WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

«курс ЦЕРКОВНОГО ПРАВА Учебное пособие Круглый стол по религиозному образованию в Русской Православной Церкви «Христианская жизнь», г. Клин 67.3 Ц96 Печатается по благословению ...»

-- [ Страница 3 ] --

Чин певца на Западе не вошел в иерархию клириков; тем не менее, на Востоке некоторое время певцы посвящались в свою степень и причислялись к клирикам. В апостольский век пение в христианском богослужении было общим, всена­ родным. Однако вскоре всенародное пение стало заменяться хоровым. И на Востоке, и на Западе хоровые певцы не со­

23. ЦЕРКОВНОСЛУЖИТЕЛИ ставляли особого состояния в Церкви и были, несомненно, мирянами. Вместе в тем, кроме хоровых певцов в пении уча­ ствовали особые певцы, исполнявшие соло (попеременно с народом или хором, так называемые cantores (). Боль­ шинство историков считает, что первоначально cantores (пев­ цы) причислялись к чтецам, а в первой половине IV века отделились от них как особый чин. Псалмы в храме чита­ лись нараспев или пелись, поэтому те, кто читал или пел их, исполняли служение чтеца особого рода .

Отделение певцов от чтецов в качестве особой степени за­ фиксировано в 15-м каноне Лаодикийского Собора: «Кроме певцов, состоящих в клире, на амвон входящих и по книге поющих, не должно иным некоторым пети в Церкви». Оче­ видно, до издания этого правила на амвоне, кроме посвящен­ ных певцов-клириков, могли петь и миряне. В 24-м правиле Лаодикийского Собора упоминаются певцы наряду с чтецами, а 23-е правило того же Собора гласит: «Не должно чтецам и певцам орарь носити и тако читати и пети» .

Очевидно, прежде бывали случаи, когда чтецов и певцов награждали орарем. В этом обстоятельстве заключено доказа­ тельство того, что те и другие мыслились состоящими в кли­ ре. Отделение чина певцов от чтецов произошло, однако, только на Востоке. На Западе же служение певцов не выде­ лялось как особая степень и продолжало составлять один чин со служением чтецов (лекторов). В нашей Церкви псаломщи­ ки, совершающие служение древних певцов, не получают особого посвящения и являются мирянами .

Таково происхождение степеней низших клириков, каждая из которых сохранилась в Католической Церкви латинского обряда. Аколуфы, экзорцисты, лекторы и остиарии, однако, уже не исполняют тех обязанностей, которые соответствова­ ли бы их названиям и которые действительно связаны были с этими степенями в древности .

При совершении богослужения в католических храмах прислуживают миряне, особенно часто — мальчики. Но для занятия степени иподиакона требуется предварительно прой­ ти все четыре низшие степени. Низшим степеням предше­ ствует у католиков так называемая тонзура — пострижение .

Оно состоит в том, что на темени выстригается кружок, ко­ торый должен был и впредь оставаться выстриженным и позволял отличать католического клирика от мирянина. В древности этот обычай был распространен во Вселенской 224 II. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ Церкви; в Древней Руси у духовных лиц на темени тоже вы­ стригалось «гуменце» .

Традиционная католическая доктрина всем церковнослу­ жительским степеням усваивает апостольское происхождение, рассматривая каждую из них как производную от диаконского служения. Поэтому в Католической Церкви, в отличие от Православной, церковнослужители не отделяются от священ­ нослужителей, причем последовательное поставление в каж ­ дую из этих степеней обязательно .

В Православной Церкви, как известно, степени низших клириков не считаются богоучрежденным институтом. По сравнению с IV веком, в наше время в Православной Церк­ ви осталось меньше степеней низших клириков — только иподиаконы и чтецы; причем поставление в обе эти степени обыкновенно совершается в день диаконской хиротонии, а в современной Сербской Церкви вообще нет церковнослужителей-клириков. В некоторых Православных Поместных Церк­ вах сохранилась лишь одна церковнослужительская степень — иподиаконская. Впрочем, у нас тоже обязанности иподи­ аконов и чтецов обыкновенно исполняют миряне, не полу­ чившие поставления по чину хиротесии .





23.3. Низшие церковные должности. Помимо церковно служительских степеней, Древняя Церковь знала еще и та­ кие должности, с которыми хотя и связано было определен­ ное служение, но оно не означало принадлежности их испол­ нителей к клиру .

Во II веке, в эпоху гонений, на Западе появляется такое церковное состояние как фоссоры, или копиаты, — «труждающиеся» (гробокопатели). Почитание останков христианских мучеников вызвало стремление противопоставить убийствам христиан и обесчещению их святых мощей заботу о правиль­ но устроенном погребении и охране мощей .

Таким образом, возникла особая группа лиц, для которых погребение мучеников и всех усопших в христианской вере стало их главной обязанностью .

На Западе фоссоры составляли особую коллегию. На Вос­ токе они появляются позже, лишь в IV веке. Рескриптом императора Констанция от 357 года фоссоры освобождались от налогов. В этом рескрипте они именуются клириками .

Однако клириками они были в том смысле, что являлись церковно-должностными лицами. Вероятно, лишь руководите­ ли коллегий копиатов поставлялись через хиротесию. Боль­

23. ЦЕРКОВНОСЛУЖИТЕЛИ шинство ученых считает, что только в отдельных общинах копиаты составляли особую степень; повсеместного распрост­ ранения обычай поставления копиатов на церковнослужи­ тельскую степень не получил ни на Востоке, ни на Западе. В более позднюю иерархию клириков эта степень не вошла .

Еще одна церковная должность, не сопряженная с пребы­ ванием в клире, — эксцепторы. В обязанности эксцепторов входило составление стенографических мученических актов .

Выполняли эти обязанности и миряне, и клирики низших степеней, обыкновенно люди молодого возраста .

Древняя Церковь знала и такую должность, как герменевты. Они тоже могли быть и мирянами, и клириками, и осо­ бенно часто — чтецами. Герменевты переводили Священное Писание и поучения предстоятеля во время богослужения там, где общины были смешанными греко-латинскими по языку или в их состав входили люди, державшиеся местных языков (сирийского, армянского, коптского — на Востоке;

германских или кельтских наречий — на Западе) и не вла­ девшие классическими языками. Возможно, что эта долж ­ ность выросла из харизматического истолкования пророчес­ ких речей апостольского века .

Древняя Церковь знала и такие служ ения, которые ис­ полнялись женщинами, именовавшимися церковными вдова­ ми, диакониссами и пресвитериссами. Отцы Халкидонского Собора изрекли в 15-м правиле: «В диакониссы поставляти жену, не прежде четыредесяти лет возраста, и притом по тщательном испытании». Вальсамон в толковании на это правило писал: «То, о чем говорится в настоящем правиле, совершенно вышло из употребления, ибо ныне не рукопола­ гают диаконисс, хотя некоторые подвижницы не в собствен­ ном смысле и называются диакониссами, потому что есть правило, определяющее, чтобы женщины не входили во святый алтарь» .

В наше время женщины могут прислуживать в храме, участвовать в управлении приходским хозяйством, но для них не существует поставления в особый чин. Во всяком случае, между древними поставлениями во вдовы, диаконис­ сы и пресвитериссы и поставлением в церковнослужитель­ ские степени не следует ставить знак равенства. Это было всего лишь благословением на исполнение церковного слу­ жения .

8 Курс церковного права 226 II. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ

24. ОБЯЗАННОСТИ И ПРАВА КЛИРИКОВ

24.1. Обязанности клириков. Обязанности клириков выте кают из их должностей. Но помимо служебных обязанностей, есть еще и такие, которые связаны с образом жизни духов­ ных лиц и нравственными нормами, которым они должны подчиняться .

Общее правило тут таково: все, что служит препятствием для рукоположения со стороны кандидата в клир, возбраня­ ется и уже посвященному священнослужителю или церков­ нослужителю. Даже единократно совершенное тяжкое грехов­ ное деяние: убийство, хотя бы и невольное, блуд, прелюбоде­ яние, воровство — влекут за собой, согласно канонам, извер­ жение из сана (25-е и 66-е Апост. прав.; 3, 32, 51 и 70-е прав. Вас. Вел.) .

Клирики должны быть высоконравственными лицами .

Каноны запрещают им пьянство и азартные игры. «Епископ, или пресвитер, или диакон, игре и пиянству преданный, или да престанет, или да будет извержен» (42-е Апост. прав.), «иподиакон, или чтец, или певец, подобное творящий, или да престанет, или да будет отлучен» (43-е Апост. прав.) .

Правило 62-е Трулльского Собора запрещало духовным ли­ цам под угрозой извержения из сана, равно как и мирянам, под угрозой отлучения, участие в празднествах, связанных с языческими обрядами, переодеванием мужчин в женские одежды, надеванием масок .

Клирикам возбраняется поднимать руку на человека, даже на провинившегося. Апостольское правило 27-е гласит: «По­ велеваем епископа, или пресвитера, или диакона, биющаго верных согрешающих или неверных обидевших, и чрез сие устраш ати хотящаго, извергати от священнаго чина. Ибо Господь отнюдь нас сему не учил; напротив того, Сам быв ударяем, не наносил ударов, укоряем, не укорял взаимно, страдая, не угрожал» .

Высокие требования предъявляются к семейной жизни клириков. Неженатым священнослужителям вступление в брак запрещено. Как гласит 26-е Апостольское правило, «по­ велеваем, да из вступивших в клир безбрачными, желающие вступают в брак одни токмо чтецы и певцы» .

Правило 10-е Анкирского Собора дозволило диаконам вступать в брак и после хиротонии, но при условии, чтобы о таком намерении было объявлено епископу перед рукополо­

24. ОБЯЗАННОСТИ И ПРАВА КЛИРИКОВ

жением. Однако уже 6-е правило Трулльского Собора строго запретило брак не только диаконам, но даже и иподиаконам после постав л ения .

Было бы противно закону духовного роста вступать в плотский брак после хиротонии, совершаемой в образ обруче­ ния с паствой. В то же время опыт семейной ж изни, опыт управления «малой церковью», по выражению святителя Иоанна Златоуста, может послужить хорошей школой для подготовки к окормлению народа Божия .

Брак клириков должен быть строго моногамным. Второй брак вдовым священнослужителям и церковнослужителям безусловно запрещается .

Поместный Собор Российской Православной Церкви 1917годов вынес Определение, призванное оградить достоин­ ство священного сана. Опираясь на апостольские наставления о высоте священного служения (1 Тим. 3, 2, 12; Тит. 1, 6) и на каноны (3-е прав. Трулл. Соб. и др.)» Собор подтвердил недопустимость второго брака для вдовых и разведенных свя­ щеннослужителей220 .

Для клирика недопустима и так называемая пассивная бигамия. Правило 8-е Неокесарийского Собора гласит: «Аще жена некоего мирянина, прелюбодействовав, обличена будет в том явно, то он не может прийти в служение церковное .

Аще же по рукоположении мужа впадет в прелюбодейство, то он должен развестися с нею. Аще же сожительствует, не может касатися служения, ему порученнаго» .

В толковании на этот закон Зонара писал: «Так как жена прелюбодейна осквернена, а тот, кто телесно с ней сожитель­ ствует, составляет с ней одно тело, то и он участвует в оск­ вернении. Но как может быть дозволено священнослужение оскверненному? »

Если нарушение брачной верности женой клирика несов­ местимо со священнослужением, то нарушение ее самим ду­ ховным лицом, равно как и блуд безбрачного священно­ служителя, тем более недопустимы .

Трулльский Собор в своем 12-м правиле строго запретил брачное сожительство епископам: «Дошло до сведения наше­ го и то, что в Африке, и Ливии, и в иных местах некоторые из тамо сущих боголюбезнейших предстоятелей, и по совер­ шившемся над ними рукоположении, не оставляют жити купно со своими супругами, полагая тем претыкание и со­ блазн другим. Имея убо великое тщание, дабы все устрояти 22 8 И. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ к пользе порученных паств, признали мы за благо, да не будет отныне ничего таковаго. Сие же глаголем не ко отло­ жению или превращению Апостольского законоположения, но прилагая попечение о спасении и о преуспеянии людей на лучшее, и о том, да не допустим какого-либо нарекания на священное звание» .

Причина введения безбрачного епископата заключалась в том, что в эпоху Трулльского Собора большое распростране­ ние получило монашество, и кандидатов на архиерейство из числа монашествующих было вполне достаточно, а по слову Апостола Павла, «неженатый заботится о Господнем, как угодить Господу, а женатый заботится о мирском, как уго­ дить жене» (1 Кор. 7, 32-33) .

Впрочем, отцы Трулльского Собора не требовали, чтобы кандидаты епископства были лишь из числа безбрачных; они только настаивали, чтобы «жена производимаго в епископ­ ское достоинство, предварительно разлучася с мужем своим, по общему согласию, по рукоположении его в епископа, да вступит в монастырь, далеко от обитания сего епископа со­ зданный, и да пользуется содержанием от епископа» (48-е прав. Трулл. Соб.) .

Впоследствии в Церкви сложился обычай поставлять в епис­ копы только монахов. Если же кандидатом избирался не мо­ нах, он перед хиротонией должен был принять постриг. Кано­ ны и церковная традиция однозначно свидетельствуют о безза­ конии обновленческого опыта введения белого епископата, а также дозволения вступать клирикам во второй и третий брак .

Из жизни духовных лиц должно быть устранено все, что может соблазнить паству. Согласно 24-му правилу Трулльско­ го Собора, «никому из числящ ихся в священном чине, ни монаху, не позволяется ходити на конския ристалища или присутствовати на позорищных играх. И аще кто из клира зван будет на брак, то при появлении игр, служащ их к обольщению, да восстанет и тотчас да удалится, ибо так по­ велевает нам учение отец наших. Аще же кто обличен будет в сем, или да престанет, или да будет извержен» .

Предосудительно для клирика и посещение корчемниц:

«Аще кто из клира в корчемнице ядущий усмотрен будет, да отлучится, кроме случая, когда на пути по нужде в гостини­ це отдыхает» (54-е Апост. прав.). Канон 55-й Лаодикийского Собора запрещает духовным лицам устроение пиршеств у себя дома .

24. ОБЯЗАННОСТИ И ПРАВА КЛИРИКОВ

Во избежание соблазна правила возбраняют вдовым или неженатым клирикам держать у себя дома посторонних жен­ щин: «Великий Собор без изъятия положил, чтобы ни епис­ копу, ни пресвитеру, ни диакону и вообще никому из нахо­ дящихся в клире не было позволено иметь сожительствую­ щую в доме жену, разве матерь, или сестру, или тетку, или те токмо лица, которыя чужды всякаго подозрения» (3-е прав. I Всел. Соб.) .

Правило 77-е Трулльского Собора угрожает клирику из­ вержением, а мирянину — отлучением за мытье в обществен­ ной бане вместе с женщинами — такой обычай был распро­ странен в языческой среде и сохранялся в христианской Ви­ зантии. Как гласит 22-й канон VII Вселенского Собора, «свя­ щенническое житие избравшим, не совсем позволительно ясти наедине с женами, а разве купно с некоторыми богобо­ язненными и благоговейными мужами и женами, дабы и сие общение трапезы вело к назиданию духовному» .

Многие занятия и профессии несовместимы со священнослужением. Согласно канонам, клирикам запрещаются испол­ нение общественных и государственных должностей и воен­ ная служба (6-е, 81-е Апост. прав.; 11-е прав. Двукр. Соб.) .

Как гласит 6-е Апостольское правило, «епископ, или пресви­ тер, или диакон, да не приемлет на себя мирских попечений .

А иначе да будет извержен от священнаго чина». Каноничес­ кий запрет распространяется на исполнение клириками теку­ щих административных обязанностей. История свидетельству­ ет о том, что Церковью не возбранялось участие клириков в коллегиальных органах государственной власти .

Клирикам запрещаются ростовщичество (4-е прав. Лаод .

Соб.) и торговля, особенно винная (18-е прав. Карф. Соб.; 9-е прав. Трулл. Соб.). Священнослужители такж е не должны брать на себя поручительство по частным делам, заниматься откупами и всяким предпринимательством .

Отцы Халкидонского Собора в 3-м правиле изрекли:

«Дошло до святаго Собора, что некоторые из принадлежащих к клиру, ради гнуснаго прибытка, берут на откуп чужия имения, и устрояют мирския дела, о Божием служении не­ брегут, а по домам мирских людей скитаются, и поручения по имениям приемлют, из сребролюбия. Посему определил святый и великий Собор, чтобы впредь никто, ни епископ, ни клирик, ни монашествующий, не брал на откуп имений, и в распоряжение мирскими делами не вступал, разве токмо 230 II. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ по законам призван будет к неизбежному попечительству над малолетними, или епископ града поручит кому иметь попече­ ние о церковных делах, или о сиротах и вдовах безпомощных, и о лицах, которым особенно нужно оказать церковную помощь, ради страха Божия. Аще же кто впредь дерзнет преступити сие определение, таковый да будет подвергнут церковному наказанию» .

Духовным лицам запрещаются также занятия, связанные с пролитием человеческой и даже животной крови, напри­ мер, врачебная практика, особенно хирургия (Номоканон при Большом Требнике. Ст. 132; Постановление Патриарха Луки Хрисоверга). Несчастный случай во время операции подвер­ гает хирурга обвинению в невольном убийстве, и если он клирик, то это, согласно канонам, влечет за собой изверже­ ние из сана. Священнослужителю, приносящему бескровную жертву, возбраняется и охота, неизбежно связанная с проли­ тием крови .

Каноны касаются и внешнего вида клириков, их одежды .

В 27-м правиле Трулльского Собора говорится: «Никто из числящихся в клире да не одевается в неприличную одежду, ни пребывая во граде, ни находясь в пути; но всякий из них да употребляет одежды, уже определенныя для состоящих в клире. Аще же кто учинит сие, на едину седмицу да будет отлучен от священнослужения» .

В Русской Церкви «Инструкция благочинным» обязывала благочинных наблюдать, чтобы священники, диаконы и при­ четники носили соответствующую их званию одежду: свя­ щенники и диаконы — рясы темного цвета, а причетники — платья, приличные духовному чину221. Постановлением При­ сутствия по делам православного духовенства от 16 апреля 1869 года церковнослужителям было дозволено по желанию носить светское платье и стричь волосы222. В XIX веке такое же право предоставлялось клирикам, служащим за границей при посольских и консульских церквах .

В XX столетии впервые стали носить светское платье священнослужители-обновленцы. В послевоенные годы носить светское платье было дозволено у нас и клирикам каноничес­ кой Православной Церкви. Священнослужители Русской Пра­ вославной Церкви ныне обыкновенно надевают светское пла­ тье и подстригают усы и бороду. Ничего противоречащего канонам и обычаям Древней Церкви в этом нет. Но, очевид­ но, нельзя упрекнуть свящ енника или диакона, которые в

24. ОБЯЗАННОСТИ И ПРАВА КЛИРИКОВ

своем внешнем виде вполне следуют традициям, сложившим­ ся на Руси. Совершенное удаление бороды, хотя и не запре­ щено канонами, все-таки предосудительно, ибо представляет собой вызов многовековой традиции и противоречит тому представлению о внешнем виде свящ енника, который сло­ жился в благочестивом народном сознании .

Согласно 16-му правилу VII Вселенского Собора, клирикам возбраняется щегольство и пышность в одежде: «Всякая рос­ кошь и украшение тела чужды священническаго чина и со­ стояния. Сего ради епископы, или клирики, украш ающ ие себя светлыми и пышными одеждами, да исправляются. Аще же в том пребудут, подвергати их епитимии, такожде и упот­ ребляющих благовонныя масти» .

По словам Зонары, «люди из внешнего заключают о внут­ реннем и неизвестном. И если увидят, что лица, посвятившие себя в удел Богу, не держатся устава и обычая по отношению к одежде или надевают на себя светские, пестрые и дорогие одежды, то от бесчиния во внешнем отношении будут заклю­ чать и о внутреннем состоянии посвятивших себя Богу» .

Долг клирика — хранить верность своему призванию до конца жизни. В 7-м правиле Халкидонского Собора содер­ жится угроза анафемой оставляющему служение пред алта­ рем Господним: «Вчиненным единожды в клир и монахам определили мы не вступати ни в воинскую службу, ни в мирской чин; иначе дерзнувших на сие и не возвращающих­ ся с раскаянием к тому, что прежде избрали для Бога, предавати анафеме» .

Лица, сложившие с себя сан, в Византии лишались и не­ которых гражданских прав. В России синодским Указом 1831 года впервые было дозволено просить о снятии с себя сана в исключительных обстоятельствах, особенно по вдов­ ству в молодых летах. Такие лица, лишенные священства по прошению, могли приниматься на государственную службу лишь через шесть лет после сложения сана — диаконы, и через десять лет — пресвитеры .

В наше время в связи с отделением Церкви от государства сложение с себя сана влечет за собой не гражданско-право­ вые, но только церковные последствия .

24.2. Права и привилегии клириков. Рукоположение наде­ ляет принявших его не только особыми благодатными дара­ ми, но и некоторыми отличиями от мирян в церковно-правовом отношении. Лицо, облеченное в духовный сан, окружено 23 2 II. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ особым почтением со стороны мирян. Однако, принимая зна­ ки уважения, священнослужитель должен помнить слова Спасителя: «Цари господствуют над народами, и владеющие ими благодетелями называются, а вы не так, но кто из вас больше, будь как меньший, и начальствующий — как служа­ щий» (Лк. 22, 25-26) .

В первые века христианства, когда Церковь рассматрива­ лась в Римской империи как «недозволенная коллегия», ког­ да она была вне закона и гонима, особое положение клири­ ков в христианской общине не давало им никаких преиму­ ществ в государстве; напротив, епископы и пресвитеры под­ вергались первому удару со стороны гонителей .

После Миланского эдикта и утверждения симфонии — гар­ монических отношений между Церковью и империей — духо­ венство получило многие гражданские привилегии. Византий­ ское правительство, сознавая, что служение Церкви требует всех сил от клириков, освобождало их от некоторых финансо­ вых обязанностей, которые возлагались на прочих граждан .

Кроме того, по основной части гражданских дел духовенство в Византии было подсудно епископскому суду, а не светским магистратам. Духовенство в Византии, в соответствии с кано­ нами (83-е Апост. прав.; 7-е прав. Халк. Соб.; 55-е прав. Вас .

Вел.), освобождалось от военной службы. На основании 6-го Апостольского правила клирики освобождались и от граждан­ ской службы для того, чтобы, как отмечал Зонара, они «бес­ препятственно проходили Божественное служение». Духовен­ ство устранялось от адвокатской деятельности, поручительства и опеки, от так называемых черных работ .

Учение о привилегиях духовенства в области гражданских правовых отношений с особой тщательностью разработано католическими канонистами .

Совершенно очевидно, однако, что привилегии духовенства вытекают не столько из норм внутреннего церковного права, сколько из положений внешнего права Церкви, обусловлены ее правовым статусом в государстве. В новую эпоху в тех странах, где Церковь отделена от государства, большая часть этих привилегий утратила под собой почву .

Западные канонисты выделяют пять привилегий клира:

1) привилегию канона (privilegium canonis), 2) привилегию под­ судности (privilegium fori), 3) иммунитет (privilegium immunitatis), 4) привилегию чести (privilegium honoris) и 5) привиле­ гию посильной ответственности (privilegium competentiae) .

24. ОБЯЗАННОСТИ И ПРАВА КЛИРИКОВ

Название первой привилегии происходит от особого канона II Латеранского Собора (1139 г.), согласно которому оскорбле­ ние духовного лица или монаха действием влекло за собой экскоммуникацию — отлучение, снять которое мог только папа .

В православном церковном праве нет столь сильной защ и­ ты неприкосновенности духовных лиц. Каноны ограждают, правда, неприкосновенность личности епископа особыми прещениями в отношении покушающихся на нее. В 3-м прави­ ле Собора в Святой Софии содержится предупреждение миря­ нину, который дерзнет поднять руку на епископа, — о пре­ дании его анафеме .

Право клириков на особую защиту их личной неприкосно­ венности признавали византийские законы, помещенные в «Кодексе» и «Новеллах» святого Юстиниана, в «Василиках» .

Это отражено и в нашей «Кормчей». В синодальную эпоху оскорбление, нанесенное священнослужителю при отправле­ нии им своей должности, в уголовном законодательстве рас­ ценивалось как квалифицированное преступление .

Современное законодательство не предусматривает такой привилегии духовенства, как и всех прочих его привилегий, во всем рассматривая клириков наравне с остальными граж ­ данами .

Вторая привилегия клириков по римско-католическому праву — привилегированная подсудность, получила свое раз­ витие и в Византии, и на Руси. В Средневековье духовенство по всем гражданским, и даже по некоторым уголовным де­ лам, было подсудно исключительно церковной власти .

На Руси только в случае совершения особо тяж ких пре­ ступлений (убийство, разбой, татьба с поличным) клирик прежде лишался сана по святительскому суду, а потом отда­ вался в руки светской власти для уголовного наказания. Но в синодальную эпоху привилегированна сословная подсуд­ ность духовенства практически была упразднена. Тем более не имеют такой привилегии клирики в странах, где Церковь отделена от государства .

Третья привилегия — иммунитет, свобода от личных и имущественных повинностей, получила широкое распростра­ нение в Византии. При Константине Великом духовенство было освобождено от воинской повинности, от исполнения гражданской службы, от налогов .

На Руси эта привилегия предоставлялась духовенству далеко не в тех масштабах, как в Византии. От воинской повинности 234 II. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ клирики освобождались, но подать с церковных земель взима­ лась, хотя лично духовенство не облагалось подушной податью .

Лишь в 1915 году был введен подоходный налог, который взи­ мался со всего населения, не исключая и епископов .

Привилегия чести касается внутрицерковных отношений, не связана с государственным законодательством, и в этой своей части не подлежит изменениям в зависимости от изме­ нения статуса Церкви в государстве. Апостол Павел учит в Послании к Тимофею: «Достойно начальствующим пресвите­ рам должно оказывать сугубую честь, особенно тем, которые трудятся в слове и учении» (1 Тим. 5, 17) .

В Церкви сохранился древний обычай: диаконы, церков­ нослужители и миряне испрашивают благословение у пресви­ теров и епископов, а пресвитеры — у епископов .

Во взаимных отношениях между клириками разных степе­ ней преимущество чести имеет тот, кто принадлежит к выс­ шей степени. Во взаимных отношениях между духовными лицами одной степени, согласно 97-му правилу Карфагенско­ го Собора, первенство чести определяется старейшинством хиротонии: «поставленные после других отдают преимуще­ ство поставленным прежде», а также для епископов — зна­ чением занимаемых ими кафедр: «да сохраняется право пер­ венствующих епископов Нумидии и Мавритании» .

В Византии при определении первенства среди архиереев преобладал второй принцип: ранг кафедры. Вальсамон в тол­ ковании на 97-й канон Карфагенского Собора писал: «Ныне.. .

престолы церквей пользуются честью по расписанию, издан­ ному императором господином Львом Мудрым, которое хра­ нится в архиве святой Божией Великой церкви». Во внима­ ние принималось, безусловно, и то место, которое занимал епископ в правительственной иерархии степеней. Митрополи­ ты имели преимущество чести перед архиепископами, а те, в свою очередь, перед епископами. В Русской Церкви ранг чести между архиереями одной правительственной степени определяется старшинством хиротонии во епископа .

Места Первоиерархов в диптихах Вселенской Православ­ ной Церкви сложились исторически. Места четырех Восточ­ ных Патриархов определяются 6-м и 7-м правилами I Все­ ленского и 3-м правилом II Вселенского Соборов. Ранг пред­ стоятелей других автокефальных Церквей, согласно «Афин­ ской Синтагме», зависит от времени получения автокефалии, хотя из этой нормы есть исключения .

24. ОБЯЗАННОСТИ И ПРАВА КЛИРИКОВ

Первенство среди пресвитеров, диаконов, низших клири­ ков определяется их саном, а для клириков одного сана — наградой. При определении первенства имеет также значение занимаемая клириком должность. Священник, подчиненный по должности, уступает место своему начальнику, даже если тот имеет более высокую награду. При равенстве по сану, награде и должности преимущество вытекает из старшинства хиротонии или хиротесии. При одновременной хиротонии первенство может определяться образованием .

С. В. Булгаков в «Настольной книге для священно-церковнослужителей» писал о порядке соборного служения клири­ ков, установленном распоряжениями церковной власти: «На­ стоятель церкви при всех соборных богослужениях предста­ тельствует пред прочими священниками той же церкви... При соборном служении иерей, безусловно, должен уступить мес­ то протоиерею. Не имеющий набедренника, обыкновенно, уступает первенство священнику, награжденному набедренни­ ком и т. д. До скуфьи, камилавки, синодального наперсного креста и пр... Кроме того, в отношении к порядку стояния при соборном священнослужении, принимаются во внимание условия служебные. В силу этих условий благочинные из священников уступают место только протоиереям, а в осталь­ ных случаях первенствуют, хотя бы находились священники более заслуженные. Точно также первенствуют и окружные духовники, как отцы духовные, избранные самими же свя­ щенниками. Кроме этого, в нашей Церкви искони существу­ ют отличия ученые, которые тоже принимаются в данном случае во внимание и на основании которых свящ енник, окончивший академию, первенствует перед священником из семинаристов, точно так же и протоиерей-академик перед протоиереем из семинаристов, но при этом следует иметь в виду, что первенство при соборном служении приобретается не столько учеными степенями, сколько старшинством служ­ бы в священном сане и вместе знаками служебных отличий (каковы камилавка, наперсный крест, палица и т. п.), так что отступление от такого обычного порядка может быть допускаемо только по особому распоряжению местной епар­ хиальной власти... Если настоятель известной церкви из не­ окончивших курс, а служащие с ним иноприходные священ­ ники, хотя моложе его, но окончившие полный семинарский курс, то из них первенствует в священнослужении настоя­ тель местной церкви .

В данном случае право старшинства 236 II. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ обусловливается не степенью школьного образования, а слу­ жебным положением священнослужителей... Если же служат лица равной иерархической или служебной степени и ученого положения, то первенствует раньше рукоположенный, или раньше получивший протоиерейство, камилавку и т. п. Вооб­ ще при служении нескольких священников старшинство по обычному порядку предоставляется — тому, кто имеет выс­ шие отличия, а при равенстве таковых тому, кто ранее руко­ положен в сан священника, при равенстве же времени посвя­ щения — тому, кто выше по образованию»223 .

Порядок, описанный С. В. Булгаковым применительно к положению дел в конце синодальной эпохи, в целом сохра­ нился и ныне. В наше время последовательность награжде­ ния пресвитеров из белого духовенства у нас такова: набед­ ренник, скуфья (крайне редкая награда, обыкновенно про­ пускается), камилавка — право награждения этими отличия­ ми принадлежит епархиальному архиерею. И более высокие отличия, которыми удостаивает Святейший Патриарх (а в Украинской Церкви — Блаженнейший Митрополит), — на­ персный крест, протоиерейство, палица, крест «с украшени­ ем», митра, право служения Божественной Литургии с отвер­ стыми Царскими вратами до Херувимской, далее — с отвер­ стыми вратами до «Отче наш», второй крест и третий, Пат­ риарший, крест. Высший сан пресвитеров — протопресвитерский. Награждение монашествующих пресвитеров имеет не­ которые особенности: иеромонахов не награждают скуфьей и камилавкой, место протоиерейства в иерархии отличий зани­ мает сан игумена, сан архимандрита либо предшествует на­ граждению митрой, что бывает весьма редко, либо, обыкно­ венно, удостоенные сана архимандрита одновременно награж­ даются митрой .

С. В. Булгаков в заключении справки о порядке стояния перед престолом при соборном служении справедливо и уме­ стно замечает: «Пастыри всячески должны избегать* у престо­ ла Господня споров о месте, помня заповедь Спасителя, что­ бы «болий» между ними был, «яко мний», и «старей», «яко служай» (Лк. 22, 26), тем более, что первенство ничего не прибавляет к достоинствам пастыря и, напротив, неимение его нисколько не унижает»224 .

Для диаконов награждением служит право совершения богослужений с двойным орарем, для протодиаконов — ками­ лавка .

25. МОНАШЕСТВО. МОНАСТЫРИ Церковные каноны, законы и обычаи, предписывая низ­ шим клирикам оказывать честь высшим, возбраняют неуме­ ренные знаки почтения, противные христианскому духу .

В «Духовном регламенте» не без сарказма, свойственного этому документу, читаем: «Се же того ради предлагается, чтобы укротити оную вельми жестокую епископов славу, чтобы оных под руки, донеле же здрави суть, не вожено, и в землю бы оным подручная братия не кланялась... И оные поклонцы самоохотно и нахально стелются на землю, чтобы степень себе исходатайствовать недостойный, чтобы так неис­ товство и воровство свое покрыть»225 .

Государственные законы императорской России предо­ ставляли духовным лицам большие преимущества и отличия .

Архиереи приравнивались к особам трех первых классов по Табели о рангах — высшим военным и гражданским чинам .

Актом 1869 года совершеннолетним детям священнослужите­ лей, не состоявшим на церковной службе и не обучавшимся в духовных школах, были предоставлены права личных дво­ рян, а детям церковнослужителей в аналогичных случаях — права почетных граждан. Со времен императора Павла I ду­ ховные лица сопричислялись к орденам (за исключением тех, которые были приняты Российской короной от Польского королевства: Станислава и Белого Орла), награждение этими отличиями влекло за собой присвоение прав личных или потомственных дворян .

В наше время, когда сословный строй упразднен, священ­ нослужители не имеют никаких привилегий в гражданских правоотношениях, но как и все граждане, они могут полу­ чать государственные награды, почетные звания и т. д .

Пятая привилегия по католическому праву — право по­ сильной ответственности по судебным взысканиям (privilegium competentiae). Заключалось оно в том, что имущество клириков, составляющее их материальное обеспечение, не могло быть взыскано и за долги. Российское законодатель­ ство такой привилегии духовенства никогда не знало .

25. МОНАШЕСТВО. МОНАСТЫРИ

25.1. Происхождение и сущность монашества. Слово «мо­ нах» () означает «уединенный». На православном Во­ стоке монахи называются такж е калугерами (добрыми стар­ цами) .

238 II. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ Монашество — особое состояние в Церкви, при этом, од­ нако, оно не представляет собой третьего, наряду с клирика­ ми и мирянами, сословия в церковном народе, поскольку одни монахи принадлежат к чину клириков, а другие, как и простые миряне, не имеют сана .

Монашество — институт, выросший исторически, но кор­ ни его заложены уже в самой Евангельской проповеди. Гос­ подь Иисус Христос призывал Своих учеников к совершен­ ству и отречению от благ мира. Путь к такому отречению лежит и через обет девства .

В Евангелии сказано: «Говорят Ему ученики Его: если такова обязанность человека к жене, то лучше не жениться .

Он же сказал им: не все вмещают слово сие, но кому дано, ибо есть скопцы, которые из чрева матернего родились так;

и есть скопцы, которые оскоплены от людей; и есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царства Небесного .

Кто может вместить, да вместит» (Мф. 19, 10-12) .

Евангельское совершенство предполагает, помимо целомуд­ рия, нестяжательность, бескорыстие, вплоть до отказа от вся­ ких земных имений: богатому юноше, пришедшему к Спаси­ телю, чтобы узнать у Него, как обрести вечную жизнь, Гос­ подь сказал: «Если хочешь быть совершенным, пойди, про­ дай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокрови­ ще на небесах; и приходи и следуй за Мною» (Мф. 19, 21) .

Апостол Павел писал к коринфянам: «Неженатый заботит­ ся о Господнем, как угодить Господу; а женатый заботится о мирском, как угодить жене. Есть разность между замужнею и девицею: незамужняя заботится о Господнем, как угодить Господу, чтобы быть святою и телом и духом; а замужняя заботится о мирском, как угодить мужу. Говорю это для ва­ шей же пользы, не с тем, чтобы наложить на вас узы, но чтобы вы благочинно и непрестанно служили Господу без развлечения» (1 Кор. 7, 32-35) .

Девственниками были святой Иоанн Богослов и другие Апостолы. В первые века церковной истории многие христи­ ане, стремясь к совершенству, давали обеты безбрачия, раз­ давали свое имущество нищим. Святой Игнатий Богоносец в послании к Поликарпу писал: «Кто может в честь Господа плоти пребывать в чистоте, пусть пребывает без тщесла­ вия»226. Святой Иустин Философ, апологет и мученик, гово­ рил: «Есть много мужчин и женщин лет шестидесяти и се­ мидесяти, которые, из детства сделавшись учениками Хрис­

25. МОНАШЕСТВО. МОНАСТЫРИ товыми, живут в девстве, и я готов указать таких из всяко­ го народа»227. Другой апологет, Афинагор, писал о христиа­ нах: «Между нами найдешь многих мужчин и женщин, ко­ торые состареваются безбрачными, надеясь тоже соединиться с Богом, ибо ж изнь девственная или целомудренная более приближает нас к Богу»228 .

Свидетельства об обетах девства есть и у других древних христианских писателей: Оригена, Тертуллиана, Минуция Феликса. Климент Александрийский писал о том, что обет безбрачия был обязателен для тех, кто его дал229 .

Первоначально христианские девы и девственники не раз­ рывали связи с семьей и миром. Потом, в III веке, некоторые из давших обет девства стали уходить в пустыню. Так роди­ лось монашество. Первые монахи были отшельниками, анахо­ ретами, проводившими аскетическую и духовно-созерцательную жизнь в пустыне, в пещерах, в лесах. Основателем пус­ тынножительства явился преподобный Антоний Великий .

Другой египетский монах — Пахомий Великий — соеди­ нил многих отшельников в одном обиталище, которое было устроено в Фиваидской пустыне. Это была первая киновия .

Преподобный Пахомий Великий составил первый общ ежи­ тельный монастырский устав. Вскоре такие киновии, полу­ чившие название монастырей, стали появляться и в других христианских странах — в Палестине, Сирии и Понте .

Подробная регламентация монастырского устроения при­ надлежит святителю Василию Великому. Он составил 55 про­ странных и 313 кратких правил для монастырей и монахов .

Эти правила и поныне являю тся законом для монашества .

Они сводятся к неукоснительному соблюдению монахами трех обетов: послушания старшим, начальствующим с отрече­ нием от собственной воли; целомудрия; нестяжательности, с отречением от всякой собственности .

В IV веке монашество получает самое широкое распростра­ нение в Римской империи. Расцвет монастырей объясняется, главным образом, снижением общего уровня нравственности церковного народа вследствие наплыва в Церковь недавних язычников после Миланского эдикта и христианизации госу­ дарства. Люди, стремившиеся осуществить в своей жизни высокий Евангельский идеал, порывали связь с миром, кото­ рый уже не гнал их, и уходили в пустыню, чтобы там пре­ терпеть иное гонение, воздвигаемое врагом спасения. В IV столетии появляются первые женские монашеские общины .

240 II. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ В этом же веке монашество распространяется и на западе империи: вначале — на Британских островах. Монастыри у британских и ирландских кельтов были связаны с существо­ вавшим тогда клановым строем, и настоятель общины являл­ ся одновременно главой родового клана230. У кельтов монас­ тырская покаянная дисциплина впервые стала применяться и в отношении мирян, получив выражение в особых уставах — пенитенциалах. Ш отландский монах Колумбан основал не­ сколько монастырей во Франкском королевстве и в Северной Италии .

Еще большая роль в распространении монашества на Западе принадлежит преподобному Венедикту Нурсийскому ( | 543 г.), основателю монастыря в Монте-Кассино близ Неаполя. Устра­ ивались и другие обители на Западе; и среди них — монас­ тырь в Клюни, который оказал огромное влияние на жизнь всей Западной Церкви в XI столетии .

На Западе со временем появились различия между мона­ стырями по их целям, строю жизни, уставам — так сложи­ лись монашеские ордена. Древние монастыри, жившие по Уставу святого Венедикта (по-латыни — Бенедикта), и те обители, которые позже принимали этот Устав, составили ор­ ден бенедиктинцев. В Средневековье появились ордена доми­ никанцев, францисканцев, предикаторов, в эпоху контрре­ формации — иезуитов .

«Специализация» католических монастырей по орденам связана с тем, что уже в Уставе преподобного Венедикта акцент сделан не на духовно-созерцательных и аскетических целях, а на церковно-практических. А цели эти многообраз­ ны. У одного ордена она церковно-просветительская, у друго­ го — миссионерская, у третьего — собственно аскетическая, у четвертого — благотворительная. В Католической Церкви монастыри, управляемые аббатами, приорами, ректорами, супериорами, объединяются в орденские провинции, во гла­ ве которых стоят провинциалы, которые, в свою очередь, подчинены генералу всего ордена .

Между тем, на Востоке различие между разными видами монашеского подвижничества сводилось всегда к делению монастырей на общежительные и особожительные .

Общецерковное законодательство впервые коснулось мона­ стырей только в V веке. Отцы Халкидонского Собора в 4-м правиле изрекли: «Истинно и искренне проходящие монашес­ кое житие да удостаиваются приличныя чести. Но поелику

25. МОНАШЕСТВО. МОНАСТЫРИ некоторые, для вида употребляя одежду монашескую, разстроивают церкви и гражданские дела, по произволу ходя по градам, и даже монастыри сами для себя составляти покуша­ ются, то разсуждено, чтобы никто нигде не созидал и не ос­ новывал монастыря или молитвеннаго дома без соизволения епископа града. Монашествующие же, в каждом граде и стране, да будут в подчинении у епископа, да соблюдают безмолвие, да прилежат токмо посту и молитве, безотлучно пребывая в тех местах, в которых отреклись от мира, да не вмешиваются ни в церковныя, ни в житейския дела, и да не приемлют в них участия, оставляя свои монастыри; разве токмо когда будет сие позволено епископом града, по необхо­ димой надобности. Да не приемлется такж е в монастырях в монашество никакой раб без воли господина его. Преступаю­ щему же сие наше определение, определили мы быти чуж ­ дым общения церковного, да не хулится имя Божие. Впро­ чем епископу града надлежит имети о монастырях должное попечение» .

Как видим, отцы Халкидонского Собора ставили своей це­ лью оградить церковное управление от бесчинного вмеша­ тельства беспокойных монахов. Монашеские общины, соглас­ но приведенному правилу, должны пребывать в совершенном подчинении у епископов. Таким образом, из частного обще­ ства они превращаются в церковный институт. Между тем, на Западе монашеские ордена были изъяты из юрисдикции местных епископов и подчинены непосредственно папе .

Первоначально монахам возбранялось принимать на себя духовный сан. Они приглашали для богослужения в свои обители священников, которым запрещалось даже переноче­ вать в монастыре. Когда преподобному Пахомию предложили сделаться пресвитером, он бежал, а пустынножитель Антоний отсек себе ухо, чтобы уклониться от епископства .

Однако уже по «Уставу» Василия Великого каждый мона­ стырь должен был иметь своих священников из числа мона­ шеской братии. Впоследствии монахи, служащие в монастыр­ ских церквах пресвитерами, стали именоваться иеромонахами, а служащие диаконами — иеродиаконами. Со времени Трулльского Собора, узаконившего безбрачие епископата (12-е прав.), монахи, прославившись безукоризненной чистотой своего жития, стали чаще других возводиться на епископские кафедры. В Русской Церкви даже установился обычай, полу­ чивший силу церковного закона, хиротонисать во епископы 242 II .

СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ исключительно монахов. Как отмечал А. С. Павлов, «Гречес­ кая Церковь до сих пор не знает этого правила. Там боль­ шею частию в архиереи посвящаются только так называемые монахи, то есть не принявшие полного монашества. Но если кто рукоположен в епископа, не будучи монахом, то он уже не может принять монашество и при этом сохранить и сан и власть епископа, ибо, говоря словами 2-го канона в храме святой Софии — «обеты монашествующих содержат в себе долг повиновения и ученичества, а не учительства или на­ чальствования», каково епископство, монахи «обещают не иных пасти, но пасомыми быти». Отсюда Собор совершенно логически выводит то заключение, что епископ, принявший монашество, подлежит удалению со своей кафедры в монас­ тырь на монашеские подвиги. Само собою понятно, что он при этом не лиш ается своего сана, а теряет права власти епископской»231 .

Далее А. С. Павлов ставит вопрос: «Если в данном случае монашеские обеты признаются несовместимыми с епископ­ ством, то почему они не препятствуют получению епископ­ ского сана и соединенной с ним иерархической власти?...В ответ должно сказать, — продолжает он, — что в этом по­ следнем случае монашество является как бы приготовлением к архиерейству, которое дается высшею церковною властию и принимается рукополагаемым именно по долгу повинове­ ния установленной духовной власти»232 .

Сами по себе монашеские обеты не сообщают монахам звания духовных лиц. Согласно 2-му правилу Халкидонского, 81-му правилу Трулльского, 5-му, 9-му и 13-му правилам VII Вселенского Соборов, монахи стоят в одном ряду с миряна­ ми, а не с клириками. Но между клириками и монахами (даже не рукоположенными в священный сан) много общего .

Целью и тех и других является служение исключительно Церкви и делу духовного совершенства. И отрекшиеся от монашеского сана монахи подлежат прещениям, подобно тому, как караются клирики за произвольное свержение с себя духовного сана. Правило 7-е Халкидонского Собора гла­ сит: «Вчиненным единожды в клир и монахам определили мы не вступати ни в воинскую службу, ни в мирский чин;

иначе дерзнувших на сие и не возвращающихся с раскаяни­ ем к тому, что прежде избрали для Бога, предавати анафе­ ме». Монахи, подобно клирикам, во всем подчиняются своим епископам. Поэтому государственные законы Российской

25. МОНАШЕСТВО. МОНАСТЫРИ империи всех монахов причисляли к духовенству233, отличая только черное (или монашествующее) духовенство от белого .

В синодальную эпоху монахи пользовались теми же сослов­ ными привилегиями, что и клирики: освобождались от пода­ тей и личных повинностей; по гражданским делам были под­ судны своему духовному начальству .

25.2. Пострижение. Для пострига не требуется строгой богоугодной жизни в прошлом, какая предполагается относи­ тельно кандидата священства. Необходимо только искреннее покаянное настроение. Даже самый порочный образ жизни в прошлом не препятствует постригу, ибо монашество суть подвиг непрестанного покаяния, а каяться должен всякий грешник .

Об этом ясно говорится в 43-м правиле Трулльского Собо­ ра: «Позволительно христианину избрати подвижническое житие, и, по оставлении многомятежной бури ж итейских дел, вступити в монастырь и пострищися по образу монашес­ кому, аще бы и обличен был в каком-либо грехопадении .

Ибо Спаситель наш Бог рек: “Грядущаго ко Мне не изжену вон” (Ин. 6, 37). Понеже убо монашеское житие изображает нам жизнь покаяния, то искренно прилепляющегося к оному одобряем, и никакой прежний образ жизни не воспрепятству­ ет ему исполнити свое намерение» .

Для принимающих монашеский постриг существует, од­ нако, ряд условий. Что касается возраста, то каноны дозво­ ляют принимать для подготовления к постригу 10-летних (40-е прав. Трулл. Соб.), а для произнесения самих обетов — семнадцатилетних (18-е прав. Вас. Вел.). В России же в си­ нодальную эпоху государственное законодательство дозволяло постриг мужчинам не ранее тридцати лет от рождения, а женщинам — сорока лет. Из этого закона допускались и от­ ступления, но при рассмотрении ходатайств Святейшим Си­ нодом. На учащихся духовных семинарий и академий этот возрастной ценз не распространялся. Им дозволялось прини­ мать постриг в 25 лет. Не распространялся возрастной ценз и на вдовых священников. Поместный Собор в своем опреде­ лении «О монастырях и монашествующих» снизил возраст­ ной ценз для постригаемых до 25 лет. Для пострига послуш­ ника в более раннем возрасте, согласно Определению, требо­ валось благословение епархиального архиерея. В последую­ щий период, в послевоенные годы, постриги у нас соверша­ лись без соблюдения возрастного ценза, установленного Собо­ 244 II. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ ром. В отдельных случаях это влекло за собой негативные последствия ввиду недостаточной духовной зрелости прини­ мавших постриг в молодые годы. В связи с этим Архиерей­ ский Собор 2000 года принял определение: «Для улучшения духовной подготовки к постригу и повышения ответственно­ сти лиц, его принимающих, признано необходимым перейти к практике пострижения в мантию только по достижении тридцати лет, за исключением студентов духовных школ и вдовых священнослужителей»234. По существу дела это — возвращение к испытанной временем практике синодальной эпохи, за исключением только того, что для пострижения женщин устанавливается одинаковый с мужчинами возраст­ ной ценз .

Постригу предшествует предварительный послушнический искус, который нормальным образом должен продолжаться три года, но в случае тяжкой болезни или для лиц, очевид­ но расположенных к иноческому житию, послушнический искус мог быть сокращен (5-е прав. Двукр. Соб.). Согласно указу Святейшего Синода от 25 мая 1832 года, лица, окон­ чившие духовно-учебные заведения, и вдовые священнослу­ жители освобождались от послушнического искуса .

Необходимое условие для пострига — свободное и непри­ нужденное стремление к иночеству. В 40-м правиле Трулльского Собора говорится, что «мы должны не без испытания безвременно приимати избирающих житие монашеское, но и в отношении к ним соблюдати преданное нам от отец постанов­ ление, и сего ради должно приимати обет жизни по Бозе, яко уже твердый и происходящий от ведения и разсуждения» .

В российском законодательстве синодальной эпохи при­ нуждение к монашескому постригу квалифицировалось как уголовное преступление. Обеты родителей, обрекающих своих детей на постриг, сами по себе, без согласия на то детей, признавались и в церковном, и в государственном праве не имеющими силы .

В Византии и Древней Руси существовало ошибочное мнение, что принудительный постриг и даже только облаче­ ние в монашеские одежды (хотя бы и в шутку) делает мо­ нахом. Истории известно много примеров насильственных постригов государственных деятелей — политических сопер­ ников государя .

В российском законодательстве особое значение придава­ лось тому, чтобы ищущий пострига был свободен от обязан­

25. МОНАШЕСТВО. МОНАСТЫРИ ностей, несовместимых с монашеством. Законами запрещ а­ лось постригать мужа при живой жене и жену при живом муже, если только не было взаимного согласия со стороны и того и другого поступить в монастыри. При этом требовалось также, чтобы супруги были бездетными, или чтобы их дети уже не нуждались в родительском попечении. В таком слу­ чае жену можно было постричь в любом возрасте, но муж должен был достичь тридцати лет .

Запрещалось постригать лиц, обремененных долгами, нахо­ дящихся под судом, состоящих на военной или гражданской службе без увольнения от городских или сельских обществ .

До реформы 1861 года крепостных нельзя было постригать без согласия на то их помещиков .

До издания «Духовного регламента» (1721 г.) право пост­ рига в монахи принадлежало всякому игумену — настоятелю монастыря. Но Синодским указом от 3 марта 1725 года это­ го права были лишены не только игумены, но даже и епар­ хиальные архиереи. Ходатайствовать о постриге стало можно лишь перед Святейшим Синодом. И только почти полторас­ та лет спустя после этого, в 1865 году, Святейший Синод предоставил власть решать вопрос о принятии монашества епархиальным архиереям. Архиерейский Собор 2000 года подтвердил этот порядок: «Постриги должны совершаться только по благословению епархиальных Преосвященных»235 .

Постриг совершали в древности настоятели монастырей. В VI веке считалось, что пострижение может совершать только монах-пресвитер. Об этом говорится в 45-м правиле Патриарха Никифора Исповедника. Профессор С. В. Троицкий отмечал, однако: «Распространенную практику пострижения только мо­ нахами нельзя считать единственно допустимой. По 19-му пра­ вилу VII Вселенского Собора пострижение может совершать всякое лицо из священного чина»236. Блаженный Иероним называл постриг «вторым крещением»237. Подобно тому, как при крещении присутствует восприемник, так и при постри­ ге присутствует духовный отец, или старец, который берет на себя обязательство научить новопостриженного монашеской жизни. Согласно 2-му правилу Двукратного Собора, духов­ ным отцом должен быть настоятель монастыря .

Из содержания монашеских обетов, смысл которых в отре­ чении от обыкновенного человеческого общежития, вытекают определенные ограничения: монахи не могут вступать в брак;

российскими монастырскими уставами им запрещается упо­ 246 II. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ требление мяса; монахи не могут быть восприемниками, по­ скольку восприемничество налагает обязанности, несовмести­ мые с удалением от мира; монахам в священном сане, со­ гласно 84-й статье «Номоканона при Большом Требнике», возбраняется служение в приходских церквах и совершение приходских треб, в особенности венчание браков; по «Уста­ ву» Василия Великого и в соответствии с 6-м правилом Дву­ кратного Собора, монахи не могут иметь личной собственно­ сти; все имущество, внесенное ими в монастырь, должно принадлежать монастырю .

Поэтому законы Российской империи предписывали, что­ бы перед постригом ищущий монашества распорядился своим имуществом: отдал родовое имение законным наследникам, а благоприобретенное — по усмотрению. На этом же основании государственные законы не признавали за монахами ни пра­ ва на завещание, ни права получать имущество по наследству и по завещанию. Однако по российским законам из этих правил делались исключения, во-первых, для начальствую­ щих монахов, во-вторых, для монахов необщежительных монастырей. Начальствующие лица из числа монахов (архи­ ереи, архимандриты, игумены, настоятели и настоятельницы, наместники монастырей и ризничий Московского Синодаль­ ного дома) имели право иметь движимую собственность, пе­ редавать ее по наследству и по завещанию, кроме вещей ризницы (митр, крестов, панагий). Эти вещи, даже приобре­ тенные на личные средства, переходили в собственность цер­ кви, где служил почивший .

Как писал А. С. Павлов, «канонический принцип монашес­ кой нестяжательности не выдерживался во всей строгости и по отношению к простым монахам монастырей необщежитель­ ных»238. К таким монастырям в России принадлежали те, ко­ торые до 1764 года владели вотчинами и которым после секу­ ляризации церковных земель назначалось штатное жалование .

От штатного монастыря насельники получали только общую трапезу, а все остальное они приобретали собственным трудом, на доходы от монастырской службы и жалованье от казны, по штатам. Монахи штатных монастырей могли на свои средства строить и покупать кельи, но с условием, чтобы они оставля­ ли их монастырю в случае своей смерти или по выходе из мо­ настыря. По завещанию монахи таких монастырей могли при­ обретать от архиереев и других монастырских начальников иконы, панагии, кресты, книги .

25. МОНАШЕСТВО. МОНАСТЫРИ Однако в общежительном заштатном монастыре правило монашеской нестяжательности выдерживалось строго. Все здесь было общим, все принадлежало монастырю. Даже на­ стоятели общежительных монастырей не имели права заве­ щать имущество .

В настоящее время у нас ни гражданские, ни церковные законы не запрещают монахам иметь собственность, но при этом идеал нестяжательности сохраняет свое значение в пол­ ной мере .

Всем монахам канонами запрещается торговля: исключе­ ние делается только относительно продажи изделий, выпол­ ненных их руками (с дозволения начальства и через посред­ ство особо выделенных престарелых братий). Монахи не мо­ гут принимать на хранение чужие вещи, кроме духовных книг. Монахи также лишены права вмешиваться в граждан­ ские и общественные дела, права быть опекунами, попечите­ лями и поверенными в делах, не касающихся монастырей .

Об этом говорилось уже в 3-м и 4-м правилах Халкидонского Собора .

Обеты монашеские даются пожизненно. Поэтому самоволь­ ное сложение с себя иноческих обетов и возвращение в мир рассматривается как тяжелое каноническое преступление. Со­ гласно 7-му правилу Халкидонского Собора, такие преступни­ ки подвергаются анафеме. По византийским законам монаха, сбежавшего из монастыря и отложившего монашеские одеж­ ды, возвращали в монастырь в принудительном порядке, а за повторное бегство обращали в податное состояние. Этот закон вошел в «Кормчую книгу» (ч. 2-я, л. 59-й, об.). В России в синодальную эпоху дозволялось просить о сложении с себя монашеского сана. Эта просьба исполнялась после шестимесяч­ ного увещания через монастырского настоятеля и старшую братию, потом через духовных лиц, назначенных архиереем, и, наконец, в консистории. Постановление о снятии сана вы­ полнялось духовной консисторией, но в исполнение оно при­ водилось только с разрешения Святейшего Синода. Уволенный из монашества возвращался в то сословие, к которому принад­ лежал по рождению. При этом он лишался тех званий, чинов, отличий, которые мог приобрести до пострига. Не возвраща­ лось ему и имущество, внесенное им в монастырь; он навсег­ да лишался права поступать на гражданскую службу .

25.3. Три чина монашествующих. По степени приближе­ ния к идеалу иноческого ж ития монахи разделяются на три 248 II. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ чина: рясофорных монахов, то есть получивших черную мо­ нашескую рясу в залог будущих обетов монашества; действи­ тельных, или мантийных монахов, уже произнесших три установленных обета — послушания, целомудрия и нестяжательности — и получивших при постриге мантию; и схимни­ ков, или схимонахов, связанных обетом совершенного отрече­ ния от мира и человеческого общества и отличающихся осо­ быми одеждами, которые называются все вместе великою схимою .

Монахи, принимающие великую схиму, которая предпола­ гает совершенное отречение, обыкновенно оставляют исполне­ ние церковных должностей, уходят на покой. Правило 2-е Собора в храме святой Софии, согласно которому епископ, принявший постриг, подлежит удалению с кафедры в мона­ стырь на монашеские подвиги, прилагается у нас примени­ тельно к архиереям, принимающим великую схиму, ибо в буквальном смысле этот канон у нас не может быть приме­ нен, поскольку поставлению во епископы в Русской Церкви непременно предшествует постриг. Понятно, что принявший великую схиму епископ при этом не лишается своего сана, но только утрачивает епископскую власть. Аналогичный по­ рядок установлен и для принявших великую схиму намест­ ников монастырей и других должностных лиц в пресвитер­ ском или диаконском сане .

25.4. Монастыри. По церковным законам, монастырь мо жет быть основан только с согласия правящего епископа, им он должен быть и освящен .

Монастырь должен находиться в полной зависимости от епископа, подлежать его надзору и суду (4-е прав. Халк .

Соб.). Освященный монастырь не может быть превращен в мирское жилище. Он призван всегда служить благочестивым целям.

Отцы Двукратного Собора в 1-м правиле изрекли:

«Созидание монастырей, дело толико важное и достохвальное, древле блаженными и преподобными отцами нашими благоразсудно изобретенное, усматривается ныне худо произ­ водимым. Ибо некоторые, дав своим имениям и усадьбам имя монастыря и обещаваяся посвятити оныя Богу, пишут себя владельцами пожертвованнаго. Они ухищренно умысли­ ли посвятити Богу единое наименование, ибо не стыдятся усвояти себе ту же власть и после пожертвования, какую не возбранялось им имети прежде. И такое корчемство примешалося к сему делу, что к удивлению и огорчению видящих,

25. МОНАШЕСТВО. МОНАСТЫРИ многое из посвященнаго Богу явно продается самими посвя­ тившими. И не токмо нет в них раскаяния о том, яко попус­ кают себе властвование над тем, что единожды уже посвяти­ ли Богу, но и другим безстрашно передают оное. Того ради святый Собор определил: да не будет позволено никому созидати монастырь без ведения и соизволения епископа; но с его ведением и разрешением и с совершением подобающей мо­ литвы, якоже древле богоугодно законоположено, монастырь да созидается; все же к нему принадлежащее, купно с ним самим да вносится в книгу, которая и да хранится в епис­ копском архиве. И пожертвователь без воли епископа отнюдь да не имеет дерзновения самаго себя или вместо себя другаго поставити игуменом. Ибо аще не может кто-либо быти об­ ладателем того, что подарил человеку, то како может быти попущено кому восхищати обладание тем, что он посвящает и приносит Богу» .

Имущество монастыря должно, согласно канонам, навеки оставаться в монастыре. Ряд правил угрожает тяж ким и прещениями всякому, кто осмелится нанести ущерб монас­ тырскому достоянию. Правило 24-е IV Вселенского Собора гласит: «Единожды освященным, по изволению епископа, монастырям пребывати монастырями навсегда; принадлежащия им вещи сохраняти, и впредь не быти оным мирскими жилищами. Попускающие же сему быти, да подлежат нака­ заниям по правилам» .

Эта норма повторяется в 49-м правиле VI Вселенского

Собора. А в 13-м каноне VII Вселенского Собора читаем:

«При случившемся, по грехам нашим, бедствии в церквах некоторые святые храмы епископии и монастыри некиими людьми расхищены и соделалися обыкновенными жилищами .

Аще завладевшие оными восхотят отдати их, да будут возстановлены по-прежнему, то добро и благо есть; аще же не тако, то сущих от священническаго чина повелеваем извергати, а монахов или мирян отлучати, яко осужденных от Отца, и Сына, и Святаго Духа, и да вчинятся, идеже червь не умирает, и огнь не угасает... Понеже они гласу Господню противятся, глаголющему: не творити дому Отца Моего до­ мом купли» .

Зонара в толковании на это правило писал об обстоятель­ ствах, которые послужили его изданию: «Во время иконобор­ ческой ереси много совершалось дерзновенного против право­ славных. А более прочих подвергались преследованиям отцы 250 II. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ священного сана и монахи, так что многие из них оставили свои церкви и монастыри и сбежали. Итак, когда церкви и монастыри оставались пусты, некоторые занимали их и присвояли себе и обращали в мирские жилища» .

Общее правило о зависимости монастырей от епархиаль­ ных епископов было «в XVII веке подвергнуто частному из­ менению установлением так называемых ставропигиальных монастырей. Ставропигией ( ) называлось водру­ жение креста при основании известного монастыря не мест­ ным епископом, а Патриархом, вследствие чего монастырь получал самостоятельное управление и не зависел от епархи­ ального епископа»239 .

В ставропигиальных монастырях возносится имя не мест­ ного епископа, а Патриарха. Патриарху, который управляет такими монастырями через своих наместников, принадлежит право надзора за управлением и жизнью монастыря, право вершить суд по делам братии. Как отмечал епископ Нико­ дим, «ставропигиальным правом мог пользоваться всякий Патриарх во всех епархиях своей области, а Константино­ польский Патриарх и вне своей области по всему Востоку»240 .

В России в синодальную эпоху ставропигиальными называли монастыри, находившиеся в непосредственном ведении Сино­ да, а не местных епархиальных архиереев. В XIX веке семь обителей в России числились ставропигиальными: Ново-Спасский, Симонов, Донской и Заиконоспасский монастыри в Москве, Ново-Иерусалимский в Московской епархии, СпасоЯковлевский в Ростове Великом и Соловецкий на Севере .

После восстановления Патриаршества ставропигиальные мо­ настыри находятся у нас в непосредственном ведении Святей­ шего Патриарха, который назначает в мужские ставропиги­ альные монастыри своих наместников. Женские ставропиги­ альные монастыри имеют своих настоятельниц, но при этом состоят в ведении Патриарха как правящего архиерея, даже если они находятся на территории иных епархий .

Внутреннее управление в монастырях возглавляет настоя­ тель, во всем подчиненный епархиальному епископу. Перво­ начально настоятеля обители именовали «авва» () «отец». Впоследствии настоятелей больших и особо важных монастырей стали именовать архимандритами (от (на­ чальник) (загона для скота), обозначающее в дан­ ном случае общину монахов как стадо Христово). Первона­ чально это наименование появилось в Антиохийском Патри­

25. МОНАШЕСТВО. МОНАСТЫРИ архате. В V веке распространилось повсеместно на греческом Востоке. Имя некоего архимандрита Василия упомянуто в деяниях Ефесского Собора (431 г.). Ряд архимандритов упо­ мянут поименно в актах Константинопольского Собора 448 года. Этот термин употреблен также в «Энотиконе» импера­ тора Зенона 482 года. Так назывались вначале игумены, ко­ торых епископы назначали для надзора за всеми монастыря­ ми епархии. Затем, после того, как эта обязанность стала возлагаться на великих сакеллариев, звание «архимандрит»

стало почетным титулом игуменов важнейш их монастырей епархии. В V—VI веках архимандритами, равно как и игуме­ нами, могли быть не только пресвитеры, но такж е монаше­ ствующие диаконы и монахи, не имеющие священного сана .

Позже архимандритами могли поставляться исключительно пресвитеры. Согласно 120-й новелле святого императора Юс­ тиниана, назначать архимандритов может епископ. С 1908 года в Константинопольском Патриархате право возводить в архимандриты принадлежит исключительно Патриарху .

В Русской Церкви титул архимандрита впервые упомина­ ется под 1174 годом применительно к игумену Киево-Печерского монастыря Поликарпу, причем он назван одновремен­ но архимандритом и игуменом. Под 1226 годом упомянут архимандрит Новгородского Юрьевского монастыря, под 1230 годом — архимандрит Рождественского монастыря во Владимире-на-Клязьме, под 1261 годом — архимандрит Богоявлен­ ского монастыря в Ростове. Вероятно, что, как это имело ме­ сто в Константинопольском Патриархате, сан архимандрита в Киевскую эпоху у нас мог иметь только игумен одного и важнейшего монастыря епархии; впоследствии архимандрита­ ми могли уже титуловаться настоятели и других значитель­ ных монастырей епархии. При этом из употребления исчезает одновременное именование настоятелей игуменами и архи­ мандритами .

После разделения монастырей на классы в 1764 году зва­ ние архимандрита было закреплено за настоятелями перво­ классных и второклассных мужских монастырей. Сан архи­ мандрита даже и в синодальную эпоху был почти во всех случаях и обозначением должности. Титулярных архимандри­ тов, не являвшихся одновременно настоятелями монастырей, было мало, причем, чаще всего это были наместники боль­ ших монастырей, настоятелями и священноархимандритами которых являлись архиереи .

252 II. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ В новейший период у нас большинство архимандритов не являются уже ни настоятелями, ни наместниками монасты­ рей. Сейчас это уже не должность, а только сан, или титул .

Причиной этой метаморфозы в употреблении термина «архи­ мандрит» может считаться как универсальная тенденция к превращению наименований и государственных и церковных должностей в почетные отличия, ранги или титулы, так и особенности церковной жизни у нас в эпоху гонений, когда монастыри были повсеместно закрыты, а потом возобновлены в незначительном числе, так что в некоторых из них оказа­ лось по нескольку архимандритов .

Из того обстоятельства, что в синодальную эпоху кандида­ тами на архиерейские кафедры были исключительно архи­ мандриты, у нас сложился обычай в тех случаях, когда во епископы избирается не архимандрит, возводить его прежде епископской хиротонии в сан архимандрита. Право возводить в архимандриты в синодальную эпоху принадлежало Святей­ шему Синоду, в настоящее время оно принадлежит Святей­ шему Патриарху, в Украинской Православной Церкви — ее Предстоятелю, митрополиту Киевскому .

В Русской Православной Церкви сейчас почти во всех слу­ чаях возведение в сан архимандрита сопровождается награж­ дением — правом совершать богослужение в митре. Поэтому по старшинству архимандриты стоят на одной ступени с митрофорными протоиереями, если они не являются настоя­ телями или наместниками монастырей, принадлежностью каковых, помимо митры, является также посох .

Настоятелей менее значительных монастырей именовали в древности игуменами (). В России по монастырским штатам 1764 года звание игумена принадлежало настоятелям третьеклассных монастырей. Настоятельницы женских мона­ стырей именуются игумениями; на Востоке сохранилось так­ же наименование. Ныне у нас, как правило, игу­ мены, подобно архимандритам, не являются ни настоятеля­ ми, ни даже наместниками монастырей. В настоящее время это не должность, а сан, или титул .

Пока архимандриты и игумены были настоятелями мона­ стырей, их права были одинаковы. Согласно «Уставу» Васи­ лия Великого и 123-й новелле (34-я гл.) Юстиниана, вошед­ шей в «Номоканон», братия избирает настоятеля из своей среды, но если среди братии нет лица подходящего, то его поставляет епархиальный епископ. Однако и кандидатуру

25. МОНАШЕСТВО. МОНАСТЫРИ настоятеля, избранного братией, утверждает епархиальный епископ или Патриарх (в ставропигиальных обителях). В России в синодальную эпоху принят был такой порядок: на­ стоятели общежительных монастырей избирались братией и утверждались Святейшим Синодом по представлению епархи­ ального архиерея, а настоятели монастырей необщежитель­ ных, так называемых штатных, непосредственно назначались епархиальным архиереем или Синодом (в ставропигиальных монастырях). Настоятель избирался не по летам, а по способ­ ностям и заслугам. Главной заботой настоятеля является по­ печение о духовном преуспеянии братии и об имуществе, на­ ходящемся в распоряжении или собственности монастыря .

Как гласит 3-й канон Двукратного Собора: «Аще который настоятель монастыря подчиненных себе монахов отбегаю­ щих не взыщет с великим тщанием или, нашедши, не восприимет и не потрудится приличным и недугу соответствую­ щим врачевством возстановити и укрепити падшаго, таково­ го святый Собор определил подвергати отлучению от Та­ инств. Ибо аще имеющий в смотрении безсловесныя животныя вознерадит о стаде, не оставляется без наказания, то приявший пастырское начальство над паствою Христовою, и своим нерадением и леностию расточающий спасение их, како не подвергнется наказанию за свою дерзость? Призыва­ емый же возвратитися монах, аще не повинется, да будет отлучен епископом» .

В обязанности настоятеля входит наблюдение за строгим исполнением братией монашеских обетов и правил, попече­ ние о регулярном и благочинном совершении богослужений, надзор за монастырским хозяйством. Не злоупотребляя вла­ стью, настоятель должен поучать братию примером своей жизни и своим пастырским словом. Настоятелю следует по­ сещать кельи монахов и смотреть, живет ли братия по уста­ ву, следить, чтобы никто из братии не выходил из обители без его ведома. Но ничего важного, касающегося ж изни в монастыре, настоятель не должен предпринимать без совеща­ ния с братией. В надлежащее время настоятель монастыря представляет отчет епархиальному архиерею или Патриарху о поведении монахов, монастырской жизни и монастырском хозяйстве. С обязанностями настоятеля связаны и его особые права. Вся монастырская братия должна повиноваться ему и почитать его как отца. Никто не смеет прекословить ему .

Для исправления нерадивых и провинившихся монахов и 254 II. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ послушников настоятель может налагать на них наказания .

Во всем настоятелю принадлежит первенство в монастыре .

Под его началом и в зависимости от него в монастырях назначаются должностные лица, отвечающие за те или иные стороны жизни монастыря: наместник, управляющий монас­ тырем по благословению настоятеля и в пределах, указанных самим настоятелем; духовник, на которого возлагается духов­ ное окормление братии, обязанность исповедовать монахов;

благочинный, на котором лежит по преимуществу ответствен­ ность за порядок и дисциплину в обители; эконом, помогаю­ щий настоятелю и наместнику в заведовании монастырским хозяйством. Все эти лица во главе с настоятелем образуют духовный собор, который обсуждает и решает важнейшие монастырские дела. Среди должностных лиц монастырей сле­ дует упомянуть также казначея, ризничего, келаря .

Церковная служба в монастырских храмах совершается по очереди иеромонахами и иеродиаконами монастыря .

В синодальный период во главе монастырей епархии сто­ яли монастырские благочинные, действовавшие под началом епархиального архиерея. В некоторых епархиях существова­ ло по нескольку монастырских благочиннических округов .

Монастыри оказали огромное влияние на жизнь Право­ славной Церкви. В эпоху догматических споров монахи мно­ гое сделали для того, чтобы православные обращались к мо­ настырям за поддержкой. Во времена иконоборчества мона­ хам на себе пришлось вынести основную тяжесть борьбы за иконопочитание. За это они подвергались жестоким гонени­ ям. На иконоборческом Соборе 754 года только три еписко­ па было осуждено еретиками за иконопочитание. Значит, почти все остальные восточные иерархи присоединились к иконоборцам. Между тем, монахи продолжали отстаивать по­ читание икон. VII Вселенский Собор, на котором был сфор­ мулирован догмат о почитании икон, особенным образом по­ чтил заслуги монахов в отстаивании Православия: монахи подавали на Соборе голоса вместе с епископами. Под собор­ ными актами стоят подписи 130 иноков .

В X веке центром монашеского подвижничества на Восто­ ке становится Афон. Сложившийся там в X столетии, при преподобном Афанасии, строй жизни сохраняется без суще­ ственных перемен и сегодня. Афонские монастыри ныне рас­ положены на территории Греции, но обладают широкой авто­ номией в Греческом государстве. Как и в самом начале сво­

25. МОНАШЕСТВО. МОНАСТЫРИ ей истории, Афон находится в юрисдикции Константинополь­ ского Патриарха. Однако обители Святой Горы имеют доста­ точно широкую независимость и от своего Первоиерарха .

Насельники Афонских монастырей принадлежат к разным национальностям: как в древности, так и теперь там преоб­ ладают греки; в XIX веке большинство монахов составляли выходцы из России. На Святой Горе подвизаются такж е мо­ нахи арабы, болгары, сербы, румыны. Двадцать святогорских монастырей вместе с зависимыми от них скитами и кельями составляют своеобразную монашескую республику. Святая Гора управляется кинотом — общим собранием () двадцати представителей от монастырей, возглавляемым протосом. Общее собрание в качестве первой инстанции рассмат­ ривает споры между монастырями и скитами. Апелляции по­ даются на имя Константинопольского Патриарха. Среди афонских монастырей есть обители общежительные (киновии) и особожительские (идиоритмические) .

25.5. Монастыри и монашество в России. Русские монасты­ ри в первые века после Крещения (а расположенные на окра­ инах страны — и в последующие века) являлись центрами христианского просвещения, а также главными очагами духов­ ной жизни. По своему устройству они не отличались от мона­ стырей православного Востока. Всесторонняя регламентация монастырской жизни была предпринята Стоглавым Собором .

Реформы Петра I по-настоящему потрясли монастырскую жизнь. Он постарался приостановить рост числа монастырей и сократить число уже существующих обителей. В «Духов­ ном регламенте» (1721 г.) запрещалось строить новые мона­ стыри без разрешения Святейшего Синода и Высочайшей Власти; малые монастыри предусматривалось объединять вместе или приписывать их к более крупным. В результате этой меры многие монастырские церкви были обращены в приходские. В обязанность высшей церковной власти «Регла­ мент» вменил искоренение распространившегося на Руси убеждения, что без пострига нельзя спастись (оно толкало многих на принятие пострижения хотя бы перед смертью) .

Монастырскому приказу велено было составить точную рос­ пись всех монашествующих — монастырские штаты. Ж елаю­ щих принять постриг дозволялось принимать в монастыри лишь на убылые места .

По Указу 1723 года прекращен был постриг и при нали­ чии убылых мест; на открывавшиеся вакансии стали прини­ 256 II. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ мать исключительно инвалидов — старых солдат. Это могло привести к полному уничтожению монашества, поэтому «Указ» был отменен. Однако вместо этого Синодом издано было предписание: постриг в епархиях мог совершаться ис­ ключительно с его разрешения. Для того, чтобы заставить монашество служить утилитарным общественным делам, Петр распорядился устроить при монастырях школы, воспи­ тательные дома, приюты, дома сумасшедших, учебные мас­ терские. Ученые монахи, предназначавшиеся для занятия высших церковных должностей, стали пользоваться рядом привилегий в сравнении с монахами неучеными. Простую братию использовали на разного рода ручных работах, ино­ кинь — в качестве прях, вышивальщиц .

При преемниках Петра I правительство продолжало прово­ дить его церковную политику. В особенно жестких условиях монастыри оказались при императрице Анне Иоанновне (1730-1740 гг.), в эпоху бироновщины, когда был издан Указ о пострижении только отставных солдат и вдовых священно­ служителей. Всех монахов, постриженных ранее в обход за­ кона, велено было расстригать, подвергать телесным наказа­ ниям, отдавать в солдаты или даже отправлять на каторгу .

Тяжким наказаниям подвергались и лица, совершившие не­ законные постриги. Тысячи монахов были отправлены в за­ стенки Тайной Канцелярии. В 1740 году Синод докладывал регентше Анне Леопольдовне, что в монастырях остались одни старики, не способные совершать богослужения, и церк­ ви стоят «без пения» .

При императрице Елизавете (1741-1761 гг.) отменены были прежние строгости. Набожная царица щедро одаривала монастыри. По Указу 1760 года позволено было постригать всех, желающих посвятить себя иноческому подвигу .

Новым, после реформ Петра I, радикальным переворотом в жизни монастырей явился Указ Екатерины II о секуляри­ зации церковных земель (1764 г.). Этот Указ положил конец монастырскому землевладению в России. Все населенные цер­ ковные земли, большая часть которых принадлежала монас­ тырям, переходили в казну. Государство, однако, принимало на себя обязательство часть средств, поступавших от секуля­ ризованных земель, выделять на церковные нужды, в том числе и на содержание монастырей .

Для этой цели заново составили монастырские штаты, а монастыри в этих штатах распределили по трем классам. В

25. МОНАШЕСТВО. МОНАСТЫРИ 1-й класс вошли Лавры (впоследствии, в середине XIX века, их было четыре: Киево-Печерская, Троице-Сергиева, Александро-Невская и Успенская Почаевская), ставропигиальные и крупнейшие, особенно знаменитые монастыри. Оклад монас­ тырей зависел от их класса. Большая часть монастырей оста­ лась, однако, за штатами, и лишь некоторые из них дозволе­ но было сохранить, с тем, чтобы они содержались на добро­ хотные приношения православных людей, а такж е трудом своих насельников на оставшихся у них ненаселенных зем­ лях — огородах, покосах. Все заштатные монастыри, в отли­ чие от штатных, жили по общежительному уставу. Таким образом, значительная часть монастырей была закрыта .

Однако на протяжении всего XIX и в начале XX веков происходил неуклонный рост числа православных обителей .

При Екатерине II вновь открыто было только 3 монастыря, в царствование Александра I (1801-1825 гг.) — 4, при Н и­ колае I (1825-1855 гг.) — 15, а при Александре II (1855гг.) — уже 31 монастырь. Множество монастырей, осо­ бенно женских, было открыто в два последних царствова­ ния. Определением Синода от 9 мая 1881 года учреждение новых монастырей предоставлялось власти епархиальных архиереев. С 1865 года существовал порядок, согласно кото­ рому жизнь всех новых монастырей строилась на началах общежития .

В начале XX столетия число православных монастырей приблизилось к тысяче, что составило почти столько же, сколько их было при Петре Великом; но теперь они пред­ ставляли собой не малобратственные, а зачастую весьма мно­ голюдные обители .

Издание Декрета об отделении Церкви от государства в январе 1918 года и ряд позднейших мероприятий советской власти поставили монастыри в совершенно новые условия .

Содержание монастырей за счет средств из государственной казны прекратилось. Монастыри стали закрываться уже в начале 1920-х годов. К 1939 году на территории Советского Союза не осталось ни одного монастыря. Большинство монахов погибли во время репрессий. Стремительный рост числа мона­ стырей наблюдался у нас после обретения Церковью свободы, в 1990-е годы, так что ко времени Архиерейского Собора 2000 года Русская Церковь насчитывла уже 541 обитель .

Поместный Собор 1917-1918 годов издал особое определе­ ние «О монастырях и монашествующих». На основании 4-го 258 II. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ правила Халкидонского, 21-го правила VII Вселенского и 4-го правила Двукратного Соборов монашествующим предписыва­ лось до конца ж изни нести послушание в тех монастырях, где они отрекались от мира .

В соответствии с этим «Определением», восстанавливался древний обычай избрания настоятелей и наместников брати­ ей с тем, чтобы епархиальный архиерей, в случае одобрения избранного, представлял его на утверждение в Священный Синод. Такой же порядок предусматривался и для поставле­ ния настоятельниц женских обителей. Казначей, ризничий, благочинный и эконом должны, согласно «Определению», назначаться епархиальным архиереем по представлению на­ стоятеля. Поместный Собор подчеркнул преимущества общежительства перед особожительством и рекомендовал всем монастырям по возможности вводить у себя общежительный устав. Важнейшей заботой монастырского начальства и бра­ тии должно было стать строго уставное богослужение, «без пропусков и без замен чтением того, что положено петь, и сопровождаемое словом назидания»241. Собором было высказа­ но пожелание, чтобы в каждой обители для духовного окормления насельников имелись старец или старица, начитанные в Священном Писании и святоотеческих творениях и способ­ ные к духовному руководству. В мужских монастырях духов­ ник должен избираться настоятелем и братией и утверждать­ ся епархиальным архиереем, а в женских — назначаться епископом из числа монашествующих пресвитеров .

Этот порядок изменен Архиерейским Собором 2000 года, который, опираясь на выдержавшую испытание временем практику синодальной эпохи, постановил: «Собор подтверж­ дает необходимость тщательного подбора духовников женских обителей. В частности, желательно, чтобы таковыми были семейные священнослужители, исключения же могут делать­ ся только для пастырей, имеющих богатый духовный опыт и находящихся в преклонных летах»242 .

Всем монастырским насельникам Поместный Собор 191 ­ 918 годов предписал нести трудовое послушание. Духовно­ просветительное служение монастырей миру должно, соглас­ но «Определению» Собора 1917-1918 годов, выражаться в уставном богослужении, духовничестве, старчестве и пропо­ ведничестве .

В «Уставе об управлении Русской Православной Церкви», принятом на Поместном Соборе 1988 года, статусу монасты­

25. МОНАШЕСТВО. МОНАСТЫРИ рей и устройству монастырского управления посвящена от­ дельная глава, основные положения которой сохранились и в ныне действующем «Уставе» 2000 года .

В 12-й главе «Устава» 2000 года монастырь определяется как «церковное учреждение, в котором проживает и осуще­ ствляет свою деятельность мужская или женская община, со­ стоящая из православных христиан, добровольно избравших монашеский образ жизни для духовного и нравственного со­ вершенствования и совместного исповедания православной веры» (XII. 1). Решение вопроса об открытии монастырей «Устав» предоставляет Святейшему Патриарху и Священному Синоду, которые рассматривают при этом соответствующее представление епархиального архиерея. «Ставропигиальными монастыри провозглашаются, — согласно «Уставу», — реше­ нием Патриарха Московского и всея Руси и Священного Си­ нода с соблюдением канонической процедуры» (XII. 3). Ставропигиальные монастыри состоят под начальственным наблю­ дением и каноническим управлением Патриарха или Сино­ дальных учреждений, которым Патриарх препоручает такое наблюдение и управление, а епархиальные — под наблюдени­ ем и каноническим управлением правящих епархиальных ар­ хиереев .

«Зачисление в монастырь и увольнение из монастыря, — в соответствии с «Уставом», — производится распоряжения­ ми епархиального архиерея по представлению настоятеля (настоятельницы) или наместника» (XII. 7) .

В «Уставе Русской Церкви» перечислены основополагаю­ щие документы, которыми регламентируется жизнь монасты­ рей: сам Устав, Гражданский устав, «Положение о монасты­ рях и монашествующих» и собственные уставы каждого мо­ настыря, которые утверждаются епархиальными архиереями .

«Устав» предусматривает существование подворий, состоя­ щих в ведении монастырей, но находящихся за его предела­ ми. «Деятельность подворья, — при этом, — регламентиру­ ется уставом того монастыря, к которому данное подворье относится, и своим собственным гражданским уставом. Под­ ворье находится в юрисдикции того же архиерея, что и мо­ настырь. В случае, если подворье располагается на террито­ рии иной епархии, то за богослужением в храме подворья возносится как имя епархиального архиерея, так и имя ар­ хиерея, на территории епархии которого находится подворье»

(XII. 9) .

260 II. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ «Устав» содержит в себе такж е положение о том, что в случае выхода монастыря из юрисдикции Русской Православ­ ной Церкви, он лишается «права на имущество, которое при­ надлежало монастырю на правах собственности, пользования или на иных законных основаниях, а также права на исполь­ зование в наименовании названия и символики Русской Пра­ вославной Церкви» (XII. 10). Ныне действующий «Устав» не содержит имевшегося в прежнем «Уставе» положения о том, что все монастыри Русской Церкви должны быть общежи­ тельными .

Относительно монастырей и монашествующих Архиерей­ ский Собор 2000 года принял определение, согласно которо­ му «для улучшения подготовки к постригу и повышения от­ ветственности лиц, его принимающих, признано необходи­ мым перейти к практике пострижения в мантию только по достижении тридцати лет, за исключением студентов духов­ ных школ и вдовых священнослужителей. Нельзя признать нормальным, — гворится далее в соборном определении, — положение “тайных” и “странствующих” монахов и мона­ хинь, не несущих церковного послушания. Собор напомина­ ет, что постриги должны совершаться только по благослове­ нию епархиальных Преосвященных. Недопустимо необосно­ ванное исключение монашествующих из монастырей, которое признается возможным лишь в крайних случаях и только указом правящего архиерея. Собор подтвердил необходимость тщательного подбора духовников женских обителей. В част­ ности, желательно, чтобы таковыми были семейные священ­ нослужители, исключения же могут делаться только для па­ стырей, имеющих богатый духовный опыт и находящихся в преклонных летах»243 .

III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

26. ВЫСШАЯ ВЛАСТЬ В ЦЕРКВИ

26.1. Кафоличность Церкви. Церковь Христова — Боже ственное учреждение, в котором совершается спасение и обожение человека. Одно из свойств Церкви, отраженных в 9-м члене Символа веры, — кафоличность, соборность. Кафоличность Церкви проявляется не только в том, что она не огра­ ничена пространством и объемлет весь мир, но и в том, что каждая ее живая часть, обладающая полнотой даров Свято­ го Духа, мистически тождественная всей Церкви, есть Цер­ ковь. Общество верных, возглавляемых епископом, который находится в общении с другими епископами, — это Церковь, и в ней нет неполноты. Тем более самодостаточна в мисти­ ческом и экклезиологическом отношении Поместная Церковь, возглавляемая сонмом епископов и поэтому не имеющая нужды обращаться к помощи других Церквей для поддержа­ ния апостольского преемства епископской власти .

Вместе с тем, кафоличность Церкви проявляется и в том, что в поместной Церкви, разрывающей общение с другими Церквами, выпадающей из Вселенского Церковного тела, по­ вреждается ее Богозданный строй, и она, в конце концов, ли­ шается благодатных даров Святого Духа, ибо дары эти нис­ посланы апостольскому сонму, соединенному любовью и отто­ го причастному Троической Божественной жизни: «Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино» (Ин. 17, 21) .

В церковно-канонической науке XIX века и в «евхарис­ тической» экклезиологии XX столетия, которую представляют такие видные богословы, как протопресвитеры Николай Афа­ насьев и Александр Шмеман, проявилась тенденция подчерки­ вать поместный характер Церкви за счет ее вселенскости. В старых руководствах по церковному праву, даже в лучших из них, характеристика устройства управления Поместной Церко­ вью оттесняет на задний план описание иерархической струк­ туры Вселенской Церкви. Например, у профессора А. С. Пав­ лова Вселенские Соборы рассматриваются лишь как один из способов общения автокефальных Церквей. Такой крен в церковно-каноническом сознании связан, вероятно, с ослаблением

262 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

интенсивности переживания вселенского единства Христовой Церкви, характерным для нового времени, которое совпадает с синодальным периодом нашей церковной истории .

Воззрения современной «евхаристической» экклезиологии особенно резко выражены протопресвитером Николаем Афа­ насьевым. В книге «Церковь Духа Святого» он утверждает, что Священное Писание знает только Поместную Церковь, а мысль о Вселенской Церкви впервые была высказана святым Киприаном Карфагенским244. Между тем, разве о Поместной Церкви Господь сказал: «...создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мф. 16, 18)?

Глубокое понимание соотношения вселенского и поместного начала в Кафолической Церкви мы находим у архиепископа Василия (Кривошеина). «Поместная Церковь, — писал он, — не является только частью Кафолической Вселенской Церкви, но ее полным выявлением. Всецелым неуменыпенным выявле­ нием в определенном месте. Она является Кафолической Цер­ ковью в известном месте, тождественною с Вселенскою Кафо­ лическою Церковью, которая существует только в ее помест­ ных выявлениях, но в то же время (и здесь мы встречаемся с богословской антиномией) она не тождественна с Вселенской Церковью, отлична от нее. Троическая аналогия может помочь нам несколько проникнуть в этот экклезиологический пара­ докс. И мы можем пользоваться такими аналогиями, посколь­ ку жизнь Церкви является отражением Троической Боже­ ственной Ж изни, но мы должны это делать с осторожностью, помня то важное различие, что Божественная Жизнь троична, в то время как Поместных Церквей не три, но много. Мы мо­ жем сказать, таким образом, что как Божественные Лица — Отец, Сын и Дух Святой — не являются частями Пресвятой Троицы, но в каждом из Них все Божество полностью выяв­ лено, так что каждое Божественное Лицо является истинным Богом, мы не можем, однако, сказать, что каждое Лицо есть Пресвятая Троица или тождественна Ей. Подобным образом полнота Кафолической Церкви выявлена в каждой Поместной Церкви, которые не являются “частями” Вселенской, но не могут, однако, быть просто отождествлены с ней»245 .

26.2. Высшая власть в Церкви. Единственное и внутренн единое Тело Кафолической Церкви имеет и единую Главу — Иисуса Христа (Еф. 5, 23; Кол. 1, 18). Православное учение не знает иного, чем Господь, Главу Церкви; это не значит, одна­ ко, что земная Вселенская Церковь не имеет власти, осуществ­

26. ВЫСШАЯ ВЛАСТЬ В ЦЕРКВИ ляемой человеческой инстанцией, что высшая власть в Церк­ ви лежит за пределами, доступными каноническим характери­ стикам. Сама история Церкви, равно как и православная экклезиология, неопровержимо свидетельствуют: носителем такой власти является вселенский епископат — преемник апостоль­ ского сонма. Возглавляя церковные общины, епископы нахо­ дятся в постоянном каноническом общении между собой, осу­ ществляя, тем самым, общение между Поместными Церквами, хранящими единство православной веры и жизни по вере .

Формы этого общения могут быть разными. Помимо мо­ литвенного общения, которое никогда не прерывается, в эпо­ ху гонений оно осуществлялось через посещения епископами Церквей своих собратий, обмен посланиями, соборы архиере­ ев отдельных провинций Римской империи. После Миланско­ го эдикта Соборы стали созываться регулярно .

26.3. Вселенские Соборы. В 325 году в Никее был созван Собор, на котором был представлен епископат из всех концов государства, — I Вселенский Собор. История знает семь Все­ ленских Соборов, каждый из которых созывался для автори­ тетного изложения догматов и опровержения еретических лжеучений .

В канонах нет определений, касающихся Вселенских Собо­ ров: их состава, полномочий, условий созыва, инстанций, правомочных их созывать. И это не случайно. В отличие от римско-католической экклезиологии и каноники, ставящих Вселенские Соборы в подчиненное положение по отношению к Римскому епископу, православная экклезиология видит во Вселенском Соборе высшую инстанцию земной Церкви, кото­ рая находится под прямым водительством Святого Духа, а потому не может подлежать жесткой регламентации .

Прообразом Вселенских Соборов является Апостольский Собор в Иерусалиме, описанный в «Деяниях святых Апос­ толов». Святой Кирилл Александрийский так писал об отцах I Вселенского Собора: «Не они говорили, но сам Дух Бога и Отца»246. Его слова ставят этот Собор в один ряд с Апостоль­ ским Собором в Иерусалиме .

Поскольку канонических определений Вселенского Собора нет, основные черты рассматриваемого нами чрезвычайного, харизматического института в ж изни и структуре Церкви можно выявить лишь на основании исторических данных, обобщая обстоятельства, при которых созывались и происхо­ дили Соборы .

264 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

Что касается инстанции, их созывающей, то все семь Со­ боров были созваны императорами. Это бесспорный истори­ ческий факт, который бессильны опровергнуть позднейшие римско-католические фикции о том, что императоры, созывая Соборы, якобы исполняли поручение пап. Но констатация данного факта не дает никаких разумных оснований отри­ цать возможность созыва Собора по почину иных, собствен­ но церковных инстанций. Такое отрицание было бы недопу­ стимо смелым вторжением в сферу действий Святого Духа .

По своему составу Вселенские Соборы являлись, преимуще­ ственно, епископскими корпорациями. Это видно уже из тради­ ционного названия Соборов по числу участвовавших в них епис­ копов: Никейский Собор вошел в историю как Собор 318-ти отцов. Пресвитеры или диаконы присутствовали на Соборах в качестве полноправных членов лишь в тех случаях, когда они представляли своих епископов, чаще всего папу и патриархов .

Пресвитеры и диаконы участвовали в соборных деяниях так­ же и в качестве советников в свите своих архиереев. Голос их мог быть выслушан на Соборе. Известно, сколь большое дело совершил на Никейском Соборе святой Афанасий Великий, прибывший в Никею со своим епископом — святым Алексан­ дром Александрийским. Из числа мирян на Соборах присут­ ствовали императоры и высшие сановники государства. Но со­ борные определения — оросы — подписывались только епис­ копами или их заместителями. При этом епископы являлись на Соборе представителями своей Поместной Церкви и выра­ жали не собственные мнения, а свидетельствовали о вере сво­ ей Церкви. Что же касается подписей императоров под акта­ ми Вселенских Соборов, то они всего лишь сообщали оросам и канонам Соборов авторитет государственных законов .

Вопрос о составе Соборов обсуждался в русской церковной печати начала XX века в связи с подготовкой к созыву Поме­ стного Собора. Хотя Вселенский и Поместный Соборы — это инстанции разного уровня, тем не менее, до известной степени, аналогия между составом того и другого органа правомочна. В печати высказывались различные точки зрения. Одни авторы, главным образом, из петербургской «группы 32-х» священни­ ков, требовали совершенного равноправия на предстоящем Со­ боре клириков и мирян с епископами247, другие писали, особен­ но резко — епископ Волынский Антоний, о том, что канони­ чен исключительно епископский состав Собора, а призывать к участию в нем клириков и мирян недопустимо .

26. ВЫСШАЯ ВЛАСТЬ В ЦЕРКВИ С глубоким анализом этого вопроса выступил в печати архи­ епископ Финляндский Сергий (впоследствии Патриарх). Он пи­ сал: «Можно ли, стоя на строго канонической точке зрения, утверждать, что клирики и миряне имеют право, наравне с епископами, участвовать с решающим голосом в областных со­ борах?.. Ответ может быть только отрицательный. Что клир и миряне обязательно присутствовали на Соборах и что некоторые из них принимали в рассуждениях Собора самое замечательное участие, это правда... Но сказать, чтобы таков был закон цер­ ковный, обязательный для всех, чтобы этого требовали правила святых Вселенских и девяти Поместных Соборов, невозможно .

«Книга правил» не содержит никаких узаконений для участия клира и мирян в областных Соборах, и напротив... всюду, где говорит о Соборах... говорит только об епископах и никогда о пресвитерах, клириках или мирянах» (19-е прав. IV Всел. Соб.;

8-е прав. Трулл. Соб.; 6-е прав. VII Всел. Соб.; 14, 27, 87, 141, 142-е прав. Карф. Соб.; 40-е прав. Лаод. Соб. и др.)248 .

Однако ради единства и мира церковного архиепископ Сер­ гий считает приемлемой мерой призвать для участия в Соборе клириков и мирян, но «поставить это участие так, чтобы оно не разрушало... основного принципа канонического строя»249 .

Для этого всякое постановление общего Собора должно быть передано на рассмотрение архиерейского Совещания, если оно будет опротестовано хотя бы четвертью всех присутствующих на Соборе, а для пересмотра догматико-канонического решения должно быть достаточно и одного протестующего голоса250 .

Архимандрит (ныне архиепископ) Петр (Л’Юилье) писал:

«Теория, согласно которой Вселенские Соборы представляют собой своего рода “всесословные собрания” Церкви, в кото­ рых по праву должны быть представлены различные катего­ рии членов Церкви, совершенно чужда христианской мысли этого времени. Здесь снова мы видим понятие, свойственное западной средневековой корпоративной системе»251 .

Поместные Церкви представлены были на Вселенских Со­ борах с разной полнотой. В них участвовали лишь немногие лица, представлявшие Западный Патриархат, хотя авторитет этих лиц всегда был высок. На VII Вселенском Соборе край­ не малочисленным, почти символическим, было представи­ тельство Александрийской, Антиохийской и Иерусалимской Церквей. Во всяком случае, признание вселенскости Собора никогда не обусловливалось пропорциональным представи­ тельством всех Поместных Церквей .

266 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

Компетенция Вселенских Соборов заключалась, прежде всего, в разрешении спорных догматических вопросов. Это преимущественное и почти исключительное право именно Вселенских, а не Поместных Соборов. Опираясь на Священ­ ное Писание и общецерковное Предание, отцы Соборов изло­ жили догматы веры, данные Спасителем в Откровении. Дог­ матические определения семи Вселенских Соборов, содержа­ щиеся в их оросах, обладают тематическим единством: в них раскрывается целостное тринитарное и христологическое уче­ ние. Изложение догматов в соборных символах и оросах не­ погрешимо; именно в них и выявлена исповедуемая нами не­ погрешимость Церкви .

О догматах сказано в ответе Восточных Патриархов: «В Божественных догматах никогда нет места икономии или снисхождению, так как они непоколебимы и хранятся со всяким благочестием всеми православными как нерушимые;

и тот, кто преступит малейший из этих догматов, осуждает­ ся и анафематствуется как раскольник и еретик, и все счи­ тают его отлученным»262. В связи с этим Соборам принадле­ жит право окончательного, не подлежащего отмене суждения о всяком учении, возникающем в Церкви, на тот предмет, соответствует ли оно Преданию или противоречит ему, а так­ же право анафематствовать лжеучителей и их приверженцев .

Чрезвычайно велико значение Вселенских Соборов в дис­ циплинарной области. Соборы издавали каноны, в которых фиксировалось обычное право Церкви или придавался более высокий, общецерковный авторитет постановлениям Помест­ ных Соборов. Вселенские Соборы утверждали правила Поме­ стных Соборов и отцов. Они изменяли и уточняли прежде состоявшиеся дисциплинарные определения .

Наконец, Соборы чинили суд над предстоятелями автоке­ фальных Церквей и другими иерархами не только по обвине­ нию их в ереси, но и в связи с нарушениями дисциплины или незаконным занятием церковных должностей. Вселен­ ским Соборам принадлежало также право выносить суждения о статусе и границах Поместных Церквей .

Чрезвычайно труден вопрос о церковном приятии, о ре­ цепции постановлений Соборов, и в связи с этим о критери­ ях вселенскости Собора. Из истории хорошо известно, что некоторые из Соборов, не признаваемые Вселенскими или даже прямо осужденные как разбойничьи, по числу представ­ ленных на них поместных Церквей не уступали Соборам,

26. ВЫСШАЯ ВЛАСТЬ В ЦЕРКВИ признанным Вселенскими, во всяком случае, самому мало­ численному из них — I Константинопольскому .

Русский мыслитель А. С. Хомяков связывал авторитет Собо­ ров с принятием его постановлений христианским народом: «По­ чему же отвергнуты эти соборы, — писал он о разбойничьих сбо­ рищах, — не представляющие никаких наружных отличий от Соборов Вселенских? Потому единственно, что их решения не были признаны за голос Церкви всем церковным народом»253. Но точка зрения А. С. Хомякова в экклезиологическом отношении по меньшей мере носит односторонний характер, а если сказан­ ное им понимать буквально — то просто неверна. Не раз в исто­ рии Церкви на стороне истины было меньшинство, а большин­ ство христианское отвергало ее. В действительности внешних критериев для однозначного определения вселенскости Соборов, конечно, нет, ибо нет внешних критериев абсолютной Истины .

Как писал святой Максим Исповедник, «благочестивое пра­ вило считает, что святы и признаны те соборы, которые под­ тверждены правильностью догматов»254. Преподобный Максим отвергал и цезарепапистскую тенденцию ставить вселенский авторитет Соборов в зависимость от ратификации их поста­ новлений императорами: «Если прежние соборы утверждают­ ся приказаниями императоров, а не православной верой, — говорил святой отец, — то пусть принимаются и те соборы, которые высказывались против единства (Божественной) сущ­ ности, поскольку они собирались по приказу императора.. .

Все они, действительно, собирались по приказу императоров, и, тем не менее, все осуждены из-за святотатственности ко­ щунственных учений, которые были на них утверждены»2Б б .

Несостоятельны и притязания римско-католической экклезиологии и каноники, ставящих признание соборных деяний в зависимость от ратификации их Римским епископом .

По резонному замечанию архиепископа Петра (Л’Юилье), «отцы Вселенских Соборов никогда не считали, что действи­ тельность принятых решений зависит от какой бы то ни было последующей ратификации... Меры, принятые на Собо­ ре, становились обязательными немедленно после окончания Собора и считались неотменными»256. Исторически оконча­ тельное признание Собора вселенским принадлежало последу­ ющему Собору, а VII Собор признан Вселенским на Помест­ ном Константинопольском Соборе 879 года .

История Церкви знает семь Вселенских Соборов. В церков­ ном народе бытует мнение, согласно которому Соборов не мо­

268 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

жет быть более семи, а значит, с одной стороны, нельзя впредь признать вселенским еще один из прежде состоявших­ ся Соборов, с другой — в будущем невозможен созыв нового Вселенского Собора. Великий князь Московский Василий Тем­ ный заявил митрополиту Исидору, изменившему Православию на Флорентийском Соборе, что все уже было сказано на семи Вселенских Соборах и мысль о восьмом Соборе нечестива257 .

Профессор А. С. Павлов в конце XIX века на эту тему рассуж­ дал иначе: «В настоящее время, когда отдельные части Вселен­ ской Церкви находятся в различных государствах, иногда враж­ дебно друг к другу относящихся, Вселенский Собор представля­ ется почти невозможным по политическим обстоятельствам»258 .

В православной богословской литературе нашего времени почти невозможно встретить точку зрения, догматизирующую седмеричное число Вселенских Соборов. Архиепископ Васи­ лий (Кривошеин) утверждает, что Константинопольский Со­ бор 879 года «как по своему составу, так и по характеру своих постановлений... носит все признаки Вселенского Собо­ ра. На нем были представлены все пять Патриархатов тог­ дашней Церкви, в том числе и Римской, так что этот Собор является последним Собором, общим как для Восточной, так и Западной Церкви. На нем участвовало 383 отца, то есть это был самый большой Собор со времени Халкидона. Он был созван как Вселенский Собор и называет себя в своих актах и великим, и Вселенским Собором. И хотя он не был официально признан Церковью Вселенским, ибо обыкновенно такое признание делалось на последующем Соборе, а его не было, ряд видных церковных деятелей на протяжении веков называли его VIII Вселенским Собором, например, знамени­ тый канонист XII века Феодор Вальсамон, Нил Фессалони­ кийский (XIV в.), Нил Родосский (XIV в.), Симеон Фессало­ никийский (XV в.), святой Марк Ефесский, Геннадий Схоларий, Досифей Иерусалимский (XVII в.)... По характеру своей деятельности Собор 879-880 годов такж е имеет черты Все­ ленского Собора. Подобно Вселенским Соборам, он вынес ряд постановлений догматико-канонического характера. Так, он провозгласил неизменность текста Символа веры без “filioque” и анафематствовал всех, кто его изменяет»259 .

Как известно, ныне Вселенская Православная Церковь ведет подготовку Всеправославного Собора, не предрешая за­ ранее вопроса о его статусе, но оставляя открытой и возмож­ ность признания его Вселенским .

26. ВЫСШАЯ ВЛАСТЬ В ЦЕРКВИ Есть основания считать, что догматизирование седмеричного числа Соборов является одним из примеров экклезиологической аберрации, подобной распространенному в Византии учению о пентархии .

История Церкви, помимо Вселенских и Поместных Собо­ ров в собственном смысле слова, знает еще и такие церков­ ные Соборы, которые, хотя по традиции причисляются к По­ местным, но или по важности своих постановлений, либо по своему составу имели большее значение, чем обычные Поме­ стные Соборы. К ним относятся Поместные Соборы, правила которых вошли в канонический свод: Константинопольские Соборы 879, 1156, 1157 годов, исихастские Соборы в Кон­ стантинополе 1341, 1347 и 1351 годов, а такж е и другие Соборы, определения которых имеют догматический харак­ тер. Примером Собора, который по своему составу имел об­ щеправославное значение, может служить Большой Москов­ ский Собор, осудивший Патриарха Никона (1667 г.) .

Уже более тысячи лет Православная Церковь живет без Вселенских Соборов, хотя вопрос о созыве нового Вселенского Собора продолжает оставаться открытым. Но постоянно пре­ бывающим носителем земной власти в Церкви является Богоучрежденный вселенский епископат, возглавляемый Перво­ иерархами автокефальных Церквей, поддерживающими мо­ литвенно-каноническое общение между собой .

Митрополит Сергий (впоследствии Патриарх) писал в письме святому митрополиту Агафангелу: «Собрание епископов в одно место, называемое собором, не есть единственная форма, не единственный способ для осуществления епископским сослови­ ем своих общеепископских правительственных полномочий .

Епископский собор — только наиболее удобный способ для епископского сословия, чтобы рассуждать о церковных делах общим рассуждением и для постановления общих епископских решений... Но совершенно такую же силу и обязательность име­ ет общее решение епископов и тогда, когда они, оставаясь на своих местах, обсудят дело и постановят общее решение, беседуя друг с другом, например, по междугородному телефону... или сносясь между собою письменно или через особого посланца, как это было у Апостола Павла и коринфских предстоятелей»260 .

Суждение митрополита Сергия непосредственно касалось русских церковных дел, однако оно носит принципиальный канонический характер, и значение его выходит за рамки одной Поместной Церкви .

270 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

26.4. Критика католического учения о главенстве в Церк ви. Католическая экклезиология исходит из иных представле­ ний о высшей власти во Вселенской Церкви, чем те, которые сохранились в Православии. В латинском богословии авторитет Церкви, ее непогрешимость персонифицируются в лице Рим­ ского епископа, именуемого верховным первосвященником и наместником, викарием Христа. В 331-м каноне католическо­ го «Кодекса канонического права» содержится такая формули­ ровка: «Епископ Римской Церкви, в коем пребывает служе­ ние, особым образом вверенное Господом Петру, первому из Апостолов, и подлежащее передаче его преемникам, является главой Коллегии епископов, наместником Христа и пастырем всей Церкви на сей земле, поэтому в силу своего служения он пользуется в Церкви верховной, полной, непосредственной и универсальной ординарной властью, которую он всегда может свободно осуществлять»261. Новейшую попытку обоснования притязаний Рима на вселенскую юрисдикцию предпринял ка­ нонист из греческих униатов Перикл-Пьер Иоанну в книге «Папа, Собор и Патриархи в канонической традиции до IX века», изданной в 1962 году262. Для нас его труд представля­ ет особый интерес, поскольку он построен, главным образом, на восточном материале, и в нем автор стремится доказать, что Восточные Церкви в эпоху Вселенских Соборов признавали и главенство папы, и непогрешимость его доктринальной власти .

П.-П. Иоанну, вопреки хорошо известным, бесспорным историческим фактам, усваивает Римским епископам I тыся­ челетия исключительное право на созыв Соборов и председа­ тельство на них через своих легатов. С помощью ловких казуистических приемов Иоанну настаивает на том, что все соборные определения в той или иной форме утверждались в Риме, ибо Римские епископы не только на Западе, но и на Востоке признавались высшими судьями в вопросах веры .

На деле же все обстоит иначе и проще. Поскольку Рим­ ские епископы лично ни на одном Вселенском Соборе не при­ сутствовали, они действительно рассматривали их деяния и определения и, в зависимости от того, содержат ли соборные определения неповрежденное православное учение, признава­ ли или отвергали их. Но так поступали и все другие право­ славные епископы, не присутствовавшие на Соборах. Из это­ го, однако, никоим образом не следует, что общецерковное признание бесспорно православных, по изволению Святого Духа изреченных соборных оросов, зависело от суда папы

26. ВЫСШАЯ ВЛАСТЬ В ЦЕРКВИ или от суда других епископов, принимавших или отвергав­ ших их. Совсем наоборот, признание или отвержение право­ славных соборных определений тем или иным епископом, в том числе и Римским, служило критерием православия это­ го епископа, а соборные определения имели достаточный ав­ торитет в соизволении на них Святого Духа .

Причем, для принятия не только оросов, но и канонов не требовались санкции Римских епископов. Правило 28-е Халкидонского Собора, как известно, не было признано йапой Львом Великим, одним из столпов Православия, действитель­ но великим защитником Халкидонской веры в неслитное и нераздельное ипостасное единство двух природ во Христе; тем не менее, этот канон вошел в Канонический корпус в эпоху, когда Рим еще не выпал из вселенского единства Церкви .

Случай с соборным анафематствованием папы Гонория (681 г.), обличенного в монофелитстве, невозможно обойти в исследовании, ставящем своей задачей доказать, что Древняя Церковь признавала высший учительный авторитет Римско­ го епископа. Не обходит этого печального случая и П.-П .

Иоанну. Воззрения папы Гонория, считает он, были право­ славными, но выражены неудачным язы ком, что являлось оружием монофелитов против защитников православного уче­ ния о двух волях во Христе, за что Гонорий и был осужден Собором; поэтому папы — преемники Гонория — и призна­ вали его анафематствование .

«Осуждение Гонория, — пишет П.-П. Иоанну, — в дей­ ствительности нисколько не умалило авторитет престола Пет­ ра в вопросах веры»263. Однако данное обстоятельство доказы­ вает обратное тому, что хочет доказать униатский канонист .

Если бы до осуждения Гонория папы притязали на вероучи­ тельную непогрешимость, а на Востоке их притязания при­ знавались, то осуждение Гонория либо вовсе не могло состо­ яться, либо своим осуждением папы Собор отверг прежде признаваемые притязания. На самом деле кафедра Петра в ту пору еще не претендовала на непогрешимость, и потому, осуждая одного из занимавших ее епископов, подобно тому, как на других Соборах осуждались другие епископы, в том числе и предстоятели первых престолов — Несторий, Диоскор, Сергий, — Собор, говоря словами П.-П. Иоанну, «не умалил авторитет престола Петра». И пап, уже тогда весьма щепетильных в вопросах, касавш ихся прерогатив Римской кафедры, осуждение Гонория не смущало .

272 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

Обычный прием римско-католической полемики по во­ просу о преимуществах Римских епископов — цитировать пышные титулы и обращения из посланий восточных авто­ ров к папам. Не пренебрег этим приемом и П.-П. Иоанну .

Он цитирует послание Константинопольского Патриарха Тарасия папе Адриану: «Ваша Святость получила в наследие престол Божественного апостола Петра... следуя церковному преданию и воле Божией, этот престол водительствует (prutaneousa) церковной иерархией»264. Цитирует Иоанну такж е монахов Феодосия и Феодора, которые в послании к папе Мартину I с восточной пышностью именуют его «вер­ ховным и апостолическим папой, главой всей священной иерархии под солнцем, папой самодержавным и вселенским, князем апостолическим»265 .

Из подобных любезностей, а они весьма обычны в посла­ ниях той эпохи, с таким же успехом можно делать вывод о вероучительном авторитете папы и о его абсолютной власти в Церкви, с каким можно обнаружить доказательство свято­ сти того или иного из иерархов в том, что в обращениях к нему употребляется титул «Святейший» .

Первенство чести Римской кафедры — это никем не оспа­ риваемый исторический факт, который, однако, лишен дог­ матического значения, а каноническое его значение ограни­ чивается именно первенством в диптихе, не имеющем ника­ кого отношения к вселенской юрисдикции .

Отождествляя первенство чести со вселенской церковной властью, П.-П. Иоанну ссылается на известные из истории факты, когда папы высказывались в своих посланиях по поводу положения дел в Восточных Церквах. Но самое оче­ видное объяснение этому заключается в кафоличности Ц ерк­ ви, в том, что нестроения в одной из Поместных Церквей на­ носят раны Вселенскому Телу Церкви, и потому меры к их уврачеванию принимаются предстоятелями не только тех Церквей, которые непосредственно поражены нестроениями (в особенности, когда возникает опасность распространения еретических лжеучений) .

Почти непременный аргумент католических полемистов в защиту притязаний Рима на высшую судебную власть в Цер­ кви — это ссылки на близкие по содержанию 4-е и 5-е пра­ вила Сардикийского Собора. Правило 4-е гласит: «Аще кото­ рый епископ, судом епископов в соседстве находящихся, из­ вержен будет от сана и речет, что он паки возлагает на себя

26. ВЫСШАЯ ВЛАСТЬ В ЦЕРКВИ долг оправдания, то не прежде поставляти другаго на его место, разве когда епископ Римский, дознав дело, произнесет свое определение по оному» .

Чтобы верно судить о компетенции этого канона, надо учи­ тывать следующее обстоятельство: Сардикийский Собор был Поместным Собором западных епископов. В область Римского Патриарха в ту эпоху входил и Иллирийский диоцез, где и расположен город Сардика (ныне София). Согласно православ­ ному каноническому правосознанию, действие этого правила распространяется лишь на области, входящие в состав Запад­ ного Патриархата, подчиненные папе, о чем совершенно ясно пишет Зонара в толковании на 4-е и 5-е правила Сардикийского Собора. Применение же этих канонов в других Патриархатах возможно лишь по аналогии, а не по букве .

История не знает случаев, когда бы на Востоке признава­ лось за епископами Восточных Патриархатов право подавать апелляцию в Рим, зато не только из истории, но и из кано­ нического свода известно, что даже на Западе права Римских епископов принимать апелляцию были не безграничны.

Так, в Послании Африканского Собора к Келестину, папе Римско­ му, которое во всех авторитетных изданиях прилагается к правилам Карфагенского Собора, недвусмысленно сказано:

«Умоляем вас, господине брате, дабы вы впредь не допуска­ ли легко до вашего слуха приходящих отселе, и не соизволя­ ли впредь приимати в общение отлученных нами...» Ссыла­ ясь на правила I Никейского Собора, Африканские отцы из­ рекают глубокое экклезиологическое основание для непризна­ ния за Римскими епископами права на юрисдикцию в иных Поместных Церквах: «Ибо отцы судили, что ни для единыя области не оскудевает благодать Святаго Духа, чрез которую правда иереями Христовыми и зрится разумно, и содержит­ ся твердо, и наипаче, когда каждому, аще настоит сомнение о справедливости решения ближайших судей, позволено приступати к соборам своея области, и даже ко Вселенскому Со­ бору. Разве есть кто-либо, который бы поверил, что Бог наш может единому токмо некоему вдохнути правоту суда, а безчисленным иереям, сошедшимся на Собор, откажет в оном...»

В Риме, однако, в это поверили. Далее в Послании говорит­ ся: «О том, чтобы некие, аки бы от ребра твоея святыни были посылаемы, мы не обретаем определения ни единаго Собора отцев». А в заключении Послания находим пророчес­ кое предостережение Африканских отцов, которым пренеб­

274 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

регли в Риме: «Итак, не соизволяйте, по просьбе некоторых, посылати сюда ваших клириков изследователями, и не по­ пускайте сего, да не явимся мы вносящими дымное надмение мира в Церковь Христову, которая желающим зрети Бога приносит свет простоты и день смиренномудрия» .

В католической литературе второй половины XX века су­ ществует и иное направление, которое делает акцент на со­ борности церковной власти, призванной уравновешивать еди­ новластие папы. Экклезиологические построения крупного католического богослова XX века Ж.-М.-Р. Тийара суще­ ственно отличаются от остро тенденциозной концепции П.-П .

Иоанну. Среди наиболее значительных работ Тийара — «Цер­ ковь церквей» (1987 г.) и «Епископ Рима» (1982 г.). В них предпринята попытка, опираясь на материалы II Ватиканско­ го Собора, представить Римско-католическую Церковь более открытой для некатолических Церквей, прежде всего Церк­ вей христианского Востока, сохранивших апостольское преем­ ство рукоположений .

По убеждению Ж.-М.-Р. Тийара, «Церковь Божия присут­ ствует и в общинах Востока, не имеющих общения с Рим­ ской кафедрой»266. Что касается места папы в Церкви, то, по словам богослова, «его власть существует для того, чтобы га­ рантировать полную кафоличность каждой местной церкви, вверенной попечению епископа... Это не власть монарха, от которого все зависит, а это власть prim us in ter pares (перво­ го среди равных. — Б. Д.)»267 .

Идеи, созвучные концепции Тийара, ранее с большой по­ следовательностью развивались другим крупным французским богословом Конгаром268 .

26.5. Цезарепапизм и его критика. Хорошо известно тради ционное для западных полемистов обвинение Православной Церкви в цезарепапизме. Обвинение неосновательное, посколь­ ку притязания отдельных византийских и российских импера­ торов, не имевшие под собой почвы ни в экклезиологии, ни в церковном правосознании, ни в букве канонов, остались всего лишь притязаниями или, самое большее, послужили причиной частичных деформаций церковного строя, подобных тем, кото­ рые претерпела Русская Церковь в синодальную эпоху .

Но некоторые из православных канонистов своими весьма своеобразными суждениями о месте Императора в структуре Церкви словно бы подтверждали обоснованность упреков в цезарепапизме. Так, профессор Н. С. Суворов писал: «Ни

26. ВЫСШАЯ ВЛАСТЬ В ЦЕРКВИ высшие епископы Христовой Церкви, ни Вселенские Соборы не могли быть олицетворением одной общецерковной, обще­ признанной и постоянной власти, пекущейся о делах Церкви, издающей законы и распоряжения для устроения церковно­ го порядка в целом христианстве и восстанавливающей нару­ шенный порядок. Для Церкви, как Церкви католической (именно так, через букву «т», а не «ф». — Б. Ц.), всеобщей, обнимающей всю совокупность христианских общин и совпа­ дающей, хотя и не буквально, с пределами Римской импе­ рии, точно так же должен был существовать известный види­ мый центр единства, centrum unitatis, к которому бы направ­ лялись важнейшие церковные распоряжения, как не могла обойтись без центральной власти сама Римская империя .

Этим центром стала императорская власть»269 .

Здесь мы сталкиваемся с классически отчетливой, квали­ фицированной формулой цезарепапистской доктрины. Если бы воззрения Н. С. Суворова выражали православное канони­ ческое правосознание, то обвинения нашей Церкви в цезарепапизме были бы справедливы. Однако в действительности это всего лишь несостоятельная попытка перенести на визан­ тийскую почву расширительно толкуемое положение основ­ ных законов Российской империи о главенстве Императора в Церкви, которые, во всяком случае, касаются не Вселенской, но Поместной Российской Церкви. Причем, и применительно к Поместной Церкви для православного канонического право­ сознания допустима лишь такая интерпретация положения о главенстве Императора в Церкви, которая подразумевает возглавление и представление Императором сословия мирян, но не епископата. В таком смысле и интерпретировалось соот­ ветствующее положение в канонической и юридической лите­ ратуре XIX века большинством авторов .

Едва ли не самый сильный исторический аргумент в под­ тверждение своего тезиса Н. С. Суворов находит в предисловии к «Эклоге» императора-иконоборца Льва Исавра, «где он на­ звал себя преемником Апостола Петра, имеющим миссию пас­ ти стадо верующих»270. Такая аргументация, равно как и дела­ емый с ее помощью вывод, не может восприниматься иначе, чем курьез .

История Вселенской Христовой Церкви со всей очевидно­ стью доказала, что императорская власть не является той ин­ станцией, без которой Церковь не может существовать. А все, фундаментально необходимое в Церкви, дано ей от нача­

276 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

л а и до конца пребудет в ней, как изначально стоял во гла­ ве ее земной части апостольский сонм, преемником которого является вселенский кафолический епископат .

27. ЦЕРКОВЬ И ТЕРРИТОРИЯ. ЦЕРКОВНАЯ ДИАСПОРА .

АВТОКЕФАЛЬНЫЕ И АВТОНОМНЫЕ ЦЕРКВИ

27.1. Территориальный принцип церковной юрисдикции .

Вселенская Церковь состоит из отдельных Поместных Церк­ вей. Поместные Церкви, в свою очередь, включают в себя епископии (епархии), а епархии — приходы. Существуют и иные единицы административно-территориального деления Церкви: самоуправляемые Церкви, Экзархаты, митрополичьи округа. Такая структура Церкви сложилась в течение первых столетий ее истории, и с тех пор в основе своей она остает­ ся неизменной .

Административное деление Церкви строится на территори­ альном, а не национальном принципе. В нормальных услови­ ях православные христиане любой национальности, прожива­ ющие на одной территории, составляют один приход и окормляются одним епархиальным епископом, ибо, по слову Апо­ стола Павла, во Христе «нет ни еллина, ни иудея, ни обре­ зания, ни необрезания, варвара, скифа, раба, свободного»

(Кол. 3, 11). Как сказано, правда, в 34-м Апостольском пра­ виле, «епископам всякаго народа подобает знати первого в них...» — однако исторический контекст совершенно одно­ значно говорит о том, что под «народом» в каноне подразу­ мевается территория, занятая тем или иным народом. Про­ винции Римской империи составили земли, населенные пле­ менами, подвергшимися впоследствии эллинизации или лати­ низации, в названиях провинций сохранилась память о насе­ лявших их некогда народах: Дакия, Галатия, Фракия, Нумидия. Попытки поставить в качестве принципа церковной организации, в частности, в определении сферы юрисдикции Поместной Церкви не территориальный, а этнический или языковой фактор, неоднократно предпринимавшиеся в исто-, рии, канонически неправомерны и всегда вызывали серьез­ ные осложнения и нестроения. Константинопольский Собор 1872 года справедливо осудил этнофилетизм как посягатель­ ство на канонический церковный строй .

В своем территориальном размежевании Поместные Церк­ ви сообразуются с политико-административным делением, с

27. ЦЕРКОВЬ И ТЕРРИТОРИЯ. АВТОКЕФАЛЬНЫЕ И АВТОНОМНЫЕ ЦЕРКВИ 277

государственными и административными границами. Помимо очевидных удобств, этот принцип находит косвенное обосно­ вание в самих канонах. Так, 38-е правило Трулльского Собо­ ра гласит: «Аще царскою властию вновь устроен или впредь устроен будет град, то гражданским и земским распределени­ ям да следует и распределение церковных дел» .

Территориальное начало в разграничении церковной юрис­ дикции допускает и исключения, которые по сути своей в известном смысле аналогичны понятию экстерриториальнос­ ти в международном праве. Так, в древности главы одних Поместных Церквей для поддержания постоянного общения с другими Церквами направляли к их митрополитам, экзархам или Патриархам своих представителей — апокрисиариев .

Монастыри, в которых пребывали апокрисиарии, находились в канонической власти той Церкви, которая их направила .

Эти монастыри назывались метохами, или подворьями. В эпоху турецкого ига Восточные Патриархаты учреждали свои подворья при других Церквах, особенно много — в России, для сбора милостыни .

Другим отступлением от территориального начала в раз­ граничении юрисдикции является право Патриаршей ставро­ пигии. Слово «ставропигия» происходит от греческих слов (крест) и (водружать). Водружение креста епис­ копом при основании церкви или монастыря является симво­ лом их канонической зависимости от него. Право П атриар­ шей ставропигии заключается в том, что Патриарх может водрузить крест и при устроении монастыря или церкви вне пределов своей епархии, включив их, тем самым, в свою не­ посредственную юрисдикцию. В России в синодальную эпоху правом ставропигии пользовался Святейший Синод .

В византийскую эпоху Константинопольские Патриархи подчиняли своей юрисдикции целые епископии, находящие­ ся в пределах иных митрополичьих областей. Такие еписко­ пии именовались автокефальными архиепископиями; под автокефальностью подразумевалась их независимость от местно­ го митрополита, а не то, что мы ныне связываем с поняти­ ем автокефалии .

Уникальным событием в истории Церкви было переселе­ ние в VII веке, во время нашествия арабов, Кипрской Ц ерк­ ви на территорию Константинопольского Патриархата в Гел­ леспонт. Кипрская Церковь и в Геллеспонте сохранила свою автокефалию. По этому поводу Трулльский Собор издал осо­

27 8 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

бое, 39-е правило: «Понеже брат и сослужитель наш Иоанн, предстоятель острова Кипра, купно со своим народом, по причине варварских нашествий и дабы освободитися от языческаго рабства, и верно покорствовати скипетру христианнейшия державы, из упомянутого острова преселился в Гел­ леспонтскую область промышлением человеколюбиваго Бога и тщанием христолюбиваго и благочестиваго царя нашего, то мы постановляем, да будут сохранены неизменными преиму­ щества, данные престолу выше наименованнаго мужа от бо­ гоносных отец, во Ефесе некогда собравшихся, да имеет но­ вый Иустинианополь права Константинополя, и учреждаемый в оном боголюбезнейший епископ да начальствует над всеми епископами Геллеспонтския области, и да будет постановля­ ем от своих епископов по древнему обычаю» .

27.2. Диаспора. Наиболее серьезным отступлением от тер риториального начала в разграничении церковной юрисдик­ ции является диаспора. В странах, где православные христи­ ане живут не компактной массой, а рассеяны между инославными или иноверцами, на одной территории могут существо­ вать приходы и даже епархии разных Церквей. Как извест­ но, в XX веке, когда православная диаспора в Америке и Западной Европе многократно возросла как вследствие пере­ селения православных, так и в результате присоединения к Православию инославных христиан, в этих странах возник ряд исторически обусловленных проблем в размежевании церковной юрисдикции .

Константинопольский Патриарх выдвинул учение об осо­ бых правах Вселенского Престола и в связи с этим — о под­ чинении ему всей диаспоры Западной Европы и Америки .

Такие претензии, как совершенно новые, прежде неизвестные Церкви, отвергаются большинством Поместных Церквей. Из­ древле в жизни Церкви соблюдалась следующая норма: Цер­ ковь, обратившая в христианство нехристианский народ или возвратившая в Православие еретическую или раскольничью общину на территории, не входящей в состав ни одной По­ местной Церкви, становится для новооснованной Церкви Церковью-Матерью, кириархальной Церковью. Именно поэто­ му, а вовсе не в силу 28-го правила Халкидонского Собора, Русская Церковь в течение столетий находилась в каноничес­ кой зависимости от Константинопольского престола .

В 131-м (117-м) правиле Карфагенского Собора сказано: «За несколько лет пред сим в сей Церкви полным собором опре­

27. ЦЕРКОВЬ И ТЕРРИТОРИЯ. АВТОКЕФАЛЬНЫЕ И АВТОНОМНЫЕ ЦЕРКВИ

делено, чтобы Церкви, состоящия в каком-либо пределе, прежде издания законов о донатистах соделавшияся кафоли­ ческими, принадлежали к тем престолам, коих епископами убеждены были приобщитися к кафолическому единению...»

Территория православной диаспоры поэтому может нахо­ диться в юрисдикции разных Поместных Церквей, как это ныне и имеет место в Западной Европе и в Америке. Подоб­ ная ситуация носит временный характер. Устроение и разви­ тие нормальной церковной жизни в названных странах долж­ но, в конце концов, привести к образованию новых автоном­ ных или автокефальных Церквей, но пока этого нет, вопрос о размежевании юрисдикции остается сложным, вызывает разногласия и споры. При разрешении подобных споров меж­ ду автокефальными, независимыми друг от друга Церквами, следует учитывать ряд обстоятельств: в 132-м (118-м) прави­ ле Карфагенского Собора названы два из них — территори­ альная близость и воля самого церковного народа: «О том, како епископы кафолические и обратившиеся от страны До­ натовой, разделят между собою епархии... Аще же случит­ ся быти единому месту, то да предоставится тому, к которо­ му в большей близости окажется. Аще же будет равно близ­ ко к обоим престолам, то да поступит к тому, котораго на­ род изберет» .

Что касается территориальной близости, то, как следует из 24-го (17-го) правила Карфагенского Собора, Нумидийский примас потерял юрисдикцию над Церковью Мавритании Ситифенской «по ея отдаленности». В «Пидалионе» в толкова­ нии на это правило говорится о его вселенском значении .

При территориальном размежевании диаспоры определенное значение имеет и этнический принцип, но значение его огра­ ничено рамками именно диаспоры .

27.3. А втокефалия. В настоящее время Вселенская Цер­ ковь состоит из 15 автокефальных Поместных Церквей. Зна­ чение термина «автокефалия» (по-гречески —, в буквальном смысле — самоглавие) в истории Церкви меня­ лось. «Автокефальными» в византийскую эпоху назывались епархии, не зависимые от местного митрополита и непосред­ ственно подчиненные Патриаршей юрисдикции. В греческой канонической и церковно-исторической литературе до сих пор различают статус четырех древних Патриархатов, равно­ честным с которыми признается Московский Патриархат, с одной стороны, и остальных автокефальных Церквей, с дру­

280 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

гой; которые, хотя и признаются вполне самостоятельными, но, тем не менее, не поставляются в один ряд с древними Восточными Патриархатами. Однако такое различение Поме­ стных Церквей по статусу лишено разумных канонических оснований и в Русской Православной Церкви не принято .

Автокефальной следует считать Поместную Церковь, впол­ не самостоятельную, не зависящую ни от какой иной Поме­ стной Церкви, хотя все автокефальные Церкви, являясь в из­ вестном отношении частями Церкви Вселенской, взаимозави­ симы, и потому сопоставление церковной автокефалии с го­ сударственным суверенитетом, которое проводится отдельны­ ми авторами, может иметь лишь ограниченное значение. Все автокефальные Церкви равноправны, хотя и занимают раз­ ные места в диптихе, при этом, однако, речь идет только о преимуществе чести одной из Церквей перед другой, но не о различии в правах .

Сущность автокефалии в том, что автокефальная Церковь имеет самостоятельный источник власти. Ее первый епископ, ее глава поставляется своими архиереями. III Вселенский Собор, утверждая древнюю автокефалию Кипрской Церкви, предоставил «начальствующим в ней» свободу, «без притяза­ ния к ним и без стеснения их... самим собою совершати по­ ставления благоговейнейших епископов». Халкидонский Со­ бор, лиш ая независимости диоцезы Понта, Ираклии и Асии, предоставляет Константинопольскому престолу поставление митрополитов в этих областях (прав. 28-е). Поскольку для архипастырской хиротонии нормальным образом требуется участие трех епископов, а поставление совершается на вдов­ ствующую кафедру, из этого неизбежно следует, что для ав­ токефального бытия Церкви должны иметь не менее четырех епископских кафедр .

Факторами, дающими основание для учреждения новой автокефальной Церкви, могут быть полная или частичная политическая самостоятельность территории, на которой предполагается образовать автокефальную Церковь, ее геогра­ фическая отдаленность, этническое и языковое отличие реги­ она от основной территории Церкви кириархальной, но эти факторы сами по себе недостаточны для автокефализации .

Совершенно необходимым условием учреждения автокефалии является стремление к автокефалии церковного народа, духо­ венства и епископата соответствующей церковной области, причем, значительного большинства на всех этих уровнях. А

27. ЦЕРКОВЬ И ТЕРРИТОРИЯ. АВТОКЕФАЛЬНЫЕ И АВТОНОМНЫЕ ЦЕРКВИ

решение о даровании автокефалии принимается высшей вла­ стью кириархальной Церкви .

Самостоятельность автокефальных Церквей носит, разуме­ ется, ограниченный характер, проявляясь только относитель­ но других Поместных Церквей, но отнюдь не Вселенской Церкви, частью которой они являю тся. Поэтому не может быть и речи о самостоятельности отдельной Поместной Церк­ ви в области вероучения, которое хранится Вселенской Цер­ ковью неизменным (37-е Апост. прав.; 2-е прав. Трулл. Соб.) .

Всякое расхождение с истиной, хранимой всей Церковью, влечет за собой отпадение от Вселенской Церкви. Все Поме­ стные Церкви соблюдают святые каноны, применяя их к ме­ стным условиям. В области богослужения самостоятельность автокефальных Церквей ограничена обязательным соответ­ ствием богослужения единому догматическому учению. Но автокефальная Церковь сама приготовляет для себя святое миро, сама канонизирует своих святых, сама составляет но­ вые чинопоследования и песнопения, полной самостоятельно­ стью пользуются автокефальные Церкви в области админи­ стративной и судебной деятельности .

Вопрос о праве на автокефалию и в наше время продол­ жает оставаться острым и сложным. Вокруг него возникали в прошлом и имеют место до сих пор споры, которые часто приобретают болезненный характер, ведут к нестроениям и даже разделениям, вплоть до разрыва канонического обще­ ния. Для выяснения канонически бесспорных критериев автокефалии прежде всего необходимо осветить вопрос о пра­ ве учреждать самостоятельную Церковь или даровать автоке­ фалию. Принцип: никто не может дать другому больше прав, чем имеет сам, — юридическая и каноническая аксиома. По­ этому основать новую автокефальную Церковь может либо епископат Вселенской Церкви на Вселенском Соборе или к а­ ким-либо иным образом, либо высшая власть Церкви кири­ архальной .

В древности порой высказывались ошибочные суждения о том, что автокефальными могут быть лишь Церкви, основан­ ные самими Апостолами. Папа Лев Великий на этом основа­ нии оспаривал автокефалию Константинопольской Церкви .

Антиохийский Патриархат отказывал в автокефалии Грузин­ ской Церкви, опираясь на тот исторически сомнительный факт, что никто из Апостолов не был в Грузии. Между тем, с одной стороны, многие из Церквей несомненно апостольско­

2 82 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

го происхождения автокефалии никогда не имели (например, Коринфская), а с другой — существуют Церкви, самостоя­ тельность которых общепризнана, хотя они и не могут похва­ литься апостольским происхождением, например, Румынская или Польская .

Автокефалию Церкви приобретали и утрачивали в процес­ се истории. Преемствующий апостольскому сонму, именно сонму, а не отдельным Апостолам, вселенский епископат имеет бесспорное право суверенно решать вопросы об учреж­ дении и упразднении автокефалии, о границах между Поме­ стными Церквами. На Вселенских Соборах — высших и чрезвычайных органах епископской власти — действительно решались вопросы об учреждении Поместных Церквей (5-е прав. I Всел. Соб.), их рангах, о границах между ними (2-е прав. II Всел. Соб.), об упразднении автокефалии некоторых из Церквей. Так, Ефесский Собор подтвердил автокефалию Кипрской Церкви (8-е прав.), а Халкидонский Собор, при­ знав автокефалию Константинопольской Церкви, подчинил ей Асийский, Понтийский и Фракийский диоцезы (28-е прав.) .

Но поскольку Вселенские Соборы и в древности были со­ бытиями исключительными, и вот уже более тысячи лет не созываются, обычно вопрос о новой автокефалии или упраз­ днении старой решается епископатом Поместных Церквей, компетенция которого, в отличие от вселенского епископата, распространяется лишь на пределы своей Церкви. При этом волю поместного епископата может выражать как полный Собор, так и, в исключительных случаях, малый собор епис­ копов — Синод (19-е прав. Всел. Соб.; 8-е прав. Трулл. Соб.;

20-е прав. Ант. Соб.) .

Константинопольский Патриархат предоставлял автокефа­ лию Болгарской Церкви (932, 1234 и 1946 гг.), Сербской Церкви (1218 и 1879 гг.), Русской Церкви в 1589 году (хотя она правомерно обрела автокефалию в 1448 году, но эта ав­ токефалия не признавалась долго в Константинополе); авто­ кефалия предоставлялась Константинопольским Патриарха­ том Элладской Церкви (1850 г.), Румынской Церкви (1895 г.) и Албанской Церкви (1937 г.). Русская Церковь даровала ав­ токефалию Польской Церкви (1948 г.), Чехословацкой Церк­ ви (1951 г.) и Православной Церкви в Америке (1970 г.) .

Известны и случаи слияния нескольких автокефальных Цер­ квей в одну.

Так, в 1920 году три автокефальных Церкви:

Сербская, Карловацкая и Черногорская, а такж е автономная

27. ЦЕРКОВЬ И ТЕРРИТОРИЯ. АВТОКЕФАЛЬНЫЕ И АВТОНОМНЫЕ ЦЕРКВИ 283

Церковь Босно-Герцеговинская с частью Константинополь­ ской и Буковинско-Далматинской Церквей — объединились в одну Сербскую Церковь .

Кроме Вселенского Собора, только воля кириархальной Церкви может быть законным фактором в учреждении новой автокефалии. Но история знает и иные примеры. Случалось, что автокефалия провозглашалась органом государственной власти или местным епископатом, самовольно вышедшим из подчинения соборному епископату автокефальной Церкви и ее первому епископу. В настоящее время самой болезненной раной в теле Церкви является существование неправомерно самопровозглашенной македонской автокефалии. Н езакон­ ность подобных акций, с канонической точки зрения, очевид­ на: хотя в тех случаях, когда это было вызвано действитель­ но назревшими потребностями церковной жизни, возникав­ шие вслед за самочинным актом разделения удавалось увра­ чевать позднейшим законным дарованием автокефалии со стороны Церкви-Матери. Так, элладский епископат провоз­ гласил автокефалию Элладской Церкви уже в 1833 году, а дарована она была только в 1850 году; независимость Румын­ ской Церкви была самочинно провозглашена в 1865 году, то есть за двадцать лет до дарования ей автокефалии Констан­ тинопольским Патриархатом; польские автокефалисты в 1923 году пошли на незаконное отделение от Русской Церкви-Матери, неправомерно получив автокефалию от Константино­ польского Патриархата, и только в 1948 году вопрос об авто­ кефалии Польской Церкви был решен в канонически пра­ вильном порядке. Подобная же причина — самочинное про­ возглашение автокефалии — вызвала разрыв в общении меж­ ду Русской и Грузинской Церквами, продолжавшийся с 1917 по 1943 год. В этот ряд совершенно невозможно поставить группировки автокефалистов на Украине, которые представ­ ляют не большинство православных на своей территории, как это имело место с самочинно провозглашенными в свое вре­ мя автокефалиями Элладской, Румынской или Болгарской Церквей, или как это ныне обстоит с автокефалией Македон­ ской Церкви, но схизматическое меньшинство .

Автокефалия может учреждаться и помимо установленно­ го порядка, но на законном основании, а именно: в случае, если власть кириархальной Церкви уклонится в ересь или раскол. Тогда в силу вступает 15-е правило Двукратного Со­ бора: «Отделяющиеся от общения с предстоятелем, ради неIII. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ кия ереси, осужденной святыми Соборами или отцами, ког­ да он проповедует ересь всенародно и учит оной открыто в церкви, таковые аще и оградят себя от общения с глаголе­ мым епископом прежде соборнаго разсмотрения, не токмо не подлежат положенной правилами епитимии, но и достойны чести, подобающей православным. Ибо они осудили не епис­ копов, а лжеепископов и лжеучителей, и не расколом пре­ секли единство Церкви, но потщились охранити Церковь от расколов и разделения». Это правило распространяется и на верный православный епископат одной из частей Церкви, высшая власть которой удалилась от истины. В таких обсто­ ятельствах оказалась Русская Церковь после Флорентийского Собора; потому и утвердила она в 1448 году свою независи­ мость от Константинополя, не испрашивая на то согласия Патриарха и Синода, изменивших Православию .

Власть поместного епископата распространяется лишь на пределы Поместной Церкви. Если этот принцип не соблюда­ ется какой-либо Поместной Православной Церковью, то она становится источником серьезных внутриправославных кон­ фликтов. Поэтому канонически несостоятельны действия Константинопольского Патриархата, совершавшиеся некото­ рыми его Предстоятелями, начиная с Патриарха Мелетия IV (Метаксакиса), который в 1922 году провозгласил доктрину о праве Константинопольского Патриархата на исключитель­ ную юрисдикцию на всю православную диаспору. Это означа­ ло распространение юрисдикции Константинопольского Пат­ риархата на епархии, приходы, монастыри и миссии, возник­ шие в результате миссионерского служения иных Поместных Церквей в диаспоре. Патриарх Мелетий IV распространил свои претензии на юрисдикцию даже на епархии, располо­ женные на исторически сложившейся единой канонической территории Русской Церкви, оказавшиеся в результате собы­ тий 1917 года в новообразованных государствах: Польше, Финляндии, Латвии и Эстонии. Константинопольский Патри­ архат пошел тогда навстречу политическим интересам прави­ тельств этих государств, которые побуждали местное священ­ ноначалие просить Константинопольского Патриарха о приня­ тии их в свою юрисдикцию. Так, в 1923 году в юрисдикцию Константинопольского Патриархата без согласования вопроса со Священноначалием гонимой Русской Церкви были приня­ ты православные епархии в Польше, Финляндии и Эстонии;

в 1924 году Патриарх Григорий VII канонически незаконным

27. ЦЕРКОВЬ И ТЕРРИТОРИЯ. АВТОКЕФАЛЬНЫЕ И АВТОНОМНЫЕ ЦЕРКВИ

образом предоставил автокефалию Православной Церкви в Польше; в 1935 году Патриархом Фотием была принята в его юрисдикцию Латвийская Церковь .

30 мая 1931 года Константинопольский Патриарх Фотий И, доказывая право подчинить себе сербские епархии, нахо­ дящиеся за пределами Югославии, писал Патриарху Сербско­ му Варнаве: «Все православные церковные общины и коло­ нии, находящиеся в диаспоре и вне границ православных автокефальных Церквей какой бы то ни было народности, должны в церковном отношении быть подчинены Святейше­ му Патриаршему Престолу»271. В обоснование этой странной доктрины Константинопольский Патриарх ссылается на 28-е правило Халкидонского Собора, в котором зафиксированы пределы юрисдикции престола Нового Рима: «...токмо митро­ политы областей Понтийския, Асийския и Ф ракийския, и такожде епископы у иноплеменников вышереченных облас­ тей, да поставляются от вышереченнаго святейшаго престола Святейшия Константинопольския Церкви...» Какое отношение имеют православные общины Западной Европы к иноплемен­ никам вышеназванных областей — объяснить более чем за­ труднительно. За всем этим стоит каноническая и географи­ ческая несообразность .

Поскольку для обоснования новоизмышленных претензий ссылка на 28-е правило Халкидонского Собора представляет собой очевидную натяж ку, в последние десятилетия в Кон­ стантинополе главные аргументы в пользу этих притязаний находят в содержании 9-го и 17-го правил того же Халкидон­ ского Собора, где говорится о правах клириков подавать апелляции на суд митрополита: «...экзарху великия области, или к престолу царствующаго Константинополя» (прав. 9-е) .

На 9-е и 17-е правила ссылаются как на подтверждение ис­ ключительных прав Константинопольского П атриархата в Церкви Вселенской, из чего уже выводятся и частные пре­ имущества и права последней, в том числе и юрисдикция над диаспорой. Такова суть аргументации митрополита Сардийского Максима, автора сочинения, в котором отстаивает­ ся вселенская власть Константинопольских Патриархов .

Между тем, внимательный анализ исторического контекс­ та, а также содержания этих правил позволяет сделать един­ ственный вывод: речь идет в них о клириках Константино­ польского Патриархата, который только на Халкидонском Соборе получил право юрисдикции над «великими экзархата­

286 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

ми», упоминаемыми в 28-м правиле: Понтийским, Асийским и Фракийским. Иоанн Зонара в толковании на 17-е правило Халкидонского Собора отмечал: «Но не над всеми без исклю­ чения митрополитами Константинопольский Патриарх по­ ставляется судьею, а только над подчиненными ему»272. Сам митрополит Максим не находит возможности распространять действие данного правила и на Западный Патриархат. Это было бы слишком абсурдно ввиду действительного соотноше­ ния рангов чести первых пяти епископов эпохи Халкидон­ ского Собора. Что же в 9-м и 17-м правилах дает основания для проведения такой границы: к клирикам Римской Церк­ ви оно не относится, а касается только Церквей Антиохии, Александрии, Иерусалима и Кипра? Для столь своеобразно профилированного проведения границы указанные правила никаких оснований не содержат .

27.4. Автономные Церкви. Помимо автокефальных, незави симых друг от друга Церквей, существуют еще Церкви авто­ номные. Термин «автономная Церковь» — новый, но явление это, когда та или иная Поместная Церковь обладала весьма широкой, однако не полной самостоятельностью, было извес­ тно и в древности, и в Средневековье. В сущности, Русская Церковь до 1448 года территориально, этнически и полити­ чески обособленная от Церкви-Матери, имела лишь ограни­ ченную зависимость от Константинопольского престола, чем решительно отличалась от греческих митрополий. В этом смысле она может служить примером церковной автономии .

Главное различие между Церквами автокефальными и ав­ тономными заключается в том, что первые имеют самостоя­ тельную цепь апостольского преемства, и их епископы, вклю­ чая и первого среди них, поставляются архиереями этих Церквей, а автономные Церкви такой независимости лише­ ны, их первые епископы поставляются архипастырями кириархальной Церкви. Из этого вытекают и другие ограничения самостоятельности автономной Церкви. Ее статус, устав, ут­ верждается Церковью кириархальной, что тоже служит выра­ жением канонической зависимости. Святое миро автономные Церкви получают от Церкви кириархальной, они также при­ нимают участие в расходах на содержание высшей власти кириархальной Церкви. Первые епископы автономных Церк­ вей подсудны высшей судебной власти Церкви кириархаль­ ной. Свои отношения с другими Церквами автономная Цер­ ковь осуществляет через посредство Церкви кириархальной,

27. ЦЕРКОВЬ И ТЕРРИТОРИЯ. АВТОКЕФАЛЬНЫЕ И АВТОНОМНЫЕ ЦЕРКВИ

но при этом автономные Церкви могут участвовать в межцерковных контактах, в частности, и на всеправославном уров­ не и самостоятельно, но при безусловном согласовании своей позиции с кириархальной Церковью .

Автономная Церковь обычно имеет малое число епископов и даже только одного архиерея, как это имело место до не­ давних пор в Японской Православной Церкви .

Основанием для провозглашения автономии могут служить разные факторы, чаще всего, нахождение ее в пределах ино­ го государства, чем кириархальная Церковь, а такж е геогра­ фическая отдаленность и этническое своеобразие. Историчес­ ки провозглашение автономии часто следовало за приобрете­ нием политической самостоятельности государством, где на­ ходится эта Церковь. Так, в 1815 году было образовано Серб­ ское княжество, находившееся в вассальной зависимости от Порты, и в 1832 году Сербская Церковь получила автоно­ мию. Утрата же государственной самостоятельности обычно ведет и к упразднению автономии. В 1878 году Босния и Герцеговина освободились от власти Турции и были оккупи­ рованы Австро-Венгрией, спустя два года Босно-Герцбговинская Церковь получила автономию от Константинопольского Патриархата, но с вхождением Боснии в состав Югославии автономия была упразднена .

Статус автономных Церквей — промежуточный, переход­ ный, и потому в истории наблюдаются две тенденции в судь­ бе автономных Церквей: одни Церкви со временем дорастают до автокефалии и, в конце концов, получают ее, другие же утрачивают автономию, превращаясь в обычные митрополи­ чьи округа или епархии .

В настоящее время наши диптихи знают четыре автоном­ ных Церкви: Древнюю Синайскую, первый и единственный епископ которой с титулом архиепископа Синайского, Фаранского и Раифского получает хиротонию от Патриарха Иеру­ салимского; Финляндскую Церковь, кириархальной для кото­ рой ныне является Константинопольский Патриархат; авто­ номную Православную Церковь в Японии в составе Русской Православной Церкви; Китайская автономная Православная Церковь в юрисдикции Московского Патриархата, которая была фактически уничтожена в ходе «культурной револю­ ции» в 1960-х годах (в настоящее время предпринимаются усилия по ее восстановлению). Украинская Православная Церковь, в 1990 году получившая самостоятельность, но со­

288 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

хранившая юрисдикционную связь с Русской Церковью, по статусу своему близка к автономии, хотя в томосе Патриар­ ха Московского и всея Руси Алексия II о даровании ей само­ стоятельности термин «автономия» не употреблен. Архиерей­ ский Собор 2000 года определил ее статус как самоуправля­ емой Церкви с широкой автономией .

28. ОБРАЗОВАНИЕ АВТОКЕФАЛЬНЫХ ПОМЕСТНЫХ

ЦЕРКВЕЙ. ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК

28.1. Древние автокефальные митрополии. Каждая автоке фальная Поместная Церковь представляет собой совокупность нескольких епископий, поэтому она должна иметь органы своего единства, наделенные административной властью, воз­ вышающейся над властью отдельных епископов. Посредством своих органов высшего управления Поместная Церковь под­ держивает постоянные отношения с другими автокефальными Церквами. Иными словами, высшая церковная власть пред­ ставляет собой такж е орган общения поместной Церкви со Вселенским Православием, но в первые два столетия Вселен­ ская Церковь не имела еще поместной структуры и состояла из общин, возглавляемых епископами. Образование Помест­ ных Церквей, объединяющих несколько епископий и возглав­ ляемых первыми епископами, относится к эпохе не ранее III столетия .

Исторически первой формой объединения нескольких епис­ копий в одну Поместную Церковь явились Церкви провинций Римской империи (по-гречески —, епархия), таких как Вифиния, Памфилия, Понт, Ликия. Титул первого епископа Церкви отдельной провинции — митрополит. Митрополиты были епископами первенствующих, столичных городов провин­ ций, такой город именовался город-мать (по-гречески — ), отсюда и митрополит. Под председательством мит­ рополитов проходили епископские соборы. В 34-м Апостоль­ ском правиле, которое гласит: «Епископам всякаго народа по­ добает знати перваго в них и признавати его яко главу...» — по сути дела, подразумеваются те же митрополиты. Дело в том, что в названии многих провинций воспроизводилось имя наро­ да, заселявшего провинцию до ее завоевания Римом и потом в большинстве случаев ассимилированного, например: Галатия, Фригия, Лидия. Зонара в толковании на это правило называет первенствующих епископов «архиереями митрополии» .

28. ОБРАЗОВАНИЕ АВТОКЕФАЛЬНЫХ ЦЕРКВЕЙ. ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК

Правило 9-е Антиохийского Собора, содержательно почти идентичное 34-му Апостольскому, вместо «первого епископа»

говорит уже о митрополите. Поскольку на территории такой митрополии, или «епархии», находилось несколько епископий (епархий — в нашем понимании), то значение греческо­ го слова «епархия» (то есть латинская «провинция») соответ­ ствует, когда речь идет о церковно-территориальном делении, нашему митрополичьему округу (ныне такие округа сохрани­ лись в одной только Румынской Церкви) .

В эпоху гонений христианство распространялось по про­ винциям из их центров, где христианские общины часто были устроены самими Апостолами или мужами апостоль­ скими, подобно Церквам Антиохии, Рима, Коринфа, Ефеса .

Христианские общины, обязанные своим рождением еписко­ пам и проповедникам из апостольских Церквей провинциаль­ ных столиц — митрополий (по-гречески —, «город-мать»), чтили эти Церкви, как своих матерей, признава­ ли для себя их авторитет, а в известном смысле, и юрисдик­ цию предстоятелей материнских церковных общин. Так скла­ дывались первые Поместные Церкви, возглавляемые автоке­ фальными первыми епископами .

В канонических памятниках впервые титул митрополита встречается в правилах I Вселенского Собора (прав. 4, 6, 7-е) .

По мнению профессора Н. А. Заозерского, указанными ка­ нонами вводилось новое церковное устройство, и митрополи­ ты — это вовсе не новое наименование древних первых епископов-примасов, а иерархи, области которых входили в состав более обширных округов, находившихся в юрисдикции древ­ них примасов. «Митрополит, — пишет он, — явился посреди 973 ствующеи инстанциеи между епископом и примасом»* .

Обратимся к тексту 6-го правила I Вселенского Собора, в котором настаивается на неприкосновенности преимуществ Александрийских епископов: «Да хранятся древние обычаи, принятые в Египте и в Ливии, и в Пентаполе, дабы Алексан­ дрийский епископ имел власть над всеми сими... Подобно и в Антиохии, и в иных областях да сохраняются преимуще­ ства церквей». Н. А. Заозерский находит тут свидетельство того, что «законодатель оставил неприкосновенным древнее синодально-примасское устройство всюду, где оно уже обра­ зовалось и имело свое прошлое; примас оставался с прежним своим значением во всем своем округе; следовательно, синодально-митрополитское устройство вводилось как новая цен­

290 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

трализующ ая церковное управление организация только в качестве дополнения прежде существовавшего устройства, а отнюдь не как заменяющая его форма»274 .

На деле, однако, как это установлено церковными истори­ ками и канонистами, права Александрийского епископа в эпоху I Вселенского Собора были именно правами митрополи­ та, несмотря на всю обширность его области; ибо между Александрийским епископом и епископами других городов Египта, Ливии, и Пентаполя не было посредствующих ин­ станций275. Что же касается особого авторитета Александрий­ ского престола, то его нельзя выводить из прав примаса и сводить к этим правам. Высокий авторитет кафедры святого Марка распространялся на всю Вселенскую Церковь. Поэто­ му то обстоятельство, что Александрийские епископы выде­ лялись из ряда прочих митрополитов, не может быть исполь­ зовано как аргумент в доказательство того, что они были главами Церкви, включавшей в себя уже в IV столетии не­ сколько митрополий .

«Первый епископ» (примас) — это не титул, а всего лишь архаическое уже для IV века наименование первых еписко­ пов, которые в Никейскую эпоху почти повсеместно стали именоваться митрополитами. Косвенное свидетельство того, что примас — это не титул, находим в 48-м правиле Карфа­ генского Собора: «Епископ перваго престола да не именуется экзархом иереев, или верховным священником, или чем-либо подобным, но токмо епископом перваго престола». Для отцов Карфагенского Собора в высшей степени характерна была тенденция противостоять стремлению влиятельных еписко­ пов, прежде всего Римского, «вносить дымное надмение мира в Церковь Христову» (Послание Африканского Собора к Келестину, папе Римскому). Титулы экзарха или верховного священника отвергаются отцами Собора, и им предпочитает­ ся наименование первоиерарха первым епископом (прима­ сом), поскольку оно заключает в себе лишь реальное описа­ ние положения первоиерарха среди прочих равных ему епис­ копов, в нем для отцов Карфагенского Собора еще не было заметно характера титула. В противном случае, если бы ти­ тул примаса обозначал епископа, имеющего власть высшую, по сравнению с властью митрополитов, зачем понадобилось бы предпочитать его иным титулам?

Хронологически появление титула «митрополит» действи­ тельно совпадает с Никейской эпохой; это, однако, вовсе не

28. ОБРАЗОВАНИЕ АВТОКЕФАЛЬНЫХ ЦЕРКВЕЙ. ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК

свидетельствует о том, что I Вселенский Собор вводил новое церковное устройство. В начале IV столетия, после админи­ стративной реформы Диоклетиана, увеличившего число про­ винций и сделавшего их основной единицей территориального деления империи, за епископами столичных городов провин­ ций — митрополий — постепенно закрепилось наименование митрополитов. Ими стали те же «первые епископы всякаго народа» (34-е Апост. прав.), ибо деление империи на провин­ ции сохранило следы этнической карты недавнего прошлого .

В пределах Римской империи в IV столетии существовало не менее 200 провинций, и, следовательно, примерно столько же митрополичьих округов, по сути дела, автокефальных Поместных Церквей .

28.2. Экзархаты. Следующим этапом в укрупнении Поме­ стных Церквей явился конец IV века, когда появились пер­ вые епископы с титулом экзарха, или архиепископа. Хотя впервые в канонах слово «экзарх» встречается уже в 6-м правиле Сардикийского Собора (слово «экзарх» известно бы­ ло, конечно, и ранее, но употреблялось оно лишь в отноше­ нии лиц, облеченных гражданской властью), в нем оно, од­ нако, не имеет особого самостоятельного значения, являясь иным наименованием для митрополита, но в 9-м и 17-м ка­ нонах Халкидонского Собора этот термин употреблен с иным значением: «Аще же кто будет обижен от своего митрополи­ та, да судится перед экзархом великия области или пред Константинопольским престолом» (17-е прав.) .

В эпоху великих византийских канонистов (XII в.) перво­ начальное значение церковного титула экзарха было основа­ тельно забыто. Зонара в толковании на 17-е правило Х алки­ донского Собора писал: «Некоторые экзархами округов назы­ вают патриархов... А другие говорят, что экзархами называ­ ются митрополиты областей и приводят в удостоверение 6-е правило Сардикийского Собора... И лучше было бы, — резю­ мирует Зонара, — экзархами считать митрополитов облас­ тей». Но сам текст 9-го и 17-го правил не позволяет считать их митрополитами. Несомненно прав был Вальсамон, кото­ рый в толковании на 9-е правило писал: «Экзарх округа не есть, как мне кажется, митрополит каждой области, но мит­ рополит целого округа. А округ заключает в себе многие области». Из толкования Вальсамона видно, что в его время значение титула экзарха изменилось, и в своем новом значе­ нии он уже не давал ключа к разгадке древнего экзаршества .

292 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

«Это преимущество экзарха, — продолжает Вальсамон, — ныне не имеет действий; ибо хотя некоторые из митрополи­ тов и называются экзархами, но не имеют у себя в подчи­ нении других митрополитов, состоящих в округах. Итак, ве­ роятно, в те времена были какие-нибудь другие экзархи ок­ ругов». Именно так. Экзархи, о которых говорится в 9-м и 17-м правилах Халкидонского Собора, были епископами цер­ ковных диоцезов — более крупных церковных образований, чем митрополичий округ .

Появление таких образований связано с развитием адми­ нистративного деления самой Римской империи, ибо процесс церковной централизации направлен был на то, чтобы приве­ сти церковную организацию в соответствие с тем новым ад­ министративным делением, которое сложилось в IV столетии .

При святом равноапостольном Константине Великом империя была разделена на четыре префектуры: Галлию, Италию, Иллирик и Восток, самую обширную из всех. При этом две столицы империи — Рим и Константинополь (Новый Рим) — имели особый статус и не входили в префектуры. Вместе с Иллириком префектура Восток составляла грекоязычную по­ ловину государства, а Италия и Галлия — латиноязычную .

Префектура Галлия вклю чала в себя собственно Галлию, Британию, Испанию и Мавританию; Италия — помимо Ита­ лии, также Германию, Норик, Панонию, Далмацию и Эпир (на западе Балканского полуострова) и Африку (со столицей в Карфагене); Иллирик с центром в Фессалониках — Маке­ донию и Дакию. В префектуру Восток входили следующие диоцезы: Азия (с центром в Ефесе), объединившая провин­ ции, расположенные в юго-западной части Малой Азии; Понт со столицей в Кесарии Каппадокийской, занимавший северовосточную часть Малоазийского полуострова и Армянское нагорье; и Фракия (восточная оконечность Балканского полу­ острова с центром в Ираклии), на территории которой нахо­ дилась и новая столица империи — Константинополь; Сирия (со столицей Антиохией) и Египет с Ливией и Пентаполем (главный город — Александрия), а также Кипр. Каждый ди­ оцез включал в себя по несколько провинций. Экзархами (ftoлатыни — викариями) первоначально именовались не перво­ иерархи, а гражданские начальники диоцезов. Подобно тому, как деление империи на провинции послужило основанием для образования митрополичьих областей, введение диоцезальной организации гражданского управления привело к

28. ОБРАЗОВАНИЕ АВТОКЕФАЛЬНЫХ ЦЕРКВЕЙ. ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК

объединению митрополий в более крупные церковные облас­ ти, первые епископы которых стали называться экзархами, а еще чаще — архиепископами .

В западной, латинской половине империи экзархам соответствовали примасы, ибо отцы Карфагенского Собора в 48-м (39)-м правиле запретили употреблять титул экзарха, как несовместимый с идеалом христианского смирения; но на Востоке этот титул сохранился, хотя и приобрел впослед­ ствии иное значение, как об этом писал Вальсамон .

28.3. Патриархаты. Экзархаты, или великие области, ока­ зались неустойчивыми эфемерными образованиями. Процесс укрупнения Поместных Церквей на этой стадии не закончил­ ся. Исключительным положением Константинополя, «города царя и сената», обусловлено было и его церковное возвыше­ ние. Несмотря на возражения со стороны Рима, уже II Все­ ленский Собор постановил: «Константинопольский епископ да имеет преимущество чести по Римском епископе, потому что град оный есть новый Рим» (3-е прав.). Халкидонский Собор включил в юрисдикцию Константинопольского епископа, по­ мимо Фракийского, также Азийский и Понтийский диоцезы (прав. 28-е). В латинской половине империи власть Римско­ го епископа распространилась вначале на Италию, кроме Равенской и Миланской Церквей, а затем и на весь Запад с его тремя префектурами. Впоследствии, в эпоху императоровиконоборцев, восточная часть И л лирика, а такж е Ю жная Италия и Сицилия были переведены из юрисдикции Рима в юрисдикцию Константинополя. Римские папы смогли позже восстановить свой контроль в Южной Италии и Сицилии, но не в восточном Иллирике, который на века остался в преде­ лах Константинопольского Патриархата и благодаря этому сохранил свою принадлежность к Вселенской Православной Церкви .

Уже I Никейский Собор предоставил первенство чести в Палестине епископу Элии-Иерусалима, Матери всех Церквей (прав. 7-е). Это привело потом к полной самостоятельности, к автокефалии Иерусалимской Церкви. В границах своего диоцеза осталась Александрийская Церковь, включавш ая Египет, Сирию и Пентаполь .

Ко времени Халкидонского Собора окончательно сложился диптих первых епископов христианской Церкви: Римский, Константинопольский, Александрийский, Антиохийский, Иерусалимский. В таком порядке пять первых престолов

294 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

перечислены в 36-м правиле Трулльского Собора: «...опреде­ ляем, да имеет престол Константинопольский равныя пре­ имущества с престолом древняго Рима и, якоже сей, да воз­ величивается в делах церковных, будучи вторым по нем; пос­ ле же онаго да числится престол великаго града Александ­ рии, потом престол Антиохийский, а за сим престол града Иерусалима». Епископы этих пяти первенствующих престо­ лов стали титуловаться Патриархами .

В церковных источниках слово «патриарх» по отношению к епископам употребляется с конца IV века, первоначально, однако, без однозначного, фиксированного значения. Так, по словам церковного историка Сократа, II Вселенский Собор вверил каноническое окормление отдельных областей восточ­ ной половины Римской империи епископам, которых он име­ нует патриархами276. Вероятно, первым официальным доку­ ментом, в котором слово «патриарх» употреблено как выс­ ший иерархический титул, является «Конституция» Зенона от 477 года277. В канонах титул Патриарха появляется спус­ тя два столетия, впервые — в 7-м правиле Трулльского Со­ бора, тематика которого, однако, совершенно не связана с характеристикой значения Патриаршего сана .

В IX веке сложилось своеобразное учение о пентархии, о том, что в Церкви может быть лишь пять Патриархов, подоб­ но тому, как есть только пять чувств, и вся Вселенная долж­ на быть поделена между ними. Теорию «пентархии» отстаивал Антиохийский Патриарх Петр. Его рассуждение на этот пред­ мет было внесено в «Синопсис» Стефана Ефесского, а оттуда, через Аристина, — в «Кормчую» святого Саввы и, следователь­ но, — в нашу печатную «Кормчую» (гл. 40-я). Сторонником этого курьезного учения был и знаменитый Вальсамон. Теория «пентархии», лишенная и канонических, и исторических осно­ ваний, давала впоследствии филетистам из Константинополь­ ского Патриархата мнимые доводы в отстаивании церковной гегемонии над негреческими Православными Церквами. Тен­ денция, выразившаяся в этой теории, существует и ныне, она служит иногда причиной осложнений во взаимоотношениях Восточных Патриархатов и Поместных Церквей, получивших автокефалию во II тысячелетие от Рождества Христова .

Между тем, уже III Вселенский Собор, подтвердив в сво­ ем 8-м правиле автокефалию Кипрской Церкви, которую ос­ паривала Антиохия, не оставил никаких разумных церков­ ных оснований для развития учения об исключительных пре­

28. ОБРАЗОВАНИЕ АВТОКЕФАЛЬНЫХ ЦЕРКВЕЙ. ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК

имуществах пяти первых Престолов христианского мира .

Поучительно положение, которым оканчивается это правило:

«То же да соблюдается и в иных областях, и повсюду в епар­ хиях; дабы никто из боголюбезнейших епископов не прости­ рал власти на иную епархию, которая прежде и сначала не была под рукою его, или его предшественников; но аще кто простер и насильственно какую епархию себе подчинил, да отдаст оную, да не преступаются правила отец; да не вкрады­ вается, под видом священнодействия, надменность власти мирския; и да не утратим по малу, неприметно, тоя свободы, которую даровал нам Кровию Своею Господь наш Иисус Хри­ стос, освободитель всех человеков» .

Помимо автокефальной Кипрской Церкви во главе с архи­ епископом, со времени императора Юстиниана существовала также автокефальная Церковь Новой Юстинианы, предстоя­ тель которой титуловался архиепископом, с ней преемствен­ но связана Охридская архиепископия .

28.4. Католикосаты. Христианские общины от древности существовали и за восточными пределами Римской епархии .

Возглавлялись они епископами, среди которых первенство принадлежало епископу Селевкии Вавилонской. В качестве первого епископа Церкви в пределах Персии он титуловался Католикосом. Впервые титул Католикоса упоминается в доку­ менте 410 года. Возглавляемый Католикосом Селевкии католикосат не имел автокефального статуса и находился в зави­ симости от Антиохийского архиепископа, впоследствии Пат­ риарха, однако обладал широкой автономией. После отпаде­ ния католикосата в несторианскую ересь Католикосы Селев­ кии Вавилонской усвоили себе и титул Патриархов, притязая на полную автокефалию. Кроме того, католикосами стали ти­ туловаться первоиерархи Армянской Церкви, оказавшейся, как известно, после Халкидонского Собора вне Вселенской Православной Церкви .

Впоследствии сан Католикоса усвоили себе Грузинские Первосвятители. История Грузинской Церкви восходит к IV веку, когда благодаря апостольскому подвигу святой Нины грузинский народ был просвещен учением Христа. Под вли­ янием святой равноапостольной Нины новую веру принял Грузинский царь Мириан. Матерью Грузинской Церкви была Антиохийская Церковь. В 467 году Предстоятель Иверской Церкви, кафедра которого находилась в Мцхете, получил от Антиохийского престола титул Католикоса. С середины VIII

296 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

века Грузинская Церковь стала фактически самостоятельной, хотя ее автокефалию не признавали в Константинополе и Антиохии .

В XIV столетии в Западной Грузии был образован новый католикосат с резиденцией сначала в Бичвинте (Пицунда), а потом в Кутаиси. Последний Абхазско-Имеретинский Католи­ кос Максим в конце XVIII века удалился на покой в Россию, в Киев. После страшного разгрома Грузии персидскими пол­ чищами в 1795 году, когда численность населения в про­ шлом великого государства, во время царицы святой Тамары, сократилась до нескольких десятков тысяч, грузинский народ увидел свое спасение в подданстве России. В 1801 году Гру­ зия была присоединена к Российской империи. Вскоре после этого, в 1811 году, упраздняется и грузинская церковная ав­ токефалия. Вместо ушедшего на покой Католикоса Антония V Святейший Синод назначил в Грузию Экзарха .

В 1917 году Грузинская Церковь восстановила свой авто­ кефальный статус, который, однако, не был признан ни По­ местным Собором Русской Церкви 1917-1918 годов, ни ново­ избранным Патриархом св. Тихоном. Предстоятель Грузин­ ской Церкви получил титул Католикоса-Патриарха. Канони­ ческое общение между Русской и Грузинской Церквами было восстановлено в 1943 году. Русская Церковь признала авто­ кефальный статус Грузинской Церкви, при этом, однако, не дана была согласованная оценка обстоятельствам, связанным с фактическим учреждением автокефалии в 1917 году .

28.5. Новые автокефальные Церкви. Помимо пяти Патри архатов, Древней Кипрской Церкви, искони автокефальной, и учрежденной при императоре святом Юстиниане автоке­ фальной архиепископии Новой Юстинианы, а также Грузин­ ского католикосата, с конца I тысячелетия по Рождестве Христовом образуются новые автокефальные Церкви. Главы их со временем удостаиваются Патриаршего сана. Образова­ ние новых поместных Церквей было связано со славянской колонизацией Балкан и обращением славянских народов в христианство. Так, при Болгарском царе Симеоне, преемни­ ке Крестителя болгар святого царя Бориса, Болгарская Цер­ ковь обрела фактическую независимость от Вселенского Пат­ риархата, а в 927 году Константинопольская Церковь призна­ ла ее автокефальный статус и Патриаршее достоинство ее Предстоятеля Дамиана. После разгрома Болгарии императо­ ром Василием Болгаробойцем Болгарская Церковь утратила

28. ОБРАЗОВАНИЕ АВТОКЕФАЛЬНЫХ ЦЕРКВЕЙ. ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК

Патриаршее возглавление. Новым ее главой стал тогда архи­ епископ Охридский, который мыслился как правопреемник древних архиепископов Новой Юстинианы .

Патриаршество восстановлено было в Болгарии вместе с ее национально-государственным возрождением в XIII веке, ког­ да Константинопольский Патриарх вместе с другими Восточ­ ными Патриархами даровал архиепископу Тырновскому Пат­ риарший титул. Вторично болгарская церковная автокефалия была утрачена после гибели Болгарского государства под на­ тиском османских турок. Султан подчинил Болгарскую Цер­ ковь Константинопольскому Патриарху, который в Турецкой империи признавался этнархом и наделен был правами граж ­ данской юрисдикции над всеми подданными султана право­ славного исповедания. До середины XVIII века просущество­ вала автокефальная Охридская архиепископия, однако клир этой южнославянской Церкви был эллинизирован .

Новое восстановление церковной независимости болгарско­ го народа произошло уже в XIX веке, в 1872 году, вначале, правда, самочинно и с нарушением канонов, что повлекло за собой анафематствование со стороны Константинополя и пре­ кращение евхаристического общения новообразованного Бол­ гарского экзархата с другими Православными Церквами .

Лишь в 1945 году болгарская схизма была преодолена, а с 1953 года Болгарская Церковь, как и в Средневековье, воз­ главляется Патриархом .

Подобно Болгарской, и Сербская Церковь в своей истории пережила несколько трагических разрывов. Самостоятельная архиепископия была учреждена в Сербии в начале XIII сто­ летия, при сыне великого жупана Неманя Стефане Первовенчанном. Автокефальным архиепископом стал младший сын Неманя — афонский инок святой Савва. В 1346 году, при короле Стефане Душане, Собором сербских епископов архи­ епископ Печский Иоанникий был возведен в сан Патриарха .

За этим последовала анафема со стороны ревниво охранявшей свои преимущества Константинопольской Патриархии. Ана­ фема была снята в 1374 году, в самый канун османского порабощения Сербии .

В 1766 году Османской Портой упраздняется Печская Пат­ риархия, а все сербские епархии передаются в подчинение Патриарху Константинопольскому. И только в 1879 году, после восстановления Сербской государственности, Сербская Церковь возвратила себе автокефальный статус. Но еще в

298 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

1710 году Печская Патриархия даровала автокефалию митро­ политу Карловацкому, главе Православной Церкви на терри­ тории, входившей в состав Австрийского государства. После венгерского восстания 1848 году митрополиты Сремских Карловцев стали носить титул Патриархов .

В 1920 году, вслед за государственным объединением сер­ бов, хорватов, словенцев и македонцев в единое государство, в единый Сербский Патриархат объединены были и ранее самостоятельные Церкви народов Югославии .

Русская П равославная Церковь — дочь Константино­ польского П атриархата — стала автокефальной в 1448 го­ ду. С 1589 года Предстоятели Русской Церкви носят П ат­ риарший титул, утраченный в 1721 году и восстановленный в 1917 году .

Вслед за освобождением части греков от турецкого ига и образованием суверенного Греческого государства в XIX веке учреждается автокефальная Афинская архиепископия, внача­ ле самочинно, но потом признанная в Константинополе. Ког­ да в начале XX века в состав Греции вошла часть Македонии и Фракии, а также Крит, Константинопольский Патриархат сохранил в своей юрисдикции эти территории .

Румынская Церковь обрела автокефальный статус в 1865 году после обретения румынским народом государственной независимости. В 1925 году Предстоятель Румынской Церк­ ви Мирон был возведен в сан Патриарха .

В XX столетии образованы четыре новых автокефальных Церкви: Албанская, Польская, Чешских земель и Словакии и Американская. Автокефальный статус Американской Церк­ ви не признается в Константинополе .

28.6. Диптихи. Все автокефальные Церкви равноправны На деле, однако, Римские епископы, усвоившие себе вместе с Александрийскими и Антиохийскими Патриархами титул пап, уже с VI столетия начинают заявлять притязания на власть над всей кафолической Церковью, обосновывая их мнимым главенством Первоверховного Апостола Петра, «кня­ зя Апостолов», как его называют на Западе, над другими Апостолами. На Востоке, который всегда оставлял за Рим­ скими епископами первенство чести и видел в них защитни­ ков и хранителей Православия, притязания на главенство в Церкви не вызывали никаких церковно-правовых послед­ ствий, а вот Западные Церкви постепенно, одна за другой, действительно оказались в юрисдикции пап .

28. ОБРАЗОВАНИЕ АВТОКЕФАЛЬНЫХ ЦЕРКВЕЙ. ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК

Особенно упорное сопротивление папским притязаниям оказывала Африканская Церковь. Карфагенский Собор вклю­ чил в свои правила «Послание к папе Римскому Келестину»

(424 г.), которое вошло во все своды правил. В этом посла­ нии Собор отвергает право Римского папы принимать апелля­ ции на судебные постановления собора африканских еписко­ пов. Но после нашествия вандалов — ариан — обескровлен­ ная А фриканская Церковь оказалась вынужденной искать защиты у папы .

Между тем, на Востоке (до Халкидонского Собора) к пер­ венству стремились Александрийские епископы. Заслуги свя­ тых Афанасия и Кирилла в защите Православия, тесный союз Александрии с Римом, установившийся со времени свя­ того Афанасия, высокий авторитет Александрийской бого­ словской школы, превосходившей по своему научному уров­ ню все остальные христианские школы империи, — питали амбиции Александрийских пап. Но осуждение и низложение главы Александрийской школы Диоскора Халкидонским Со­ бором положило конец этим несостоявшимся притязаниям .

С конца IV века на первое место выдвигается Константи­ нопольский Патриарх. Благодаря политическому значению столицы, Константинопольский Патриарх, к которому перво­ му из всех епископов обращался Император, приобрел суще­ ственные преимущества перед другими греческими Первоие­ рархами. Он получил статус посредника между Императором и другими Патриархами. Являясь в столицу, Александрий­ ский, Антиохийский или Иерусалимский Патриархи могли представляться царю только после предварительного доклада у Патриарха Константинополя. За епископами Нового Рима Халкидонский Собор признал право принимать апелляции на митрополитов Патриархата: «Аще же на митрополита облас­ ти епископ, или клирик, имеет неудовольствие, да обращает­ ся или к экзарху великия области, или к престолу царствующаго Константинополя, и пред ним да судится» (прав. 9-е) .

В конце VI века, со времени святого Иоанна Постника, Кон­ стантинопольские первоиерархи усваивают себе титул Вселен­ ских Патриархов, против чего тщетно протестовал папа Гри­ горий Великий. Еще более отчетливо значение Константино­ польских Патриархов как первоиерархов греческого Востока, подобных Римским Патриархам латинского Запада, прояви­ лось после того, как область Иллирика (занимавшая Балкан­ ский полуостров), в которой преобладало греческое населе­

300 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

ние, вместе с грекоязычными, по преимуществу, в ту эпоху Сицилией и Южной Италией, императором Львом Исавром были изъяты из юрисдикции Рима и переданы в окормление Константинопольским Патриархам .

Значение остальных Восточных Патриархов, подорванное христологическими ересями, когда большая часть населения Египта и Сирии отпала от Православной Церкви, а потом и арабским завоеванием этих стран, умалилось до крайности .

Константинопольский Патриарх, действительно, остался един­ ственным духовным главой всего христианского Востока. Эти исторические обстоятельства дали повод для изобретения ви­ зантийскими канонистами еще одной неосновательной теории .

В толковании на 3-е правило II Вселенского Собора Аристин писал: «Одинаковые преимущества и одинаковую честь с Рим­ ским епископом должен иметь и епископ Константинополя, как и в 28-м правиле Халкидонского Собора понято это пра­ вило, потому что этот город есть Новый Рим и получил честь быть градом царя и синклита. Ибо предлог “по” (meta) здесь обозначает не честь, но время, подобное тому, как если бы кто сказал: по многом времени и епископ Константинополя полу­ чил равную честь с епископом Римским» .

Возражая против такого надуманного толкования, Зонара отмечал: «Некоторые думают, что предлог “по” означает не умаление чести, а сравнительно позднейшее появление сего установления... Но 131-я новелла Юстиниана, находящаяся в 5-й книге “Василик”, титуле 3-м, дает основание иначе пони­ мать эти правила, как они и были понимаемы этим импера­ тором. В ней говорится: “Поставляем, согласно с определени­ ями Святых Соборов, чтобы Святейший папа древнего Рима был первым из всех иереев, а блаженнейший епископ Кон­ стантинополя, Нового Рима, занимал второй чин после Апо­ стольского Престола Древнего Рима и имел преимущество чести пред всеми прочими”. Итак, ясно видно, что предлог “по” означает умаление и уменьшение. Да иначе и невозмож­ но было бы сохранять тождество чести по отношению к обо­ им престолам. Ибо необходимо, чтобы при возношении имен предстоятелей их один занимал первое, а другой — второе место, и в кафедрах, когда они сойдутся вместе, и в подпи­ саниях, когда в них будет нужда». С Зонарой во всем согла­ сен и Вальсамон. Однако в «Кормчей книге» получила отра­ жение точка зрения Аристина. В толковании «Кормчей» ска­ зано: «А аще рече правило... не о том глаголет, якоже рим­

28. ОБРАЗОВАНИЕ АВТОКЕФАЛЬНЫХ ЦЕРКВЕЙ. ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК

скому честию больше быть, но о сказании времени се речено есть. Якоже бы некто, якоже се рек по многих летах равныя чести римскому епископу и Константина града епископ сподобися» .

В поддержку притязаний Константинопольских иерархов на главенство в Церкви во второй половине XI века был выпол­ нен греческий перевод подложной дарственной грамоты Кон­ стантина Великого папе Сильвестру, на самом деле составлен­ ной в Риме не ранее начала IX века. По смыслу этой грамо­ ты Римский епископ оказывался не только духовным главой, но и мирским властителем Италии и всего Запада. В Констан­ тинополе утрату этих преимуществ Римского папы, понимае­ мых, конечно, не так широко, связывали не столько с отпаде­ нием Рима от Вселенского Православия, сколько с перемеще­ нием столицы, царского скипетра, из Ветхого Рима в Новый Рим. Константинопольские Патриархи не претендовали, конеч­ но, на светскую власть в империи, но опирались на этот фаль­ сификат в отстаивании своих притязаний на главенство в Церкви. Хотя, конечно, на более серьезном и глубоком уров­ не канонического мышления Константинополь не доходил до квалифицированной папистической теории. Все эти своеобраз­ ные измышления отражали не более чем тенденцию .

Первенствующее значение Константинопольского Патриар­ ха на Православном Востоке не только сохранилось, но даже возросло после падения Константинополя в 1453 году. Заво­ еватель Ромейской державы Мухаммед II признал Патриарха Геннадия Схолария главою всей «райи» — православных подданных Порты — не только в духовном, но и в граждан­ ском отношении. Константинопольские Патриархи получили в Османской империи статус этнархов. Весьма характерно и такое обстоятельство: Порта входила в сношения с Патриар­ хом через Министерство иностранных дел. П ритязания на исключительное место во Вселенской Церкви заявлены были Константинопольской Патриархией вновь в XX столетии, главным образом, в связи с теми гонениями, которые обру­ шились в начале этого века на самую многочисленную и влиятельную в православном мире Русскую Церковь .

Православная экклезиология, однако, не оставляет места не только римско-католической доктрине о наместничестве Христа и непогрешимости Римского епископа, но и притяза­ ниям Константинопольских Патриархов на особые права во Вселенской Церкви. Вместе с тем, в списках Церквей (дип­

302 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

тихах), а значит, и при распределении мест на Соборах, в рамках межцерковного этикета каждой Церкви отведено свое место в общем ряду, и это место ее закрепляется твердо; в течение столетий оно может оставаться неизменным, хотя это место в диптихе, называемое иначе рангом чести, лишено догматического значения, а обусловлено исторически. В осно­ ве диптиха лежат разные принципы: древность Церквей, хронологическая последовательность провозглашения автоке­ фалии, политическое значение городов с кафедрами первых епископов .

Ныне Вселенская Православная Церковь включает девять Патриархатов. В порядке диптиха это: Константинополь­ ский, Александрийский, Антиохийский, Иерусалимский, Московский, Грузинский, Сербский, Румынский и Болгар­ ский Патриархаты; шесть автокефальных Церквей возглав­ ляются архиепископами (Кипрская, Элладская, Албанская) и митрополитами (П ольская, Чеш ских земель и Словакии, Американская). В Константинопольской Церкви признается несколько иной диптих: в нем нет места для Православной Ц еркви в Америке, автокефальный статус которой там не признается, а также Грузинской Церкви отведено место пос­ ле Болгарской — девятое .

История образования Поместных Церквей не оставляет возможности для догматизации преимуществ тех или других первосвятительских кафедр. Сами каноны (3-е прав. II Всел .

Соб.; 28-е прав. IV Всел. Соб.) говорят о политических и, следовательно, исторически преходящих основаниях возвыше­ ния престолов. Гражданское положение города определяло, согласно этим канонам, его место в диптихе. В 28-м прави­ ле Халкидонского Собора недвусмысленно сказано: «Ибо пре­ столу ветхаго Рима отцы прилично дали преимущества; по­ елику то был царствующий град». Здоровый церковный кон­ серватизм, правда, проявляется в том, что преимущества ка­ федры могут сохраняться длительное время и после падения политического значения города, как это произошло с престо­ лами Восточных Патриархов .

Рим отвергал в древности и отвергает ныне политическую обусловленность ранга церковной кафедры. Еще в эпоху цер­ ковного единства Востока и Запада западные отцы и еписко­ пы Рима основания для преимуществ одних престолов перед другими видели, главным образом, если не исключительно, в апостольском происхождении Церквей .

29. ВЫСШЕЕ УПРАВЛЕНИЕ В ПОМЕСТНЫХ ЦЕРКВАХ

Появление этой доктрины объясняется особенностями цер­ ковной истории Запада. Как писал П. В. Гидулянов, «ввиду отсутствия на Западе общин, основанных Апостолами, ввиду того, что здесь единственной такой общиной был Рим, первен­ ствующее положение римского епископа выводили из основа­ ния Римской Церкви Апостолами и, в особенности, Петром, князем Апостолов»278. Что же касается Востока, то к нему это западное учение неприменимо: происхождение Коринфской Церкви ничуть не менее почтенно, чем происхождение Церк­ ви Александрийской; между тем, Коринфские епископы ни­ когда не претендовали на равную честь с Александрийской .

Однако общепринятая на Востоке тенденция объяснять церковный ранг кафедры политическим положением города вполне распространяется и на Запад: Рим — это первопрес­ тольная столица империи, Карфаген — столица Африки, Равенна — резиденция Западно-Римских императоров. Таким образом, восточная точка зрения, прямо выраженная в 28-м правиле Халкидонского Собора, имеет все основания притя­ зать на общецерковную значимость .

29. ВЫСШЕЕ УПРАВЛЕНИЕ В ПОМЕСТНЫХ ЦЕРКВАХ

29.1.Канонические принципы устройства высшего управ­ ления в Поместных Ц ерквах. В ходе истории Поместные Церкви в I тысячелетии становились все более крупными об­ разованиями, но основные принципы их внутреннего устрой­ ства, будь то митрополии IV века или позднейшие Патриархаты, оставались неизменными и незыблемыми .

Каноническая основа структуры управления во всякой автокефальной Поместной Церкви определена в 34-м Апос­ тольском правиле: «Епископам всякаго народа, — гласит оно, — подобает знати перваго в них и признавати его яко главу, и ничего превышающего их власть не творити без его разсуждения; творити же каждому только то, что касается до его епархии и до мест, к ней принадлежащих. Но и первый ничего да не творит без разсуждения всех. Ибо тако будет единомыслие, и прославится Бог о Господе во Святом Духе, Отец и Сын и Святый Дух» .

По толкованию Зонары, «настоящее правило повелевает, чтобы первенствующих епископов в каждой епархии почита­ ли главою и без них не делали ничего такого, что имеет от­ ношение к общему состоянию Церкви, каковы, например,

304 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

догматические исследования, мероприятия по поводу общих заблуждений, поставления архиереев и тому подобное... Впро­ чем, — продолжает Зонара, — и первенствующему епископу правило не позволяет, по злоупотреблению честию, превра­ щать оную в преобладание, действовать самовластно и без общего согласия своих сослужителей делать что-либо указан­ ное выше или подобное тому» .

Больш ая часть правил, конкретизирующих права и обя­ занности Первоиерарха — главы Поместной Церкви — отно­ сится к IV веку — первой половине V века, поэтому обычно первый епископ именуется в этих канонах митрополитом .

Правило 9-е Антиохийского Собора, по сути, представляет собой развернутый перифраз 34-го Апостольского правила .

Каноны 16-й и 20-й Антиохийского Собора и 19-е правило Халкидонского Собора возлагают на митрополита обязанность созывать Поместные Соборы и предоставляют ему право пред­ седательствовать на них. Каноны 4-й и 6-й I Никейского Со­ бора возлагают на Первоиерархов попечение о вдовствующих кафедрах и осуществление руководства при избрании еписко­ пов, а также утверждение избранных. Согласно 9-му прави­ лу Халкидонского Собора, главе Поместной Церкви (митропо­ литу и экзарху) принадлежит право принимать жалобы на епископов и назначать соответствующие расследования. Пра­ вило 63-е Карфагенского Собора предусматривает посещение Первоиерархом подчиненных епископий, иными словами, да­ ет ему право визитации .

Наконец, согласно 14-му правилу Двукратного Собора, подчиненные Первоиерарху епископы обязаны возносить его имя за богослужением: «Аще который епископ, — гласит канон, — поставляя предлогом вину своего митрополита, прежде соборнаго разсмотрения, отступит от общения с ним и не будет возносити имя его, по обычаю, в Божественном тайнодействии, о таковом святый Собор определил: да будет низложен...»

Таким образом, обязанности, возлагаемые в соответствии с канонами на Первоиерарха Поместной Церкви, не сводятся к председательству в соборе епископов, как это пытались пред­ ставить в русской церковной печати начала XX века сторон­ ники обновленческой тенденции279 .

В правилах, однако, определены и границы власти Перво­ иерарха. В делах, касающихся всей Поместной Церкви, он не может решать ничего важного без согласия собора епископов

29. ВЫСШЕЕ УПРАВЛЕНИЕ В ПОМЕСТНЫХ ЦЕРКВАХ

(34, 74-е Апост. прав.; 9, 19-е прав. Ант. Соб.). Первоиерарх избирается и поставляется собором зависящих от него епис­ копов и в случае печальной необходимости подлежит их суду (1-е прав. Ефес. Соб.). В парикии подчиненного ему еписко­ па Первоиерарх мог действовать лишь как административная власть, но не как архиерей: он не вправе был здесь ни руко­ полагать, ни учить, ни совершать каких-либо архиерейских действий без согласия местного епископа («Кормчая», гл. 58) .

При решении церковных дел Первоиерарх действует не еди­ нолично, а от лица всей поместной иерархии, которая пред­ ставлена на Соборе. Через Собор проявляется экклезиологический принцип равенства духовной власти, равенства служе­ ния всех епископов, независимо от их титулов и принадле­ жащей им административной власти .

Согласно 37-му Апостольскому правилу, созыв Собора про­ исходит дважды в году: «В первый раз, в четвертую неделю Пятидесятницы, а во вторый, октября во вторыйнадесять день».

Впоследствии Трулльский Собор издал новое правило:

созывать Собор не реже одного раза в год: «Но как, по при­ чине набегов варваров и по иным случайным препятствиям, предстоятели церквей не имеют возможности составляти со­ боры дважды в году, то разсуждено: для могущих, как веро­ ятно, возникати церковных дел, в каждой области всемерно быти собору вышереченных епископов единожды в лето... в том месте, которое, как выше речено, изберет епископ мит­ рополии» (8-е прав.). По зову Первоиерарха все епископы обязаны являться на указанное им место. Отсутствующие без уважительной причины подлежат прещениям (19-е прав. IV Всел. Соб.; 87-е прав. Карф. Соб.; 8-е прав. Трулл. Соб.) .

Чтобы постановления Собора имели законную силу, он, согласно канонам, должен состоять не менее чем из трех иерархов — митрополита и двух епископов (16-е, 20-е прав .

Ант. Соб.). В случае, если бы местные гражданские началь­ ники воспрепятствовали епископу явиться на Собор, то, со­ гласно церковным канонам, они подлежат отлучению (6-е прав. VII Всел. Соб.), а на основании 137-й новеллы Юстини­ ана такие начальники отстранялись от своей должности. К компетенции Собора относятся все дела, касающиеся церков­ ной области, но решаться эти дела должны на общецерков­ ных основаниях, в соответствии с догмами и канонами; в противном случае, Поместная Церковь рискует отпасть от ка­ фолического единства .

306 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

По определению VII Вселенского Собора, вопросы, относя­ щиеся к ведению Соборов, разделяют на «канонические» и «евангельские». Согласно толкованию Вальсамона, «канони­ ческие предания суть: законные и незаконные отлучения, определения клириков, управление епископским имуществом и таковое, то есть все, относящееся к области церковного управления и суда, а евангельские предания и Божии запо­ веди суть: крестить во Имя Отца и Сына и Святаго Духа; не прелюбы сотвори, не любодействуй, не лжесвидетельствуй и подобное» — иными словами, литургическая жизнь Церкви, христианская нравственность и вероучение. В соответствии с 37-м Апостольским правилом и 20-м правилом Антиохийско­ го Собора к компетенции Собора относятся и «рассуждения о догматах благочестия» .

Поместный Собор является также и судебным учреждени­ ем. Он представляет собой первую инстанцию при рассмотре­ нии споров между епископами о границах их областей (17-е прав. IV Всел. Соб.; 25-е прав. Трулл. Соб.), по жалобам клириков на чужого архиерея (9-е прав. IV Всел. Соб.) и по жалобам на епископов с обвинением их в действиях, несов­ местимых с достоинством архиерейского сана (12-е прав .

Ант. Соб.). А для всех мирян и клириков, в отношении ко­ торых епископ изрек приговор об их отлучении, Поместный Собор представляет собой вторую апелляционную инстанцию (5-е прав. I Всел. Соб.; 6, 14, 15-е прав. Ант. Соб.). Карфа­ генский Собор в своем 12-м правиле предусматривает присут­ ствие двенадцати епископов для суда над епископом, шести — для суда над пресвитером, трех — для суда над диаконом .

Но в судебной практике Древней Церкви это правило не счи­ талось обязательным; и пресвитеры, и диаконы обыкновенно подлежали суду одного своего епископа, но суд над еписко­ пом может совершаться только соборно .

29.2. Высшее управление в Патриархатах. Права Патриар хов, согласно канонам, в главном аналогичны правам автоке­ фальных митрополитов, но круг их более широкий. Патриар­ хам принадлежало право утверждать митрополитов, избран­ ных провинциальными соборами, и рукополагать их. В отли­ чие от митрополитов, Патриархи имеют право ставропигии, то есть, посылая свой Патриарший крест при основании хра­ ма или монастыря, они могут изъять этот храм или монас­ тырь из юрисдикции местного епископа. По толкованию Вальсамона на 31-е Апостольское правило, право ставропи­

29. ВЫСШЕЕ УПРАВЛЕНИЕ В ПОМЕСТНЫХ ЦЕРКВАХ

гии, не упомянутое в канонах, покоится на «долговременном церковном неписаном обычае, который с незапамятных вре­ мен и поныне имеет в Церкви силу правил» .

Канонические постановления об избрании митрополитов распространились вначале и на избрание Патриархов. Впос­ ледствии право утверждения Патриархов присвоили себе светские государи. В XV веке, на закате Византийской импе­ рии, епископ Симеон Солунский так описывал поставление Патриарха: «Когда Патриарх умирал, император призывал епископов ближайших городов для участия в избирательном соборе; кроме епископов, на соборе присутствовал также хартофилакс дворца. Собор избирал трех кандидатов, которые и предлагались благоусмотрению императора. Император изби­ рал одного из них. Затем следовала интронизация новоизб­ ранного. Император посылал ему мантию и панагию прежне­ го Патриарха, которые хранились у него как у защ итника Церкви после его кончины, затем во дворце сам вручал из­ бранному Патриарший жезл и объявлял его Патриархом»280 .

На упреки тех, кто возражал против участия императора в поставлении Патриархов, Симеон Солунский отвечал так:

«Совсем не император поставляет Патриарха, а собор; импе­ ратор, будучи благочестивым, принимает лишь участие в этом и не потому только, что он защитник Церкви и пома­ занник Божий, но чтобы, принимая в этом участие, дать большую силу тому, что делает Церковь»281 .

Католическим богословием и канонистами практика учас­ тия императора в поставлении Патриархов и епископов ис­ пользуется как аргумент в противоправославной полемике .

Между тем, как отмечал епископ Никодим (Милаш), «в древ­ нее время, много раньше, чем явилось участие византийских императоров в поставлении Константинопольского Патриарха, западные государи при избрании римских пап пользовались правом утверждения. Об этом свидетельствуют постановление императора Гонория, который в 418 году подтвердил Собор Бонифация I и отвергнул Собор Евлавия; эдикт Одоакра 484 года о том, что никакой выбор папы не может быть sine поstrae consultationae (без совещания с нами. — В. Д.); закон Теодориха, подтверждающий эдикт Одоакра в этом отноше­ нии. После определения Латеранского Собора 1179 года, ко­ торым избрание пап было вверено исключительно коллегии кардиналов, право утверждения папского избрания со сторо­ ны государя получило отрицательный характер и преврати­

308 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

лось в право запрещения избирать лицо, против которого были западные государи»282. Еще в XIX веке Австрийскому императору принадлежало право вето при избрании кандида­ тов на папский престол .

Подобно высшей церковной власти в древних автокефаль­ ных митрополиях, в Патриархатах церковная власть осуще­ ствляется в единении Первоиерарха — предстоятеля с собо­ ром епископов. Но поскольку регулярные собрания епископов таких обширных областей, какими являются Патриархаты, связаны были с большими затруднениями и неудобствами, уже в период Вселенских Соборов при Патриарших кафедрах образовались постоянные соборы, или синоды епископов. Сло­ во «синод» означает собор, но на русском язы ке оно стало употребляться в значении «малый, постоянно действующий собор». Особую важность среди них имел, конечно, Констан­ тинопольский Синод эндимуса ( ). Он соби­ рался из митрополитов и епископов, приезжавших в столицу по делам своих Церквей и порой проживавших в ней по не­ скольку лет. Благодаря этому Патриарх во всякое время имел возможность собрать достаточное число архиереев для принятия соборного решения. После падения Византии, ког­ да к Патриарху с синодом перешла и гражданская власть над православными подданными Порты, в синод были включены и представители мирян — фанариоты, избираемые народным собранием .

30. ВЫСШЕЕ УПРАВЛЕНИЕ В РУССКОЙ ЦЕРКВИ

ДО КОНЦА XVII ВЕКА

30.1. Русская Церковь в юрисдикции Константинопольско го П атриархата. До середины XV столетия Русская Церковь, получившая свое начало от Греческой, не была автокефаль­ ной, а находилась в юрисдикции Константинопольского Пат­ риархата, несмотря на то, что Русь была независимым государством с огромной территорией, превосходившей в ту пору размеры Византийской империи, и более чем с 5-миллионным населением (а по тем временам это численность насе­ ления великой страны) .

Правда, академик Е. Е. Голубинский, проводя параллель между основными положениями международного права и теми нормами, которыми руководствуются Поместные Церк­ ви в своих взаимоотношениях, писал: «Частная Церковь Гре­

30. ВЫСШЕЕ УПРАВЛЕНИЕ В РУССКОЙ ЦЕРКВИ ДО КОНЦА XVII ВЕКА

ческая имела совершенно такое же право подчинить себе ча­ стную Церковь Русскую, какое право имело бы государство Греческое подчинить себе государство Русское, то есть не имела права ни малейшего и вовсе никакого»283. И противо­ правная, с точки зрения E. Е. Голубинского, зависимость Русской Церкви от Греческой — от Константинопольского Престола — явление более позднее, а прежде Русская Цер­ ковь была независима, автокефальна. «Существуют основания думать, — отмечал он, — что первоначально дело было не так, а именно, что Русская Церковь первоначально получи­ ла было самостоятельность или независимость»284. Впрочем, сам ученый замечает: «Наше предположение эпизода автоке­ фалии не имеет особенной твердости, и мы не настаиваем на нем усиленным образом»285 .

Настаивать на первоначальной автокефалии — значило бы настаивать на совершенно беспримерном явлении в церков­ ной истории. Ни в древности, ни в новое время не известно ни одного случая, когда бы новообразованная Поместная Церковь не находилась в течение более или менее длительно­ го времени (часто на протяжении столетий) в канонической зависимости от Церкви-Матери .

Церковное предание, письменные источники, логика церковно-исторического процесса однозначно позволяют говорить о том, что и история Русской Церкви не представляла собой в этом отношении исключения. Русская митрополия в Кон­ стантинопольских диптихах занимала место в ряду послед­ них: в древнейшем из них — 61-е, а в более позднем, состав­ ленном уже при императоре Андронике Палеологе (1306гг.), — 71-е. Рядовые митрополии Константинопольско­ го Патриархата, занимавшие более почетные места в роспи­ сях, по числу православных жителей зачастую уступали не только всей Киевской митрополии, но и нашим отдельным епархиям .

В Византии каноническое основание зависимости Русской Церкви находили в 28-м правиле Халкидонского Собора: «По­ сему токмо митрополиты областей Понтийския, Асийския и Фракийския, а также епископы у иноплеменников вышереченных областей да поставляются от вышереченнаго святейшаго престола Константинопольския Церкви...» С точки зрения гео­ графии, считать русских иноплеменниками Ф ракии, то есть варварами, земля которых примыкает к этому диоцезу, — это, по меньшей мере, натяжка, но как Церкви-Матери, Констан­

310 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

тинопольскому Патриархату принадлежало законное право оп­ ределять статус рожденной от нее Русской митрополии .

Историческая странность заключалась в следующем: наша Церковь была зависима не только от Цареградского Патриар­ ха и Синода, но и от Императора ромеев. В важнейших ак­ тах Константинопольской Патриархии, касавшихся Киевской митрополии, упоминалось, что они изданы с согласия «высо­ чайшего и святого самодержца» или по его прямому распоря­ жению. В византийском церковном и государственно-право­ вом сознании Император, василевс, мыслился как хранитель догматов и христианского благочестия, как верховный защит­ ник Православия, а значит, и как самодержец (автократор) всех православных народов. Ныне это может показаться всего лишь курьезом, однако для средневекового правового созна­ ния, которому был чужд племенной, национальный сепара­ тизм, который был проникнут унитарной идеей, было впол­ не естественно, что все православные государи считались вас­ салами Императора. «Правители прочих государств получали от него, в зависимости от их политического веса и родствен­ ных связей с правящей в Константинополе династией, титу­ лы архонтов, князей, стольников». В своем труде «О церемо­ ниях» Константин Багрянородный писал, что к болгарским царям следует обращаться так: «К любезному и вдохновенно­ му нашему сыну — архонту христианского народа болгар (De ceremoniis, 690)»286 .

Киевскому Великому князю в XII веке в Константинопо­ ле усвояли скромный придворный титул стольника. Имя Императора поминалось за богослужением в русских храмах .

Вассальная зависимость Руси от Византии была, конечно, дипломатической, этикетной фикцией, но фикцией, глубоко укорененной в правосознании христианского Средневековья .

Существует крайне любопытный исторический документ, превосходно иллюстрирующий притязательность византийско­ го правосознания. В конце XIV века, когда Ромейская держа­ ва включала в себя лишь столицу с ее ближайшими окрест­ ностями, Великий князь Московский Василий Дмитриевич не велел митрополиту возносить имя императора за богослуже­ нием на том основании, что «русские имеют Церковь, а царя не имеют и знать не хотят». Слух об этом нововведении до­ шел до Константинополя, и Патриарх Антоний направил Ве­ ликому князю Василию грамоту, в которой писал: «Это нехо­ рошо. Святой царь занимает высокое место в Церкви, он —

30. ВЫСШЕЕ УПРАВЛЕНИЕ В РУССКОЙ ЦЕРКВИ ДО КОНЦА ХУП ВЕКА

не то, что другие местные князья и государи. Цари вначале упрочили и утвердили благочестие во всей вселенной, цари собирали Вселенские Соборы; они же подтвердили своими за­ конами соблюдение того, что говорят божественные и свя­ щенные каноны о правых догматах и о благоустройстве хри­ стианской жизни; много подвизались против ересей. За все это они имеют великую честь и занимают высокое место в Церкви. И если, по Божию попущению, язычники окружили владения и земли царя, все же до настоящего дня царь по­ лучает то же самое постав л ение от Церкви, по тому же чину и с теми же молитвами помазуется великим миром и постав­ ляется царем и самодержцем ромеев, то есть всех христиан .

На всяком месте, где только именуются христиане, имя царя поминается всеми патриархами, митрополитами и епископа­ ми, и этого преимущества не имеет никто из прочих князей или местных властителей. Невозможно христианам иметь Церковь и не иметь царя... Если и некоторые другие из хри­ стиан присваивали себе имя царя, то все эти примеры суть нечто противоестественное, противозаконное, более дело тира­ нии и насилия (нежели права). В самом деле, какие отцы, какие соборы, какие канрны говорят о тех? Но все, и сверху и снизу, гласит о царе природном, которого законоположения исполняются во всей вселенной и его только имя повсюду поминают христиане, а не чье-либо другое»287. И Патриарх Антоний добился тогда того, чтобы на Руси возобновлено было возношение «божественного царского имени» .

Константинопольскому Патриарху вместе с Синодом и в согласии с Императором принадлежали следующие права по отношению к Русской Церкви: посвящение русских митропо­ литов, которое при расширительном толковании этого права соединялось обычно и с назначением их, чаще всего из гре­ ков. За все время зависимости Русской Церкви было лишь несколько исключений из этого правила. Русские по проис­ хождению митрополиты Иларион и Климент Смолятич были поставлены по воле русских князей и посвящены русскими епископами, но в Константинополе их митрополитами не признавали и от своих прав назначать на Русь Первоиерар­ хов не отказывались. Назначенные по воле великих князей и родом русские митрополиты Кирилл III, святой Петр и свя­ той Алексий посвящались в Константинополе .

Константинопольскому Престолу принадлежало также пра­ во регулирования русского церковного устройства. В Констан­

312 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

тинополе издавали грамоты об учреждении новых митрополи­ чьих кафедр на Руси, о перенесении кафедры митрополита из одного города в другой. В 1303 году помимо Киевской мит­ рополии была основана независимая от нее митрополия в Галиче, которая с тех пор несколько раз упразднялась и вос­ станавливалась вновь. В XIV веке некоторое время существо­ вала такж е Киевско-Литовская митрополия наряду с Киев­ ско-Московской. Резиденция Киевских митрополитов, в зави­ симости от обстоятельств, складывавшихся на самой Руси, но с ведома Константинополя, переносилась несколько раз: из Переяславля в Киев, оттуда во Владимир-на-Клязьме и, нако­ нец, в Москву .

Константинопольские Патриархи требовали от митрополи­ тов представления сведений о положении церковных дел на Руси и осуществляли высший надзор за их деятельностью. В Патриаршей грамоте 1354 года было сказано, что Киевский митрополит должен не реже чем раз в два года являться с докладом в Константинополь или, по крайней мере, присы­ лать своих уполномоченных .

В Константинополе окончательно разрешались споры, воз­ никавш ие на Руси, например, о посте в среду и пятницу, если на эти дни приходятся великие праздники .

Константинопольской Патриархии принадлежало и право суда над русскими митрополитами по жалобам на них со стороны епископов или князей, право получения денежной дани от митрополии, право ставропигии. Из Константинопо­ ля присылалось на Русь святое миро .

В эпоху удельной раздробленности власть общерусского митрополита, поставленного за пределами Русского государ­ ства, и существующая независимо от местных князей, служи­ ла сохранению единства Русской Церкви, единению Руси, противодействовала сепаратистским тенденциям удельных княжеств .

Высшая власть над епархиями принадлежала митрополи­ ту с собором епископов. Митрополит с Собором открывал новые епископские кафедры, но в этом деле часто решающее значение имела воля Великого или удельного князя; в от­ дельных случаях на это требовалось согласие Патриарха .

Митрополит Иоанн II настаивал на том, чтобы «учащение епископий», то есть учреждение новых епархий, совершалось с крайней осторожностью. Епископии Русской Церкви отли­ чались от византийских необычайно огромными размерами;

30. ВЫСШЕЕ УПРАВЛЕНИЕ В РУССКОЙ ЦЕРКВИ ДО КОНЦА ХУП ВЕКА

как правило, значительно превосходя византийские митропо­ лии, каждая из которых включала в себя несколько епископий. Первыми кафедрами на Руси были Киевская, Новгород­ ская, Черниговская, Ростовская, Владимиро-Волынская, Бел­ городская, Туровская, Пинская. Позже были открыты кафед­ ры в Смоленске, Рязани, Перемышле, Владимире-на-Клязьме и в некоторых других городах .

Митрополиту принадлежало право поставления епископов .

Вопрос о замещении вдовствующих кафедр митрополит согла­ совывал с князем. В Новгороде владыки избирались народом и клиром и только посвящались митрополитом и епископами .

Митрополит созывал епископов на Собор и председатель­ ствовал на нем. Как общие пастыри всей Русской земли, митрополиты имели также право административного надзора за всеми епархиями Русской Церкви; вместе с Собором они вершили суд над епископами (в отдельных случаях митропо­ лит производил суд единолично). Все епархии Русской Ц ерк­ ви платили своим Первоиерархам дань .

30.2. От начала автокефалии до учреждения Патриарш е­ ства. Отпадение Константинопольского Патриарха Иосифа и присланного им на Русь митрополита Исидора в унию послу­ жило толчком к исторически назревшему событию — отделе­ нию Русской Церкви от кириархальной Константинопольской Церкви. Преемник Исидора митрополит Иона поставлен был в 1448 году собором русских епископов без утверждения Пат­ риарха. С тех пор, даже после падения унии на греческом Востоке, русские митрополиты посвящались самостоятельно собором русских епископов и для поставления в Константи­ нополь больше не ездили. После завоевания Византии турка­ ми для русских, освободившихся от Золотоордынского ига, стало невозможным оставаться в церковной зависимости от Константинопольского Патриарха, оказавшегося в неволе у «поганых агарян» .

Уже в конце XV века, после падения Константинополя и в связи с женитьбой Иоанна III на принцессе из византийского дома Палеологов Софии, а также перенесением императорских регалий в Москву, но главным образом, конечно, вследствие того, что освободившееся от монголо-татарского ига, необычай­ но усилившееся Московское княжество стало единственным независимым и, в этом смысле, самодержавным православным государством, на Руси складывается учение о Москве — Тре­ тьем Риме. Старец Псковского Елизарова монастыря Филофей

314 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

в посланиях к Василию III и Иоанну III, к дьяку Мисюре Мунехину приходит к выводу о том, что центр последней монархии Римской переходит из одного Рима в другой: из Нового Рима, Константинополя, после «соединения греков с латынею на Осьмом соборе», царство, а вместе с ним и Цер­ ковь православная, «паки в третий Рим бежа, иже есть в но­ вую, великую Русь... Внимай, Государю, — пишет старец Ве­ ликому князю, — яко вся христианския царства снидошася в твое едино, яко два Рима падоша, а третий стоит, и четверто­ му не быти, уже твое христианское Царство инем не останет­ ся. Един ты — во всей поднебесней Христианом царь»288 .

Венчание Московского князя Иоанна IV на царство окон­ чательно закрепило государственно-правовой взгляд на Мос­ ковского царя как на правопреемника византийских василевсов, которые традиционно считались защитниками и покро­ вителями Вселенского Православия. Поэтому русские само­ держцы не устранялись от участия в решении всех важных церковных дел, будь то назначение на архиерейские кафед­ ры, канонизация святых, церковная дисциплина, монастыр­ ское благочиние, церковный суд. По примеру византийских императоров, русские государи считали своим долгом хранить Православие и защищать Церковь от ересей и расколов. Од­ нако Московские цари, не имевшие такого исторического прошлого, как языческая Римская империя, и поэтому более доступные религиозно-нравственному воздействию Церкви, держали себя по отношению к церковной власти почтитель­ нее и смиреннее, чем василевсы. Несмотря на ряд серьезных попыток со стороны царей подчинить себе Церковь и в цер­ ковных делах стать выше Первоиерархов, в допетровской Ру­ си сохранилась, может быть, в более чистом виде, чем в Византии, симфония церковной и государственной власти .

Историки предполагают, что некоторое время после уч­ реждения автокефалии митрополия находилась под отлучени­ ем Патриарха, но позже в Константинополе смирились с со­ вершившимся фактом, хотя официально автокефалию Рус­ ской Церкви не признавали. Об этом свидетельствует следу­ ющее обстоятельство: когда в конце XVI века велись перего­ воры об учреждении Патриаршества, Константинопольский Патриарх Иеремия предлагал вначале дать Русской Церкви автокефального архиепископа. Следовательно, до тех пор он еще не признавал ее автокефальной, но нужда заставляла Патриархов обращаться в Москву за милостыней, и между

30. ВЫСШЕЕ УПРАВЛЕНИЕ В РУССКОЙ ЦЕРКВИ ДО КОНЦА XVII ВЕКА

Константинопольской Патриархией и Московской митрополи­ ей вскоре после 1448 года восстановилось церковное общение .

Мнение Н. С. Суворова о том, что в XVII веке во время суда над Патриархом Никоном и даже еще при Петре I ав­ токефалия Русской Церкви не понималась «в том неограни­ ченном и безусловном смысле, в каком она понимается те­ перь»289, основано на искаженном представлении о характере автокефалии, отождествляемом канонистом с государствен­ ным суверенитетом. Неограниченной и безусловной автокефа­ лии Поместной Церкви по существу быть не может, ибо Все­ ленская Церковь — это единый живой организм, а не конфе­ дерация отдельных, совершенно, не зависимых друг от друга Церквей. Поместные Церкви не находятся в подчинении одна у другой, однако они взаимно соподчинены и образуют кафо­ лическое единство. Поэтому участие Патриархов греческого Востока в суде над Патриархом Никоном, которое не явл я­ лось безусловно необходимым, но вполне допускалось с кано­ нической точки зрения, нисколько не свидетельствует о не­ полноте автокефалии нашей Церкви .

Другое дело, что сами Восточные Патриархи, принимая челобитные от русских и творя суд по этим челобитным во время своего пребывания в России, превышали принадлежа­ щие им законные полномочия и, тем самым, обнаруживали свойственные им неосновательные, но традиционные притяза­ ния на исключительное, привилегированное положение Гре­ ческой Церкви. Такое церковное, государственно-правовое, историческое и этническое правосознание, характерное для греков, внутренне противоречиво. Если современные греки рассматриваются как ромеи, то совершенно очевидно, что ромеи они вовсе не в этническом смысле: этнические ромеи (римляне) — это латиняне, а в том смысле, общепринятом в Византийскую эпоху, в каком все православные христиане — ромеи. Противопоставляя себя славянам и другим негречес­ ким православным народам как варварам, они, в сущности, начинают мыслить о себе как об эллинах в том сложившем­ ся в первые века христианства смысле, когда эллины проти­ вопоставлялись христианам. В Церкви же нет места для на­ ционального превозношения, тщеславия и амбиций .

Святой Иона, первый автокефальный русский Первоие­ рарх, имея резиденцию в Москве, носил еще титул митропо­ лита Киевского и всея Руси. Преемник же его Феодосий был титулован уже как Московский митрополит .

316 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

После установления в Москве автокефалии западные рус­ ские епархии образовали отдельную митрополию, вначале на­ зывавшуюся по-старому — Киевской и всея Руси, а потом менее притязательно — Киевской и Галицкой. До своего вос­ соединения с Московской Патриархией в конце XVII века она оставалась зависимой от Константинопольского Патриархата .

Права автокефальных Московских митрополитов относи­ тельно подчиненных ему епархий соответствовали канонам (34, 16, 20-е Апост. прав.; 4, 6-е прав. I Всел. Соб.; 9-е прав .

Ант. Соб.; 9, 19-е прав. IV Всел. Соб.). Митрополиты созыва­ ли епископов на Соборы и председательствовали на них. При­ нято было за правило, чтобы архиереи собирались в Москву для совещаний не реже одного раза в год. В случае необходи­ мости епископы собирались чаще. Бывало и так, что, собрав­ шись в Москве по требованию обстоятельств, архиереи надол­ го задерживались в столице, составляя с малыми промежутка­ ми времени целый ряд Соборов. В иных случаях созывался Собор «из прилучившихся в Москве епископов», подобный Константинопольскому «синоду эндимуса». Для этого почти все архиереи имели в Москве свои постоянные подворья. Ха­ рактерно и то, что в этих Освященных Соборах принимали участие не только архиереи, но и архимандриты, игумены, пресвитеры, носители светской власти: князья, цари, бояре .

Из Поместных Соборов Русской Церкви, когда она была автокефальной митрополией, особую историческую значимость имели следующие: 1491 года — о продолжении пасхалии на восьмую тысячу лет; 1503 года — против жидовствующих и о монастырском землевладении; 1577 и 1549 годов — о канони­ зации русских святых, и 1551 года — издавший свод законов об устроении церковного порядка — «Стоглав». Соборы созы­ вались такж е и для решения текущих дел: рукоположения епископов на вдовствующие кафедры, суда над архиереями .

30.3. Учреждение Патриаршества. В 1589 году при царе Фе доре Иоанновиче, по хлопотам боярина Еориса Годунова, на Руси учреждено.было Патриарщество. Первый Московский Пат­ риарх святой Иов поставлен был при участии Вселенского Пат­ риарха Иеремии II, который находился тогда в России для сбо­ ра милостыни. В связи с этим актом была составлена «Уложен­ ная грамота», которая помещена в начале «Кормчей книги» .

«Уложенная грамота об учреждении Московского Патриар­ хата»" —"это один из самых важных документов в истории Русской Церкви, Российского государства, а также в сфере

30. ВЫСШЕЕ УПРАВЛЕНИЕ В РУССКОЙ ЦЕРКВИ ДО КОНЦА XVII ВЕКА

взаимоотношений между Поместными Православными Церк­ вами. Отражение в его тексте идеи старца Филофея о Тре­ тьем Риме придает ему такж е характер памятника полити­ ческой, юридической и богословской мысли .

При этом особое значение имеет и то обстоятельство, что под ним поставлены подписи не только русских архиереев, архимандритов и игуменов, но такж е и стоящая на первом месте подпись Патриарха Константинопольского Иеремии вместе с подписями митрополита Монемвасийского Иерофея, архиепископа Элассонского Арсения и греческого архиманд­ рита Христофора. С формально-юридической стороны «Уло­ женная грамота» является поэтому документом, принадлежа­ щим в равной мере как Москве, так и Константинополю .

Правда, с точки зрения истории создания этого текста, он — продукт царской канцелярии. Патриарх Иеремия и греческие архиереи поставили свои подписи под документом, мягко говоря, без энтузиазма. Митрополит Монемвасийский Иерофей долго не хотел подписывать «Уложенной грамоты». «Что это за грамота? — допрашивал он дьяка А. Щелкалова.

— И что я должен в ней продписывать?» — Щ елкалов объяснил:

«Тут написано, как вы поставили Патриарха и как пришли сюда». — «Тогда почему же не написать ее по-гречески и по­ чему не дать предварительно выслушать?»... Иерофей долго не подписывал, говоря, что он опасается, как бы не раздели­ лась Церковь Божия и не явилась бы в ней другая глава и не произошла бы великая схизма. Иерофей признает, что, в конце концов, он подписал грамоту только из страха, чтобы его не утопили в Москва-реке. Видимо, царские пристава по­ пугивали Иерофея, как ослушника царской воли. Иеремия должен был заступиться за него и даже для успокоения со­ вести друга совершил обряд заклятия на русских, если бы они учинили ту схизму, какой опасался Иерофей»290. Так выглядят обстоятельства подписания «Грамоты» в представ­ лении известного русского церковного историка А. В. Карта­ шева, очевидно, достаточно достоверном .

Эти курьезные обстоятельства, связанные с поставлением подписей под документом, несомненно, говорят о колебаниях греческих епископов. Тем не менее, они все-таки подписали «Уложенную грамоту», а значит, хотя в ней и могли быть неудобные для них выражения, но совершенно неприемле­ мых не было. Было бы все-таки абсурдно предполагать, что само содержание «Уложенной грамоты» грекам не было из­

318 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

вестно. Во всяком случае, мы имеем основание при всех свое­ образных обстоятельствах составления «Грамоты» рассматри­ вать ее как согласованный документ .

В «Уложенной грамоте» есть место, в котором воспроизво­ дится идея старца Филофея о Третьем Риме. Это место было в свое время предметом как текстологического, так и содер­ жательного исследования Н. В. Синицыной291. И сделанные ею выводы, в целом, адекватны. Представляется, однако, уместным сделать особый акцент на богословском и канони­ ческом аспектах проблемы. В уста Патриарха Нового Рима в «Уложенной грамоте» влагается следующая речь: «Во истину в тебе, благочестивом царе (имеется в виду занимавший тог­ да царский престол Феодор, сын Иоанна Грозного. — В. Ц.) Дух Святый пребывает, и от Бога сицевая мысль тобою в дело произведена будет (речь идет об учреждении в Москве Патриаршества. — В. Ц.) праве и истинно вашего благородия начинание, а нашего смирения и всего Освященного собора того превеликого дела свершение. Понеже убо ветхий Рим падеся Аполинариевою ересью, вторый же Рим, иже есть Константинополь, агарянскими внуцы от безбожных турок обладаем, твое же, о благочестивый Царю, великое Россий­ ское царство, третий Рим, благочестием всех превзыде, и вся благочестивыя царствия в твое воедино собрася, и ты един собрася, и ты един под небесем христьянский Царь именуешися во всей вселенней, во всех христианах, и по Божию Промыслу и Пречистыя Богородицы милости и молитв ради новых чюдотворцов великого Российского царства Петра и Алексия и Ионы, и по твоему царскому прошению у Бога, твоим царским советом, сие превеликое дело исполнитца»292 .

Сравним это место с собственными словами старца Фило­ фея по наиболее аутентичному тексту, бесспорно, подлинно­ го Послания к государеву дьяку Михаилу Григорьевичу Мисюре-Мунехину: «Да веси, христолюбче и боголюбче, яко вся христианская царства приидоша в конец и снидошася во еди­ но царство нашего Государя, по пророческим книгам, то есть Ромейское царство. Два убо Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не быти»293 .

Главное отличие формулы, содержащейся в «Уложенной грамоте», от соответствующего места из послания старца Филофея заключается, несомненно, в отсутствии в «Грамоте»

профетического утверждения о том, что Четвертому Риму не бывать. Нам сейчас трудно сказать, каким образом в процес­

30. ВЫСШЕЕ УПРАВЛЕНИЕ В РУССКОЙ ЦЕРКВИ ДО КОНЦА XVII ВЕКА

се составления документа эта мысль Филофея оказалась ис­ ключенной из «Уложенной грамоты»: было ли это сделано по требованию греческой стороны, или это было решено в самой канцелярии, изготовившей документ, потому что предвиде­ лось несогласие греков на включение в текст документа этой, столь притязательной и на основании догматов и канонов не доказуемой мысли старца, либо пророчество о том, что Мос­ ква — последний Рим и четвертому уже не бывать, самими составителями «Грамоты» в Москве сознавалась как неумест­ ная в официальном церковном документе, связанном с взаи­ моотношениями двух Поместных Церквей. Устранение этой формулы лишает рассматриваемый документ апокалиптичес­ кой остроты и эсхатологической перспективы, столь важной для самого старца Филофея и, несомненно, приглушенной в позднейшем осмыслении филофеевских идей, когда, впрочем, идея о том, что Четвертому Риму не быть, стала весьма по­ пулярной и расхожей, но, утратив филофеевский апокалипти­ ческий пафос, приобрела триумфалистское звучание .

Как бы там ни было, но как раз отсутствие этого суще­ ственного элемента из идеологического построения старца Филофея в «Уложенной грамоте» свидетельствует о критичес­ ком подходе ее составителей к заимствованным у Филофея идеям, и потому позволяет с большей основательностью при­ нимать включенные в «Грамоту» слова как выражение согла­ сованной позиции, официально принятой иерархами не толь­ ко Русской, но и Константинопольской Церкви .

Какой же смысл мог вкладываться издателями «Грамоты»

в формулу о Москве — Третьем Риме? Для ответа на этот вопрос следует внимательнее вчитаться в текст старца Фило­ фея, чтобы предложить адекватную интерпретацию его утвер­ ждений о падении Первого и Нового Рима. Первый Рим, по Филофею, пал из-за ереси Аполлинария. Упоминания о ней нет в приведенной цитате, но о ней говорится в другом мес­ те послания. Связывать эту ересь с особенностями римско-католического вероучения некорректно с историко-догматичес­ кой точки зрения: Римская Церковь, несомненно, отвергает и всегда отвергала ересь Аполлинария, в изложении которой старец Филофей к тому же приводит суждения крайнего монофизита Евтихия, усваивая их Аполлинарию, к чему Римская Церковь, конечно, никакого отношения никогда не имела. Аполлинария старец связывает с учением Римской Церкви через опресноки, употребление которых в Таинстве

320 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

Евхаристии в Римской Церкви было предметом особенно ос­ трой полемики между христианским Востоком и христиан­ ским Западом, но, по преимуществу, в ту эпоху, когда сохра­ нялось еще каноническое общение между Ветхим и Новым Римом, затеняя богословски более существенный, вполне дог­ матический вопрос о «filioque». В нашем контексте историко­ догматическая некорректность Филофея не относится к делу, ибо его тут интересует не догматический вопрос сам по себе, ему важно было только констатировать, что в вероучении Римской Церкви есть элемент ереси. Следовательно, Москва, в данном контексте Русская Церковь, в отличие от Первого Рима, то есть Католической Церкви, сохранила в неповреж­ денной чистоте переданное от Апостолов и отцов православ­ ное учение .

Падение Второго, Нового Рима объясняется у Филофея иным образом, без всякого отношения к догматической про­ блематике. Хотя после Флорентийского Собора и завоевания Константинополя турками в Москве существовали подозре­ ния относительно чистоты Православия у греков, впослед­ ствии явившиеся одной из главных, если не самой главной причиной старообрядческого раскола, в «Уложенной грамо­ те» эти подозрения, естественно, отразиться не могли. Н. В .

Синицына писала по этому поводу: «Самая существенная ха­ рактерная черта концепции «Третьего Рима» в составе гра­ моты 1589 года — значительное ослабление ее (то есть кон­ цепции антигреческой направленности), и это вполне понят­ но в контексте грамоты с ее апелляцией к авторитету Освя­ щенного Собора «великого Российского и Греческого цар­ ства», «всего Собора греческого» и Восточных П атриар­ хов»294. Это утверждение верно только в том случае, если сопоставлять идею о Третьем Риме, как она представлена в «Уложенной грамоте», со всей полнотой смыслов, которые вкладывались в нее в разных русских памятниках более ранней эпохи, но такой вывод нельзя сделать на основании текста самого старца Филофея. В том, что он пишет о паде­ нии Константинополя, обнаружить антигреческой тенденции нельзя: «Аще убо великого Рима стены и столпове и трекровныя полаты не пленены, но души их от диавола плене­ ны быша опреснок ради. Аще убо Агарины внуци Греческое царство приаша, но веры не повредиша, ниже насильствуют греком от веры отступати»295. Антилатинский пассаж нали­ цо, но ничего антигреческого тут нет, более того, в этой

30. ВЫСШЕЕ УПРАВЛЕНИЕ В РУССКОЙ ЦЕРКВИ ДО КОНЦА XVII ВЕКА

фразе можно уловить и элемент некоей благосклонности к самим поработителям греков, которые не принуждают их «от веры отступати» .

В послании, правда, есть и другое: «Девятьдесят лет, како Греческое царство разорися и не созиждется, сия вся случися грех ради наших, понеже они предаша православную гре­ ческую веру в латынство»296. Но, с одной стороны, это обви­ нение в предательстве веры, очевидно, относится все-таки не ко всем грекам, а к униатским деятелям Ферраро-Флорентийского собора, а с другой — ссылка на грехи не одних толь­ ко греков, но «грехи наши», то есть всех нас, говорит сама за себя. Речь идет тут о всеобщей греховности как исконной причине и личных бед, и общественных, исторических ката­ строф. Предателей православной веры на Соборе во Флорен­ ции осуждали и сами православные греки — последователи святого Марка Ефесского; не могли они отрицать и мысль о всеобщей греховности, поэтому греки не должны были усмо­ треть в процитированных словах ничего антигреческого. Та­ ким образом, единственный смысл упоминания о падении Второго Рима и у Филофея, и в «Уложенной грамоте» заклю­ чается в констатации факта завоевания Константинополя ос­ манами и прекращения в результате этого завоевания суще­ ствования православной империи на Босфоре. Следовательно, Москва, здесь уже не в смысле Русской Церкви, а Россий­ ского царства, потому стала Третьим Римом, что это право­ славное и независимое от иноверных властей государство .

Но это, конечно, не все, что мы можем почерпнуть из идеи Третьего Рима, как она выражена и в посланиях стар­ ца, и в «Уложенной грамоте» об учреждении Патриаршества .

Косвенным образом само именование Москвы Третьим Римом содержит уже идею о том, что Рим непреходящ и в этом смысле вечен, ибо после падения одного Рима возникает дру­ гой, или лучше сказать, тот же Рим, но уже на ином месте .

В послании к Мисюре-Мунехину Филофей приводит такое обоснование идеи о вечности Рима: «Инако же Ромейское царство неразрушимо, яко Господь в римскую власть написася»297, — аргумент, приемлемый догматически только в том случае, если под Ромейским царством подразумевается Цер­ ковь Христова. Но в этих словах заключается, очевидно, и иной, более буквальный и историософский смысл, который, конечно, не может быть обоснован догматически приведен­ ным библейским доводом .

322 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

Во взаимосвязи с идеей неразрушимости Римского царства стоит и мысль о принципиальной уникальности, единственно­ сти Рима. Старец Филофей пишет государеву дьяку: «Вся христианская царства приидоша в конець и снидошася во еди­ но царьство нашего государя»298, — а в «Уложенной грамоте»

находим, по существу, развернутый перифраз той же мысли:

«Твое же, о благочестивый царю, великое Российское цар­ ствие, третий Рим, благочестием всех превзыде, и вся благо­ честивая царствия в твое воедино собрася, и ты един под небесем христьянский царь именуешися во всей вселенней»299 .

Таким образом, резюмируя сказанное, можно сделать вы­ вод: идея преемства Москвы Новому Риму, присутствующая в «Уложенной грамоте», включает в себя мысль о том, что Церковь Русская хранит в чистоте православную веру, что Россия — это православное самодержавное государство и что политическим центром православного мира является Москва .

В мае 1590 года Патриарх Иеремия созвал в Константи­ нополе Собор, в котором участвовали Антиохийский Патри­ арх Иоаким и Иерусалимский Софроний. Рассказав собрав­ шимся иерархам о богатстве и величии Московских церк­ вей, щедрости и благочестии Русского царя и о просьбе Ц аря устроить Русское Патриаршество, он просил Собор утвердить его «хрисовулл» — «Уложенную грамоту о по­ д авл ен и и в Москву Патриарха». Восточные Патриархи при­ знали это дело «благодатным и благословенным» и приняли постановление: «Во-первых, признаем и утверждаем постав­ ление в царствующем граде Москве Патриарха Иова, да по­ читается и именуется он и впредь с нами — Патриархами, и будет чин ему в молитвах после Иерусалима; а во главе и начале держать ему Апостольский престол Константинограда, как и другие Патриархи держат; во-вторых, Патриар­ шее имя и честь дано и утверждено ныне ре одному толь­ ко господину Иову, но произволяем, чтобы по нем поставля­ лись Московским Собором П атриархи в России по прави­ лам, как началось от сего сослужебника нашего смирения и во Святом Духе возлюбленного брата нашего Иова. Для того и утверждена сия уложенная грамота на память во веки, лета 1590, месяца мая»300.

«Грамоту» подписали Патриархи:

Константинопольский, Антиохийский, Иерусалимский (Але­ ксандрийская кафедра тогда вдовствовала) и участвовавшие в деяниях Собора 42 митрополита, 19 архиепископов и 20 епископов .

30. ВЫСШЕЕ УПРАВЛЕНИЕ В РУССКОЙ ЦЕРКВИ ДО КОНЦА XVII ВЕКА

В соборном акте Русский государь назван «единым ныне на земли царем, великим православным», но никакого упо­ минания о Третьем Риме в этом акте нет. Причины тому могли быть разными. Но среди них была, несомненно, и та, что на этом Соборе решался вопрос не о царстве, а сугубо церковный, и, в частности, о диптихе. Восточные Патриархи не пожелали поставить П атриарха Московского в диптихе впереди себя, вслед за Константинопольским Патриархом, как на то надеялись в Москве. Московскому Патриарху было указано пятое место в диптихе, после Восточных Патриархов .

Между тем, согласно 3-му правилу II Вселенского Собора, «Константинопольский епископ да имеет преимущество чести по Римском епископе, потому что град оный есть новый Рим». Если бы Москва на Соборе в Константинополе была официально признана Восточными Патриархами Третьим Римом, то, если следовать логике отцов II Вселенского Собо­ ра, а следовать ей было бы естественно, Третьему Риму над­ лежало бы отвести в диптихе место сразу вслед за Новым Римом, то есть второе, а отнюдь не пятое. Этого сделать не пожелали, хотя в то же время соблюли уместную деликат­ ность по отношению к Российскому царю — покровителю и защитнику православных на Востоке. Его признали един­ ственным православным Царем, но Москву Третьим Римом именовать не стали, чтобы поставить ее Патриарший престол после всех Восточных. В Москве таким решением о месте Русской Церкви в православном диптихе не были довольны, но с ним смирились .

30.4. Высшее управление в Русской Церкви в эпоху П ат­ риаршества. От Восточных Патриархов Русский Первосвяти­ тель отличался прежде всего тем, что при нем не было посто­ янного Собора, Синода, какой в то время уже состоял при Патриархах на Востоке; а такж е тем, что наш Патриарх не являлся третьей инстанцией, возвышающейся над епархиаль­ ными епископами и митрополитами. Сан митрополита, при­ своенный после поставления Патриарха архиереям Новгород­ скому, Ростовскому, Казанскому и Крутицкому, являлся у нас с этих пор простым титулом; по своим властным полно­ мочиям эти архиереи оставались теми же епископами, каки­ ми были и другие владыки. Митрополичьих округов в Рус­ ской Церкви образовано не было .

Вопрос об образовании таких округов ставился у нас на Большом Московском Соборе в 1667 году Восточными Патри­

324 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

архами и на Соборе 1682 года царем Феодором Алексееви­ чем, но в обоих случаях был отклонен. Русские архиереи по­ дали челобитную царю Феодору, умоляя его не делать архи­ епископов и епископов подвластными митрополитам, «дабы в архиерейском чине не было какого церковного разногласия и меж себя распри и высокости»301. Единственным следствием предложения царя Феодора явилось незначительное увеличе­ ние числа епархий. После возвращения Киевской митрополии в юрисдикцию Московской Патриархии, в канун синодальной реформы, на огромной территории нашей Церкви находилось 24 кафедры: одна Патриаршая, 14 митрополичьих, 7 архи­ епископских и 2 епископских .

При Патриаршей кафедре открыты были приказы, кото­ рые первоначально заведовали делами Патриаршей области, впоследствии же их полномочия распространились на всю территорию Русской Церкви. Один из них именовался При­ казом духовных дел, или Патриаршим Разрядом. Здесь гото­ вились настольные грамоты духовным лицам, получавшим рукоположение от Патриарха, благословенные грамоты на сооружение церквей, а также вершился суд над клириками и мирянами. Казенный приказ распоряжался сборами, посту­ павшими в Патриаршую казну. Дворцовый приказ ведал хо­ зяйством Патриаршего дома; в его подчинении находились все светские чиновники Патриарха. Персонал приказов со­ ставляли духовные и светские лица. Казенным приказом за­ ведовал архиерейский казначей, обыкновенно из монахов. В Дворцовом приказе сидели светские чиновники — Патриар­ шие бояре и дьяки. Патриарший Разряд до Большого Мос­ ковского Собора 1667 года тоже находился в ведении свет­ ских начальников — боярина с дьяками и подьячими. Одна­ ко Собор счел неканоничным, чтобы духовные лица судились у мирян, и постановил следующее: дела по обвинению кли­ риков должны рассматриваться судьями в духовном чине .

Патриарший Разряд после этого разделили на два отделения:

одно, где остались сидеть бояре и дьяки, для суда над миря­ нами, другое из духовных лиц — для суда над клириками .

Освященные Соборы при Патриархах созывались реже, чем при автокефальных Московских митрополитах, но они оставались высшей инстанцией власти в Русской Церкви .

Собор 1667 года своим постановлением напомнил о древнем каноническом правиле о двукратном созывании Соборов в течение года (37-е Апост. прав.). Самым важным из Соборов

31. ВЫСШЕЕ УПРАВЛЕНИЕ РУССКОЙ ЦЕРКОВЬЮ В СИНОДАЛЬНУЮ ЭПОХУ

XVII века были: Собор при Патриархе Филарете (1620 г.), подтвердивший сложившийся на Руси обычай перекрещивать латинян при их присоединении к Православной Церкви; Со­ бор при Патриархе Никоне (1654 г.) об исправлении церков­ ных книг; Собор 1656 года с клятвами на старообрядцев;

Большой Московский Собор с участием Восточных Патриар­ хов (1666-1667 гг.), подтвердивший клятвы на старые обря­ ды и низложивший Патриарха Никона .

В XVII веке особую остроту приобрел вопрос об участии Царя в церковных делах. Во взаим оотнош ениях П атриар­ шей и Царской власти переломной момент наступил при царе Алексее Михайловиче и Патриархе Никоне, когда боя­ ре сумели убедить Царя в том, что Никон, именовавшийся, как и Царь, Великим государем, представляет серьезную опасность для самодержавия. Результатом этого столкнове­ ния, в котором Восточные Патриархи взяли сторону Алексея Михайловича, было низложение Никона (1667 г.). Хрупкое равновесие нарушилось и сместилось в сторону усиления светской, царской власти. Важнейшим последствием этого кризисного момента в истории Русской Церкви явилось уп­ разднение самого Патриаршества и учреждение новой, сино­ дальной формы правления .

31. ВЫСШЕЕ УПРАВЛЕНИЕ РУССКОЙ ЦЕРКОВЬЮ

В СИНОДАЛЬНУЮ ЭПОХУ

31.1. Период Местоблюстительства. В 1700 году, после кончины Патриарха Адриана, во главе Русской Церкви был поставлен митрополит Рязанский Стефан Яворский со звани­ ем «Экзарха, блюстителя и администратора Патриаршего Стола», или Местоблюстителя Патриаршего Престола .

Период Местоблюстительства можно, опираясь на фор­ мальные основания, рассматривать как продолжение преды­ дущей, патриаршей эпохи, поскольку юридически, пока не был учрежден Святейший Синод, Патриаршество не было отменено. Но реальная церковная жизнь при Патриаршем Местоблюстителе митрополите Рязанском Стефане имела су­ щественно иной характер, чем в XVII столетии, при Патри­ архах. Можно указать на ряд факторов, сближающих эту эпоху с последующим, а не с предыдущим периодом. Соотно­ шение государственной и церковной власти в самой церков­ ной жизни изменилось значительно в сторону преобладания 326 III. ОРГАНЫ. ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ государства, в этом отношении знаменательным событием стало восстановление Монастырского приказа в 1701 году .

При Патриархах было непредставимо, чтобы указы по делам церковным издавались даже не царской властью, а боярской думой; а при митрополите Стефане Сенат издавал такие ука­ зы и даже делал выговоры Местоблюстителю, и это при том, что как личность митрополит Стефан был более властной и сильной натурой, чем последний Патриарх XVII столетия Адриан. Второе обстоятельство связано со значительным за­ падным влиянием на церковную ж изнь уже в начале XVIII века? чего в таких масштабах в XVII столетии быть не мог­ ло: достаточно сослаться на такие явления, как латинизация духовной школы (применительно к Московской славяно-греко-латинской академии эту латинизацию можно точно дати­ ровать 1700 годом), как ставшее характерным и обычным делом замещение архиерейских кафедр выходцами из Киев­ ской академий и лицами, получившими образование на Запа­ де — это относится ко всем наиболее представительным цер­ ковным деятелям эпохи .

И‘ наконец, третьим обстоятельством, заставляющим счи­, тать начало XVIII столетия началом нового периода церков­ ной истории, было то, что учреждение Синода не стало со­ вершенно неожиданным событием; реформа обдумывалась, планировалась и готовилась с того момента, как решено было отложить избрание нового Патриарха. Ведь нормальным об­ разом избрание должно было состояться не позже, чем через год после кончины Патриарха Адриана. Учитывая все эти об­ стоятельства, время Местоблюстительства следует все-таки включить в синодальный период, как это и делается тради­ ционно, но в нем он составляет, естественно, особую эпоху .

31.2. «Духовный регламент» и учреждение Святейшего Синода. В 1718 году митрополит Стефан подал Царю жало­ бу на чрезмерное обременение делами, которые поступали из вдовствующих епархий, и прошение отпустить его из Петер­ бурга в Москву для более удобного управления Патриаршей областью и своей Рязанской епархией. Царь наложил на про­ шение резолюцию с рядом укоризненных замечаний, а в кон­ це добавил: «А для лучшего впредь управления мнится быть Духовной Коллегии, дабы удобнее такие великие дела ис­ правлять было возможно»302. Епископу Псковскому Феофану (Прокоповичу) Петр велел составить проект создания новой Коллегии .

31. ВЫСШЕЕ УПРАВЛЕНИЕ РУССКОЙ ЦЕРКОВЬЮ В СИНОДАЛЬНУЮ ЭПОХУ 327

Проект этот под названием «Духовный регламент» был написан к февралю 1720 года. После утверждения его Сена­ том и Освященным Собором, после сбора подписей под ним епископов и степенных монастырей «архимандритов и игуме­ нов», 14 февраля 1721 года состоялось открытие новой Кол­ легии. В нее вошли митрополит Стефан в должности Прези­ дента, два вице-президента — архиепископы Феофан и Фео­ досий, четыре советника из архимандритов, четыре асессора из пресвитеров и один — из «греческих черных свящ енни­ ков». Уже на первом заседании Духовной Коллегии встал вопрос о молитвенном возношении нового церковного прави­ тельства. «Святейшее Духовное коллегиум* звучало несооб­ разно. Предлагались другие варианты названия: «собрание», «собор». В конце концов, остановились на греческом слове «Синод» — Святейший Правительствующий Синод. От перво­ начального названия высшего церковного правительства отка­ зались и по административным соображениям: оно ставило его в один ряд с прочими коллегиями, которые, соответствуя появившимся позже министерствам, были подчинены Сенату .

Для высшей церковной власти православной страны такой статус был явно неприличен. А Святейший Правительствен­ ный Синод, уже в силу своего названия, ставился наравне с Правительствующим Сенатом .

Основания для замены Патриаршего управления синодаль­ ным подробно изложены в предисловии к самому «Духовно­ му регламенту»: 1) Собор скорее может найти истину, чем одно лицо; 2) определения, исходящие от Собора, авторитет­ нее, чем единоличные указы (в доказательство этого утверж­ дения делается ссылка на то, что сам монарх в важнейших делах советуется с высшими государственными сановниками);

3) при единоличном правлении дела часто приостанавливают­ ся из-за личных обстоятельств правителя, и в случае его смерти течение дел и вовсе прекращается на некоторое вре­ мя; 4) в Коллегии нет места пристрастию, от которого может быть несвободно одно лицо; 5) Коллегия имеет больше свобо­ ды в делах правления, ибо ей нет нужды опасаться гнева и мщения недовольных судом, а одно лицо может оказаться подверженным такому страху; 6) и, несомненно, главное для Петра и Феофана: от соборного правительства государству нечего опасаться мятежей и смут, какие могут произойти от одного духовного правителя, ибо «простой народ не видит, како разнствует власть духовная от самодержавной, но вели­

328 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

кого высочайшего пастыря честию и славою удивляемый, помышляет, что таковый правитель есть вторый государь, самодержцу равносильный или и больший его, и что духов­ ный чин есть другое и лучшее государство»303; 7) все члены Коллегии имеют равные голоса и все, не исключая и ее пре­ зидента, подлежат суду Коллегии, в то время как Патриарх мог бы не захотеть судиться у подчиненных ему епископов, и самый этот суд в глазах простого народа показался бы по­ дозрительным и некрепким; так что для суда над Патриар­ хом понадобилось бы созывать Вселенский Собор, что ввиду отношений России с турками зесьма затруднительно; и, нако­ нец, 8) соборное правительство должно стать школой духов­ ного управления .

Для придания большего авторитета и каноничности ново­ му церковному правительству Петр I обратился к Констан­ тинопольскому Патриарху Иеремии III с просьбой, чтобы он, по совещании с другими Патриархами, «учреждение духовно­ го Синода за благо признать изволил». В 1723 году Иеремия прислал свою утвердительную грамоту, в которой извещал о признании Святейшего Синода своим «во Христе братом», имеющим власть «творити и совершати елико четыре Апос­ тольские Святейшие Патриаршие Престолы»304. Аналогичные грамоты были получены и от других Восточных Патриархов* .

Таким образом, Святейший Правительственный Синод был признан в качестве постоянного Собора, равного по власти Патриархам, и потому носящего титул Святейшего. В отли­ чие от Синода при Восточных Патриархах, наш Синод не восполнял Патриаршую власть, а заменял ее, являясь как бы коллегиальным Патриархом. Равным образом он заменял и Поместный Собор как высший орган церковной власти. Уп­ разднение первосвятительского сана, замена его «безглавым»

Синодом, равно как и исчезновение более чем на 200 лет По­ местных Соборов из жизни Русской Церкви, явилось грубым нарушением 34-го Апостольского правила, согласно которому «епископам всякаго народа подобает знати перваго в них, и признавати его яко главу, и ничего превышающаго их власть не творити без его разсуждения... всех» .

Президент, а после Первенствующий член Синода, ничем не отличаясь по своим правам от других его членов, лишь сим­ волически представлял первого епископа, Первоиерарха, без разрешения которого в Церкви не должно твориться ничего такого, что превышало бы власть отдельных епископов. Не

31. ВЫСШЕЕ УПРАВЛЕНИЕ РУССКОЙ ЦЕРКОВЬЮ В СИНОДАЛЬНУЮ ЭПОХУ 329

был Синод, состоявший всего лишь из нескольких архиереев и пресвитеров, и полноценной заменой Поместного Собора .

Еще одним печальным последствием реформы явилось подчинение церковного правительства светской верховной власти. Для членов Синода составлена была присяга: «Испо­ ведую же с клятвою крайнего судию Духовной сей Коллегии быти самого Всероссийского монарха государя нашего всемилостивейшего»305. Эта присяга просуществовала до 1901 года, почти 200 лет. В «Духовном регламенте» недвусмысленно провозглашалось, что «Коллегиум правительственное под дер­ жавным монархом есть и от монарха уставлено»306. Монарх же с помощью соблазнительной игры слов вместо традицион­ ного наименования его «помазанником» именуется в «Регла­ менте» «христом Господним» .

Святейший Правительствующий Синод, как и Сенат, дей­ ствовал от имени государя, получал от него к исполнению Высочайшие указы и повеления по всем церковным делам .

Все постановления Святейшего Синода вплоть до 1917 года выходили со штемпелем «По указу Его Императорского Ве­ личества». В государственных бумагах церковная власть с тех пор стала именоваться «Ведомством Православного Испо­ ведания», наряду с другими ведомствами: военным, финансо­ вым, судебным, внутренних дел .

Синодальная реформа в церковной литературе получила всестороннюю и справедливую критическую оценку, но в суж­ дениях о ней не стоит все-таки впадать в однобокий крити­ цизм. От него смог удержаться в своей продуманной, взвешен­ ной оценке митрополит Московский святой Филарет: «Духов­ ную Коллегию, которую у протестанта перенял Петр, Прови­ дение Божие и Церковный Дух обратили в Святейший Си­ нод»307 .

Реформа Петра Великого и архиепископа Феофана смути­ ла церковную совесть иерархии, клира, народа. Тем не ме­ нее, она была принята и законопослушным духовенством, и верующим народом, а значит, несмотря на ее каноническую ущербность, в ней не было усмотрено ничего такого, что из­ вращало бы строй церковной ж изни настолько, чтобы Рус­ ская Церковь выпала из кафолического единства Вселенско­ го Православия. Принятая иерархией и народом, признанная Восточными Патриархами, новая синодальная власть стала законным церковным правительством. И несмотря на то, что воля Императора часто действительно навязываема была по­

330 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

слушному Синоду, эта воля, во-первых, никогда не посягала на чистоту православного вероучения, чего бы Церковь в лице своего Синода не потерпела, а во-вторых, церковный авторитет синодальным актам придавала подпись членов Си­ нода — иерархов; штемпель же «По указу Его Император­ ского Величества», подобно подписям византийских импера­ торов под определениями Вселенских Соборов, лишь прида­ вал синодальным указам статус государственных законов .

Синод представлял собой высшую административную и судебную инстанцию Русской Церкви. С согласия Высочай­ шей власти, ему принадлежало право открытия новых к а­ федр, избрания иерархов и поставления их на вдовствующие кафедры. Он осуществлял верховное наблюдение за исполне­ нием церковных законов всеми членами Церкви и за духов­ ным просвещением народа. Синоду принадлежало право уста­ навливать новые праздники и обряды, канонизировать свя­ тых угодников. Синод издавал Священное Писание и богослу­ жебные книги, а также подвергал верховной цензуре сочине­ ния богословского, церковно-исторического и канонического содержания. Он имел право ходатайствовать перед Высочай­ шей властью о нуждах Русской Православной Церкви. Как высшая церковная судебная власть, Синод являлся судом первой инстанции по обвинению епископов в антиканонических деяниях; он такж е представлял собой и апелляционную инстанцию по делам, решавшимся в епархиальных судах .

Синоду принадлежало право выносить окончательные реше­ ния по большей части бракоразводных дел, а также по делам о снятии сана с духовных лиц и об анафематствовании -ми­ рян. Наконец, Синод служил органом канонического обще­ ния Русской Церкви с автокефальными Православными Цер­ квами, со Вселенским Православием. В домовой церкви Пер­ венствующего члена Синода за богослужением возносились имена Восточных Патриархов .

Помимо того, что Синод был центральным органом управ­ ления Русской Церкви, он являлся еще епархиальной влас­ тью для бывшей Патриаршей области, переименованной в Синодальную. Синод управлял ею через те же приказы, ка­ кие существовали и при Патриархах, переименованные, одна­ ко, в дикастерию (в Москве) и тиунскую контору (в Петер­ бурге). Но после открытия Московской и Петербургской епар­ хий в 1742 году, Синодальная область прекратила свое суще­ ствование. В непосредственном ведении Синода от бывшей

31. ВЫСШЕЕ УПРАВЛЕНИЕ РУССКОЙ ЦЕРКОВЬЮ В СИНОДАЛЬНУЮ ЭПОХУ 331

Синодальной области остались лишь Кремлевский Успенский собор и ставропигиальные монастыри .

31.3. Высшее церковное управление в синодальную эпоху .

Состав Синода со времени его учреждения неоднократно под­ вергался основательным переменам.

Уже при Екатерине I (1725-1727 гг.) он был разделен на два апартамента (1726 г.):

духовный и экономический. Первый апартамент, в ведении которого оставлены были исключительно духовные дела, со­ стоял из Первоприсутствующего (после кончины митрополита Стефана в 1722 году новый президент Синода уже не назна­ чался) и шести членов. Экономический апартамент ведал зе­ мельными владениями монастырей и епархиальных домов и состоял из чиновников. При Екатерине I Синод перестал назы­ ваться «Правительствующим» и стал «Духовным Синодом» .

Впоследствии восстановлено было его первоначальное назва­ ние. Что касается экономического апартамента Синода, то он под различными названиями: «камер-контора», «коллегия эко­ номии» — не один раз передавался из ведения Синода в веде­ ние Сената и обратно, пока, наконец, в результате секуляри­ зации населенных церковных земель от управления ими не была окончательно устранена церковная властьПри императрице Анне (1730-1740 гг.) Синод состоял из трех архиереев, двух архимандритов и двух протоиереев (на­ стоятелей Кремлевских Успенского и Благовещенского собо­ ров). По штатам 1764 года в Синоде положено было состоять трем архиереям, двум архимандритам и одному протоиерею .

По штатам, утвержденным в 1818 году, в Синоде присут­ ствовали семь лиц, один из которых именовался «Первен­ ствующим». При Николае I (1825-1855 гг.) места архиманд­ ритов в Синоде заняли главный священник гвардии и грена­ дерских корпусов (он же духовник Царя) и главный священ­ ник армии и флота. Впоследствии Синод приобрел исключи­ тельно архиерейский состав, что больше соответствовало цер­ ковным канонам. В него входили, как его постоянные члены, митрополиты Петербургский (обычно, но не всегда Первен­ ствующий), Киевский и Московский, зачастую и Экзарх Гру­ зии. Иногда членами Синода назначались другие архиереи, обычно в связи с их выдающимися заслугами. Например, членом Синода был митрополит Иосиф (Семашко), инициатор воссоединения униатов на Полоцком Соборе 1839 года. Дру­ гие архиереи, которые вызывались в Синод (по его представ­ лению) указами Императора на неопределенный срок, имено­

332 III. ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |



Похожие работы:

«ООО "МОНЭКС ТРЕЙДИНГ" ПУБЛИЧНАЯ ОФЕРТА Настоящая Публичная оферта на заключение соглашения об использовании Подарочной карты "VICTORIA’S SECRET" (далее – Публичная оферта) содержит Правила пользования Подарочной картой “VICTORIA’S SECRET”, выпускаемой Обществом с ограниченной ответст...»

«На фирменном бланке организации! д/м/г От генерального директора (Указать организацию и правовую форму организации) ФИО или от уполномоченного лица, действующего на основании доверенности ФИО Информационное письмо. Настоящим письмом компания (Указать организацию и правовую форму организации) уведомляет компанию ООО РИК о то...»

«РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ МСТИ.400726.001-01 РЭ Расходомеры-счетчики КАРАТ-РС жидкости ультразвуковые ООО НПП "Уралтехнология" является правообладателем торговой марки "КАРАТ" (свидетельство № 356446 от 5 августа 2008 г.). Систем...»

«Первый в мире автоматизированный маркетплейс производителей и покупателей бетона Whitepaper Ver. 1.1 Оглавление Заявление о непринятии ответственности Стр. 3 Глоссарий Стр. 5 Заявление о юридической природе токена проекта ORLAN Стр. 7 и о легальности операций с ним в качестве расчетной единицы по время перви...»

«ПРАВИЛА ОКАЗАНИЯ УСЛУГ МЕСТНОЙ ТЕЛЕФОННОЙ СВЯЗИ МЕГАФОН С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ СРЕДСТВ КОЛЛЕКТИВНОГО ДОСТУПА Правила использования Карт оплаты ЗвонОК 1.Сфера действия 1.1. Настоящие Правила определяют порядок предоставления Пользователю услуг местной телефонной связи с исполь...»

«КОЛЛЕКТИВНЫЙ ДОГОВОР муниципального общеобразовательного учреждения – средней общеобразовательной школы с. Раскатово Марксовского района Саратовской области на 2016-2018...»

«Ирисы бородатые 2016 Просьба прочесть условия Данный прайс для печати имеет только информационно ознакомительное назначение, наличие в нём действительно только в день открытия сайта, потом надо ориентироваться только на электронные прайсы, которые будут корректироваться по мере поступления заказов. В мае в эл...»

«Russian Обслуживание Medi-Cal для детей и юношей ТЕРАПЕВТИЧЕСКОЕ ИСПРАВЛЕНИЕ ПОВЕДЕНИЯ Это объявление для детей и юношей в возрасте до 21 года с правом полного обслуживания по линии Medi-Cal. Это объявление также для членов семьи, лиц по уходу и опекунов так...»

«Доровицына Маргарита Олеговна, Уткина Юлия Игоревна, студентки группы 240, IV курс, ГОУ ВО КРАГСиУ, 89041026644, 89042359045, Joyinly@gmail.com. Решение актуальных проблем осуществления принципа состязатель...»

«Социология права В.И. ШАМШУРИН ОПРАВДАНИЕ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА (политология и политическая социология) ШАМШУРИН Виктор Иванович доктор социологических наук, редактор отдела журнала Социологические исследования. "Самоуправление совсем не исключает того, что одни решают вместо других, за других: ибо оно есть по суще...»

«ЭКСЦЕСС ИСПОЛНИТЕЛЯ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ Давыденко В.С. Давыденко Владислава Сергеевна студент, кафедра уголовного права и процесса, Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Донецкий национальный университет, г. Донецк, Донецкая Народная Республика Аннотация: в статье рассмотрены понятие и признаки эксцесса...»

«Л. Г. ЛаХУти Лахути Лейли Гасемовна научный сотрудник, Лаборатория востоковедения, ШАГИ РАНХиГС Россия, 119571, Москва, пр-т Вернадского, 82 Тел.: +7 (499) 956-96-47 E-mail: lahuty@gmail.com оСМотритЕЛЬноСтЬ и УПоВаниЕ: ЗаКоноВЕД СУФЙан СаУри и СУФиЙ-Воин ШаКиК БаЛХи Аннотация. Дан филологический перевод...»

«КАМЕНСКАЯ РАЙОННАЯ ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ КОМИССИЯ РЕШЕНИЕ 6 апреля 2018 г. № 15/53 г. Каменск-Уральский О представлении к награждению организаторов выборов Почетной грамотой и поощрению Благодарственным письмом Избирательн...»

«УСТУПКА ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННЫХ ПРАВ КАК ТРАНСНАЦИОНАЛЬНЫЙ КВАЗИПРАВОВОЙ ИНСТИТУТ Н. Ю. Газдюк Статья посвящена рассмотрению вопроса о современном регулировании уступки обязательственных прав, осложненной иностранным элементом. Анализируя нормы различн...»

«ПОС ЛОВИЦЫ, ПОГОВОРКИ И КРЫЛАТЫЕ ВЫРА ЖЕНИЯ НАЧА ЛЬНА Я ШКОЛА МОСКВА • "ВАКО" УДК 811.161.1 ББК 81.2Рус-4 П62 П62 Пословицы, поговорки и крылатые выражения: Начальная школа / Сост. И.В. Клюхина. – М.: ВАКО, 2009. – 96 с. – (Школьный словарик). ISBN 978-5-94665-910-9 В издание включены русские народные пословицы, поговорки и...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО ОРЕНБУРГСКОЙ ОБЛАСТИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ 12.10.2016 г. Оренбург № 704-п О внесении изменения в постановление Правительства Оренбургской области от 26.06.2015 № 494-п 1. Внести в постановление Правительства Оренбургско...»

«АГЕНТСТВО ПЕРСПЕКТИВНЫХ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ (АПНИ) ЗАКОНОМЕРНОСТИ РАЗВИТИЯ СОВРЕМЕННОГО ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ, ТЕХНИКИ И ТЕХНОЛОГИЙ Сборник научных трудов по материалам Международной научно-практической конференции г. Белгород, 30 января 2018 г. Белгород УДК 001 ББК 72 З 19 Электронная версия сборника находится в свободном до...»

«Поисковая система Google создала специальный инструмент Академия Google (scholar.google.com) для поиска научной литературы. Также Академия сортирует публикации, закрепляет за отдельными авторами, предоставляет авторам сервис для управления...»

«Л.В.Блинников ВЕЛИКИЕ ФИЛОСОФЫ Словаре-справочник Издание второе, переработанное и дополненное Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации для использования в учебном процесс...»

«Вестник ПСТГУ I: Богословие. Философия 2005. Вып. 14. С. 23–53 ВОПРОСООТВЕТЫ МИТРОПОЛИТА ИЛИИ КРИТСКОГО: СВИДЕТЕЛЬСТВО ОБ ОСОБЕННОСТЯХ СОВЕРШЕНИЯ БОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТУРГИИ В НАч. XII ВЕКА М. М. БЕРНАЦКИЙ, ДИАКОН МИХАИЛ ЖЕЛТОВ (ПСТГУ; ЦНЦ ПЭ) В настоящей статье публикуется комментированный...»

«Администрация Сургутского района МУК "Сургутская районная центральная библиотека им. Г.А. Пирожникова" Ляминская библиотека СУРГУТСКИЙ РАЙОН В КАЛЕЙДОСКОПЕ ВРЕМЕНИ Справочник-дайджест в 14 книгах Книга 1. Муниципальное образование Сургутский райо...»

«УСЛОВИЯ РЕКЛАМНОЙ АКЦИИ "ТРЭВЕЛМАНИЯ" (далее – Условия) Организаторами Акции являются: Полное наименование: Общество с ограниченной ответственностью "ЛАДА-МЕДИА". Сокращенное наименование: ООО "ЛАДА-МЕДИА". Место нахождения: 445037, Российская...»

«Баринов Руслан Валерьевич ОПРОЩЕНИЕ КАК ОСНОВНОЙ СПОСОБ ВОЗНИКНОВЕНИЯ КВАЗИПРОИЗВОДНЫХ ЮРИСПРУДОНИМОВ В статье раскрываются особенности опрощения, как основного способа возникновения квазипроизводных во французском языке в рамках...»

«Неофициальный перевод ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ ДЕЛО "ВИТАЕВА И ДРУГИЕ ПРОТИВ РОССИИ" (Жалоба № 27459/07) ПОСТАНОВЛЕНИЕ СТРАСБУРГ Вынесено 7 июня 2011 г. Вступило в силу 28 ноября 2011 г. Данное постановление в...»

«Инструкция по эксплуатации ситроен с4 new 24-03-2016 1 Особенное пожертвование инструкция по эксплуатации ситроен с4 new . Цветковый кузов это не ухитрившаяся муниципия. Мобильная флористика — это ринг, только когда педантично затрагивающие кавалькады безропотно собеседуют. Конфискации будут выгарцовывать, а слово...»







 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.