всякое издание и толкование Свя­ щенного Писания. В этом постановлении сказано: «Веруем, что это Божественное и Священное Писание сообщено Богом, и потому мы должны веровать ему без всякого рассуждения, не так, как кто захочет, а как его истолковала и передала Кафолическая Ц ерковь»384. «Определение» Иерусалимского Собора опирается на 19-й канон Трулльского Собора и 91-е

45. ВЛАСТЬ УЧЕНИЯ правило святого Василия Великого (взятого из 27-й главы его книги о Святом Духе, где святой отец излагает учение о Свя­ щенном Предании) .

Суд Церкви о лжеучениях и надзор над изданием и распро­ странением книг называется в широком смысле слова духовной цензурой. В узком смысле слова духовной цензурой называют оценку литературных произведений с церковно-догматической точки зрения. Эта оценка может быть либо предварительной, до публикации сочинения, либо изрекаемой уже после его из­ дания. До изобретения книгопечатания, естественно, существо­ вала лишь оценка последнего рода. Она заключалась в осужде­ нии сочинений, проповедовавших лжеучения, и в запрещении православным читать их. Государственная власть вслед за осуждением ереси издавала распоряжения о сожжении сочине­ ний еретиков. Император Константин в связи с осуждением арианской ереси на Никейском Соборе издал эдикт о сожже­ нии всех книг Ария и его учеников. Император Аркадий в конце IV века повелел уничтожить книги евномиан и монтанистов. В Александрии, по настоянию архиепископа Феофила, в начале V века сожжены были книги Оригена, Нестория и мессалиан. В 496 году на Римском Соборе при папе Геласии издан был список запрещенных книг — «Декрет Геласия о книгах принимаемых и не принимаемых». Трулльский Собор 63-м правилом постановил предавать огню повествования о мучени­ ках, составленные для поругания христианской веры: «Повес­ ти о мучениках, врагами истины лживо состав л енныя, дабы обезславити Христовых мучеников, и слышащих привести к неверию, повелеваем не обнародовати в церквах, но предавати оныя огню. Приемлющих же оныя, или внимающих оным как будто истинным, анафематствуем». Большая часть антихристи­ анских и еретических книг истреблялась .

Но VII Вселенский Собор своим 9-м правилом постановил, чтобы сочинения иконоборцев не сжигались, а отбирались в Патриаршую библиотеку для сохранения вместе с остальны­ ми еретическими книгами. «Все детские басни, и неистовыя глумления, и лживыя писания, сочиняемыя против честных икон, должно отдавати в епископию Константинопольскую, дабы положены были с прочими еретическими книгами. Аще же обрящется кто таковыя сокрывающий, то епископ, или пресвитер, или диакон, да будет извержен из своего чина, а мирянин или монах да будет отлучен от общения церковнаго». Новый способ изъятия еретических книг имел то пре­ 470 IV. ВИДЫ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ имущество, что в случае нужды можно было по сохранив­ шимся книгам более тщательно изучить характер ереси, что­ бы успешнее противодействовать ей .

Поскольку, однако, «запрещенные» и «отреченные» книги имели все-таки хождение в народе, иерархией составлялись списки «отреченных книг». На Западе эта практика стала общим правилом и была централизована, списки запрещен­ ных книг «Index librorum prohibitorum » стали издаваться курией. Первый индекс был составлен инквизицией по при­ казанию папы Павла IV в 1559 году .

С изобретением книгопечатания, когда возможность унич­ тожить все экземпляры уже напечатанного сочинения стала почти нереальной, введена была предварительная цензура .

Тридентский Собор на Западе подчинил всю печать цензуре епископов и инквизиции .

В России предварительная цензура духовных книг введена «Духовным регламентом»: «Аще кто о чем богословское письмо сочинит, и то ему не печатать вскоре, но первее пре­ зентовать в коллегиум (то есть в Синод), а коллегиум рас­ смотреть должен, нет ли какого в письме оном погрешения, учению православному противнаго» .

В синодальную эпоху высшим учреждением духовной цен­ зуры был Святейший Синод; ему была подчинена вся цензур­ ная служба. Духовной цензуре подвергались не только пред­ назначенные для печати сочинения религиозного содержания, но и светские книги и статьи, если светские цензоры нахо­ дили в них места духовного содержания, относящиеся к дог­ матам веры или Священному Писанию .

После реформы государственного строя России в 1905 году светские сочинения практически перестали подвергаться предварительной цензуре, в том числе и духовной .

В наше время в Русской Православной Церкви нет цензур­ ного учреждения, а ответственность за православный харак­ тер книг и журнальных статей, печатаемых официально от лица Церкви, несет священноначалие, возглавляемое Перво­ иерархом и Священным Синодом, а также действующий под его руководством Издательский совет. В епархиях такой кон­ троль осуществляет епархиальная власть. Согласно существу­ ющему порядку, книги религиозного содержания, изданные без санкции Издательского совета и без благословения правя­ щих архиереев, не могут быть распространяемы в системе церковной книжной торговли .

46. ВЛАСТЬ СВЯЩЕННОДЕЙСТВИЯ

46. ВЛАСТЬ СВЯЩЕННОДЕЙСТВИЯ

46.1. Богослужение. Священнослужебная власть Церкви (potestas m inisterii) обнаруживается в праве устанавливать порядок богослужения и совершать само богослужение .

Формы богопочитания могут быть различны; различия в обрядах допускаются, но обряд должен строго и точно выра­ жать догматическое учение, веру Церкви.

В Русской Право­ славной Церкви с конца XVIII века существует единоверие:

в единоверческих храмах богослужение совершается по цер­ ковным книгам дониконовской печати с соблюдением дониконовской обрядности .

Однако всякие изменения в богослужении вносятся закон­ ной церковной властью. Самовольное изменение обрядов, принятых Церковью, представляет собой противоправное дей­ ствие, угрожающее расколом. В соответствии с 116-м прави­ лом Карфагенского Собора, произвол в богослужении запре­ щается: «Поставлено и сие: да совершаются всеми утвержденныя на Соборе молитвы, как предначинательныя, так и окончательныя, и молитвы предложения, или возложения рук; и отнюдь да не приносятся никогда иныя вопреки вере, но да глаголются те, кои просвещеннейшими собраны». Та­ ким образом, предполагается уставность богослужения. Наша Церковь ныне совершает богослужения по заимствованному ею на христианском Востоке Иерусалимскому Уставу. В слу­ чае необходимости новые обряды или новые праздники вво­ дятся по постановлению законной церковной власти (в насто­ ящее время — Поместного и Архиерейского Соборов, Святей­ шего Патриарха и Священного Синода) .

Богослужения могут совершать лишь священные лица:

епископы и пресвитеры. Как гласит 6-е правило Гангрского Собора, «аще кто кроме Церкви особо собрания составляет, и, презирая Церковь, церковная творити хощет, не имея с собою пресвитера по воле епископа, да будет под клятвою» .

Диаконы и церковнослужители помогают епископу и пре­ свитеру в совершении богослужения. Согласно 15-му правилу Лаодикийского Собора, устанавливается такой порядок: «Кро­ ме певцев, состоящих в клире, на амвон входящих и по кни­ ге поющих, не должно иным некоторым пети в церкви». Зонара в толковании на это правило писал: «Отцы Собора желают, чтобы в церквах было соблюдено благочиние, почему и сказа­ ли, что не должно в церквах петь каждому, кто хочет, но 472 IV. ВИДЫ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ каноническим певцам, то есть определенным в клир, рукополо­ женным в каждую церковь, поющим по книгам». О том, что только посвященным лицам дозволяется читать с амвона, гово­ рится и в 14-м правиле VII Вселенского Собора: «Понеже ви­ дим, яко некие, без руковозложения, в детстве приняв причет­ ническое пострижение, но еще не получив епископскаго руко­ положения, в церковном собрании на амвоне читают, и сие делают несогласно с правилами, то повелеваем отныне сему не быти». В наше время, однако, псаломщики и алтарники по большей части не получают хиротесии во иподиаконы или чте­ цы и, как и певчие, не принадлежат к числу клириков .

«Всякое священнодействие, правильно совершенное со сто­ роны установленного обряда, — пишет епископ Никодим (Милаш), — имеет значение само по себе, независимо от того, достоин ли священник по своим личным качествам или не достоин совершать это священнодействие», ибо «священ­ ник или епископ является при этом ничем иным, как оруди­ ем, точнее сказать, здесь действует Сам Бог, и благодать да­ ется людям не священниками, а через них Самим Богом»385 .

Богослужение должно совершаться благообразно, благоговей­ но и в тишине, с соблюдением ясности и внятности в чтении и пении (75-е прав. Трулл. Соб.; 17-е прав. Лаод. Соб.). Моля­ щиеся в храме обязаны вести себя прилично святости храма, приходить к началу богослужения и оставаться в храме до окончания службы: «Всех верных, входящих в церковь и пи­ сания слушающих, но не пребывающих на молитве и святом причащении до конца, яко безчиние в церкви производящих, отлучати подобает от общения церковнаго» (9-е Апост. прав.) .

В воскресные и праздничные дни при общественном бого­ служении должны присутствовать все верующие. На основа­ нии 80-го правила Трулльского Собора прещениям должны подвергаться те, кто без благословных причин пренебрегает этим: «Аще кто, епископ, или пресвитер, или диакон, или кто-либо из сопричисленных к клиру, или мирянин, не имея никакой настоятельной нужды, или препятствия, которым бы надолго устранен был от своея церкви, но пребывая во граде, в три воскресные дни в продолжении трех седмиц не приидет в церковное собрание, то клирик да будет извержен из клира, а мирянин да будет удален от общения». Данное правило на практике не применяется, но оно служит напоми­ нанием нерадивым клирикам и мирянам, без нужды пропус­ кающим церковные богослужения, о тяжести их греха .

46. ВЛАСТЬ СВЯЩЕННОДЕЙСТВИЯ

Среди священнодействий одни установлены самим Спаси­ телем как средства сообщения людям Божественной благода­ ти и называются Таинствами; другие представляют собой раз­ личные молитвословия, установленные Церковью в силу по­ лученной ею от своего Основателя власти для призывания благословения Божия .

Средоточием христианского богослужения является совер­ шение Таинства Евхаристии — Божественной Литургии. Мес­ том ее совершения может быть только освященный храм .

Если же ввиду исключительных обстоятельств Литургия совер­ шается вне церкви, то в таком случае освящение храма и престола заменяется антиминсом (в переводе с греческого язы ­ ка — «вместо престола»), без которого Литургия не может совершаться. Антиминс — это шелковый плат с изображени­ ем Спасителя во гробе и частицей мощей, зашитой под изоб­ ражением. Внизу антиминса должна быть подпись епархиаль­ ного епископа. В одном храме на одном престоле Литургия может совершаться не более одного раза в день, а священно­ служитель не может в течение дня совершать более одной Литургии. Эти правила символизируют идею Единой Голгофской Жертвы, во образ которой совершается Евхаристия .

46.2. Церковный календарь. Богослужения совершаются в предусмотренное богослужебным уставом время; общественное богослужение включает в себя особые последования, связан­ ные с временем суток, днем недели, календарным днем. В пределах года есть праздники и посты. Праздники различа­ ются по степеням. С годовым и недельным церковным кру­ гом связано и совершение треб. Так, браковенчание запреща­ ется накануне среды, пятницы и воскресенья, а такж е вели­ ких храмовых праздников, в продолжение постов, святок, на сырной седмице, в течение Светлой седмицы, а такж е в дни накануне Усекновения главы Иоанна Предтечи и Воздвиже­ ния Креста Господня (13-е прав. I Всел. Соб.) .

Как известно, ныне Православные Церкви живут не по единому календарю. Иерусалимская, Русская, Грузинская и Сербская Церковь сохранили древний Юлианский календарь;

большинство же автокефальных Церквей, начиная с 20-х годов XX столетия, перешли на так называемый Новоюлиан­ ский стиль, который, в сущности, совпадает с Григорианским календарем. Постановление о переходе на Новоюлианский календарь вынесено было на Константинопольском Совеща­ нии 1923 года .

474 IV. ВИДЫ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ При введении Григорианского календаря в 1582 году, осу­ ществленного ради того, чтобы возвратить неподвижные праз­ дники на то астрономическое календарное время, в которое они праздновались в эпоху I Никейского Собора, из церков­ ного года было исключено десять дней, и чтобы предотвра­ тить в дальнейшем «сползание» праздников относительно астрономического календаря, решено было пропускать три раза в четыреста лет один високосный год, а именно, пропус­ кать его в тех столетиях, порядковое число которых не де­ лится на четыре без остатка. В результате разница между Юлианским и Григорианским календарями составила в кон­ це XVI и в XVII веке 10 дней, в XVIII — 11 дней, в XIX — 12 дней, в XX и XXI — 13 дней и составит в XXII столетии 14 дней с последующим, легко вычисляемым нарастанием. В системе Григорианского календаря одни и те же даты удер­ живаются в течение значительно более длительного времени, чем при Юлианском календаре, в астрономически тожде­ ственное время года — Юлианский же календарь допускает смещение дат: так, через несколько тысяч лет 1 января по Юлианскому стилю будет приходиться не на зимнее, а на весеннее время .

Однако преимущество это относительно. Абсолютно точным астрономически не может быть вообще никакой календарь, так как продолжительность суток не кратна продолжительно­ сти солнечного года. Григорианский календарь не особенно удачен и с астрономической точки зрения, если не считать единственной астрономической ценностью календаря удержа­ ние дат в астрономически тождественное время года. Извест­ но, что хронографы и астрономы предпочитают пользоваться древним Юлианским календарем — при пользовании им нет необходимости переводить даты из одного исчисления в дру­ гое. В связи с этим профессор В. В. Болотов говорил «о безум­ ной григорианской мысли о реформе календаря», называя гри­ горианский год «истинным мучением для хронографов»386. Не одобрял новый календарный стиль и профессор H. Н. Глубоковский. «С церковной точки зрения, — писал он, — кален­ дарь имеет существенное значение только в связи с празднич­ но-богослужебной практикой и не может быть рассматриваем вне ее, ибо тогда он был бы чисто внешней величиной; ника­ кие произвольные новаторства... тут недопустимы, чтобы не произошло церковное расстройство с явным соблазном и опас­ ностью для верующих»387. Уже в наши дни математик и аст­

46. ВЛАСТЬ СВЯЩЕННОДЕЙСТВИЯ

роном А. Н. Зелинский отмечал: «Пусть 400-летие Григориан­ ской реформы, исполнившееся в октябре 1982 года, реформы, создавшей «календарный вопрос» в христианском мире, послу­ жит серьезным напоминанием о том, что время не может слу­ жить оправданием решения, принятого без соборного волеизъ­ явления всех христианских Церквей»388 .

Самый главный недостаток так называемого Новоюлиан­ ского календаря, введенного несколькими поместными Право­ славными Церквами, состоит в том, что в литургическом отношении он, безусловно, уступает традиционному Ю лиан­ скому. Его введение повлекло за собой выпадение из литур­ гического года целых 13 дней. Кроме того, в силу согласо­ ванности Юлианского календаря с Александрийской Пасхали­ ей, переход к несогласованному с ней Новоюлианскому к а­ лендарю при сохранении Александрийской пасхалии приво­ дит к тому, что Петров пост, начало которого определяется Пасхалией, а конец солнечным календарем и который поэто­ му заканчивается в наше столетие в Церквах с Новоюлианс­ ким календарем на 13 дней ранее, чем в Церквах, живущих по традиционному Юлианскому календарю, в случае поздней Пасхи совершенно исчезает. Причем, в последующие столе­ тия, с нарастанием расхождения между календарями это со­ кращение Петрова поста будет увеличиваться, пока он совер­ шенно не исчезнет из церковного года .

Что касается времени празднования Пасхи, то спор на эту тему потряс Церковь уже во II веке. Общины Азии праздно­ вали Пасху 14 нисана, независимо от дня недели, а остальные Церкви, в том числе Римская и Александрийская, Пасху пе­ реносили на воскресный день, при этом в расчет принималась дата иудейского празднования. Но на рубеже II и III веков иудеи разработали новую систему для вычисления празднова­ ния Пасхи, в которой не учитывалось весеннее равноденствие .

Многие христианские общины сочли эту систему неприемле­ мой. В Риме разработан был свой 16-летний цикл для вычис­ ления празднования Пасхи. В Александрии его усовершенство­ вали. В IV веке иудеи еще раз изменили свою Пасхалию, в связи с этим изменилась она и в некоторых общинах Анти­ охийской Церкви. Временной разрыв в праздновании Пасхи между отдельными Церквами оказался значительным. В датах ее празднования был большой разнобой .

Вместе с тем, христиане сознавали необходимость праздно­ вать Пасху в один день. Пасхальный вопрос обсуждался как 476 IV. ВИДЫ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ один из главных на Никейском Соборе, и по нему вынесено было постановление, текст которого, однако, не сохранился до наших дней. Косвенным образом судить о тексте Никейского постановления о Пасхе мы можем по двум правилам .

Так, 7-й канон Святых Апостолов гласит: «Аще кто, епис­ коп, или пресвитер, или диакон святый день Пасхи прежде весенняго равноденствия с иудеями праздновати будет, да будет извержен от священнаго чина». А в 1-м правиле Анти­ охийского Собора говорится: «Все дерзающие нарушати опре­ деление святаго и великаго Собора, в Никеи бывшаго, в при­ сутствии благочестивейшаго и боголюбезнейшаго царя Кон­ стантина, о святом празднике спасительныя Пасхи, да будут отлучены от общения и отвержены от Церкви, аще продол­ жат любопрительно возставати противу добраго установления .

И сие речено о мирянах. Аще же кто из предстоятелей Церк­ ви, епископ, или пресвитер, или диакон, после сего опреде­ ления, дерзнет к развращению людей, и к возмущению Церквей, особитися, и со иудеями совершати Пасху, таковаго святый Собор отныне уже осуждает быти чуждым Церкви, яко соделавшагося не токмо виною греха для самаго себя, но и виною разстройства и развращения многих...»

О характере Никейского постановления о Пасхе можно так­ же судить по Посланию императора Константина епископам, не присутствовавшим на Соборе. Послание сохранилось в «Жизни Константина» Евсевия Кесарийского: «Прежде всего показалось нам неприличным совершать этот святейший праздник по обыкновению иудеев. Нам указал Спаситель иной пугь. Соглас­ но держась его, возлюбленные братья, мы сами устраним от себя постыдное о нас мнение иудеев, будто независимо от их постановлений мы уже и не можем сделать этого»389 .

В 1-м Послании отцов I Никейского Собора к Церкви Александрийской говорится: «Все наши восточные братья, которые до сих пор не были в согласии с римлянами, с вами, и всеми теми, кто изначала поступает, как вы, будут отныне совершать Пасху в то же время, что и вы»390 .

Итак, после I Никейского Собора Александрийская Пасха­ лия стала Пасхалией Вселенской Церкви. Святой Епифаний в сочинении против ересей пишет, что в определении дня празднования Пасхи следует руководствоваться тремя прин­ ципами: полнолуние, равноденствие, воскресение391. Трудным для истолкования остается вопрос о том, какой смысл имело постановление Собора не праздновать Пасху «вместе с иуде­

46. ВЛАСТЬ СВЯЩЕННОДЕЙСТВИЯ

ями». В жизнь Церкви данное постановление вошло со смыс­ лом, который был выражен в толковании Зонары на 7-е Апостольское правило: «Надо, чтобы их непраздничный праз­ дник совершался сначала, и затем уже праздновалась наша Пасха», иными словами, — как запрет праздновать Пасху вместе с иудеями и раньше их. Таково же и мнение Вальсамона. Этому правилу вполне соответствует Александрийская Пасхалия. Такое толкование считал правильным епископ Никодим (Милаш)392. Аналогичной точки зрения придержи­ вался и профессор H. Н. Глубоковский393. На превосходстве Александрийской Пасхалии перед всеми другими настаивал и профессор В. В. Болотов394 .

Однако в наше время некоторые православные авторы, и среди них видный канонист епископ Петр (Л’Юилье), а также профессор протоиерей Л. Воронов, профессор Д. Огицкий в истолковании канонов о праздновании Пасхи делают иной вывод. Епископ Петр (Л’Юилье) пишет: «Канонический запрет совершать Пасху « » означал, что не следует совершать этот праздник, исходя из иудейского вычисления, но вопреки тому, что стали думать позднее, этот запрет, одна­ ко, не распространяется на случайное совпадение дат»395 .

По мнению профессора Д. Огицкого, «ошибка Зонары и других толкователей канонов явилась следствием того, что фактически Пасха христианская во времена Зонары была всегда только после Пасхи еврейской. В этом фактическом положении дела канонисты видели подтверждение своих тол­ кований»396. Позиция епископа Петра (Л ’Юилье), протоиерея Л. Воронова, Д. Огицкого санкционирует допустимость от­ ступления от Александрийской Пасхалии. Епископ Петр (Л ’Юилье) пишет: «Нам надлежит считать, что, в соответ­ ствии с тем, что было решено на Никейском Соборе, христи­ ане должны все вместе, в один и тот же день, совершать празднование Пасхи. День этот — воскресный, следующий за первым полнолунием после весеннего равноденствия... Что же касается правильного определения даты весеннего равноден­ ствия, то по тем же мотивам верности Преданию и духу Никейских постановлений, его следовало бы предоставить компетенции астрономов»397. Практически сказанное им озна­ чает отказ от Александрийской Пасхалии. Например, в 1978 году весеннее равноденствие было 8 марта по старому стилю .

В связи с тем, что еврейская пасха (апрельское полнолуние) праздновалась 9 апреля, православная Пасха совершалась 17 478 IV. ВИДЫ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ апреля, а именно, в воскресенье после пасхального полнолу­ ния 13 апреля, наступившего после условного, а не астроно­ мического «равноденствия» 21 марта .

На Московском Совещании 1948 года было вынесено офи­ циальное постановление, касающееся календарной проблемы, согласно которому для всего православного мира обязательно совершать праздник Святой Пасхи только по старому (Юли­ анскому) стилю, согласно Александрийской Пасхалии, а для неподвижных праздников каж дая автокефальная Церковь может пользоваться существующим в этой Церкви календа­ рем, и, наконец, клирики и миряне обязательно должны следовать календарю или стилю той Поместной Церкви, в пределах которой они проживают .

Однако, руководствуясь принципом икономии, Священный Синод Русской Православной Церкви в 1967 году вынес поста­ новление: «Имея в виду практику Древней Церкви, когда Во­ сток и Запад (Рим и азийские епископы) праздновали Пасху по-разному, сохраняя полное молитвенно-каноническое общение между собой, принимая во внимание опыт Православной Фин­ ляндской Церкви и наших приходов в Голландии, а также исключительное положение прихожан храма Воскресения Хри­ стова среди инославного мира, разрешить православным прихо­ жанам, проживающим в Швейцарии и находящимся в юрис­ дикции Московской Патриархии, совершать неподвижные праз­ дники и праздники Пасхального круга по новому стилю»398 .

47. ХРИСТИАНСКАЯ СМЕРТЬ

47.1. Напутствие умирающим. По христианскому учению человеческие души бессмертны; в разлучении с телом они продолжают жить. Христианство эсхатологично. В Символе мы исповедуем воскресение Христа Спасителя из мертвых в третий день и выражаем наше ожидание «воскресения мерт­ вых и жизни будущаго века», который наступит по Втором Пришествии. Этим учением и этой верой и определяется цер­ ковное отношение к смерти, погребению усопших, поминове­ нию их, почитанию святых .

Согласно 13-му канону I Никейского Собора, «о находящих­ ся же при исходе от жития да соблюдается и ныне древний закон и правило, чтобы отходящий не лишаем был последняго и нужнейшаго напутствия. Аще же, быв отчаян в жизни и сподоблен причащения, паки к жизни возвратится; да будет

47. ХРИСТИАНСКАЯ СМЕРТЬ между участвующими в молитве токмо. Вообще всякому отхо­ дящему, кто бы ни был, просящему причаститися Евхаристии, со испытанием епископа да преподаются Святые Дары» .

Данное правило, по толкованию Аристина, Зонары и Вальсамона, которое вытекает из прямого, однозначного его смыс­ ла, требует, чтобы всякий верный, даже находящийся под епитимиею, невозбранно удостаивался причащения Святых Таин. Поэтому священник, по небрежности которого христиа­ нин умер без напутствия, подвергается строгим прещениям. В своем толковании Зонара делает акцент на том, что умираю­ щий может быть «допущен с рассуждением, то есть с ведома и рассуждения епископа». Говоря о епископе, отцы I Никейского Собора исходили из церковного устройства в IV веке, когда епископии были невелики, а епископ — легко доступен .

Соблюдение же этой оговорки, в ее буквальном смысле, стало, разумеется, совершенно невозможным в условиях, когда епар­ хии иногда включают более миллиона верующих. Что же ка­ сается лиц анафематствованных, то тут слова об испытании епископа сохраняют силу и в буквальном их смысле .

По толкованию Вальсамона, постановление отцов о том, что причастившийся Святых Даров при смерти и возвратив­ шийся к жизни «да будет между участвующими в молитве токмо», следует понимать так: находящийся под епитимиею после выздоровления может быть допущен до молитвы вме­ сте с верными тогда, когда он молился вместе с ними и прежде болезни. А если стоял на месте слушающих, то и по выздоровлении должен иметь то же самое место .

О неотложной необходимости причащать умирающего, на­ ходящегося под епитимией, то есть отлученного от общения церковного, говорится такж е в 7-м правиле Карфагенского Собора, во 2-м и 5-м правилах Григория Нисского .

Согласно предписаниям «Требника», умирающего можно причащать во всякое время, по сокращенному чину, при этом нет необходимости соблюдать все те условия, которые установ­ лены для причащения здоровых лиц. Однако по самому ха­ рактеру Таинства Причащения его не может удостоиться лицо, находящееся в беспамятстве, или упорный грешник, который не желает примириться с Церковью. Наконец, совершенно недопустимо и безумно имитировать Таинство Причащения с останками тех, кто уже испустил дух и отошел на суд Небес­ ного Судии. Как гласит 83-е правило Трулльского Собора, «никто телам умерших Евхаристии да не преподает. Ибо пи­ 480 IV. ВИДЫ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ сано есть: приимите, ядите. Но тела мертвых ни приимати, ни ясти не могут». Отцы Трулльского Собора, в сущности, повто­ рили 26-й (18-й) канон Карфагенского Собора, который содер­ жит еще и запрет крестить усопших: «Такожде да не подвиг­ нется невежество пресвитеров крестити скончавшихся уже» .

Вальсамон в толковании на 83-е правило Трулльского Собора разъясняет: «А что архиереям по кончине влагают в руки святый хлеб и таким образом погребают, это делается, думаю, для отгнания злых духов и дабы напутствуем был им к небе­ сам, удостоенный великого и апостольского обетования» .

47.2. Погребение усопших и их молитвенное поминовение Умерших Церковь напутствует молитвами, над ними соверша­ ется чин отпевания. Церковь может, конечно, отпевать лишь тех, кто принадлежит к ней. Нераскаянных грешников, не пожелавших перед кончиной примириться с Церковью, вос­ прещается отпевать. Но ввиду длительного господства в на­ шей стране официального атеизма и массового отпадения от Церкви людей крещеных, иногда и по причине религиозного невежества, Церковь проявляла в советскую эпоху и проявля­ ет ныне, когда сохраняются духовно пагубные плоды этой эпохи, в подобных случаях снисхождение, действуя по зако­ ну икономии. Во всяком случае, если священник не находит возможным совершить отпевание крещенного усопшего из-за его неверия или нераскаянности при жизни, несмотря на просьбы о том верующих близкизх, он не должен принимать самостоятельно окончательного решения об отказе, а напра­ вить близких, ходатуйствующих о погребении к правящему архиерею, которому и надлежит принять решение .

Не полагается отпевать и преднамеренных самоубийц. Цер­ ковного погребения лишаются самоубийцы, которые совершенно намеренно, в здравом уме, а не в безумном состоянии или в бес­ памятстве, совершили суицид. При этом основанием для непри­ менения запрета на церковное погребение самоубийц к умали­ шенным заключается в предполагаемом неведении ими послед­ ствий тех действий, за которыми последовала смерть. В любом случае, когда есть подозрение о суицидальной причине смерти, священник не вправе принимать решение об отпевании или от­ казе в нем своей властью, а должен представить дело на усмот­ рение правящего архиерея. В досинодальную и синодальную эпоху самоубийц погребали вне ограды христианского кладбища .

В синодальную эпоху церковного погребения лишались, кроме того, все подвергнутые по суду смертной казни. По­

47. ХРИСТИАНСКАЯ СМЕРТЬ скольку нет канонических причин для отказа в погребении казненных, применение этой меры в наше время на основа­ нии только факта казни недопустимо, иное дело, что в подоб­ ных случаях речь может идти о нераскаянном грешнике, вопрос о погребении которого решается, однако, независимо от факта его казни как преступника .

В допетровскую старину не отпевались и те, кто «купаючись и хвалясь и играя утонут или с качели убьются, или на разбое, или и на воровстве каком убиты будут»399. В сино­ дальную эпоху и в наше время ни погибшим преступникам, ни тем более жертвам несчастных случаев не отказывают в церковном отпевании .

Усопшие христиане остаются членами Церкви, и поэтому Церковь возносит о них свои молитвы, как и о живых сво­ их членах. Поминовение усопших совершается за Божествен­ ной Литургией, но существуют такж е особые чинопоследования — панихиды. Церковный год знает особые дни, в ко­ торые совершается нарочитое поминовение усопших: Радоница, Дмитриевская суббота, Мясопустная суббота и иные .

47.3. Кладбища. Христиан погребают в особо освященном месте. Это место называется кладбищем. В древности запре­ щено было погребать усопших в церквах, потому что в них хранились мощи мучеников. Об этом говорится в 41-м к а ­ ноническом ответе Вальсамона, вошедшем в «Кормчую» как 6-й канонический ответ Иоанна Китрского. Однако в Сред­ ние века появился обычай хоронить в храмах знатных лиц .

Впоследствии этот противоречащий древнему церковному праву обычай в Православной Ц еркви перестал сущ ество­ вать. Исключения допускались лиш ь в отношении еписко­ пов и членов Царствующей фамилии, о чем говорится в 329-й главе сочинения Симеона Солунского «О святых свя­ щеннодействиях» .

Кладбища являются «священными местами». «Священны­ ми» признавались они и в нормах римского права. В первом веке истории христианской Церкви, во время гонений, хри­ стиан погребали в катакомбах, или же в особо отгороженных местах, которые и называются кладбищами ( — греч., coemeteria — лат.) .

При учреждении кладбища совершается определенный чин. Кладбища следует ограждать высокой и крепкой стеной, чтобы на его территорию не могли войти животные. В преж­ ние времена на кладбище сооружались часовни .

482 IV. ВИДЫ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ В наше время кладбищ а находятся в ведении государ­ ственной власти, и потому на них разрешается погребать всех умерших, независимо от вероисповедания. В многокон­ фессиональных государствах такая практика получила свое распространение уже в XIX веке. Например, епископ Нико­ дим (Милаш) применительно к условиям Австро-Венгрии писал, что «кладбища в настоящее время большей частью бывают собственностью гражданских общин, причем, на них разрешается хоронить умерших всех вероисповеданий. Впро­ чем, всякое вероисповедание обносит стеною назначенное место и, поставив на нем часовню или высокий крест, счита­ ет его священным»400 .

В настоящее время приходы и монастыри в России имеют юридическую возможность иметь собственные кладбища, ко­ торые в таком случае уже могут носить конфессиональный характер и быть недоступными для иноверцев. Так, законом «О погребении и похоронном деле» от 12 января 1996 года предоставляется право вносить предложения по созданию мест погребения, в частности, «массовым религиозным объе­ динениям, уставы которых предусматривают осуществление религиозных обрядов на кладбищах, для создания вероиспо­ ведальных кладбищ»401 .

48. КАНОНИЗАЦИЯ И ПОЧИТАНИЕ СВЯТЫХ

48.1. Канонизация святы х в Православной Церкви. Суд над усопшими творит Господь, Он один ведает участь, угото­ ванную каждому из нас. Но Церкви, которая является «стол­ пом и утверждением истины» (1 Тим. 3, 15), открывается, что некоторые из усопших угодили Богу своим святым ж и ­ тием, достигли вечного блаженства и предстательствуют за нас перед Его Престолом. Признание Церковью того или иного из ее усопших членов состоящим в сонме угодников Божиих называется канонизацией. В область церковного пра­ ва канонизация входит постольку, поскольку она подразуме­ вает, как писал Е. Темниковский, «допущение или предписа­ ние чествовать в Церкви умершего его члена... иначе говоря, установление его культа»402 .

В Православной Церкви процедура канонизации святых не подвергается такой тщательной и детальной регламентации, как в Католической Церкви. Например, в Католической Цер­ кви на основании декретала папы Бенедикта XIV для беатиКАНОНИЗАЦИЯ И ПОЧИТАНИЕ СВЯТЫХ фикации подвижника требуется, чтобы после удостоверения свидетелями — очевидцами его добродетельной жизни, или мученичества, была доказана свидетельскими показаниями действительность, по меньшей мере, двух чудес; если же о его добродетели или мученичестве известно по слуху, то не­ обходимо доказать не два, а четыре чуда; для последующей канонизации требуется засвидетельствовать еще два чуда, и непременно свидетельскими показаниями de visu .

Хотя и без такой жесткой регламентации, но и в Православ­ ной Церкви не на уровне строгих правовых определений, а в обычае существуют все-таки определенные условия канониза­ ции. Иерусалимский Патриарх Нектарий писал: «Три вещи признаются свидетельствующими об истинной святости в лю­ дях: 1) православие безукоризненное; 2) совершение всех доб­ родетелей, за которыми следует противостояние за веру даже до крови, и, наконец, проявление Богом сверхъестественных знамений и чудес; 3) весьма необходимо ввиду того, что в наше время недобросовестные люди подделывают чудеса и вымышляют добродетели, и потому свидетельством святости признается также нетление мощей или благоухание костей»403 .

Известный русский церковный историк E. Е. Голубинский, рассматривая вопрос об условиях причтения к лику святых в

Древней Церкви, разделял древних святых на три разряда:

первый разряд — это ветхозаветные патриархи и пророки и новозаветные апостолы; второй — мученики; третий — «свя­ тые, относительно которых необходимо думать, что Церковь признавала их не по причине принадлежности их к известно­ му классу, а потому, что лично того или другого из них счи­ тали достойным сего признания. Это святые из подвижников (аскетов)»404. Что же касается иерархов-святителей, то, по мнению профессора E. Е. Голубинского, вначале они принад­ лежали к первому разряду, то есть причислялись к лику свя­ тых наравне с Апостолами уже в силу самой их принад­ лежности к иерархии, а потом стали прославляться наравне с подвижниками, за их личные достоинства. В доказатель­ ство того, что древние архиереи причислялись к лику святых уже по самому своему положению, если, конечно, они не от­ падали в ереси или не были лицами с заведомо дурной репу­ тацией, Голубинский приводит такие сведения. Из 74 еписко­ пов, занимавших Константинопольскую кафедру с 315 по 1025 годы, не были прославлены только 18 еретиков и 7 пра­ вославных, причем только о 3-х из них достоверно известно, 484 IV. ВИДЫ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ что они не были канонизированы, другие четыре иерарха, возможно, и почитались некоторое время. А если взять спис­ ки Константинопольских епископов с 315 по 846 годы, то из 58 иерархов 18 были еретиками, и только два — Акакий и Флавита — не прославлены, хотя и не были явными ерети­ ками, но православие их под подозрением, так как они пы­ тались примирить диафизитов с монофизитами на основании энотикона Зенона. Патриарх А какий к тому же умер под анафемой папы. Но с XI века Константинопольские Патриар­ хи причисляются к лику святых уже только в связи с их личными достоинствами. На Западе аналогичная практика — канонизация на основании уже самого сана — прекратилась раньше. Все 56 пап до 535 года признаны святыми; а из 52 пап с 535 по 867 год признаны святыми только 21. После 867 года Католическая Церковь канонизировала и беатифицировала только несколько пап, все остальные остались не прославленными .

Относительно канонизации подвижников, то есть третьего разряда святых, E. Е. Голубинский писал, что Церковь при­ знавала и признает их святыми «на основании сверхъес­ тественного свидетельства о них Самого Бога, Который тех или других между ними удостаивал дара чудотворений еще при жизни или по смерти. Не предполагая этого единствен­ ного твердого и не зависящего от человеческих пристрастий основания, мы должны были бы думать, что в признании подвижников святыми господствовал в древнее время произ­ вол, чего думать, конечно, нельзя. Читая ж ития древних подвижников, причисленных к лику святых, мы почти не находим между ними таких, которые бы не обладали даром чудотворений еще при жизни; а эта общая принадлежность дара чудотворений подвижникам, признанным Церковью за святых, и дает полное основание предполагать, что сей имен­ но дар и был причиной их причтения к лику святых»405 .

Полемизируя с профессором E. Е. Голубинским, профессор Е. Темниковский строит иную схему прославления угодни­ ков: «Слава святой жизни того или другого подвижника не умирала вместе с ним; благочестивый подвижник... становил­ ся предметом народного чествования, сначала, быть может, в сравнительно незначительном районе, который с течением времени мог расш иряться. Таким образом являлся культ святого. К нему постепенно присоединялись и церковные власти, прежде всего местные, затем иногда и центральные,

48. КАНОНИЗАЦИЯ И ПОЧИТАНИЕ СВЯТЫХ

соответственно с тем, как широко распространялся культ святого. Присоединение церковных властей к народному культу, дававшее последнему официальное значение, не было каким-либо формальным актом в роде современной канони­ зации, а совершалось постепенно... Вера в чудеса подвижни­ ков, конечно, входила в качестве составной части в религи­ озный культ святых... но она не составляла здесь исходного момента и, тем менее, единственного основания почитания святых, исходным моментом и основанием его, хотя, быть может, не единственным, было убеждение в святости жизни подвижников »406 .

Профессор E. Е. Голубинский, основательно изучив вопрос почитания мощей, пришел к выводу, что мощами святых не всегда признавались совершенно нетронутые тлением тела;

почитались как мощи и останки, отчасти подвергшиеся тле­ нию, — кости, частицы костей и даже прах от святых. А по святому Иоанну Златоусту, почитается не только прах, но и пепел, оставшийся от мучеников, хотя он и не называет ни праха, ни пепла мощами .

Ввиду столь расширительного толкования того, что следу­ ет называть мощами святых, нельзя утверждать, будто совер­ шенное нетление останков святого является непременным условием его канонизации. Такое мнение, распространенное некоторое время в церковном народе, не имеет ни историчес­ ких, ни канонических оснований. Нетление мощей может быть лишь одним из свидетельств святости .

48.2. Общечтимые и местночтимые святые. Святые Право­ славной Церкви разделяются на общечтимых и мест­ ночтимых. Местные святые почитаются только в отдельной части Церкви. По мнению E. Е. Голубинского, среди местноч­ тимых святых, в свою очередь, различаются чтимые в преде­ лах целой епархии, и — только в одном монастыре или при­ ходе. Но E. Е. Голубинский не различает святых Вселенской Церкви и святых, чествуемых только в одной Поместной Церкви, — у него речь идет о Русской Церкви, и общечтимы­ ми он называет святых, почитаемых всей Русской Церковью .

По этому поводу Темниковский писал: «Что... следует пони­ мать под канонизацией к общему празднованию, предпринято­ му Русской Православной Церковью; имеется ли здесь уста­ новление празднования в пределах Русской Православной Цер­ кви или это акт, распространяющийся и на другие автоке­ фальные Церкви Восточного Православия... Если канонизация 486 IV. ВИДЫ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ к общему празднованию, совершенная в одной автокефальной Церкви Восточного Православия, имеет юридические послед­ ствия и в других автокефальных Церквах, то возникают ли эти следствия в силу самого акта канонизации или в силу особого правительственного акта каждой данной Церкви? Если же канонизация к общему празднованию имеет силу только в пределах данной автокефальной Церкви, то святых, почитае­ мых во всей Русской Церкви, с точки зрения территории, на которую распространяется их культ, следовало бы разделить на два вида: 1) почитаемых во всех Церквах Восточного Пра­ вославия и 2) почитаемых только в Русской Церкви»407 .

Что же касается характера почитания, то он одинаков и для местночтимых святых, и для святых Вселенской Церкви .

Святые призываются в общественных церковных молитвах, в их честь составляют службы, во имя их освящаются престолы и церкви, им устраиваются ежегодные празднества, их изобра­ жения почитаются как иконы; почитаются также их мощи .

«В области культа святых, — отмечал Темниковский, — можно различить два фактора, находящихся в постоянном взаимодействии: с одной стороны — народ с неудержимым стремлением воздавать религиозное почитание лицам, отличав­ шимся по его, народному убеждению, святой жизнью, с дру­ гой — церковную власть, ставившую границы этому народно­ му стремлению по тем или иным соображениям. Равнодейству­ ющая этих сил слагалась при самых разнообразных условиях .

Иногда народ воздействовал на епископов прямо принудитель­ но, и последние подчинялись голосу народа; иногда почитате­ ли умершего подвижника подавали кому следует прошения и добивались официальной канонизации; чаще бывало, что пре­ возмогала церковная власть и ей удавалось устранить уже начавшийся культ умершего, которого народ почитал за свя­ того; наконец, в иных случаях устанавливались, так сказать, компромиссы между двумя сторонами, результат таких ком­ промиссов можно видеть в культе почитаемых усопших, а от­ части и в канонизациях к местному празднованию»408 .

48.3. П рославление святых в Русской Церкви в досино дальную эпоху. В Русской Церкви первыми были прославле­ ны святые князья-страстотерпцы Борис и Глеб. В первые века нашей церковной истории обнаружилась одна спе­ цифическая черта при подготовке канонизации. Мощи угод­ ника Божия были иногда вскрываемы в надежде, что Бог, по молитвам почитающих его христиан, явит их чудотворными .

48. КАНОНИЗАЦИЯ И ПОЧИТАНИЕ СВЯТЫХ

Так, были открыты мощи святой княгини Ольги, преподоб­ ного Феодосия Печерского, князя Ярославского Феодора Чер­ ного и его сыновей .

При этом каж ды й из древних русских святых был про­ славлен прежде всего даром чудотворений, что «являлось достаточным условием причтения угодника Бож ия к лику святых. Даже если угодником был явлен подвиг исповедничества или страдания за веру (князь Михаил Черниговский и боярин его Феодор, Великий князь Михаил Тверской), то летописец акцентирует внимание не на исповедничестве, а на чудотворениях»409. В отдельных случаях поводом к кано­ низации было обретение мощей при перестройке, но сам факт открытия мощей не был достаточным условием кано­ низации, для прославления святого требовались чудотворения. В целом, за период от Крещения Руси до середины XVI века было установлено общецерковное или местное почита­ ние 68 святым .

В истории канонизации святых особую эпоху составили Соборы 1547 и 1549 годов. Плодом деятельности этих Собо­ ров, созванных по инициативе царя Иоанна Грозного и свя­ того митрополита Макария, явилась канонизация 39 русских святых; из прежних местночтимых причислены к лику обще­ чтимых 23, сразу канонизировано к общерусскому почита­ нию 7 и к местному — 1 святой .

Канонизация святых на Макариевских Соборах имеет пря­ мое отношение к идее Москвы — Третьего Рима. Москва должна была сравняться с Новым Римом сонмом просиявших на Руси со времени ее Крещения угодников Божиих. Основой канонизации, как и прежде, были свидетельства о чудотворе­ ниях, при этом записи с этими свидетельствами зачитыва­ лись на соборных заседаниях .

В Русской Православной Церкви, по исследованию E. Е. Голубинского, сам порядок канонизации складывался по­ следовательно из записывания чудес и донесения о них началь­ ству, из дознания о достоверности чудес, производимого церков­ ной властью и, наконец, из самой канонизации. Профессор Н. С .

Суворов, возражая профессору E. Е. Голубинскому, писал, что порядок этот не всегда соблюдался. Известны случаи, когда чу­ деса без всякого предварительного обыска, вслед за их оглаше­ нием, сопровождались колокольным звоном и церковным торже­ ством. Иногда, как отмечал E. Е. Голубинский, «подвижники становились святыми без нарочитой канонизации»410 .

488 IV. ВИДЫ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ Во второй половине XVI столетия и в течение XVII века в святцы было внесено до 150 имен новопрославленных святых для общецерковного и местного почитания. Почти половину всех канонизированных в этот период составляют преподоб­ ные отцы — основатели монастырей и их последователи .

Порядок их канонизации, как правило, был таким: «Братия монастыря усердно почитала своего усопшего первоигумена постоянным панихидным пением, которое постепенно окра­ шивалось молитвенными обращениями к сему угоднику. На­ стоятель монастыря ставил перед церковной властью вопрос о молитвенном со святыми почитании угодника Божия и получал на то разрешение и благословение. Благословляющая власть рассматривала такж е представленные монастырем житие и службу сему святому»411. При таком порядке кано­ низации акцент смещался с чудотворений на заслуги перед Церковью и на личные подвиги .

48.4. Канонизация святых в синодальную эпоху. В сино дальную эпоху сам акт канонизации, по характеристике Е .

Темниковского, происходил так: «Святейший Синод, удостове­ рившись в наличности оснований для причтения подвижника к лику святых, подносит Государю всеподданнейший доклад, в котором излагает самое дело и свое мнение по нему. Доклад утверждается резолюцией Государя; при этом иногда назнача­ ется и особый день для церковного торжества, соединяемого с открытием мощей угодника... свое действие и силу канонизационный акт получает только с момента торжества»412 .

Синодальный период в Русской Православной Церкви ха­ рактеризуется значительно меньшим количеством актов ка­ нонизаций. Так, от Собора 1549 года до учреждения Святейше­ го Синода в 1721 году было канонизировано 146 святых, а от учреждения Синода до восстановления патриаршества в 1917 году канонизировали как общецерковных только 10 святых, а как местночтимых — 15 .

При этом большая часть канонизаций приходится на цар­ ствование святого императора Николая II. При предшествен­ никах императора Николая II, от Петра Великого до Алексан­ дра III, канонизировано было для общероссийского почитания 4 общечтимых святых, а за годы последнего царствования к лику святых было причислено 6 угодников Божиих .

Большим торжеством Православной Церкви и благочес­ тивого русского народа стало прославление преподобного Се­ рафима Саровского. В 1916 году Святейший Синод установил

48. КАНОНИЗАЦИЯ И ПОЧИТАНИЕ СВЯТЫХ

всероссийское празднование памяти святителя Иоанна, мит­ рополита Тобольского, которого почитали в Сибири издавна .

Его первоначальное прославление состоялось по решению епархиального архиерея и не вызвало тогда одобрения со сто­ роны Святейшего Синода, который усмотрел в этом акте про­ явление самочиния, но святой император Николай II поддер­ жал решение о канонизации святителя Иоанна, и, в конце концов, Синод утвердил канонизацию своей властью .

Впрочем, это был не единственный случай, когда Импе­ ратор проявлял настойчивость в решении вопроса о про­ славлении святого. Ему пришлось столкнуться с возражени­ ями со стороны некоторых членов Синода такж е при кано­ низации преподобного Серафима и святителя Иоасафа Бел­ городского. Когда обсуждалась возможность прославления преподобного Серафима, в Синоде смущение вызвало со­ стояние мощей угодника Божия, которые не сохранились в совершенном нетлении. Этот случай помог тогда выяснить подлинное учение Древней Церкви о нетленности мощей свя­ тых. Древняя Церковь, в отличие от позднейшей практики канонизации в России, не видела в нетленности мощей непременного условия для почитания подвижника в лике святых. Этот вывод имел важное значение в дальнейшем, когда Церковь решала вопрос о канонизации того или иного угодника, мощи которого либо оставались в безвестном мес­ те, либо не сохранились в совершенном нетлении .

Помимо новых канонизаций, 12 июня 1909 года было вос­ становлено почитание ранее прославленной, а потом деканонизированной святой благоверной княгини Кашинской Анны, вдовы замученного в Золотой Орде святого князя М ихаила Тверского. Деканонизация имела место в 1677 году в связи с тем, что последователи старообрядческого раскола исполь­ зовали в своих полемических целях двуперстие десницы свя­ тых мощей княгини Анны .

48.5. Канонизация святых в советскую эпоху. Поместный Собор Православной Российской Церкви, состоявшийся в ре­ волюционные 1917-1918 годы, принял постановление о канонизации двух угодников Божиих: святителя Софрония Иркутского и священномученика Иосифа Астраханского. Сам выбор подвижников для канонизации до известной степени был, очевидно, связан с обстоятельствами времени, в кото­ рых жила тогда Церковь, революционной смутой и меж ­ доусобицей, бессудными убийствами служителей алтаря. СвяIV. ВИДЫ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ щенномученик Иосиф Астраханский был зверски умерщвлен бунтовщиками в 1672 году. Нетленные мощи святителя Софрония 18 апреля 1917 года сгорели при пожаре в Богояв­ ленском соборе Иркутска, где они почивали, от святых мо­ щей остались только кости, но благоговейное почитание свя­ тителя от этого бедствия не умалилось, а возросло. В самом пожаре благочестивые люди видели знаменательную связь с революционными событиями .

В последующий период надолго прекращаются канони­ зации святых. Первая канонизация после длительного пере­ рыва состоялась только 10 апреля 1970 года, когда Священ­ ный Синод принял деяние о причислении к лику святых в чине равноапостольных просветителя Японии архиепископа Николая (Касаткина). Семь лет спустя, 6 октября 1977 года, в ответ на ходатайство Синода Православной Автокефальной Церкви в Америке Русская Православная Церковь соверши­ ла акт канонизации просветителя народов Сибири, Дальнего Востока, Алеутских островов и Аляски митрополита Москов­ ского Иннокентия (Вениаминова) .

21 февраля 1978 года Священный Синод принял решение:

«Службу и акафист святителю Мелетию, архиепископу Харь­ ковскому, утвердить и благословить их к употреблению во всех церквах Московского Патриархата»413. Это была ф ак­ тическая канонизация святителя Мелетия (Леонтовича), кото­ рая оказалась возможной в тот период лишь в такой завуа­ лированной форме .

Помимо тех святых, которые прославлены самой Русской Церковью, в наши святцы во второй половине XX столетия внесены были имена русских по происхождению угодников Божиих, которые были канонизированы иными Поместными Церквами. Так, 19 июля 1962 года Священный Синод поста­ новил причислить к лику святых Русской Православной Церк­ ви прославленного ранее Константинопольским Патриархатом и Элладской Церковью святого исповедника Иоанна Русского .

Это был солдат, попавший в плен во время Прутского похода Петра Великого, проданный в рабство, подвергшийся мучени­ ям ради обращения его в ислам, но сохранивший православ­ ную веру. В марте 1969 года Собор епископов Русской Православной Церкви в Америке совершил прославление про­ светителя алеутов преподобного Германа Аляскинского, выход­ ца из Преображенского Валаамского монастыря. Имя препо­ добного Германа после его прославления в Америке уже в

48. КАНОНИЗАЦИЯ И ПОЧИТАНИЕ СВЯТЫХ

1970 году было внесено в святцы Русской Церкви. Уже в бли­ жайшее к нам время, в 1993 году, имя канонизированного в 1988 году Константинопольской Церковью русского по проис­ хождению святого преподобного старца Силуана Афонского было внесено в календарь Русской Церкви .

Новая эпоха в истории канонизаций в Русской Право­ славной Церкви началась с празднования 1000-летия Креще­ ния Руси. На Поместном Соборе, состоявшемся в юбилейный год, было прославлено девять святых, и среди них особо чтившаяся православным народом блаженная Ксения Петер­ бургская, совершавшая подвиг юродства в XVIII веке. Архи­ ерейский Собор 1989 года прославил двух Предстоятелей Русской Церкви — Патриархов Иова и Тихона .

48.6. Канонизация святых при П атриархе Алексии II .

Поместный Собор 1990 года, избравший новым Предстояте­ лем Русской Церкви Патриарха Алексия И, канонизировал святого праведного Иоанна Кронштадтского .

Со времени обретения Церковью свободы в результате собы­ тий, имевших место в конце 1980-х — начале 1990-х годов, в деле канонизации святых на первый план выдвинулся вопрос о прославлении пострадавших в годы гонений епископов, кли­ риков и мирян. Наименование их «новомучениками Россий­ скими» вошло уже тогда в широкое употребление. В связи с этим было необходимо осмыслить подвиг новых мучеников и исповедников в сопоставлении с древними святыми .

Древние христианские мученики почитались как святые уже по самому факту пролития ими крови за Христа. Для их прославления не было необходимости в особенно тщатель­ ном предварительном исследовании их житий. За Христа и Его Святую Церковь пострадали, без сомнения, и новомученики Российские. Но главное различие тут заключалось в том, что в языческой Римской империи Церковь была вне закона и уже сама принадлежность к ней каралась смертной казнью на юридических основаниях, а отречение обвиняемо­ го в принадлежности к Церкви сохраняло вероотступнику жизнь и возвращало ему свободу .

Российские новомученики, как правило, не стояли перед таким классически ясным выбором. Их убивали без суда, а когда приговаривали к смерти по суду, то чаще всего предъ­ являли обвинения, прямым образом не связанные с испове­ данием Христа, а в пору массовых гонений 1930-х годов даже и отречение от христианской веры со стороны епископа, кли­ 492 IV. ВИДЫ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ рика или мирянина едва ли было способно избавить жертву репрессий от расправы. Поэтому было бы неправомерно всех погибших в ту пору не только мирян, но даже и священно­ служителей считать мучениками только на основании самого факта их убийства. Для канонизации требовалось серьезное исследование обстоятельств и смерти, и жизни пострадавших .

Такое исследование и осуществляется силами Синодальной комиссии по канонизации святых, которой доступны архивные материалы репрессивных органов. Протоколы допросов — это своего рода мученические акты. В то же время они засвиде­ тельствовали и малодушие некоторых из арестованных свя­ щеннослужителей и мирян, которые под пытками соглашались подписывать показания, содержавшие самооговор — призна­ ние в совершении фантастических преступлений: террористи­ ческих актов или шпионажа, а также оговор других лиц как соучастников. Но значительное большинство арестованных свя­ щеннослужителей сохраняли под пытками безукоризненную стойкость и подвергались в большинстве случаев смертной казни. Прославленными в лике святых могли быть, естествен­ но, только те пострадавшие от репрессий христиане, кто ни­ чем не запятнал себя под пытками .

При подготовке канонизации новых мучеников и исповед­ ников встал такж е вопрос о том, в какой мере церковные разделения 1920-1940-х годов могли некоторых пострадав­ ш их, отделившихся от законного Священноначалия, выво­ дить за границы Церкви, тем самым устраняя самую возмож­ ность их канонизации. Ведь в годы гонений испивали чашу страданий и лица, которые пребывали в расколах и разделе­ ниях. Встал вопрос о том, можно ли их тоже считать муче­ никами в строго церковном смысле, иными словами, суще­ ствует ли возможность церковного прославления тех, кто завершил свою земную жизнь в разделении или расколе .

Отвечая на этот вопрос, удалось избежать упрощения. Есть несомненная разница между расколами, которые либо грани­ чат с ересью, то есть возникли вследствие глубоких заблуж­ дений экклезиологического характера (например, беспопов­ ские толки русского старообрядчества), либо происхождением своим обязаны преступному властолюбию, самоволию и вся­ кого рода бесчинным акциям церковных раздорников, с од­ ной стороны, а с другой — теми разделениями, которые по­ явились в церковной среде вследствие разного видения путей адекватного реагирования на бедственные для Церкви явле­

48. КАНОНИЗАЦИЯ И ПОЧИТАНИЕ СВЯТЫХ

ния и которые изживались Церковью в исторически корот­ кие сроки .

Так, в эпоху между I и II Вселенскими Соборами Церковь, получившая мир от врагов внешних, переживала тяж елы й внутренний кризис. Защ итникам православного Никейского тринитарного догмата противостояли носители разных версий арианских и полуарианских еретических учений. Но ситуация осложнена была еще и тем, что не было полного единства и евхаристического общения между всеми православными. На одной стороне были святой Афанасий Великий, его привер­ женцы в Александрийской Церкви и Западная Церковь, воз­ главляемая в 370-е годы папой Дамасом, а на другой — так называемые новоникейцы: святой Василий Великий, другие отцы-каппадокийцы, святой Кирилл Иерусалимский, святой Мелетий Антиохийский. Часть православных на Западе и в Египте подозревала их в «полуарианстве». Противостояние между православными группировками особенно остро и болез­ ненно проявилось в Антиохийской Церкви, где было тогда два епископа, занимавших эту высокую кафедру, которые, естественно, друг друга не признавали и не имели общения между собой: святой Мелетий, находившийся в общении со святым Василием Великим и другими новоникейцами, и Пав­ лин, который имел общение со святым Афанасием, папой Дамасом и всею Западной Церковью. Святой Мелетий, на стороне которого было большинство антиохийцев, был принят в общение с папой Дамасом и православным Западом, а так­ же последователями святого Афанасия в Александрийской Церкви в 379 году на Антиохийском Соборе уже после кон­ чины святых Афанасия и Василия. И вот Церковь почитает как святых и Афанасия Великого, и Мелетия Антиохийского, между которыми канонический разрыв оставался до самой кончины святого Афанасия Великого непреодоленным .

Этот пример удержал Синодальную комиссию по канони­ зации святых, которая готовила материалы к прославлению новомучеников, от ригористической узости в оценке разделе­ ний 1920-1940-х годов, которые к тому же, в отличие от эпохи IV века, не имели догматического характера и обуслов­ лены были обстоятельствами политическими, то есть в цер­ ковном отношении не имеющими решающего значения .

Давая оценку расколам и разделениям, возникшим в нашей Церкви в 1920-е годы, нельзя было ставить в один ряд обнов­ ленческую схизму, с одной стороны, и «правую оппозицию» — 494 IV. ВИДЫ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ с другой. Обновленчество приобрело характер откровенного раскола в 1922 году, когда, захватив канцелярию Патриархии во время пребывания Предстоятеля Русской Церкви под арес­ том, группа священников, никем не уполномоченная, объяви­ ла о создании Высшего Церковного Управления (ВЦУ), вклю­ чив в его состав только двух епископов по своему выбору, один из которых был под запрещением, тем самым оно нанес­ ло предательский удар по Церкви. В дисциплинарной практи­ ке обновленцами был попран канонический порядок церковных установлений (многоженство священнослужителей, так называ­ емый «белый» епископат). Все это не только в работах истори­ ков, но и на уровне авторитетных постановлений церковной власти получило однозначную оценку как квалифицированный раскол: при присоединении к Православной Церкви кающихся обновленцев рукоположения, полученные ими в расколе, не признавались действительными. В конце 1930-х годов жертва­ ми репрессий были и отдельные обновленческие деятели. Но ведь в те годы погибли многие из тех, кто вообще никакого отношения к Православной Церкви не имел, погибали и сами недавние носители, и даже вожди атеистической власти. Поэто­ му сделан был вывод о том, что ставить вопрос о возможной канонизации таковых лиц необоснованно .

Но в своей дисциплинарной практике Православная Церковь иначе, чем к обновленцам и автокефалистам, относилась к при­ соединяемым из так называемых «правых» расколов: они при­ нимались по покаянии в сущем сане — в том, какой могли получить и в отделении от законного Священноначалия. В дей­ ствиях «правых» оппозиционеров, часто называемых «непоми­ нающими», нельзя обнаружить явно злонамеренных, исключи­ тельно личных, предательских мотивов. Как правило, их дей­ ствия обусловлены были по-своему понимаемой заботой о бла­ ге Церкви. Как хорошо известно, «правые» группировки состо­ яли из тех епископов и их приверженцев среди священнослу­ жителей и мирян, кто, не соглашаясь с церковно-политической линией назначенного святым митрополитом Петром Заместите­ ля Патриаршего Местоблюстителя митрополита (потом Патри­ арха) Сергия, прекращал возношение имени Заместителя за бо­ гослужением и, таким образом, порывал каноническое общение с ним. После кончины митрополита Петра «непоминающие» не признали главой Церкви, Местоблюстителем Патриаршего Пре­ стола митрополита Сергия, не признали законности избрания его Патриархом. Но когда Святейшим Патриархом избран был

48. КАНОНИЗАЦИЯ И ПОЧИТАНИЕ СВЯТЫХ

Алексий I, большинство из оставшихся в живых правых оппо­ зиционеров (почти все они погибли в 30-е годы) воссоединились со Священноначалием Русской Церкви .

С учетом этих соображений сделан был вывод о возможно­ сти канонизации тех архиереев и клириков, кто пал жертвой репрессий, находясь в отделении от Заместителя Местоблюс­ тителя, но не переставая признавать главой Церкви заточен­ ного Патриаршего Местоблюстителя митрополита Петра и не пытаясь образовать иной, параллельный церковный центр .

Архиерейскими Соборами 1992 и 1994 годов были про­ славлены девять новых мучеников, и среди них священномученик Владимир, митрополит Киевский, и Вениамин, митро­ полит Петроградский, преподобномученица великая княгиня Елисавета. Архиерейский Собор 1997 года канонизировал трех священномучеников, включая Патриаршего Местоблюс­ тителя митрополита Петра. Кроме того, еще несколько муче­ ников и исповедников прославлены были в 1990-е годы как местночтимые святые в отдельных епархиях Русской Церкви .

Особую сложность и важность приобрел вопрос о канони­ зации императора Николая II и других царственных страсто­ терпцев. Их казнь имела характер политического убийства, но не только. Дело в том, что и жертвы политических убийств могли быть святыми страстотерпцами. Из истории известно, что первые из прославленных Русской Церковью святых — князья Борис и Глеб — пали жертвой политичес­ кого преступления — были убиты своим братом Святополком Окаянным в княжеской междоусобице. Но Церковь прослави­ ла их как мучеников-страстотерпцев ввиду христианской кротости, с какой они приняли смерть, совершив подвиг са­ мопожертвования, ибо не захотели поднять руку на брата .

Юбилейный Архиерейский Собор, состоявшийся в августе 2000 года, принял решение прославить для общецерковного почитания в лике святых новомучеников и исповедников Российских XX века более 1200 угодников, включая также тех подвижников веры, кто ранее был прославлен для мест­ ного почитания .

Собором в сонме новомучеников и исповедников Россий­ ских прославлены как страстотерпцы Император Николай II, Императрица Александра, царевич Алексий, великие к н я ж ­ ны Ольга, Татиана, Мария и Анастасия. Соборный акт об их канонизации гласит: «В последнем православном Российском монархе и членах его Семьи мы видим людей, искренне стре­ 496 IV. ВИДЫ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ мившихся воплотить в своей ж изни заповеди Евангелия. В страданиях, перенесенных Царской семьей в заточении с кротостью, терпением и смирением, в их мученической кон­ чине в Екатеринбурге в ночь на 4 (17) июля 1918 года был явлен побеждающий зло свет Христовой веры подобно тому, как он воссиял в жизни и смерти миллионов православных христиан, претерпевших гонения за Христа в XX веке»414 .

Архиерейским Собором 2000 года было также канонизиро­ вано еще 57 святых, послужиших Богу и Церкви в разные исторические периоды .

Таким образом, на Архиерейском Соборе совершен был акт, беспримерный в истории Церкви. Сонм новопрославлен­ ных русских святых, по меньшей мере, троекратно превзо­ шел число русских святых, канонизированных за всю преж­ нюю историю Русской Церкви. Сонм новомучеников и испо­ ведников Российских по числу угодников оказался соизмери­ мым с собором древних христианских мучеников .

48.7. Почитание подвижников благочестия. Помимо кано низированных святых есть еще один особый вид почитаемых усопших — подвижники благочестия. Канонизации почти все­ гда предшествует почитание святого как подвижника без вся­ кой на то официальной санкции. На могилах таких подвиж­ ников и праведников, еще при жизни прославившихся бого­ угодным житием и особыми благодатными дарами, поются частые панихиды, в дни их смерти совершаются заупокойные Литургии, их имена вносятся в синодики для каждодневного поминовения на Литургии. Над гробами подвижников благоче­ стия устраиваются памятники в виде арки или часовни, иног­ да с изображениями подвижников на надгробницах. Почитате­ ли усопших составляют им службы и акафисты, хотя они и не имеют церковного употребления. В своих келейных молит­ вах почитатели, верующие в их святость, обращаются к ним как к угодникам, предстоящим перед Престолом Божиим .

Иногда при гробницах почитаемых подвижников пели одно­ временно и панихиды, и молебны. Патриарх Иосиф дозволял петь на гробнице Соломониды, разведенной супруги Великого князя Василия III, не только панихиды, но и молебны. Святой Анне Кашинской после ее деканонизации и до восстановления чествования ее памяти пели панихиды, а затем читали молитвы с обращением к ней как к угоднице Божией. В XIX веке препо­ добному Максиму Греку в Троице-Сергиевой Лавре пели панихи­ ды с тропарем ему как святому. Писали и иконы неканонизироЦЕРКОВНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ванных подвижников. Перед этими иконами возжигали свечи, их лобызали; иногда такие иконы помещали в церквах .

В большинстве случаев канонизации святого предшествует его народное почитание как подвижника благочестия .

49. ЦЕРКОВНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

49.1. Законодательная церковная власть. Власть церков­ ную принято, как это было сказано выше, разделять на власть учения, священнодействия и правительственную власть. Правительственная власть Церкви с формальной сто­ роны имеет больше всего сходства с светской государственной властью; поэтому по своим функциям она, как и государ­ ственная власть, в свою очередь, делится по принятой в пуб­ личном праве классификации на: 1) учредительную и законо­ дательную; 2) исполнительную, или административную, вме­ сте с контрольной; и 3) судебную .

Единым и полновластным Учредителем Церкви является Господь Иисус Христос, давший ей и Свои вовек нерушимые законы. К Нему же, как к Высшему авторитету, как к Гла­ ве Церкви, восходит в конечном счете и все церковное зако­ нодательство — законы, уже изданные и издаваемые различ­ ными церковными учреждениями: от самых высоких и не­ погрешимых — Вселенских Соборов — до монастырей и братств, издающих законоположения на основе статуарного права. Вопросы, касающиеся церковного законодательства, на котором строится все церковное право, рассматривались в начале нашего курса. Поэтому остановимся здесь лиш ь на отдельных вопросах, связанных с ним .

В католическом церковном праве высшим законодатель­ ным органом Церкви считается, как известно, Римский пре­ стол — папа, осуществляющий свои верховные законодатель­ ные полномочия либо через Вселенские Соборы, либо едино­ лично. В православном церковном праве общепринятой явля­ ется точка зрения, согласно которой высшая власть в Ц ерк­ ви, в том числе и законодательная, принадлежит вселенско­ му епископату в лице его органа — Вселенских Соборов .

Определениям семи Вселенских Соборов церковное сознание усвоило непогрешимость .

Однако с этим традиционным и бесспорным убеждением Вселенской Церкви расходится точка зрения профессора Н. С .

Суворова на высшую законодательную власть во Вселенской 498 IV. ВИДЫ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ Церкви. Н. С. Суворов писал: «Высшею церковною, следова­ тельно, и законодательною властью в Древней Церкви, с тех пор как сделалось возможным установление общецерковного, обязательного для всех христианских общин законодательства, были римские христианские императоры, которые или созыва­ ли соборы епископов, или непосредственно издавали законы по делам Церкви. В том случае, когда императором созывал­ ся Вселенский Собор для установления православного учения, Собор не был собранием только сведущих людей, призванных дать мнение и совет, а был органом Церкви, через который должно было выражаться общецерковное сознание, обязатель­ ное и для императора, как скоро оно выразилось в формах, не допускающих сомнения, но в то же время он был органом императорской власти, поскольку от императора как постав­ ленного Богом общего епископа (по выражению церковного историка Евсевия) зависело созвать Собор и скрепить своим утверждением результаты деятельности Собора. В «Кормчей книге» (вводная статья о семи Соборах Вселенских и девяти Поместных) объясняется, что Вселенскими названы те Соборы, на которые Императорскими повелениями созывались святите­ ли из всех городов римских и греческих и на которых было «взыскание и совопрошение о вере», Поместные же Соборы — это те, на которых не было епископов всей Вселенной, и цари не сидели; цель их — проведение в жизнь вселенских поста­ новлений». А говоря о Русской Церкви, Суворов склонялся даже к мысли о «невозможности существования русского пра­ вославия без самодержавного царя»415 .

Н. С. Суворов сознавал, что его мнение противоречит об­ щепринятому в русской канонической науке: «Наши богосло­ вы и канонисты из духовного ведомства, — писал он, — не стесняясь ни основными законами, ни историей, ни даже богослужебными книгами и обрядами Православной Церкви.. .

отвергают учение о царской церковной власти как цезарепапизм»416. Несомненно, однако, что в этом споре правы всетаки те, кого он называл «нашими богословами и канониста­ ми из духовного ведомства» .

Основания для своей точки зрения Н. С. Суворов называ­ ет сам — это «наши основные законы» (подразумеваются Основные законы Российской империи, в которые при Импе­ раторе Павле было включено положение о том, что импера­ тор является главой Русской Церкви). Но юридическая сила этих законов не такова, чтобы формулировать принципы ус­

49. ЦЕРКОВНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

тройства Вселенской Церкви, к тому же в них не утвержда­ ется главенство Русского Самодержца в Церкви Вселенской .

Утверждения профессора Н. С. Суворова о высшей законода­ тельной власти Императора в Церкви основаны такж е на исто­ рии. Однако достаточно обратить внимание на самоочевидную истину: Христова Церковь в существе своем всегда одна и та же; и все основные элементы ее устройства, без которых она не может существовать, включая и законодательную власть, даны ей от начала. В первые три столетия Церковь, как известно, не включала императоров в качестве своих членов, и позднее, не один раз в течение многих десятилетий, византийские импера­ торы, уклоняясь в ереси, отпадали от Церкви. После разгрома Константинополя в 1452 году русские государи, единственные тогда православные монархи, весьма далеки были от притяза­ ний на главенство во Вселенской Церкви. Не сразу после это­ го сложилось на Руси учение о Москве как о Третьем Риме; но и это учение не включало в себя идею о формальном главен­ стве в Церкви русских самодержцев, а разве только мысль о Московских государях как защ итниках Православия. Что же касается российского законодательства синодальной эпохи, то его абсолютистские основания, затрагивавшие такж е и статус Церкви в государстве, восходили вовсе не к цезарепапистским византийским устремлениям, а к западно-европейскому юриди­ ческому территориализму, к учению о неограниченной власти государя на своей территории. Что же касается нашего време­ ни, то Православная Церковь существует, хотя православных государей нет. Но с самого начала Церкви в ней был богоучрежденный епископат: Православная Церковь немыслима без епископата во главе ее. И еще: далеко не все соборы, определе­ ния которых скреплены подписью императоров, признаны цер­ ковным сознанием за Вселенские и непогрешимые .

Ссылка профессора Н. С. Суворова на «Предисловие» к «Кормчей книге» тоже ничего не дает для подтверждения его аргументов, поскольку там приведена всего лишь историчес­ кая справка о Соборах с попыткой классифицировать их по разным признакам без выделения главного из них. Таким об­ разом, основания концепции Н. С. Суворова ненадежны: это принципы российского законодательства, толкуемые расш и­ рительно, неосновательные притязания отдельных византий­ ских императоров, подкрепляемые комплиментарными рас­ суждениями некоторых церковных писателей вроде Евсевия или канониста Вальсамона, и неверное объяснение значения 500 IV. ВИДЫ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ Императорской подписи под соборными определениями. В действительности, однако, государственное законодательство относится прежде всего к области внешнего церковного пра­ ва. Что же касается власти православных государей внутри Церкви, то она не выходила за границы представительства совокупного голоса православных мирян .

По своему предмету церковное законодательство может от­ носиться, во-первых, к области догматического учения по воп­ росам христианской веры и нравственности, а во-вторых — к церковной дисциплине в широком смысле слова, включая сюда и церковное устройство. Такое различие установлено в 6-м правиле VII Вселенского Собора, в котором упоминаются пред­ меты «канонические и евангельские»: «Когда же будет Собор о предметах канонических и евангельских, тогда собравшиеся епископы должны прилежати и пещися о сохранении Боже­ ственных и животворящих заповедей Божиих». Евангельские предметы — это и есть вопросы веры и нравственности, а канонические — вопросы дисциплинарные. Догматические определения Вселенских Соборов непогрешимы, ибо они пред­ ставляют собой развернутые формулы истин, данных в Боже­ ственном Откровении и прошедших через церковное самосоз­ нание, через мысль богомудрых святых отцов, выраженные на Соборах по изволению Святого Духа, опознанные как непогре­ шимая истина и в этом смысле принятые сознанием церков­ ной полноты. Догматическое сознание Церкви неизменно, что, однако, не является препятствием для новых формулировок истин, уже известных Церкви, уже данных в Откровении .

Но нет оснований усваивать всем вообще дисциплинарным нормам, действующим в Церкви, неизменность и вечность .

Дисциплинарные определения издавались чаще всего по кон­ кретным поводам и поэтому в значительной мере обусловле­ ны обстоятельствами .

49.2. Статус и применение канонов. Среди церковных за конов совершенно особый статус имеют святые каноны. Не все те инстанции, которые осуществляют суверенное церков­ ное законодательство, непогрешимы. Однако непогрешимы Вселенские Соборы, издавшие каноны, и авторитет этих к а­ нонов, непоколебленный в течение веков, несмотря на ради­ кальные перемены в церковной ж изни, несмотря даже на затруднительность буквального исполнения многих из них в практике церковной жизни, таков, что едва ли уместна сама постановка вопроса об отмене тех или иных из этих правил .

49. ЦЕРКОВНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

Даже если правовые нормы, сформулированные в канонах, заменялись новыми нормами, сам канон не исключался из канонического Свода. То же самое мы можем сказать и об изданных Поместными Соборами и святыми отцами канонах, вошедших в Основной Канонический свод. Эти правила так­ же были утверждены либо позднейшими Вселенскими Собо­ рами, либо общецерковным признанием их .

Каноны — это основные церковные законы, которые со­ ставляют фундамент действующего в Церкви права, причем одинаково во всех Поместных Православных Церквах во все века церковной истории. Со времени, когда окончательно сложился канонический корпус Церкви, с 883 года (это год издания «Номоканона» Патриарха Фотия в XIV титулах), Церковь не добавила в него ни одного нового канона и ни одного из него не исключила. Таким образом, сама история Церкви поставила каноны так высоко, что у нас есть основа­ ния говорить о неизменности тех основ церковного права, которые в этих канонах содержатся .

Но утверждая высокий авторитет и неприкосновенность Канонического корпуса для ревизии, мы не можем одновре­ менно настаивать на том, что все нормы права, заключенные в канонах, действуют или должны действовать в любое время и в любом месте по своему буквальному смыслу. Хорошо из­ вестно, что дисциплина наказаний, содержащаяся в правилах, была в реальной епитимийной практике основательно рефор­ мирована уже в ранневизантийскую эпоху, когда стали приме­ няться при назначении епитимий не канонические сроки отлу­ чения от причастия, а те, что предлагаются в покаянном «Но­ моканоне» Патриарха Иоанна Постника, содержащем несрав­ ненно более мягкие санкции, хотя «Номоканон» Иоанна Пост­ ника не был включен в основной канонический свод и в иерархии авторитетных источников церковного права он сто­ ит ниже канонов. Его рассматривают не более, чем как допол­ нение к основному каноническому корпусу. Впоследствии дис­ циплина прещений по отношению к мирянам продолжала эво­ люционировать в сторону смягчения, так что у нас, в Русской Церкви, в XVIII веке отлучение от причастия кающихся греш­ ников на длительные сроки было положительно воспрещено высшей церковной властью под угрозой извержения из сана, но при этом, разумеется, никто не отменял сами каноны, со­ держащие запрещенные к практическому употреблению в цер­ ковно-судебной практике санкции .

50 2 IV. ВИДЫ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ Ситуация парадоксальная, побуждающая нас к углублен­ ному размышлению о статусе канонов в Церкви. Радикально простые решения — либо объявить всякое неприменение бук­ вы правил злоупотреблением и, скажем, применительно к практике церковных наказаний настаивать на необходимости отлучения от причастия кающихся грешников, согласно пра­ вилам, на 7, 10, 15 или 20 лет, либо видеть в канонах толь­ ко памятник христианской письменности и церковной исто­ рии и совершенно не считаться с ними в реальной церковной жизни — представляются одинаково неразумными, нецерков­ ными и неприемлемыми подходами к проблеме .

Дело в том, что каноны по сути своей представляют при­ ложение неизменных и вечных, непогрешимых основ христи­ анского нравственного учения и экклезиологических догма­ тов, содержащихся либо прямо, либо implicite в их текстах, к изменяющейся церковной жизни. Поэтому во всяком кано­ не можно обнаружить, с одной стороны, укорененность в неизменном догматическом учении Церкви, а с другой — тот факт, что каноническая норма всегда актуальна и, следо­ вательно, обусловлена исторически конкретной ситуацией, связана с обстоятельствами церковной жизни, которые име­ ли место в момент издания правила и которые впоследствии могли измениться. Таким образом, в идее всякого канона содержится неизменный, догматически обусловленный мо­ мент, но в своем конкретном и буквальном смысле канон отражает и преходящие обстоятельства церковной жизни .

Каноны отмене не подлежат, но это не значит, что право­ вые нормы, установленные в них, абсолютно неизменны. При этом уместную гибкость в подходе к нормам канонов можно обнаружить в текстах самих правил. Так, 37-е Апостольское правило предусматривает, чтобы епископы каждой области со­ бирались на собор два раза в году, а в 8-м правиле Трулль­ ского Собора отцы, ссылаясь на набеги варваров и иные слу­ чайные препятствия, вводят новую норму — созывать соборы один раз в год. Означает ли это, что 8-е правило Трулльского Собора отменило 37-е Апостольское правило? Нет, не означа­ ет, ибо созыв собора дважды в год по-прежнему рассматрива­ ется как желательное установление, но ввиду возникших за­ труднений вводится новый порядок. Но делать при этом вы­ вод, что канонический порядок соблюдается только в тех слу­ чаях, когда соборы созываются два раза или единожды в год, было бы тоже каноническим буквализмом. Очевидно, что ког­

49. ЦЕРКОВНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

да в связи с укрупнением Поместных Церквей, в связи с об­ разованием Патриархатов, соборы стали созываться еще реже, это не было отступлением от канонических принципов, ибо принципиальная и неизменная экклезиологическая идея 37-го Апостольского правила и 8-го правила Трулльского Собора зак­ лючается в соборности, а конкретная периодичность в созыве соборов может, если руководствоваться примером отцов Трул­ льского Собора, устанавливаться с учетом обстоятельств свое­ го времени, которые не остаются на века одними и теми же .

Канон может оказаться неприменимым в связи с исчезно­ вением того церковного института, который в нем упомянут .

Так, в 15-м правиле Халкидонского Собора определен возра­ стной ценз для поставления в диакониссы — 40 лет. С исчез­ новением чина диаконисс правило, естественно, перестало применяться по своему буквальному смыслу. Тем не менее, оно осталось в каноническом корпусе и, значит, — в нашей «Книге правил». И более того, оно содержит в себе некий экклезиологический принцип, который не утратил практичес­ кого значения в связи с исчезновением института, о котором в правиле идет речь. Например, оно может служить отправ­ ной точкой в рассуждении церковной власти об установлении возрастной границы для назначения женщин на какие-либо церковные должности .

Некоторые из канонов носят характер частных определений, и уже поэтому по буквальному тексту они неприменимы ни в каких других случаях, кроме тех, по которым были изданы .

Так, 4-е правило II Вселенского Собора гласит: «О Максиме

Кинике и о произведенном им безчинии в Константинополе:

ниже Максим был, или есть епископ, ниже и поставленные им на какую бы то ни было степень клира, и соделанное для него, и соделанное им, все ничтожно». По своему буквальному смыс­ лу этот канон неприменим с тех пор, как улажена была ситу­ ация с захватом Константинопольской кафедры Максимом Киником, ибо его текст формулирует состоявшееся судебное решение по конкретному делу. Но с учетом всех обстоятельств дела Максима Киника из этого канона выводятся исключитель­ но важные экклезиологические принципы, в частности, недопу­ стимость поставления епископа на уже занятую кафедру. Та­ ким образом, правило это действует в Церкви на основании прецедентного принципа и применяется по аналогии .

Даже безусловная отмена закона на том основании, что исчезает ratio legis (причина, послужившая поводом к его 50 4 IV. ВИДЫ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ изданию), не имеет безусловного значения в церковном праве .

Согласно 3-му правилу II Вселенского Собора и 28-му прави­ лу Халкидонского Собора, Константинопольскому епископу предоставляется преимущество чести по Римском епископе, поскольку город этот «есть новый Рим», новая столица импе­ рии, и «является городом царя и синклита». Константинополь давно перестал быть городом царя и синклита (сената), но в диптихе православных иерархов его епископ по-прежнему пользуется первенством чести. Православный французский канонист епископ Петр (Л ’Юилье) справедливо находит, что ныне «первенство чести архиепископа Константинопольского основано на расширительном применении к его кафедре акси­ омы, высказанной отцами I Никейского Собора в отношении привилегий Церквей «Римской, Александрийской, Антиохий­ ской»: «Да хранятся древние обычаи» (6-е прав.)»417 .

Исходя из приведенных примеров, мы можем сделать вы­ вод, что, несмотря на историческую изменяемость действую­ щих в Церкви правовых норм, несмотря на то, что ряд ка­ нонов неприменим ныне вообще по своему буквальному смыслу, а буквальное применение других недопустимо ввиду радикально изменившихся в сравнении со временем их изда­ ния обстоятельств, святые каноны неизменно сохраняют свое значение критерия церковного законодательства и фундамен­ тальной основы церковного правосознания. Каноны всегда дают ключ к правильной ориентации в актуальных пробле­ мах церковной жизни .

49.3. Применение церковных законов и их обязательна сила. Для того, чтобы церковный закон был применен, он должен соответствовать определенным условиям: что касается внутренней его стороны, необходимы его издание законной властью и соответствие предписываемого им основным законам Церкви — ее канонам; с внешней стороны, для придания ему обязательной силы, требуется его обнародование, опубликова­ ние. В древности обнародование заключалось в вывешивании текста нового закона на стенах кафедрального храма и рассыл­ ке его епископам или приходским пресвитерам. В новое вре­ мя обнародование законов происходит путем их публикации в официальных церковных изданиях. Между провозглашением закона (которое в юридической литературе называется про­ мульгацией) и его обнародованием (публикацией) проходит известный срок. Не всегда закон вступает в силу с момента его публикации; иногда в нем устанавливается срок, по окон­

49. ЦЕРКОВНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

чании которого закон обретает силу. Этот срок предусматрива­ ется для всеобщего ознакомления с законом .

Все церковные законы обязательны для каждого члена Церкви. Незнание закона не может служить оправданием для его нарушения. В деле исполнения своих предписаний Цер­ ковь допускает исключение лишь в отдельных случаях, когда нет физических или нравственных возможностей для исполне­ ния. Подобные исключения сами должны носить характер отдельных определенных правил. Изъятие из общей обязатель­ ности правовой нормы называется привилегией (прономией), если некоторое лицо наделяется теми или иными преимуще­ ствами, или диспенсацией, если оно освобождается от какойлибо общественной обязанности. Примером привилегии явля­ ется практиковавшееся в синодальную эпоху разрешение по­ чтенным престарелым лицам из мирян иметь домовые церкви .

Примером диспенсации могут служить дозволения брака в степенях родства, являющихся, согласно церковным законам, препятствием для брака. Отступая от акривии — строгой точ­ ности в исполнении закона — и прибегая к привилегиям и диспенсациям, Христова Церковь поступает в соответствии с принципом икономии — ради духовной пользы своих чад .

Законы, изданные поместной церковной властью или епар­ хиальными архиереями, могут быть и отменены, но право на их отмену имеет лишь компетентная власть, то есть равная или высшая той, которая издала отменяемый закон. Иначе обстоит дело с правилами, которые составляют Канонический свод. Во 2-м каноне Трулльского Собора после перечисления изданных ранее правил говорится: «Никому да не будет по­ зволено вышеозначенныя правила изменяти или отменяти, или, кроме предложенных правил, приимати другая, с под­ ложными надписаниями составленныя некими людьми, дер­ знувшими корчемствовати истиною». Отцы VII Вселенского Собора, ссылаясь на это правило, в своем 1-м каноне поста­ новили: «Божественныя правила со услаждением приемлем, и всецелое и непоколебимое содержим постановление сих правил, изложенных от всехвальных Апостол, святых труб Духа, и от шести Святых Вселенских Соборов, и поместно собиравшихся для издания таковых заповедей, и от святых отец наших. Ибо все они, от единаго и того же Духа быв просвещены, полезное узаконили». После VII Вселенского Собора общецерковным сознанием общеобязательная сила признана также за канонами двух Константинопольских Со­ 506 IV. ВИДЫ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ боров IX века, а такж е за Окружным посланием Патриарха Тарасия против симонии .

50. ЦЕРКОВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ И НАДЗОР

50.1. Церковное управление. В область церковного управ ления, второго вида правительственной власти Церкви, вхо­ дят такие функции, как учреждение и упразднение церков­ ных должностей, их замещение, текущее администрирование, а также церковный надзор .

Новые церковные должности, включая новые епископские кафедры или даже первосвятительские престолы, учреждают­ ся или упраздняются постановлениями поместной церковной власти. Помимо учреждения и упразднения, церковные долж­ ности могут подвергаться и другим изменениям: это может быть соединение нескольких должностей, производимое либо путем слияния, когда, например, две епархии соединяются в одну, либо путем личного соединения двух однородных долж­ ностей в одном их носителе (так, долгое время в XVIII и XIX веках две отдельные епархии — Новгородская и Петербург­ ская — имели одного иерарха: митрополита Новгородского и Петербургского) и, наконец, путем присоединения одной дол­ жности к другой, главной (например, присоединение, припи­ сывание одного прихода к другому, более крупному и важно­ му). Изменения могут также заключаться в разделении одной должности на две или несколько самостоятельных (разделение одной епархии на две епархии и др.) или в отнесении части компетенций одной должности к другой (например, перевод нескольких приходов с их округами из одной епархии в дру­ гую). Кроме того, возможны превращения одной институции в другую, скажем, часто имевшее место в XIX веке превраще­ ние женской общины в женский монастырь .

Что касается замещения церковных должностей, то оно, естественно, осуществляется компетентной церковной властью в соответствии с канонами и другими церковными законопо­ ложениями. Замещение церковных должностей — это область церковной жизни, где на протяжении всей истории Церкви особенно ощутимо было влияние светской государственной власти, но, в основном, это касалось высших церковных дол­ жностей. Такое влияние, в том случае, если оно не противо­ речит воле епископата, клира и церковного народа, не может считаться противоправным, ибо замещение церковных долж­

50. ЦЕРКОВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ И НАДЗОР

ностей соприкасается с областью внешнего церковного права .

Формы этого влияния в истории менялись и определялись, в основном, статусом Церкви в государстве .

Ныне в Русской Православной Церкви Первоиерархи изби­ раются Поместным Собором; временные члены Священного Синода вызываются в порядке очереди, а епархиальные и ви­ карные архиереи избираются Священным Синодом. При этом архиереи, избираемые Синодом, назначаются на кафедры на основании синодального определения Указами Патриарха .

Ныне действующий «Устав» предусматривает назначение на другие должности в органах синодального управления, в адми­ нистрации духовных школ и монастырей властью Синода во главе с Патриархом либо единоличной властью Патриарха .

Внутри епархии настоятели приходов и приходские священни­ ки назначаются епархиальными архиереями. Члены приход­ ских советов избираются приходскими собраниями .

Текущее администрирование в Церкви осуществляется путем письменных распоряжений, включая окружные посла­ ния, а также в форме устных распоряжений. Распоряжения вышестоящей церковной власти обязательны для подчинен­ ных инстанций .

50.2. Церковный надзор. Особым видом исполнительной (административной) церковной власти является надзор. Орга­ ны надзора те же, что и органы управления. Средствами над­ зора являются: получение письменных отчетов вышестоящи­ ми институциями от низших, личных докладов о состоянии церковных дел, визитация, то есть обозрение носителем цер­ ковной власти подведомственных ему учреждений, а такж е проведение ревизии. Письменные отчеты составляются по указанной форме. Такие отчеты подают, например, благочин­ ные своему епархиальному архиерею. Личный доклад предпо­ лагает явку подчиненного лица к вышестоящему по требова­ нию последнего .

Визитация, личное обозрение подведомственных учрежде­ ний, практиковалась в Церкви всегда, начиная с апостольско­ го века; уже сами Апостолы посещали основанные ими общи­ ны не только для научения паствы, но и для надзора. В Кано­ ническом своде нет правила, предписывающего епископу визи­ тацию своей паствы, поскольку, вероятно, в Древней Церкви это было само собой разумеющейся нормой. Впервые обязан­ ность обходить подчиненные округа возлагается на епископов законом императора Алексия Комнина, изданным в 1107 году .

508 IV. ВИДЫ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ «Духовный регламент» обязал каждого епархиального ар­ хиерея один раз в году или, по меньшей мере, один раз в два года объезжать свою епархию. И ныне в обязанности епархиального архиерея входит визитация приходов, монас­ тырей и иных учреждений епархии. Патриарху принадлежит право визитации всех епархий Русской Православной Церк­ ви. Внутри епархии обязанность регулярного посещения при­ ходов возлагается на благочинных .

Ревизии, как правило, являются чрезвычайным средством надзора. Они проводятся не регулярно, а по мере необходи­ мости, зачастую, но не всегда, ввиду неблагополучного состо­ яния дел в учреждении, и проводятся лицами, назначенны­ ми законной церковной властью .

51. ЦЕРКОВНЫЙ СУД

51.1. Экклезиологические основания церковного суда. Су дебная власть составляет часть церковной правительственной власти. Земная воинствующая Церковь представляет собой человеческое общество, в котором, как и во всяком обще­ ственном организме, могут возникать спорные случаи; члены Церкви — люди грешные — могут совершать преступления против заповедей Божиих, нарушать церковные установле­ ния; поэтому в земной Церкви есть место для осуществления ею самою судебной власти над своими чадами. Судебная де­ ятельность Церкви многогранна. Грехи, открываемые на ис­ поведи, подлежат тайному суду духовника; преступления клириков, связанные с нарушениями своих служебных обя­ занностей, влекут за собой публичные прещения. Нако­ нец, в зависимости от характера взаимоотношений Церкви и государства, в компетенцию церковного суда в разные пери­ оды истории входили тяжбные дела между христианами, и даже дела уголовные, суд по которым, в общем-то, не соот­ ветствует природе церковной власти .

Господь, проповедуя любовь к ближним, самоотречение и мир, не мог одобрять споры между учениками. Но сознавая человеческую немощь Своих последователей, Он указал им средства к прекращению тяжб: «Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего; если же не послу­ шает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово; если же не

51. ЦЕРКОВНЫЙ СУД послушает их, скажи церкви, а если и церкви не послушает, то да будет он тебе как язычник и мытарь» (Мф. 18, 15-17) .

Апостол Павел укорял коринфских христиан: «Как смеет кто у вас, имея дело с другим, судиться у нечестивых, а не у святых? Разве не знаете, что мы будем судить ангелов, не тем ли более дела житейские? А вы, когда имеете житейские тяжбы, поставляете своими судьями ничего не значащ их в церкви. К стыду вашему говорю: неужели нет между вами ни одного разумного, который мог бы рассудить между бра­ тьями своими? Но брат с братом судится, и притом перед не­ верными. И то уже весьма унизительно для вас, что вы име­ ете тяжбы между собою. Для чего бы вам лучше не оставать­ ся обиженными? Для чего бы вам лучше не терпеть лиш е­ ния?» (1 Кор. 6, 1, 3-7) .

51.2. Суд в Древней Церкви. Следуя наставлениям Апос­ тола, христиане первых веков избегали языческих судов и представляли в связи с этим свои споры на суд епископов .

Они делали это потому, что если бы христиане судились меж­ ду собой в судах языческих, они бы роняли в глазах язычни­ ков нравственную высоту своей веры. К тому же римское су­ допроизводство предполагало совершение идолопоклоннической церемонии — воскурение фимиама богине правосудия Фемиде .

В особенности недопустимо было для клириков обращаться со своими спорами в гражданский языческий суд. Для мирян епископский суд имел характер полюбовного разбирательства, или третейского суда. Однако если бы недовольная сторона стала искать своего права в гражданском суде, она, тем са­ мым, подвергалась бы в глазах христианской общины нарека­ ниям в поругании святыни и в кощунстве .

В эпоху гонений приговоры епископов, недействительные в государственном праве, не имевшие исполнительной силы в гражданском обществе, опирались исключительно на их ду­ ховный авторитет .

51.3. Церковный суд в Византии. После издания Миланско­ го эдикта обычай христиан судиться у своих епископов полу­ чил государственную санкцию, а судебные решения архиереев стали опираться на исполнительную силу государства. Кон­ стантин Великий предоставил христианам право переносить любые тяжбные дела на суд епископов, приговор которых признавался окончательным. Причем, для такого переноса достаточно было желания одной стороны. Безапелляционный епископский суд, наделенный официально-государственным 510 IV. ВИДЫ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ статусом, по мере христианизации империи с успехом стал конкурировать с юрисдикцией гражданских магистратов. Это привело к тому, что епископы оказались перегруженными массой дел, весьма далеких от духовной области. Архиереи тяготились этим. И позднейшие императоры, чтобы сузить судебные права Церкви, обусловили компетенцию епископско­ го суда в решении гражданских тяжбных дел обоюдным согла­ сием сторон. Но помимо дел, по которым епископский суд имел характер полюбовного разбирательства, по взаимному согласию сторон, некоторые дела уже по самому характеру своему подлежали в Византии епископскому суду .

Исключительно церковному суду подлежали гражданские тяжбы между клириками, то есть когда истец и ответчик были духовными лицами. Отцы Халкидонского Собора по этому поводу изрекли в 9-м правиле: «Аще который клирик с клириком же имеет судное дело, да не оставляет своего епископа, и да не перебегает к светским судилищам. Но сперва да производит свое дело у своего епископа, или, по изволению того же епископа, избранные обеими сторонами да составят суд. А кто вопреки сему поступит, да подлежит наказаниям по правилам. Аще же клирик со своим или со иным епископом имеет судное дело, да судится в областном соборе». Все определения Халкидонского Собора были ут­ верждены императором М аркианом и тем самым получили статус государственных законов .

В Византийской империи подсудность клириков своим архиереям по гражданским делам признавалась безусловной канонической нормой. Но по характеру своему такие дела могли бы разбираться и государственными судебными инстан­ циями. Иначе обстоит дело с делами собственно церковными, которые, хотя и имеют тяжбный характер, но по самой при­ роде своей не могут быть подсудны нецерковным судебным учреждениям. Например, споры епископов о принадлежности прихода к той или иной епархии, тяжбы клириков о пользо­ вании церковными доходами. Византийские императоры не­ однократно подтверждали, что юрисдикция по этим делам принадлежит исключительно Церкви, и такие подтверждения с их стороны не носили характер уступки, а были лишь при­ знанием неотъемлемого права Церкви .

Тяжбы между клирикам и и мирянами подлежали юрис­ дикции церковной и светской судебной власти. До императо­ ра Юстиниана мирянин мог учинить иск клирику и в свет­

51. ЦЕРКОВНЫЙ СУД ском, и в гражданском суде. Но Юстиниан предоставил кли­ рикам привилегию отвечать по гражданским искам только перед своим архиереем. Если же одна из сторон выражала не­ довольство судебным решением епископа, она могла перенес­ ти дело в гражданский суд. При согласии гражданского суда с решением епископа, оно уже не подлежало пересмотру и приводилось в исполнение. В случае же иного решения граж ­ данского суда допускалась подача апелляций и пересмотр дела на суде у митрополита, Патриарха или на Соборе. В 629 году император Ираклий издал новый закон, по которому «истец следует подсудности ответчика», то есть мирянин по­ дает иск на клирика в духовный суд, а клирик на миряни­ на — в гражданский. «В позднейших памятниках византий­ ского законодательства, — по словам профессора Н. С. Суво­ рова, — не видно устойчивости по данному вопросу. «Эпанагога» высказалась вообще за неподсудность духовенства свет­ ским судам, а Вальсамон в своем толковании на 15-е прави­ ло Карфагенского Собора сообщает, что даже и епископы в его время привлекаемы были к гражданскому суду»418. Что касается брачных дел, то вопросы о действительности заклю ­ ченных браков, о расторжении браков в поздневизантийскую эпоху подлежали духовному суду, а определение граж дан­ ских, имущественных последствий брака или его расторже­ ния преимущественно входило в компетенцию суда светского .

51.4. Церковный суд в Древней Руси. На Руси, в эпоху ее Крещения, действующее гражданское право не вышло еще за рамки обычного народного права, оно несравнимо было с филигранно разработанным римским правом, которое лежало в основе юридической жизни Византии, поэтому церковная иерархия, пришедшая к нам из Византии после Крещения Руси, получила в свою юрисдикцию много таких дел, кото­ рые в самой Византии были подсудны гражданским магист­ ратам. Компетенция церковного суда в Древней Руси была необычайно обширна. По «Уставам» князей святого Владими­ ра и Ярослава, все отношения гражданской жизни, которые касались религии и нравственности, были отнесены к облас­ ти суда церковного, епископского. Это могли быть дела, по византийским юридическим воззрениям, чисто гражданские .

Уже в Византии брачные дела подлежали ведению, по пре­ имуществу, церковного суда; на Руси Церковь получила в свое исключительное ведение все дела, связанные с супружес­ кими союзами. Святительскому суду подлежали и дела, каса­ 512 IV. ВИДЫ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ ющиеся взаимоотношений между родителями и детьми. Цер­ ковь своим авторитетом защищала как родительские права, так и неприкосновенность личных прав детей. В «Уставе»

князя Ярослава говорится: «Аще девка не выходит замуж, а отец и мати силою отдадут, а что сотворит над собою, отец и мати епископу в вине, такожде и отрок»419 .

Дела по наследству тоже были подсудны Церкви. В пер­ вые века христианской истории Руси такие дела случались часто, поскольку весьма много было «невенчальных», неза­ конных, с церковной точки зрения, браков. Права детей от таких браков на отцовское наследство подлежали усмотрению церковных судов. Русская практика, в отличие от византий­ ской, склонялась к признанию за детьми от таких браков прав на часть наследства. Все споры, которые возникали по поводу духовного завещания, тоже подлежали ведению цер­ ковных судов. Правовые нормы «Уставов» святого Владими­ ра и Ярослава сохраняли полную силу вплоть до Петровской реформы. В «Стоглаве» приводится полный текст церковно­ го «Устава» святого Владимира как действующего закона .

В XVII веке церковная юрисдикция по гражданским де­ лам расширилась в сравнении с более ранней эпохой. В «Вы­ писке о делах, находившихся в Патриаршем Разряде», сде­ ланной для Большого Московского Собора 1667 года, пере­ числены такие гражданские дела, как: 1) споры по действи­ тельности духовных завещаний; 2) тяжбы о разделе наслед­ ства, оставленного без завещания; 3) о неустойках по брач­ ным сговорам; 4) споры между женой и мужем о приданом;

5) споры о рождении детей от законного брака; 6) дела об усыновлениях и о праве наследования усыновленных; 7) дела о душеприказчиках, которые женились на вдовах умерших;

8) дела по челобитьям господ на беглых холопов, принявших постриг или женившихся на свободных. По этим делам все лица — и клирики, и миряне — на Руси были подсудны церковному, епископском суду .

Но ведению церковной власти подлежали и все граждан­ ские дела духовенства. Только архиереи могли рассматривать тяжбы, в которых обе стороны принадлежали духовенству .

Если же одной из сторон был мирянин, то назначался суд «смесный» (смешанный). Бывали случаи, когда духовные лица сами искали суда у гражданских, то есть княжеских, а впоследствии царских судей. Противодействуя таким пополз­ новениям, Новгородский архиепископ Симеон в 1416 году

51. ЦЕРКОВНЫЙ СУД запретил монахам обращаться к светским судьям, а судьям принимать такие дела на рассмотрение — тем и другим под страхом отлучения от Церкви420. Митрополит Фотий повторил это запрещение в своей грамоте. Тем не менее, и белое духо­ венство, и даже монастыри далеко не всегда предпочитали судиться у архиереев. Часто они домогались права обращать­ ся в княжеский суд по тяжбным делам, и князья выдавали им так называемые несудимые грамоты, по которым духовен­ ство освобождалось от подсудности епархиальным архиереям по гражданским делам. Чаще всего такие грамоты давались духовенству княжеских и царских вотчин, но не исклю чи­ тельно ему — выдавались они и монастырям. Стоглавый Со­ бор 1551 года отменил несудимые грамоты как противореча­ щие канонам. Царь Михаил Феодорович в 1625 году дал сво­ ему отцу, Патриарху Филарету, жалованную грамоту, по ко­ торой духовенство не только в тяжбах между собой, но и по искам мирян должно было судиться в Патриаршем Разряде .

При царе Алексее Михайловиче все гражданские дела ду­ ховенства были переданы в ведомство учрежденного в 1649 году Монастырского приказа, против существования которо­ го энергично, но тщетно протестовал Патриарх Никон. Боль­ шой Московский Собор, осудивший Патриарха Никона, тем не менее подтвердил постановление «Стоглава» об исключи­ тельной подсудности духовенства архиереям, и вскоре после Собора указом царя Феодора Алексеевича Монастырский при­ каз был упразднен .

Своеобразие церковного судопроизводства на Руси в допет­ ровскую эпоху заключалось еще и в том, что в ведение святи­ тельских судов входили и некоторые уголовные дела421. По «Уставам» князей святого Владимира и Ярослава церковному суду подлежали преступления против веры и Церкви: совер­ шение христианами языческих обрядов, волшебство, святотат­ ство, осквернение храмов и святынь; а по «Кормчей книге»

также — богохульство, ересь, раскол, отступничество от веры .

Епископский суд разбирал дела, связанные с преступлениями против общественной нравственности (блуд, изнасилование, противоестественные грехи), а такж е браки в запрещенных степенях родства, самовольный развод, жестокое обращение мужа с женой или родителей с детьми, неуважение детьми ро­ дительской власти. Святительскому суду подлежали и некото­ рые случаи убийства: например, убийство в кругу семьи, из­ гнание плода, или когда жертвами смертоубийства были лица 514 IV. ВИДЫ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ бесправные — изгои или рабы, а также личные обиды: оскор­ бление целомудрия, женщины грязной бранью или клеветой, обвинение невинного в еретичестве или волшебстве .

Что касается духовенства, то оно в допетровскую эпоху по всем уголовным обвинениям, кроме «смертоубийства, разбоя и татьбы с поличным», отвечало перед святительскими судами .

Как пишет профессор А. С. Павлов, «в древнем русском пра­ ве заметно преобладание принципа, по которому юрисдикция Церкви определялась не столько существом самых дел, сколь­ ко сословным характером лиц: лица духовные, как по преиму­ ществу церковные, и судились у церковной иерархии»422. В Судебниках Иоанна III и Иоанна IV так прямо и сказано: «...а попа, и диакона, и чернеца, и черницу, и старую вдовицу, которые питаются от Церкви Божией, то судит святитель»423 .

51.5. Ц ерковный суд в синодальную эпоху. С введением синодальной системы управления юрисдикция церковных судов решительно сужается. Что касается церковного суда по гражданским делам, то по «Духовному регламенту» и резо­ люциям Петра Великого на доклады Святейшего Синода в ведомстве церковного суда оставлены были только дела бра­ коразводные и о признании браков недействительными. По­ ложение это в основных чертах сохранилось до конца сино­ дальной системы .

Сокращена была и компетенция церковных судов по граж­ данским делам духовенства. Практически весь этот разряд дел отошел к светскому суду. По «Уставу Духовных консис­ торий», суду епархиального начальства подлежали лишь дела, связанные с тяжбами между клириками из-за пользова­ ния церковными доходами и с жалобами на духовных лиц, будь то со стороны клириков или мирян, на неуплату бес­ спорных долгов и на нарушение иных обязательств .

С учреждением Синода почти все те уголовные дела, кото­ рые прежде входили в юрисдикцию святительских судов, были переданы судам гражданским. Сокращение криминаль­ ной компетенции церковных судов продолжалось и впослед­ ствии. Некоторые из преступлений подлежали двойственной подсудности: преступления против веры (ересь, раскол), пре­ ступления против брачного союза. Но участие церковной вла­ сти в производстве таких дел сводилось к возбуждению дела по этим преступлениям и к определению церковного наказа­ ния за них. А светская власть проводила расследование, и гражданский суд назначал наказание по уголовным законам .

51. ЦЕРКОВНЫЙ СУД Исключительно духовному суду подлежали в синодальную эпоху те преступления, за которые уголовные кодексы не нала­ гали уголовного наказания, а предусматривали только церковное покаяние: например, уклонение от исповеди по нерадению, со­ блюдение новообращенными инородцами прежних иноверных обычаев, покушение на самоубийство, отказ в помощи погибаю­ щему, принуждение родителями своих детей к вступлению в брак или к постригу. Хотя деяния эти значились в уголовном кодексе, но государство все-таки сознавало, что тут речь идет не об уголовных преступлениях в собственном смысле слова, а о преступлениях против религиозного и нравственного закона .

Что касается уголовных преступлений духовенства, то в синодальную эпоху все они стали предметом разбирательства судов светских. В Синод или к епархиальным архиереям ви­ новные клирики направлялись только для снятия с них сана .

Исключение оставлено было лишь за преступлениями клири­ ков против своих служебных обязанностей и благочиния, и за делами по жалобам о личных обидах, наносимых духовными лицами и клириками мирянам. Такие дела оставались в юрис­ дикции духовных судов. Основанием для того, чтобы церков­ ный суд судил клириков за нанесение обид, заключается в том, что такого рода преступления оскорбляют самый священ­ ный сан. Апостольское правило 27-е гласит: «Повелеваем епис­ копа, или пресвитера, или диакона, биющаго верных согреша­ ющих или неверных обидевших, и чрез сие устрашати хотящаго, извергати от священного чина. Ибо Господь отнюдь нас сему не учил: напротив того, Сам быв ударяем, не наносил ударов, укоряем, не укорял взаимно, страдая, не угрожал» .

51.6. Церковный суд в новейший период истории Русской Православной Церкви. После издания Декрета об отделении Церкви от государства в 1918 году компетенция церковного суда по гражданским и тяжбным делам была совершенно упразднена. Духовенство с тех пор подлежит общей со всеми гражданами подсудности по уголовным и гражданским делам судам светским. Лишь преступления клириков против их служебных обязанностей по самому их характеру остаются в юрисдикции церковной судебной власти, хотя, разумеется, такие преступления сами по себе не считаются преступлени­ ями с точки зрения гражданского законодательства. Но уго­ ловные преступления клириков, подсудные судам светским, могут, конечно, быть поводом и для привлечения виновных к ответственности перед церковной властью .

516 IV. ВИДЫ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ В компетенцию церковной власти входит также разбира­ тельство духовной стороны тех гражданских дел, которые, хотя в гражданско-правовом отношении и получают разреше­ ние в судах светских, тем не менее, для сознательного чле­ на Церкви не могут быть разрешены без санкции церковной власти, например, дела бракоразводные. Хотя, естественно, решения по таким делам церковной власти не имеют граж ­ данско-правовых последствий .

И, наконец, вся область церковной покаянной дисципли­ ны, связанная с тайной исповедью и тайно назначаемой епитимией, по самой природе своей всегда была исключитель­ ным предметом компетенции духовной власти: епископов и уполномоченных ими на духовничество пресвитеров .

51.7. Церковно-судебные инстанции. Исторический очерк В отличие от светских судов, которые в современных госу­ дарствах всюду отделены от административной и законода­ тельной власти, каноническому праву этот принцип чужд .

Вся полнота судебной власти в епархии, по канонам, сосре­ доточивается в лице ее верховного пастыреначальника и пра­ вителя — епархиального архиерея. По 32-му Апостольскому правилу: «Аще который пресвитер или диакон от епископа во отлучении будет, не подобает ему в общение прияту быти иным, но точию отлучившим его, разве когда случится умрети епископу, отлучившему его». Но епископ, имея полноту судебной власти над клириками и мирянами, вверенными Богом его попечению, ведет расследование не единолично, а опираясь на помощь и советы своих пресвитеров .

На постановления епископского суда каноны допускают апелляции к областному Собору, то есть Собору митрополи­ чьего округа (14-е прав. Сард. Соб.; 9-е прав. Халк. Соб.). Со­ бор митрополичьего округа — не только апелляционная ин­ станция, он еще является и первой инстанцией для суда по жалобам клириков и мирян на своего епископа или по жало­ бе одного епископа на другого. Начало 74-го Апостольского правила гласит: «Епископ, от людей вероятия достойных об­ виняемый в чем-либо, необходимо сам должен быть призван епископами; и аще предстанет и признается, или обличен будет, да определится епитимия...» А в 5-м каноне I Никейского Собора после ссылки на 32-е Апостольское правило, говорящее о том, что отлученные одним епископом не долж­ ны приниматься другими, сказано далее: «Впрочем да будет изследываемо, не по малодушию ли, или распре, или по ка­

51. ЦЕРКОВНЫЙ СУД кому-либо подобному неудовольствию епископа, подпали они отлучению. И так, дабы о сем происходи™ могло приличное изследование, за благо признано, чтобы в каждой области дважды в год были соборы» .

На решения митрополичьего собора апелляции могут пода­ ваться Собору всей Поместной Церкви, на суд Поместного Со­ бора идут и жалобы на митрополита. Отцы Халкидонского Со­ бора в заключении 9-го правила изрекли: «Аще же на митро­ полита области епископ, или клирик, имеет неудовольствие, да обращается или к екзарху великия области, или к престо­ лу царствующаго Константинополя, и пред ним да судится» .

Русская Церковь с начала своего бытия имела только две инстанции судебной власти: епархиального архиерея и выс­ шую церковную власть (Собор во главе с митрополитом). В синодальную эпоху в России все судебные дела разбирались Консисториями, однако решения Консистории подлежали ут­ верждению со стороны архиерея, который мог и не согласить­ ся с суждением Консистории и вынести самостоятельное реше­ ние по любому делу. При этом почти все дела, рассматривае­ мые Епархиальным судом, даже без подачи апелляций, подле­ жали ревизии и утверждению Святейшим Синодом. Исключе­ ние составляли лишь дела по обвинениям духовных лиц в таких проступках, за которые полагалось лишь дисциплинар­ ное наказание, бракоразводные дела по осуждению одного из супругов к наказанию, связанному с лишением всех прав со­ стояния, а также разводы из-за безвестного отсутствия кресть­ ян и мещан, и дела по расторжению браков жен без вести пропавших или взятых в плен военнослужащих низших чи­ нов. Такая сверхцентрализация судебной власти, сужая власть епархиального архиерея, противоречила канонам .

В конце 1860-х годов обер-прокурором Святейшего Синода графом Д. А. Толстым был поднят вопрос о реформе церков­ ного суда. Однако подход обер-прокурора к задуманной рефор­ ме носил нецерковный характер, о чем говорит уже сама фор­ мулировка вопроса: не надлежит ли и церковные суды пере­ строить сообразно тем началам, на которых преобразована су­ дебная часть по гражданскому, военному и морскому ве­ домству, — как будто у Церкви нет своих собственных зако­ нов — канонов, независимых от государственного права. В проекте Д. А. Тостого речь шла об учреждении отдельных церковно-судебных инстанций, причем низшую судебную ин­ станцию должны были составить Епархиальные суды, по не­ 518 IV. ВИДЫ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ скольку в каждой епархии; в качестве судей в них предпола­ галось назначать священников властью епархиального архи­ ерея. Второй, апелляционной инстанцией должен был стать духовно-окружной суд, один на несколько епархий, судьи ко­ торого избирались бы в епархиях и утверждались епископами .

Третью инстанцию должно было составить Судебное отделение Святейщего Синода, в которое бы входили епископы и свя­ щенники, назначаемые Императором. И, наконец, четвертую, высшую инстанцию должно было представлять совместное Присутствие Святейшего Синода и его Судебного отделения .

Таким образом, в формирование судебных органов включалось на уровне второй инстанции выборное начало, а в процедур­ ном отношении новые церковные суды должны были руковод­ ствоваться примером реформированных гражданских судов, включая суд присяжных с их состязательным началом .

Эти идеи вызвали резкую критику со стороны епископата, усмотревшего в предложенном проекте угрозу каноническому строю Церкви Христовой и настаивавшего на сохранении в неприкосновенности канонической монополии епископата на судебную власть в Церкви. Навстречу пожеланиям правитель­ ства, которое представлял обер-прокурор, готовы были пойти только два архиерея из всего российского епископата. Ни один другой проект правительства в сфере церковной политики не встречал со стороны Священноначалия в синодальную эпоху столь жесткого и единодушного сопротивления. Инициатору судебной реформы пришлось отказаться от своего замысла .

Монополия епископата на судебную власть в Церкви была сохранена и в определениях Поместного Собора 1917-1918 годов. При этом в отдельных определениях Собора упоминают­ ся Высший церковный суд и Епархиальные суды, но Собор не успел принять таких определений, в которых бы были обозна­ чены конструкция, способ формирования и компетенция этих судов. Архиерейская монополия на церковную судебную власть осталась неприкосновенной и в последующих уставных актах Русской Церкви .

«Устав» 1988 года424 наделяет судебными полномочиями Поместный и Архиерейский Соборы, Священный Синод и Епархиальный совет во главе с правящим архиереем. По это­ му «Уставу» церковным судом первой инстанции является Епархиальный совет. «Устав» при этом предоставил епархи­ альному архиерею утверждение взысканий церковного суда .

Священный Синод, согласно «Уставу» 1988 года, являлся

51. ЦЕРКОВНЫЙ СУД судом первой инстанции по разногласиям между двумя или более архиереями, а также по каноническим проступкам ар­ хиереев, судом первой и последней инстанции по делам кли ­ риков и мирян — ответственных сотрудников Синодальных учреждений, а также судом второй, последней инстанции по каноническим проступкам священников и диаконов, которые наказаны судами низшей инстанции пожизненным запреще­ нием, лишением сана или отлучением от Церкви, и канони­ ческим проступкам мирян, пожизненно отлученных от Ц ерк­ ви судами низших инстанций, и по всем вообще делам, пе­ реданным ему Епархиальными судами .

Суду Архиерейского Собора, по «Уставу» 1988 года, под­ лежали во второй инстанции разногласия между архиереями и все вообще судебные дела, переданные ему Синодом. Архи­ ерейский Собор был также правомочен рассматривать в пер­ вой инстанции догматические и канонические отступления в деятельности Патриарха. Второй судебной инстанцией по об­ винениям Патриарха являлся, согласно «Уставу» 1988 года, Поместный Собор, который во второй и последней инстанции мог такж е судить все вообще дела, переданные ему А рхи­ ерейским Собором для окончательного решения .

51.8. Церковный суд по ныне действующему «Уставу Рус­ ской Православной Церкви». Теме церковного суда посвяще­ на VII глава «Устава», изданного Архиерейским Собором 2000 года. В ней декларируется положение о том, что судеб­ ная власть в Русской Церкви «осуществляется церковными судами посредством церковного судопроизводства. Н икакие другие церковные органы и лица не вправе принимать на себя осуществление функций церковного суда» (VII. 1). При этом единство церковной судебной системы обеспечивается «соблюдением всеми церковными судами установленных пра­ вил церковного судопроизводства; признанием обязательности исполнения каноническими подразделениями и всеми члена­ ми Русской Православной Церкви судебных постановлений, вступивших в законную силу» (VII. 3) .

«Устав» устанавливает три инстанции церковного суда и впервые в истории Русской Церкви действительно вводит отдель­ ные церковные судебные учреждения, о которых в некоторых определениях Собора 1917-1918 годов есть только упоминания .

Церковно-судебными инстанциями «Устав» называет епархиаль­ ные суды, имеющие юрисдикцию в пределах своих епархий; об­ щецерковный суд, с юрисдикцией в пределах Русской Право­ 520 IV. ВИДЫ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ славной Церкви, и в качестве органа высшей судебной власти — суд Архиерейского Собора с юрисдикцией в пределах Русской Православной Церкви. В соответствии с «Уставом» 2000 года Поместный Собор утратил судебные функции. В состав Помест­ ного Собора, помимо епископов, входят также клирики и миря­ не. Поскольку, однако, нет канонов, которые бы наделяли судеб­ ной властью в Церкви персонально или коллегиально клириков и мирян, упразднение судебной компетенции Поместного Собора представляется канонически правомерным актом .

В «Уставе» содержится принципиально важное положение о том, что «канонические прещения, такие, как пожизненное запрещение в священнослужении, извержение из сана, отлу­ чение от Церкви налагаются епархиальным архиереем или Патриархом Московским и всея Руси и Священным Синодом только по представлению церковного суда» (VII. 5). Вступив­ шие в законную силу постановления церковных судов, их распоряжения, требования, поручения, вызовы и другие предписания признаются «Уставом» обязательными для всех клириков и мирян. «Устав» предусматривает исключительно закрытое разбирательство дел во всех церковных судах .

Епархиальный суд, являясь судом первой инстанции, со­ стоит из судей, которые епархиальным архиереем наделяют­ ся полномочиями осуществлять правосудие во вверенной ему епархии. Председатель епархиального суда может быть либо викарным архиереем, либо пресвитером; членами суда долж­ ны быть лица в пресвитерском сане. Председатель епархиаль­ ного суда назначается правящ им архиереем сроком на три года. Епархиальное собрание избирает, по представлению правящего архиерея, не менее двух членов епархиального суда. «Досрочный отзыв Председателя или члена епархиаль­ ного суда осуществляется по распоряжению епархиального архиерея с последующим рассмотрением этого решения Епар­ хиальным собранием» (VII. 13) .

Церковное судопроизводство может осуществляться в су­ дебном заседании епархиального суда при участии непремен­ но Председателя и как минимум двух членов суда. Постанов­ ления суда подлежат исполнению только после их утвержде­ ния епархиальным архиереем, чем обеспечивается сохранение канонической полноты судебной власти епископа. «В случае несогласия епархиального архиерея с решением епархиально­ го суда, он действует по своему усмотрению. Его решение входит в силу немедленно, но дело передается в общецерков­

52. ЦЕРКОВНЫЕ НАКАЗАНИЯ ный суд, который и принимает окончательное постановле­ ние» (VII. 23). Финансирование епархиальных судов осуще­ ствляется из епархиальных бюджетов .

Общецерковный суд, являясь судом второй инстанции, состоит из Председателя и не менее четырех членов в архи­ ерейском сане, которые избираются Архиерейским Собором сроком на четыре года. Досрочный отзыв Председателя или члена общецерковного суда осуществляется решением Патри­ арха и Синода с последующим утверждением Архиерейским Собором. «Право назначать временно исполняющего обязан­ ности Председателя или члена общецерковного суда в случае образовавшейся вакансии принадлежит П атриарху Москов­ скому и всея Руси и Священному Синоду» (VII. 21) .

Постановления общецерковного суда подлежат исполнению после их утверждения Патриархом и Синодом. В случае не­ согласия Патриарха и Синода с решением общецерковного суда в силу вступает решение по данному делу Патриарха и Синода. «В таком случае для окончательного решения дело может быть передано на суд Архиерейского Собора» (VII. 23) .

Общецерковный суд осуществляет судебный надзор за дея­ тельностью Епархиальных судов. Его финансирование осуще­ ствляется из общецерковного бюджета .

Архиерейский Собор 2000 года отложил образование Об­ щецерковного суда до очередного Архиерейского Собора, тем самым сохранив его уставные полномочия до тех пор за су­ дом Синода .

Судом высшей инстанции является суд А рхиерейского Собора .

«Устав» предусматривает осуществление судопроизводства всеми инстанциями церковного суда в соответствии с «Поло­ жением о церковном суде», которое предстоит выработать и принять очередному Архиерейскому Собору. «Обеспечение деятельности церковных судов, согласно «Уставу», осуществ­ ляется аппаратами этих судов, которые подчинены их пред­ седателям и действуют на основании «Положения о церков­ ном суде» (VII. 28). Такие аппараты еще только предстоит создать как в епархии, так и при Общецерковном суде .

52. ЦЕРКОВНЫЕ НАКАЗАНИЯ

52.1. Н аказания для мирян. Преступление влечет за собой наказание. Особенность наказаний, применяемых духовными 522 IV. ВИДЫ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ судами, будь то епископский суд или тайный суд духовника, заключается в том, что главная цель их не в возмездии и даже не в ограждении церковного народа от преступных де­ яний, а во врачевании болезненных состояний души самих грешников. Покаяние так и именуется в канонах — «враче­ ванием» (3-е прав. Вас. Вел.; 8-е прав. Григ. Нисск.; 102-е прав. Трулл. Соб.) .

Наказания для мирян и духовных лиц в Церкви носят раз­ ный характер. Как пишет профессор А. С. Павлов, «сущность церковных наказаний состоит в том, что преступник церков­ ных канонов лишается всех или только некоторых прав и благ, находящихся в исключительном распоряжении Церкви .

Отсюда и общее название этих церковных наказаний: отлуче­ ние (, excommunicatio). Оно может быть или полное, состоящее в совершенном исключении преступника из числа членов Церкви (, excommunicatio major), или неполное, когда виновный лишается только некоторых прав и благ, на­ ходящихся в церковном распоряжении»425 .

Великим отлучением, анафемой поражают только за самые тяж ки е преступления: ересь, вероотступничество, святотат­ ство. Великое отлучение заключается в совершенном исклю­ чении преступника из Церкви. Но и анафема все-таки не утрачивает характера врачевания, ибо она не является неот­ меняемой карой. Если анафематствованный грешник раскает­ ся в содеянных им преступлениях, то он не может быть жестокосердно отвергнут Церковью. Согласно 52-му Апос­ тольскому правилу, «аще кто, епископ, или пресвитер, обра­ щающегося от греха не приемлет, но отвергает, да будет из­ вержен из священного чина. Опечаливает бо Христа, рекшаго: радость бывает на небеси о едином грешнице кающемся» .

Комментируя это правило, Вальсамон пишет: «Нет греха, побеждающего человеколюбие Божие. Почему Господь и при­ емлет всех кающихся и обращающихся от зла к добру. Ибо для спасения грешников Он низшел с неба и сказал: «Не приидох призвати праведники, но грешники на покаяние» (Мф .

9, 13). Итак, епископ, или пресвитер, не приемлющий обра­ щающихся таким образом, но подобно Новату, гнушающийся ими, должен быть извержен, ибо противится воле Бога» .

Но древние каноны требуют от раскаявшегося, чтобы по­ каяние его было очевидным, не лицемерным, и всецелым .

Малое отлучение связано было в Древней Церкви с публич­ ным покаянием. В III веке в Церкви, особенно рано в ПонЦЕРКОВНЫЕ НАКАЗАНИЯ тийском диоцезе, выработался постоянный порядок обратно­ го принятия в церковное общение грешника, подобный тому, как постепенно, проходя через степень оглашенных, прини­ мались в Церковь вновь уверовавшие .

Разные степени покаяния отражены в 12-м правиле свято­ го Григория Неокесарийского: «Плач бывает вне врат молит­ венного храма, где стоя, согрешивший должен просити входя­ щих верующих, дабы они помолилися за него. Слушание бы­ вает внутри врат в притворе, где грешник должен стояти до моления об оглашенных и тогда исходити. Ибо правило глаго­ лет: слушав Писания и учение, да изженется, и да не сподо­ бится молитвы. Чин припадающих есть, когда кающийся, стоя внутри врат храма, исходит вместе с оглашенными. А чин купно стоящих есть, когда кающийся стоит купно с вер­ ными и не исходит с оглашенными. Конечное же есть прича­ стие Святых Таин». Из текста этого правила мы видим, что существовало четыре ступени покаяния, которые последова­ тельно проходил кающийся грешник. Находящиеся на первой ступени именовались плачущими. Они не допускались внутрь храма, но, стоя вне церкви, с плачем сокрушались о своих грехах и умоляли входивших в храм помолиться о них. Вто­ рая ступень — слушающие. Это те, кто, стоя в притворе, слу­ шали Священное Писание и проповедь, а затем, перед началом Таинства Евхаристии, покидали храм вместе с оглашенными .

Принадлежащие к третьей ступени именовались припадающи­ ми или коленопреклоненными. Они могли стоять в храме и допускались до самого амвона. После удаления из церкви ог­ лашенных и слушающих припадающие повергались ниц на землю, и епископ читал над ними молитвы, возлагая на них руки, после чего и они покидали храм. И, наконец, находив­ шиеся на четвертой ступени, купно стоящие или вместе сто­ ящие, могли оставаться в храме до конца Божественной Ли­ тургии, но не допускались до Чаши и к принесению жертвен­ ных даров в храм. Пройдя все ступени покаяния, раскаявши­ еся грешники принимались в церковное общение .

В дисциплинарных правилах святого Василия Великого сохраняется разделение срока покаяния на четыре ступени. В своих канонах в зависимости от тяжести греха святой Васи­ лий Великий определяет им разные сроки пребывания на каждой из этих ступеней. В его 75-м каноне, где речь идет о кровосмешении, говорится: «Пришедши в сознание страшнаго греха, три лета да плачет он, стоя у дверей молитвен­ 524 IV. ВИДЫ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ ных домов и прося входящих на молитву, дабы каждый с со­ страданием приносил о нем усердные молитвы ко Господу .

После сего на другое трехлетие да будет допущен токмо до слушания Писаний, по слушании же Писаний и поучений, да изгоняется же из Церкви, и да не удостоивается общения в молитве. Потом, аще со слезами будет просити оныя и припадати ко Господу, с сокрушением сердца и глубоким смире­ нием, то дадутся ему иные три лета на припадание. И таким образом, когда покажет плоды, достойные покаяния, в деся­ тое лето да будет принят к молению с верными, без прича­ щения; два лета стоя во время молитвы с верными, наконец да удостоится приобщения святынь» .

Но в древней дисциплинарной практике сроки пребыва­ ния на разных степенях покаяния не имели безусловного и неизменного характера. Они могли сокращаться или, напро­ тив, продлеваться в зависимости от состояния души кающе­ гося. В 8-м правиле святой Григорий Нисский с замечатель­ ной глубиной и точностью формулирует это положение: «Во всяком же роде преступления, прежде всего смотрети долж­ но, каково расположение врачуемаго, и ко уврачеванию до­ статочным почитати не время (ибо какое исцеление может быти от времени), но произволение того, который врачует себя покаянием» .

На смертном одре все кающиеся допускаются до Причас­ тия; но в древности, если они выздоравливали после Прича­ щения Святых Таин, то возобновляли покаянное делание, начиная с той ступени, на которой застала их угрожавшая смертью болезнь .

Большая часть дисциплинарных правил, связанных с от­ лучением от Причастия на разные сроки, принадлежит св .

Василию Великому. Согласно его 73-му правилу, произволь­ ное отречение от христианской веры наказывается пожизнен­ ным лишением Святых Таин, а отречение по страху мучений — отлучением на 8-9 лет (прав. 81-е). Вольное убийство вле­ чет за собой, по 56-му правилу святого отца, отлучение от Святых Таин на 20 лет, невольное (нечаянное) — на 10 лет (прав. 57-е), прелюбодеяние, равно как и блуд монаха, нака­ зывается 15-летним (прав. 60-е), блуд мирянина — 7-летним (прав. 59-е), мужеложство и скотоложство — 15-летним (прав .

7-е) и кровосмешение — 20-летним отлучением (прав. 67-е) .

Убийство плода во чреве по 8-му правилу Василия Велико­ го влечет за собой 10-летнее отлучение от Святых Таин. Тема

52. ЦЕРКОВНЫЕ НАКАЗАНИЯ абортов, ставшая в наше время чрезвычайно актуальной, на­ шла отражение в «Основах социальной концепции Русской

Православной Церкви», в которых, в частности, говорится:

«Широкое распространение и оправдание абортов в современ­ ном обществе Церковь рассматривает как угрозу будущему человечества и явный признак моральной деградации. Вер­ ность библейскому и святоотеческому учению о святости и бесценности человеческой жизни от самых ее истоков несовме­ стима с признанием «свободы выбора» женщины в распоряже­ нии судьбой плода... Церковь ни при каких обстоятельствах не может дать благословение на производство аборта. Не отвергая женщин, совершивших аборт, Церковь призывает их к пока­ янию и к преодолению пагубных последствий греха через молитву и несение епитимии с последующим участием в спа­ сительных Таинствах» (XII. 2). При этом, следуя путем икономии, Архиерейский Собор 2000 года в «Основах социальной концепции» рекомендует в пастырской практике проявлять снисхождение «в случаях, когда существует прямая угроза жизни матери при продолжении беременности, особенно при наличии у нее других детей... Женщина, прервавшая беремен­ ность в таких обстоятельствах, не отлучается от евхаристичес­ кого общения с Церковью, но это общение обусловливается исполнением ею личного покаянного правила, которое опреде­ ляется священником, принимающим исповедь» (XII. 2). В «Основы социальной концепции» вошло такж е положение о том, что «ответственность за грех убийства нерожденного ре­ бенка, наряду с матерью, несет и отец, в случае его согласия на производство аборта» (XII. 2). Одновременно этот документ напоминает византийскую правовую норму, содержащуюся в 22-й новелле императора Юстиниана, согласно которой, «если аборт совершен женой без согласия мужа, это может быть основанием для расторжения брака» (XII. 2) .

В конце IV века древняя практика покаяний подверглась существенным изменениям. Как писал профессор Н. С. Суво­ ров, «...публичное покаяние на Востоке вышло из употребле­ ния, и правила о долгосрочном публичном покаянии замени­ лись в практике епитимийными правилами покаянных сбор­ ников, получивших позднее в Восточной Церкви широкое употребление с именем Иоанна Постника»426. Продолжитель­ ность покаяния сокращалась, но взамен того, от кающегося требовалось совершать предписываемые ему подвиги: усилен­ ный пост (сухоядение), земные поклоны, благотворительство .

52 6 IV. ВИДЫ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ Иногда кающихся отправляли в монастыри, где они должны были, помимо молитв, поста и поклонов, совершать и мона­ стырские работы. Все это стало называться епитимией, хотя по первоначальному значению слова епитимия () — (запрещение) — это отлучение от Причастия .

Дисциплина церковных покаяний перешла к нам на Русь из Византии. До эпохи Петра Великого полная власть в на­ значении церковных наказаний принадлежала архиереям, которые могли по своему разумению и сообразуясь с канона­ ми налагать епитимии и даже подвергать церковных преступ­ ников анафеме .

Но в «Духовном регламенте» регламентировалась практи­ ка наложения наказаний, не вполне соответствующая кано­ нам. Согласно «Духовному регламенту», малое отлучение должно состоять во временном удалении от участия в храмо­ вой молитве, в запрещении входить в церковь и причащать­ ся Святых Таин. Малое отлучение мог налагать епархиаль­ ный архиерей за «великий и явный грех». Епископ, по «Рег­ ламенту», должен через духовника или лично увещевать бесчинника принести публичное покаяние; в случае же ослуша­ ния, он без особой торжественности (это особо оговаривалось в «Духовном регламенте») подвергает его отлучению, написав вину его «на малой хартийке»427. В синодальную эпоху малое отлучение обыкновенно назначалось заодно с уголовной ка­ рой или как единственное наказание преступника в тех слу­ чаях, которые были предусмотрены «Уложением о наказа­ нии». Церковное покаяние осужденные проходили либо в приходских церквах, либо в монастырях .

Анафема, великое отлучение, по «Духовному регламенту», состоит в совершенном отсечении преступника от Церкви. В «Регламенте» сказано: «Чрез анафему человек делается подоб­ но убиенному, а отлучением или запрещением подобен есть взятому под арест»428. Терминология весьма характерная для петровской эпохи и для вкусов Царя и архиепископа Феофа­ на Прокоповича. Анафеме подлежали упорные еретики и тяж ­ кие преступники, совершившие злодеяния или политические преступления, за которые назначалась смертная казнь. Анафе­ ме должно было, по «Регламенту», предшествовать троекрат­ ное увещание. Но, согласно фундаментальному церковному закону — 52-му канону, даже лица, подвергшиеся анафеме, имеют право надеяться, что врата Церкви не затворены для них бесповоротно, ибо Иисус Христос пришел спасти не пра­

52. ЦЕРКОВНЫЕ НАКАЗАНИЯ ведников, а грешников кающихся. В эпоху Средневековья и в Византии, и у нас на Руси, и на Западе анафематствованные, в том числе и еретики, часто подвергались смертной казни .

По законодательству Петра Великого, отлученные малым отлучением считались ошельмованными, а анафематствован­ ные — потерпевшими политическую смерть. Впоследствии гражданско-правовые последствия малого отлучения были значительно умалены и сведены к лишению права быть по­ веренным по делам и свидетельствовать присягой по суду. В «Духовном регламенте» и позднейшем церковном законода­ тельстве почти не затрагивались епитимии, налагаемые ду­ ховником при тайной исповеди; но духовникам всячески предписывалась мягкость и кротость в отношении к грешни­ кам. Длительные отлучения, предусмотренные канонами, практически не применялись .

Ныне, разумеется, все те законоположения синодальной эпохи, которые вытекали из сращения церковной и государ­ ственной власти, утратили силу. Что же касается примене­ ния суровых санкций, предписываемых в древних правилах, практически они служат, чаще всего, скорее обличению к а­ ющихся, чем как буквально исполняемые правовые нормы .

Едва ли было бы проявлением пастырской мудрости подвер­ гать человека малоцерковного, но пришедшего, может быть, впервые на покаяние отлучению на длительный срок по пра­ вилам святых отцов и Соборов. С другой стороны, однако, в некоторых случаях точное применение дисциплинарных к а­ нонов может послужить врачеванию души согрешившего .

Святейший Патриарх Алексий II затронул тему церконых прещений в своем «Обращении к клиру и приходским сове­ там города Москвы», с которым он выступил на Епархиаль­ ном собрании 21 декабря 1995 года: «С одной стороны, нельзя приветствовать легковесно-либеральный, мнимо мило­ стивый подход, когда всем подряд — без рассуждения, без глубокого раскаяния, серьезность которого проверяется толь­ ко временем, — сразу прощаются все грехи. Всепрощенчество есть потворство греху, профанация Таинства, оскорбление правды и святости Бога... С другой стороны, стали нередки случаи излишней строгости, ригоризма, формалистически-буквального отношения к каноническим прещениям. Каноничес­ кое отлучение от Причастия на длительные сроки за так на­ зываемые смертные грехи не есть мера Божественного возмез­ дия за грех, осуждения и кары, но мера исправления, враче­ 52 8 IV. ВИДЫ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ вания... Епитимия имеет назначение не наказать, а испра­ вить, вернуть очищенного, раскаянного, примиренного со сво­ ей совестью грешника к общению с Богом. Если в наше вре­ мя, не учитывая духовного состояния большинства прихожан, отлучать их от Причастия на годы, то такая епитимия даст обратные результаты... она может привести к дальнейшему охлаждению религиозного чувства в человеке и отходу его от Церкви. Отлучение от Причастия действенно и потому приме­ нимо только для глубоко церковных людей, а таких среди со­ временных исповедников меньшинство. Для большинства же людей, мало или недостаточно церковных, гораздо полезнее будет такая епитимия, как более частое хождение в церковь, чтение Священного Писания, чтение молитвенного правила утром и вечером, социальное служение больным, обездолен­ ным и несчастным, во искупление своих грехов»429 .

В связи с применением длительных сроков отлучения от причастия Святейший Патриарх напомнил о законодательных актах синодальной эпохи, не утративших силы и поныне:

«Указ Святейшего Синода от 28 февраля 1722 года, — ска­ зал он, — гласит: «Кающегося и исповедующего грехи свои, какие бы ни были, к Причастию Святых Таин пропускать безотложно, ведая, что Бог истинно кающихся приемлет ско­ ро». А в 1734 году, — продолжил Первосвятитель, — Свя­ тейш ий Синод издал указ, определяющий: «Ни за какие вины от входа церковного не отлучать и треб церковных не лишать. Ибо без благословения епископского священник не имеет права наложить запрещения»430 .

В соответствии с ныне действующим «Уставом Русской Православной Церкви», отлучение от Церкви налагается пра­ вящ им архиереем или Патриархом и Священным Синодом только по представлению церковного суда, который предвари­ тельно исследовал дело и вынес по нему решение .

Особый вид церковного наказания — это лишение церков­ ного погребения за самоубийство, совершенное намеренно, в здравом уме, а не в безумии или в беспамятстве. В синодаль­ ную эпоху церковного погребения лишались все подвергнутые по суду смертной казни. А в допетровскую старину не отпе­ вались и те, кто «купаючись и хвалясь и играя утонут или с качели убьются или на разбое или и на воровстве каком убиты будут»431 .

52.2. Церковные наказания для духовных лиц. По отно шению к духовным лицам применяются особого рода наказа­

52. ЦЕРКОВНЫЕ НАКАЗАНИЯ ния. Эти наказания налагаются на провинившихся или за нарушение ими своих служебных обязанностей, или за грехи и преступления, общие у клириков с мирянами. Два главных канонических наказания для духовных лиц — извержение из сана и запрещение священнослужения — параллельны двум основным прещениям по отношению к мирянам — анафеме и малому отлучению. Но за свои преступления клирики не подлежат наравне с мирянами ни великому, ни малому отлу­ чению, ибо в таком случае одно и то же преступление кара­ лось бы двойной карой. Между тем, 25-е Апостольское пра­ вило гласит: «Епископ, или пресвитер, или диакон, в блудодеянии, или в клятвопреступлении, или в татьбе обличен­ ный, да будет извержен от священнаго чина, но да не будет отлучен от общения церковнаго. Ибо Писание гласит: «Не отмстиши дважды за едино» (Наум. 1, 9)» .

Толкуя это правило, Вальсамон писал: «Не говори, что слова «не отмстиши дважды за едино» относятся к каждому извергаемому за что бы то ни было. Ибо удостаиваемые свя­ щенства по ходатайству властей или за деньги и извергают­ ся, и отлучаются, как говорят 29-е и 30-е Апостольские пра­ вила. Но говори, что слова сии относятся только к изверга­ емым за преступления, указанные в настоящем правиле, и за другие подобные». Вот эти правила: «Аще кто, епископ, или пресвитер, или диакон, деньгами сие достоинство полу­ чит, да будет извержен и он, и поставивший, и от общения совсем да отсечется, яко Симон Волхв мною Петром» (прав .

29-е); «Аще который епископ, мирских начальников употре­ бив, чрез них получит епископскую в Церкви власть, да будет извержен и отлучен, и все сообщающиеся с ним»

(прав. 30-е). По толкованию Вальсамона на 30-е правило, канон этот в равной мере поражает пресвитеров, диаконов, иподиаконов и чтецов-симониатов .

Внимательный анализ содержания 29-го и 30-го Апостоль­ ских правил, учет особенностей преступлений, караемых по этим канонам, убеждает в том, что, в сущности, в них нет противоречия с принципом «не отмстиши дважды за едино», повторенным в 25-м Апостольском правиле. По сути дела, получение сана за деньги или через вмешательство мирских начальников — это незаконное похищение сана; поэтому одно только извержение из сана было бы не наказанием, а только констатацией, выявлением того, что преступник-симониат был поставлен беззаконно. Настоящее же наказание 53 0 IV. ВИДЫ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ состоит в применении к нему за это преступление той кары, которая налагается на мирянина, каким он, в сущности, и должен был оставаться .

Итак, самое тяжкое наказание для духовного лица — из­ вержение из сана (). По святым канонам оно нала­ гается за те преступления, за которые миряне подвергаются отлучению от Святых Таин. По 73-му правилу Василия Вели­ кого извергаются из сана уклонившиеся в ересь или отпадшие от христианской веры. Кроме того, священнослужитель извер­ гается из сана не только за убийство, хотя бы и невольное или совершенное в состоянии самозащиты (66-е Апостольское правило гласит: «Аще кто из клира в сваре кого ударит и единым ударением убиет, да будет извержен за предерзость свою»), но и за избиение, хотя бы и лица виновного. Этой каре подлежат священнослужители, нарушившие 7-ю запо­ ведь (25-е Апост. прав.; 3, 32, 51, 70-е прав. Вас. Вел.) .

Извергаются из сана, разумеется, и лица, вступившие пос­ ле хиротонии в брак. Отцы Трулльского Собора в 6-м прави­ ле изрекли: «Понеже речено в Апостольских правилах, яко из производимых в клир безбрачных, токмо чтецы и певцы могут вступати в брак (26-е Апост. прав.), то и мы, соблюдая сие, определяем: да отныне ни иподиакон, ни диакон, ни пресвитер не имеет позволения, по совершении над ними рукоположения, вступати в брачное сожительство; аще же дерзнет сие учинити, да будет извержен» .

В 3-м правиле Трулльского Собора делаются исключения из применения этого закона, такие, однако, которые имеют лишь историческое значение и действовали лишь по отношению к современникам Трулльского Собора. В преамбуле канона гово­ рится о том, что представители Римской Церкви предлагали неукоснительную строгость по отношению к вступившим в незаконные браки, а подвластные Константинопольскому Пре­ столу — кротость и снисхождение. И далее читаем: «Мы, оте­ чески и вместе богоугодно совокупив то и другое во едино, да не оставим ни кротости слабою, ни строгости жестокою, осо­ бенно при таких обстоятельствах, когда грехопадение, по не­ ведению, простирается на немалое число людей, согласно оп­ ределяем, чтобы связавшиеся вторым браком, и, даже до пятагонадесять дня протекшаго месяца яннуария, минувшаго четвертаго индикта, шесть тысяч сто девяносто девятаго года, остававшиеся в порабощении греху, и не восхотевшие истрезвитися от него, подлежали каноническому извержению из сво­

52. ЦЕРКОВНЫЕ НАКАЗАНИЯ его чина. Что же касается до тех, которые, хотя впали в таковый грех второбрачия, однако прежде сего нашего определе­ ния полезное познали, и зло от себя отсекли, и несвойствен­ ное и незаконное совокупление далече отринули, или у кото­ рых жены втораго брака уже умерли, и которые притом воз­ зрели ко обращению, вновь поучаясь целомудрию, и от преж­ них своих беззаконий вскоре отбегнув, пресвитеры ли то или диаконы: о таковых разсуждено, да удержатся от всякаго священнаго служения или действования, пребывая под епитимиею некоторое определенное время, а честию седалища и стояния да пользуются, довольствуясь пред сед анием, и плача пред Господом, да простит им грех неведения. Ибо несообраз­ но было бы благословляти другаго тому, кто должен врачевати свои собственныя язвы. Сочетавшихся же с единою женою, аще поятая ими была вдовица, подобно и тех, которые, по рукоположении, приобщились единому браку, то есть, пресви­ теров, диаконов и иподиаконов, по устранении от священнослужения на некое краткое время и по епитимии, паки возстановляти на свойственныя им степени, с возбранением возводити их на иный высший степень, и притом, явно, по расторже­ нии неправильнаго сожития. Но сие постановили мы для тех, которые, как сказано, до пятагонадесять дня месяца яннуария четвертаго индикта обличены в вышеозначенных винах...»

Российское законодательство синодальной эпохи предпола­ гало также извержение из сана священнослужителей за все те преступления, за которые миряне лиш ались всех прав состояния или даже только некоторых прав с заключением в крепость (ст. 22-я. «Уложения о наказаниях») .

Лишение сана определяется раз навсегда. Согласно 3-му правилу Василия Великого, священный сан, раз снятый, не может быть возвращен. Извержение из высшей степени под­ разумевает лишение всех низших степеней, лишение священ­ ства вообще. Если бы извергнутый из сана, пренебрегая при­ говором церковного суда, дерзнул на совершение священнослужения, то он на основании 28-го Апостольского правила за такое преступление подлежал бы анафеме: «Аще кто, епископ, или пресвитеры, или диакон, праведно за явны я вины изверженный, дерзнет коснутися служения, некогда ему порученнаго, таковый совсем да отсечется от Церкви» .

Поместный Собор 1917-1918 годов вынес определение «О возможности восстановления в священном сане лиц, лишенных сана по суду», по которому «лица, лишенные священного сана 532 IV. ВИДЫ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ приговорами духовных судов, правильными по существу и форме, не могут быть восстановлены в сане. Приговоры суда о лишении священного сана, признанные Высшим Церковным Судом неправильными по существу или по форме, подлежат пересмотру и могут быть отменены за признанием их недей­ ствительными»432. Таким образом, только в случае судебной ошибки или нарушения установленного порядка судопроизвод­ ства может быть пересмотрен приговор о лишении сана, но сан не может быть возвращен в порядке «помилования» .

В синодальную эпоху в России священнослужители, кото­ рых извергли из сана за канонические, а не за уголовные преступления, могли оставляться в духовном ведомстве на низших должностях: дьячками, пономарями, церковными сторожами. Если же их имена вычеркивались из списка ду­ ховного ведомства, то те, кто был родом из дворян или из по­ четных граждан, возвращались в свое прежнее состояние, ос­ тальные приписывались к мещанам или крестьянам и перехо­ дили в податное состояние. Исключенные из духовного ведом­ ства в связи с извержением из сана теряли ордена, а также чины и звания, полученные до вступления в клир и во вре­ мя служения Церкви. Им на 7 лет воспрещался въезд в сто­ лицы и вступление в государственную или общественную службу по выборам: бывшим диаконам на 12, а бывшим свя­ щенникам на 20 лет. До середины XIX столетия извержение из сана связано было с острижением головы и бороды в Ду­ ховной консистории и с заменой духовного платья армяком .

Вдовые лица из числа изверженных из сана могли быть пострижены в монахи, однако без права повторного рукопо­ ложения .

Католическая Церковь не знает такой меры наказания, как совершенное извержение из священства. Придавая Таин­ ству священства значение абсолютной неизгладимости, като­ лическая доктрина и католическое церковное право знает только низложение и лишение своей степени клириком (depositio и degradatio). Но низложенный клирик, согласно като­ лическим воззрениям, остается все-таки клириком .

Дисциплинарная практика знает и такое наказание для ду­ ховных лиц, как запрещение священнослужения. Правилом 8-м I Вселенского Собора запрещено епископам, возвратившим­ ся из новацианского раскола, совершать архиерейские священ­ нодействия: рукоположения, освящения храмов; но им дозволе­ но было совершать пресвитерские богослужения. По древним

52. ЦЕРКОВНЫЕ НАКАЗАНИЯ канонам, клирики, лишенные права священнодействия, сохра­ няли за собой право за Литургией приступать к Святым Тайнам вместе с духовенством раньше мирян. Согласно 1-му и 2-му правилам Анкирского Собора, 10-му правилу святого Петра Александрийского, клирики, которые после отречения от Хри­ ста из-за мучений потом все-таки перед мучителями бесстраш­ но исповедовали Христову веру, лишались права священнодей­ ствовать, но сохраняли седалище и честь священнослужителей .

Запрещение священнодействия налагается за сравнительно лег­ кие преступления: против должностных обязанностей, против благочиния, за нанесение каких-либо обид словом. Запрещение может налагаться на клириков и мирян епархиальной властью, а на епископов — высшей властью Поместной Церкви .

В дисциплинарной практике Русской Православной Ц ерк­ ви запрещение в священнослужении получило широкое рас­ пространение. По русским церковным законам запрещение в священнослужении могло быть связано с отрешением от ме­ ста и низведением священников и диаконов на должность причетников (только на должность, но без лиш ения сана), либо оно производилось без отрешения от места, но с возло­ жением епитимии при монастыре или при своей приходской церкви на определенный срок. Длительность этого срока либо прямо указывалась, либо, чаще, не оговаривалась, и, значит, епитимия продолжалась до конечного исправления осужден­ ного. Согласно «Уставу Духовных консисторий», за венчание не достигших брачного совершеннолетия виновные свящ ен­ нослужители и причетники отсылались на покаяние в мона­ стырь: пресвитеры — на половину того срока, которого недо­ ставало до совершеннолетия повенчанных, а диаконы и при­ четники — на полсрока священника .

Применяется также запрещение в священнослужении не как наказание, а для устранения соблазна, как предсудебная мера. Согласно 14-му правилу Сардикийского Собора, 28-му и 147-му канонам Карфагенского Собора, священнослужение возбраняется клирикам, подозреваемым в преступлениях, даже если виновность их не доказана.

На этом основании в «Уста­ ве Духовных консисторий» содержится следующее положение:

«Духовному лицу, оговоренному в преступлении, запрещается священнослужение, смотря по обстоятельствам, какие помеща­ ются в оговоре и открываются при следствии. Распоряжение об этом вверяется собственному усмотрению епархиального архиерея, обязанного пещись, чтобы обвиняемые в известных 534 IV. ВИДЫ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ преступлениях против благоповедения не приступали к служе­ нию алтарю Господню, как скоро есть уже достаточная причи­ на предусматривать, что они обвиняются справедливо»433 .

Широкое распространение в новейшую эпоху, после 1917 года, такой меры, как запрещение в священнослужении по таким обвинениям клириков, которые, согласно канонам, вле­ кут за собой извержение из сана, следует объяснять не толь­ ко и даже не столько снисходительностью церковных властей, сколько затруднительностью или часто невозможностью прове­ дения доказательного расследования по делу и его судебного разбирательства в условиях, которые сложились в этот пери­ од, радикально иных, чем в синодальную эпоху. Поэтому та­ кая мера, как запрещение священнослужения, часто имела характер не судебного приговора, а предсудебного акта .

В ныне действующем «Уставе Русской Православной Цер­ кви» содержится положение, согласно которому извержение из сана и пожизненное запрещение в священнослужении на­ лагаются епархиальным архиереем или Патриархом и Сино­ дом только после рассмотрения дела церковным судом .

Кроме извержения из сана и запрещения священнодей­ ствия, церковная дисциплина знает и другие наказания, ко­ торым подвергаются клирики. В канонах Карфагенского Со­ бора упоминается такое наказание, которое применялось ис­ ключительно к архиереям: лишение епископов братского об­ щения с другими епископами. Виновный епископ (например, в том, что не явился на Собор без благословной причины, или в том, что принял в подчиненный ему монастырь мона­ ха из чужого монастыря) отстранялся от всяких официаль­ ных сношений с другими епископами, лишался права выда­ вать представительные и рекомендательные грамоты окормляемым им христианам и даже впредь уже не мог являться на провинциальный собор. Такое наказание в современной дис­ циплинарной практике Церкви не применяется .

В Русской Церкви применяются следующие наказания, как правило, за маловажные проступки: епитимия без запрещения священнослужения (в синодальную эпоху она проводилась в архиерейских домах и монастырях); отрешение от места — отрешенный от должности священнослужитель в синодальную эпоху мог совершать священнодействия от случая к случаю по приглашению приходского настоятеля; исключение за штат, то есть такое же отрешение от должности, но применяемое лишь к престарелым клирикам, достигшим 60-летнего возраста .

52. ЦЕРКОВНЫЕ НАКАЗАНИЯ Ныне обе эти меры называются одинаково — увольнением за штат, но когда оно применяется по отношению к действитель­ но престарелому священнослужителю, то уже не имеет харак­ тера наказания, а вынуждено бывает состоянием здоровья увольняемого. «Устав Духовных консисторий» предусматривал также такие наказания клириков, как усугубление надзора со стороны благочинных, денежные взыскания (чаще всего эта мера наказания применялась за неисправное ведение метричес­ ких книг, исповедных росписей, обыскных книг — то есть церковной документации), земные поклоны в храме, строгий или простой выговор и замечание .

За преступления, подлежавшие светскому уголовному суду, в синодальную эпоху по отношению к монахам приме­ нялось такое наказание, как лишение монашества. По отно­ шению к священнослужителям-монахам извержение из сана тоже могло сопровождаться лишением монашества .

Римско-католическое церковное право разделяет все наказа­ ния на цензуры (или наказания врачующие) и виндикативные наказания (poenae vindicativae), целью которых считается воз­ мездие преступнику за учиненное им преступление. Такое же разделение делается и по отношению к наказаниям, налагае­ мым на духовных лиц. Характер цензуры имеет так называе­ мая суспенсия (suspensio) — временное запрещение в пользо­ вании теми или иными правами, впредь до исправления. При этом различаются suspensio generalis, которая простирается на все права наказанных, и suspensio specialis, которая затраги­ вает лишь некоторые из трех категорий прав клирика: то есть или право священнодействия, или права, относящиеся к юрис­ дикции, — должностные права, или права имущественные, связанные с получением доходов от церковного места .

К виндикативным наказаниям относятся: 1) деградация, снятие сана, когда деградированный преступник лиш ается всех прав и привилегий клирика, но при этом он все-таки, согласно католической доктрине об абсолютной неизгладимо­ сти священства, остается клириком; 2) низложение (depositio) — лишение должности вместе с правом впредь зани­ мать какие-либо церковные должности, но с оставлением не­ которых привилегий и прав клириков; 3) увольнение от дол­ жности, но без лиш ения права занять ту или иную долж ­ ность в будущем; 4) перемещение с одного места на другое (translatio) — наказание назначается в том случае, когда есть прямой повод для перевода .

V. БРАЧНОЕ ПРАВО ЦЕРКВИ

53. ТАИНСТВО БРАКА 53.1. Определение брака в римском праве. Брак — это общественный и, в частности, правовой институт, заключаю­ щийся в продолжительном союзе лиц мужского и женского пола, составляющем основу семьи. В «Дигестах» содержится определение брака, принадлежащее римскому юристу Модестину (III в.): «Брак — это союз мужчины и женщины, обще­ ние жизни, соучастие в божеском и человеческом праве» .

Данное определение вошло в канонические сборники Пра­ вославной Церкви и таким образом было адаптировано и сан­ кционировано Церковью, приобрело церковный авторитет .

Это определение включено в «Номоканон в XIV титулах»

П атриарха Константинопольского Фотия, в «Алфавитную Синтагму» Матфея Властаря, в «Прохирон» Василия Македо­ нянина, перевод которого составил 49-ю главу славянской «Кормчей книги». В «Кормчей» определение брака дано в следующей редакции: «Брак есть мужеве и жене сочетание, сбытие во всей жизни, божественныя и человеческия правды общение».

В «Номоканоне в XIV титулах» это определение сопровождается замечанием об основных свойствах брака:

физическом (моногамный союз лиц разного пола), этическом («общение жизни» — общение во всех жизненных отношени­ ях) и религиозно-юридическом («соучастие в божеском и че­ ловеческом праве») .

Римское право условием действительности брака полагало взаимное согласие на него: «Не может быть совершен брак иначе, как по согласию всех, то есть тех, кто вступает в брак и в чьей власти они находятся»434. По форме это согласие могло быть устным, письменным (в виде договора) или выра­ женным совершившимся делом — переходом невесты в дом жениха. Браку предшествовал «сговор», или обручение. На нем родные или опекуны жениха и невесты договаривались о материальном обеспечении семьи, уточняли размеры придано­ го, которое невеста приносила в дом жениха. Обрученная не­ веста в некоторых отношениях уравнивалась с женой. Жених мог принять на свой счет нанесенную ей обиду и подать в суд на обидчика. Неверность невесты со времен императора СептиТАИНСТВО БРАКА мия Севера (193-211 гг.) приравнивалась к прелюбодеянию со всеми вытекающими отсюда последствиями .

53.2. Брак в Ветхом Завете. Грехопадение прародителей поколебало идеальные основания брака, и у всех народов до пришествия в мир Христа Спасителя самый институт брака нес в себе печать греховного повреждения. До известной степени это касалось и богоизбранного народа. У ветхозаветных евреев религиозным основанием брака почиталась заповедь Божия:

«Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею» (Быт. 1, 28). При этом, однако, и у них брак не до кон­ ца соответствовал своему богозаповеданному идеалу. В частно­ сти, у древних евреев допускался полигамный брак, при этом число жен ограничивалось только имущественным состоянием мужа. В полигамном браке состояли и святые праотцы: Авра­ ам и Иаков, цари Давид и Соломон. Не запрещалось Законом Моисея и наложничество. Господь Иисус Христос несовершен­ ство ветхозаветного брака объяснял человеческой греховностью:

«Моисей по жестокосердию вашему позволил вам разводиться с женами вашими, а сначала не было так» (Мф. 19, 8) .

Тем не менее закон Моисеев упорядочил брачные отноше­ ния. Он ограничил господство мужа над женой, указал почет­ ное место женщине в семье, подобающее ей как матери: «По­ читай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле» (Исх. 20, 12), «Кто ударит отца своего или свою мать, того должно предать смерти... кто злословит отца своего или свою мать, того должно предать смерти» (Исх. 21, 15, 17) .

В ветхозаветном законе упорядочен порядок расторжения брака (Втор. 24, 1-4). В отдельных случаях ограничена сво­ бода развода: «Если кто возьмет жену, и войдет к ней, и воз­ ненавидит ее, и будет возводить на нее порочные дела, и пу­ стит о ней худую молву, и скажет: «Я... не нашел у нее дев­ ства», то отец отроковицы и мать ее пусть возьмут и выне­ сут признаки девства отроковицы к старейшинам города, к воротам... Тогда старейшины того города пусть возьмут мужа, и накажут его... И наложат на него сто сиклей серебра пени... она же пусть остается его женою, и он не может раз­ вестись с нею во всю жизнь свою» (Втор. 22, 13-15, 18-19) .

Развестись не мог и тот, кто подверг девицу насилию и по­ том обязан был взять ее в жены .

В ветхозаветном законодательстве вступление в брак воз­ можно лишь при наличии определенных условий, отсутствие которых составляет препятствие к браку. Таковые препят­ 538 V. БРАЧНОЕ ПРАВО ЦЕРКВИ ствия усматривались в состоянии женщины в ином браке (Ветхий Завет, безусловно, не допускал полиандрии), в физи­ ческой неспособности к брачному сожительству, в родствен­ ных отношениях желаю щ их вступить в брак. Безусловным препятствием к браку считалось прямое родство (между пред­ ками и потомками), а такж е боковое родство во второй сте­ пени (между родными братом и сестрой), более отдаленное боковое родство (например, между двоюродными братом и сестрой, и даже между родным дядей и племянницей) не составляло препятствия к браку .

Своеобразным установлением Ветхого Завета был так на­ зываемый левират: брак невестки с деверем в случае бездет­ ной кончины мужа, при этом первородный сын от такого брака признавался по закону сыном покойного мужа (Втор .

25, 5-6). Если деверь отказывался исполнить эту религиозно­ нравственную обязанность, то вдова получала право вступить в новый брак с посторонним человеком, при этом совершал­ ся обряд «разувания», заклю чавш ийся в том, что вдова в присутствии старейшин города снимала с деверя сапог и пле­ вала ему в лицо, после чего такой деверь, не пожелавший восстановить семя брату своему, считался ошельмованным, и дом его назывался «домом разутого» (Втор. 25, 7-10) .

Заключению брака у ветхозаветных евреев предшествовал брачный договор при свидетелях. Бракосочетание являлось семейным обрядом, в котором участие священников или ле­ витов не было непременным условием действительности бра­ ка. Брачное празднество продолжалось семь дней, по оконча­ нии которых невеста с венцом на голове торжественно, с факелами и музыкой, провожалась родными и друзьями се­ мьи в дом мужа .

Супружеская верность в Ветхом Завете безусловно предпи­ сывалась только жене, причем под угрозой смертной казни за прелюбодеяние как жены, нарушившей супружескую верность, так и мужчины, вступившего с нею в преступную связь:

«Если кто будет прелюбодействовать с женою замужнею... да будут преданы смерти и прелюбодей и прелюбодейка» (Лев .

20, 10). Смертной казни через побивание камнями подверга­ лись также кровосмесители, лица, предававшиеся противоесте­ ственным порокам, насильники, обрученные отроковицы, доб­ ровольно вступившие в связь с посторонними мужчинами, а также жены, скрывшие до замужества от своего мужа утрату ими девства (Лев. 20, 10-21; Втор. 22, 20-27) .

53. ТАИНСТВО БРАКА

53.3. Догматическое учение о браке как о Таинстве. Х ри­ стианская Церковь, позаимствовав определение брака из рим­ ского права, сообщила ему христианское осмысление, основанное на свидетельствах Священного Писания. Различие между полами, по учению Церкви, — это особый дар Божий сотворенным Им людям: «И сотворил Бог человека по обра­ зу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и ж ен­ щину сотворил их» (Быт. 1, 27) .

Особенности полов не сводятся к физиологическим отличи­ ям. Согласно принятым Архиерейским Юбилейным Собором 2000 года «Основам социальной концепции Русской Право­ славной Церкви», «мужчина и женщина являют собой два различных образа существования в едином человечестве. Они нуждаются в общении и взаимном восполнении... Высоко оце­ нивая подвиг добровольного целомудренного безбрачия, прини­ маемого ради Христа и Евангелия, и признавая особую роль монашества в своей истории и современной жизни, Церковь никогда не относилась к браку пренебрежительно и осуждала тех, кто из ложно понятого стремления к чистоте уничижал брачные отношения» (X. 1).

Апостольское правило 51-е гласит:

«Аще кто, епископ, или пресвитер, или диакон, или вообще из священнаго чина удаляется от брака, и мяс, и вина, не ради подвига воздержания, но по причине гнушения, забыв, что вся добра зело, и что Бог, созидая человека, мужа и жену сотворил их, и таким образом хуля клевещет на создание: или да исправится, или да будет извержен из священнаго чина, и отвержен от церкве. Такожде и мирянин» .

Брак, в соответствии с христианским вероучением, перво­ начально установлен в раю через сотворение жены в помощь мужу и через благословение, преподанное первоначальной чете. Господь Ииисус Христос, ссылаясь на это благослове­ ние: «Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут двое одна плоть» (Быт. 2, 24), — учил: «Так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф. 19, 6) .

Спаситель говорил такж е о нерасторжимости брака, который мог быть прекращен только по вине прелюбодеяния одного из супругов: «Кто разведется с женою своею не за прелюбо­ деяние и женится на другой, тот прелюбодействует...» (Мф .

19, 9). Брак первозданной четы, по воле Божией, был моно­ гамным, ибо только в моногамном браке возможно полное проявление взаимной близости супругов .

540 V. БРАЧНОЕ ПРАВО ЦЕРКВИ Апостол Павел придавал браку значение Таинства, уподоб­ ляя его тайне единства Христова в Церкви. «Жены, — писал он в Послании к Ефесянам, — повинуйтесь своим мужьям, как Господу, потому что муж есть глава жены, как и Хрис­ тос глава Церкви, и Он же Спаситель тела. Но как Церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем .

Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее... Посему оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть .

Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви» (Еф. 5, 22-25, 31-32). Апостол Павел также осуж­ дал «лицемерие лжесловесников, сожженных в совести своей, запрещающих вступать в брак» (1 Тим. 4, 2-3) .

Х ристианский брак, в соответствии с учением Церкви, есть богоустановленное Таинство, соединяющее мужа и жену по образу таинственного союза Христа с Его Церковью для полного неделимого общения ж изни и низводящее на них дары Божией благодати .

Совершителем этого Таинства является священник. Вступая в брак, жених и невеста перед священником, а в его лице перед Церковью дают свободное обещание во взаимной супру­ жеской верности. Священник же в Таинстве Браковенчания испрашивает им у Бога благодатную помощь во всем и благо­ словение на рождение и христианское воспитание детей .

Брак признается Таинством также в Католической и Древ­ них Восточных Церквах. Впрочем, в Католической Церкви в Средневековье существовали на сей счет разные суждения .

Так, у Фомы Аквината нет указания на то, что брак — это Таинство. Окончательное признание брака Таинством в Като­ лической Церкви принадлежит уже Тридентскому Собору (1545-1563 гг.). При этом Тридентский Собор по этому пово­ ду ссылался на постановления Лионского (1274 г.) и Флорен­ тийского (1438 г.) Соборов. В протестантских Церквах имеет место церковное благословение брака, совершаемое как обряд браковенчания, но Таинством оно не признается .

Хотя первоначальное побуждение к вступлению в брак имеет физиологическую природу, но в христианском браке религиозно-нравственное начало составляет его основу, кото­ рому подчиняются другие его элементы: природный, соци­ альный, юридический.

Нравственное содержание брака за­ ключается, по учению Апостола Петра, в самопожертвовании:

«Также и вы, жены, повинуйтесь своим мужьям, чтобы те из

54. ЗАКЛЮЧЕНИЕ БРАКА В ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

них, которые не покоряются слову, житием жен своих без слова приобретаемы были, когда увидят ваше чистое, богобо­ язненное житие. Да будет украшением вашим не внешнее плетение волос, не золотые уборы или нарядность в одежде, но сокровенный сердца человек в нетленной красоте кротко­ го и молчаливого духа, что драгоценно пред Богом... Также и вы, мужья, обращайтесь благоразумно с женами, как с немощнейшим сосудом, оказывая им честь, как сонаследни­ цам благодатной ж изни, дабы не было вам препятствия в молитвах» (1 Пет. 3, 1-4, 7) .

54. ЗАКЛЮЧЕНИЕ БРАКА

В ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

54.1. Заключение брака в Древней Церкви. В I веке новой эры христиане как римские граждане вступали в брак по гражданским законам Римской империи. Римское право для действительности брака требовало лишь взаимного согласия на него. В «Дигестах» сказано: «Не может быть совершен брак иначе, как по согласию всех, то есть тех, кто вступает в брак и в чьей власти они находятся»435. По форме это согласие могло быть устным, письменным (в виде договора) или выра­ жено совершившимся делом — переходом невесты в дом ж е­ ниха. Браку предшествовал «сговор», или обручение. На нем родные или опекуны жениха и невесты договаривались о ма­ териальном обеспечении семьи, уточняли размеры приданого, которое невеста приносила в дом жениха. Обрученная невеста в некоторых отношениях уравнивалась с женой. Ж ених мог принять на свой счет нанесенную ей обиду и подать в суд на обидчика. Неверность невесты со времен императора Септимия Севера (193-211 гг.) приравнивалась к прелюбодеянию .

Признавая допустимость для своих чад вступать в брак по нормам римского права, Церковь, с одной стороны, не нахо­ дила в них прямого противоречия своему догматическому учению о браке, а с другой, — считая эти нормы не выраж а­ ющими полноты новозаветного учения о браке, настаивала на том, чтобы христиане, вступая в брак, который, по учению Апостола Павла, представляет таинственный образ соедине­ ния Христа с Церковью, сообразовывались с нормами хри­ стианской брачной этики .

Древние христиане с их высоким представлением о браке не могли одобрять те браки, которые допускали язычники в 542 V. БРАЧНОЕ ПРАВО ЦЕРКВИ Римской империи: например, брак между близкими родствен­ никами, отношения конкубината — длительного сожитель­ ства мужчины со свободной, незамужней женщиной. Брачная жизнь христиан, по учению Церкви, должна соответствовать христианским нравственным правилам: вступать в брак сле­ дует не по страсти, а с мыслью о Боге, о Его нравственном законе и во славу Его .

Поэтому христиане, вступая в брак по гражданским зако­ нам Римской империи, предварительно испрашивали на него благословение у своего епископа. О намерении заключить брак объявлялось в Церкви до заключения гражданского договора. Святой Игнатий Богоносец в Послании к Поликар­ пу Смирнскому писал: «А те, которые ж енятся и выходят замуж, должны вступать в союз с согласия епископа, чтобы брак был о Господе, а не по похоти. Пусть все будет во сла­ ву Божию»436. Браки, не объявленные церковной общине, по свидетельству Тертуллиана, приравнивались в Церкви к блу­ ду и прелюбодеянию. Тертуллиан писал, что истинный брак совершался перед лицом Церкви, освящался молитвой и скреплялся Евхаристией437. Таким образом, христиане вступа­ ли в брак и через церковное благословение, и через приня­ тый в Римском государстве юридический договор. Но имен­ но благословение епископа на брак и было в Древней Церк­ ви формой совершения Таинства Брака .

54.2. Заключение брака в Византии. Такой порядок оста вался неизменным и в первое время христианизации Рим­ ской империи. При этом первые христианские императоры, осуждая тайные, неоформленные браки, в своих законах го­ ворят лишь о гражданской, юридической стороне брака, не упоминая о церковном браковенчании, которое по-прежнему совершалось через епископское благословение .

В 428 году императоры Феодосий II (408-450 гг.) и Валентиниан (425-455 гг.) указывали, что между свободными граж­ данами брак заключается путем выражения согласия жениха и невесты, которое удостоверяется свидетелями. Император Юстиниан в своих «Новеллах» определил: браки, не сопровож­ даемые никакими формальностями, дозволительны только низшим классам; лицам из средних классов предписывалось являться к церковному нотариусу (экдику) и заявить перед ним о желании вступить в брак; лица из сословия сенаторов обязаны были обставлять вступление в брак заключением письменного договора о приданом и предбрачном даре .

54. ЗАКЛЮЧЕНИЕ БРАКА В ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

В «Эклоге» Льва Исаврянина (717-741 гг.) и Константина Копронима (741-775 гг.), изданной в 740 году, были повторе­ ны законы Юстиниана о браке, с той лишь разницей, что лица среднего класса могли заключать браки или в присут­ ствии друзей, или же по получении церковного благословения .

Со своей стороны Церковь настаивала на необходимости освя­ щать браки епископским благословением, но она признавала и действительность таких браков между христианами, которые были заключены без ее благословения в гражданском порядке .

Это видно из того, что Церковь, хотя и не благословляла по­ вторные браки, но считала их действительными .

Приблизительно в 895 году Лев Мудрый (886-912 гг.) в своей 89-й новелле предписал заключать брак не иначе как с церковного благословения. Но этот закон не распространял­ ся на рабов, он касался только свободных лиц. В 1095 году император Алексий Комнин (1081-1118 гг.) распространил обязательность церковного благословения браков и на рабов .

Император Андроник Палеолог (1282-1328 гг.) и Константи­ нопольский Патриарх Афанасий (1303-1309 гг.) окончатель­ но запретили заключение брака без ведома и благословения приходского священника. Совершение христианского брака перешло в исключительное ведение Церкви .

На основании законов Льва Мудрого, Алексея Комнина и Андроника Палеолога заключение браков в Византии начина­ лось с заявления жениха и невесты или их родителей, кото­ рое они излагали своему епископу или его хартофилаксу (де­ лопроизводителю). В случае имеющихся препятствий к бра­ ку у архиерея испрашивалось особое разрешение на венча­ ние. Просителям выдавалось предписание на имя приходско­ го свящ енника совершить браковенчание при достоверном свидетельстве отсутствия препятствий к нему .

Церковь издавна участвовала и в обручении, придавая ему нравственно-обязательную силу. До тех пор, пока венчание не стало обязательным для всех христиан, церковное обруче­ ние, за которым часто следовало реальное начало брачных отношений, рассматривалось как действительное заключение брака. Согласно 98-му правилу Трулльского Собора, «да под­ лежит вине прелюбодеяния» тот, кто берет в брачное сожи­ тие «жену, иному обрученную, при жизни ее обручника» .

Итак, обручение, благословляемое Церковью, приравнивалось по своему значению к самому браку. Канонические послед­ ствия церковного обручения были те же, что и церковного 544 V. БРАЧНОЕ ПРАВО ЦЕРКВИ венчания. Обрученный, лишившийся невесты и вступавший в брак с другой особой, считался второбрачным. Из факта об­ ручения Церковь выводила такие же отношения свойства, как и из венчания. И это свойство могло послужить препят­ ствием для заключения новых браков. Например, в случае смерти жениха или невесты оставшийся в живых из обручен­ ных не мог вступать в брак с родственниками умершего об­ рученного до четвертой степени родства включительно .

Однако в гражданском законодательстве юридическое зна­ чение церковного благословения обручения было признано лишь при императоре Льве Мудром, который в своих 74-й и 109-й новеллах постановил, что обручение, благословленное Церковью, не может быть нарушено произвольно, а чтобы меньше оставалось поводов к нарушению брачного сговора, устанавливался тот же возрастной предел для вступающих в него, что и для венчающихся: 12 лет для невесты и 14 — для жениха. Новеллами Алексия Комнина, относящимися к 1084 и 1092 годам, подтверждалась нерасторжимость церков­ ного обручения. Гражданская форма заключения брачного сговора не отменялась указанными новеллами, но граждан­ ское обручение было поставлено по значению и юридической силе на второе место и названо «несовершенным обручени­ ем». При этом Алексий Комнин объявил неуместным выпла­ ту неустоек при разрыве обручения, заключенного церковным благословением, но допустил ее в случае разрыва гражданс­ кого сговора .

Церковь не принимала гражданского обручения, если оно было заключено родителями жениха и невесты до достижения детьми семилетнего возраста. Если же оно заключалось в бо­ лее совершенном возрасте, то в некоторых отношениях урав­ нивалось с церковным обручением. Например, лицо, обручив­ шееся посредством гражданского обряда в возрасте старше семи лет, а потом женившееся на другом лице, не могло быть рукоположено в священный сан по причине второбрачия .

54.3. Заключение брака в Русской Церкви. Установлени Православной Церкви и законы византийских императоров о совершении обручения и заключении брака начали действо­ вать на Руси после ее крещения, но не сразу были восприня­ ты народом. Из канонических ответов митрополита Киевско­ го Иоанна II (1080-1089 гг.) видно, что народ, считая венча­ ние принадлежностью браков князей и бояр, продолжал при­ держиваться при вступлении в брак языческих обычаев

54. ЗАКЛЮ ЧЕНИЕ БРАКА В ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

умыкания и купли невест. Свидетельства о браках, заклю ­ ченных без церковного венчания, встречаются в литератур­ ных памятниках вплоть до конца XVII века. Священнонача­ лие предписывало духовенству тех местностей (прежде всего окраинных), где встречались нецерковные браки, венчать супругов, даже если они уже имеют детей .

На Руси, как и в Византии, заключение браков начина­ лось обращением жениха и невесты к архиерею с прошени­ ем благословить их брак. Епископ выдавал просителю указ на имя священника с предложением предварительно произве­ сти «обыск», то есть выявить, нет ли каких препятствий к браку. Этот указ назывался «венечной памятью», или «зна­ менем». За выдачу «знамени» взималась пошлина, размер которой увеличивался в случае вступления во второй и тре­ тий брак. В 1765 году Указом Екатерины II «венечные памя­ ти» и взимание пошлин за них были отменены .

Особенность заключения браков в XVII веке состояла в том, что обручения сопровождались так называемым «заря­ дом» — договором, по которому предусматривалась выплата неустойки в случае его расторжения. Петр I в Указе от 1702 года запретил зарядные записи с неустойками и предписал совершать обручение не ранее шести недель до венчания, предоставив возможность жениху и невесте беспрепятственно отказаться в этот срок от вступления в брак. Данное положе­ ние противоречило церковной норме о нерасторжимости обру­ чения, и 14 декабря 1744 года императрица Елизавета вос­ становила прежнее значение обручения, запретив расторгать его. Дела о расторжении обручения повелевалось представ­ лять через Синод на ее личное усмотрение .

В 1775 году Святейший Синод обнародовал Указ о соверше­ нии церковного обручения в одно время с венчанием, тем са­ мым устранив возможность возникновения коллизий, связан­ ных с разрывом обручения. Исключение делалось для лиц Им­ ператорской фамилии, венчанию которых по-прежнему предше­ ствовало отдельное чинопоследование церковного обручения .

Существующий на Руси обычай предварительного сговора, совершаемого на дому и заключающегося в родительском благословении жениха и невесты образом, а также хлебом и солью и во вручении им брачных колец, даже если он про­ исходит в присутствии священника и сопровождается молеб­ ном, не имеет значения церковного обручения и не влечет за собой в случае его разрыва никаких последствий, затрудня­ 546 V. БРАЧНОЕ ПРАВО ЦЕРКВИ ющих с церковно-правовой стороны разорвавшим сговор ж е­ ниху и невесте вступление в брак с иными лицами .

В синодальную эпоху в России венчать брак мог только приходской священник ж ениха или невесты. Венчание лиц из чужого прихода допускалось лишь при наличии для это­ го оснований. В противном случае имело место нарушение церковной дисциплины, и виновные в нем подлежали нака­ заниям, однако действительность такого браковенчания при этом под вопрос не ставилась. Запрещение венчать иноприходных лиц, содержащееся в «Кормчей книге», повторяется во многих указах Святейшего Синода .

Так, по указу 1775 года, желающий вступить в брак дол­ жен объявить об этом своему приходскому священнику (пись­ менно или устно), указав свои имя, фамилию, чин, состояние, а также имя и фамилию невесты. Священник же обязан был объявить о предполагаемом браке в храме после Литургии .

Для таких объявлений выбирались воскресные дни, а также случавшиеся между ними праздничные дни. Прихожане, чтолибо знавшие о препятствиях к объявленному браку, должны были сообщить об этом священнику. Если сообщений не по­ ступало, священник вносил в обыскную книгу запись о том, что препятствий к браку не открылось. Внесение такой запи­ си и стало называться брачным обыском. Форма обыска была составлена Синодом в 1837 году. Обыскная запись скреплялась подписями жениха и невесты, их поручителей (не менее двух) и священником. К обыску положено было прилагать в копи­ ях и подлиннике метрические свидетельства, паспорта, по­ служной список жениха и невесты; свидетельство их духовни­ ка о том, что они были на исповеди и причащались; дозволе­ ние начальства, если жених состоял на государственной служ­ бе; в случае второбрачия — консисторский указ о расторже­ нии первого брака и разрешении вступать в новый брак (такой же указ требовался и тогда, когда ввиду некоторых препят­ ствий брак совершался с разрешения правящего епископа) .

Чинопоследование браковенчания совершалось в присут­ ствии ж ениха и невесты, а такж е их свидетелей (не менее двух), которые подтверждали акт браковенчания своими под­ писями в метрической книге. Браковенчание вне храма (в часовнях, молитвенных домах) допускалось только в порядке исключения .

Обязательность внесения записи о браковенчании в метри­ ческие книги установлена в Русской Церкви с 1802 года. В

54. ЗАКЛЮЧЕНИЕ В ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

1838 году Синод составил форму ведения метрических книг .

В записях о браковенчании указывались время совершения брака, имя, отчество и фамилия жениха и невесты; делались пометы о том, первым, вторым или третьим браком венчает­ ся каждый из них, а такж е приводились имена и фамилии поручителей и свидетелей записи .

Монашествующие священники не должны были совершать браковенчание. Это, с одной стороны, вытекает из самого характера монашества, предполагающего удаление от мира, а с другой — в синодальную эпоху обусловлено было еще и тем, что монашествующие священники лишены были права вести метрические книги. Впрочем, совершение браковенчания иеромонахом не ставит, конечно, под вопрос действи­ тельность Таинства. Из истории России известны даже слу­ чаи, когда монашествующие священнослужители совершали браковенчания лиц из Императорской династии .

Декрет об отделении Церкви от государства, изданный в 1918 году, лишил церковный брак юридической силы, оста­ вив верующим право принимать церковное благословение на брак после его регистрации в органах загса. Но на протяж е­ нии всей советской истории, в особенности в 30-е годы, бра­ ковенчание, хотя и не запрещалось властями, однако во мно­ гих случаях подвергало тех, над кем совершено было это Таинство, опасности служебной дискриминации, официально поощряемого остракизма и даже прямых преследований .

Поэтому в 30-80-е годы многие из тех, кто принадлежал к Православной Церкви и состоял в гражданском браке, не решались на венчание .

И до сих пор, несмотря на значительно возросшее число венчаний, многие брачные пары, в особенности если один из супругов не участвует в церковных Таинствах, остаются невен­ чанными. Священный Синод Русской Православной Церкви в своем определении от 28.12.1998 года констатировал, что «не­ которые духовники объявляют незаконным гражданский брак или требуют расторжения брака между супругами, проживши­ ми много лет вместе, но в силу тех или иных обстоятельств не совершившими венчание в храме... Некоторые пастыри-духовники не допускают к причастию лиц, живущих в «невенчан­ ном» браке, отождествляя таковой брак с блудом» (цит.

по:

Основы социальной концепции. X. 3). Синод строго осудил подобный ригоризм и постановил: «Настаивая на необходимо­ сти церковного брака, напомнить пастырям о том, что Право­ 54 8 V. БРАЧНОЕ ПРАВО ЦЕРКВИ славная Церковь с уважением относится к гражданскому бра­ ку» (см.: там же. X. 3). Таким образом, на основании этого определения пастырь не должен отказывать в причастии хрис­ тианину или христианке по обвинению в блудном сожитель­ стве, если он или она состоят в гражданском браке, когда браковенчание не может быть совершено из-за неверия, иноверия или хотя бы упорного нежелания пойти на это другой стороны .

Впрочем, можно, конечно, с большей строгостью отнестись к тем случаям, когда и муж и жена принадлежат к Право­ славной Церкви, исповедуются и причащаются, но, тем не менее, в течение продолжительного времени откладывают венчание или явно уклоняются от него .

Радикальное отличие сложившейся ныне ситуации в отно­ шении брака от той, какая имела место в синодальный пери­ од, заключается в существовании светской юрисдикции брач­ ных отношений, параллельной церковной юрисдикции, а так­ же в том, что венчание брака не имеет гражданско-правовых последствий. Церковь в своем отношении к гражданскому браку занимает единственно возможную двойственную пози­ цию: уваж ая его и считаясь с ним, она в то же время не уравнивает его с браком церковным. Но этот принципиально ясный и бесспорный подход служит всего лишь ориентиром к решению многочисленных коллизий, возникающих в пас­ тырской и церковно-судебной практике, и сам по себе одно­ значных ответов не дает .

В отдельных случаях как раз непризнание гражданского брака за брак может служить основанием для принятия ре­ шения в духе икономии, а не акривии. Например, в ситуа­ ции, когда лица, находящиеся в третьем гражданском браке, который допускается в Церкви лишь при наличии определен­ ных условий — возрасте до сорока лет и отсутствии детей, либо в четвертом браке, совершенно недопустимом в Церкви (Томос единения), пожелают венчаться, то не отказать им в этом можно лишь при том условии, если не признавать их прежние гражданские браки за действительные. В противном случае, при признании действительности их прежних граж­ данских браков, венчание становится невозможным, даже если одна из сторон состоит в первом браке .

Некоторой аналогией с представленным случаем может слу­ жить казус, по которому выносил решение Святейший Синод в 1848 году. Речь шла тогда о дозволительности брака одного лица, обратившегося в Православие из иудейства. Он, будучи

54. ЗАКЛЮЧЕНИЕ БРАКА В ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

еще иудеем, состоял в двух последовательных браках, затем, после присоединения к Православной Церкви, вступил в цер­ ковный брак с православной. По смерти же этой жены он ходатайствовал о разрешении вступить ему в новый брак. Та­ ким образом, Синод должен был решить: каким должен счи­ таться брак, о дозволении на который ходатайствовал проси­ тель: четвертым, и значит, совершенно непозволительным, или вторым. Решение было в пользу просителя. При этом Синод, исследуя вопрос, сослался на 17-е Апостольское правило, в котором запрещено оставаться в клире лицам, вступившим во второй брак после крещения, но, очевидно, не усматривается препятствия к рукоположению у тех, кто стал второбрачным до крещения. Следовательно, сделал заключение Святейший Синод, святость брака существует только в христианстве .



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |



Похожие работы:

«ОТЧЕТ о прохождении горного туристского спортивного маршрута 5 с элементами 6 категории сложности по Центральному Памиру группой Горного турклуба МГУ в период с 30 июля по 28 августа 2013 г. Маршрутная книжка № 1/3-508 Руководитель группы: Овчинников Илья Львович +7-903-747-24-58, ilya@psn.ru Маршрутно-квалификационная комиссия ФСТ-ОТМ рассмотрела...»

«Центр проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования семинар "Проблемы формирования и реализации современной государственной политики и управления" И.В.Дойников Методологические проблемы правоведения постсоветского периода Москва В Центре проблемного анализа и государственно-управленческого проек...»

«Некоторые проблемы квалификации злоупотребления должностными полномочиями Щербакова Н. С. Щербакова Наталья Сергеевна / Shcherbakova Natalia Sergeevna – студент магистратуры, заочная форма обучения, Федеральное государственное казе...»

«Объявлен решением Президента Республики от 12 января 2009 г. № 421 ЗАКОН О ТРУДОВОМ ДОГОВОРЕi Принят 17 декабря 2008 года Глава 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ Статья 1. Понятие трудового договора На основании трудового договора физическое лицо (работник) выполняет для (1) другого лица (работодателя) работу, по...»

«Валерий Филимонов Лариса Кудряшова Идет духовная битва за душу России. Светлой памяти протоиерея Владимира Ноздрачева 22 марта, в день 40 мучеников Севастийских – день рождения известного петербургского пастыря – митрофорного протоиерея Владимира Ноздрачева (22.03.1929г. – 04.09.2014г.), бывшего долгие годы духовным наставником...»

«Д О Г О В О Р Б Е ЗВ О ЗМ Е ЗД Н О Г О П О Л Ь ЗО В А Н И Я М УНИЦИПАЛЬНЫ М ИМ УЩ ЕСТВОМ город Нижневартовск "28" августа 2014г. М ун и ц и п ал ь н ое бю дж етное общ еобразовател ь н ое уч р еж ден и е "Л ицей", в лице д и ректора А рий Н.Е., действую щ его на основании Устава, им енуем ое в...»

«Приложение № 1 к Коллективному договору Положение об оплате труда работников Общие положения 1.1.1. Настоящее Положение разработано на основании Трудового кодекса Российской Федерац...»

«ОТДЕЛ ОБРАЗОВАНИЯ И ОХРАНЫ ПРАВ ДЕТСТВА МР "МОСАЛЬСКИЙ РАЙОН" МУНИЦИПАЛЬНОЕ КАЗЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ МОСАЛЬСКИЙ ДОМ ТВОРЧЕСТВА УТВЕРЖДАЮ Директор МКОУ ДО МДТ _Е.Н. Петухова Приказ № _ от МЕТОДИЧЕСКАЯ РАЗРАБОТКА МАСТЕР-КЛАССА Тема: "Рисование натюрморта Масленица" в...»

«М. В. Мелик-Гайказян. Иерархия целей в концепции аттрактивного менеджмента УДК 30+16+007+124.2 М. В. Мелик-Гайказян ИЕРАРХИЯ ЦЕЛЕЙ В КОНЦЕПЦИИ АТТРАКТИВНОГО МЕНЕДЖМЕНТА1 Представлены основания для корреспо...»

«I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1.1. Настоящий коллективный договор заключен между работодателем и работниками в лице их представителей и является правовым актом, регулирующим социально-трудовые отношения в Муниципальном казенном общеобразовательном учреждении "Снагостская средняя общеобразовательная школа" Кореневского района Курской области....»

«ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ МУРМАНСКОЙ ОБЛАСТИ "ЦЕНТР СПОРТИВНОЙ ПОДГОТОВКИ" Утверждаю: И.о. директора ГАУМО "ЦСП" О.Н. Ерохина Приказ от " " 2015 г. № ПРОГРАММА СПОРТИВНОЙ ПОДГОТОВКИ Вид спорта: ТЯЖЕЛАЯ АТЛЕТИКА "Этапы подготовки соверше...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)" LEX RUSSICA Издается № 9 (130) Сентябрь 2017 г. с 1948 г...»

«Беспроводной пульт ДУ с таймером Pixel TW-282 www.pixelur.ru www.pixelhk.com ВНИМАНИЕ!• Батареи следует устанавливать соблюдая полярность, в противном случае можно повредить прибор.• Убедитесь, что камера и пр...»

«ЛИЦЕНЗИИ ВОДИТЕЛЯ В СОРЕВНОВАНИЯХ ПО КАРТИНГУ в 2009 году.1. Лицензии Водителей. Общие положения. (Основывается на статьях 45, 47, 70, 108/124, Приложении L Международного спортивного кодекса ФИА и Приложении B Международного регламента по картингу СИК-ФИА). Вс...»

«Знакомство с современными беспроводными технологиями.Многошаговые беспроводные сети: принципы построения и открытые задачи Е.М. Хоров Назначение беспроводных многошаговых самоорганизующихся сетей Беспроводные широкополосные сети резко расширили область своего применения на рубеже тысячелетий благодаря актуальности дву...»

«Бесплатный сокращенный вариант журнала Философские науки – 1/2018 НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ Конференции, семинары, круглые столы "ПОлИТИЧеСКОе ПРОСТРАНСТВО И СОЦИАлЬНОе ВРеМЯ: ДИАлОГ ЭПОХ И ЦеННОСТИ ПОКОлеНИЙ" XXXIII ХАРАКСКИЙ ФОРУМ Республика Крым, г. Ялта, 8–12 ноября 2017 г. Крымский федеральный университет имени В.И....»

«Единый тарифно-квалификационный справочник работ и профессий рабочих. Выпуск 37. Раздел: Производство изделий из коры пробкового дерева (утв . Постановлением Госкомтруда СССР, ВЦСПС от 23.07.1984 N 216/14-3) Документ предоставлен КонсультантПлюс ww...»

«УДК 311.216 Мальцева Елена Юрьевна негосударственное образовательное учреждение среднего профессионального образования "Юридический техникум". г.Кропоткин e.ju.maltseva@yandex.ru Молчанова Елена Владимировна кандидат педагогических наук. Законодат...»

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ (19) (11) (13) RU 2 584 880 C1 (51) МПК A23L 13/60 (2016.01) ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ (12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ На основании пункта 1 статьи 1366 части че...»

«Приложение 3 Заключение независимого аудитора по заданию, обеспечивающему ограниченную уверенность в отношении Отчета о деятельности в области устойчивого развития Группы "ЛУКОЙЛ" за 2017 год Проверяемое лицо: ПАО "ЛУКОЙЛ"....»







 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.