WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 


Pages:     | 1 || 3 |

«всех интересующихся жизнью, нравами и деяниями викингов. Автор – симпатичная датчанка, профессор Орхусского университета, Эльсе ...»

-- [ Страница 2 ] --

Нам ничего неизвестно насчет того, были ли в эпоху викингов излишки зерна в стране. Но из единичных исследований явствует, что более или менее обширные наделы земли обычно засевались зерном. Самыми распространенными злаками были ячмень, рожь и овес, а также выращивались горох, бобы и капуста. Есть данные о том, что была известна пшеница и, возможно, лен. Земля обрабатывалась лопатами и заступами из дерева, а также деревянными мотыгами с железными наконечниками, а кроме того, боронами, сохами и плугами. Сохи не имели лемеха и, взрыхляя землю, не переворачивали пласт, как плуг .

Когда именно в Дании в обиход вошел плуг, неизвестно. Самые ранние следы его относятся к 1000-м годам, но на территории, находящейся в нескольких сотнях километров к югу, плуг стал использоваться вскоре после Рождества Христова. Ни соха, ни плуг, использовавшиеся в те времена в Скандинавии, не сохранились, и как они в точности выглядели, нам неизвестно .

А вот инвентарь для сбора урожая сохранился в большом количестве .

Это серпы, короткие косы и ножи для обрезания листвы. На возвышенности Линдхольм (близ Нэрресундбю) был обнаружен участок пашни. Он сохранился, благодаря покрывавшему его толстому слою песка, оставленному песчаной бурей некогда в начале 1000-х годов. После того, как этот верхний слой песка был удален, обнажилась возделанная земля, представшая такой, какой она была до песчаной бури, с вмятинами от ног людей и копыт животных, оставленными во время последней вспашки, и со следами колес .

Сохранившийся участок пашни имел в длину до 30 метров, а в ширину свыше 40 метров. Он состоял из множества длинных, параллельных и легко взрыхляемых грядок, разделенных неглубокими канавами. Ширина грядок была 50-100 сантиметров, а высота их – около 10 сантиметров. Они были уже вспаханы, но что именно там выращивали, установить оказалось невозможным. Однако функционально такая пашня годилась для культур, требующих прополки, Канавы предназначались для хождения вдоль гряд и, кроме того, по ним стекала вода после сильных ливней. Из домашних животных в датской усадьбе обычно были лошади, свиньи, овцы, крупный рогатый скот. Разводили также кур, гусей и уток .

Замеры костей показали, что домашние животные были значительно мельче, чем теперь. Молоко крупного рогатого скота шло на производство молочных продуктов. Скот был также тягловой силой, мясо его употреблялось в пищу, а из шкур производились, в частности, ремни, ножны для мечей, обувь. Телячья кожа шла на производство пергамента, который требовался в больших количествах центрам обучения в Западной Европе. Лошади также служили тягловой силой и использовались при поездках. Мясо их шло в пищу (во всяком случае, в языческие времена), использовалась и шкура. Овцы давали молоко, шерсть для ткачества, мясо, теплые шкуры и кожу, из которой изготовлялась обувь. Коз доили и употребляли в пищу. Из козьих шкур выделывали обувь, их, возможно, также продавали за границу, поскольку выяснилось, что большая часть пергамента была произведена не из телячьей, а из козьей кожи. Домашняя птица давала яйца и мясо. А пух и перо шли на подушки и перины. Из некоторых, пригодных для этого костей изготовлялись коньки, рукоятки, веретена, дудки или иглы. Из рогов – сосуды для питья и другие вещи .





Наконец, следует упомянуть и о том, что в усадьбе находились кошки и собаки разных пород .

Охота в Дании не имела значения как способ добывания пищи и хлеба насущного. Но она являлась излюбленным видом спорта, важным подспорьем в питании на побережье, а также повсюду, где поблизости от фьордов и озер было рыболовство. Не исключено, что часть рыбной продукции могла также идти на продажу. Однако в Дании рыболовство не служило главным средством пропитания. Там, где это было возможно, стол разнообразили устрицы и ракушки, а также множество дикорастущих ягод и орехов. Возможно, существовали и сады, хотя они не были найдены ни в одном регионе Скандинавии. Во всяком случае, в Хедебю имелись сливовые деревья и некоторое количество персиковых деревьев .

Пчеловодство, несомненно, играло важную роль в целом ряде районов Скандинавии. Мед имел большое значение, поскольку он был единственным из числа сластей и был пригоден для консервирования, а также являлся важным ингредиентом в производстве алкогольных напитков. А воск был необходим при некоторых видах литья и являлся наиболее пригодным материалом для изготовления свечей. Свидетельств того, что в эпоху викингов скандинавы занимались пчеловодством, в документах того времени не сохранилось, однако об этом упоминается в более поздних письменных источниках. Очень много собиралось хмеля для пивоварения .

Скандинавский полуостров

На равнинных плодородных участках Вестергетланда и, возможно, в южной части Норвегии, а также в наиболее плодородных долинах формой поселений, так же, как и в Дании, были преимущественно деревни и отдельные хутора. Но установить это затруднительно без обширных археологических раскопок, а они производились далеко не везде .

Высказываются предположения, что в плодородном, но ограниченном районе озера Меларен люди первоначально селились хуторами, но к концу эпохи викингов впервые появились деревни. Основанием для подобного предположения явились результаты изучения могильников, которые, по мнению исследователей, сохранились почти полностью, поскольку они, как правило, находились на каменистых и скалистых участках земли, непригодной для возделывания. Расстояние между захоронениями, установленное количество могил на каждом кладбище и различные другие факторы вполне соответствуют тому количеству людей, которые в течение всего долгого периода существования могильника могли жить на одном хуторе. Способом пропитания, несомненно, являлось по преимуществу скотоводство, а также до некоторой степени земледелие, что и подтверждается рассказом Адама Бременского .

Вместе с тем, в некоторых регионах Скандинавского полуострова сельскохозяйственные ресурсы были столь малы, а рельеф местности таков, что единственной возможной формой поселения могли быть хутора или, в крайнем случае, группы хуторов. Один из исследованных хуторов находился в Западной Норвегии, в Иттре Муа, неподалеку от Согне-фьорда, протяженность которого составляет двести километров .

Поселение относится к 800 – 900-м годам и состоит из ряда совсем небольших квадратных строений с внутренними деревянными стенами и наружными стенами из камня, которые защищали от холодов и дождей .

Строения эти, наверняка, имели различные функции. Среди них – жилой дом, хлев, амбар, сеновал, поварня (для выпечки хлеба, пивоварения, мытья посуды, для приготовления пищи в больших количествах, например, во время пиршеств и в периоды забоя скота) .

Экономика западно-норвежских хозяйств в основном базировалась на сочетании скотоводства (коровы, быки, свиньи, овцы и козы), рыболовства, выращивания зерна и, до некоторой степени, охоты в горах. Но поскольку ландшафт, климат и возможности для охоты были неодинаковы даже на участках, находившихся друг от друга не слишком далеко, то значение той или иной отрасли хозяйства могло изменяться. В прибрежных районах было выгодно заниматься скотоводством, поскольку коровы и овцы в мягком климате могли круглый год пастись на воле, самостоятельно отыскивая корм. Если корма хватало (а в пищу скоту годился даже вереск), то можно было разводить большие стада. В других прибрежных районах и на островах главным занятием было рыболовство, а разведение скота и земледелие играли второстепенную роль. В районах фьордов летом использовались высокогорные пастбища, сэтеры. Имелись определенные участки для выпаса скота и для заготовки сена на зиму .

Исследования, проводившиеся во многих горных районах Норвегии, показали, что хозяйствование здесь было многосторонним. Погребения и археологические находки показали, что в горах Южной Норвегии были также круглогодичные поселения, где люди жили охотой, рыболовством и меновой торговлей. Они поставляли крестьянам и торговцам в основном шкуры и меха .

Один из наиболее обстоятельно исследованных районов в Норвегии находится близ озера Мьеса в Телемарке; здесь в эпоху викингов была широко распространена добыча железа из болотной руды. В Швеции центрами добычи железа были Далекарлия и Нурланд. Возможно, железо из болотной руды добывалось также в Смоланде и других районах. В Дании следы добычи железа в эпоху викингов пока не найдены. Большая часть этого необходимого металла, а, может быть, и весь он, наверняка привозилась с Севера .

Разрабатывались также залежи стеатита, мягкой зеленовато-серой каменистой породы, встречающиеся в различных местах Норвегии и современной юго-западной Швеции. Стеатит настолько мягок, что его можно резать ножом, и он годился для изготовления сосудов. Вырубался он прямо из скал, тут же на месте обрабатывался. Изделия из него продавались внутри страны и вывозились за ее пределы. Еще более широкое применение получил сланец, добываемый в горах Скандинавии. Из него делались точильные оселки. В основном, сланец (его характерная светлая разновидность) происходит, скорее всего, из района Эйдсборга в Телемарке. В горах можно было добыть материал для мельничных жерновов, горный хрусталь для украшений, оленьи и лосиные рога для изготовления гребней, а также, разумеется, ягоды, мясо, меха и шерсть .

Природные ресурсы гор составляли важную основу экономики во многих усадьбах и, в частности, в уже упоминавшейся выше усадьбе из Иттре Муа. А для некоторых слоев населения, во всяком случае, для саамов, горы давали все основные средства к существованию .

Оттар из Холугаланда

Интенсивное использование ресурсов гор и моря получило свое развитие в эпоху викингов и явилось основой для расширения торговли как внутри региона, так и за его пределами. Убедительное представление об этом можно получить из рассказа Оттара о его жизни. Это единственное свидетельство такого рода, восходящее к эпохе викингов в Норвегии. Около 890 года Оттар оказался при дворе английского короля Альфреда Великого .

Король записал его рассказ и включил его в свой несколько расширенный перевод всемирной истории, автором которого являлся испанец Оросиус. В то время это сочинение считалось классическим, хотя написано оно было за 400 лет до этого. Из написанного явствует, что англичанам его образ жизни, естественно, казался чуждым .

Оттар рассказал, что живет он в Холугаланде, гораздо севернее тех мест; где живут норвежцы. Там, на севере, обитают лишь саамы. Хотя Оттар был в числе самых могущественных людей у себя в стране, в его хозяйстве было всего лишь 20 коров, 20 овец и 20 свиней. Земли он возделывал немного и обрабатывал свой надел с помощью лошадей .

Богатство ему приносили «дикие животные». У Оттара было 600 одомашненных оленей, и в их числе – 6 оленей-манков. Такие олени очень ценились саамами, поскольку их использовали для того, чтобы приманивать во время охоты диких оленей. Но главные его доходы составляла дань, получаемая от саамов в виде оленьих шкур, птичьего пера, китовой кости (или моржового зуба), а также канатов. Размеры дани определялись сообразно богатству каждого саама-данника. Самые зажиточные отдавали ему 15 куньих шкурок, 5 оленьих шкур, одну медвежью шкуру, 10 мерок пера, одну куртку из меха медведя или выдры, 60 локтей каната, одну тюленью и одну моржовую шкуру. Рыба в этом перечне не упоминается. Возможно потому, что это разумелось само собою как для Оттара, так и для англичан. Еще он сообщил, что в его краях имеется хорошая охота на китов. В компании с пятью другими охотниками он за два дня убил 60 штук, причем длина каждого кита достигала 48-50 локтей .

Однажды Оттар отправился на север, чтобы посмотреть, сколь далеко простирается там земля, и какой народ там живет. Ходил он и на восток, и к Белому морю. Целью его поездок была также охота на моржей, потому что зубы у них из благородной кости, а шкура годится для производства канатов .

Поведал Оттар и о своем путешествии на юг, вдоль побережья Норвегии. Он достиг торгового поселения Скирингесхил. (Вероятно, речь идет о торговом центре Каупанг в Вестфолле.) Если плыть туда с ночевками, то и за месяц не доедешь, даже при попутном ветре. От Скирингесхила он за пять дней добрался до Хедебю .

Каупанг был центром международной торговли, а Хедебю был крупнейшим торговым центром Скандинавии. Целью поездок Оттара было, несомненно, стремление сбыть товары из Северной Скандинавии именно там, где они считались предметами роскоши и за них можно было получить хорошую цену, а сам он мог бы там приобрести нужные ему товары, которых не было у него на родине. Обратно к себе домой Оттар мог везти ткани, красивую керамическую посуду, благородные металлы и стекло, украшения, вещи, необходимые в быту, и еще многое другое .

Такие поездки на кораблях, нагруженных мехами, шкурами, птичьим пером, моржовым зубом и канатами наверняка совершались и Оттаром, и другими через определенные промежутки времени. Моржовый зуб в то время заменял слоновую кость и использовался для разных художественных поделок. Некоторые из этих вещей Оттар привез в дар королю Альфреду. Качество мехов из Северной Скандинавии могло быть, как и качество русских и гренландских мехов, очень высоким, поскольку звери здесь жили в условиях суровой зимней стужи. И моржовый зуб, и прекрасные меха, и шкуры считались предметами роскоши на юге Скандинавии и в Западной Европе. Спрос на них был так велик, что даже через сто лет после поездок Оттара этот промысел являлся основой для экономики скандинавских поселений в Гренландии. Меха и шкуры, даже и не столь высокого качества, являлись наиболее надежной защитой от зимних холодов, и поэтому товарооборот мог достигать очень больших размеров .

Оттар жил, вероятно, где-то поблизости от нынешнего города Тромсе, возможно, на острове Бьерке, южнее Сеньи. Во всяком случае, именно здесь имеется самое северное поселение, так называемое «тунанлег», то есть поселение особого типа, в котором дома расположены полукругом или овалом вокруг открытого пространства. В Северной Норвегии такие поселения, вероятно, являлись резиденциями хевдингов. Поселение на острове Бьерке, вероятно, еще существовало во времена Оттара, но и позднее оно могло являться резиденцией хевдинга на этом острове .

Оттар был далеко не единственным также и в других областях Норвегии, находившихся за полярным кругом, чьи доходы в значительной мере состояли из дани, выплачиваемой местным населением, в данном случае, саамами. Так, в Борге, на одном из островов Лофотенского архипелага Вествогой, были найдены следы усадьбы хевдинга, относящейся к началу эпохи викингов. Усадьба с главным домом длиной 83 метра была реконструирована в полную величину. Она была расположена высоко на холме, откуда открывался великолепный вид на окрестности, с удобными и надежными причалами. У живших здесь людей в ходу были предметы из золота и серебра, они пили напитки из стеклянных кубков и кувшинов, привезенных из Западной Европы. Неподалеку от усадьбы находились поселение типа «тунанлег» и отдельно большое помещение, где хранились лодки. Норвежские королевские саги, которые, без сомнения, создавались позднее эпохи викингов, рассказывают о многих могущественных хевдингах, живших в тех краях. Во времена Олава Святого, в начале 1000-х годов, хевдинга острова Бьерке звали Туре Хунд .

Он, так же как и Оттар, отправился к Белому морю. Но это не были путешествия первооткрывателя. Он ездил туда, чтобы торговать с местным населением, а попутно и грабить его .

Широкое использование многих природных ресурсов как внутри Скандинавии, так и за ее пределами, явилось предпосылкой благосостояния этого региона в эпоху викингов и накопления колоссальных богатств, представление о которых наиболее убедительно дают нам раскопки захоронений и обнаружение зарытых кладов, в том числе, и в Норвегии .

Адам Бременский делает весьма односторонний вывод, когда говорит, что скандинавы стали викингами по причине своей бедности .

Разумеется, экономические предпосылки не исключают тот факт, что многие люди жили очень бедно, и малейшее ухудшение их положения могло иметь катастрофические последствия. Вдобавок, изоляция отдельных групп населения приводила к тому, что они были вынуждены использовать ресурсы только своей местности, вплоть до их истощения. Кроме того, даже состоятельные люди могли голодать в периоды неурожая, падежа скота или в результате плохого улова рыбы. В целом, для многих людей жизнь была повседневной суровой борьбой за выживание – своего и семьи .

Торговый оборот, серебро и товары Ко многим новым явлениям эпохи викингов в Скандинавии следует отнести возникновение систем, позволивших производить в больших масштабах многообразные торговые операции, как на далеких расстояниях, так и на локальном уровне. Речь идет не только о предметах роскоши, но и о многих товарах повседневного быта, и это было совершенно новым явлением. В товарообороте появились как крупные, объемные предметы, так и мелочи, и все это стало, уже начиная с 700-х годов, доступно каждому городу, каждой отдаленной усадьбе. Торговые отношения приобретали самые разнообразные формы, часто сочетавшиеся друг с другом .

Предпосылкой торговли частично были грабежи и дань, получаемая от многих, подвластных викингам наро-ц «ж. Но, как уже отмечалось выше, местные политические и экономические условия также могли способствовать развитию торговли .

Начала развиваться не только торговля, но и ремесла. Обычным явлением стала меновая торговля, вместе с тем, развитие получали и денежные отношения. Скандинавия была переполнена чужими товарами, и многие стали обладателями украшений, равно как и необходимых в быту товаров, произведенных чужими руками .

Практически побуждением эффективного товарообмена являлись хорошие транспортные возможности. Что же касается политических и социальных предпосылок, то к ним можно причислить укрепление верховной власти, которая могла обеспечить относительную безопасность и надлежащие формы торговых операций. Сюда же можно отнести наличие излишков продукции, все растущую специализацию в сфере добывания средств пропитания, появление многих торговых центров, а также новую форму поселений, каковой явились города, где все большую роль стали играть торговля и ремесла .

Одновременно возникла потребность в стандартизации ценностей. К числу таких ценностей в эпоху викингов относилось серебро. Его стали определять по весу, а и некоторых регионах начали постепенно появляться серебряные монеты установленном ценности. Однако серебро одновременно являлось и товаром, который существовал сам по себе в виде украшений и символа социального статуса его владельца .

Формы товарооборота Не всегда имеется возможность определить, каким образом те или иные товары и конкретные средства оплаты переходили из рук в руки, и как появлялись в Скандинавии иноземные товары. Такие понятия, как внешняя и внутренняя торговля, неуместны в применении к эпохе викингов, когда связи между государствами были ослаблены. Формой перехода товаров из рук в руки не всегда являлась традиционная торговля между двумя регионами .

Важной формой товарооборота являлось вручение различных даров как внутри Скандинавии, так и вне ее. Короли и хевдинги расплачивались за услуги подарками. Так, к примеру, удачная хвалебная песнь приносила сочинившему ее скальду золотое кольцо. Посещения и переговоры также сопровождались вручением даров. Сообщается, что брат датского короля Сигфреда Халфдан привез в дар королю Людвигу Немецкому меч с золотой рукоятью, посетив его в 873 году с дипломатической миссией. А миссионер Ансгарий, когда он в 830 году отправился в Бирку к королю Бьерну, вез с собою богатые дары от императора. Но по дороге дары были захвачены морскими грабителями, вместе с 40 книгами, молитвенниками для богослужений. Не исключено также, что некоторые предметы роскоши, найденные при археологических раскопках и, в частности, павлин, останки которого были обнаружены в захоронении норвежского хевдинга в Гокстаде, являлись дарами, которыми обменивались между собою знатные люди. Вероятно, и в среде простых людей также было принято обмениваться подарками, хотя и гораздо более скромными. Одной из форм товарооборота являлись дары, которыми сопровождалось заключение браков. Тем не менее, обмен подарками все же не мог иметь определяющего значения для экономики .

Более важными факторами товарооборота были налоги и подати, грабежи и торговля. Об этом можно судить по рассказу северонорвежского хевдинга Оттара английскому королю Альфреду про то, что наиболее существенную часть его доходов составляла дань, которую ему выплачивали саамы. Платили ее натурой, и подобная форма оплаты существовала на протяжении всего Средневековья. Большая часть податей крупным земельным магнатам также выплачивалась в виде товаров. Это же, по всей вероятности, относится и к дани, взимаемой с покоренных народов, например, той, которую платили славянское племя ободритов (бодричей) и норвежцы в период владычества над ними датского короля .

Возможно, часть норвежской дани выплачивалась мехами, моржовым зубом, стеатитом, точильным камнем. Значительная часть получаемых королями и хевдингами доходов распределялась среди их людей или складывалась в сокровищницы, а остальное, скорее всего, шло на продажу .

Так, видимо, поступал и Оттар. Добыча рядовых викингов, получаемая от их заморских и местных походов, несомненно, также продавалась в значительных количествах или выменивалась, а в том случае, когда она состояла из драгоценных металлов и монет, на нее покупались разные товары либо еще что-то. Например, предводители войска викингов, находившегося во Франции в 873 году, заплатили королю франков за возможность временно поселиться на одном из островов реки Луары, чтобы вести здесь торговлю. Дары, предназначенные для короля Бьерна, а также множество книг, отнятых у Ансгария во время ограбления его морскими пиратами, вероятно, также принесли грабителям немалый доход .

А большое количество серебра, которое Ульф из Иттергерде добыл в Англии около 1000 года, дало ему возможность вести у себя дома крупную торговлю .

Серебро и монеты

Колоссальное количество серебра и золота, которое викинги добывали во время своих походов в Западную и Восточную Европу, а затем привозили домой, должно было значительно увеличить покупательную способность и тем самым существенно расширить товарооборот как в Скандинавии, так и во всех местах появления викингов, начиная от Дублина на Западе, и до берегов реки Волги на Востоке. Письменные источники сообщают, что одни лишь предводители франков и их подданные в 800-е годы выплатили викингам не менее 4 400 фунтов драгоценных металлов. Сюда можно причислить выплаты, размеры которых источники не называют, а иногда и вовсе не упоминают .

Существовали также богатства и драгоценные металлы, которые викинги попросту отнимали у порабощенного населения. Официально викинги в Англии лишь с 991 по 1014 годы получили в качестве «Данегельд» (то есть датских денег) свыше 150 000 фунтов серебра, что соответствует, по меньшей мере, 36 миллионам монет того времени .

Что касается Восточной Европы, то в отношении нее в письменных источниках не приводится никаких цифр. В то же время на сегодняшний день нам известно свыше 1000 кладов, обнаруженных в Скандинавии и относящихся к эпохе викингов. Это говорит само за себя и указывает на то, сколь огромны были количества серебра, привозимого с востока и запада .

Для удобства классификации кладом обычно считается намеренное сокрытие в земле двух или трех предметов из драгоценного металла. В погребения предметы из серебра и золота клали редко, очевидно, дабы избежать разграбления могилы. Клады могли состоять из монет, украшений, драгоценных слитков, металлической сбруи и тому подобного, а также изделий из них или фрагментов. Содержание кладов может быть самым разным. Размеры кладов также бывают различны. В Скандинавии они могут состоять из двух-трех предметов или содержать до 8-9 килограмм серебра. Самый большой из известных нам на сегодняшний день кладов викингов был найден в Англии, в Куэрдейле. Он содержал около 40 килограмм серебра .

Очень мало викингских кладов, которые содержат золото. Обычно они состоят преимущественно из серебра, с двумя-тремя предметами из золота .

Так, например, один из наиболее крупных из известных нам кладов серебра, найденных в Норвегии, – клад из долины Слеммедаль в Тенсберге, содержал 2,116 кг серебра. Здесь были 8 шейных обручей, 7 браслетов, 3 больших обломка от подковообразной фибулы, 4 позолоченных франкских перевязи для мечей (на оборотной стороне двух из них имеются рунические надписи) плюс одно навершие и 5 монет: 4 арабских и 1 англосаксонская. Вес обнаруженного здесь золота составляет 291 грамм, сюда входят 4 браслета, 1 кольцо, 1 медальон, 1 крестовидная подвеска и 2 небольших кусочка золота. Судя по монетам, клад был зарыт, вероятно, после 918 года .

Монеты дают нам ключ к пониманию того, откуда поступало в Скандинавию столь большое количество серебра. Многие монеты нам знакомы, и большинство из них имеют надписи, свидетельствующие о том, где и когда производилась их чеканка. Разумеется, форма и декор могут также помочь в определении места и времени изготовления некоторых иноземных украшений, таких, как, например, перевязь меча из клада долины Слеммедаль. Впрочем, большинство украшений было в свое время расплавлено и пошло на изготовление других украшений, более соответствующих местным вкусам. Вместе с тем, в эпоху викингов считалось практичным хранить некоторое количество заморских монет для торговых сделок, поскольку за товар обычно расплачивались серебром по весу. Эти монеты весят от 0,5 до 3 грамм, в зависимости от того, где и когда их чеканили, и их легко бывает идентифицировать. Самыми тяжелыми были арабские или «куфические» монеты, дирхемы (название «куфические» происходит из надписи на них, поскольку место их чеканки – город Куфа в Ираке) .

Нам известно свыше 200 000 монет, найденных в Скандинавии и относящихся к эпохе викингов. Большинство из них было найдено в Швеции, причем, две трети из них – на острове Готланд. Франкских монет, относящихся к 800-м годам, найдено немного, несмотря на то, что в письменных источниках суммы выплат называются немалые. То же самое можно сказать и об англосаксонских монетах. С другой стороны, обнаружено много браслетов русского происхождения, а также большое количество арабских монет. Монеты, относящиеся к 900-970-м годам, преимущественно арабские. В Скандинавии таких монет найдено свыше 85 000 штук. Многие из них изготовлялись в восточной части Халифата, на месте современных городов Ташкента и Самарканда, где чеканилось колоссальное количество монет, и можно утверждать, что, несмотря на большое количество восточного серебра, имевшегося у викингов, в их руки попала лишь малая его часть. Доставалось оно им, главным образом, на территории Восточной Европы. Но, примерно с 970-х годов, скандинавам пришлось утолять свою потребность в серебре в Западной Европе, поскольку восточные источники стали быстро иссякать. Примерно в это время начали разрабатываться германские серебряные рудники в Гарце, и германские монеты стали поступать в Скандинавию. Всего их известно около 70 000. Сюда же можно причислить свыше 40 000 англосаксонских монет, также относящихся ко второй половине 900-х и к 1000-м годам .

Здесь их было найдено больше, чем в Англии. Вероятно, основная их часть состояла из выплаты Англии скандинавам «данегельд» .

Содержание кладов и сравнение различных украшений, монет, кусочков серебра, обнаруженных в Скандинавии во многих местах, указывают на новшества в торговых операциях. С помощью небольших складных весов и находящегося при них набора стандартных гирь, свободно умещавшихся в небольшом ящичке, можно было без труда взвесить определенную меру серебра в уплату за товар, а если серебра недоставало, то можно было отрубить кусочек его от украшения, например, от браслета или шейного обруча. Как уже упоминалось, подобные украшения были наиболее практичным способом хранения ценностей .

Именно поэтому у них нередко был определенный стандартный вес и твердая стоимость. Это были своего рода «деньги-украшения». Поскольку некоторые виды монет также имели определенный установленный вес, то их можно было использовать при несложных подсчетах, не прибегая к помощи весов .

Обнаруженные клады показали также, что расчленения украшений и тому подобных предметов из драгоценных металлов практиковались в особенности на юге Скандинавии (в Дании и в Сконе) в конце 900-х – начале 1000-х годов, и найденные обрубки украшений часто соответствовали весу монеты – арабской или европейской. Точно так же половинки или четвертинки монет наверняка использовались при мелкой торговле, и оплачивать их можно было, не прибегая к взвешиванию, благодаря чему монеты можно было экономить. С другой стороны, в Северной Норвегии, например, обрубки серебра не встречаются. Причиной может являться то, что здесь все еще была в ходу преимущественно меновая торговля .

Обнаружение многочисленных и необычайно богатых кладов на Готланде вызывает ряд вопросов, на которых пока еще нет ответа. Долгое время бытовало мнение, что в основе этого лежит весьма оживленная торговля на самом острове и за его пределами, и что огромное количество найденного здесь серебра– это доходы от торговли, которую жители Готланда вели на Руси. Но, хотя известно, что викинги действительно вели там торговлю, считать этот факт бесспорным объяснением нельзя. Не исключено, что источником богатых кладов на Готланде являются грабительские походы викингов в чужие земли и вымогательство дани у местного населения. Едва ли можно предположить, что люди, ведущие обширную торговлю, стали бы зарывать серебро у себя в усадьбе, а именно такие случаи особенно распространены на Готланде. Думается, что купцы в основном пускали свое серебро в оборот, В кладах на Готланде обнаружено не так уж много арабских монет. А вот в торговом центре Павикен обнаружены очень мелкие кусочки серебра, и это свидетельствует о том, что торговля на острове, тем не менее, велась .

В тех случаях, когда в том или ином кладе обнаруживаются монеты, по ним обычно можно точно установить время, когда он был зарыт в землю .

Причины сокрытия кладов могли быть самые разные. Это могли быть смутные времена, отъезд или какие-либо другие экстремальные обстоятельства. На Готланде, судя по всему, было принято закапывать клады на территории своей усадьбы. Тот факт, что клады так и оставались зарытыми в землю, может иметь довольно простое объяснение. Их владелец мог покинуть этот мир либо у себя дома, либо в викингском походе и унести с собой в могилу тайну местонахождения клада. Эти и другие обстоятельства говорят о том, что размеры и количество кладов не могут быть показателем благосостояния или уровня экономического развития того или иного региона .

Первым регионом Скандинавии, где началась чеканка монет, была Дания. Уже в 700-е годы в торговом поселении Рибе в обороте были монеты, поскольку здесь их обнаружили в больших количествах. Речь идет о фризских (или, возможно, датских) монетах, так называемых «скеаттас» .

В начале 800-х годов началась чеканка монет в Хедебю. При их изготовлении брались за образец монеты императора Карла Великого, чеканившиеся во фризском городе Дорестад, но были в ходу и монеты иного типа, которые в той или иной мере использовали каролинские образцы. Вместе с тем, производство было не слишком обширным. Оно прекратилось во второй половине столетия, чтобы затем возобновиться около 900 года. Но лишь, примерно, в 975 году, при короле Харальде Синезубом, началась чеканка подлинных датских монет. Мест, где производилась чеканка, было много, и монеты изготовлялись по византийскому образцу. Вероятно, чеканка монет производилась под эгидой короля, как и повсюду в Европе, но, поскольку самые первые датские монеты не имели никаких надписей, установить этот факт не представляется возможным .

Перед самым наступлением 1000-го года началась новая эра чеканки монет. Она длилась недолго, и чеканка производилась в ограниченных масштабах, но она имела место во всех трех скандинавских странах, и за образец брались англосаксонские монеты, поскольку это был период получения викингами в Англии выплаты «данегельд». На надписях, имеющихся на монетах, можно прочесть имя короля Свена Вилобородого в Дании, Олава (Трюгвессона) в Норвегии и Олафа (Шетконунга) в Швеции .

После Олафа на шведском престоле находился Анунд Якоб, и он тоже некоторое время чеканил монеты. Около 1030 года на монетах, чеканившихся в Сигтуне, появляется имя Кнуда Великого. Затем в чеканке шведских монет наступает столетний перерыв. В Норвегии чеканка монет возобновилась при короле Олаве Святом (1015-1030), но стабильная чеканка норвежских монет началась лишь при короле Харальде Суровом Правителе (1047-1066), и тогда же стали указывать место чеканки. Отныне монеты начинают играть главенствующую роль в экономике страны, и с этого периода в смешанных кладах серебра больше не встречаются кусочки украшений и монет. В Дании чеканка монет продолжилась, вероятно, при Свене Вилобородом и Харальде Свенссоне, и особенно широкий размах она приобрела в царствование Кнуда Великого (1018-1035) и его наследников. Здесь монеты также чеканились по образцу англосаксонских, их часто изготовляли английские мастера, и теперь на монетах мы находим названия самых разных мест их чеканки. Вскоре датчане настолько привыкли пользоваться монетами, что украшения и кусочки серебра почти полностью исчезают из содержимого кладов. А после того, как в производстве монет, примерно в 1070 году, произошла большая реформа, исчезают в значительной мере и заморские монеты. Отныне подобно тому, как это уже давно имело место в Англии и других регионах Западной Европы, законное право хождения получают лишь монеты данной страны .

В результате длительного процесса развития возникает экономика, базирующаяся на национальных монетах, и это благоприятствует развитию торговли и способствует росту доходов короля .

Товары

Письменные источники сообщают о некоторых видах товаров, имевших хождение в Скандинавии, а также о торговле рабами и мехами .

Но более полные сведения об этом дают нам археологические раскопки и естественно-научные исследования. Вместе с тем, едва ли возможно дать полный перечень ассортимента товаров того периода. Часто бывает трудно определить, произведен ли товар внутри страны, а также место, где он был произведен, и кем .

Некоторые разновидности товаров не сохранились, либо сохранились частично. Это, в первую очередь, относится к продуктам питания, которые, естественно, полностью потреблялись, а также к тканям, истлевшим с течением времени. Но нет сомнения, что и то, и другое играло не последнюю роль в товарообороте. С другой стороны, поддаются определению некоторые иноземные товары. Это, в частности, относится к тем товарам, для производства которых на данной территории не было сырьевой базы. Речь идет, к примеру, о шелках и изделиях из некоторых пород камней и металлов. Если в поселениях мы находим лишь кости домашних животных, остающиеся обычно при потреблении мяса, и не находим костей, которые отчленяются при забое скота, то это свидетельствует о том, что мясо было не местным, а привозным. Иногда мы можем определить, произведен ли какой-либо предмет, например, украшения, из привозного сырья местным мастером, или привезен издалека, или, возможно, он был произведен в этой местности, но заморским мастером. Главным критерием для такого анализа является внешний вид изделия, техника изготовления и, возможно, следы производственного процесса. Так, для того, чтобы определить, изготовлено ли изделие для повседневного употребления, допустим, обувь, домашним способом или специалистом-ремесленником, необходимо исследовать степень сложности производственного процесса и степень стандартизации в покрое и технике изготовления обуви, которые обнаруживаются во многих местах. В целом следует отметить, что профессиональное производство рыночных товаров, в том числе, предметов повседневного пользования в 900-е годы достигло особенно большого размаха .

Это, несомненно, происходило наряду с неуклонным ростом товаров .

Но, разумеется, речь не может идти об одинаково большом обороте для всех видов товаров по всей Скандинавии и для всех социальных групп населения. Большую роль в этом играли, в частности, местные ресурсы, установившиеся культурные контакты и экономические возможности .

Вместе с тем, у большого числа людей имелось много всяких товаров, как произведенных профессионалами-ремесленниками, так и привезенных издалека, или из тех мест, где было в наличии сырье для их изготовления .

Люди обеспечивали себя самым необходимым, но одновременно им требовались другие товары, и возможность их приобрести существовала в каждой, самой обычной усадьбе. Соотношение между тем, что производилось в домашних условиях, и тем, что изготовлялось профессиональными ремесленниками, едва ли сильно отличалось от обычной практики сельского поселения до индустриализации .

Ниже дается представление о тех видах товаров, которые были в ходу в Скандинавии. Этот перечень не претендует на полноту, здесь названы лишь товары, которые известны нам по немногочисленным находкам, и те, которые часто упоминаются в письменных источниках, свидетельствуя о том, что здесь речь идет о систематическом обмене товарами повседневного спроса. Наряду с этим, встречается достаточно много отдельных экзотических предметов. Это, к примеру, сувениры, награбленные вещи или дары, полученные за рубежом или от приезжих чужеземцев .

В Скандинавию из-за моря привозили обычно предметы роскоши и, в частности, металлы, за исключением железа. Вероятно, именно в этот период началась добыча меди в Фалуне, в Далеркалии (Швеция) .

Множество превосходных мечей и доспехов поступало из Франции, однако известно, что там неоднократно налагался запрет на продажу викингам оружия и военных доспехов. Оттуда же поступала высококачественная соль, а из Рейнской области привозились красивые ткани, ореховая скорлупа для окраски тканей местного производства, жернова из Майнцского базальта, богатые сервизы из стекла и керамики, а также другие изделия из стекла и вино .

Из стран Востока, Руси и других регионов Восточной Европы в Скандинавию поступали шелк и другие тонкие ткани, пряности, изделия из стекла, красивые сервизы, бусы из полудрагоценных камней, таких как сердолик и горный хрусталь, а, возможно также, янтарь и пушнина .

Рабов привозили отовсюду, откуда только было возможно, и их экономическое значение как товара и рабочей силы было, очевидно, велико .

Серебро, служившее и средством оплаты, и украшением и являвшееся символом благосостояния, поступало в больших количествах как с Востока, так и с Запада. Но, как уже отмечалось, количество его в разные периоды эпохи викингов неоднократно колебалось .

Разумеется, в чужих землях повсеместно сбывались и чисто скандинавские товары: рабы, шкуры, пушнина, моржовый зуб, железо, точильные камни, посуда из стеатита и, наверняка, многое другое. Эти же товары распространялись в самой Скандинавии, добавим только еще продукты рыболовства и земледелия и, возможно, также древесину. Сюда можно причислить также изделия ремесел, например, кожаную обувь, гребни из оленьих или лосиных рогов, кованые изделия из железа, бронзовые украшения и многое другое .

Скандинавские товары, конечно, были не столь экзотичны, как предметы роскоши, поставлявшиеся с Запада и Востока. Но торговля часто велась на большие расстояния, товары поступали из множества мест, и этот вид деятельности имел большое экономическое и социальное значение .

Торговля была связующим звеном между странами Скандинавии, равно, как и между другими странами. Она создавала предпосылки для импорта товаров, а наряду с этим, благодаря местной торговле, возникали многочисленные торговища, торговые центры и города .

Торговля и города Лишь в последние годы в результате новых исследований стало ясно, сколь велики были ресурсы Скандинавии и насколько масштабными были торговля и товарооборот внутри скандинавских стран. Прежде у нас не было полного представления о богатствах Скандинавии. Считалось, что торговля в основном ограничивалась тем, что викинги привозили из-за моря предметы роскоши. Из далекого Востока путь шел по русским рекам до Балтики. Привозились предметы роскоши также из Западной Европы .

Прямой путь был закрыт после того, как арабы проникли в район Средиземного моря. Существовала гипотеза о том, что прибыли Скандинавии были связаны с тем, что она стала транзитной территорией, а сами скандинавы выполняли посредническую роль. Однако гипотеза эта нуждается в пересмотре .

Безусловно, скандинавы перевозили некоторые западноевропейские товары, например, предметы роскоши на север Восточной Европы, а часть товаров привозили оттуда. В частности, на территорию Киевской Руси, а также в Западную Европу они везли пушнину. Но едва ли речь может идти о масштабной транзитной торговле, поскольку существовали прямые связи между Востоком и Западом, например, через Европу, из Майнца в Киев .

Так что, скорее всего предметы роскоши, поступавшие в Скандинавию из Восточной Европы, Востока и Западной Европы, предназначались для внутреннего потребления. Как уже упоминалось выше, покупательная способность скандинавов была велика. Разумеется, и серебро, и другие товары скандинавы могли добывать не только посредством покупки .

Торговля процветала, а экспансия викингов в Северную Атлантику, в Западную Европу, на Британские острова, Балтику и Русь приводила к созданию викингских колоний, торговых центров и, в целом, к дальнейшему расширению рынков сбыта .

В настоящее время считается общепризнанным, что скандинавы сами играли важную роль в торговле у себя дома и весьма существенную роль – на территории других регионов. Когда-то главенствующая роль в торговле отводилась фризам. Но наряду с фризами в Скандинавию прибывали и другие заморские купцы – саксонские, славянские и восточноевропейские .

Это проявилось, в частности, в ритуалах погребения на обширных могильниках Хедебю и Бирки. Приезжали сюда и англичане. Как известно, в Хедебю побывал также испано-арабский купец Ат-Тартучи. По его представлениям, «Хедебю находится на самом краю мирового океана» .

Большое количество превосходных товаров и серебра, находившихся в обороте, привлекали к себе жадные взоры морских и прочих грабителей, и это, как уже было отмечено, вызывало потребность оградить торговлю от опасностей. Торговища и города нуждались в гарантии мира и безопасности, а иначе купцы предпочитали бы держаться подальше от этих мест. Гарантом обычно должен был выступать король или местный хевдинг, который получал за это различные отчисления, а, возможно также и определенные привилегии при покупках товаров. Короли были заинтересованы в расширении торговли, поскольку в их ведении была чеканка монет, а, кроме того, с 800 года они имели своих представителей и являлись владельцами земель в крупных городах и торговых центрах, таких, как Хедебю, Рибе и Бирка. Часто сами короли имели резиденции в этих городах и, вероятно, принимали активное участие в их основании, застройке и благоустройстве .

В дальние поездки купцы отправлялись в сопровождении многочисленных спутников, однако только могущественный король или хевдинг мог предоставить твердую гарантию безопасного проезда через свои земли, как своим подданным, так и иноземцам. В последнем случае за это наверняка взималась определенная плата или пошлина .

Известны многие случаи, когда в Европе два короля заключали между собой соглашение, в соответствии с которым их подданным обеспечивался безопасный проезд через территорию договаривающихся стран. Вероятно, это была обычная процедура. Один из наиболее известных договоров, касающихся Скандинавии, приводится в Фулдских анналах, относящихся к 873 году. Здесь говорится, что посланцы короля данов Сигфреда прибыли в Вормс заключить договор с королем Людвигом Немецким о том, «чтобы обеспечить мир на границе между ним и саксами, дабы купцы, проезжая туда и обратно через эти королевства со своими товарами, могли мирно вести куплю и продажу. И король (то есть Людвиг Немецкий) со своей стороны обещает, что так оно и будет» .

Можно также вспомнить, что хевдинг Оттар прервал свое путешествие на север к Белому морю, добравшись до страны бьярмов. Он не решился ехать дальше по причине «немирья». Слово это не означает «войну» в современном понимании этого слова. Оно означает отсутствие договора о безопасности, который позволил бы Оттару безбоязненно находиться в стране бьярмов и вести с ними торговлю .

Велась торговля, в основном, в те времена года, когда условия для путешествий были наиболее благоприятными. В большинстве регионов наиболее благоприятным для поездок было летнее время или более теплая половина года. Именно в этот период предпринимались также и поездки в чужие земли. Во многих местах создавались постоянные торговые подворья, где зачастую приходилось оставаться на зиму. Но в Средней Швеции, в районе больших озер, где в феврале всегда устанавливался прочный лед под снежным покровом, устраивались большие зимние торги .

В остальном зимняя торговля ограничивалась, в основном, местной куплей-продажей предметов первой необходимости .

Существовало много разных способов торговли, но источников, в которых они описаны, не так много, и детали нам неизвестны. В больших торговых городах, например, в Бирке и Хедебю, вероятно, имелась группа купцов, для которых торговля была основным занятием. Однако было много и таких скандинавских торговцев, главным средством существования для которых были земледелие, рыболовство и охота, а в торговые поездки они отправлялись лишь время от времени, в компании себе подобных .

Такие торговые ватаги назывались «фелаг», Другие были, подобно Оттару, хевдингами или крупными землевладельцами, у них было много ценных товаров, и они могли загружать ими целые суда. Многие ремесленники наверняка продавали свои товары прямо в мастерских или сами отвозили их на торговища. Безусловно, некоторые ремесленники выполняли также роль коробейников и ездили со своим товаром от усадьбы к усадьбе .

Торговали главным образом в городах, а также на рынках и в торговых поселениях, которые в эпоху викингов вырастали, как грибы, и существовали более или менее долгое время. О некоторых из них упоминают письменные источники, и большое их количество было обнаружено при археологических раскопках. Как правило, они находились в природно-защищенных бухтах и гаванях на побережье или вблизи фьордов, посредством которых осуществлялась связь с морем. По мере роста торговли к концу эпохи викингов на побережье и на материке возникло множество городов. О существовании торговых центров в малонаселенных северных районах Норвегии и Швеции нам ничего не известно, но это, бесспорно, объясняется тем, что они еще не найдены. Что касается наличия городов в этих районах, то их могло на самом деле не быть. Их не было и в средние века. Самым северным городом был Тронхейм в богатой области Треннелаг .

Города определяются как крупные, густонаселенные, круглогодичные места обитания с наличием централизованной власти на обширной территории, и, в первую очередь, являются местом расположения рынков .

Помимо этого, город являлся религиозным центром, местом созыва тингов, административным центром определенной территории и местом чеканки монеты. Поэтому занятия населения в городах были иными, то есть оно не занималось ни земледелием, ни рыболовством, ни охотой. Многие жители городов занимались торговлей и ремеслами. Товары здесь производились и сбывались, их использовали и в самом городе, и за его пределами. В городах могли быть редкие вещи и сырье, а также специалисты для выполнения уникальных работ. Самые крупные города являлись звеньями в разветвленной торговой сети, соединяя воедино местные и дальние ветви торговли .

Из ближайших окрестностей города получали некоторые продукты питания, например, мясо, зерно, а также топливо и древесину. Из дальних мест сюда же шло сырье и, в частности, железо и другие металлы, рога, шкуры или кожи животных, товары повседневного потребления, которые не производились на месте, и предметы роскоши. При покупках товары могли оплачиваться натурой, предметами первой необходимости, такими, как ножи, изделия из бронзы, гребни, обувь, стеклянные бусы, или предметами роскоши, серебром. Города представляли собой сложные экономические и общественные образования. Они принадлежат к числу новых форм поселения в Скандинавии в эпоху викингов .

Хедебю

Хедебю был самым южным городом Скандинавии. Он находился у восточной оконечности Ютландии (к югу от Шлезвига), близ старой границы с фризами, саксами и славянами, и тесно примыкал к большому пограничному валу Даневирке. Здесь пролегал самый короткий сухопутный путь через Ютландию, поскольку от долины продолговатого, узкого Слиенфьорда было всего несколько километров до небольших речушек, связанных с рекой Эйдер и Северным морем. Вблизи Хедебю проходила также на юг важная дорожная артерия Ютландии, позднее известная под названиями Войсковой тракт и Воловий тракт. Город имел все предпосылки стать центром международной торговли .

Самое древнее поселение, располагавшееся южнее будущего Полукруглого вала, относится к 700-м годам. Большинство из обнаруженных здесь построек – это небольшие, наполовину углубленные в грунт землянки. Здесь были найдены следы деятельности ремесленников .

Год 804 фиксируется как год возникновения Хедебю на исторической арене. Франкские анналы сообщают, что датский король Годфред явился сюда с войском. В тех же анналах говорится, что спустя четыре года Годфред разрушил славянское торговое поселение Рерик и захватил богатую добычу. После этого он переселил купцов в Хедебю и решил укрепить свою южную границу защитным валом .

Начиная с этого времени и до конца эпохи викингов Хедебю постоянно упоминается в письменных источниках, как иноземных, так и скандинавских. Упоминания об этом поселении можно найти и на рунических камнях, и в поэзии скальдов. Правда, город этот значится под различными названиями (Шлиесторп, Слиасвич, Шлесвиг, Хэтум, Хайта бю). Из этих сообщений явствует, что это город, наделенный функциями центра, тесно связанный с королем и поддерживавший самые разные контакты с другими странами. Этот богатый город был не раз осажден и захвачен, и именно здесь миссионер Ансгарий около 850 года получил от короля Хорика разрешение на постройку первой в Дании церкви .

Со времен эпохи викингов уровень воды в Хедебю поднялся приблизительно на 120 сантиметров. Условия сохранности дерева и других органических материалов во влажной почве были необычайно благоприятны. Здесь производились обширные раскопки, как на месте центра поселения внутри Полукруглого вала (тем не менее, было исследовано лишь 5 процентов из площади в 24 гектара), так и на месте гавани (около 0,5 процентов), а также на местах захоронений. Ни об одном из скандинавских городов эпохи викингов мы не знаем столь много, как о Хедебю .

Город планомерно строился вдоль ручья, пересекавшего территорию Хедебю с запада на восток, и от него сразу же отведены были каналы .

Улицы, покрытые дощатыми настилами, располагались под прямым углом к ручью или параллельно ему, и на них находились незначительные, огороженные земельные участки, внутри которых стояли сравнительно небольшие четырехугольные дома. Именно такие дома, по всей вероятности, были типичны для поселений городского типа. На некоторых участках имелись мелкие надворные постройки и часто – колодец. Размеры участков почти всегда одинаковы. Особенно хорошо сохранился один дом размером 5 на 12 метров (что несколько больше, чем обычно), и теперь он реконструирован в полную величину. Возраст множества фрагментов древесины определен Дендрохронологическим методом. Самый древний датируется 811, а самый поздний 1020 годами. Таким образом, это близко к 808 году, когда король Годфред переселил купцов из Рерика и построил пограничный вал. Возможно, одновременно он предпринял шаги к реконструкции старого поселения, чтобы превратить его в отвечающий требованиям времени международный торговый центр. Как уже упоминалось, в этот период стали чеканить самые первые в Скандинавии монеты .

В гавани, защищенной полукруглым свайным сооружением, были найдены остатки причальных мостков, расположенных под прямым углом к берегу, а в воде обнаружено множество различных предметов, в том числе товаров и всяких отбросов. Были также найдены остатки судов и, в частности, одно большое торговое судно и один необычайно элегантный боевой корабль. Полукруглый вал, сегодня являющийся главной достопримечательностью Хедебю, имеет в длину 1300 метров, а в некоторых местах его высота достигает 10-11 метров. Он был возведен в беспокойные времена в середине 900-х годов, но территория, которую он окружает, никогда не была застроена полностью. Еще одним валом, построенном несколько позднее, он соединен с валом Даневирке. Он несколько раз укреплялся и был снабжен еще одним передним валом и системой рвов на юге. Таким образом, Хедебю превратился в сильно укрепленную крепость. В прежние времена, в моменты опасности, люди наверняка укрывались на укрепленном холме Хохбург, находившемся в окрестностях города на севере .

Многочисленные предметы древности, встречающиеся здесь (их свыше 340 000 единиц), равно как ботанические и остеологические остатки, дают возможность получить представление о жизни общества той эпохи, о том, чем питались люди, чем торговали, а также об их повседневных нуждах. Здесь можно обнаружить предметы из всех стран мира. Дополнением к этим находкам служат письменные источники .

Очевидным является тот факт, что связи с регионом Балтийского моря были гораздо более оживленными, нежели с Западной Европой. Мы находим здесь также следы занятий самыми разными ремеслами .

Производились кожаная обувь и стеклян ные бусы, а также гребни, иголки, дудки, игральные доски и многое другое. Материалом служили рог и кость .

Украшения создавались посредством ковки и литья; моржовая кость, янтарь и гагат (черный янтарь) превращались в предметы украшений. Много было изделий из железа. Мастера производили разного рода ремонт, в том числе и судов. В целом процесс специализации ремесел в 900-е годы заметно продвинулся вперед. Вместе с тем очевидно, что ни земледелие, ни скотоводство здесь не играли заметной роли, и это вполне согласуется с функцией города как центра .

В районе археологических раскопок не было обнаружено следов королевской усадьбы или усадьбы знатного хевдинга. Однако могильники Хедебю свидетельствуют о наличии существенного социального расслоения среди погребенных там людей. Большинство могил отличается простотой, они вполне могли принадлежать обитателям небольших городских домов. Но одновременно здесь были найдены богатые погребальные камеры, относящиеся к 900-м годам. Была обнаружена одна просторная могила знатного человека. Здесь находились мечи, упряжь, кубки для питья; причем вместе с умершим были погребены еще двое. Они находились в погребальной камере под двадцатиметровым торговым кораблем, перекрытым большим курганом .

Согласно письменным источникам, Хедебю в середине 1000-х годов был несколько раз разрушен, а археологические раскопки показывают, что население его покинуло. С упадком Хедебю значительно вырастает роль Шлезвига. Вероятно, на протяжении 1000-х годов эти города какой-то период существовали одновременно, причем, резиденция короля и его представителей находилась сначала в Шлезвиге, а уже затем в Хедебю .

Шлезвиг расположен на западной стороне Слиена, а Хедебю находится несколько в глубине, у южного разветвления. Вероятно, одной из причин того, что Шлезвиг стал предпочтительнее Хедебю, было появление кораблей, имевших более глубокую осадку .

Бирка

Бирка был самым большим городом Швеции. Город был расположен на небольшом острове Бьерке, на озере Меларен (в 30 километрах от Стокгольма). В эпоху викингов, когда уровень суши был на 5 метров ниже, чем сегодня, суда могли выходить отсюда к Балтийскому морю через исток у Седертелье. С северной стороны он был связан с Упсалой, древним центром государства свеев .

Район озера Меларен был очень богатый. Приблизительно с 400 года здесь был расположен торгово-ремесленный центр Хельге. Он находился в 12 километрах к востоку и, возможно, был связан с какой-то большой усадьбой. В этих местах было обнаружено множество богатых захоронений, что свидетельствует о том, что люди здесь издавна жили в большом достатке. В таких погребениях, как Вендель и Валсгерде, было захоронено несколько поколений хевдингов. Они захоронены с большой пышностью в кораблях и ладьях. Богатство здешних обитателей, по всей вероятности, базировалось на торговле железом, пушниной и шкурами, поступавшими сюда с севера. Так было и в Бирке .

Город Бирка был, судя по всему, основан в 700-х годах. Уже тогда, когда о нем впервые было упомянуто в связи с миссией Ансгария около 830 года, это был процветающий город. В книге Римберта о житии Ансгария, написанной около 875 года, содержится подробное описание этого города, который посещали многие миссионеры и оставались в нем на более или менее продолжительное время. Сам Ансгарий приехал сюда снова в 852 году .

Бирка, как и Хедебю, был наделен многими функциями центра .

Упоминается, например, о пребывании здесь короля и королевских наместников, о том, что здесь проходил тинг и торжественные богослужения, здесь велась международная торговля, благодаря связям с крупным фризским торговым центром Дорестадом. Здесь устраивались большие зимние торги, где, в частности, шла купля-продажа огромных количеств прекрасных, теплых мехов. Здесь же была построена первая в Швеции церковь .

Частичные раскопки поселения были произведены в 1800-е годы .

Затем были исследованы крепостные сооружения и причалы, а в 1990-е годы были начаты новые, большие раскопки этого поселения. При этом были найдены дома, а также множество предметов, в том числе, заморского происхождения. Были обнаружены и следы деятельности мастеровремесленников. Находки здесь в значительной степени сопоставимы с находками, обнаруженными в Хедебю .

Город находился на северо-восточной стороне острова, а в 900-е годы он был, так же, как и Хедебю, огорожен со стороны суши полукруглым крепостным валом. На севере он выходил к побережью, а на юге, вероятно, примыкал к небольшому, укрепленному валом скалистому плато, вероятно служившему в случае надобности оборонительным сооружением. В этом случае полукруглый вал охватывал площадь около семи гектар, а поверх отверстий, которые были расположены в крепостном валу с равными промежутками, очевидно, возвышались деревянные башни. Посреди поселения («Черная земля» – по черному культурному слою, характерному для данной территории и поныне) расположена небольшая бухта, куда могли заходить суда с неглубокой осадкой. Здесь были найдены причалы, а остатки свай в воде свидетельствуют о том, что гавань была укреплена .

На северной оконечности поселения имеется другая бухта, которая называется Куггхамн, и традиционно считается, что она была предназначена для судов с более глубокой осадкой. Если название относится к периоду существования Бирки, то это означает, что Куггхамн, в частности, использовался для прохода судов фризского типа, которые назывались «когги». К востоку имеются еще две бухты – Хорсамн и Салвикен, которые носят характер гаваней. Обширные могильники окружают город, и по количеству могил была сделана попытка подсчитать среднюю численность населения Бирки. Результаты колеблются от 500-600 и до 700-1000 человек, однако при всех обстоятельствах это немало .

Могилы свидетельствуют также о большом социальном расслоении жителей поселения. Около 1100 могил было раскопано в 1871-1895-е годы, а обнаруженный в них материал был досконально изучен и описан .

Самые богатые могилы, которые содержали восточные ткани и сохранившиеся полностью одежды восточного покроя, блюда британского происхождения, фризские кубки, саамские украшения, свидетельствуют о широком использовании предметов роскоши и о наличии связей, особенно с Востоком. Эти могилы, характеризующиеся особыми традициями захоронения, свидетельствуют о космополитизме высших социальных слоев Бирки, о калейдоскопическом обороте товаров и о множестве иноземцев, посещавших этот город. Многие языки и наречия звучали в Бирке, и множеству разных богов молились здесь .

Примерно в 975 году жители покинули Бирку, и с этого времени исчезают всякие признаки существования здесь города. Но зато появляются сведения о Сиггуне. Этот город находился несколько севернее Бирки, на пути в Упсалу, и был тесно связан с королем. Около 1000-го года здесь чеканились монеты, и на них даже было выгравировано место чеканки .

Причина упадка Бирки неизвестна, возможно, это было связано с поднятием суши, что сразу же преградило доступ к морю у Седертелье, а может быть, это было обусловлено изменением в экономике данного региона, поскольку как раз в этот период прекращается приток арабских монет с Востока .

Каупанг

Каупанг находился в Вестфолле, в бухте по левую сторону от устья Осло-фьорда, поблизости от нынешнего города Ларвик. Здесь также имело место поднятие суши после эпохи викингов, так что водные коммуникации в ту эпоху были гораздо лучше, чем ныне .

Вестфолл – самый плодородный и богатый край Норвегии. С воцарения Харальда Прекрасноволосого берет начало королевский род Инглингов. Здесь же находятся наиболее выдающиеся памятники Норвегии эпохи викингов, а также самые знаменитые находки, относящиеся к той эпохе. Речь идет о захоронениях хевдингов и королей в Борре, в курганах Гокстад и Усеберг. Эта территория была предметом раздоров, поскольку из франкских анналов мы узнаем, что в начале 800-х годов власть здесь принадлежала датским королям .

Каупанг, возникновение которого относится, вероятно, к 700-м годам, никогда не был городом с постоянным населением и никогда не был укреплен. Это был международный торговый центр, возможно, с устройством больших сезонных торгов. Само название «каупанг» означает «торговое место». Было раскопано около 1400 кв. метров из общей площади в 40 000 кв. метров, и в близлежащих могилах здесь было найдено большое количество заморских вещей, что свидетельствует о контактах, и в первую очередь, с Западной Европой и Данией. Так, здесь была, например, обнаружена керамика из Рейнской области, бронзовые накладки с Британских островов, керамика из Дании. Были найдены также следы деятельности ремесленников и причал, а пять из шести обнаруженных здесь строений, вероятно, были не жилыми домами, а мастерскими .

В некоторых захоронениях находились, в частности, сельскохозяйственные орудия. Большинство погребенных здесь людей, скорее всего, были крестьянами, жившими поблизости и время от времени занимавшимися торговлей. Другие, возможно, были настоящими торговцами. Основу экономики Каупанга, вероятно, составляла доставка сюда товаров высокого качества на продажу, в числе которых были точильные камни, железо, охотничья добыча, стеатитовая посуда местного производства, а также, вероятно, товары, поступавшие с севера Скандинавии. Характер и местоположение этого города свидетельствуют о том, что это вполне мог быть тот самый Скирингесхил, который Оттар из Холугаланда посетил около 800-го года во время своего долгого путешествия, когда он побывал в Хедебю. Местонахождение города, возникшего на смену Каупангу, нам неизвестно, но около 1000 года в этом регионе вырос город Шиен. Основой экономики этого города явились железоделательное производство, производство точильных камней и охотничий промысел в лесах Телемарка. Все эти товары легко могли перевозиться водным путем в Шиен, а оттуда переправляться дальше .

Другие торговые поселения и города

На сегодняшний день у нас нет сведений о других международных торговых центрах Норвегии, относящихся к 800-900-м годам. Впрочем, не исключено, что это дело случая, поскольку у многих здешних городов имелись все предпосылки для того, чтобы стать важными торговыми центрами, и в частности, в районе Тронхейма и Осло-фьорда. Возможно, что эти города и возникли из крупных, но пока что не выявленных торговых центров. Археологические раскопки подтвердили сведения, почерпнутые из саг, что город Тронхейм был основан королем Олавом Трюгвессоном незадолго до 1000-го года, а город Осло возник несколько позднее .

Тронхейм стал королевской резиденцией и был наделен особыми функциями как центр культа короля Олава Святого, объявленного святым вскоре после его гибели в 1030 году. Здесь, а также в Хамаре, находящемся на юге Норвегии, приблизительно в 1050 году чеканились монеты .

Некоторые современные города Дании и Швеции также возникли в конце 900-х годов, в первой половине или середине 1000-х годов (В Дании большинство городов возникло в средние века). Помимо Шлезвига и Сиггуны можно, в частности, назвать Виборг, Оденсе, Роскилле, Лунд, Скара, Ледесе, Седертелье и Висбю. Однако иногда мы не знаем, какого рода поселения находились на месте нынешних городов. В то же время очевидно, что на первый план выдвигаются функции религиозных (христианских) центров. Если не считать трех последних из вышеперечисленных городов, то все они до 1060 года были резиденциями епископов. А помимо четырех последних, во всех остальных (и еще в нескольких датских) в тот период чеканились монеты .

Корни древних городов на сегодняшний день обнаружены лишь на месте двух городов Скандинавии. Это Рибе и Орхус. В Рибе, близ фризской территории, при раскопках были найдены следы многочисленных ремесленных мастерских, относящихся к 700-м годам. Под мастерские, судя по всему, выделялись участки-парцеллы, и они были специально оборудованы для ремесел, в частности, для производства бус, шлифовки янтаря, изготовления гребней и бронзового литья. Продукция была, по всей вероятности, рассчитана на скандинавских потребителей. Но были также найдены многочисленные привозные товары из Рейнского региона, а также монеты «скеатта». Рибе был крупным, хорошо организованным сезонным торговым центром, созданным около 705-710-х годов, где периодически, в определенные месяцы года, собиралось множество народа. Возможно, здесь происходила торговля скотом, потому что были найдены толстые слои коровьего навоза. Находок, относящихся к последующим столетиям, было сделано не так уж много, хотя нам известно, что в 860 году сюда прибыл Ансгарий и построил здесь церковь, что город этот являлся епископской резиденцией с 948 года и что с начала 1000-го года здесь чеканились монеты. В середине 900-х годов Рибе был укреплен, а в 1100-е годы город переместился на другой берег реки .

Орхус был основан около середины 900-х годов и с самого своего возникновения или вскоре после него был окружен мощным полукруглым валом, который возник почти одновременно с валами, окружавшими Хедебю и Бирку. На укрепленной территории площадью в 4-5 га были обнаружены следы ремесленной деятельности. Но из строений того времени до нас дошли только землянки, причем на ограниченном участке .

Возможно, одной из первоначальных функций древнего Орхуса была функция крепости, и лишь немного позднее он превратился в город с большим количеством постоянных жителей. В 948, 965 и 988 годах город упоминается как епископская резиденция, незадолго до 1050 года здесь начинают чеканить монеты, а приблизительно с 1060 года город становится постоянной и общепризнанной епископской резиденцией .

Нам доподлинно известна лишь малая часть многочисленных международных и местных торговых центров и рынков эпохи викингов .

Каждый из них соответствовал экономическим, политическим и топографическим условиям своего места и своего времени. Эти торговые центры не были постоянными поселениями. Время от времени они либо переносились на другие места, либо вообще прекращали свое существование. Рибе, однако, почти не менял местоположения и это, вероятно, было связано с особыми топографическими условиями региона .

В 1000-е годы наверняка было еще много торговых городов, кроме Сиггуны и Шлезвига. Так, результаты новых раскопок дают нам основание предполагать, что готландское торговое поселение Павикен у Вестергарна, которое процветало в 900-е годы, стало предшественником города Висбю, единственного торгового центра на Готланде и, возможно, самого важного торгового поселения в средневековой Скандинавии. Упоминания о Висбю прослеживаются с момента исчезновения упоминаний о Павикене .

В 1000-е годы для многих городов Скандинавии начинается новая эра .

Появляются новые стабилизирующие факторы, в том числе, церковь и все более укрепляющаяся централизованная власть. Но значение централизованной власти было различным в разных местах. И торговые поселения продолжали возникать и исчезать, подобно Чепингсвику на Эланде, который пережил пору расцвета в 1000 – 1100-е годы, но так и не превратился в город .

Крепости, оружие и сражения Как известно, укрепления возводятся в беспокойные времена, и большие фортификационные сооружения предусматривают организацию общества на региональной или государственной основе. Но если не считать вала Даневирке («Датского вала»), который был возведен в 808 году, в правление короля Годфреда, мы не встречаем никаких письменных сведений о том, кто возводил укрепления в Скандинавии, откуда поступала рабочая сила и строительные материалы. Не исключено, что укрепления возводились на основе общественной повинности, связанной с обороной страны или, возможно, периодически воинская повинность сменялась обязанностью участвовать в строительстве фортификаций и поставке материалов для их строительства. Несомненно также то, что строительство многих крупных защитных сооружений производилось по инициативе короля, поскольку именно он являлся предводителем войска .

Благодаря наличию огромного количества различных укреплений, которые возводились в Скандинавии или перестраивались из старых укреплений, викинги имели немалый опыт в этом деле и, находясь в чужих землях, прекрасно разбирались в имевшихся там оборонительных сооружениях. Это проявлялось и при штурме крепостей, и в способности организовать оборону в полевых условиях, равно как и в умении подобрать защитные сооружения для зимнего постоя или постоянных баз. Многие скандинавские фортификации представляли собой сложные инженерные сооружения, однако отнюдь не все они были сугубо скандинавского происхождения. Некоторые из них, несомненно, были построены не без влияния иноземных укреплений .

Городские валы, крепости и морские заградительныесооружения

К середине 900-х годов походы викингов в Западную Европу больше не приносили столь большой добычи, поскольку жители тех земель научились возводить многочисленные оборонительные сооружения. Из-за этого незащищенные торговые центры в самой Скандинавии с наличием в них огромного количества товаров становились еще более притягательными для грабежей. В связи с этим в трех крупнейших торговых поселениях Хедебю, Рибе и Бирке были возведены защитные валы наподобие зарубежных. Что касается Хедебю и Рибе, то в возведении валов здесь могла сыграть свою роль еще и конфронтация между данами и германцами. Орхус, вероятно, сразу возник как крепость, а вокруг Хедебю постепенно была создана сложная оборонительная система, связанная с валом Даневирке. К эпохе викингов относится также вал Вестергарнволд близ Павикена на Готланде .

Городские валы имели полукруглую форму и были обращены к суше .

В Хедебю, а, возможно, и в Бирке территория гавани, где не было валов, защищалась свайными сооружениями в воде. Нечто подобное могло быть и в Орхусе. Но здесь следы такого рода сооружений могли быть скрыты или уничтожены при сооружении современной гавани. На сооружение вала, как правило, шла земля, вынутая при рытье внешнего рва, а также, возможно, камни, облицованные дерном или деревом. По верху валов, по всей вероятности, шел деревянный частокол. Не исключено, что на валах были деревянные башни, а в Хедебю были обнаружены следы ворот, окантованных деревом .

Разумеется, и в Хедебю, и в Бирке существовали способы защиты и до возведения валов. Как уже упоминалось, эти поселения были защищены естественными холмами непосредственно за чертой города .

Близ Хедебю находился холм Хохбург, а близ Бирки – Борг. Это, вероятно, были холмы, на которых при нападениях находили укрытие люди, скот и все имущество, которое можно было унести с собой. Такой вид убежищ был известен с древних времен. Возраст и период функционирования Хохбурга не установлены, но археологические находки показали, что холм Борг использовали в эпоху викингов, а в «Жизнеописании Ансгария»

рассказывается, что население Бирки укрывалось здесь во время вражеского нападения в 800-е годы. Город был тогда захвачен, а его военный гарнизон (если таковой существовал) также укрывался на Борге .

Другие укрепления при скандинавских торговых центрах нам неизвестны, поскольку не установлено, относится ли вал в Лэддерчепинге, в Сконе, к эпохе викингов .

Но и в других местах население также нуждалось в убежищах в периоды междоусобиц и там, где рельеф местности не создавал естественных укрытий, возможно, сооружались специальные крепости для спасения населения. Письменные источники сообщают, что береговая охрана всегда была начеку, и при возникновении опасности посылалась весть об угрозе нападения с помощью костров, разжигаемых на высоких точках рельефа, откуда можно было увидеть огонь и дым с большого расстояния, и население знало, что пришло время укрыться на холме или в крепости .

Однако многочисленные защитные сооружения, существовавшие в древние времена в Скандинавии, сегодня почти полностью сошли на нет, а из того, что от них осталось, лишь немногое было обстоятельно изучено, так что об укрытиях в Скандинавии в эпоху викингов нам известно крайне мало. Но, несомненно, можно было использовать древние укрепления или перестраивать их, когда после мирного периода вновь возникала потребность в укрепленном убежище. А войска викингов в походах также использовали в чужих землях в качестве укрепленных крепостей уже имевшиеся там оборонительные сооружения .

Самым большим укрепленным убежищем, которое использовалось в Скандинавии времен викингов, является Торсбург, на восточной стороне острова Готланд, в глубине суши. Оно находится на скалистом плато и занимает площадь 112,5 га. Там, где не было естественной преграды, плато окружала каменная стена, протяженностью около двух километров .

Постоянного населения в Торсбурге не было. С помощью естественнонаучных методов датирования установлено, что Торсбург был возведен в период позднеримского железного века, то есть за много сотен лет до эпохи викингов. Незадолго до эпохи викингов это укрепление было перестроено и снова стало использоваться по назначению. Функция этого укрепленного участка не установлена, но ясно, что здесь было достаточно места для того, чтобы в нем могло укрыться все население Готланда со скотом и кормом для него. Это было определено посредством подсчета количества обитателей Готланда в тот период. Если двигаться достаточно быстро, то до него можно было добраться за один день с любой точки острова. А сторожевой пост мог своевременно сообщить о приближении неприятеля со стороны моря. С моря укрепление было почти недоступно, и здесь можно было выдержать примерно двухнедельную осаду, а при достаточном числе воинов в гарнизоне можно было также совершать тактические вылазки, нападая на неприятеля .

На Готланде имеется и другая большая крепость, Бульверкет, посреди самого большого озера на острове, Тингстеде. Это четырехугольное деревянное сооружение на сваях, площадью 170 на 170 метров, с открытым пространством в центре. Оно относится к позднему периоду эпохи викингов. Нам неизвестно, построено ли оно жителями Готланда (хотя на это, казалось бы, указывают как местонахождение, так и конструкция сооружения) или людьми, прибывшими сюда из-за моря. Во всяком случае, это самое уникальное оборонительное сооружение, обнаруженное в Скандинавии до настоящего времени .

На другом острове, расположенном несколько южнее, продолговатом, узком и пологом острове Эланд в Балтийском море, также была раскопана крепость, функционировавшая в поздний период эпохи викингов. Так же, как Торсбург, Экеторп относится к позднеримскому периоду железного века, то есть приблизительно к 300-400-м годам нашей эры. Около 400 года она была расширена и укреплена, а затем в течение трех столетий являлась постоянным поселением. После этого Экеторп, вероятно, использовался периодически, но был заброшен около 1000-го года, когда на этом месте возникло поселение. Древняя кольцевая стена позднее была восстановлена и защищена наружной стеной. Строительным материалом, как и прежде, послужил легко поддающийся обработке местный известняк, уложенный без связующего раствора… Стены образовывали круг, причем внутренняя стена окружала площадь диаметром приблизительно в 80 метров. За исключением пространства посредине, крепость была тесно застроена продолговатыми, радиально расположенными домами, предназначенными для обитания людей и содержания скота. Эта третья и последняя фаза существования Экеторпа продлилась до 1200-х годов и, вероятно, здесь находился военный гарнизон. Во всяком случае, это не было только местом убежища .

Причиной для возведения подобной крепости могла быть сложившаяся к тому времени ситуация в районе Балтийского моря, связанная с морскими грабежами и нападениями славянских племен, а также с нестабильностью и смутой в самой Дании, особенно после смерти Хардекнуда в 1042 году .

Возможно, на Эланде были и другие крепости такого типа, поскольку природных мест для укрытия от неприятеля здесь было не так уж много, а находки показывают, что несколько большая крепость Гроборг, которая была перестроена в средние века, использовалась уже в эпоху викингов .

Поскольку во многих местах Скандинавии риск нападения с моря был велик, здесь часто строились особые сооружения, чтобы защитить местность от внезапной высадки неприятеля на берег. Уже говорилось о заграждениях из рядов свай перед гаванями Бирка и Хедебю. Подобные преграды обычно возводились в бухтах и фьордах. Они могли быть самыми разными, но главной задачей их всех было преградить доступ с моря к отдельному поселению или к целому району с помощью вбитых свай, камней или даже затопленных кораблей (как, например, пять широко известных кораблей, обнаруженных в Скульделеве). И лишь посвященные могли отыскать узкий проход через эти заграждения .

Морские заграждения сооружались во все времена. Имелись они и за пределами Скандинавии. Так, например, часто делались попытки преградить проникновение викингов по европейским рекам с помощью каких-либо преград. В Южной Скандинавии были исследованы некоторые заграждения, в том числе, построенные в эпоху викингов и относящиеся к 1000 – 1100-м годам, когда, как уже отмечалось, времена здесь были неспокойные. Часто сооружения достигали очень больших размеров. Для их строительства требовались значительные средства, а также ресурсы в виде строительных материалов и рабочей силы. Адам Бременский сообщает, что такие сооружения не всегда были безопасными для местного населения. «В этом месте расположена бухта того моря, которое называют Балтийским или Варварским. Она обращена на север и образует гавань, полезную для варварских народов, живущих в районе этого моря. Но она крайне опасна для тех, кто не поостережется или кто незнаком с особенностями этого места. Жители Бирки часто подвергаются нападениям морских разбойников, которых тут несметно много, и когда они не могут защититься от них силой оружия, то им приходится прибегать к хитроумным выдумкам. Они преграждают вход в морскую бухту, куда часто наведываются разбойники, на расстоянии 100 или более стадий (один стадий равен около 200 м), а то и больше нагромождениями камней, скрытых под водой, и тем самым проход через бухту становится равно опасен, как для морских разбойников, так и для них самих» .

Даневирке

Вал Даневирке ограждал южную границу Дании и являлся одним из самых больших оборонительных сооружений в Северной Европе того времени. Оборонительный комплекс состоит из длинных валов, относящихся к различным периодам времени, поскольку отдельные части их много раз ремонтировались или перестраивались, дабы приспособить их к потребностям обороны или уровню военной техники соответствующего периода. Время его функционирования, очевидно, от 600-х и вплоть до 1200-х годов, но он был вновь был перестроен в 1864 году, а затем в годы Второй мировой войны, когда Германия сооружала здесь танковые рвы .

Причинами создания этого оборонительного вала были условия рельефа, близость границы и конфликты с народами и государствами, находившимися южнее. Вал, все участки которого в сумме имеют длину около 30 километров, простирается от района Хедебю у долины Слиенфьорда на востоке до рек Рейде и Треене на западе. Вал является эффективной преградой доступа в страну, поскольку дальше на востоке на пути появляются естественные препятствия в виде рек и широких, топких речных долин. Главный тракт Ютландии, идущий с севера на юг, так называемый Войсковый тракт или Воловий тракт, проходит через ворота в валу Даневирке близ Хедебю. Обширная территория площадью до 20 кв .

километров от крепостного вала до пограничной реки Эйдер покрыта безлюдными лесными массивами. К югу отсюда жили саксы, к западу – фризы, а к востоку – славяне .

Археологические раскопки дали много свидетельств внешнего вида вала Даневирке, а с помощью Дендрохронологического анализа теперь можно точно датировать время строительства некоторых его участков .

Письменные источники сообщают сведения о причинах возведения этого оборонительного комплекса, отражающих политическую ситуацию того времени. Три больших участка вала возводились один за другим и сохранялись в течение более или менее длительного времени. Однако сложная история вала Даневирке все еще находится в процессе изучения и постоянно пересматривается .

Даневирке, самый древний вал из всех известных нам, был возведен около 737 года. Об этом свидетельствуют срубленные и сразу использованные на его строительстве деревья. Оборонительный вал длиной около 7 километров, шириной в 10 метров и высотой в 2 метра был сооружен из земли и облицован бревнами по фронтальной части. Он включал Северный вал (имеющий лишь одну фазу строительства и идущий прямо на север от Хедебю), а также древнейшую часть Главного вала, который возводился в несколько этапов. Там, где вал проходил через участки с влажной почвой, возводился специальный фундамент для его укрепления, а через болотистую местность прокладывалась гать, дававшая проход вдоль оборонительной линии. Там же, где почва была твердой и сухой, выкапывался предвальный ров .

Ни один из имеющихся письменных источников ничего не говорит о военно-политической ситуации, обусловившей возведение этого грандиозного оборонительного сооружения, включавшего еще один ответвленный участок, Восточный вал. Известно, однако, что приблизительно в это время данами правил надменный король по имени Онгендус, который решительно отверг предложение быть окрещенным прибывшим из Франции миссионером по имени Виллиброрд (умер в 739 году). Поскольку наличие пограничного вала подобных размеров предполагает существование верховной власти, то строительство могло осуществляться под руководством Онгендуса, и вал Даневирке мог быть сооружен для того, чтобы обороняться против саксов или славян. Вместе с тем, не исключено, что вал был возведен из-за политической напряженности, приведшей к военному походу против саксов в 738 году, предпринятому могущественным повелителем франков Карлом Мартеллом .

После того, как император Карл Великий завоевал Саксонию, франки и даны стали соседями, и это обстоятельство привело в начале 800-х годов к усилению конфронтации в пограничном районе. Одновременно даны стали отправляться в викингские походы в прибрежные земли франков и вымогать у них дань. Франкские анналы, в частности, сообщают о разных союзах между славянскими племенами, франками и данами; о надменном короле данов Годфреде и о его большой морской флотилии, которая высадилась у Хедебю; о пограничном оборонительном вале, который этот король решил построить от Балтийского до Северного моря и о том, что этот вал должен был иметь только одни ворота. Вскоре после этого, по повелению Карла Великого, к северу от Элбена была построена крепость, а славянское племя ободритов возвело крепость в Старом Любеке. Что касается пограничных стычек, с заключением разных союзов, то они продолжались еще несколько лет .

Таким образом, вал короля Годфреда явился звеном в сложном переплетении политических противоречий, но пока что нам неизвестно, о каком участке вала Даневирке идет речь. Ни один из участков вала или этапов его строительства, относящихся к этому времени, на сегодняшний день еще не датирован. Возможно, строительство на самом деле было всего лишь восстановлением прежнего вала, существовавшего с 737 года. Не исключено, что речь идет о так называемой «стене боевых камней». А возможно, имеется в виду длинный, прямой, как стрела, вал Ковирке, длиной в 6,5 километров, который является лишь этапом в строительстве и возраст которого не установлен. Возведен он был из земли, с обкладкой из бревен по фронтальной части, и с рвом перед ним. Ковирке проходил южнее Хедебю. Средняя часть вала Даневирке имела длину в 14 километров и пролегала в форме гигантского зигзага через всю проезжую территорию. Она вмещала более древнюю часть Главного вала и посредством связующего вала в Хедебю, вероятно, соединялась с более древним Полукруглым валом, и его предшественником на юге всего комплекса валов. К западу на значительное расстояние простирался Изогнутый вал. Все это обширное сооружение из валов было 12-13 метров шириной, а высота его достигала 3 метров. Сооружение было из земли, с крутым фронтоном, облицованным дерном, и, возможно, увенчивалось бревенчатым полисадом .

Возведение самого начального этапа Связующего вала Дендрохронологическим анализом датируется примерно 968 годом .

Именно в это время, то есть в период царствования Харальда Синезубого, была, вероятно, возведена преобладающая часть этого ответвления вала .

Письменные источники свидетельствуют о распрях данов с королевством германцев как раз в это время и, видимо, здесь кроется причина возведения столь грандиозного пограничного оборонительного вала. Однако открытое столкновение произошло лишь в 974 году, и, несмотря на то, что Харальд Синезубый, будучи одновременно королем Норвегии, получил в помощь войско Ярла Хокона из Треннелага, вал Даневирке не устоял. На пограничной территории утвердилось войско германцев, но затем эта земля была вновь отвоевана у них в 983 году, несомненно, при участии воинов из недавно возведенной королем круглой крепости .

Затем вал Даневирке был восстановлен, а со времен короля Вальдемара Великого (годы правления 1157-1182) у вала появилась фронтальная часть, выложенная камнем. Несколько раз здесь разыгрывались сражения (в 1000-е годы угроза исходила главным образом от славянских племен), и несколько раз пограничный вал оказывался в руках неприятеля. Тем не менее в течение более половины тысячелетия вал являлся реальной границей и часто весьма эффективной защитой южной политической и культурной границы Дании, а значит, и всей Скандинавии .

Королевские крепости

Источники свидетельствуют, что в эпоху викингов в Скандинавии короткий отрезок времени существовали лишь королевские крепости, и все они были датскими. На сегодняшний день нам известно несколько таких крепостей, возведенных в датском королевстве. Это Треллеборг на Зеландии, Фюркат в Северо-Восточной Ютландии, Аггерсборг в Северной Ютландии близ Лим-фьорда и Ноннебаккен в Оденсе, на острове Фюн (следы этой последней крепости почти полностью уничтожены при постройке здесь средневекового монастыря во время позднейших поселений, а также из-за обширных археологических раскопок, которые велись здесь на рубеже веков). Эти крепости были построены незадолго до 980 года, и все они в плане имеют одинаковые, строго геометрические очертания (время возведения крепостей Треллеборг и Фюркат точно определено методом дендрохронологии). Существовали ли другие крепости, нам неизвестно, во всяком случае, в письменных источниках упоминаний о них нет. Их поразительная схожесть, равно, как и их своеобразная форма, говорят о том, что они были построены по повелению одной и той же личности, и этим человеком мог быть лишь тот, кто олицетворял собою центральную власть, то есть король. А королем Дании в этот период был Харальд Синезубый .

Самые важные общие особенности этих крепостей таковы: все они окружены кольцевым валом, возведенным из земли и дерна, с бревенчатыми внутренними конструкциями и деревянной обкладкой и наклонными фронтальными частями. На четыре стороны света выходили крытые ворота, возможно, увенчанные башнями. Внутри крепости эти ворота соединялись по двое деревянными настилами – улицами. Такие же проходы шли вдоль внутренней стены вала. Ров, имевший V-образное сечение, был таким же круглым, как и вал, но отделен от него узкой полосой земли. В каждом секторе крепости стояли большие, одинаковые бревенчатые строения продолговатой прямоугольной формы. Однако крепости эти не были идентичными. Особенно поражают различия в их размерах (приводятся в метрах), что наглядно видно из таблицы:

Крепость -Аггерсборг Диаметр территории – 240 Ширина вала – 11 Ширина рва – 4 Длина домов – 32,0 Крепость – Треллеборг Диаметр территории – 136 Ширина вала – 19 Ширина рва – 18 Длина домов – 29,4 Крепость – Фюркат Диаметр территории – 120 Ширина вала – 13 Ширина рва – 7 Длина домов – 28,5 Крепость – Ноннебаккен Диаметр территории – 120 Ширина вала – 17?

Ширина рва – 7?

Длина домов – ?

В крепостях Треллеборг и Фюркат сразу же за круглым валом обнаружены захоронения. А в Треллеборге и Аггерсборге на этом месте были деревни, снесенные ради строительства крепостей. Причем при возведении первой из них это было проделано с особой жестокостью, поскольку при раскопках здесь были найдены заброшенные колодцы, в которых находились трупы детей. Примечательно и другое. Возведение крепостей Треллеборг и Фюркат потребовало обширных подготовительных земляных работ, дабы расширить узкое пространство мысов. Но, несмотря на то, что на строительство крепостей потребовались огромные средства, много рабочей силы, строительных материалов и усилия инженерной мысли, они через несколько лет оказались заброшенными. Хотя и бревенчатые дома, и обшитые деревом валы в скором времени должны были нуждаться в обновлении, никаких следов восстановительных работ обнаружено не было. А вал крепости Фюркат разрушился еще быстрее, поскольку он представлял собой просто земляную насыпь. Впервые крепости этого типа, которые можно назвать «геометрическими» или просто круглыми, стали известны благодаря раскопкам, производившимся в тридцатые годы нашего столетия и позднее .

Вопросы о том, что послужило образцом для подобных крепостей, их возраст и функции и то, как первоначально выглядели большие дома внутри крепостей, на сегодняшний день являются предметом дискуссий .

Единственными признаками этих домов в настоящее время являются темные отпечатки столбов и досок, которые когда-то находились в земле, а также немногие места очагов. Сама древесина почти не сохранилась .

Поэтому, для того чтобы представить себе, как выглядели эти большие дома, за основу берется, прежде всего, их планировка, а также изучение фрагментов столбов и досок в дополнение к тем сведениям, которые имеются у нас относительно общих традиций строительства домов в ту эпоху. Наиболее полное представление дает нам реконструкция в полную величину дома, находившегося сразу же за крепостью Фюркат. Дом подобного типа соответствует жилищам эпохи викингов или последующего периода. Такие дома имелись в больших усадьбах, например, в деревне Ворбассе. Но в крепости они представляли собой целую группу строений, и не всегда это были жилые лома. Это могли быть кузни или мастерские, где мастера работали с серебром или железом. А возможно, это были конюшни, амбары или складские помещения. Можно представить себе, что некоторые из них были украшены богатой резьбой и выкрашены в яркие цвета .

Подобные крепости не были найдены нигде в других регионах, хотя поиски их велись как в Европе, так и на Востоке. Вместе с тем, ряд крепостей «геометрической» формы имеется на побережье Голландии и Бельгии, и у них выявлены сходные черты. Крепость Соубург на острове Вальхерен в устье Шельды имеет и строго кольцевой вал с воротами на четыре стороны света, и настилы, соединяющие противоположные ворота .

Однако крепость Соубург, относящаяся, вероятно, к 800-м годам, имеет ряд элементов, отличающих ее от датских крепостей, например, дома здесь иного типа. Почти круглая крепость в городе Треллеборг в Сконе также имеет свои отличительные особенности, и точный возраст ее неизвестен .

Даже если эти крепости были возведены по какому-либо общему образцу, то в Дании, во всяком случае, речь может идти лишь об очень вольном подражании, поскольку здесь и строительные материалы, и типы домов чисто скандинавские. Некоторые элементы, такие, как, например, «геометрическая» форма крепостей и продолговатые прямоугольные строения внутри них могли быть навеяны каролинской или оттоманской монументальной архитектурой. Датские крепости тоже относятся к монументальной архитектуре. Они, скорее всего, выполняли политические функции. Подобные центры имелись во многих местах Европы И Востока .

Эти идеи были не чужды и викингам .

Тот факт, что возведение крепостей относятся примерно к 980 году, а также очень короткий период их функционирования, вызвали к жизни гипотезу о том, что они выполняли роль казарм и тренировочных лагерей для викингов, которые во времена правления Свена Вилобородого и Кнуда Великого совершали грабительские набеги на Англию, а затем и завоевали ее. Однако эти события произошли несколько позднее. С другой стороны, нет сомнений в том, что крепости эти не были чисто военными укреплениями, хотя воины в них могли быть. Здесь обитали и женщины, и дети, и ремесленники. Притом их местоположение прежде всего было приспособлено к тому, чтобы государство могло осуществлять над ними контроль. Ни одна из этих крепостей не находилась вблизи морского побережья, а стояла у важных дорожных перекрестков. Крепость Аггерсборг, несомненно, была обращена в сторону Норвегии. Она находилась неподалеку от не существующего ныне тракта, который шел от Лим-фьорда и на север к проливу Скагеррак .

Если рассмотреть политическую и экономическую ситуацию в Дании около 980 года, то можно предположить, что в это время в стране возникло много проблем. В частности, после того, как приблизительно в 970 году прекратился поток арабского серебра в Скандинавию с Востока, ощущалась острая нехватка серебра,] Сюда можно добавить и поражение, которое германский император нанес данам в 974 году у оборонительного вала Даневирке, и утрату власти над Норвегией, вследствие чего эта страна прекратила выплату дани. За годы своего царствования Харальд Синезубый сумел возвести необычайно много грандиозных сооружений. Их возведение наверняка сопровождалось строительной повинностью, налагаемой на население страны, и, как сообщают некоторые источники, это послужило поводом для недовольства и волнений .

В связи с этим становится ясно, что король Харальд в этот период, то есть в 980-е годы, нуждался в консолидации власти, стремился отвоевать утерянные земли и восстановить свой пошатнувшийся авторитет. Вполне уместно предположить, что все эти крепости в первую очередь выполняли функцию устрашения. Это были региональные центры королевской власти, призванные держать в узде население, и отсюда можно было постоянно осуществлять властные функции короля и его двора. Потенциал крепостей можно было быстро задействовать в тех случаях, когда стране угрожало нападение или когда король сам готовил нападение на чужие земли. Здесь можно было накапливать богатство и золото для короля посредством грабежей и даней за пределами страны. Более древние крепости находились, как уже сказано, в Хедебю, Рибе и Орхусе, а своеобразная круглая форма крепостей могла быть обусловлена соображениями престижа .

Можно полагать, что на самую большую крепость Аггерсборг возлагались особые функции. Отсюда была легко достижима Норвегия, средоточие жизненно важных интересов короля Харальда. Далее, из Аггерсборга можно было контролировать поступление пошлин как на тракте, пересекавшем Ютландию с севера на юг и представлявшем, собою важный перевалочный пункт, так и на морском пути через Лим-фьорд, который, вероятно, являлся самым надежным маршрутом для кораблей, курсировавших между Западной Европой и Балтикой .

Большой мост через Равнинг Энге, который также был возведен около 980 года, являлся, вероятно, звеном общего плана, и, как уже упоминалось, в 983 году утраченные Данией земли были вновь отвоеваны. Но, тем не менее, около 986 года все же вспыхнуло восстание против Харальда Синезубого. Он был изгнан в конце 987 года. Вполне вероятно, что после того, как власть в стране захватил его мятежный сын Свен Вилобородый, построенные в годы правления Харальда Синезубого круглые крепости были заброшены именно потому, что они являлись олицетворением ошибочной политики этого короля. Вскоре крепости превратились в руины, были покинуты, забыты, и их существование стало лишь одним из эпизодов в истории эпохи викингов .

Оружие и сражения

В предыдущих разделах уже упоминалось о том, что у королей и хевдингов имелись личные дружины «лид», существовала воинская повинность в тех регионах, которые признавали верховную власть короля, и имелось войско для походов, подчинявшееся королю. К этому следует добавить всеобщую воинскую повинность для всех мужчин, владевших оружием, которые должны были быть готовы мгновенно встать на защиту родной земли, после того, как по округе рассылался особый знак или давался особый сигнал. Обо всех этих разнообразных формах военной организации известно не так уж много, однако можно предполагать, что постоянное войско короля едва ли могло использоваться для нападения на чужие земли. Викингские войска, которые систематически отправлялись в походы для завоевания других стран, создавались, вероятно, на добровольной основе, равно, как и боевые дружины «лид». Вдобавок к этому существовали более или менее многочисленные боевые отряды, которые время от времени занимались пиратством, как внутри страны, так и за ее пределами .

Во время археологических раскопок обнаруживается огромное количество воинского снаряжения и оружия, поскольку во многих местах в периоды язычества у викингов существовал обычай хоронить воинов при полном военном снаряжении и с оружием. На дне болот и озер также обнаруживается много оружия, возможно, это следы жертвоприношений .

Сведения о военных действиях и военной технике эпохи викингов мы находим также в целом ряде письменных источников. Никоторые описания встречаются в иноземных источниках. В этой связи следует упомянуть о стихотворении священника Аббо, посвященном нападению викингов на Париж в 885-886-х годах, о различных западноевропейских анналах, об «Англосаксонской хронике» и об англосаксонских героических стихах, посвященных битве при Малдоне между англосаксами и викингами в 991 году .

Свободные люди обладали правом и даже обязаны были иметь при себе оружие, а оружие викингов состояло из мечей, боевых топоров, дротиков и копий ближнего боя (колющих копий), луков и стрел .

Использовались также пращи для метания камней. Для собственной защиты викингам служили щиты, шлемы и различные доспехи, в частности, кольчуги. При осаде часто использовались камнеметы. Иногда в сторону неприятеля направлялись горящие суда. Во многих источниках при описании военных действий викингов говорилось, что они умели возводить крепостные сооружения в полевых условиях. При войске, осаждавшем Париж в 885 году, имелось несколько мастеров, которые смонтировали большие осадные машины. Возможно, речь идет о таранах .

Самым престижным и дорогим оружием воинов были мечи. Имелись одноручные боевые мечи с широкими, массивными клинками длиной до 75-80 сантиметров и рукоятью, предназначенной для крепкой руки. Обычно длина всего меча достигала 90 сантиметров. К более раннему периоду эпохи викингов относятся мечи с одним лезвием и углублением посередине клинка, призванным уменьшать его тяжесть и увеличивать гибкость .

Легкость, гибкость, длина мечей, а также прочность и острота лезвия достигались искусной техникой ковки и особой обработкой клинка, на который часто наносился какой-нибудь узор. Этот узор выполнял декоративную функцию. Материалы, из которых был изготовлен меч, его декоративная отделка, призваны были подчеркнуть высокое качество этого оружия и статус его владельца. В ходу были самые разные мечи, начиная от простых, с рукояткой из оленьего рога и кончая мечами с рукоятками из золота и серебра .

Как правило, рукоятки изготовлялись в Скандинавии, но, как уже упоминалось, многие мечи с прекрасными клинками, снабженными надписями, были изготовлены во Франции. Изучение техники ковки, а также инструментов для ковки и кузнечных мастерских показало, что в Скандинавии изготовлялось высококачественное оружие и выполнялась художественная ковка. Мечи носили в ножнах из дерева и кожи, с отделкой из шерсти или какой-либо ткани. Они висели у левого бедра на ремне, перекинутом через правое плечо. Ножны также могли быть богато изукрашены, как и находившиеся в них мечи, к тому же меч являлся символом статуса его владельца. Богатые мечи получали в дар от предводителя или они переходили в наследство из поколения в поколение .

Достоинства и внешний вид меча воспевались в хвалебных песнях, посвященных сильным мира сего, а некоторые мечи имели имена, например, такие, как «Сокрушитель брони» или «Золотая рукоять». Имена давались в тех случаях, когда мечи отличались особо редкими достоинствами, привлекали внимание своим внешним видом, принадлежали какой-либо выдающейся личности или использовались в знаменитых сражениях .

Представление о том, что боевые топоры были главным оружием викингов, укоренилось в сознании многих. Это эффективное оружие для рубки в битве, действительно, использовалось очень часто. Вместе с тем, находки в захоронениях, а также данные норвежских законодательных актов говорят о том, что боевые топоры, во всяком случае, в более поздний период эпохи викингов являлись просто более дешевой альтернативой мечам и колющим копьям, а представители высших социальных слоев обычно предпочитали именно это последнее оружие. С другой стороны, в богатых погребениях довольно часто обнаруживались отделанные серебром боевые топоры, и, судя по этому, они, вероятно, так же, как и мечи, выполняли двойную функцию – являлись боевым оружием и одновременно символом социального статуса их владельца. Топорища могли иметь различную форму, и часто бывает довольно трудно отличить боевой топор от обыкновенного, Впрочем, не исключено, что один и тот же топор использовался для самых разных целей .

Колющие копья могут иметь наконечники длиной до полуметра, и некоторые из них снабжены декоративным узором, а втулки часто бывают инкрустированы серебром. Дротики обычно не имеют никаких украшений, но иногда декор встречается на наконечниках, а некоторые из них могли использоваться и как метательные, и как колющие. Разумеется, не исключено, что копья применялись также во время охоты, которая являлась излюбленным занятием знати. Для этой же цели могли употребляться луки и стрелы. От тех времен в первозданном виде сохранился единственный лук длиной в 192 сантиметра, сделанный из тисовой древесины. Он был найден в Хедебю. Наконечники стрел были из железа, а древко из дерева с резьбой и рулевым пером. Особенно хороша связка стрел, найденная в могиле знатного человека в Хедебю. Она была обнаружена в камерном погребении в ладье. Здесь же находился превосходный меч. А наконечники стрел были инкрустированы бронзой .

В войске викингов особенно выделялись даже на расстоянии большие круглые щиты, часто ярко раскрашенные. В Гокстадском погребении были найдены желтые и черные щиты. В литературе того времени описываются красные щиты, а в самом древнем из дошедших до нас скальдических стихотворений «Рагнарсдрапа» описывается щит, разрисованный сценами из популярных историй о богах и королях. Щит мог защитить тело воина от подбородка до колен, а сохранившиеся полностью щиты в Гокстадском корабле-погребении достигают одного метра в поперечнике. Щиты изготовлялись из дерева, края их укреплялись разными способами, а в центре их наружной части имелся умбон – срединная железная бляха полусферической или конической формы, защищавшая руку воина от пробивающих щит ударов .

Во время сражений на воинах обычно были доспехи, укрывавшие голову и тело, но подобного рода предметов сохранилось совсем немного, поскольку их лишь в редких случаях клали в могилу к погибшим. Вместе с тем, на всех изображениях викингов мы видим шлемы. Это остроконечные, конической формы головные уборы, иногда с носовой накладкой. Шлемы такого типа были широко распространены в раннем Средневековье, их, в частности, можно видеть на ковре из Байе, который относится к 1070-м годам. Шлемы были в ходу как у норманнов, так и у англосаксов. Но среди немногих сохранившихся фрагментов шлемов встречаются лишь куполообразные, а не островерхие, и они более сродни шлемам древних времен. Единственный более или менее полностью сохранившийся шлем был обнаружен в богатой могиле в Йермундбю, в Южной Норвегии .

Круглый железный головной убор был скреплен железными полосами вдоль и поперек, спереди снабжен защитным приспособлением наподобие очков, а также носовой накладкой. Сзади, вероятно, имелось приспособление для защиты затылка и шеи .

В той же могиле были найдены фрагменты кольчуги. Из всех остатков кольчуг, что нам известны, эти фрагменты относятся к числу наиболее хорошо сохранившихся. Тем не менее, получить представление о том, как такие кольчуги выглядели, мы по ним не можем. Скорее всего, это была рубаха до колен, с длинными рукавами, наподобие тех, которые были распространены в более древние и более поздние времена. Небольшие фрагменты кольчуг были найдены во многих других местах, а сведения почерпнутые из древнескандинавской поэзии, позволяют сделать вывод, что, во всяком случае, наиболее богатые воины являлись обладателями такого воинского доспеха. Кроме того, в Бирке были найдены фрагменты защитной брони несколько иного типа. Он представляет собою сочлененные железные пластины и не случайно, видимо, был обнаружен в Бирке, имевшей связи с Русью и Востоком, где был распространен подобный тип воинского снаряжения .

Из многих кратких или более пространных описаний викингов явствует, что они в битвах сражались, в противоположность франкам, пешими. В период военных действий кони являлись у них в основном тягловой силой. Во время походов по суше коней использовали для перевозки воинов к месту сражения и обратно, а также для выслеживания передвижений неприятеля. Впрочем, это не исключало того, что иногда викинги участвовали в битвах верхом на лошадях. Транспортным средством служили также военные суда, необходимые для сбора войска в определенном месте или во время сражений викингов на чужой территории. Таким способом, например, король Годфред в 804 году собрал близ Хедебю большую силу, чтобы выступить против Карла Великого .

Довольно часто сражения происходили также и на море. Одной из самых знаменитых морских схваток была битва при Сволде, около 1000-го года, когда погиб король Олав Трюггвессон. Обычно во время морских битв (и пиратских набегов) сражение начиналось с того, что неприятеля сперва забрасывали камнями и копьями, а также тучами стрел, после чего к его кораблю приближались вплотную и, взяв его на абордаж, продолжали бой с помощью мечей, копий и боевых топоров .

Перед сражением предводители войска обычно произносили пламенные речи, обращенные к воинам и одновременно имевшие целью устрашить неприятеля. Подобные речи произносились и в перерывах между сражениями. Трубы давали сигнал к бою. В противника летел град камней, стрел и копий, после чего вступали в ближний бой, сражаясь мечами, копьями и боевыми топорами. Во главе войска обычно бился король, окруженный самыми испытанными своими воинами, и их главной задачей было охранять его. Тут же, около короля или предводителя войска находился знаменосец, также особо доверенный человек, следивший за тем, чтобы знамя не упало наземь. В гуще битвы знамя должно было показывать, где в данный момент находится предводитель войска. Знамя стерегли так же самоотверженно, как короля. И все же знамя с изображением ворона (знак бога войны Одина) было захвачено у викингов в Англии в 878 году. А в битве при Диле (на территории нынешней Бельгии) в 891 году у викингов было захвачено 16 королевских боевых штандартов, которые затем были отосланы в Баварию, как свидетельство победы .

Викинги умело использовали преимущества рельефа местности .

Например, готовясь к сражению против франков, рыли рвы или занимали позиции, недоступные для конных воинов. На полях сражений также возводились оборонительные укрепления. Западноевропейские источники сообщают, что викинги в качестве военных баз использовали острова, крепости, укрепленные города и каменные церкви. Долгие осады бывали нечасто, но если таковые имели место, то викинги использовали осадные машины, производили подкопы и тому подобное. Часто во время нападений и обороны викинги прибегали к военным хитростям. Мобильность и изобретательность викингов поражали их западноевропейских противников .

Анналы Фульды (Германия) упоминают о том, что викинги обычно, желая предложить неприятелю мир, высоко поднимали щиты. Однажды, когда викинги были осаждены в крепости Элстоо (у реки Маас, близ теперешней границы между Голландией и Бельгией), они использовали этот обычай в качестве военной хитрости. Множество самых разных источников содержат сведения о том, что официальное заключение мира между двумя странами часто сопровождалось клятвой на оружии и взаимным обменом заложниками и дарами. Другие источники рассказывают, что викинги имели обыкновение клясться на священном кольце, а когда войско викингов одерживало победу в чужих землях, они при заключении мира требовали выплаты дани и обеспечения войска провиантом .

Среди сохранившихся находок эпохи викингов оружие составляет немалую часть. Во всех хвалебных песнях и в надписях на многих рунических камнях содержатся упоминания о сражениях и битвах. В них прославляются мужество, сила и радость владения оружием, упоение битвой, верность товарищам по оружию и верность своему господину до смертного часа .

«Я разъезжал с окровавленным клинком и звенящим копьем, ворон сопровождал меня Викинги азартно наступали, лихо сражались мы .

Многие жилища были в огне, повсюду валялись окровавленные тела»(строфа из стихотворения Эгиля Скаллагримссона, около 925 года) .

«Сакс воздвиг этот камень в память о своем товарище Эсбене, сыне Токе. Он не бежал с поля боя в битве при Упсале, но сражался, пока рука егомогла держать оружие»(надпись на руническом камне в Шерупе, Сконе, около 1000-го года) .

Однако подобные идеалы были присущи не только скандинавам .

Таковы были общие идеалы того времени. Мы находим их выражение и в англосаксонской героической поэзии, воспевающей битву при Малдоне, где Биртнот нашел смерть вместе со своими людьми. Хотя следует отметить, что как в Скандинавии, так и в других регионах, разумеется, существовали люди, настроенные более миролюбиво .

Старая и новая религия На протяжении большей части эпохи викингов скандинавы отличались от народностей более южных регионов Европы тем, что у них была иная, нехристианская религия. Христиане называли их уничижительным словом «язычники» («паганос»). Так называли всех иноверцев. За исключением мусульман в Испании и в других регионах Средиземноморья, вся Западная и Южная Европа исповедывали христианство. Лишь среди народностей Северной и Восточной Европы можно было найти тех, кто исповедовал иную религию. Речь, в частности, идет о славянских, финских и саамских племенах .

Христианство – религия, характеризующаяся миссионерством, и ближайшие соседи скандинавов с южной стороны были окрещены, приблизительно, в начале эпохи викингов. Это произошло с фризами на протяжении 700-х годов. В том же столетии были окрещены и саксы. Оба региона входили в королевство франков. В Саксонии император Карл Великий вводил христианство принудительно, причем, с необыкновенной жестокостью. Затем в последующие годы миссионеры устремились на север и восток, во всех случаях, когда позволяла политическая ситуация, и около 965 года Дания официально приняла христианство. Вслед за этим христианство приняла Норвегия. Это произошло в начале 1000-х годов. А Швеция была обращена в христианскую веру постепенно, в том же столетии .

В этих странах введение христианства явилось звеном в процессе укрепления королевской власти, подобно тому, как это имело место в Польше, в Киевской Руси и в Венгрии; эти страны приняли христианство соответственно в 966, 988 и в 1000-м годах. Незадолго до 1000-го года приняли христианство жители викингских колоний в Атлантике .

Христианство стало с необычайной быстротой распространяться по всей Европе. Введение христианства в Скандинавии шло в русле этого процесса, и миссионерская деятельность христиан продолжалась в последующие столетия в регионе Балтики и в Северной Руси. Саамы на севере Скандинавии тоже были обращены в христианскую веру. Их крещение происходило по инициативе скандинавов, которые делали это часто с мечом в руке .

Вместе с тем миссионерская деятельность отнюдь не была координированной, а христианство не было единым, Прежде всего, существовали две христианские организации – римско-католическая, во главе с Папой Римским, и греко-католическая, во главе с патриархом в Византии. Обе эти организации претендовали на то, что именно их религия является истинно христианской. Благодаря тесным связям с Восточном Европой и с Византией, шведы имели возможность познакомиться с грекокатолической верой, но в целом в Скандинавии победу одержала римскокатолическая церковь. Существовало соперничество между представителями двух религий. Миссионеры обычно посылались из архиепископских резиденций. Престиж, влияние и доходы церкви росли вместе с возникновением новых христианских регионов. Это вызывало противостояние между епископатами. Споры шли о разделе влияния, о тех или иных регионах миссионерской деятельности. И поскольку церковные организации в отдельных странах имели тесную связь с местной королевской властью, то часто миссионерская деятельность и церковная политика были неотъемлемы от политики местной власти. В то же время введение христианства повсюду ознаменовало собой рубеж в развитии культуры. Христианство привносило в жизнь не только новые ритуалы и но вые верования, но и приводило к изменению норм морали и к постепенному крушению укоренившихся традиций прежней культуры .

Христианство означало европеизацию многих, наиболее существенных сторон жизни .

Старые верования

Почти все сведения о дохристианской религии в Скандинавии содержатся в христианских письменных источниках, а наиболее полные из них появились лишь через много столетий после введения христианства .

Самым важным источником являются стихи о богах в Старшей Эдде, созданной в 1200-х годах, а также книга Снорри Стурлусона об искусстве стихосложения, относящаяся приблизительно к 1220-м годам. Здесь собрана вся скандинавская мифология, какой она могла быть записана через 200 лет после введения христианства. Правда, некоторые разрозненные сведения, относящиеся к дохристианскому периоду, содержатся в описаниях арабских путешественников, в рассказах западноевропейских христиан, в хвалебных песнях скальдов, а также в надписях на рунических камнях. Но у нас нет данных о том, что христианские миссионеры обнаруживали какой-либо интерес к древним скандинавским верованиям. Помимо этого, данные о языческих традициях и обычаях можно почерпнуть из древних законодательных актов и содержащихся там запретов. Тщательное изучение истории 1100-1200-х годов тоже может нам многое дать. С помощью археологии мы можем узнать об обрядах захоронения, о языческих памятниках, о символах богов и жертвоприношениях. Но археология не дает представления о языческих храмах. Представление о церемониях и ритуалах времен язычества дают рисунки и изображения, которые, однако, лишь в редких случаях поддаются точному истолкованию, хотя и подтверждают некоторые истории о богах. Географические названия могут рассказать нам о популярности тех или иных богов в разных местах Скандинавии. Таким образом, картина дохристианских верований и форма их выражения в значительной мере складывается из сведений, почерпнутых из разных источников и сообщаемых людьми совершенно иной религиозной ориентации. Вероятно, именно этим объясняется тот факт, что получаемые нами знания являются несколько противоречивыми, расплывчатыми и примитивными. Представления о дохристианских верованиях менялись с годами и, несомненно, испытывали на себе влияние христианства .

Некоторые боги являлись объектом особого поклонения в той или иной социальной среде или в той или иной области обширного скандинавского региона. В частности, в Восточной Швеции могли ощущаться влияния Восточной Европы, как в области религии, так и в области культуры. В отличие от христианства, дохристианская религия была терпима, допуская существование многих богов, и не препятствовала появлению новых. Так, в «Житии Ансгария» сообщается, что в Бирке древнему королю Эрику начали поклоняться как богу. В основных своих чертах это была общескандинавская религия .

Боги были главными среди множества сверхъестественных существ, и каждый из них играл свою более или менее четко очерченную роль и был ответственен за какую-нибудь одну, важную сторону человеческого бытия .

Их представляли в человеческом обличье, и в целом они вели себя, как люди. Жили они в строго организованном обществе и во многом напоминали богатых бондов того времени. Боги разделялись на две семьи:

асов и ванов .

Асы были наиболее многочисленной из двух семей. Верховным божеством у них был Один, всеведущий бог воинов, бог мудрости, поэзии и битвы. Вместе с тем, не в пример другим богам, он был необуздан и непредсказуем и обладал многими необычайными способностями, которые позволяли ему совершать мистические и сверхъестественные действия .

Они привели Одина к связи со смертью. Один был одноглазым, свой глаз он отдал за возможность испить из источника мудрости. Оружием его было копье, и он ездил верхом на восьминогом коне Слейпнире. У него были два ворона, Хугин и Мунин. Они каждый день летали по всему свету и собирали сведения обо всем, что происходило. Обитал Один в Валгалле, «чертоге мертвых». Сюда валькирии – девы, определяющие судьбу воинов на поле битвы, но которые не были богинями, – приводили к нему воинов с поля боя. Здесь воины проводили время в игрищах и празднествах в ожидании следующей битвы с силами зла. Так, вероятно, могла проходить жизнь на земле в среде знатного воинства, с той лишь разницей, что в Валгалле не было настоящих женщин. В конце концов Один и его воины проиграли битву. Один был проглочен волком Фенриром. Наступил Рагнарок, конец света. Но затем возник новый мир .

Поклонялись Одину, в первую очередь, короли, воины-хевдинги и их люди. Он мог выполнить все, о чем они просили. Географические названия говорят о том, что в Дании и в Геталанде официально существовал культ Одина. В Норвегии и Исландии он, по-видимому, не пользовался особой популярностью, а вот на одном из готландских (Швеция) рисованных камней изображен восьминогий конь с всадником на спине. По всей вероятности, здесь мы имеем дело с изображением коня Слейпнира с его седоком богом Одином. В своем сочинении, относящемся приблизительно к 1075 году, Адам Бременский пишет, что одна из трех больших статуй в Упсальском языческом храме «изображает Одина, то есть ярость. Он предводительствует среди воинов и дает людям силу и мужество в борьбе с врагами». Именно из-за многочисленных сверхъестественных способностей Одина и его величия имя его никогда не давалось простым смертным и о нем никогда не упоминалось в надписях на рунических камнях. Однако приблизительно в 700-е годы имя его было вырезано рунами на обломке человеческого черепа, найденного в Рибе .

Согласно утверждению Адама Бременского, самым могущественным из богов, находившихся в языческом храме Упсалы, был Тор. Он писал:

«Говорят, что Тор повелевает в небе и властен над молнией и громом, бурей и дождем, погодой и урожаем. В тех случаях, когда людям грозят мор и голод, они приносят жертву Тору». Тор являлся сыном Одина, но характер у него был совершенно иной. На него можно было положиться во всем и он ко всему относился с пониманием. Он обладал большой физической силой и, как свидетельствуют западноевропейские литературные источники, боролся со злом, олицетворением которого были великаны, а также Мидгордский Змей. Широко распространенная история, известная также по рисункам на камнях из Упланда, Готланда (Дания), и Северо-Западной Англии, рассказывает о том что однажды во время рыбной ловли Тор поймал Змея на крючок, но тот освободился, потому что великан Химер перерезал лесу. Тор ездил в повозке, запряженной козлами, а оружием его был молот Мьеллнир. В обширном мире викингов ему поклонялись многие. Распространенным божественным символом был молот Тора .

Украшение в виде миниатюрного молота Тора обычно носили на шее. Это единственный дохристианский символ, который всегда поддается точной идентификации. После введения христианства маленький молот Тора, который носили как амулет, был заменен крестом. Тор упоминается также в целом ряде надписей на рунических камнях. В его честь скальды слагали хвалебные песни, его имя входит как составная часть в некоторые географические названия. Им же нередко нарекаются люди при рождении .

В ходу оно и по сей день .

Были и другие боги из семейства асов. Среди них-добрый сын Одина Бальдр. Существовал также страж богов ас Хеймдалль. Третьей статуей в Упсальском языческом храме была статуя бога Фрейра из семейства ванов .

Адам Бременский сообщает, что он дарует людям мир и радость. Его статуя выделяется наличием огромного пениса. Во время свадебных празднеств Фрейру приносятся жертвы. Он являлся богом плодородия и воспринимался, в первую очередь, как бог свеев, а в песне об Инглингах, «Инглингаталь», его называют праотцом рода Инглингов. Это был королевский род, и отпрыски его были королями как в Упсале, так и в Вестфолле, Норвегия. Вместе с тени судя по некоторым географическим названиям и скальдическим песням, ему поклонялись также и в остальных регионах Скандинавии. В ряде историй говорится о том, что в весеннюю пору происходили ритуальные праздники в честь него с поклонением культу плодородия. Адам Бременский рассказывает также, что благочестивый епископ Эгино сокрушил знаменитую статую Фрейра в Вестергетланде, вероятно, в Скаре. Но небольшая фигурка Фрейра из бронзы, относящаяся к более позднему периоду эпохи викингов, дошла до наших дней. Она была найдена в Седерманланде (Швеция). Повсюду в Скандинавии были найдены небольшие пластинки с изображением мужчины и женщины, слившихся в нежном объятии, что было, вероятно, связано с культом плодородия и с поклонением Фрейру и Фрейе .

Фрейя была сестрой Фрейра, его женским воплощением, и она также являлась культом всеобщего поклонения. Она была богиней любви и плодородия, предводительницей дисов – женских созданий, в ведении которых было плодородие в природе и среди людей. В основном дисы были предметом поклонения у свеев, но географические названия свидетельствуют о том, что дисам поклонялись также в Норвегии и целом ряде районов Швеции, и в их честь устраивались культовые празднества .

Помимо двух семейств богов были норны, богини судьбы, которым должны были подчиняться и люди, и боги, а также упоминавшиеся выше валькирии. Существовали также злые великаны, враги богов и людей. Они обитали во внешнем круге Земли, но их можно было встретить в наиболее пустынных местах, наряду с противоречивым, хитрым и коварным Локи, который был отцом змея Мидгорда и волка Фенриса. Локи разъезжал между богами и великанами, строил козни, натравливая их друг на друга, и не однажды обманывал и тех, и других. В пустынных местах обитали также карлики, мудрые и хитроумные, которые были к тому же искусными мастерами-умельцами. Далее существовали эльфы, жившие в глубинах земли, и духи, сопровождавшие человека или его семью. Они олицетворяли то, что мы бы теперь назвали наследственными чертами. С умершими следовало обращаться хорошо. У них была особая форма существования после смерти. Мир был полон существ, которые оказывали влияние на жизнь и судьбу человека, и потому с ними лучше было находиться в дружеских отношениях. Следовало вести себя правильно, воздавать почести богам и другим сверхъестественным существам, отдавая им то, что им принадлежит. Они пряли нить неизбежной судьбы человека .

Многие географические названия говорят о наличии дохристианских культов, однако нам не известно, как конкретно происходило поклонение богам и другим существам. Рассказы Адама Бременского об Упсальском языческом храме, о его священнослужителях и о статуях богов здесь, равно как и в других местах, относятся к 1075 году, времени, когда в Скандинавии уже утвердилась христианская религия. Нельзя исключить предположения, что как сам языческий храм, так и его священнослужители и статуи богов уже испытали на себе влияние поклонения христианскому Богу. Во всяком случае, в более древних источниках не было обнаружено ничего подобного .

В целом культ богов был децентрализованным и находился в ведении местных хевдингов и знатных бондов. В определенных случаях бонды из одной и той же местности собирались вместе, чтобы воздать почести богам во время жертвенных трапез. Обычно это совершалось в большом зале усадьбы местного предводителя бондов или при королевском дворе. Но культ богов существовал также и в отдельных домах .

Так, скальд-христианин Сигват в своем стихотворении «Аустфарервисур», относящемся приблизительно к 1020 году, рассказывает, как однажды вечером он нигде не мог найти пристанища для ночлега, поскольку во всех усадьбах совершались жертвоприношения (это происходило, скорее всего, в Вестергетланде). И какая-то женщина сказала ему, что приносятся жертвы эльфам. О жертвенных трапезах в Хедебю рассказывает арабский автор Ат-Тартучи. Посетив Скандинавию приблизительно во второй половине 900-х годов, он сообщает: «Они отмечают праздник, во время которого, собравшись вместе за пиршественным столом, воздают почести богам, пьют и едят. Убив жертвенное животное, хозяин усадьбы устанавливает у ворот своей усадьбы столб, на котором подвешивает принесенную жертву. Этот может быть кусок говядины или баран, козел или свинья. Теперь каждый прохожий знает, что здесь была принесена жертва, чтобы воздать почести богам» .

Поклонение богам и другим сверхъестественным существам могло происходить также под открытым небом, например, в рощах, в особо святых местах, на холмах и горах, у ручьев. Возможно, были специальные алтари, представлявшие собой кучи камней, находившиеся или на природе, или, позднее, в эпоху викингов, внутри жилищ. Самые большие из каменных поверхностных выкладок – площадки, повторяющие форму ладьи или корабля, – особенно часто встречающиеся в Швеции и Дании, также могли быть местами отправления культа. Здесь редко находят захоронения, но часто встречаются маленькие ямки, заполненные углем и другими пережженными остатками. Достигая в длину 90 метров, они могли вместить множество людей. Пожалуй, самая большая из ладьевидных выкладок находится в Йеллинге. Мы уже упоминали о том, что в некоторых местах, по-видимому, существовал официальный культ Одина. У королей к Одину было особое отношение. Однако сомнительно, чтобы они могли выполнять какие-либо особые функции, связанные с этим религиозным культом, в отличие от других власть имущих. Тем не менее, существовали большие централизованные культовые празднества, проходившие под эгидой королевской власти. До нас дошли описания подобных празднеств, происходивших в Лейре (Дания) и в Упсале. И в том, и в другом месте имеются грандиозные памятники (например, в Лейре обнаружены остатки обложенной камнями ладьевидной площадки, длина которой достигала 80 метров). Культовый праздник в Лейре был описан немцем Тиетмаром из Мерсебурга спустя полстолетия после официального введения христианства в Дании, тогда как Адам Бременский рассказывает об Упсальском языческом храме как современник, хотя сам он там, впрочем, никогда не бывал .

Оба эти рассказа содержат важные общие элементы, присущие тому и другому месту. И тут, и там встречи происходят один раз в девять лет, и в жертву приносятся и люди, и животные. В Лейре в жертву было принесено 99 человек, а наряду с ними 99 лошадей, собак и петухов. В Упсале было принесено в жертву 9 живых существ мужского пола, и трупы их были повешены в священной роще близ храма. Адам также сообщает, что вся Швеция отмечает этот религиозный праздник, и сам король в том числе, все они присылают дары, а христиане, дабы не участвовать в нем, платят за себя выкуп. Лейре назван самым важным местом в королевстве (caput istius regni) .

Непосредственно места этих жертвоприношений не установлены (как не установлено и местоположение языческого храма). Но на Готланде и в некоторых других местах в Упланде были обнаружены на дне болот и в другой влажной почве останки людей, которых в эпоху викингов принесли в жертву. Наиболее значительной является находка, сделанная на полях Гудина, на Готланде. Здесь было обнаружено свыше 500 предметов, преимущественно наконечников копий и стрел. Не сохранилось и какихлибо следов культовых церемоний. Вместе с тем, нет сомнений, что на ковре, найденном в Усебергском захоронении, изображено культовое шествие. Мы видим здесь едущих верхом и на повозках и идущих пешком людей. Некоторые из них вооружены копьями и щитами, и среди них находится человек, лицо которого скрыто под звериной маской. Вероятно, люди, изображавшие животных, играли какую-то особую роль в этой культовой церемонии. Подобные изображения были обнаружены также в Швеции, а на тканях, найденных в гавани Хедебю, изображены две очень выразительные треугольные маски животных. Одна из них изображает голову какого-то не очень крупного животного -лисы, собаки или овцы, а другая представляет собою голову быка. На коврах, найденных в Усеберге и в других местах, мы встречаем изображения людей с рогами на головных уборах. Это явно культовые реквизиты, которые не имеют ничего общего с рогатыми шлемами викингов, которые те носили в периоды своих военных походов .

Существовали также особые ритуалы, связанные со смертью людей и их захоронением. О них известно не так уж много, но, несомненно, что они отличались между собою, поскольку разные верования предполагали различные представления о том, что происходит с человеком после его смерти. Традиции погребальных обрядов, которые можно установить по данным археологических раскопок, были весьма различны в зависимости от географических регионов и социальных условий. Письменные источники по-разному описывают царство мертвых. Источники эти разрозненны и отчасти противоречивы, и дают лишь весьма неполную и маловразумительную картину дохристианских представлений на этот счет .

Царством мертвых был мрачный Хель, отвратительная владычица которого, носящая то же имя, была сестрой Змея Мидгорда и волка Фенрира. В Хель прибывали как мужчины, так и женщины. Как уже отмечалось, чертог мертвых бога Одина был предназначен только для избранных воинов. Вместе с тем, в зале Фрейи также появлялись воины .

Сохранились истории о продолжении существования людей в царстве мертвых. Одна из таких историй повествует о женщине, отправившейся к Фрейе. Впрочем, подавляющее большинство дошедших до нас историй посвящено мужчинам. Обряды погребения во многих районах отличались от тех, что были приняты у христиан. Начать с того, что в могилу вместе с умершим клали множество вещей, которые могли понадобиться ему в иной жизни. Набор и количество предметов были различны. В могиле мог находиться один-единственный нож или, с другой стороны, множество великолепных вещей, сопровождавших умерших из числа знати в Бирке или в Усыпальнице Королевы в Усебергском кургане. В Швеции особое значение придавали предметам, необходимым для повседневной работы на пашне, в мастерской, в поварне или ткацкой. Повсюду в Скандинавии по вещам, имеющимся в захоронении, можно определить социальный статус умершего. Так, в захоронениях воинов высшего ранга набор оружия полностью соответствует представлениям о царстве воинов, погибших в бою и находившихся в Валгалле. В Норвегии и Швеции тела умерших представителей высшей знати нередко укладывались в корабли или ладьи .

Повсюду в Скандинавии были обнаружены мужские могилы с лошадьми для верховой езды, в то время как женщин из высшего общества помещали в некое подобие повозки. Одновременно в могилу ставили питье и еду, а также предметы, необходимые в дороге. Это свидетельствует о том, что переселение в царство мертвых представлялось как путешествие. Признаки подобных представлений мы обнаруживаем в ряде письменных источников. Особенно невероятным для современного человека является обычай хоронить умершего вместе со спутником. Это могли быть мужчины либо женщины, которых убивали для того, чтобы они последовали в царство мертвых вместе с умершим. Спутники эти, скорее всего, были из числа рабов .

Вместе с тем, едва ли следует искать прямую связь между количеством положенных в могилу предметов и социальным статусом умершего. Далеко не все богатые снабжались множеством вещей при погребении. Среди некоторых групп населения существовал обычай сжигать своих покойников и принадлежавшие им вещи, чтобы затем закопать все, что осталось после огня. Арабский посланник Ибн Фадлан, который встречал викингов на Волге и наблюдал там погребальный обряд, получил следующее разъяснение: «Мы стараемся их сжечь побыстрее, и тогда они попадают прямиком в рай». Кроме того, Ибн Фадлан оставил нам свидетельство очевидца относительно обряда захоронения. Не приходится сомневаться в том, что подобный обряд был наверняка распространен также по всей Скандинавии. Некоторые детали находят свое подтверждение при археологических находках. Рассказ его в сильно сокращенном виде выглядит так: «Когда умирает хевдинг, у его слуг и рабов спрашивают, кто из них хотел бы последовать за ним в царство мертвых. Человек, давший согласие, не может взять своего слова назад. В данном конкретном случае умереть вызвалась женщина, и ее стали готовить к обряду погребения .

Наступил день погребения, и корабль хевдинга был вытащен на сушу. Все присутствующие стали ходить вокруг него, произнося какие-то слова. На корабль внесли носилки, и старая женщина, именуемая Ангелом Смерти, разложила на них одежду и подушки. Она была ответственна за все приготовления. Умерший, который до этого покоился в могиле, был извлечен оттуда и одет в богатую, специально сшитую для данного случая одежду. Его посадили, подперев подушками, в шатер, находящийся на корабле. Сюда же принесли спиртные напитки, еду, благовонные травы и все принадлежавшее покойному оружие. Затем были умерщвлены и принесены на корабль собака, две лошади, две коровы, петух и курица .

Женщина, которой предстояло умереть, заходила в каждый шатер, находившийся в лагере, и совокуплялась с его хозяином. Затем она совершила еще несколько ритуалов. Ее трижды поднимали над сооружением, напоминавшим дверную притолоку, и она при этом говорила:

«Я вижу моего господина, который сидит в прекрасном, зеленом райском саду. С ним вместе сидят мужчины и молодые отроки, и он зовет меня к себе, так что проводите меня к нему». Затем она умертвила курицу, и ее отвели на корабль, Она надела на себя свои украшения, осушила два кубка и стала петь. После этого старая женщина, Ангел Смерти, отвела ее в шатер к ее умершему господину. Вслед за ней в шатер вошли шестеро мужчин и совокупились с ней. После этого она была убита. Ближайший родич умершего хевдинга разжег костер под кораблем. Все остальные стали кидать туда же горящие факелы, и в течение часа все было сожжено дотла .

Затем на этом месте возвели курган, посредине поставили столб с именем хевдинга и его корабля, после чего они все ушли» .

В Скандинавии могилы находились поблизости от усадьбы, чтобы можно было общаться с праотцами. Однако в деревнях для захоронений нередко отводилось одно общее место. Это было открытое пространство неподалеку от деревни. Могилы могли быть отмечены столбом, несколькими валунами, камнями, выложенными в определенной форме, например, в форме ладьи, или курганом. Но рунические камни, как правило, ставились вне связи с могилами. Памятные камни с вырезанными на них рунами воздвигались в тех местах, где проходило много народа .

Разумеется, для умершего и для его родни богатые погребения являлись вопросом престижа. Часто такие захоронения покрывают курганами. Это, в частности, относится к погребениям в Боре, Усеберге и Гокстаде в Норвегии, в Скопинтулле на острове Адельше вблизи Бирки (Швеция), а в Дании существовал знаменитый курган в Йеллинге, где был захоронен король Горм, первый король новой династии и последний языческий король Дании. Около 958 года его похоронили в большой погребальной камере вместе с лошадьми и упряжью, серебряными кубками, расписными, резными предметами из дерева, сундуками и многим другим. Почти все это впоследствии было расхищено. В память о нем его сын, король Харальд Синезубый, повелел возвести самый большой курган в Дании, который ныне имеет высоту около 8,5 метров, а диаметр – 65 метров .

От язычества к христианству

К тому времени, когда христианство стало в странах Скандинавии официальной религией, многие здесь успели с ним познакомиться заранее .

Некоторые скандинавы уже перешли в христианскую веру, еще больше людей имело представление о формах выражения новой религии или было наслышано о ней, а повсеместное введение христианства поддерживалось королевской властью .

Во время викингских походов, торговых и дипломатических поездок в Европу и Византию скандинавы видели церкви и монастыри, имели возможность слушать проповеди епископов и священников и знакомиться с традициями и нормами христианства. У них складывалось впечатление о могуществе этой религии. Они видели величественные соборы из камня, в которых совершались красивые церемонии с песнопениями. Им было известно об огромных богатствах церквей (которые они сами нередко грабили), а также то, что могущественные императоры и короли с почтением относились ко всемогущему Богу и сыну его Христу. Многие викинги принимали крещение на чужбине и зачастую проделывали эту церемонию не однажды. Крещение нередко бывало условием заключения политического союза или мира, при крещении можно было получить новое платье и крестильные дары, после него устраивались праздники .

Некоторые скандинавы проходили так называемый обряд первичного крещения. Они принимали крест, как знак первого посвящения, и этот символ христианской веры мог играть положительную роль при общении с христианами, например, при совершении с ними торговых сделок. Вместе с тем, это не мешало скандинавам одновременно поклоняться своим прежним богам. Были и такие, кто узнавал о новой религии от друзей или родственников, побывавших в христианских странах, например, в Англии, Ирландии или Нормандии. Тамошние переселенцы довольно быстро приобщались к местной религии. До перехода в новую веру население в Скандинавии в течение сотен лет общалось с христианами. Это были торговцы и дипломаты, посещавшие их землю, а также миссионеры, присылаемые сюда церковью. На протяжении эпохи викингов в Скандинавии и за ее пределами выходцы из этого региона по-разному относились к своему переходу в новую веру. Некоторые делали это серьезно, с полным сознанием того, что совершилось, но иные просто включали Христа в многочисленный пантеон своих языческих богов и даже иногда совершали в честь него жертвоприношения .

Особую роль играли миссионеры, которые внедрялись в гущу населения, жили с ним в одинаковых условиях и старались приучать его к ритуалам христианства. Первым миссионером, известным истории, был «апостол фризов» Виллиброрд, который в начале 700-х годов напрасно пытался оказать влияние на короля данов Онгендуса. Архиепископ Реймса Эбо проповедовал христианство в Дании в 823 году. Он окрестил многих данов и, очевидно, не без его влияния император франков Людовик Благочестивый оказал политическую поддержку датскому королю Харальду Клаку. Харальд Клак, первый из скандинавских королей, был в 826 году окрещен в Майнце вместе со своей семьей и свитой, и это событие было отмечено пышным празднеством во дворце императора в Ингельхейме .

Ансгарий, которого часто не совсем точно называют апостолом Скандинавии, последовал за Харальдом Клаком в Данию и проповедовал здесь, пока год спустя этот король не был свергнут с престола. Через несколько лет скандинавы попросили прислать к ним миссионера, и Ансгарий отправился в Бирку с богатыми дарами (но был по дороге ограблен). Его деятельность здесь продолжалась несколько лет при полном одобрении короля. Примерно, в 850 году он миссионерствовал в Дании, где также пользовался благосклонностью короля. Ко времени его смерти он являлся архиепископом вновь открытого Гамбургско-Бременского епископата. Здесь находился отправной пункт для миссионеров, действовавших в Скандинавии. Этот епископат являлся официальной главой скандинавской церкви вплоть до 1103 года, когда епископат был основан в Лунде (Сконе, Швеция). Деятельность Ансгария и его помощников была в основном связана с крупными торговыми центрами, такими, как Бирка, Хедебю и Рибе, где уже было много христиан и куда постоянно прибывали торговцы-христиане. Здесь немало народу перешло в христианскую веру, и здесь же были возведены церкви. В Рибе и Хедебю было даже дано разрешение на колокольный звон, хотя язычники его не переносили. Официальное признание христианства и возможность посещать церковь оживляли международную торговлю, и это подчеркивалось в жизнеописании Ансгария. Именно оживление торговли побуждало королей поощрять миссионерскую деятельность христиан в этих крупных торговых центрах .

Миссионерская деятельность Ансгария в Скандинавии вызывала неоднозначную реакцию приверженцев язычества, и во второй половине 800-х годов политический климат, видимо, был не в пользу христианской миссии. Тем не менее, в 930-е годы архиепископ Унни отправился в Бирку, чтобы продолжать там распространение христианства, а в 934 году датский король, потерпев поражение от германского короля Генриха Птицелова, был окрещен насильно. Миссионерская деятельность христиан усилилась, и в 948 году были назначены епископы в Хедебю, Рибе и Орхусе .

Несомненно, это были епископы-миссионеры, на которых возлагалась обязанность распространять христианскую веру .

Миссионеры и христианская религия распространялись на север и на восток. Возникали все новые епископаты и епископские резиденции. Все большие группы населения и целые страны принимали новую веру, хотя в Норвегии и Швеции сторонники языческих верований проявляли недовольство. Обряд крещения означал посвящение человека в новую веру, и иногда он производился впервые, когда человек уже был на смертном одре. Целый ряд памятных камней в Упланде был воздвигнут в память о людях, которые умерли «в белых одеждах». В такие одежды облачали во время обряда крещения, после чего их нужно было носить еще в течение недели .

Какие доводы приводили миссионеры при агитации в пользу новой веры? Прежде всего, христианство было побеждающей религией, получавшей все большее распространение. Бог и Христос были сильными богами, они помогали человеку и оберегали его. В этом убеждало могущество церкви, ее богатство и великолепие, которое можно было наблюдать в чужих землях. Великолепные картины изображали торжествующего Христа. Вместе с тем, очевидна была и слабость прежней религии. Миссионеры сокрушали языческие святыни, и кара за это на них не обрушивалась. Очевидным было и преимущество поклонения одному Богу, нежели многим, к тому же не приносившим никакой пользы. Времена были жестокие, а христианская церковь проповедовала мир и милосердие к ближнему. Лучшие из миссионеров придерживались этих догматов на практике, ведя жизнь праведников. Они приносили себя в жертву, отдаваясь в рабство вместо пленных или выкупая их из неволи, они раздавали милостыню нищим. Проповедуя отказ от насилия, они говорили, что все люди равны перед Богом и что удача в жизни зависит лишь от поступков самого человека. От него самого зависело, придет ли он «к свету, и к жизни райской», как было сказано на одном из рунических камней в Упланде. Не норны и не воля бога Одина решали участь человека. Все, кто вел праведную жизнь, встретятся в одном и том же царстве мертвых .

К тому же, для королей немаловажным было то обстоятельство, что новая вера означала укрепление центральной власти и в настоящем, и в будущем. Церковь была централизованной организацией, в значительной мере зависевшей от короля. Притом служение Богу теперь осуществляли специальные священнослужители, что устраняло религиозное верховенство местных хевдингов, тем самым ослабляя их власть. Крушение прежних традиций облегчало королям введение новых правил в общественную жизнь и внедрение новых форм правления. Помимо этого, введение христианства помогало налаживать отношения с властными структурами и народами других христианских стран. Если бы король Кнуд Великий оставался язычником, он никогда бы не смог стать королем Англии. Официальная христианская вера не давала возможности правителям других стран осуществлять экспансию под предлогом распространения истинной религии. Добровольный переход в христианство исключал возможность насильственных мер, сопровождавших введение христианской веры .

С целью наибольшего успеха миссионерской деятельности миссионерам приходилось знакомиться с местными обычаями и традициями и осваивать местный язык. Разрешение на ведение миссионерской деятельности обычно приходилось получать от короля или местного владыки. Многие источники сообщают, что миссионеры привозили с собой богатые дары и устраивали празднества. Они считались гостями, и в этом качестве пользовались неприкосновенностью, находясь под защитой местной власти. В христианских источниках перечисляются качества, которые были присущи миссионерам. Они соблюдали заветы Христа, отличались благочестием, ученостью, целомудрием, обладали жизненным опытом, совершали добрые дела, словом, жили в полном соответствии с тем, что проповедовали, Это производило впечатление на язычников. Часто священнослужители выкупали на волю рабов, с тем чтобы обратить их в христианскую веру и сделать их своими помощниками .

Христианство было избранной религией, и потому христиане на считали для себя зазорным сокрушать языческие святыни. До нас дошли рассказы о том, как это происходило в Норвегии и Швеции. Весьма возможно, что такие случаи бывали и в Дании. Адам Бременский указывает, какие соображения могли стоять за этим. Он рассказывает, что благочестивый епископ Адальвард, который около 1060 года миссионерствовал среди свеев в Сиггуне, договорился с епископом Эгино из Сконе вместе отправиться в Упсалу, чтобы разрушить там языческий храм. Потому что «если храм будет разрушен, а еще лучше – сожжен, то обращение населения в христианскую веру произойдет само собою» .

Однако христианский король Швеции Стенкиль, который пригласил Адальварда в Сиггуну, отговорил их от этого намерения. Он объяснил, что результат будет совсем не тот, какого они ожидают. Свеи предадут их обоих казни, король будет изгнан, а те, кто уже перешел в христианскую веру, вернутся обратно в язычество. Тогда оба епископа отправились в землю гетов и там «сокрушали изображения языческих идолов, и многие тысячи людей были обращены в христианство». Здесь христианская вера уже утвердилась прочно, и потому риск отмщения за поругание языческих святынь был не так уж велик .

Введение христианства

Сакс Видукинд приводит очень близкий ко времени введения христианства рассказ о том, как Харальд Синезубый и датское королевство приблизительно в 965 году перешли в христианскую веру. Точная дата этого события нам неизвестна. Священнослужитель Поппо (который, судя по всему, не был посланцем архиепископства Гамбургского – Бременского) сотворил чудо, показав тем самым, что Христос могущественнее всех других богов. Он взял в руку кусок раскаленного железа, не причинив себе при этом ни малейшего вреда. «После этого король уверовал и решил поклоняться одному лишь Христу как Богу. И он предложил народу, которым повелевал, отринуть языческих идолов. Впоследствии он оказывал почести священникам и всем служителям Божьим». Вместе с тем, решение Харальда перейти в христианскую веру было одновременно решением политическим. Он стремился укрепить королевскую власть у себя в стране и избежать конфликтов с королевством германцев .

Судя по всему, переход в христианскую веру произошел мирно. И грандиозные монументы, возведенные Харальдом в своей королевской резиденции Йеллинге, где христианские и языческие сооружения соседствуют в поразительном единстве, также показывают, что его программой являлся постепенный переход страны к новой религии. Время создания и значение каждого из этих монументов нам неизвестны, однако, можно утверждать, что самым древним из них, дошедшим до наших дней, скорее всего, является небольшой рунический камень, воздвигнутый отцом Харальда, королем Гормом, в память о своей королеве Тюре. Его первоначальное местоположение неизвестно. Кроме того, имеются остатки площадки, выложенной камнем в виде корабля. Длина ее около 170 метров .

И, следовательно, это самая большая площадка такого рода в стране. Она, судя по всему, примыкала к древнему Северному кургану, датируемому бронзовым веком. Северный курган являлся, очевидно, местом захоронения короля Горма и, по данным Дендрохронологического анализа, его погребальная камера относится к 950-м годам. Если быть еще точнее, захоронение появилось здесь в 958 или 959 году .

Южный курган, который по своим размерам превосходит Северный курган, не содержит внутри никакого захоронения. Он накрывает южную часть ладьевидной выкладки и, очевидно, разрушил ее. Причина возведения этого кургана, который, согласно Дендрохронологическим данным, начал создаваться, примерно в 970-е годы, то есть в ранний период христианства, нам неизвестна. Возможно, это был поминальный курган, и не исключено, что на его обширной плоской вершине совершались какиелибо ритуалы. Принято считать, что это был языческий курган, и в этом смысле он является уникальным .

После введения христианства комплекс в Йеллинге претерпел радикальные изменения. Харальд Синезубый воздвиг между этими двумя курганами один из самых великолепных рунических камней, дабы возвеличить своих родителей и самого себя. Надпись, сделанная под большим изображением Христа, гласит, что он обратил в христианство всех датчан. К северу от этого камня король Харальд повелел построить большую деревянную церковь длиной, по меньшей мере, в 22 и шириной в 10 метров, расположенную рядом с богатым захоронением в корабле на востоке. При раскопках, производившихся в 1976-1979 годах, обнаружили в восточной части нефа богатое захоронение. Был найден почти полный скелет человека, а исследования позволили сделать вывод, что он первоначально был погребен в другом месте. Здесь также были найдены золотые нити и роскошные украшения одежды, в которой находился погребенный .

Все говорит за то, что это могила короля Горма и что Харальд повелел перенести останки своего отца из языческого кургана в новую церковь между курганами и окрестить его. В пользу этого свидетельствует такой факт. Когда погребальную камеру в кургане обследовали, то там не было обнаружено никаких костей. Стало ясно, что задолго до этого в погребальную камеру кто-то проникал, но отверстие сверху, проделанное для доступа в курган, было затем тщательно заделано. Разумеется, вторжение это не было случайным. К тому же ремни для одежды, найденные в могиле при церкви, очень сходны с ремнями, найденными в кургане .

В церковном нефе было оставлено место для еще одной могилы .

Нетрудно догадаться, что это место предназначалось для могилы самого Харальда. По замыслу короля, в Йеллинге должен был находиться семейный склеп при церкви, наподобие королевских усыпальниц, имевшихся в других странах. Но, как уже упоминалось, король Харальд умер в изгнании после заговора, который возглавил его сын Свен Вилобородый, Король Харальд был похоронен в Роскилле, в той церкви, на месте которой впоследствии был возведен нынешний Роскилльский собор .

После изгнания Харальда его резиденция в Йеллинге утратила свое значение. Но церковь между курганами все еще стоит. Это четвертая по счету церковь, возведенная на этом месте .

Первым христианским королем Норвегии был Хокон по прозвищу Воспитанник Адельстейна. Он вырос и был окрещен в Англии и, став около 935 года королем языческой страны, стремился сохранять верность своей религии. Скальды в своих стихах рассказывают, что он не разрушал языческих идолов, но привез с собою из Англии священников, а на побережье Западной Норвегии в годы его правления были возведены церкви. Однако в северных районах Норвегии и в Треннелаге для христианства не было почвы. Когда Хокон около 960 года был убит, то его похоронили по языческому обряду в кургане. В своей песне «Хоконармаль»

скальд Эйвинд повествует о его последнем сражении и гибели, и о том, как он был принят в Валгалле. Именно в этой песне, посвященной христианскому королю Хокону, дается одно из лучших описаний царства мертвых языческого бога Одина .

Следующим христианским королем Норвегии стал Олав Трюггвессон, вернувшийся в 995 году домой с большим количеством серебра после многих лет викингских походов. Он также был окрещен в Англии и так же, как Хокон, привез с собою в страну английских священников .

Систематический и достаточно жестокий процесс введения христианства шел рука об руку с борьбой за воссоединение государства. Наибольшего успеха Олав добился в Западной и Южной Норвегии, и около 1000-го года он осуществил крещение Исландии, также, вероятно, с помощью угроз и репрессий. Приблизительно в это время он был убит .

Окончательно процесс крещения Норвегии завершился при Олаве Харальдссоне. Он также был окрещен во время похода в чужие земли и, согласно преданию, его крещение совершилось в Руане, в Нормандии. По возвращении в Норвегию в 1015 году он привез с собою английских духовных лиц и среди них епископа Гримкеля, который вместе с ним немилосердно принуждал население к переходу в новую веру. Древние языческие святыни были разрушены, людям приходилось выбирать – принять крещение или подвергнуться преследованиям. На тинге в Мустере, который происходил, вероятно, в 1024 году, всем было предписано принять христианство и отныне жить по христианским заветам. Битва при Стиклестаде в 1030 году, во время которой Олав был убит, была связана не с религиозными проблемами, а с воссоединением государства, которое Олав проводил столь же твердой рукой. Тем не менее, он был объявлен мучеником, а год спустя его перезахоронили в Тронхейме и провозгласили святым. В первую очередь он считался святым викингов, и его культ распространялся от Руси до Исландии. Уже начиная с 1000-х годов его могила в Тронхейме была местом паломничества, и ему поклонялись на протяжении всего Средневековья .

Об окончательном введении христианства в Швеции нам мало что известно. До нас не дошли сведения ни об официальном годе крещения, ни о каком-либо событии, ознаменовавшем переход в новую веру. В этой большой стране новая религия распространялась постепенно, начиная с области Вестергетланд, где около 1020 года в Скаре была основана резиденция христианского епископа-миссионера. Помимо миссии, связанной с немецким, римско-католическим Гамбургско-Бременским епископатом, некоторое время здесь имело место влияние грекокатолической церкви с востока. Здесь, так же как и во всех других скандинавских странах позднего периода эпохи викингов, короли видели опору в христианской религии. Вероятно, и здесь это было связано со стремлением укрепить центральную власть и обезопаситься от агрессии извне. Имеются сведения о том, что местный владетель Емтланда, области, расположенной между Швецией и Норвегией, также активно внедрял христианство. На острове Фресе (название это связано с богом Фрейром) он в 1000-х годах повелел воздвигнуть рунический камень в память о своих добрых делах. Надпись гласит: «Эстман, сын Гудфаста, повелел воздвигнуть этот камень и построил этот мост. Он обратил в христианство жителей Емтланда. Асбьерн построил этот мост. Трюн и Стен вырезали эти руны» .

Первым христианским королем в Швеции был Олаф Шетконунг, который был королем гетов и свеев в начале 1000-х годов. Он и следующие за ним христианские короли на протяжении целого столетия вынуждены были вести политику балансирования между приверженцами старой и новой веры. В стране свеев большинство населения придерживалось языческих верований. Язычество процветало здесь еще во времена Адама Бременского. Наряду с этим в данном регионе существовала также большая группа христиан. Именно они воздвигли основную часть из многочисленных рунических камней, имеющихся в этом регионе. Сведений о том, когда исчез языческий культ в Упсале, месте, где находился языческий храм, у нас нет. Однако уже в начале 1100-х годов Швеция, по всей вероятности, стала в основном христианской страной .

Одновременно с введением христианства в жизнь скандинавских стран вошли совершенно новые обряды и ритуалы, новые верования и множество новых жизненных правил. Речь идет о крещениях и погребениях в освященной земле при церкви без погребальных даров, о колокольном звоне. Провозглашен был единый Бог (или Святая Троица), введены строгие запреты на браки даже с отдаленными родственниками, на избавление от нежелательных детей, на употребление в пищу конины, на поклонение прежним богам, а также многие другие запреты, правила и установления. В связи с политической ситуацией, существовавшей в 1000-е годы, в Дании и Норвегии, в первую очередь, ощущалось влияние христианской церкви Англии, что вызывало большое недовольство и досаду в Гамбургско-Бременском епископате .

Вместе с тем, в сельской местности продолжали существовать древние крестьянские традиции и верования, отмечались праздники плодородия. В доме, в поле и на скотном дворе совершались языческие обряды – либо втайне, либо под видом христианских празднеств. И минуло не одно поколение, прежде чем в Скандинавии выросли христианские храмы, появилось множество священнослужителей и была создана церковная организация с епископатом и церковными приходами. Введение христианства явилось эпохальным явлением. Но его реальное внедрение заняло достаточно много времени .

Искусство и поэзия Искусство викингов было самобытным, исполненным жизни и фантазии. Оно являлось общескандинавским и обладало только ему присущими чертами. Это в равной степени относится как к орнаментике, так и к изобразительному искусству и поэзии. Как вид искусства наиболее долговечной оказалась поэзия. Ее очень ценили в кругах знати в Скандинавии уже в первой половине 1200-х годов, но культ ее в особенности процветал в Исландии. Около 1220 года Снорри Стурлусон, который сам был поэтом, создал свою книгу «Эдда Младшая», посвященную искусству поэзии. Его труд дает ключ к пониманию сложных правил поэзии скальдов. Без пояснений Снорри значительная часть содержания скальдической поэзии осталась бы сегодня для нас непонятной. Но в отношении понимания не менее сложного орнаментального и изобразительного искусства подобного ключа нет, хотя эти виды искусства наверняка также имеют свои правила. Сегодня нам остается лишь познавать их путем внимательного изучения, хотя подлинное содержание мы постигаем редко. Несомненно, орнаментика эпохи викингов имела свое особое предназначение, и привычному глазу открывалась чарующая игра линий, исполненных элегантности, силы и фантазии .

Орнаментальное и изобразительное искусство

Искусство эпохи викингов стремилось к контрастности, краскам и к гармонии движения. Это было яркое, выразительное искусство, и его язык был понят и оценен. В лучших работах детали воспроизводятся столь же тщательно, как и все произведение в целом. Часто орнаментика бывает столь мелкой, что ее восприятие дается лишь путем пристального изучения с близкого расстояния. Лучше всего сохранились образцы прикладного искусства, которое обнаруживается на всевозможных предметах функционального назначения: одежде, пряжках, кораблях, оружии, санях, упряжи, строениях, памятных камнях, настенных коврах, кубках и многом другом. Трехмерное изображение здесь прежде всего проявляется в передаче голов. Как правило, это головы животных, которые завершают и отмечают важные конструктивные звенья на небольших предметах, повозках или ларцах. Чаще всего для изображения декоративного орнамента использовались, вероятно, ткани и дерево, хотя подобных образцов сохранилось немного. Судить о том, что зачастую безвозвратно потеряно, мы можем по узорам тканей из Усебергского захоронения, по орнаментике деревянных вещиц, по деревянной резьбе второй половины 1000-х годов, сохранившейся в церкви Урнес (Западная Норвегия) .

За исключением рунических камней с острова Готланд, остальные памятные камни стали украшаться орнаментом лишь с середины 900-х годов. Образцом может служить камень, воздвигнутый в Йеллинге королем Харальдом Синезубым. С этого времени все чаще встречаются камни, украшенные орнаментом. Часть из них сохранилась в Дании и Норвегии, но большинство находится в Швеции. Здесь они относятся к позднему периоду эпохи викингов. На металле, особенно в погребениях и зарытых кладах, в больших количествах встречается мелкий орнамент. Он был распространен на всем протяжении эпохи викингов повсюду в Скандинавии. Кузнечные работы по золоту и серебру ценились особенно высоко и, вероятно, поэтому они поражают своей особой изысканностью .

Распространена была также резьба по кости, для которой использовались моржовый зуб, китовая кость и лосиные рога. Великолепными образцами резьбы с использованием этих материалов являются ларцы Бамберг и Каммин, которые сохранились как реликварии в церквях Германии и Польши. Ларец Каммин исчез во время Второй мировой войны, но остались его описания, фотографии, слепки. Сохранилась также резьба по кости, янтарю и гагату (разновидность мелкозернистого каменного угля, «черный янтарь», добываемый на побережье Северной Гренландии) .

Выполнялись рельефные работы, использовались контрасты между материалами и красками, между тенью и светом на гладкой и орнаментированной поверхности. Так, например, в каком-либо украшении могли применяться позолоченная бронза, которая выразительно контрастировала с серебром и чернью. На стремени мог быть узор из серебра и меди на фоне черного железа .

Было обнаружено так много следов краски (на щитах, мебели, шатровых штангах, рунических камнях, бревнах домов), что не приходится сомневаться в том, что крупные предметы из камня и дерева часто бывали окрашены. Нередко это сочеталось с вырезанным и создающим объемную поверхность декором. Помимо этого, об окрашенных предметах часто упоминается в письменных источниках и стихах скальдов. В частности, в надписях на некоторых шведских рунических камнях говорится о том, что они были окрашены. Распространены были цвета черный, белый и красный, применялись также коричневый и зеленый цвета. На сегодняшний день краски выглядят блеклыми и выцветшими, но когда их удается восстановить, они обретают яркость, четкость и резкий внутренний контраст. Следы краски, обнаруживаемые на фрагментах одежды и тканях показывают, что и такого рода предметы нередко бывали окрашены .

Чаще всего встречаются стилизованные изображения зверей, и этот мотив можно проследить в развитии, начиная с 300-400-х годов, то есть с последнего периода римского железного века. Затем он, постепенно развиваясь, прослеживается на протяжении всей эпохи викингов. Другим важным мотивом является ленточное плетение и ленточная вязь, а из мира фауны здесь представлены змеи и птицы. Что касается растительной орнаментики, то до середины 900-х годов она встречается редко. Однако в последующих столетиях подобный орнамент под влиянием европейского искусства начинает играть все более важную роль .

Изображения людей сохранились лишь в редких случаях и, в противоположность сильно стилизованной животной и растительной орнаментике, для них характерна натуралистичность изображения. Людей мы видим в сценах на памятных камнях, в частности, на рисованных камнях Готланда, и здесь они, равно как и на Усебергских тканых коврах, принимают участие в каком-то религиозном действе .

Одним из популярных мотивов на рисованных камнях Готланда является корабль, несущийся с наполненными ветром парусами, со щитами вдоль бортов, с дружиною воинов на борту, который, вероятно, направляется в царство мертвых. Другой сюжет изображает женщину; она встречает всадника и протягивает ему рог с питьем, вероятно, также приветствуя его у входа в царство мертвых. Иногда мы видим изображение битвы, люди сражаются друг с другом мечами, вытащенными из ножен .

Эти сюжеты весьма редко поддаются на сегодняшний день расшифровке, однако иногда некоторые сцены из жизни богов или иллюстрации к известным сагам можно распознать, благодаря дошедшим до нас литературным описаниям. Особенно это касается знаменитого сюжета о рыбалке бога Тора, а также сюжетов о жизни и подвигах героя Сигурда, победителя дракона Фафнира. Как правило, не возникает проблем при узнавании сюжетов о Христе. Его легко узнать по распятому на кресте телу с раскинутыми в стороны руками .

Чтобы расшифровать сложный звериный орнамент, следует начать с головы животного, а затем следовать весьма зачастую изысканным изгибам его тела и конечностей. Для того чтобы проследить развитие искусства эпохи викингов на протяжении трех столетий, целесообразнее всего разделить его на различные стили. Большинство стилей названы по местам находок наиболее известного и лучше всего сохранившегося образца данного стиля. За исключением стилей Борре и Йеллинг, которые имеют приблизительно один и тот же возраст, все остальные стили сменяли друг друга, развиваясь один из другого. Для удобства изложения стили обозначены также римскими цифрами и латинскими буквами А, В, С и так далее .

Не прерывается работа по определению и датированию стилей, по выявлению иноземного влияния, обновления стилей, установлению взаимодействия между искусством, возникшим в Скандинавии и в скандинавских колониях. За последние годы, путем привлечения метода Дендрохронологического датирования, удалось определить многие отправные пункты. Были, в основном, подтверждены прежние датирования и установлены общепринятые понятия .

Как уже отмечалось, искусство эпохи викингов основывалось надревнескандинавских традициях, восходящих к позднеримскому железному веку. Это находит подтверждение в стиле Е, формы выразительности которого были распространены в конце 700-х годов и на протяжении большей части последующего столетия. Стиль Е представляет собою дальнейшее развитие разновидностей звериных стилей А-Д и входит в так называемый стиль III. К числу наиболее ярких образцов этого стиля относится резьба по дереву, найденная в Усебергском захоронении, включая один из пяти столбов, завершающихся трехмерными звериными головами, а также набор из 22 накладок из бронзы с позолотой от уздечек, которые были найдены в мужской могиле в Бруа на Готланде .

Характерной особенностью стиля Е являются сильно вытянутые, почти лентообразные изображения животных или птиц с небольшими, повернутыми в профиль головами и большими глазами. У них извивающиеся, изогнутые тела, равномерно расширяющиеся и изогнутые конечности, связанные с телом открытыми петлями с нитеобразной перевязью. Часто вдоль гармоничных линий туловища существует обрамление, разделяющее поверхность изображения на участки .

Вариантом стиля Е является более компактное и совершенно новое изображение зверя. Это так называемый «хватающий зверь». Этот вариант, наряду с самим стилем Е, является составной частью скандинавского искусства. Вместе с тем, этот мотив – живое, полнокровное и органичное изображение животного (или человека), с головой в анфас и ногами, захватывающими все, что находится поблизости, имеет связь с европейским искусством, Однако он был настолько близок скандинавам, что оставался популярным на протяжении двухсот лет .

Находки из Усебергского захоронения относятся к первой половине 800-х годов. Дерево из погребальной камеры, датированное методом Дендрохронологического анализа, относится к 834 году, а корабль с декором в стиле Е был построен между 815 и 820 годами. Среди многочисленных предметов из дерева, украшенных резьбой, можно выделить три группы, причем, каждая имеет свои художественные особенности, что, вероятно, связано с художественным почерком разных мастеров. Один из этих мастеров, который украшал второй из пяти столбов, создал особый композиционный прием .

Он, в частности, прибегал к сочетанию различных животных и птиц .

Некоторые исследователи полагают, что его работа является столь серьезным обновлением стиля Е, что заслуживает собственного наименования – «Усебергский стиль» .

В Южной Скандинавии, наряду со стилем Е, встречается его краткосрочный вариант, определяемый, как стиль F. Он был навеян англофранкским искусством, которое распространилось в регионе с появлением здесь англосаксонских миссионеров и достигло особого расцвета, в частности, в устье Рейна. Стиль F показывает, что скандинавы, еще до первых, документально доказанных викингских походов, уже имели связи с Западной Европой. Характерной особенностью этого стиля являются мелкие, выразительные и органично связанные между собой животные, а мотивы представляют собою композиции, сплошь покрывающие поверхность, ограниченную определенными рамками .

Следующий стиль, мотивы которого значительно легче поддаются расшифровке, нежели мотивы стиля Е, получил свое название по бронзовой упряжи с позолотой, обнаруженной в кургане в Борре, близ Усеберга. Стиль Борре был, вероятно, широко распространен во второй половине 800-х годов. Его образцы хорошо сохранились в Гокстадском погребении, которое было датировано (приблизительно до 905 года) с помощью Дендрохронологического анализа. Стиль этот сохранялся до конца 900-х годов .

Совершенно новой и характерной для него особенностью является ленточное переплетение с геометрическими фигурами внутри с так называемыми кольцевыми цепями. Он представляет собою два ленточных переплетения, наложенных друг на друга, а в местах пересечения находятся то квадратная фигура, то рифленая, раздваивающаяся лента .

Часто ленточное плетение завершается небольшой, изображенной в горизонтальной проекции головой животного. Другим важным мотивом стиля Борре является одинокий хватающий зверь особой формы, то есть с длинной изогнутой шеей, узким туловищем, которое между грудью и бедрами изгибается дугой, доходящей до головы. Третьим отличительным мотивом стиля Борре является компактное, полунатуралистически изображенное животное .

Таким образом, типичный орнамент Борре – это компактное сочетание ленточных и звериных форм. Линии часто подчеркиваются дополнительными штрихами, распространены геометрические фигуры, а на украшениях и других декорированных предметах часто встречаются филигрань и зернь или имитирующее их литье. Стиль Борре был первым из скандинавских стилей, который получил распространение в викингских колониях. Он хорошо известен по находкам на острове Мэн и в Англии, а также в России. Это, несомненно, обусловлено тем, что в период распространения данного стиля в Скандинавии, то есть в конце DC века, в этих регионах стали возникать викингские поселения .

К этому же периоду, в основном, относится и стиль Йеллинг. Он наравне со стилем Борре представлен в Гокстадском захоронении, которое датируется периодом, примерно, до 905 года. Перед 1000-м годом этот стиль исчезает. Яркое представление об этом стиле дают изображения животных на серебряном кубке высотой всего в 4,3 сантиметра, найденном в кургане в Йеллинге (захоронение, вероятно, относится к 958 – 959 годам) .

Два лентообразных животных, изогнутых в форме буквы S, с головами, повернутыми в профиль, удлиненными загривками и завитками на верхней губе, симметрично соединены. Стилизованное животное часто могло быть обрамлено или переплетено изогнутой лентой с отходящими от нее листообразными отростками. Как и в стиле Борре, здесь применялись филигрань и зернь, или имитирующее их литье. Образцы Йеллинг были представлены в русских и английских археологических находках, а в Северной Англии возникло интересное англо-скандинавское искусство, навеянное влиянием стилей Борре и Йеллинг .

Стиль Маммен прекрасно представлен в орнаментике, которой был украшен топор, найденный в захоронении некоего богатого человека в Маммене (Средняя Ютландия). На обеих сторонах и обухе топора изображены исполненная силы птица и пышный плетеный орнамент, выполненный в виде инкрустации серебряной нитью. Стиль является несомненным развитием стиля Йеллинг, так что подчас их бывает трудно отличить друг от друга, но в новом стиле животные и птицы имеют туловище, и большое значение приобретает растительный орнамент. В этом стиле нет симметрии, но он отличается силой и экспрессией. Он представляет собою великолепный синтез скандинавского и западноевропейского искусства, причем последнее привносит часто полунатуралистическое изображение животных и изобилие растительной орнаментики .

Главным памятником этого искусства является большой рунический камень в Йеллинге с изображением крупных животных в движении, обвитых змеей. Кроме того, стиль прекрасно представлен в декоре уже упоминавшихся выше ларцов Каммин и Бамберг. Скорее всего, этот стиль возник приблизительно в середине 900-х годов и просуществовал примерно до 1000-го года. Прекрасным образцом стиля Маммен является крест в Кирк Брэддан, на острове Мэн, но в целом этот стиль на Британских островах был представлен не особенно широко. Это могло быть обусловлено политической ситуацией того времени .

Примерно, на рубеже столетий стиль Маммен сменился стилем Рингерике, отличавшемся особой экспрессией. Здесь еще. более отчетливо проявляется западноевропейское влияние «Уинчестерского стиля», распространенного в южных регионах английского королевства Кнуда Великого. Здесь все большее значение приобретает растительная орнаментика по сравнению с изображением животных и птиц, Вместе с тем, немаловажным мотивом является изображение крупного животного, запечатленного в энергичном движении (возможно, развитие звериного мотива стиля Йеллинг), а иногда змей и лентообразных зверей в окружении лозы и листьев, которые буйно произрастают из тел вышеназванных существ или растут сами по себе. Большинство работ в стиле Рингерике представляют собою композицию вокруг оси, и маленькие растительные усики часто сгруппированы. Стиль был назван по геологическому названию особого вида известняка из района к северу от Осло. Он использовался при создании красиво орнаментированных памятных камней .

К числу лучших образцов стиля Рингерике, среди множества выполненных в этом стиле работ, принадлежит флюгер из Хеггена (Норвегия). Главными изображениями на обеих сторонах флюгера являются соответственно крупное животное и птица с густым оперением .

Другой превосходный образец этого стиля можно видеть на надгробной плите, обнаруженной на кладбище Святого Павла в Лондоне. Стиль представлен во множестве других находок из Южной Англии, но за рубежом он встречается в первую очередь в Ирландии. Здесь стиль Рингерике проявился столь ярко, что обрел собственную жизнь. Он использовался для украшения ирландских церквей и просуществовал даже дольше, чем в Скандинавии, где он был распространен до середины XI века .

Стиль Урнес стал последней фазой длительного развития скандинавской звериной орнаментики. Возник он, по всей вероятности, около середины 1000-х годов и был распространен еще в течение целого столетия, то есть частично захватил и Средневековье. Некоторое время он существовал в виде деталей и оказывал влияние на романское искусство, преобладавшее тогда в Скандинавии. Около 1200 года он полностью исчезает. Подобные этапы в своем развитии претерпели и другие формы культуры эпохи викингов .

В стиле Урнес пропадают мощь и энергия стиля Рингерике. Стиль Урнес в высшей степени отличается рафинированностью и изысканностью и, можно сказать, что ему присущи декадентские черты. Название ему было дано по совершенной в техническом и художественном отношении резьбе, имеющейся в церкви Урнес в Западной Норвегии. Она украшает портал с двумя дверями, угловой столб, а также частично и полностью сохранившиеся панели фронтонов. Образцы стиля Урнес, хотя и не столь высокого качества, представлены на декорированной панели церкви Хернинг, в Ютландии. В числе главных мотивов по-прежнему преобладает крупный четырехногий зверь, но здесь он тощий, словно борзая. Далее встречаются змееподобные животные с единственной передней ногой, а также змеи и тонкие стебли растений, иногда увенчанные змеиной головой .

Характерной для этого стиля является развернутая асимметричная композиция, и первое впечатление от работ в стиле Урнес – это волнообразное переплетение животных и змей. Петли изображены в форме цифры 8, и для этого стиля характерны равномерные расширения и сужения, без резких переходов. Стиль этот виртуозно используется на многих рунических камнях в Средней Швеции, и при этом волнообразная орнаментика приспособлена к форме камня, а руны вырезаны внутри длинного туловища змей. Поэтому в Швеции стиль Урнес часто называют «стилем рунических камней». Отдельные образцы этого стиля были обнаружены в Англии, а что касается Ирландии, то здесь он был не менее популярен, чем стиль Рингерике .

Выше образцы стилей и их развитие показывались на примерах значительных произведений искусства, часто выполненных из дорогих материалов. Но те же самые художественные принципы можно наблюдать на предметах повседневного употребления, выполненных из более дешевых материалов и с разной степенью технического и художественного мастерства. Все эти стили, быть может, за исключением стиля Мам-мен, были распространены во всех слоях общества и являлись общескандинавскими. Наряду с языком, религией и многим другим, они создавали ощущение общности всех скандинавов и отличие их от других народов .

Значимые произведения искусства, обновление его форм, вероятно, были делом рук мастеров, связанных с кругами, задававшими тон в обществе: с королями, хевдингами, а в поздний период эпохи викингов – и с церковью. Вместе с тем, новые формы широко распространялись по всей стране. Отчасти это можно объяснить тем, что хотя многое ремесленники жили оседло на одном месте, другие странствовали посещая торговые центры, а некоторые более или менее долгое время находились в услужении в домах знати. Бывая в других странах или видя поступаемые оттуда товары, они могли знакомиться с образцами заморского искусства .

Широкое распространение получило копирование, и мастера-умельцы без труда могли создавать серии различных предметов по образцам какого-либо штучного изделия из бронзы, серебра и золотая Это могли быть, например, овальные фибулы для женской одежды или украшения из благородных металлов с филигранью .

Ремесленники и мастера назывались одним общим словом «smidr», часто употреблявшемся в сочетании со словом, обозначавшим материал, с которым они работали или характер изготовляемого ими изделия .

Например, «tresmidr» обозначало мастера по дереву. Хорошие оружейники или кораблестроители ценились особенно высоко. Каков был статус мастеров, изготовлявших украшения и другие предметы, нам неизвестно .

Исключение составляют лишь резчики рун. В эпоху викингов они были единственными, кто подписывал свои работы. Впрочем, это происходило, в основном, в районе озера Меларен и лишь в поздний период эпохи викингов. Наследие некоторых резчиков рун достаточно обширно, и их работы встречаются на большой территории. Так, например, подпись Осмунда Корессона мы встречаем более, чем на двадцати рунических камнях, подпись «Фут» имеется на восьми камнях, а подпись «Эпир» – более, чем на пятидесяти. Особенности стиля на целом ряде рунических камней говорят о том, что образцом для их создания послужили работы Эпира и других именитых резчиков рун .

Наряду со стилизованным искусством, известно также некоторое количество рисованных граффити. Как и во все времена, графика эта представляет собою бегло очерченные наброски. Так же, как и руны, они могли изображаться на самых разных материалах и предметах. Это были живые, импрессионистические наброски всего, что, попадалось художнику на глаза. Одним из излюбленных мотивов было изображение элегантных контуров корабля .

Поэзия

В других разделах этой книги мы касались поэзии викингов в связи с историческими событиями, религией, моралью и многим другим. В данном разделе приводится краткое описание самой поэзии, ее социального содержания и формы. Ритмика, стиль и лексика той эпохи отпугивают нетерпеливого читателя от знакомства с эддическими стихами и скальдическими песнями, но одновременно они очаровывают и захватывают того, кто стремится проникнуть в мир этой поэзии, постичь ее образность и форму, воспринять ее ритмику. По форме и содержанию скандинавскую поэзию эпохи викингов можно разделить на три группы:

рунические стихи, эддические стихи и скальдические стихи. Говоря о рунических стихах, мы имеем в виду образцы поэзии, запечатленные на рунических камнях и в некоторых других надписях. Образцы этой поэзии можно встретить повсюду в Скандинавии и, в особенности, в Швеции .

Почти все они датируются приблизительно 970-1100-ми годами. Это, как правило, краткие хвалебные стихи в память об именитых людях, отличающиеся простым размером и легко доступные для понимания. Так, на камне из Хеллестада в Сконе, относящемся примерно к 1000-му году, стихи предваряет традиционная фраза: «Эскиль воздвиг этот камень в память о Токе, сыне Горма, своем славном предводителе». Далее следуют стихи:

Он не обратился в бегство В битве при Упсале .

Воины воздвигли В память о своем собрате Камень на кургане, Вырезав на нем руны .

Те, кто был всего ближе К Токе, сыну Горма .

По ритмике и стилю, но не по содержанию, большинство рунических стихов напоминает стихи эддические. Эти последние обычно повествуют об общегерманских или скандинавских героях древности или о скандинавских языческих богах. Эти стихи сохранились в немногочисленных рукописях, записанных в Исландии в 1200-1300-х годах .

Авторы их неизвестны, и установить, когда они были созданы, в эпоху викингов или позднее, не представляется возможным. Их происхождение неизвестно. Вместе с тем, смысл многих изображений, относящихся к эпохе викингов, можно установить именно с помощью эддических стихов .

В первую очередь это относится к историям о Сигурде, убийце Фафнира, в которых рассказывается о мужестве и подвигах, о сокровищах и предательстве, о любви и судьбе. Сюда же можно причислить историю о рыбалке бога Тора, когда он поймал на удочку Мидгордского Змея. На этом основании можно сделать вывод, что подобные саги и мифы уже существовали в эпоху викингов. Строфика эддических стихов воспроизведена на некоторых рунических камнях. Пространная надпись на одном из рунических камней, прекрасном камне Рекстен в Эстергетланде, Швеция, содержит строфу из стихотворения, в котором, по всей вероятности, рассказывалось о европейском герое древности, Дидрике из Берна, Основываясь на этом факте, можно утверждать, что в Скандинавии эпохи викингов существовали стихи о богах и героях древности, содержание, форма, ритмика и стиль которых были те же, что в стихах Эдды, известных нам по исландским рукописям .

Большинство скальдических стихов дошли до нас, благодаря исландским сагам, записанным в конце 1100-х годов и в 1200-е годы. Здесь пространные песни разбиты на отдельные строфы, которые вставлены в прозаическое повествование для усиления его эффекта. Поэтому зачастую трудно бывает представить себе структуру этого стихотворения в целом .

Большая часть скальдической поэзии – это восхваление знаменитых королей и хевдингов. Создавались стихи, по всей вероятности, не менее знаменитыми скальдами и были приурочены к определенным случаям. В противоположность эддическим стихам, стихи скальдов повествуют о современных им событиях, и нередко мы имеем возможность соотнести их с тем или другим эпизодом истории того времени. Поэтому скальдические стихи поддаются довольно точному датированию, и можно предположить, что многие их них доносят до нас сквозь даль веков слова и память о том времени, несмотря на то, что созданы они были много лет назад. Стихи скальдов отличают сложная метрика и особый художественный стиль, и это свидетельствует о том, что создавались они для подготовленного слушателя. Можно утверждать, что многие строфы дошли до нашего времени именно благодаря тому, что скальдическая поэзия считалась одним из наиболее изысканных видов искусства. Единственная, полностью сохранившаяся строфа скальдического стихотворения, относящегося к тому времени, дошла до нас в надписи на руническом камне. Он находится в Карлеви на острове Эланд и датируется около 1000-го года .

Не всегда мы можем провести границу между руническими, эддическими и скальдическими стихами. Необходимо отметить, что большинство сохранившихся строф существует в позднейших записях, сделанных в Исландии. Большая часть известных нам скальдических стихов также была создана в Исландии. Много таких стихов было и в Норвегии, а что касается Швеции, то в средневековых рукописях стихов эпохи викингов не сохранилось. В Дании подобного рода поэзию можно, по всей вероятности, найти в труде Саксона Грамматика «Gesta Danorum»

(«Деяния Данов»), относящемся, приблизительно, к 1200-1208 годам. Но здесь эти стихи воспроизводятся на искусной латыни, иногда в гекзаметре, и тем самым форма их полностью трансформирована .

Несмотря на то, что поэзия трех скандинавских стран дошла до нас не в равной степени, можно утверждать, что поэзия являлась общим фактором для всей скандинавской культуры. Содержание этой поэзии, ее форма, ритмика и язык ценились не только в Исландии и Норвегии, но и повсюду в Скандинавии. Мы в полной мере можем воспользоваться этой поэтической сокровищницей, дошедшей до наших дней через Исландию, для освещения многих явлений эпохи викингов, присущих всей Скандинавии. Эта поэзия демонстрирует нам характерное для того времени чувство формы и стиля .

В некоторых стихах мы обнаруживаем сведения о событиях древности, а язык их бывает зачастую крайне архаичным. Многие явления эпохи викингов можно адекватно описать, лишь прибегая к древнему словарному запасу Скандинавской поэзии, а некоторые аспекты их деятельности, например, мореплавание и навигацию того времени, можно представить себе лучше всего именно благодаря многообразным формам выразительности, к которым прибегали при их описании авторы скальдических и эддических стихов .

Поэзия была излюбленным развлечением. Древнескандинавское слово «скальд» (происхождение которого неизвестно) встречается уже в самом начале эпохи викингов на некоторых рунических камнях. Интересно, что искусство поэзии не было исключительно прерогативой мужчин. Так, около 930 года в Норвегии была известна поэтесса Йорунд Скальдмэр (последнее означает «девушка-скальд») .

Выше уже отмечалось, что искусство скальдов считалось престижным делом, и в силу этого скальды пользовались особым уважением. Многие скальды были членами дружины короля или хевдинга, нередко они являлись особо доверенными лицами, приближенными к своему господину .

Главной задачей скальда было прославлять своего господина, умножая его славу. Свое искусство они демонстрировали перед собравшимися, например, в пиршественном зале, в доме своего господина. Особо ценилась в искусстве скальдов их способность к импровизации. Бывали случаи, когда поэтическая строка рождалась непосредственно в ходе какого-либо драматического события, например, в разгар сражения .

Возможно, некоторые эддические стихи также были творением скальдов. Можно представить себе, что по вечерам, во время традиционных сборов дружины, они, как знающие толк в поэзии, по просьбе собравшихся цитировали стихи Эдды. Эпизод, когда читались стихи Эдды, описан у Снорри Стурлусона около 1230 года в саге об Олаве Святом. Ранним утром, перед знаменитой битвой при Стиклестаде, во время которой был убит король Олав, он попросил скальда своей дружины Тормуда Кольбрунскальда процитировать ему эддическое стихотворение .

Тормуд выбрал стихотворение «Бьяркемоль» о великом сражении героя древности, короля Рольфа Краке, и верных ему людей. Тормуд произносил стихи так громко, что вся дружина пробудилась от сна и благодарила его за удачный выбор стихотворения, строки которого оказали им большую моральную поддержку. По всей вероятности, эддические стихи, легко доступные для понимания и повествующие о драматических событиях, были в то время известны и за пределами узкого круга королевского воинства .

Скандинавская поэзия имеет много общего с поэзией других регионов, где в ходу были германские языки. В частности, применялась аллитерация, но в противоположность германскому стихосложению скандинавская поэзия состояла из строф и, как правило, в каждой строке имелось строго определенное число слогов. Заметно стремление иметь минимальное количество слогов в строке. Краткость, сжатость, особая ритмика и стиль поэзии скальдов – явление уникальное, которое больше нигде не встречается. Самые древние из сохранившихся скальдических стихов относятся, вероятно, к концу 800-х годов, и многое указывает на то, что своеобразный размер и стиль скальдического стиха возникли на раннем этапе эпохи викингов .

Двумя главными размерами эддической поэзии были «fornyrdislag»

(«размер древних слов») и «ljodahattr» (очевидно, это означает «размер магических песен»), хотя лишь небольшая часть сохранившихся стихов носит магический характер. Первый из размеров встречается в стихах, запечатленных почти на всех рунических камнях, например, на уже упоминавшемся выше камне из Хеллестада. Встречается он и в некоторых скальдических стихах, но у скальдов он особой популярностью не пользовался. «Размер магических песен» вне эддической поэзии встречается крайне редко .

«Размер древних слов», если его коротко охарактеризовать, имеет в строфе восемь коротких строк, где каждая состоит из двух ударных слогов, и изменяющееся (чище два) число неударных слогов. Пары строк соединены аллитерацией и составляют одну длинную строку. Аллитерация в первой части обычно включает два слова, а во второй – одно слово с первым ударным слогом. Строфа разделена на две полустрофы, причем каждая образует единое целое .

Этот размер можно продемонстрировать на третьей строфе стихотворения «Волуспа» («Прорицание Вельвы»). Эта строфа повествует о времени, предшествующем созданию мира. Великан Имир – существо из языческой мифологии, но в стихотворении прослеживается и влияние христианства. Аллитерации не подчеркиваются, а правила аллитерации те же, что характерны для всей скандинавской поэзии: согласные рифмуются с согласными, а все гласные рифмуются друг с другом. Снорри Стурлусон в своем учебнике поэзии рекомендует, чтобы рифмующиеся гласные, по возможности, отличались друг от друга .

В древности В дни Имира Не было ни песка, ни моря, Не было бушующих волн, Не было земли И небосвода .

Кругом была пустота, Нигде не было травы .

Размер лирических стихов представляет собою двустрочный стих, рифмующейся по тем же правилам и сопровождаемый третьей строкой с двумя или тремя ударными слогами, имеющими собственную аллитерацию без связи с двумя другими строками. Обычно такие трехстрочные единства объединяются в шестистрочную строфу. Наиболее важным различием между этими двумя размерами является то, что в размере магических стихов строфа состоит из шести, а не из восьми строк и что строка третья и строка шестая аллитерируются только друг с другом. Все, дошедшие до нас образцы «размера магических стихов», существуют в форме прямой речи .

Яркой иллюстрацией такого размера является произведение «Хавамаль»

(«Речь Высокого»), несколько строф в поэтическом переводе на датский Мартина Ларсена приводилось выше. Здесь ниже приводится почти буквальный перевод одной из строф:

Животные умирают, Родичи умирают, Сам умираешь тоже .

Но добрая слава Не умирает никогда Для того, Кто ее заслужил .

Размер скальдической поэзии это, прежде всего «drottkvet» или «героический размер». Строфа имеет восемь строк, в каждой из которых шесть слогов. Три слога в каждой строке должны быть ударными, а предпоследний слог в строке должен быть долгим и ударным, между тем как последний слог должен быть безударным. Строки попарно связаны аллитерацией, как в ритмике древнего стиха, а первая строка в такой паре должна иметь два слога, связанных аллитерацией. Все строки должны иметь внутреннюю рифму. Таким образом, к метрике героического стиха предъявляются достаточно строгие требования .

Строфа в героическом стихе распадается на две части, и каждая представляет собою единое целое, но порядок слов в каждой полустрофе не имеет ничего общего с нормальной речью или прозой, что затрудняет ее непосредственное восприятие. Кроме того, скальдическая поэзия часто прибегает к парафразам мифов о богах и легенд о героях, поэтому она часто таит в себе загадки, разгадать которые под силу только сведущему слушателю. Эти парафразы являются составной частью искусства скальдической поэзии. Именно поэтому Снорри включил истории о богах и героях в свой учебник поэзии. Он разделяет эти две главные формы поэзии скальдов на хейти (heiti) и кеннинги (kenninger). Хейти – наиболее простая метафорическая форма, которая встречается в поэзии повсюду в мире. Она представляет собою метафоры, выражаемые с помощью синонимов, причем часто употребляются редкие, неестественно звучащие выражения, заменяющие обычные слова. Кеннинги также отнюдь не являются присущими исключительно скальдической поэзии, но здесь они применяются гораздо шире, чем в каком-либо другом поэтическом жанре .

Кеннинги – наиболее характерный элемент скальдической поэзии. Кеннинг состоит из двух частей: главного слова и определяющего слова. Последнее употребляется в родительном падеже или является первой частью главного слова. Определяющее слово может само быть двухчастным кеннингом, и, таким образом, метафора может состоять из четырех или даже пяти частей .

Скальдическая поэзия насчитывает многие тысячи образцов кеннингов, в частности, таких, как «море раны» или «пот меча», (то есть кровь), «кормилец воронов» (воин), «конь волн» (корабль), «поле золотого кольца» (женщина), «пламя Рейна» (золото), «бремя карликов» (небосвод) .

Два последних кеннинга станут понятны, только если знать, что золотой клад, о котором рассказывается в Саге о Волсунгах и который Сигурд отвоевал у дракона Фафнира, покоится на дне Рейна, а небесный купол поддерживается карликами .

По причине сложной ритмики скальдической поэзии, необычного порядка слов и множества изысканных, сложных метафор невозможно быть уверенным в точности перевода поэзии скальдов, которая допускает разные толкования. Но можно приблизиться к пониманию цитируемой строфы из стихотворения Эгиля Скаллагримссона – типичного образца скальдической поэзии. Строфа взята из саги Эгиля, созданной им в 1200-е годы, и связана с описанием следующего события. Эгиль и его брат Торольф принимали участие в большом сражении на стороне короля Ательстана. Торольф был убит. Во время пира после этой битвы, происходившего в пиршественном зале у Ательстана, король сидел на почетном возвышении, а Эгиль находился напротив него на скамье. У обоих мечи лежали на коленях. Эгиль был в гневе и печали. Спустя некоторое время король снимает с руки большое золотое кольцо и, насадив его на кончик своего меча, направляется к Эгилю и через очаг протягивает ему насаженное на меч кольцо. Эгиль встает с места и выходит из-за стола .

Он поддевает кольцо концом своего меча, берет его себе и возвращается на свое место. Затем он снова кладет меч на колени, поднимает рог с питьем и произносит строфу стиха .

Стих в возможно точной передаче, с объяснением кеннингов и с переводом порядка слов на язык нормальной прозы, без учета ритмики, звучит так: «Король повесил мне на руку золотое кольцо, я принял кольцо на свой меч. Король одобрил это». Кеннинги с помощью иносказаний и метафор вызывают ассоциации со сражением и смертью. Ательстан подарил Эгилю золотое кольцо. В песне упоминается Хед. Это один из богов, брат и убийца доброго бога Бальдра. Это создает предчувствие катастрофы .

Скальдическая поэзия не поддается точному переводу. Но классик датской литературы Йоханнес В. Йенсен сделал вольный перевод саги

Эгиля:

На окровавленном мече Цветок из золота .

Лучший из правителей Чествует своих избранных .

Воин не может быть недоволен Столь великолепным украшением .

Воинственный правитель Умножает свою славу Своей щедростью .

ЭКСПАНСИЯ Причины экспансии и ее начало Основы современной Скандинавии были заложены в эпоху викингов .

Никогда прежде здесь не происходило так много преобразований за столь короткое время и никогда, ни прежде, ни потом, скандинавы не играли столь важной роли в мире. Именно это обстоятельство способствовало мифологизации эпохи викингов. И не без основания. Викинги привыкли странствовать по всему свету. Повсюду они чувствовали себя как дома: от Лимерика на западе и до Волга на востоке, от Гренландии на севере и до Испании на юге. Они выступали в самых разных ипостасях: грабителей и разбойников, вымогателей дани, наемных солдат, завоевателей, властителей, военного сословия, крестьян-поселенцев, путешественников, открывателей новых земель, колонизаторов незаселенных регионов, а также выполняли множество других ролей. Благодаря превосходным кораблям и искусству мореходов, география их распространения была обширна, велики были их военные успехи, и высшие классы общества отличались необычайной мобильностью и агрессивностью. Они имели возможность знакомиться с самыми ра_зными культурами, долгие годы общались с самыми разными народами (фризами, саксами, славянами, балтами, финнами, саамами), и в этом, видимо, коренилась их необыкновенная способность приспосабливаться к любым условиям. Но в чем была причина, в чем коренились мотивы этой необычайной волны активности викингов за пределами их собственной земли?

Сразу же после эпохи викингов многие пытались давать этому простые объяснения. Так, например, около 1200 года священнослужитель Дудо из Нормандии высказал предположение, что викингские походы были обусловлены перенаселенностью Скандинавии, поскольку, по его словам, «скандинавы без меры предавались излишествам, погрязли в беспутстве и в постыдном и незаконном сожительстве со многими женщинами рождали бесчисленное потомство. Полстолетия спустя уже упоминавшийся Адам Бременский писал, что норманны становились викингами по причине бедности, и он утверждал, что именно христианство (организационно подчиненное его епископату) заставило диких данов, норвежцев и свеев прекратить викингские походы. Прежде они могли лишь „точить зубы, как истые варвары, а теперь воспевают хвалу Господу. Взгляните лишь на этих викингов. Прежде мы читали о них, как они нападали на галлов и германцев, а теперь довольствуются жизнью в собственной стране и могут сказать вслед за Апостолом: „Здесь мы имеем не только нынешнее поселение, но также и будущее“. А в исландской литературе 1200-х годов отражена мысль о том, что походы из Норвегии около 900 года были вызваны тиранией королевской власти и стремлением Харальда Прекрасноволосого к воссоединению страны. В 1200-х годах король Норвегии утвердил свое господство над Исландией, которая до этого была свободной .

В этом последнем утверждении есть, вероятно, известный исторический смысл, поскольку не только в Норвегии, но и в других регионах Скандинавии сообщается о хевдингах, королевских сыновьях или других претендентах на трон, которые вынуждены были искать счастья в чужих землях или были попросту изгнаны из страны. Но ничто не указывало на то, что Дудо был прав, говоря о перенаселенности страны, а утверждение Адама Бременского, что причиной викингских походов явилось варварство скандинавов, которое могло быть излечено христианством, явно несостоятельно. Из многих скандинавских скальдических песен и надписей на рунических камнях со всей очевидностью явствует, что главными побудительными мотивами викингских походов были поиски славы и богатства. Западноевропейские письменные источники подтверждают, что викинги искали не только легкого обогащения, но также и торговых баз и новых мест для поселений .

В Скандинавии происходили коренные общественные преобразования, и многие стремились избавиться от связывавших их на родине социальных пут и отправиться в чужие земли на более или менее значительное время .

Начиная с 840-х годов войска викингов перестали возвращаться на зиму в родные края, разбивая повсюду свои лагеря. Во многих местах были полчища таких искателей приключений, которые не были особенно привязаны к родной земле, имели за плечами долгие годы викингских походов и, в конце концов, селились за пределами Скандинавии, например, в Нормандии или Англии. Те, кто впоследствии возвращались домой с богатством и золотом, использовали добытые на чужбине богатства для утверждения на родине своего могущества и власти. К таким людям можно причислить короля Норвегии Харальда Сурового Правителя. Но викинги совершали набеги и внутри Скандинавии, поскольку короли и хевдинги нуждались в больших доходах, чтобы содержать войско и сохранять завоеванную власть. Походы королей могли также быть звеном во внешнеполитической игре или имели целью завоевание какой-либо одной определенной страны. Это, например, относится к походу Свена Вилобородого на Англию в 1013 году .

Далее, походы могли быть обусловлены и тем, что Скандинавия имела многочисленные связи с Европой еще до эпохи викингов, а в Северной Европе в 700-е годы наблюдался экономический расцвет, и возникали торговые центры на морском и речном побережье Западной Европы, Англии и Балтики, а также прокладывались торговые пути на Русь. Около 840 года, в период активизации походов, уже существовала целая сеть торговых центров, таких, как, например, Квентович, чуть южнее Булони, и Дорестад на Рейне, Хемвик (предшественник Саутхемптона), Лондон и Йорк в Англии, Рибе, Хедебю, Каупанг и Бирка в Скандинавии, а также на южном и восточном побережье Балтийского моря – Ральсвик в Германии, Волин и Трузо в Польше, Гробиня в Прибалтике (нынешняя Латвия) и Старая Ладога на севере Руси, на пути в крупные торговые центры на Востоке .

В обращении находилось гораздо больше, чем прежде, самых разнообразных товаров, что давало больше возможностей для грабежей и вымогательства дани, как в Скандинавии, так и за ее пределами. Таким образом, возник плацдарм для экспансии скандинавов в эпоху викингов .

Политическая структура в большинстве регионов была в значительной степени расплывчатой и нестабильной. В этот период Византия все еще оставалась могущественной державой, однако страны Западной Европы и Британские острова все еще находились в процессе становления и преобразования. Англия, к примеру, оказалась под властью одного короля лишь в 954 году, а огромная империя Карла Великого в 843 году, через 29 лет после его смерти, после целого периода смуты и раздоров, была поделена между его внуками, и эти вновь возникшие государства неоднократно преобразовывались на исходе столетия. В Киевской Руси в 800– 900-е годы возникло великое княжество, во главе которого находились князья, имевшие скандинавские корни. Викинги умело пользовались ситуацией. Слухи о возможностях добыть много золота и серебра, о легкой добыче и новых землях распространялись быстро. В самой Скандинавии викинги зачастую вели себя так же, как и в других землях, продолжая набеги .

Близко к истине, вероятно, подошел английский историк Питер Сойер, когда он в 1971 году охарактеризовал бурную активность викингов за пределами Скандинавии лишь как усиление уже имевшего место процесса, но теперь, в силу особых обстоятельств, приобретшего невиданные масштабы. Развитие кораблестроения, появление кораблей, пригодных для дальних морских походов, общий расцвет экономики, использование периодов ослабления и внутренних распрей в других странах – именно эти обстоятельства и явились причиной расширения викингской экспансии. К этому, возможно, следует добавить общественное развитие в самой Скандинавии, а также условия жизни в этом регионе. Сами по себе эти факторы едва ли могут считаться решающими, тем не менее, они, несомненно, могли побуждать в людях жажду приключений, веру в свои силы и фатализм. На карту ставилось само существование, и для многих скандинавов викингские походы и путешествия в чужие земли стали образом жизни .

В Грипсхольме, в Седерманланде (Швеция), в 1040 году был воздвигнут рунический камень в память об одном из многих, кто последовал за хевдингом Ингваром из Средней Швеции в его неудачный, но, тем не менее, знаменитый и воспетый во многих сагах поход на восток и на юг в Серкланд, то есть в страну сарацинов (здесь, вероятно, имеется в виду арабский халифат со столицей в Багдаде). Надпись гласит: «Тола воздвигла этот камень в память о своем сыне Харальде, брате Ингвара» и заканчивается стихами:

Они мужественно Пустились в далекий путь За золотом .

И там, на востоке, Стали пищей для орлов .

Они погибли на юге, В Серкланде .

Во время сражения избежал гибели некий Скарде, в честь которого король Свен Вилобородый воздвиг рунический камень неподалеку от Хедебю: «Король Свен воздвиг этот камень в память о своем дружиннике Скарде, который отправился в поход на Запад (то есть в Западную Европу и Англию), но теперь он нашел смерть близ Хедебю» .

А вот для того, кто некогда, в конце эпохи викингов, торжествуя вырезал стихи рунами на серебряном шейном обруче, который был найден на острове Сенья в Северной Норвегии, все наверняка завершилось благополучно: «Мы отправились, чтобы встретиться с воинами из Фрисландии, но именно нам довелось делить военную добычу». Вместе с тем, подчас жестокие набеги викингов не должны заслонять того факта, что на протяжении всей эпохи викингов скандинавы поддерживали мирные связи с внешним миром, согласно общепринятым тогда нормам общения и в соответствии со специальными договоренностями. Международная торговля процветала, а вместе с ней и скандинавские города и торговые центры. Существовали дипломатические контакты, посещения официальными скандинавскими посланниками других стран, откуда в Скандинавию также приезжали представители. Среди них были и миссионеры. Дружины викингов, находившиеся за пределами Скандинавии, почти не имели связи с родиной, так что местные короли или предводители не могли нести ответственность за чинимые ими за рубежом грабежи и насилия. Так, король Южной Англии, Уэссекса, Альфред Великий, принимал у себя в качестве гостя норвежца Оттара из Холугаланда и расспрашивал его о жизни в родных краях. И это происходило около 890 года, когда викинги еще представляли серьезную угрозу .

Далеко не все скандинавы, поселявшиеся за пределами своей страны, приходили в чужие земли как завоеватели, с мечом в руке. На пустынных землях Северной Атлантики они появлялись в качестве поселенцев, а во многих других местах они были лишь одними из немногих представителей других народов. Представление о связи определенной культуры с определенным регионом возникло гораздо позднее. Многое викинги также нанимались на службу к иноземным государям и часто занимали высокие должности при дворе. Приобщившись к христианской вере, викинги могли служить как в Западной Европе, так и на Британских островах, а также заключать браки с королевскими дочерьми. Религия была важнейшим культурным водоразделом между скандинавами и христианами .

Во многих местах набеги викингов имели катастрофические последствия и, главным образом, в локальном плане. Но зачастую на них напрасно возлагали вину или приписывали им ответственность за бедствия, обрушившиеся в этот отрезок времени и, чаще всего, обусловленные междоусобной борьбой между местной знатью и властителями. Например, противостоящие друг другу ирландские группировки не хуже викингов грабили и жгли монастыри, и повсюду шла внутренняя борьба. Нередко заключались договоры с профессиональными и мобильными отрядами викингов о поддержке той или иной стороны. Мятежные представители знати и претенденты на трон также часто присоединялись к войску викингов или к викингскому государству, чтобы сообща выступить против законного правителя собственной страны. В некоторых регионах викинги обосновывались лишь на короткое время и являлись здесь единственной чужой этнической группой, которая участвовала в исторических событиях того или иного государства. В военные походы отправлялись и мавры из арабского государства в Испании, и мадьяры из Венгрии, и им также приходилось давать отпор .

Одной из причин гиперболизированных представлений относительно опустошений, производимых викингами, являлось то, что письменные источники приводили преувеличенные данные о численности войск и флотилий викингов. Обычно эти данные округлялись, и авторы предпочитали приводить огромные цифры в силу моральных соображений и литературной занимательности. Так, например, «Вертинские анналы» – рукопись из аббатства Св. Бертина на севере Франции – повествуют о том, что король Дании Хорик в 845 году послал в морской поход на Эльбен флотилию из 600 кораблей (одно скандинавское судно могло вместить около полусотни человек). Или, например, уже упоминавшийся священник Аббо рассказывает, что войско викингов, участвовавшее в осаде Парижа в 885-886 годах, насчитывало 40 000 человек, в то время как защитников города было две сотни или даже того меньше. А в Хронике Регино говорится, что после победы Алана из Бретани в 890 году лишь 400 викингов из пятнадцати тысяч вернулись к своим кораблям. Войско или «лид» насчитывало обычно около сотни или несколько сот человек. Но когда войска объединялись, а это происходило время от времени, то численность их могла быть гораздо больше, как, например, во время похода на Англию в 865-880-х годах. А войско, завоевавшее всю Англию в начале 1000-х годов, было, вероятно, гораздо больше. В 840 году, когда викинги направились в разные регионы, то их общая численность могла быть достаточно большой .

Викингам приписывалась необычайная кровожадность и жестокость, и это обычно объяснялось моралью их языческой религии, Во многих христианских письменных источниках того времени рассказывалось о грабежах, чинимых язычниками, во время которых они убивали множество народа. Однако и христиане не менее рьяно грабили и убивали друг друга .

Представление о неистовых викингах давали христианские саги и исторические документы, которые уже тогда создавались христианами. Так, классический якобы пример особой жестокости – вырезание викингами орла на спине жертвы – возник в 1100-х годах. Причиной, скорее всего, явилось неправильное истолкование сложного скальдического стиха, где об этом будто бы говорится конкретно, на самом же деле это характерная для скальдического стиха поэтическая метафора. Речь шла о том, что король Элла был убит Иваром (исторической предпосылкой было завоевание викингами Йорка в 866 году), и приводится захватывающая история том, как на его спине была вырезана фигура орла. В более поздних источниках «вырезание орла» уже описывается как языческий ритуал во славу бога Одина и говорится о том, что спина жертвы вскрывается, ребра загибаются и наружу вытаскиваются легкие, таким образом, что все это напоминает орла. Этот «литературный» языческий садизм впоследствии завораживал многих, Викингская экспансия стала серьезной угрозой для Западной Европы и Британских островов в конце 700-х годов. «Англосаксонская хроника»

повествует, что во времена короля Бритрика (король Уэссекса в 786-802-е годы) в Англии появились первые корабли с данами (несомненно, здесь имеются в виду викинги). Они прибыли на трех кораблях, и когда королевский наместник прискакал к ним, полагая, что это купцы, и пригласил последовать вместе с ним к королевскому двору, они его убили .

Уже в 792 году Оффа, король другого английского королевства, Мерсии, был занят организацией обороны в Кенте против язычников, которые приплыли морем на кораблях. А в 800 году император Карл Великий организовал оборону вдоль северного побережья Франции до Сены «против морских разбойников, которыми кишит море, принадлежащее галлам» .

В 793 году произошло нападение, которое традиционно знаменует собою начало эпохи викингов. Речь идет о разграблении монастыря в Линдисфарне, на небольшом острове у побережья Северо-Восточной Англии. Вот как об этом сообщается в «Англосаксонской хронике»: «В этом году были жуткие знамения в Нортумбрии (третьем королевстве Англии), которые безмерно напугали всех жителей. Кружили сильные вихри, сверкала молния, а в небе видели летящих драконов, изрыгающих пламя. Вскоре после этих знамений начался сильный голод, а в том же году, 8 июня, полчища язычников разграбили и разрушили Божий храм в Линдисфарне и убили много людей». Ученый Алкуин из Йорка, который руководил придворной школой Карла Великого в Аахене, был потрясен и направлял в Англию послания. В них он увещевал вести праведную жизнь, дабы избежать кары Божьей, которой и были набеги викингов. Королю Нортумбрии Этельреду он написал следующее: «Подумай о том, что почти 350 лет мы и наши праотцы жили в этой прекрасной стране, и никогда прежде не обрушивались на Британию столь ужасные бедствия, как те, что навлекли на нас язычники. Никто и думать не мог, что такая напасть может случиться. Взгляни только, церковь Святого Кутберта запятнана кровью служителей Господа, она разграблена и лишилась всех своих сокровищ .

Место, священное для всех британцев, отдано на разграбление язычникам»… В 795 году викинги достигли Шотландии и острова Йона, где они напали на монастырь досточтимого Св. Колумбаса, а затем добрались до Ирландии. В 799 году был разграблен монастырь Св. Филиберта на острове Нормонтье в устье реки Луары. В последующий период викинги совершали набеги на все Британские острова, на материк и колонизовали острова Северной Атлантики и регионы, которые были почти лишены населения .

Поселения викингов в Исландии появились, очевидно, около 870 года .

Колонизация Фарерских островов началась, вероятно, несколько раньше, а поселения в Гренландии выходцев из Исландии возникли впервые примерно в 985 году. Около 1000-го года скандинавы из Гренландии достигли берегов Америки .

На востоке выходцы из Средней Швеции и Готланда стали селиться на восточном побережье Балтийского моря еще до начала викингских походов на запад, и в течение 800-х годов колонисты появились в разных районах южного побережья Балтийского моря и в Восточной Европе. Возникли связи с Византией и Халифатом, а викинги доходили на юге до Черного и Каспийского морей .

Западноевропейский континент Исторические предпосылки Первое зафиксированное вторжение на западноевропейский континент относится к 810 году. Об этом упоминается во франкских государственных анналах, и касалось оно Фрисландии, которая затем в течение многих лет была в центре интересов викингов. Поход, о котором говорится во франкских анналах, был, несомненно, государственным мероприятием. Он явился результатом конфронтации между Данией во главе с Годфредом и Францией, управляемой Карлом Великим, куда входила также Фрисландия .

Этот поход был предпринят спустя два года после того, как Годфред начал возведение пограничного вала, и год спустя после того, как были прерваны переговоры, и на границе была возведена крепость франков. Именно в этом году Карл Великий планировал начать военный поход против Годфреда .

Согласно имеющимся данным, флотилия викингов состояла из 200 кораблей, то есть их было много. Фрисландия была разграблена и обложена данью. Было выплачено 100 фунтов серебра. Император Карл Великий собрал войско и разбил лагерь у реки Весер, где он стал поджидать Годфреда с его войском. Однако Годфред был убит одним из своих приближенных, а его наследник заключил с императором мир. Сам Карл Великий умер в 814 году, и ему наследовал его сын Людовик Благочестивый .

Первое зафиксированное нападение с моря (если не считать эпизода на острове Нормонтье в 799 году) имело место в 820 году. Согласно анналам, флотилия состояла из 13 судов, которые сначала попытались высадиться на побережье Фландрии, но их нападение было отбито береговой стражей .

Затем викинги намеревались разорить район в устье Сены, но и здесь их вынудили отступить. Удача сопутствовала им лишь на юге Франции, на побережье Аквитании, где они захватили большую добычу. В целом же оборона побережья, организованная Карлом Великим, оказалась весьма эффективной .

Затем франки прибегли к другой форме береговой обороны .

Викингским хевдингам стали раздавать земли близ устьев больших рек с тем, чтобы они охраняли их от нападения других морских разбойников .

Так, Харальд Клак получил в 826 году в лен, то есть в пожизненное пользование на условиях несения службы, Рюстринген, район близ истока реки Весер, на границе между Фрисландией и Саксонией. Он был одним из трех датских королей и долго служил франкам. Его положение на родине было шатким, и Рюстринген был для него своего рода запасным плацдармом, где он рассчитывал укрыться в случае своего свержения, которое на самом деле произошло уже в 827 году. Вскоре он, а вслед за ним многие другие, стал использовать междоусобную борьбу, разыгравшуюся во Франции .

Борьба происходила между Людовиком Благочестивым и его тремя сыновьями – Лотарем, Людовиком и Карлом. Борьба эта длилась много лет .

Людовик Благочестивый в 833 году был взят ими в плен и свергнут с престола, но поскольку сыновья никак не могли между собой договориться, то он сохранил формальное верховенство в стране. Однако ему не удалось сплотить вокруг себя могущественных представителей знати. Оборона страны ослабла, и этим воспользовались викинги. В 834 году, а затем в 835, 836 и 837 годах подвергся разграблению Дорестад, находившийся на берегу одного из рукавов Рейна. Это был один из крупнейших торговых центров в Северной Европе. Дорестад был важным звеном в сети торговых центров, он был связан с другими странами, а также с Хедебю и с Биркой. Король Хорик Датский в 838 году заявил, что он не несет ответственности за эти нападения, и сообщил императору, что он захватил и казнил предводителя морских разбойников. За это он потребовал отдать ему Фрисландию, но получил отказ .

Мятежный Лотарь и Харальд Клак, наверняка, стояли за этими и другими грабительскими походами. Организация обороны посредством строительства крепостей отнимала много времени у Людовика Благочестивого в последние годы его правления (он умер в 840 году) и помешала ему решить другие задачи. Около 841 года «Бертинские анналы»

сообщают следующее: «Харальд (то есть Харальд Клак), который вместе с другими датскими разбойниками много лет в угоду ему (Лотарю) навлекал на Фрисландию и другие христианские районы на побережье столь много бед, чтобы нанести урон его (Лотаря) отцу, получил за эту услугу от него (Лотаря) Вальхерен и несколько других близлежащих территорий. Это поистине постыдное деяние, достойное презрения – поставить во главе христианской страны, народа и церкви Христовой тех, кто навлек на христиан столь много бед» .

Дар был поистине огромен, поскольку с острова Вальхерен, который находился в Зееланде, куда впадают такие большие реки, как Рейн, Маас и Шельда, можно было не только охранять, но и использовать и держать под своим контролем крупные торговые операции. Два года спустя, а именно в 843 году, большая франкская империя формально была поделена на три государства. К Лотарю отошли земли от Италии до Фрисландии («Срединное королевство»), Людовик Немецкий получил ВосточноФранкское королевство от Саксонии до Баварии, а Карлу Лысому досталось Западно-Франкское королевство .

К тому времени викингские походы стали для многих весьма прибыльным занятием, и их невозможно было остановить. В 835 году был предпринят поход в Южную Англию. Многие отправились в этот поход, а в Ирландии грабежи возобновились с новой силой. Монастырское подворье на острове Нормонтье, центр торговли солью и вином, к тому времени уже переместилось в более безопасное место. В 841 году викинги поплыли вверх по Сене и стали там требовать дани, а затем разграбили Руан. Год спустя они напали на Квентович, центр торговли с Англией, а в 843 году, в день Св. Иоанна они разграбили Нант. День был выбран удачно, поскольку в связи с церковным праздником здесь находились толпы народа и были устроены большие торги. Говорили, что это нападение было совершено по договоренности с мятежным графом, который не желал верховенства над собою Карла Лысого и сам стремился захватить Нант. Лотарь и Людовик Немецкий также, очевидно, время от времени использовали союзы с викингами, чтобы ослабить власть своего брата Карла. К 843 году относятся первые сведения о том, что войско викингов перезимовало на европейском континенте. Это произошло в Нормонтье, и в «Вертинских анналах» сообщается, что викинги перевезли на остров дома и стали устраиваться, словно собирались поселиться здесь навечно. Викинги в Нанте были названы «вестфолдингами», то есть «людьми из Вестфолла», области близ Осло-фьорда. Других викингов называли датчанами, хотя среди них, несомненно, были также выходцы из Швеции. Походы теперь приобретают интернациональный характер и осуществляются с учетом политической конъюнктуры и обороноспособности в разных регионах континента и на Британских островах. Прежде всего, от нападений викингов страдало Западно-Франкское королевство Карла Лысого. Но викинги не оставляли в покое и другие королевства, и теперь они добрались до Средиземного моря .

845 год оказался судьбоносным. Были разграблены районы Сены, Париж и даже укрепления на острове Ситэ. Это произошло в день Пасхи, 28 марта, и Карл Лысый выплатил викингам 7 000 фунтов серебра для того, чтобы они убрались восвояси. Это была первая из его многочисленных выплат викингам. Впрочем, радости от этой добычи им было немного .

Предводитель викингов Регнар (который увез с собою в качестве сувенира засов от городских ворот Парижа), а также все его спутники умерли по пути домой или уже дома, «пораженные слепотой и безумием», от эпидемии, воспринятой как «кара Божья». Датский король Хорик, который в том же году разорил Гамбург, тоже посчитал, что за этим скрывается «Божий промысел», и предложил освободить всех пленных христиан и возможно даже вернуть награбленные сокровища. Он, вероятно, также принимал участие в большом походе на франкские державы .

Однако эпидемия не остановила викингов. Не помогло также совместное послание королю Хорику, отправленное в 847 году от всех трех франкских королей, в котором они пригрозили ему войной. В 860 году монах Эрментариус из Нормонтье ярко живописал беды, которые принесли стране викинги: «Число кораблей растет. Бесконечный поток викингских полчищ не иссякает. Повсеместно христиане становятся жертвами убийц, повсюду пожары и грабежи. Викинги сокрушают все на своем пути. Никто не в силах остановить их. Они захватили Бордо, Периге, Лимож, Ангулем и Тулузу. Анже, Тур и Орлеан они сравняли с землей. Бесчисленная их флотилия плывет вверх по Сене, по всей стране вершится зло. Руан разрушен, разграблен и сожжен. Захвачен Париж, Бове и Мийо, крепость Мелен сравнена с землей, осажден Шартр, Эвре и Байе разграблены. Все города осаждены» .

Жертвами стали не только города, церкви и монастыри. Пострадали также сельские жители. Много раз налагались контрибуции на население, «в том числе и на бедняков», только чтобы откупиться от викингов .

Викинги занимались грабежами и многих угоняли в рабство. В некоторых местах они основывали свои поселения, но неизвестно, долго ли они просуществовали, и сколько их было. В 845 году они «мирно осели на земле». Это было в Аквитании. А в 850 году им предоставили землю для поселения после того, как они разграбили побережье Сены. Причиной было то, что Лотарь готовил нападение на брата, и тогда Карл Лысый вступил в союз с грабителями .

В это время здесь орудовали самые разные отряды викингов, и в 861 году король Карл пообещал большую сумму денег войску викингов под предводительством Веланда, чтобы тот изгнал другое войско викингов, занявшее один из островов Сены. Веланд осадил это войско, солдаты которого страдали от голода и лишений .

Войско выплатило Веланду много золота и серебра, а само распалось и рассеялось, основав зимние лагеря на различных участках вдоль Сены. На следующий год Веланд примкнул к Карлу и был окрещен, а большая флотилия викингов уплыла восвояси. Но в 863 году Веланд был убит другим викингом. Политика натравливания викингов друг на друга, проводимая Карлом Лысым, на некоторое время была прекращена. В 864 году на всеобщем собрании в Питре были обнародованы указы короля .

Отныне королевским вассалам было запрещено присваивать себе лошадей и другую собственность свободного населения с тем, чтобы оно могло оказывать помощь королю в его борьбе против викингов. Одновременно под угрозой смерти было запрещено передавать лошадей и оружие викингам. Наиболее эффективным способом обороны против викингов явились укрепленные мосты через реки, а также укрепление городских стен и строительство новых крепостей в стране. Их начал сооружать еще Карл Великий и теперь активно продолжали его наследники. Результаты сказались уже во время долгой осады Парижа в 885-886 годах, которую столь ярко живописал священник Аббо. Несмотря на все усилия, викингам пришлось от Парижа отступить. Но устья рек и береговые районы Карл Лысый защитить не мог. Здесь находились базы викингов .

Некоторые из воспетых сагами походов викингов достигли Средиземноморья. Первая достоверно установленная экспедиция в Испанию состоялась в 844 году. При этом была, в частности, захвачена Севилья, но мавры быстро обратили викингов в бегство. Наиболее прославленный поход проходил под предводительством хевдингов Бьерна Йернсиде и Хастинга. Они вышли из Луары в 859 году на 62 судах и вернулись обратно лишь три года спустя, побывав во многих местах, в том числе, и в Испании, в Северной Африке, долине Роны и Италии и захватив большую добычу и множество пленных. Многого они лишились на обратном пути, но слух об их подвигах распространился далеко. Об этом походе повествуют «Вертинские анналы», арабские источники и более поздние источники Скандинавии и Нормандии. Об этом же Дудо сообщает в своей книге о нормандских завоевателях. Он говорит, что два хевдинга захватили небольшой итальянский городок Луна, полагая, что это Рим .

История эта забавна, но вряд ли правдоподобна. Столь опытные воины, как викинги, не могли допустить такую ошибку. Вместе с тем известно, что они основали зимний лагерь в дельте реки Роны, и отсюда совершали набега по всей стране, а в Италии они разграбили Пизу и другие города, в том числе, возможно, и Луну, которая находилась всего лишь на 60 километров севернее .

В 870 году продолжилось дробление империи Карла Великого. Лотарь разделил свои владения между сыновьями, и ту часть «Срединного королевства», которая отошла к его сыну Лотарю II (она получила название Лотарингия), впоследствии разлепили между собой Людовик Немецкий и Карл Лысый. Владения Карла Лысого доходили теперь по побережью до Рейна, и он сразу же заключил союз с хевдингом викингов Рюриком, который, по всей вероятности, был племянником Харальда Клака и давно уж утвердился в Дорестаде и во Фрисландии .



Pages:     | 1 || 3 |



Похожие работы:

«Стихотворения 1905 года. Александр Александрович Блок blokalexander.ru Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке http://blokalexander.ru/ Приятного чтения! Стихотворения 1905 года. Александр Александрович Блок "Шли на приступ. Прямо в грудь."...»

«Инженерный вестник Дона, №2 (2018) ivdon.ru/ru/magazine/archive/n2y2018/4944 Устойчивость стенки стального силоса при осесимметричном выпучивании и начальном искривлении оболочки, направленном внутрь М.М. Хасанов, Т.М. Чапаев, Б.Х. Амшоков Каб...»

«ПРИКАЗ Об утверждении Правил по профилактике и борьбе с лейкозом крупного рогатого скота f 1|№кд1 Министерства сельского х а м и т а и продовольствия Российской Федерации от 11 мая 1999 г. № 359 Зарегистрировано Министерством юстиции Российской Федерац...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" К...»

«МУ "Печорская межпоселенческаякрасный лес – мой Красный Яг Мой ЦБС" Центральная районная библиотека Библиотека-филиал № 13 поселка Красный Яг Мой красный лес – мой Красный Яг Летопись поселка в фотографиях, документа...»

«Цель производственной практики (производственно-исследовательской) Целями производственно-исследовательской практики являются: углубление и закрепление теоретических знаний и практических умений и навыков аспирантов; подготовка аспирантов к выполнению в условиях реального производственного процесса научно-...»

«Глава I ОБЩИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ И ОСНОВНЫЕ ДАННЫЕ САМОЛЕТА Ан-2 1. ТИП САМОЛЕТА, ЕГО НАЗНАЧЕНИЕ И ОСОБЕННОСТИ КОНСТРУКЦИИ Самолет Ан-2 (рис. 1.1) конструкции генерального конструктора по авиационной технике Героя Социалистическог...»

«ПАЦКАН ВАЛЕРИЙ ЮРЬЕВИЧ ОСНОВНЫЕ ЗАСОРИТЕЛИ ПОСЕВОВ КУКУРУЗЫ И БАКОВЫЕ СМЕСИ ГЕРБИЦИДОВ ДЛЯ ЭФФЕКТИВНОГО ИХ УНИЧТОЖЕНИЯ НА ЧЕРНОЗЕМЕ ВЫЩЕЛОЧЕННОМ ЗАПАДНОГО ПРЕДКАВКАЗЬЯ Специальность: 06.01.01 общее земледелие, растениеводство Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата сел...»

«Содержание Двойная автобиография........................... Д Ч С Глава I. Безенчук и “Нимфы”.................... 15 Глава II. Кончина мадам Петуховой............... 24 Глава III. “Зерцало грешного”.................... 31 Глава IV. Му...»

«А. Ледяев Господь выйдет, как исполин. 22.11.06 Господь выйдет, как исполин. • "Плачет земля от проклятия." • Бог славы Своей не даст истуканам. • 2007 год – "год посещения их"! • "Господь выйдет, как исполин." "Спаситель мира...»

«А. К. Салмин А. К. Салмин НОВОГОДНИЕ ГАДАНИЯ О БУДУЩЕМ У ЧУВАШЕЙ Как и у всех народов, у чувашей имеется традиция встречи Нового года по старому стилю . Называется этот всеобщий народный праздник сурхури. Сурхури, с точки зрения автора этих строк, — это общесель...»

«КРАЕВОЙ КОНКУРС на лучшую организацию работы представительного органа в 2017 году (группа муниципального образования: сельские поселения) ОТЧЕТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ О РАБОТЕ КРИВЛЯКСКОГО СЕЛЬСКОГО СОВЕТА ДЕПУТАТОВ ЕНИСЕЙСКОГО РАЙОНА ЗА ПЕРИОД С 1 ЯНВ...»

«МЕТАКОЛЛОИДЫ В АГАТАХ МИХАИЛ МАЛЕЕВ, АЛЕКСИ СЕКИРАНОВ Национальный музей “Земля и люди”, София, maleevm@abv.bg Агатовая литература изобильствует упоминаниями о “коллоидном генезисе”...»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Саратовский государственный аграрный университет имени Н.И. Вавилова" ^ \о т л \г т т т 'г а 'г 'ч т г г ч п т я н г л т ! и * * о " т а ттлтги " ап то m' cuvj jijd i ' v^i ^jwmuivuxiv...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "РЯЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРОТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ П.А.КОСТЫЧЕВА" Утверждаю Декан технологического...»

«ПРИНЯТО УТВЕРЖДАЮ Решением Ученого совета Председатель Ученого Совета Электроэнергетического факультета Электроэнергетического факультета, Протокол №10 от19.10.2016 доцент _ М.А. Мастепаненко "_" _ 2016г. ПРОГРАММА стратегического развития и повышения конкурентоспособности кафе...»

«СМИРНОВА Светлана  Владимировна ОБОГАЩЕНИЕ  РАЦИОНОВ  СВИНЕЙ  ПОРОДЫ ЛАНДРАС БЕЛКОВЫМИ И МИНЕРАЛЬНЫМИ  ВЕЩЕСТВАМИ 06.02.02  -  кормление  сельскохозяйственных  животных и  технология  кормов АВТОРЕФЕРАТ диссертации...»

«ОПЫТ РАЗРАБОТКИ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ МЕТОДИЧЕСКИХ ЭЛЕКТРОННЫХ СРЕДСТВ ПРИ ИЗУЧЕНИИ ДИСЦИПЛИНЫ "ГИДРОПРИВОД СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОЙ ТЕХНИКИ" Панченко А.И., д.т.н., профессор, член совета Ассоциации специалистов промышленной гидравлики и пневматики (АС ПГ...»

«Министерство сельского хозяйства РФ федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Санкт-Петербургский государственный аграрный университет" (ФГБОУ ВО СПбГАУ) Кафедра з...»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации ФГБОУ ВПО "Красноярский государственный аграрный университет"                     НАУКА И ОБРАЗОВАНИЕ: ОПЫТ, ПРОБЛЕМЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ   Материалы международной научно-практической конференции 22-23 апреля 2015 г. Часть I Образование: опыт, проблемы, перспектив...»

«НОВАЯ ЖИЗНЬ. Вступление. В той части книги памяти моей, раньше кото­ рой мало что можно прочитать, находится рубрика, гласящая: incipit vita nova — начинается новая ж и з н ь. Под этой рубрикой я нашел начертанными тe слова, ко­ торые имею намере...»







 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.