WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«О вы, которых ожидает Oтечество от недр своих И видеть таковых желает, Каких зовет от стран чужих О ваши дни благословенны! Дерзайте ныне ободренны Раченьем вашим показать, ...»

-- [ Страница 4 ] --

Но прежде чем охарактеризовать эту возрастающую роль, необходимо остановиться на важном теоретическом вопросе, дискуссия вокруг которого продолжается по сей день, а именно: является ли миграция демографическим процессом или нет? В нашей стране с этим вопросом в значительной степени связано так называемое «широкое» и «узкое» понимание и самого предмета демографии, что мы подробно рассмотрели во второй главе. В ней (см. вставку 2.1) было дано определение демографического анализа, к которому А.Г. Волков причислил только процессы естественного движения. Другой известный российский ученый О.В. Лармин писал, что «демографическими процессами мы называем те общественные процессы, течение которых непосредственно определяет изменение количественных и качественных характеристик того или иного района, страны или группы стран» .

При этом считал, что «любой демографический процесс (рождаемость, смертность, естественный прирост, брачность, разводимость, миграция, изменение образовательной или социально-профессиональной структуры населения) всегда является массовым процессом» .

Речь таким образом идет о двух крайних определениях довольно известных ученых в первом из которых миграция исключается из демографических процессов, во втором наряду с миграцией включаются и многие другие явления, причислять которые к демографическим, мягко говоря, не совсем правильно .

Как компромисс можно привести мнение Л.Л. Рыбаковского, считающего, что «включение миграции в демографический процесс в известной мере условно и вызвано тем, что учение об этом виде движения населения еще не сложилось в самостоятельную науку» .

Отмечая условность того или иного процесса, заметим, что большинство демографических процессов, как и других социальных явлений, имеют элемент условности. Например, разве не условна смертность, которая наступает у человека не в результате естественного процесса по истечении его жизненных ресурсов, а в результате несчастного случая или насильственной смерти, или халатного отношения медперсонала при родах и т.п.?

Еще более условен процесс брачности, а тем более разводимости .

Трудно согласиться и с тем, что, как только сформируется самостоятельная наука о миграции, сразу исчезнет и необходимость ее включения в предмет каких-либо других наук .

Весь вопрос в том, что территориальное движение населения действительно настолько многогранное явление, что те или иные его грани всегда будут присущи предметам отдельных наук и, в первую очередь, демографической, экономической, социологической и географической наук, даже если в ближайшем будущем появится самостоятельная наука о миграции .

Вопрос в другом, как определить эту грань? Повторим следующий важный вывод: миграция может непосредственно влиять на воспроизводство населения, то есть выступать как демографический процесс, только в виде переселений или безвозвратной миграции и только в этом виде она непосредственно входит в предмет демографической науки. Специфика демографического развития, а соответственно и демографической науки, значительно отличаются от многих других общественных процессов .

Помимо прямого влияния, как демографического процесса, международная миграция населения в другой своей грани (экономической, социальной, географической и т. д.) может оказывать и косвенное влияние на демографическое развитие. Например, ребенок, родившийся у трудящихсямигрантов в США, изначально становится гражданином этой страны согласно принципу права территории и таким образом может влиять на ее демографическое развитие. С другой стороны, массовая миграция рабочей силы, даже кратковременного характера, может оказывать очень негативное влияние на процессы брачности и рождаемости в странеэкспортере рабочей силы (пример Италии) .





Один из аргументов, выдвигаемых теми или иными демографами и социологами против миграции как демографического процесса, довольно простой — миграция не влияет на общую численность населения мира, поскольку равна нулю, то есть число иммигрантов равно числу эмигрантов .

Не говоря уже о том, что «нуль» вовсе не означает отсутствие миграционных потоков как таковых, а соответственно и их влияния при переходе от одного демографического состояния к другому, что наглядно подтверждает теория «нулевого сальдо миграции» (Бувьер, Роджерс и др.), подчеркнем следующее: международная миграция населения в виде переселений является более значимым, чем, например, брачность или разводимость, а в определенном смысле и смертность, демографическим процессом, который непосредственно, прямо воздействует на воспроизводство населения, на численность и структуры населения, на те изменения, которые в них происходят при переходе от одного демографического состояния к другому .

Не случайно известный советский (украинский) статистик и демограф М. Птуха писал, что под миграцией «следует понимать не только миграцию в узком смысле слова, т.е. случаи иммиграции и эмиграции, но также вступление в брак, смерть — вообще все случаи выхода из первоначального состояния...» .

И хотя со столь расширительным толкованием миграции трудно согласиться, в данном определении сделан не просто очень важный определяющий акцент на выход из первоначального демографического состояния, но и на его множественность .

Последнее как раз и определяет «более значимый» характер миграции, которая в отличие от других демографических процессов осуществляет переход из одной группы населения в другую и на «выходе», и на «входе», при этом сам процесс перехода может осуществляться неоднократно и практически большинством людей, на что, собственно, и обратил внимание М. Птуха. Тогда как каждый из нас умирает только один раз, а рождение является событием, на которое способна только меньшая часть человечества и только в определенных количественных и частотных пределах, установленных биологическими и социальными факторами .

«Более значимый» характер миграции заключается и в том, что она, как отметил в своем обзорном докладе на Всемирной конференции по народонаселению в Белграде (1965 г.) известный французский демограф Л. Таба, «неизбежно вызывает целый ряд демографических последствий .

Это откладывание браков, более частое раздельное проживание супругов, уменьшение рождаемости, изменения в возрастном распределении, обусловленные тем, что структура мигрантов всегда отличается от структуры населения как в местах их выбытия, так и прибытия» .

Более того, при известных условиях в отдельные периоды именно миграция становится определяющим демографическим процессом в развитии населения. Об этой определяющей роли миграции мы находим высказывания уже в работе Дж. Граунта (1662 г.), где он обратил внимание на быстрый рост населения г. Лондона в 1627 г. до 8,4 тыс.. человек после эпидемии чумы 1625 г., унесшей 5,4 тыс. жизней (из 8,3 тыс. жителей в 1624 г.), который стал возможен благодаря в первую очередь миграции .

Какое естественное движение аборигенов Австралии или Северной Америки способно было в десятки раз увеличить численность населения этих континентов буквально за 100 лет. В США, например, численность населения в 1790 г. составляла примерно 4 млн. человек, в 1890 г. население этой страны возросло до 64 млн. человек! За сто лет рост населения более чем в 15 раз. Для того, чтобы достигнуть такого результата лишь при максимально возможном естественном приросте понадобилось бы, по крайней мере, времени в два раза больше .

«Никакое естественное движение, — отмечает Л.Л. Рыбаковский, — не могло привести за 10 лет (1930–1940 гг.) к пятикратному увеличению населения северных районов Дальнего Востока», от заселенности и освоения которых, между прочим, во многом зависят экономическое благополучие и могущество России .

При этом действительно возникает интересный вопрос, а что же тогда может быть предметом самостоятельной науки о миграции (с условным названием «миграциология»), если отдельные ее виды «растаскивают» другие науки, а такие как география и социология «претендуют» на миграцию в целом, как составную часть своих предметов исследования?

Подчеркнем еще раз, что предметом миграциологии или науки о миграции должно быть миграционное движение населения во всем своем многообразии. И это нисколько не противоречит тому, что отдельные его виды в специфическом значении будут рассматриваться в рамках, например, предмета демографии. Та же безвозвратная миграция может выступать в различных формах и иметь разные последствия, но по своей глубинной сути мы относим ее, прежде всего, к демографическим процессам и именно в этом своем «первородстве» она и включается в предмет демографии .

И именно в таком качестве в подтверждение вышесказанного рассмотрим влияние миграции на рост и убыль населения, ее воздействия на структуры населения и др .

13.1. РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ВЛИЯНИЯ МИГРАЦИИ

НА РОСТ НАСЕЛЕНИЯ

Международная миграция может оказывать существенное влияние на рост населения. В последние годы она способствовала ускорению роста населения в развитых регионах и сокращению роста населения в менее развитых .

Как видно из табл. 13.1, коэффициент общего роста населения в развитых регионах в 1985–1990 гг. составил 6‰, а коэффициент чистой международной миграции оценивался в 1,6‰, что означает, что более чем на четверть прирост населения был результатом международной миграции .

Воздействие международной миграции на рост населения в более развитых регионах еще более усилилось в период 1990–1995 гг.: в течение этого периода на 45% прирост населения произошел благодаря международной миграции. По предварительным оценкам, в 1995–2000 гг. эта доля еще более возросла, составив 49%. С другой стороны, международная миграция оказала незначительное влияние на снижение коэффициента общего роста населения в менее развитых регионах .

Табл. 13.1. Вклад международной миграции в рост населения развитых и развивающихся стран 1985 – 1990 гг. 1990 – 1995 гг .

коэф. коэф. доля ми- коэф. коэф. доля миграчистой роста грации чистой роста ции в обРегионы мигра- населе- в общем мигра- населе- щем росте ции, ‰ ния, ‰ росте ции, ‰ ния, ‰ населения, населе- в% ния, % развитые 1,6 6,0 26,7 1,8 4,0 45,0 страны развивающиеся страны Источник: World Population Prospects: The 1996 Revision. N.-Y., U.N.: 1998. P. 47 .

При этом заметим, что потоки международной миграции имеют в целом направленность из развивающихся в развитые регионы мира, что обусловлено, в частности, демографической ситуацией в этих регионах .

Сочетание низкой рождаемости и низкой смертности в развитых странах формируют такую демографическую структуру, при которой возникает нехватка трудовых ресурсов в трудоспособных возрастных группах. Многие страны в такой ситуации принимают, явно или скрытно, политику, поощряющую иммиграцию. С другой стороны, в развивающихся странах высокая рождаемость в сочетании с понижающейся детской смертностью формируют очень молодую возрастную структуру населения, способствуя высокому приросту населения в трудоспособных возрастных группах. Поскольку возможности занятости не могут расти такими же темпами, рынок труда молодежи переполняется, создавая потенциал для трудовой миграции в другие страны .

Однако, численность и размер миграционных потоков, которые не вызваны этой демографической причиной, приводят многих к вопросу, является ли рост населения столь уж важным фактором в объяснении причин миграции. Значительная миграция имеет место между развивающимися странами, когда и принимающие, и направляющие страны отличаются высоким уровнем рождаемости и молодой возрастной структурой. Один из примеров — потоки беженцев, перемещающихся между соседними странами в развивающихся регионах мира, что особенно наглядно видно на примере Африки. В то же время в других случаях экономические возможности, возникающие в новых индустриальных странах Азии, нефтедобывающих странах Персидского залива, Западной Африки, Южной Африки, Венесуэлы и Мексики в Латинской Америке, стали магнитами для экономических мигрантов. С другой стороны, наблюдается значительный поток мигрантов из одной страны в другую, при том, что обе из них отличаются низкой рождаемостью, как, например, из Восточной в Западную Европу .

–  –  –

В табл. 13.2 представлены коэффициенты чистой международной миграции и коэффициенты общего роста населения в основных регионах мира в 1990–1995 гг. Для сравнения коэффициенты миграции даны также за период 1985–1990 гг. Как видно из табл. 13.2, в оба эти периода Европа, Северная Америка, Австралия и Новая Зеландия были регионами чистой иммиграции, в то время как Африка, Азия, Латинская Америка и менее развитые регионы Океании выступали регионами чистой эмиграции .

В течение обоих этих периодов 1985–1990 и 1990–1995 гг. регион Австралия–Новая Зеландия демонстрировал наивысший годовой показатель иммиграции; следом за ним шли Северная Америка и Европа. Следует заметить, что в течение 1990–1995 гг. на треть прирост населения Северной Америки происходил вследствие международной миграции. В течение этого периода влияние международной миграции на рост населения в Австралии-Новой Зеландии было примерно таким же .

Влияние международной миграции на рост населения еще более значимым было в Европе, где на нее пришлось почти 88% роста населения в течение 1990–1995 гг. Внутри Европы Западная Европа испытала на себе наибольшее влияние международной миграции, 4,7‰, что составило 4 % от общего прироста населения. В то время как Восточная и Северная Европа демонстрировали чистый приток мигрантов (положительное сальдо миграции), Южная Европа выступала как регион эмиграции населения. Несмотря на положительное миграционное сальдо, в Восточной Европе имел место отрицательный рост населения .

Табл. 13.2 Коэффициент чистой миграции и рост населения по основным регионам мира 1985 – 1990 гг. 1990 – 1995 гг .

Регионы Африка -0,6 27,8 -2,2 -0,2 26,7 -0,8 Восточная Африка -1,2 28,8 -4,2 -1,3 26,6 -4,9 Центральная Африка -0,2 30,0 -0,7 3,1 34,0 9,1 Северная Африка -0,4 24,2 -1,7 -0,7 21,1 -3,3 Южная Африка -0,2 23,6 -0,9 0,1 22,9 0,4 Западная Африка -0,2 29,5 -0,7 -0,0 29,2 -0,0 Азия -0,3 18,5 -1,6 -0,4 15,3 -2,6 Восточная Азия -0,1 14,1 -0,7 -0,1 10,2 -1,0 Центральная Азия -0,3 22,1 -1,4 -0,6 19,2 -3,1 Юго-Восточная Азия -1,1 19,5 -5,6 -1,1 17,3 -6,4 Западная Азия 1,0 26,9 3,7 -0,2 22,3 -0,9 Европа 1,3 4,4 29,6 1,4 1,6 87,5 Восточная Европа 0,4 4,8 8,3 0,9 -0,2 450,0 Северная Европа 1,2 3,6 33,3 0,1 1,9 5,3 Южная Европа 0,7 3,3 21,2 -0,7 0,4 -175,0 Западная Европа 3,2 4,9 65,3 4,7 5,6 83,9 Латинская Америка и

-1,5 18,9 -7,9 -1,2 17,0 -7,1 Карибский бассейн Карибский бассейн -2,9 13,8 -21,0 -2,6 12,4 -21,0 Центральная Америка -4,0 20,9 -19,1 -3,0 20,4 -14,7 Южная Америка -0,4 18,8 -2,1 -0,4 16,2 -2,5 Северная Америка 3,1 10,3 30,1 3,4 10,1 33,7 Океания 4,0 15,5 25,8 2,4 13,7 17,5 Астралия, Новая Зеландия 5,9 13,9 42,5 3,6 11,3 31,9 Другие районы Океании -2,2 20,9 -10,5 -1,4 21,5 -6,5 1 — коэффициент чистой миграции, в ‰ 2 — коэффициент общего роста населения, в ‰ 3 — доля миграции в общем росте населения, в % Источник: World Population Prospects: The 1996 Revision. N.-Y., U.N., 1998. P. 48 .

Показатель эмиграции для Африки в целом составляет -0,2‰ в 1990– 1995 гг. Эта цифра кажется очень низкой, если сравнивать ее с очень высокими показателями международных миграций, происходящих внутри континента. Заметим, что миграция в Африке определяется передвижениями мигрантов главным образом внутри регионов. Эти передвижения населения из страны в страну внутри африканских регионов не отражаются в общих показателях миграции по Африке. Существуют, однако, различия между регионами: в Восточной Африке, где наиболее высокий показатель эмиграции -1,3‰, за ней следует эмиграционный показатель для Северной Африки -0,7‰, в то время как Южная и Западная Африка имеют ничтожно малое положительное сальдо миграции. С другой стороны, для Центральной Африки характерен показатель иммиграции в 3,1‰ .

Влияние эмиграции на сокращение роста населения в Африке очень незначительно: по Африке в целом эмиграция сократила коэффициент роста населения менее чем на 1% (0,2 из 26,7‰). Однако в Восточной Африке этот показатель составляет 5%, а в Северной Африке — 3%. С другой стороны, въезд мигрантов в государства Центральной Африки повысил коэффициент роста населения на 9% .

Азия и развивающиеся регионы Океании демонстрировали чистую эмиграцию в 1990–1995 гг.:

-0,4‰ в Азии и -1,4‰ в Океании (Меланезия, Микронезия, Полинезия). Внутри Азиатского континента Юго-Восточная Азия имеет наиболее высокий показатель эмиграции (-1,1‰), за ней идут Юго-Центральная Азия (-0,6), Западная Азия (-0,2) и Восточная Азия (-0,1) .

Влияние эмиграции на сокращение роста населения по Азии в целом 3%, при этом несколько большее влияние отмечается в Юго-Восточной Азии, где коэффициент прироста населения сократился на 6%. Следует отметить, что Западная Азия, где показатель чистой иммиграции составлял 1‰ в 1985– 1990 гг., в 1990–1995 гг. сальдо миграции стало отрицательным, что было связано с войной в Персидском заливе в 1991г., в результате которой многие мигранты, находившиеся в регионе, вынуждены были уехать на родину .

Все регионы в Латинской Америке и Карибском бассейне были регионами эмиграции в 1985–1990 гг. и эта тенденция сохранилась в 1990–1995 гг .

Во время 1990–1995 гг. Центральная Америка имела наибольший показатель эмиграции, составивший -3‰, за ней следовали страны Карибского региона (-2,6) и Южная Америка (-0,4). Эмиграция привела к сокращению прироста населения на 21% в Карибских странах, 15% в Центральной Америке и лишь на 3% в Южной Америке .

В связи с региональными особенностями особый интерес представляет роль международной миграции как в странах -иммиграции, так и в странахэмиграции .

13.2. ВЛИЯНИЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ МИГРАЦИИ

НА ДЕМОГРАФИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ СТРАН ИММИГРАЦИИ

Классические страны иммиграции: США, Канада, Австралия, Новая Зеландия и Израиль — изначально, как государства, были образованы в результате массовой иммиграции из других регионов мира. Только из Европы за океан с 1815 по 1963 гг. эмигрировало свыше 70 млн. человек .

Из них: с 1846 по 1963гг. из Великобритании и Ирландии в среднем ежегодно эмигрировало более 150тыс. человек, то есть за весь период около 18 млн. человек. С 1820 по 1940 гг. из Германии эмигрировало более 6 млн .

человек. Значительная часть из этих и других эмигрантов пришлась на США, которые и по сей день остаются крупнейшей страной иммиграции, динамику которой с 1820 г. по наши дни с выделением российской эмиграции (см. рис. 13.2) .

Не менее значимая роль в развитии населения принадлежит и иммиграции в Канаде и Австралии, динамику которой см. на рис. 13.2 .

Среднегодовая численность иммигрантов

–  –  –

И еще одним государством, создание и развитие которого в значительной степени обусловлено иммиграцией, является Израиль. История этого государства начинается с мая 1948 г., имеет ярко выраженную, в отличие от других стран классической иммиграции, национальную окраску: речь идет, прежде всего, об иммиграции лиц еврейской национальности (олим) .

За 1950–1955 гг. миграционный прирост в Израиле составил 295 тыс .

человек или более 60% от общего роста населения этого государства. И хотя в конце 1980-х — начале 1990-х гг. чистая иммиграция уменьшилась до 15 тыс. человек в год, тем не менее роль иммиграции в демографическом и экономическом развитии этого государства остается весомой. При этом всплеск иммиграции в начале 1990-х гг. связан, в первую очередь, с б. СССР, откуда мигрировало более 190 тыс. человек, в том числе из России в среднем по 46 тыс. в 1990–1991 гг., по 14,5 тыс. в 1997–1998 гг., 30 тыс. и 26 тыс. человек соответственно в 1999–2000 гг .

Среди современных стран иммиграции, динамика численности населения которых стала определяться с начала 1970-х гг. притоком иммигрантов, выделим, прежде всего, Германию (включая и западную и восточную ее части), где с 1971 г. смертность начинает превышать рождаемость и этот процесс депопуляции немецкого населения сохраняется по настоящее время1. Соответственно рост численности населения Германии обусловливается только иммиграцией .

Среднегодовая численность иммигрантов, включая иностранных рабочих и вынужденных мигрантов, за 1971–1991 гг. составила 570 тыс. человек (World Population Monitoring, 1997, Р. 8) .

Особенность конца 1980-х и 1990-х гг. заключается в том, что ведущую роль в иммиграции в Германию занимает миграция на постоянное место в ней жительства этнических немцев (Aussiedler) из стран Восточной Европы и бывшего СССР. Подсчитано, что за 1968–1996 гг. в Германию въехало 3,1 млн. этнических немцев, из которых 2,3 млн. пришлись на 1988–1996 гг., что составило более 130 % общего роста населения страны. Из них 49,6 % — это выходцы из б. СССР, 33,6 % — из Польши, 13,1 % — из Румынии .

Если говорить о влиянии этой иммиграции на процесс воспроизводства населения, то, видимо, оно является незначительным, учитывая такие же низкие у большинства из Aussiedler репродуктивные установки .

Заметим, что уже в конце прошлого века появилась «теория замены»

Уокера, согласно которой иммиграция, в конечном счете, не оказывает влияния на численность населения, поскольку увеличение численности благодаря иммиграции балансируется влиянием на рождаемость местных жителей. В своей работе (1896 г.), развивая эту теорию, Уокер утверждал, что снижение коэффициентов естественного прироста в США после 1830 г .

объясняется влиянием иммиграции на снижение уровня жизни местного населения или таящейся в ней угрозы его снижения. Действительность, однако, опровергла теорию Уокера, на что обратили внимание многие авторы (Томпсон, Уэлптон, Саймон и др.). Тем не менее эта идея получает развитие в современных исследованиях, в том числе и в России. Выдвигается тезис о том, что иммиграция «не лучший способ противодействия депопуляции населения. Поскольку иммигрантам свойственно регулировать свое репродуктивное поведение в соответствии с репродуктивным поведеХотелось бы подчеркнуть, что, на наш взгляд, депопуляция немецкого населения, помимо многих других причин (война, снижение рождаемости и др.), в определенной мере обусловлена значительной эмиграцией самих немцев в прошлом .

нием принимающей страны, то сокращение численности населения неизбежно, если не поднимается уровень рождаемости в стране». С данным положением можно согласиться лишь частично, в том плане, что в странах, где процесс депопуляции принял значительный и устойчиво длительный характер, с переходом в демографический кризис, как в России, конечно, иммиграция особенно в средних масштабах (200–300 тыс. в год) не в состоянии коренным образом изменить ситуацию. Но она способна, вопервых, сильно замедлить процесс «вымирания» населения. Так, по прогнозам немецких ученых, численность населения Германии к 2030 г. без иммиграции снизится до 63,5 млн. человек, с иммиграцией — лишь до 76,1 млн. человек .

Во-вторых, если иммигрирует население с более высоким уровнем репродуктивного поведения (например, у турков в Германии суммарный коэффициент рождаемости в 1990 г. составлял 3,5, у немцев — 1,5, в Бельгии это соотношение между бельгийцами и выходцами из стран Магриба составило как 1,42 к 4,64), поселение которого концентрируется в иммиграционных анклавах, то эти высокие репродуктивные установки поддаются очень незначительным во времени изменениям. Тем самым его влияние на демографическую ситуацию будет более значимым .

Не менее поучительным как с демографической, так и с экономической точек зрения, представляется пример 6 аравийских монархий на Ближнем Востоке, ставших с середины 1970-х гг. ведущими импортерами иностранной рабочей силы. Возникла ситуация, когда коренное население стало представлять собой своеобразное «национальное меньшинство» .

Вместе с тем с точки зрения демографического развития и воспроизводства населения шести аравийских монархий международная миграция населения, особенно из стран Азии, принципиального значения не играет, поскольку имеет очень жесткий ротационный характер и практически не соприкасается с местным населением. Определенное воздействие оказывала лишь миграция арабов, однако численность последних, начиная с 1980-х гг., резко уменьшается .

Надо также иметь в виду, что в случае с арабскими странами мы наблюдаем миграцию между развивающимися странами с почти одинаковыми демографическими показателями и репродуктивным поведением .

Рассматривая современный период 1990-х гг., ООН выделяет 30 стран, в которых в эти годы наблюдается чистая иммиграция (см. табл. 13.3.) .

Первое, на что хотелось бы обратить внимание, — это то, что в этот список стран иммиграции попали такие страны ярко выраженной еще в 1980-е гг. эмиграции, как Афганистан, Мозамбик, Йемен, Иордания .

Масштабная чистая иммиграция в Афганистан, на которую приходилось более 50% прироста населения — это результат возвращения афганских беженцев из Ирана и Пакистана. Согласно данным Верховного комиссара ООН по делам беженцев, в конце 1991 г. в этих двух странах находились 6,3 млн .

афганских беженцев, и их репатриация началась в 1992 г .

Табл. 13.3. Уровень чистой миграции и рост населения в странах с наиболее высокими уровнями чистой иммиграции в 1990 – 1995 гг .

коэф. доля чистой сальдо коэф. чистой роста миграции Страна миграции, миграции насе- в общем росте в тыс .

ления населения США 4250 3,3 10,0 33,0 Германия 2900 7,2 5,5 130,9 Афганистан 2500 29,1 57,0 51,1 Россия 1800* 2,4 0,2 120,0 Дем. Рес. Конго 1100 5,3 38,9 13,6 Йемен 1000 15,0 51,6 29,1 Мозамбик 1000 12,7 39,2 32,4 Канада 600 4,2 11,3 37,2 Гвинея 600 18,3 48,6 37,7 Танзания 550 4,0 32,7 12,2 Израиль 485 19,1 34,0 56,2 Украина 400 1,5 -0,5 300,0 Уганда 400 4,4 33,5 13,1 Кения 400 3,2 29,0 11,0 Франция 380 1,3 4,8 27,1 Кот-д’Ивуар 380 6,0 31,7 18,9 Австралия 325 3,7 11,3 32,7 Австрия 310 7,9 8,6 91,9 Иордания 310 12,9 46,3 27,9 Италия 300 1,0 0,6 166,7 Швейцария 240 6,9 9,5 72,6 Нидерланды 230 3,0 7,0 42,9 Гонконг 228 7,7 14,2 54,2 Греция 210 4,1 4,5 91,1 Эфиопия 202 0,8 31,6 2,5 Камбоджа 200 4,3 28,4 15,1 Ливия 178 12,8 32,6 39,3 Испания 160 0,8 1,8 44,4 Швеция 134 3,1 5,3 58,5 Бельгия 125 2,5 3,5 71,4 * по российским источникам, чистая миграция за эти годы составила 2,3 млн. чел .

Источник: United Nations (forthcoming). World Population Prospects:

The 1996 Revision. Population Division, Department for Economic and Social Information and Policy Analysis. P. 50 .

Перемещения беженцев в Африке серьезно повлияли на темпы роста населения в некоторых странах региона. К примеру, большое количество иммигрантов, которое отмечается в Дем. Рес. Конго в 1990–1995, — это результат бегства населения из Руанды из-за военных действий. Аналогично большое число иммигрантов в Мозамбике в этот же период — результат возвращения беженцев из Малави. А высокий показатель иммиграции в Гвинее (18,3‰), вследствие которого почти на две пятых возрос темп прироста населения, — это результат притока беженцев из Либерии .

Иммиграция в Йемен, которая повысила рост населения на 29%, как и высокая чистая иммиграция в Иордании (12,9‰) и Ливане (12,8‰) отражает возвращение йеменцев и иорданцев из Саудовской Аравии и других стран Персидского залива из-за войны между Кувейтом и Ираком .

Что касается классических стран иммиграции, то наивысший показатель у США, где сальдо миграции составило 4,3 млн. чел., за ней следует Германия (2,9 млн.). На международную миграцию приходится треть общего прироста населения США. Международная миграция продолжает оказывать огромное влияние на рост населения в Германии. Если бы не было иммиграции, прирост населения в ней в 1990–1995 гг. был бы негативным, так что положительный рост населения (5,5‰) произошел исключительно благодаря показателю иммиграции (7,2‰). Остается достаточно высокой иммиграция в Канаду и Австралию, на которые соответственно пришлось 38 и 33% общего роста населения этих стран .

Заслуживает также упоминания тот факт, что в таких странах, как Австрия, Бельгия, Греция, Швейцария и Швеция международная миграция играет существенную роль в приросте населения: более чем на 90% рост населения в Австрии и Греции происходит за счет международной миграции, в Бельгии и Швейцарии этот показатель составляет 70%. В Швеции «вклад» международной миграции в общий рост численности населения оценивается чуть меньше чем в треть .

Наконец, особого внимания заслуживают такие страны, еще в недалеком прошлом со значительной эмиграцией, как Италия, Греция и Испания (в 1990 г. из Италии в страны Западной Европы мигрировало 1,4 млн. человек, из Испании — 551 тыс. человек), которые все более начинают привлекать иммигрантов, а точнее иностранных рабочих и вынужденных мигрантов из стран Африки, Албании, Югославии и др .

13.3. ВЛИЯНИЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ МИГРАЦИИ НАСЕЛЕНИЯ НА

ДЕМОГРАФИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ СТРАН ЭМИГРАЦИИ

Выше мы рассмотрели влияние международной миграции на рост населения в странах иммиграции, в том числе и в тех, где уже имеет место процесс депопуляции .

Здесь же мы рассмотрим обратное влияние международной миграции населения на убыль общего населения и ее долгосрочные последствия для демографического развития в странах эмиграции .

Данный вопрос представляет, с одной стороны, большой интерес с точки зрения прямого влияния безвозвратной миграции для стран, поощряющих эмиграцию, на их демографическое развитие. Этой стороне вопроса посвящено немало работ, в частности, в ООН. Заслуживают внимание и отдельные работы по Италии, Португалии, Греции, Ирландии, Японии, Германии, Великобритании, являвшихся крупнейшими «поставщиками» иммигрантов и рабочей силы в недалеком прошлом, современное демографическое развитие которых выглядит значительно хуже, вплоть до процесса депопуляции, в таких странах как Германия и Италия, чем в тех странах (США, Канада, Австралия, Бразилия, Аргентина и др.), куда эмигрировали их граждане .

Уже в XIX в. чистая эмиграция начинает оказывать большое влияние на снижение темпов роста населения в ряде европейских стран. Европа в целом в результате этой эмиграции потеряла одну пятую естественного прироста населения. Так, потери населения в результате эмиграции составили почти одну треть естественного прироста в скандинавских странах в период с 1841 г. по 1910 г., в Германии и Великобритании, соответственно, одну седьмую и одну шестую их естественного прироста. Наиболее наглядным примером среди европейских стран, несомненно, является Ирландия, где эмиграция зачастую значительно превышала естественный прирост, абсолютно уменьшая таким образом население страны (см. табл. 13.4.) .

Табл. 13.4. Компоненты изменения численности населения Ирландии за период 1926–1991 гг. (в тысячах человек) миграц .

население, на общий при- естеств .

Годы прирост / конец периода рост прирост убыль 1926 2972 – – – 1926–1936 2968 -3,572 163,179 -166,751 1936–1946 2955 -13,313 173,798 -187,111 1946–1951 2961 5,486 125,054 -119,568 1951–1956 2898 -62,329 135,434 -196,763 1956–1961 2818 -79,923 132,08 -212,003 1961–1966 2884 65,661 146,266 -80,605 1966–1971 2978 94,246 148,152 -53,906 1971–1981 3443 465,157 361,268 103,889 1981–1986 3541 97,238 169,123 -71,885 1986–1991 3524 -17,242 119,2 -136,442 1991–1996 3554 30,0 – – Источники: Демографический энциклопедический словарь. М., 1985. С. 155 .

Johnson J., Salt Y. Population Migration. Edinburg, 1992. P. 8 .

Только с 1851 г. по 1926 г. население Ирландии уменьшилось с более 5 млн. до менее 3 млн. человек. В среднем за 1847 – 1853 гг., на которые пришелся «великий голод», в результате которого умерло более 1 млн. человек (Демографический энциклопедический словарь, 1985, с. 155.), из Ирландии эмигрировало по 204 тыс. человек ежегодно. Из них: 149 тыс. эмигрировало в США против 106 тыс. из Германии, 44 тыс. из Великобритании, 3 тыс .

из Скандинавских стран .

Эмиграция, помимо чисто абсолютного уменьшения численности населения (подсчитано, что с 1851 по 1951 гг. Ирландию покинуло около 6 млн. человек), оказывает негативное влияние и на сам естественный прирост, поскольку эмигрирует, как правило, население наиболее репродуктивного возраста .

При этом, как отмечает Шенэ, «однажды начавшись, эмиграционный поток отвечает своей собственной логике, гораздо более сложной, чем логика отталкивания, и может в этих условиях принимать размеры, о которых вначале никто и не предполагал, если только силы, создающие этот поток, продолжают действовать». Так, Новицкий и Толоконский подсчитали, что население Европы в 1910 г. было бы в целом больше на 88 млн. человек, если бы в период между 1800 и 1910 гг. не было эмиграции, к концу периода принявшей огромные масштабы .

Однако, подобно «теории замены» Уокера, в 1930-е – 1940-е гг. разрабатываются отдельные концепции относительно влияния эмиграции на естественный прирост в странах-выезда. Так, Кулишер (E. Kulisher) полагал, что эмиграция вместо уменьшения населения Европы содействовала ее беспрецедентному росту. Данное предположение базировалось на идее, что если бы не было эмиграции, то рост населения был бы ограничен резким снижением жизненного уровня, что, в свою очередь, значительно хуже отразилось бы на воспроизводстве населения .

Рассматривая современную эмиграцию населения, особенно из развивающихся стран, где наблюдается быстрый рост населения, а также из стран с большим населением (Китай, Индия, Мексика и др.), часто не обращается внимание на долгосрочные последствия эмиграции для их демографического развития. Более того, эти негативные последствия приобретают особо неблагоприятный характер, если, наряду с безвозвратной миграцией из страны, имеет место массовая миграция рабочей силы .

Примером такого «пренебрежения» к эмиграции может служить Италия, где долгие годы, наряду с высоким уровнем естественного прироста и довольно благоприятной ситуацией в демографическом развитии, имела место и высокая эмиграция, а после второй мировой войны и массовая миграция рабочей силы в более развитые европейские страны, составившая с 1958 г. (образования Европейского Экономического Сообщества) по 1988 гг. более 1,7 млн. человек. В 1976 г., например, в 8 государствах Западной Европы насчитывалось более 800 тыс. итальянских рабочих, из них в ФРГ — 279 тыс., в Швейцарии — 262 тыс., во Франции — 199 тыс., в Бельгии — 96 тыс .

Долгие годы сальдо миграции для Италии было отрицательным. Только в США за 1820-1975 гг. эмигрировала 5,3 млн. итальянцев .

По состоянию на 1972 г., за пределами Италии находилось 5,2 млн. ее граждан, а с учетом итальянцев, принявших иностранное подданство (за 1946– 1971 гг. — свыше 1,2 млн. человек), число граждан, проживающих за границей, достигло примерно 6,5 млн., или 12% населения страны .

Между 1959 и 1969 гг. эмиграция из Италии составила 30% ее естественного прироста, который, оставаясь и в последующие годы относительно высоким, резко начинает уменьшаться со второй половины 1990-х гг .

В Италии впервые смертность превысила рождаемость и страна, вступившая на путь привлечения иммигрантов, присоединилась к Германии, Австрии и др. государствам Европы, уже давно переживающих процесс депопуляции и стремительного старения населения, обусловленные, помимо других причин, массовой эмиграцией из них в прошлом!

Не меньший интерес представляет и Мексика, откуда ежегодно выезжают на работу в США не менее 1,5 млн. человек, которые наряду с безвозвратной миграцией, имеющей тенденцию к увеличению, все более начинают сказываться на сокращении мексиканского населения.

«Ускорение сокращения численности мексиканцев в результате международной миграции, — по мнению Родолфо Корона Васкес, — проявляется в значительном росте (более, чем в 15 раз за 40 лет) отрицательного миграционного сальдо:

с -256 тыс. человек в 1950 г. до -4,1 млн. человек в 1990 г.», что составляет около 5% общего населения страны, против 0,9% в 1950 г. Именно с ростом эмиграции из страны отдельные мексиканские ученые связывают снижение рождаемости, сокращение темпов роста населения Мексики с начала 1970-х гг. Так, общий коэффициент рождаемости с 40‰ в 1970 г. снизился до 27‰ в 1998 г., при снижении общего коэффициента смертности с 9‰ до 5‰ (mо = 32‰). Значительный объем эмиграции из Мексики в США в 1990 – 1995 гг. привел к сокращению роста населения еще на одну пятую от прогнозируемого уровня .

Учитывая почти 100 млн. население Мексики (27 млн. в 1950 г.) в конце столетия, другая часть специалистов рассматривает миграцию как «благо», способное не только снизить «демографическое давление»

на экономику, но и способствовать экономическому развитию через средства мигрантов (валютные переводы, средства производства, привезенные из-за рубежа и др.) .

Большие надежды возлагают на эмиграцию «избыточного» населения и многие другие страны, влияние которой на демографическую динамику в условиях быстрого роста их населения рассматривается в основном с положительной точки зрения. Так, если для развивающихся стран, особенно с большой численностью населения, отрицательные долгосрочные демографические последствия представляются в настоящее время иллюзорными, то для средних, особенно развитых, стран эти последствия имеют уже реальный характер .

Так, Турция, которая с начала 1960-х гг. буквально за 5 лет превратившаяся из страны, практически не осуществлявшей эмиграции, в одно из первых государств-поставщиков рабочей силы в Западную Европу (более 800 тыс. турецких рабочих за 1961 – 1975 гг.), долгосрочные демографические последствия вообще не рассматривает. А между тем, в 1995 г .

общее число турецких граждан, проживавших за рубежом, превысило 2,5 млн. человек, что составляет 4,2% общего населения Турции. Число португальцев, проживающих за рубежом, превысило в 1990-е гг. 1,2 млн .

человек или 11% от общего населения Португалии. В Ирландии этот показатель в 1995 г. составил 13,4% .

В 1990-е гг., по мнению экспертов ООН, число стран, на рост численности населения которых серьезно повлияла эмиграция, возросло до 30 (см. табл. 13.5.) .

За период 1990–1995 гг. из Пакистана эмигрировали 2,2 млн. чел., так что показатель эмиграции составил 3,5‰. Это главным образом результат возвращения афганских беженцев, которые хлынули в Пакистан в 1980–1985 гг. и в 1985–1990 гг. В Руанде, Мексике и Малави в 1990–1995 гг. отток эмигрантов также составил более 1 млн. чел. Кроме Мексики эти примеры свидетельствуют о большом объеме беженцев, которые перемещаются между соседними странами. Как говорилось выше, беженцы из Мозамбика в Малави в 1985–1990 гг. вернулись на родину в 1990–1995 гг. Аналогично в результате гражданской войны в общей сложности 1,75 млн. руандийцев прибыли в Демократическую Республику Конго, Танзанию, Бурунди и Уганду .

Есть также ряд стран, которые демонстрировали исключительно высокий уровень эмиграции в 1990–1995 гг., такие как Босния и Герцеговина (-43,2 на 1000), Либерия (-59,6 на 1000) и Кувейт (-69,2 на 1000). Из-за высокого уровня эмиграции в этих странах наблюдался отрицательный показатель роста населения в этот период. В этих трех странах отток эмигрантов был вызван военными действиями. В результате войны в Персидском заливе в 1991 г. многие иностранные рабочие выехали из Кувейта, Ирака и Саудовской Аравии .

С другой стороны, из-за гражданской войны в Боснии и Герцеговине большое количество беженцев покинули свою страну, выехав в другие государства бывшей Югославии. Гражданская война в Либерии вынудила многих искать убежища в соседних странах, таких как Гвинея и Кот д’Ивуар .

Даже этот небольшой перечень показывает возросшую роль вынужденной миграции в демографическом развитии. Вместе с тем более важными, на наш взгляд, представляются структурные изменения в населении, вызываемые международной миграцией населения .

Табл. 13.5. Уровень сальдо миграции и рост населения в странах с высоким уровнем эмиграции, 1990–1995 гг .

сальдо коэф. коэф. доля чистой миСтрана миграции, чистой роста на- грации в общем в тыс. миграции селения росте населения Пакистан -2215 -3,5 26,8 -13,1 Руанда -1750 -57,7 -58,3 -100,0 Мексика -1600 -3,7 18,2 -20,3 Малавия -1000 -21,1 7,2 -293,1 Казахстан -900 -10,7 0,9 -1188,9 Филиппины -900 -2,8 22,0 -12,7 Босния и Герцоговина -850 -43,2 -37,5 -115,2 Китай -800 -0,1 10,9 -0,9 Индонезия -800 -0,8 15,4 -5,2 Иран -750 -2,4 28,7 -8,4 Таиланд -750 -2,6 9,4 -27,7 Ливия -700 -59,6 -38,5 -154,8 Кувейт -663 -69,2 -47,2 -146,6 Ирак -650 -6,8 21,1 -32,2 Сомали -570 -12,6 19,2 -65,6 Бангладеш -500 -0,9 14,9 -6,0 Румыния -500 -4,4 -4,2 -104,8 Индия -400 -0,1 17,6 -0,6 Киргизстан -400 -18,1 3,0 -603,3 Узбекистан -400 -3,7 20,8 -17,8 Саудовская Аравия -400 -4,7 25,7 -18,3 Перу -370 -3,3 17,4 -19,0 Египет -300 -1,0 19,5 -5,1 Шри–Ланка -250 -2,9 10,0 -29,0 Вьетнам -250 -0,7 20,2 -3,5 Азербайджан -250 -6,8 10,1 -67,3 Колумбия -235 -1,4 18,8 -7,5 Марокко -200 -1,6 19,6 -8,2 Сьерра–Леоне -200 -9,8 9,7 -101,0 Таджикистан -200 -7,2 18,9 -38,1 Источник: United Nations (forthcoming). World Population Prospects: The 1996 Revision. N.-Y., U.N., Population Division, Department for Economic and Social Information and Policy Analysis. P. 52 .

13.4. МЕЖДУНАРОДНАЯ МИГРАЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ И СТРУКТУРНЫЕ

ИЗМЕНЕНИЯ В НАСЕЛЕНИИ СТРАН ИММИГРАЦИИ И ЭМИГРАЦИИ

Более или менее ясно, что в развитых странах, где уровень рождаемости очень низок, международная миграция стала важным источником роста населения. Важно и более сложно, однако, исследовать, в какой степени миграция изменяет половозрастную структуру населения в принимающих странах. Поскольку во многих странах подробные статистические данные по возрастному распределению мигрантов не собирают, едва ли возможно проанализировать эту проблему в целом. Тем не менее результаты некоторых исследований, которые были посвящены влиянию миграции на половозрастную структуру, позволяют в определенной мере представить это влияние .

Чуть более ясная картина имеет место в отношении изменений половой структуры как самих мигрантов, так и их влияния на половую структуру населения посылающих и принимающих стран .

Удивительно, что даже в тех регионах, где доля женщин меньше, чем мужчин, тем не менее, их процент в общей численности международных мигрантов значителен, что опровергает широко распространенное мнение о том, что международные мигранты — это преимущественно мужчины .

При этом, как подметил в свое время А. Сови, «иммиграция мужчинхолостяков не имеет каких либо постоянных последствий, даже в случае ее необратимости и при условии, что некоторое число мигрантов вступает в брак в стране иммиграции. Правда, равновесие полов при этом может быть нарушено .

Такая иммиграция может носить демографический характер только в том случае, если она происходит в стране, которая понесла большие потери в мужском населении» .

Оценки распределения мигрантов по полу показывают, что в мире в целом процент женщин среди международных мигрантов несколько увеличился: с 46,6% в 1965 г. до 47,7% в 1990 г. Очевидны различия между развитыми и развивающимися странами в распределении мигрантов по полу. Так, в развитых странах число женщин среди международных мигрантов практически равно численности мужчин, в то время как в развивающихся странах их доля в общей численности мигрантов колебалась между 45,3% и 45,9% в период 1965–1990 гг. В Западной Азии доля женщин в численности мигрантов сократилась с 44,4% в 1965 г. до 39,1% в 1985 г., а затем возросла до 40% в 1990 г. В Северной Америке и в европейских странах с переходной экономикой, напротив, доля женщин-мигрантов превышала 50%, по крайней мере, после 1975 г. Во всех других регионах доля мигрантов-мужчин стабильно превышала долю женщин, правда, на незначительную величину .

По мнению С. Кастла и М. Миллера, одной из ведущих закономерностей будущего развития международной миграции населения станет ее «феминизация», и не столько в плане увеличения доли женщин среди мигрирующих, сколько в усилении их роли в социально-экономическом и демографическом развитии принимающих стран .

О воздействии международной миграции на изменения в возрастной структуре населения, что имеет немаловажное значение в условиях быстрого демографического старения в развитых странах, к настоящему времени не сложилось однозначного мнения по этому вопросу .

Ряд исследований показывает, что мигрируют, как правило, в более молодых возрастах и, соответственно иммиграция оказывает положительное влияние на стареющую возрастную структуру населения принимающих стран Запада. Причем как с точки зрения прямого влияния на увеличение доли лиц до 60 лет, так и с точки зрения, которая, на наш взгляд, является более важной, повышения рождаемости, поскольку у мигрирующих из развивающихся стран репродуктивные установки значительно выше, чем у коренного населения .

Как выявил еще в начале 1960-х гг. Спенглер, «чистая миграция, как правило, замедляет процесс старения, если она увеличивает в большем объеме долю молодых возрастных групп, чем более старших возрастных групп (обычно после 30 лет), в особенности, если молодые иммигранты пропорционально увеличивают также число деторождений» .

Большое исследование начала 1990-х гг. о демографическом вкладе международной миграции в развитие 7 западных стран французского ученого Ле Бра, на результаты которого ссылаются как те, кто считает, что иммиграция оказывает значительное влияние на демографическое развитие стран Запада, так и те, кто считает это влияние слабым или вообще отсутствующим, показало, в частности, что с 1946 по 1983 гг. средний возраст мигрирующих был ниже, чем у коренного населения, а вклад иностранцев в увеличение населения, например, Франции был наиболее значительным в возрастной группе 25–29 лет .

Что касается стран классической иммиграции (Австралии, Канады и США), то вплоть до начала 1970-х гг. наблюдалось значительное влияние на возрастную структуру их населения. Так, в Австралии иммиграция оказала влияние на все возрастные группы вплоть до 50 лет в течение с 1947 по 1971 гг., когда иммиграция и естественный прирост среди иммигрантов обеспечили почти половину прироста населения. Без иммиграции население в возрасте 15–64 года увеличилось бы всего на 8% по сравнению с ростом всего населения на 19%. Иммиграция ускорила увеличение трудоспособного населения до 27%, а общий коэффициент прироста населения повысился до 39% .

В США до 1966 г. (начала действия нового иммиграционного закона) возрастная структура иммигрантов примерно распределялась следующим образом: 0–15 лет — 24%, 16-44 года — 67% и группа 45 лет и старше — 10%. В 1970-е гг. это соотношение начинает меняться в пользу двух крайних возрастных групп (в 1977 г. оно уже представляло соответственно 33%, 49% и 19%), что объясняется, во-первых, увеличением семейной миграции, а, вовторых, ростом среди иммигрантов доли высококвалифицированных специалистов, которые, как правило, имеют более высокий возраст .

Не случайно последние исследования в этой области зафиксировали данную тенденцию. Так, основываясь на данных по Австралии, было сделано предположение, что иммигранты в настоящее время не влияют существенно на демографическую структуру нации. Вследствие того, что половозрастная структура иммигрантов в целом сходна с половозрастной структурой основного населения Австралии, хотя и наблюдалась несколько более высокая доля трудоспособных возрастов и несколько меньшая доля стариков, все же основное воздействие, которое оказала миграция — это абсолютный прирост численности населения с 8 до 16 миллионов .

Обследование в Канаде, выполненное Симонсом, также подтвердило, что, сыграв очень большую роль в увеличении численности населения, международная миграция оказала лишь небольшое воздействие на возрастную структуру населения. Это связано главным образом с тем, что прибывающие мигранты представлены всеми возрастными группами. Несмотря на то, что мигрирующие — это в основном довольно молодые люди, но они привозят с собой детей, рожденных за границей, а затем к ним присоединяются зависящие от них престарелые родители .

Используя данные по населению Нидерландов, было показано, что относительно небольшое число иммигрантов не может изменить возрастную структуру населения, сложившуюся при очень низкой рождаемости. Возрастная структура населения изменится лишь в том случае, если большое число иммигрантов будет оставаться в стране продолжительное время. Исследование Ле Бра, на которое мы уже ссылались, по мнению экспертов ООН, также выявило удивительное сходство между возрастной структурой реального населения и закрытого населения: различия в возрастах не превышали двух лет (и тем не менее эти различия имели место и оказали определенное положительное влияние на демографическое развитие большинства рассматриваемых стран). В другом исследовании было также установлено, что послевоенная иммиграция, увеличив население Великобритании примерно на 3 млн., не оказала значительного влияния на возрастную структуру. Таким образом, эти исследования выходят на утверждение, что международная миграция не оказывает в настоящее время существенного влияния на возрастную структуру населения .

Вместе с тем, последний проект ООН по «замещающей миграции», которая рассматривается как один из важных факторов, способных омолодить быстро стареющее население развитых стран, включая Россию, несколько опровергает эти утверждения1 .

Последнее тем более убедительно, когда речь идет о преимущественно трудовой миграции, в результате которой возрастная структура может быть значительно изменена. Например, трудовая миграция в Западную Азию оказала заметное влияние на возрастную структуру населения принимающих стран. В международную трудовую миграцию в этих странах вовлечены люди самых разнообразных профессий и квалификации. Иностранные рабочие в Западной Азии принимались преимущественно как временные мигранты, среди них доминировали молодые рабочие. Обследование, проведенное ООН, выяснило, что индийцы, пакистанцы, филиппинцы и др .

мигрировали в Западную Азию без семей и оставались в принимающих странах относительно непродолжительное время. Среди иностранных рабочих, обследованных в этих странах, подавляющее большинство принадлежали к молодым возрастным группам, и это оказывало влияние на возрастную структуру .

Можно говорить и о влиянии эмиграции, которая, например, явилась причиной значительного «постарения» населения Мальты и Ирландии в послевоенный период, и такое же влияние, хотя и менее заметное, было отмечено в отношении населения Италии, Португалии, Греции. В Италии это влияние в первую очередь сказалось на сокращении трудоспособного населения, которое с 1959 по 1974 гг. ежегодно уменьшалось в среднем на 0,4%, в то время как в США увеличивалось на 2%. В результате в Калабрии, например, три из каждых четырех семей не имели в доме мужчин моложе 50 лет .

Влияние масштабной эмиграции в течение значительного периода времени на возрастную структуру подтверждается сравнением возрастных структур в Ирландии за 1881, 1946 и 1961 годы. В результате эмиграции имеется явный «пробел» в ирландской возрастной пирамиде для возрастной группы от 20 до 45 лет как в 1881 г., так и в 1961 г. В отличие от этого возрастная пирамида за 1946 год более сбалансирована в результате низких коэффициентов эмиграции в течение десятилетий, предшествовавших переписи населения .

Завершая краткое рассмотрение роли и значения международной миграции населения в демографическом развитии, заметим, что они могут возрастать для большинства стран как при условии увеличения объемов иммиграции или эмиграции, так и масштабов временной трудовой миграции, а также вынужденной миграции .

См. подробнее, Денисенко М.Б. Замещающая миграция // Международная миграция: Россия и современный мир. М., 2000. Вып. 5. С. 92–110 .

ГЛАВА 14

МИГРАЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ В РОССИИ

14.1. КРАТКИЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ОБЗОР МИГРАЦИОННОГО

ДВИЖЕНИЯ РОССИИ. ОСОБЕННОСТИ ВНУТРЕННЕЙ МИГРАЦИИ

В России миграция населения всегда имела огромное влияние на демографическое и экономическое развитие как отдельных территорий и регионов, так и страны в целом. Известный русский историк В. Ключевский писал, что «переселение, колонизация страны были основным фактором нашей истории, с которым в близкой и отдаленной связи стояли все другие ее факторы» .

Миграция населения в России вплоть до начала 90-х гг. XX в. определялась главным образом политическими и идеологическими соображениями, ее общественным устройством (вспомним крепостное право или сталинский режим), которые, как правило, препятствовали свободному миграционному движению, особенно за пределы страны .

Вместе с тем экономические и социальные законы развития требовали усиления миграционного движения, что стало видно при переходе к капитализму, при котором получают распространение такие его виды, как сезонная и маятниковая миграции, получает развитие международная миграция рабочей силы .

Что касается миграции в советский период, то она изначально определялась прежде всего политическими соображениями ограничения свободы въезда и выезда и принудительным характером. В отдельные периоды, например, с середины 1970-х до начала 1980-х гг., имели место трудовая миграция из бывших социалистических стран, Турции, Финляндии и др., а также незначительная эмиграция советских граждан на Запад в виде «невозвращенцев», диссидентов и т.п .

Упрощение в конце 1986 г. процедуры выезда из страны, принятие в мае 1991 г. Закона о въезде и выезде из СССР, действовавшего до 31 декабря 1993 г., принятие 12 августа 1993 г. Закона о въезде и выезде российских граждан и, наконец, нового Федерального Закона «О порядке выезда из РФ и въезда в РФ» в августе 1996 г. знаменуют начало нового этапа миграционного движения, который характеризуется резким подъемом числа выезжающих на постоянное место жительство за рубеж, появлением так называемого ближнего зарубежья и усилением иммиграционных потоков .

Если в 1987 г. из России выехало в страны дальнего зарубежья 10 тыс. человек, то в 1995 г. уже 112 тыс. (соответственно из бывшего СССР — 39 тыс. и 452 тыс.). За 1987–2001 гг. из России эмигрировали около 1140 тыс. человек .

Резкий рост эмиграции и наряду с этим увеличение иммиграционных потоков, получившие начало в 1987 г., усиление оттока русскоязычного населения из союзных тогда еще республик, сокращение миграции сельского населения в города, наметившееся в начале 1980-х гг. и получившее ускорение в конце 1980-х — начале 1990-х гг., коренные изменения на рубеже двух последних десятилетий в межрегиональных миграциях — таковы изменения, которые произошли в последнее десятилетие .

Распад СССР значительно изменил картину миграционного движения .

Возникла по сути уникальная ситуация, когда в рамках бывшего СССР внутренняя миграция одномоментно превратилась в международную, требующую совершенно других подходов, иной миграционной политики .

Наибольшие изменения коснулись непосредственно России, находившейся как бы в эпицентре миграционных потоков (см. таблицу 14.1) .

Россия оказалась в наиболее сложном положении в связи с резко обострившимися, как за ее пределами, так и внутри нее, национальными конфликтами. Результатом этого явились миллионы русских и других граждан России, оказавшиеся в роли своеобразных заложников в бывших союзных и автономных республиках, а ныне самостоятельных государствах, сотни тысяч вынужденных мигрантов, потоки которых устремились в Россию .

В условиях ухудшающейся экономической ситуации Россия практически оказалась неподготовленной к эффективному решению проблем, вызванных появлением вынужденных мигрантов, включая беженцев по экологическим причинам, репатриацией депортированных ранее народов, нелегальной миграцией, ростом индивидуальной трудовой миграция и др .

Вся эта миграционная мозаика требует глубокого анализа каждой из ее составляющих .

Коротко остановимся лишь на некоторых из них. Для такой огромной страны, как Россия, при всех изменениях в миграционном движении роль и значение внутренних миграций сохраняются. Но их интенсивность сократилась, что, в частности, объясняется неимоверным взлетом цен на транспортные и рекреационные услуги. Общий объем внутренних миграций за 1998–2001 гг. составил около 10 млн человек, что примерно в два раза ниже среднегодовой величины в советский период .

Первая особенность, на которой хотелось бы остановиться, связана с изменениями, которые произошли в начале 90-х гг. в сельско-городской миграции, что в определенной степени противоречило мировым закономерностям, хотя, возможно, в этом есть своеобразный путь России. В чем суть противоречия? В том, что страна пыталась как бы «перепрыгнуть» одну из стадий, т.е. перейти на другой этап развития, не завершив предыдущий .

Табл. 14.1. Динамика международной безвозвратной миграции в России с 1992 года (в тыс.

чел.) направление годы миграционных потоков 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 926,0 920,4 1146,7 842,1 631,6 583,3 495,3 367,2 350,9 193,4 Прибыло — всего в том числе из стран:

ближнего зарубежья 925,7 920,0 1146,3 841,5 631,1 582,7 494,8 366,7 350,3 186,2 дальнего зарубежья 0,3 0,4 0,4 0,6 0,5 0,4 0,5 0,5 0,6 7,2 673,1 483,0 337,1 339,6 288,0 234,3 216,7 238,0 160,8 121,1 Выбыло — всего в том числе в страны:

ближнего зарубежья 570,0 369,2 231,7 229,3 191,4 149,5 133,0 129,7 83,5 62,5 дальнего зарубежья 103,1 113,8 105,4 110,3 96,6 84,8 83,7 108,3 77,3 58,6 253,9 447,4 809,6 502,5 343,6 349,0 278,6 129,2 190,1 72,3 Сальдо миграции в том числе со странами:

ближнего зарубежья 355,7 550,8 914,6 612,2 439,7 429,8 361,8 237,0 266,8 123,7 дальнего зарубежья -102,8 -113,4 -105,0 -109,7 -96,1 -80,8 -83,2 -107,8 -76,7 -51,4 Источник: данные Госкомстата России .

И связано это с тем, что в 1991 г. впервые был отмечен некоторый миграционный прирост сельского населения. Другими словами, вектор направления «село–город» сменился на противоположный «город–село», что, в частности, объясняется резким ухудшением общей экономической ситуации в России, потерей привлекательности крупных городов, удорожанием жизни в них, которое превысило все возможные уровни .

В 1992 г. впервые за послевоенный период численность городского населения уменьшилась как за счет его естественной убыли (177 тыс. человек, в 1994 г. она составила уже 669 тыс.), так и за счет миграционного оттока, превысившего приток на 113 тыс., тогда как в сельской местности миграционный прирост вырос в 5 раз, составив 289,5 тыс. человек. Даже в Нечерноземной зоне, которая все предыдущие годы в результате значительной миграции теряло население, сальдо миграции стало положительным, достигнув 81 тыс. человек .

Тем не менее, совершенно очевидно, что в ближайшие годы восполнить огромные предыдущие демографические потери сельского населения (за 1961–1991 гг. они составили более 20 млн человек) эти регионы европейской России за счет миграционного притока не смогут, тем более, что и сам вектор направления повернулся обратно .

Несмотря на то, что уже в 1993–1994 гг. миграционный прирост городского населения практически восстановился в размерах конца 1980-х гг., сельская местность также продолжает сохранять положительное сальдо миграции. В 1995 г. миграционный прирост составил соответственно 406 тыс. и 96 тыс. человек. Такая ситуация стала возможной благодаря значительному притоку мигрантов из стран ближнего зарубежья, более чем наполовину компенсировавшего естественную убыль и в городе, и на селе, составившую в 1995 г. соответственно 620 тыс. и 212 тыс. В 1999–2000 гг .

миграционный прирост за счет стран СНГ и Балтии составил в городских поселениях 277 тыс., в сельских — 174 тыс. человек .

Рассмотрим еще одну современную особенность внутренних миграций, которые, если не изменить ход развития, могут иметь очень негативные социально-экономические и демографические последствия как для России в целом, так и для ее отдельных регионов .

Речь идет о наметившемся с конца 1989 г. оттоке населения из северных территорий, богатых природными ресурсами. О масштабности этих изменений, в частности, можно судить по тому, что в 1992 г. в 15 из 16 северных территорий миграционный отток привел к сокращению общей численности их населения. Наибольшие потери в 1989–1999 гг. имели Северный экономический район (-618 тыс. человек) и Дальневосточный экономический район (-863 тыс. человек) (см. табл. 14.2) .

Табл. 14.2. Нетто миграция населения по экономическим районам России, 1979–1988 и 1989–1999 гг.1 Нетто-миграция, тыс.

чел Экономические районы 1979–1988 1989–1999 Российская Федерация, в том числе районы:

Северный 40 -618 Северо-Западный 443 238 Центральный 1025 1212 Волго-Вятский -226 192 Центрально Черноземный -142 542 Поволжский -21 802 Северо-Кавказский 64 865 Уральский -558 383 Западно-Сибирский 812 266 Восточно-Сибирский 42 -213 Дальневосточный 333 -863 Источник: данные Госкомстата России .

Актуальность проблемы заключается не просто в миграционных потерях, характерных и для ряда других регионов страны, а прежде всего в том, что стало уезжать население, уже хорошо адаптировавшееся к экстремальным северным условиям, т.е. наметилось разрушение трудно складывающегося генетического потенциала, для восстановления которого вновь потребуется не одно десятилетие и без которого освоение природных богатств этих районов будет малоэффективным и значительно более сложным, долгим и дорогим, даже несмотря на развитие вахтового и других подобных методов .

С 2000 г. статистика дается по федеральным округам. Приведем данные для 2000 г.:

• Центральный (Центральный и Центрально-Черноземный экон.районы) — миграционный прирост в пределах России составил 74 тыс. чел.;

• Северо-Западный (Северный, Северо-Западный экон. районы и Калининградская обл.) — миграционная убыль 1,6 тыс. чел.;

• Южный (Северо-Кавказский эк. район, Республика Калмыкия, Астраханская и Волгоградская обл.) — миграционный прирост 15 тыс чел.;

• Приволжский (часть Поволжского и часть Уральского эк. районов ) — миграционная убыль 2,3 тыс. чел.;

• Уральский (Уральский эк. район, исключая Республику Башкортостан, Удмуртскую Республику, Оренбургскую и Пермскую обл. и включая Тюменскую обл.) — миграционный прирост 1,6 тыс.чел.;

• Сибирский (Западно-Сибирский эк. Район, исключая Тюменскую обл., и Восточно-Сибирский эк.район) — миграционная убыль 22,4 тыс.чел.;

• Дальневосточный — миграционная убыль 36,5 тыс.чел .

Решение проблемы, в частности, возможно при условии восстановления северных льгот с учетом роста потребительской корзины, сохранения и развития социальной инфраструктуры, активизации производства и жилищного строительства. В противном случае миграционный отток постоянного населения северных территорий будет продолжаться .

Существенное влияние на миграционное поведение населения России мог бы оказать принятый в июле 1993 г. Закон «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации», в частности, отменивший такой сдерживающий миграцию механизм, как прописка, осуществляемый паспортными столами милиции, заменив ее системой регистрации .

К сожалению, во многих крупных городах эта система остается сдерживающим фактором. Другими словами, сначала необходимо получить постоянную регистрацию, заплатив при этом соответствующие деньги, и лишь затем иметь право на трудоустройство, а не наоборот, как это имеет место во всех развитых странах .

14.2. РОЛЬ МЕЖДУНАРОДНОЙ МИГРАЦИИ В СОВРЕМЕННОМ ДЕМОГРАФИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ РОССИИ

Относительно международной миграции мы уже отмечали уникальный характер миграционной ситуации в России, возникшей после распада СССР и заключающейся, в первую очередь, в появлении «ближнего зарубежья» и резком вовлечении населения России в миграционные потоки с «дальним зарубежьем». Говорить об иммиграции из стран ближнего зарубежья строго с научной точки зрения можно лишь с момента образования отдельных самостоятельных государств на территории бывшего СССР (конец 1991 г.). Заметим, что именно эта иммиграции является ведущей положительной компонентой динамики населения России с 1992 г., поскольку иммиграция из стран дальнего зарубежья незначительна (см. табл. 14.1), Вместе с тем сам процесс возвращения русского населения из этих государств становится заметным уже со второй половины 1960-х гг .

Особенность предшествующего периода заключалась в том, что данное возвращение было обусловлено в первую очередь экономическими причинами и выступало, если так можно сказать, в форме реэмиграции. Другими словами речь шла о мигрантах, въехавших в страны ближнего зарубежья из России в 1950-е – 1960-е гг. Но столкнувшись с резко возросшим давлением на рынке труда со стороны местного населения, они, в большинстве своем, стали возвращаться в Россию, меньшая часть мигрировала на Украину и в Прибалтику. При этом надо иметь в виду, что сохранялись жесткая ограничительная система по переселениям, например, в крупные города, распределительная практика молодых специалистов по всей стране, миграция по общественным призывам и другие формы полупринудительного характера, которые часто не учитывали изменений, происходивших в трудовой и демографической сферах в Закавказье и Средней Азии. Но именно эти изменения становились главным фактором «реэмиграции» .

Ситуация коренным образом изменяется в конце 1991 г. в связи с распадом СССР на отдельные самостоятельные государства, между которыми сразу же была возведена государственная граница, а в самих этих государствах, за исключением России, стала проводиться политика (где-то более, где-то менее явная) по выталкиванию населения некоренной национальности. В силу сложившейся ситуации, Россия с ее «прозрачными границами» превращается в мощный иммиграционный центр, куда устремились миллионы бывших советских граждан. И хотя имела место и эмиграция из России (за 1992–2001 гг. — 2,15 млн. человек, а также 942 тыс. выехало в страны дальнего зарубежья), в целом иммиграция, которая приняла разнообразные формы (вынужденная, добровольная, нелегальная), была значительно выше, составив, по официальным данным, за 1992– 2001 гг. 6,4 млн. человек. Если к ним прибавить 1,2 млн. беженцев и более 2 млн. официально незарегистрированых, то общая численность «возвратившихся» в Россию из стран ближнего зарубежья за эти годы составила, по минимальным оценкам, около 10 млн. человек, из которых примерно 70% составили непосредственно русские .

Столь высокий приток населения в Россию (более чем по 1 млн. в год) стал для нее в 1990-е годы значимым фактором политического, экономического и демографического развития .

С политической точки зрения очень важно было показать, что Россия может быть тем центром, который готов принять миллионы своих соотечественников из ближнего зарубежья. Отсюда и «прозрачные границы»

со стороны России с большинством из бывших союзных республик. И хотя России до сих пор не удалось решить проблемы, связанные еще с первой волной беженцев из-за войны между Азербайджаном и Арменией (январь– февраль 1990 г.), как, впрочем, и с последующими волнами из Средней Азии, Грузии, Казахстана и др., как и не удалось сформировать эффективную федеральную миграционную политику, тем не менее переселение миллионов бывших советских граждан из стран ближнего зарубежья на постоянное жительство в Россию, как и временная трудовая миграция сотен тысяч не только русских, но и коренных жителей этих стран, стало, видимо, важнейшим ее политическим шагом в 1990-е гг. Этот шаг необходимо не только усилить, но и наполнить новым содержанием, не акцентируя все внимание, что имело место все 1990 –е гг., только на проблемах вынужденной миграции, а в последние два года (2001–2002 гг.) вся миграция вдруг превращается в «нелегальную», что совершенно неправильно .

Не менее важной представляется и экономическая значимость иммиграции из стран ближнего зарубежья. В частности, Россия получает возможность хотя бы частично компенсировать экономические потери от «утечки умов», эффективно используя приезжающих высококвалифицированных специалистов из стран ближнего зарубежья, зачастую и подготовленных в прошлом непосредственно в России .

Заметим, что иммиграция, как массовое социально-экономическое явление характерно, главным образом, для более развитых стран мира, в значительной степени способствуя их экономическому и демографическому развитию. Как писал в 1989 г. известный американский экономист Дж. Саймон, «в целом иммигранты прибавляют к общему американскому капиталу и даже составу физических ресурсов больше, чем вычитают. Каждая новая, прибавляющаяся группа людей — конечно, в разумных пределах, например, от 500 тыс. до 2 млн. чел. в год, дает чистый плюс, а не минус» .

Правда, для того, чтобы получить плюс, необходимы соответствующее внимание и разумная политика по отношению к иммиграции, тем более, если речь идет о возвращении соотечественников на историческую родину, примером чему могут служить, например, Германия конца 1980– 1990-х годов и Израиль, обладающих при этом, в отличие от США, очень небольшой территорией (357 тыс. км2 и 21 тыс. км2, соответственно) .

Для России с ее огромной территорией (17 млн. км2 и плотностью 9 чел. на 1 км2, против США с 9,6 млн. км2 и плотностью 28 чел. на 1 км2, или Японии с 378 тыс. км2 и 336 чел. на 1 км2) экономическое освоение отдельных регионов страны (например Сибири и Дальнего Востока, Центрального Нечерноземья) и в прошлом, и в настоящее время всегда представлялось довольно сложной экономической задачей .

Решение этой задачи усугублялось и продолжает усугубляться трудозатратным типом экономики, требующим, помимо прочего, дополнительных рабочих рук, которых, несмотря на структурный рост безработицы в России, явно не хватает .

При этом появляются не только регионы, но и целые сферы производства, куда неохотно стали идти россияне. Только в 1993–1995 гг., несмотря на рост безработицы, в России свободных рабочих вакансий насчитывалось около 444 тыс. И лишь около половины из них сумели заполнить за счет иммигрантов и иностранной рабочей силы .

Таким образом, можно утверждать, что для экономического освоения всех регионов России ее собственного населения становится явно недостаточно и одним из решений данной задачи может быть более активное привлечение иммигрантов и иностранной рабочей силы, один из главных потенциалов которых находится непосредственно в странах ближнего зарубежья .

Более того, именно этот потенциал становится с 1992 г. ведущей компонентой динамики общей численности населения России, переживающей в настоящий момент серьезный демографический кризис, который, в свою очередь, стал основным фактором, блокирующим все экономические программы по возрождению России .

В условиях огромной территории, для 2/3 которой характерны сложные (суровые) природно-климатические условия, при трудозатратной экономике, которая господствует по сей день, демографический фактор, особенно общая численность населения, и прежде всего его трудоспособная часть, имеют для России особо значимую роль .

Более того, по нашему глубокому убеждению, какую бы модель экономического развития не выбрала сегодняшняя Россия, лучшее, на что она может рассчитывать в условиях современного демографического кризиса (на котором чуть ниже мы остановимся подробнее), это лишь на некую экономическую стабилизацию. Если даже на минуту представить, что на Россию в ближайшее время обрушится «золотой инвестиционный дождь», кто будет осваивать «золотые капиталовложения» на огромной территории центрального Нечерноземья — сотня, другая 70-летних стариков? Или на еще более огромной территории Дальнего Востока, где и таковых нет?

Причем «нехватка населения» начинает со всей остротой ощущаться уже во времена Петра I и особенно Екатерины II, хотя само демографическое развитие, например, на рубеже предыдущих двух веков (XIX и XX вв.) существенно отличается от ситуации конца ХХ в. — начала ХХI в., что достаточно наглядно видно из табл. 14.3 и 14.4 .

На начало ХХ-го столетия численность населения России достигла 70 млн .

человек, что было чуть меньше, чем в США. Вместе с тем естественный прирост в России более чем в 2 раза превышал естественный прирост в США, более 3 раз — в Германии и почти в 8 раз — во Франции. Суммарный коэффициент рождаемости (СКР) в России равнялся 7, в США — 4,5, во Франции — 2,8. Вместе с тем, наряду с очень высокой рождаемостью для России начала прошлого века была характерна и высокая смертность, чуть менее, чем в 2 раза превышающая ее общий уровень в США, Франции, Великобритании, при очень высокой младенческой смертности. Для православного населения последняя «зашкаливала» за 300‰, более чем в 3 раза превышая этот показатель в развитых странах мира, соответственно средняя продолжительность предстоящей жизни (eо) была почти в 2 раза ниже, чем в этих странах .

При этом сальдо миграции, которое вплоть до 1890 г. было положительным, к рубежу двух веков становится отрицательным, каковым и остается почти до конца 1970-х гг. (см. табл. 14.3), в отличие от США, где чистая иммиграция по сей день остается важным положительным фактором демографического развития (см. табл. 14.4) .

Табл. 14.3. Компоненты изменения численности населения России с 1897 г .

общий в том числе население на периоды, прирост конец периода, ест. прирост, мигр. прирост, годы (убыль), года, тыс. чел. тыс. чел. тыс. чел. ** тыс. чел .

1897* 67473 - - Примечание: * на начало года; ** c учетом сальдо миграции со странами дальнего зарубежья, которое в 1927–1940 гг. и 1951–1987 гг. было относительно небольшим (например, в 1986 г. оно равнялось -2,3 тыс. человек, против -20,4 в 1989 г.,

-102,5 тыс. в 1990 г.). Наиболее значимым оно было в 1917–1925 гг., когда более 2,5 млн. человек эмигрировало в Западную Европу, США и др. страны дальнего зарубежья; ***из них почти 3,6 млн. человек приходится на дальнее зарубежье;

Источник: Население СССР. 1973. М., 1975. С.14, 70; Андреев Е.М., Дарский Л.Е., Харькова Т.Л. Демографическая история России 1927–1959. М., 1998; Население России за 100 лет (1897–1997). М., 1998. С. 32–34, 84–85; Демографический ежегодник 2000. М., 2000. Социально-экономическое положение России. Январь–декабрь 2000 г. М., 2001. С. 48-51; Численность и миграция населения в 2000 году. М., 2001;

Социально-экономическое положение России. Январь; 2002. М., 2002. С. 243, 245 .

Вместе с тем, история XX в., как собственно и предыдущего века, изобилует таким количеством потрясений (смена общественно-экономических формаций, 3 войны, интервенция, голод, политические репрессии, прежде всего против крестьянства, которое составляло на начало века более 85% населения, и др.), которые не могли не сказаться на росте населения, демографическом развитии России в целом. Так, только за 1941–1946 гг., по различным подсчетам, бывший СССР потерял около 25 млн. человек, из них более половины пришлось непосредственно на Россию. И тем не менее, за первые 50 лет советской власти в демографическом развитии нашей страны произошли кардинальные положительные изменения. Уже к 1970 г. доля городского населения России превысила 60%, ОКС в 1964 г .

составил 7,2‰, по существу один из самых низких показателей в мире на данный период, младенческая смертность снизилась более, чем в 10 раз, достигнув 23‰, тогда как в США — в 4 раза, в Западной Европе — в 5 раз, средняя продолжительность предстоящей жизни возросла более, чем в 2 раза, составив 69 лет для обоих полов, в США этот показатель увеличился с 52 до 72 лет. СКР хотя и снизился до 2,34, то есть почти в 3 раза, оставался еще на уровне расширенного воспроизводства .

Одним словом, налицо значительные демографические успехи, не случайно сопровождающиеся наиболее высокими темпами роста производительности труда, определенным экономическим подъемом. Хотя уже и в этот период «нехватка населения» для отдельных регионов России начинает все более негативно сказываться на их развитии. И особенно это стало заметно к концу 1960-х гг., когда необходимо было сделать следующий шаг: внести значительные средства на борьбу с сердечно-сосудистыми и онкологическими заболеваниями, дальнейшего снижения младенческой смертности, развернуть в обществе пропаганду здорового образа жизни и бережного отношения к своему здоровью, к человеческой жизни вообще, то есть то, что, собственно и было, в частности, сделано на Западе .

Бывший СССР, ставший заложником собственной идеологии и вынужденный выступать внешним донором по поддержанию мирового военного паритета и социалистической системы в целом, не смог сделать этого шага сугубо из-за отсутствия необходимых для этого средств, как и сохраняя «призрачную» надежду, что демографические проблемы в социалистическом обществе разрешаться сами собой, стоит только еще более укрепить военную, а соответственно, и экономическую мощь социалистического содружества. При этом, что не менее важно, Россия оказалась еще и внутренним донором, поскольку единственная из бывших союзных республик только отчисляла средства в союзный бюджет, ничего не получая обратно, что лишь усугубляло ее дальнейшее демографическое развитие, которое, в свою очередь, все более и более препятствовало развитию экономическому .

Табл. 14.4. Демографическое движение населения в России и в США (в тысячах) Россия 1900-1910* 1960 1970 1980 1990 1995 1999 Население** (в млн.) 71 119 130 138 148 148 146 Рождаемость 2782 1904 2203 1989 1305 1216 Смертность 886 1131 1526 1656 2082 2140 Естеств. прирост 14812 1896 773 677 333 -833 -934 Миграц. прирост (убыль) -512 -176 -148 60 169 503 165 Общий прирост (убыль) 1720 1720 625 737 502 -330 -769 ОКР (в ‰) 50,0 23,2 14,6 15,9 13,4 9,3 8,4 ОКС (в ‰) 33,2 7,4 8,7 11,0 11,2 15,0 14,7 СКР (ср . число детей) 6,83 2,63 2,00 1,89 1,88 1,34 1,2 КМС (в ‰) 270,0 36,6 23,0 22,1 17,4 18,1 16,5 eо (годы) (муж/жен) 31 (29/32) 69 (64/72) 69 (63/73) 68 (61/73) 70 (64/74) 65 (58/72) 66 (61/73) 1900-1909* США 1960 1970 1980 1990 1995 1999 Население (в млн.) 76 179 203 227 249 263 273 Рождаемость - 4258 3731 3612 4158 3927 3942 Смертность - 1712 1921 1990 2148 2284 2308 Естеств. прирост 7182 2546 1810 1622 2010 1643 1634 Миграц. прирост 8795 299 327 724 578 764 979 Общий прирост 15977 2845 2137 2346 2588 2407 2613 ОКР (в ‰) 32,3 23,7 18,4 15,9 16,7 15,1 14,3 ОКС (в ‰) 17,5 9,5 9,5 8,8 8,6 8,8 8,7 СКР (ср. число детей) 4,57 3,65 2,48 1,84 2,08 2,02 2,04 КМС (в ‰) 89,0 26,0 20,0 12,5 11,2 9,1 6,9 eо (годы) (муж/жен) 52 (50/53) 72 (67/73) 73 (67/75) 75 (70/78) 76 (72/79) 76 (73/80) 77 (74/80) Примечание: * прирост за период, показатели среднегодовые; ** население на начало года; ОКР — общий коэффициент рождаемости; ОКС — общий коэффициент смертности; СКР — суммарный коэффициент рождаемости; КМС – коэффициент младенческой смертности; eо — средняя ожидаемая продолжительность предстоящей жизни при рождении .

Источник: Население России за 100 лет (1897-1997). М., 1998. С. 32–34; Population et Societes, № 336 juin 1998. P. 3. № 348 julliet–aout 1999; Ионцев В.А. Международная миграция населения: теория и история изучения. М., 1998 С. 348, 353 .

Но означает ли данное ухудшение демографических показателей, что страна уже в 1970-е гг. вступила в демографический кризис, который лишь «слегка обострился» в 1990-е гг., что главные причины резкого ухудшения демографической ситуации в середине 1990-х гг. кроются лишь в советском прошлом? А ведь именно на этом акцентируют все свое внимание некоторые российские демографы. При этом высказывается даже мнение, что реального повышения смертности в 1990-е гг. практически не было1, а коэффициент младенческой смертности вообще стал ниже и собственно в демографическом плане в отношении смертности ничего неожиданного не произошло, да и вообще на фоне прошлого «потери последующего десятилетия не кажутся особенно большими». Между тем с 1999 г., после двухлетнего небольшого снижения вновь стал расти общий коэффициент смертности: в 1999 г. он составил 14,7‰, в 2000 г. — 15,3‰, в 2001 г. — 15,6‰ против 13,6‰ в 1998 г .

С другой стороны, Б.С. Хорев, А.И. Антонов и многие другие связывают современный демографический кризис в первую очередь со снижением рождаемости и разрушением семьи, обусловленных сугубо политическими и экономическими преобразованиями 1990-х гг., считая, что столь пагубных демографических тенденций в мирное время в истории страны вообще не наблюдалось. Правда, при этом не всегда понятно, что же имеют в виду эти авторы, когда говорят о «глубоком демографическом кризисе»

в России, обозначая его чаще всего термином «депопуляция» или иногда термином «демографическая катастрофа» .

Подчеркнем при этом, что снижение рождаемости - это ведь не только уменьшение темпов роста населения или даже его естественная убыль, если имеет место превышение смертности. Это и главный фактор, а в России в настоящее время и единственный, демографического старения, роста «демографической нагрузки» пожилого населения на трудоспособное население, которая, как правило, представляет собой отношение нетрудоспособного населения в возрасте 60 лет и старше к трудоспособному населению .

В настоящее время она превысила в странах Европы, в т.ч. и в России, 0,3 (т.е. 300 нетрудоспособных пожилого возраста на 1000 трудоспособного населения). К 2030 г. этот показатель прогнозируется до 0,6 и к 2050 г. — до 0,8. И это уже сейчас становится огромной проблемой, которую еще не до конца осознали и которая потребует существенной перестройки всей социальной сферы, значительных финансовых ресурсов, неподъемных (при нынешней системе распределения материальных благ) в полной мере даже для развитых стран мира, не говоря о др. государствах, в т.ч. и России. В целом по миру к началу 2000 г. общая численность лиц См. Население России. 1999 / Отв. ред. А.Г. Вишневский. М., 2000 С. 166–168 .

в 60 лет и старше составила около 600 млн. человек, к 2050 г. она прогнозируется в 2 млрд. человек!

Что же все-таки представляет собой демографический кризис, означает ли он устойчивую депопуляцию (то есть нулевой или отрицательный естественный прирост), обусловленную в первую очередь снижением рождаемости, или это «ухудшение» всех демографических показателей, или это некие качественные изменения в населении, имеет ли он место в современной России и можно ли его рассматривать аналогично экономическому кризису как одной их циклических фаз производства?

Так, С. Захаров на начало 1990-х гг. насчитал 9 демографических периодов (4 в XIX в. и 5 в XX в.), для которых было характерно значительное снижение темпов роста населения (в ряде случаев ниже нулевой отметки), что он и обозначает как демографические кризисы. Налицо неправомерное отождествление таких понятий как «депопуляция» и «демографический кризис». При этом естественно и депопуляция, которая, на наш взгляд, представляет собой длительный процесс «нулевого» воспроизводства с переходом в отрицательный прирост населения, также трактуется не совсем верно, отсюда и выделение пяти далеко не равнозначных с демографической точки зрения периодов (подробнее см. главу 3) .

–  –  –

1917-1926 1927-1940 1941-1945 1946-1950 1951-1955 1956-1960 1961-1965 1966-1970 1971-1975 1976-1980 1981-1985 1986-1991 1992-1999

-5000

-10000

-15000 Рисунок 14.1 Как видно из рис. 14.1 до начала 1990-х гг. можно выделить лишь один период (1941–1945 гг.), когда имела место абсолютная убыль населения со значительной амплитудой падения. Причем падение затронуло и естественное, и миграционное движение населения. Но удивительного в этом падении ничего нет, поскольку оно связано с одной из самых кровопролитных войн в истории не только нашей страны, но и всего человечества .

«Удивительное» начинается с 1992 г., когда по нарастающей население России стало убывать, несмотря на значительный за 1992–2001 гг. миграционный прирост (около 3,4 млн. чел.). При этом естественная убыль населения составила более 7,7 млн. человек, т.е. около 60% естественной убыли военного времени 1940-х гг., а 2001 г. стал своего рода «рекордсменом» по общей убыли населения, достигнув почти 900 тыс. чел. (см .

табл. 14.3). 2000–2001 гг. и первые месяцы 2002 г. показывают, что в XXI в .

Россия вступает с еще худшими показателями, которые видимо, побьют все предыдущие «рекорды». Естественная убыль в 2000 и 2001 гг. составила, соответственно, 954 тыс. и 943 тыс. против 207 тыс. в 1992 г. При этом устойчивая естественная убыль населения России сложилась в подавляющем большинстве ее субъектов. Незначительный естественный прирост сохраняется еще только в 12 (из 89) регионах страны .

Другими словами налицо серьезное ухудшение демографической ситуации, которое обозначается и как депопуляция, и как кризис, и как катастрофа. Соответственно и причины данного ухудшения подаются прямопротивоположные. Действительно ли Россия переживает, скажем демографическую катастрофу?

Население России сократилось за 1990-ые гг. примерно на 2% против, скажем, 30% в Армении (одного из наиболее низких до самого высокого показателей убытка населения среди бывших союзных республик). Можно утверждать, таким образом, что ни в Армении, ни тем более в России, к счастью, пока говорить о демографической катастрофе преждевременно .

Правда, в отличие от Армении, где убыль происходит за счет миграционного оттока, и само население не вымирает, а расселяется, в России — это результат, как мы уже отмечали, естественной убыли (см. рис. 14.1) .

Другой не менее распространенный термин — это депопуляция, под которой часть исследователей понимают, собственно говоря, отрицательный естественный прирост, что позволяет, отдельным авторам утверждать, что «с точки зрения демографической динамики она [Германия] находится примерно в том же положении, что и Россия», забывая добавлять при этом, что в Германии, наблюдаемая с конца 1960-х гг. естественная убыль населения измеряется вот уже много лет в сотых процента, в то время, как в России на порядок выше .

На наш взгляд, депопуляция — это суженное воспроизводство населения, при котором каждое новое поколение не восполняет предыдущее. Это процесс, который может наблюдаться довольно длительное время и не обязательно сопровождаться отрицательным естественным приростом, а тем более абсолютной убылью населения. При том же коэффициенте суммарной рождаемости, составляющим в России в настоящее время 1,2 (для воспроизводства он должен превышать 2,15), возможен нулевой или даже небольшой рост населения, кстати, наблюдаемый в конце 1990-х гг. в уже упоминавшейся Германии — результат низкой смертности и значительного миграционного притока. Напомним, что депопуляция непосредственно в России началась в конце 1960-х гг. и соответственно, если утверждать, что Россия переживает именно это явление, естественно можно говорить о том, что основные причины современной ситуации в стране заключаются в первую очередь в советском прошлом и что саму ситуацию можно, в частности, выправить за счет миграции, как это делает, например, уже более 30 лет Германия. .

Однако в России в 1990-е гг сложилась ситуация военного времени 1941-1945 гг., когда впервые наблюдалась значительная абсолютная убыль населения (см. рис. 14.1). Именно нарастающая убыль населения и резкое ухудшение всех основных демографических процессов: быстрое снижение рождаемости, сокращение брачности и рост разводимости, снижение средней продолжительности жизни, резкий рост смертности, в первую очередь, среди мужчин трудоспособного возраста, сохранение относительно высокой младенческой смертности, усиление эмиграции, приводящей, в частности, к «утечке умов», и как апогей — демографический кризис .

Такое понимание демографического кризиса, сопровождаемого кризисом семьи и проблемами старения населения, позволяет, к сожалению, констатировать, что с 1993 г. Россия стала одной из немногих стран в мире, переживающей полномасштабный демографический кризис. И главная причина этого заключается не в «советском прошлом», как это пытаются доказать отдельные демографы, хотя и оно несомненно внесло свою негативную лепту, а в политических и социально-экономических преобразованиях 1990-х гг., в ходе которых про демографический фактор окончательно «забыли» .

Каковы же перспективы, возможен ли уже в ближайшем будущем выход России из демографического кризиса или он завершится демографической катастрофой? Возможно ли его решение за счет миграции?

Вопрос чрезвычайно важный для страны, поскольку численность населения, ее рост был и остается для России одним из основных факторов ее развития. Ей всегда не хватало и сейчас не хватает населения для освоения всей огромной территории .

И несколько подробнее об ошибочном, на наш взгляд, утверждении, получающим все большее распространение, которое рассматривается чуть ли не как единственный путь выхода из демографического кризиса, переживаемого Россией. Речь идет об определяющей роли миграции в современном демографическом развитии. Действительно международная миграция населения все более и более обусловливает демографическое развитие практически всех развитых стран, становится главной компонентой динамики численности населения этих государств и в обозримом будущем таковой и останется .

Вместе с тем уповать только на миграционный приток, что только миграция выведет Россию из демографического кризиса, по крайней мере, наивно. При всей значимости иммиграции, как демографического процесса, необходимо ясно представлять ее роль при той или иной демографической ситуации. Не останавливаясь подробно на этом важном вопросе, заметим лишь, что при нарастающем демографическом кризисе международная миграция не способна коренным образом изменить ситуацию, тем более в России с ее огромной территорией. По ряду оценок, только для того, чтобы вновь достичь режима простого воспроизводства, в России ежегодное сальдо миграции должно быть не менее 1,7 млн. человек (в 2001 г. оно составило лишь 72 тыс.)! Современная Россия просто не в состоянии привлечь такое количество мигрантов, да и ни одна страна в мире в настоящее время не может этого сделать (в США в 1997–2000 гг. в среднем ежегодно иммигрировало по 950 тыс. человек). Таким образом, миграция может сгладить демографический кризис, что само по себе, конечно, важно, смягчить отрицательные демографические последствия, в определенной мере решить отдельные региональные проблемы и локальные демографические задачи, но не более. Пример развитых стран убедительно показывает, что миграция может быть относительно эффективным средством лишь в условиях депопуляции. Выход из демографического кризиса в России и ее дальнейшее поступательное развитие возможны только при комплексном подходе, а именно: стимулировании роста рождаемости или, по крайней мере, ее стабилизации, уменьшении смертности, привлечении мигрантов, рассмотрении человеческой жизни, как самой главной ценности государства, в соответствии с чем и разрабатывать меры демографической политики в целом, и миграционной политики, в частности .

ЛИТЕРАТУРА

1. Денисенко М.Б., Ионцев В.А., Хорев Б.С. Миграциолоция. МГУ, 1989 .

2. Ионцев В.А. Международная миграция населения: теория и история изчения. М., 1999 .

3. Ионцев В.А. Международная миграция. Серия «Миграция населения» .

Приложение к журналу «Миграция в России». М., 2001. Вып. 3 .

4. Ионцев В.А. Эмиграция и репартриация в России (в соавт.). М, 2001 .

5. Матлин И.С. Моделирование размещения населения. М., 1975 .

6. Народонаселение. Энциклопедический словарь. М.: Большая Российская энциклопедия, 1994 .

7. Основы демографии / Под ред. В.А. Ионцева, Б.А. Суслакова. М., 1997 .

8. Рыбаковский Л.Л. Миграция населения: прогнозы факторы, политика .

М., 1987 .

9. Современная демография / Под ред. В.А. Ионцева, А.Я. Кваши. М., 1995 .

10. Bilsborrow R.E., Hugo G., Oberai A.S., Zlotnik H. International migration statistics: Guidelines for improving data collectiuon systems. ILO, Geneva, 1997 .

11. Rodgers A. Multiregional demography. Principles, methods and extensions .

Chichester, 1995 .

12. Trends in international Migration. Annual report 2001. OECD, SOPEMI, 2001 .

13. World Population Monitoring, 1997, Р. 8 .

ГЛАВА 15 УРБАНИЗАЦИЯ

Миграция населения оказывает непосредственное влияние на размещение населения, формы и характер его расселения, а также на процессы урбанизации, поскольку все города испытывали или испытывают приток или отток населения, и очень часто миграцию и урбанизацию исследуют как одно целое (см. главу 25). Важнейшими признаками урбанизации являются рост доли городского населения и увеличение числа городов .

15.1. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОНЯТИЯ «ГОРОД»

Специфика определения самого понятия «город» зависит от того, с каких позиций рассматривают проблему. Социологи предлагают искать специфические черты города в структуре его «социального пространства», «в городском стиле жизни», который прежде всего выражается в более высокой мобильности городских жителей и в увеличении количества контактов между ними. В системе географического разделения труда каждый город представляет собой, прежде всего, место сложной концентрации функций, участвующих в этом разделении труда. Отсюда вытекает экономико-географическое определение города как места сложной концентрации социально-экономических функций1. С позиций демографического изучения город — это место жизнедеятельности (в широком понимании) концентрированных масс населения, отличающихся особенными социальнодемографическими характеристиками своего воспроизводства.

В самом общем виде город — крупный населенный пункт, преобладающее большинство жителей которого занято вне сельского хозяйства:

в промышленности и торговле, а также в сферах обслуживания, управления, науки, культуры .

Города несут разнообразные экономические и надстроечные функции, содержание которых в различные исторические эпохи существенно изменялось. В связи с этим исторически менялось и само понятие «город» .

В определении города конца XIX — начала XX вв. предпочтение отдавалось торговле, в то время как промышленности отводилась меньшая роль .

Вопрос о городе как социально-экономической категории применительно к задачам экономико-географических исследований хорошо разработан в работах крупнейшего экономико-географа Н.Н. Баранского, немецкого ученого Г. ШмидтаРеннера и др .

Так, у Вагнера города — это «пункты концентрации торговли», у Рихтгофена — «группировки, где обычно средства к существованию обеспечиваются концентрацией таких видов деятельности, которые не связаны с земледелием, а в первую очередь с торговлей и промышленностью» .

Вставка 15.1. Различны определения городов. Согласно «Словарю общегеографических терминов» под редакцией Л. Стампа, под городом понимают: «совокупность обитателей, инкорпорированных (т.е. зарегистрированных в качестве учетной единицы) и управляемых мэром или ольдерменом» (Вебстер); «грандиозное по времени существования или занимаемой площади объединение людей и строений, отличающихся особого рода деятельностью» (Квин, Карпентер); «сообщество людей, ведущих своеобразный образ жизни... или... часть земной поверхности, разнящаяся от окружающей сельской местности определенным типом антропогенного преобразования в виде застройки крупными зданиями и другими характерными сооружениями» (Смайлс); «центрированное поселение, большинство работающего населения которого занято несельскохозяйственной деятельностью; чтобы отличить городское население от сельского... избирают некоторую условную величину населения. Но по существу определение городского поселения является в корне вопросом функции, а не величины поселения» (Дикинсон) и т.д. (1975), Боже–Гарнье и Шабо (1967) признают: «Мы не можем определить городской образ жизни иначе, как противопоставив его сельскому, т.е. находимся на грани тавтологии» .

Источник: Перцик Е.Н. Города мира. География мировой урбанизации .

М.: Международные отношения, 1999. С. 21–22 .

В мире не существует единых критериев для отнесения населенного пункта к городскому поселению. Из 228 стран и территорий, рассматриваемых статистикой ООН, около половины используют административный критерий (проживание в столице страны или в административном центре ее региона) (напр, Дания, Египет, Чад); 51 страна — численный критерий (размер и плотность населения) (напр., Бахрейн, ФРГ); 39 стран — экономический критерий (преобладающее занятие населения, доля населения, занятого вне сельского хозяйства) (напр., Румыния)1; 22 страны не имеют никакого определения «города» (напр., Багамские острова, Белиз), а 8 стран относят всех жителей к горожанам (напр., Бермудские острова) или селянам (Питкэрн, Токелау, Уолис и Футуна) (Brockerhoff, 2000) .

Отметим, что критерий людности (размер, по достижении которого населенный пункт относится к категории городских поселений) изменяется от 100 жителей в Перу и 200 человек в Исландии и Швеции до 20 тысяч в Нигерии и 50 тысяч в Японии (UN, 1999) .

В России городскими поселениями считаются населенные пункты, утвержденные законодательными актами в качестве городов и поселков гоВ этом случае в ряде стран (напр., Австрия, Ботсвана, Украина) также используется численный критерий .

родского типа (рабочих, курортных и дачных поселков). Все остальные населенные пункты считаются сельскими. В категорию городов в Российской Федерации, как правило, входят населенные пункты с числом жителей не менее 12 тыс. человек, в которых не менее 85% населения составляют рабочие, служащие и члены их семей1 .

Все вышеуказанное затрудняет сопоставление показателей урбанизации (прежде всего, доли городского населения) отдельных стран и, в частности, ведет к ее завышению для большинства развивающихся стран .

Так, в 2001 г. в Бурунди (численность населения 6,36 млн. чел., плотность населения свыше 230 чел. на км2), к городским поселениям относилась только столица страны — Бужумбура с численностью населения 346 тыс .

человек. Таким образом, доля городского населения страны составила 9,0%. В то же время в Демократической Республике Конго (численность населения 51 млн. чел., плотность населения около 22 чел. на км2) к ним относятся все населенные пункты с числом жителей свыше 2000 чел., занятых преимущественно вне сельского хозяйства (UN, 2001). В результате доля городского населения составляет 30,3%. Если бы обе страны использовали идентичные критерии — в Бурунди бы к городским относились крупные населенные пункты, а в ДР Конго из категории городов было бы исключено множество мелких деревень — то, вероятно, обе страны имели бы сравнимые доли городского населения .

И все же многим демографам использование национальных критериев, учитывающих своеобразие городского расселения той или иной страны, представляется более предпочтительным, чем условное отнесение к категории «городских» населенных пунктов по единому для всех стран статистическому критерию (например, 5 тыс. или 20 тыс. жителей)2 .

В настоящее время демографы ООН при оценке численности городского населения и прогнозов ее изменения, как правило, руководствуются определениями, принятыми национальными статистическими агентствами в последней переписи населения .

В настоящее время понятие «город» существенно трансформируется .

Будучи формой расселения людей на территории, город издавна ассоциируется в нашем представлении не только с местом, где сосредотачивается несельскохозяйственная деятельность (индустрия, торговля, транспорт и т.д.), но и с местом, где скапливается население, концентрируются жиВ некоторых регионах правила и критерии определения города могут быть иными .

На протяжении ряда лет демографами ООН для сопоставления данных о структуре расселения населения стран мира нижней границей людности городов (т.е. численности постоянного населения города) бралась численность населения в 20 тысяч человек .

лища, пересекаются транспортные коммуникации. Понятие «город» неразрывно связано с представлением о каком-то центре — функциональном, населенном, жилом. Можно отметить, что исполнение различных функций такого центра не менее типично для городов, чем их индустриальная роль .

В этом смысле города издавна оказывались как бы в фокусе территориальной структуры расселения, но вместе с тем, оставались лишь отдельными, хотя и фокусными точками на карте. Сущность новых видоизменений, привнесенных в развитие городов, состоит в том, что на смену городу как точечной форме расселения приходят новые пространственные формы расселения (городские агломерации (см. пар. 15.2), урбанизированные районы, урбанизированные зоны), которые не имеют столь четких границ, занимают значительно большую территорию, характеризуются заметно меньшей компактностью застройки и плотностью населения, чем прежние городские поселения .

15.2. ГОРОДСКИЕ АГЛОМЕРАЦИИ Производственные, трудовые, культурные связи между городами и его окружением на определенном достаточно высоком уровне развития производительных сил становятся настолько тесными, что ни город, ни прилегающие к нему населенные пункты друг без друга существовать не могут. Этот процесс слияния, сращивания идет так быстро и интенсивно, что некоторые ученые предлагают заменить понятие «город» как устаревшее. Так, Ж. Боже–Гаранье и Ж. Шабо писали, что понятие «город» уже устарело, «возникает новое, более широкое понятие, которое, кроме собственно города, включает и соседние пункты, живущие жизнью данного города, даже если они непосредственно к нему не примыкают. Часто этому комплексу присваивают общее название "агломерация"». До начала XX в. термин «агломерация» применялся для определения территориальных скоплений промышленных предприятий, а для обозначения процесса большой концентрации населения в городах его ввел А. Вебер (1903 г.). По мере того, как крупные города разрастались и в сферу их влияния вливались все новые городские и сельские поселения, этот термин стал применяться и для обозначения новых территориальных образований .

Вставка 15.2. Городская агломерация (от лат. aglomero — присоединяю, накапливаю, нагромождаю) — компактная пространственная группировка поселений (главным образом городских), объединенных многообразными интенсивными связями (производственными, трудовыми, культурно-бытовыми, рекреационными) в сложную многокомпонентную динамическую систему. Г.а. возникает на базе функционального и пространственного развития крупного города-ядра (или нескольких городов-ядер) .

Источник: Народонаселение. Энциклопедический словарь. М., 1994. С. 88 .

Формирование городских агломераций связано, в частности, с процессом углубления территориального разделения труда, ведущего к более полному использованию выгод экономико-географического положения (ЭГП).

Экономическими предпосылками стремительного развития агломераций являются преимущества, присущие данной форме размещения производства и расселения, а именно:

• высокая степень концентрации и диверсификации производства, что обусловливает его максимальную эффективность;

• концентрация квалифицированных кадров, тесная связь производства с наукой и учебными центрами;

• максимально эффективное использование систем производственной и социальной инфраструктуры .

Необходимым признаком агломерации является наличие определенной интенсивности связей, объединяющих поселения в систему. Основными из них являются:

а) тесные экономические связи по комбинированию и кооперированию промышленных предприятий между производством и потреблением промышленной и сельскохозяйственной продукции (показателями тесноты этих связей являются значительно более мощные грузопотоки в пределах агломерации по сравнению с внешними грузопотоками);

б) трудовые (часть работающих на предприятиях и в учреждениях одного поселения проживают в других поселениях, т. е. в пределах агломерации наблюдается взаимосвязанное расселение и происходят ежедневные маятниковые миграции между главным городом и поселениями пригородной зоны, а также между этими поселениями);

в) культурно-бытовые и рекреационные (учреждения или места отдыха одного или нескольких поселений частично обслуживают жителей других поселений, происходят ежедневные или еженедельные маятниковые миграции с культурно-бытовыми или рекреационными целями, а так же сезонное проживание на дачах, в домах отдыха или частые массовые посещения мест отдыха и т. п.);

г) тесные административно-политические и организационно-хозяйственные (вызывающие повседневные деловые поездки между поселениями агломерации — по делам производства, службы и общественной работы) .

Все указанные виды связей агломерации обусловливают специфику ее развития как многоотраслевого, многофункционального центра национального значения со специализацией в наиболее прогрессивных отраслях народного хозяйства. Таким образом, агломерацию следует рассматривать одновременно как подсистему общей народнохозяйственной системы размещения производства и как подсистему общей системы расселения страны .

Процесс превращения городов в агломерации связан со стремительным расширением территории городов за счет их пригородной зоны. Поскольку официальная статистика большинства стран не выделяет фактические города вместе с тяготеющими к ним поселениями пригородной зоны, тогда как данные в административных границах существенно занижают реальные цифры, в результате увеличивается расхождение между административным и фактическим размером города. Так, население Парижа в административных границах (1990 г.) составляло 2152 тыс. жителей, а в границах агломерации — 9319 тыс.; соответствующие данные для Москвы (1999 г.) — 8389,7 и 13617,4 тыс. жителей .

Отметим, что развитие агломераций закономерно связывается почти исключительно с большими городами1. Однако во многих случаях агломерации как формы расселения и организации производства включают не только городские, но и многочисленные сельские поселения. Так, например, в Японии в границы агломерации, помимо городских, включаются и сельские населенные пункты, расположенные в «густо заселенных прилегающих округах». В результате большое количество людей, проживающих, по существу, в сельской местности, включается в число городских жителей .

Сельские поселения в этом случае часто выступают в качестве центров «выхода» маятниковой миграции .

Понятие «агломерация» тесно связано с понятием «урбанизация», которое будет рассмотрено в следующем параграфе .

15.3. ПОНЯТИЕ «УРБАНИЗАЦИИ»

Урбанизация (от лат. urbanus — городской, urbs — город) — исторический процесс повышения роли городов в развитии общества, который охватывает изменения в размещении производства и, прежде всего, в расселении населения, его социально-профессиональной, демографической структуре, образе жизни, культуре и т.д .

Урбанизация представляет собой многосторонний социально-экономический, демографический и географический процесс, происходящий на основе исторически сложившихся форм общественного и территориального раздеВ конце 1990-х гг. в градостроительной практике России применялась следующая классификация городов по людности: малые города — до 50 тыс. жителей; средние — от 50 до 100 тыс.; большие — от 100 до 250; крупные — от 250 до 500 тыс.;

крупнейшие — от 500 до 1000 тыс.; города-миллионеры — свыше 1 млн. В мире к большим городам относят, как правила, все города с населением свыше 100 тыс .

жителей. Отметим, что в настоящее время в отчетах ООН выделяются следующие группы городов (в скобках указана доля в городском население мира в 2000 г.):

с числом житетей свыше 10 млн. (9,2%); от 5 до 10 млн. (5,4%); от 1 до 5 млн .

(24,7%); от 500 тыс. до 1 млн. (10,5%); менее 500 тыс. (50%) .

ления исторически сложившихся форм общественного и территориального разделения труда. Он сопровождается концентрацией, интенсификацией и дифференциацией городских видов деятельности, распространением городского образа жизни, развитием городских агломераций, а также ускоренным ростом непроизводственной сфере деятельности. В более узком, демографо-статистическом понимании под урбанизацией понимают рост городов, особенно больших, повышение удельного веса городского населения в стране, регионе, мире (т.н. урбанизация населения) .

В целом урбанизация рассматривается учеными как позитивная тенденция развития мира, некий объективный процесс, связанный с обеспечением все большего числа жителей планеты условиями для более комфортабельной жизни, большего развития способностей, большей защищенности и здоровой жизни. В то же время урбанизации сопутствуют отрицательные черты: загрязнение окружающей среды, перенаселенность и возникающие в связи с ней «пояса нищеты», повышенная преступность и многие другие негативные явления .

Развитие процесса урбанизации обусловлено следующими основными факторами: (1) безвозвратной миграцией населения из села в город;

(2) естественным приростом самого городского населения; (3) включением в городскую черту или отнесением в административное подчинение пригородных территорий (включая города, поселки и села); (4) преобразованием сельских населенных пунктов в городские; (5) образованием новых городов .

При этом роль миграции сельских жителей в формировании городского населения особенно велика на начальных этапах урбанизации. По мере развития урбанизации роль миграции в росте городского населения постепенно снижается. Интенсивность же территориальной подвижности населения в целом растет, особенно — интенсивность маятниковых миграций .

Вместе с тем вклад каждого перечисленного источника в общий прирост городского населения, как и темп прироста в различных странах неодинаков и зависит от демографических и социально-экономических особенностей развития страны .

Фактический рост городов происходит также за счет формирования более или менее широких пригородных зон и урбанизированных местностей. Условия жизни в этих районах все более сближаются с условиями жизни в больших городах–центрах тяготения этих зон .

Сравнительный анализ урбанизации в различных странах мира принято основывать на данных о росте урбанизированности населения. Отметим, что само понятие «уровень урбанизации», или «урбанизированность», трактуется многогранно и зачастую по-разному. Для его оценки предлагались комплексные показатели, учитывающие такие параметры, как доля горожан, доля крупных городов в структуре поселений, людность этих центров, площадь региона и т.д. В то же время часто используется узкое толкование урбанизированности как синонима доли городского населения в общем населении страны. Однако в любом случае количественное отображение достигнутого уровня урбанизированности затрудняется неопределенностью самого понятия «город» (см. пар. 15.1) .

15.4. УРБАНИЗАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ В МИРЕ1 Постепенное повышение роли городов в жизни общества происходило на протяжении всей истории человечества. Но только с начала XIX в. наблюдается значительное усиление концентрации населения в городах .

К 1800 г. в мире насчитывалось около 750 городов с населением более 5 тыс. жителей. Примерно 180 городов имели свыше 50 тыс. жителей, в том числе 65 — свыше 100 тыс., а 6 — свыше 500 тыс. В 1900 г. городов с населением свыше 100 тыс. было уже более 300 (в том числе в 43 насчитывалось свыше 500 тыс. жителей, а в 16 — свыше 1 млн.), в 1950 г. — свыше 1000, а к концу XX в. — более 2000. С 1800 г. по 1950 г. доля населения, проживающего в крупных городах возросла с 34% до 56,3%. А все городское население за этот период увеличилось в 14,5 раз (с 50 млн .

в 1800 г. до 220 млн. в 1900 г. и 724 млн. в 1950 г.), тогда как численность мирового населения выросла в 2,5 раза .

Отметим, что в XIX столетии урбанизационные процессы шли наиболее интенсивно в развитых странах. По оценкам, численность городских жителей в них за 1800–1900 гг. увеличилась с 20 до 150 млн. человек, а их удельный вес в общем населении возрос с 7% до 26%. В развивающихся странах число горожан за это время увеличилось лишь с 30 млн. до 70 млн .

человек, а их доля — с 4,3% до 6,5%. К началу XX в. лишь в Великобритании число городских жителей превышало число сельских (Вольский и др., 1987). В XX в. и особенно после Второй Мировой войны урбанизационные процессы усиливаются, наиболее интенсивно протекая в развивающихся странах. В результате уже к 1975 г. большая часть городского населения мира проживала в развивающихся странах. За 1950– 2000 гг. численность горожан мира увеличилась почти в 4 раза, составив в 2000 г. 2,86 млрд. человек, а его доля в общем населении мира выросла с 29,8% до 47,2%. Причем наибольший вклад в это увеличение (78%) внесли развивающиеся страны (см. табл. 15.1) .

В этом параграфе используется классификация ООН, согласно которой все страны мира подразделяются для статистических целей на две группы: развитые (more developed) и развивающиеся (less developed) регионы. К развивающимся регионам относятся все страны Африки, Азии (за исключением Японии), Океании (кроме Австралии и Новой Зеландии), Латинской Америки и Карибского бассейна, к развитым — страны Европы, Северной Америки, Япония, Австралия и Новая Зеландия. Кроме того, под термином «страна» в тексте понимаются как суверенные государства, так и зависимые территории (UN, 2001) .

В 2000–2030 гг. ежегодные темпы прироста городского населения (1,85%) превысят почти в 2 раза темпы прироста всего населения, и на развивающиеся страны придется уже 95% прироста. По прогнозам, в 2007 г. число горожан впервые превысит число сельских жителей .

А к 2030 г. в мире будет насчитываться уже 4,98 млрд. горожан (80% из которых будут проживать в развивающихся), что составит 60% от всей численности населения земного шара. Доля городского населения в развитых странах составит в 2030 г. около 83%, в развивающихся — 56% .

Динамика численности городского населения по регионам представлена в табл. 15.2. Как видно из таблицы, в 2000 г. доля городского населения была наиболее высока в Северной Америке (77%). На втором месте был регион Латинская Америка и Карибский бассейн, доля городского населения которого была выше (75%), чем в странах Европы (73%), и почти вдвое превышала соответствующий показатель в странах Азии (38%) и Африки (37%). В 2000–2030 гг. наибольшие темпы роста городского населения будут наблюдаться в странах Азии и Африки, в которых число горожан увеличится более, чем вдвое. Ожидается, что к 2030 г. свыше 84% населения Северной Америки, 84% Латинской Америки, 81% Европы, 77% Австралии и Океании будет проживать в городских поселениях. В странах Азии и Африки доля горожан составит 54% и 52%, соответственно .

Таким образом, в XX столетии процесс урбанизации приобрел глобальный характер, затронув в той или иной степени все страны мира .

В результате почти повсеместно наблюдается быстрый рост городов, распространение городского образа жизни, появление новых форм расселения, хотя содержание этих процессов меняется в странах с различным уровнем экономического развития .

15.4.1. Особенности урбанизации в развивающихся странах Исторические и социально-экономические предпосылки обусловили замедленность процессов урбанизации в большинстве развивающихся странах (исключение составляют страны Латинской Америки). Даже к середине XX в. в странах Азии и Африки численность городского населения не превышала 20%. В середине XX в. процессы урбанизации в развивающихся странах приобретают стремительный характер, демографическому взрыву сопутствует взрыв урбанистический. Темпы прироста городского населения почти вдвое превышают темпы прироста всего населения. Причинами высоких темпов роста городского населения являются высокий уровень миграции «село–город», а также сохраняющийся в городах сельский уклад жизни .

Важно отметить, что рост городского населения развивающихся стран сильно опережает рост их потребностей в рабочей силе. В результате чего предложение рабочей силы намного превышает спрос на нее, что обусловливает крайне высокие уровни безработицы и неполной занятости .

Табл. 15.1. Динамика общей численности, численностей городского и сельского населения мира в 1950–2030 гг .

регион численность населения, ежегодный темп прироста, период удвоения, млн. чел. % лет 1950 1975 2000 2030 1950–2000 2000–2030 1950–2000 2000-2030 все население весь мир 2,52 4,07 6,06 8,27 1,75 1,04 40 67 более развитые 0,81 1,05 1,19 1,22 0,76 0,07 91 998 менее развитые 1,71 3,02 4,87 7,05 2,10 1,24 33 56 городское население весь мир 0,75 1,54 2,86 4,98 2,68 1,85 26 38 более развитые 0,45 0,73 0,90 1,00 1,40 0,38 50 185 менее развитые 0,30 0,81 1,96 3,98 3,73 2,35 19 29 сельское население весь мир 1,77 2,52 3,19 3,29 1,18 0,10 59 714 более развитые 0,37 0,31 0,29 0,21 -0,45 -1,09 – – менее развитые 1,40 2,21 2,90 3,08 1,46 0,20 48 352 доля городского населения в общей численности населения весь мир 29,8 37,9 47,2 60,2 0,92 0,81 75 86 более развитые 54,9 70,0 75,4 82,6 0,63 0,31 – – менее развитые 17,8 26,8 40,4 56,4 1,63 1,11 42 62 Источник: World Urbanization Prospects: The 2001 Revision. Data Tables and highlights. N.Y., U.N., 2002. P. 4 .

–  –  –

15.5.3. Современные тенденции урбанизации в России Доля городского населения достигла максимального значения в 1990 г., составив 73,9%. Однако затем тенденция роста численности городского населения была нарушена. Основным фактором уменьшения численности горожан стала, начавшаяся с 1992 г. естественная убыль городского населения. Существенное влияние оказало также массовое преобразование городских поселений в сельские в 1991–1992 и 1999 гг .

В результате за 1991–2001 гг. численность городского населения страны сократилась на 3649,4 тыс. чел. (3,3%), наибольшая убыль наблюдалась в 1999 г. — 789,68 тыс. чел. Одновременно с убылью горожан впервые с 1957 г. в течение нескольких лет — в 1991–1994 и 1999 гг. — увеличивалось сельское население. В результате доля горожан снизилась до 73% (на начало 2001 г. их численность составляла 106,02 млн.) .

В 2001 г. в стране насчитывалось 2961 городское поселение, в том числе 1097 городов. В 163 городах с числом жителей 100 тыс. и более проживало 65,9 млн. человек, что составило 62,3% городского населения и 45,5% всего населения страны, около 17% горожан являлись жителями 12 городов–миллионеров. Наибольшая доля городского населения (свыше 90%) — в Магаданской (92,6%) и Мурманской областях (91,9%), Ханты– Мансийском автономном округе (91,3%). Наименьшая (менее 30%) — в Чеченской республике (23,3%) и республике Алтай (25,8%), Коми– Пермяцком (25,9%), Корякском (26,3%) и Эвенкийском (28,2%) автономных округах. Особое положение занимает Усть-Ордынский Бурятский автономный округ, в котором, начиная с 1992 г., городского населения нет вообще в результате преобразования административного центра округа — поселка городского типа Усть-Ордынский — в село .

15.6. ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ УРБАНИЗАЦИИ

Урбанизационные процессы сопровождаются эволюцией процессов демографических и, как следствие, трансформацией образа жизни людей, формированием иного типа личности. Городское население отличается от сельского по различным демографическим показателям: характеру воспроизводства, возрастной и половой структуре, миграционной активности и т.д .

Так, изменение интенсивности рождаемости обусловлено большим числом социально-экономических факторов. Она может существенно различаться в зависимости от их социальной принадлежности, образовательной и профессиональной подготовки, уровня культуры, занятости и т.д. Как правило, рождаемость у городских жителей ниже, чем у сельских, и у населения больших городов ниже, чем у жителей средних и малых. Развитие промышленности и сектора услуг в условиях научно-технического прогресса требует более высокого уровня профессиональной подготовки рабочей силы. В результате увеличивает время, необходимое на ее подготовку, а следовательно удлиняется период, в течение которого дети находятся на иждивении родителей до 19–22 лет. Повышение образовательного, культурного и профессионального уровня женщин также существенно влияет на снижение рождаемости, с одной стороны, из-за увеличения времени, необходимого на обучение, а следовательно, увеличения среднего возраста вступления в брак и уменьшения продолжительности брачной жизни, с другой — для женщин, имеющих высокую профессиональную подготовку, характерно стремление к ограничению числа детей в семье для того, чтобы не оставлять работу и не терять квалификацию .

Увеличение доли городского населения оказывает влияние на уровень и структуру смертности. Так, в России наименее высокий уровень смертности отмечается в средних по размеру городам, тогда как в сельской местности (вследствие менее развитой сети медицинских учреждений) и в большинстве городов (ввиду сравнительно худшей экологической ситуации и менее здорового образа жизни) уровень смертности оказывается выше. В сельской местности сравнительно выше экзогенная смертность, в городах — смертность от дегенеративных заболеваний. Уровень младенческой смертности в сельской местности также существенно превышает аналогичный показатель для городов .

Во многих странах (в первую очередь развивающихся) урбанизация приводит к нарушению соотношения полов в городском населении, что обусловлено миграцией «село–город». На соотношение полов в миграционных потоках могут влиять особенности семейного состава и положение женщины в обществе, оно также может меняться при улучшении или, напротив, ухудшении возможностей трудоустройства женщин в городских поселения по сравнению с мужчинами. Так, например, в регионе Африка к югу от Сахары в городском населении по сравнению с сельским имеет место значительный перевес мужчин вследствие лучших возможностей занятости, предоставляемых им в городе, а женщины, напротив, составляют основу рабочей силы на селе .

Городское население также характеризуется более низкими пропорциями населения в молодых и старших возрастах, что во многом обусловлено миграцией «село–город», ввиду преобладания среди мигрантов экономически активного населения .

ЛИТЕРАТУРА

1. Алисов Н.В., Хорев Б.С. Экономическая и социальная география мира (общий обзор). М.: Гардарики, 2000 .

2. Город и деревня Европейской России: 100 лет перемен / Под ред .

Т. Нефедовой, Р. Поляна, А. Трейвиша. М.: Объединенное гуманитарное издательство, 2001 .

3. Крупнейшие города капиталистических и развивающихся стран / Под ред. В.В. Вольского, Л.И. Бонифатьевой, В.М. Харитонова. М.: Изд-во МГУ, 1987 .

4. Народонаселение стран мира: Справочник / Под ред. Б.У. Урланиса, В.А. Борисова. М.: Финансы и статистика. М., 1983 .

5. Народонаселение. Энциклопедический словарь. М.: Большая Российская энциклопедия, 1994 .

6. Перцик Е.Н. Города мира. География мировой урбанизации .

М.: Международные отношения, 1999 .

7. Современная демография / Под ред. А.Я. Кваши, В.А. Ионцева .

М.: Изд-во МГУ, 1995 .

8. Тодаро М. Экономическое развитие / Пер. с англ. под ред. С.М. Яковлева, Л.З. Зевина. М.: Юнити, 1997. Гл. 8 .

9. Хорев Б.С. Урбанизация и демографические процессы. М., 1982 .

10. Хорев Б.С., Смидович С.Г. Hасселение населения (Основные понятия методология). М.: Финансы и статистика, 1981 .

11. Brockerhoff M. An Urbanizing World. Washington, Population reference bureau, Population Bulletin, Vol. 55, № 3, September 2000 .

12.World Urbanization Prospects: The 1999 Revision. New York, United Nation, DESA, Population Division, 2001. Document ST/ESA/SER.A/194 .

13. World Urbanization Prospects: The 2001 Revision. Data Tables and highlights. New York, United Nation, DESA, Population Division, 2002 .

Document ESA/P/WP.173 .

РАЗДЕЛ VI .

ВОСПРОИЗВОДСТВО НАСЕЛЕНИЯ

ГЛАВА 16

РОСТ НАСЕЛЕНИЯ

16.1. КОМПОНЕНТЫ ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО РОСТА

Численность жителей Земли непрерывно изменяется в результате процесса воспроизводства населения. Рождения детей и действие сил смерти, которым в разной степени подвержены люди всех возрастов, постоянно обновляют население нашей планеты. Разница между числом рождений и числом смертей называется естественным приростом населения. Если речь идет о стране или населенном пункте, то численность их жителей зависит также и от миграции, точнее, от складывающегося соотношения между прибывающими иммигрантами и их vis--vis — эмигрантами. Разница между количеством иммигрантов и эмигрантов называется миграционным приростом населения. Таким образом, демографический рост является результатом взаимодействия четырех компонент — рождений, смертей, иммиграции, эмиграции. Знание закономерностей изменения каждой из названных компонент позволяет решить одну из главных задач демографии — объяснить тенденции и оценить перспективы изменения численности населения .

Вставка 16.1. В течение большей части своей истории численность населения Земли изменялась крайне медленно. Периоды экономического процветания и роста населения чередовались с социальными и демографическими кризисами, вызванными войнами, голодом, эпидемиями и природными катаклизмами. Согласно существующим оценкам, на Земном шаре в начале нашей эры проживало примерно 300 миллионов человек. Потребовалось более 1600 лет, чтобы эта численность удвоилась. Быстрый рост мирового населения — сравнительно недавний феномен. Он начался в конце XVIII века и явился отражением набиравшего темпы процесса демографического перехода. В начале XIX в. численность населения планеты превысила отметку один миллиард. Уже через сто лет, примерно в 1927 г. мировое население достигло отметки два миллиарда. В последующие годы демографический взрыв, произошедший в странах Азии, Африки и Латинской Америки, резко ускорил темпы роста населения мира.

Для прибавления следующего миллиарда жителей Земли потребовалось чуть более 30 лет:

в 1960 г. было отмечено появление трехмиллиардного жителя земли. Через четырнадцать лет, в 1974 г. на Земном шаре уже проживало четыре миллиарда жителей, а еще через тринадцать, в 1987 г. их насчитывалось пять миллиардов .

Достижение мировым населением отметки в шесть миллиардов человек было отмечено мировой общественностью через двенадцать лет в 1999 г .

16.2. УРАВНЕНИЕ ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО БАЛАНСА

Если известны числа рождений и смертей, а также миграционный прирост или его составляющие, то изменение численности населения страны за определенный период времени вколичественно выражается уравнением демографического баланса или основным демографическим уравнением:

P (t ) = P (0) + {N (0, t ) N (0, t )} + {I (0, t ) E (0, t )}, (16.1), где P (0), P (t ) — численности населения в начале и конце исследуемого периода; N (o, t ) — число родившихся за период (0, t ) ; M (o, t ) — число умерших за период (0, t ) ; I (o, t ) — число иммигрантов за период (0, t ) ;

E (o, t ) — число эмигрантов за период (0, t ) .

То же уравнение можно записать в более обобщенной форме .

Его составляющими будут, с одной стороны, общий прирост населения, равный разности между численностями населения на конец P (t ) и начало P (0) исследуемого периода, а с другой — естественный и миграционный приросты, заключенные в фигурных скобках уравнения (16.1):

P = P nat. + P migr., (16.2) где P = P (t ) P (0) — общий прирост населения;

P nat. = N (0, t ) M (0, t ) — естественный прирост; P migr. = I (0, t ) E (0, t ) — миграционный прирост .

16.3. СООТНОШЕНИЕ ЕСТЕСТВЕННОГО И МИГРАЦИОННОГО

ПРИРОСТОВ

–  –  –

16.4. ПРИМЕНЕНИЕ УРАВНЕНИЯ ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО БАЛАНСА

На основе уравнения демографического баланса оценивается численность населения в межпереписные годы и годы, следующие за последней переписью населения. Таким образом, например, получены оценки численности населения России после «переписного» 1989 г. С помощью этого уравнения определяется величина ошибок в учете естественного и миграционного движения населения, которые наблюдаются даже в развитых странах с налаженным статистическим учетом населения. Ошибка, получающаяся при сведении левой и правой частей демографического баланса, называется «ошибкой закрытия баланса». Как правило, эта ошибка связана с неполнотой текущего учета миграции .

Во многих странах и отдельных административных образованиях (провинции, города) нельзя построить уравнение баланса с учетом всех компонент демографического роста из-за крайне плохой регистрации мигрантов или ее полного отсутствия. В таком случае знание общего и естественного приростов за межпереписной период позволяет оценить примерную величину миграционного прироста населения в этих странах, городах и т.д .

(см. раздел «Миграционное движение и урбанизация».) Вставка 16.2. В табл. 16.2 приведен демографический баланс России за 1980– 1989 гг., построенный по данным Госкомстата России. Ошибка закрытия баланса, равняется 383 тысячи человек. С учетом этой поправки миграционный прирост за указанный период составил не 1354, а 1737 тысяч человек .

Табл. 16.2. Демографический баланс населения России за 1980–1989 гг. (тыс. чел.) численность населения количество событий на 1 января за 1980-1989 гг .

1980 г. 138291 1 Родившихся I 21365 1989 г. 147400 2 Умерших II 13993 общий прирост 3 Ест. прирост = (1) – (2) 7372 населения за 1980– III 9109 4 Прибывших 8034 1989 гг. = II–I 5 Выбывших 6680 6 Мигр. прирост = (4) – (5) 1354 7 Общий прирост = (3) + (7) 8726 Ошибка закрытия баланса = (III) – (7) Рассчитано по: «Демографический ежегодник России 1997». М.: Госкомстат, 1998 .

16.5. КОЭФФИЦИЕНТ ОБЩЕГО ПРИРОСТА НАСЕЛЕНИЯ

Уравнение демографического баланса может быть выражено через общие коэффициенты миграционного и естественного приростов, рождаемости, смертности, прибытий и выбытий. Для этого надо правую и левую части уравнения демографического баланса разделить на среднюю численность населения страны за период (0, t ) и длину периода t. В левой части нового уравнения будет стоять коэффициент общего прироста населения, который представляет собой отношение общего прироста населения к его средней численности за исследуемый период, умноженной на длину этого периода:

K P = K Y nat. + K Y migr., (16.3) где K P — коэффициент общего прироста населения; K Y nat. — коэффициент естественного прироста; K Y migr. — коэффициент миграционного прироста .

Иначе, коэффициент общего прироста населения записывается в виде:

K P = n m + i, где n, m, i, — соответственно общие коэффициенты рождаемости, смертности, иммиграции и эмиграции .

Коэффициент общего прироста является мерой скорости роста популяции. Подобно всем общим демографическим коэффициентам его величина зависит от возрастно-половой структуры населения .

16.6. ОТКРЫТОЕ И ЗАКРЫТОЕ НАСЕЛЕНИЯ Население, у которого отсутствует миграционный обмен с внешним миром, т.е. количество эмигрантов и иммигрантов равно 0, называется закрытым .

Демографический рост в данном случае полностью определяется естественным приростом населения. Принцип «закрытого населения», введенный в демографию Леонардом Эйлером в XVIII веке1, используется в классических моделях воспроизводства населения (см. главы 17, 18). С их помощью изучаются нетривиальные взаимосвязи между процессами рождаемости, смертности, изменением численности и половозрастного состава населения без учета миграции .

Реальное население можно считать закрытым, если в нем миграционный обмен с другими странами отсутствует или является крайне незначительным. Примером абсолютно закрытого населения является все населеOpera omnia, ser. 1. / Opera mathematica, Vol. 7, Lpz., 1923. См. также Работу Паевского В.В. Демографические работы Л. Эйлера // В кн. Л. Эйлер. М.–Л., 1935 .

ние Земного шара, демографический баланс которого представлен во вставке 16.3. Другие примеры закрытого населения можно найти среди исторических популяций, которые часто в силу природных обстоятельств были изолированы от других стран и народов. В современном мире практически нет государств, у которых миграционные контакты с внешним миром сведены к нулю (исключительный пример — Северная Корея) .

Вставка 16.3. Демографический баланс Земного шара в 1995–2000 гг .

общий прирост населения родившиеся – умершие 395 миллионов 659 миллионов – 264 миллиона в виде общих коэффициентов баланс выглядит следующим образом:

13,5‰ 22,5‰ – 9,0‰ Источник: World Population Prospects. The 2000 Revision. Volume 1: Comprehensive Tables. United Nations, New York, 2000 .

Соответственно, мы говорим об открытом населении в том случае, когда границы территории его проживания оказываются прозрачными для мигрантов. Следует отметить, что равенство миграционного прироста нулю не означает, что перед нами закрытое население. Нулевой миграционный прирост может быть результатом совпадения объемов эмиграционного оттока и иммиграционного притока. Различия в структурах (возрастная, половая и другие) этих противонаправленных потоков изменяют соответствующие структуры всего населения .

16.7. КОЭФФИЦИЕНТЫ РОСТА И ПРИРОСТА НАСЕЛЕНИЯ

Для характеристики скорости изменения демографического роста во времени используются традиционные статистические характеристики рядов динамики — темп роста и темп прироста. Темп роста показывает во сколько раз увеличилось население за временной период. Он равен отношению численности населения в последующий момент времени к численности населения в момент, ему предшествующий:

P(1) p =, (16.4) P(0) где p — темп роста населения за период (0,1) ; P (1) — численность населения в конечный момент времени; P (0) — численность населения в начальный момент времени .

При увеличении численности населения отношение (4) будет больше 1 (или 100, если темп роста выражается в процентах), при сокращении — наоборот, меньше 1 (или 100%) .

Темп прироста населения рассчитывается как отношение величины общего прироста населения к численности населения на начало исследуемого периода или как разность между темпом роста и 1 (или 100%, если темп роста рассчитывается в процентах):

P(1) P (0) P (1) пp = = 1 = р 1. (16.5) P (0) P (0) Темп прироста показывает, на сколько процентов увеличилась или сократилась численность населения за исследуемый период времени. Если его величина имеет положительный знак, то численность население растет, если отрицательный — убывает .

В странах с налаженным учетом населения темпы роста и прироста населения можно рассчитать за каждый год. Однако в большинстве случаев эти показатели оцениваются за межпереписные или пятилетние временные периоды. Поскольку межпереписные периоды в одной и той же стране, а также в разных странах могут иметь разную протяженность, то для корректного сравнения исчисляются среднегодовые темпы прироста и роста населения (см. параграф 16.9 б) .

Темп прироста, подобно коэффициенту общего прироста населения, является мерой скорости изменения численности населения. Но эти показатели отличаются друг от друга по величине, поскольку в одном случае знаменатель равен среднему населению, в другом — численности населения в начале исследовательского интервала. Как правило, различия между показателями, особенно для однолетних и менее продолжительных временных интервалов, невелики из-за сравнительно невысоких темпов роста, свойственных человеческим популяциям. Наибольшая разница между показателями наблюдается в тех популяциях, численность которых изменяется очень быстро .

16.8. ПРОСТЫЕ МОДЕЛИ ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО РОСТА

Простыми1 называют демографические модели, в которых с помощью известных аналитических функций (линейные, экспоненциальные, гиперболические и др.) описывается динамика численности населения без учета изменений возрастно-половой структуры и его других внутренних характеристик. Простые модели демографического роста населения появились в демографической науке в XVII веке. В дальнейшем их использовали в своих теоретических исследованиях выдающиеся математики и демографы Л. Эйлер, В. Борткевич и А. Лотка. В настоящее время простые модели роста населения применяются для решения самых разнообразных демографических и экономических задач, в частности:

– для выполнения интерполяционных, ретроспективных и прогнозных оценок численности всего населения и его отдельных групп;

В зарубежной научной литературе такие модели иногда называют примитивными демографическими моделями .

– для оценки демографической ситуации, на них основаны некоторые демографические показатели;

– в качестве экзогенных предпосылок они входят в различные экономические модели .

16.9. ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ РОСТ С ПОСТОЯННЫМ

ТЕМПОМ ПРИРОСТА

–  –  –

Из последнего выражения следует, что на протяжении лет численность исследуемого населения на конец каждого k–го года будет изменяться по формуле P (k ) = P(0) (1 + пр ) k, (16.7) т.е. по закону геометрической прогрессии. Таким образом, геометрическая прогрессия является моделью изменения численности населения с постоянным годовым темпом прироста .

б) экспоненциальный демографический рост По закону геометрической прогрессии численность населения меняется дискретно, т.е. в определенной точке временного промежутка (в нашем случае — в конце каждого года). Однако в реальной действительности численность населения изменяется непрерывно, т.е. в каждой точке временного интервала. Поэтому аналитическое описание демографического роста с помощью непрерывных процессов более адекватно, чем на основе дискретных. Непрерывным аналогом геометрической прогрессии является экспоненциальная функция. Таким образом, формула непрерывного демографического роста выражается уравнением P (k ) = P (0) e r t, (16.8) где e — основание натурального логарифма ( e 2,718281828 ); r — моментальный коэффициент прироста населения, являющийся постоянной. Если величина r больше нуля, то численность населения увеличивается, если r меньше нуля —уменьшается, если r равно 0 — остается постоянной .

Пример кривых экспоненциального роста при разных значениях постоянной r можно увидеть на рисунке 16.1 .

16.10. ПЕРИОД УДВОЕНИЯ ЧИСЛЕННОСТИ НАСЕЛЕНИЯ Один из самых распространенных подходов к оценке современной демографической ситуации заключается в оценке настоящего через будущее .

Мы предполагаем, что параметры «сегодняшнего дня» у населения сохранятся и в отдаленной перспективе. Затем анализируются демографические характеристики, которые население приобретет в будущем. Одним из таких показателей, оценивающих настоящее через будущее, является «период удвоения численности населения». Он измеряет скорость демографического роста временем, которое потребуется некоторому населению, чтобы удвоить свою численность при сохранении данного темпа прироста .

Чем короче этот период, тем быстрее растет население. Естественно, если прирост населения имеет отрицательную величину, то речь идет о времени двукратного сокращения численности населения .

Период удвоения легко рассчитать как для дискретного, так и непрерывного времени демографических изменений. В первом случае из формулы геометрической прогрессии при условии P (T ) = 2 P (0) следует 2 P(0) = P(0) (1 + пр )T.

Откуда получаем, что период удвоения равен:

–  –  –

16.12. ЛОГИСТИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО РОСТА

Увеличение населения по экспоненциальному закону может продолжаться до бесконечности. Очевидно, подобная динамика возможна тогда, когда никакие факторы природного или социального порядка не ограничивают этот рост. В реальности экспоненциальный рост наблюдается на ограниченном временном интервале. Поэтому уже в XIX веке проводились поиски «закона», который бы отражал факт сдерживания экспоненциального роста населения по мере увеличения его численности. Так, известный бельгийский физик А. Кетле, опираясь на примеры из физики, предполагал, что «сопротивление росту населения должно возрастать пропорционально квадрату скорости этого роста». В дальнейшем бельгийский математик П. Ферхюльст (1838) реализовал эту гипотезу в математической форме в виде кривой, которую он назвал «логистической». Затем его открытие было практически предано забвению до 1920 г., когда американские ученые Р. Пирл и Л. Рид вновь ввели логистическую кривую в научный оборот для описания роста численности популяций в биологии и демографии человека .

Математически логистическая функция выражается формулой K P(t ) =, 1 + e r t где P(t ) — численность населения в момент t ; e — основание натуральных логарифмов; K,, r — параметры уравнения логистической кривой .

Графически логистическая фунция представляется в виде S-образной, или сигмоидной, кривой (см. рис. 16.2). Параметр K определяет положение линии (асимптоты), задающей максимально возможную или педельРис. 16.2 Кривая логистического роста населения ную численность населения при данных условиях. Его можно трактовать как меру «емкости среды» для особей данного вида. Величина этого параметра, как показали демографические исследования, например, для США, увеличивается со временем .

Подобное увеличение пределов роста ученые связывали с растущей емкостью среды обитания человека благодаря научно-техническому прогрессу .

Вставка 16.4. Гиперболическая модель роста населения Земного шара Попытки найти модель, описывающую динамику численности населения всей Земли за длительный период времени, привели некоторых ученых, среди которых можно назвать известного физика академика С. Капицу, к заключению, что демографические данные за много поколений хорошо укладываются только на гиперболическую кривую.

На основе анализа демографических данных была получена простая формула, соответствие которой реальным данным показано на рисунке 16.3:

P = C /(T1 T ) = 186 /( 2025 T ), где P — число людей на земле в момент времени T (млрд. чел.); T1 — критическая дата; C — постоянная C с размерностью (человеко-годы) .

Однако ги- 8000 перболическая модель вызывает целый ряд во- 6000

–  –  –

приближения к 0 критической

-3

-1 Рис. 16.3 Гиперболическая модель роста населения мира ся в бесконечмлн. чел.) ность. Получается, что 2025 год является подобием конца света. Во-вторых, согласно этой модели можно прийти к другому абсурдному результату, что люди жили в далеком прошлом, например, 10 или 20 млрд. лет тому назад .

В целях преодоления этих трудностей С. Капица установил границы роста числа людей по гиперболе, как в прошлом, так и в настоящем. Минимальная граница определяется условием, что скорость роста не может быть менее одного человека за поколение. Максимальная граница определяется тем, что по мере приближения к критической точке в силу вступают факторы, ограничивающие демографический рост. Скорость роста численности населения не становится очень большой. Она проходит через максимум в период демографического перехода. По мере того, как скорость демографического роста уменьшается, население Земли выходит на плато и стабилизируется. Гиперболический закон изменения численности населения перестает действовать .

ЛИТЕРАТУРА

Основная

1. Капица С. Сколько людей жило, живет и будет жить на Земле. Очерки теории роста человечества. М., 1999 .

2. Курс демографии под ред. Боярского А.Я. М. .

Дополнительная

1. Капица С. Математическая модель роста населения мира // Математическое моделирование. М., 1992. Т 4, № 6 .

2. Keyfitz N. Applied Mathematical Demography. N.-Y., 1985 .

3. Капица С.П. Теория роста населения Земли. М., 1997 .

ГЛАВА 17

МОДЕЛЬ СТАЦИОНАРНОГО НАСЕЛЕНИЯ

И ЕЕ ПРИЛОЖЕНИЯ

17.1. ОПРЕДЕЛЕНИЕ СТАЦИОНАРНОГО НАСЕЛЕНИЯ

В главе, посвященной анализу смертности, было дано определение таблиц смертности как численной модели вымирания поколения. Вместе с тем существует и другая, несколько отличная от «поколенной», интерпретация этих таблиц, согласно которой таблицы смертности задают некоторое теоретическое население, не подверженное влиянию миграционных процессов. В этом закрытом населении порядок смертности, числа рождений и возрастная структура полностью определяются соответствующими показателями таблицы смертности и являются постоянными величинами. Поскольку все демографические параметры такого населения, включая его общую численность, не изменяются со временем, оно было названо стационарным, что в переводе с латинского (stationarius) означает неподвижный .

Итак, стационарное население — это теоретическое население с неизменными числами рождений и возрастными характеристиками смертности, определяемыми таблицей смертности .

Вставка 17.1. В демографическую науку понятие стационарного населения было введено английским ученым Э. Галлеем еще в конце XVII века. С помощью модели стационарного населения им был разработан наиболее популярный в XVIII–XIX вв .

метод построения таблиц смертности, получивший названия «метод смертных списков» или «метод Галлея». В конце XIX в. немецкий статистик Г. Кнапп детально изучил основные количественные соотношения в стационарном населении. В современной демографической науке модель стационарного населения рассматривается в рамках разработанной А. Лоткой теории стабильного населения (см. главу «Модель стабильного населения и ее применение»). Здесь стационарное население является частным случаем стабильного населения при условии равенства нулю величины естественного прироста населения .

Модель стационарного населения расширяет круг приложений таблиц смертности за пределы изучения смертности. С помощью модели стационарного населения могут решаться не только демографические, но и самые разнообразные экономические задачи, такие как, например, анализ движения кадров на предприятии, особенности формирования автомобильного парка города, планирование расходов в области социального обеспечения .

Все эти задачи объединяет то, что, во-первых, подлежащие изучению совокупности состоят из элементов, которые выбывают из них через определенное время и, следовательно, обладают такой характеристикой, как продолжительность жизни в данной совокупности. Во-вторых, количество этих элементов и их распределение по возрасту предполагается неизменным или почти неизменным во времени. Разработанные более трех столетий тому назад таблицы смертности превратились из чисто демографического в один из общенаучных методов исследования .

17.2. ТАБЛИЦЫ СМЕРТНОСТИ И МОДЕЛЬ СТАЦИОНАРНОГО НАСЕЛЕНИЯ

Для того, чтобы построить модель стационарного населения, надо оценить функции таблицы смертности. Возрастные коэффициенты смертности стационарного населения определяются соответствующей функцией m(x) таблиц смертности. Возрастная структура стационарного населения задается табличной функцией L(x). Именно в интерпретации этой функции модель стационарного населения отличается от модели вымирания поколений. В таблицах смертности L(x) обозначает число человеко-лет, прожитых в интервале теми, кто достиг возраста x. В модели стационарного населения этот показатель определяет численность соответствующей возрастной группы. Поэтому второе название L(x) — число живущих в стационарном населении в возрасте x. На рис. 17.1 представлены числа живущих в стационарном населении для женского населения России, полученные из таблиц смертности за 1896-1897, 1926 и 1996 гг. Если поменять оси координат местами, то мы фактически получим кривые дожития соотвествующих таблиц смертности. Из графиков видно, что чем выше продолжительность предстоящей жизни, тем больше численность стационарного населения .

Поскольку функция L(x), как и другие функции таблиц смертности, по условиям построения модели неизменна, постольку постоянной является и возрастная структура стационарного населения. Общая численность стационарного населения соотвественно равна сумме всех L(x), т.е. T = L(x). Здесь — предельный возраст таблиц смертности .

Аналог этого показателя в таблицах смертности T (0) интерпретируется как общее число человеко-лет, которое проживут все новорожденные. Доля отдельной возрастной группы в общей численности стационарного L( x) населения составляет c( x) = .

T (0) Число умерших в отдельных возрастных группах стационарного населения выражается функцией d (x). Общее число родившихся в течение года в стационарном населении равно корню таблицы смертности l (0) .

Общий коэффициент смертности в стационарном населении равен d ( x) l (0) m= ; общий коэффициент рождаемости равен n = .

T (0) T ( 0) Рис. 17.1 Числа живущих в стационарном населении для женского населения России, за 1896-1897, 1926 и 1996 гг .

–  –  –

Рис. 17.2 Диаграмма Лексиса для стационарного населения

4) численность поколений в стационарном населении равна числу родившихся, умноженному на среднюю продолжительность предстоящей жизни при рождении, т.е. = e(0) l (0). Это свойство вытекает из определения ожидаемой продолжительности жизни и интерпретации функции T (x) в модели стационарного населения .

5) средний возраст умерших стационарного населения равен ожидаемой продолжительности предстоящей жизни при рождении. Это свойство непосредственно вытекает из определения соответствующих показателей в таблицах смертности:

x d ( x) e (0 ) =, l (0) где x — средний возраст смерти в интервале ( x, x + 1) .

Средний возраст умерших в реальном населении отличается от ожидаемой продолжительности предстоящей жизни, поскольку он аккумулирует в себе колебания чисел родившихся и особенности возрастной структуры умерших, отличающейся от структуры умерших в стационарном населении .

17.4. ПРИЛОЖЕНИЯ МОДЕЛИ СТАЦИОНАРНОГО НАСЕЛЕНИЯ

Демографические исследования В демографических исследованиях модель стационарного населения используется в нескольких направлениях Она является одним из средств сравнительного анализа демографических процессов и структур. Так, возрастная структура стационарного населения применяется в качестве стандарта для сравнения смертности методом стандартизации. На основе модели стационарного населения были также разработаны и систематизированы некоторые демографические показатели .

Модель стационарного населения применяется для изучения демографических характеристик реального населения. Очевидно, что в действительности не бывает населения, количественные характеристики которого бы полностью совпадали с параметрами стационарной модели .

Для того, чтобы модель стационарного населения воплотилась в жизнь, необходимо, чтобы режимы смертности и рождаемости не изменялись в течение долгого периода времени при условии, что числа родившихся и умерших были равны друг другу при полном отсутствии миграции. Подобные требования невыполнимы применительно к человеческим популяциям. С определенной долей условности можно говорить о стационарном населении применительно к древним историческим популяциям, поскольку их численность изменялась чрезвычайно медленно на протяжении длительных исторических периодов. Однако при более детальном рассмотрении за этой «неподвижностью» скрываются значительные колебания в демографической динамике из-за эпидемий, голода, войн и вторжений чужеземцев. В современном мире в некоторых развитых странах уровень прироста населения на протяжении последних лет колеблется вокруг нулевой отметки. Но возрастная структура этих стран далека от стационарной, во-первых, из-за сохраняющегося влияния демографической волны, генерированной падением рождаемости в период второй мировой войны и последующим за ним бэби-бумом, во-вторых, из-за демографических тенденций последних десятилетий (колебаний в уровне рождаемости, продолжающегося снижения смертности и значительного притока иммигрантов) .

Вместе с тем, как отмечал французский демограф Р. Пресса, «хотя соответствие между реальным населением и теоретическим стационарным населением никогда не может быть вполне строгим, все же в некоторых случаях такое сопоставление, поскольку оно допустимо, может дать некоторые полезные сведения»1. К проведению подобных оценок подталкивают особенности статистических данных, свойственных тому или иному историческому периоду, а также простота свойств модели стационарного населения. Так, в палеодемографических исследованиях, как правило, доступными данными являются числа умерших по отдельным возрастным группам, и неизвестными — данные о числах живущих. Гипотеза стационарности лежит в основе построения таблиц смертности по этому возрастному распределению умерших (метод смертных списков). Исходя из обратной зависимости между ожидаемой продолжительностью предстоящей жизни и общими коэффициентами рождаемости и смертности, можно получить вероятные комбинации этих показателей для исторических популяций, общий и естественный прирост в которых был в среднем близок к нулю. Если исходить из того, что наиболее вероятные значения средней продолжительности предстоящей жизни для отдельных государств и народов в прошлом находятся в интервале от 20 до 30 лет, то соответствующие им общие коэффициенты смертности и рождаемости (это следует из свойства 5) попадают в интервал от 30 до 50‰ .

Недемографические исследования Границы применения модели стационарного населения значительно расширятся, если мы расширим само понятие «население». Под «населением»

можно понимать не только численность людей, проживающих на определенной территории, но и численность персонала на предприятиях, учащихся школ и вузов, клиентов страховых компаний и пенсионных фондов, пациентов больниц и др. Кроме человеческой популяции, существуют популяции в животном мире. Также можно говорить о «населении» применительно к различным совокупностям, состоящим из неодушевленных объектов: станочный парк, автомобильный парк, товары на складе и др. Многие из этих совокупностей в большей степени удовлетворяют условиям стационарности, чем реальные населения регионов и стран. В целом, совокупности, для которых можно построить модель стационарного населения (или таблицу смертности) обладают одним общим свойством. Выбытие элемента из совокупности, подобно смерти, представляет собой неповторяющееся событие, интенсивность которого зависит от возраста элемента .

–  –  –

3) таким образом 95 учеников оставались на второй год один раз. Среди них 5человек отказались остаться на второй год в 6-м классе, остались на второй год в пятом и по окончании этого второго года покинули школу, то есть провели в колледже 3 года. Число лет, проведенных в колледже совокупностью поступивших, можно разложить на следующие составляющие:

число лет, проведенных в колледже:

– не остававшимися на второй год из них:

не ушедшими из школы до конца обучения 4·83 ушедшими после 6 класса 1·8 ушедшими после 5 класса 2·12 ушедшими после 4 класса 5·90

– остававшимися на второй год из них:

не ушедшими из школы до конца обучения 5·90 ушедшими после 5 класса 3·5 Таким образом 203 ученика в целом провели в школе 844 года, то есть 4,16 года на 1 ученика .

4) Предположив, что каждый год в колледж поступает 203 ученика и что условия перехода из класса в класс не меняются, мы будем иметь дело со стационарным населением, общая численность которого P равна общему числу прожитых лет, то есть лет, проведенных в колледже. Таким образом, общая численность учеников в колледже будет равна:

P = 203 4,16 = 844 учеников .

–  –  –

ГЛАВА 18

МОДЕЛЬ СТАБИЛЬНОГО НАСЕЛЕНИЯ

И ЕЕ ПРИМЕНЕНИЕ

18.1. ОПРЕДЕЛЕНИЕ СТАБИЛЬНОГО НАСЕЛЕНИЯ

Модель стационарного населения, несмотря на свою значимость при разработке отдельных понятий и решении целого класса практических задач, как уже отмечалось, в большинстве случаев не соответствует демографической реальности. Как правило, численность населения той или иной страны изменяется. Этот факт учитывается в модели стабильного населения, под которым в демографии понимают теоретическое закрытое население с неизменными во времени возрастными интенсивностями рождаемости, смертности и возрастной структурой населения. Модель стабильного населения является упрощенным изображением процесса воспроизводства населения. Она строится для одного, главным образом для женского пола .

Параметры модели для противоположенного пола рассчитываются на основе соотношения полов при рождении .

Одним из первых к идее стабильного населения подошел Леонард Эйлер (1760). В своих исследованиях он, в частности, обнаружил, что население, в котором установился постоянный режим смертности, а число родившихся изменяется по экспоненциальному закону, будет иметь неизменную возрастную структуру. В начале XX века российско-немецкий статистик Владислав Борткевич использовал гипотезу стабильного населения для исчисления возрастного состава реального населения, численность которого увеличивается с постоянным темпом прироста. Создание собственно теории стабильного населения с математическим обоснованием ее основных положений связано с именем американского демографа Альфреда Лотки1. Именно он, основываясь на аналогии с физическими процессами, ввел в научный оборот термин «стабильное население», что в переводе с латинского (от «stabilis») означает «устойчивое население». Если режимы рождаемости и смертности стабильного населения внезапно изменятся, а затем вновь вернутся к своим прежним постоянным величинам, то возрастная структура и общие демографические коэффициенты в этом населении постепенно также вернутся к своему равновесному состоянию .

А. Лотка изложил свою теорию полностью в давно ставшей классической работе:

Lotka A.J. Theorie analytique des associations biologiques. Part II. Analyse demographique avec application particuliere a l’espece humaine. Paris, 1939 .

18.2. СВОЙСТВА ЭРГОДИЧНОСТИ В 1911 году в одной из первых своих работ Лотка вместе с другим американским ученым Ф. Шарпом доказал одну из центральных в математической демографии теорему: закрытое население, в котором возрастные интенсивности рождаемости и смертности с определенного момента времени стали постоянными, со временем будет иметь неизменную возрастную структуру, постоянные общие коэффициенты рождаемости и смертности и коэффициент естественного прироста. Подобное население называют асимптотически стабильным, а процесс приближения его первоначальной возрастной структуры и общих демографических коэффициентов к некоторым постоянным (предельным) значениям — стабилизацией населения. Сам Лотка пользовался термином «стабильный»

для обозначения именно такого населения. В процессе стабилизации возрастная структура населения постепенно как бы «забывает» свою первоначальную форму. Это особое свойство получило название сильной эргодичности. После того, как население достигнет стабильного состояния, параметры его возрастной структуры будут определяться только заданными режимами рождаемости и смертности .

В конце 1950-х гг. А. Коул высказал предположение, что все человеческие популяции «забывают» свое прошлое. Когда уровни рождаемости и смертности непрерывно изменяются, так же непрерывно изменяется возрастная структура населения. С каждым годом влияние исходной возрастной структуры на форму каждой последующей ослабевает и постепенно сходит на «нет». Это свойство любого населения с изменяющимися параметрами рождаемости и смертности удаляться от своей возрастной структуры далекого прошлого получило название слабой эргодичности. Математически оно было доказано учеником А. Коула А. Лопесом в форме следующей теоремы (теорема Лопеса): если два населения подчиняются одинаковым, но изменяющимся во времени режимам рождаемости и смертности, то эти два населения в конце концов приобретут одинаковые возрастные структуры, хотя конечно эти структуры не обязательно стремятся к пределу, как в случае стабильного населения .

Свойства эргодичности и процесс стабилизации возрастных структур представлены на рис. 18.1. На нем изображена серия изменений половозрастных пирамид двух различных на сегодня в демографическом отношении Lotka, A.J. and Sharpe F.R. A problem in age distribution. Philosophical Magazine .

1911 Vol. 21 (124), April, pp. 435–438 .

Доказательство этой теоремы выходит за рамки данного курса. Математически подготовленным читателям рекомендуем обратиться к книге «Демографические модели» (М., 1977) .

стран — России и Замбии. Предполагается, что в этих странах, начиная с 1995 года, установились одинаковые режимы рождаемости и смертности .

Мы видим, что в процессе стабилизации исходные возрастные пирамиды: в одном случае — классическая пирамида, отличающая страны с высоким уровнем рождаемости, в другом — пирамида, форма которой сильно деформирована войнами, — постепенно размываются, приобретая совершенно иные очертания. Поскольку замбийское и российское население, по условию, подчиняются одинаковым режимам рождаемости и смертности, постольку их столь непохожие в начале возрастные структуры стремятся к совершенно одинаковым предельным возрастным структурам .

18.3. ЧИСЛЕННОСТЬ НАСЕЛЕНИЯ, ЧИСЛА РОДИВШИХСЯ

И УМЕРШИХ В СТАБИЛЬНОМ НАСЕЛЕНИИ

–  –  –

18.4. ВОЗРАСТНАЯ СТРУКТУРА СТАБИЛЬНОГО НАСЕЛЕНИЯ

Доля возрастной группы x в общей численности стабильного населения определяется по формуле c( x) = n l ( x) e rx. Доля возрастной группы в точном возрасте x (или в возрасте от x до x + x, где x — бесконечно малая величина) в общей численности населения определяется по формуле с ( x ) = P ( x, t ), где P ( x, t ) — численность людей в возрасте x в момент t .

P(t ) Функция P ( x, t ) представляет собой произведение числа родившихся x лет назад и вероятности их дожития до возраста x, т.е. P( x, t ) = B(t x) l ( x) .

Число родившихся x лет назад равно произведению общего коэффициента рождаемости на общую численность населения в момент t x :

N (t x) = n P (t x). Из соотношения (18.1) легко получить, что P (t x) = P(t ) e rx. После всех необходимых подстановок получаем P ( x, t ) = n P (t ) l ( x) e rx.

Разделив обе части на P (t ), мы в итоге получаем математическое выражение возрастной структуры в стабильном населении:

c( x) = n l ( x) e rx. (18.3) Из формулы (18.3) следует, что общий коэффициент рождаемости равен n = c(0) .

Здесь l (x) — вероятность дожития до возраста x лет по таблице смертности с корнем, равным 1 .

Для расчетов функции возрастной структуры c(x) стабильного населения следует использовать дискретное приближение формулы (18.3):

–  –  –

c( x, x + ) = n e r( x +t ) l ( x + t )dt. (18.4) После ряда преобразований подынтегральной функции получается расчетная формула (18.5) .

При r = 0 из формулы (18.4) получается возрастная структура стационарного населения:

c( x, x + ) = n l ( x + t )dt .

Из формулы (18.3) следует, что возрастная структура зависит от двух переменных: порядка вымирания l (x ) и одного из двух взаимосвязанных коэффициентов — общего коэффициента рождаемости и коэффициента естественного прироста. При этом, чем выше, при прочих равных условиях, коэффициент естественного прироста или общий коэффициент рождаемости, тем ниже доля лиц старших возрастов в общей численности населения. Эта зависимость отражена на рис. 18.2. Режим смертности трех популяций, расположенных в верхней части рисунка, определяется функцией дожития типовой таблицы смертности ООН с ожидаемой продолжительностью жизни при рождении для двух полов, равной 40 лет. Популяции различаются по коэффициентам прироста населения. Видно, что самая молодая возрастная структура наблюдается у населения с наибольшим коэффициентом естественного прироста, равным r = 2%, самая старая — у стационарного населения ( r = 0 ). Аналогичная закономерность наблюдается у трех нижних популяций с низким уровнем смертности. Режим смертности в данном случае задается типовой таблицей смертности ООН с ожидаемой продолжительностью жизни при рождении для двух полов, равной 70 годам. Из рисунка 18.2 видно, что при одном и том же уровне естественного прироста те популяции, где продолжительность жизни выше, имеют более низкую долю детских и более высокую долю старших возрастов в общей численности населения .

–  –  –

18.5. РЕАЛЬНОЕ И УСЛОВНОЕ ПОКОЛЕНИЯ

В СТАБИЛЬНОМ НАСЕЛЕНИИ

Из свойства изменения числа родившихся в стабильном населении по экспоненциальному закону следует, что численность реального поколения в модели стабильного населения больше предыдущего и меньше последующего в e r раз1. Эта же величина определяет соотношение между численностями соседних возрастных групп в условных поколениях. Последнее утверждение вытекает из формулы (18.3). Соотношения значений родившихся, умерших и численности всего населения для условных и реальных поколений стабильного населения можно отобразить на сетке Лексиса (см. рис. 18.3). При этом из определения стабильного населения следует, что в нем интенсивности рождаемости и смертности реального и условного поколений для одних и тех же возрастов совпадают .

–  –  –

Рис. 18.3. Диаграмма Лексиса для стабильного населения

18.6. ИСТИННЫЕ КОЭФФИЦИЕНТЫ И РЕЖИМ ВОСПРОИЗВОДСТВА

У модели стабильного населения имеется одно фундаментальное свойство, которое объясняет ее мощные аналитические возможности. Оно заключается в том, что каждой комбинации возрастных распределений смертности l (x) и рождаемости f (x) соответствует единственное стабильное население с определенной возрастной структурой, общими коэффициентами рождаемости и смертности, а также коэффициентом естественного прироста .

Если рассматривается дискретная модель, т.е. изменение численности населения и числа родившихся происходит по закону геометрической прогрессии, то отношения между двумя соседними поколениями и двумя соседними возрастными группами составят (1 + r ) раз .

Как уже отмечалось, одним из самых распространенных приемов демографического анализа является проекция на будущее современных параметров воспроизводства населения. Зафиксировав имеющиеся реальные интенсивности рождаемости и смертности, можно оценить различные параметры этого населения после стабилизации: общие коэффициенты рождаемости и смертности, коэффициент естественного прироста, нетто-коэффициент воспроизводства, характеристики возрастной структуры и некоторые другие .

Совокупность количественных характеристик стабильного населения (истинные коэффициенты рождаемости, смертности, естественного прироста, нетто-коэффициент воспроизводства, характеристики возрастной структуры и некоторые другие), генерированных функциями рождаемости и смертности некоторого реального населения, определяет режим воспроизводства этого населения. При этом заданные функции рождаемости и смертности называют экзогенными параметрами режима воспроизводства, а все остальные расчетные величины относятся к эндогенным параметрам .

Полученные показатели модели затем сравниваются с показателями реального населения. При этом они могут заметно отличаться друг от друга .

Однако показатели стабильного населения в отличие от реального обладают важным преимуществом. Общие коэффициенты рождаемости и смертности, коэффициент естественного прироста стабильного населения свободны от влияния возрастной структуры. Поэтому с их помощью, освободившись от влияния значимого структурного фактора, можно лучше понять демографическую специфику данного периода. По этой причине коэффициенты стабильного населения назвали истинными коэффициентами соответственно рождаемости, смертности и естественного прироста .

18.7. ИНТЕГРАЛЬНОЕ УРАВНЕНИЕ ВОСПРОИЗВОДСТВА НАСЕЛЕНИЯ

(ИУВ) Одним из возможных математических выражений процесса смены поколений в стабильном населении (для одного пола) является интегральное уравнение воспроизводства (или уравнение Лотки), которое описывает траекторию рождений N (t ) в каждый точный момент времени t при заданных функциях рождаемости f (x) и смертности l (x). Число рождений N (t ) зависит от численности женщин в репродуктивных возрастах, т.е. от числа девочек, рожденных 15–50 лет тому назад. Дети, родившиеся x лет назад и численность которых равна N (t x), с вероятностью l (x) доживут до момента t. Вероятность рождения ребенка в возрастном интервале от x x до x + dx у тех, кто дожил до момента t, определяется функцией f ( x)dx. Таким образом, для всех возрастов от = 15 до = 50 можно записать:

N (t ) = N (t x)l ( x ) f ( x) dx. (18.6) С помощью интегрального уравнения были выведены многие свойства стабильного населения и получены оценки его основных параметров.

Так, заменяя в уравнении (18.6) N (t ) равной величиной N (0) e r x, а N (t x ) на величину N (0) e r(t x ), а затем сокращая на N (0) e rt, можно получить характеристическое уравнение стабильного населения с неизвестным коэффициентом естественного прироста r :

rx e f ( x)l ( x) dx = 1 .

Это уравнение имеет бесконечно много комплексных корней и единственный действительный корень r, который является истинным коэффициентом естественного прироста стабильного населения или коэффициентом Лотки. Поэтому каждой комбинации возрастных распределений функции дожития l (x ) и функции рождаемости f (x) соответствует единственное стабильное население с присущими ему одному возрастной структурой, общими коэффициентами рождаемости и смертности, а также коэффициентом естественного прироста r .

Уравнение (18.6) называют однородным интегральным уравнением воспроизводства. Однако, если изучается реальное население, в котором процесс стабилизации начался в некоторый момент времени, то при исчислении N (t ) следует ввести поправку G (t ), отражающую вклад исходного женского населения в процесс рождаемости. Тогда получаем уравнение

Лотки в неоднородной форме:

N (t ) = G (t ) + N (t x)l ( x) f ( x) dx. (18.7) При t функция G (t ) равняется 0, поскольку все женщины, жившие в момент t = 0, выходят из репродуктивного возраста. Отказываясь от предположения о неизменности функций рождаемости и смертности в уравнениях (18.6) и (18.7), можно получить однородное и неоднородное интегральные уравнения, описывающие процесс воспроизводства любого населения .

18.8. ВЫЧИСЛЕНИЕ ИСТИННЫХ КОЭФФИЦИЕНТОВ

В СТАБИЛЬНОМ НАСЕЛЕНИИ

–  –  –

Здесь f x = Fx — возрастной коэффициент рождаемости девочек, = 0,488 — доля девочек при рождении, Fx — возрастной коэффициент рождаемости детей обоих полов (табличный) .

Решая квадратное уравнение (18.9) относительно r и подставляя значения (18.10), получим выражение для действительного корня:

–  –  –

Таким образом: 15,663 r 2 25,547 r 0,0502 = 0. Следовательно, r = 0,00196 или 0,196% в год .

18.9. ИСТИННЫЕ КОЭФФИЦИЕНТЫ РОЖДАЕМОСТИ И

СМЕРТНОСТИ

–  –  –

18.10. ВЫЧИСЛЕНИЕ ВОЗРАСТНОЙ СТРУКТУРЫ

СТАБИЛЬНОГО НАСЕЛЕНИЯ

Используя истинный коэффициент естественного прироста, найденный в табл. 18.1, возрастные показатели таблиц смертности для России 1989 г. и формулу (18.5)1, можно рассчитать возрастную структуру стабильного женского населения. Соотношение полов при рождении, равное 1,05 мальчика на 1 девочку, позволяет при том же коэффициенте естественного прироста и показателях таблиц смертности для мужчин найти также и возрастную структуру стабильного мужского населения. В табл. 18.2 приведены Формула (18.5) используется в модифицированном виде, поскольку оцениваются численности отдельных возрастных групп P ( x, x + ), а не их доли в общей численности населения, т.е. P ( x, x + ) = N L( x, x + ) e r( x + 2,5) .

вычисления, иллюстрирующие данную процедуру. В целях корректности сопоставления возрастных структур различных стабильных населений, их численность приводят к величине, кратной 10, например, 10000 или100000. Последний столбец табл. 18.2 дает распределение населения, исходя из общей численности в 100000 человек. Он получен с помощью умножения значений в столбцах (6) и (7) на поправочный коэффициент равный 100000 /(7218695 + 6877705) .

Найдем истинные коэффициенты рождаемости и смертности. Сумма всех элементов колонки (7), представленное в строке «всего», равно

6877705. При этом число рождений девочек принимается равным 100000 (радикс женской таблицы смертности). Таким образом, коэффициент рождаемости на 1 женщину равен 100000 / 6877705 = 0,01454 или 14,54 на 1000 женщин. Аналогично для мужского населения: разделив число рождений мальчиков 105000 на 7218695 (строка «всего» столбца 6) получим 0,01455 или 14,55 на 1000 мужчин. Общий коэффициент рождаемости стабильного 100000 + 105000 = 0,01454 или 14,54 на 1000 .

населения в целом равен 6877705 + 7218695 Общий коэффициент смертности стабильного населения составляет 14,54 (1,96) = 16,5 на 1000 населения .

18.11. ПРИЛОЖЕНИЯ МОДЕЛИ СТАБИЛЬНОГО НАСЕЛЕНИЯ

Модель стабильного населения широко используется в аналитических целях. В ее терминах определяются многие демографические индикаторы, в первую очередь система показателей режима воспроизводства .

На практике для оценки сложившейся демографической ситуации широко используется метод сравнения параметров реального и стабильного населения. С помощью модели стабильного населения исследуются разнообразные теоретические проблемы, изучение которых на основе наблюдений за реальными данными затруднено. В первую очередь это относится к изучению взаимосвязей между возрастной структурой и процессами смертности и рождаемости. Включение в модель миграции позволяет узнать, каким образом миграционные процессы влияют на процесс воспроизводства населения .

На основе модели стабильного населения разработаны методы получения, восстановления или коррекции информации в условиях неполных или недостоверных данных. Возможности исследователей здесь были существенно расширены благодаря разработке французским демографом Буржуа-Пиша (1958) модели квазистабильного населения .

–  –  –

Квазистабильным считается население, в котором после длительного периода неизменности возрастных интенсивностей рождаемости и смертности начинается снижение смертности. Возрастная структура в таком населении остается неизменной. Фактически модель квазистабильного населения описывает ранние стадии демографического перехода .

Модель стабильного населения широко используется для решения самых разнообразных прикладных задач. Она применяется в актуарных расчетах. С ее помощью, в частности, изучаются взаимосвязи между демографическим и экономическим ростом, воздействие демографических процессов на пенсионную сферу, экономико-демографические процессы в реальных поколениях, влияние возрастной структуры на социальную мобильность и др .

ПРИЛОЖЕНИЕ. ПРИМЕНЕНИЕ МОДЕЛИ СТАБИЛЬНОГО НАСЕЛЕНИЯ

ПРИ РАБОТЕ С НЕПОЛНЫМИ ДАННЫМИ

Исчисление рождаемости и смертности путем анализа стабильного населения Проиллюстрируем возможность применения метода расчета рождаемости и смертности на основании зарегистрированных данных о возрастном составе и темпах роста населения при условиях, когда данное население можно считать стабильным. Рассмотрим пример, основанный на данных переписи населения Англии и Уэльса 1871 г .

Параметры стабильного населения периода, предшествовавшего 1871 г., получают по данным о возрастном составе, зарегистрированном в переписи 1871 г., и по темпам роста населения в период между 1861 и 1871 гг. Для шестнадцатилетнего периода, предшествовавшего 1871 году, официальных данных таблиц смертности не разработано, и в этот отрезок времени регистрация рождений была поставлена несколько хуже, чем в 1970-х гг .

Условия применения данного метода. Методы анализа стабильного населения следует применять лишь в том случае, если можно установить стабильность в отношении соответствующих демографических условий .

Рассмотрение возрастного состава населения, зарегистрированного в переписях, проводившихся с интервалом в 10 лет, с 1841 по 1871 гг., подтверждает наличие приближенно стабильных условий в Англии и Уэльсе в течение этого периода .

См. «Руководства по методике демографических исследований: руководство 4 .

Методы исчисления основных демографических показателей по неполным данным»

(Нью-Йорк, 1974) .

Табл. 18.3. Среднегодовые темпы прироста населения обоих полов, Англии и Уэльса, исчисленные для 10-летних отрезков периода 1841-1871 гг. по зарегистрированным в переписи данным («межпереписной темп роста населения») и после внесения в эти данные коррективов в связи с миграцией («коэффициент естественного прироста населения») период мужское население женское население (годы) межпереписной коэффициент межпереписной коэффициент темп прироста ест. прироста темп прироста ест. прироста населения населения населения населения 1841–1851 0,0124 0,0131 0,0120 0,0121 1851–1861 0,0108 0,0140 0,0118 0,0128 1861–1871 0,0124 0,0138 0,0125 0,0131

–  –  –

Необходимые исходные данные. Данные о темпах роста населения приведены в табл. 18.3. В табл. 18.4 приводятся данные о возрастном составе женского населения Англии и Уэльса до 45-летнего возраста .

При расчетах методом стабильного населения не рекомендуется рассчитывать население старше этого возраста .

Методика расчетов:

1. Из таблицы 18.4 выбираются значения C (x), x = 0, 5, 10, …, 45. Округленные значения этих кумулированных пропорций приведены в столбце 2 таблицы 18.5 .

2. Из модельных таблиц стабильного населения отыскивают параметры групп женского стабильного населения, характеризуемых, с одной стороны, данными значениями C (x), а с другой — коэффициентом естественного прироста населения, имевшего место в десятилетний период, предшествовавший данной переписи (0,0131). Эту процедуру удобно осуществить по следующим этапам:

а) при сообщенном значении С (5) выбираются две группы стабильного населения, каждая из которых характеризуется требуемым коэффициентом прироста (т.е. путем интерполяции данных групп стабильного населения, составленных при r = 0,010 и r = 0,015, для получения требуемого r = 0,0131 ) и одним из уровней смертности (уровни от 1 до 23), таким, чтобы значения С (5) выбранных моделей двух групп населения «охватывали» данное значение С (5). Такими уровнями в нашем примере являются уровни 9 и

11. В столбцах 3.а и 3.b табл. 18.5 приведены значения С (5) этих групп стабильного населения, а также параметры (такие как коэффициент рождаемости), ради которых производятся вычисления .

b) Вышеописанная процедура повторяется для других значений C ( x), x = 10, 15, …, 45 .

c) По соответствующим данным столбцов 3.а и 3.b для каждого значения x определяются коэффициенты интерполяции, необходимые для вычисления зарегистрированных значений C (x ), указанных в столбце 2. Например, зарегистрированная доля населения в возрасте до 10 лет составляет 0,248, и она может быть представлена как взвешенная средняя величин, содержащихся в столбцах 3.а и 3.b и соответствующих C (10) : 0,27 0,256 + 0,73 0,245. Применяя эти же коэффициенты интерполяции к другим параметрам населения, рассчитанным для групп стабильного населения, характеризуемых данными столбцов 3.а и 3.b, таким как коэффициент рождаемости, например, получают параметры искомого населения .

Например, при r = 0,0131 и C (10) = 0,248 коэффициент рождаемости равен 0,27 0,0365 + 0,73 0,0329 = 0,0339. Результаты этих расчетов приводятся в столбцах 4.а–4.е табл. 18.5 .

3) В идеале каждая комбинация C (x ) и r населения данного пола должна соответствовать одному и тому же стабильному населению: тогда параметры этой модели можно было бы принимать как соответствующие действительному населению данного пола. В рассматриваемом примере согласованность данных, приведенных в столбцах 4.а–4.е табл. 18.5, достаточно высока. Это свидетельствует о правильности первоначального предположения о стабильности и хорошем качестве данных о возрасте .

В этом случае наилучшим возможным решением является выбор стабильного населения, характеристики огивы которого представляют собой медианные значения имеющихся огив. Для определения такого населения полученные девять значений коэффициента рождаемости располагают по порядку возрастания их абсолютных величин, а затем выбирают значение медианной из них (пятое по порядку). В данном случае медианным стабильным населением является население, характеризуемое зарегистрированным значением C (25), и по его параметрам определяются следующие показатели женского населения: n = 0,0341, m = 0,0210, e0 = 43,3 года, GRR = 2,42 .

4) Параметры мужского населения и населения в целом могут быть определены по параметрам, рассчитанным для женского населения, с учетом соотношения численности полов при рождении (мальчики / девочки): в течение 5 лет, предшествовавших 1871 г., оно составляло 1,041; и соотношения численности полов в общем населении (мужчины / женщины): по состоянию на 1871 г. оно составляло 0,949. Тогда коэффициент рождаемости мужского 1,041 населения b m = 0,0341 = 0,0374. Общий коэффициент рождаемости n,949 численность жен. населения n=nf всего населения общая численность населения (1 + соотношение полов родившихся) = 0,0341 0,513 2,041 = 0,0357 .

5) Коэффициент смертности мужского населения m m m m = n r = 0,0374 0,0138 = 0,0236, и всего населения, соответственно, m = n r = 0,0357 0,0134 = 0,0223 .

6. Среднюю продолжительность предстоящей жизни родившихся мальчиков из модельных таблиц стабильного населения можно найти, отыскивая уровень смертности модели мужского населения, характеризуемого полученным значением коэффициента смертности мужского населения m m = 0,0236 и коэффициентом естественного прироста мужского населения r m = 0,0138. Этот уровень равен 10,0, т.е. e0 = 39,7 лет .

7. По соотношению полов родившихся и полученному значению бруттокоэффициента воспроизводства можно определить суммарный коэффициент рождаемости TFR = 2,42 2,041 = 4,94 ребенка на одну женщину .

Замечания .

Некоторые из вычисленных выше показателей можно сопоставить с данными о естественном движении населения или с другими расчетами .

Например, в отношении коэффициента рождаемости всего населения мы имеем:

оценка стабильного населения 0,0357 по данным регистрации естественного движения населения, скорректированным на неполноту регистрации рождений 1866–1870 гг. 0,0357 1861–1865 гг. 0,0358

–  –  –

ЛИТЕРАТУРА

Основная

1. Венецкий И.Г. Математические методы в демографии М.,1971 .

2. Курс демографии / Под ред. А.Я. Боярского.М., 1985. Глава IX .

3. Пирожков С.И. Демографические процессы и возрастная структура населения. М., 1977 .

4. Пресса Р. Население и методы его изучения. М., 1966. Глава III, раздел 2 .

Дополнительная

1. Демографические модели. М., 1977 .

2. Демографические процессы и их закономерности. М., 1986 .

3. Keyfitz N., Applied Mathematical Demography. N.–Y., 1985 .

4. Shryock H.S., Siegel J.S. The Methods and Materials in Demography. Vol. 2 .

Washington, D.C.: U.S. Dept. of Commerce, Bureau of the Census, 1971 .

–  –  –

19.1. ЕСТЕСТВЕННЫЙ ПРИРОСТ И ИНДЕКС ЖИЗНЕННОСТИ

Определение естественного движения населения как процесса замещения поколений предполагает, что его измерителями должны быть некоторые специальные «поколенные» показатели. Однако самыми распространенными его количественными характеристиками в силу своей простоты и доступности статистической информации являются естественный прирост и коэффициент естественного прироста, о которых уже говорилось в предыдущих главах учебника .

Другим простым показателем является индекс жизненности.

Индекс жизненности I v, в отличие от естественного прироста, представляет собой не разность, а отношение числа родившихся N к числу умерших M, умноженное для легкости интерпретации на сто:

N Iv = 100 .

M Русский историк М.Н. Покровский использовал индекс жизненности для характеристики воспроизводственных процессов в Российской империи на протяжении практически столетнего периода, начиная с конца XVIII века. Поэтому в нашей стране этот показатель также называют индексом Покровского .

И показатели естественного прироста, и индекс жизненности измеряют скорость «естественного движения» населения и являются общими характеристиками замещения поколений. Если на протяжении некоторого временного промежутка число рождений превышает число смертей, то можно предположить, что старшие поколения заменяются более многочисленными поколениями детей и внуков. В противоположном случае, старшие поколения, вероятно, количественно не воспроизводят себя .

19.2. ВОЗРАСТНАЯ СТРУКТУРА И ВОСПРОИЗВОДСТВО НАСЕЛЕНИЯ

Коэффициент естественного прироста, как и другие общие демографические показатели, подвержен влиянию многочисленных структурных факторов, главным из которых является возрастной состав населения. Молодое население будет иметь более высокий естественный прирост по сравнению с населением, в котором наблюдаются те же возрастные характеристиками смертности и рождаемости, но выше удельный вес старших возрастных групп. Поскольку возрастная структура заключает в себе всю демографическую историю прошлых лет: колебания в уровне смертности, рождаемости и миграции — постольку общий коэффициент естественного прироста или индекс жизненности будут неадекватно отражать долговременные тенденции в воспроизводстве. Например, примерно спустя 25 лет после опустошительной войны, в течение которой резко снизился уровень рождаемости, естественный прирост может уменьшиться только из-за генерированной этой войной демографической волны. Однако более точные показатели воспроизводства могут вообще не измениться. Часто возрастная структура оказывает большее влияние на рост населения, чем изменения в интенсивностях рождаемости и смертности. В таких случаях важной оказывается решение задачи по оценке воздействия возрастной структуры на динамику численности населения страны1 .

19.3. ИСТИННЫЙ КОЭФФИЦИЕНТ ЕСТЕСТВЕННОГО ПРИРОСТА

В качестве количественной характеристики естественного движения населения также используется истинный коэффициент естественного прироста населения r, который определяется в рамках модели стабильного населения (см. главу 18). Его преимущество по сравнению с наблюдаемыми коэффициентами естественного прироста состоит в том, что в отличие от них он свободен от влияния возрастной структуры На основе истинного коэффициента можно выделить следующих три режима воспроизводства населения. Если r 0, то это означает, что при сохранении заданных возрастных интенсивностях рождаемости и смертности численность населения страны имеет тенденцию к увеличению, т.е. в данном случае речь идет о расширенном воспроизводстве. Если r = 0, то мы имеем дело с населением, в котором родительские поколения замещаются равными им по численности детскими поколениями. Численность такого населения при сохранении зафиксированных режимов рождаемости и смертности в перспективе изменяться не будет. Данный режим воспроизводства называется простым. Если режимы рождаемости и смертности задают стабильное население, численность которого сокращается, т.е. r 0, то такой тип воспроизводства называют суженным .

На рис. 19.1 представлена динамика общего и истинного коэффициентов естественного прироста населения России с начала 1960-х до конца 1990-х гг .

Для этой цели могут использоваться такие показатели, как потенциал демографического роста или инерционность роста населения. См., например, «Демографические модели» (М., 1978); Keyfitz N. On the Momentum of Population Growth (Demography, 1971, №3) .

-30 Рис. 19.1. Динамика коэффициентов естественного прироста населения России 1960–2000 гг .

Приближенное значение истинного коэффициента естественного прироста рассчитывалось по формуле ln R0 r=, MAF где знаменатель определялся значением среднего возраста матери при рождении детей. Формула для вычисления числителя R0 приведена в главе 18, посвященной стабильному населению .

Как видно из рисунка, уже с середины 1960-х гг. истинный коэффициент естественного прироста имеет отрицательные значения. Это свидетельствует о том, что установившийся в России четыре десятилетия тому назад режим демографического воспроизводства не обеспечивал количественного замещения поколений. Временное повышение уровня рождаемости в результате демографической политики 1980-х гг. привело к некоторому повышению и величины коэффициента Лотки, который приобрел положительные значения в 1987–1988 гг. Однако в последующий период обозначилось резкое падение истинного коэффициента естественного прироста .

В 2000 г. его величина равнялась (-21,7‰) против (-6,7‰) у реального населения. Столь значительная отрицательная величина будет наблюдаться в России только в том случае, если существующие параметры рождаемости и смертности сохранятся и в будущем, а миграционный баланс страны будет равен нулю .

Благодаря каким факторам в стране поддерживался положительный прирост населения с середины 1960-х гг. вплоть до начала 1990-х гг.? Ответ прост — благодаря миграции и накопленному в возрастной структуре потенциалу роста. В населении со значительной долей лиц в репродуктивных возрастах даже при уровне рождаемости, не обеспечивающем простого воспроизводства, число рождений и общий коэффициент рождаемости будут выше, а число смертей и общий коэффициент смертности будут ниже, чем в населении, в составе которого выше доля лиц, находящихся в более старших возрастах. Соответственно, в молодом населении большим по величине будет естественный прирост, а числа родившихся на определенном этапе будут превышать числа умерших. Однако потенциал роста, заложенный в молодой возрастной структуре, в скором времени исчерпывается .

В условиях низкой рождаемости и прогрессирующего процесса старения положительные значения естественного прироста постепенно сменяются отрицательными величинами .

19.4. ПОКАЗАТЕЛИ ЗАМЕЩЕНИЯ ПОКОЛЕНИЙ Наиболее адекватными количественными характеристиками естественного движения населения являются показатели, которые самым непосредственным образом отражают процесс смены поколений и не зависят от возрастной структуры населения. Наиболее очевидным способом измерить скорость замещения поколений представляется прямое сопоставление численности поколений матерей и их дочерей, отцов и сыновей, родителей и их детей в возрасте, который примерно равен среднему возрасту родителей (отца, матери) при рождении детей. Однако на практике коэффициенты воспроизводства населения гораздо чаще рассчитываются не для реальных, а для гипотетических (условных) поколений. Как и в случае многих других демографических показателей, для их расчета достаточно собрать фактически наблюдавшиеся повозрастные уровни рождаемости и смертности за какой-либо календарный период, например, один год. Для оценки скорости замещения реальных поколений нужно иметь соответствующую информацию за период, охватывающий жизнь поколений на протяжении 50 лет — от времени их появления и до момента, когда все представители каждого поколения вышли из репродуктивных возрастов .

Два показателя замещения поколений, о которых пойдет речь ниже — брутто и нетто коэффициенты воспроизводства, были введены в активный научный оборот немецким демографом Р. Кучинским1. Однако полное маНетто-коэффициент воспроизводства был разработан учителем Кучинского, известным немецким статистиком Р. Беком в 1884 г. Однако современники не смогли оценить значимость этого показателя. Вместе с тем хочется напомнить, что именно Роберту Кучинскому демография обязана появлением в 1907 г. на XIV Международном конгрессе по социальной гигиене и демографии (Берлин) суммарного коэффициента рождаемости и несколько позже — брутто-коэффициента воспроизводства .

тематическое обоснование этих показателей было дано А. Лоткой в рамках теории стабильного населения .

19.4.1 Брутто-коэффициент воспроизводства С точки зрения техники расчетов брутто-коэффициент воспроизводства населения (принятые обозначения R или GRR ) можно рассматривать как частный случай суммарного коэффициента рождаемости. Расчеты брутто коэффициента выполняются по приближенной формуле:

R = Fсум. (19.1) Здесь —доля девочек среди новорожденных. Как правило, она принимается примерно равной 0,488 и одинаковой для всех возрастов женщин. Так, например, если суммарный коэффициент рождаемости в России за 1996 г .

составил 1,274, то брутто-коэффициент воспроизводства был равен

R = 0,488 1,274 = 0,622. Напомним, что суммарный коэффициент рождаемости равен:

Nx Fсум. =, (19.2) Pf x где B x — число зарегистрированных рождений в течение года у матерей в возрасте x, Pxf — среднегодовая численность женщин данного возраста, и представляют границы репродуктивного интервала (обычно = 15, = 50 лет) .

Однако в интерпретации этих двух показателей имеется значимое различие. Суммарный коэффициент рождаемости — это число рождений детей обоих полов, которое может иметь женщина при сохранении наблюдаемых уровней повозрастной рождаемости. Брутто-коэффициент воспроизводства (для гипотетического поколения) представляет собой среднее число девочек, которое может родить одна женщина, при условии дожития до конца репродуктивного периода и сохранения на его протяжении современных уровней рождаемости в каждом возрасте .

Как показатель замещения поколений брутто-коэффициент обладает одним существенным недостатком. Фактически при его расчете делается допущение, что все дочери доживают до конца репродуктивного периода. Таким образом, брутто-коэффициент представляет собой экстремальный случай замещения поколений. Этот недостаток устраняется в нетто-коэффициенте воспроизводства. Вместе с тем следует заметить, что брутто-коэффициент в сочетании с ожидаемой продолжительностью предстоящей жизни часто используется в качестве базовой характеристики режима воспроизводства .

19.4.2. Нетто-коэффициент воспроизводства В разделе, посвященном теории стабильного населения, неттокоэффициент воспроизводства определялся как коэффициент, пропорционально которому увеличивается численность стабильного населения за временной интервал, определяемый как длина поколения. Как правило, неттокоэффициент исчисляется для женского населения. Но при наличии соответствующей информации он может быть оценен как для мужского населения, так и для всего населения. В терминах замещения поколений неттокоэффициент воспроизводства населения (принятые обозначения R0 или NRR ) представляет собой среднее число девочек, рожденных за всю жизнь одной женщиной, дожившей до конца репродуктивного периода при данных уровнях рождаемости и смертности. Фактически он измеряет скорость замещения материнского поколения дочерним .

Расчеты R0 выполняются по формуле:

f N x Lx R0 =, (19.38) f l0 x =15 P x

–  –  –

Нетто-коэффициент воспроизводства с хорошей степенью точности можно вычислять и по упрощенной формуле R0 = l ( x) F ( x), что равносильно R0 = R l ( x), где l (x) — число женщин, доживающих до среднего возраста матери x при рождении детей .

Поскольку нетто-коэффициент заключает в себе комбинацию уровней рождаемости и смертности, его используют в качестве интегральной обобщающей характеристики воспроизводства населения. Однако часто приходится сталкиваться с некорректной интерпретацией этого показателя. Необходимо помнить, что вычисленный для гипотетического поколения неттокоэффициент воспроизводства как мера замещения материнского поколения дочерним имеет смысл лишь в рамках модели стабильного населения. Численность такого населения увеличивается (или уменьшается) в R0 раз за время T, равное средней длине поколения. Так, в 2000 г. нетто-коэффициент воспроизводства в Российской Федерации был равен 0,57. Это не означает, что численность населения страны сократится на 43% через 25–30 лет (примерная длина поколения в России). Подобное утверждение верно только для стабильного населения, каковым население России не является .

В стабильном населении, как уже отмечалось выше, R0 соотношением R0 = e r T связан с истинным коэффициентом естественного прироста населения r. В случае расширенного воспроизводства, когда r 0, то R0 1, т.е. дочернее поколение многочисленнее материнского. В случае суженного воспроизводства из r 0 вытекает R0 1, т.е. дочернее поколение не замещает материнского. При простом воспроизводстве, когда r = 0, нетто коэффициент будет равен 1, а численности дочерей и матерей будут совпадать .

19.5. ИЗМЕНЕНИЕ БРУТТО- И НЕТТО–КОЭФФИЦИЕНТОВ

ВОСПРОИЗВОДСТВА

В динамике брутто-коэффициента нет ничего загадочного, она полностью соответствует динамике суммарного коэффициента рождаемости. Величина нетто-коэффициента до начала демографического перехода была подвержена значительным колебаниям, отражающим катастрофические изменения в уровне смертности, вызванные эпидемиями, войнами, голодом, стихийными бедствиями. Средний уровень, вокруг которого происходили эти колебания на протяжении длительного исторического периода, оставался достаточно устойчивым и был чуть выше уровня простого воспроизводства. С началом демографического перехода нетто-коэффициент увеличился по величине, что было обусловлено значительным снижением смертности. Даже на исходе ХХ в. в некоторых развивающихся странах, главным образом арабских, (Саудовской Аравии, Омане, Иордании, Йемене и др.) его величина превосходила отметку 2,5. По мере завершения демографического перехода величина нетто-коэффициента стремиться к 1. Практически во всех европейских странах, включая Россию, его значение меньше единицы .

На рис. 19.2 представлено изменение уровней брутто и неттокоэффициентов воспроизводства для женского населения в некоторой гипотетической стране на протяжении почти 120-летего периода. По своим историческим характеристикам эта страна приближается, скорее, к странам Западной Европы. Суммарный коэффициент рождаемости на первых этапах демографического перехода увеличился с 5,5 до 6,25, а затем снизился до 2. Возрастные особенности смертности соответствуют семейству типовых таблиц смертности «Запад». При этом продолжительность жизни постепенно возросла с 25 до 80 лет. Динамика брутто-коэффициента повторяет изменения суммарного коэффициента рождаемости с поправкой на долю девочек среди новорожденных. Он увеличился с 2,6 до 3,1, а затем уменьшился до 0,98 рождений девочек на одну женщину. Нетто-коэффициент воспроизводства при этом на первой стадии демографического перехода увеличивается с 1,06 до 1,73, а затем снижается до 0,97 .

Модельные оценки брутто и нетто коэффициентов воспроизводства на протяжении демографического перехода .

3,5 2,5 1,5 0,5

–  –  –

19.6. ЭКОНОМИЧНОСТЬ РЕЖИМОВ ВОСПРОИЗВОДСТВА

Одни и те же темпы роста населения или нетто-коэффициент воспроизводства могут наблюдаться как в странах с высокой рождаемостью и высокой смертностью, так и в странах с низкой рождаемостью и низкой смертностью. Очевидно, что демографические «затраты», в данном случае число родившихся, для получения одинакового демографического «результата» доли доживших до среднего возраста матери — в первой группе стран будут выше, чем во второй, т.е. их режим воспроизводства населения является менее экономичным с точки зрения соотношения «результатов» и «затрат». Для оценки экономичности разных режимов воспроизводства населения используется специальный показатель, который получил название «цена простого воспроизводства». Он представляет собой отношение брутто коэффициента R к нетто-коэффициенту воспроизводства R0 и, тем самым, показывает, сколько девочек в среднем необходимо родить женщине, чтобы обеспечить простую замену материнского поколения: = R / R0 .

Чем выше цена простого воспроизводства, тем ниже экономичность воспроизводства, и наоборот. Высокая цена простого воспроизводства является результатом высокой смертности. Фактически в странах с низкой продолжительностью жизни для обеспечения простого воспроизводства у женщины в среднем должно было родиться примерно 2 дочери. Одна из них как бы приносилась в жертву для того, чтобы другая дожила до материнского возраста. Так, в Российской империи в XIX в. цена воспроизводства была примерно равной 2, во Франции в начале XIX в. этот показатель равнялся 1,83. В ряде развивающихся стран в начале демографического перехода уровень показателя превышал отметку 2. В конце ХХ в. его максимальная величина — 1,6–1,8 — наблюдалась в самых бедных странах мира: Руанде, Сьерра-Леоне, Сомали, Либерии, Малави, Бурунди, Афганистане. В развитых странах с высокой продолжительностью предстоящей жизни цена простого воспроизводства практически равна 1 .

В России цена воспроизводства на протяжении последнего столетия снижалась до середины 1960-х гг. (см. табл. 19.2). В последующие годы направление изменений показателя следовало за динамикой смертности .

19.7. КОЭФФИЦИЕНТЫ ВОСПРОИЗВОДСТВА ДЛЯ РЕАЛЬНОГО ПОКОЛЕНИЯ

Брутто- и нетто–коэффициенты, рассчитанные для гипотетических поколений, обладают всеми недостатками, свойственными показателям поперечного анализа. Они могут искажать реальный ход демографического развития, их динамика подвержена влиянию конъюнктурных факторов. Как известно, эти недостатки преодолеваются с помощью методов продольного анализа. Поэтому еще в 1940-х гг. французский демограф П. Депуа предложил оценивать коэффициенты воспроизводства для реальных поколений. Он же первым выполнил подобные расчеты для населения Франции за весь ХIХ век .

Существует несколько методов оценки нетто-коэффициента воспроизводства реальных поколений. Самый очевидный из них заключается в применении формулы (19.3), только теперь в ней должны использоваться показатели рождаемости и смертности для реальных поколений. Полные и надежные оценки когортных показателей смертности выполнены только в нескольких развитых странах — там, где издавна налажен адекватный учет смертности населения. Французский демограф Ж.-П. Сардон, опираясь на соответствующие оценки смертности и рождаемости когорт, рассчитал нетто-коэффициенты воспроизводства для реальных поколений стран Западной Европы1. Полученные им результаты поразительны. В Бельгии, Швеции, Швейцарии, Германии, Италии, Греции ни одно поколение рожденных в 1901–1955 гг. не воспроизвело себя в количественном отношении .

Только в Исландии и Ирландии нетто-коэффициенты этих поколений превышали единицу. В Австрии, Великобритании, Дании, Франции, Нидерландах, Португалии и Испании только у отдельных поколений, рожденных в период между Первой и Второй Мировыми войнами, уровень рождаемости обеспечивал расширенное воспроизводство населения .

–  –  –

1.2 0.8 0.6 0.4 0.2

–  –  –

Рис. 19.3. Нетто-коэффициент воспроизводства реальных поколений 1830–1962 гг. рождения в Российской империи и СССР Российский демограф С.В. Захаров оценил вклад реальных поколений в воспроизводство населения Российской империи и СССР. Для этого им были использованы отношения чисел родившихся в годы, отстоящие друг от друга на период, равный средней длине поколения1. Согласно расчетам, нетто-коэффициент воспроизводства когорт, родившихся в XIX в., находился на уровне 1,4–1,5, т.е. каждое поколение рождало в 1,4–1,5 раза больше детей, чем поколение его родителей. Когорты 1880–1900 гг. рождения воспроизвели себя с увеличением на 10–20% ( NRR =1,1–1,2), но по сравнению с предшествующими поколениями их вклад в рост численноДлина поколений принималась равной 28, 30 и 32 годам. Полученные оценки дали, в целом, идентичные результаты .

сти населения резко снизился. Репродуктивная деятельность этих когорт пришлась на период Первой Мировой войны и последующие кризисные годы. Поколения, родившиеся в начале XX в., демонстрируют резкое падение нетто-коэффициента воспроизводства с достижением уровня 0,65–0,7 для поколений, родившихся в 1915–1920 гг. Близкий результат репродуктивной деятельности отмечается и для поколений 1920-х и 1930-х гг. рождения. Лишь в нескольких поколениях, родившихся после войны, наблюдалось слегка расширенное воспроизводство (см. рис. 19.3) .

ЛИТЕРАТУРА

Основная

1. Валентей Д.И., Кваша А.Я. Основы демографии. М., 1989 .

2. Курс демографии / Под ред. А.Я. Боярского. М., 1985.Гл. VIII, пп. 1, 2 .

3. Народонаселение. Энциклопедический словарь. Статья «Воспроизводство населения». М., 1994 .

4. Пресса Р. Народонаселение и его изучение. Гл. III, раздел 3. М., 1968 .

Дополнительная

1. Вишневский А.Г. Воспроизводство населения и общество. М., 1982 .

2.. Воспроизводство населения СССР. М., 1983 .

3. Корчак–Чепурковский Ю.А. О методах изучения воспроизводства населения // В сб. «Избранные демографические произведения». М., 1970 .

4. Основы теории народонаселения. 3 изд., М., 1986 .

5. Система знаний о народонаселении. М., 1991 .

6. Shryock H.S., Siegel J.S., Methods and Materials of Demography .

Washington, D.C., 1973. Vol. 2. «Reproductivity» .

РАЗДЕЛ VII. ДЕМОГРАФИЧЕСКОЕ ПРОГНОЗИРОВАНИЕ

ГЛАВА 20

ПРОГНОЗЫ НАСЕЛЕНИЯ

20.1. ПОНЯТИЕ, НАЗНАЧЕНИЕ И ТИПЫ ПРОГНОЗОВ НАСЕЛЕНИЯ

Прогнозы населения — научно обоснованная информация о будущих тенденциях изменения численности, параметров воспроизводства и структур населения на местном (региональном), национальном и глобальном уровнях. Прогнозы населения — важнейшая прикладная составляющая демографии, имеющая ключевое значение для экономики, государственного управления и научных исследований, наиболее очевидное обоснование необходимости исследований в области воспроизводства населения .

Первые приблизительно верные оценки перспективной численности населения появились задолго до становления демографии как науки о закономерностях воспроизводства населения.

В настоящее время прогнозы населения наиболее часто используются в следующих, нередко взаимосвязанных случаях:

• при определении потребностей в продовольствии, энергии, жилье, социально-бытовых, медицинских, образовательных, транспортных и других услугах (прогноз численности населения и отдельных возрастно-половых групп);

• при разработке программ социального, пенсионного и медицинского страхования (прогноз возрастно-половой и семейной структур населения, включая соотношение численности населения в трудоспособном и нетрудоспособном возрастах);

• при разработке национальных и региональных программ развития, отраслевых планов и планов размещения отдельных экономических объектов (прогноз численности населения, отдельных социально-демографических групп и показателей воспроизводства населения);

• при разработке политики народонаселения и/или программ человеческого развития (прогноз численности населения, отдельных социальнодемографических групп и показателей воспроизводства населения);

• при определении темпов экономического роста (прогноз численности населения (занятых), его образовательной, возрастно-половой и семейной структуры);

• при определении емкости рынка определенных товаров и услуг (прогноз численности отдельных социально-демографических групп, прогноз уровня рождаемости, смертности и брачности населения);

• при разработке моделей развития (в том числе футурологических), проведении научных исследований (прогноз численности населения, отдельных социально-демографических групп и показателей воспроизводства населения);

• при оценке состояния окружающей среды (прогноз численности населения и отдельных социально-демографических групп);

• при формировании избирательных округов и проведении выборных кампаний (прогноз численности населения и отдельных социальнодемографических групп) .

Перечисленные случаи не исчерпывают всех возможностей применения прогнозов населения. При этом обращает на себя внимание то, что в современных условиях прогноз населения — это прежде всего предположение о перспективах изменения структуры населения. Отсюда не следует, что прогнозы численности населения утратили свою актуальность. Дело в том, что усложнение современного общества, рост многообразия человеческой деятельности требуют оценок изменения все более разнообразных социально-демографических структур. Кроме того, замедление темпов роста численности населения (а в ряде стран — переход к стадии стабилизации) приводит к тому, что изменения структур населения (главным образом, вследствие старения населения, приобретающего глобальный характер, а также миграции населения) становятся ведущим фактором демографической динамики .

Разнообразие задач, решаемых с помощью прогнозов населения, обусловливает существование многих видов таких прогнозов. Наибольшее значение имеют классификации прогнозов населения по их назначению, по длине периода прогнозирования, по количеству объектов прогнозирования, по типу представления прогнозируемой величины и по методу построения (см. Араб-Оглы, 1978; Бахметова, 1982) .

По своему назначению прогнозы делятся на реалистические (прогнозируемые величины близки к действительности), аналитические (прогнозируемые величины отражают результаты каких-либо действий — например, преодоления смертности от какой-либо причины) и прогнозы-предостережения (прогнозируемые величины характеризуют перспективы, которых следует избегать) .

По длине периода прогнозирования выделяются краткосрочные (до 5 лет), среднесрочные (на 5–20 лет) и долгосрочные (на 20–50 лет) прогнозы .

По количеству объектов прогнозирования различаются единичные (изменения одной переменной) и множественные (изменения двух или более переменных) прогнозы .

В зависимости от типа представления прогнозируемой величины прогнозы могут быть точечными (величина представлена одним числом) или интервальными (величина представляется в интервале показателей или в виде различных вариантов) .

Выделяются прогнозы, построенные математическим методом (прогнозируемая величина описывается единой функцией от своего базового значения и переменной времени), методом компонент (прогнозируемая величина является результатом изменений ее составляющих, описываемых различными функциями) и казуальным методом (прогнозируемая величина является зависимой переменной в эконометрическом уравнении, связывающем эту величину с ее социально-экономическими детерминантами) .

20.2. ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ ПОСТРОЕНИЯ ПРОГНОЗОВ НАСЕЛЕНИЯ

Любой прогноз населения строится по определенной процедуре, включающей следующие этапы (см. Hinde, 1998):

1) выбор прогнозной модели, описывающей будущее изменение населения (сценарий изменения показателей воспроизводства населения);

2) определение параметров выбранной прогнозной модели;

3) применение выбранной прогнозной модели к исходным фактическим показателям .

В основе выбора прогнозной модели лежит гипотеза будущего изменения демографических процессов, формулирующаяся с учетом избранного срока прогнозирования. Как правило, такая гипотеза в отношении возрастных показателей рождаемости, смертности и миграции разрабатывается не на каждый год прогнозного периода, а на моменты, называемые опорными годами прогноза (показатели на промежуточные годы определяются интерполяцией) .

Один из способов разработки гипотезы — прогноз на основе исторических аналогий — основывается на сопоставлении тенденций воспроизводства населения в стране, для которой строится прогноз, и стране, опережающей первую в демографическом развитии (например, в долгосрочной перспективе развивающимся странам предстоят изменения демографических процессов, аналогичные происходящим в настоящее время в экономически развитых странах). Успех такого способа зависит от того, насколько точно выбрана «опережающая» страна и как соотнесены скорости изменения демографических процессов .

Второй способ разработки гипотезы — трендовый прогноз. В основе этого способа лежит экстраполяция выявленных тенденций. При этом следует иметь в виду две существенные проблемы. Во-первых, прогнозист, как правило, не допускает неопределенно долгое сохранение в будущем тех тенденций, которые в исходный период имеют негативный характер (например, рост смертности от какой-либо причины). В этом случае может быть определен период допустимости трендового прогноза. Во-вторых, простая экстраполяция существующих тенденций (например, снижения показателей смертности) технически может привести к тому, что вероятность смерти окажется отрицательной, что противоречит здравому смыслу .

Для решения этой проблемы необходимо ввести дополнительные ограничения или прогнозировать не вероятность смерти, а ее логитпреобразование (см. Валентей, 1991, С. 234–235) .

Третий способ — прогноз на основе суммарных характеристик. Например, на основе показателя ожидаемой продолжительности жизни и типовых таблиц смертности (см. Меликьян, 1994, С. 526–529) прогнозируются возрастные коэффициенты смертности. Для прогноза суммарных оценок могут использоваться специальные методики. Так, гипотеза изменений уровня смертности может разрабатываться на основе концепции эндогенной и экзогенной смертности, модели Брасса (см. Меликьян, 1994, С. 30) .

Гипотеза изменений уровня рождаемости — на основе когортного анализа плодовитости, модели Бонгаартса (см. Меликьян, 1994, С. 26–27) .

Четвертый способ — нормативный прогноз — предполагает изменение показателей воспроизводства населения в результате каких-либо усилий общества. Например, уровень смертности в каком-либо возрасте может снижаться вследствие полной или частичной элиминации смертности от отдельной причины (см. Кваша, Ионцев, 1995, С. 154–169) .

Пятый способ — прогноз на основе экспертных оценок — учитывает мнение специалистов (причем в самых широких областях науки) о наиболее вероятных тенденциях изменения демографических процессов в будущем. Данный метод предполагает тщательный отбор экспертов, разработку специальных анкет для их опроса и методики обработки полученных данных .

Выбор прогнозной модели в значительной степени связан с методом построения прогноза, зависящим от его назначения, необходимой детализации (общая численность населения, численность населения по укрупненным возрастным группам или численность населения по пяти- / однолетним возрастным группам) и наличия исходных статистических данных. Чем более определенно, специфично назначение прогноза, чем более он детализирован, чем полнее и подробнее исходные данные, тем более целесообразен выбор прогнозной модели, основанной на более трудоемком и точном методе компонент .

Существенное значение имеет и срок прогнозирования. На коротких временных отрезках, как правило, не происходит существенных изменений уже сложившихся демографических тенденций, поэтому, например, для краткосрочного прогноза общей численности населения приемлемую точность может обеспечить и экстраполяция. При долгосрочном прогнозировании, напротив, целесообразно предусмотреть возможность, при определенных условиях, существенного изменения тенденций воспроизводства населения .

При построении прогнозов используются два вида данных: исходные демографические показатели (фактические данные, служащие базой для построения прогноза) и параметры модели (описывающие предстоящие изменения населения). Определение параметров модели — наиболее сложная проблема в рамках построения прогноза, так как нет возможности наверняка утверждать, какие изменения ожидают население в будущем. После того, как выбрана прогнозная модель, точность прогноза будет зависеть от величины параметров модели.

Для их уточнения традиционно применяются следующие приемы:

• приближение закономерностей, описываемых параметрами, к реальным закономерностям (например, выявленным на ограниченном временном промежутке);

• оценка чувствительности прогнозируемых значений к изменению параметров (от уточнения параметра можно отказаться в случае, когда прогнозируемая величина мало зависит от изменения параметра);

• разработка многовариантного прогноза, в котором различные варианты строятся на различных значениях параметров (среди этих вариантов выделяется основной, считающийся наиболее правдоподобным, и аналитические, отражающие вариацию величин параметров) .

Таким образом, прогнозы населения всегда характеризуются условностью, определяемой методом построения прогноза и выбранными значениями параметров. Рассмотрим подробнее методы построения прогнозов .

20.3. МАТЕМАТИЧЕСКИЙ МЕТОД В основе математического метода (также называемого формульным) лежит использование единой формулы, характеризующей изменение населения в целом (или какой-либо демографической группы) без учета изменений его составляющих. На математическом методе построены, в частности, модели экспоненциального роста и модели логистического роста .

По существу, прогнозирование с помощью математического метода сводится к экстраполяции данных на базе функции, параметры которой определены по изменениям населения в прошедший период .

Общее уравнение модели экспоненциального роста выглядит следующим образом:

–  –  –

Отличительная особенность экспоненциальной модели роста состоит в том, что она характеризует изменение численности населения как непрерывный процесс, отражая реальность рождений и смертей на всем протяжении года. В этом и состоит принципиальное отличие экспоненциальной модели от модели роста в геометрической прогрессии (использованной, например, Т.Р.

Мальтусом), при которой изменение численности населения рассматривается как одномоментное (по итогам года) событие:

Pt = P0 (1 + r ) t. (20.4) Уравнения (20.1) и (20.4) связаны следующим образом.

Рассмотрим численность населения в год ( t = 1 ):

P = P0 (1 + r ) .

Допустим, что изменение численности населения в течение года представляет собой сумму j изменений. Тогда:

–  –  –

Численность населения (тыс.чел.) e t = (1 + e +t ) 1 = .

(1 + e t )

Логарифмируя, получаем уравнение линейной регрессии для определения параметров и :

ln (/(1-)) = – – t Для повышения точности прогнозов по экспоненциальным и логистическим моделям роста необходимо определение параметров моделей на основе данных о численности населения за как можно большее число точек наблюдения. Минимальное число точек наблюдения должно быть на одну больше числа параметров модели .

В конце XX в. логистическая модель продолжает использоваться при разработке пронозных гипотез изменения рождаемости и смертности, однако в прогнозах общей численности населения применяется все реже и реже ввиду того, что социальная обусловленность процессов воспроизводства населения требует построения демографического прогноза на основе метода компонент .

Вставка 20.2. К математическому методу относятся и другие модели:

• модель линейного роста (при постоянной величине абсолютного прироста, например, в результате миграции): Pt = P0 (1+t);

• параболическая модель (при изменении абсолютного прироста на постоянную величину): Pt = P0 + bt + ct2;

• модели вероятности дожития px (зависящей от причин, несвязанных с возрастом (параметр A0), и ослабления жизнеспособности организма (параметр B0)), основанные на показательной функции: lg px = A0 + B0 cx .

20.4. МЕТОД КОМПОНЕНТ Метод компонент (когортно-компонентный) рассматривает динамику численности населения как результат изменения ее составляющих — чисел рождений, смертей, чистого числа мигрантов, — каждая из которых прогнозируется по отдельности. В принципе, для оценки числа рождений и смертей могут быть использованы общие коэффициенты рождаемости и смертности. На практике, однако, это происходит сравнительно редко, так как перечисленные коэффициенты напрямую зависят от возрастно-половой структуры населения, а в качестве параметров прогнозной модели применяются возрастные и специальные коэффициенты .

Вставка 20.3. Метод компонент может быть применен и для прогноза численности какой-либо социально-демографической группы. При этом, чем детальнее определена такая группа, тем большее число процессов должно быть учтено при построении прогноза. Так, простейший метод прогнозирования численности семей, разработанный канадским ученым У.

Иллингом, учитывает:

• число семей в исходный момент времени (H0), определяемое по результатам переписи населения;

• число браков, заключаемых в течение периода прогнозирования (UT), определяемое, исходя из гипотезы изменения уровня брачности;

• число разводов, совершаемых в течение периода прогнозирования (ET), определяемое, исходя из гипотезы изменения уровня разводимости;

• число умерших в течение периода прогнозирования среди состоящих в браке (WT), определяемое, исходя из гипотезы изменения уровня смертности;

• сальдо миграции семей в течение периода прогнозирования (МT), определяемое, исходя из гипотезы изменения миграции .

Отсюда, прогнозируемое число семей (Ht) равно: Ht = H0 + UT – ET – WT + МT .

Допустим, нам предстоит построить методом компонент прогноз численности мужского населения в возрастной группе х+1 лет на 1 января t+1 года (Pm,x+1,t+1) в стране, где отсутствует внешняя миграция. При прогнозировании мы можем использовать данные о численности мужского населения по возрастам и показатели таблицы смертности мужского населения за предыдущий год .

Обратимся к сетке Лексиса (см. рис. 20.2), чтобы выяснить, где на ней находится население, численность которой нам предстоит прогнозировать .

Речь идет о совокупности населения, находящейся на пересечении вертикальной линии, соответствующей 1 января t+1 года, и горизонтальной полосы, соответствующей возрасту х+1 исполнившихся лет, — то есть о вертикальном отрезке CD .

В то же время отрезок CD лежит на пересечении горизонтальной полосы х+1 исполнившихся лет и диагональной полосе включающей линии жизни людей, которые родились в t–3 году. Таким образом, прогнозируемая численность населения состоит из людей, которые 1 января года t находились в возрасте х полных лет и объединялись отрезком AB. Эта численность населения (обозначим ее, соответственно, Pm,x,t) и послужит нам базой для прогноза .

–  –  –

где MIGRm,x+1,t+1, MIGRm,0,t+1 — сальдо миграции мужского населения, пережившего середину t+1 года в возрасте х+1 и 0 лет, соответственно, за период с середины года t до середины года t+1 .

Для прогноза на срок больший, чем один год, вычисления по формулам (20.14) и (20.15) могут быть итеративно повторены необходимое число раз. На практике, однако, значительно чаще используется другой способ — с применением более широких возрастных групп.

При этом все возрастные группы (кроме наиболее старшей) должны быть одинаковой «ширины», а срок прогнозирования за одну итерацию должен быть равен «ширине» возрастных групп:

–  –  –

где n — ширина используемых возрастных групп и срок прогнозирования за одну итерацию; nLm,x+n,t и nLm,x,t — числа живущих в возрастах х и х+n лет; nPm,x,t — численность мужского населения в возрасте от х до х+n лет в середине года t; nMIGRm,x+n,t+n — сальдо миграции мужского населения, пережившего середину года t+n в возрасте от х до х+n лет, за период с середины года t до середины года t+n; nNt — число родившихся за период с середины года t до середины года t+n; n fx,t — возрастной коэффициент рождаемости в группе от х до x+n лет за период с середины года t до середины года t+n .

Смысл уравнений (20.16)–(20.18) состоит в том, что при отсутствии внешней миграции разность между численностью населения в возрасте х лет и старше в году t и численностью населения в возрасте х+n лет и старше в году t+n равна числу смертей, произошедших за период с года t до года t+n среди лиц, которым в году t исполнилось х и более лет. Чтобы определить общее число смертей за указанный период, необходимо дополнительно учесть смертность детей, родившихся за период с t до t+n года .

Прогноз на срок, продолжительность которого отличается от величины кратной «ширине» используемых возрастных групп (например, на срок 12 лет при 5-летних возрастных группах), может быть получен интерполяцией прогнозов на стандартные сроки (в указанном случае — на сроки 10 и 15 лет). Такая интерполяция может быть произведена с помощью какойлибо из математических моделей (линейного, геометрического или экспоненциального роста). Другой способ (при наличии численности населения и коэффициентов дожития по одногодичным возрастным интервалам) состоит в нескольких итерациях прогноза сроком в 1 год .

Основное преимущество метода компонент (когортно-компонентного метода) заключается в возможности прогнозирования возрастно-половой структуры населения (для прогноза численности женского населения применяются уравнения, аналогичные уравнениям (20.8) – (20.18), используемым для прогноза численности мужского населения). Перспективные оценки возрастно-половой структуры населения служат основой для функциональных прогнозов населения .

Вставка 20.4. При прогнозе возрастно-половой структуры населения с учетом изменения его образовательного уровня применяется расширенный когортнокомпонентный метод. Для реализации данного метода необходимы исходные данные о возрастно-половой и образовательной структурах населения, а также предположения о будущих уровнях рождаемости, смертности и миграции населения. Расширенный когортно-компонентный метод предполагает отсутствие дифференциации смертности по уровню образования (United Nations, 1985).

Построенный таким методом прогноз состоит из двух частей:

• население в возрасте 30 лет и старше по 5-летним возрастным группам, полу и уровню образования;

• население в возрасте до 30 лет по однолетним возрастным группам и полу На методе компонент основывается и такой метод прогнозирования числа и структуры домохозяйств как «метод коэффициентов глав домохозяйств» (United Nations, 1989). В соответствии с этим методом, число домохозяйств, возглавляемых лицом, которое принадлежит к возрастной группе a и полу s, в году t+n (n, как правило, кратно 5 годам) составляет H s,a,t + n :

H s,a,t + n = Ps,a,t + n HRs,a,t + n, (20.19)

где Ps,a,t+n — прогнозируемая методом компонент численность населения, принадлежащего к полу s и возрастной группе a в году t+n; HRs,a,t+n — коэффициент глав домохозяйств, равный отношению числа глав домохозяйств, принадлежащих к полу s и возрастной группе a, к общей численности населения данного пола и возраста .

Предположения относительно будущих изменений коэффициентов глав домохозяйств строятся методом экстраполяции, исходя из анализа имеющихся данных, или ad hoc, учитывая тенденции изменения типов брачного поведения (в первую очередь — среднего возраста вступления в первый брак), величины семейных доходов, темпов жилищного строительства и т.д .

Полученные данные о числе домохозяйств H s,a,t + n могут суммироваться по полу главы домохозяйства и его возрасту, в том числе для прогноза среднего размера семьи AHS t + n :

–  –  –

Результаты прогноза численности, структуры и среднего размера домохозяйств также имеют важное значение для разработки функциональных прогнозов .

20.5. КАУЗАЛЬНЫЙ МЕТОД В современной демографии используется еще один метод построения прогнозной модели, непосредственно примыкающий к математическому методу и получивший название каузального метода. Он предназначен для прогноза отдельных показателей воспроизводства населения (рождаемости, смертности и др.) как результата изменения их социально-экономических детерминант. Прогнозные модели, основанные на данном методе, описываются эконометрическими уравнениями и применяются в качестве составных частей сложных динамических моделей, а также для уточнения моделей, основанных на методе компонент. Целесообразность такого уточнения вызвана тем, что метод компонент предполагает неизменность параметров модели (чисел доживающих и возрастных коэффициентов рождаемости) или их изменение вне модели, а средне- и долгосрочные прогнозы предполагают существенное изменение условий жизни .

Ввиду различного назначения прогнозов, специфики применяемых концептуальных подходов и ограничений, накладываемых наличием статистических данных, в прогнозных моделях, основанных на каузальном методе, используются различные комбинации социально-экономических детерминант .

Рассмотрим наиболее известные прогнозные модели, основанные на каузальном методе .

В модели «Мир-3» (Meadows et al., 1972), предназначенной для отражения взаимосвязанных изменений численности населения, объема производства, состояния окружающей среды и запаса природных ресурсов, выделен демографический блок, в котором население разделено на 4 возрастные группы: 0–14 лет (P1); 15–44 лет (P2); 45–64 лет (P3); 65 лет и старше (P4).

Динамика численности этих групп описывается дифференциальными уравнениями, построенными на основе метода компонент и переменной (N), изменение которой прогнозируется с помощью каузального метода:

–  –  –

где TFR — суммарный коэффициент рождаемости; MTF — физиологический максимум суммарной рождаемости; FCE — эффективность контроля над рождаемостью; DTF — желаемый уровень суммарной рождаемости .

Таким образом, если DTF превышает MTF, то TFR равен MTF. Если DTF ниже MTF, то TFR равен их среднему взвешенному, где весами служит FCE. При этом, если FCE=1, то суммарный коэффициент рождаемости равен DTF, а если FCE=0, то — MTF .

Вставка 20.5.

Три перечисленных фактора суммарного коэффициента рождаемости также имеют свои детерминанты:

MTF = Ne (20.22) DTF = NINWMe (20.23) FCE = M (20.24) где — константа физиологического максимума суммарной рождаемости, равная 12; Ne — компонент физиологического максимума суммарной рождаемости, нелинейная зависимость которого от ожидаемой продолжительности жизни e0 описывается выпуклой вверх возрастающей кривой (при e0=20 лет — Ne=0,4; при e0=40 лет — Ne=0,8; при e0=60 лет — Ne=1,0 при e0=80 лет — Ne=1,1 (см. Егоров и др .

1980, с. 49)); — константа «нормального» желаемого уровня суммарной рождаемости, равная 4; NI — «социальная норма размера семьи», нелинейная зависимость которой от среднедушевого уровня промышленного производства 20-тилетней давности I описывается выпуклой вниз убывающей кривой (при I=200 долл. США в ценах 1968 г. — NI=1,0; при I=400 долл. — NI=0,9; при I=600 долл. — NI=0,8 (см. Егоров и др., 1980, С. 49)); NW — «реакция средней семьи на социальную норму размера семьи», нелинейная зависимость которой от темпов изменения обеспеченности промышленной продукцией W за предшествующие 3 года описывается возрастающей ломаной линией (при W=(-2%) — NW=0,5; при W=0% — NW=0,7;

при W=2% — NW=1,0 (см. Егоров и др. 1980, С. 50)); Me — «коэффициент, учитывающий младенческую смертность», нелинейная зависимость которого от ожидаемой продолжительности жизни 20-тилетней давности e0,20 описывается выпуклой вниз убывающей кривой (при e0,20=20 — Me=1,625; при e0,20=40 — Me=1,3;

при e0,20=60 — Me=1,1; при e0,20=80 — Me=1,0 (см. Егоров и др., 1980, С. 48)); M — показатель эффективности услуг планирования семьи, нелинейная зависимость которого от произведенных 20 лет назад инвестиций в производство средств контрацепции в расчете на душу населения 20 описывается выпуклой вверх возрастающей кривой (при 20=0,5 долл. — M=0,85; при 20=1,0 долл. — M=0,9;

при 20=2,0 долл. — M=0,98; при 20=3,0 долл. — M=1,0 (см. Егоров и др., 1980, С. 51)) .

Вероятности умереть в i-том возрастном интервале (Qe,i) находятся в нелинейной зависимости от ожидаемой продолжительности жизни при рождении (e0). Так, Qe,1 приблизительно составляет 0,058 при e0=20; 0,037 — при e0=30;

0,026 — при e0=40; 0,016 — при e0=50; 0,009 — при e0=70; 0,008 — при e0=80 .

Qe,2 приблизительно составляет 0,03 при e0=20; 0,015 — при e0=30; 0,006 — при e0=50; 0,001 — при e0=70 и e0=80. Qe,3 приблизительно составляет 0,058 при e0=20; 0,037 — при e0=30; 0,026 — при e0=40; 0,013 — при e0=50; 0,004 — при e0=70; 0,001 — при e0=80. Qe,4 приблизительно составляет 0,123 — при e0=20;

0,069 — при e0=50; 0,04 — при e0=80 (см. Егоров и др., 1980, С. 49) .

В свою очередь, ожидаемая продолжительность жизни при рождении рассчитывается по формуле:

e0 = e0,b LMF LMHS LMC LMP, (20.25) где e0,b — базовая величина ожидаемой продолжительности жизни, равная 28 годам; LMF — коэффициент влияния уровня питания; LMHS — коэффициент «эффективного» (с 20-летним лагом) влияния медицинского обслуживания; LMC — коэффициент влияния городского образа жизни; LMP — коэффициент влияния загрязнения окружающей среды .

Вставка 20.6. LMF нелинейно зависит от уровня питания F, определяемого как отношение среднедушевого производства продовольствия к величине прожиточного минимума в зерновом эквиваленте, равной 230 кг /чел·год (при F=1 — LMF0,635; при F=2 — LMF1,205; при F=3 — LMF 1,295; при F=4 — LMF1,365; при F=5 — LMF 1,409 (см. Егоров и др., 1980, С. 51)). LMHS нелинейно зависит от HS — уровня расходов на здравоохранение в расчете на душу населения (при HS=20 долл. — LMHS1,38; при HS=60 долл. — LMHS1,82; при HS=80 долл. — LMHS1,93; при HS=100 долл. — LMHS2 (см. Егоров и др., 1980, С. 51)); LMC=1– U I, где U — коэффициент влияния урбанизации, нелинейно зависящий от численности населения P (при P=4 млрд. чел. — U=0,4;

при P=6 млрд. чел. — U=0,525; при P=8 млрд. чел. — U=0,6; при P=12 млрд. чел. — U=0,725 (см. Егоров и др., 1980, С. 51)), а I — коэффициент влияния индустриализации, нелинейно зависящий от промышленного производства на душу населения Y (при Y=0 — I0,5; при Y=200 долл. — I0,025; при Y=400 долл. — I–0,1; при Y=600 — I– 0,063; при Y=800 — I–0,013; при Y=1200 — I0,1; при Y=1600 — I0,2 (см. Егоров и др., 1980, С. 51)); LMP нелинейно зависит от Z — отношения фактического уровня загрязнения к уровню загрязнения 1970 г. (при Z=0 — LMP=1; при Z=20 — LMP0,96;

при Z=30 — LMP0,94; при Z=50 — LMP0,85; при Z=80 — LMP0,55; при Z=90 — LMP0,4; при Z=100 — LMP0,2 (см. Егоров и др., 1980, С. 50)) .

Очевидно, что вычисления, основанные на модели «Мир-3», отличаются значительной трудоемкостью. Эта модель не может быть использована на уровне отдельной страны и, тем более, ее региона. Наконец, тот факт, что между социально-экономическими и демографическими показателями существуют как прямые, так и обратные нелинейные (к тому же, зачастую, с временным лагом) связи, существенно усложняет интерпретацию результатов вычислений .

Более простые прогнозные модели, основанные на каузальном методе, использованы в моделях семейства Bachue, разработанных по инициативе Международной Организации Труда в рамках основанной ею Всемирной Программы Занятости в конце 1970-х — начале 1980-х гг .

В модели Bachue-Phulippines (Rodgers et al., 1978), бруттокоэффициент воспроизводства населения (GRR) рассчитывается на основе регрессионного уравнения, параметры которого получены на основе анализа данных по 47 развивающимся странам:

GRRt = bi – 0,0064Rt-1 + 0,0106It-1 – 0,0446e0,t-1 + 0,0059Lt-1, (20.26) где bi — константа, характеризующая городское или сельское население;

Rt-1 — доля занятых среди женщин в возрасте 15–44 лет в предшествующий период; It-1 — доля неграмотных среди взрослого населения в предшествующий период; e0,t-1 — ожидаемая продолжительность жизни при рождении в предшествующий период; Lt-1 — доля занятых в аграрном секторе в предшествующий период .

Ожидаемая продолжительность жизни при рождении в модели

Bachue-Phulippines вычисляется по формуле:

e0 = 87,2 – 3389/Y + 76880/Y2 – 36,47G, (20.27) где Y — ВВП на душу населения в долларах США; G — коэффициент Джини .

В модели Bachue–International (Moreland, 1984), построенной на основе данных по 25 странам и представляющей собой генерализацию моделей данного семейства, то есть сохраняющей базовые параметры взаимосвязей, описанных в частных моделях, специальный коэффициент рождаемости (FR) и ожидаемая продолжительность жизни (e0) вычисляются по формулам:

ln(FR) = 5,1 + 0,12ln(I) – 0,21ln(R) + + 0,43ln(e0) – 0,25ln(Y) – 0,24ln(LOW40), (20.28) e0 = 69,9 – 1500/Y – 0,2I + 0,27LOW40 + 0,00008DRS, (20.29) где I — доля неграмотных среди взрослого населения; R — доля занятых среди женщин в возрасте 15–44 лет; Y — ВВП на душу населения;

LOW40 — доля доходов, приходящаяся на 40 наименее богатых процентов населения; DRS — численность врачей на душу населения .

Каузальная модель Д. Уилера, построенная на основе эконометрического анализа социально-экономической и демографической динамики в развивающихся странах (Wheeler, 1984), была предназначена именно для прогноза, причем прогноза изменений величины показателей воспроизводства населения. Так, изменение специального коэффициента рождаемости (FR) в 1960–1977 гг.

оценивается по формуле, рассчитанной на основе данных по 62 странам:

FR = 187,338w + 9,63614cdr – 0,247(cdr)2 –

– 15,4159y – 1,3122plan, (20.30) где w — изменение доли женщин в возрасте 25–34 лет в численности женщин в возрастной группе 15–49 лет; cdr — изменение общего коэффициента смертности; y — процентное изменение величины ВВП на душу населения; plan — специальный индекс планирования семьи Молдина-Берельсона (см. Mauldin and Berelson, 1978) .

Изменение общего коэффициента смертности в 1960–1977 гг. определяется уравнением, полученным на основе анализа данных по 64 странам:

cdr = 6,6523 – 1,06705cdrt-1 + 0,0193 (cdrt-1)2 + + 0,000024956medt-1 +19,3986p0-14 + 19,8577p50+, (20.31) где med — численность населения, приходящегося на 1 врача; p0-14 — процент населения в возрасте 0–14 лет; p50+ — процент населения в возрасте 50 лет и старше; t-1 — исходный момент времени .

К сожалению, модель Д. Уилера включает ряд редко используемых (индекс Молдина-Берельсона) и недостаточно надежных (общий коэффициент смертности) показателей, что существенно снижается ее практическую значимость, во всяком случае — применительно к экономически развитым странам и странам, возрастная структура которых подвержена периодическим колебаниям .

Существенный интерес представляют каузальные модели семейства ESCAP (разработанные в рамках деятельности Экономической и Социальной Комиссии ООН для Азии и Тихого океана) для Индонезии, Южной Кореи, Малайзии, Филиппин и Таиланда. Среди них наибольшего внимания заслуживают модели рождаемости, построенные на основе данных по Таиланду и Филиппинам, тогда как остальные модели рождаемости, а также смертности страдают определенными статистическими погрешностями (см. Bilsborrow, 1989) .

Модель рождаемости для Таиланда базируется на сопоставлении данных по его 72 провинциям за 1980 г.

и оценивает приближение к некоему пороговому значению, округленно соответствующему уровню простого воспроизводства населения:

log (TFR – 2,0) = 2,08 – 0,19SED + 0,1005Y – 0,0016Y2, (20.32) где TFR — суммарный коэффициент рождаемости; SED — доля населения со средним и выше образованием; Y — ВВП на душу населения .

Модель рождаемости для Филиппин базируется на анализе связанных изменений социально-демографических переменных за 1957–1977 гг.:

log GMFR = 8,03 – 0,0011Yp – 0,0045IMR – 0,006RPF, (20.33) где GMFR — коэффициент брачной рождаемости; Yp — среднедушевой личный доход; IMR — коэффициент младенческой смертности; RPF — относительная цена продуктов питания .

В целом каузальные модели представляют собой попытки количественного описания процесса демографического перехода. Несмотря на использование различных комбинаций экзогенных переменных, они относятся к четырем основным группам:

• показатели процесса модернизации (среднедушевой доход, промышленная продукция на душу населения, уровень урбанизации, уровень загрязнения окружающей среды и т.д.);

• социальные характеристики образа жизни (уровень образования, уровень медицинского обслуживания, распространенность средств планирования семьи и т.д.);

• индикаторы стадий демографического перехода (ожидаемая продолжительность жизни, младенческая смертность, средний размер семьи, занятость женщин и т.д.);

• показатели экономического положения семьи и «стоимости воспитания детей» (уровень питания, относительная цена продуктов питания, личный доход и т.д.) .

Каузальный метод имеет самую короткую историю по сравнению с другими методами построения прогнозных моделей. Его дальнейшее развитие предполагает более широкую апробацию и уточнение имеющихся моделей; детализацию прогнозируемых демографических показателей; интеграцию с современными эконометрическими методами и приложение к анализу динамики населения стран, закончивших демографический переход .

20.6. ПЕРСПЕКТИВНЫЕ ПОДХОДЫ К РЕШЕНИЮ ПРОБЛЕМЫ

ТОЧНОСТИ ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ ПРОГНОЗОВ

Точность демографических прогнозов является одним из важнейших критериев, позволяющих судить об их ценности и научной обоснованности .

В значительной степени точность, под которой понимается близость прогнозных значений к фактическим показателям, определяется тем, в какой мере прогнозист руководствуется условиями, описанными в параграфе 20.2 настоящей главы. К сожалению, эти необходимые условия, зачастую, оказываются недостаточными. Следует, например, иметь в виду, что предположения относительно будущих тенденций демографических процессов для одних регионов сформулировать значительно проще, чем для других .



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

Похожие работы:

«КРАТКОЕ РУКОВОДСТВО по монтажу линейных сооружений связи с использованием технологий и материалов компании 3М 3 Телекоммуникационные системы ОГЛАВЛЕНИЕ 1. ВВЕДЕНИЕ 2 . ТЕЛЕФОННЫЕ КАБЕЛИ СЕТЕЙ СВЯЗИ 2.1. Кабели телефонные с полиэтиленовой изоляцией в пластмассовой оболочке. 2.2. Кабели телефонные с воздушно-бумаж...»

«ANCOM A-7/307 АНАЛИЗАТОР ВЧ-СВЯЗИ, PLC, КАБЕЛЕЙ СВЯЗИ И XDSL ПОДРОБНОЕ ОПИСАНИЕ ОБЪЕКТЫ ИЗМЕРЕНИЙ Анализатор AnCom A-7/307 ориентирован на измерения ВЧ ЛЭП, PLC (отрасль "Электроэнергетика"). AnCom A-7/307 обеспечивает проведение измерений в полосе ча...»

«БЕРЕЗНЯК Ольге Мы войдём в березняк, в кислородный сквозняк его острый, В звоны горлышек птиц и гортаней ручьёв и листвы – Чтобы голос любви наполнял этот праздничный остров Посреди пустырей, на невзрачных задворках Москвы. Друг мой светлый, о чём мы с тобою в слезах горевали – Там, где внешняя тьма и где с...»

«СОВЕТ НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ Р.С.Ф.С.Р. ДЕКРЕТ от 24 июля 1925 года ИНСТРУКЦИЯ К ВРЕМЕННЫМ ПРАВИЛАМ ОБ УСЛОВИЯХ ПРИМЕНЕНИЯ ПОДСОБНОГО НАЕМНОГО ТРУДА В КРЕСТЬЯНСКИХ ХОЗЯЙСТВАХ На основании ст. 22 утвержденных 18 апреля 1925 года Советом Наро...»

«a 4 Электронная библиотека Астраханская краеведческая коллекция IАч^/i v \t lip ^ n e ra p тарки Scex 1трг№, соединяйтесь! i ЕЖЕМЕСЯЧНЫМ Ж УРНАЛ, Пенза ж _ 4” *^..г Вольск !уГ*Ч€6СК Покровск оронеж Л.'УЫрюпнно^,а.ньш й / f фл СтелитР?А ахань Р о сто в ИЗ Д АНИ Е КР...»

«ROCZNIK O R I E N T A L I S T Y C Z N Y, T. LXVIII, Z. 1, 2015, (s. 78–84) МАКСИМ А. ЮЮКИН К этимологии топонима Сибирь Abstract This article is devoted to the etymology of the name of Siberia. This toponym is known since the first half of the 14th century (Rad ad-Dn, Al-Umar). In the European sources, the name of Sib...»

«Круглянский мост. Василий Владимирович Быков bykovvasil.ru Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке http://bykovvasil.ru/ Приятного чтения! Круглянский мост . Василий Владимиров...»

«Чепурнов Роман Рустамович СТРУКТУРА ГЕОЭКОТОНА НА СТЫКЕ ДОЛИННЫХ И МЕЖДУРЕЧНЫХ ЛАНДШАФТОВ НИЖНЕЙ ВЯТКИ 25.00.23 – Физическая география и биогеография, география почв и геохимия ландшафтов Диссертация на сои...»

«ПРОГРАММА ВСТУПИТЕЛЬНЫХ ИСПЫТАНИЙ в магистратуру по направлению 19.04.02 – Продукты питания из растительного сырья 1. Основные технологические операции хранения и подготовки сельскохозяйственной продукции к переработке. Виды сырья, используемые для производства продуктов питания. Характеристика основных способо...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ НАУК _ ВСЕРОССИЙСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ РАСТЕНИЕВОДСТВА имени Н.И. ВАВИЛОВА ( ВИР ) ТРУДЫ ПО ПРИКЛАДНОЙ БОТАНИКЕ, ГЕНЕТИКЕ И СЕЛЕКЦИИ том 170 Редакционная коллегия Д-р биол. наук, проф. Н.И. Дзюбенко (председатель), д-р биол...»

«А.А.Никонов СПИРАЛЬ МНОГОВЕКОВОЙ ДРАМЫ: АГРАРНАЯ НАУКА И ПОЛИТИКА РОССИИ (XVIII-XX ВВ). М.: Энциклопедия российских деревень, 1995. 574 с . Хотелось бы привлечь внимание социологов к книге академика А.А.Никонова. Приходится, к сожалению, говорить —...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "ЯРОСЛАВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ" (ФГБОУ ВО Ярославская ГСХА) СОВРЕМЕН...»

«СЕМЕИКИНА Валентина Михайловна СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ТЕХНОЛОГИИ ВЫРАЩИВАНИЯ ПОСАДОЧНОГО МАТЕРИАЛА ГРУШИ В УСЛОВИЯХ ЛЕСОСТЕПИ АЛТАЙСКОГО ПРИОБЬЯ Специальность 06.01.05 селекция и с е м е н о в о д с т в о сельскохозяйственных растений Автореферат диссе...»

«рибліографія. Андрей Степановичъ Милорадовичъ, покоритель Минина въ 1771 г., губернатора черниговскаго намстничества (т 1191 г.), съ приложеніемъ 57 писемъ къ нему. Изд. второе. Черниговъ. 1887 г....»

«МЕРЕМЬЯНИНА ИРИНА АНАТОЛЬЕВНА ПОВЫШЕНИЕ СЕМЕННОЙ ПРОДУКТИВНОСТИ ЛЮЦЕРНЫ ПУТЕМ СЕЛЕКЦИИ И СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ АГРОПРИЕМОВ ЕЕ ВОЗДЕЛЫВАНИЯ В УСЛОВИЯХ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ Специальность: 06.01.05 селекция и семеноводство сельскохозяй...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СОГЛАСОВАНО УТВЕРЖДАЮ Заместитель Министра Заместитель Министра сельского хозяйства образования Российской Федерации и продовольствия Российской Федерации Н.К.Д...»

«УДК 630*114.16 К.Т. Абаева, Ж.Б. Адилбаева, Г.Б. Усипбаев, Т.Ш. Муканов Казахский национальный аграрный университет ФИЗИЧЕСКОЕ ИСПАРЕНИЕ НА ПЕСЧАНЫХ ПОЧВАХ ЛЕНТОЧНЫХ БОРОВ ПРИИРТИШЬЯ Аннотация. В статье приведены данные интенсивности физического испарения в зависимости от толщины сухого с...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "РЯЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРОТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ П.А. КОСТЫЧЕВА" Утверждаю: Декан технологического факульте...»

«Памятка населению в весенне-летний пожароопасный период Значительная часть пожаров происходит из-за неконтролируемых сельхозпалов (сжигания прошлогодней травы и соломы), леса пылают и из-за небрежного обращения с огнем рыбаков и охотников, туристов и отдыхающих. Связано это...»

«‡·‡ „‰ ‚ ‰.,., ‰.-. „‰ „‰‡‚ ‚, sorokopudov@bsu.edu.ru ‰ „‰ ·‡·‡‚ ‡, ‚‚‰‡-· ‰ ‡ ‰ „Статья посвящена изучению видов барбаразновидность б. обыкновенного (B. vulмостоек, нетребователен к почвам, светориса в условиях Белгородской области. При инgaris...»

«1 — Термопсис ланцетный 3 — Василистник вонючий 2 — Чина луговая 4 — Рододендрон золотистый А. А. МАХОВ ЗЕЛЕНАЯ АПТЕКА * ЛЕКАРСТВЕННЫЕ РАСТЕНИЯ КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ ИЗДАНИЕ ТРЕТЬЕ, ДОПОЛНЕННОЕ КРАСНОЯРСКОЕ КНИЖНОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО...»

«Обзор СМИ 25.05 1.06.2017 (органика) Оглавление Россия Александр Ткачев рассказал об инновациях в сельском хозяйстве на ПМЭФ'17 (1.06.2017 г., Министерство сельского хозяйства Российской Федерации) В Минсе...»

«znaki_zodiaka_prezentaciya_po_astronomii.zip 58m, двойн. Слайд №4 Текст слайда: Период 21 марта – 20 апреля Девиз Я существую Планета-управитель Марс Астрологический символ Овен (Баран) Счастливое число 9 Стихия Огонь День недели Вторник Цвет Кр...»

«Рекомендация на испытательный период до 2009 года для СТАНДАРТА FFV-26, касающегося сбыта и контроля товарного качества ПЕРСИКОВ И НЕКТАРИНОВ Настоящий текст основывается на документе E...»

«СТАНДАРТ НА LUNCHEON MEAT CODEX STAN 89-1981 Установлен в 1981 году. Пересматривался в 1991, 2014 и 2015 годах. CODEX STAN 89-1981 2 ОБЛАСТЬ ПРИМЕНЕНИЯ 1. Настоящий стандарт распространяется на продукты, называемые Luncheon Meat, упакованные в тару из любого подходящего материала. ОПИСАНИЕ 2. Продукт изго...»




















 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.