WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

«курс ЦЕРКОВНОГО ПРАВА Учебное пособие Круглый стол по религиозному образованию в Русской Православной Церкви «Христианская жизнь», г. Клин 67.3 Ц96 Печатается по благословению ...»

-- [ Страница 2 ] --

Вальсамон исходит в своих комментариях из принципа, согласно которому законы должны уступать канонам, но его аргументация при этом отличается особой деликатностью по отношению к законодаельной власти государства. Он ставит каноны выше законов, так как первые имеют двойную санк­ цию: от церковных Соборов и от самих императоров, а по­ следние — только от императоров, тем самым освобождая себя от необходимости настаивать на приоритете церковной власти самой по себе перед императорской .

В противоположность Зонаре, который всегда опирается на каноны и критикует отступления от них в современной цер­ ковной практике, Вальсамон везде пытается доказать, что современная ему церковная практика не противоречит свя­ тым канонам. Он безусловно оправдывает все действия импе­ раторов в делах церковного управления. Вальсамон также энергично защ ищ ает преимущества Константинопольского Патриарха в сравнении с другими Патриархами (толкования на 31-е правило Св. Апост., 10-е прав. VII Всел. Соб., 18-е прав. I Всел. Соб.), часто прибегая к натяжкам .

Апологетическое отношение Вальсамона к действующему церковному праву Византии упрочило его авторитет. Уже в конце XIV века Патриарх Филофей называл его искусней­ шим канонистом, голос которого решает самые запутанные вопросы. Авторитет этот такж е основан на поразительной учености Вальсамона, на его превосходной осведомленности в церковном и светском праве, на редком искусстве в согласо­ вании противоречивых правовых норм .

Помимо толкований на «Номоканон в XIV титулах», Фе­ одор Вальсамон составил 66 канонических ответов на вопро­ сы Александрийского Патриарха Марка, которые вошли в «Афинскую Синтагму» .

11. ИСТОЧНИКИ И СБОРНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА ВИЗАНТИИ X -X V ВЕКОВ 113

Толкования Аристина, Зонары и Вальсамона, авторизован­ ные высшей церковной властью, слились с каноническим кодексом Православной Церкви. Уже в XIII веке некомментированные списки «Номоканона» были признаны устаревши­ ми и стали выходить из употребления .

11.3. Византийское церковное право XIV столетия. В XIV веке было составлено два новых сборника церковного права, получивших широкое распространение .

В 1335 году афонский иеромонах Матфей Властарь (до по­ стрига он был юристом) составил превосходный словарь по церковному праву: в него вошли как каноны, так и граждан­ ские законы. Он получил название «Алфавитная Синтагма» .

Словарь состоит из 24 отделов — по числу букв греческого алфавита. Под каждой буквой собраны каноны и законы, ка­ сающиеся предмета регулирования, название которого начина­ ется с этой буквы. Отдел разделяется на главы; в каждой гла­ ве за канонами следуют гражданские законы .

Матфей Властарь часто почти буквально повторяет толко­ вания Зонары и Вальсамона. Поскольку «Алфавитная Синтаг­ ма» является практическим руководством, ссылок на этих канонистов в ней нет .

Свой труд автор начал с предисловия, в котором дал исто­ рический обзор своих источников: церковных и светских, в том числе и древнего римского права. В конце «Алфавитной Синтагмы» помещены сокращенное изложение «Покаянного номоканона» Иоанна Постника, канонические ответы митро­ полита Ираклийского Никиты, правила святого Никифора, канонические ответы, приписываемые Иоанну, епископу Китрскому, каталог чинов Константинопольской Великой Ц ерк­ ви, роспись архиерейских кафедр Константинопольского Пат­ риархата и список латинских терминов, употреблявшихся без перевода в византийских юридических источниках .





Сам Матфей Властарь говорил, что своим трудом он «со­ кратил и облегчил путь, ведущий к уразумению правил, и отнял предлог к отговорке у тех, которым не хочется занять­ ся их изучением»129 .

Вскоре после своего издания «Алфавитная Синтагма» ста­ ла наиболее употребительным руководством по церковному праву. В XIV веке она была переведена в Сербии на славян­ ский язык, а с XV столетия стала известна и на Руси. Но в славянском переводе «Алфавитная Синтагма» не так удобна для пользования, как в подлиннике: славянские слова, экви­ 114 I. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА валентные греческим, начинаются с других букв, и потому распределение канонов и законов по отделам в зависимости от предмета не соответствует нашему алфавиту .

Современник Матфея Властаря Константин Арменопул (1320-1382 гг.), юрист и канонист, последний из византий­ ских юристов, известных по имени, был номофилаксом и верховным судьей в Фессалониках. О его жизни более ниче­ го не известно достоверно. Автор «Шестокнижия» («Экзавивлос») — руководства по изучению и применению законов им­ перии с изложением самих законов. «Шестокнижие» состоит, как это видно из его наименования, из шести книг, те, в свою очередь, делятся на титулы (главы), а титулы - на па­ раграфы. В «Шестокнижии» содержатся положения государ­ ственного, гражданского и уголовного права. Около 1345 года Арменопул добавил к своему «Шестокнижию» приложе­ ние под названием «Краткое изложение Божественных и святых канонов», содержание которого характеризуется его названием. Сборник Арменопула представляет собой послед­ ний серьезный опыт кодификации церковного и светского права Византии .

Нормы права, содержащиеся в «Шестокнижии», действо­ вали в эпоху турецкого ига в гражданском судопроизводстве для православных подданных султана, которое находилось под контролем Патриарха Константинопольского, впослед­ ствии они составили часть гражданского права независимого Греческого государства. «Шестокнижие» Арменопула вошло такж е впоследствии в состав источников местного граждан­ ского права Бессарабской губернии Российской империи .

«Шестокнижие» Арменопула вместе с приложением было уже в XIV столетии переведено в Сербии на славянский язы к, но не получило там широкого распространения, срав­ нимого с переводом «Алфавитной Синтагмы» Матфея Власта­ ря. Некоторые сочинения Арменопула не опубликованы и сохранились в рукописях .

В XIV веке святогорским монахом Арсением был состав­ лен «Канонический синопсис», разделенный на 141 главу. В «Синопсис» включены как каноны, так и гражданские зако­ ны, заимствованные из «Сборника из 87 глав» Патриарха Иоанна Схоластика .

11.4. «Номоканон при Большом Требнике». Для церковно го права России особое значение приобрел появившийся на Афоне сборник, у нас в трансформированном виде названный

11. ИСТОЧНИКИ И СБОРНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА ВИЗАНТИИ X -X V ВЕКОВ 115

«Номоканоном при Большом Требнике». «Номоканон», поме­ щаемый в конце «Большого Требника», представляет собой сокращенный и переработанный свод правил, заимствован­ ных, главным образом, из основного канонического кодекса Православной Церкви. Отсюда и его полное название у нас «Номоканон, сиречь Законоправильник, имея правила, по со­ кращению, святых Апостолов, Великого Василия и святых Соборов» .

Первоначально этот «Номоканон» представлял собой от­ дельную книгу, не связанную с «Требником»; ее назначени­ ем было прежде всего служить руководством для духовников .

Точное время составления этого сборника неизвестно, но хронологические пределы его появления устанавливаются вполне определенно: в «Номоканоне» ссылки даны на «Алфа­ витную Синтагму» Матфея Властаря, составленную ранее се­ редины XIV века, а первые дошедшие до нас списки «Номо­ канона» (хранящиеся в Британском музее и библиотеке Тю­ бингенского университета) восходят к концу XV столетия .

Профессор А. С. Павлов в своем исследовании, посвящен­ ном этому памятнику церковного права, относит время его появления к первой половине XV века. «Номоканон» состав­ лен на Афоне монашествующими духовниками. Высокий ав­ торитет Святой Горы в православном мире способствовал широкому и скорому распространению сборника, хотя на Востоке он никогда не издавался как официальный, санкци­ онированный иерархической властью. В Греческих Церквах этот «Номоканон», существовавший во многих рукописных редакциях, вышел из практического употребления в начале XIX века, вскоре после первого издания «Екзомологитария»

святого Никодима Святогорца (Венеция, 1796 г.) — общепри­ нятого в Греческой Церкви руководства для духовников .

Наш «Номоканон при Большом Требнике» представляет собой только часть — вторую половину греческого оригина­ ла, первая половина которого имеет литургико-пасторологический характер: она содержит краткое изображение религи­ озно-нравственных качеств духовника, чинопоследование ис­ поведи и наставление о способе наложения епитимий. Эта часть греческого подлинника в русских печатных изданиях отделена от «Номоканона» и помещена в самом «Требнике»

в чинопоследовании исповеди .

По мнению профессора А. С. Павлова, в основу «Номока­ нона» лег пенитенциал, усваиваемый Патриарху Константи­ 116 I. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА нопольскому Иоанну Постнику, с его сокращенными сроками епитимий. «О всем нашем “Номоканоне”, — отмечал Пав­ лов, — следует сказать, что он есть не более как новая для своего времени, хорошо продуманная редакция Постникова “Номоканона” »130 .

Однако в «Номоканоне» ссылки на правила святого Иоан­ на Постника встречаются весьма редко, причем каждый раз они даны не непосредственно на Иоанна Постника, а на «Синтагму» Матфея Властаря, в которой помещены правила Иоанна Постника. Сроки епитимий, предусматриваемые «Но­ моканоном при Большом Требнике», почти во всех случаях соответствуют не тем, которые предлагаются у Иоанна Пост­ ника, а установленным в правилах, вошедших в основной Канонический кодекс Православной Церкви — в «Синтагму»

Фотиева «Номоканона» .

А. И. Алмазов вполне резонно замечает, что «состав само­ го «Законоправильника» при «Требнике» находится в прямом противоречии с пониманием этого канонического сборника А. С. Павловым не более, как особою редакциею пенитенциала Постника»131. С «Покаянным номоканоном» Иоанна Пост­ ника «Номоканон при Большом Требнике» связан, в основ­ ном, лишь тематически, епитимийным характером большин­ ства его статей .

Славянский перевод «Номоканона при Большом Требнике»

появился уже в начале XVI века. К этому столетию относит­ ся довольно большое число его южнославянских списков .

Язык перевода отличается обильным употреблением сербизмов. По мнению А. С. Павлова, переводчиком был один из монахов сербского монастыря на Афоне Хиландаря. В эту эпоху упомянутый монастырь являлся центром духовного просвещения южного славянства132 .

С Балкан документ был завезен на Русь. В 1620 году в ти­ пографии Киево-Печерской Лавры вышло первое печатное издание «Номоканона» — «Законоправильника» с предисло­ вием иеромонаха Памвы (Берынды). Памва (Берында) текст «Номоканона» дополнил выписками из французского издания Леунклавия «Jus graeco-romanum» («Греко-римское право») 1596 года, которое в православном мире получило название «Арменопула» из-за помещенного в этот свод Арменопулова сокращения канонов .

Книга, изданная Памвой (Берындой), быстро разошлась, и в 1624 году иеромонах Захария Копыстенский предпринял

11. ИСТОЧНИКИ И СБОРНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА ВИЗАНТИИ X -X V ВЕКОВ 117

повторное издание «Номоканона». Иеромонах Захария очис­ тил язы к документа от сербизмов, которые сохранялись в издании Памвы (Берынды), отредактировал его и дополнил новыми пояснениями и статьями, заимствованными из дру­ гих источников .

Третье киевское издание «Номоканона» вышло в 1629 году с предисловием архимандрита Киево-Печерской Лавры Петра (Могилы), впоследствии митрополита. В издание Заха­ рия Копыстенского были внесены новые дополнения — «пристежения». В 1646 году издание Петра (Могилы) было вос­ произведено во Львове. Предисловие к нему составлено епис­ копом Львовским Арсением (Желиборским) .

В 1639 году, при Патриархе Иоасафе I, появилось первое московское издание «Номоканона». Особенность его в том, что в Москве «Номоканон» вышел не отдельной книгой, а как приложение к «Требнику». Образцом для него послужил «Но­ моканон» с предисловием Захарии Копыстенского. В москов­ ском издании сделан ряд исправлений киевского оригинала .

В 1651 году, при Патриархе Иосифе, вышло второе мос­ ковское издание «Номоканона», опять в соединении с «Треб­ ником». В отличие от Иоасафова издания, в нем, как отме­ чал профессор А. С. Павлов, «Номоканон» введен в общий состав и общий счет листов «Требника», именно составляет 80-ю главу этой книги (на листах 663-747 об.)133 .

В 1658 году, при Патриархе Никоне, появилось третье мос­ ковское издание «Номоканона» в основательно исправленном виде .

Исправления явились результатом сличения книги со всеми предыдущими киевскими изданиями и греческими спис­ ками. В Никоновской ее редакции изменена первоначальная структура «Номоканона». Его первая часть, содержащая чинопоследование исповеди и наставление духовнику, была впер­ вые отделена от второй и включена в самый «Требник», заме­ нив там прежнее чинопоследование. Текст «Номоканона» под­ вергся значительному сокращению. С тех пор Никоновская редакция без изменений воспроизводилась в позднейших досинодальных и синодальных изданиях «Большого Требника» .

С 1687 года при «Малом Требнике» стало печататься сокра­ щенное издание «Законоправильника»: «Из “Номоканона” нужнейших правил изъявление», включающее 117 статей из 226-ти полного «Номоканона» .

Впрочем, если полагаться на нумерацию «Номоканона», то он должен состоять из 228-ми статей. Но это число явилось 118 I. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА результатом типографских ошибок, которые воспроизводи­ лись в последующих его изданиях: за 24-й статьей сразу сле­ дует 28-я, а 25, 26 и 27-й номера статей пропущены, пропу­ щен также и номер 227 (за 226-й статьей следует 228-я), зато 28-я и 194-я повторяются дважды .

По своему происхождению статьи «Номоканона», как это видно из его полного названия, восходят к Правилам святых Апостолов, Вселенских и Поместных Соборов и святых отцов, главным образом, Василия Великого, но такж е и святого Григория Нисского (ст. 48, 50), Афанасия Великого (ст. 218) и Тимофея Александрийского (ст. 66, 67, 83, 85, 166, 172, 215, 217, 225). Источником некоторых статей «Номоканона»

являю тся правила, не вошедшие в основной канонический кодекс Православной Церкви, заимствованные из правил свя­ того Иоанна Постника, Никифора Константинопольского, из «Апостольских Постановлений» (ст. 214), «Алфавитной Син­ тагмы» Матфея Властаря и книги Арменопула. В «Номока­ нон при Большом Требнике» вошли также статьи, заимство­ ванные из гражданских законов Византийской империи. О происхождении некоторых статей достоверно не известно .

Статьи «Номоканона» содержат ссылки на источники, и эти ссылки, помещаемые либо в надписании, либо в самом тексте статьи, не всегда точны. Правила воспроизводятся в «Номоканоне» в сокращении и переложении, в отдельных случаях искажающих смысл источника .

По своему назначению «Номоканон при Большом Требни­ ке» преимущественно представляет собой епитимийный сбор­ ник — пенитенциал. Лишь около трети его статей не имеют отношения к наложению епитимий и совершению исповеди .

Это статьи о храме и богослужении, о Таинстве Крещения, о присоединении к Православной Церкви инославных, о совер­ шении Таинства Брака, о елеосвящении, о рукоположении, о постах, о погребении и поминовении усопших; правила, рег­ ламентирующие монашескую жизнь .

Включение в «Номоканон при Большом Требнике» ста­ тей разнообразного содержания позволяет ему служить не только достаточно полным руководством по духовничеству, но еще и кратким общим пособием по церковному праву для пастырей, содержащим самые необходимые церковные законы .

12. ГРЕЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА ЭПОХИ ТУРЕЦКОГО ИГА

12. ГРЕЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ И СБОРНИКИ

ЦЕРКОВНОГО ПРАВА ЭПОХИ ТУРЕЦКОГО ИГА

И НОВОГО ВРЕМЕНИ

12.1. Сборники эпохи османского ига. Во второй половине XVI столетия номофилаксом Фиванской митрополии Мануилом Малаксой был составлен «Номоканон», включающий в себя 580 глав. Этот сборник широко употреблялся в эпоху турецкого ига .

На рубеже XVIII-XIX веков появляется новый каноничес­ кий сборник с толкованиями — «Пидалион» («Кормчая»), составленный афонскими монахами святым Никодимом Святогорцем и иеромонахом Агапием. Сборник был составлен в 1793 году и получил одобрение со стороны Константинополь­ ского Патриарха Никона VII и Синода, после чего он был на­ печатан в Лейпциге в 1800 году. «Пидалион» затем много­ кратно переиздавался, в частности, в Афинах — в 1841 и в 1886 годах. В 1844 году «Пидалион» был переведен на ру­ мынский язык .

В «Пидалион» вошли каноны, помещенные в «Номоканон в XIV титулах», а такж е правило Карфагенского Собора, со­ стоявшегося при священномученике Киприане, 35 правил святого Иоанна Постника, 37 правил святого Никифора Ис­ поведника и 11 ответов Константинопольского Патриарха Ни­ колая; а такж е некоторые из тех гражданских законов по церковной тематике, которые не противоречат канонам. За подлинным текстом каждого правила в «Пидалионе» следует его изложение на новогреческом языке и комментарии, осно­ ванные на классических толкованиях Аристина, Зонары и Вальсамона. В многочисленных примечаниях обсуждаются трудные вопросы канонического права. Для священнослужи­ телей представляют большой интерес помещенные здесь бого­ служебные указания и пасторологические советы. В конце Пидалиона помещена «симфония», представляющая собой те­ матический указатель к канонам. Некоторые канонисты счи­ тают «Пидалион» самым совершенным и авторитетным сво­ дом православного церковного права .

12.2. Сборники XIX века. В 1852-1859 годах под редакци­ ей председателя Верховного суда Элладского королевства Г .

Ралли и профессора Афинского университета М. Потли в Афинах вышла шеститомная «Синтагма Божественных и свя­ тых канонов». В «Синтагму», наряду с каноническим корпу­ 12 0 I. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА сом, включая «Номоканон в XIV титулах», «Синтагму» Мат­ фея Властаря и толкования Аристина, Зонары и Вальсамона, вошли также позднейшие законодательные акты Константи­ нопольской Патриархии от 911 до 1835 годов, а также визан­ тийских императоров от святого Ю стиниана до Андроника (до 1226 г.) и законы о Церкви, изданные в Элладском коро­ левстве. Издание «Афинской Синтагмы» получило одобрение Синода Константинопольской Патриархии и Синодов некото­ рых других автокефальных Церквей. «Афинская Синтагма»

остается до сих пор самым полным собранием канонов и иных церковных законоположений на греческом языке .

13. ЦЕРКОВНО-ПРАВОВЫЕ ИСТОЧНИКИ

БАЛКАНСКИХ ЦЕРКВЕЙ

13.1. Первые славянские переводы византийских «Номо канонов». Славяне получили христианское просвещение в Византии. В первые века христианской истории южных сла­ вян их Церкви находились в юрисдикции Константинополь­ ского Патриарха .

Святыми Кириллом и Мефодием и их учениками были переведены на славянский язык Библейские и богослужебные книги, отдельные творения святых отцов. Переводились и канонические сборники. Первый из византийских каноничес­ ких сборников, переведенных на славянский язык, — «Номо­ канон в 50 титулах» Иоанна Схоластика (IX в.). Об этом пе­ реводе есть упоминание в Паннонском житии святого Мефодия: «Тогда же и “Номоканон” рекше закону правилу и оте­ ческих книг преложи»134. Сохранилась рукопись переводного «Номоканона», называемая Устюжской. Эта рукопись русско­ го происхождения относится к XVIII веку, но представляет собой список с более древнего манускрипта, выполненного еще в X веке в Болгарии. Сам же перевод сделан во второй половине IX столетия, вероятно, святым Мефодием .

По словам профессора Н. С. Суворова, «переведено ли было вместе и церковное законодательство императора Юсти­ ниана по сборнику из 87 глав, неизвестно, так как в един­ ственном известном теперь науке славянском рукописном сборнике, в котором содержится первоначальный славянский перевод этого “Номоканона”, имеются лишь некоторые из этих 87-ми глав, притом в беспорядочной комбинации со ста­ тьями “Прохирона”135 .

13. ЦЕРКОВНО-ПРАВОВЫЕ ИСТОЧНИКИ БАЛКАНСКИХ ЦЕРКВЕЙ

В сборнике помещена такж е компиляция из «Эклоги»

Льва Исавра и Константина Копронима под названием «За­ кон судный людем». В некоторых последних рукописях «За­ кон судный» именуется «Судебником царя Константина» .

Этот «Номоканон» употреблялся в славянских Ц ерквах, в том числе и на Руси, до XIII века .

Одновременно с ним пользовались и славянским переводом «Номоканона в XIV титулах» в первой редакции. По мнению профессора А. С. Павлова, «перевод этого «Номоканона» и «Синтагмы» сделан был у нас в России при великом князе Ярославе — «книголюбце», о котором замечено в «Начальной Летописи», что он собрал писцов многих и переложил с гре­ ческого языка на русский много книг, необходимых для про­ свещения Руси»136 .

Однако тщательное изучение язы ка, которым написана так называемая Ефремовская «Кормчая», дало основание профессору А. И. Соболевскому датировать ее перевод концом X века, а местом появления считать Восточную Болгарию137 .

Профессор С. В. Троицкий, соглашаясь с Соболевским по поводу географической атрибуции перевода, относит его, од­ нако, к эпохе более ранней. «По новым исследованиям, — отмечает он, — этот «Номоканон» был переведен в Восточной Болгарии в эпоху болгарского царя Симеона (892-927 гг.), в конце IX или в начале X века одним из литературных круж ­ ков»138 .

13.2. «Кормчая книга» святого Саввы Сербского. Исключи­ тельно важное значение для права славянских Церквей имела «Кормчая книга» святого Саввы Сербского. О происхождении этого сборника в науке существуют разные точки зрения. Рус­ ские ученые А. С. Павлов, академик E. Е. Голубинский счи­ тали, что святой Савва сам подобрал греческие источники для своего сборника и перевел их на славянский язы к139 .

Однако еще в XIX веке хорватский ученый Б. Ягич выс­ казал предположение о том, что «Кормчую» перевели рус­ ские монахи на Афоне, а святой Савва дал уже готовому сла­ вянскому переводу сербскую редакцию140. С этой точкой зре­ ния согласились русские ученые М. Н. Сперанский, А. И .

Соболевский, А. В. Соловьев и сербские Ф. Миклошич, А .

Белич141. Другие сербские авторы — епископ Никодим (Ми­ лаш), Ч .

Митрович — считают, что святой Савва только воз­ главил работу по составлению и переводу «Кормчей», но сам в ней не участвовал142 .

122 I. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА Профессор С. В. Троицкий, однако, склоняется к мысли об авторстве святого Саввы. Наличие в тексте «Кормчей»

слов русского происхождения он объясняет тем, что из-за не­ достатка в сербском народном язы ке многих церковных и юридических терминов сербский переводчик святой Савва должен был использовать слова, которые он нашел в русских церковных книгах на Афоне143 .

В Раш ском списке «Кормчей» и в некоторых других древних списках есть приписка: «Изыде же на свет нашего язы ка Божественное се писание потшанием и любовию мно­ гою желанием из млада освещеннаго благочестиваго и преосвященнаго и пръвага архиепспа всее срьбскые земле кир Саввы»144 .

По мнению современного исследователя «Кормчей» Я. Н .

Щапова, «степень участия в создании “Кормчей” первого ар­ хиепископа Сербии Саввы, создателя ее автокефальной орга­ низации, ставшего ее главой в 1219 году, не ясна. Несомнен­ на его решающая роль в признании нового сборника офици­ альным кодексом права Церкви и распространении его в стране. Очень вероятна его роль как составителя этой «Корм­ чей», но только из материала, отстоящего от времени его работы примерно на пятьдесят лет и, следовательно, переве­ денного заранее. Вопросы о переводе самим Саввой отдель­ ных частей “Кормчей”, о характере и составе существовавше­ го до XIII века “Номоканона” с толкованиями до специаль­ ных лингвистических и исторических исследований остаются открытыми»145 .

Местом составления «Кормчей» является, вероятно, Хиландарский монастырь на Афоне. Работа над составлением этого сборника была продолжена святым в монастыре Филокали, близ Солуни .

Основу «Кормчей» составил «Синопсис» Стефана Ефесского, истолкованный и дополненный Аристином. Однако в не­ которых местах, где толкования Аристина не удовлетворяли составителя, он заменял их толкованиями Зонары. «Синоп­ сис» с толкованиями Аристина, в котором правила приводи­ лись в кратком изложении, святой Савва выбрал ради удоб­ ства пользования своей «Кормчей». Ведь этот сборник был предназначен для того, чтобы соединить в себе все необходи­ мые в церковной практике правила и законы, и если бы в нем помещены были полные тексты канонов, он оказался бы слишком громоздок .

13. ЦЕРКОВНО-ПРАВОВЫЕ ИСТОЧНИКИ БАЛКАНСКИХ ЦЕРКВЕЙ

В свою «Кормчую» святой Савва включил такж е перевод разнородного церковно-правового материала. Из Фотиева «Но­ моканона» он заимствовал оба предисловия и систематичес­ кий указатель канонов. В «Кормчую» включены византийс­ кий сборник Императорских законов о Церкви Иоанна Схо­ ластика в 87 главах, «Прохирон», новеллы императора Алек­ сия Комнина о браке .

Один из важнейших законодательных сборников Визан­ тии, вошедший в «Кормчую», — «Эклога законов» Льва Исавра и Константина Копронима, изданная в 741 году. В этой книге собраны важнейшие законоположения из «Корпу­ са» Юстиниана. Помимо римско-византийского права, в «Эк­ логе» отражено и обычное право варварских народов, в том числе и славян. Поэтому сборник широко применялся у сла­ вянских народов, особенно у болгар, и был уже ранее пере­ веден на славянский язык. В оригинале «Эклога» состояла из 18 глав. В «Кормчую» она вошла в переработке, в 16 главах, под названием «Леона Царя Премудрого и Константина Вер­ ного Царя главизны о совещании обручения и о брацех и о иных различных винах». В «Кормчей» помещен и так назы­ ваемый «Закон судный людям Царя Константина Великого» .

Это апокрифическое сочинение представляет собой перерабо­ танный до неузнаваемости отрывок «Эклоги» .

«Прохирон», также вошедший в «Кормчую книгу» под названием «Закона градского», представляет собой сокра­ щенный сборник римского и византийского права, изданный между 870 и 879 годами императором Василием Македоняни­ ном и его сыновьями Константином и Львом. «Прохирон»

разделен на 40 глав .

В XII веке в Византии и в гражданском, и в церковном праве преобладающее значение получил сборник законов императора Василия Македонянина под названием «Васили­ ки». Ю ридическая сила признавалась с тех пор лиш ь за теми законами из «Корпуса» Юстиниана, которые вошли в «Василики». Вальсамон произвел пересмотр законов, внесенных в «Номоканон»; при этом критерием их важ но­ сти он считал следующее обстоятельство: внесены ли они в «Василики». Но поскольку ни «Василики», ни толкования Вальсамона не были в то время переведены на славянский язы к и в «Кормчую книгу» не вошли, византийская право­ вая реформа не отразилась на церковном праве славянских народов .

12 4 I. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА Давая оценку «Кормчей книги» святого Саввы, С. В. Тро­ ицкий писал: «Когда святой Савва, архиепископ Сербский, в начале XIII века редактировал свой церковно-гражданский законник для Сербской Церкви и государства, он производил строгий выбор между византийскими источниками канонов и законов о Церкви. Как строго православный и хороший ка­ нонист, он отбросил все источники теории цезарепапизма, так как эта теория не отвечала ни догматическому, ни кано­ ническому учению о епископате как единственном носителе церковной власти, ни политическим условиям Сербии, где царской власти в то время еще не существовало... Святой Савва, в отличие от Болгарской и Русской Церквей, не вклю­ чил в свой “Номоканон” ни один труд из канонических ви­ зантийских источников, которые признавали унитарную иде­ ологию цезарепапизма или теорию восточного папизма и ре­ шительно встал на почву диархической теории симфонии.. .

Хотя “Эклога” больше отвечала юридической и экономичес­ кой жизни славянских народов, однако по причине цезарепа­ пистского характера ее предисловия и своего происхождения от царей-иконоборцев, она не вошла в состав сербского “Но­ моканона”. Между тем, она еще с IX века действовала в Бол­ гарии, сначала в своем греческом оригинале, а затем в бол­ гарском переводе... Действовала она и на Руси»146 .

В Сербии «Кормчая» святого Саввы сразу после ее состав­ ления была разослана по епархиям как «Законник святых отец» и служила главным источником не только церковного, но и государственного права, так что позднейший «Закон­ ник» короля Стефана и «Синтагма» Властаря в сербском пе­ реводе считались лишь дополнениями к основному кодексу — «Кормчей святого Саввы» .

В 1221 году «Кормчая» была послана в Болгарию, где также получила официальное признание .

13.3. Рукописная «Кормчая книга» на Руси. В Болгарию к полунезависимому деспоту (князю) Иакову Святославу (рус­ ского происхождения, вероятно, родом из Галиции) обратил­ ся Киевский митрополит Кирилл с просьбой прислать ему на Русь «Кормчую» святого Саввы. В 1262 году деспот Иаков Святослав выслал на Русь список «Кормчей», сопроводив его посланием к митрополиту. Эту книгу Иаков Святослав назвал «Зонарой», хотя на самом деле почти все толкования на ка­ ноны, помещенные в «Кормчей», принадлежат не Зонаре, а Аристину. Южные славяне назвали сборник именем, которое

13. ЦЕРКОВНО-ПРАВОВЫЕ ИСТОЧНИКИ БАЛКАНСКИХ ЦЕРКВЕЙ__________ у них вслед за греками сделалось нарицательным для всяко­ го толкователя канонов .

«Кормчая» была зачитана на Соборе, созванном митропо­ литом Кириллом во Владимире-на-Клязьме в 1272 году, и получила одобрение. Впоследствии она многократно перепи­ сывалась. Образовалось две фамилии списков «Кормчей кни­ ги»: рязанская и софийская .

Тексты рязанской фамилии ближе к той рукописи, кото­ рая была прислана из Болгарии при митрополите Кирилле .

Список с этой рукописи преемник Кирилла митрополит М ак­ сим послал в Рязань по просьбе Рязанского епископа Иоси­ фа. В 1284 году он был переписан здесь и положен на хра­ нение в кафедральном соборе «на уведение разуму и на по­ слушание верным и послушающим»147. Этот список сохранил­ ся. От него и пошла так называемая рязанская фамилия рукописей «Кормчей» .

Софийская фамилия берет начало от «Кормчей», написан­ ной для Новгородского архиепископа Климента одновремен­ но с рязанским списком и положенной на хранение в Святой Софии на «почитание священником и на послушание христи­ анам»148 .

Этот софийский список тоже сохранился. Софийская фамилия списков «Кормчей» заметно отличается от сербского списка святого Саввы. В основу софийской фамилии положе­ на не «Кормчая» святого Саввы, а первый славянский пере­ вод «Номоканона в XIV титулах», выполненный в Восточной Болгарии на рубеже IX--X веков, который, однако, испытал на себе влияние сербской «Кормчей». Оно выражено в том, что в софийский список внесены были толкования на прави­ ла, которых не было в первоначальном славянском «Номока­ ноне» Патриарха Фотия, и добавлены правила Соборов 861 и 879 годов, а такж е некоторые другие статьи, не известные прежнему «Номоканону» .

Главные различия между этими двумя распространенными на Руси фамилиями списков «Кормчей» состоят в следую­ щем: во-первых, в списках рязанской фамилии правила даны в сокращении, а в рукописях софийской фамилии приводит­ ся их полный текст, во-вторых, в сборники софийской фами­ лии включались статьи русского происхождения, которых нет в списках рязанской фамилии .

13.4. Печатная «Кормчая». В 1649 году в Москве при царе Алексее и Патриархе Иосифе было предпринято первое печат­ ное издание «Кормчей книги». В основу этого издания легла 126 I. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА рязанская редакция, близкая к сербскому переводу святого Саввы. Печатание «Кормчей» закончилось в 1650 году .

Патриарх Никон подверг только что изданную «Кормчую»

ревизии. Им было исправлено 50 страниц книги; в свою оче­ редь, в новую Никоновскую редакцию были внесены суще­ ственные дополнения. В 1653 году экземпляры печатной «Кор­ мчей» были разосланы по епархиям, монастырям, приходам .

Высланы они были и на Балканы — в Болгарию и Сербию .

Печатная «Кормчая» в первой, Иосифовской, редакции была переиздана в Варшаве старообрядцами в 1786 году, а через сто лет, в 1888 году, ее перепечатали в московской единоверческой типографии. Очередное издание Иосифовской редакции печатной «Кормчей» вышло в Москве в 1913 году .

Последний опыт переиздания «Кормчей» в Иосифовской ре­ дакции предпринят в 1997 году в Санкт-Петербурге .

В 1787 году Святейший Синод переиздал Никоновскую ре­ дакцию «Кормчей» с некоторыми изменениями, включая перестановку глав. Эта книга была переиздана также в 1804, 1810, 1816, 1827 и 1834 годах; после 1834 года прекратил­ ся выпуск очередных переизданий в связи с выходом «Кни­ ги правил» .

Введением в печатную «Кормчую» в Никоновской редак­ ции послужило несколько исторических сказаний: об установ­ лении автокефалии Русской, Болгарской и Сербской Церквей, о крещении Руси и поставлении в ней Патриархов, о п о д ав ­ лении на царство Михаила Федоровича Романова и на патри­ аршество — его отца Филарета, сказание о семи Вселенских Соборах, сказание о шестнадцати Соборах (Вселенских и По­ местных), правила которых вошли в «Кормчую» .

Затем следует «Номоканон» Патриарха Фотия с двумя предисловиями; в него включены только титулы (грани) с указанием канонов. Гражданские законы, помещенные в греческом «Номоканоне» под этими титулами, перенесены в 44-ю главу «Кормчей» .

Первая часть «Кормчей» состоит из 41 главы. Главы 1-37 содержат канонический «Синопсис» с толкованиями Аристина, а в некоторых местах — толкованиями Зонары и еще одного неизвестного толкователя. Главы 38-41 составляют дополнения к «Синопсису» .

С 42-й главы начинается вторая часть печатного издания «Кормчей», которая содержит, в основном, законы византий­ ских императоров: «Сборник из 87 титулов» Иоанна Схолас­

13. ЦЕРКОВНО-ПРАВОВЫЕ ИСТОЧНИКИ БАЛКАНСКИХ ЦЕРКВЕЙ__________ тика (гл. 42); три новеллы императора Алексия Комнина о церковном обручении и венчании браков (гл. 43); граждан­ ские законы из «Номоканона» Патриарха Фотия (гл. 44); из­ влечения из законов Моисея о наказаниях за преступления (гл. 45); «Закон судный людем» — болгарская компиляция, в основу которой легла «Эклога» (гл. 46); полемическое сочи­ нение против латинян Никиты Стифата (XI в.) и другое по­ лемическое сочинение неизвестного автора, направленное про­ тив латинян (гл. 47 и 48); «Градский закон» — полный пе­ ревод «Прохирона» (гл. 49); «Эклога» Льва и Константина с сокращениями (гл. 50); статья «О браках» (гл. 51); византий­ ские статьи на тему о незаконных браках (гл. 52); «Томос единения» 920 года (гл. 53); канонические ответы Патриар­ ха Николая Грамматика (гл. 54); канонические ответы Ники­ ты, митрополита Ираклийского, относящиеся к концу XI века (гл. 55); правило святого Мефодия, Константинопольско­ го Патриарха (IX в.), о принятии в Церковь отпадших от Православия (гл. 56); «правило иереом, иже не облачаются во вся священныя ризы...» (гл. 57); извлечения из правил Патриарха Константинопольского святого Никифора Исповед­ ника (гл. 58); отрывки из канонических ответов, надписан­ ных именем Иоанна, епископа Китрского, а на деле принад­ лежащих архиепископу Димитрию Хоматину (гл. 59); «Архи­ ерейское поучение новопоставленному священнику» — един­ ственная статья русского происхождения (гл. 60); каноничес­ кие ответы Патриарха Александрийского Тимофея, дополни­ тельные к его ответам, помещенным в 32-ю главу «Кормчей»

(гл. 61); правила Василия Великого о монастырях и монахах (гл. 62-65); статья «О священных одеждах и особах» (гл. 6 6 трактат Тимофея, Константинопольского пресвитера VI века, о приеме в Церковь еретиков (гл. 70); выписки из «Пандект» греческого монаха Никона Черногорца, жившего в XII веке, о важности церковных правил (гл. 71) .

В конце «Кормчей книги», вне глав, по указанию Патри­ арха Никона, помещены три статьи: «Известие» — о назва­ нии и издании этого сборника, подложная дарственная гра­ мота Константина Великого папе Сильвестру и «Сказание» — об отделении Римской Церкви от Восточной .

Значение «Кормчей книги» в действующем русском цер­ ковном праве уменьшилось после издания «Духовного регла­ мента» и последующих актов российской государственной власти, регулирующих церковную жизнь. Эти акты постепен­ 12 8 1. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА но заменяли византийские императорские законы, содержав­ шиеся в «Кормчей». В XVIII и в первой половине XIX века значение «Кормчей» для русского церковного права обуслов­ лено было тем, что в ней помещены каноны, за которыми в Церкви всегда признается первостепенный авторитет. Однако в «Кормчей» каноны приведены в сокращенном виде (по «Синопсису»); перевод их на славянский язы к во многих местах неточен и маловразумителен .

Поэтому в 1839 году взамен «Кормчей книги» было пред­ принято издание «Книги правил», где, наряду с греческим текстом, параллельно давался перевод канонов на церковнославянский язы к, приближенный к русскому языку. В даль­ нейшем, при переиздании «Книги правил», в нее вошел толь­ ко перевод (без текста оригинала). Главное достоинство «Кни­ ги правил» состояло в том, что, во-первых, в ней каноны воспроизводились полностью, во-вторых, в «Книгу» вошел лишь основной канонический корпус. Правила были здесь отделены от разнородного правового материала, либо мень­ шей авторитетности, либо вовсе утратившего силу, которым перегружена «Кормчая» .

Тем не менее, «Кормчая книга» после издания «Книги правил» не стала всего лишь памятником истории церковно­ го права, она осталась частью действующего в Церкви права .

Поскольку некоторые из законов византийских императоров вошли через «Кормчую книгу» в русское право и сохранили силу не в результате зависимости Руси от издавшей их госу­ дарственной власти, а по причине собственно церковных нужд и благодаря церковной традиции, то, по меньшей мере, относительную важность следует признавать даже за государ­ ственными законами византийского происхождения, включен­ ными в «Кормчую»; в частности, по такой тематике, как церковное брачное право, которое сравнительно мало регла­ ментировано канонами, а регулируется, главным образом, на основании постановлений Константинопольских Патриархов, а также византийских императоров .

13.5. Средневековые источники Румынской Церкви. В ру­ мынских княжествах первыми законодательными сборни­ ками и по церковному, и по гражданскому праву были гре­ ческие и славянские книги. В XV веке при правителе Мол­ довы святом Стефане Великом «Алфавитная Синтагма» Мат­ фея Властаря в славянском переводе вводится в качестве официального сборника. «Синтагма» в двух редакциях, пол­

14. ИСТОЧНИКИ ПРАВА РУССКОЙ ЦЕРКВИ ДО УЧРЕЖДЕНИЯ СИНОДА

ной и сокращенной, широко употреблялась в Валахии и Молдове до середины XVII века .

Первый канонический сборник на румынском язы ке вы­ шел в 1632 году. Он составлен Евстафием из Молдовы. Это был перевод «Номоканона» Мануила Малаксы. В 1640 году в монастыре Говоре издается еще один канонический сборник «Pravila mica» («Малый номоканон»), предназначенный для духовников. Сборник содержит 159 глав. Перевод его со сла­ вянского языка был выполнен Михаилом Моксалием .

В 1652 году по благословлению Угровлахийского митропо­ лита Стефана в Терговицах печатается канонический сбор­ ник, переведенный с греческого язы ка монахом Даниилом при помощи Игнатия Петрици и Пантелеймона Лигарида .

Этот сборник получил название «Indreptarea legii» («Законоправильник») .

Сборник включает в себя предисловие и два отдела. Пер­ вый отдел (417 глав) в свою очередь составлен из двух сбор­ ников: «Номоканона» Мануила Малаксы и «Императорских законов» («Pravila imperatesci») Василия Лупула — компиля­ ции, впервые изданной в 1646 году в Молдове и содержащей византийские законы по светскому праву в румынском пере­ воде. Во второй отдел — «Индрептареа» — вошел в сокра­ щенном виде канонический «Синопсис» с толкованиями Аристина. За «Синопсисом» следует статья, озаглавленная «Тео­ логия», состоящая из 54 вопросов и ответов Анастасия Синаита (VII в.) .

Сборник «Индрептареа», изданный по благословлению цер­ ковной власти, стал официальным каноническим сборником Румынской Православной Церкви .

14. ИСТОЧНИКИ ПРАВА РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ

ЦЕРКВИ ДО УЧРЕЖДЕНИЯ СВЯТЕЙШЕГО СИНОДА

14.1. Источники византийского происхождения. До сере­ дины XV века Русская Православная Церковь была одной из митрополий Константинопольского Патриархата. Она ру­ ководствовалась теми же «Номоканонами», что и Константи­ нопольская Церковь. Для нее обязательными были все по­ становления Соборов, Патриархов и Синодов кириархальной Церкви .

Самыми авторитетными источниками древнерусского цер­ ковного права в этот период являлись грамоты Вселенских 13 0 I. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА Патриархов по делам Русской Церкви, составленные в виде посланий русским митрополитам, епископам, князьям .

Некоторые из этих грамот дошли до нас. Среди них:

1) грамота Патриарха Луки Хрисоверга к Суздальскому кн я­ зю Андрею Боголюбскому с отказом в его просьбе об учреж­ дении во Владимире-на-Клязьме отдельной митрополии, не­ зависимой от Киевской кафедры (1160 г.); 2) грамота Патри­ арха Германа Киевскому митрополиту Кириллу, запрещаю­ щая хиротонию холопов, а также настаивающая на невмеша­ тельстве князей и бояр в дела церковного суда и на непри­ косновенности церковного имущества (XIII в.); 3) соборные ответы П атриарха Иоанна Векка на вопросы Сарайского епископа Досифея (1276 г.); 4) грамота Патриарха Нифонта Тверскому князю Михаилу Ярославичу по поводу его ж ало­ бы на святителя Петра (начало XIV в.); 5) грамота Патриар­ ха Н ила, посланная в Псков по поводу ереси стригольни­ ков, — в этой грамоте оправдывается взимание пошлины со ставленников (1382 г.); 6) грамота Патриарха Антония Вели­ кому князю Московскому Василию Дмитриевичу с укориз­ ной за неуважение к византийскому Императору (конец XIV в.). В грамоте предписывается: возносить имя Императора за богослужением во всех храмах Русской Церкви. Грамота Патриарха Германа и соборные ответы Патриарха Векка вхо­ дили в состав русских «Кормчих» .

14.2. Русские источники церковного права соборного иерархического происхождения (до середины XV века). Как автономная митрополия Константинопольского Патриарха Русская Церковь осуществляла и свою суверенную законода­ тельную деятельность в пределах этой автономии .

Местными органами церковного правотворчества в первую очередь были Соборы. Из соборных актов периода зависимо­ сти Русской Церкви от Константинопольской Патриархии до нас дошли лишь постановления Владимирского Собора 1274 года, на котором была принята «Кормчая книга» святого Саввы. Постановления Собора сохранились под названием «Правил Кирилла митрополита Русского», ибо они изданы в виде окружного послания митрополита. По распоряжению митрополита Кирилла, постановления Владимирского Собора были внесены в «Кормчую книгу» .

Собор принял ряд мер, направленных на восстановление церковной дисциплины, расшатанной монголо-татарскими ор­ дами. Владимирский Собор запретил брать со ставленников

14. ИСТОЧНИКИ ПРАВА РУССКОЙ ЦЕРКВИ ДО УЧРЕЖДЕНИЯ СИНОДА

пошлину, превышающую семь гривен; запретил рукоположе­ ние лиц, не достигших канонического возраста, и холопов .

Он осудил духовенство за отступления от церковного устава при совершении Евхаристии и Крещения, осудил пьянство, языческие обряды и зрелища, бесчинные игры в канун празд­ ников, народные бои, не обходившиеся без смертоубийства;

осудил обычай водить невест к воде; запретил изображать кресты на земле и на льду .

Кроме соборных постановлений, к памятникам церковного законодательства Древней Руси принадлежат такж е канони­ ческие послания и ответы митрополитов и епархиальных архиереев. Древнейшие из них вошли в рукописные «Корм­ чие» софийской фамилии .

Особенно важны «Канонические ответы» митрополита Иоанна (1080-1089 гг.) на вопросы черноризца Иакова. В подлиннике эти ответы составлены на греческом язы ке, но переведены на русский язы к, вероятно, самим Иаковом. В «Ответах» говорится об обязательности епископа посещать Соборы, об открытии епархий исключительно с соизволения Собора и митрополита, об обязательности венчания не толь­ ко для князей и бояр, но и для простолюдинов, о запреще­ нии венчания третьего брака, брака в шестой степени двою­ родного свойства и брака княжен с латинянами .

До нас дошли «Канонические ответы» Новгородского епис­ копа Нифонта (первая половина XII в.) на вопросы местных священников Кирика, Саввы и Илии. Эти вопросы и ответы касаются Таинств Крещения, Покаяния и Евхаристии, погре­ бения, постов, поклонов во время богослужения. В 61-м от­ вете запрещается менять одного духовника на другого без благословения первого духовника. Встречаются тут и курьез­ ные вопросы. Например, Кирик вопрошает: «Можно ли бить яйцом в зубы до обеда?» — и Савва: «Может ли служить священник, если в его одежду вшит женский платок?» Ответ Нифонта: «Может, разве женщина погана?»

Сохранились грамоты и послания канонического содержа­ ния митрополитов Максима, святых Петра, Алексия, Киприана, Фотия. Митрополиты Киприан и Фотий в своих посла­ ниях воспрещают быть при крещении двум восприемникам .

Святитель Петр запрещает вдовым священникам священнослужение, если они не примут пострига .

До нас дошли и анонимные церковно-правовые памятни­ ки, и среди них — сочиненное на Руси апокрифическое 132 I. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА «Правило святых отец 165-е Пятого Собора о обидящих церк­ ви Божии и священные власти их». В этом подложном пра­ виле подвергаются резкой критике лица, посягающие на не­ прикосновенность церквей и церковного достояния .

Сохранилась также «Заповедь святых отец ко исповедающим сынов и дщерей», иначе называемая «Уставом белеческим». Это свод правил о покаянии и епитимьях, переведен­ ных с греческого и латинского языков. «Заповедь» приписы­ вается митрополиту Георгию, которого летописи упоминают под 1072 и 1073 годами .

14.3. Источники церковного права государственного про исхождения. Своеобразие отечественной истории в период зависимости Русской Церкви от Константинопольского Пат­ риарха выразилось в том, что действовавшие на Руси церков­ но-правовые документы государственного происхождения в эту эпоху издавались разными инстанциями: местной вели­ кокняжеской и удельной княжеской властью, византийскими императорами и золотоордынскими ханами .

Законодательство русских князей, естественно, составляет большую часть церковно-правового материала. Так называе­ мые княжеские уставы, в отличие от законов византийских императоров, практически не затрагивают внутрицерковную жизнь, а касаются лишь взаимоотношений между Церковью и государством: чаще всего в них перечисляются предостав­ ляемые Церкви льготы .

Важнейший памятник отечественного права — «Устав свя­ того Владимира». Он сохранился в нескольких редакциях .

По своему содержанию «Устав» заключает в себе пожалова­ ние десятины в пользу Церкви, в нем определены такж е круг лиц и перечень дел, подсудных святительскому суду .

Эти разные темы присутствуют в одном документе, потому что их связывает забота князя о содержании митрополии:

суды предполагают взимание судебных пошлин .

Согласно «Уставу», к ведению церковного суда отнесены бракоразводные дела («роспуст»), так называемое смилное заставание, которое одни ученые понимают как преступную любовную связь, другие, в частности, А. С. Павлов, — как тяжбу о неустойках, связанных с приданым149. К ведению святительского суда отнесено также рассмотрение следующих дел: «пошибание» (изнасилование) и умычка, браки между близкими родственниками, разные виды волшебства (ведьство, зелейничество, потвори, чародеяния, волхвования, зубоИСТОЧНИКИ ПРАВА РУССКОЙ ЦЕРКВИ ДО УЧРЕЖДЕНИЯ СИНОДА ежа, еретичество), татьба, гробокопательство, идолопоклон­ ство, осквернение храмов, избиение сыном отца или матери дочерью, неприличное защищение женою своего мужа в дра­ ке, противоестественные пороки, убийство матерью незакон­ но прижитого младенца .

К кругу лиц, подсудных церковной власти, в «Уставе свя­ того Владимира» отнесены «игумен, поп, диакон, дети их, попадья и кто в клиросе, игумения, чернец, черница, проскурница, паломник (или «псаломник». — 5. Ц.) лечец (ле­ карь), прощеник и задушный человек (вольноотпущенники), сторонник (странник, богомолец), слепец, хромец, моностыреве, гостиницы, странноприимницы»150. «Устав» такж е предо­ ставляет в заведование Церкви торговые места и весы .

В древности никто не сомневался в происхождении этого «Устава» от равноапостольного просветителя Руси. Но исто­ рик H. М. Карамзин, ввиду некоторых хронологических не­ сообразностей «Устава» (святой Владимир по «Уставу» — со­ временник Константинопольского Патриарха Фотия), первым стал отрицать его подлинность151. В конце XIX века к его точке зрения присоединился академик E. Е. Голубинский152 .

Подложным считал «Устав святого Владимира» и Н. С. Су­ воров. Время его составления он относил к концу XIV века, считая, что к подлогу был прикосновенен митрополит Киприан153. Однако в свое время H. М. Карамзину возражал митро­ полит Евгений (Болховитинов), настаивая на подлинности «Устава»154. Оспаривали позицию Карамзина также митропо­ лит Макарий (Булгаков)1 5 и В. А. Неволин156 .

Профессор А. С. Павлов высказал компромиссную точку зрения на происхождение «Устава святого Владимира». Он писал: «Письменные памятники древности могут быть подлин­ ными в материальном отношении и неподлинными в формаль­ ном. То есть они могут содержать в себе юридические нормы, действительно принадлежащие тем законодательным авторите­ там, которым приписывает их данный памятник, но самое письменное изложение этих норм может быть делом другой руки, современной и позднейшей». И далее об «Уставе»: «Па­ мятник этот, несомненно, составился из частных и, по всей вероятности, разновременных записей о подлинных распоряже­ ниях святого Владимира по делам Церкви. Некоторые из этих записей, именно те, в которых исчисляются суды и люди цер­ ковные, надобно думать, сделаны были еще при самом Влади­ мире или вскоре после него. Это доказывается их языком»157 .

1 34 I. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА В 1926 году С. В. Юшков, изучая научное издание текстов «Устава», предпринятое профессором В. Н. Бенешевичем в 1915 году, пришел к выводу, получившему всеобщее призна­ ние в современной науке: «В основе Устава... лежит грамота о выделении десятины церкви Богородицы в 995-996 годах, которая была переработана в первый Устав в начале XI века (до 1011 г.) в связи с учреждением епископских кафедр, распространением на них церковной десятины и установлени­ ем церковной юрисдикции. Устав продолжал складываться и развиваться в X I-X II веках вместе с укреплением и расши­ рением церковной организации. В него были внесены переч­ ни церковных судов и церковных людей. Архетипический текст, лежащий в основе существующих редакций, сложился в середине или второй половине XII века»158 .

Влияние «Устава» на русское право огромно — по суще­ ству дела, вплоть до эпохи Петра Великого судебная власть Церкви по тяжбным и уголовным делам сохранялась в целом в тех пределах, которые очерчены были «Уставом» святого Крестителя Руси .

До нас дошел такж е «Устав» князя Ярослава Мудрого .

Суждения ученых о его происхождении высказывались по аналогии с суждениями о происхождении «Устава святого Владимира» .

По мнению А. С. Павлова, «Устав Ярослава образовался пу­ тем частной кодификации норм церковного права, вызванных историческою, то есть жизненною необходимостью перенести в сферу церковного суда ту же самую систему вир (денежных штрафов. — Б. Ц.) и продаж, какая принята в “Русской правде” .

В этом смысле мы вполне разделяем отзыв Неволина об Уставе Ярослава, что основа его могла быть древняя, принадлежащая времени введения христианства в России, ярославовская... но го­ ворить о подлинности этого Устава в собственном смысле, то есть о принадлежности его, как письменного памятника, самому Ярославу, можно еще менее, чем о подлинности такого же уста­ ва, приписываемого святому Владимиру»159 .

Между тем «Устав» князя Ярослава интенсивно изучался в XX веке. С. В. Юшков пришел к выводу, что архетипичес­ кий текст «Устава» принадлежит к XII веку160. Историк А. А. Зимин, продолжая гиперкритическую тенденцию рус­ ской науки XIX столетия, относил составление текста «Уста­ ва» к рубежу XIV-XV веков, полагая местом его происхож­ дения канцелярию святителя Киприана161 .

14. ИСТОЧНИКИ ПРАВА РУССКОЙ ЦЕРКВИ ДО УЧРЕЖ ДЕНИЯ СИНОДА

Наиболее убедительна точка зрения, к которой пришел современный ученый Я. Н. Щапов. Он считает, что архетипический текст «Устава» относится к XI веку и что упоми­ нание в нем о составлении его князем Ярославом по согласо­ ванию с митрополитом Иларионом вполне достоверно. Про­ странная редакция «Устава» князя Ярослава появилась рань­ ше краткой — на рубеже X II-X III веков, а краткая восходит к середине XIV столетия, хотя она точнее воспроизводит его первоначальный текст162. Концепцию Я. Н. Щапова разделя­ ет и современный американский ученый Д. Кайзер, крупный специалист по средневековому русскому праву163 .

В «Уставе» князя Ярослава определен не только круг дел, связанных с совершением церковных преступлений и подве­ домственных святительскому суду, но и предусмотрены нака­ зания для виновных, причем весьма необычные для церковно-судебной практики — денежные штрафы. Например, «аще жена будет чародеица, паузница, или волхва, или зелейница, и муж, доличив, казнит ю (накажет), а не лишится (то есть она не перестанет заниматься волшебством. — Б. Д.), митро­ политу б гривен»164 .

«Уставы» святого Владимира и князя Ярослава вклю ча­ лись в русские рукописные «Кормчии» .

Церковно-уставные грамоты издавались и удельными к н я ­ зьями. Сохранилось несколько таких грамот XII века: одни в подлинном виде, другие — измененные и дополненные .

Подлинной является «Уставная грамота» Новгородского князя Святослава Олеговича о замене десятины определен­ ным годовым жалованием от князя (1137 г.). В этой «Грамо­ те» есть свидетельство древности десятины на Руси: «Устав бывший прежде нас в Руси от прадед и от дед наших, имати пискупом десятину от даней и от вир, и продаж, что вхо­ дит в княж ь двор всего»165 .

В «Грамоте» Новгородского князя Владимира Мстиславича, выданной церкви святого Иоанна Предтечи на Петрятине дворище, построенной в 1127 году, излагается устав торгово­ го товарищества «купечества Ивановского», для которого эта церковь стала приходской. Доход церкви должен был скла­ дываться отчасти и из средств, поступающих в виде платы за пользование хранившимися в притворе храма мерами и веса­ ми. Тому же князю усвояется и «Устав» о церковных судах, данный Софийскому собору. Это, в сущности, переделанный вариант «Устава» святого Владимира. Обе грамоты князя 1 36 I. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА Владимира Мстиславича сохранились, но с большими иска­ жениями текста .

Другой подлинный памятник — «Уставная грамота» Смо­ ленского князя Ростислава Мстиславича новоучрежденной Смоленской епископии (1150 г.). В ней определяются сред­ ства содержания епископии: десятина от княжеских даней, пошлина с церковных судов и доходы с земельных владений .

До нас дошли, конечно, лишь немногие из церковных ус­ тавов и грамот, изданных князьями в домонгольский период .

О существовании других документов подобного рода есть ле­ тописные свидетельства. Например, в летописи 1158 года говорится о том, что Суздальский князь Андрей Боголюбский дал построенной им соборной церкви Успения Богородицы во Владимире «многие имения и слободы и села лучшие с даня­ ми и десятину во всем и в стадах своих и торг десятый во всем княжестве»166. Несомненно, это пожалование было сде­ лано не в форме устного распоряжения, а посредством изда­ ния грамоты .

В эпоху монгольского ига княжескую десятину заменили пожалования недвижимостей, льготных и тарханных грамот, которыми церковные земли освобождались от налогов, а так­ же «несудимыми» грамотами, освобождавшими княжеские монастыри от подсудности по гражданским делам епархиаль­ ному епископу .

До нас дошла грамота Великого Московского князя Васи­ лия Дмитриевича святителю Киприану, в которой устанавли­ ваются права митрополита в отношении населения, живуще­ го в вотчинах митрополичьей кафедры .

Одним из своеобразных материальных источников государ­ ственного церковного права на Руси в период зависимости нашей Церкви от Константинопольского Патриарха были за­ коны византийских императоров. Согласно византийским правовым воззрениям, власть императоров распространялась на все православные народы во вселенной. Правда, притяза­ ния эти мало соответствовали действительности. Но Констан­ тинопольские Патриархи в посланиях русским митрополитам или князьям указывали, что свои распоряжения они делают с согласия императоров .

Иногда и сами русские князья обращались по поводу цер­ ковных дел в Константинополь не только к Патриархам, но и к императорам. Например, когда уже решался вопрос об автокефалии Русской Церкви, Великий князь Василий Васи­

14. ИСТОЧНИКИ ПРАВА РУССКОЙ ЦЕРКВИ ДО УЧРЕЖ ДЕНИЯ СИНОДА

льевич Темный писал последнему византийскому императору Константину Палеологу о поставлении митрополита Ионы русскими епископами. Это послание, составленное в весьма почтительном тоне, не было отправлено в Константинополь .

Сохранились и некоторые грамоты византийских императо­ ров по русским церковным делам — например, четыре грамо­ ты Иоанна Кантакузена о разграничении переделов Киевской и новообразованной Галицкой митрополий (1347 г.). Но учас­ тие императоров в церковной жизни Руси было весьма ограни­ чено и в силу ее политической независимости от Константино­ поля, и ввиду географической удаленности Русской земли .

Гораздо ощутимее была зависимость нашей Церкви от поработившей Русь Золотой Орды. Монгольские ханы давали русским митрополитам так называемые ярлыки. Сохранилось семь ярлыков (XIII и XIV вв.), но издано их было намного больше. Каждый митрополит при поставлении должен был просить хана о подтверждении прежнего или выдаче нового ярлыка. Характерно, что ярлы ки не только подтверждали привилегии митрополитов, епископов и духовенства, которые существовали до завоевания Руси, но и расш иряли их по сравнению с прежними. Как отмечал А. С. Павлов, «ханы ограждали неприкосновенность веры, богослужения, законов, судов и имущество Церкви, освобождали все духовенство от всякого рода податей и повинностей и предоставляли духов­ ным властям право судить своих людей во всех делах граж ­ данских и уголовных — даже в разбое и душегубстве»167 .

14.4. Источники русского церковного права от середины XV века до учреждения Патриаршества. С середины XV сто­ летия начинается период автокефального бытия Русской Цер­ кви, и одновременно наша Церковь разделяется на две мит­ рополии, одна из которых, с центром в Киеве, остается час­ тью Константинопольского Патриархата .

Установление автокефалии прервало ненадолго общение Русской Церкви с Константинопольским Патриархатом. Ви­ зантия переживала тогда трагическое время. Вскоре после падения Константинополя (1453 г.) и восстановления там Православия общение возобновилось, хотя автокефалия на­ шей Церкви не признавалась на Востоке вплоть до учрежде­ ния на Руси Патриаршества (1589 г.) .

Получив автокефалию, русские митрополиты попали в несравненно большую, чем прежде, зависимость от Москов­ ских государей, ставших после освобождения Руси от монгоI. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА ло-татарского ига самодержавными правителями. Падение Константинополя явилось причиной того, что в них стали видеть правопреемников византийских василевсов, государей Третьего Рима .

Источники русского церковного права остались неизмен­ ными: «Номоканон» в виде «Кормчей книги», постановления Соборов, канонические ответы и послания иерархов, «Уста­ вы» святого Владимира и князя Ярослава Мудрого .

Но кано­ нические нормы сохраняли свою силу, главным образом, в области внутрицерковного права, в отношениях же Церкви с государством тяжесть давления светской власти в этот пери­ од стала намного сильнее прежней. Государи усваивают себе право избирать митрополитов. Уже Великий князь Василий Темный в послании польскому королю писал: «Кто будет нам люб, тот и будет митрополитом всея Руси»168 .

Главным церковным законодательным органом оставались Поместные Соборы; но влияние московских государей и на состав, и на постановления Соборов было весьма велико. По словам А. С. Павлова, великие князья и цари «сами указы ­ вали предметы соборных рассуждений, и притом такие, кото­ рые относились не только к сфере внешнего, но и внутренне­ го права Церкви, они же нередко публиковали соборные по­ становления от своего собственного лица»169 .

Собор 1503 года, созванный при Иоанне III для рассмотре­ ния вопроса об архиерейских пошлинах со ставленников, о за­ зорной жизни вдовых попов и диаконов, о «двойных» монас­ тырях, о монастырских вотчинах и о мерах против жидовствующих, запретил взимать ставленнические пошлины, распоря­ дился расселить «двойные» монастыри. По настоянию препо­ добного Иосифа Волоцкого, Собор постановил: упорствующих еретиков следует предавать не только церковным прещениям, но «градским казням» — уголовным наказаниям. Собор запре­ тил вдовым священникам и диаконам совершать богослуже­ ние, если они не примут пострига. Вынесено было также по­ становление о сохранении монастырского землевладения .

Велико историческое значение Собора 1551 года, созванно­ го при святом митрополите Макарии и Иоанне Грозном .

Предметы соборных рассуждений были намечены в 69 вопро­ сах, предложенных царем. Трудно сказать, в какой мере фор­ мулировки вопросов принадлежат самому Царю и в какой они отредактированы или составлены святым Макарием или его помощниками. Собор издал «Уложение», разделенное по

И. ИСТОЧНИКИ ПРАВА РУССКОЙ ЦЕРКВИ ДО УЧРЕЖ ДЕНИЯ СИНОДА

аналогии с «Судебником Ивана Грозного» на 100 глав. Отсю­ да и его название — «Стоглав», которое перенесено было и на сам Собор. В «Уложении» затронуты главные стороны церковной жизни; в нем были собраны и систематизированы все нормы действующего права Русской Церкви. Исходным материалом послужили «Кормчая», «Устав» святого Влади­ мира, постановления Собора 1503 года, послания митрополи­ тов. Постановления «Стоглава» касаются архиерейских по­ шлин, церковного суда, дисциплины духовенства, монахов и мирян, богослужения, монастырских вотчин, народного обра­ зования и призрения нищих. Собор предложил епископам и городскому духовенству устраивать школы для подготовки ставленников; мирянам предоставлялась возможность выби­ рать кандидатов священства. Надзор за благочинием Собор возложил на поповских старост и десятильников, а надзор над ними самими — на соборных священников, архимандри­ тов, игуменов и протопопов .

«Стоглав» отменил «несудимые» грамоты, тем самым сде­ лав все монастыри и приходские причты подсудными своим епископам. Светским судам он запретил судить духовных лиц. В соборных постановлениях осуждались распространен­ ные в народном быту бесчинства и пережитки язычества:

судебные поединки, скоморошеские представления, азартные игры, пьянство .

Многие постановления «Стоглава» касаются богослужения .

Некоторые из них (о двуперстии, о сугубой аллилуии) стали впоследствии знаменем для старообрядцев. Эти постановления были отменены Большим Московским Собором 1667 года, который объяснил факт их принятия «простотою и невеже­ ством» отцов «Стоглава» .

Вопреки постановлению Собора 1503 года, «Стоглав» раз­ решил взимание ставленнических пошлин, но установил для них, равно как и для треб, твердую таксу. При этом было решено, что все эти дани должны собирать не архиерейские чиновники, а поповские старосты и десятильники .

Собор 1572 года издал грамоту о четвертом браке Иоанна Грозного. В виде исключения этот брак не расторгли, но на царя наложили епитимию. На основании «Томоса единения»

Собор подтвердил недопустимость четвертого брака, подлежа­ щего непременному расторжению .

Постановлением Собора 1580 года архиерейским домам и монастырям запрещалось приобретать новые земельные вла­ 140 I. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА дения. Исключение было сделано лишь для бедных монасты­ рей, но и они могли получать новые вотчины только через царские пожалования .

14.5. Источники русского церковного права эпохи Патри аршества. После учреждения Патриаршества в Москве в 1589 году Поместный Собор 1590 года издал деяние с грамотой Константинопольского П атриарха Иеремии II об избрании Патриархом Иова и о патриаршем титуле его преемников .

Это деяние помещено в начале печатной «Кормчей» .

В XVII веке Соборы продолжали оставаться высшей цер­ ковной инстанцией. Собор 1621 года при Патриархе Филаре­ те вынес постановление о перекрещивании католиков, люте­ ран и реформатов, присоединяемых к Православной Церкви .

Это постановление в отношении католиков отменено Собором 1656 года, а Собором 1667 года отменено полностью .

Собор 1666 года, созванный для суда над расколоучителями, издал «Наставления благочиния церковного» как руко­ водство для приходских священников .

Собор 1667 года при царе Алексее Михайловиче вошел в историю под названием Большого Московского. В его дея­ ниях участвовали Восточные Патриархи Паисий Александ­ рийский и М акарий Антиохийский. Собор был созван для суда над Патриархом Никоном. Помимо приговора по делу Патриарха, Собор отменил постановления «Стоглава», благо­ приятные старообрядчеству, а такж е постановление Филаретовского Собора о перекрещ ивании западных христиан и запрет свящ еннослужения вдовым свящ енникам и диако­ нам. Отцы Большого Московского Собора воспретили руко­ полагать невежд. Священникам Собор повелел обучать сво­ их детей грамоте .

Вступивших во второй брак священнослужителей Собор постановил лиш ить сана, но дозволять им петь на клиросе или вступать на государеву службу, кроме военной. Мирянам вновь было воспрещено судить клириков за церковные пре­ ступления. Повторены были на Соборе прежние постановле­ ния о наказании еретиков не только церковными, но и «градскими» казнями. Собор запретил постригать одного из супругов без согласия другого, а также требовать от постри­ гающихся вкладов в монастырь. Запрещено было посвящать за Литургией более одного епископа, священника и диакона, самовольно открывать мощи без предварительного дознания и соборного постановления .

И. ИСТОЧНИКИ НРАВА РУССКОЙ ЦЕРКВИ ДО УЧРЕЖ ДЕНИЯ СИНОДА

Архимандритам Собор благословил носить митру, если богослужение не возглавляет епископ. По постановлению Собора 1667 года, митрополиты стали носить белые клобуки, а диаконы и священники — скуфью .

Норму взаимоотношений церковной и государственной власти Большой Московский Собор выразил так: Царь имеет преимущество в делах политических, а Патриарх — в цер­ ковных. Постановления Собора упомянуты в «Духовном рег­ ламенте» (1721 г.) как действующие законы. Они были вклю­ чены в «Полное собрание законов Российской Империи» .

Собор 1675 года пересмотрел «Архиерейский Чиновник» и установил положения о преимуществах и отличиях Патриар­ ха, митрополита, архиепископа, епископа и других иерархи­ ческих лиц; о последовании мироосвящения и освящения ан­ тиминса. Собор запретил священникам отдавать свои места в приданое дочерям, с тем чтобы эти места переходили к зять­ ям. Постановления Собора были напечатаны как дополнения к «Архиерейскому Чиновнику» .

Собор 1682 года, созванный при царе Феодоре Алексеевиче, рассмотрел вопросы о мерах против раскольников, о поставлении священников в русских городах и уездах, отошедших к Швеции, о монастырском и церковном благочинии, о скитаю­ щихся монахах и безместных священниках, о призрении ни­ щих. Собор обсудил предложение царя о разделении Русской Церкви на двенадцать митрополичьих округов и открытии тридцати трех епархий, но с проектом не согласился .

Кроме соборных постановлений, до нас дошли архиерей­ ские грамоты, архипастырские послания и поучения, такж е относящиеся к рассматриваемому периоду. Из этих актов особенно важен «Наказ» Патриарха Иова 1594 года о попов­ ских старостах и «Инструкция поповским старостам» Патри­ арха Адриана, изданные в 1697 году. Часть этих документов вошла впоследствии в «Полное собрание законов Российской Империи» и, следовательно, сохраняла юридическую силу в синодальную эпоху .

Церковные правоотношения регламентировались и государ­ ственным законодательством. В Московской Руси, помимо Освященных (церковных) Соборов, регулярно созывались зем­ ские соборы. Они издавали важнейшие правовые акты .

С сентября 1648 года по январь 1649 года в Москве засе­ дал двухпалатный Собор: в одной палате совещались царь Алексей Михайлович, Боярская Дума и Освященный Собор;

142 I. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА в другой — выборные люди от всех чинов Российского госу­ дарства. Двухпалатный Собор составил «Уложение», которое было напечатано в 1649 году двумя тиражами по 1200 экзем­ пляров в каждом .

«Соборное уложение не имеет прецедентов в истории рус­ ского законодательства. По объему оно может сравниться разве что со Стоглавом... Соборное Уложение — первый в истории России систематизированный Закон»170. «Уложение»

1649 года явилось итогом развития русского законодательства допетровской эпохи .

Первая глава «Уложения» названа «О богохульниках и о церковных мятежниках». Она предусматривает наказания за совершение церковных преступлений: «Будет кто иноверцы, какия ни буди веры, или и русский человек, возложит хулу на Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, или на рождшую Его Пречистую Владычицу нашу Богородицу и Приснодеву Марию, или на Честный Крест, или на святых Его угодников, и про то сыскивати всякими сыски накрепко. Да будет сыщется про то допряма, и того богохулника обличив, казнити, зжечь. А будет какой бесчинник пришед в церковь Божию во время Святыя Литургии, и каким ни буди обыча­ ем, Божественная Литургии совершити не даст, и его изымав и сыскав про него допряма, что он так учинит, казнити смертию безо всякия пощады... А будет такой бесчинник кого ни буди в церкви Божии ударит, а не ранит, и его за такое бесчиние бити батоги, да на нем же взяти тому, кого он уда­ рит, бесчестие»171 .

В 13-й главе «Уложения» предусматривалось учреждение Монастырского приказа: «А ныне Государь царь и Великий князь Алексей Михайлович... указал Монастырскому приказу быти особно, и на митрополитов, и на архиепископов, и на епископов... и на их крестьян, и на монастыри, и на архиман­ дритов, и на игуменов, и на строителей, и на келарей, и на казначеев, и на рядовую братью, и на монастырских слуг, и на крестьян, и на попов, и на церковный причет, во всяких исцовых искех суд давати в Монастырском приказе»172 .

Монастырский приказ учреждался как высшая судебная инстанция по тяжбным делам (то есть спорным по поводу того или иного права гражданского) для монастырей, монас­ тырских людей и приходских причтов. Митрополит Новго­ родский Никон, будущий Патриарх, решительно противился учреждению Монастырского приказа, считая неправомерной

15. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА СИНОДАЛЬНОЙ ЭПОХИ

судебную власть светских чиновников над духовенством и церковными людьми даже по гражданским делам. Но его протесты остались тщетными .

15. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА

СИНОДАЛЬНОЙ ЭПОХИ

15.1. Взаимоотношения Церкви и государства в синодаль­ ную эпоху. В 1700 году скончался Патриарх Адриан. Двад­ цать один год во главе Русской Церкви стоял Местоблюсти­ тель Патриаршего Престола митрополит Стефан (Яворский), а в 1721 году Патриаршество было упразднено. Вместо Пат­ риарха и Соборов учреждался малый собор — Святейший Си­ нод, который и стал высшим органом церковной власти .

Началась новая эпоха в истории нашей Церкви, получив­ шая название синодальной. Характер взаимоотношений меж­ ду Церковью и государством существенно меняется. Симфо­ ния церковной и государственной власти подвергается дефор­ мации, смещается в сторону протестантского принципа гла­ венства светского государя над всеми религиозными община­ ми подвластной ему территории — так называемого территориализма .

Привилегированное положение Православной Церкви в государственно-правовом сознании связывается уже не столько с тем, что учение ее истинно, сколько с тем обстоя­ тельством, что Православие, согласно основным законам го­ сударства, является вероисповеданием монарха и большин­ ства его подданных .

Государственная власть в эту эпоху жестко контролирует церковную жизнь. Соборы не созываются, а Святейший Си­ нод действует не только как орган высшей церковной влас­ ти, но и как правительственное учреждение, которое, подоб­ но Сенату, Государственному Совету или Кабинету мини­ стров, имеет на то полномочия от Высочайшей власти. Все распоряжения Синода выходят под штемпелем «По указу Его Императорского Величества». Кроме того, они подлежат ви­ зированию со стороны синодального обер-прокурора .

В системе церковного законодательства синодальной эпохи профессор Н. С. Суворов различает «императорское церковное законодательство, указы и определения Святейшего Синода и государственное о Церкви законодательство». В этом заклю­ чается своеобразие его классификации. «Под императорским 14 4 I. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА церковным законодательством, — писал он, — разумеются Высочайшие повеления и именные указы по духовному ве­ домству, затем высочайше утвержденные доклады синодаль­ ного обер-прокурора... Кроме того, Святейшим Синодом са­ мим издаются разные определения и инструкции (такова, на­ пример, инструкция благочинным приходских церквей и мо­ настырей)... Под именем государственного о Церкви законода­ тельства должно разуметь общие нормы, устанавливающиеся как в порядке собственно законодательном, так и в порядке верховного управления, то есть кроме Высочайших манифе­ стов и повелений, Высочайше утвержденные мнения Государ­ ственного Совета и Высочайше утвержденные положения Ка­ бинета министров»173 .

Различая «императорское церковное законодательство» и «государственное о Церкви законодательство», Н. С. Суворов делает это на том основании, что в императоре видит «вер­ ховного правителя в государстве и Церкви»174, который как глава Церкви действует через Синод, а как глава государ­ ства — через Сенат, Государственный Совет или Кабинет ми­ нистров. Суворов за норму принимает цезарепапистские иска­ жения византийской симфонии (Император — глава Церкви) и сквозь такую призму смотрит на взаимоотношения между церковной и государственной властью в России, которые на деле не столько продолжали византийскую правовую тради­ цию, сколько складывались под сильным влиянием протес­ тантской теории «территориализма» .

С церковной точки зрения было бы правильно различать лишь два основных материальных источника русского цер­ ковного права синодальной эпохи: государство (Высочайшую власть и зависимые от нее органы правления: Сенат, Государ­ ственный Совет, Кабинет министров) и Церковь в лице Свя­ тейшего Синода, распоряжения которого приобретали закон­ ную силу в государстве вследствие их утверждения госуда­ рем, но церковный авторитет этих распоряжений покоился на том, что Синод — малый архиерейский собор — представ­ лял весь российский епископат. Такое различение важно, поскольку в зависимости от того, принадлежит ли тот или иной акт синодальной эпохи к области собственно церковно­ го законодательства или государственного законодательства о Церкви, определяется его авторитетность в наше время. Оче­ видно, что государственное законодательство Российской им­ перии, в том числе императорские указы по духовному ве­

15. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА СИНОДАЛЬНОЙ ЭПОХИ

домству, изданные помимо Синода, утратили силу, а указы и постановления Синода, независимо от своего утверждения Высочайшей властью, могут сохранять силу, если, конечно, они не были отменены или заменены впоследствии .

15.2. «Духовный регламент». Важнейший церковно-право­ вой памятник эпохи, на котором зиждутся основания сино­ дального строя церковного управления, — «Духовный регла­ мент», составленный епископом Феофаном (Прокоповичем) в 1719 году, подписанный Освященным Собором и утвержден­ ный Петром I в декабре 1720 года, а напечатанный впервые год спустя, уже по учреждении Синода. Точное название до­ кумента — «Регламент или устав Духовной Коллегии», хотя, как известно, предусмотренная в «Регламенте» коллегия была переименована на первом своем заседании в «Святей­ ший Синод» .

«Регламент» состоит из трех частей. В первой части, озаг­ лавленной «Что есть духовное коллегиум и каковы я суть важные вины такового правления?», дается общее представ­ ление о коллегиальной форме правления и объясняются ее преимущества в сравнении с единоличной властью. Главный довод здесь — опасность двоевластия в государстве .

Во второй части, названной «Дела управления, сему под­ лежащие», описывается круг дел, подведомственных новоучрежденному церковному правительству. Здесь в общей форме говорится такж е об обязанностях епископов, священников, монахов и мирян .

В третьей части «Самих управителей должность и сила»

определяются состав Духовной Коллегии и обязанности ее членов .

По мнению А. С. Павлова, «по своей форме и отчасти по содержанию «Духовный регламент» не есть только чисто за­ конодательный акт, но вместе и литературный памятник. Он наполнен, подобно знаменитому “Н аказу” Екатерины II, об­ щими теоретическими рассуждениями... содержит в себе раз­ ные проекты, например, об учреждении в России академий, а нередко впадает в тон сатиры. Таковы, например, места о власти и чести епископской, об архиерейских визитациях, то есть объезде архиереями своих епархий, о церковных пропо­ ведниках, о народных суевериях, разделяемых и духовен­ ством»175 .

В 1722 году в качестве дополнения к «Духовному регла­ менту» было составлено «Прибавление о правилах причта 14 6 I. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА церковного и чина монашеского», в котором содержатся це­ лые уставы о приходском духовенстве и монашестве .

В дополнение к «Регламенту» в 1722 году издано также Императорское повеление о выборе «из офицеров доброго человека» для занятия должности обер-прокурора. К этому повелению в том же году была присовокуплена «Инструкция обер-прокурору» .

Давать оценку «Регламенту» с точки зрения последствий его введения в русскую церковную жизнь — значит выска­ зать суждение о самой синодальной эпохе. В синодальный пе­ риод он, как важнейший церковно-правовой документ, полу­ чал в литературе почти исключительно апологетическую оценку. С падением этой системы отпали резоны для такого отношения к нему. Совершенно очевидны все негативные черты самой эпохи, а значит, и «Регламента», который со­ ставлял фундамент правового устройства Церкви .

15.3. Источники церковного права от издания «Регламен та» до начала XX века. В 1776 году от лица Святейшего Си­ нода была напечатана составленная несколько ранее еписко­ пами святым Георгием (Конисским) и Парфением (Сопковским) «Книга о должностях пресвитеров приходских». Впо­ следствии она много раз переиздавалась. Это практическое руководство для пастырей с выписками из «Кормчей», «Ду­ ховного регламента», важнейших синодских указов, а также из сочинений отцов. В книге помещены и такие указания, каких нельзя отыскать в других авторитетных источниках русского церковного права. Например, дозволение допускать инославных к восприемничеству при крещении православных детей с тем только условием, чтобы они читали при этом Никеоцареградский символ без «filioque» .

Синод не раз предписывал руководствоваться этой «Кни­ гой» при наложении духовниками и церковными судами епитимий. Ее изучение входило в программы духовных школ до середины XIX века, по ней готовили себя к пастыр­ скому приходскому служению многие поколения русских священников .

«Кормчая книга» многократно переиздавалась Святейшим Синодом; в принципе, ее признавали самым авторитетным церковно-правовым сборником, поскольку и в «Духовном рег­ ламенте» за канонами признавалась обязательная сила. Но в «Кормчей» правила приводились в сокращенном виде (по «Синопсису»); перевод их на славянский язы к во многих

15. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА СИНОДАЛЬНОЙ ЭПОХИ

местах неточен и маловразумителен. Недостаток «Кормчей»

как практического руководства по церковному праву заклю­ чался еще и в том, что часть помещенных в ней документов (а это, главным образом, законодательные акты византийских императоров) устарела и вышла из употребления .

Поэтому в 1839 году, взамен «Кормчей книги», было пред­ принято издание «Книги правил», где, наряду с греческим текстом, параллельно давался перевод канонов на церковнославянский язык, приближенный к русскому языку. В даль­ нейшем, при переиздании «Книги правил», в нее вошел толь­ ко перевод (без текста оригинала) .

Главное достоинство «Книги правил» состояло в том, что, во-первых, в ней каноны воспроизводились полностью, вовторых, в «Книгу» вошел лишь основной канонический кор­ пус. Правила были здесь отделены от разнородного правово­ го материала, либо меньшей авторитетности, либо вовсе утра­ тившего силу, которым перегружена «Кормчая» .

Вместе с тем, и «Книга правил» не лишена текстологичес­ ких недостатков; не везде удовлетворителен перевод. Канони­ сты отмечали и прямые ошибки в переводе отдельных гречес­ ких терминов. Вероятно, из-за смутного представления пере­ водчика о государственно-административном делении Рим ­ ской империи и территориальном делении Древней Церкви не всегда правильно переводятся слова «» и «» .

В правилах первое слово «» почти во всех случаях обозначает епископию, — по-нашему, епархию, а второе сло­ во «» — митрополичий округ. В «Книге правил» пер­ вое слово часто переводится как «приход», а второе — как «епархия» .

В синодальных изданиях «Книги правил» нет толкований на эти правила. Но в конце XIX века они были изданы в нескольких выпусках «Обществом любителей духовного про­ свещения» по благословению Синода с толкованиями Аристина, Зонары и Вальсамона и с кратким изложением правил по «Кормчей книге» .

В 1841 году, через без малого сто лет после повсеместно­ го введения духовных консисторий, как органов епархиально­ го управления, впервые издан утвержденный Святейшим Си­ нодом «Устав Духовных консисторий», основательно пере­ смотренный при переиздании в 1883 году. Это своего рода «Духовный регламент» епархиального управления. Он состо­ ит из 364-х статей, объединенных в четыре раздела. В пер­ 14 8 I. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА вом разделе идет речь о значении консисторий и о правовых основаниях епархиального управления и суда, во втором — об обязанностях консисторий по охранению и распростране­ нию православной веры, по богослужению, по сооружению и благоустройству храмов, по церковному хозяйству. Третий раздел посвящен епархиальному суду, а четвертый — штатам самих консисторий и регламенту их делопроизводства .

В основу «Устава» легли «Духовный регламент» и отдель­ ные, изданные ранее указы по епархиальному управлению, которые были сведены в этом сборнике воедино .

Многие из указов Синода и других правовых актов по Ведомству Православного Исповедания не были кодифициро­ ваны. Они оказались рассеяны по разным периодическим официальным изданиям: публиковались в «Церковных Ведо­ мостях», «Церковном Вестнике», «Духовной Беседе». Некото­ рые из законодательных актов хотя и не были кодифициро­ ваны в строгом смысле, но систематизированы, будучи издан­ ными в виде отдельных книг и брошюр. Таковы Уставы духовно-учебных заведений, инструкции церковным старостам, благочинным приходских церквей и монастырей, правила о местных средствах содержания духовенства .

С 1879 года в Петербурге было начато издание «Полного собрания постановлений и распоряжений по Ведомству Пра­ вославного Исповедания Российской Империи». Десять томов «Собрания» охватывают церковное законодательство от Пет­ ра I до Елизаветы .

С 1868 по 1917 годы было издано 11 томов другого фун­ даментального собрания: «Описание документов и дел, храня­ щ ихся в архиве Святейшего Синода». Как видно из назва­ ния, в этом издании сами документы не опубликованы, а содержится «только их описание .

Указы по Ведомству Православного Исповедания помеще­ ны также в «Полном собрании законов Российской Империи»

в хронологическом порядке. В кодифицированном собрании — «Своде законов Российской Империи» — законы и указы, касающиеся Церкви, помещены в I томе (основные законы, в которых провозглашается исповедание Православия Импера­ тором); «Устав о службе гражданской», где говорится и о ду­ ховных лицах в связи с общими правилами о наградах, ок­ ладах и пенсиях, — в III томе; «Устав о повинностях», от­ дельные статьи которого относятся к духовенству, его имуще­ ству и церковному имуществу, — в IV томе; «Лесной ус­

16. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА НОВЕЙШЕЙ ЭПОХИ

тав» — о лесах, принадлежащих церковным учреждениям, и «Счетный устав» — о контроле при Святейшем Синоде — в VIII томе; в IX томе («Законы о состоянии») изложены зако­ ны о сословных правах белого и монашествующего духовен­ ства; в XIII томе («Устав общественного призрения и врачеб­ ный устав») собраны законы, касающиеся епархиальных попечительств о бедных духовного звания; XIV том («Устав о содержании под стражей и устав о предупреждении и пресе­ чении преступлений») включает в себя законы о тюремных церквах, о преступлениях против веры и Церкви; в XVI томе («Уставы судопроизводства») собраны законы о судопроизвод­ стве по делам о преступлениях против Церкви и по граждан­ ским делам церковных учреждений .

15.4. Церковное законодательство начала XX века. В 1905 году государственный строй Российской Империи под­ вергся радикальным преобразованиям. Высшими законода­ тельными органами, помимо Императора, стали Государствен­ ный Совет и Государственная Дума. В их состав входили, ес­ тественно, не только православные лица. Тем не менее, зако­ ны, касающиеся Православной Церкви, например, о финан­ совых сметах Синода, рассматривались Государственным Со­ ветом и Думой .

В церковной среде, а такж е в правительственных сферах был поднят вопрос о созыве Поместного Собора. Подготовка к нему продолжалась с перерывами до августа 1917 года .

Документы, связанные с подготовкой Собора, хотя и не име­ ли никогда обязательного значения, тем не менее, представ­ ляют собой важные церковно-исторические и, в некотором смысле, церковно-правовые памятники, поскольку в них от­ ражено каноническое сознание епископата, духовенства и мирян. Особенно интересны «Отзывы епархиальных архиере­ ев по вопросу о церковной реформе», изданные в 1906 году, и «Журналы и протоколы заседаний Предсоборного Присут­ ствия», опубликованные в «Церковных Ведомостях» в 1906годах, а также отдельным изданием в 1906-1909 годах .

16. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА

НОВЕЙШЕЙ ЭПОХИ

16.1. Акты Поместного Собора 1917— 1918 годов. Помест­ ным Собором Российской Православной Церкви 1917-1918 годов и восстановлением Патриаршества открылся новейший 150 I. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА период в истории нашей Церкви. В жизнь Церкви вновь во­ шли Поместные Соборы как ее высший канонический орган .

Собор продолжал свою работу более года. На нем обсуждались все важные вопросы церковной жизни: об устройстве высшей церковной власти и епархиального управления, о взаимоотно­ шениях Церкви и государства, о проповедничестве, о духов­ ных школах, монастырях. Программа Собора в силу обстоя­ тельств того времени не была выполнена до конца .

Тем не менее, Собор издал ряд определений, которые пуб­ ликовались в церковной печати и вышли в 1918 году отдель­ ным изданием в четырех выпусках под названием «Определе­ ния». В 1994 году вышел репринт этого издания176. Важней­ шие из этих «Определений» следующие: «О правах и обязан­ ностях Святейшего Патриарха Московского и всея России», «О Священном Синоде и Высшем Церковном Совете», «О круге дел, подлежащих ведению органов высшего церковно­ го управления», «О порядке избрания Святейшего Патриар­ ха», «О Местоблюстителе Патриаршего Престола», «О епар­ хиальном управлении», «О викарных епископах», «О право­ славном приходе» (Приходской устав), «О монастырях и мо­ нашествующих», «О поводах к расторжению брака», «О пра­ вовом положении Церкви в государстве», «О привлечении женщин к деятельному участию на разных поприщах цер­ ковного служения» .

Эти «Определения» составили настоящий «Кодекс» Рус­ ской Православной Церкви, заменивший «Духовный регла­ мент», «Устав Духовных консисторий» и целый ряд более ча­ стных законодательных актов синодальной эпохи .

В решении вопросов всей церковной жизни на основе стро­ гой верности православному вероучению, на основе канони­ ческой правды Поместный Собор обнаружил незамутненность соборного разума Церкви. Канонические определения Собора послужили для Русской Церкви на ее многотрудном пути твердой опорой и безошибочным духовным ориентиром в ре­ шении крайне сложных проблем, которые в изобилии стави­ ла перед ней впоследствии жизнь .

16.2. Источники церковного права 1918— 1945 годов. Цер ковная жизнь в период после Собора складывалась в услови­ ях чрезвычайных. Важнейшие церковно-правовые акты 1920-1930-х годов направлены на сохранение канонического преемства высшей церковной власти в экстремальных обсто­ ятельствах .

16. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА НОВЕЙШЕЙ ЭПОХИ

Высший Церковный Совет просуществовал в Русской Цер­ кви совсем недолго. Уже в 1921 году в связи с истечением трехлетнего межсоборного срока прекратились полномочия избранных на Соборе членов Синода и Высшего Церковного Совета, а новый состав этих органов был определен едино­ личным Указом Патриарха. В 1923 году Высший Церковный Совет был распущен. 25 декабря 1924 года (7 января 1925 года) святитель Тихон составил следующее распоряжение: «В случае нашей кончины наши Патриаршие права и обязанно­ сти до законного выбора Патриарха предоставляем временно Высокопреосвященнейшему митрополиту Кириллу. В случае невозможности по каким-либо обстоятельствам вступить ему в отправление означенных прав и обязанностей, таковые пе­ реходят к Высокопреосвященнейшему митрополиту Агафангелу. Если же и сему митрополиту не представится возможно­ сти осуществить это, то наши Патриаршие права и обязанно­ сти переходят к Высокопреосвященнейшему Петру, митропо­ литу Крутицкому»177 .

На основании этого распоряжения сонм архипастырей в со­ ставе шестидесяти иерархов, собравшихся на погребение Пат­ риарха Тихона 30 марта (12 апреля) 1925 года, постановил, что «почивший Патриарх при данных обстоятельствах не имел иного пути для сохранения в Российской Церкви преемства власти». Поскольку митрополиты Кирилл и Агафангел находи­ лись в ссылке, было признано, что митрополит Петр «не име­ ет права уклониться от возлагаемого на него послушания»178 .

Митрополит Петр (Полянский) реально возглавлял Русскую Церковь в качестве Патриаршего Местоблюстителя до 6 декаб­ ря 1925 года. Своим распоряжением от 23 ноября (6 декабря) 1925 года на случай невозможности для него исполнять обязан­ ности Местоблюстителя он поручил временное исполнение этих обязанностей митрополиту Сергию (Отрагородскому), который и приступил к их отправлению 23 ноября (6 декабря) 1925 года в должности Заместителя Местоблюстителя .

В мае 1927 года Заместитель Местоблюстителя митрополит Сергий учредил Временный Патриарший Синод. Но это было лишь совещательное учреждение при Первоиерархе, которому принадлежала тогда вся полнота высшей церковной власти. В акте митрополита Сергия об открытии Синода говорилось: «Во избежание всяких недоразумений считаю нужным оговорить, что проектируемый при мне Синод ни в какой степени не пол­ номочен заменить единоличное возглавление Российской Церк­ 152 I. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА ви, но имеет значение лишь вспомогательного органа, лично при мне, как Заместителе первого епископа нашей Церкви .

Полномочия Синода проистекают из моих и вместе с ними падают»179. В соответствии с этим разъяснением, как сами участники Временного Синода, так и их число определялись не избранием, а волей Заместителя Местоблюстителя .

Частичная нормализация церковно-государственных взаи­ моотношений произошла только в 1943 году, во время Вели­ кой Отечественной войны, после встречи Сталина с митропо­ литами Сергием, Алексием и Николаем. От правительства было получено согласие на созыв Собора и избрание на нем Патриарха .

8 сентября 1943 года в Москве открылся Архиерейский Собор. Собор избрал митрополита Сергия Патриархом Мос­ ковским и всея Руси. Изменение титула Патриарха (ранее было — Московский и всея России) связано с изменением официального названия Церкви: вместо Российской — Рус­ ская. Это изменение обусловлено было тем, что Россией в ту пору называлась только часть страны — РСФСР, слово же «Русь» обозначает также Украину и Белоруссию, иными сло­ вами, большую часть канонической территории нашей Помест­ ной Церкви. Святейший Патриарх Сергий почил в 1943 году .

После его кончины Русскую Церковь возглавил, согласно за­ вещанию почЛвшего Первосвятителя, в должности Местоблю­ стителя митрополит Ленинградский Алексий (Симанский) .

16.3. Источники церковного права 1945— 1990 годов. В 1945 году состоялся Поместный Собор, на котором Патриар­ хом был избран митрополит Ленинградский Алексий (Симан­ ский). Собор издал краткое «Положение о Русской Право­ славной Церкви», которое заменило «Определения» Собора 1917-1918 годов. Между законодательными актами двух По­ местных Соборов существует несомненная преемственная связь, внесенные же изменения, обусловленные обстоятель­ ствами времени, основанные на пережитом Церковью бесцен­ ном опыте, заключались, в целом, в подчеркивании иерар­ хичности церковного строя. «Положение» Собора 1945 года расширяло компетенцию Патриарха, епархиального архиерея, приходского настоятеля .

Архиерейский Собор, состоявшийся в 1961 году, пересмот­ рел «Положение о Русской Православной Церкви» в части, касавшейся приходского управления; клирики устранялись от распоряжения материальными средствами приходов, кото­

16. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА НОВЕЙШЕЙ ЭПОХИ

рое возлагалось теперь исключительно на приходские собра­ ния и приходские советы во главе с их председателями-старостами. Сделано это было по прямому требованию властей, юридическим аргументом которых была необходимость при­ вести «Положение об управлении Русской Православной Цер­ ковью» в строгое соответствие с постановлением ВЦИК и Совнаркома РСФСР от 1929 года «О религиозных объедине­ ниях», по которому священнослужители, как лица, лиш ен­ ные избирательного права, устранялись от участия в хозяй­ ственных делах религиозных общин, хотя это постановление находилось в грубом противоречии с Конституцией СССР 1936 года, предоставившей всем гражданам одинаковые пра­ ва. Эта реформа должна была, по замыслу ее действительных инициаторов, привести к расстройству приходской жизни, и до некоторой степени они в этом преуспели .

Поместный Собор 1971 года, на котором Патриархом Мос­ ковским и всея Руси был избран митрополит Крутицкий и Коломенский Пимен (Извеков), утвердил изменения, внесен­ ные в «Положение о Русской Православной Церкви» А рхи­ ерейским Собором 1961 года. Поместный Собор вынес также постановление об отмене клятв Большого Московского Собо­ ра 1667 года на старые обряды .

В год 1000-летнего юбилея Крещения Руси, когда в ре­ зультате политических перемен в стране Церковь начала об­ ретать свободу, состоялся Поместный Собор Русской Право­ славной Церкви. Среди документов Собора важнейшее значе­ ние имеет «Устав об управлении Русской Православной Церкви», принятый 9 июня 1988 года. Проект «Устава» был разработан и представлен полноте Собора архиепископом Смоленским и Вяземским Кириллом (ныне митрополит) .

Предварительно он обсуждался на Архиерейском Предсоборном Совещании. На Предсоборном Совещании и во время дискуссии, состоявшейся на самом Поместном Соборе, были рассмотрены и внесены поправки в текст «Устава», уточнены отдельные формулировки. Это был первый «Устав» в истории Русской Церкви. В синодальную эпоху управление Русской Церковью осуществлялось на основании «Духовного регла­ мента», в некотором отношении сходного с «Уставом»; затем «Духовный регламент» заменили отдельные «Определения»

Поместного Собора 1917-1918 годов и, наконец, с 1945 года по 1988 год действовало краткое «Положение об управлении Русской Православной Церковью» .

15 4 I. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА «Устав» разделен на 15 глав. В нем несравненно подроб­ нее, чем в «Положении о Русской Православной Церкви»

1945 года, регламентировалось устройство высшего, епархи­ ального и приходского управления, деятельность духовных школ и монастырей. «Устав» вобрал в себя выдержавшие ис­ пытание жизнью принципы церковного строя, которые легли в основу «Определений» Поместного Собора 1917-1918 годов и «Положения», изданного Собором в 1945 году. Его основ­ ные положения сохранены и в ныне действующем «Уставе Русской Православной Церкви» .

«Устав об управлении Русской Православной Церкви» на Архиерейском Соборе, состоявшемся в январе 1990 года, был дополнен главой VII («Экзархаты»). В соответствии с допол­ нительно внесенной главой «Устава», епархии, находящиеся на территории Украины, составили Украинский Экзархат Московского Патриархата. Епархии, находящиеся на террито­ рии Беларуси, составили Белорусский Экзархат — Белорус­ скую Православную Церковь во главе с митрополитом Мин­ ским и Слуцким, Патриаршим Экзархом всея Белоруссии .

Собор упразднил зарубежные Экзархаты Русской Церкви .

16.4. Источники церковного права 1990— 2000 годов. Но вая эпоха в истории Русской Православной Церкви началась Поместным Собором 1990 года, который после кончины Свя­ тейшего Патриарха Пимена избрал нового Первосвятителя — Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия И .

Важнейшим результатом Архиерейского Собора октября 1990 года явилось решение о предоставлении Украинской Право­ славной Церкви независимости и самостоятельности в ее управлении при сохранении юрисдикционной связи с Москов­ ской Патриархией, о чем записано в соответствующем опре­ делении Собора и в грамоте, адресованной епископату Укра­ инской Православной Церкви .

В 1991 году прекратилось существование СССР. Церковная жизнь протекала с тех пор в радикально иных правовых и политических условиях. Архиерейский Собор 1994 года при­ нял ряд определений, которые учитывали эти новые условия, в частности: «О православной миссии в современном мире», «О псевдохристианских сектах, неоязычестве и неооккультиз­ ме», «Об отношении Русской Православной Церкви к межхристианскому сотрудничеству в поисках единства».

Архи­ ерейский Собор 1997 года среди прочих издал определения:

«Об отдельных вопросах внутренней жизни и внешней дея­

16. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА НОВЕЙШЕЙ ЭПОХИ

тельности Церкви» и «О взаимоотношениях с государством и светским обществом» .

Архиерейский Собор, состоявшийся в августе 2000 года, принял ныне действующий «Устав Русской Православной Церкви», который заменил «Устав» 1988 года. Проект «Ус­ тава» был представлен митрополитом Смоленским и К али­ нинградским Кириллом. «Устав» был одобрен Собором после длительной дискуссии, в процессе которой в проект был вне­ сен ряд поправок, вошедших в окончательный текст доку­ мента. Издание нового «Устава» вызвано было в первую оче­ редь тем, что после политических перемен начала 1990-х годов Русская Православная Церковь оказалась в радикально иных правовых условиях, чем прежде: она обрела свободу и одновременно ее каноническая территория вследствие распа­ да СССР оказалась в пределах не одного, но нескольких го­ сударств. Но имело значение и то обстоятельство, что церков­ ная жизнь 1990-х годов обнаружила, что некоторые положе­ ния прежнего «Устава» либо нецелесообразны практически, либо требовали модификации по принципиальным соображе­ ниям канонического характера .

Главные новации «Устава» 2000 года заключаются в пере­ распределении компетенции Поместного и Архиерейского Соборов в сторону расширения полномочий канонически важ ­ нейшего органа церковного управления — Архиерейского Собора. В этом контексте в новом «Уставе» уже не предус­ матривалась периодичность в созыве Поместных Соборов, декларированная «Уставом» 1988 года, но ввиду реальных потребностей и условий церковной жизни оказавшаяся нере­ ализованной. Затем «Устав» предусматривает существенную реформу в сфере церковного суда: положения, регламентиру­ ющие судоустройство и распределение компетенции разных инстанций церковного суда, выделены в новом «Уставе» в отдельную главу. Ныне действующий «Устав» устанавливает различный статус для Церквей, имеющих разный уровень самостоятельности по отношению к кириархальной — Рус­ ской Православной Церкви. В новом «Уставе» положения, регламентирующие порядок распоряжения церковным иму­ ществом, сформулированы с учетом ныне действующего зако­ нодательства. В 1988 году, когда принималась предыдущая редакция «Устава», еще только решался вопрос о признании за церковными учреждениями прав юридических лиц. Изме­ нено и название «Устава». Ранее это был «Устав об управле­ 15 6 I. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА нии...», а новый акт именуется просто «Уставом Русской Православной Церкви» .

Но основные положения и большая часть формулировок «Устава» 2000 года совпадают с положениями и текстом пре­ дыдущего «Устава». До известной степени его можно рас­ сматривать поэтому не как совершенно новый документ, но как новую редакцию прежнего «Устава» .

Ныне действующий «Устав» состоит из 18 глав: 1) Об­ щие полож ения, 2) Поместный Собор, 3) А рхиерейский Собор, 4) П атриарх М осковский и всея Руси, 5) Свящ ен­ ный Синод, 6) М осковская П атриархия и Синодальные уч­ реждения, 7) Церковный суд, 8) Самоуправляемые Церкви,

9) Экзархаты, 10) Епархии, 11) Приходы, 12) Монастыри,

13) Духовные учебные заведения, 14) Церковные учрежде­ ния в дальнем зарубежье, 15) Имущества и средства, 16) О пенсионном обеспечении, 17) О печатях и штампах, 18) Об изменениях настоящего Устава .

Русская Православная Церковь именуется в первой, ввод­ ной главе «Устава» «многонациональной Поместной Автоке­ фальной Церковью, находящейся в вероучительном единстве и молитвенно-каноническом общении с другими Поместными Православными Церквами». Приводится и другое официаль­ ное наименование Церкви — Московский Патриархат .

«Ю рисдикция Русской Православной Церкви, — согласно “Уставу”, — простирается на лиц православного исповедания, проживающих на канонической территории Русской Право­ славной Церкви: в России, Украине, Белоруссии, Молдавии, Азербайджане, Казахстане, Киргизии, Латвии, Литве, Таджи­ кистане, Туркмении, Узбекистане, Эстонии, а также на доб­ ровольно входящих в нее православных, проживающих в других странах» .

В «Уставе» говорится затем, что «Русская Православная Церковь при уважении и соблюдении существующих в каждом государстве законов осуществляет свою деятельность на основе:

а) Священного Писания и Священного Предания; б) канонов и правил святых Апостолов, святых Вселенских и Поместных Соборов и святых отцов; в) постановлений своих Поместных и Архиерейских Соборов, Священного Синода и Указов Патриар­ ха Московского и всея Руси; г) настоящего Устава» .

В вводной главе констатируется, что Русская Церковь заре­ гистрирована в качестве юридического лица в Российской Фе­ дерации как централизованная религиозная организация. При

16. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА НОВЕЙШЕЙ ЭПОХИ

этом «Московская Патриархия и иные канонические подразде­ ления Русской Православной Церкви, находящиеся на террито­ рии Российской Федерации, регистрируются в качестве юриди­ ческих лиц как централизованные или местные религиозные организации», а «канонические подразделения Русской Право­ славной Церкви, находящиеся на территории иных государств, могут быть зарегистрированы в качестве юридических лиц в соответствии с существующими в каждой стране законами» .

«Устав» перечисляет высшие органы церковной власти и управления: Поместный Собор, Архиерейский Собор, Священ­ ный Синод во главе с Патриархом Московским и всея Руси, а также органы церковного суда трех инстанций: епархиаль­ ный суд; общецерковный суд; суд Архиерейского Собора .

В заключительных параграфах вводной главы содержатся два исключительно важных канонически обоснованных поло­ жения: первое — «должностные лица и сотрудники каноничес­ ких подразделений, а также клирики и миряне не могут обра­ щаться в органы государственной власти и в гражданский суд по вопросам, относящимся к внутрицерковной жизни, включая каноническое управление, церковное устройство, богослужеб­ ную и пастырскую деятельность» (см. 11-е прав. Ант. Соб.) и другое — «канонические подразделения Русской Православной Церкви не ведут политической деятельности и не предоставля­ ют свои помещения для проведения политических мероприя­ тий». Эта норма косвенным образом вытекает из 81-го Апос­ тольского правила, которое гласит: «Не подобает епископу или пресвитеру вдаватися в дела народного управления» .

В последней главе «Устава» констатируется, что «с момен­ та принятия настоящего Устава утрачивает силу Устав об управлении Русской Православной Церкви, принятый Поме­ стным Собором 8 июня 1988 года». Право внесения поправок к «Уставу» предоставляется здесь Архиерейскому Собору .

Ранее такой компетенцией обладал Поместный Собор. Поэто­ му, чтобы не войти в противоречие с положениями прежне­ го «Устава», Архиерейский Собор 2000 года вынес особое определение о том, что настоящий «Устав» будет рассматри­ ваться и утверждаться на следующем Поместном Соборе, пос­ ле чего эта важнейшая законодательная функция — приня­ тие «Устава» и внесение в него изменений — окончательно станет исключительной компетенцией Архиерейского Собора .

Другой важный акт Архиерейского Собора 2000 года — «Основы социальной концепции Русской Православной Церк­ 158 I. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА ви», — содержащий ряд положений, вносящих уточнения и частично изменения в основные нормы действующего церков­ ного права. В особенности это касается таких тем, как: вза­ имоотношения Церкви и государства, церковный брак, епити­ мийная практика .

В «Журнале Московской Патриархии» и других официаль­ ных церковных изданиях регулярно помещаются определения Соборов и Священного Синода, Указы Святейшего Патриарха, в том числе и те, которые носят нормативный характер .

16.5. Государственные акты, регулирующие деятельность религиозных общин, советской и постсоветской эпохи. Внеш­ нее право нашей Церкви обусловлено государственными зако­ нами и постановлениями, которые публикуются в официаль­ ных периодических изданиях и отдельных сборниках. Особен­ но полон по подбору правовых актов первого десятилетия со­ ветской эпохи, касающихся религиозных объединений, в част­ ности, и Русской Православной Церкви, сборник профессора П. В. Гидулянова «Отделение Церкви от государства», вышед­ ший третьим и последним изданием в 1926 году. В настоящее время область взаимоотношений Русской Православной Церк­ ви и других религиозных объединений с Российским государ­ ством, а также правовой статус религиозных общин в Россий­ ской Федерации регламентируется изданным в 1997 году зако­ ном «О свободе совести и о религиозных объединениях» .

16.6. И ерархия правовых источников. Ввиду обилия и разнообразия церковно-правового материала встает вопрос об иерархии разных источников действующего ныне права Рус­ ской Православной Церкви .

Первое место по авторитетности, бесспорно, принадлежит каноническому кодексу Вселенской Православной Церкви — правилам святых Апостолов, Соборов и отцов, которые вклю­ чены в «Пидалион», «Афинскую Синтагму» и, в переводе на славяно-российский язы к, в нашу «Книгу правил». Эти пра­ вила не подлежат отмене, по меньшей мере, властью Помест­ ной Церкви. Следом за канонами по важности надо Поста­ вить «Устав Русской Православной Церкви», принятый на Архиерейском Соборе 2000 года. «Определения» Собора 1917-1918 годов сохранили законную силу в той их части, которая не отменена формально, не заменена новыми норма­ ми «Устава» и не противоречит существующим условиям церковной жизни. Источником действующего церковного пра­ ва являю тся такж е «Определения» Поместных и Архиерей­

17. ИСТОЧНИКИ ПРАВА КАТОЛИЧЕСКОЙ И ПРОТЕСТАНТСКИХ ЦЕРКВЕЙ

ских Соборов и Священного Синода, а такж е «Указы» свя­ тейших Патриархов, Патриарших Местоблюстителей и Заме­ стителя Патриаршего Местоблюстителя — те из них, кото­ рые, опять-таки, не отменены и не устарели .

Церковное законодательство собственно церковного проис­ хождения синодальной и досинодальной эпохи сохранило свою силу настолько, насколько оно не отменено, не измене­ но и не устарело. Что же касается государственных законов о Церкви дореволюционного и советского периодов, не авто­ ризованных высшей церковной властью, то они утратили силу. В новых государственно-правовых условиях внешнее положение Церкви в государстве определяется современным государственным законодательством Российской Федерации и других государств, находящихся на канонической территории Русской Православной Церкви. Право государственной влас­ ти Российской империи законодательствовать по внутрицерковным делам с самого начала не имело достаточных канони­ ческих оснований. Советское же государство вмешивалось во внутреннюю жизнь Церкви, не прибегая к юридическим фор­ мальностям и не издавая никаких актов, которые бы могли иметь характер внутрицерковных законов .

Несколько иначе обстоит дело с разнородным правовым материалом, который был включен в «Кормчую книгу». По­ скольку некоторые из законов византийских императоров вошли через «Кормчую книгу» в русское право и сохранили силу не в результате зависимости Руси от издавшей их госу­ дарственной власти, а по причине собственно церковных нужд и благодаря церковной традиции, то, по меньшей мере, относительную важность следует признавать даже за государ­ ственными законами византийского происхождения, включен­ ными в «Кормчую», в частности, по такому ее отделу, как церковное брачное право, которое сравнительно мало регла­ ментировано канонами. Поэтому в некоторых случаях прихо­ дится ссылаться на византийские «Новеллы», освященные многовековой церковной традицией .

17. ИСТОЧНИКИ ПРАВА КАТОЛИЧЕСКОЙ

И ПРОТЕСТАНТСКИХ ЦЕРКВЕЙ

17.1. Особенности законодательства и источники права Католической Церкви. После отделения Римской Церкви от Вселенского Православия (1054 г.) канонический корпус За­ 1 60 I. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА падной Церкви, в основу которого лег Лже-Исидоров сбор­ ник, где подлинные каноны и папские декреталы соединены с фальсификатами, расш ирялся, главным образом, за счет папского законодательства и соборных постановлений .

Папа на Западе получает статус верховного полновластно­ го и абсолютного законодателя и правителя как в церковных, так и в светских делах, соприкасавшихся с церковными; в некотором смысле он был сюзереном светских государей, в теории даже не только христианских .

Общее название папских законов, или декреталов, то же, что и Императорских указов — «Constitutiones» (постановле­ ния). Известны две формы папских «конституций»: буллы и бреве. Слово «булла» в собственном смысле означает печать, которую с конца VI века оттискивали на золоте, серебре или свинце и привешивали к документу. Такие документы назы­ вались «scripta quae sigillis bullata» («запечатанные писа­ ния»). Отсюда и возникло название «булла» для обозначения самих документов .

Обычно для запечатывания папских конституций употреб­ лялась свинцовая печать с изображением Апостолов Петра и Павла на одной стороне и именем папы — на другой. Буллы писались на толстом пергаменте темного цвета латинским языком, без знаков препинания и заголовков. Первые слова буллы — имя папы без числового обозначения его места сре­ ди соименных пап с добавлением «episcopus servus servorum Dei» («епископ раб рабов Божиих») .

Буллы, адресованные всему епископату или всей Католи­ ческой Церкви, называются «bullae enciclicae» («окружные буллы») или просто «энциклики». Акты о назначении на высокие церковные должности тоже облекаются в форму булл. Названия булл, в том числе и энциклик, соответству­ ют первым словам, следующим за именем и тктулом папы .

Бреве (краткие документы) издаются по менее торжествен­ ным или менее важным случаям, чем буллы. Они пишутся на тонком белом пергаменте на латинском или итальянском языке. В заголовке бреве помещается имя папы с его число­ вым обозначением. К бреве привешивается печать, оттисну­ тая на красном воске, с изображением Апостола Петра в ры­ бачьей лодке и с ключом в руке — «anulus piscatoris» («ры­ бачье кольцо») .

Кроме булл и бреве, существует еще такой вид папских законов, как «regulae cancellariae apostolicae» («правила апо­

17. ИСТОЧНИКИ ПРАВА КАТОЛИЧЕСКОЙ И ПРОТЕСТАНТСКИХ ЦЕРКВЕЙ

стольской канцелярии»). Это инструкции, которые новый папа издает для центральных церковных учреждений — для папской курии. До XV века они издавались заново с началом каждого нового понтификата, но с тех пор вошло в обычай при восшествии на престол нового папы публиковать от его имени и прежние правила .

От булл, бреве и правил апостольской канцелярии отли­ чаются literae apostolicae sim plices (простые апостоличес­ кие документы), издаваемые от имени папы учреждениями курии .

С XVI столетия публикация папских законов через прибитие к дверям Ватиканской и Латеранской базилик их текстов считается состоявшейся urbi et orbi (городу и миру), если в самих законах нет на этот счет оговорок. В новое время все папские акты, разумеется, стали публиковать в официальных печатных изданиях. В настоящее время новые постановления папского престола и курии помещаются и выходят в инфор­ мационных бюллетенях «Acta Apostolicae Sedis» («Акты Апо­ столического Престола»), которые выходят в Ватикане к аж ­ дые двадцать дней .

Постановления Вселенских Соборов, как семи древних, признаваемых Вселенскими Православной Церковью, так и последующих тринадцати Западных Соборов, в Католической Церкви тоже рассматриваются как одна из особо торжествен­ ных форм папского законодательства. В западных сборниках законодательные акты Соборов помещаются под именами тех пап, при которых эти Соборы состоялись .

Помимо так называемого VIII Вселенского Собора, созванно­ го в Константинополе в 869 году, Римская Церковь насчиты­ вает еще несколько Вселенских Соборов: четыре Латеранских (1122, 1139, 1179, 1215 гг.); два Лионских (1245 и 1274 гг.) — на втором Лионском Соборе состоялась неудачная уния с Во­ сточной Церковью: она была отвергнута православными;

Виенский (1311 г.); реформационные Соборы XV века: Констанцский (1414-1418 гг.), Базельский (1431 г.), который большинство западных канонистов не признает Вселенским, Ферраро-Флорентийский (1439 г.) — для некоторых канонис­ тов Запада — продолжение Базельского; этот Собор вошел в историю в связи с новой неудачной унией; V Латеранский (1516-1517 гг.), не всеми католиками причисляемый к Все­ ленским, Тридентский (1545-1563 гг.); I Ватиканский (1869гг.) и II Ватиканский Собор (1959-1965 гг.) .

162 I. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА На реформационных Соборах XV века, созванных после раскола Западной Церкви, когда объявилось двое, а потом и трое пап, причем все они признавались в тех или иных ев­ ропейских государствах, проявилось стремление епископата подчинить пап авторитету Соборов. Согласно сформулирован­ ной в ту эпоху епископальной доктрине, папа является гла­ вой исполнительной власти Церкви — главой управления (ca­ put m inisteriale). Но высшая власть (законодательная власть) в ней принадлежит Соборам вселенского епископата. Особен­ но решительно против папского всевластия выступил Базель­ ский Собор. Однако папе Евгению IV, низложенному этим Собором, удалось объявить Базельский Собор закрытым и созвать новый Собор в Ферраре. Постановления Базельского Собора были отменены, сам Собор перестал на Западе счи­ таться Вселенским, а что касается Констанцского Собора, то из его постановлений Рим принимает лишь те, которые были утверждены избранным на Соборе папой Мартином V .

Неудача реформационных Соборов XV века с их попытка­ ми ограничить папскую власть, предотвратить признание папской непогрешимости, обернулась в XVI столетии настоя­ щей Реформацией и отделением от Рима протестантских церквей .

Реформация на севере Европы вызвала контрреформацию на юге. Тридентский Собор явился вершиной контрреформационного движения. Он отлучил протестантов от Церкви, заново изложил догматические основы церковного строя — римско-католическую экклезиологию и сформулировал дис­ циплинарные нормы .

Изложение католического учения, сделанное на этом Собо­ ре, получило название «Doctrina». На основании этой «Док­ трины» в 1566 году был составлен «Катехизис» — символи­ ческая книга Римско-католической Церкви. Краткие форму­ лировки отдельных положений вероучения с угрозой отлуче­ ния за ересь, заключавшуюся в отступлении от этих положе­ ний, были названы «canones» (каноны). Постановления Тридентского Собора о церковном порядке, о строе церковного управления получили название «Dcrta de reformatione»

(«Декрет о реформации»). Необходимость проведения реформ «во главе и членах» Римской Церкви не отрицалась Собором .

Первый Ватиканский Собор возвел в степень католическо­ го догмата верховенство папы над Вселенскими Соборами, универсальность папской юрисдикции и папскую непогреши­

17. ИСТОЧНИКИ ПРАВА КАТОЛИЧЕСКОЙ И ПРОТЕСТАНТСКИХ ЦЕРКВЕЙ

мость (ex cathedra) по вопросам веры и нравственности. Так называемый догмат о непогрешимости папы изложен в собор­ ной конституции «Pastor aeternus» («Вечный пастырь») .

Второй Ватиканский Собор уточнил отдельные положения католической доктрины и упорядочил церковную ж изнь в соответствии с условиями, сложившимися в XX веке. На Соборе проявилась тенденция к некоторой децентрализации, к возвышению значения епископата, к внедрению в богослу­ жение живых национальных языков, к сближению с Право­ славной, восточными нехалкидонскими и протестантскими церквами, хотя на фундаментальном уровне католическая доктрина осталась неизменной; ничего не изменилось и в ка­ толическом учении о непогрешимости и абсолютной власти Римского епископа. Постановления (конституции) II Ватикан­ ского Собора являются ныне чрезвычайно авторитетными документами Католической Церкви .

Помимо так называемых Вселенских Соборов, на Западе созывались и Поместные (провинциальные) Соборы, хотя в Средневековье и в новое время происходило это весьма ред­ ко. Постановления таких Соборов признавались обязательны­ ми в пределах соответствующих регионов после их проверки и одобрения Римской курией .

Согласно римско-католическому праву, законодательная власть в пределах епархий (диоцезов) принадлежит еписко­ пам, а в статуарных корпорациях: капитулах, монашеских орденах и конгрегациях — такж е и стоящим во главе их прелатам, не имеющим епископской степени .

Одним из своих источников римско-католическое церков­ ное право признает и обычай. В декреталах папы Григо­ рия IX сформулирован принцип, согласно которому претендо­ вать на обязательную юридическую силу может лишь обы­ чай, существующий не менее сорока лет .

Что касается светских государственных законов, то в Като­ лической Церкви, вследствие теократических притязаний Ри­ ма, проявляется тенденция не признавать обязательной силы даже за теми государственными законами, которыми определя­ ется внешнее положение Церкви в государстве. Исключение делается лишь для законов, признанных, усвоенных и канони­ зированных самой Церковью — «leges canonisatae» (канонизи­ рованные законы). Все остальные законы в Риме, по меньшей мере до недавнего времени, относили к так называемым «leges reprobatae» («отвергнутые законы») .

16 4 I. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА Относительно «отвергнутых законов» Католическая Цер­ ковь поступает так: она либо игнорирует их, либо открыто отказывается признавать эти законы, объявляя их недействи­ тельными, либо подчиняется им tempore ratione habita (по причине невозможности неподчинения в данное время) и с надеждой на лучшие времена, когда можно будет объявить их необязательными .

Для улаживания или предотвращения конфликтов с госу­ дарствами в западноевропейской юридической практике был выработан особый вид законодательных актов — конкордаты .

Конкордат — это соглашение между Римско-католической Церковью в лице папы и государственной властью по вопро­ сам, касающимся правового статуса Католической Церкви в той или иной стране. Конкордаты заключаются как с католи­ ческими, так и с некатолическими правительствами. Боль­ шая часть конкордатов касается отдельных спорных вопро­ сов, но некоторые из них регулируют принципиальные отно­ шения между суверенной государственной властью и Католи­ ческой Церковью в том или ином государстве .

Первый из таких конкордатов — Вормсский 1122 года, положивший конец борьбе за инвеституру — назначение на церковные должности путем принятия компромиссного реше­ ния. Но само слово «конкордат» получает совершенно опре­ деленное значение термина лишь в XV веке .

Конкордаты издаются в форме папской буллы или бреве, после предварительного соглашения с государственной влас­ тью, либо в виде двух отдельных актов: папского и государ­ ственного, содержащих признание за другой стороной извест­ ных прав и привилегий, либо как документ, подписанный обеими сторонами. В новое время последняя форма соглаше­ ния стала наиболее употребительной .

Особой формой конкордатов являю тся так называемые округораспределительные буллы (Circumscriptionsbullen). Это распоряжения папы об изменениях границ между епархиями (диоцезами), сделанные на основе предварительной договорен­ ности с государственной властью, осуществляющей суверени­ тет на территории, где проводится перераспределение епар­ хий. Такие буллы стали издаваться с начала XIX века .

Западная юридическая наука выработала три теории о пра­ вовой природе конкордатов. Согласно ультрамонтанской тео­ рии, конкордат — это привилегия, даруемая папой государ­ ственной власти. В любой момент данная привилегия может

17. ИСТОЧНИКИ ПРАВА КАТОЛИЧЕСКОЙ И ПРОТЕСТАНТСКИХ ЦЕРКВЕЙ

быть отменена, в то время как светское правительство лише­ но права отменять конкордат. Иными словами, если оно всетаки отменяет его — налицо узурпация. Такая теория, есте­ ственно, вытекает из средневековой теократической доктрины о верховенстве пап над всеми государствами, из учения «о двух мечах». Согласно другой, легалистической теории, госу­ дарству принадлежит абсолютный суверенитет, на его террито­ рии Католическая Церковь — лишь одна из корпораций, кон­ тролируемых государством. Конкордаты в таком случае — это законы, исходящие от государства. И, наконец, третья теория, наиболее соответствующая реальному положению дел, исходит из договорной природы конкордатов и рассматривает папу и светское правительство как равноправных контрагентов дого­ воров, относящихся к области международного права .

17.2. Средневековые католические сборники канонического права. В Средневековье основу кодификации римско-католического церковного права составил труд болонского монаха Грациана, завершенный в 1140 году, — «Concordantia discordantum canonum» («Согласование несогласованных канонов»). Этот труд впоследствии был назван «Декретом Грациана» .

Грациан собрал правила Апостолов, Вселенских и Помест­ ных Соборов, Поместных Соборов Западной Церкви, подлин­ ные и подложные папские декреталы, отрывки из творений отцов Церкви, из пенитенциалов, извлечения из «Корпуса»

Юстиниана и из франкских капитуляров .

Само название труда Грациана свидетельствует о стремле­ нии автора доказать при помощи схоластических приемов непротиворечивость противоречащих, на первый взгляд, пра­ вовых норм, заключенных в разных источниках. Грациан сам формулирует те или иные церковно-правовые нормы, а кано­ ны, папские декреталы и другие источники привлекает как аргументы для обоснования своих формул — так называемых «dicta Gratiani» («сказанное Грацианом») .

«Декрет» разделен на три части: в первой говорится об источниках церковного права, затем о священных лицах и должностях; содержание второй части составляет учение о церковном суде, о браке и о покаянии; в третьей части речь идет о церковных Таинствах и о богослужении .

«Декрет Грациана» был положен в основу школьной про­ граммы канонического права. В церковно-правовой практике он стал рассматриваться как общий универсальный источник права Римско-католической Церкви .

16 6 I. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА Позднейшие законодательные акты — папские декреталы (буллы и бреве) и постановления Соборов, авторизованные па­ пами, собирались в так называемых «collectiones decretalium»

(сборники декреталов). Составлялись они под надзором пап. Во всех этих сборниках материал распределялся по одной схеме в пяти разделах: Judex (судья), Judicium (суд), Clerus (клир), Connubia (брак), Crimen (преступление). В первом разделе по­ мещались акты, касавшиеся церковных должностей, во вто­ ром — судов, в третьем — клириков и монахов, в четвертом — брака, в пятом — церковных преступлений и наказаний .

Недостаток сборников заключался, однако, в том, что от­ части дублировался материал, помещенный в других сборни­ ках, отчасти они содержали противоречивые нормы. Это за­ трудняло пользование ими. Поэтому в 1234 году папа Григо­ рий IX распорядился собрать все папские декреталы в еди­ ный свод, распределив материал по все тем же пяти разде­ лам, и приказал пользоваться этим сводом в церковных уч­ реждениях, судах и школах. Сборник получил название «Decretalium Gregorii IX (noni)», или «Декрет Григория IX», составив впоследствии, в XVI столетии, вторую часть «Corpus ju ris canonici» («Корпуса канонического права»), в первую часть которого был включен «Декрет Грациана» .

В 1298 году папа Бонифаций VIII распорядился собрать декреталы пап, изданные после Григория IX, и включить их в его «Декрет» в качестве шестой книги, несмотря на то, что компиляция Бонифация сама, в свою очередь, разделена на пять тематических разделов — книг (libri) .

В 1313 году папа Климент V собрал постановления Вьенского Собора 1311 года и свои собственные декреталы и об­ народовал их под названием «Седьмая книга» («liber septimus»). Но впоследствии этот сборник получил название «Constitutiones Clementinae» («Постановления Климента», или «Климентины»). Сборник Бонифация и «Климентины»

составили позже третью часть классического римско-католи­ ческого «Корпуса канонического права» .

«Декрет» Грациана вместе с «Декретом» Григория IX и «Климентинами» изучали во всех средневековых европейских университетах, особенно основательно — в Болонье и Пари­ же. Преподавание канонического права заключалось в чтении текста, к которому профессором делались дополнения, так называемые «paleae», по имени ученика Грациана Палеа, который первым стал их делать к «Декрету» своего учителя .

17. ИСТОЧНИКИ ПРАВА КАТОЛИЧЕСКОЙ И ПРОТЕСТАНТСКИХ ЦЕРКВЕЙ

На текст давались толкования — глоссы. Глоссы вносились и в самые тексты, причем записывались либо на полях — glossae marginales, либо между строк — glossae interlineares .

Глоссы предшественников удерживались новыми глоссато­ рами. Таким образом, составлялись особые книги, в которых помещался непрерывно расширяющийся комментарий на текст — apparatus (аппарат). После просмотра и пересмотра складывался комментарий, принятый школой, так называемая «glossa ordinaria» («установленная глосса»), в отличие от час­ тных толкований. Из-за постоянно увеличивающегося массива глосс и невозможности прочесть все книги на занятиях в школе глоссаторы составляли краткие изложения глосс — суммы (summae) .

Что же касается собственно законодательных актов, после официально изданных компиляций Григория IX, Бонифа­ ция VIII и Климента V, частными канонистами в XIV веке были составлены два новых сборника, которые получили на­ звание «Экстраваганты» («Extravagantes»). Хотя формально «Экстраваганты» не вошли в «Корпус канонического права», обычно они помещались в сборниках вслед за «Корпусом» .

Позднейшие постановления пап и папских канцелярий соби­ рали в так называемые «булларии» и компиляции с другими названиями .

В ходе тридентской реформы классические средневековые канонические сборники были объединены в единый «Корпус канонического права» («Corpus juris canonici»). Папа Григо­ рий XIII в булле, изданной 1 июля 1580 года, рекомендовал римское издание «Корпуса» для употребления в юридической практике и обучении. Наряду со сборниками папских булл, в частности, такой обширной компиляцией как «Magnum bullarium roman um», «Корпус» оставался до 1917 года важнейшим со­ бранием источников действующего права Католической Церкви .

В классический «Corpus juris canonici» вошло много фаль­ сификатов, занесенных в него через «Декрет Грациана» из Лже-Исидорова сборника. Кроме того, целый ряд законов «Корпуса» не мог применяться в новое время ввиду того, что светское право в католических и тем более некатолических государствах уже исключало правовые принципы, лежащие в основе средневекового «Корпуса». Например, давно ушел из европейской правовой ж изни принцип неподсудности духо­ венства светским судам; от современного государства нельзя ожидать, что оно возьмет на себя обязательство предостав­ 16 8 I. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА лять в распоряжение церковной власти «brachium saeculare»

(светскую руку) для наказания еретиков и схизматиков .

Отдельные части «Корпуса», с точки зрения канонистов нового времени, имеют неодинаковый авторитет. Из «Декре­ та» Грациана сохраняли силу в Католической Церкви собор­ ные и святоотеческие каноны и папские декреталы, подлин­ ность которых очевидна. Напротив, суждения самого Граци­ ана, его «dicta», извлеченные из л же-декреталов, а такж е не принятые католиками каноны Древней Церкви уже не име­ ют обязательной силы. Сборники папских декреталов, издан­ ные папами Григорием IX, Бонифацием VIII и Климентом V, и в новое время оставались источниками действующего пра­ ва Католической Церкви. Что же касается «Экстравагантов», то, будучи частными компиляциями, они сохраняли силу лишь ввиду авторитетности самих документов, помещенных в них.

Поэтому распоряжения частного характера, внесенные в «Экстраваганты», утратили силу общей нормы в отличие от частных рескриптов, вошедших в официальные сборники:

они сохраняют силу общей нормы, выводимой из частного рескрипта, как из прецедента .

Законы, вошедшие в сборники Григория IX, Бонифа­ ция VIII и Климента V, относительно друг друга рассматри­ ваются как «leges priores» и «posteriores» (законы предыду­ щие и последующие). Что же касается актов, вошедших в один сборник, то, независимо от хронологии их издания, они рассматриваются как одновременные, то есть позднейшие акты не имеют большей силы, чем предыдущие, если те и другие касаются одних и тех же юридических казусов .

17.3. Кодексы Католической Церкви. В конце XIX века Римско-католической Церкви была осознана необходимость издания кодекса канонического права. Уже на I Ватиканском Соборе высказывались критические суждения о «Corpus juris canonici»: выступавшие отмечали устарелость многих его по­ ложений и трудность в пользовании им ввиду недостаточной систематизации и неравноценности его материалов. Выдвину­ то было предложение выработать единый кодекс, соответству­ ющий критериям современной юридической систематизации .

Однако папа Пий IX решил действовать в этом направлении постепенно, и дело реформирования католического канони­ ческого права было отложено .

Вопрос об осуществлении кодификации канонического пра­ ва был вновь поднят папой Пием X в 1904 году, и уже при

17. ИСТОЧНИКИ ПРАВА КАТОЛИЧЕСКОЙ И ПРОТЕСТАНТСКИХ ЦЕРКВЕЙ

нем началась работа над составлением «Кодекса». В этой ра­ боте участвовали епископы и кафедры канонического права богословских юридических школ. Руководство осуществлял кардинал П. Гаспари .

В 1914 году работа над новым сборником под названием «Кодекс канонического права» («Codex juris canonici») была завершена. В 1917 году папа Бенедикт XV обнародовал его, а с 1918 года он вступил в силу как кодекс действующего права Римско-католической Церкви .

«Кодекс» 1917 года состоит из 2414 кратких статей, на­ званных канонами, при этом не делается никаких отсылок к авторитетным инстанциям (папскому престолу или Собо­ рам), впервые сформулировавшим правовые нормы, воспро­ изводимые в этих статьях. Статьи систематизированы тема­ тически. «Кодекс» включает в себя 5 книг, разделенных на части. В первую книгу, названную «Общие нормы»

(«Normae generales») вошли 86 канонов. Вторая книга «О лицах» («De personis») включает каноны от 87-го до 725-го и разделена на следующие части: «О свящ енниках» («De clericis»), «О монашествующих» («De religiosis»), «О м иря­ нах» («De laicis»). В третьей книге, названной в соответ­ ствии со средневековой традицией систематизациии «О ве­ щах», помещены каноны от 726-го до 1551-го. Книга вклю­ чает в себя совершенно разные тематически разделы, отно­ сящиеся, в частности, к Таинствам, церковному учитель­ ству, церковному праву наследования. Четвертая книга «О процессах» («De processibus») (каноны 1552-2194) содержит в себе нормы, регулирующие церковное судопроизводство. В приложении к пяти книгам помещены отдельные папские конституции, в том числе та, которая устанавливает порядок избрания папы. В употреблении этот «Кодекс» был чрезвы­ чайно удобен благодаря своей систематизации, а такж е по­ тому, что он включал в себя основной массив правовых норм, действующих в Католической Церкви. Но в этом от­ ношении он не достигал все-таки абсолютной полноты, за его рамками оставались, например, заключенные ранее кон­ кордаты, он не затрагивал права униатских Церквей. Крити­ ки отмечали устарелость его рубрикации, особенно проявив­ шуюся в третьем разделе. Кроме того, законодательная дея­ тельность в Католической Церкви, естественно, не прекрати­ лась с изданием «Кодекса». После 1917 года были изданы многочисленные новые законы .

17 0 I. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА В связи с этим поднят был вопрос о новой кодификации .

Папа Иоанн XXIII, объявив в 1959 году о предстоящем созы­ ве Вселенского Собора, поставил также вопрос о пересмотре «Кодекса». В 1963 году во время деяний II Ватиканского Собора работа по пересмотру «Кодекса» началась. Велась она в рамках специально учрежденной папской комиссии по пе­ ресмотру «Кодекса канонического права» («Pontificia comissio Codici juris canonici recognescendo») под председательством ге­ нерального секретаря II Ватиканского собора кардинала П. Феличе. Основными источниками для новой кодификации послужили «Кодекс» 1917 года, документы II Ватиканского Собора и послесоборные акты папского законодательства .

Работа комиссии была завершена уже после Собора, в 1983 году, при папе Иоанне-Павле II, изданием нового «Кодекса» .

Новый «Кодекс» короче прежнего. Он содержит 1752 ка­ нона. Кодекс состоит из 7 книг, которые, в свою очередь, в соответствии со своей тематикой делятся на части, разделы, титулы, главы и статьи. Некоторые из канонов разделены на краткие параграфы. Книги, на которые делится «Кодекс», озаглавлены следующим образом: I — (каноны 1-203), II — «О народе Божием» («De populi D ei») (каноны 204-746), III — Об учительском служении Церкви («De Ecclesiae munera docendi») (каноны 747-843), IV — О святительском служении Церкви («De Ecclesiae m unera sanctificandi») (каноны 8 3 4 V — (каноны 1254-1310), VI — (каноны 1311-1399), VII — О процессах («De processibus») (каноны 1400-1752) .

Новый «Кодекс» отличается от предыдущего с формальной стороны более современной и логически обоснованной систе­ матизацией. В содержательном отношении он отличается тем, что отразил основные экклезиологические идеи II Ватикан­ ского Собора. Как пишет современный итальянский канонист JI. Джероза, «в материальном аспекте Кодекс 1983 года.. .

представляет, в сравнении с Кодексом 1917 года, два важней­ ших новшества... Первое новшество заключается в том фак­ те, что новую кодификацию церковных законов направляет, в первую очередь, уже не стремление к рациональной форму­ лировке и систематизации канонических норм, а скорее стремление развить эти нормы в их связи с содержанием веры. Таким образом, принцип теологической точности пре­ валирует над принципом точности юридической. Второе нов­ шество — изменение идентичности основного субъекта всей церковно-правовой структуры. Отныне уже не духовное лицо,

17. ИСТОЧНИКИ ПРАВА КАТОЛИЧЕСКОЙ И ПРОТЕСТАНТСКИХ ЦЕРКВЕЙ

но Christefidelis, то есть верующий, становится главной фи­ гурой, стоящей за фигурами мирянина, священника и мона­ шествующего»180. «Кодекс канонического права» 1983 года, равно как и «Кодекс» 1917 года, не включает в себя право униатских Церквей, но уже в 1929 году папа Пий XI учре­ дил Комиссию кардиналов по подготовке «Восточного кодек­ са канонического права». В 1939 году ее сменила Папская комиссия по редактированию «Восточного кодекса каноничес­ кого права». В 1943 году был опубликован проект «Кодекса», новая редакция проекта вышла в 1945 году. Затем последо­ вала новая редакционная работа над проектом. С 1948 по 1957 годы публиковались отдельные его разделы. Идеи II Ва­ тиканского Собора побудили существенно пересмотреть саму концепцию «Восточного кодекса». Собор подчеркнул ранее чуждую латинской экклезиологии мысль о равном достоин­ стве Восточных (униатских) Церквей с церковью латинского обряда. В 1972 году Павел VI образовал Папскую комиссию по пересмотру «Восточного кодекса канонического права» .

Работа над «Кодексом» завершена была в 1991 году, когда был официально издан «Кодекс канонов восточных Церквей»

(«Codex canonum ecclesiarum orientalium») .

Право униатских Церквей формально признается в Риме равноправным с правом Церкви латинского обряда. «Отсю­ да, — как пишет JI. Джероза, — берет начало образное упо­ добление двух систем права двум легким, использованное.. .

папой Иоанном Павлом II при обнародовании “Codex cano­ num ecclesiarum orientalium ”181. Но уже одно то обстоятель­ ство, что абсолютная власть в Католической Церкви принад­ лежит епископу Рима — епископу Церкви латинского обря­ да, устраняет и на юридическом уровне самую возможность равноправия латинского и восточных обрядов в Католической Церкви. Особенность «Кодекса канонов восточных Церквей»

в том, что он содержит только те нормы, которые действуют во всех униатских Церквах. Как писал Г. Недунгатт, «в от­ личие от Codex juris canonici, представляющего собой кодекс одной — Латинской Церкви, “Codex canonum ecclesiarum orientalium” не есть кодекс Восточной Церкви (в единственном числе), но кодекс, общий для 21-й Восточной католической Церкви» (G. N edungatt. Presentazione del ССЕО. — Enchiridion Vaticanum. Vol. XII, 1992. P. 890). Эти 21 униат­ ские Церкви, из которых три (Русская, Белорусская и Албан­ ская) существуют более виртуально, чем реально, принадле­ 172 I. ИСТОЧНИКИ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА жат к пяти традициям: александрийской (Коптский Патриар­ хат и Эфиопская митрополия), антиохийской (Сирийский Патриархат, Маронитский Патриархат и Сиро-маланкарская митрополия), армянской (Армянский Патриархат), халдей­ ской (Халдейский Патриархат и две Сиро-малабарских митро­ полии) и константинопольской, или византийской (Мелькитский Патриархат), Украинское великое архиепископство (Ук­ раинская Католическая Церковь), Русинская митрополия, Ру­ мынская митрополия, а такж е Церкви Болгарская, Гречес­ кая, Венгерская, Итало-албанская, Словацкая, Югославская и существующие почти только номинально Русская, Белорус­ ская и Албанская униатские Церкви. При этом ко всем Цер­ квам восточного обряда вместе принадлежит около 15 милли­ онов верующих .

Ввиду того, что «Кодекс канонов восточных Церквей» яв­ ляется общим для всех униатских Церквей, в нем содержат­ ся многочисленные отсылки к правовым нормам отдельных Церквей, право которых рассматривается как частное (парти­ кулярное). «Кодекс канонов восточных Церквей» в своих по­ ложениях, естественно, в большей мере, чем латинский «Ко­ декс», сообразуется с древними канонами .

В соответствии с традицией восточных номоканонов он раз­ делен на титулы. «За первыми шестью вводными канонами следуют титулы: 1) Верующие христиане и совокупность их прав и обязанностей (каноны 7-26), 2) Церкви sui juris и об­ ряды (каноны 27-41-й), 3) Высший авторитет Церкви (каноны 42-54), 4) Церкви — Патриархаты (каноны 55-150), 5) Церк­ ви — великие архиепископства (каноны 151-154), 6) Церкви — митрополии и все прочие Церкви sui ju ris (каноны 155Епархии и епископы (каноны 177-310), 8) Экзархаты и экзархи (каноны 311-321), 9) Ассамблеи иерархов различ­ ных церквей sui juris (канон 322), 10) Духовные лица (кано­ ны 323-398), 11) Миряне (каноны 399-409), 12) Монахи и все прочие монашествующие и члены других институтов посвя­ щенной жизни (каноны 410-571), 13) Ассоциации верующих христиан (каноны 573-583), 14) Евангелизация народов (кано­ ны 584-594), 15) Церковное учительство (каноны 595-666),

16) Богослужение и, особо, Таинства (каноны 667-895),

17) Крещеные некатолики, вступающие в полное общение с Католической Церковью (каноны 896-901), 18) Экуменизм, или движение за христианское единство (каноны 902-908),

19) Юридические лица и юридические действия (каноны 909ИСТОЧНИКИ ПРАВА КАТОЛИЧЕСКОЙ И ПРОТЕСТАНТСКИХ ЦЕРКВЕЙ 935), 20) Должности (каноны 936-978), 21) Власть управления (каноны 979-995), 22) Обжалование административных реше­ ний (каноны 996-1006), 23) Временное имущество Церкви (ка­ ноны 1007-1054), 24) Судебные процессы в общем (каноны 1055-1184), 25) Спорный судебный процесс (каноны 1185Некоторые особые процессы (каноны 1357-1400),

27) Карающие санкции в Церкви (каноны 1401-1467),

28) Процедура наложения наказаний (каноны 1468-1487),

29) Закон, обычай и административные действия (каноны 1488-1539), 30) Срок давности (prescritione) и подсчет време­ ни (каноны 1540-1546)»182 .

17.4. Правовые источники протестантских церквей. В про­ тестантском мире с самого начала всячески подчеркивалось, что главным и, в некотором смысле, единственным источни­ ком церковного права является Священное Писание. Средне­ вековый «Корпус канонического права» родоначальниками Реформации отвергался полностью; впоследствии потребности церковной жизни вынудили протестантских канонистов при­ знать относительный авторитет за теми положениями «Кор­ пуса», которые не противоречили протестантским доктринам .

Специальным источником права протестантских церквей являются символические книги: «Аугсбургское исповедание»

(1530 г.), «Шмалькалденские члены» (1537 г.), два «Катехи­ зиса» Мартина Лютера (1528 и 1529 гг.) — у лютеран; «Гей­ дельбергский катехизис» (1562 г.) и «Галликанское исповеда­ ние» (1551 г.) — у реформаторов-кальвинистов .

Отдельные национальные протестантские церкви имеют свои уставы или регламенты (по-немецки — K irchenord­ nungen) .

II. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ

18. СОСТАВ ЦЕРКВИ

18.1. Глава и члены Церкви. Церковь, по авторитетному определению «Пространного Катехизиса» митрополита Фила­ рета, является «Богом установленным обществом человеков, соединенных между собою Православною верою, законом Божиим, священноначалием и Таинствами»183 .

Основатель Церкви Иисус Христос всем Апостолам дал одинаковую власть в ней, удержав за Собой верховное гла­ венство, называя Себя «Пастырем добрым» (Ин. 10, 14) .

Подобно тому, как между Апостолами, по заповеди Христа, не было первенства власти, так и все епископы, какую бы кафедру каждый из них ни занимал, равны в достоинстве и сакраментальной власти, хотя и различаются по объему ад­ министративных полномочий. В Церкви поэтому нет места для вселенского главы, замещающего Самого Спасителя .

Церковь, являясь Телом Христовым, имея своей Главою Самого Спасителя, состоит из членов — братьев, равных между собою перед лицом правды Божией, имеющих одина­ ковую надежду на Царство Небесное. Народ Божий, по сло­ ву Апостола Петра, «род избранный, царственное священство, народ святый, люди, взятые в удел, дабы возвещать совер­ шенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет»

(1 Пет. 2, 9) .

Члены Церкви связаны между собою не общностью наци­ ональности, язы ка, сословия, а иной общностью, более высо­ кой — единством веры и единством духовной жизни .

18.2. Клирики и миряне. Все члены Церкви равны в своих надеждах на спасение, на вхождение в Царство Небесное. Но как и во всяком живом организме, в церковном Теле каждый член имеет свое назначение: «Дары различны, но Дух один и тот же; и служения различны, а Господь один и тот же», — учит Апостол Павел (1 Кор. 12, 4-5). В Послании к Ефесянам сказано: «Он поставил одних Апостолами, других — пророка­ ми, иных — Евангелистами, иных — пастырями и учителями, к совершению святых, на дело служения, для созидания Тела Христова, доколе все придем в единство веры и познания Сына Божия, в мужа совершенного, в меру полного возраста

18. СОСТАВ ЦЕРКВИ Христова; дабы мы не были более младенцами, колеблющими­ ся и увлекающимися всяким ветром учения, по лукавству че­ ловеков, по хитрому искусству обольщения, но истинною лю­ бовью все возращали в Того, Который есть глава Христос, из Которого все тело, составляемое и совокупляемое посредством всяких взаимно скрепляющих связей, при действии в свою меру каждого члена, получает приращение для созидания са­ мого себя в любви» (Еф. 4, 11-16) .

Все члены Церкви разделены на два основных разряда .

Первый разряд составляют призванные Святым Духом через поставление совершать церковное служение: проповедовать, преподавать Таинства, заботиться о внешнем устройстве хра­ ма. Это клирики. Второй разряд составляют миряне, которые тоже являются участниками церковной жизни. Они участву­ ют и в учительстве церковном, но лиш ь по благословению священнослужителей и, как правило, вне храма, и в богослу­ жении — своими молитвами, и в церковном управлении — в избрании священнослужителей, в распоряжении церковным имуществом .

Восточные Патриархи в «Окружном послании» от 6 мая 1848 года писали, что «стражем благочестия» является «само Тело Церкви, то есть сам народ»184. Этим они выразили одну из основных истин православного вероучения, отличающего­ ся от католической доктрины с ее теократическим и клери­ кальным оттенком, с подчеркнутым разделением единого Тела Церкви на две церкви: учащую и учащуюся — разделе­ нием, не принятым в Православии .

18.3. Монашествующие. Помимо клира и мирян — состо­ яний, возникших одновременно с началом бытия самой Цер­ кви, исторически в ней сложилось еще одно особое состоя­ ние — монашествующие. Причем, нельзя представлять Цер­ ковь состоящей как бы из трех сословий: клириков, мирян и монахов, хотя в синодальную эпоху у нас принята была именно такая классификация. Так А. С. Павлов писал:

«Между этими двумя классами (мирян и клириков) образова­ лось в Православной и Католической Церкви еще третье со­ стояние: монашество»185. Но монахи, как известно, могут быть как клириками, так и лицами, не имеющими посвяще­ ния, и в этом смысле мирянами. Выделение монашества в со­ ставе Церкви основано на ином основании, чем разделение всех членов Церкви на два основных состояния: мирян и клириков. Монашествующие выделяются не служением, а 176 II. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ особым образом жизни, который вытекает из даваемых ими обетов: целомудрия, бедности и послушания. Принятое в си­ нодальный период разделение церковного народа на три со­ словия: клириков, мирян и монашествующих, нарушает фун­ даментальный логический принцип всякой классификации, которая должна строиться на едином основании .

Причина столь очевидной логической ошибки заключает­ ся, конечно, не в личной несостоятельности канонистов, а в том, что они должны были сообразовываться в своих класси­ фикациях церковного народа с законодательством Российской империи, которое включало монашествующих, в том числе и не имеющих священного сана, в духовное сословие. Другая возможная причина неудачной классификации лежит уже в языковой области. На русском языке нет двух разных слов, которые бы были антонимами понятий «клирик» и «монах» .

В обоих случаях в обыденном язы ке употребляется слово «мирянин». Греческая лексика лучше, чем русская, позволя­ ет различать основания для деления церковного народа. Одно — по отношению к служению: «» (клирик) и «»

(мирянин), а другое — по отношению к образу жизни: «монах) и «» (в русском языке нет вполне адек­ ватного перевода этого термина; может быть, приблизитель­ ным эквивалентом могло бы быть слово «мирской», смысл которого, однако, осложнен его специфическим упо­ треблением в старообрядческой среде, где оно носит негатив­ ный характер, в нашем случае, разумеется, неуместный) .

19. ВСТУПЛЕНИЕ В ЦЕРКОВЬ

19.1. Таинство Крещения. Вступление в благодатный ж и вой организм Церкви начинается Таинством Крещения. «В области церковного права, — писал А. С. Павлов, — креще­ ние имеет такое же значение, как рождение в сфере права гражданского. Поэтому оно в наших источниках и называет­ ся вторым, или духовным рождением. Но как родится чело­ век однажды, так и креститься действительным образом он может только однажды»186 .

Правильно совершенное крещение не может быть повторе­ но, поэтому священник, повторно крестящий кого бы то ни было, подлежит прещению: «Епископ или пресвитер, аще по истине имеющаго крещение вновь окрестит, или аще от не­ честивых оскверненнаго не окрестит, да будет извержен, яко

19. ВСТУПЛЕНИЕ В ЦЕРКОВЬ посмевающийся Кресту и смерти Господней и не различаю­ щий священников от лжесвященников» (47-е Апост. прав.) .

Крещение не повторяется и над теми, кто после отпадения от Церкви приносит покаяние и возвращается в нее, ибо печать этого Таинства неизгладима .

Крещение совершается посредством троекратного погруже­ ния в воду с призыванием Святой Троицы. Для совершения Таинства употребляется чистая естественная вода. В Право­ славной Церкви возбраняется крестить через обливание или окропление, о которых ничего не говорится в Священном Писании, если к тому нет особых оснований. Но если даже крещение совершено через обливание или окропление, при­ чем, без достаточных оснований для такого отступления от установленного порядка, действительность его, тем не менее, под вопрос не ставится. Распространение у нас предосуди­ тельного обычая крестить не через погружение вызвано дву­ мя основными причинами: во-первых, тем, что для крещения взрослых не приспособлены купели, которые сооружены были во времена, когда крестили почти без исключения мла­ денцев, а во-вторых, влиянием обычаев униатской Церкви, особенно заметным в 50-80-е годы, когда значительную часть нашего духовенства составляли выходцы из Галиции, где в 1946 году униаты воссоединились с Православной Церковью .

В настоящее время это злоупотребление у нас изж ивается, отчасти ввиду того, что для крещения взрослых в восстанав­ ливаемых храмах сооружаются приспособленные для этого баптистерии .

Совершителями Таинства Крещения могут быть епископы и священники (46, 47-е Апост. прав.). При этом, однако, епископы, будучи монахами, обыкновенно ради соблюдения монашеской дисциплины, воздерживаются от совершения это­ го Таинства. Но безусловная необходимость крещения для спасения человека, а также принадлежность всякому христи­ анину высокого достоинства «царского священства» является основанием для признания действительным крещения, совер­ шенного в случае смертельной опасности для крещаемого ми­ рянином, и даже женщиной. При этом, однако, от соверши­ теля Таинства требуется сознательное отношение к своему поступку (Православное Исповедание, Ч. I. Вопр. 103; Номо­ канон при Большом Требнике. Ст. 204; Книга о должностях пресвитеров приходских, § 84. Послание Восточных Патриар­ хов. 16-й член) .

17 8 II. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ Крещение, совершенное мирянином, признается действи­ тельным, помимо случаев смертельной опасности, также и там, где нет священников или где их мало. Патриарх Константино­ польский Фотий в ответ на вопрос Калабрийского епископа Льва о действительности крещения, совершенного мирянином, писал: «Если в свободной стране, где христиане наслаждаются миром и где много священников, кто-либо из мирян, презирая порядок церковных священнодействий и надмеваясь гордостью, дерзнет совершить это дело, то есть крещение, таковые, после строгой епитимии за свой проступок, совершенно устраняются от получения священства... Ибо кто презрел благодать до ее по­ лучения, тот не усомнится попрать и полученную. Тех же, которые крещены ими, мы никак не признаем приявшими благодать Духа, а поэтому и определяем, что они должны быть крещены водою и помазаны миром... Но если святое крещение совершают (простые) христиане, живущие под варварским вла­ дычеством и не имеющие довольно священников, то совершен­ ное по нужде заслуживает снисхождения, и требующие благо­ дати не должны быть лишаемы ее вследствие тирании невер­ ных. Поэтому крестившие, хотя бы они и не имели рукополо­ жения, не подлежат суду и наказанию. О крещенных же опре­ деляем, чтобы они были помазуемы миром, хотя бы уже и по­ лучили миропомазание от неосвященных. Но крещение, совер­ шенное по нужде (мирянином), да не устраняется. Ибо хотя оно и несовершенно (по недействительности прежнего миропо­ мазания), однако почтено призыванием Всесвятой Троицы, бла­ гочестивым намерением призывающих и верою воспринимаю­ щих... Ибо Церковь Божия издревле допускала очень многие случаи крещения, правильно совершаемого, по нужде времени и места, мирянином»187 .

В Православной Церкви, однако, отвергается католическая практика признавать на основании учения об «ех opera operatum» действительным крещение, совершенное лицом некрещеным, не принадлежащим к христианской Церкви .

Безусловно недопустимо, ничтожно и всякое самокрещение .

Если крещенный мирянином выздоравливает, то священ­ ник должен восполнить Таинство молитвами и священнодей­ ствиями, которые не могли быть совершены при самом кре­ щении; но при этом не повторяется ни троекратное погруже­ ние, ни крещальная формула .

Священник, по небрежности которого кто-либо умер не­ крещеным, подлежит церковному наказанию, равно как и

19. ВСТУПЛЕНИЕ В ЦЕРКОВЬ родители, из-за нерадения которых ребенок умирает вне Цер­ кви (ст. 68 «Номоканона при Большом Требнике») .

Согласно 84-му правилу Трулльского Собора, необходимо крестить и найденышей, если достоверно не известно, были ли они крещены: «Последуя каноническим постановлениям отец (83-е (72-е) прав. Карф. Соб.), определяем и о младен­ цах: каждый раз, когда не обретаются достоверные свидете­ ли, несомненно утверждающие, яко крещены суть, и когда сами они, по малолетству, не могут дати потребный ответ о преподанном им Таинстве, должно без всякаго недоумения крестити их, да таковое недоразумение не лишит их очище­ ния толикою святынею» .

Во избежание повторного крещения в тех случаях, когда есть серьезное основание предполагать, что то или иное лицо уже восприняло Таинство, но полной уверенности в этом нет, принято совершать крещение в условной форме: «Крещается раб Божий (имя рек), аще не крещен» .

В «Требнике» Митрополита Петра (Могилы) предусмотрены и совершенно особые случаи, с которыми может столкнуться священник, решающий вопрос о совершении крещения: «Аще многовиден див родится и недоумение будет, аще един или многие суть, да не будет крещен, дондеже разсудится сие, разсуждение сицево да будет, аще едину или многия имеет главы, едины или многия перси, ибо толикожде многия будут сердца, и души, и раздельние человецы, и в сицевом надежи, кийждо их особне да крещен будет... аще же беда смертная наступит, и скратится время, ко еже коегожде особно крести­ ти, может служитель, на коегожде главе воду изливая, всех единою крестити, глаголя: крещаются раби Божии, имя рек, во имя Отца и проч... Егда же есть известие, яко во диву суть два лица, якож е две главе и две перси не имать добре раз­ дельны, тогда первее един да будет добре крещен совершен обычно, потом же другий под конец сим образом: аще несть крещен, крещается раб Божий, имя рек...»1 88 В наше время приходится сталкиваться и с более не­ обычными случаями при решении вопроса о крещении. Речь идет о лицах, которым по их желанию хирургическими и медицинскими средствами изменили пол. В «Основах соци­ альной концепции Русской Православной Церкви» содержит­ ся указание на то, как надлежит поступать свящ еннику в подобных казусах: «Стремление отказаться от принадлежно­ сти к тому полу, который дарован человеку Создателем, мо­ 18 0 II. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ жет иметь лишь пагубные последствия для дальнейшего раз­ вития личности. “Смена пола” посредством гормонального воздействия и проведения хирургической операции во многих случаях приводит не к разрешению психологических про­ блем, а к их усугублению, порождая глубокий внутренний кризис. Церковь не может одобрить такого рода “бунт против Творца” и признать действительной искусственно измененную половую принадлежность. Если “смена пола” произошла с че­ ловеком до крещения, он может быть допущен к этому Таин­ ству, как и любой грешник, но Церковь крестит его как при­ надлежащего тому полу, в котором он рожден. Рукоположе­ ние такого человека в священный сан и вступление его в церковный брак недопустимо» (XIII. 1) .

Канон 59-й Трулльского Собора требует, чтобы крещение совершалось в храме: «Крещение да не совершается в молитвеннице, внутри дома обретающейся; но хотящие удостоитися пречистаго просвещения к кафолическим церквам да при­ ходят, и тамо сего дара да сподобляются. Аще же кто обли­ чен будет не хранящим постановленнаго нами, то клирик да будет извержен, а мирянин да будет отлучен» .

Исключение допускается лишь в случаях необходимости и с разрешения епископа: «Определяем, чтобы священнослужи­ тели, священнодействующие или крещающие в молитвенных храмах, находящихся внутри домов, творили сие не иначе, как по изволению местного епископа» (31-е прав. Трулл .

Соб.). И только крайняя нужда, вызванная, например, смер­ тельной опасностью, может явиться основанием для соверше­ ния Таинства Крещения на дому без предварительного благо­ словения со стороны епархиального архиерея .

В православных семьях дети получают крещение в мла­ денчестве. Что же касается крещения взрослых, то церков­ ные законы требуют, чтобы перед крещением они проходили оглашение. В Древней Церкви чинопоследование оглашения совершалось отдельно от крещения; и оглашенные составля­ ли особый разряд неполноправных членов Церкви. Продол­ жительность пребывания в чине оглашенных могла быть раз­ ной: от многих лет до нескольких дней. Она зависела от духовной зрелости оглашенного. Для оглашения крещаемых в древности отводилась Четыредесятница Великого Поста, а само крещение совершалось в Великую Субботу .

В 45-м каноне Лаодикийского Собора сказано: «По двух седмицах Четыредесятницы, не должно принимати к Креще­

19. ВСТУПЛЕНИЕ В ЦЕРКОВЬ нию». В толковании на это правило Зонара писал: «Церковь приняла от обычая совершать Крещение в Великую Субботу, потому что Крещение есть образ погребения и воскресения Господа, а эта Суббота есть средина между погребением и воскресением. И так, те, которые готовятся просветиться в Великую Субботу, должны во всю Четыредесятницу постить­ ся и предочищаться воздержанием и таким образом присту­ пать к просвещению» .

О древней практике крещения в Великую Субботу напоми­ нает ныне песнопение «Елицы во Христа крестистеся...», ко­ торым заменяется в этот день Трисвятое пение .

Чин оглашения у нас соединяется с самим Таинством Кре­ щения. Поэтому «оглашенных» в точном смысле этого слова у нас нет. Однако взрослые люди должны проходить в течение определенного срока подготовку к принятию Таинства. Соглас­ но Указу Святейшего Синода от 22 января 1862 года, иновер­ цы, не достигшие гражданского совершеннолетия (21 года), но достигшие совершеннолетия церковного (14 лет), перед креще­ нием обучались Закону Божию в течение 6 месяцев, а для лиц, которые перешли через рубеж гражданского совершенно­ летия, оставлен был древний канонический 40-дневный срок .

Что же касается детей до 14 лет, то их в синодальную эпоху крестили вместе с родителями и без предварительного обуче­ ния православной вере .

Лиц, болезнь которых представляла опасность для их жизни, разрешалось крестить немедленно, без оглашения. Но при этом требовалось, чтобы священник был убежден в том, что больной находится в здравом уме и полной памяти. О крещении больного иноверца без предварительного оглашения его истинам веры священник обязан был немедленно сооб­ щить архиерею. По выздоровлении новокрещенный вручался опытному пастырю для научения. Такая практика отвечает требованию 47-го правила Лаодикийского Собора: «В болезни приявшим крещение, и потом получившим здравие, подоба­ ет изучати веру, и познавати, яко Божественнаго дара сподобилися» .

Крещение иноверцев, достигших совершеннолетия, в сино­ дальную эпоху совершалось в воскресные и праздничные дни перед Божественной Литургией, чтобы новокрещенный мог причаститься Святых Таин .

К крещению не допускаются бесноватые, за исключением тех случаев, когда им угрожает смертельная опасность: «Ког­ 182 И. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ да беснуемый не очистился еще от духа нечистаго, то не может прияти святое крещение: но при исходе от сея жизни крещается» (2 Тим.). Данную норму применяют и по отноше­ нию к буйно помешанным, а также и вообще к лицам с по­ врежденным умом и подавленною волею, хотя, разумеется, душевную болезнь нельзя отождествлять с беснованием .

В крещении детей и взрослых с древности участвовали восприемники. При крещении взрослых они являются свиде­ телями и поручителями за серьезность намерения и за пра­ вую веру крещаемого, а при крещении младенцев и больных, лишенных дара речи, они дают за них обеты и произносят символ веры. Правило 54-е Карфагенского Собора предусмат­ ривает в связи с этим следующее: «Болящие, которые за себя отвещати не могут, да будут крещаемы тогда, когда, по их изволению, изрекут свидетельство о них другие, под соб­ ственною ответственностию» .

На восприемников возлагается обязанность следить за ро­ стом религиозного и нравственного сознания новокрещенного .

Со своими крестниками и их родителями восприемники всту­ пают в отношения, которые именуются духовным родством .

Факт духовного родства имеет особое значение в брачном церковном праве, являясь одним из препятствий к браку. По обычаю Древней Церкви в крещении, как правило, участво­ вал один восприемник, одинакового пола с крещаемым. При преобладавшем тогда крещении взрослых это вытекало из естественного чувства стыдливости. Но впоследствии в креще­ нии, как духовном рождении, по аналогии с рождением плотским, стали участвовать одновременно и восприемник, и восприемница — крестные отец и мать. Этот обычай легко вошел в жизнь Церкви, тем более, что со временем по пре­ имуществу стали крестить младенцев. В церковно-каноническом сознании отношения между восприемником и его крест­ ницей и, соответственно, между восприемницей и ее* крестни­ ком, а такж е между восприемником и восприемницей приоб­ рели также характер духовного родства, которое, однако, не может поставляться на один уровень с духовным родством, связующим восприемников с крестниками одного пола с ними и с их родителями .

Не всякое лицо допускается до восприемничества. От восприемничества устраняются родители крещаемого, монахи (Номоканон при Большом Требнике. Ст. 209, 84), малолетние (Книга о должностях пресвитеров приходских). По Указу

19. ВСТУПЛЕНИЕ В ЦЕРКОВЬ Святейшего Синода от 23 мая 1836 года восприемниками могли быть лица, достигшие церковного совершеннолетия — 14 лет. Не допускаются до восприемничества и инославные, хотя в «Книге о должностях пресвитеров приходских» гово­ рится о том, что инославные могут быть восприемниками православных, но при крещении они должны читать Никеоцареградский символ без добавления «filioque» .

19.2. М иропомазание. С Таинством Крещения в Право­ славной Церкви, в отличие от Католической, соединяется Таинство Миропомазания, которое сообщает принимающему его благодатные дары Святого Духа. Как гласит 48-е прави­ ло Лаодикийского Собора, «подобает просвещаемым быти помазуемым помазанием небесным и быти причастниками Царствия Божия». Совершителями Таинства Миропомазания являются исключительно епископы и пресвитеры. Христиа­ нин, крещенный мирянином, миропомазание от него полу­ чить не может ни при каких обстоятельствах, поэтому ему должно быть при первой возможности преподано это Таин­ ство священником. В Католической Церкви миропомазание совершает епископ. В Православной Церкви епископу при­ надлежит сакраментальная власть совершать освящение свя­ того мира. Но в Церкви установился порядок, при котором освящение мира совершают, как правило, Предстоятели По­ местных Церквей, у нас — Святейший Патриарх Московский и всея Руси, — один раз в два года. При этом получение мира от кириархальной Церкви служит одним из символов канонической зависимости .

19.3. Присоединение к Церкви. Кроме крещ ения, суще­ ствует и другой способ вступления в Православную Церковь, но открыт он, разумеется, только для тех, кто уже принял Таинство Крещения, однако вне Православия. Различают три чина присоединения инославных, желающих стать православ­ ными. О них идет речь в 8-м и 11-м канонах I Вселенского Собора, в 1-м правиле Василия Великого, в 7-м правиле II Вселенского Собора, в 68-м каноне Карфагенского Собора .

Итог правотворчеству Древней Церкви по вопросу о при­ соединении раскольников и еретиков подводит 95-е правило Трулльского Собора: «Присоединяющихся к Православию и к части спасаемых из еретиков приемлем по следующему чиноположению и обычаю. Ариан, македониан, новатиан, именующих себя чистыми и лучшими, четыренадесятидневников, или тетрадитов, и аполинаристов, когда они дают ру­ 184 II. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ кописания и проклинают всякую ересь, не мудрствующую, как мудрствует Святая Бож ия Кафолическая и Апостоль­ ская Ц ерковь, приемлем, запечатлевая, то есть, помазуя святым миром, во-первых, чело, потом очи, и ноздри, и уста, и уш и, и запечатлевая их глаголем: “Печать дара Духа Святаго”. А о бывших павлианами, потом к Кафоли­ ческой Церкви прибегших, постановлено: перекрещивати их непременно. Евномиан же, единократным погружением крещающихся, и монтанистов, именуемых здесь фригами, и савеллиан, держащ ихся мнения о сыноотечестве, и иное не­ терпимое творящ их, и всех прочих еретиков (ибо много здесь таковых, наипаче выходящих из Галатския страны);

всех, которые из них желают присоединены быти к Право­ славию, приемлем яко же язычников. В первый день дела­ ем их христианами, во второй — оглашенными, потом в третий заклинаем их, с троекратным дуновением в лице, и во уши; и тако оглашаем их и заставляем пребывати в цер­ кви и слушати Писания, и тогда уже крещаем их. Такожде и манихеев, валентиниан, маркионитов и им подобных еретиков. Несториане же должны творити рукописания и предавати анафеме ересь свою, и Нестория, и Евтихия, и Диоскора, и Севира, и прочих начальников таковых ересей, и их единомышленников, и все вышеуказанныя ереси, и по­ том да приемлют святое причащение» .

Таким образом, 95-е правило Трулльского Собора требует принимать по первому чину, через крещение, как язы чни­ ков, магометан и евреев, — крайних еретиков: павлиан, ев­ номиан, савеллиан, монтанистов; по второму чину, через ми­ ропомазание, — македониан, новациан, ариан, аполинариан;

и, наконец, по третьему, через Покаяние, — несториан и монофизитов; впрочем, о монофизитах прямо в правиле речь не идет, но из контекста ясно, что они тоже имеются в виду .

Что же касается инославных церквей, отделившихся от Вселенского Православия после Трулльского Собора, то ныне существует такая практика: католиков, если они миропома­ заны, присоединяют к нашей Церкви с начала XVIII века по третьему чину, хотя Константинопольский Собор в 1756 году постановил перекрещивать католиков и протестантов, а у нас, в России, их перекрещивали в XVII веке. Так же при­ соединяются и старокатолики. Англикане, протестанты и ста­ рообрядцы принимаются по второму чину. Сектанты крайне­ го толка, вроде молокан, духоборов, адвентистов, иеговистов,

20. ИЕРАРХИЯ. ПОСТАВЛЕНИЕ КЛИРИКОВ

мормонов, субботников, а также недавно у нас появившихся адептов «Богородичного центра», виссарионовцев, присоеди­ няются к Православной Церкви, как и нехристиане, через крещение .

19.4. Утрата церковной правоспособности. Умершие в пра­ вославной вере остаются членами Церкви, но уже торжеству­ ющей, небесной, а не воинствующей, земной, и поэтому, ес­ тественно, не подлежат суду земной церковной власти. В этом смысле церковная правоспособность христиан утрачива­ ется с наступлением смерти .

Кроме того, церковная правоспособность утрачивается вследствие отпадения от Церкви и через анафему. Но в том и другом случае утрата эта не имеет безусловного характера .

Печать Крещения неизгладима. Поэтому и отпадшему от Церкви и анафематствованному ею за тяж кие преступления открыт путь для присоединения к Церкви через Покаяние .

Причем в обоих случаях вновь принимаемый в Церковь не нуждается в том, чтобы над ним повторено было Таинство Крещения .

20. ИЕРАРХИЯ. ПОСТАВЛЕНИЕ КЛИРИКОВ

20.1. Высшие и низшие клирики. Иерархическое священ­ ство — богоустановленный институт. От начала Церковь зна­ ет три степени иерархического служения: епископскую, пре­ свитерскую и диаконскую .

Епископы — преемники Апостолов, имеющие через череДУ рукоположений благодатную связь с ними. Это архипас­ тыри, первосвященники и высшие учители своих Церквей .

По учению святого Иоанна Дамаскина, им вручена Церковь .

Пресвитер по своему полномочию, полученному от еписко­ па, совершает все священнодействия, кроме хиротонии, хиротесии, освящения антиминса и освящения мира. Он учит народ догматам веры и благочестия, пастырски окормляет вверенных его попечению христиан .

Диакон помогает епископу и пресвитеру в исполнении их служения, участвуя в совершении священнодействий в алтаре .

Согласно 39-му Апостольскому правилу, «пресвитеры и диаконы без воли епископа ничего да не совершают, ибо ему вверены людие Господни, и он воздаст ответ о душах их» .

Церковь изначально имеет священную иерархию с ее тре­ мя степенями: диаконской, пресвитерской и епископской .

186 II. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ Эти степени апостольского происхождения, и они пребудут до скончания века. Церковь не властна отменить ни одну из них; не может она и умножить число священных степеней .

Помимо высших клириков, священнослужителей, в Церк­ ви существует такж е институт низших клириков-церковнослужителей — в настоящее время в Русской Церкви это ипо­ диаконы и чтецы. Они прислуживают при отправлении бого­ служения в храме .

В некоторых, и даже весьма авторитетных, православных книгах отразились иные представления о границе между сте­ пенями низших и высших клириков. В «Православном испо­ ведании» митрополита Петра (Могилы) (1667 г.) различают­ ся высшие и низшие степени священства. К высшим у него отнесены епископская и пресвитерская, а к низшим — сте­ пени диакона, иподиакона, свещеносца, певца и чтеца; ины­ ми словами, низшая священная степень — диаконская и цер­ ковнослужительские чины189. В своем труде митрополит Петр (Могила), в сущности, повторяет католические классифика­ ции священства. Католики различают в иерархии священно­ действий священников (епископов и пресвитеров) и служите­ лей (диаконов, субдиаконов, аколуфов, экзорцистов, лекторов и остиариев); а по несению особых канонических обяза­ тельств (например, безбрачия) — высшие и низшие степени, причисляя к высшей епископов, пресвитеров, диаконов и субдиаконов, а к низшей — всех остальных церковнослужи­ телей. И в Православной Церкви диаконы, равно как и низ­ шие клирики, не являются самостоятельными совершителя­ ми богослужения. И у нас иподиаконы, в отличие от чтецов, при отсутствии обязательного целибата, не могут, как и свя­ щеннослужители, вступать в брак после посвящения. Каза­ лось бы, налицо обстоятельства, которые могут служить обо­ снованием для классификации, заимствованной святителем Петром (Могилой) из католического права. Но для общепри­ нятого у нас разделения на высших и низших клириков, гра­ ница между которыми проходит между диаконами и иподи­ аконами, есть самое веское — догматическое основание: три степени священства — богоустановленные институты, восхо­ дят к апостольскому веку и пребудут в Церкви до скончания мира; а степени низших клириков-церковнослужителей уч­ реждались самой Церковью в процессе ее истории и упразд­ нялись в ходе этой истории. Так, чин иподиакона стал изве­ стен в Церкви не ранее III столетия. Уже то обстоятельство,

20. ИЕРАРХИЯ. ПОСТАВЛЕНИЕ КЛИРИКОВ

что Церковь не знала его изначально, не позволяет относить этот чин к богоучрежденным священным степеням .

Вызывает возражения и точка зрения Н. С. Суворова, ко­ торый полагал, что «иподиакон не составляет особой степе­ ни священства, а означает должность тех диаконов, которые прислуживают при архиерейских служениях, и, в частно­ сти, при совершении посвящ ения в степени духовного сана»190. На практике диаконы действительно исполняют в известных случаях обязанности иподиаконов, но в канонах эти два чина различаются вполне однозначно. Так, в 14-м и 15-м правилах Трулльского Собора установлен разный кано­ нический возраст для посвящения в диаконы (25 лет) и в иподиаконы (20 лет) .

Высшие клирики, священнослужители, получают благо­ дать священства через хиротонию в алтаре. Низшие клирики (иподиаконы, чтецы и певцы) поставляются на свое служение через возложение руки епископской, хиротесию, вне алтаря, в храме .

20.2. Избрание на священные степени. «Постав ление на священные степени, — по словам профессора И. С. Берднико­ ва, — состоит из двух моментов: избрания и посвящения»191 .

В избрании кандидатов священства участие клириков и мирян в разные эпохи истории и в разных Поместных Церк­ вах было фактором преходящим и изменчивым, но во все времена решающее значение имела воля епископов. Так, в Древней Церкви избрание производилось общим голосовани­ ем клира и народа, но решающим был голос епископов .

Впоследствии в Византии при избрании епископов мирян стал представлять Император. Избрание ставленников в пре­ свитеры и диаконы производилось в Древней Церкви по ус­ мотрению епископа, хотя и с участием клириков и народа .

Феофил Александрийский в 7-м правиле так описывает порядок избрания: «Весь собор священнослужителей да со­ гласится и да изберет, и тогда епископ да испытает избраннаго, и с согласием священства да совершит рукоположение среди церкви, в присутствии народа, и при возглашении епископа, аще может и народ свидетельствовати о нем» .

На Руси в древности священнослужители избирались при­ ходской общиной. Избранного представляли архиерею для испытания и посвящения. В XVIII веке в России выборное начало при замещении священнических мест постепенно схо­ дит на нет. Избрание кандидата становится прерогативой 1 88 II. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ епархиального архиерея. Таким остается порядок избрания ставленников в диаконы и пресвитеры и ныне .

В избрании епископов в Древней Руси, помимо митропо­ лита (впоследствии Патриарха) и Освященного (Архиерейско­ го) Собора, участвовали великие и удельные князья, позже цари. В синодальную эпоху кандидаты на архиерейские ка­ федры избирались Святейшим Синодом и представлялись на утверждение Императора, который и представлял совокупный голос мирян. По ныне действующему Уставу Русской Право­ славной Церкви избрание епископа является исключительной прерогативой Священного Синода .

20.3. Хиротония. Совершители хиротонии. Важнейшим актом поставления на священные степени является хирото­ ния (рукоположение), которая следует за избранием. Для того, чтобы хиротония была действительной и законной, тре­ буется соблюдение ряда условий, касающихся как лиц руко­ полагающих и рукополагаемых, так и самого совершения Таинства .

Власть совершать рукоположение принадлежит епископам, и только им, как преемникам святых Апостолов. Рукополага­ ющий епископ должен быть православным. Если же он полу­ чил архиерейскую хиротонию от иерархии, отделившейся от Вселенской Церкви, то для положительного решения вопроса о действительности совершенных им рукоположений, безуслов­ но, требуется, чтобы схизматической иерархией сохранялось апостольское преемство и чтобы отступления отделившейся общины от православного вероучения не касались основных догматов. Право окончательного решения вопроса о возможно­ сти присоединения инославных клириков к Православной Церкви принадлежит всегда суду Православной Церкви .

Отцы I Вселенского Собора в 8-м правиле признали дей­ ствительность рукоположений у кафар: «О именовавших не­ когда самих себя чистыми, но присоединяющихся к Кафоли­ ческой и Апостольской Церкви, благоугодно Святому и Вели­ кому Собору, да, по возложении на них рук, пребывают они в клире» .

Зонара в толковании на это правило писал: «Если они рукоположены во епископов или пресвитеров, или диаконов, то присоединяемые из них к Церкви остаются в клире в сво­ их степенях» .

Иначе судили отцы I Вселенского Собора о еретиках-павлианах. В 19-м правиле говорится: «О бывших павлианами,

20. ИЕРАРХИЯ. ПОСТАВЛЕНИЕ КЛИРИКОВ

но потом прибегнувших к Кафолической Церкви, постановля­ ется определение, чтобы они все вообще вновь крестимы были. Аще же которые в прежнее время к клиру принадле­ жали; таковые, явясь безпорочными и неукоризненными, по перекрещении, да будут рукоположены епископом Кафолическия Церкви» .

Ныне наша Церковь признает действительность хиротоний, совершаемых в Католической, Старокатолической и нехалкидонских Церквах. Однако невозможно признавать благодатным иерархическое значение протестантских ординаций. Вопрос о действительности англиканской иерархии обсуждается право­ славными богословами уже более ста лет192. Допущение Англи­ канской Церковью женского священства, и даже посвящение женщин во епископы, лишает этот богословский вопрос вся­ кой актуальности. До сих пор официально не признана нашей Церковью действительность старообряднической иерархии обо­ их толков: белокриницкого и новозыбковского. Что касается рукоположений, совершаемых в таких новейших отделениях от Православной Церкви, как греческие старостильники или русские зарубежники (карловчане), то решения об их призна­ нии принимаются Священноначалием соответствующих Поме­ стных Церквей. Русская Церковь принимает в сущем сане епископов и клириков, хиротонисанных в Зарубежной Церк­ ви, если рукоположенный не был ранее клириком Московско­ го Патриархата и если он не был посвящен для служения на канонической территории Русской Церкви. Но наша Церковь в свое время не признала и не признает действительности об­ новленческих посвящений, «рукоположений» у самосвятов и иных украинских автокефалистов, в так называемой «Русской свободной церкви» и других подобных им бесчинных схизма­ тических и еретических образованиях .

Еще одним условием действительности поставления со сто­ роны лица, совершающего ее, является пребывание его у церковной власти. В древности хорепископы, как не вполне самостоятельные архиереи, могли рукополагать лишь по по­ ручению правящего епископа (13-е прав. Анкир. Соб.; 10-е прав. Антиох. Соб.; 14-е прав. VII Всел. Соб.). В наше вре­ мя это правило применяется в отношении викарных архиере­ ев и епископов, ушедших на покой .

Епархиальный архиерей вправе преподать хиротонию лишь лицам, находящимся в его юрисдикции, — клирикам своей епархии (15-е прав. Сард. Соб.; 9, 10-е прав. Карф .

190 II. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ Соб.). Епископ может совершать рукоположения только в пределах своей епархии и для служения в ней. Апостольское 35-е правило гласит: «Епископ да не дерзает вне пределов своея епархия творити рукоположения во градех и в селех, ему не подчиненных. Аще же обличен будет, яко сотвори сие без согласия имеющих в подчинении грады оные или села, да будет извержен и он, и поставленнии от него». О том ж е идет речь во 2-м правиле II Вселенского Собора, в 13-м и 14-м правилах Антиохийского Собора .

Рукоположение в епископскую степень, согласно 1-му

Апостольскому правилу, совершается Собором архиереев:

«Епископа да поставляют два или три епископа». Вопреки этому канону, в Католической Церкви папа усвояет себе пра­ во единолично рукополагать епископов. Это представляет со­ бой, по сути дела, implicite (скрытое) притязание на то, что папство — иная степень, высшая относительно епископской .

Пресвитера и диакона поставляет один епископ: «Прес­ витера и диакона и прочих причетников да поставляет един епископ» (2-е Апост. прав.) .

20.4. Условия действительности акта поставления. При совершении самого акта хиротонии требуется, чтобы, во-первых, он осуществлялся в храме, в алтаре, в собрании моля­ щегося народа, который призван свидетельствовать о рукопо­ лагаемом при самом его поставлении. Ныне это свидетельство выражается символически — пением слова «аксиос» хором от лица народа .

Второе условие действительности хиротонии заключается в том, чтобы она совершалась в определенном порядке: от низ­ ших степеней к высшим, чтобы никто не поставлялся на высшую степень, минуя низшую. Срок пребывания на каж ­ дой из иерархических степеней не определен в канонах. Вме­ сте с тем в них предусмотрено, чтобы кандидат на более высокую степень успел обнаружить способность к занятию ее достойным исполнением своего служения на низшей степени (10-е прав. Сард. Соб.; 17-е прав. Двукр. Соб.) .

Вальсамон в толковании на 17-е правило Двукратного Со­ бора отмечал: «...рукоположение на каждую степень по необ­ ходимости (то есть по нужде) должно совершаться через 7 дней». Практике, однако, известны случаи, когда срок про­ хождения служения на низшей степени перед рукоположени­ ем на высшую был меньше (особенно часто — при посвяще­ нии диакона в пресвитеры) .

20. ИЕРАРХИЯ. ДОСТАВЛЕНИЕ КЛИРИКОВ

Хиротония действительна, если она связана с назначением на определенное место, к определенной церкви — это третье условие. В Православной Церкви не допускается так называ­ емое абсолютное рукоположение, дающее сан без определен­ ного места служения .

6-е правило Халкидонского Собора гласит: «Решительно никого, ни во пресвитера, ни во диакона, ниже в какую сте­ пень церковнаго чина, не рукополагати иначе, как с назна­ чением рукополагаемаго именно к церкви градской, или сельской, или к мученическому храму, или к монастырю. О рукополагаемых же без точнаго назначения Святый Собор определил: поставление их почитати недействительным и нигде не допускати их до служения, к посрамлению поставившаго их» .

Вопреки ясному смыслу этого канона, в Католической Церкви абсолютные поставления (ordinationes absolutes) ста­ ли нормой при хиротонии пресвитеров и диаконов, а в отно­ шении епископов аналогией абсолютных поставлений являет­ ся рукоположение в епископы in partibus infidelium (в стра­ ны неверных), иными словами, в епархии, которых нет и которые лишь предстоит образовывать в нехристианских странах. При этом весьма широко употребляются титулы го­ родов, где в прошлом существовали, но впоследствии исчез­ ли епископские кафедры вместе с самими христианскими общинами, например, городов Древней Африканской Церкви .

Аналогичный характер имеет у нас употребление титулов:

Сурожский, Корсунский .

Четвертое условие, касающееся самого акта хиротонии, — это ее неповторяемость. Рукоположение, единожды правиль­ но совершенное, не повторяется ни при каких условиях .

Повторение его означало бы отрицание действительности ра­ нее совершенной хиротонии .

В 68-м Апостольском правиле сказано: «Аще кто епископ, или пресвитер, или диакон, приемлет от кого-либо второе рукоположение, да будет извержен от священнаго чина, и он и рукоположивый; разве аще достоверно известно будет, что от еретиков имеет рукоположение. Ибо крещенным, или ру­ коположенным от таковых, ни верными, ни служителями Церкви быти не возможно» .

Зонара, толкуя это правило, писал: «О двукратном руко­ положении можно различно думать. Ибо рукополагаемый второй раз ищет второго рукоположения или потому, что 192 II. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ осуждает рукоположившего его в первый раз, или потому, что от рукоположившего его во второй раз надеется принять некую большую благодать Духа и освятиться, так как име­ ет в него веру, или, может быть, оставив священство, опять рукополагается как бы сначала, и по другим причинам. Ка­ ким бы образом ни сделал это, но и дважды рукоположен­ ный и рукоположивший его подлежит извержению, исклю­ чая того случая, если первое рукоположение было от ерети­ ков, ибо ни крещ ение еретиков не может никого сделать христианином, ни рукоположение их не сделает клириком .

И так, рукоположенных еретиками вновь рукополагать нет опасности» .

Непременным условием действительности рукоположения во епископа является то, что оно не должно совершаться на место архиерея, законно занимающего кафедру .

Второй Вселенский Собор отверг действительность хирото­ нии некоего Максима Киника на Константинопольскую к а­ федру, занятую святым Григорием Богословом. 4-е правило этого Собора гласит: «О Максиме Кинике и о произведенном им безчинии в Константинополе: ниже Максим был, или есть епископ, ниже поставленные им на какую бы то ни было степень клира, и соделанное для него, и соделанное им, все ничтожно» .

Зонара так писал об обстоятельствах, подвигших отцов Собора изречь это правило: «Этот Максим был египтянин, философ, циник. Циниками эти философы назывались за их наглость, дерзость и бесстыдство. Пришедши к великому отцу Григорию Богослову и быв оглашен, он был крещен .

Потом был причислен и к клиру, и совершенно приближен к сему святому отцу, так что и пищу имел с ним вместе. Но возжелав архиерейского престола в Константинополе, он по­ сылал деньги в Александрию и оттуда призывает епископов, которые должны были рукоположить его в архиерея Кон­ стантинопольского при содействии одного из самых близких к Богослову. Когда они были уже в церкви, однако же преж­ де совершения посвящения, верные об этом узнали и их про­ гнали. Но и по изгнании они не успокоились, а удалившись в дом одного музыканта, там рукоположили Максима, хотя он не извлек никакой выгоды из этого злодеяния, ибо не мог ничего и совершить. И так настоящим правилом он отлучен от Церкви собравшимися на II Собор святыми отцами, кото­ рые определили, что он не был и не есть епископ, потому

20. ИЕРАРХИЯ. ПОСТАВЛЕНИЕ КЛИРИКОВ

что был рукоположен незаконно, и что рукоположенные им не суть клирики. А напоследок, когда открылось, что он держится Аполлинариевых мнений, он был предан анафеме» .

Среди преступлений Максима Киника Зонара упоминает и симонию. Присутствие греха симонии при поставлении на священную степень, согласно канонам, является таким обсто­ ятельством, которое упраздняет действие благодати, делает рукоположение недействительным .

Апостольское 29-е правило гласит: «Аще кто, епископ, или пресвитер, или диакон, деньгами сие достоинство полу­ чит, да будет извержен и он, и поставивший, и от общения совсем да отсечется». О симонии идет речь и в Канонических посланиях Константинопольских Патриархов святых Генна­ дия и Тарасия. Из церковной истории известно, что в разные времена условием рукоположения считалось внесение пошли­ ны в казну Архиерейского дома. Подобная практика, очевид­ но, предосудительная, вызывала подчас обвинения в симо­ нии, но в строгом смысле слова о симонии здесь речь идти не должна, если само решение о рукоположении не мотиви­ руется размером пошлины, который устанавливается одина­ ковым для всех кандидатов на данную степень. Во всяком случае, такой вывод вытекает из церковно-судебной практи­ ки прошлого .

Согласно 30-му Апостольскому правилу, епископы, кото­ рые получили свой сан через мирских начальников, подвер­ гаются извержению и отлучению: «Аще который епископ, мирских начальников употребив, чрез них получит епископ­ скую в Церкви власть, да будет извержен и отлучен, и все сообщающиеся с ним». Апостольское 30-е правило не распро­ страняется, разумеется, на случаи санкционирования поставления на священные степени гражданской властью. Оно дей­ ствует лишь в отношении интриганов и карьеристов, ищ у­ щих содействия «мирских начальников» .

Вальсамон в толковании на 29-е и 30-е Апостольские пра­ вила пояснял: «Но может быть кто спросит, поелику 30-е правило упоминает об одном епископе, а равно и 29-е не упоминает об иподиаконах и чтецах, то как поступить, если кто сделается по ходатайству светского начальника пресвите­ ром, или диаконом, или иподиаконом, или чтецом? Решение:

и они должны подлежать извержению и отлучению на осно­ вании последних слов настоящего 30-го правила, где говорит­ ся, что не одни главные виновники зла извергаются и отлу­ 194 II. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ чаются, но и сообщники их». Аргументация не совсем убеди­ тельная, но вывод, бесспорно, верный. Нет разумных основа­ ний не распространять действие этого правила, направленно­ го против симонии, и на церковнослужителей .

В 25-м Апостольском правиле цитируется Библия: «...не отмстиши дважды за едино», воспрещающая двойное наказа­ ние за один грех. В данном случае извержение из сана вме­ сте с отлучением от церковного общения, казалось бы, слу­ жит примером отступления от этой нормы. Однако отступле­ ния нет. Дело не только в том, что симония представляет собой особо тяжкое преступление, подрывающее основы цер­ ковного строя, и потому совершивший его заслуживает самой суровой кары. Извержение из сана в этом случае само по себе не является наказанием, ибо покусившийся на приобре­ тение благодати священства через подкуп или интриги не получает этой благодати. Хиротония, совершаемая по отноше­ нию к симониату, ничтожна и недействительна с самого на­ чала. Настоящим же наказанием лжесвященнослужителя, в сущности, оставшегося мирянином, является отлучение его от церковного общения .

21. ТРЕБОВАНИЯ К КАНДИДАТУ СВЯЩЕНСТВА .

ПРЕПЯТСТВИЯ К ПОСВЯЩЕНИЮ

21.1. Неспособность к священству. Священнослужител являются духовными руководителями и наставниками наро­ да Божия. Поэтому кандидаты священства должны отличать­ ся глубиной и крепостью веры, высокими нравственными качествами, безупречной репутацией. Далеко не все христи­ ане могут быть рукоположены или поставлены в церковно­ служители. Необходимо, чтобы кандидаты священства отве­ чали определенным требованиям. Несоответствие их этим требованиям служит препятствием к священству .

Католическое право различает так называемую абсолют­ ную неспособность к посвящению (incapacitas) и неправиль­ ность (irregularitas), то есть недостаток, являющийся препят­ ствием к рукоположению, который, однако, допускает диспенсацию (отступление от неукоснительного соблюдения зако­ на) со стороны компетентной церковной власти. В случае абсолютной неспособности рукоположение недопустимо, а если оно фактически исполнено, то все равно признается не­ действительным, ничтожным. Этого, однако, нельзя безуслов­

21. ТРЕБОВАНИЯ К КАНДИДАТУ СВЯЩЕНСТВА. ПРЕПЯТСТВИЯ К ПОСВЯЩЕНИЮ

но утверждать и о рукоположении, совершенном при нали­ чии того или иного недостатка у рукополагаемого, расценен­ ном как «неправильность». В целом, различение этих двух основных видов препятствий принято и в православном цер­ ковном праве .

Совершенно неспособны к священству некрещеные лица и женщины. Некрещеные лица не являются членами Церкви, поэтому очевидно, что они не могут входить в состав ее иерархии. Что касается женщин, то, по слову Апостола Пав­ ла, «жены ваши в церквах да молчат; ибо не позволено им говорить, а быть в подчинении, как и закон говорит» (1 Кор .

14, 34). Это не значит, конечно, что женщины не могут при­ служивать в храме или петь на клиросе. Не устраняются женщины-прихожанки и от управления хозяйственными де­ лами в приходе, а также от службы в различных церковных учреждениях, не связанной со священнослужением. Что же касается диаконисс и пресвитерисс древности, то они, разу­ меется, не были лицами иерархическими .

21.2. Виды препятствий, допускающих диспенсацию. Не­ которые канонисты разделяют препятствия к священству на те, которые связаны с совершением кандидатом преступле­ ний, грехов (con culpa) и которые не связаны с виной или грехом (sine culpa). «Другой разряд канонических препят­ ствий, — отмечал А. С. Павлов, — имеет своим источником преступления или такие деяния члена Церкви, которые, если не с точки зрения уголовного, то с точки зрения каноничес­ кого права, должны быть признаны преступлениями. Сюда относятся: 1) отпадение от веры, не вынужденное муками (62-е Апост. прав.; 10-е прав. I Всел. Соб.; 3-е прав. Анкир .

Соб.); 2) ересь... (19-е прав. I Всел. Соб.; Каноническое посла­ ние Афанасия к Руфиану); 3) оскопление себя и других...;

4) все так называемые плотские грехи, состоящие в наруше­ нии седьмой заповеди Закона Божия (61-е Апост. прав.; 9-е, 10-е прав. Неокес. Соб.). Виновные и уличенные во всех этих преступлениях, по древним церковным правилам, подверга­ лись публичному покаянию. Отсюда общее каноническое по­ ложение: кто раз подвергся публичному церковному покая­ нию, тот навсегда устраняется от рукоположения в церковно­ иерархические степени»193 .

На практике различие между недостатками, например, нравственного порядка, и так называемыми недостатками веры, с одной стороны, и преступлениями — с другой, про­ 19 6 II. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ вести трудно, так как вторые невозможны без первых. Поэто­ му при классификации препятствий к священству их удобнее разделить таким образом: препятствия физического, духовно­ го и социального характера .

21.3. П репятствия физического характера. Среди них одни связаны с возрастом, а другие — с состоянием здоровья или телесными недостатками ставленника .

Для исполнения иерархического и даже причетнического служения необходимы зрелость ума, твердость убеждений, известный жизненный опыт, которые предполагают достиже­ ние определенного возраста .

Для поставления в диакона каноны устанавливают возраст 25 лет, а в пресвитера — 30 лет. Правило 14-е Трулльского Собора гласит: «...дабы во пресвитера прежде тридесяти лет не рукополагати, аще бы человек и весьма достоин был, но отлагати до уреченных лет. Ибо Господь Иисус Христос в тридесятое лето крестился и начал учити. Подобно и диакон прежде двадесяти пяти лет, и диаконисса прежде четыредесяти лет да не поставляется» .

В 15-м правиле того же Собора говорится: «Иподиакон да поставляется не прежде двадесяти лет возраста. Аще же кто, в какую бы то ни было священную степень, поставлен будет прежде определенных лет, да будет извержен» .

На практике, однако, и в древности, и в новое время от этого правила допускались и допускаются отступления. Во всяком случае, почти неизвестны факты применения санк­ ций, предусмотренных 15-м правилом Трулльского Собора .

Что касается возраста лиц, поставляемых во епископа, то каноны об этом умалчивают. Древние «Апостольские Поста­ новления» (11, 1) предусматривают для кандидата в еписко­ пы пятидесятилетний возраст. В Фотиев «Номоканон»

(Титул I. Гл. 23) внесено положение из 123-й новеллы Юсти­ ниана, которая устанавливает для кандидата на высшую иерархическую степень 35-летний возрастной ценз, а в ис­ ключительных случаях — 25-летний. Но церковной истории известны отступления от этой нормы, и даже весьма значи­ тельные. Имели место случаи поставления во епископа лиц, не достигших 20 лет194 .

О возрасте поставляемых в чин чтецов в канонах также ничего не говорится. Новелла 123-я Юстиниана, включенная в сокращении в «Номоканон», дозволяет ставить в чтецы восьмилетних детей. А Вальсамон в толковании на соответ­

21. ТРЕБОВАНИЯ К КАНДИДАТУ СВЯЩЕНСТВА

ствующую главу «Номоканона» пишет о том, что иногда в чтецы ставили и трехлетних младенцев .

В синодальный период канонический возрастной ценз применялся только по отношению к ставленникам, не име­ ющим школьного духовного образования, выпускники же ду­ ховных школ поставлялись до достижения канонического возраста при отсутствии иных канонических препятствий .

По ныне действующему «Уставу Русской Православной Цер­ кви» в диаконы и пресвитеры можно посвящать по достиже­ нии гражданского совершеннолетия (то есть в 18 лет), а кан­ дидаты епископства должны быть не моложе 30 лет. Анало­ гичные положения содержались и в предыдущем «Уставе»

1988 года .

Физические недостатки и недуги сами по себе не могут служить препятствием к посвящению. Препятствием являю т­ ся лишь те телесные недостатки, которые затрудняют священнослужение. Апостольское правило 77-е гласит: «Аще кто лишен ока или в ногах поврежден, но достоин быти епископ, да будет. Ибо телесный недостаток его не оскверняет, но душевная скверна». А в 78-м Апостольском правиле говорит­ ся: «Глухий же и слепый да не будет епископ, не аки бы ос­ квернен был, но да не будет препятствия в делах церков­ ных». Как отмечал А. С. Павлов, «по смыслу этого общего правила должны быть разрешаемы вопросы о безруких, без­ ногих, одержимых падучею или неизлечимою душевною болезнию»195 .

Что касается скопцов, то согласно 1-му правилу I Вселен­ ского Собора, «аще у кого в болезни врачами отъяты члены или кто варварами оскоплен, таковый да пребывает в клире .

Аще же, будучи здрав, сам себя оскопил, такового, хотя бы и к клиру причислен был, надлежит исключити» .

По толкованию Зонары, «оскопившим самого себя называ­ ется не только тот, кто собственными руками отсек этот член, но и тот, кто добровольно и без принуждения отдает себя другому на оскопление» .

На основании 79-го Апостольского правила в клир не до­ пускаются лица, страдающие душевной болезнью: «Аще кто демона имеет, да не будет принят в клир, но ниже с верны­ ми да молится. Освободясь же, да принят будет с верными, и аще достоин, то и в клир» .

Католическое право расширительно толкует условия руко­ положения, связанные с телесными недостатками, запрещая 19 8 II. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ посвящать горбатых, хромых, карликов, лиш енных левого глаза (так называемого «канонического глаза» — oculus сапоnicus), а также указательного пальца правой руки .

21.4. Препятствия духовного характера. Они связаны либ с недостатками веры у ставленника, либо с его нравственны­ ми пороками, либо, наконец, с отсутствием необходимых знаний .

Вера кандидата священства должна быть строго православ­ ной, глубокой, твердой, деятельной. О недостатке твердости в вере свидетельствуют случавшиеся прежде отпадения от Церк­ ви.

Поэтому в 10-м правиле I Вселенского Собора говорится:

«Аще которые из падших произведены в клир, по неведению или со сведением произведших, сие не ослабляет силы прави­ ла церковнаго. Ибо таковые, по дознании, извергаются от священнаго чина». По толкованию Зонары, «не должно произво­ дить во священство тех, которые отверглись от Господа наше­ го Иисуса Христа и потом покаялись. Ибо каким образом может быть священником тот, кто во всю жизнь не удостаи­ вается Святых Таин, разве только при смерти» .

В наше время, естественно, было бы неразумно рассматри­ вать как вероотступника в прошлом человека, который, буду­ чи крещенным в детстве, религиозного воспитания не полу­ чил и до своего сознательного обращения жил вне церковно­ го общения .

Тщательному рассмотрению подлежат те кандидаты свя­ щенства, которые обратились в Православие из ереси или раскола. В 19-м правиле I Никейского Собора о бывших павлианах говорится, что они, «явясь беспорочными и неукориз­ ненными, по перекрещении, да будут рукоположены» .

Недостаток веры естественно предполагать и в том, кто обратился к ней в исключительных обстоятельствах, напри­ мер, из-за страха смерти в случае тяжкой болезни — в так называемых «клиниках». Однако в случаях с «клиниками»

речь идет не о безусловном запрете рукоположения. Правило 12-е Неокесарийского Собора гласит: «Аще кто в болезни просвещен крещением, то не может произведен быти во пре­ свитера: ибо вера его не от произволения, но от нужды; раз­ ве токмо ради после открывш ияся добродетели и веры, и ради скудости в людях достойных». Поскольку «клиников»

крестили обыкновенно обливательным крещением, в наше время в церковно невежественной среде возникло совершен­ но превратное представление о том, что сам обливательный

21. ТРЕБОВАНИЯ К КАНДИДАТУ СВЯЩЕНСТВА

способ крещения составляет уже препятствие к посвящению .

Совершенно иная мотивировка препятствия, усматриваемого для посвящения «клиников», сформулирована в самом 12-м правиле Неокесарийского Собора. Надо такж е заметить, что в настоящее время, когда крещение и детей и взрослых со­ вершается при самых разных обстоятельствах, едва ли умест­ но буквальное соблюдение нормы, содержащейся в данном каноне, чего, разумеется, нет и на практике .

Наконец, недостаток веры предполагается и в новообращен­ ных — неофитах. Апостол Павел писал Тимофею о епископе, что тот «не должен быть из новообращенных, чтобы не возгор­ дился и не подпал осуждению с диаволом» (1 Тим. 3, 6) .

Апостольское правило 80-е гласит: «От языческаго ж ития пришедшаго и крещеннаго, или от порочнаго образа жизни обратившагося, несть праведно вдруг производити во еписко­ па. Ибо несправедливо еще не испытанному быти учителем других: разве только по благодати Божией сие устроится» .

Согласно 2-му правилу I Вселенского Собора, эта норма рас­ пространяется и на пресвитеров, а в соответствии с 3-м пра­ вилом Лаодикийского Собора — на все священство вообще:

«Недавно крещенных не подобает производити в чин священ­ нический» .

Недостаток твердости христианской веры можно подозре­ вать и в том, кто не смог обратить всех своих домашних, ибо, по слову Апостола Павла, епископом можно ставить того, кто «детей имеет верных» (Тит. 1, 6). Канон 45-й Кар­ фагенского Собора гласит: «Епископы, и пресвитеры, и диа­ коны не прежде да поставляются, разве когда всех в доме своем соделают православными христианами» .

Вера ставленника должна выражаться в его жизни и де­ лах. Вера без дел мертва — учит Апостол Иаков (Иак. 2, 17).

Поэтому 12-е правило Лаодикийского Собора требует:

«Епископов... поставляти на церковное начальство... таких, которые с давняго времени испытаны и в слове веры, и в житии, сообразном правому слову» .

Тяжкие грехи, виновные в которых в Древней Церкви под­ лежали публичному покаянию, составляют препятствие к свя­ щенству, даже если они совершены были однократно. К таким грехам относятся убийство, кража, гробокопательство, свято­ татство (б-е прав. Григ. Нисск.); блуд, прелюбодеяние, содо­ мия. Церковные правила не допускают в клир даже неволь­ ных убийц (43-е прав. Вас. Вел.; 5-е прав. Григ. Нисск.) .

20 0 II. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ Апостольское правило 61-е гласит: «Аще верный обвиняем бу­ дет в любодействе, или в прелюбодействе, или во ином каком запрещенном деле, и обличен будет, да не вводится в клир» .

От служителей Церкви требуются смирение, миролюбие, кротость. Апостол Павел учит: «Епископ должен быть непо­ рочен, как Божий домостроитель, не дерзок, не гневлив, не пьяница, не бийца, не корыстолюбец, но страннолюбив, лю­ бящий добро, целомудрен, справедлив, благочестив, воздер­ жан» (Тит. 1, 7-8). В отличие от таких грехов, как убийство или блуд, в данном случае препятствием к поставлению яв­ ляется не единократное совершение действий, за которые можно справедливо укорить в гневе, корыстолюбии или иных подобных пороках, но когда это страсть, от которой не осво­ бодился кандидат священства .

Согласно 14-му п равилу. Василия Великого, ростовщик только в том случае может быть принят в клир, «аще восхощет неправедную корысть истощити на нищих, и впредь от недуга любостяжания свободен быти» .

От кандидата священства требуется учительность, умение наставлять пасомых. В Послании к Титу сказано Апостолом, что епископ должен быть «силен и наставлять в здравом учении, и противящихся обличать» (Тит. 1, 9). А для этого нужны основательная подготовка, твердое знание вероучения .

Правило 2-е VII Вселенского Собора требует от кандидатов во епископы твердое знание Псалтири, а также хороший на­ вык в чтении Священного Писания и канонов. Требования относительно богословских познаний епископов, выраженные в данном правиле, невысоки. Вальсамон объяснял это в сво­ ем толковании на рассматриваемое правило трудными обсто­ ятельствами, в которых ж ила Православная Церковь в ико­ ноборческую эпоху, предшествовавшую созыву VII Вселенско­ го Собора .

В синодальный период в Русской Церкви ставленниками на степени диаконов и пресвитеров были у нас, главным об­ разом, выпускники духовных семинарий, а кандидатами во епископы — кандидаты богословия .

Кандидаты священства в основном готовятся у нас в ду­ ховных школах. Духовные учебные заведения — как выс­ шие, так и средние — состоят, согласно ныне действующему «Уставу Русской Православной Церкви», под начальственным наблюдением Патриарха, осуществляемым через Учебный ко­ митет. При этом канонически они входят в юрисдикцию со­

21. ТРЕБОВАНИЯ К КАНДИДАТУ СВЯЩЕНСТВА

ответствующего епархиального архиерея. Духовные учебные заведения учреждаются решением Священного Синода по представлению правящего архиерея, поддержанному Учебным комитетом .

В «Уставе» содержится такж е положение о том, что «в случае принятия духовным учебным заведением решения о выходе из иерархической структуры и юрисдикции Русской Православной Церкви, духовное учебное заведение лишается подтверждения о принадлежности к Русской Православной Церкви, что влечет прекращение деятельности духовного учеб­ ного заведения как религиозной организации Русской Право­ славной Церкви и лишает его права на имущество, которое принадлежало духовному учебному заведению на правах соб­ ственности, пользования или на иных законных основаниях, а также права на использование в наименовании названия и символики Русской Православной Церкви» (XIII. 6)196 .

Система духовных школ Русской Церкви включает в на­ стоящее время 5 духовных академий (Московскую, СанктПетербургскую, Киевскую, Белорусскую и Кишиневскую), более 30 семинарий, более 30 духовных училищ, несколько пастырских курсов, а такж е Свято-Тихоновский Православ­ ный Богословский институт .

В настоящее время, после многих десятилетий гонений на Церковь, необходимость заставляет подчас поставлять на свя­ щенные степени и лиц, не получивших специального бого­ словского образования, впрочем, не без соответствующего испытания их на знание догматов, основных канонов и бого­ служебного устава .

21.5. Препятствия социального характера. Одни из них касаются семейного положения ставленника, другие — его обязанностей перед государством, третьи — обязанностей пе­ ред частными лицами, четвертые — профессии, пятые — репутации .

В отличие от католического права, православное церковное право не признает незаконнорожденность препятствием к рукоположению. В 8-м правиле святого Никифора Исповед­ ника, которое помещено в «Пидалионе» и «Афинской синтаг­ ме», сказано: «Дети, рожденные от наложниц или второбрач­ ных или третьебрачных, если проводят жизнь достойную свя­ щенства, могут быть священнослужителями» .

Поэтому неосновательно суждение Н. С. Суворова, кото­ рый считал, что в «восточном каноническом праве требова­ 20 2 И. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ ние от посвящаемого законнорожденности» всего лишь «не высказано с такой ясностью, как в западном»197. В восточном церковном праве такого требования не существует вовсе .

Вместе с тем, не принимая во внимание происхождение рукополагаемого, Церковь предъявляет строгие требования, касающиеся его поведения в браке. Церковные законы не допускают в клир второбрачных. «Кто по святом крещении двумя браками обязан был, или наложницу имел, тот не может быти епископ, ни пресвитер, ни диакон, ниже вооб­ ще в списке священнаго чина», — гласит 17-е Апостольское правило .

При этом, разъясняя данный канон, Зонара отмечал: «Мы веруем, что Божественная баня святого крещения омывает всякую скверну, которою крещенные были осквернены преж­ де крещения, и никакой грех, соделанный кем-либо прежде крещения, не препятствует крещенному быти произведенным в священство. Но кто после крещения совершит блуд, или вступит в два брака, тот признается недостойным никакой степени священства» .

Требование безусловной моногамии Церковь предъявляла к кандидатам священства издревле.

Александрийский Патриарх святой Иоанн Милостивый в 641 году в ответ второбрачному богачу, обещавшему в благодарность за посвящение его в ди­ аконы пожертвовать большую сумму на голодающих, сказал:

«Лучше погасить солнце, чем нарушить Божественный за­ кон». А Киевский митрополит Петр (Могила) в 1663 году ответил ш ляхтичам, просившим не лиш ать второбрачных сана: «Я не смог бы это сделать, если бы это сказал и ангел с неба»198 .

Поскольку от ставленника требуется абсолютная монога­ мия, даже брак с вдовой или женщиной, оставленной своим мужем, то есть так называемая пассивная бигамия, составля­ ет препятствие к священству. Апостольское правило 18-е гла­ сит: «Вземший в супружество вдову, или отверженную от супружества, или блудницу, или рабыню, или позорищную (актрису. — В. Ц.) не может быти епископ, ни пресвитер, ни диакон, ниже вообще в списке священнаго чина» .

Не допускаются к хиротонии и лица, продолжающие сожи­ тие с женою, уличенной в прелюбодеянии: «Аще жена некое­ го мирянина, прелюбодействовав, обличена будет в том явно, то он не может приити в служение церковное. Аще же по рукоположении мужа впадет в прелюбодейство, то он должен

21. ТРЕБОВАНИЯ К КАНДИДАТУ СВЯЩЕНСТВА

развестися с нею. Аще же сожительствует, не может касатися служения, ему порученнаго» (8-е прав. Неокес. Соб.) .

Брак кандидата священства должен быть не только моно­ гамным, но также беспорочным и в других отношениях. На основании 19-го Апостольского правила возбраняется священ­ ство вступившим в брак с близкой родственницей — племян­ ницей. А 36-е (45-е) правило Карфагенского Собора не допус­ кает к рукоположению лиц, связанных браком с нехристианками и вообще с неправославными женами .

Все эти требования относятся лишь к низшим клирикам, диаконам и пресвитерам, ибо для епископов, согласно 13-му правилу Трулльского Собора, обязательным является без­ брачие .

В Католической Церкви со времен папы Григория VII все клирики связаны обетом безбрачия. Впрочем, в Римской Церкви целибат утвердился в древности, когда она еще хра­ нила единство со Вселенским Православием, хотя обязатель­ ность его и отвергается канонами (13-е прав. Трулл. Соб.) .

Кандидат священства должен быть свободен от исполнения таких обязанностей перед государством, которые несовмести­ мы со священнослужением .

Согласно 81-му Апостольскому правилу, не дозволяется епископам или пресвитерам заниматься «делами народного управления», а 83-е Апостольское правило гласит: «Епископ, или пресвитер, или диакон, в воинском деле упражняющий­ ся и хотящий удержати обое, то есть римское начальство и священническую должность, да будет извержен из священно­ го чина. Ибо Кесарева Кесареви, и Божия Богови» .

В древности, когда существовало рабство, рабам тоже воз­ бранялось священство (82-е Апост. прав.), а уже в новое вре­ мя и крепостные не допускались до рукоположения. Не мо­ гут быть кандидатами священства и лица, лишенные свобо­ ды по судебным приговорам .

Кандидатами священства не могут быть лица, занятые профессиями, которые признаются недостаточно почтенными в обществе: ростовщики (14-е прав. Вас. Вел.; 6-е прав. Григ .

Нисск.), актеры (55-е прав. Карф. Соб.), содержатели игор­ ных домов .

Клирики непременно должны иметь добрую репутацию, и не только у верных. По слову Апостола Павла, «надлежит ему (епископу) такж е иметь доброе свидетельство от внеш ­ них, чтобы не впасть в нарекание и сеть диавольскую»

204 И. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ (1 Тим. 3, 7). Иными словами, если кандидат священства хотя бы и несправедливо в общественном мнении приобрел дурную репутацию, в этом нельзя не усматривать препят­ ствия к рукоположению, по меньшей мере, для служения в той местности, где его несправедливо подозревают в соверше­ нии неблаговидных поступков .

Все перечисленные выше препятствия к рукоположению, за исключением двух, касающихся крещения и пола, не имеют безусловного значения. Поэтому в случае необходимо­ сти, вызываемой часто недостатком безукоризненных канди­ датов священства, или ввиду выдающихся качеств кандида­ та, имеющего некое препятствие, законной церковной влас­ тью могут быть допущены диспенсации (отступления от об­ щих правил) .

21.6. И спытания кандидатов. Не о всех препятствиях рукоположению того или иного лица может быть известно .

Поэтому каноны предписывают подвергать ставленников предварительному испытанию: либо публично, в присутствии всей общины (7-е прав. Феоф. Алекс.), либо тайно, через исповедь, которая совершается перед рукоположением (9-е прав. Неокес. Соб.; 9-е прав. I Всел. Соб.) .

Для ставленнической исповеди назначаются особые духов­ ники, которые свидетельствуют перед архиереем об отсут­ ствии у кандидата канонических препятствий к священству .

Если же после исповеди обнаружатся пороки, не открытые духовнику, то в зависимости от их тяжести, рукоположен­ ный, согласно канонам, подлежит либо извержению из сана, либо запрещению священнодействовать (2, 9, 10-е прав .

I Всел. Соб.; 9-е прав. Неокес. Соб.) .

О достоинстве кандидата священства свидетельствует и церковный народ. В чине хиротонии иподиакон, прежде чем ввести ставленника в алтарь, обращается к народу со словом «повелите». Народ же, в лице хора, пением «аксиос» свиде­ тельствует достоинство рукоположенного, хотя, конечно, ныне это только литургические символы .

Испытание ставленника для выявления наличия у него знаний, необходимых для служения, производится либо архи­ ереем, либо специально назначенным на то экзаменатором .

Ставленник во епископа в чине наречения торжественно исповедует православные догматы, являя тем самым перед сонмом епископов, клириков и народом чистоту своей веры .

22. ПРАВИТЕЛЬСТВЕННАЯ ИЕРАРХИЯ КЛИРИКОВ

22. ПРАВИТЕЛЬСТВЕННАЯ ИЕРАРХИЯ КЛИРИКОВ

22.1. П равительственная иерархия епископской степени .

Сакраментально лица, принадлежащие к одной и той же сте­ пени, равны между собой. В слове, которое Патриарх Сергий произнес при своем наречении во епископа, он сказал: «Само епископское служение в его сущности... всегда и всюду оста­ ется одним и тем же апостольским служением, совершается ли оно в великом Царьграде или в ничтожном Сасиме»199 .

Однако, будучи равными на уровне сакраментальном, епископы, а также пресвитеры и диаконы могут различаться по объему полномочий и месту, занимаемому в диптихах или перед престолом. Различие священнослужителей по этому признаку называется правительственной иерархией .

Так, носители высшей епископской степени священства, как члены правительственной иерархии, могут носить сан, или титул пап, патриархов, католикосов, экзархов, примасов, митрополитов, архиепископов и хорепископов .

Появление каждого из этих титулов связано с той или иной территориальной областью, входящей в систему админи­ стративного деления Вселенской Церкви, хотя впоследствии различия между ними могли утратить обусловленность объе­ мом реальной правительственной власти, превратившись в титулярные отличия и преимущества, усвояемые либо епис­ копским кафедрам, либо лично занимающим их архиереям .

Исторически первым епископским титулом являлся сан митрополитов. Митрополиты были епископами первенствую­ щих городов провинций; под их председательством проходили епископские соборы. В 34-м Апостольском правиле о них го­ ворится так: «Епископам всякаго народа подобает знати перваго в них и признавати его яко главу...» Зонара в толковании на этот канон называет первенствующих епископов «архиере­ ями митрополии», а митрополиями на административном язы ­ ке Римской империи именовались центры провинций (по-гречески — епархий). Термин «митрополит» впервые упоминает­ ся в канонах I Никейского Собора. В конце 4-го правила ска­ зано: «Утверждати же таковыя действия в каждой области подобает ея митрополиту». Своеобразие устройства Африкан­ ской Церкви заключалось в том, что там только епископ са­ мого Карфагена был первоиерархом всей Поместной Церкви, а в митрополичьих округах первым был не епископ центрально­ го города провинции, а старейший по хиротонии .

206 II. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ Титул экзарха имеет длительную историю; в течение веков значение этого термина радикально менялось. Как пишет митрополит Сардийский Максим, «в истории употребления этого термина можно увидеть три стадии: 1) древнюю, когда экзарх был самостоятельным иерархом; 2) последующую, когда экзарх был только органом Патриаршей власти; и

3) новую, которая представляет собой, до некоторой степени, возвращение к первоначальному значению титула»200. На вто­ рой стадии титул экзарха не был непременно связан с епис­ копской степенью, его носителем могли быть пресвитеры, ди­ аконы и даже миряне .

Впервые в канонах рассматриваемый термин встречается в 6-м правиле Сардикийского Собора, но там он не имеет осо­ бого самостоятельного значения. В этом правиле ясно сказа­ но, что экзарх — это митрополит: «Экзарх области, разумею епископа митрополии» .

Что же касается употребления данного термина для обо­ значения титула (не митрополита), то оно связано с образо­ ванием более крупных, чем митрополичий округ, Поместных Церквей. Появление таких образований связано с развитием административного деления Римской империи, ибо процесс церковной централизации направлен был на то, чтобы приве­ сти церковную организацию в соответствие с тем новым ад­ министративным делением, которое сложилось в IV столетии .

При святом Константине Великом территориально империя была разделена на четыре префектуры: Галлию, Италию, Иллирик и Восток, самую обширную из всех. При этом две столицы империи — Рим и Константинополь (Новый Рим) — имели особый статус и не входили в префектуры. Префекту­ ры, в свою очередь, были разделены на диоцезы. Префекту­ ра Галлия включала в себя собственно Галлию, Британию, Испанию и Мавританию; Италия — помимо Италии, также Германию, Норик, Панонию, Далмацию, Эпир на западе Бал­ канского полуострова и Африку (со столицей в Карфагене);

Иллирик с центром в Фессалониках — Македонию, в кото­ рую входил также и юг Балканского полуострова, и Дакию .

В префектуру Восток входили следующие диоцезы: Азия (с центром в Ефесе), объединившая провинции, расположенные в юго-западной части Малой Азии; Понт со столицей в Кеса­ рии Каппадокийской, занимавш ий северо-восточную часть Малоазийского полуострова и Армянское нагорье; и Фракия (восточная оконечность Балканского полуострова с центром в

22. ПРАВИТЕЛЬСТВЕННАЯ ИЕРАРХИЯ КЛИРИКОВ

Ираклии), на территории которой находилась, не входя в нее административно, и новая столица империи — Константино­ поль, Сирия (со столицей Антиохией) и Египет с Ливией и Пентаполем (главный город — Александрия), а такж е Кипр .

Каждый диоцез включал в себя несколько провинций. Экзар­ хами (по-латыни — викариями) первоначально именовались не первоиерархи, а гражданские начальники диоцезов .

Впервые экзархов как иерархов, отличных от митрополи­ тов, упоминают отцы Халкидонского Собора в 9-м правиле:

«Аще же на митрополита области епископ или клирик име­ ет неудовольствие, да обращается или к экзарху великия об­ ласти, или к престолу царствующаго Константинополя» .

Исторически одни Экзархаты (А лександрийский, А нти­ охийский) действительно выросли в П атриархаты; другие, епископы которых чаще именовались экзархами, — Понтийский, А зийский и Ф ракийский (с кафедрами в Кесарии Каппадокийской, Ефесе и Ираклии), соединившись, состави­ ли новообразованный Константинопольский П атриархат .

Таким образом, титул экзарха утратил свое первоначальное значение. У нас Патриаршим Экзархом всея Украины име­ новался до 1990 года митрополит Киевский и Галицкий, как первый епископ особой части Русской Церкви — У кра­ инской Православной Церкви; а такж е архиереи, возглав­ лявш ие округа, состоявшие из нескольких зарубежных епархий. В настоящее время сан Патриаршего Экзарха Бе­ лоруссии имеет глава Белорусской Ц еркви, митрополит Минский и Слуцкий .

На Западе, в латиноязычной части Римской империи, эк ­ зархам соответствовали примасы. Этот титул употребляется там и поныне, обозначая главу Поместной национальной Церкви .

Отцы Карфагенского Собора в 48-м (39-м) правиле изрек­ ли: «Епископ перваго престола да не именуется экзархом иереев или верховным священником, или чем-либо подоб­ ным, но токмо епископом перваго престола (то есть, соб­ ственно примасом. — В. Д.)». На Востоке, однако, титул экзарха сохранился, несмотря на это правило .

По-другому древних экзархов именовали архиепископами. В Русской Православной Церкви сан, или титул архиепископов, как известно, ниже сана митрополита, но в некоторых других Церквах этот сан и ныне выше сана митрополита и усваива­ ется Предстоятелям автокефальных или автономных Церквей .

208 II. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ Впервые сан архиепископа появляется именно в этом зна­ чении — как титул Предстоятеля более крупного образова­ ния, чем церковная область, возглавляемая митрополитом;

иными словами, как равнозначный с титулом экзарха .

Ныне титул архиепископа имеют наряду с Патриаршим Предстоятели Церквей: Константинопольской, Грузинской (архиепископ Мцхетский и Тбилисский), Сербской (архиепис­ коп Печский) и Румынской (архиепископ Бухарестский) .

Но по преимуществу архиепископами стали именовать Предстоятелей автокефальных Церквей, которые не имели Патриаршего сана: Первоепископа Кипрской Церкви, еписко­ па Новой Ю стинианы, с которой преемственно связана Охридская архиепископия, и Болгарская П атриархия, хотя ныне титул архиепископа Новой Юстинианы носит как раз Предстоятель Кипрской Церкви. В настоящее время, помимо Предстоятеля издревле автокефальной Кипрской Церкви, сан архиепископа имеют Первосвятители автокефальных Эллад­ ской и Албанской Церквей. Причем в соответствии с древним значением титула Предстоятели Церквей в сане архиеписко­ па стоят выше по диптиху Предстоятелей с саном митропо­ лита. Впрочем, Предстоятели автокефальных Церквей: Чеш­ ских земель и Словакии, а такж е Православной Церкви в Америке, наряду с титулом митрополитов, имеют также ти­ тул архиепископов: первый — Пражского, а второй — Ва­ шингтонского .

Архиепископами титулуются ныне и Предстоятели авто­ номных Церквей: Синайской, Финляндской; глава Японской автономной Церкви, наряду с саном митрополита, имеет так­ же титул архиепископа Токийского .

Из истории Русской Церкви известно, что ее второй после святителя Михаила Предстоятель митрополит Леонтий в неко­ торых греческих памятниках именовался архиепископом, что в титулатуре Константинопольской Церкви обозначало более высокий сан, чем сан митрополита. Однако в дальнейшем Предстоятели Русской Церкви именовались уже только митро­ политами. При учреждении у нас Патриархии в ходе перего­ воров Патриарх Константинопольский Иеремия предлагал да­ ровать автокефальному Предстоятелю Русской Церкви сан архиепископа, со значением более высокого титула, чем мит­ рополичий, каким уже ранее обладали наши Первосвятители .

Между тем, уже в ранневизантийскую эпоху на Востоке, первоначально в Константинопольском Патриархате, титул

22. ПРАВИТЕЛЬСТВЕННАЯ ИЕРАРХИЯ КЛИРИКОВ

архиепископа стал употребляться и в ином значении. А рхи­ епископами начали титуловать епископов, чьи области, нахо­ дясь на территории митрополичьего округа, тем не менее, изымались из юрисдикции митрополита и переводились в прямую юрисдикцию Патриарха. Естественно, что такие ар­ хиепископы занимали в диптихах места ниже митрополичь­ их. Еще позже сан архиепископа становится уже только от­ личием кафедры или лично архиерея, не связанным ни с какими особыми властными полномочиями в сравнении с обычными епископами .

В Русской Церкви титул архиепископа впервые употребля­ ется в XII столетии, а именно применительно к Новгородским владыкам; впоследствии архиепископами стали также титуло­ ваться епископы других кафедр, в частности, Ростовской, Кру­ тицкой, позже Казанской. В Русской Церкви титул архиепис­ копа никогда не был связан с особыми административными полномочиями и является только почетным отличием. При этом наши архиепископы занимают по старшинству положе­ ние после митрополитов. В разные времена титул архиеписко­ па усваивался у нас архиереям на разных основаниях: либо в зависимости от ранга кафедры — так было по преимуществу в досинодальную эпоху, а также в отдельные периоды сино­ дальной эпохи (в XVIII столетии, после 1764 года — в зави­ симости от класса епархии); в другие периоды синодальной эпохи сан архиепископа являлся личным отличием архиерея .

Именно так обстоит дело в нашей Церкви в настоящее время .

На Западе, в Католической Церкви, титул архиепископа получил значение, идентичное с титулом древних митрополи­ тов и по существу вытеснил употребление титула митрополи­ та. Сан архиепископа Кентерберийского принадлежит главе Англиканской Церкви .

Что же касается Патриархов, то, как писал митрополит Сардийский Максим, «не все экзархи носили титул Патриар­ хов, а лишь те, которые стояли во главе главных диоцезов, епископы городов, которые были важнее других как полити­ ческие центры, либо ввиду исторических воспоминаний, как в случае с епископом Иерусалимским»201 .

Патриархов в древности было, как известно, пять: Р им ­ ский, Константинопольский, Александрийский, Антиохий­ ский и Иерусалимский. Но сначала первые епископы этих

Церквей именовались не Патриархами, а архиепископами:

Александрийские епископы — с первой половины IV века, 210 II. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ Римские — со второй. В эпоху Халкидонского Собора еще не существовало сана «Патриарх», во всяком случае, он не упо­ минается в канонах этого Собора. Патриарший титул полу­ чил распространение в VI столетии .

В каноническом своде впервые о нем идет речь в правилах

Трулльского Собора. Канон 7-й Трулльского Собора гласит:

«Диакону, аще бы имел и достоинство, то есть какую-либо церковную должность, не занимати места выше пресвитера, разве когда, представляя лице своего Патриарха или митро­ полита, прибудет во иный град для некоего дела...»

Слово «папа» в III веке было еще не титулом, а почетным званием, которое могло относиться к любому епископу. Одна­ ко со временем оно закрепилось как титул за епископами трех первых Престолов христианской Церкви, первенствовав­ ших до возвышения Константинополя на II Вселенском Собо­ ре, — Римским, Александрийским и Антиохийским. Что касается Римского епископа, то титул «папа» стал самым употребительным из многих его титулов, среди которых и горделивый «викарий Христа», и смиренный «раб рабов Божиих» («servus servorum Dei») .

Католикосами называли в древности предстоятелей Церк­ вей, находившихся за восточными границами Византийской империи. Первое упоминание титула католикоса относится к 410 году и связано с именем епископа Селевкии Вавилон­ ской, возглавлявшего христианскую Церковь в Персии и на­ ходившегося в зависимости от Антиохийского архиепископа (согласно 6-му канону I Никейского Собора), однако с очень ш ирокой автономией, поскольку из-за военных действий между Византией и Персией связи католикоса с Антиохий­ ской кафедрой были затруднены. После отпадения католикосата в несторианскую ересь католикосы усвоили себе еще и титул патриархов, притязая на полную автокефалию .

Кроме того, католикосами титуловались первоиерархи Ар­ мянской Церкви. После ее отпадения от Вселенского Правосла­ вия сан Католикоса усвоили себе Грузинские Первосвятители, зависимые от Антиохийской кафедры, но с середины VIII века фактически самостоятельные, хотя их автокефалию и не при­ знавали в Константинополе и Антиохии. В Армянской Церкви титул Католикоса стал более высоким, чем патриарший .

Происхождение титула хорепископа (сельского епископа) связано с появлением в середине II века (сначала на Западе, в Италии) христианских общин вне городов, в местах, уда­

22. ПРАВИТЕЛЬСТВЕННАЯ ИЕРАРХИЯ КЛИРИКОВ

ленных от городских стен. Христианам этих мест было за­ труднительно участвовать в воскресных богослужениях в го­ родском храме. В эти удаленные места и назначались хорепископы, поскольку в ту пору христианские общины возглав­ лялись епископами, а пресвитеры только сослужили им. Со временем институт хорепископов начал терять свое значение, пока, наконец, хорепископы не были заменены периодевтами в пресвитерском сане .

В 13-м правиле Анкирского Собора сказано: «Не подобает хорепископам поставляти пресвитеров или диаконов...» Со­ гласно 14-му канону Неокесарийского Собора, хорепископы посвящались во образ не 12, а 70 Апостолов, «яко сослужители епископа» .

Тем не менее, хорепископы — это все-таки епископы, а не пресвитеры.

Правило 10-е Антиохийского Собора гласит:

«Святый Собор за благо разсуждал, чтобы состоящие в ма­ лых градах или селах предстоятели, или так именуемые хо­ репископы, знали свою меру, хотя бы они и по чину епис­ копства прияли рукоположение; чтобы они управляли токмо подчиненными им церквами и ограничивали ими свое попе­ чение и распоряжения; чтобы поставляли чтецов, иподиако­ нов и заклинателей и довольствовались производством токмо в сии чины, а поставляти пресвитера или диакона не дерза­ ли без воли сущаго во граде епископа, которому подчинен хорепископ и его округ» .

В конце IV века институт хорепископов исчезает из цер­ ковной жизни. Согласно 57-му правилу Лаодикийского Собо­ ра: «Не подобает в малых градах и селах поставляти еписко­ пов, но периодевтов; а поставленным уже прежде ничего не творити без воли епископа града. Такожде и пресвитерам ничего не творити без воли епископа» .

В новое время институт викарных епископов явился, отча­ сти, повторением древнего хорепископства, хотя они не тож­ дественны .

В течение веков значение епископских титулов менялось .

В Русской Церкви, где нет и никогда не было митрополичь­ их округов, только Патриарх по своим властным полномочи­ ям отличается от прочих архиереев. Другие же титулы: мит­ рополит, архиепископ — являются у нас исключительно по­ четными отличиями .

22.2. Правительственная иерархия пресвитерской степени .

Существуют различные степени правительственной иерархии 21 2 II. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ и для пресвитеров. В Русской Церкви ныне есть священни­ ки, протоиереи и протопресвитеры; в монашестве — иеромо­ нахи, игумены и архимандриты .

Сан протоиерея в Русской Церкви в синодальный период был почти во всех случаях сопряжен с настоятельством в соборном, реже — в приходском храме. Но жаловалось это звание все-таки не как принадлежность должности, а ввиду личных заслуг. Сану протоиерея предшествовало звание про­ топопа, вышедшее из употребления в начале XIX века. Про­ топопы обыкновенно занимали должности благочинных или председателей уездных духовных правлений. В настоящее время в связи со значительным увеличением числа протоие­ реев носители этого сана часто не являются даже настоятеля­ ми приходов .

Высший сан пресвитера в Русской Церкви — протопресвитерский. Этот сан всегда был и остается сопряженным с высо­ кими церковными должностями, хотя, имея как титул посто­ янный характер, он, естественно, сохраняется за награжден­ ным этим отличием священником, когда тот ввиду ухода на покой или по другой причине перестает исполнять протопресвитерскую должность. В синодальный период у нас было четы­ ре протопресвитерских должности: настоятеля Большого при­ дворного собора в Санкт-Петербурге, который одновременно был протопресвитером Московского Благовещенского собора, духовником императорской семьи и начальствовал над при­ дворным духовенством, а также, одно время, над духовенством гвардейских и гренадерских полков; протопресвитера армии и флота, начальствовавшего над военным и морским духовен­ ством, на которого впоследствии возложено было также управ­ ление духовенством гвардейских и гренадерских полков. Этот титул носили также настоятели Московских кремлевских собо­ ров: Успенского и Архангельского. В наше время сан прото­ пресвитера принадлежит настоятелю Патриаршего собора .

22.3. Правительственная иерархия диаконской степени. В диаконской степени, кроме собственно диаконов, мы знаем также протодиаконов и архидиаконов. В синодальный пери­ од сан протодиакона у нас жаловался главным диаконам кафедральных соборов, а такж е диаконам дворцовых церк­ вей. В иных случаях этим титулом награждали, хотя и край­ не редко, ввиду исключительных личных заслуг. Ныне зва­ нием протодиакона могут быть награждаемы и диаконы при­ ходских храмов .

22. ПРАВИТЕЛЬСТВЕННАЯ ИЕРАРХИЯ КЛИРИКОВ

Архидиакон — высший титул диаконской степени. Перво­ начально, в IV столетии, этот титул присваивался первому диакону кафедрального собора епархии. В ту эпоху архидиа­ кон, помимо участия в совершении богослужения, исполнял обязанности, связанные с попечением о бедных. В следующем столетии на архидиаконов стали также возлагаться админист­ ративные обязанности: управление хозяйством епархии, надзор над низшими клириками, представительство епископа на Со­ борах, отправление по поручению епископа судебных полномо­ чий. Нередко преемником почившего епископа избирался ар­ хидиакон, над которым, разумеется, после этого совершалось последовательно две хиротонии: во пресвитера и сразу потом во епископа. Такое преемство имело место часто и на важней­ ших кафедрах, таких, как Римская или Александрийская .

Как церковные администраторы, архидиаконы возвыси­ лись над пресвитерами, что стало со временем рассматривать­ ся как злоупотребление. В связи с этим Трулльский Собор издал 7-е правило, в котором воспретил диакону «аще бы имел и достоинство, то есть какую-либо церковную долж­ ность, занимати места выше пресвитера, разве когда, пред­ ставляя лице своего патриарха или митрополита, прибудет во иный град для некоего дела». Злоупотребление, которое пре­ секали отцы Трулльского Собора, совершали, очевидно, чаще других именно архидиаконы. В конце VII столетия в Гречес­ ких Церквах повсеместно исчезает употребление этого титу­ ла, остается только архидиакон в Константинополе .

В Русской Православной Церкви сан архидиакона употреб­ ляется с двумя разными значениями: он принадлежит перво­ му диакону Патриаршего собора (в синодальную эпоху — первому диакону первенствующего в Российской Церкви Ус­ пенского собора Московского Кремля); кроме того, сан архи­ диакона является наградой для монашествующих диаконов (иеродиаконов), аналогичной сану протодиакона для диаконов из белого духовенства. Архидиакон Патриаршего собора зани­ мает первое место среди диаконов Русской Православной Церкви, старшинство среди монастырских архидиаконов и протодиаконов устанавливается в зависимости от их должно­ стей и старшинства по хиротонии. В отношении титулатуры архидиаконы, как и протодиаконы, имеют преимущество даже и перед священниками, не имеющими сана протоиерея или игумена. Им принадлежит титул Высокопреподобия, в то время как священникам — только Преподобия. По своему 214 И. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ богослужебному облачению архидиаконы, не отличаются от протодиаконов, награжденных правом ношения камилавки, то есть им усвоены камилавка и двойной орарь .

Между тем на Западе в IX столетии архидиаконами были приобретены исключительно широкие полномочия: они стали осуществлять там полноту юрисдикции в округах, на кото­ рые были разделены епархии, — так называемые архидиа­ конства, являясь своего рода викариями епископов, и, несом­ ненно, занимая, как церковные администраторы и судьи, более высокое положение, чем пресвитеры. В X I-X II веках архидиаконы стали самыми влиятельными прелатами в Като­ лической Церкви, соперничая уже с епископами. В своих ок­ ругах они пытаются свести до минимума или вовсе исклю­ чить юрисдикцию епископа. Реакция на чрезмерное возвыше­ ние архидиаконата началась в XIII столетии, и с этих пор значение их начинает падать. Их административно-судебные функции переходят к епископам-суффраганам, оффициалам, генеральным викариям. В XV-XVI столетиях они лишаются судебных полномочий. Тридентский Собор лишил архидиако­ нов всех прежних полномочий, сохранив за ними только титул. В Католической Церкви в настоящее время этот титул употребляется редко .

В Англиканской Церкви архидиаконы сохранили поныне административные полномочия, являясь представителями епископов по управлению, и в особенности по надзору за епархиями. В некоторых протестантских церквах титул архи­ диакона присваивается вторым священникам соборов боль­ ших городов .

22.4. Отличие степеней священства от степеней правитель ственной иерархии. Все степени правительственной иерархии, в отличие от священных степеней, — исторического проис­ хождения. Они устанавливаются и упраздняются самой Церко­ вью, которая то увеличивает, то уменьшает их число .

Правилом 48-м (39-м) Карфагенского Собора запрещены титулы экзарха, верховного священника и все вообще титу­ лы первого престола, кроме примаса. Но 9-м и 17-м прави­ лами Халкидонского Собора этот запрет был отменен. Проти­ воречит 48-му (39-му) канону Карфагенского Собора и множе­ ство других правил, в которых говорится о Патриархах, эк­ зархах, митрополитах и архиепископах .

В отличие от священных степеней, которые сообщаются через Таинство Священства — хиротонию, степени правитель­

22. ПРАВИТЕЛЬСТВЕННАЯ ИЕРАРХИЯ КЛИРИКОВ

ственной иерархии присваиваются либо по чину хиротесии, либо просто путем назначения, награждения, производства в ту или иную степень законной церковной властью .

22.5. Степени правительственной иерархии и церковные должности. Как видно из истории происхождения степеней правительственной иерархии, поначалу каж дая из них была связана с определенным объемом властных полномочий, но со временем эта связь ослаблялась и утрачивалась, и степе­ ни правительственной иерархии превращались в титулы. В Византии не только церковные, но и придворные, военные и гражданские должности зачастую теряли свое первоначальное значение и обращались в титулы .

От степеней правительственной церковной иерархии, кото­ рые носят постоянный характер, следует отличать церковные должности, имеющие временный характер, связанные с со­ вершенно определенными властью и обязанностями. В отли­ чие от степеней правительственной иерархии, на церковные должности ставят только путем назначения и производства, без церковного обряда .

Во 2-м правиле Халкидонского Собора, осуждающем си­ монию, проводится различение между степенями свящ ен­ ной и правительственной иерархии, с одной стороны, и церковными должностями — с другой: «Аще который епис­ коп за деньги рукоположение учинит, и непродаемую бла­ годать обратит в продажу, и за деньги поставит епископа, или хорепископа, или пресвитера, или диакона, или иного коего от числящ ихся в клире, или произведет за деньги во иконома, или екдика, или парамонария, или вообще в какую-либо церковную должность, ради гнуснаго прибы тка своего, таковый... да будет подвержен лишению собственной степени...»

Чрезвычайно сложной была иерархия церковных долж ­ ностей в Константинопольской Церкви, выросшая из кон­ стантинопольского пресвитериума, хотя носителями некото­ рых из должностей могли быть не пресвитеры, а диаконы .

Эти должности были поделены на 9 рангов (9 пятериц). В первую пятерицу входили великий хартофилакс, великий эко­ ном, великий сакеларий, великий скевофилакс, сакелий. За­ тем в первую пятерицу была внесена и шестая должность — протэкдика. Перечисленные чины именовались церковными архонтами (князьями) и составляли особое сословие, подобное сословию римских кардиналов .

216 II. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ Хартофилакс, часто в сане диакона, исполнял обязаннос­ ти главного секретаря Патриарха. Он заведовал архивом ка­ федры, хранил грамоты и акты, в которых были определе­ ны права или преимущества церковных учреждений; выда­ вал грамоты на построение церквей и монастырей; руково­ дил избранием и определением на церковные должности пресвитеров и диаконов; наблюдал за состоянием веры и благочестия в епархии; разрешал спорные вопросы, касаю­ щиеся церковной дисциплины, особенно по поводу брачных дел. Кроме того, по полномочию, полученному от Первосвя­ тителя, хартофилакс вершил суд над клириками и миряна­ ми по духовным делам, а в отношении клириков — и по гражданским спорам .

Великий эконом был главным из экономов, заведовавших церковным хозяйством. Должность эконома учреждена отца­ ми Халкидонского Собора, что получило отражение в сфор­ мулированном ими 26-м правиле .

Великий скевофилакс ставился для хранения церковной утвари и казны, а такж е для наблюдения за порядком при совершении богослужений, соединяя в себе обязанности на­ шего ризничего, казначея и благочинного храма .

Великий сакеларий назначался для управления монасты­ рями и, в первую очередь, монастырским имуществом .

В ведении сакелия находились приходские церкви, а так­ же, по некоторым свидетельствам, и женские монастыри .

Протэкдик возглавлял коллегию экдиков (церковных адво­ катов), которые защищали интересы Церкви в гражданских судах. Обыкновенно в должности экдиков состояли диаконы .

Весьма высокое положение в системе церковного управле­ ния занимали так называемые Патриаршие синкеллы (сожи­ тели), поначалу являвшиеся чем-то вроде келейников Патри­ арха, наблюдавших за порядком в их домашней жизни .

Впоследствии, однако, синкеллы стали чрезвычайно влия­ тельными помощниками и даже заместителями Патриарха в делах церковного управления. Это почетное звание в Средне­ вековье стремились получить и епископы .

Аналогичные должности существовали и в других патриархатах Востока, а также при кафедрах митрополитов и еписко­ пов. Причем в истории Церкви наблюдалась явная тенденция превращения и этих должностных чинов в титулы .

В настоящее время наиболее распространенными должно­ стями пресвитеров у нас являю тся должности настоятелей

23. ЦЕРКОВНОСЛУЖИТЕЛИ приходов, благочинных, секретарей епархиального управле­ ния и членов епархиального совета .

23. ЦЕРКОВНОСЛУЖИТЕЛИ

23.1. Хиротесия церковнослужителей. Низших клириков называют еще церковнослужителями. Их степени устанавли­ ваются самой Церковью. Она может вводить новые степени и должности церковнослужителей, равно как и упразднять уже существующие .

На свои должности церковнослужители назначаются, а в степени поставляются чином хиротесии — руковозложения, которое, в отличие от рукоположения, хиротонии, совершает­ ся вне алтаря, в храме. Право поставлять младших клириков на церковнослужительские степени принадлежит епископу, а в монастырях хиротесию могут совершать и их настоятели — архимандриты и игумены. Правило 14-е VII Вселенского Со­ бора гласит: «Рукоположение же чтеца творити позволяется каждому игумену в своем, и токмо в своем монастыре, аще сам игумен получил рукоположение от епископа в начальство игуменское, без сомнения, уже будучи пресвитером» .

Игумен в древности являлся непременно настоятелем мо­ настыря, в некоторых случаях он мог даже и не иметь пре­ свитерского сана. Совершенно очевидно, по смыслу правила, что ныне совершать хиротесию вправе лишь те игумены и архимандриты, которые начальствуют, настоятельствуют в монастыре .

23.2. Степени церковнослужителей. Степени низших кли­ риков введены в жизнь Церкви исторически, они не суще­ ствовали в ней с самого начала. Но уже в апостольский век в христианском богослужении участвовали лица, на которых возлагались обязанности, подобные тем, какие исполняют ныне церковнослужители. Это были миряне, служившие при­ вратниками храма, блюстителями порядка за богослужением, чтецами, и действовали они под началом диаконов .

Число должностей церковнослужителей со временем уве­ личивалось. Постепенно они составили иерархию от высших до низших и, тем самым, превратились в степени низшей правительственной иерархии Церкви .

Из мирян исполнители церковнослужительских обязанно­ стей переходили в разряд клириков. Этот процесс в латин­ ских Церквах происходил быстрее, чем в греческих .

21 8 И. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ Как отмечает исследователь этой темы Евдоким Ревва, «первое бесспорное известие о субдиаконах на Западе, и именно в Риме, дает нам письмо папы Корнилия к Антио­ хийскому епископу Фабию»202. Переписка относится к 250 году. В своем послании папа Корнилий перечисляет долж­ ностных лиц Римской Церкви и среди них упоминает субди­ аконов. Он пишет, что «в Риме под главенством епископа со­ стояло 46 пресвитеров, 7 диаконов, 7 иподиаконов, 42 аколуфа, а также заклинатели, чтецы и привратники»203 .

По словам профессора Н. Суворова, «так как в Риме креп­ ко держались предания о семи мужах иерусалимских, как родоначальниках диаконской должности, то, несмотря на громадную численность христианской общины в таком горо­ де, как Рим, Римская Церковь не считала возможным увели­ чить число диаконов, а вместо того создала семь вспомога­ тельных к ним иподиаконов, или субдиаконов»204 .

К той же эпохе относится и известное из истории Карфа­ генской Церкви поставление священномучеником Киприаном исповедника Оптата субдиаконом. В 29-м послании святой Киприан вслед за сообщением об этом поставлении пишет,# что предварительно он испытал Оптата, «есть ли в нем все то, что должно быть в тех, кто готовится к клиру»206. Зна­ чит, иподиакон (субдиакон) в ту пору считался не миряни­ ном, а клириком .

На Востоке иподиаконат в III веке получил большое рас­ пространение, но нет источников, относящихся к этой эпохе, в которых бы упоминались иподиаконы, как вполне опреде­ ленная степень низших клириков. Косвенным образом о су­ ществовании особого чина церковнослужителей свидетель­ ствует 10-е правило Неокесарийского Собора (314 г.), соглас­ но которому «диакон, аще впадет в тот же грех, должен быть низведен в чин простого служителя Церкви ()» .

Слово «иподиакон» впервые на Востоке встречается у Ев­ севия Кесарийского. Он упоминает о некоем иподиаконе Диосполийской общины. В «Церковной истории» (около 325 г.) Евсевий говорит также об анагностах (чтецах) и экзорцистах (заклинателях)206. Степени иподиаконов, равно как и чтецов, певцов, заклинателей, упоминаются в Апостольских прави­ лах, в канонах Антиохийского и Лаодикийского Соборов .

В 43-м Апостольском правиле читаем: «Иподиакон, или чтец, или певец, подобное творящий (в 42-м Апостольском правиле речь идет о пьянстве и увлечении азартными игра­

23. ЦЕРКОВНОСЛУЖИТЕЛИ ми епископов, пресвитеров и диаконов. — В. Ц.)9 или да престанет, или да будет отлучен. Такожде и миряне». Цер­ ковнослужители здесь отличаются как от священнослужите­ лей, так и от мирян .

На Западе имеются многочисленные источники, свидетель­ ствующие о существовании степени субдиакона в IV веке .

В первые два столетия истории христианской Церкви аколуфат не представлял собой особого чина. Когда же число верующих возросло и иподиаконы были уже не в состоянии исполнять обязанности низшего служения, им в помощь на­ значались особые служители — аколуфы .

Слово «аколуф» () означает «спутник», «служи­ тель своего господина в пути». Святой Игнатий Богоносец на­ зывает Реоса «избранным мужем, который мне последует () из Сирии после того, как он отверг мир»207 .

Первоначально аколуфы, как низшие служители, помога­ ли принимать жертвенные дары — хлеб и вино, наблюдали за чистотою священных сосудов, исполняли обязанности, подобные тем, которые несут ныне алтарники .

Некоторые авторы усваивают аколуфам и несение других обязанностей. Немецкий ученый Крюлл считает, что аколуфы сопутствовали со светильниками диаконам, направлявшимся читать Евангелие, то есть были свещеносцами (ламподариями)208. Другой автор, Зайдл, полагает, что аколуфы составля­ ли почетный караул епископа209. Подобно нашим алтарни­ кам, они в первые века христианства не поставлялись в осо­ бую степень и не причислялись к клиру .

На Западе аколуфов, как и иподиаконов, уже в III столе­ тии начинают причислять к клирикам, что очевидным обра­ зом вытекает из процитированных выше строк из письма Римского епископа Корнилия к Антиохийскому епископу Фабию .

На Востоке аколуфы упоминаются у Евсевия в рассказе о Никейском Соборе, на который, как он пишет, прибыло бо­ лее 250-ти епископов, «имея при себе священников, диако­ нов, аколуфов и многих других»210. Одни авторы считали, что Евсевий говорит об аколуфах западных епископов, другие — что под аколуфами Евсевий подразумевает всех вообще епископских слуг, составляющих свиту, а не церковнослужи­ телей особой степени211 .

Во всяком случае, в 24-м правиле Лаодикийского Собора, содержащем перечень священнослужительских и церковно­ 22 0 II. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ служительских степеней, не упоминаются аколуфы: «Не по­ добает освященному лицу, от пресвитера до диакона, и потом кому-либо из церковнаго чина, даже до иподиаконов, или чтецов, или певцов, или заклинателей, или дверников, или из монашескаго чина, в корчемницу входити». Эта степень сохранилась ныне, кроме Римско-католической, также в Ар­ мяно-григорианской Церкви .

Степень экзорцистов, или заклинателей, восходит к тем христианам апостольского века, которые, независимо от того, являлись они священнослужителями или мирянами, облада­ ли особой харизмой — даром заклинания злых духов. В эпо­ ху гонений (I — начало IV вв.) этот дар был распространен среди христиан. Святой Иустин Философ в «Разговоре с иуде­ ем Трифоном» говорит: «Мы, верующие в распятого при Понтии Пилате Иисуса Христа Господа нашего, заклинаем всех демонов и нечистых духов, и держим их в нашей влас­ ти»212. Ориген писал: «Тех (то есть демонов. — 5. Ц.) многие из христиан прогоняют из одержимых не посредством какихлибо измышлений, магического или медицинского искусства, но только молитвой и простыми заклинаниями, и притом такими, которые может употреблять и самый простой чело­ век, как вообще простецы () делают это»213 .

Упоминание «простецов» несомненно свидетельствует о том, что этот дар в век Оригена не был связан со служ е­ нием в клире, но на Западе заклинание уже в начале III столетия, а возможно, и еще раньш е, становилось делом клириков .

Тертуллиан писал: «Сами еретические женщины, как они смелы! Они осмеливаются учить, спорить, делать экзорцизмы, обещать исцеления и даже крестить»214. Осуждая ерети­ чек за их поползновения на исполнение обязанностей, не свойственных женщинам, Тертуллиан тем самым выразил, вероятно, господствовавшее в Православной Африканской Церкви убеждение, что заклинание — это дело мужчин и, вероятно, клириков, поскольку «деланию экзорцизмов» отве­ дено место рядом с учительством и совершением крещений .

Святой Павлин Ноланский (V век), рассказывая об иерар­ хическом служении святого пресвитера Феликса, писал: «В первые годы он служил лектором, потом занял ступень, слу­ жение которой состояло в том, чтобы голосом веры закли­ нать злых и изгонять их священным словом»215. Речь здесь идет, несомненно, о служении экзорциста. Святой Феликс

23. ЦЕРКОВНОСЛУЖИТЕЛИ скончался в 256 году, следовательно, ступени чтеца и закли­ нателя (экзорциста) он прошел в начале или, во всяком слу­ чае, в первой половине III века .

На Востоке же лишь в IV столетии экзорцитат институа­ лизируется. Это связано было с тем, что по мере угасания харизматических даров росло число случаев бесчинных зло­ употреблений практикой совершать заклинания, поэтому Церковь вынуждена была закрепить соответствующее служе­ ние за определенной степенью клириков .

В 24-м правиле Лаодикийского Собора экзорцисты причис­ ляются к «церковному чину», а согласно 26-му правилу того же Собора, лицам, не поставленным епископом, запрещено совершать заклинания в церквах и частных домах .

Огласительные заклинания стали со временем составной частью чинопоследования Таинства Крещения, совершаемого епископом или пресвитером. Поэтому, наконец, отпала необ­ ходимость в особом чине экзорцистов. На Востоке эта степень также исчезла из жизни Церкви. На Западе же она сохрани­ лась, хотя и утратила связь с действиями, соответствующи­ ми своему названию .

Появление чина чтецов (лекторов) связано с чтением Свя­ щенного Писания за богослужением. В первые века истории христианской Церкви читать в храме могли все члены Ц ерк­ ви — священнослужители и миряне, но впоследствии соот­ ветствующее служение закрепилось за лицами, особенно ис­ кусными в чтении. Эти лица были подчинены диаконам и вошли в состав низшего клира .

В конце II столетия лектор (по-гречески — ) ста­ новится должностным лицом в Церкви. Разные авторы неоди­ наково отвечают на вопрос о том, было ли это связано с уч­ реждением особой степени в иерархии церковнослужителей .

Так, профессор В. Н. Мышцын, основываясь на том, что чтец формально поставлялся, а перед поставлением подвергался строгому испытанию, делает вывод о его принадлежности к клирикам216. Западный ученый Виланд считает, что чин чте­ ца при этом «не изменил по существу своего светского харак­ тера», но чтецы вошли в состав официально служащих лиц, иными словами, чтец — это должность, а не сан»217 .

Существование чтецов в III веке на Востоке подтверждает­ ся «Дидаскалией». В ней читаем: «Обычная часть приноше­ ний уделяется епископу, одна часть дается вдовам, вдвойне против этого диаконам, если желают почтить пресвитеров, то 222 II. СОСТАВ И УСТРОЙСТВО ЦЕРКВИ им должно дать, как и диаконам, вдвойне против вдов, и, наконец, если есть лектор, то и он получает вместе с пресви­ терами»218 .

Замечание святого Павлина о том, что до поставления в заклинатели Феликс служил чтецом, свидетельствует о суще­ ствовании этого чина на Западе уже в начале III века. В середине III века о лекторах (чтецах), как об особой церков­ нослужительской степени, пишут уже Римский епископ Корнилий и священномученик Киприан (Карфагенский) .

В 26-м Апостольском правиле чтецы причисляются к кли­ ру. В IV веке чтецы упоминаются в 10-м правиле Антиохий­ ского и в 24-м правиле Лаодикийского Соборов, а 10-е пра­ вило Сардикийского Собора требует, чтобы кандидаты епис­ копства предварительно проходили служение чтеца, диакона и пресвитера .

Низшая из церковнослужительских степеней в Католичес­ кой Церкви — это остиарии, привратники (по-гречески — ). В первые три столетия христианской истории не было особой степени остиариев. Как на Западе, так и на Во­ стоке обязанности привратника возлагались на мирян, а за­ тем — на иподиаконов (субдиаконов). На Востоке еще в се­ редине IV века обязанности привратников исполняли иподи­ аконы: 22-е правило Лаодикийского Собора предписывает им «не оставляти церковных дверей» .

Позже, возможно, во второй четверти IV века, как счита­ ет Е. Ревва, «иподиаконам были приданы специальные цер­ ковнослужители, составившие собственный церковный чин»219. В 24-м правиле Лаодикийского Собора говорится уже о привратниках как об особой степени церковного чина .

Правила Лаодикийского Собора представляют собой, в сущно­ сти, синопсис канонов разновременных Соборов Фригийской области, поэтому в них могут быть отражены разные стадии в истории становления церковных институтов .

На Западе в IV столетии остиариат приобретает значение клирикальной степени, а IV Карфагенским Собором (398 г.) был установлен порядок посвящения в остиарии .



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |



Похожие работы:

«Священник Георгий Кочетков: Из проповедей Проповедь январь 1991 г. Из слова в день памяти свв. Давида царя, Иосифа Обручника и ап. Иакова, брата Господня13 январяНачиная с 70-х годов нашего столетия литургию апостола И...»

«Задания первого тура регионального этапа Всероссийской олимпиады школьников по обществознанию 2013 г. 10 класс 1. "Да" или "нет"? Если вы согласны с утверждением, напишите "да", если не согласны — "нет". Внесите свои ответы в таблицу.1.1. Народ России чере...»

«ПротоиерейВладимирВоронин,П.А.Григорьев 1922 год: хроника изъятия соборных ценностей О КтяБрьСКий переворот 1917 года стал переломной вехой во взаимоотношениях российской Церкви и государства: прежнее "ведомство православного испов...»

«ЮНИОР гласит инспектор допинг-контроля (или шаперон созапомнить!!! провождающий). Ты имеешь право попросить его предъявить тебе удостоверение, чтобы убедиться, что он представляет соответствующую организацию и имеет право на сбор проб. • Распишись на бланке уведомления. Тем самым ты подтверждаешь, что тебе сообщили о необходимости сдачи проб...»

«Андре Мальро Королевская дорога OCR, SpellCheck: Алексей Соколов, 12.01.2006 http://publ.lib.ru/ Аннотация Разыскивать в джунглях Камбоджи старинные храмы, дабы извлечь хранящиес...»

«В. ИВАНОВ ЗАВЕТЫ СИМВОЛИЗМА.В стихотворении "Поэт и Чернь" Пушкин изображает поэта посредником между богами и людьми: Мы рождены для вдохновенья, Для звуков сладких и молитв. Боги "вдохновляют" вестника их откровений людям; люди передают через него свои "молитвы" богам; "сладкие звуки" язык поэзии "язык богов"...»

«КОЛЛЕКТИВНЫЙ ДОГОВОР МУНИЦИПАЛЬНОГО БЮДЖЕТНОГО ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ "СРЕДНЯЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА №2 ИМЕНИ ГЕРОЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА РЕВЯКИНА ВАСИЛИЯ ДМИТРИЕВИЧА Р.П.САМОЙЛОВКА САМОЙЛОВСКОГО РАЙОНА САРАТОВСКОЙ ОБЛАСТИ" на 2016 – 2018год(ы)...»

«УСЛОВИЯ АКЦИИ "НАЧНИТЕ СЕЗОН FISKARS НА NESTE!" 1. Общие положения 1.1. Наименование акции – "Начните сезон Fiskars на Neste!" (далее Акция) 1.2. Сроки проведения Акции – с 15 февраля 2017 года по 15 мая 2017 года включительно: 1.2.1. Период выдачи буклетов и наклеек с 15 февраля 2017 года по 30 апреля 2017 года включительно;...»

«ГРОМАДСЬКА РАДА ДОБРОЧЕСНОСТІ вул. Механізаторів, 9, м. Київ, 03109 https://grd.gov.ua Затверджено Громадською радою доброчесності 14 травня 2017 року ВИСНОВОК про невідповідність кандидата на посаду судді Верховного Суду Ткача Ігоря Васильовича критеріям профес...»

«Религиозная организация – духовная образовательная организация высшего образования "Оренбургская духовная семинария Оренбургской Епархии Русской Православной Церкви" УТВЕРЖДАЮ иерей Алексей Колыванов проректор по...»

«Курс на оздоровление Европейская стратегия профилактики и борьбы с неинфекционными заболеваниями i Курс на оздоровление Европейская стратегия профилактики и борьбы с неинфекционными заболеваниями Ключевые слова ii CHRONIC DISEASE prevention and c...»

«Готовимся к ЕГЭ (советы психолога) ЕГЭ: ТРУДНОСТИ И СТРАТЕГИИ ПОДДЕРЖКИ СТАРШЕКЛАССНИКОВ. Правополушарные дети. Краткая психологическая характеристика Правополушарными таких детей называют условно, ведущим у них, как у всех здоровых людей, является левое полушарие, но...»

«9. Углеводы Ключевые вопросы: структура параграфа. L’univers est dissymtrique – Вселенная асимметрична Л. Пастер Растворы многих органических веществ обладают оптической активностью – способностью вращать плоскос...»

«Николай Васильевич Гоголь Женитьба http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=173500 Н.В. Гоголь. Ревизор: Пьесы: Эксмо; Москва; 2006 ISBN 5-699-16463-4 Аннотация "Комната холостяка. Подколесин один, лежит на диване о трубкой. Вот как начнешь...»

«Лабораторная работа №2 Теория Задание Требования к отчету Теоретические сведения Специальные символы и коды HTML для сайтов На предыдущих уроках было размещено достаточное количество кода на HTML. Напрашивается вопрос, как браузер у...»

«Если необходимо услышать. Цифровой микрофон с регулировкой чувствительности, фильтром низких частот, фильтром высоких частот, установкой скорости входной АРУ (медленная, средняя, быстрая), установкой скорости выходной...»

«Булах Дарья Кирилловна магистрант Юридическая школа ФГАОУ ВПО "Дальневосточный федеральный университет" г. Владивосток, Приморский край ОГРАНИЧЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ГРАЖДАНИНА: АНАЛИЗ ОТЕЧЕСТВЕННОГО И МЕЖДУНАРОДНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА Аннотация: данная статья посвящена анализу конституцио...»

«Реализация проекта "ИУВР – Фергана" в Кыргызской Республике Н. Маматалиев Распространение опыта пилотных проектов на национальном уровне 1. Общее положение реализации принципов проекта "ИУ...»

«РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ №2 МОСКОВСКИЙ ПАТРИАРХАТ БРЯНСКАЯ ЕПАРХИЯ МГЛИНСКОЕ БЛАГОЧИНИЕ Благовест Православия Этот праздник так называется потому, что праведный старец праздник научают нас многому полезному и доброму в Симеон, живший в Иерусалим...»

«МБОУ "СОШ №31" ПАСПОРТ Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение г. Владимира "Средняя общеобразовательная школа №31 имени Героя Советского Союза С.Д . Василисина" Разделы Информация ОО Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение г. Общая...»

«1 Памятка-инструкция для обучающихся по использованию информационных систем НИУ "БелГУ" Оглавление 1. Порядок активации учетной записи пользователя Интрасети НИУ "БелГУ"2. Просмотр графиков учебного процесса (для заочников) 3. Электронное расписание занятий. 4. Электронная по...»

«Форма № 61 Договор возмездного оказания услуг № _ "" _ 20 _ Республиканское унитарное предприятие почтовой связи "Белпочта", именуемое в дальнейшем Исполнитель, в лице действующе на основании _, с одной стороны, и _, _, /полное наименование юридического лица, индивидуального предпринимателя/ и...»

«Знакомство с современными беспроводными технологиями.Многошаговые беспроводные сети: принципы построения и открытые задачи Е.М. Хоров Назначение беспроводных многошаговых самоорганизующихся сетей Беспроводные широкополосные сети ре...»







 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.