WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 


Pages:   || 2 | 3 |

«всех интересующихся жизнью, нравами и деяниями викингов. Автор – симпатичная датчанка, профессор Орхусского университета, Эльсе ...»

-- [ Страница 1 ] --

Annotation

В высшей степени полезная, легкочитаемая и высоконаучная книга для

всех интересующихся жизнью, нравами и деяниями викингов. Автор –

симпатичная датчанка, профессор Орхусского университета, Эльсе

Роэсдаль написала более 20 книг о викингах, на русский язык они ранее не

переводились. Издание было осуществлено благодаря поддержке датских

научных организаций, вроде Датского Королевского научного общества,

Фонда стипендии Акселя Йенсена и т.д .

Издание хорошо иллюстрировано. Книга делится на две части, называемые «Скандинавия» и «Экспансия». В первой части подробно рассказывается о внешности, средствах гигиены, одежде, жилье, празднествах викингов, о структуре общества, кораблях, на которых они плавали, монетах и товарах, наконец, о религии и скальдической поэзии .

Во второй части речь идет о том, почему викинги отправились в свои знаменитые походы и как они проходили, о землях, где побывали викинги и о том, как ладили они с местным населением. Читатель сможет узнать о результатах последних раскопок, о поселениях викингов в Нормандии, Шотландии, в Гренландии и на Фарерских островах .

Эльсе Роэсдаль

ВВЕДЕНИЕ

Обаяние эпохи викингов

ЭПОХА ВИКИНГОВ И ИСТОЧНИКИ ЕЕ ИЗУЧЕНИЯ

Изучение эпохи викингов Письменные источники, дошедшие до нас Географические названия Археологические находки

СКАНДИНАВИЯ

География, природные условия и культурная общность Люди Внешность, гигиена и здоровье Одежда Украшения Жилища и празднества Язык, письменность, имена собственные Общество Рабы Свободные люди Женщины, роли полов и дети Житейские правила Короли и государства Легитимация личной власти Королевская власть Дания, Норвегия, Швеция Способы передвижения и корабли Сухопутные поездки Зимний транспорт Корабли и плавание по морю Условия жизни и поселения Дания Скандинавский полуостров Оттар из Холугаланда Торговый оборот, серебро и товары Формы товарооборота Серебро и монеты Товары Торговля и города Хедебю Бирка Каупанг Другие торговые поселения и города Крепости, оружие и сражения Городские валы, крепости и морские заградительные сооружения Даневирке Королевские крепости Оружие и сражения Старая и новая религия Старые верования От язычества к христианству Введение христианства Искусство и поэзия Орнаментальное и изобразительное искусство Поэзия

ЭКСПАНСИЯ

Причины экспансии и ее начало Западноевропейский континент Исторические предпосылки Археологические данные и значение викингских походов Нормандия Шотландия и остров Мэн Ирландия Викинги в Ирландии Раскопки в Дублине Англия Разбой, завоевание и поселения Скандинавы в Англии Новые походы и завоевания Правление Кнуда Великого и последующий период Исландия, Фарерские острова, Гренландия и Америка Поселения в Исландии и на Фарерских островах Поселенцы в Гренландии и открытие Америки Регион Балтийского моря, Русь, Византия и Халифат По другую сторону Балтийского моря На пути к богатствам Востока Великие водные пути и памятные камни

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

–  –  –

Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru Все книги автора Эта же книга в других форматах Приятного чтения!

Эльсе Роэсдаль Мир викингов (викинги дома и за рубежом) ВВЕДЕНИЕ Обаяние эпохи викингов Эпоха викингов озарена особым отблеском романтики и приключений .





На протяжении трех столетий, начиная с периода, непосредственно предшествующего IX веку и почти до самого конца XI века, скандинавы играли доминирующую роль во многих важных, полных драматизма событиях, происходивших на европейском континенте. Они проникали во все регионы, находившиеся в пределах досягаемости их судов, и повсюду следы их пребывания сохранялись еще долгое время, а некоторые из них дошли даже до наших дней. Так, при активном участии викингов возникли самые крупные города Ирландии, в английском языке сохраняются скандинавские заимствования, в Нормандии – географические названия .

Викинги были первыми поселенцами в Исландии .

Интерес к романтической эпохе викингов послужил толчком к созданию множества книг, кинофильмов, выставок и музеев, к восстановлению памятников старины. Викингская символика широко представлена в сувенирной индустрии и рекламе. Викинги стали своего рода торговой маркой Скандинавии. Во многих уголках земного шара, например, на Шетландских островах, в Нормандии, США, население хранит память о викингах, отдавая дань своим скандинавским корням .

Эпоха викингов в сознании скандинавов – это период великих свершений, которыми их далекие предки прославили себя повсюду в мире. В их глазах эпоха викингов предстает в ореоле славы. И это понятно: период викингов отмечен также бурным развитием самих стран Скандинавии. В этот период закладываются основы скандинавских государств – Дании, Норвегии и Швеции. К северным странам была присоединена Гренландия. В эпоху викингов в Скандинавии было введено христианство, возникли города и еще многое другое, что составляет основу цивилизации нынешних скандинавских стран. В частности, национальная романтика скандинавов сформировалась на почве эпохи викингов .

Вместе с тем, как в Скандинавии, так и за ее пределами, в представлении общества сложился образ викинга, отправлявшегося на своем корабле в чужие земли и с мечом в руке совершавшего там кровавые деяния. Викинги грабили церкви, вымогали дань, убивали местных жителей или уводили их в рабство. Таково традиционное, но вместе с тем весьма одностороннее представление о викингах. Возникло оно, в первую очередь, благодаря современникам викингов, священнослужителямхронистам, которые оставили свои описания, посвященные драматическим событиям тех далеких лет. Именно их свидетельствами и пользовались в средние века историки, сказители, сочинители саг. Не следует, однако, забывать, что викингам не чужда была и созидательная деятельность. Из их рядов вышли короли, участвовавшие в большой политике, строители мостов и крепостей, а также купцы, которые вели торговлю далеко за пределами родины, на огромных пространствах от Северной Норвегии до Хедебю, торгового центра на южной оконечности Дании, от Руси до торгового города Бирка близ Стокгольма, от Исландии до Дублина. Среди викингов были первопроходцы, заселявшие пустынные территории Северной Атлантики, Фарерские острова, Исландию и Гренландию .

Известно, что викинги были первыми европейцами, достигшими берегов Америки (около 1000-го года. В некоторых местах викинги оседали на завоеванных территориях, возделывали землю, налаживали контакты с местными жителями. Так было, например, и Англии или в Дублине, где викинги основали торговые колонии. Зачастую они составляли здесь правящую политико-экономическую верхушку общества. Так происходило и в некоторых районах Руси. Викинги служили в личной охране императора Византии, были солдатами в его войске. Случалось и так, что предводители викингов, хевдинги, получали в дар от местных властителей территории в устье большой реки, с тем, чтобы создавать заслон проникновению этим путем других викингов. Так, например, в 911 году французский король даровал хевдингу по имени Ролло земли вокруг устья реки Сены в Нормандии. Постепенно Ролло и его наследники распространили свою власть на всю территорию Нормандии. А в 1066 году дальний потомок Ролло, Вильгельм, завоевал английский престол, на котором с тех пор на долгие годы утвердились его потомки .

Походы и активность викингов носили калейдоскопический характер .

Часто один и тот же человек в разное время и в разных обстоятельствах выступал в разных ипостасях. Мир викингов был безбрежен, и перед каждым из них открывались неисчислимые возможности. Вместе с тем, простые обитатели Скандинавии жили мирной, спокойной жизнью, и бурные события той эпохи их не касались. В большинстве своем они трудились, чтобы добыть пропитание себе и семье, и лишь время от времени до них доходили захватывающие истории о завоевании Парижа, о походах в Багдад или о кораблекрушениях в Северной Атлантике. Кое-кто время от времени приобретал ту или иную заморскую вещь у тех, кто возвращался в родные места из дальних странствий. Это мог быть жернов для перемалывания зерна или пара жемчужин .

Издревле скандинавы обладали собственной самобытной культурой, основанной на прочных традициях. Однако в течение столетий эпохи викингов Скандинавия оказалась самыми разными нитями связанной с множеством стран мира и, благодаря этому, испытала на себе влияние многих культур, которые впитала в себя. Исследования условий жизни и быта внутри Скандинавии показали, что здесь отмечался необычайно высокий уровень технического развития и жизненного уклада, и это в корне изменяет наши представления о том времени. Если прежде бытовало представление, что Скандинавия в ту эпоху была населена сплошь энергичными, сильными и неустрашимыми людьми, этакими варварами, морскими разбойниками, вооруженными боевыми топорами, то теперь эта эпоха видится нам как более сложный и более интересный период. То был период начала социального расслоения общества, бурное время, когда люди самыми различными способами пытались пробить себе дорогу в жизни и проявляли большую активность, не страшась перемен и достигая при этом поразительных результатов .

ЭПОХА ВИКИНГОВ И ИСТОЧНИКИ ЕЕ ИЗУЧЕНИЯ Изучение эпохи викингов Такие основополагающие понятия, как «эпоха викингов» и «викинги»

часто будут встречаться на страницах этой книги. Хотя они и базируются на традиционных представлениях, следует, очевидно, дать некоторые пояснения. Первое понятие означает определенный исторический период, второе – связано с народами, населявшими Скандинавию. Происхождение слова «викинг» до сих пор нам точно неизвестно и служит предметом многочисленных дискуссий. Мы знаем лишь, что в самом конце эпохи викингов это слово обозначало того, кто сражается на море, морского разбойника или просто разбойника (западно-скандинавское vikingr) и, вместе с тем, означало также «военный поход» или «опустошение», «разграбление» (западно-скандинавское viking). Таким образом, викингами называли тех скандинавов, кто занимался завоевательными походами, жил за счет добычи, захваченной на море или в других землях. Однако за пределами Скандинавии выходцев из этого региона называли:«язычники», «норманны», «люди с севера», «даны», «русь», «чужеземцы». На Руси их называли «варягами» Случалось и так, что авторы, повествующие о них, подчас не знали, из какой именно скандинавской страны происходили те или иные викинги, и называли их, например, «данами», тем самым привязывая их к определенному географическому региону, хотя на самом деле дружина викингов могла состоять из представителей самых разных местностей Скандинавии .

Наши знания о викингах, их жизни и деятельности дома и за рубежом основываются на обширном материале самого различного свойства. Это, во-первых, письменные источники, (сюда входят, в частности, рунические надписи на памятных камнях, которые обыкновенно воздвигались в эпоху викингов), во-вторых, географические названия, имена собственные, археологические находки в самом широком смысле этого слова (например, продукты жизнедеятельности человека, фрагменты растений и животных и тому подобное), а так же сведения о климатических условиях, рельефе местности и так далее. Каждая группа источников требует надлежащего осмысления, что вызывает множество проблем. В силу этого для решения подобных задач привлекается целый ряд смежных отраслей науки, таких как история, литературоведение, языкознание, топонимика, археология, нумизматика, зоология, геология и многие другие. Каждая из этих наук в той или иной мере вносит свой вклад в изучение эпохи викингов. Благодаря этому, мы имеем возможность осветить эпоху викингов с самых разных сторон. А для выработки общей концепции чрезвычайно важно сохранять и поддерживать традиции сотрудничества как между представителями различных отраслей науки, так и между учеными разных стран .

В условиях постоянного пополнения знаний об эпохе викингов и обновления проблематики, наши представления о ней постоянно подвергаются переосмыслению. Так, например, начало эпохи викингов больше не относят столь безоговорочно к 793 году, то есть к дате первого письменного свидетельства о грабительском походе викингов в Западную Европу и о разграблении ими монастыря в Линдисфарне (СевероВосточная Англия). Теперь у нас имеются косвенные доказательства, говорящие о несколько более ранних набегах на Запад. А выходцы из Швеции уже до того проявляли активность на Востоке. И что не менее существенно, было обнаружено достаточно важных признаков того, что структура общества, экономика и новый тип поселений во всей Скандинавии стали складываться уже в 700-е годы. Тем не менее правильнее будет отнести начало эпохи викингов к концу 700-х или началу 800-х годов, потому что именно на этот период приходится активизация викингских походов и расширение экспансии, то есть те факторы, которыми в первую очередь характеризуется эпоха викингов .

Что касается завершения эпохи викингов, то его обычно связывают с ситуацией в Англии, и в частности, с 1042 годом, годом смерти последнего скандинавского короля, правившего в этой стране, то есть короля Хардекнуда. Но ведь со смертью короля все скандинавы не исчезли с английской земли, и во многих местах этого королевства владычество скандинавов продолжалось вплоть до 1100-х годов. Так было, например, в Дублине. А в других регионах и в частности на Оркнейских и Шетландских островах, на Гебридах и острове Мэн власть скандинавов просуществовала еще дольше. Зато в некоторых других регионах, скажем, в Рейнланде, их владычество прекратилось гораздо раньше, чем в Англии. Тем не менее, следует признать, что во второй половине XII века военные акции викингов, предпринимавшиеся с традиционной целью обогащения, прекратились почти полностью, и это дает нам веские основания соотнести рубеж завершения эпохи викингов с этим периодом. Таким образом, хронологические границы эпохи викингов теперь могут быть установлены более точно. С другой стороны, наши представления об уровне техники в эпоху викингов, равно, как и другие наши гипотезы, в последнее время претерпели коренное переосмысление. Так, например, суда викингов на иллюстрациях прошлых столетий (то есть до того, как при раскопках были обнаружены их корабли) изображались похожими на корыта. Авторы этих рисунков исходили из представлений о том, что скандинавы были варварами с чрезвычайно низким уровнем техники. Но в последнее время археологами было обнаружено множество остатков викингских кораблей, которые, судя по всему, выглядели весьма элегантно и обладали превосходными мореходными качествами. При археологических раскопках были обнаружены также города, крепости, мосты, и эти находки равным образом свидетельствовали о весьма высоком уровне техники и производства в эпоху викингов .

Представления о варварском Севере, основанные отчасти на свидетельствах письменных источников, а отчасти на убеждении, что европейская, христианская культура была более высокоразвитой, нынче оказываются несостоятельным. Сегодня мы стремимся понять культуру прошлого в совокупности. Мы изучаем технику, бытовой уклад и общественное устройство народов прошлого, их экономику и их взаимовлияние друг на друга. Говоря об эпохе викингов, мы вынуждены констатировать, что нам более всего известна жизнь высших классов .

Свидетельства об их походах, деяниях и идеалах, как правило, сохранились лучше и изучены более подробно, нежели жизнь простого народа .

Появилось понимание того, что обширный скандинавский регион, несмотря на существенные общие черты, все же состоял (и состоит) из различных обособленных районов, во многом отличных друг от друга, и это также способствовало выработке более точных представлений о нем .

Существовали как территориальные различия, так и различия в историческом развитии. Следовательно, сведения о жизненном укладе какой-либо отдаленной усадьбы в Северной Норвегии в 800-е годы никак не могут помочь нам уяснить для себя быт людей, погребенных близ Бирки в 900-е годы, так как они испытывали на себе влияние Востока .

Необходимо также принимать во внимание условия жизни викингов у себя дома, а иначе их подвиги на чужбине предстанут перед нами малопонятными, разрозненными эпизодами .

Письменные источники, дошедшие до нас

В прежние времена изучение эпохи викингов в первую очередь основывалось на сохранившихся письменных источниках. Была проделана огромная работа по розыску их в архивах и других местах, по их описанию, истолкованию, комментированию и изданию .

Вместе с тем, в обстоятельных исследованиях начала 1900-х годов и более позднего времени постоянно подчеркивается, что многие увлекательные истории, восходящие к эпохе викингов, – это своего рода исторические романы, которые были сочинены спустя долгое время после описываемых в них событий. Часто они создавались с заранее продуманной целью прославить тот или иной род или несколько родов, с тем чтобы подтвердить их права на земельные владения, на корону, на ведение именно такой, а не иной политики .

Это, в частности, относится ко многим исландским сагам (написанным на исландском языке в 1200 – 1400-е годы) .

Сюда можно также причислить фундаментальный труд Снорри Стурлусона «Хеймскрингла» или «Круг Земной». Он был создан примерно в 1230 году и посвящен истории норвежских королей от древнейших времен до 1177 года. Сюда относится также книга Дудо, написанная по-латыни приблизительно в 1020 году и повествующая о первых скандинавских владетелях Нормандии («De moribus et actis primorum Normanniae Ducum»). Можно также назвать сочинение Саксона о подвигах данов «Gesta Danorum», относящееся приблизительно к 1200 году. События, хронология и летоисчисление, уходящие в глубь веков и передававшиеся из уст в уста, часто при записи приобретали завершенный вид и убедительное истолкование. Случалось и так, что записывающие присочиняли какой-либо эпизод, связанный с хорошо известной исторической личностью. В действительности, мало кто из сочинителей располагал убедительными данными о том, что и как происходило на самом деле. Ведь описываемые события отстояли от времени записи на сто и более лет. К тому же, многие эти истории неоднократно переписывались, что увеличивало риск ошибок и «приукрашиваний» текста первоначальной рукописи .

В силу этого часто даже не представляется возможным установить, что в записанном повествовании является заведомым вымыслом, какое событие приукрашено семейными преданиями или присочинено ради связности рассказа, а что было некогда объективной реальностью. Часто бывает, что в записанной истории вымыслом является абсолютно все, за исключением, быть может, имен главных действующих лиц. Таким образом, существовала опасность, что история викингов могла перейти в область чистой литературы. Да и сами сочинители не всегда знали, что есть правда, и к тому же у них было иное, соответствующее тому времени и не совпадающее с нынешним, представление о правдивости. Они писали для своих современников, и часто их труд был посвящен какой-нибудь знатной личности. Именно в этом контексте следует воспринимать их сочинения, а отнюдь не как попытку воссоздания событий прошлого в соответствии с нашим пониманием истории. Часто эти творения являются выдающимися литературными памятниками, в которых отражено глубокое восхищение эпохой викингов .

Так, например, сага о Йомсвикингах, которая была записана в Исландии около 1200 года, повествует о профессиональных воинах, зимой живших в укрепленном военном лагере Йомсборг на южном побережье Балтийского моря, а летом отправлявшихся в викингские походы. Они подчинялись строгой дисциплине, совершали великие подвиги и принимали активное участие в политической жизни Дании. Но в конце концов они потерпели сокрушительное поражение в битве у залива Йорнунгавог в Норвегии. Хронология и персонажи саги, среди которых были норвежские ярлы и датские короли, отражают действительные события, имевшие место в 900 году. Однако все остальное в этой саге, наверняка, не более, чем «красивая сказка». Подобные истории имели целью создать классическую картину того периода .

Вместе с тем, отнюдь не все сведения о викингах, записанные позднее, следует полностью отвергнуть или подвергать сомнению. Так, например, ирландские «Ульстерские анналы», относящиеся к 1400-м годам, являются достоверной версией первоначальных анналов, восходящих к эпохе викингов. В них сообщается немало сведений о походах скандинавов .

Представляется также, что многие скальдические стихи, большая часть которых была создана знаменитыми скальдами для возвеличивания прославленных викингских руководителей, донесли до нас правду через поколения, хотя и были записаны после эпохи викингов. Большинство дошедших до нас скальдических стихов относится к 1100-м или 1200-м годам, и они связаны с исландскими сагами .

Многое дошло до нас благодаря труду Снорри Стурлусона «Круг Земной». Он, сам будучи скальдом, предваряет свой труд несколькими вескими аргументами в пользу правдивости изображаемых событий. Он сообщает, что важнейшими источниками для него послужили древние стихи скальдов и исторические труды его соотечественника Ари Торгильссона. Причем он отмечает, что Ари «узнавал все от старых и мудрых людей». Ари «был жаден до знаний и к тому же обладал хорошей памятью». И все-таки наиболее достоверные сведения он почерпнул из стихов скальдов, которые нужно было лишь «правильно понять и истолковать» .

Снорри также сообщает, что скальды были еще при короле Харальде Прекрасноволосом (то есть в Норвегии около 900 года) и что «народ и поныне знает их стихи о нем и о других королях, которые правили Норвегией после него». Далее Снорри отмечает: «Наверняка в обычае скальдов было превозносить того, кто находился перед ними, однако никто не дерзнул бы рассказывать человеку о подвигах, которых он на самом деле не совершал. Ведь все слушающие скальда знали бы, что это не более, чем ложь и бахвальство. А такое восхваление больше походило бы на издевку» .

Некоторые из стихотворений о богах и героях древности, так называемые эддические стихи, также восходят к эпохе викингов, хотя возраст многих из них до сих пор вызывает споры. Стихи Эдды известны главным образом по рукописи под названием «Codex Regius», переписанной в Исландии в конце 1200-х годов из несколько более ранней рукописи. Это собрание стихотворений часто называют «Эддой Старшей» в отличие от книги Снорри Стурлусона об искусстве стихосложения, которую он сам озаглавил «Эдда» и которую теперь называют «Снорриева Эдда» или «Эдда Младшая» .

Многие скандинавские стихотворения, хотя и записанные позднее, дают нам сведения о личностях, событиях и культурно-исторических условиях эпохи викингов, одновременно являясь образцами своеобразной, сложной и увлекательной поэзии скальдов .

В известной степени удачей является то, что многие из сохранившихся скальдических стихов повествуют о событиях, происходивших в Норвегии, поскольку других письменных источников об этой стране, относящихся к тому периоду, почти не сохранилось. Правда, некоторые записанные в средние века законодательные акты содержат уложения, относящиеся к эпохе викингов, или уложения, налагающие запрет на действия, связанные с традициями языческих времен. Зачастую, однако, эти уложения, восходящие к прошлому, невозможно выделить, поскольку законы, относящиеся ко времени записи, а мы впервые знакомимся с ними в этом виде, отражают общественные отношения, возникшие спустя сотни лет после эпохи викингов, когда многое в обществе претерпело изменения и христианство уже долгое время оказывало свое влияние .

И все же, несмотря на все оговорки относительно правдивости изображения эпохи викингов в более поздней прозаической литературе, споры о возрасте эддической поэзии и о возможностях вычленить законодательные акты, относящиеся к эпохе викингов, представление об этой эпохе стало бы намного беднее, если бы мы с порога отвергли все эти источники. Это же соображение в равной степени касается и богатейшей древнескандинавской литературы, которая представляет собой удивительный сплав вымысла и реальности при отображении многих знаменательных событий эпохи викингов, а также культуры и истории того времени. В частности, речь идет о борьбе короля Харальда Прекрасноволосого за объединение Норвегии, о колонизации Исландии, о введении христианства в Гренландии, об открытии Америки. Даже если фон, хронология событий и их содержание могут быть переданы неточно или ошибочно, а кое-что добавлено в угоду занимательности, тем не менее, многие саги, если их рассматривать как произведения литературы, каковыми они, в сущности, и являются, безусловно содержат ту меру реальности, которая вообще возможна при реконструкции этой эпохи в наши дни. Саги были близки к происходившим событиям и, к тому же, создавались в то время, когда идеалы и жизненные ценности их создателей были во многом созвучны с эпохой викингов .

Разумеется, наиболее надежными являются источники, восходящие непосредственно к тому периоду. К сожалению, таких источников, касающихся Скандинавии, не так уж много, они неравноценны с точки зрения хронологии и истории. Многие из них к тому же сегодня с трудом поддаются расшифровке. Следует учитывать и то, что в них могут содержаться сведения, вводящие в заблуждение, допущенные автором намеренно или в силу его неосведомленности .

В Скандинавии эпохи викингов существовала система письменности, состоявшая из 16 знаков, рун, которая применялась для написания сообщений на деревянных дощечках (из которых сохранились лишь немногие) и различных предметах, и, что самое важное, для надписей на памятных, или рунических, камнях. В Норвегии сохранилось около 45 рунических камней, относящихся к эпохе викингов и к раннему средневековью. Около 220 рунических камней насчитывается в современной Дании и около 2 500 (включая небольшие фрагменты) в современной Швеции, причем, половина из них приходится на Упланд (область в Средней Швеции). Кроме того, рунические надписи были обнаружены на местах викингских поселений на севере, юге, востоке и западе .

Обычно сведения, содержащиеся в надписях на рунических камнях, менее обработаны, нежели те, которые содержатся в письменных текстах на пергаменте, хранящихся в архивах. Вместе с тем, большая группа рунических камней, обнаруженных в Средней Швеции, также может дать достаточно полное представление о культуре, истории, общественнополитических условиях того времени, как на родине викингов, так и за ее пределами. На большой каменной глыбе близ Рундбю (между Стокгольмом и Упсалой) обнаружена следующая надпись: «Ингрид повелела построить причал и вырезать руны на камне в память о муже своем, Ингемаре, и о своих сыновьях Дане и Банке. Они жили в Рундбю и владели здесь усадьбой. Да поможет Христос их душам. И будет стоять этот камень в память о них доколе люди живут» .

В этой надписи речь, вероятно, идет о причале для погрузки и выгрузки судов. Он, судя по всему, был крайне необходим в Рундбю, так как здесь проходил важный водный путь Упланда. В Шусте, в той же местности, был воздвигнут камень с великолепным орнаментом, и надпись на нем повествует о некоем Спьялбуде. Он лишился жизни на Руси, в Новгороде, в церкви, возведенной в честь норвежского короля Олава Святого, погибшего в 1030 году .

Если не считать надписей на рунических камнях, все остальные источники того времени, в которых говорится о викингах, были созданы исключительно чужеземными духовными лицами, причем писали они об этом у себя на родине, и мало кто из них лично бывал в Скандинавии .

Почти все эти тексты написаны на латыни. Поводом для их написания, как правило, служили политические и военные распри на южной границе Дании или усилия по обращению в христианство язычников Севера .

Поскольку большая часть христианских миссионеров в ранний период эпохи викингов направлялась в Данию, то в этих письменных источниках преимущественно говорится именно об этой стране. Когда, например, во франкских анналах, относящихся к началу 808 года, упоминается, в частности, о том, что король данов Годфред хотел укрепить южную границу своих владений оборонительным валом от Балтийского до Северного моря, то за этим сообщением стоит тот факт, что король Годфред враждовал с императором Карлом Великим. Кстати, несмотря на интенсивные археологические поиски этого вала, его так и не удалось обнаружить .

В этих же источниках можно встретить сведения и о других скандинавских странах. Так, например, сохранился рассказ хевдинга Оттара, который поведал английскому королю Альфреду о своей жизни в Северной Норвегии, о своих богатствах и о путешествии морем до Хедебю в 890 году. Существует также запись о пребывании Ансгария и других христианских миссионеров не только в Дании, но и в Швеции в середине 800-х годов. Эта запись была сделана Римбертом, который стал архиепископом Гамбургско-Бременским после Ансгария и оставил нам жизнеописание своего предшественника. Среди его записок, в частности, находится повествование о жизни в большом городе Средней Швеции – Бирке. Дошел до нас также довольно пространный рассказ о скандинавских странах конца эпохи викингов, написанный немецким священнослужителем Адамом Бременским около 1075 года. Рассказ этот включен в его большой труд по истории гамбургских архиепископов «Gesta Hammaburgensis Ecclesiae Pontificum». К числу множества интересных сведений, сообщаемых магистром Адамом, относятся единственные, восходящие к тому времени, описания знаменитой святыни свеев, скандинавского языческого храма в Упсале .

Письменных свидетельств относительно викингских походов на Запад и Восток гораздо больше, чем сведений о жизни викингов у себя на родине .

Вместе с тем, получить по этим источникам общее представление о ходе и характере викингской экспансии достаточно сложно. Некоторые достоверные источники дошли до наших дней, в то время как другие безвозвратно потеряны. Немаловажно также то, что письменная традиция существовала лишь в христианских и исламских регионах, то есть в Западной Европе, на Британских островах, в Византии и на Востоке. К тому же, эти письменные источники неоднородны. Если у христиан сведения о Скандинавии и о викингах содержатся в анналах и некоторых исторических трудах, то у мусульман они встречаются в основном в географических трудах. При этом представления о викингах как о варварах характерны и для первой, и для второй группы источников .

В странах Балтии и на Руси христианство утвердилось не ранее 900-х годов. Обширные территории здесь оставались языческими и, следовательно, безмолвствовали вплоть до 1100-х годов или даже до более позднего времени. Но в надписях на некоторых рунических камнях в Швеции, таких, как например, уже упоминавшийся памятный камень из Шусты, мы встречаем сведения о походах викингов в эти края и далее на юг. Кое-какие сведения мы находим у арабов и византийцев. В своих трудах они говорят о встреченных ими в Восточной Европе «людях с Севера» или о дошедших до них слухах об этих людях .

Регионы Северной Атлантики – Фарерские острова, Исландия и Гренландия -стали христианскими приблизительно в 1000-м году. Они находились далеко от владевшей письменностью Европы, и в силу этого не сохранилось почти никаких письменных свидетельств об этих регионах эпохи викингов. Что же касается Шотландии и близлежащих островов, то и о них до нас дошли весьма скудные письменные свидетельства. Кое-что можно почерпнуть в трудах Адама Бременского. Однако в целом при изучении этих, а также многих других регионов, нам приходится опираться на другие группы источников. В частности, речь идет о географических названиях и археологических раскопках. Иногда поиски усложняются и приходится выуживать сведения об эпохе викингов из еще более поздних по времени источников .

Получить объективное представление о викингской экспансии непросто, поскольку отражение событий той эпохи в различных сочинениях носит весьма односторонний характер. Авторов западноевропейских трудов редко интересуют поселения викингов в заморских краях, их образ жизни, торговля и мирное существование. Зато их внимание привлекают разбойные набеги викингов, грабежи и вымогательства дани, убийства, опустошения, военные и политические союзы. Именно об этом чаще всего повествуют источники того времени .

Одним из них является «Хроника Регино». Регино, который был некоторое время аббатом в Прюме, расположенном между реками Маас и Мозель, пишет в своей хронике следующее: «Когда норманны напали на монастырь в Прюме, они опустошили все вокруг. Некоторые монахи были убиты, а с ними вместе и прислужники, остальных же увели в рабство. Покинув эти места, норманны вторглись в Арденны и там осадили и захватили недавно возведенную крепость на вершине горы, где множество народа укрылось в поисках спасения. Перебив всех, они унесли к своим кораблям непомерно большую добычу и, погрузив ее на борт, отплыли в открытое морена тяжело нагруженных судах» .

И, наконец, следует упомянуть еще об одной, часто упускаемой из виду проблеме. Она заключается в трудности понимания смысла слов тысячелетней давности, будь то слово из древнеанглийского, латинского или арабского языка. Значение многих слов в корне изменилось, и мы сегодня не можем с уверенностью определить точный смысл того или иного слова. Так, в эпоху викингов люди бесспорно знали, что означает древнескандинавское слово «конунгр» («король»), в чем заключается смысл этого титула. Для нас же бесспорно лишь то, что оно во всяком случае подразумевало выполнение совершенно других функций, нежели те, которые европейский король выполняет сегодня. Мы знаем мало или почти ничего не знаем о том, каковы были права и обязанности короля в эпоху викингов и сколь далеко простиралась его власть. К тому же, и в самой Скандинавии некоторые слова имели разные значения в зависимости от того или иного региона и меняли его с течением времени на всем трехсотлетнем протяжении эпохи викингов .

В заключение следует отметить, что достоверных письменных источников об эпохе викингов сохранилось немало, однако, в большинстве своем они касаются более позднего периода. И все же на сегодняшний день их обнаружено достаточно для того, чтобы можно было представить себе контуры событий и культуру того времени. Эти источники дают нам сведения о знаменитых личностях, равно как и об их деятельности. Кроме того, до нас дошли некоторые зафиксированные впечатления современников той эпохи. Следует к тому же отметить, что письменные источники больше не являются единственными свидетельствами эпохи викингов. В нашем распоряжении имеются и другие группы источников, которые дополняют и корректируют наши знания, и могут дать представление о других, новых сторонах этого периода .

Географические названия

Многие географические названия, возникшие в эпоху викингов, существуют и поныне, как в Скандинавии, так и на местах викингских поселений повсюду в мире .

Типы названий, распространенных на родине викингов, можно установить частично при помощи лингвистического анализа формы и содержания слова, а частично на основе определения статуса и места викингских поселений, носящих разные названия. Наконец, можно провести сравнительный анализ географических названий в Скандинавии и в местах викингских колоний. Во многих районах, после завоевания их викингами и создания там поселений норманнов, рождались новые географические названия. К ним относится, например, название Стирсбю в Северной Англии, где первая часть слова «Стир» происходит от скандинавского имени «Стюрр», а окончание «бю» также характерно для языков Скандинавии. Или, скажем, «Токевиль» в Нормандии, которое состоит из двух частей – скандинавского имени «Токе» и французского окончания «виль». Мы можем даже с известной долей достоверности определить по названию местности, кто преимущественно находился в этом поселении – датчане или норвежцы .

По названию местности мы также можем представить себе характер поселения. Что касается Скандинавии, то мы получили возможность установить, как распространялись поселения на этой территории. Вдобавок названия поселений дают нам сведения о традициях, в соответствии с которыми давались эти названия (это касается как имен собственных, так и названий, связанных с географическими особенностями местности). Они также помогают нам уяснить особенности языка того времени. До некоторой степени географические названия могут пролить свет и на религиозную ситуацию. Так, географические названия, связанные с именем Одина (например, Оденсе), свидетельствуют о поклонении этому главному языческому божеству, а, сравнивая географические названия, соотнесенные с именем того или иного бога, мы можем представить себе, какова была популярность этих дохристианских богов в разных регионах Скандинавии .

Что же касается колоний викингов за рубежом, то здесь характер и количество скандинавских или наполовину скандинавских географических названий в значительной мере обусловлены тем, много ли поселенцев населяло эту иноземную колонию, каков был здесь их статус и какое влияние оказал их язык на диалект местных жителей. Последнее, в свою очередь, зависело от того, насколько близки были языки скандинавов и местных жителей, а также от того, каков был характер поселения норманнов – шла ли речь о мирном сосуществовании с местным населением или о полном его порабощении .

Так, например, датский и английский языки достаточно близки .

Вдобавок скандинавы и англичане очень скоро научились мирно сосуществовать на английской земле, в результате чего здесь возник своеобразный смешанный язык. С другой стороны, шведский и славянский языки относятся к совершенно различным языковым группам, и, следовательно, на русской территории такой смешанный язык возникнуть не мог. Скандинавские поселенцы были поставлены перед выбором, и в конце концов они оказались вынужденными освоить местный язык, в котором, правда, появились некоторые скандинавские заимствования. Так, в частности, скандинавское название было дано одному из Днепровских порогов, который многим приходилось миновать на пути в Византию .

На Оркнейских и Шетландских островах развитие пошло по иному пути. Здесь местный язык был полностью вытеснен скандинавским, вследствие чего возник своеобразный диалект под названием «Норн». Он просуществовал почти до нашего времени. Можно сказать, что географические названия здесь по преимуществу скандинавские, хотя часть из них, разумеется, возникла гораздо позднее эпохи викингов. Равным образом далеко не все географические названия в Англии возникли сразу же после завоевания этой страны викингами в 800-х годах. Многие из них, особенно те, которые представляли собой скандинавские заимствования для обозначения ландшафта, например, такие, как «бек» (ручей), или «фьель», «бьерг» (гора), могли возникнуть гораздо позднее .

Археологические находки Самые крупные достижения последних лет в понимании эпохи викингов связаны с археологическими находками и изучением их представителями различных отраслей науки. Результаты археологических изысканий – плод многолетнего интенсивного труда ученых разных стран .

Активное изучение эпохи викингов связано со всеобщим интересом к этой теме. Нередко археологические находки и результаты исследований, ставшие достоянием гласности, причем в популярной форме, в свою очередь вызывают к жизни целый ряд новых вопросов .

В том случае, когда новые находки доходят до нас в хорошей сохранности, они могут рассказать многое даже человеку, не обладающему специальной подготовкой. Например, если глиняный горшок сохранился в целости, он может дать представление о форме и материале, из которого он сделан. Но если на территории Скандинавии обнаружен только обломок глиняного горшка, то лишь специальные знания о керамике того периода помогут установить, например, что изделие было импортировано из Англии. Точно так же серебряный браслет свидетельствует о моде и эстетике того времени и об уровне достатка людей той эпохи. На основании изучения большого количества серебряных браслетов специалисты сделали вывод, что вес каждого браслета соответствует единице или нескольким единицам системы весов, принятой на Востоке .

Вместе с тем, случаи, когда предмет или строение доходят до наших дней в целости и без изъянов, довольно редки. Большая их часть престает перед нами в виде фрагментов и даже «теней» или отпечатков. От ларца может сохраниться лишь ручка, от моста – нижние части несущих опор, а от дома – всего лишь отпечатки на почве полностью сгнивших опор. В некоторых случаях предмет может сохраниться полностью, но материал, из которого он изготовлен, претерпел за столетия такие изменения, что вещь почти утратила свой первоначальный вид. Это, в частности, относится к некоторым изделиям из железа и почти ко всем изделиям из дерева. Такие вещи приходится подвергать специальной обработке для того, чтобы их полностью не разрушила ржавчина или чтобы они не были разрушены какнибудь иначе .

Для того, чтобы получить достаточно полное представление о том, как выглядели вещи или сооружения первоначально, как они функционировали, какова была техника их изготовления, часто бывает необходимо воссоздать их модель, реконструировать их, причем лучше всего – в натуральную величину и из подлинных материалов, с применением той же техники. Эта экспериментальная археология, воссоздавая корабли и дома, выполняет наряду с научными функциями также задачи популяризации .

В противоположность другим группам источников, число археологических находок непрерывно растет. Можно сказать, что оно множится с каждым днем. Такие находки могут иметь большее или меньшее значение, но время от времени среди них появляются столь сенсационные, что, благодаря им, в корне меняются некоторые традиционные представления. Так было, например, после обнаружения «круглых» крепостей в 30-50-е годы или поразительно богатых находок, восходящих к эпохе викингов в Дублине и Йорке при раскопках 1960-80-х годов .

Вместе с тем, если не считать погребальных даров, положенных в захоронения вместе с умершим, и зарытых в эпоху викингов богатых кладов, большинство обнаруженных предметов представляет собой негодные вещи и отбросы, а на основании таких находок трудно бывает воссоздать картину, скажем, состояния художественных ремесел в том или ином городе. Затруднения встречаются также при сравнении и обобщении материалов, происходящих из разных регионов. Местные условия и время часто накладывают свой отпечаток на характер того, что может быть найдено. Так, например, существуют различия между тем, что клали в погребение вместе с умершим в языческий период и во времена христианства. Кроме того, изучение захоронений в различных регионах проводилось с неодинаковой интенсивностью. Само обнаружение захоронений и степень их сохранности определяются случаем. Впрочем, подобные проблемы возникают всегда при археологических раскопках .

Успехи археологических изысканий последних лет в значительной мере объясняются систематическими исследованиями в отдельных областях, такими, как, например, анализ значения железа в экономике, роли и характера торгового центра Хедебю, изучение монет и других средств оплаты при торговых операциях, исследование поселений скандинавов и саамов на севере Скандинавии, изучение кораблей. Не последнюю роль сыграла также новая методика археологических изысканий и новые технологии естественно-научных анализов. Все это дало возможность ответить на многие, вновь возникающие вопросы .

Говоря о методике археологических раскопок, мы, в первую очередь, имеем в виду использование машин и механизмов, что позволило быстрее и с меньшими затратами вскрывать обширные площади. Именно благодаря этому, появилась возможность полностью раскопать в Дании одно из поселений викингского периода. Речь идет о поселении Ворбассе в средней Ютландии. Прежде, когда основными орудиями труда при раскопках являлись лишь лопаты и человеческие руки, можно было получить данные не более, чем об одном или двух домах. Последнее новшество – подводная археология. Теперь, благодаря усилиям ныряльщиков, водолазов и подводников, появилась возможность исследовать предметы на значительной глубине. Что касается мелководных участков, то там стало возможным производить традиционные раскопки, после возведения вокруг них заградительных сооружений с последующей откачкой воды. Этот метод применялся, в частности, при исследованиях гавани в Хедебю. Из-за влажности земляных пластов здесь возникали необычайно благоприятные условия для сохранности предметов, благодаря чему были обнаружены доселе неизвестные археологам вещи, такие, как фрагменты одежды .

К числу технических и естественно-научных анализов относится, в частности, определение твердости лезвий топоров и ножей, что помогает получить представление о качестве и эффективности этих орудий. Прежде исследователям приходилось довольствоваться лишь констатацией их формы. Изучения жуков, насекомых, паразитов и остатков растений, обнаруженных внутри домов и вокруг них, дают сведения о гигиене и физических условиях жизни их обитателей, а зоологические и ботанические анализы остатков костей и растений могут многое прояснить касательно наших представлений о том, как люди жили и чем питались .

Важные результаты дает изучение природных условий и ландшафта. Так, в обширном приморском районе Средней Швеции, там, где был расположен город Бирка, со времен эпохи викингов уровень суши поднялся примерно на 5 метров. Это имеет решающее значение при определении способов передвижения людей и условий их быта в ту эпоху .

Существенный сдвиг произошел и в естественно-научных методиках датирования, в основном, благодаря дендрохронологии, которая выработала метод датировки археологических остатков, основанный на анализе годичных колец древесины. Путем измерения ширины годовых колец на спиле бревна и сравнения его с шириной годовых колец на спиле бревна, возраст которого известен, можно с точностью установить год порубки первого дерева, при условии, если внешнее годовое кольцо не срезано или не нарушено каким-либо иным образом и если принимаются во внимание другие факторы, такие, как, например, порода дерева и условия его произрастания .

Метод этот используется при исследовании многих викингских регионов и уже дал поистине эпохальные результаты. Неизвестные сооружения, в частности, остатки деревенского частокола, с помощью этого метода, могут быть датированы с точностью до года. Если соотнести их с другими сооружениями соответствующего возраста, имеющимися на обширной территории, появляется возможность сделать вывод о политической ситуации данного региона, подкрепив сведениями из письменных источников. Это касается, например, пограничного защитного вала Даневирке, возраст которого теперь определяется 968 годом. Из письменных источников мы знаем, что это был период царствования короля Харальда Синезубого, и именно в эти годы возник политический кризис в его отношениях с королевством германцев. Обе группы источников дополняют друг друга и дают нам более точное представление о политической ситуации того периода .

СКАНДИНАВИЯ

География, природные условия и культурная общность Родиной викингов была Скандинавия, то есть Дания, Норвегия и Швеция. Не следует, однако, представлять себе дело таким образом, будто в эпоху викингов эти три государства были четко определившимися политическими образованиями с установленными границами. Вместе с тем, формирование их происходило именно в этот период. Их внутренние границы определились несколько позднее. Впоследствии они неоднократно менялись, но примечательно то, что южная граница Скандинавии у реки Эйдер оставалась неизменной до 1864 года .

Проезжая по Скандинавии, мы и сегодня не перестаем удивляться обширной территории этого региона и его многообразию. Разумеется, его внешний вид со времен викингов претерпел существенные изменения. Так, например, в некоторых местах значительно повысился уровень суши по отношению к уровню моря. В других местах были дренированы и осушены большие водные пространства. Особенно это относится к Дании. Во многих районах территории, прежде покрытые лесами, сегодня используются в землепашестве и в других целях. Однако основные природные условия сохраняются до наших дней, а они-то имели решающее значение для условий жизни населения в гораздо большей степени, чем сегодня .

Регион, ныне занимаемый Норвегией, насчитывает 1800 километров по прямой линии с юго-запада на северо-восток, причем с большими широтными колебаниями .

Здесь встречаются горные районы, где большую часть территории занимают плоские горные плато высотой свыше тысячи метров. Высокогорные районы, куда, в частности, входит и самая высокая гора Северной Европы Гальхепигген (2 469 метров над уровнем моря), покрыты вечными снегами и льдами. Берег представляет собой сильно изрезанное скалистое побережье со множеством глубоких фьордов. Вместе с тем, оно ограждено от Атлантического океана грядой небольших островков и шхер, которые способствуют безопасному плаванию вдоль берега. Пахотные земли расположены преимущественно вдоль фьордов и в долинах больших рек, впадающих в фьорды. Чаще всего это совсем небольшие участки, но на юге, в районе Осло-фьорда, в береговых районах и в долинах, ведущих к ним, а также в Юго-Западной Норвегии и в Треннелаге вокруг Тронхеймс-фьорда, встречаются обширные площади плодородной земли .

Климат в этой продольно вытянутой стране, разумеется, характеризуется большим разнообразием. Несмотря на северные широты, западные береговые участки, благодаря ветрам с запада и теплому течению Гольфстрим, отличаются ярко выраженным морским климатом, с довольно холодным летом и настолько мягкой зимой, что гавани открыты для судоходства круглый год. Страна находится в зоне хвойных лесов, но вместе с тем значительная часть ее выходит за пределы этой зоны. В Норвегии по-прежнему сохраняется богатая фауна диких животных – как мясного, так и пушного зверя. Здесь, в частности, обитают дикие северные олени, лоси, медведи, волки, росомахи, лисы и куницы. Море богато рыбой. Водятся здесь также тюлени и киты, а в Северной Норвегии – моржи. В числе природных ресурсов Норвегии эпохи викингов следует в первую очередь назвать залежи железа и необозримые запасы древесины .

Некоторые цифры, хотя и относящиеся к сегодняшнему дню, могут, вероятно, дать дополнительное представление о стране. Пахотная земля составляет 3% территории, леса – 23%. Почти 70% приходится на горные районы, лишенные лесов .

У Норвегии имеется общая граница со Швецией, а в эпоху викингов короткий отрезок ее территории граничил с Данией. В основном же Норвегия как раньше, так и теперь, обращена к Западу. Корабли осуществляли связь между побережьями Норвегии и островами Атлантического океана, Британскими островами и Западной Швецией .

Современная Швеция имеет в длину по прямой линии с юго-запада на северо-восток около 1600 километров, а ширина ее – около 500 километров .

Территория Швеции неоднородна. С севера, вдоль норвежской границы до Средней Швеции, простирается сильно изрезанный горный массив .

Вершины гор покрыты вечными снегами и льдами, и отсюда берут начало многочисленные реки, которые стекают по слегка наклонной плоскости к юго-востоку, где у Ботнического залива раскинулась обширная прибрежная низменность .

В среднешведской равнине вокруг больших озер Меларен, Венерн и Веттерн простираются обширные плодородные поля, в то время как нагорье в Южной Швеции, в области Смоланд, и с примыкающими поблизости Халландом и Блекинге были совершенно неплодородными, а в древности еще и почти непроезжими из-за многочисленных озер и болот и необозримых лесных массивов. В Сконе большая часть территории занята плодородной низменностью. Дания также представляет собой низменность, а в эпоху викингов область Сконе относилась к этому королевству. То же самое можно сказать и о Халланде, а что касается Блекинге, то эта область впервые стала датской, вероятно, несколько позднее. Эти три области были присоединены к Швеции в 1658 году, вместе с норвежским Бохусленом, расположенным севернее Халланда и реки Гета-эльв. Большая часть шведского побережья имеет многочисленные шхеры и острова. Самыми крупными из этих островов являются Эланд и Готланд в Балтийским море .

Климат Швеции представляет собой нечто среднее между морским климатом Западной Норвегии и континентальным климатом Восточной Европы. Для Южной Швеции характерен типично морской климат, но зимние температуры здесь резко падают к северу, и в Северной Швеции бывают очень холодные зимы, с большим количеством снега и льда. Около 57% территории Швеции сегодня покрыты лесами, преимущественно хвойными, однако в области Сконе и вдоль остальных прибрежных районов Южной Швеции встречаются лиственные леса. В целом ряде мест имелись богатые залежи железа и большое количество древесины. Кроме того, в Швеции, и в особенности в северной ее части, в эпоху викингов имелись богатые возможности для охоты на мясного и пушного зверя, а в море водилось много рыбы .

Основная часть Швеции была, как и теперь, обращена на восток и испытывала на себе влияние этого региона. Впрочем, со стороны Балтийского моря у нее были связи также с Западом, а плодородная область Вестергетланд, которая, благодаря протекающей через нее реке Гета-эльв, имела выход к морю в том месте, где сейчас находится город Гетеборг, была особенно тесно связана с Западом и с Данией. Малонаселенные северные районы Швеции и Норвегии поддерживали контакты с финскими и саамскими племенами .

Дания, в сравнении с Норвегией и Швецией, маленькая страна. Ее длина по прямой линии от Скагена на севере до относящейся к периоду викингов южной границы у Эйдера составляет около 375 километров .

Дания – страна сугубо равнинная, самая высокая ее точка поднимается на 173 метра над уровнем моря. В эпоху викингов в датское королевство входили Ютландия и острова, а также, как уже упоминалось, области Сконе и Халланд, ныне принадлежащие Швеции. Так же, как и в Швеции, климат в Дании колеблется между морским и континентальным. Дания находится в зоне лиственных лесов, но уже в эпоху викингов население здесь занималось главным образом земледелием, в то время как охота имела второстепенное значение. Как и повсюду в Скандинавии, море у берегов Дании было богато рыбой. А вот запасы доброкачественной древесины отнюдь не были неисчерпаемы. В эпоху викингов интенсивное потребление древесины дуба привело к оскудению лесных массивов .

Во времена викингов Дания, как и теперь, являлась воротами Скандинавии, а соседями ее были саксы, фризы и славяне. Связи по суше осуществлялись через Ютландию. Благодаря местоположению Дании, ее политические и культурные связи с южными соседями были гораздо интенсивнее, чем связи Норвегии и Швеции, и европейские влияния проникали в нее именно с юга. Что касается морских связей, то Дания, с одной стороны, являлась воротами в Балтийское море, а с другой, – у нее был выход к Западной Европе и к Британским островам .

Обширные просторы и природное разнообразие Скандинавии обуславливали различия в средствах добычи пропитания, а также многих других условий. Вследствие этого развитие каждого из регионов шло своим особым путем. Так, в частности, в разных местах не всегда поклонялись одним и тем же богам, погребальные ритуалы были неодинаковы, и вещи при захоронении клали в могилу умершего различные. Можно также сомневаться в том, что законодательные акты, о которых мы читаем в надписях на рунических камнях, находящихся в Средней Швеции, действовали в Дании или в Западной Норвегии. Различия между тремя скандинавскими странами могли усугубляться еще и тем обстоятельством, что они в культурном и военно-политическом отношении были, так сказать, ориентированы в разных направлениях .

И все же Скандинавия, несмотря на многие различия, в значительной степени являлась обособленным культурным регионом, что можно объяснить, главным образом, ее географическим положением и природными богатствами .

Скандинавия была самым северным регионом Западной Европы, и народы, жившие еще севернее или восточнее, не оказывали на нее существенного влияния. Отсюда было одинаково далеко до политических и культурных центров, находившихся на юге. Следует учитывать также то обстоятельство, что Скандинавия почти полностью окружена водой. С запада ее омывают Атлантический океан и Северное море, с востока – Балтийское море с Ботническим заливом. Добраться до самых крупных населенных областей легко было морем на кораблях .

Можно было также плыть вдоль западного побережья Норвегии, которое, как уже говорилось, ограждено от океана барьером из островов и шхер .

Таким образом, в судоходные сезоны можно было без особого труда осуществлять связь с дальними регионами с помощью судов, обладавших отличными мореходными качествами. В зимние периоды сообщение с помощью саней по установившемуся ледовому и снежному покрову оказывалось еще более легким. Была также возможность пересечь скандинавский полуостров, держа путь через обширные долины .

В целом Скандинавия обладает почти всеми наиболее важными природными ресурсами, что способствовало сближению ее с другими народами. Оживленный обмен товарами осуществлялся с самыми дальними регионами. Кроме того, сохранились многочисленные данные о политических и военных контактах, как мирных, так и враждебных. Языки в Скандинавии обладали большим сходством, и это давало возможность ее народам понять религию, обряды, архитектуру друг друга, хотя, разумеется, у каждого региона были свои особенности. Характерным для Скандинавии являлось также то, что предметы быта, украшения, моды на женские одежды, письменность и поэзия, орнаментика, декор и многое другое были общими для одного и того же социального слоя населения .

Представитель знати, наверняка, легко мог отличить, скажем, торговца из Бирки от его сотоварищей, прибывших, допустим, из Западной Норвегии или Хедебю. Вместе с тем, скандинавы с легкостью понимали язык друг друга. Одинаковыми были у них и культура, и образ жизни. Для народов Европейского континента различия между скандинавами были неощутимы, и вплоть до второй половины 900-х годов или даже позднее они воспринимались как единое целое. Все они были для европейцев просто язычниками или дикарями с Севера .

Люди Эддическое стихотворение «Ригстула», которое, по мнению многих исследователей, восходит к 900-м годам, но впервые стало известно из рукописи, созданной на 400 лет позднее, обрисовывает три различных класса общества: рабов, свободных людей – бондов и военную знать. В этом стихотворении отчетливо отражено классовое сознание общества той эпохи. Рабы в нем описаны с презрением и даже с некоторым отвращением, а представители двух других классов – с почтением и восхищением .

Независимо от времени создания этого стихотворения, оно ярко иллюстрирует социальные различия, характерные для эпохи викингов .

В «Ригстуле» рассказывается о том, как Риг – в действительности бог Хеймдал – во время своих странствий сначала попадает к супружеской паре, обитателям бедной хижины. Сын, который появился в семье в результате этого визита, получил имя Трэль, то есть раб .

«Он был высокого роста, кожа на руках у него была, точно чешуя, пальцы короткие и скрюченные, ногти загнутые, лицо отвратное, спина сутулая, а ступни ног громадные». Он женился на девушке по имени Ти (другое слово для обозначения «раба»). Она явилась в дом «с грязью на подошвах, с дочерна загорелыми руками, с длинным крючковатым носом» .

У них родилось много детей, которым всю жизнь пришлось тяжко трудиться. В следующий раз Риг посетил другую супружескую пару. Муж и жена, нарядные и ухоженные, весело хлопотали в красиво убранной горнице. Спустя девять месяцев у них родился сын, которому дали имя Карл (то есть бонд, свободный человек). «Щеки у него были румяные, а глаза живые и смышленые». «У него был прирученный вол, на котором он пахал землю». Он выстроил себе дом и амбар, смастерил плуг и повозку .

Его невеста приехала в усадьбу в одежде из козьих шкур. При ней были ключи (знак достоинства хозяйки дома), и звали ее Снер, то есть «жена сына или невестка». У них родилось много детей, и все они были наречены красивыми именами .

Последними Риг посетил нарядно одетых супругов, живших в богатом доме, где ему подали изысканное угощение. «Они пили, ели и беседовали весь день». Сын, который затем появился на свет, был назван Ярлом. «У него была белая кожа, белокурые волосы, а глаза были зоркие, как у молодого змия». Он стал великим воином. Он владел обширными землями, скакал верхом, охотился, плавал и щедро раздавал дары .

«И была белокожая девушка с тонкими пальцами, высокая, умная, и звали ее Эрна. Ее привезли в дом Ярла, и она стала его невестой». У них родилось много детей, нареченных красивыми именами. Последнего сына звали Конгунгр (то есть конунг или король). Он был наделен многими достоинствами .

Внешность, гигиена и здоровье

Представления о внешности и образе жизни людей в эпоху викингов может быть получено путем изучения самых разных источников .

В среднем рост викингов был несколько меньше, чем рост человека в наши дни. Рост мужчин составлял 172 см, а рост женщин 158-160 см .

Показатели эти были получены на основании исследований целого ряда скелетов из захоронений, найденных в разных районах Скандинавии .

Наиболее интенсивные антропологические изыскания проводятся в Дании .

Ниже мы приводим показатели, зафиксированные в этих исследованиях .

Впрочем, данные по другим районам не столь уж резко отличаются от них .

В Дании рост мужчин в те времена достигал 172,6 см (в 1984 году рост датчан призывного возраста составлял 180 см), а рост женщин -158,1 см .

Разумеется, отдельные индивиды могли быть значительно выше .

Встречаются останки людей, рост которых достигал 184,8 см. Длина конечностей скелетов в наиболее богатых захоронениях, принадлежавших представителям наиболее благополучных слоев населения, была гораздо больше средней. Причина, несомненно, заключается в более благоприятных условиях жизни данной группы людей. Любопытно, что в парном захоронении, найденном на Лангеланде, меньшим ростом обладал тот, кто был обезглавлен, а перед этим, по всей вероятности, связан. Второй умерший был положен в могилу вместе со своим копьем. Здесь, бесспорно, мы имеем дело со скелетом раба (171 см), который не по своей воле должен был последовать в могилу за своим господином, скелет которого достигал в длину 177 см .

Ревматизм в эпоху викингов был весьма распространенным заболеванием, как, впрочем, и во все другие времена. Кроме того, у многих были проблемы с зубами: люди постепенно лишались зубов из-за твердой, грубой пищи. Вместе с тем, кариесом страдали лишь немногие, в отличие от того, что мы наблюдаем сейчас. Разумеется, существовали и другие болезни, как врожденные, так и приобретенные позднее. Детская смертность была, несомненно, очень велика. В некоторых случаях встречаются скелеты со следами ударов топором или мечом, а также с другими признаками насильственной смерти, наступившей в ходе сражений или побоищ. Стихи скальдов, надписи на рунических камнях, а также другие письменные источники повествуют о кровавых драмах и доносят до нас скорбь родителей по своим убитым сыновьям. В местах захоронений обычно находятся те, кто умер естественной смертью в мирное время. Средний возраст взрослых на удивление высок – как мужчин, так и женщин, по крайней мере, в Дании. Этому способствовали достаточно хороший уровень жизни и мирное существование. Так, среди 240 обследованных останков умерших взрослых людей 140 человек достигли возрастной группы «maturus» (около 35-55 лет), а к возрастной группе «adultus» (около 20-35 лет) относятся 100 индивидов. Вместе с тем, возраст свыше 55 лет является, вероятно, все же редкостью. Было обнаружено всего 2 человека, переступивших эту возрастную границу .

На основании изучения большого количества скелетов мы можем сделать вывод, что внешность людей эпохи викингов была весьма многообразной. Норвежский антрополог Берит Селеволл так описывает «средних» мужчину и женщину того времени: «Сложены были и мужчины, и женщины пропорционально. Средние соотношения ширины и высоты черепа соответствовали аналогичным соотношениям размеров глазниц и ноздрей .

В среднем левая бедренная и берцовая кости несколько длиннее, чем правые (что характерно и для нынешнего времени). Что касается рук, то здесь отмечается некоторое различие между конечностями у мужчин и у женщин. У мужчин правое предплечье немного длиннее, чем левое, а у женщин они приблизительно одинаковы. Этот факт можно объяснить тем, что мужчины чаще пользовались правой рукой, чем левой, а женщины пользовались обеими руками приблизительно одинаково». Берит Селеволл в заключение отмечает: «Что касается внешнего вида, то люди эпохи викингов едва ли сильно отличались от нынешнего населения Скандинавии, если не считать несколько меньшего роста и несколько лучшего состояния зубов, а также, разумеется, одежды, украшений и причесок» .

Рисованных изображений людей того времени сохранилось не так уж много, и лишь в некоторых из них отсутствует стилизация, и они приближены к реальности. I [а настенном тканном ковре, обнаруженном в богатом Усебергском захоронении (Южная Норвегия), и на некоторых рисованных памятных камнях из Готланда представители обоих полов изображены в самых разных жизненных ситуациях. Кроме того, в Швеции были найдены небольшие серебряные и бронзовые фигурки статных и нарядных женщин в платьях со шлейфом и с волосами, убранными в красивый пучок на затылке и покрытыми, вероятно, волосяной сеткой или платком. Некоторые из них держат в протянутых руках рог или кубок для питья, очевидно, приветствуя прибывшего гостя .

Встречаются также изображения мужских голов, выполненные весьма детально, с волосами и бородами. Можно сослаться, например, на деревянную декоративную резьбу на повозке из Усебергского захоронения, изображающую треугольные мужские головы. На этих головах аккуратная прическа, элегантные, длинные, до ушей, затейливо заплетенные усы и клинообразные бороды, закрывающие нижнюю часть лица, но оставляющие открытыми щеки. Археологические находки туалетных принадлежностей подтверждают впечатление аккуратности и ухоженности .

Очень часто встречаются красивые, узорчатые гребни. Судя по всему, они использовались широкими слоями населения, а не только представителями знати, которые, скорее всего, служили моделями для большинства изображений. Среди предметов, найденных при раскопках, встречаются ногтечистки, пинцеты, красивые тазы для умывания, а следы потертостей на зубах свидетельствуют о том, что в ходу были также зубочистки .

Более того, некий испанский араб по имени Ат-Тартучи, который посещал Хедебю в 900-х годах, свидетельствовал, что там мужчины и женщины подкрашивали себе глаза. Автор английской хроники, который, несомненно, жил после эпохи викингов и знакомился с нею по древним письменным источникам, сообщает, что успех викингов у английских дам объяснялся тем, что они мылись по субботам, содержали в порядке волосы и были нарядно одеты. Анонимное английское письмо, в котором содержатся поучения некоего человека, обращенные к его брату Эдварду, создает впечатление, что скандинавы той поры были щеголями и законодателями моды. Автор письма увещевает своего брата придерживаться обычаев своих англосаксонских предков, а не следовать «датской моде, не брить шею и не ослеплять глаза». Последнее, вероятно, означает, что у датчан были длинные челки, подающие на лоб и на глаза, а первое говорит о том, что они брили себе затылки .

Именно такую прическу норманнов можно видеть на ковре из Байе, относящемся к 1070-м годам. Вместе с тем, несомненно также то, что люди, принадлежавшие к низшим социальным слоям – рабы и земледельцы

– выглядели иначе. Они, согласно описанию в «Ригстуле», были изнурены тяжелым трудом и, вероятно, плохо питались. Они не имели возможности носить модное платье, модные прически и соблюдать особую чистоту. Во время походов и дальних торговых поездок викинги наверняка не всегда выглядели чистоплотными и опрятными. Арабский посланник Ибн Фадлан, который в 920-е годы повстречался с группой викингов близ Волги, нашел их невероятно грязными. Он писал: «Это самые нечистоплотные люди из всех созданий Аллаха. Они не моются, справив большую или малую нужду и после совокупления с женщиной, и не моют руки после еды. Поистине, это заблудшие ослы…»

Как известно, все зависит от точки зрения, а у правоверного мусульманина, который, согласно своей религии, должен был совершать омовение перед каждой из пяти ежедневных молитв, эти манеры викингов должны были вызывать отвращение. Правда, дальше он говорит о том, что все они моются по утрам, но и это вызывает его неодобрение, поскольку мытье это совершается в одной и той же воде. Археологические раскопки, проводившиеся в Йорке (Англия), показывают, что в городах того времени люди жили в условиях, которые по современным стандартам не могут считаться гигиеничными. Впрочем, это, несомненно, было характерным для того периода и даже позднее. Если же посмотреть на это с точки зрения европейца того времени, то представление о викингах, как о грязных, неухоженных варварах, будет далеким от справедливости. Отнюдь не таким выглядит датско-английский король Кнуд Великий на английском рисунке 1030-х годов. Он изображен здесь во весь рост – стройный, причесанный, элегантно одетый, в узких штанах, башмаках и обтягивающих ноги чулках .

На нем поверх рубахи надета туника до колен, с широкой окантовкой, а на плечо наброшен плащ с нарядным бантом .

Одежда

Будучи датчанином по происхождению, король Кнуд, тем не менее, большую часть жизни провел в Англии. Впрочем, основные характерные особенности мужской одежды высшей знати были, вероятно, одинаково присущи как европейцам, так и скандинавам. Мужчины обычно носили башмаки или сапожки, штаны и чулки, тунику до колен или чуть короче, рубаху с вырезом у шеи и плащ. Так что, в те годы, когда Кнуд жил в Дании, его одежда едва ли выглядела иначе, чем это изображено на упоминавшемся выше рисунке .

Образцы одежды в целом виде не сохранились, но обувь была обнаружена в большом количестве, особенно при раскопках на месте бывших городов. Это прежде всего башмаки и сапожки до щиколотки или выше. Верх обуви, как правило, был изготовлен из козьей шкуры, а подошва пришивалась отдельно. Обувь выполнена профессионально – ремесло башмачников было весьма распространенным в городах. Покрой остается схожим в самых разных регионах. Обычно имеется ременная шнуровка, окантовка у горловины, а верх украшен декоративным швом, иногда цветным. Такова была обычная повседневная обувь. Что же касается нарядной обуви, которую знать носила с парадным платьем, подобной той, которую мы видим на рисунке, изображающем короля Кнуда, то о ней нам почти ничего неизвестно. В отношении одежды все наоборот. Мы знаем об одежде знати гораздо больше, чем о повседневном платье для бедняков .

Оно скорее всего было очень простым. А вот о детских нарядах мы практически ничего не знаем .

Основные сведения об одежде дают нам фрагменты, найденные в захоронениях. Речь идет о погребениях знати близ Бирки и о столь же богатой мужской могиле в Маммене (Средняя Ютландия). Важным дополнением к этим сведениям явилось обнаружение большого количества фрагментов одежды при раскопках на месте гавани Хедебю в 1987-88 годах. Это была одежда, испачканная во время смолокурных работ, а затем выброшенная в воду. Потому она и сохранилась .

Сюда можно также причислить рубаху из Виборга и фибулы (застежки) для одежды, о функциональном применении которых можно догадаться по их расположению на останках… Наконец, как уже отмечалось выше, некоторые представления о платье в эпоху викингов можно получить из рисунков того времени. Одежда, как правило, сшита из шерсти или льна, причем ткани отличаются по фактуре и плотности. Часть нарядов наверняка была откуда-то привезена. Так, например, были найдены платья из шелка, который всегда был предметом импорта .

Люди в ту эпоху часто использовали меха для подбивки плащей и оторочки одежды. Письменные источники сообщают нам, что иноземцы с завистью относились к изобилию в Скандинавии этого редкого товара, пользовавшегося большим спросом. Многие ткани представляли собою имитацию меха. Вязаных изделий в тот период не существовало, но в ходу были теплые одежды из пряжи, части которой «сшивались» в полотно по мере прядения. Имелись также элегантные рельефные ткани типа открытого плетения .

Помимо отделки мехом или его имитации одежда часто украшалась аппликациями, вышивкой, шитьем из металлических нитей или лентами .

Вплетали для украшения также золотые или серебряные нити. Часто встречаются окрашенные ткани. Большое количество ореховой скорлупы, найденной в гавани Хедебю (а орехи, несомненно, были предметом импорта), говорит отнюдь не о любви жителей к орехам, а о потребности в коричневой краске для тканей, которую получали из ореховой скорлупы .

Известны нам и другие способы окраски тканей в самые различные цвета, применявшиеся в эпоху викингов .

Разумеется, покрой и украшения мужской одежды имели разные варианты. Штаны могли быть облегающими и доходить до щиколоток, но на рисунках мы можем наблюдать и трубчатой формы штанины, которые покрывают бедра и расширяются книзу, и громадных размеров брюки типа гольф, которые подвязываются у колен. Образец таких штанов был найден в гавани Хедебю, а изготовлены они были из тончайшего крепа. Штаны такого покроя, естественно, предусматривали ношение чулок. Если в ходу были чулки, то они были длинные, и придерживались с помощью ленты, прикрепленной к поясу на талии, а возможно, длинная лента обматывалась вокруг ноги. Завязки эти также были найдены в гавани Хедебю .

Мужские туники или рубахи (возможно, туника надевалась поверх рубахи), могли, судя по изображениям, быть и облегающими, и широкими .

Их могли носить с поясом или без него. Найдены были фрагменты тканей из тонкой шерсти и льна, части красивой окантовки, пояса с нарядными пряжками. Плащи делались из ткани поплотнее. Они были квадратного покроя и присборены у правого плеча, с тем чтобы рука, держащая меч, была свободна. На плече плащ скреплялся большой застежкой-фибулой или бантом. Складки плаща ниспадали спереди и сзади. В захоронении Маммен были обнаружены остатки украшенной вышивкой шерстяной ткани. По всей вероятности, это были фрагменты плаща, но при расчистке ткань распалась на куски. В той же могиле были найдены обшлага из шелка, видимо, служившие окантовкой облегающих рукавов туники. Нечто подобное мы видим на рисунке, изображающем короля Кнуда. Костюм мог дополняться шерстяной остроконечной или круглой шапочкой или налобной лентой .

В погребениях богатых и знатных людей, которые были найдены близ Бирки, сохранились фрагменты кафтанов из тонкой шерсти или льна, наглухо застегивавшихся на пуговицы или с косым вырезом и богато украшенным поясом. Они были окантованы шелком, плетением из золотых и серебряных нитей и расшиты золотом. Все это напоминает одежду, которую носили на Востоке. Судя по всему, это был костюм, поскольку украшения на различных его частях гармонируют друг с другом .

Несомненно, здесь мы имеем дело с обычными традициями костюма, а не со случайно вывезенными обновками из Восточной Европы или Азии .

Регионы Скандинавии, обращенные к востоку, испытывали на себе идущее оттуда влияние .

Распространено мнение, будто все скандинавские женщины носили стандартную одежду со стандартными украшениями, то есть это был своего рода национальный наряд. Речь идет об одежде высшей знати и представителей зажиточных средних классов. Не исключено, что такая одежда предназначалась для празднеств. Между тем одежда женщин была далеко не столь однообразной и однотипной. Разумеется, наиболее характерным и важным элементом одежды скандинавских женщин был сарафан на бретельках. О его покрое нам мало что известно, поскольку в захоронениях Бирки и на месте гавани Хедебю сохранились лишь фрагменты этого вида одежды. Судя по всему, это мог быть облегающий сарафан из шерсти или льна, украшенный окантовкой и лентами .

Окантовка шла по верху и по низу. Сверху она спускалась до подмышек, а снизу доходила примерно до середины бедра. Поддерживали сарафан бретельки, которые спереди были короче, а сзади длиннее. Спереди бретельки скреплялись у каждого плеча большими овальными фибулами .

Между фибулами могло свисать ожерелье из разноцветных бусин, а на цепочке, свисавшей с одной из фибул, иногда могли находиться разные вещицы, которые полезно было всегда иметь под рукой: ножичек, игольник, ножницы, ключ .

Овальные фибулы были найдены в захоронениях зажиточных женщин повсюду, за исключением Готланда, где в ходу были стилизованные фибулы в форме головы зверя. Такие фибулы были найдены и на местах других викингских поселений, но в конце 900-х годов они, по всей вероятности, вышли из моды. Эти фибулы были своего рода признаком социального статуса погребенных женщин, И возможно, именно поэтому их имена сохранились в «Ригстуле». Так, относительно женщины, которая стала матерью бонда Карла, при описании ее одежды сказано, что у нее были «карлики у плеч». Здесь наверняка речь идет именно о таких фибулах. В данном случае обозначена функция фибулы как скрепляющей застежки, поскольку в других случаях в те времена слово «карлик» применялось для обозначения предметов, скрепляющих нечто крупное, например, детали строительных сооружений. Что касается одежды женщины, то здесь, в частности, «карликами» скрепляется сарафан на уровне плеч .

Под сарафаном женщины обычно носили длинную рубаху, которая могла быть гладкой или плиссированной. Так, в Бирке 900-х годов чаще всего находили плиссированные рубахи. В различных регионах была мода скреплять ворот рубахи небольшой круглой фибулой. В погребениях Бирки были найдены останки знатных женщин, одетых в закрытую тунику, украшенную окантовкой или лентой снизу. Поверх сарафана, вероятно, надевался кафтан из тонкой кожи или еще какая-нибудь одежда. Найденные в захоронении остатки ткани с красивыми лентами, очевидно, имеют отношение к тунике. Мода надевать поверх туники кафтан, присущая как мужчинам, так и женщинам, очевидно, восходит к Востоку .

Вместе с тем, многие скандинавские женщины обычно набрасывали поверх сарафана плащ или накидку, застегивая их спереди красивыми фибулами из золота, серебра или бронзы. Чаще всего такие фибулы имели продолговатую или округлую форму, либо форму трилистника. Круглые фибулы были в моде особенно в 900-х годах. На Готланде на протяжении всей эпохи викингов фибулы имели форму круглых коробочек, а в Норвегии 800-х годов некоторые застежки для накидок и плащей были изготовлены из наконечников поясов и других изделий, привезенных с Британских островов, в то время как овальные фибулы для сарафанов неизменно изготовлялись из бронзы. Орнамент овальных фибул, как правило, стереотипен, поскольку большинство из них является предметом серийного производства по какому-нибудь единому образцу. Следует также отметить, что женщины в холодном северном климате скорее всего носили чулки. Что касается нижнего белья, как мужского, так и женского, то о нем до нас никаких сведений не дошло .

В целом, в отношении одежды обоих полов можно сказать, что высшая знать Бирки в 900-е годы заимствовала моду из Восточной Европы и стран Востока, а в Хедебю и, вероятно, в Дании, те же социальные слои придерживались моды, дошедшей сюда из стран Западной Европы. В отношении моды, принятой там, нам не так уж много известно, однако в источниках, описывавших эпоху викингов, упоминается о том, что датские короли, хевдинги и их жены нередко получали одежду в дар от западных владетелей. Различия, характерные для Запада и для Востока проявляются в деталях. Так, золотые нити, которыми украшались парадные одежды в Бирке и в Дании, можно различить по способу их изготовления, в зависимости от преобладания связей либо с Западом, либо с Востоком .

Таким образом, различия в одежде в эпоху викингов обуславливались половой принадлежностью, социальным статусом и изменениями в моде .

Именно это было продемонстрировано в «Ригстуле». Одежде уделялось большое внимание, на нее тратились немалые средства, если, разумеется, таковые были. Так что, платье в ту эпоху могло быть весьма нарядным .

Украшения Тяга к прекрасному нашла также свое отражение в фибулах и других украшениях. С их помощью можно было не только приукрасить себя, но и выставить напоказ свое богатство. Вместе с тем, украшений, не имевших функционального назначения, было не так уж много. Это – браслеты, ожерелья, шейные обручи и разнообразные подвески на цепочках .

Подобные подвески в основном представляли собою христианские или языческие символы, такие, как крестик или миниатюрный молот Тора .

Перстни носили редко, а височные кольца были совершенно чужды скандинавской традиции. Это был чисто славянский феномен .

Приобретение украшений, таких, как браслеты, шейные обручи из драгоценного металла, являлось также способом накопления богатства, как это бытовало повсюду в мире .

Украшения, как правило, имели простую форму, а многие из них были к тому же соотнесены с определенной весовой системой, так что их стоимость можно было установить без особого труда. Таким образом, как женщины, так и мужчины могли носить свое богатство на себе и похваляться им. Об этом обстоятельстве сообщает в своих записках араб Ибн Фадлан, который, как уже говорилось, повстречался с викингами в районе Волги в 920-х годах. Впрочем, достоверность его утверждений не доказана. По поводу женщин он писал следующее: «На шее у них были украшения из золота и серебра, потому что если супруг располагал десятью тысячами дирхемов (арабские серебряные монеты), то он должен был украсить свою жену драгоценной шейной цепью. Если же его богатство состояло из двадцати тысяч дирхемов, то он должен был повесить на шею жены два украшения и прибавлять по одному всякий раз, когда у него появлялось еще десять тысяч дирхемов. Так что часто на шее женщины бывает довольно много украшений» .

Большая часть дошедших до нас скандинавских украшений изготовлена из серебра, а некоторые из них – из арабских серебряных монет, которые в больших количествах поступали на Север. Поскольку при торговых сделках в основном расплачивались серебром, причем по весу (в тех случаях, когда речь не шла о меновой торговле, то подобное украшение являлось очень удобным способом хранения ценностей. Если плата бывала ниже стоимости шейного украшения, то от него можно было попросту отрубить кусок или разрубить его пополам .

В украшениях использовалось и золото. Самое большое золотое украшение эпохи викингов (шейный обруч) было найдено близ озера Тиссе, на острове Зеландия. Во время весеннего сева его обнаружили накрученным на колесную ось сеялки. Шейный обруч был сплетен из четырех толстых золотых нитей самой высокой, 96О°/оо, пробы, и вес его при обнаружении оказался 1830 граммов. Первоначальный его вес был, очевидно, 1900 граммов, но небольшая его часть отсутствует. Несомненно, это украшение предназначалось для статуи какого-нибудь божества или для крупного человека с очень широкой выпуклой грудной клеткой. До нас дошло множество украшений и фибул, относящихся к эпохе викингов. Их находят главным образом в зарытых в землю кладах и захоронениях .

Примечательно, что происхождение их по преимуществу скандинавское и отражает сугубо скандинавские вкусы. Все металлы, за исключением железа, должны были привозиться извне. В других странах фибулы и украшения тоже, разумеется, были в ходу, но, как уже отмечалось выше, овальные фибулы, скрепляющие бретельки сарафана, были явлением исконно скандинавским. На них, так же как и на многих других предметах, встречается самая разная орнаментика .

Вместе с тем, некоторые из фибул представляли собою скандинавский вариант, навеянный чужеземными украшениями. Например, женские фибулы для накидок и плащей в форме трилистника являются вариацией трехгранных украшений для перевязей мечей, распространенных во Франции .

Другим примечательным заимствованием являлись подковообразные фибулы, которые мужчины, особенно в Норвегии и в среде викингов на Британских островах, носили на правом плече как застежку для плаща .

Они происходят от шотландских или ирландских застежек для одежды, а форма их была создана викингами на Британских островах. Многие фибулы изготавливались из серебра и могли достигать довольно крупных размеров, и это свидетельствует о том, что они, наряду с браслетами и шейными обручами, являлись одним из способов хранения ценностей .

Снорри Стурлусон в первой половине 1200-х годов описывает случай, который произошел в Исландии за 250 лет до этого. Исландцы, в благодарность за прекрасное стихотворение, сложенное в честь исландского народа, преподнесли его автору, скальду, наплечную фибулу из серебра весом около 25 фунтов (примерно 750 грамм). А он разрубил ее пополам (она, вероятно, была подковообразной) и за половину фибулы купил себе усадьбу. Если история эта правдива, то из нее можно заключить, что такая фибула, которую невозможно было практически носить на одежде, была своего рода наградным знаком. Самые крупные подковообразные фибулы скандинавского образца, известные и поныне, могут весить до килограмма, но такую фибулу носить на одежде было бы затруднительно. Булавка для подобной фибулы могла быть длиной до полуметра, а вес ее говорит о том, что ею должны были застегивать очень большой плащ, возможно, из меха .

Известны также вещи иноземного происхождения, например, наконечники поясов, которые переделывались в женские украшения путем прикрепления к ним сзади булавки. Это также относится к вещам британского происхождения в Норвегии. Повсюду в Скандинавии принято было украшать шейные обручи разноцветными стеклянными бусинами и всякими заморскими вещами, например, монетами, колечками или миниатюрными накладками. Другие украшения использовались по своему первоначальному предназначению. Так, гривны – шейные украшения русского происхождения, имевшие стандартный вес и относящиеся к раннему периоду эпохи викингов, все еще применялись как средство оплаты, но одновременно их закручивали в спирали и носили как браслеты .

В мужских богатых захоронениях, найденных в Бирке, имелись нарядные пояса и кафтаны восточного покроя .

Бытует представление, будто викинги любили украшать себя всевозможными предметами, привезенными из заморских стран. Но было бы неправильно представлять себе знатных и именитых викингов похожими на увешанную побрякушками рождественскую елку. Заморские украшения употреблялись весьма умеренно, чаще всего в ходу были исконно скандинавские. Складывается впечатление, что большая часть заморских украшений, найденных, в частности, в захоронениях Бирки, имеет восточное происхождение и отражает пристрастия, характерные для культуры Востока, в то время как украшения, обнаруженные при раскопках в Хедебю, были привезены из Западной Европы. Что же касается украшений, найденных в Норвегии, то их происхождение – Британские острова .

Находки, сделанные на территории Скандинавии, обычно принято рассматривать как единое целое. Но даже если речь идет об исконно скандинавских украшениях, то те или иные виды их отнюдь не были модными повсюду. К тому же, мода с течением времени менялась .

Немалую роль играли также экономические возможности населения. Не каждый мог позволить себе приобрести ту или иную уникальную золотую фибулу, изготовленную знаменитым мастером. Многие были вынуждены довольствоваться серийной продукцией, позолоченными имитациями, бронзой или вообще не имели средств приобрести себе фибулу .

Таким образом, судя по фибулам, равно, как и по другим деталям одежды и украшений, внешний вид людей зависел от их географической и культурной принадлежности, их экономического положения и их места в обществе, – точно так же, как это бытует у всех народов во все времена .

Жилища и празднества

Непосредственным местом обитания людей было жилище – большое или маленькое, богатое или бедное, в зависимости от экономического положения и социального статуса его обитателей. Как станет ясно из дальнейшего, между внешним видом и размерами городских домов и домов в сельской местности существовали различия, однако и те, и другие располагались на четко ограниченном участке, огороженном изгородью или забором, в окружении надворных построек того или иного назначения. Это видно по многим археологическим раскопкам .

Строительные материалы (дерево, глина, камень, дерн или их сочетания), а также техника строительства варьировались в зависимости от местных ресурсов, однако каменные строения появились не ранее 1000-го года, и это были чаще всего церковные здания. Конструкции домов постоянно претерпевали изменения, и со временем внутренние опорные столбы, подпиравшие кровлю домов, исчезли, а остальные столбы перестали зарывать в землю. Их помещали на каменные основания, чтобы избежать гниения древесины. Главный жилой дом в большой богатой усадьбе в поздний период эпохи викингов чаще всего представлял собою обособленное строение без конюшенной пристройки, во всяком случае, в южных районах Скандинавии. В основном же устройство и оборудование жилищ мало изменилось, это касается как городских, так и сельских домов .

Дома определенной конструкции строились из определенных материалов. Небольшие, углубленные в грунт землянки напоминали куполообразные возвышения, сложенные из земли и дерна. Жилища высшей знати выделялись своими размерами, формой и мастерством постройки. Дома часто украшались великолепной резьбой и были покрыты яркой краской. Наиболее полное представление об этом можно получить благодаря сохранившимся остаткам древних церквей, в особенности церкви Урнес в Западной Норвегии, церкви Хемсе на Готланде и Хернинг в Северо-Восточной Ютландии. Не отставали от них, по всей видимости, и мирские дома .

Входные двери, как правило, отличались простотой, но, вместе с тем, они могли быть украшены резьбой или окованы железом. Как в жилых домах, так и в других постройках в ходу были дверные замки. Часто они делались из дерева, но иногда также из железа. Замок был символом неприкосновенности чужой собственности; воровство из запертого на замок дома считалось особо тяжким преступлением и в соответствии с этим влекло за собой суровое наказание. На лицо, хранившее при себе ключи от замков, а как правило, это была женщина, налагалась особая ответственность, и она наделялась особым статусом .

Внутри дом обычно состоял из нескольких помещений, в которых царила полутьма, поскольку слуховые окна были малы, их было немного, и они почти не пропускали света. Их, очевидно, закрывали ставнями .

Немного света давали и отверстия в крыше, через которые выходил дым от очагов и печей. Огонь очага также освещал внутренность дома. Если света требовалось побольше, например, при выполнении какой-нибудь ручной работы, то, вероятно, зажигались масляные лампы. Кроме того, в ходу были восковые свечи, которые стоили дорого, а также более дешевые сальные свечи. Очаг обычно находился в центре общей жилой комнаты. Он располагался на чуть приподнятой над полом четырехугольной площадке и служил, главным образом, для приготовления пищи и обогрева помещения .

В некоторых домах, помимо открытого очага, у стены находилась небольшая, округлой формы печь, служившая для тех же целей, Иногда она заменяла очаг. Дым от очага и от печи, прежде чем выйти наружу через отверстие в крыше, распространялся по жилью, и в зимние периоды, когда люди большую часть времени находились внутри дома, они постоянно страдали от легкого отравления .

Пол был земляной, хорошо утрамбованный и, вероятно, покрытый соломой. Вдоль стен шли выступающие земляные возвышения, обложенные деревом. В небольших домах ширина их не превышала ширины обычной скамьи, а в больших богатых домах могла доходить до полутора метров. На этих возвышениях обитатели обычно проводили большую часть времени, а пол использовался лишь для прохода по нему .

Такие возвышения уберегали от холода и сквозняков. Это стало очевидно после экспериментальных попыток пожить в реконструированных жилищах эпохи викингов. Стены некоторых домов были покрыты деревянными плахами с резьбой. Они описаны в скальдическом стихе «Хюсдрапа», созданном в Исландии в конце 900-х годов. Действие этого произведения происходит во вновь отстроенном доме, принадлежащем хевдингу .

Возможно, эти плахи выглядели как те, что были найдены в Исландии, в Флататунга, и скорее всего, находились в церкви .

Основное убранство дома состояло из тканей и шкур (настенные ковры, покрывала, подушки), а также ларцов и сундуков с висячими замками. Они были единственной меблировкой дома в те времена, и в них хранились вещи. Наверняка имелись еще и низкие лавки, а что касается другой мебели, то ее, можно сказать, почти не было, так что и фрагментов ее сохранилось немного. Как и поныне во многих уголках мира, люди обычно сидели на корточках или скрестив под собой ноги. В такой позе они вели беседы, принимали пищу, развлекались. Спальные места находились в альковах или небольших каморках, а иногда просто на возвышениях у стен, где на ночь расстилали постель. В доме часто имелся ткацкий станок, а на полках расставлялась домашняя утварь. Несмотря на то, что в это время уже существовали водяные мельницы, во многих домах, во всяком случае в Дании, имелись также ручные мельницы для помола зерна. Вероятно, на эту работу уходило немало времени, равно как и на добывание и заготовку лестных припасов, которые обычно занимали в усадьбе много места .

На основе раскопок богатых захоронений, а также из некоторых скальдических стихов мы получаем известное представление о том, как выглядело внутреннее убранство богатых домов в эпоху викингов .

Поражает качество и количество вещей в могиле знатной женщины в Усебергском кургане в Южной Норвегии, относящемся к 834 году. Большая часть вещей здесь – из дерева. Они украшены искусной резьбой, а некоторые из них снабжены рисунками или отделаны металлом. Здесь же найдены ткани и металлические изделия. Все это дает представление о том, какие вещи можно было увидеть в усадьбе короля или хевдинга. Это внутреннее убранство дома, посуда для приготовления пищи, приспособления для ручной работы, выполняемой знатной женщиной, а также средства передвижения: корабль, повозки, сани. Имеются здесь и орудия труда, необходимые в усадьбе. Найден также окантованный настенный ковер, на котором изображены различные сценки (так называемый Усебергский ковер). Откопан также стул. Стол не обнаружен (хотя женщина, возможно, имела обыкновение сидеть за столом), но найдено множество сундуков, не менее пяти кроватей (которые, вероятно, использовались при поездках, так как это складные кровати), перины (набитые пухом и пером), высокие масляные лампы, ткани, красивая утварь, котлы, сковороды, ведра, бочки, лохани, корыта, ковши, ножи, половики и многое другое, не считая съестных припасов .

Подобные вещи, хотя и не собранные все вместе, как в Усебергском захоронении, были найдены при раскопках других могил, а также городов и усадеб. Стулья изображены, кроме того, на картинах и миниатюрах, которые носились в качестве амулетов. Были найдены низкие скамеечки, наподобие доильных, а в женском погребении в Хернинге близ Рандерса был обнаружен уникальный маленький столик, на котором стояла чаша для умывания. Такие чаши скорее всего использовались знатными людьми для омовения рук перед едой и после нее. Чаши для омовения часто встречаются в могилах знатных людей, поскольку в то время в Скандинавии ели с помощью рук и ножей, как, впрочем, и повсюду в Европе, а суп обычно пили из кубков и чаш. Вилок еще не было, а ложки, небольшие по размеру, являлись редкостью .

Во время празднеств пирующие сидели за столом, а ритуал празднества едва ли сильно отличался от того же ритуала в разных регионах Скандинавии и Западной Европы. Однако у викингов пир, возможно, протекал более буйно и необузданно, особенно в тех случаях, когда на нем не присутствовали представители церкви. Так, например, пир в одном из датских королевских замков около 980 года, очевидно, происходил в пиршественном зале длиной в 18-19 метров. Здесь, у продольных стен на возвышениях расставлены были скамьи, а в центре одной из стен имелось особое сиденье для короля или его представителя .

Места распределялись согласно рангу и знатности, были также места для особо именитых гостей. На скамьях лежали подушки, а на стенах висели ковры с изображениями сцен из жизни богов и героев. Перед скамьями стояли длинные, богато уставленные яствами столы, а слуги вносили все новые блюда либо из соседнего помещения, либо из другого дома усадьбы .

Посреди зала пылал огонь в очаге, вдобавок к нему зал освещался со всех сторон масляными лампами, восковыми свечами или факелами. По углам лежали охотничьи псы и домашние болонки. Люди были одеты в праздничную одежду и увешаны драгоценностями. Оружие, без сомнения, в зал не вносилось. Подавались алкогольные напитки, пиво, мед (смесь меда и воды), вино или «бьорр» (перебродившее фруктовое вино), а также разнообразные мясные блюда. Мясо могло подаваться свежее (вареное или жаренное на вертеле), вяленое, соленое, печеное или сквашенное. В то время было уже известно влияние кастрации скота на качество мяса .

Подавались также рыба, хлеб, каша, молочные блюда, овощи, фрукты, ягоды и орехи. Блюда сдабривались солью и пряностями. Например, в Усебергском захоронении были обнаружены тмин, перец и горчица .

Скальды произносили стихи, за столом рассказывались истории, возможно, музыканты играли на лире или флейте. Кроме того, гостей развлекали представлениями акробатов или шутов. Пир в доме знатного человека, призванный еще больше упрочить его славу, мог длиться несколько дней .

Пир был средоточием многих важных событий. На нем заключались договоры, завязывались дружеские отношения, вспыхивала вражда, планировались будущие брачные союзы .

Адам Бременский отмечал, что, когда архиепископ ГамбургскоБременский около 1050 года посетил с целью ведения переговоров короля Шлезвига Свена Эстридсена, то в конце его визита, как это принято у варваров, для заключения союза был устроен грандиозный пир, который длился по очереди то у одной, то у другой стороны восемь дней подряд .

Здесь шли переговоры о замирении с христианами и об обращении язычников в христианскую веру. Архиепископ с легким сердцем вернулся домой и уговорил императора «пригласить короля данов в Саксонию, дабы они могли поклясться друг другу в вечной дружбе» .

В промежутках трезвости между сериями пиршеств люди, вероятно, проводили время традиционным способом. Они вели глубокомысленные беседы, осушали кубки, совещались между собой, сплетничали, играли в настольные игры и уделяли внимание противоположному полу. Мужчины помимо этого отправлялись верхом на охоту, с охотничьими псами и ловчими птицами, или устраивали поединки. А женщины тем временем занимались рукоделием или какой-нибудь другой ручной работой .

Язык, письменность, имена собственные Выражение «датский язык» в течение всей эпохи викингов и несколько столетий после нее являлось общим обозначением для всех скандинавских языков. Высказывается предположение, что это обозначение возникло за рубежом, а затем было принято скандинавами. Это показывает, насколько невелики были различия между скандинавскими языками в тот период .

Они были гораздо меньше, чем теперь. И к тому же, эти языки в эпоху викингов явно отличались от остальных европейских языков германской группы. За несколько столетий до эпохи викингов языки скандинавских народов претерпели существенные изменения, благодаря чему различия между ними и теми языками, на которых изъяснялись соседние народы на юге и в англосаксонской Англии все увеличивались, и эта тенденция продолжалась на протяжении всей эпохи викингов .

Нам почти ничего не известно о том, как звучал в древности датский язык. Говорившие на нем давно ушли в небытие, а свидетельств современников на этот счет сохранилось крайне мало. Вместе с тем, коекакие сведения можно почерпнуть из скальдической поэзии, из норвежских заимствований, сохранившихся в других языках, из надписей на монетах и т.п. Впрочем, рунические надписи, например, мало что могут прояснить, поскольку орфография их не всегда последовательна, а сам язык часто звучит излишне торжественно и архаично. В любом случае, 16 письменных знаков, рун, не могут передать все речевое богатство устной речи. В то же время, становится ясно, что в эпоху викингов имелись определенные различия, особенно в звучании, между языками западно-скандинавским и восточно-скандинавским. А если говорить конкретнее, то на западноскандинавском языке изъяснялись в Норвегии, а на восточноскандинавском – в Дании и Швеции .

Далее, по мере развития языков, на исходе эпохи викингов, все больше стало проявляться различие между датским и шведскими языками .

Углубляющиеся различия между скандинавскими языками способствовали тому, что люди все явственнее ощущали свою принадлежность к определенной стране, а это, в свою очередь, являлось стимулом для интенсификации процесса создания трех скандинавских государств .

Впрочем, не исключено и обратное влияние, в силу которого процесс образования Норвегии, Швеции и Дании все больше способствовал дифференциации трех языков .

Вместе с тем, различия между скандинавскими языками были и остаются не столь уж значительными, и скандинавы могут понять многие слова из рунических надписей даже без предварительной подготовки, после истолкования рунических знаков. Руны эпохи викингов представляют собою чисто скандинавскую письменность, хотя происхождение ее связано с той рунической письменностью, которая возникла у германских народов через несколько столетий после Рождества Христова. Самые древние, известные нам рунические надписи на территории Скандинавии относятся, примерно, к 200 году после Рождества Христова. Руническая письменность насчитывает 24 знака, конфигурация которых представляет собою сочетание вертикальных прямых и косых линий, которые было особенно удобно вырезать на деревянной поверхности. Приходилось при этом избегать горизонтальных линий, которые могли совпадать с волокнами древесины и из-за этого становиться неотчетливыми .

Примерно с началом эпохи викингов в скандинавской письменности происходят коренные изменения, и число рун сокращается до 16 знаков .

При этом претерпевает изменения и графика некоторых рун. Они упрощаются, и теперь становится легче наносить эти руны на различные поверхности. Но, с другой стороны, чтение их усложняется, поскольку многие знаки имеют теперь несколько значений, так как один и тот же знак должен сочетать в себе несколько звуков. Так, например, руна «и»

одновременно обозначает звуки; «у, о, и, э, в». Руна «к» может читаться, как: «к, г, нк, нг». В то же время была разработана система особых знаков для разделения друг от друга слов и целых фраз. Сегодня многие рунические надписи прочесть затруднительно или даже невозможно .

Рунический алфавит приводится на рисунке .

Этот более поздний рунический алфавит называется «fupark» – по первым шести знакам. Он имеется в двух вариантах. Это «нормальные»

(или датские) руны и, так называемые, «короткосучковые», или шведсконорвежские руны. Последний вариант отличается тем, что некоторые знаки имеют меньше ответвлений на прямых линиях. Иногда, если «ветки»

вырезаны на дереве, они могут представлять собою лишь короткое углубление, сделанное кончиком ножа, а несколько знаков представляют собою лишь часть нормальных рун .

По мнению некоторых исследователей, эти два варианта позднего рунического алфавита являются его локальными разновидностями. Но после обнаружения большого количества образцов этого алфавита стало ясно, что оба варианта одновременно использовались в разных регионах, но при этом «нормальные» руны преимущественно (хотя и не исключительно) применялись для воспроизведения торжественных надписей на памятных камнях, в то время как «коротковетвистые» руны, легче поддающиеся написанию, были предпочтительны в среде торговцев, а также в повседневной жизни .

Причина, обусловившая появление нового рунического алфавита из 16 знаков, нам неизвестна, однако часто высказывается предположение, что подобное коренное изменение системы письменности могло быть лишь результатом насаждения его сверху, но никак не результатом «естественного развития». Как бы то ни было, это изменение совпало с периодом многих других глубоких преобразований в обществе, исходивших также от центральной власти .

Судя по всему, в кругах знати руны могли читать многие. Ведь многочисленные рунические надписи на памятных камнях были рассчитаны на то, чтобы на них смотрели и их читали. Следует напомнить, что руны можно найти на самых разных предметах. Их, например, вырезали на бортах кораблей, на обшивках, упряжи, на ткацких станках и гребнях, однако, чаще всего на предметах из дерева и кости. Иногда это было всего лишь имя владельца вещи, а иногда какое-нибудь изречение .

Некоторые надписи могли представлять собою магические письмена (правда, с течением времени, к числу магических были причислены многие надписи только из-за того, что их невозможно было истолковать). Одной из наиболее примечательных является надпись на обломке человеческого черепа, найденного на месте торгового центра Рибе и относящегося к 700-м годам. Здесь можно различить, в частности, имя верховного языческого божества Одина. Иногда надпись всего-навсего обозначает название вещи, на которой она вырезана. Так некий человек некогда удовлетворился тем, что вырезал на гребне слово «kabr», что значит «гребень». Встречаются также различные формы посланий, например, надпись «поцелуй меня» на обломке кости. Более важны сообщения, вырезанные на деревянных дощечках. Такое «письмо» было обнаружено на месте раскопок в Хедебю .

Оно относится, скорее всего, к 800-м годам и предназначено человеку по имени Оддульв, которому предлагается сделать что-то. К сожалению, сегодня мы не можем понять, что именно .

Именно на месте городов и торговых центров встречаются большинство рунических надписей эпохи викингов, сделанных на других предметах помимо памятных камней. Наверняка, кроме кругов высшей знати в городах существовала и другая среда, представители которой могли читать и писать и направлять свои послания людям, живущим в другом месте. Подобное сообщение цитируется в труде Римберта, относящемся к 800-м годам и описывающем жизнь миссионера Ансгария. Здесь рассказывается, что когда Ансгарий в 831 году отбыл из Бирки, то в доказательство своих успехов он привез франкскому императору Людовику Благочестивому послание от короля Бьерна, как отмечает Римберт, «писанное его собственной рукой принятыми у них буквами». Здесь, вне всякого сомнения, речь идет о рунах .

В позднем руническом алфавите знаки имели определенную последовательность, отличную от той, которая была характерна для латинского алфавита. К тому же, рунические письмена обычно не располагались горизонтальной цепочкой. Например, надписи на камнях расположены вертикальной строкой. На многих камнях позднего периода эпохи викингов рунические надписи нанесены на извивающиеся тела драконов или змей, обрамлявшие рисунок. Они могли также служить орнаментом, подчеркивавшим форму рунического камня. В противоположность латинскому алфавиту, рунические знаки были предназначены для вырезания их на дереве, камне или кости. Они не годились для написания писем и книг на пергаменте. Для этой цели больше был пригоден латинский алфавит, которым пользовались церковнослужители и европейские властные структуры .

После введения в Скандинавии христианства в 900-1000-е годы, с усилением аппарата власти и ростом европеизации здесь также начинает использоваться латинский алфавит. Интересно отметить, что уже самые древние надписи на скандинавских монетах 900-х годов были сделаны латинскими буквами, а самый древний из известных нам письменных документов Скандинавии – дарственное письмо от короля Кнуда Святого церкви Св. Лаврентия в Лунде, относящееся к 1085 году, было написано пером и чернилами на пергаменте, как это было принято в Европе, и притом латинскими буквами .

Однако для коротких повседневных сообщений руны оказались более практичны, и ими продолжали пользоваться вплоть до позднего Средневековья. Для подобного послания требовался всего лишь нож и кость от недавней трапезы или сук с ближайшего дерева. Все это доставалось даром, не в пример перу, чернильнице и дорогостоящему пергаменту .

Имена в эпоху викингов были также сугубо скандинавские и многие из них присущи были только этому региону. Поэтому связанные со Скандинавией географические названия в колониях викингов, в которые имена собственные входят как составная часть, легко можно отличить от всех других названий .

Сведения об именах собственных, которые были распространены в Скандинавии, можно почерпнуть, в основном, из надписей на рунических камнях. Кое-какие сведения можно также извлечь из иноземных письменных источников, повествующих о викингах. Однако там они, как правило, присутствуют в латинизированной форме. Как уже отмечалось, важным источником могут служить также географические названия в местах викингских поселений, но в связи со спецификой этого источника здесь мы больше узнаем о мужских именах и гораздо меньше об именах женских .

Ниже приводятся имена в модернизированном виде. Большинство имен собственных было распространено на всей территории Скандинавии, например, такие имена, как Торстен, Ульф и Грим, но некоторые были характерны только для определенных регионов. В числе западноскандинавских имен можно назвать такие, как Эйульф и Оддкетиль, между тем как среди восточно-скандинавских имен мы находим такие, как Манне, Токе и Асвед. То обстоятельство, что не все имена были общескандинавскими, помогает нам установить, из какого региона Скандинавии происходили поселенцы в той или иной колонии. Так, географические названия в Нормандии показывают, что поселенцами из Скандинавии здесь были преимущественно датчане. Например, датское имя Oгe (Аки) является составной частью географического названия Окевиль .

Обычай наделять людей теми или иными именами коренится в глубокой древности, но в эпоху викингов появляются некоторые новые имена и, в частности, те, в которые составной частью входят имена языческого бога Тора (Токе, Торстейн, Торкиль и многие другие). Несмотря на свое происхождение, связанное с именем языческого божества, имена эти не утратили своей популярности и после введения христианства .

Популярны были также присвоения людям имен животных. Иногда они употреблялись как самостоятельное имя, например: Урм (Змея), Ульф (Волк), Бьерн (Медведь), а иногда входили в имя составной частью, например, Горм, Гунульф, Ульфбьерн, Стигбьерн. В том или ином роду детям предпочитали давать некоторые традиционные имена. Так, имена Харальд, Свен и Кнуд давались новорожденным в датском королевском роду в конце эпохи викингов и в начале раннего Средневековья, а имена Харальд и Улав (Олав) были характерны для семейной традиции норвежских королей. Иных людей наделяли дополнительными именами или прозвищами. Они могли подчеркивать родственные отношения (сын того-то или дочь того-то) или местность, откуда человек происходил (например, «Хьельд Норвежец» – о человеке, который жил теперь в Дании) .

Имена могли отражать какие-либо особые черты, присущие данному человеку или подчеркивали нечто, находившееся в его владении .

Например, «Асгот с Красным Щитом» или «Асгот Клапа». (прозвище, видимо, означает «Растяпа»). Несомненно, авторы, повествовавшие о героях древности, также были изобретательны в отношении прозвищ. Вот какие прозвища выдающихся личностей эпохи викингов дошли до нас благодаря более поздним источникам: Сигрид Великий Правитель, Харальд Прекрасноволосый, Ивар Безногий, Рагнар Кожаные Штаны, Харальд Синезубый и многие другие. В источниках, относящихся к эпохе викингов, эти люди, в тех случаях, когда о них упоминается, названы без прозвищ, и, следовательно, можно сомневаться, что прозвища, данные этим героям много лет спустя, существовали при их жизни .

Многие имена собственные, восходящие к эпохе викингов, продолжают существовать и поныне. Это, например, такие мужские имена, как Ивар и Рагнар, Токе и Торстен, Ульф, Бьерн и Кольбьерн, Аслак, Рольф и Хьельд, Свен, Кнуд, Харальд, Олав, Хокон и Эрик. В числе женских имен можно, к примеру, назвать такие, как Сигрид, Тора, Ингрид, Рагнхильд, Гунхильд, Гудрун, Туве и Осе .

Однако с введением христианства в поздний период эпохи викингов мало-помалу в обиход входят многие библейские имена, равно как и имена святых. Впрочем, они характерны уже для Средневековья. В сфере имен собственных сказывается также влияние связей с другими странами. Так, например, имя Магнус впервые пришло в Скандинавию из Ирландии 900-х годов. Но очень скоро оно стало особенно популярным среди скандинавской знати. Этим именем часто наделялись отпрыски норвежских королевских семей, и первым из них был Магнус Добрый (1035-1047) .

Позднее это имя носили также короли Швеции. Возможно, это было связано с тем, что могущественный император Карл Великий по-латыни назывался Каролус Магнус. Так, во всяком случае, предполагают исландские историки .

Общество Источники, рассказывающие об эпохе викингов, не дают нам ясной картины общества того времени. Мы располагаем лишь отрывочными сведениями, на основании которых нам приходится вырабатывать более или менее цельное впечатление. Речь идет об отдельных фразах, которые можно прочесть на рунических камнях, а также о данных, полученных по археологическим раскопкам. Что же касается письменных источников более позднего времени, например, таких, как законодательные акты, то они не являются абсолютно достоверными, хотя в них всячески подчеркивается их древность, поскольку это придает им больше авторитета. Однако целиком полагаться на эти акты нельзя, поскольку они зависят от местных условий, и к тому же видоизменялись с течением времени .

Несомненно лишь то, что в эпоху викингов в обществе существовали значительные экономические и социальные различия. В ту эпоху людей порой хоронили в богато оснащенных могилах, в высоких курганах. Но в то же время мы часто обнаруживаем просто засыпанные землей скелеты, и между этими двумя крайними способами погребения умерших встречается еще множество других разновидностей захоронений. Мы имеем возможность читать в разнообразных источниках о королях и хевдингах, о свободных людях – бондах или о рабах, а также о самых разных социальных слоях, находившихся в промежутке между упомянутыми группами. И как раз об этих социальных группах, между королями и рабами, о взаимосвязях между ними, об их положении в обществе, нам известно менее всего. Например, в обществе наверняка существовали бедняки, которые не являлись рабами. С другой стороны, до нас дошли сведения о людях, которые по своему социальному положению находились между бондами и высшей военной кастой. Их называли «хаулдр», «тегн», «ландман» и т.д. Точное значение этих и многих других дефиниций вызывает споры. Часто мы не знаем, означает ли такое определение должность внутри централизованной правящей военной верхушки (например, «тегн» в Дании) или общественное положение в том или ином локальном сообществе, а, возможно, и даже скорее, это признак классовой принадлежности .

Рабы В Скандинавии в эпоху викингов, несомненно, было много рабов. Они были бесправны и бедны, не оказывали никакого политического или экономического влияния на общественную жизнь и практически не оставили в ней никакого следа .

Рабов можно было приобрести путем покупки, их можно было добыть как пленных. Кроме того, людей, совершивших определенные преступления, в виде наказания также превращали в рабов. К детям, у которых мать и отец были рабами, статус родителей переходил по наследству. Целью многих викингских походов наверняка была возможность добыть себе рабов, либо для собственного пользования, либо для продажи. За раба можно было также получить выкуп от его богатых родственников или от миссионеров церкви. Церковь принципиально не могла допустить, чтобы христиане пребывали в рабстве у язычников, и при описаниях деятельности миссионеров в Скандинавии часто рассказывается о выкупе ими из рабства пленных христиан .

Благодаря своим прекрасным кораблям, скандинавы легко добирались до чужих земель, где они пленяли местных жителей, которых можно было увезти домой на тех же кораблях. Авторы христианских хроник часто с ужасом и скорбью рассказывают об увезенных в рабство людях. Так, в анналах Ксантена, монастыря на Рейне, повествуется о событиях, происшедших в 837 году. Упоминаемая в рассказе комета была знаменитой кометой Галлея: «Поднялся вихрь, и люди увидели на востоке комету, а следом за ней – яркий свет. На глаз она была около трех локтей. И язычники напали на Вальхерен (остров в устье реки Шельды в Южной Голландии) и увели оттуда с собой в плен много женщин и унесли бессчетно много всякого добра» .

О торговле рабами говорится в источниках, повествующих как о Скандинавии, так и о Восточной и Западной Европе. Многое указывает на то, что для викингов люди были одним из основных предметов торговли .

Около 1075 года священнослужитель Адам Бременский сообщал о том, что происходило на Зеландии: «Морские разбойники, которые называют себя викингами и которых мы называем аскоманны, платят королю данов пошлину за право вести меновую торговлю с варварами, во множестве живущими по берегам этого моря. Случается, что они употребляют во зло данное им право и нападают на своих же соплеменников. Они столь коварны и жестокосерды по отношению друг к другу, что когда берут в плен своего ближнего, то тут же продают его в рабство своему собрату по оружию или варвару» .

Рабы были во власти своего господина, но отношение к ним регламентировалось некоторыми правилами. Они выполняли работу по дому и в поле, и не исключено, что именно они были частью той рабочей силы, которая использовалась в интенсивном строительстве в эпоху викингов. Из рассказов Ибн Фадлана, встречавшего викингов на Волге, явствует, что в походы викинги брали с собою рабынь, выполнявших разную работу и, во всяком случае, при таких торговых поездках удовлетворявших их сексуальные потребности. Однако в усадьбах высокородные пленницы, взятые в рабство, и в особенности красивые, работящие девушки, могли жить в хороших условиях и пользоваться большим почетом. То же можно сказать и в отношении рабов мужчин, обладавших каким-либо редким умением или ремеслом, и в отношении старых домашних рабов, преданных своим господам .

Иногда раб сопровождал своего умершего хозяина в могилу. Подобные парные могилы, относящиеся к эпохе викингов, где все снаряжение предназначено для одного человека, а другой захоронен с явными признаками насильственной смерти, были найдены в Скандинавии в большом количестве. В частности, таким является уже упоминавшееся захоронение на Лангеланде. Подобная же могила была найдена на британском острове Мэн, который находился под властью викингов. В таких захоронениях могла находиться женщина в сопровождении мужчины, либо мужчина с рабыней, либо двое мужчин, либо две женщины .

Ибн Фадлан описывает, как происходило такое погребение на Волге, и сообщает о многих, связанных с ним, драматических ритуалах. Именно в таких случаях рабы имели возможность оказаться в богатой могиле и быть захороненными подобно знатным людям. Это было для них своего рода посмертное вознаграждение. Во всех остальных случаях их попросту закапывали в землю .

Как уже говорилось, рабы могли быть выкуплены на волю. Их могли также отпускать на свободу, например, в награду за усердный труд. Но могло смениться не одно поколение, прежде чем рабы, наконец, обретали статус свободных людей. Многие получившие свободу рабы, вероятно, переходили в группу безземельных свободных людей и вынуждены были наниматься в услужение. Возможно, такие освобожденные рабы находились в числе переселенцев в другие регионы. Рунический камень из Хернинга в Ютландии, кстати, единственный, где упомянуто о рабстве, повествует об освобожденном рабе, судьба которого, по всей видимости, сложилась удачно. «Токе, ремесленник, воздвиг этот камень в память о Троеле, сыне Гудмунда, который наградил его золотом и отпустил на волю» .

О социальном статусе ремесленников нам мало что известно, за исключением того, что кузнецы, кораблестроители и резчики рун, а также скальды пользовались большим почетом и, благодаря своему мастерству, жили в достатке .

Свободные люди

Основу общества составляли свободные люди. Это была большая и разнообразная группа, в которую помимо знати входили также бонды, крупные землевладельцы, арендаторы, охотники, сельскохозяйственные и другие наемные работники, некоторые группы ремесленников. К этой же категории свободных людей можно причислить торговцев и наемных воинов. Свободные люди имели право быть выслушанными на народном собрании – тинге, носить оружие и находиться под защитой закона. Однако на деле понятие свободы, скорее всего, было обусловлено благосостоянием .

Были, вероятно, и другие различия в статусе свободного человека, которые зависели от его родовитости и богатства, от формы землепользования (то есть от того, были ли его земельные владения наследственными), а также от его должности на службе у короля. Судя по всему, подобные различия, в частности, давали себя знать в неодинаковых размерах штрафов, которые выплачивались виновной стороной в случае нанесения увечья или убийства жертве или ее родичам. У каждого человека была своя цена. Общественный статус личности также определял, разумеется, его роль и влияние при решении вопросов общественного характера .

Большая часть свободных людей была занята в сельском хозяйстве, которое, пожалуй, почти повсеместно являлось основным источником пропитания. Многие владели собственной усадьбой, и большинство усадеб управлялось самим владельцем. Однако были и владельцы обширных земельных угодий, разделенных на усадьбы, которые сдавались в аренду .

Одним из таких землевладельцев был Ярлабанке, живший во второй половине 1000-х годов и еще при жизни позаботившийся о своей посмертной славе. Он воздвиг в честь самого себя множество памятных камней в Упланде, шесть из которых сохранились до наших дней. Надписи на этих камнях, в частности, сообщают, что Ярлабанке владеет землями в Тэбю и по всей округе и что он построил мост и оборудовал площадь для тинга .

Земля давала статус и вселяла чувство веры в себя. Многие рунические камни в других местах также повествуют о людях, сосредоточивших в своих руках большие богатства. Основу могущества королевских родов и знати в значительной мере составляли обширные земельные угодья, которыми они владели. В надписях на рунических камнях встречаются упоминания и об арендаторах. Географические названия и археологические находки говорят о том, что богатства и усадьбы были неодинаковы по своим размерам. К тому же и внутри самой сельской общины ситуация могла кардинально изменяться. Это можно, в частности, наблюдать на примере поселения Ворбассе в Ютландии .

Прежде сельское общество в эпоху викингов рассматривалось как демократическое и статичное, но, как показывают новейшие исследования, ни то, ни другое не соответствует действительности .

Вероятно, для тех, кто решался покинуть родные места, существовало много возможностей изменить свой социальный статус. Добыть богатство на стороне можно было по-разному. Например, посредством морского разбоя и викингских походов в дальние страны. Можно было также наняться в услужение к королю или хевдингу, заняться торговлей, переселиться в колонии, чтобы возделывать там землю. В эти столетия, отмеченные существованием викингов, огромные богатства стекались в Скандинавию и с востока, и с запада и нередко переходили из рук в руки .

Многие разбогатели в этот период, и это наложило свой отпечаток на отношение скандинавов к золоту и серебру. Уважение к богатствам и к выдающимся подвигам было здесь необычайно велико. Добытое богатство и слава влекли за собой приобретение земельных угодий и нового общественного статуса .

Поскольку обычай воздвигать памятные рунические камни был особенно распространен в Средней Швеции 1000-х годов, то именно здесь в значительной степени отражена картина заморских походов. Но это касается и многих других районов Скандинавии. Надписи на рунических камнях упоминают о заморских походах почти во все уголки известного в ту пору мира, хотя все же больше всего упоминаний о походах на Запад. В них неоднократно повествуется о том богатстве, которое было добыто в дальних походах или которое там попытались добыть. Многочисленные рунические камни в Упланде были воздвигнуты сословием богатых бондов, которых шведский историк Эрик Леннрот называет «разбогатевшими бондами-бахвалами». В противоположность древней аристократии, представителей которой погребали в родовых курганах, с кораблями, с богатым снаряжением (например, в Венделе, Вальсгерде и Туне), новоявленные богачи ощущали потребность похвалиться своим богатством и славой с помощью надписей на воздвигнутых ими памятных камнях. В противоположность представителям старой аристократии эти «бондыбахвалы» были христианами, так же как и король, и в связи с этим весьма убедительной является гипотеза о том, что король, рассчитывая укрепить свою власть, опирался именно на этих амбициозных, новоявленных богачей. Взамен «бонды-бахвалы» получали возможность проникнуть в аппарат королевской власти и получить особые привилегии .

Бытует представление, будто решающее значение имела древность рода, насчитывающего несколько поколений, и что такой род представлял собой большую сплоченную группу и продолжался исключительно по мужской линии. Едва ли это было так на самом деле. Рунические надписи и множество других данных указывают на то, что род складывался из поколений, как по отцовской, так и по материнской линии. Таким образом, в него входили лишь самые близкие родственники, и семейная группа составляла гораздо более узкий круг. Главными были, как правило, связи супружеские, связи между братьями и сестрами, родителями и детьми, то есть наиболее тесные семейные связи. Именно они играли решающую роль в человеческой судьбе, и лишь близкие члены семьи сохраняли обязанность друг перед другом. Только в королевском роду имели значение и более дальние родственные связи. В то же время обязанность выплачивать пеню за убийство, совершенное членом рода, налагалась также и на более дальние ветви семьи .

Помимо семьи, имелись и другие сообщества, как в военной, так и в гражданской среде и, следовательно, у человека могли быть обязанности не только перед своими родичами. Такое сообщество называлось «фелаг», а входивший в него человек – «фелаги», то есть «собратом» или «сотоварищем». Сообщество имело разные формы. Это могли быть, к примеру, общее владение кораблем, или торговое сообщество, или воинское сообщество, подчинявшееся единому военачальнику или предводителю, и каждый сотоварищ обязывался хранить ему верность .

Рунический камень, находящийся в Орхусе, рассказывает о некоем Ассере Саксе, который, по всей вероятности, входил одновременно в два сообщества – в военное, как член дружины, и гражданское, как один из владельцев корабля. Подобно многим другим, этот рунический камень был возведен его сотоварищами, которые, в данном случае, могли выступать в роли его семьи. Надпись на камне гласит: «Тосте и Хуве вместе с Фребьерном возвели этот камень в память об Ассере Саксе, их сотоварище и достойном воине. Он умер и был самым честным среди мужчин. Он владел кораблем вместе с Арне» .

Были, разумеется, и другие сообщества, имевшие также более широкое понятие, чем семья. Например, в городах и сельских поселениях, где люди жили бок о бок, необходимо было соблюдать определенные правила общежития. Были сообщества, связанные с воинской повинностью, с религией и правовой системой. Существовали тинги, где все решения общественного характера должны были приниматься свободными людьми, для того чтобы они формально вошли в силу .

Женщины, роли полов и дети

Многое из того, что мы знаем о викингах, свидетельствует: женщины жили в достаточно благоприятных условиях, и большинство из них пользовалось авторитетом и уважением внутри их социальной группы. Не исключено, что в эпоху викингов их статус даже повысился. Поскольку мужчины в большинстве своем проводили время в викингских походах или торговых поездках, то все домашние дела, равно как и управление усадьбой, возлагались на женщин .

Немало рунических камней, найденных в Скандинавии, было возведено женщинами или было воздвигнуто в память о женщинах .

Мужчины в этом отношении отнюдь не обладают монополией, хотя они, разумеется, преобладают. В то же время и памятные камни, и другие, дошедшие до нас источники, говорят о том, что существовало значительное различие между миром мужчины и миром женщины. Если женщина могла снискать славу и почет, то это происходило не благодаря заморским походам и военной добыче, а благодаря рачительному ведению хозяйства и другим, чисто женским занятиям и умению. Задачи и обязанности женщин были связаны, прежде всего, с теми сферами деятельности, которые имели немаловажное значение в крестьянской семье. И, разумеется, первым делом женщин было рождение и воспитание детей. Вот какими словами характеризует некую Одиндису из Вестманланда (Швеция) ее муж в надписи на камне, воздвигнутом в память о ней: «В Хассмюре не было хозяйки, которая лучше нее управлялась бы с делами в усадьбе». А вот что сообщил Гунвор о своей юной дочери Астрид в надписи на камне из Дюнна (Южная Норвегия): «Она была самой умелой девушкой в Хаделанде» .

Как уже упоминалось, в семейный круг входили: отец, мать и их семейство, а также супруги и их дети. Поэтому весьма логично, что самые великолепные рунические камни были поставлены в память о женщинах .

Так, знаменитые памятные камни в Йеллинге были воздвигнуты королем Гормом в память о его жене – королеве Тюре, а тем их сыном, королем Харальдом Синезубым, в память о родителях. Памятный монумент был воздвигнут двумя сыновьями в память об их матери Виборг, а монументы из Главендрупа и Трюггевельде были воздвигнуты некоей Рагнхильд в память о своих двух мужьях. Она была замужем сначала в Фюне, а затем на Зеландии .

Мужчина мог считаться законным отпрыском королевского рода, если королевские предки у него были только со стороны матери. Так, датский король Свен Эстридсен (который находился на престоле с 1047 по 1074 годы) стал законным наследником короны (хотя ему и пришлось за это воевать), благодаря своей матери Эстрид, дочери короля Свена Вилобородого и сестры короля Кнуда Великого, сын которого, Хардекнуд, умер бездетным в 1042 году. Согласно надписям на Упландских рунических камнях 1000-х годов, женщины также могли наследовать землю после своих детей, умерших без наследников, и, вполне вероятно, что женщины в некоторых местах получали после родителей наследство наряду с братьями. Приданое, предназначавшееся дочерям, могло являться причиной того, что сыновья не получали полной доли наследства .

Захоронения эпохи викингов свидетельствуют о том же. Могилы женщин снаряжены столь же богато, как и могилы мужских представителей той же социальной группы. Так, Усебергское захоронение в Вестфолле (Южная Норвегия) – самое богатое из всех, известных нам захоронений эпохи викингов, – было женской могилой. В языческие времена женщинам клали в могилу не меньше вещей, чем мужчинам, но с учетом женской сферы деятельности. В новую загробную жизнь женщин сопровождали не инструменты, оружие или охотничьи псы, но предметы домашнего обихода, ткацкие станки, украшения и комнатные собачки. В кругах военной аристократии различия роли полов были особенно глубоки, и считалось даже, что у мужчин и женщин имеются раздельные царства мертвых .

Основные различия между функциями мужчин и женщин, скорее всего, проявлялись в сфере семьи и дома. Прежде всего, женщины, насколько можно судить, не входили в другие сообщества, например, в «фелаг». Они не занимались ни торговлей, ни ремеслами. Впрочем, до нас дошли сведения об одной женщине-скальде и об одной-единственной резчице рун по имени Гунборга из Хельсингланда (Северная Швеция) .

Средневековые ирландские историки, в своем стремлении драматизировать деяния викингов на острове, сообщают ряд захватывающих историй о неистовых женщинах-воительницах, поскольку подобные истории всегда увлекательны. Но на самом деле те женщины, которые, как нам известно из различных источников эпохи викингов, находились в большом викингском войске, вторгшемся в Англию около 890 года, были женами воинов, и их во время сражений старались укрыть вместе с детьми в безопасном месте. Эти женщины сопровождали мужей в походе, поскольку войско находилось в Западной Европе много лет, и воины искали новые земли, на которых могли бы поселиться вместе с семьей. Если женщины-викинги и существовали на самом деле, то едва ли их было так уж много. С введением христианства возникают новые сообщества, религиозные общины, и к ним, вероятно, особый интерес в большой степени проявляли женщины. Женщины, владевшие земельными угодьями, давали свои имена новым поселениям, как в Скандинавии, так и за рубежом, однако подавляющее большинство географических названий того времени было все же связано с мужскими именами .

Брак представлял собою союз равных, а также союз двух семейств .

Женщина, наверно, приносила приданое, муж также выделял известную сумму, и эти две части составляли в семье собственность женщины. Как сообщают арабские посланники, которые наблюдали жизнь викингского сообщества в Хедебю около 970 года, а также, вероятно, в Ирландии или на Зеландии в середине 800-х годов, женщины норманнов в браке пользовались большой свободой. Один из них отмечает, что «правом развода обладает женщина. Она разводится с мужем, только когда сама того захочет». Тем не менее, распутство каралось весьма сурово. Адам Бременский около 1075 года записывает, что мужчины за прелюбодеяние караются смертью, а женщины подвергаются различным наказаниям .

Смертью карается также насилие над девушкой .

Тот же Адам Бременский с негодованием писал о том, как плохо обращаются скандинавские мужчины с женщинами. Говоря о шведах, он замечал, что «каждый мужчина в соответствии со своим достатком имеет двух, а то и трех, и более жен. Богатые и знатные имеют жен несчетно, а родившиеся от них сыновья считаются законными». Здесь, скорее всего, речь идет не о женах, а о наложницах или, возможно, рабынях. Впрочем, тяга скандинавских мужчин к женщинам, или, вернее говоря, к свободным связям, вообще производила большое впечатление как на западе, так и на востоке .

У детей, вероятно, был свой образ жизни до периода взросления .

Нежеланных детей в языческие времена могли унести куда-нибудь с глаз долой и предоставить их собственной судьбе. Христиане резко протестовали против этого, и после введения христианства детей, за исключением врожденных уродов, выбрасывать было запрещено. Особое представление о жизни и смерти, бытовавшее в те времена, отражалось и на судьбе детей. Этим, очевидно, можно объяснить то обстоятельство, что детских могил, относящихся ко временам язычества, почти не встречается .

Что происходило с детьми, умиравшими в то время естественной смертью, нам неизвестно. Однако после введения христианства детей хоронили в погребениях взрослых, во всяком случае, в Дании. Рунические камни, которые были бы воздвигнуты в память о детях, нам неизвестны, как неизвестны и представления о царстве мертвых для детей .

Но у тех детей, которые выживали, детство, вероятно, было таким же, как и у остальных детей во все времена и у всех народов. Им рассказывали истории, для них пели песни. Были у них и игрушки, которые, по мере того как дети становились старше, все больше отображали мир взрослых. Это были игрушечные корабли, лошадки, инструменты и предметы домашнего обихода в миниатюре. Но детство и отрочество в те времена длилось недолго. Дети быстро приобщались к домашним делам, и на них возлагались определенные обязанности. Королевский сын Кнуд, впоследствии король Кнуд Великий, был лишь подростком, когда он сопровождал своего отца в походе 1013 года, во время которого была завоевана вся Англия. Годом позже, после смерти отца, он стал предводителем войска, и, скорее всего, не только номинально, а еще через два года сделался властелином всей Англии .

Житейские правила

Все общество той эпохи придерживалось определенных традиций и жило в соответствии со строгим моральным кодексом, который нашел свое отражение в стихах и надписях на рунических камнях. Нарушение норм поведения навлекало на человека бесчестье, вызывало осуждение общества и делало его изгоем. От человека требовалась лояльность по отношению к членам своей семьи и сотоварищам по «фелагу». Традиций следовало придерживаться и в отношениях между господином и подвластными ему людьми, в отношениях с друзьями, домочадцами и слугами. Существовали нормы гостеприимства и подношения даров, чрезвычайно важно было держать данное кому-либо слово, хотя этого правила не придерживались те, кто отправлялся в чужие земли с целью заключения мира. Месть полагалась за несправедливость и агрессию и за многое другое. Личная честь подкреплялась личными качествами, особенно такими, которые высоко ценились-доблестью, физической силой, ловкостью, великодушием, щедростью, (а также хлебосольством), красноречием, мудростью, воздержанием, самообладанием, чувством товарищества. Славились деяния на пользу людей; так, во времена христианства, человек мог прославить себя строительством моста или церкви. Значение слова «честь»

истолковывается в эддическом стихотворении «Речь великих», «Havamal», относящемся к эпохе викингов. Честь, добрая слава – это единственное, что живет вечно:

–  –  –

В этом стихотворении приводятся многие житейские правила и даются практические советы. Мир ненадежен. И называются здесь совсем иные жизненные ценности, нежели в воинственных стихах, прославляющих властителей. Вероятно, в ту эпоху господствовал фаталистический взгляд на самые важные события в жизни, и бытовало убеждение, что все предопределено судьбой. Такой взгляд на вещи был весьма практичен в то суровое время, когда человек в значительной мере зависел от прихотей стихии .

Каждый, кто отворяет входную дверь, Должен быть начеку и смотреть в оба, Потому что никто не может знать, Не притаились ли в чужом доме враги .

Никто не готов к тому часу, Когда здоровье изменит нам, Иные находят утеху в сыновьях, Иные – в крепкой семье, Иные – в большом богатстве, А иные – в добрых делах .

Нет для человека лучше бремени, Чем опыт и знание людей .

Нет для него заблуждения горше, Чем опьянение пивом и вином .

От среднего ума урона меньше, Не след человеку все понимать .

Судьба должна быть сокрыта от всех, И тогда будет меньше скорби и боли .

Сдерживай резвых коней .

Пастырь пасет стадо без рук .

Слепота лучше смерти .

От мертвого мало толку .

Короли и государства Нам известно, что государства существовали в Скандинавии и до эпохи викингов, но мы не знаем, как велики были территории, находившиеся под властью того или иного короля или хевдинга, каковы были их властные полномочия и как они практически осуществляли свое правление. Нет достоверных сведений об этом и в отношении эпохи викингов. В истории возникновения каждого из трех ныне существующих скандинавских стран также много неясного. И все же есть возможность обозначить некоторые основные направления, и о них будет сказано ниже .

Почти вся современная Дания, а также ныне относящиеся к Швеции области Сконе и Халланд еще до 800 года, вероятно, находились под властью датского короля. Норвегия, или вернее, большинство тех ее районов, которые прилегали к морскому побережью и фьордам, была впервые объединена под властью одного короля в конце 800-х годов. Когда появился первый король в Швеции, нам неизвестно. Можно лишь предполагать, что Швеция, как единое государство, возникла не ранее 1100х годов .

Впрочем, едва ли следует представлять себе дело так, будто в тот период где бы то ни было существовала единая, стабильная, централизованная королевская власть. В отдельных регионах население придерживалось собственных традиций и законов и всячески оберегало свою независимость. Старинная местная аристократия все еще обладала большой властью в своем крае, хотя влияние ее ослабевало по мере укрепления аппарата королевской власти .

Развитие военных структур королевства отнюдь не было равномерным .

Власть короля все еще зависела от соотношения между его собственным могуществом и могуществом местных хевдингов, а также от ряда внешнеполитических факторов. В эпоху викингов нередко случалось, что то или иное государство вновь утрачивало обретенную целостность; те или иные короли на какое-то время лишались поддержки знати, а затем изгонялись из страны или даже лишались жизни. Бывали также случаи, когда какое-либо государство, или часть его, на определенный период попадало под власть иноземцев .

Предпосылкой для того, чтобы все земли государства объединились под властью одного короля, чтобы население признало его верховенство и согласилось его содержать, должно было быть желание наиболее влиятельных кругов в стране добиться для нее мира и процветания .

Побывав в Европе, Византии и арабских странах, многие поняли преимущества сильного аппарата власти. Накануне эпохи викингов и на протяжении ее в Скандинавии возникла потребность в политическом объединении. Экономика и структура общества все больше усложнялись .

Росло производство товаров, отмечался небывалый рост торговли и ремесел. В руках многих скапливались огромные ценности, возникали торговые центры и города, оживился товарооборот и расширились связи Скандинавии с другими регионами .

Появилась необходимость перевозить товары и ценности на большие расстояния, а вместе с этим возросла опасность разбойничьих набегов. С развитием судоходства морские грабители могли появляться повсюду. И только король, наделенный властью, способен был оградить людей от этих грабежей и обеспечить им спокойствие и охрану на большой территории, получая в уплату соответствующие налоги и пошлины. Стало ясно, что именно в централизованной королевской власти коренятся предпосылки для стабильности и процветания общества .

Все больше ощущалась потребность в аппарате власти, глава которой имел бы возможность в кратчайший срок собрать большую военную силу в определенном месте, дабы противостоять опасности, исходившей от воинственных соседей или больших организованных разбойничьих полчищ. Далее, наделенная властными полномочиями личность могла служить связующим звеном между населением и богами, а также между ним и иноземными государственными образованиями. Во власти богов было обеспечить мир и процветание обществу, но немалое значение приобретали все растущие связи с иными государствами, например, заключение союза между двумя странами. Наконец, королевская власть могла способствовать укреплению единства между правителем и народом, созданию государства с определенными географическими границами и наличием представителей королевства за его пределами. Новые возможности открывались как для отпрысков древних аристократических родов, так и для энергичных, деятельных представителей других слоев общества .

Легитимация личной власти

В Скандинавии легитимность власти короля обусловливалась тем, что он должен был быть отпрыском королевского рода по отцовской или материнской линии. Это была основа легитимности, которая затем подкреплялась утверждением, что дальними предками короля были боги и герои древности. Обычно трон после смерти короля занимал его сын. Но твердо установленного закона о престолонаследии не существовало .

Король мог также избираться, и в этом случае могла возникнуть борьба за трон между членами семьи, причем каждый претендент заручался поддержкой своей стороны. В конце концов, в этой борьбе побеждал ктонибудь один, а иногда проблема разрешалась таким образом, что на троне оказывалось сразу несколько королей .

Во французских анналах мы находим сведения о полной драматизма смене королей на датском троне в начале 800-х годов. После убийства короля Годфреда в 810 году королем стал его племянник Хемминг, а его собственные сыновья вынуждены были отправиться в изгнание. Два года спустя Хемминг умер, и борьбу за трон повели два рода. Во главе одного из них стоял Сигфред (другой племянник Годфреда), а второй возглавил Ануло (племянник прежнего короля, Харальда). В этой борьбе оба претендента на престол погибли, но победил род Ануло. В конце концов, трон заняли два брата Ануло, однако, уже через год, в 813 году, они были изгнаны с престола сыновьями короля Годфреда. Теперь королями стали они, и эта ветвь рода удерживала власть на протяжении многих лет .

Случалось и так, что королевская власть разделялась несколькими представителями одной семьи, например, отцом и сыном или братьями, но женщины никогда не участвовали в этом. Письменные источники свидетельствуют также о том, что титул короля не всегда означал власть над каким-либо определенным географическим регионом. Викингские походы в Европу возглавлялись военачальниками, которые носили титул короля, несмотря на то, что у себя на родине они не обладали никакой властью, и там уже сидел на троне могущественный король. Случалось также, что на троне укреплялась новая династия. Так произошло в Дании в конце 800-х годов, а затем незадолго до середины следующего столетия, когда на политической арене неожиданно возник король Горм Старый .

Возможно, его сомнительная легитимность подкреплялась дальним родством с королевской семьей через внебрачные связи, как это уже не однажды бывало в других регионах. Во всяком случае, можно предположить, что власть нередко завоевывалась с мечом в руке или добывалась с помощью больших количеств серебра. Так было, когда незадолго до 1000-го года королем Норвегии стал Олав Трюггвессон. Его воцарение на норвежском троне произошло не без помощи огромных запасов серебра, добытых им во время грабительских набегов в Англию .

По сути дела, могущество короля или хевдинга, базировалось на его славе и богатстве, владении землей, скотом и ценностями. Реальная власть зависела также от способности короля сплотить вокруг себя приверженцев, вести их за собой, добиваться побед и щедро платить своим людям за службу. Суммируя все это, можно сказать, что престиж и запасы серебра являлись верным средством для того, чтобы заручиться необходимой поддержкой. Именно поэтому погоня за славой и богатством ставилась во главу угла на протяжении всей эпохи викингов. Короли викингов окружали себя блеском и роскошью, а идеалы знати коренились исключительно в военной сфере. Скальды, складывавшие хвалебные песни в честь своих властителей, воспевали победы в сражениях, мечи и корабли, богатую добычу, дальние походы, мужество и верность, а также щедрое вознаграждение, которое люди короля или викинга получали за свою службу. Неудивительно, что оружие непременно присутствует во всех погребениях знати языческих времен, а раем для погибших воинов называли Валгаллу – чертоги бога войны Одина. Здесь время проходило в пирах и состязаниях и в общении благородных героев с равными себе. В жизни, как короли, так и хевдинги имели при себе дружину, или «фелаг», где каждый был лично связан со своим господином взаимной верностью и дружбой. Воины дружины являлись его личной стражей, они сопровождали своего господина в походах и других поездках, помогая ему и советом, и делом .

Желание представителей новой династии подчеркнуть свою власть на территории, оказавшейся в их владении, проявилось в создании великолепных викингских монументов. Так, в Йеллинге сын короля Горма, король Харальд Синезубый, возвел самый грандиозный монумент эпохи викингов. В него входят два памятных камня с руническими письменами, два громадных кургана, королевское погребение и церковь. Все это создано в память о родителях Харальда и призвано утвердить неоспоримую власть их рода над большой территорией, а также увековечить подвиги самого Харальда и подчеркнуть его приверженность к христианской вере. Надпись на одном из этих больших памятных камней имеет явный религиознополитический смысл. Она гласит: «Король Харальд повелел воздвигнуть эти памятники в память о Горме, своем отце и о Тюре, своей матери .

Харальд завладел всей Данией и Норвегией и сделал данов христианами» .

Соответственно, некоторые большие могильные курганы в Вестфолле (Южная Норвегия) наверняка подчеркивают власть на этой земле королевского рода Инглингов. К роду Инглингов принадлежал и король Харальд Прекрасноволосый, объединивший Норвегию в единое королевство. Некоторые из этих курганов – Усебергский, Гокстадский и, один из самых великолепных, курган в Борре, – были исследованы в прошлом столетии. В них были обнаружены большие корабли и множество прекрасных вещей 800-х годов, несомненно, принадлежавших королям и королевам .

Род Инглингов, вероятно, происходит из Норвегии, и один из скальдов, Тьодольф, воспевший его в своем большом стихотворении «Инглингаталь»

(«Песнь в честь рода Инглингов»), прослеживает тридцать поколений этого рода вплоть до легендарного прародителя славных Упсальских королей по имени Ингве. Вместе с тем, Тьодольф связывает этот род с местностью Борре. Однако, мы не знаем, кто из этого рода был погребен в имеющихся здесь погребальных курганах, равно, как и в других курганах Вестфолла .

Большие курганы имеются также в сердце государства свеев, Старой Упсале. Три кургана отличаются здесь особенно грандиозными размерами .

По крайней мере, два из них, те, что были раскопаны, относятся к 400-500м годам. К сожалению, неясно, каковы были родственные отношения между погребенными в них людьми и шведскими королями эпохи викингов и были ли эти люди связаны с Упсалой. Нам доподлинно известно лишь, что около 1075 года здесь находилось главное языческое капище с культовым языческим храмом .

Королевская власть

Сведений о конкретных территориях, подвластных тем или иным королям, о могуществе этих королей и способах управления сохранилось неожиданно много как во франкских, так и в германских письменных источниках. Однако большинство этих сведений приурочено к позднему периоду эпохи викингов, и к тому же они разрозненны и неравноценны. С течением времени взгляды на упомянутые выше проблемы существенно менялись. Традиционным являлось представление о слабости королевской власти. Считалось, что король был военачальником в периоды войн и являлся главой культа верховного божества; его экономические полномочия были крайне ограничены, аппарата власти практически не существовало, и все важные государственные решения принимались на тинге .

Предпосылкой для таких воззрений было общепринятое представление о том, что Скандинавия была примитивным, варварским регионом .

Но если внимательно ознакомиться с данными письменных источников, нумизматики и археологии и сопоставить их с данными из гораздо лучше известного нам европейского региона, то картина во многих отношениях представляется иной и, уж во всяком случае, более сложной. К тому же, условия во всех трех скандинавских странах не были ни единообразными, ни статичными. Бесспорно, король был, в первую очередь, военачальником и возможно также главой религиозного культа. Но одновременно его обязанностью было поддержание порядка в королевстве, или, выражаясь современным языком, он обладал монополией на применение силы. К тому же, он выполнял функции главы государства в отношениях с другими странами. С другой стороны, наиболее важные государственные решения, за исключением воинского призыва в случае агрессии извне, принимались на тинге свободными людьми. Однако реальное влияние на ход вещей в государстве со стороны свободных людей, несомненно, было различным в разных местах и в разное время, в зависимости от взаимопонимания между королем и знатью .

Так, в повествовании о миссии Ансгария в Скандинавии 800-х годов ничего не говорится о предварительном решении на тинге относительно строительства церквей в стране, хотя датский король Хорик дал на это свое «добро». Что касается Бирки в Швеции, то здесь условия были несколько иными, хотя едва ли это различие было существенным. Когда Ансгарий отправился туда, чтобы проповедовать Евангелие, он обратился к королю по имени Олаф. Тот счел, однако, необходимым сначала бросить жребий, чтобы узнать волю богов, а затем выслушать мнение народа на тинге. «Ибо так повелось в этой стране, что всякое решение касательно общественных дел больше зависит от единогласного решения народа, нежели от воли короля» .

Это высказывание обычно проводится в пользу доказательства слабости королевской власти в эпоху викингов, однако, рассказ о том, как в этом случае развивались события дальше, не подтверждает такого впечатления .

Легкообъяснимое стремление короля Олафа к точному соблюдению формальностей, вероятно, было к тому же осторожной реакцией недавнего язычника на давние попытки расширения христианской миссионерской деятельности в стране. Сам Олаф, скорее всего, был настроен положительно. Рассказывается, что он сперва собрал своих хевдингов, чтобы обсудить с ними предложение Ансгария. Затем они все вместе отправились в поле, бросили жребий и убедились, что боги знают об их решении принять христианскую веру. В день тинга при стечении народа герольд провозгласил обращение короля. Вначале королевское предложение вызвало ропот, но, после того как один из его приближенных объяснил преимущества христианского бога, способного защитить их во время опасных морских странствий и поездок в большой фризский торговый центр Дорестад, тинг постановил принять предложение короля .

Таким образом, результат был тот же, что и в Дании. Слово короля решило исход дела .

Из рассказа о миссии Ансгария, равно как и из других письменных источников, относящихся к тому времени, мы узнаем о существовании особого круга приближенных короля из числа знати. Он держит с ними совет и считается с их решениями. Они могут также выступать от имени короля на официальных церемониях. Так было, например, во время торжественного подписания мирного договора между императором франков Карлом Великим и датским королем Хеммингом в 811 году. Мир был скреплен клятвой, принесенной двенадцатью представителями знати от каждого королевства. По всей вероятности, это были наиболее могущественные в стране люди, которые периодически или постоянно находились при дворе короля. Людьми, приближенными к королю, выполнялись также многие дипломатические миссии в других странах .

Были у короля свои представители и внутри страны. Они выполняли его поручения, блюли его интересы и обеспечивали поступления в казну .

Людьми короля осуществлялась также охрана береговых границ в периоды междоусобиц. Такой порядок существовал и в Западной Европе .

Письменные источники, относящиеся к 817 году, донесли до нас сведения о человеке по имени Глум, на котором лежала ответственность за охрану южной сухопутной границы Дании. Королевские посланцы имелись также в городах и торговых центрах, где им надлежало обеспечивать мир и порядок и взимать за это денежные взносы .

Во многих письменных источниках упоминается о целом ряде титулов, которые носили приближенные короля. Точное значение их нам не всегда понятно. Возможно, что именно люди королевского круга были захоронены в курганах, в которых вместе с умершими находят лошадей и оружие .

Представители местной знати, жившие в собственных владениях, получали от короля новые титулы и наделялись новыми обязанностями. Но были и такие, кто обитал в обширных, разбросанных повсюду владениях короля .

В поздний период эпохи викингов название Хюсебю присваивалось целому ряду королевских центров, наделенных административными функциями. Это название встречается во многих районах Скандинавии, но чаще всего – в Средней Швеции .

Некоторые из самых могущественных королевских приближенных, под началом которых находилась та или иная территория, носили титулы ярлов. Но ярлами назывались также и отдельные независимые владетели, управлявшие не столь обширной территорией, так что значение этого титула не совсем ясно. Не исключено, что первоначально его присваивали просто людям, чем-то отличившимся. Вероятно, этот титул был распространен повсюду в Скандинавии, но чаще всего он встречается в Норвегии и на Оркнейских островах. Местом пребывания самых могущественных норвежских ярлов был Ладе, близ Тронхейма, и в их владении находилась территория, начинавшаяся от Треннелага и продолжающаяся далеко на север. На протяжении более столетия титул ярлов Ладе переходил из поколения в поколение, и представители этого рода принадлежали к числу самых знатных и богатых людей королевства .

Титул и богатство Оркнейских ярлов также передавались по наследству .

Они пользовались большой независимостью, однако при этом признавали верховенство над собой норвежского короля. Насколько нам известно, в ту пору у королей не было постоянных резиденций. У них была сеть королевских усадеб, которые они посещали во время своих поездок по стране. Время от времени, в зависимости от ситуации, то одна, то другая усадьба оказывалась наиболее предпочтительной для пребывания в ней короля. Королевские усадьбы в Борре и Йеллинге, очевидно, приобретали особое значение, соответственно в 800-е годы и в середине 900-х годов .

Часто короли находились в торговых центрах, таких, как Хедебю, Бирка и Тронхейм. Они также поддерживали связи и с религиозными центрами, например, с Упсалой в Швеции и тем же Тронхеймом в Норвегии. В Лейре при раскопках было обнаружено колоссальное сооружение – зал королевских размеров, длиной в 48 метров и шириной в 11 метров. Но как выглядела в целом королевская усадьба тех лет, мы пока еще не знаем .

Датские «круглые» крепости, относящиеся, примерно, к 980-м годам, были, бесспорно, королевскими, но это были, прежде всего, поенные лагеря .

Права викингских королей, их экономическое положение, а также их возможность налагать на своих подданных те или иные общественные обязанности, были, по всей вероятности, весьма различны. У наиболее могущественных королей возможностей было больше, а у королей послабее – поменьше. Впрочем, с течением времени эти возможности все более возрастали .

Основной и главной обязанностью жителей была защита страны. Они должны были вступать в войско под начало короля для обороны страны от нападения, а в поздний период эпохи викингов в Норвегии и Дании существовала система воинской повинности. Систематически должны были поставляться люди в ополчение, корабли и оружие. Поставки эти зависели, надо думать, от размеров земельной собственности. Возведение крепостных валов и других защитных сооружений также, очевидно, возлагалось на общество, а иначе как бы мог быть создан многокилометровый защитный вал Даневирке? Некоторые из величественных грандиозных монументов, такие, как, например, викингские памятники в Йеллинге, относящиеся к середине 900-х годов, также, по всей вероятности, возводились путем привлечения общественной рабочей силы .

Экономическую основу королевской власти составляли земельные владения и получаемые от них доходы. Чем больше земли было в личном владении короля, тем больше было у него доходов. К этому можно присовокупить пошлины, получаемые от городов, торговые пошлины и таможенные сборы, взимавшиеся за проезд по стране. Доходы могли также поступать от торговой деятельности самого короля, от чеканки монет и от выдачи лицензий на особый вид морского пиратства. Последнее было распространено в Дании, во всяком случае, в период около 1070 года .

Особо важное место занимали всякого рода отступные, получаемые от королевских подданных. Король мог за плату восстановить в правах человека, объявленного вне закона, можно было также откупиться от призыва в ополчение, когда оно объявлялось. Нам доподлинно известно, что такой порядок существовал в поздний период эпохи викингов .

Известно о выплатах королю на поездки по стране для него и его приближенных. Помимо этого, существовала обязанность предоставлять во время таких поездок кров королю и его свите. При смутах и волнениях земельные владения короля, равно как и его доходы, могли увеличиться за счет конфискации имущества и земель смутьянов .

Имелись возможности получения доходов за пределами страны. Сюда следует причислить дань и пошлины, которые периодически взимались либо с населения покоренных земель, либо с отдельных лиц, которые по доброй воле платили дань королю или хевдингу в обмен на обещание защиты и мирной жизни. Казна короля могла пополняться за счет регулярных набегов и грабежей, равно как и выплачиваемого побежденным или запуганным неприятелем выкупа в обмен на обещание покинуть его территорию .

Богатство и слава были главными условиями существования, и викингские короли постоянно участвовали в сражениях во главе своего войска, либо предводительствовали в викингских походах. Немудрено, что многие из них погибали, не дожив до старости. Король Норвегии Магнус Босоногий был убит во время похода на Ирландию в 1103 году. Ему было около тридцати лет. В одной из саг приводятся его слова: «Королям уготована слава, но не суждена долгая жизнь» .

Дания, Норвегия, Швеция

Благодаря тому, что Дания находилась в близком соседстве с христианскими странами, обладавшими уже в тот период высокоразвитой письменностью, до нас дошло много письменных источников, содержащих сведения о датских королях. Однако в этих источниках ничего не говорится о том, когда и каким образом было создано датское государство. По всей видимости, это произошло задолго да того, как иностранные источники стали проявлять интерес к Дании. Нет этих сведений и в более поздних отечественных и зарубежных исторических трудах. Что касается возникновения Норвегии, то ее историю можно проследить по скальдическим песням и королевским сагам, где повествуется о династиях королей и ярлов. На основании этих источников можно Сделать вывод, что процесс создания норвежского государства был длительным, сложным и кровавым. Сохранилось крайне мало источников, в которых содержатся сведения о создании Швеции и о династиях шведских королей .

Ниже приводится краткий хронологический обзор основных направлений внутренней политики этих стран и соотношение сил внутри каждой из них .

Дания – название страны происходит от названия народности данов .

Однако значение окончания «марк» в слове «Данмарк» (так звучит название страны по-датски) является все еще предметом дискуссии .

Наличие грандиозных сооружений, таких, как защитный вал Даневирке, построенный в 737 году, канал Канхаве на острове Сомсе, относящийся к 762 году, и создание около 700 года торгового центра Рибе, наряду с данными дошедших до нас письменных источников, свидетельствуют о том, что уже в 700-х годах на территории Дании, во всяком случае, в Ютландии, существовала сильная централизованная власть. Не исключено, что еще до 800 года страна была объединена под властью одного короля, разумеется, на том географическом пространстве, которое она занимала в средние века. Однако в периоды, относящиеся к 800-м годам и началу 900-х годов, в письменных источниках мы находим больше всего сведений, касающихся Южной Ютландии, возможно потому, что именно там имели место многочисленные пограничные конфликты, а они-то как раз и интересовали франкских и германских авторов в первую очередь. До нас также дошли сведения об отдельных королях. Среди них упоминается король Годфред, который около 800года угрожал Карлу Великому .

Сообщается также о двух королях, Харальде и Регинфреде, которые в 813 году совместно правили в области Вестфолл, (Южная Норвегия). Далее, нам известно о королях Горике Старшем и Горике Младшем, которые приблизительно в 850 году дали Ансгарию разрешение на строительство церкви. Много говорится в письменных источниках и о датских интересах в славянских регионах и о политических союзах со славянскими племенами .

Подлинная преемственность королевской власти начинается лишь незадолго до середины 900-х годов, и она берет начало от Горма Старого и Харальда Синезубого. С этого времени вырисовываются некоторые общие тенденции в политическом развитии страны, а после того, как Харальд Синезубый сообщил в надписи на руническом монументе о том, когда возникло государство данов, на этот счет не может быть больше никаких сомнений. На протяжении долгого периода царствования Харальда Синезубого происходило много важных событий – пограничные конфликты с германским королевством, завоевание власти в Норвегии, введение в Дании христианства, возведение крупных сооружений. Можно предположить, что Харальд Синезубый не без успеха пытался расширить полномочия королевской власти. Однако около 987 года он был свергнут и изгнан из страны своим сыном, Свеном Вилобородым. Некоторое время король Свен властвовал и над всей Норвегией. В период его царствования возобновились викингские походы на Англию, и в 1013 году король Свен распространил свою власть на все Британские острова. Но в 1014 году он умер, и в Дании ему наследовал его сын Харальд. После смерти Харальда в 1018 году на датском троне оказался его брат Кнуд Великий, который уже с 1016 года был единовластным королем Англии. Некоторое время он был королем Норвегии, а также, возможно, некоторой части Швеции. В послании к английскому народу, датированном 1027 годом, он именует себя: «Кнуд, король всей Англии и Дании, а также норвежцев и части свеев». Кнуд Великий умер в 1035 году, и ему в Дании наследовал его сын Хардекнуд, который в 1040 году стал также королем Англии. После смерти бездетного Хардекнуда в 1042 году его наследником в Дании стал норвежский король Магнус Добрый, умерший в 1047 году. Около середины 1000-х годов славянское племя вендов часто совершало набеги на Данию .

Какое-то время дядя Магнуса, Харальд Суровый Правитель, был, вероятно, королем и части Дании. А племяннику Кнуда Великого, Свену Эстридсену, занимавшему престол с 1047 по 1074 годы, удалось захватить власть над всей страной. Ему наследовали по очереди пять сыновей. В их числе был Кнуд, который погиб во время смуты в 1086 году. Последовавшие после этого неурожайные годы были расценены народом как божья кара, так в Дании появился первый король-святой .

Норвегия – слово это означает «северный путь» («Нордвегр») и связано с судоходством вдоль вытянутого западного побережья страны .

Впервые страна была объединена в одно королевство в 880-е годы или чуть позднее королем Вестфолла Харальдом Прекрасноволосым, который одержал победу в сражении при Хафс-фьорде (в районе Ставангера). На самом деле объединение коснулось лишь территорий «северного пути», вдоль побережья фьордов, да и то не до конечного пункта на севере .

Харальд умер, по всей вероятности, около 930 года, когда на троне вместе с ним находился его сын Эрик Кровавая Секира. Этот последний, однако, вскоре после смерти отца был свергнут по причине непомерной жестокости своего правления и отправился в викингские походы на Запад. Дважды он становился королем Йорка, но был изгнан, а в 954 году убит, после чего Северная Англия была возвращена английской короне. В Норвегии ему наследовал его брат Хокон, Воспитанник Адальстейна. Прозвище это связано с тем, что он был воспитан при дворе английского короля Ательстана. Хокон был окрещен, но позволил норвежцам исповедовать их прежнюю веру. Он вообще придерживался умеренной политики и сохранял добрые отношения с могущественным треннелагским ярлом Сигурдом из Ладе, близ Тронхейма. Около 960 года король Хокон был убит в междоусобной борьбе, затеянной против него сыновьями Эрика Кровавая Секира в союзе с датчанами .

В последующее десятилетие страной правил сын Эрика, Харальд Грофелль. Наиболее прочным его положение было в Южной Норвегии, за исключением краткого периода Треннелаг был для него недосягаем, равно как и невозможен был контроль над весьма прибыльной торговлей товарами, привозимыми с севера. В 960-х годах ярл Сигурд был убит королем Харальдом, и за это его стал преследовать сын Сигурда, ярл Хокон. Около 970 года король Харальд погиб в сражении с объединенным войском датчан и верных ярлу Хокону тронхеймцев .

После этого ярл Хокон стал самым могущественным человеком в Норвегии, хотя вначале он все же признавал верховную власть короля Харальда Синезубого. Около 995 года ярл Хокон был убит своим рабом. К этому времени в Норвегию вернулся Олав Трюггвессон. Он привез с собою много серебра после успешных викингских походок в Англию. Теперь он стал королем Норвегии. Его опорной базой стал Треннелаг, а спустя несколько лет он распространил свою власть на все норвежское побережье с к юга на север, до самого Холугаланда. Будучи христианином, он начал вести систематическую миссионерскую деятельность. Но в самом начале 1000-го года, возвращаясь домой с южного побережья Балтики, он был убит в сражении при Сволде (местоположение не установлено). Победу в этом сражении над ним одержала коалиция, куда входили сын Хокона, ярл Эрик, датский король Свен Вилобородый и шведский король Олаф Шетконунг. После этого властелином Норвегии стал король Свен Вилобородый, а два сына ярла Хокона, Эрик и Свен, были ярлами, лояльными по отношению к нему. При этом король Швеции Олаф Шетконунг все же получил в свое владение Ранрике, область на восточном побережье Осло-фьорда. Единство страны было снова утрачено, а каков был тогда реальный расклад политических сил, нам неизвестно. С 1014 года ярл Эрик принимал участие в завоевании Англии. А с 1017 года он стал ярлом Нортумбрии при короле Кнуде Великом .

Между тем в 1015 году в Норвегию возвратился Олав, сын Харальда, который и стал королем этой страны. За плечами его было много лет викингских походов. Снова возобновился процесс объединения страны и введения в ней христианства с применением силы. Олав присоединил к своим владениям континентальные районы страны и активизировал завоевание Оркнейских и Шетландских островов. В 1020 году для богатых и независимых северо-норвежских хевдингов настали трудные времена, поскольку король Кнуд Великий потребовал признать его власть над страной. В 1028 году он самолично прибыл в Норвегию во главе большой флотилии. С другой стороны, королю Олаву грозило войско тронхеймцев, предводительствуемое сыном Эрика, ярлом Хоконом, так что ему пришлось бежать через Швецию на Русь, в Киев, к князю Ярославу. Хокон стал ярлом Норвегии при короле Кнуде, но вскоре он утонул в «английском море». И 1030 году Олав вернулся обратно в Норвегию, но летом, вероятно, 29 июля, он был убит в битве с норвежским войском при Стиклестаде, близ Тронхейма. Вскоре его причислили к лику святых и стали называть Олавом Святым .

Как раз в это время власть в стране перешла в руки внебрачного сына Кнуда Великого, Свена, и его английской матери Альфивы (или Эльфгифу) .

Они, однако, не пользовались в стране популярностью, и взоры норвежцев обратились на юного сына Олава Святого, Магнуса, которого, приблизительно в 1035 году, привезли из Руси, где он с 1028 года воспитывался при княжеском дворе Ярослава Мудрого. Сын Альфивы, Свен, бежал в Данию, и вскоре после этого умер. Во время царствования короля Магнуса, королевская власть в Норвегии укрепилась, а в 1042 году Магнус стал одновременно и королем Дании. В середине 1040-х годов сводный брат отца Магнуса, Харальд Суровый Правитель, потребовал от короля поделиться с ним властью и добился своего. Он побывал на Руси и в Византии и привез оттуда огромное богатство. После смерти в 1047 году короля Магнуса, не оставившего после себя наследника, Харальд Суровый Правитель стал единовластно править в Норвегии. Однако от Дании ему пришлось отказаться. Харальд Суровый Правитель был убит королем Харольдом, сыном Годвина, в битве при Стамфорд Бридж, когда он попытался в 1066 году захватить Англию .

Швеция – название страны (Сверье, Свеаланд) произошло от названия племени свеев, обитавших в Средней Швеции, являвшейся ядром страны .

Из письменных источников мы узнаем, что на протяжении 800-х годов в Бирке было несколько королей, и в частности, Бьерн и Олаф, которые принимали у себя Ансгария и дали ему разрешение на ведение миссионерской деятельности. Однако нам ничего не известно о том, сколько времени продлилась их власть. Вообще нужно отметить, что политическая ситуация в Швеции эпохи викингов освещена весьма скупо .

Тем не менее, есть сведения, что около 890 года свеям принадлежали Блекинге и береговые районы до самого севера, а также острова Готланд и Эланд. Это известно из описания одного из морских путешествий на Балтике (естественно, интерес здесь концентрировался лишь на прилегающих к Балтике прибрежных районах). Первыми из известных нам королей Швеции был Олаф Шетконунг (годы правления около 995-1020) .

Он был королем свеев и гетов. Впрочем, до него могли быть другие. К тому же, правление Олафа Шетконунга не означает, что Швеция в тот период была единым государством. Сам Олаф был христианином, однако многие его подданные, в особенности среди свеев, продолжали придерживаться прежней веры. После бунта против него он, по всей вероятности, сохранил власть только в Вестергетланде. Ему наследовал его сын Анунд Якоб, который также был христианином. В своем послании 1027 года Кнуд Великий назвал себя властелином части свеев, но что это означает, нам неизвестно. Анунд Якоб умер в 1056 году. После него на троне находились сначала его сводный брат Эмунд Злой, а затем Стенкиль .

Способы передвижения и корабли Развитие стран Скандинавии и викингская экспансия в значительной степени зависели от достаточной эффективности средств передвижения и проложенных маршрутов. В первую очередь, это относится к морским маршрутам и средствам передвижения по ним; иными словами, большую роль играли корабли, хотя немалое значение имели и средства передвижения по суше .

Поездки совершались часто, и на дальние расстояния. Внутри страны люди ездили на тинга и религиозные праздники. Ездили также к торговым центрам и посещали друг друга во время семейных торжеств. Не следует забывать и о военных походах, миграции населения, миссионерских, дипломатических и административно-политических поездках, о путешествии в чужие земли. Рассказы о драматических событиях, случавшихся во время таких поездок, были излюбленным времяпрепровождением. Путешествия в дальние страны покрывали славой тех, кто их совершал. Их воспевали скальды, о них сообщали на рунических камнях. Красавцы-корабли эпохи викингов, их превосходные качества обретали бессмертие, будучи запечатленными в поэзии, на рисованных памятных камнях и на монетах. Их форму придавали монументам и украшениям, они служили излюбленным мотивом для художников того времени. Вместе с тем, многое надписи на рунических камнях позднего периода эпохи викингов прославляют также и тех, кто строил мосты и дороги .

Адам Бременский около 1075 года отмечает, какова была длительность поездок, и их маршруты по суше и по воде. Он пишет о том, что если отправиться из Сконе до Сиггуны морем, то можно проделать этот путь за пятнадцать дней, в то время как поездка по суше, маршрут которой проходит через земли гетов, Скара и Седертелье, занимает месяц. Если человек намеревается поехать в Тронхейм, то он может за один день доплыть от Северной Ютландии до Южной Норвегии, оттуда, если плыть налево вдоль берегов Норвегии, можно за пятнадцать дней добраться до Тронхейма. До Тронхейма можно было доехать из Сконе и по суше, но, как пишет Адам Бременский, «путь этот будет более долог по причине гористой местности. К тому же, этот путь полон опасностей, и потому путники его избегают». Из района Осло-фьорда маршрут проходил через большие долины, ведущие в глубь Норвегии .

Были проложены, разумеется, и многие другие маршруты, и в частности, через весь Скандинавский полуостров и через Ютландию. В отношении этого последнего маршрута Адам Бременский сообщает, что путь от Шлезвига на юге Ютландии до Ольборга на севере занимает 5-7 дней. Что касается поездок по Норвегии и Швеции, то о них у нас имеются свидетельства Свена Эстридсена. Он сообщает, что через всю Норвегию можно без труда проехать за один месяц, а вот через Швецию не проедешь и за два. В последнем случае речь, несомненно, идет о поездке по суше, маршрут которой проходит через дремучие леса и бесчисленные озера, а на отдельных участках нужно было пересекать гористую местность. Что касается Норвегии, то здесь путь пролегал через безлесные высокогорные плато .

Сухопутные поездки

По суше можно было передвигаться пешком, верхом, а в зимнее время

– на санях, лыжах или коньках. На ровной местности путь пролегал по широкой, накатанной колесами колее. В этом случае путники двигались «по закону сухих ног», то есть, насколько возможно, избегали водных преград. Сухопутный тракт в Ютландии, впоследствии известный под характерными названиями «Войсковая дорога» и «Воловья дорога», проходил по горному хребту и по водоразделу. В Средней Швеции, где водных преград было множество, приходилось идти по каменистым склонам. Такая же ситуация была и в Южной Норвегии, в Вестфолле. И все же полностью избежать водных преград не удавалось. Путники вынуждены были перебираться через реки или озера вброд .

Еще со времен каменного века люди, пытаясь облегчить переход через воду, оборудовали броды, с тем чтобы ездоки и пешеходы не застревали в вязком дне посредине или у берегов, а также, чтобы они могли обойти стороной неровности дна. Мосты появились в Скандинавии лишь в эпоху викингов, и только с их появлением переход через реки мог осуществляться вне контакта с водой. Наиболее древние мосты встречаются в Дании, и все они были построены перед концом 900-х годов. Возможно, строителей вдохновлял пример славянских народов, живших к югу от Балтийского моря, где давно уже практиковалось строительство мостов .

Самым большим, а, возможно, и самым древним мостом в Дании является восьмисотметровый мост через долину реки Вейле, в Равнинг Энге, близ Йеллинга (Ютландия). Дендрохронологический анализ показал, что мост этот относится приблизительно к 980 году. Ширина его составляла 5,5 метров, а проезжая площадь была около 35000 кв. метров. На его строительство ушло огромное количество дубовых бревен. Но пользовались этим мостом всего лишь несколько лет, судя по тому, что его ни разу не ремонтировали, между тем как опыт показывает, что в более позднее время, когда деревянные мосты стали распространенным явлением, им требовался ремонт через каждые 10-15 лет. Строился мост в Дании, скорее всего, по приказу короля Харальда Синезубого, который в тот же период повелел возводить по всей стране большие оборонительные крепости. Мост этот существенно облегчал переход через широкую долину реки Вейле, и в те периоды, когда мост функционировал, по нему, вероятно, проходил Войсковой тракт. Разумеется, не исключено, что король взимал пошлину за передвижение по этому мосту. Но материальная выгода была, видимо, не главным, что побудило короля затеять это крупномасштабное строительство. Возведение моста было делом престижным и почетным для христианина, оно умножало славу датского короля. К тому же, мост облегчал доступ в Йеллинг, родовую усадьбу короля, для тех, кто подъезжал к ней с юга. Он также упрощал проход войска к южным границам, где в те времена было неспокойно .

В других регионах Скандинавии в этот период также стремились, насколько возможно, улучшать условия передвижения по сухопутью .

Наиболее явной причиной этого была, скорее всего, потребность в расширении торговых и иных связей, в том числе, и паломничество христиан. Были обнаружены многочисленные остатки мостов и проезжих трактов, построенных в поздний период эпохи викингов. Как уже отмечалось, упоминание о строительстве бродов, дорог и мостов встречаются в надписях на рунических камнях, часто возведенных христианами. Слово «мост» в надписи на камне может означать в равной степени мост в современном значении этого слова, а также настил или брод. Наиболее известным является настил через топкую низину, длиной около 150 метров и шириной в 6,5 метров, возведенный в Тэбю (Средняя Швеция) в конце 1000-х годов неким Ярлабанке. В начале и в конце настила воздвигнуты два рунических камня с одной и той же надписью:

«Ярлабанке велел при жизни воздвигнуть в свою честь этот камень. Он построил этот мост ради спасения своей души. Он владел всем Тэбю. Да поможет Господь его душе» .

Прочные мосты и специально оборудованные броды были сделаны для удобства пеших и конных путников, но, в первую очередь, они предназначались для тех, кто ездил в повозках. Естественно, повозки в Скандинавии обычно использовались там, где местность позволяла совершать такие переезды. Мы встречаем следы колес и сами оси, кузова повозок (они служили в качестве гробов в женских захоронениях), сиденья, упряжь. Повозки часто бывают изображены на камнях и тканях, а в письменных источниках встречается их описание. В Усебергском женском захоронении встретилась такая повозка, относящаяся к 800-м годам .

Сохранились нижняя часть с колесами, две оглобли, кузов с прямыми бортами, украшенными красивой резьбой. К сожалению, нижняя часть повозки не дает достоверного представления о том, какова была конструкция обычной, не погребальной повозки. Конструкция же этой повозки такова, что колеса не могли свободно вращаться, и их обода остались неизношенными. Все эти детали говорят о том, что повозка, найденная в Усебергском захоронении, была предназначена специально для погребения, и поэтому мастеров, изготовлявших ее, не особенно заботила ее функциональная пригодность. Это же можно сказать и об остальных вещах, обнаруженных в данном кургане .

Как личное средство передвижения, повозки чаще всего использовались женщинами. Однако были также повозки, предназначавшиеся для выполнения различных работ. В них обычно запрягались волы и лошади, но эти последние все-таки чаще всего использовались для поездок. Нередко применялась нагрудная упряжь, которая увеличивала тягловую силу. Возможно, она, как и многое другое, появилась впервые в эпоху викингов .

В горных и других труднопроходимых местностях люди ехали верхом или шли пешком, а поклажу везли на вьючных животных. На более или менее ровной поверхности с твердым грунтом использовались также особые повозки на полозьях для транспортировки тяжелого груза, например, громадных камней. А при переносе на короткие расстояния не слишком тяжелого груза или строительных материалов, использовались ручные носилки, которые несли два человека. Они состояли из нескольких, сбитых вместе, досок с приделанными к ним рукоятками .

В дальние путешествия отправлялись не только морем, но и по суше .

Когда поклажа бывала невелика, мужчины пускались в путь верхом, если позволяли средства иметь лошадь, а рельеф местности был для этого пригоден. В противном случае приходилось шагать пешком. В ту эпоху лошади были несколько менее крупными по сравнению с нынешними, но упряжь не слишком отличалась от сегодняшней. Уздечки, седла, стремена и шпоры, принадлежавшие богатым людям, были нарядными. Медь и серебро украшались красивым орнаментом, поводья часто бывали позолоченные. В районе монастыря Вэрне, на восточном берегу Ослофьорда, были найдены остатки упряжи, состоящей целиком из золота, а шпоры были украшены звериным и плетеным орнаментом с богатой филигранью .

Часто бывало богато украшенным и снаряжение некоторых путников .

Так, было найдено несколько дорожных посохов с затейливой резьбой .

Самое яркое описание путешествия в эпоху викингов относится к долгому странствию, проделанному частично пешком около 1020 года скальдом Сигвальдом и другими посланцами короля Норвегии Олава Харальдссона (Святого) к ярлу Рангвальду, вероятно, в Вестергетланд. По возвращении домой скальд Сигвальд сочинил «Песнь о путешествии на восток», в которой повествуется об избитых в кровь ногах и бессонных ночах, о том, как они промокли насквозь, переплывая реку в прохудившейся лодке и как трудно им было отыскать ночлег, а также об их встрече с язычниками на жертвенном празднике и о том, как они уносились вскачь с похищенными женщинами на крупе коня .

Зимний транспорт

На многих участках Скандинавского полуострова, таких, как, например, горная местность или Средняя Швеция, где было множество озер, гораздо более полноводных, нежели сегодня, быстрее и легче можно было передвигаться в зимние месяцы, когда озера и почва были скованы льдом и покрыты снегом. Можно было свободно ехать по замерзшей глади озера, а неровности рельефа сглаживались снежным покровом. В зимнее время наиболее распространенными средствами передвижения становились сани, лыжи, снегоступы и коньки. Сани и коньки были также в ходу и в южных районах Скандинавии .

В археологических раскопах и на рисунках встречаются сани и лыжи .

В скальдических стихах воспеваются лыжные переходы. Особенно нарядно украшенные сани были найдены в Усебергском женском погребении. Здесь находилось трое саней для парадного выезда, украшенных затейливой резьбой, и небольшие рабочие санки, похожие на современные салазки. В большие сани впрягались лошади, а чтобы обеспечить животным устойчивость на скользком льду, на копыта подбивались шипы. Коньки, или, вернее, ледоступы, были найдены в большом количестве. Стоили они недорого, и смастерить их не составляло большого труда. Ледоступ представлял собой лошадиную кость со сточенной внизу поверхностью, которая привязывалась к ноге ремнем. Палка с железным наконечником помогала передвигаться по гладкому льду с большой скоростью .

Современные эксперименты подтвердили эффективность такого способа передвижения, который доставил немало удовольствия тем, кто его опробовал .

Корабли и плавание по морю

Корабль под парусом можно с полным основанием считать символом эпохи викингов. С течением времени было обнаружено достаточно много кораблей викингской эпохи или их остатков, и теперь появилась возможность дать конкретную характеристику основных типов судов, равно как и их спецификацию. Те же основные типы судов были и в Англии, и в славянских землях к югу от Балтийского моря. И там, и тут они возникли не без влияния скандинавов, и там, и тут они имеют местные разновидности. К подобному типу судов относятся и корабли флотилии потомка викингов Вильгельма Завоевателя, созданной им перед вторжением в Англию в 1066 году .

Находки к тому же показывают, что скандинавские суда, естественно, имели свои особенности, так как они были приспособлены к местным природным условиям. Отмечены были также изменения, происходившие с течением времени. Парус на этих судах впервые появился, вероятно, за столетие до эпохи викингов. Хотя к этому времени парусными судами в Западной Европе пользовались уже многие сотни лет, паруса в Скандинавии быстро видоизменялись и постепенно были доведены до совершенства, что явилось огромным шагом вперед в те времена. Без парусных судов походы викингов на столь дальние расстояния были бы немыслимы .

Лучше всего сохранились самые знаменитые викингские суда – великолепные погребальные корабли из норвежских курганов Усеберг и Гокстад в Вестфолле, обнаруженные при раскопках, соответственно, в 1904 и 1880 годах. Дендрохронологический анализ показал, что захоронения эти относятся, соответственно, к 834 и приблизительно к 900-905 годам .

Впрочем, необходимо отметить, что корабли были найдены и в других погребальных курганах королей, хевдингов и знатных женщин. Кроме того, были найдены и вышедшие из употребления корабли, использовавшиеся для других целей, как, например, те пять очень несхожих между собою судов, относящихся к 1000-м годам, которые были опущены на дно близ Скульделев для того, чтобы загородить проход в Роскилле-фьорд. Остатки этих кораблей были обнаружены в 1962 году в разной степени сохранности .

Остатки помечены номерами 1, 2, 3, 4, 5 и 6 (остатки под номером 4 оказались относящимися к № 2). Сюда же можно причислить остатки кораблей, затопленных на местах якорных стоянок и в гаванях .

Характерной особенностью всех этих скандинавских кораблей, а также целого ряда других небольших судов является то, что корпус их состоит из перекрывающих друг друга досок, скрепленных железными заклепками и законопаченных звериным волосом. Корпус имеет киль и остроконечные штевни, и равномерный изгиб линий между килем и поручнями, килем и штевнями, а также между штевнями. Доски обшивки корпуса укреплены изнутри рядом симметрично размещенных шпангоутов, положенных поперек по отношению к нижней части киля. Поверх каждого шпангоута проложен поперечный брус, изогнутый коленом с каждой стороны для закрепления бортов корабля. Следует отметить, что на некоторых изображениях форма кораблей под одним или обоими штевнями бывает треугольной или остроконечной. Не исключено, что такие корабли и существовали, но найти их не удалось. Возможно также, что на некоторых рисунках изображены фризские суда, конструкция и форма которых отличались от конструкции и формы скандинавских судов. А может быть, эти суда просто были построены по типу фризских .

В целом, суммируя, можно отметить, что в Скандинавии стремились строить суда, которые сочетали бы в себе легкость, прочность и упругость .

Достигались эти качества благодаря тому, что к строительству кораблей привлекались самые искусные мастера, а строились они из специально подобранной древесины. Важно было отобрать такую древесину, у которой направление волокон по возможности соответствовало бы конфигурации готового изделия. Так, шпангоуты вырезались из свилеватой древесины, а бортовые доски отрубались радиально из стволов дерева, а затем соответственно обрубались. Они не выпиливались. При этом оптимально использовалась гибкость и прочность древесины, так что можно было производить небольшие детали. При этом соединения между корпусом и шпангоутом были эластичными, а для скрепления их применяли нагели, то есть деревянные гвозди .

Управлялись корабли большим и таким же упругим рулевым веслом, находящимся около ахтерштевня, у правого борта по ходу корабля, который и сегодня именуется правым бортом. На корабле имелся четырехугольный парус, который, разумеется, можно было «зарифить», то есть уменьшить или увеличить его площадь в зависимости от силы ветра. Помимо этого, некоторые суда были снабжены также веслами, чтобы можно было двигаться и в безветренную погоду. Были также якоря. В частности, найдены железные якоря, очень схожие с нынешними .

В письменных источниках мы встречаем самые разные обозначения судов и их типов, но теперь их зачастую трудно бывает идентифицировать с теми судами, которые дошли до нас из эпохи викингов. Обозначения в позднейших сагах относятся к кораблям того времени, но многие обозначения судов в скальдический поэзии – это синонимы, применявшиеся в целях художественной выразительности. Вместе с тем, обилие поэтических синонимов еще раз подчеркивает, сколь большое значение в ту эпоху придавалось высокому качеству судов и их прекрасной плавучести. В основном описывались военные суда, и идеалом были длинные, узкие, гибкие суда, способные развивать большую скорость .

По конструктивным характеристикам и по функциональной принадлежности дошедшие до нас скандинавские суда эпохи викингов можно разделить на две основные группы – боевые корабли и корабли для путешествий, с одной стороны, и торговые суда – с другой. Подобные суда относятся к 900-м годам, или, возможно даже к более раннему времени .

Помимо этого, имелись также суда помельче, предназначенные для других целей, – например, для переправы или рыбной ловли. До нас дошло также несколько гребных лодок из выдолбленных стволов деревьев и одна плоскодонная баржа, относящаяся приблизительно к 1100 году .

Военные корабли и суда для путешествий составляли отдельную, особую группу. Корабли, предназначавшиеся для военных целей, обладали низкой осадкой и были вытянутыми в длину. Как свидетельствуют в своих стихах скальды, некоторые из них были особенно длинные, узкие и изящные. Место от кормы до носа занимала палуба. По всей длине бортов, на равном расстоянии друг от друга, находились отверстия для весел .

Гребцы сидели на скамьях попарно, и по количеству отверстий можно было определить число членов команды. На некоторых кораблях, в те моменты, когда весла не использовались, отверстия для весел могли закрываться заслонками. Мачта могла опускаться и вновь подниматься благодаря особому устройству. В необходимых случаях, например, во время маневрирования в ходе сражения и при внезапном нападении, а также в периоды гребли целесообразнее было не поднимать мачту. Комбинация парусного и гребного движителей создавала наиболее благоприятные условия для маневрирования. Корабли могли использоваться для плавания и по морям, и по рекам, а также могли проходить под низкими мостами .

Кроме того, можно было не бояться штиля и преодолевать трудности, связанные со штормовым ветром и течением. Что касается внешнего вида корабля, то на его наружных бортах, на верхней бортовой балке, имелся особый брус для щитов, так называемый щитовой брус, на котором вдоль бортов крепились в ряд щиты. В тех случаях, когда строительный материал судна поддавался определению, было установлено, что строились корабли в основном из дуба. Другую группу составляют суда для путешествий и «королевские суда», которые отличаются явно большим, чем военные корабли, размером. Сюда относятся также суда из Усебергского и Гокстадского курганов. Их ширина больше при той же длине, и поэтому они более вместительны, чем военные корабли. К тому же, они украшены особо искусной резьбой. Корабль из Усебергского захоронения сбит неплотно, а его штевни также украшены великолепной резьбой. Судя по всему, оба эти корабля, впрочем, непохожие друг на друга по внутреннему устройству, предназначались для представительских и иных поездок погребенных в этих курганах знатных особ, соответственно, мужчин и женщин, а также их семей. Во всяком случае, они не относятся к разряду обычных судов викингов .

Но чаще мы находим суда более распространенного типа, как военные корабли, так и суда для путешествий. К ним можно причислить, например, суда № 2 и № 5 из находки у Скульделева. Это узкие, быстроходные суда, предназначенные для эффективной перевозки большого количества людей .

Именно такого типа суда использовались для викингских походов на север, в районы Балтики и в Западную Европу в последний период эпохи викингов .

Лишь один, сильно вытянутый в длину корабль в 20 метров, относящийся к эпохе викингов, остатки которого были найдены в гавани Хедебю, по совершенству исполнения можно было бы причислить к типу «королевских судов». Скорее всего, это был некогда корабль для путешествий, принадлежавший знатному лицу, подобно тем судам, которые в первой половине 900-х годов были погребены вместе с хевдингами и королями в Ландбю, в Фюне и в гавани Хедебю, но от которых сегодня остались лишь отпечатки на почве и железные заклепки .

Усебергский корабль имеет длину 21,4 метра и 5,1 метра на самом широком участке. Высота от основания киля до поручней посреди судна составляет 1,58 метра. На каждой стороне имеется по 15 бортовых досок .

Штевни задраны высоко и закручены в красивые спирали, а заостренные концы штевней и верхние бортовые доски украшены звериной орнаментикой. В них имеется по 15 отверстий для весел с каждой стороны .

Брус для щитов очень узкий. В этом корабле, построенном в 815-820-е годы, имеется 30 весел и много разного другого снаряжения. Это самый древний из парусных кораблей, известных сегодня в Скандинавии .

Корабль Скульделев 5 был построен около 1030-1040-х годов и имел в длину 17,4 метра, а ширина его посредине судна составляла 2,6 метра. У каждого борта имелось по 7 бортовых досок, и на самых верхних из них – по 12 отверстий для весел с каждой стороны. Верхние бортовые доски были взяты с какого-то другого корабля. На наружной стороне бортов имеется щитовой брус. Корабль Скульделев 2 сохранился плохо, но, тем не менее, можно установить, что длина его была 28-29 метров, а ширина – около 4 метров. На каждой стороне было более семи бортовых досок, однако верхней доски недостает. Число отверстий для весел, по всей вероятности, составляло 20-25 с каждой стороны. Таким образом, команда судна насчитывала, по меньшей мере, 40-50 человек .

Дендрохронологический анализ показал, что судно было построено в Ирландии во второй половине 1000-х годов .

Несколько железных полос, закрученных в спирали, которые остались на корабле из Ладбю и от корабля в викингском захоронении в Иль де Круа (Британия), очевидно, являлись изогнутыми шеями голов драконов на штевне. Это все, что осталось от кораблей. Большинство внешних украшений кораблей до нас не дошло. Однако позолоченные флюгера на штевнях (впоследствии они использовались в качестве ветровых флюгеров на церковных храмах), резные украшения Усебергского, разукрашенные щиты Гокстадского судов, а также изображения других кораблей и судов и их описание в скальдической поэзии дают представление о былом блеске, красоте и величии военных флотилий викингов. Ниже приводится описание, сделанное, очевидно, не без художественных преувеличений, флотилии короля Свена Вилобородого, которая в 1030 году выступила из Дании, чтобы завоевать Английское королевство. Автором этого описания был сведущий монах из монастыря св. Омера во Фландрии. Его описание относится, примерно, к 1040 году, и в нем он, изображая флотилию скандинавов, использовал обороты, заимствованные из римской классики, и, в частности, из поэмы Вергилия «Энеида». Результат получился блестящий. Он пишет: «Наконец, они все собрались и взошли на борт кораблей. На отделанных железом форштевнях зрители могли различить фигуры предводителей войска. Здесь на штевнях можно было видеть отлитых в золоте львов, а на верхушках мачт – золоченых птиц, которые, поворачиваясь, указывали направление ветра. Видны были и пестроцветные драконы, яростно извергавшие огонь из ноздрей. Зрители видели также массивные человеческие фигуры из золота или серебра, сверкавшие в красноватых отблесках и почти неотличимые от живых людей. А в другом месте можно было видеть туров с вытянутыми вперед шеями и конечностями, так что казалось, будто они ревут на бегу. Видны были дельфины, отлитые в бронзе и кентавры из того же металла, которые напоминали о преданиях древности. Я мог бы назвать тебе и многие другие корабельные украшения, столь же превосходно выполненные, однако названия чудищ, отлитых в металле, мне неизвестны. А теперь, почему бы мне не поведать тебе о бортах кораблей? Они были не только разрисованы яркими красками, на них были повсюду набиты всякие изображения из золота и серебра. И, наконец, королевский корабль, который превосходил всех других своим великолепием. А на нем, горделивый и величественный, стоял в окружении своих воинов сам король. Но лучше мне умолкнуть, чем сказать обо всем этом великолепии меньше, чем следует .

Сколь прекрасной была флотилия, которой они доверяли свою судьбу!

И по данному знаку все они вышли в море под восторженные клики и выстроились так, как было приказано. Часть их плыла справа от королевского судна, а часть – слева, однако все форштевни были на одной линии. И можно было видеть, как бурлит и пенится вокруг них синее море, подстегиваемое ударами множества весел. И солнце озаряло их своими лучами, отражавшимися в сверкающем металле. Нужны ли тут еще слова?»

Скандинавская поэзия, с присущими ей особыми формами выразительности, также содержит немало восторженных описаний кораблей и флотилий. Так, например, скальд Арнорр в песне, посвященной королю Магнусу Доброму (умершему в 1047 году) говорит, что, когда повелитель (то есть Магнус) выводит свои корабли в море, то кажется, будто сонмы небесных ангелов короля несутся по гребням волн .

Торговые суда – имели совершенно иную конструкцию. Они были высокие и в ширину большие, чем в длину. У них имелся квартердек и посредине палубы высвобождалось место для груза. Мачта была крепко укреплена в гнезде и ее невозможно было Слегкостью поднимать и опускать. Отверстий для весел было немного. Они находились над квартердеком. Весла обычно использовались лишь при плавании на небольшие расстояния и при необходимости в дополнительном маневрировании. Все торговые суда были парусными. Среди обнаруженных торговых судов эпохи викингов можно назвать корабль «Клостад», найденный близ торгового центра Каупанг в Вестфолле, и корабль «Эскечерр», найденный у истока реки Гета-эльв. Длина их достигала 16-20 метров, и исследования показали, что их возраст – около 900 лет. Но лучше всего были изучены наиболее хорошо сохранившиеся суда из Скульделева (№ 1 и № 3), причем было установлено, что последнее было построено приблизительно в 1030 году. Несколько позднее было, вероятно, построено очень большое судно, которое, так же, как и упоминавшиеся выше корабли, закончило свой путь на дне гавани Хедебю .

Оно еще пока недостаточно полно исследовано. Длина его достигала предположительно 22-25 метров .

Для торговых судов самым важным было, разумеется, количество груза, которое они могли принять на борт. Для многих кораблей количество груза определялось, в частности, по древнему правилу «большого пальца» .

Высота надводного борта должна была составлять две трети высоты средней части судна для того, чтобы корабль можно было полностью загрузить для плаванья в море под парусом. Эти показатели наиболее подходят для двух кораблей из Скульделева, поскольку они базируются на экспериментах, проведенных с копиями этих судов, исполненных в натуральную величину. Речь идет о кораблях «Сага Сиглар» и, в особенности, «Роар Эге», где точность соблюдена во всех деталях. Здесь была возможность, в частности, определить осадку судна, готового к выходу в море в загруженном состоянии, а также необходимое число членов команды. В результате опытов с копиями было установлено, что грузоподъемность судна часто могла быть на удивление большой, настолько, чтобы суда вмещали не только товар, предназначенный для торговли, но и груз, необходимый для повседневного обихода. Мы можем установить, чем торговали в эпоху викингов и если каждый член команды мог являться владельцем столь же большой части груза, что и на многих других кораблях, то в целом получалось довольно много. С большими оговорками можно предположить, что грузоподъемность судов «Клостад», «Эскечерр», а также торгового судна из Хедебю составляла соответственно 13, 18-20 и 38 тонн. Что касается судов из Скульделев, то здесь грузоподъемность определяется с возможной погрешностью в 10 процентов, таким образом, судно № 1, предназначенное для плавания в открытом море, имело грузоподъемность 24 тонны, а судно № 3, приспособленное для прибрежного плавания – 4,6 тонны .

Разумеется, суда, подобные вышеназванным, не были предназначены для плавания по рекам. Для речного судоходства требовались суда, снабженные веслами. Причем, при плавании по некоторым рекам, таким, как например, Гета-эльв в Швеции, а также некоторым рекам в Восточной Европе, в Польше и на Руси, суда иногда приходилось на некоторые расстояния тащить волоком по суше. Следовательно, они не должны были быть чересчур большими и тяжелыми. Между тем один лишь корпус в копии корабля № 3 из Скульделев, «Роар Эге», весил около 2 тонн. Скорее всего, для плаваний по рекам использовались местные ладьи или суда, подобные тому, остатки которого были найдены на дне озера Тингсгеде на Готланде. Это судно имело в длину около 8 метров и в ширину 2 метра. На основе устройства славянских судов, найденных на южном побережье Балтики, а также множества парусных судов, изображенных на памятных рисованных камнях Готланда, была построена копия викингского судна «Крампмаккен», которое с командой в 10 человек и с грузом железа сумело пройти по рекам и волокам Восточной Европы, и, прежде всего, по Висле, и дойти до самого Стамбула .

Как видно из вышесказанного, создание качественных копий викингских судов и пробные плавания на них могут дать более ясное представление об использовании судов данной конкретной конструкции для тех или иных целей. Не исключено, что тот корабль, на котором хевдинг Оттар из Холугаланда (Северная Норвегия) плавал во время своих долгих путешествий, относился к тому же типу, что и очень большой корабль Скульделев 1, а этот корабль, в свою очередь, принадлежал к тому типу судов, на которых викинги плыли в Исландию и Гренландию. Копия судна «Сага Сиглар» успешно выдержала плавание по Северной Атлантике .

А для плавания через Каттегат и по Балтийскому морю, вероятно, использовался корабль типа Скульделев 3. Это полностью подтвердил опыт с кораблем «Роар Эге» .

Попытки плавания на этих и других копиях кораблей, а также на реконструированных ладьях с веслами и под парусом показали, что при хорошем ветре суда могут развивать среднюю скорость в 6-8 узлов (1 узел соответствует 1 морской миле в час или 1,852 км/ч). Вместе с тем, «Сага Сиглар» шел с скоростью в 10 узлов в течение 6 часов при сильном ветре в Северном море. Наибольшая скорость корабля «Роар Эге» при бортовом ветре составила около 9 узлов. Таким образом, при благоприятном ветре можно было быстро преодолевать большие расстояния. Но, само собой разумеется, что ветер не всегда был благоприятным, и поэтому важно было, чтобы торговые суда в эпоху викингов, применяясь к направлению ветра, могли успешно маневрировать с тем, чтобы ветер попеременно дул то с левого, то с правого борта. Это давало возможность идти близко к нужному курсу. Вероятно, они могли идти и против ветра под углом около 60 градусов и развивать при этом скорость до 1,5-2 узлов .

Обычно плавание шло вдоль побережья, и путники старались не упускать из виду сушу, а на ночь высаживались на берег. Так поступал Оттар во время своего путешествия из Холугаланда до Скирингесхил в Южной Норвегии, и доплыл он туда за один месяц. Однако до нас дошли рассказы и о безостановочном плавании в течение многих дней. Так, например, путешествовал купец по имени Вульстан во время своего плавания по Балтийскому морю от Хедебю до Трузо в Данцигской бухте .

Он плыл семь дней и ночей и ориентировался по курсу, в частности, с помощью измерений глубины лотом .

Однако нет сомнения в том, что во время плавания в открытом море, например, из Норвегии в Исландию или из Дании в Англию прямым путем, ни близость суши, ни лот помочь не могли. Мы мало что знаем конкретно о навигации в эпоху викингов. Скорее всего, мореплавателям существенно помогало точное ощущение времени и скорости, а также наблюдение за морскими птицами, за конфигурацией волн и ориентирование по солнцу и звездам, точно так же, как это имеет место и поныне в некоторых регионах Тихого океана. Следя за тем, как высоко стоит в небе солнце, викинги, вероятно, могли определять градус широты. К тому же, при нормальных условиях мореплавателям не приходилось находиться слишком долго вне зоны видимости суши. Путь от западного побережья Дании до восточного побережья Англии, например, от устья Лим-фьоpда до устья реки Тайн можно было при благоприятных условиях проделать за 1,5 суток. А во время плавания от Норвегии до Исландии можно было наблюдать как Шетландские, так и Фарерские острова. Хитроумные навигационные приборы, которые многими приписываются викингам без достаточных к тому оснований, были им, по сути дела, не нужны во время их морских переходов .

Вдоль побережья Скандинавии имеется немало удобных природных гаваней, а осадка большинства судов была настолько низкой, что их без труда можно было затаскивать на сушу, а потом стаскивать обратно в море .

Это относится также к узким военным кораблям с немногочисленной командой. Что же касается больших торговых судов, наподобие Скульделев 1, то их приходилось нагружать и разгружать при помощи небольших лодок в тех местах, где не было соответствующих портовых сооружении .

Однако в наиболее крупных торговых центрах того времени таких, как Хедебю, Бирка и Каупанг, были сооружены специальные причалы .

Суда сохранялись и другими способами. В зимнее время их во многих местах ставили в специальные помещения, которые во множестве были обнаружены в Норвегии. Было также много мест для ремонта судов. Следы подобного рода мастерских были найдены в Хедебю и в торговом центре Павикен на Готланде. При раскопках в Фальстере была обнаружена настоящая судоверфь, относящаяся к позднему периоду эпохи викингов .

Здесь были повсюду разбросаны детали для строительства судов, такие, которые имелись в корабле Скульделев 5 .

Доселе еще уникальным сооружением является канал Канхаве, длиной около 500 метров и шириной в И метров, окантованный деревом. Он был обнаружен на острове Самсе. Благодаря ему, суда с осадкой менее 1,25 метров могли проходить из глубоко врезавшегося в сушу Ставнс-фьорда прямо в море к западу от острова. Методом Дендрохронологического анализа канал был датирован 726 годом. По всей вероятности, он был построен с военной целью, для обеспечения безопасности центрального датского фарватера, который можно было наблюдать с высокой точки острова в Ставне-фьорде. Возможно, каналы были и в других местах, где узкая полоска земли создавала неудобства для мореплавания .

Условия жизни и поселения В конце эпохи викингов, около 1075 года, священнослужитель Адам Бременский описал условия жизни в Скандинавии в своем сочинении об истории гамбургских архиепископов. В частности, он подробно рассказал о том, как скандинавы добывали себе пропитание, а также сообщил подробности их быта. Резюмировать его описания можно следующим образом: Ютландия – край неплодородный и суровый, землю тут нигде не возделывают за исключением приречных районов. (Вероятно, имеются в виду районы пограничной реки Эйдер). Почва здесь не приносит богатых урожаев. Можно даже сказать, что эти места не приспособлены для обитания. Вместе с тем, там, где море проникает в глубь суши, расположены большие города. Из Шлезвига корабли направляются в славянские земли (на южном побережье Балтийского моря) и даже в «Грецию» (то есть в Византийскую империю со столицей Византии, нынешним Стамбулом), От Рибе корабли идут до Фрисландии, Англии и Саксонии, а из Орхуса – до Фюна, Зеландии и Сконе и доходят даже до Норвегии. Из Ольборга тоже можно доплыть до Норвегии. Самый большой город Фюна – Оденсе. На многочисленных небольших островках вокруг Фюна земля дает богатые урожаи. Роскилле – самый большой город Зеландии и резиденция короля данов. Остров прославился мужеством его жителей и известен своими богатыми урожаями. Здесь сосредоточены несметные запасы золота, привезенного из грабительских морских походов .

Торгуют жители Зеландии и рабами, которые зачастую принадлежат к числу их одноземельцев. Самый красивый край Дании – Сконе. Население здесь многочисленное, земля родит богатые урожаи, ведется оживленная торговля всяческим товаром. Борнхольм – самая посещаемая гавань Дании, здесь стоят на якоре те корабли, которые затем берут курс на земли варваров (то есть в нехристианские страны) и в «Грецию» .

Швеция, лежащая в окружении необычайно высоких гор, – очень плодородный край. Земля дает богатые урожаи, а ульи – много меда .

Скотоводство здесь развито больше, чем во всех других странах. Тут много рек и лесов, и каждая местность имеет в изобилии заморские товары. «Все то, что потворствует пустому тщеславию, то есть золото, серебро, скакуны благородных кровей, бобровые и куньи меха, словом, то, что лишает людей дара речи от восторга, для них ничего не значит». Большой город гетов – Скара (в Вестергетланде), а близ Балтийского моря расположен большой город свеев – Сиггуна. Упоминается также Седертелье. Много раз назван город Бирка близ Сиггуны (хотя в те времена, когда Адам писал свое сочинение, город был уже покинут его жителями). К востоку раскинулись обширные пустоши и снега, но доступ туда «преграждают чудища в человеческом облике». Норвегия – «самая дальняя из стран на земле». Там безлюдные горы и лютая стужа, и потому это самая бесплодная из всех земель. Она приспособлена лишь для разведения скота, молоко которого употребляют в пищу, а из шкур делают одежду. Стада пасутся высоко в горах, на пустошах (то есть на высокогорных пастбищах). Повсюду в Норвегии и Швеции знатные люди владеют большими стадами и кормятся трудом рук своих. Норвегия воспитывает храбрых воинов, закаченных суровой жизнью на неплодородной земле. По причине своей бедности – а датчане так же бедны, как и они – норвежцы странствуют по свету, отправляются в викингские походы и грабят другие народы, чтобы помочь своей родине в нужде. Однако, приняв христианство, они научились безропотно терпеть бедность. Самый большой город у них-Тронхейм и народ стекается туда, прослышав про чудеса, что творятся на могиле короля Олава Святого .

Далеко на севере, на побережье океана, живут язычники, сведущие в колдовстве. Говорят, что там и у женщин растут бороды, а мужчины их живут в лесах. Одеваются они в шкуры диких зверей и говорят на непонятном языке. В покрытых снегом горных местностях живет иной народ. Там, в горах, водится много дикого зверья, и жители кормятся охотой. Как и в Швеции, тут водятся лоси и другие крупные звери. А черные лисы и зайцы, а также белые куницы и белые медведи водятся только в Норвегии .

Из описаний европейца Адама явствует, что он воспринимает Норвегию и все северные районы Скандинавского полуострова как очень отдаленные, суровые края, а живущих там людей он считает настолько экзотичными, что европейцу их и понять невозможно. О Ютландском полуострове он также не говорит ничего хорошего, и отзывается положительно лишь о Восточной Дании и Швеции. Адам пишет, что все эти сведения он в основном получил от датского короля Свена Эстридсена, который в течение 12 лет находился на службе у короля свеев. Судя по всему, Адам сам никогда не бывал в Норвегии и Швеции, да и в Дании, вероятно, пробыл недолго. Сведения его ограничены, он явно упрощает и обобщает, и морализирует в интересах христианского вероучения. И тем не менее, рассказ его представляет интерес, поскольку это свидетельство современника, и оно, по всей вероятности, в известной степени отражает воззрения самого Свена Эстридсена. Но, разумеется, условия жизни на протяжении трех столетий эпохи викингов были более сложными и многообразными, так что в некоторых случаях картина, изображенная Адамом, может даже ввести в заблуждение .

Теперь посмотрим, какой представляется картина жизни викингов, если взглянуть на нее нашими глазами, на основании других скандинавских источников .

Безусловно, способ пропитания был тесно связан с природными условиями, которые, как уже неоднократно подчеркивалось, были неодинаковы в различных регионах обширной территории, на которой жили скандинавы. Как правило, пропитание давало землепашество, но датский крестьянин добывал средства к жизни иначе, нежели крестьянин из северных регионов Скандинавии, где выращивание злаков имело второстепенное значение, и большую роль играли рыболовство и охота на лис, лосей, пушного зверя и птицу. В некоторых регионах распространен был промысел на крупных морских животных. Добывалась руда и горные породы, из которых изготовлялись посуда, оселки и мельничные жернова .

Обширный опыт землепашества в разных природных условиях и всего, что было с ним связано, приводили к тому, что скандинавские крестьяне с одинаковым успехом могли колонизовать самые разные регионы, такие, как, например, утопающая в зелени Нормандия или гористые Фарерские острова в Атлантике. Перед эпохой викингов, а также на всем ее протяжении, осваивались регионы Севера. Об этом можно судить по археологическим находкам и географическим названиям, особенно распространенным в тот период, и, в частности, названиям с окончаниями: «бю», «торп», «тофт», «твед», «сетр», связанным с характером земельной собственности. Осваивались новые, пустующие земли, находящиеся между уже существующими поселениями, расчищались леса и каменистые пустоши. Люди заселяли высокогорные районы, менее благоприятные для жизни, а также места, где можно было использовать новые природные ресурсы .

Вместе с тем, заселение самых северных прибрежных участков Скандинавского полуострова началось гораздо раньше, во всяком случае, в Норвегии. Произошло это, благодаря теплому течению Гольфстрим. В эпоху викингов люди селились здесь отдельными хуторами, так же, как и в Европе. Поселения простирались до самого Тромсе, города, находящегося в пределах 70 градусов северной широты. При раскопках здесь, далеко на севере, были найдены остатки усадеб. Не исключено, однако, что это были временные поселения, которые использовались при поездках на север из постоянно обитаемых регионов .

Кроме того, севернее полярного круга жили саамские племена, и условия их существования были несколько иные. Они жили в глубине материка, кормились охотой и рыболовством. Лишь гораздо позднее, саамы начали разводить большие стада одомашненных оленей. У нас есть многочисленные доказательства того, что саамы общались с другими жителями Скандинавии, несмотря на несомненный языковой барьер. Не исключено, что саамские племена населяли и более южные территории. И, наконец, следует упомянуть о том, что культура Аландских островов близ устья Ботнического залива имела в основном скандинавские, а не финские черты, как в эпоху викингов, так и до нее, и после нее .

Дания

Представление о том, как возникли поселения в Дании, полностью изменилось в связи с обширными археологическими раскопками, которые велись после 1970-х годов. Соответственно были получены новые конкретные знания как в отношении расположения поселений, так и их внешнего вида и структуры в эпоху викингов. Стали доступны также важные данные об их экономике .

Несмотря на наличие некоторого числа хуторов, выяснилось, что на большей территории страны преобладающей формой поселений были деревни. Стало ясно и то, что в Ютландии было много деревень. Такой вывод был сделан на основании изучения географических названий, и он противоречит утверждениям Адама Бременского. Наиболее полные сведения о датской деревне эпохи викингов были получены при раскопках деревни Ворбассе в Средней Ютландии. Раскопки здесь производились на обширной площади и, кроме того, здесь лучше, чем в других местах, сохранились обнаруженные строения. Столь грандиозные раскопки (вскрыто около 260 000 кв. метров) стали возможны, благодаря использованию машин. Раскопки производились на расстоянии около полукилометра от нынешней деревни Ворбассе. Здесь были обнаружены многочисленные следы предшествующих поселений, возраст которых восходит примерно к началу первого века до нашей эры. В разные периоды структура поселения была различна, и оно, по всей вероятности, меняло свое месторасположение в пределах небольших территорий несколько раз до тех пор, пока в конце эпохи викингов пли, быть может, несколько позднее, поселение не обретало свое нынешнее местоположение .

Нам неизвестна причина этих изменений в структуре и местоположении поселений. Возможно, это происходило по решению какого-либо крупного землевладельца, но не ясно, на основании чего оно принималось. Можно лишь догадываться, что это было связано с проблемами землепашества. Истощенная земля могла явиться вполне пригодным местом для застройки, в то время как почва на месте обитаемой деревни постепенно могла превратиться в хорошо удобренную и плодородную в связи с множеством отходов и отбросов, в результате чего ее становилось выгодно возделывать. Срок существования домов, сооруженных из вкопанных в землю бревен, в датском климате не слишком продолжителен (реконструкция показала, что уже через 20-30 лет такие строения требуют коренной реставрации), и это могло послужить основанием для решения о периодическом переносе деревни на истощенную почву. Одновременно это давало возможность перестраивать дома в соответствии с новыми требованиями .

Возникает между тем другой вопрос. Почему люди, в конце концов, переселялись на довольно большое расстояние от прежних жилищ и впоследствии оставались там навсегда? На этот вопрос также нет однозначного ответа. Ясно лишь то, что, как правило, за небольшими исключениями, местоположение современной деревни можно проследить в глубь веков до 1000-х или 1100-х годов. Вместе с тем, во многих местах и, в частности, в Ворбассе, современная деревня находится на участке, более пригодном для земледелия, нежели тот, на котором находилась ее предшественница и который более пригоден для скотоводства .

Одна из причин перенесения места обитания в Ворбассе и в других местах могла корениться, в частности, в увеличении роли земледелия .

Могли также сказаться перемены в технике обработки земли – появление плуга и удобрений. Однако впоследствии перемещения прекратились, и деревни стали оставаться на прежних местах. Это могло быть обусловлено тем, что неудобства их переноса в позднем средневековье преобладали над его преимуществами. Общество и условия землевладения все больше регламентировались, и теперь пользование землей облагалось целой системой податей и выплат, которые следовало отдавать королю и церкви .

В документе, относящемся к 1085 году, ставится вопрос о землепользовании и воинских повинностях. Определяются обязанности землевладельцев по отношению к королю .

Уже с начала 1100-х годов датчане выплачивали церковную десятину, а земля была поделена на приходы, в большинстве которых, на протяжении столетия, стали появляться каменные церкви. Таким образом, в период позднего Средневековья переселения сельских жителей стали затруднительны. При этом, однако, деревня Ворбассе в первой половине 700-х годов переместилась на другое место и изменила свою структуру .

Она была перенесена на несколько сотен метров к югу и поделена на семь усадеб, располагавшихся к северу и к югу от главной улицы. Устройство усадеб было одинаковым. Большие квадратные участки земли, парцеллы, были огорожены изгородью. Широкие ворота вели на улицу, которая, по всей вероятности, являлась общей территорией. Приблизительно в центре усадьбы находился большой главный дом, в одной стороне которого были жилые помещения, а на другой – хлев. Вблизи изгороди обычно находилось несколько строений поменьше. Помимо этого имелся амбар и небольшие, врытые в землю постройки, так называемые землянки. Они часто располагались неподалеку от ворот. Обнаруженные на их месте находки свидетельствуют о том, что в них размещались ткацкие мастерские. В некоторых усадьбах имелся колодец, а в одной из них, крайней на южной стороне, находилась кузня. Ее обычно ставили в самом дальнем конце усадьбы из-за опасности пожара .

Следы сохранились лишь от врытых в землю частей строений. На светлой подпочве можно видеть отпечатки столбов и темные пятна от землянок. Поэтому у нас имеется больше сведений об основаниях строений, чем о их наземных частях. Люди здесь жили около трех столетий, и за это время постройки и изгороди переделывались неоднократно. Иногда менялось месторасположение дома или несколько передвигалась изгородь. Если обозначить на одном плане остатки построек различных периодов, то картина кажется весьма путаной. Вместе с тем, необычайно хорошая сохранность следов изгородей дает возможность представить себе, как выглядела деревня в данный отрезок времени .

Деревня Ворбассе – единственное, полностью раскопанное поселение эпохи викингов, и это делает ее на сегодняшний день уникальной. Но, разумеется, в период своего существования это было обычное поселение .

Главный дом усадьбы имел наклонные продольные стены и изогнутый конек крыши. Длина дома, очевидно, составляла около 30 метров, а в хлеву было место для 20-30 голов скота. Это количество было определено по отпечаткам перегородок между стойлами. Несущую часть дома составляли толстые столбы, части стен в некоторых местах были дощатыми, а в других

– плетеными, скрепленными глиной. Крыша наверняка была покрыта соломой или тростником .

Не всегда можно с точностью определить функции имеющихся в усадьбе строений, за исключением уже упоминавшейся кузни, а также амбара, который можно распознать по четырем столбам, расположенным по углам. Остальные строения были, скорее всего, жильем для прислуги и рабов, мастерскими, клетями для хранения припасов и зимнего корма для скота. Имелся также хлев для тех домашних животных, которые не содержались в стойлах. Все строения обычно возводились тем же способом, что и главный жилой дом усадьбы .

Землянки были обычным типом строений для большинства районов Северной Европы (но не там, естественно, где почва была влажной или где скальные породы выходили на поверхность). Такие землянки существовали, начиная, примерно, от 400 года, и в течение всей эпохи викингов. Они были всегда очень большими и наполовину крытыми в землю, а стены, или, во всяком случае, определенная их часть, были земляные. Крыша подпиралась двумя столбами, причем каждый находился в центре поперечной стены землянки .

Распространенность этого типа строений объяснялась тем, что их было легко строить, они были надежно изолированны землей, вырытой во время их возведения, и у них была низкая крыша. Летом их остужала прохлада земли, а зимой согревало ее тепло. Оборудовать их было не так уж трудно. В Ворбассе почти все землянки были квадратными, шириной около 2,5-3 метров и длиной в 3-4 метра. Как уже говорилось, в них помещались ткацкие мастерские. Ткачество было важным занятием дли каждой усадьбы. В других местах землянки могли иметь иные размеры и форму и употребляться для иных целей. В них могли помещаться не только мастерские, они могли служить жильем для работников или складским помещением для хранения всевозможных вещей .

Экономика деревни Ворбассе, вероятно, базировалась на скотоводстве .

Там находились просторные помещения для скота, расположенные поблизости от сеновалов и кормохранилищ. Вместе с тем, здесь занимались и земледелием, поскольку были найдены следы возделывания пашен .

Несомненно, усадьбы обеспечивали себя всеми необходимыми продуктами питания и, видимо, у их хозяев скапливались излишки для обмена или торговли, так что они могли покупать товары извне и даже из далеких заморских стран. Были найдены черепки от глиняных горшков и оселки местного скандинавского производства, рейнская керамика и рейнские ручные мельницы, а также множество всяких других вещей повседневного употребления. То же самое было обнаружено и в других деревнях, из чего можно сделать вывод, что заморские товары из дальних стран доходили не только до городов и торговых центров. Строительная древесина также была, по всей вероятности, привезена из других мест, поскольку в данной местности деревья таких пород не произрастали .

Приблизительно в 1000-му году в деревне Ворбассе вновь произошли изменения. Территория ее расширилась к западу, где были построены еще три усадьбы, причем одна из них была вдвое больше остальных .

Оставшиеся на прежней территории усадьбы стали обширнее, а общей улицы больше не существовало. На этом участке количество дворов, вероятно, осталось неизменным. Впрочем, трудно представить себе полную картину деревни этого периода, поскольку от нее остались лишь немногочисленные следы изгородей .

На этом этапе в большинстве дворов жилой дом и хлев стали отдельными строениями, а землянки исчезли. Жилые дома становятся более просторными, поскольку столбы, подпирающие крышу, выносятся за пределы помещения и теперь представляют собою скошенные подпорки, повторяющие форму наклонных продольных стен и защищающие их от давления крыши. Тип строений, а также разделение их внутри на две боковые комнаты и втрое большее помещение в центре дома напоминают помещения в больших королевских крепостях, относящихся приблизительно к 980 году. В одной из обширных усадеб на западе деревни, которая, судя по всему, была расширена на каком-то этапе своего существования и в которой насчитывалось множество построек, ремесленники работали с бронзой и железом, а хлев стал гораздо просторнее и теперь вмещал намного больше скота, может быть, даже до ста голов одновременно. Это была усадьба зажиточного бонда, и, хотя в ней, несомненно, кормилось немало народа, здесь, скорее всего, оставался еще значительный излишек сельскохозяйственной продукции на продажу .

Таким образом, данная усадьба, равно как и другие усадьбы в Ворбассе, да и те, что были найдены при раскопках в других местах, дают нам представление, чем именно торговали в Дании. Это были сельскохозяйственные продукты и продукты животноводства .

Самое древнее упоминание о сельскохозяйственной продукции, поступающей отсюда за рубеж, относится к последнему периоду существования этой большой усадьбы или вскоре после того, как деревня Ворбассе переместилась на свое теперешнее место. Речь идет о масле, которое датский епископ Ассер в 1120 году отослал, в числе других даров, епископу Бамбергскому Отто .



Pages:   || 2 | 3 |



Похожие работы:

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "РЯЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРОТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ П.А.КОСТЫЧЕВА" Утверждаю Декан технологического факу...»

«ОБЩЕСТВО С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ "ГЕОЗЕМСТРОЙ" Адрес регистрации: 394000, ИНН 3666095794, г.Воронеж, ул.Ушинского, 4а р/с 40702810213400107654, Почтовый адрес: 394087, г. Воронеж, в Центрально-Черноземном банке СБ ул. 303Стрелковой дивизии,2а РФ, Тел/Факс: (0732) 46-51-90,46-35-26 к/с 3010181060000000...»

«Зарегистрировано в Минюсте РФ 4 июня 1999 г. N 1799 МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА И ПРОДОВОЛЬСТВИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРИКАЗ от 11 мая 1999 г. N 359 ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПРАВИЛ ПО ПРОФИЛАКТИКЕ И БОРЬБЕ С ЛЕЙКОЗОМ КРУПНОГО РО...»

«ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ – ОСНОВА СОХРАНЕНИЯ И УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ АРКТИКИ К.А.Лайшев, В.А.Забродин Северо-Западный региональный научный центр Россельхозакадемии, г. Санкт-Петербург, Пушкин Для будущего нашей страны Север имеет громадное опред...»

«Утверждаю генеральный директор МУП "Владимирводоканал" _ А. В. Кладов "04" июля 2016 г. Перечень изменений по состоянию на 04.07.2016 года внесенных в план закупки товаров (работ, услуг) на 2016 год (в части Приложения № 1), утвержденный приказом № 337 от 28.06.2016 года В раздел "3 квартал" в...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ 11 НАУКИ РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "МАЙКО) 1CКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ" УДК 338.48; 796.5 № госрегистрации 01.20.0406726 Инв...»

«2 Слово Архипастыря Дорогие ребята, Христос Воскресе! Сердечно поздравляю всех вас, ваших родных и близких с Праздником праздников – Светлым Христовым Воскресением! Это самое главное и сам...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РФ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ МИЧУРИНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УПРАВЛЕНИЕ ПО ОХРАНЕ ОКРУЖА...»

«Часть 360 – регулирование вредных сорняков Сек.360.100 Определения.360.200 Определение вредных сорняков.360.300 Общие запреты и ограничения по перемещению вредных сорняков; разрешения. Официальны...»

«МБУК МО СР "Межпоселенческая библиотека"ИНФОРМАЦИОННЫЙ БУКЛЕТ (Храмы Северского района) ст.Северская, 2018 г. Составитель: Л.М.Цыганова Редактор: Е.Н.Коваленко "Все мы жители Кубани, живем в удивительном, благодатном месте. Эта земля слышала...»

«В. И. ЛЕНИН АDрарный3вопрос3и3"IритиIи3МарIса" фра%мент ".Доказывать. что догматический марксизм в области аг рарных вопросов сбит с позиции, — значило бы стучаться в от крытую дверь." Так заяв...»

«СВОЙСТВА КАРБОАММОФОСКИ И СПОСОБЫ ИХ УЛУЧШЕНИЯ Норов А.М., Овчинникова К.Н., Малявин А.С., Размахнина Г.С.КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: УДОБРЕНИЕ, КАРБАМИД, КАРБОАММОФОСКА, ХЛОРИД КАЛИЯ, ТЕХНО ЛОГИЯ, ГРАНУЛА, СЛЕЖИВА...»

«UNCTAD/DITC/TNCD/Misc.16 ЮНКТАД ВОПРОСЫ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА В ПЕРЕГОВОРАХ О ПРИСОЕДИНЕНИИ К ВТО (методическое пособие) Issues of Agriculture in the WTO Accession Negotiations (Methodical Aid) UNCTAD ЮНКТАД Division on International Отдел международной торговли Trade i...»

«Урожаи – выше, работы – меньше, здоровье – лучше! №31 Осень vashe-plodorodie.ru Ежеквартальный информационный вестник уфимского клуба природного земледелия Те м а н о м е р а: Розы в саду Осенние Здоровое Семинары...»

«Николай Кун Легенды и мифы Древней Греции Часть первая. Боги и герои Мифы о богах и их борьбе с гигантами и титанами изложены в основном по поэме Гесиода "Теогония" (Происхождение богов). Некоторые сказания заимствованы также из поэм Гомера "Илиада" и "Оди...»

«Акафист иже во святых (равноапостольному) отцу нашему Патрику, просветителю Ирландии память 17/30 Марта Кондак 1 На исходе четвертого века*, христианских времен благодатных*, ты...»

«Правила землепользования и застройки муниципального образования "Карамышевская волость" Содержание Раздел I. ПОРЯДОК ПРИМЕНЕНИЯ ПРАВИЛ ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЯ И ЗАСТРОЙКИ СЕЛЬСКОГО ПОСЕЛЕНИЯ "КАРАМЫШЕВСКАЯ ВОЛОСТЬ" И ВНЕСЕНИЯ В НИХ ИЗМЕНЕНИЙ. 4 Глава 1. Общие положения.. 4 Гла...»

«[The Legislation in Russia] Document Viewer Page 1 of 5 Title : Об утверждении Правил по профилактике и борьбе с лейкозом крупного рогатого скота Gov. number : 359 Doc. type : Приказ Date : 11.05.1999 Classifacation : Министе...»

«БИБЛИОТЕКА САТИРЫ И ЮМОРА ЕВГ. ВЕНСКИЙ ОПИУМ „ЗЕМЛЯ и ФАБРИКА МОСКВА ЛЕНИНГРАД Государственная ракт. школа-типография ени тов. Алексеева град. Красная ул., 1 тчество 15.000 экз.—2" Главлит № 51601...»

«Беседа 57 Исповедание сотника, сокрушение народа Сотник же, видев происходившее, прославил Бога и сказал: истинно человек этот был праведник. И весь народ, сшедшийся на сие зрелище, видя происходившее, возвращался, бия себя в г...»







 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.