WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 


«. 4шышгш1|ш1}ш(а « ^ т п ^ ш Ш г № 5, 1964 Общественные науки Г. Б. Акопов К ВОПРОСУ О ХАРАКТЕРЕ ЧАСТНОГО З Е М Л Е В Л А Д Е Н И Я В С О В Р Е М Е Н Н О М КУРДИСТАНЕ Внимание ...»

^ц.змцд«цЛ| м и - ^ Ь З Г П ^ з п м л ь р ъ зъ^ьмитФР

'ИЗВЕСТИЯ АКАДЕМИИ НАУК АРМЯНСКОЙ ССР

. 4шышгш1|ш1}ш(а « ^ т п ^ ш Ш г № 5, 1964 Общественные науки

Г. Б. Акопов

К ВОПРОСУ О ХАРАКТЕРЕ ЧАСТНОГО З Е М Л Е В Л А Д Е Н И Я

В С О В Р Е М Е Н Н О М КУРДИСТАНЕ

Внимание мировой общественности приковано к национально-демократическом у движению курдского народа. Проходя под лозунгами национальной независимости, оно в своей основе является движением буржуазным и антифеодальным. В национально-демократическом движении курдов, таким образом, переплетаются антифеодальные устремления курдской буржуазии и аграрного движения курдского крестьянства против «своих» феодалов, всей феодально-помещичьей реакции и поддерживающего ее империализма. Отсюда—актуальность вопроса о характере этого движения, его общественно-политических причинах и движущих силах .

Курдистан относят к числу наиболее отсталых районов Ближнего Востока!. Но есть отсталость абсолютная и отсталость относительная. Когда мы говорим об отсталости Курдистана, то речь идет о его отсталости по сравнению с развитыми капиталистическими странами, но не Курдистаном средних веков. Касаясь уровня развития курдов XIX в., источники отмечают, что «быт их вполне напоминает Европу средних веков со всеми оттенками феодального общества»2», что Курдистан отличается от Европы тем, что «мы ушли вперед, а здесь встречаются еще люди, которые' живут несколькими веками назад» 3.

Одной из черт такой отсталости курдов считалось то, что в отличие от отношений собственности в соседней, например, Западной Армении, «частная земельная собственность, или частное владение землей, им не известно»4:

Именно поэтому, отмечал Тейлор, «вся наличная масса владеемых ими угодий... не подлежит ни присвоению на право исключительного владения, ни произвольному рас* лоряжению» 6 .

Истекшее со времени этих свидетельств столетие ознаменовалось, как будет видно, бурным развитием частного землевладения в Курдистане. В этой связи возникает вопрос о его характере. Постановка этого вопроса на одной из дискуссий и информация о ней6 убедили нас в том, что в его оценке нет достаточной ясности. Развитие частного землевладения в странах Востока очень часто оценивается как феодализация .

Такой подход к вопросу проистекает из того, что, говоря о феодальной и капиталистической собственности, мы не представляем себе чем они отличаются друг от друга .

Нет надобности доказывать, что до тех пор, пока нет четкого разграничения между феодальной собственностью и собственностью капиталистической, невозможно установить, где кончается феодализм и где начинается капитализм, невозможна оценка общественно-экономического уклада общества .

Отметив отсутствие частной собственности на землю в феодальномКурдистане, мы должны оговориться, что Курдистан в этом отношении не исключение. Можно привести много свидетельств о том, что частная собственность на землю не была известна и другим народам,—и не только Востока. Так, Энгельсу приходилось наблюдать с какими трудностями англичане вдалбливали ирландцам понятие о частной собственно

–  –  –

сти 7. Что же касается Востока, то Маркс был того убеждения, что «в основе всех восточных порядков лежит отсутствие частной собственности на землю. Вот настоящий1 ключ к восточному небу». Отвечая ему, Энгельс писал, что это «действительно является ключом к понятию всего Востока. В этом основа всей политической и религиозной* истории»8 .





Эти взгляды известны едва ли не всем, но вряд ли в какой работе по истории феодализма на Востоке можно встретить ссылку на них, не говоря уже о попытках их научного осмысления. Взгляды основоположников научного социализма снисходительно замалчиваются как несоответствующие марксизму, и это обосновывается тем, что-де не может быть классового общества без частной собственности. Несмотря на претензии этих возражений на марксизм, они—не более как недоразумение, ибо Маркс и Энгельс не только говорили об отсутствии частной собственности на землю на Востоке, но и дали научное обоснование этому своему тезису. Упоминаемое ими «восточное небо», т. е. мусульманское законодательство, являющееся юридическим оформлением существующих на Востоке отношений собственности, исходит из того, что земля принадлежит богу, который передал ее во владение своей «тени на земле»—халифу и следовавшим за ним претендентам на титул «эмира правоверных» 9. Исходя из отсутствия частной собственности на Востоке, Маркс и Энгельс считали, что земля находится в феодально-государственной собственности. И тезис этот аргументирован конкретными данными из истории народов Востока .

В числе важнейших причин отсутствия частной собственности на землю, они ука~ зывали на то, что в условиях засушливого климата на Востоке земля сама по себе не представляет ценности—она нуждается в орошении10. Но поскольку строительство ирригационных сооружений подсильно только общине или государству, ясно, что через общинную или государственную собственность на воду земля должна находиться в собственности общины или государства. К этому же выводу пришел и В. В. Бартольд в работе «О феодализме в Иране» 11. Но он имел неосторожность заявить, что не претендует на марксистское освещение вопроса. Этого оказалось достаточным, чтобы некоторые «марксисты» обрушили на него огонь критики, в пылу которого вместе с выводами Бартольда оказались выплеснутыми и взгляды Маркса. Отсюда—их игнорирование, а нередко и такие извращения, когда развернутая журналом «Вопросы истории» дискуссия о характере феодально-патриархальных отношений свелась к тезису о том, что феодализм в условиях кочевого скотоводческого хозяйства основывается на частной собственности на землю,—тезису, который противоречит тому указанию Маркса, что при таком хозяйстве производится и воспроизводится «на самом деле скот, а не земля, которую, однако, на каждом месте стоянки временно используют сообща»1? и что поэтому она находится в общинной собственности .

Важное значение в истории отношений собственности на Востоке Маркс и Энгельс придавали тому обстоятельству, что на протяжении всей своей средневековой истории Восток подвергся нескольким спорадическим нашествиям отсталых кочевых народов, каждое из которых вело к тому, как указывал Маркс, что нужно было «начинать все сначала» 13. Речь идет не только о регрессивной роли этих нашествий, но и о том, что постоянная угроза нашествий вынуждала народы Востока укреплять общинные форФ. Э н г е л ь с, Происхождение семьи, частной собственности и государства. М., 1947, стр. 152 .

К. М а р к с, Ф. Э н г е л ь с, Избранные письма, стр. 74 .

Л. Т и г р а и о в, Из истории общественно-экономических отношений в Персии, СПб., 1909 .

К. М а р к с и Ф. Э н г е л ь с, Сочинения, т. IX, стр. 347 .

«Новый Восток», 1933, № 28 .

К. М а р к с, Формы, предшествующие капиталистическому производству, ИМЭЛ, 1940 г., стр. 24 .

К. М а р к с, Капитал, т. III, стр. 54 .

О частном землевладении в Курдистане 3 мы. Одной из причин устойчивости общинных форм землевладения в Курдистане является то, что необходимость в совместной обороне порождает необходимость в укреплении этих форм, в том числе и форм собственности. Не следует забывать и то указание Маркса и Энгельса, что община как бы смягчает феодальный гнет и поэтому крестьяне вынуждены держаться общины и укреплять ее .

История курдистанского средневековья понятна только в плане отсутствия частной собственности на землю. Только на этой основе представляется возможным наметить схему курдистанского феода: вся территория страны разделена на владенияотдельных общин. Частной собственности нет, пастбища используются теми, кто владеет скотом, а пахотные земли ежегодно подвергаются переделу. Каждая такая община или несколько общин находятся в ленном владении главы военно-феодальной организации—«аширата». «Шараф-наме», труды Абдурразака Думбули, Искендер-бека* и др. полны сообщениями о том, как тот или иной монарх отдал тому или иному «племени» те или иные территории в «кормление» на тех или иных условиях. При этом,, поскольку такой «оджахлык» давался не феодалу как таковому, а главе племени, и не в собственность, а в «кормление» племени, поскольку он давался на условиях ратной службы, а без аширата феодал не мог ни нести эту службу, ни держать крестьян в зависимости,—в силу всего этого отношения между раятными крестьянами и аширатными курдами характеризовались тем, что члены аширата, говоря словами «Немецкой' идеологии», «сообща владели всеми работающими»*4. Крестьянству противостоял не феодал, а все сословие аширатных курдов. Указание В. И. Ленина о том, что в «рабском и феодальном обществе различие классов фиксировалось в сословном делении населения» и что поэтому классы в них «были также и особыми сословиями»15, вполнеотносится и к Курдистану .

Все это предполагает отсутствие частной собственности на землю как внутри сельской общины, так и в отношении феодала к земле. Интересна в этом плане характеристика, данная В. И.Лениным феодально-барщинному хозяйству. Он указывал на натуральный характер этого хозяйства, на наличие у крестьян своего личного хозяйства, на внеэкономическое принуждение и на рутинность техники*6. Пытаясь объяснить, почему В. И. Ленин ничего не говорит о собственности феодала на землю, ссылаются на то, что-де феодализм предполагает ее наличие. Но феодализм предполагает и другие свои признаки. Почему же, указывая на внеэкономическое принуждение, В. И. Ленин ничего не говорит о частной собственности на землю? Очевидно, потому, что он исходит из ее отсутствия. Если бы феодал располагал средством экономического господства над крестьянами, у него не было бы необходимости прибегать к внеэкономическому принуждению .

В отличие от концепций англо-американской медиевистической школы Стифенсона-Сибома, которая считает феодализм не формацией, а политическим институтом внеэкономического принуждения, марксистская наука исходит из того, что роль внеэкономического принуждения в том и состоит, что феодализм предполагает определенные, отличные от рабовладельческих и капиталистических, общественные отношения .

Несмотря на то, что у нас зачастую игнорируется роль внеэкономического принуждения, нельзя не отметить, что именно оно служит в руках феодалов оружием установления феодального гнета над крестьянством, средством поддержания определенных»

именно феодальных отношений собственности. Дело лишь в том, чтобы выяснить, чем они отличаются от частной собственности, когда и при каких условиях феодальная собственность перерастает в частную или полную собственность .

Решению этого вопроса мешает игнорирование разницы между такими категориями, как владение и собственность. Можно владеть чем-то, но не иметь его в собственности. Частная собственность предполагает, как отмечал Энгельс, права и никаких обязательств. С этой точки зрения, поскольку феодальная собственность—дарованиеК. М а р к с, Ф. Э н г е л ь с, Соч., т. IV, стр. 12 .

В. И. Л е н и н, Соч., т. 6, стр. 97 .

16 В. И. Л е н и н, Соч., т. 3, стр. 159 .

4 Г. Б. Акопов л а тот или иной срок, на тех или иных правах, при определенных обязательствах,— ясно, что она носит не абсолютный, а условный характер и является не собственностью, а владением. Исходя из того, что в эпоху поместной системы владения земля не могла передаваться по наследству, В. И. Ленин делал тот вывод, что «она считалась только условной собственностью» 17. Речь, как видно, идет о двух видах собственности: условной и частной. История феодализма в этом плане—это история изменения условного владения в частную собственность, и различные формы феодальной собственности—.это различные ступени ее эврлюции от низших форм к высшим, с дальнейшим ее перерастанием в собственность капиталистическую. Игнорирование этой эволюции феодальной собственности приводит к тому, что в «Истории курдов и социологических исследованиях» Фрича 1 8, «Курдском феодализме» Никитина 19, «Очерках Истории курдов и Курдистана» Амина Зяки 2 0 и др. история феодализма рассматривается как хаотическое нагромождение различных феодальных институтов .

Во всей известной нам курдоведческой и вообще востоковедческой литературе мы не нашли попыток рассмотрения феодальной собственности в динамике ее развития,— развития, например, арабской икты в икту сельджукскую, перерастание икты в союргальное владение монгольской эпохи, а затем в инджу эпохи тюркских завоеваний, эволюции инджу в тиюльное владение сефевидского периода и этого последнего в мюльковую собственность .

Несмотря на то, что некоторые из этих институтов отражают одни и те ж е отношения собственности, что нередко различные ее формы существуют одновременно, это.не означает, что феодализм—это эпоха хаотического нагромождения каких-то неопределенных институтов. Каждый из них отражает определенный этап в превращении поместного владения в вотчину и далее—в частную собственность. Несмотря на то, что каждое новое нашествие кочевых народов отбрасывало общественные отношения назад к военно-ленной системе, возвращая аширатам «кормление», что сама эта система, существуя на базе натуральных форм ренты, «путем обратного воздействия» упрочила натуральное производство, делая его основой, как говорил Маркс, застойности феодальных деспотий,—несмотря на все это, процесс «обояривания» феодалами земель шел столь интенсивно, что Каджарам не оставалось ничего другого, как выдавать фирманы на мюльковые права .

К XVI—XVII вв. относится разложение феодально-государственной собственности .

В результате захвата феодалами земель она начинает уступать место частной собственности, феодальные отношения—новым отношениям переходного периода. Не довольствуясь собственно курдскими территориями, феодалы начинают подбираться к землям соседних народностей. В условиях охватившей Восток «земельной лихорадки» турецкое правительство делает шаги в направлении кадастриза^ии земель. Операции «себт-е амлак» имеют место в Иране и способствуют тому, что описанный Хакки в Дерсиме 2 1, Велерсом в курдских районах Сирии 22 и Уорринером в Ираке 2 з процесс перехода общинных владений в собственность феодалов создает класс курдских лендлордов типа фамилий Ардаланов, Бек-заде, Куззат, Гилани, Шерифи и т. д., владения которых охватывают нередко сотни деревень .

Вопреки мнению Лемба, что земельная аристократия Курдистана—одна из древнейших в мире, факты говорят о том, что основная ее масса—это выскочки, насильственно захватившие те или иные владения. Крупнейший землевладелец Керманшаха

–  –  –

н а Кобадиан—сын разбойника. Выходец из рода разорившихся феодалов Симко в несколько лет стал владельцем сотен деревень. Касаясь аналогичных фактов, газета «Кавказ» писала, что в Курдистане «округлять свои владения захватным путем считается нормальным и д а ж е естественным... После сбора хлебов вновь начинаются интриги, создаются новые группировки и к новой весне опять возникают недоразумения.для новых насилий и захватов... Разумеется, страдательным элементом являются крестьяне, которых владелец эксплуатирует и обирает до нитки» 24 .

В числе форм развития частной собственности наибольшего интереса заслуживает положение, когда земля становится предметом купли-продажи. Факты покупки земли в Курдистане начали отмечаться еще в XIX в., но особое распространение они получили в XX в., и, оценивая их, мы должны исходить из того указания Ленина, что купля-продажа земли свидетельствует о том, что «развитие идет явно к созданию

•буржуазной частной собственности на землю», ибо «возрастает частное землевладение, приобретенное просто-напросто за деньги. Убывает власть земли, растет власть денег»2® .

Редко кто из имеющих к тому возможность горожан—купцов, ремесленников, чиновников и т. п.—не имеет в окрестностях курдских городов собственности .

Наряду с развитием частного землевладения «сверху», этот процесс идет и

-«снизу», изнутри курдской сельской общины. Здесь происходит то же, что некогда в туркменском ауле: находившаяся в общинной-собственности земля начинает отдаватьс я крестьянам на несколько лет, а потом—в собственность. Это приводит к мюльковой

•собственности внутри санашиковой общины, а потом к типичному мюльку. Перешедший в собственность крестьянина надел может быть передан другому или продан .

"Используя это, ростовщик опутывает крестьянина и становится собственником его надела. Хасбак свидетельствует, что курдские крестьяне не имеют земли, имеющий над е л крестьянин—это такое ж е редкое явление, как настоящая община 26 .

Вопрос разложения курдской сельской общины имеет тем большее значение, что внешняя форма общинных отношений служит для иракского, например, правительства основанием к тому, чтобы в проведении аграрной реформы выделять Курдистан в какую-то особую зону с особыми для нее нормами. Но ни для этого, ни для народнических иллюзий некоторых деятелей курдского национально-демократического движения нет оснований. Курдская община давно уже перестала быть тем, чем она была и представляется искателям феодальной «экзотики» в Курдистане. Факты говорят о том, что только 10—15% всей обрабатываемой земли находится в общинном владении, а все остальное—собственность кулаков, ростовщиков, крупных землевладельцев 27. Если в начале XIX в. Кеннейер встречал помещиков, владевших десятками деревень, то Биндер в середине XIX в. говорил о собственниках сотни деревень, а Минорский в начале XX в. встречал помещиков, которые имели в собственности несколько сот сёл .

Аналогичные процессы имеют место в скотоводческом хозяйстве аширатных курдов. Лишившись «кормления», они оказались перед необходимостью приобретать товары земледелия путем обмена. А для этого нужно производить товары скотоводства .

Вовлечение Курдистана в сферу мирового капиталистического хозяйства дало новый толчок развитию товарного скотоводства. Таким образом, если говорим об издревле существующем на Востоке отделении скотоводства от земледелия, об исподволь существующей склонности скотоводческого хозяйства к товарности, то должны добавить, что эти тенденции получили в новых условиях особенно широкое развитие. Превращение натурального скотоводства в товарное привело к концентрации скота в руках небольшой группы крупных скотовладельцев типа Давуд-хана Кельхора в Иране, владевшего десятками тысяч голов скота. Непосредственным следствием этого, в

•описании Ягодинского, явилось разорение рядовых скотоводов, кризис скотоводческого «Кавказ» от 12 января 1914 г .

5 В. И. Л е н и н, Соч., т. 15, стр. 57 .

$ дЛи^Л з уи^уГиЛ Вестник ЛГУ, № 9, 1948, стр. 61 .

-3Ь^Ыциц-рр 5—5 66 Г. Б. Акопов хозяйства и вызванное этим оседание курдов 28. Начавшись в XIX в., этот процесс дошел в XX в. до того положения, когда, по свидетельству Керими, Мохбера и других, авторов, едва ли более чем десятая часть иранских курдов осталась кочевниками29 .

Несмотря на утверждение Массона, что при этом шла эволюция общинной организации от кочевничества к оседлости, оседание курдов было результатом разложения аширата, разложения общинных форм собственности. Маркс указывал, что собственность на скот—это одновременно собственность на пастбища,—собственность на общинные пастбища реализуется более теми, кто владеет большим количеством скота _ Отсюда—фактическая собственность крупных скотовладельцев на пастбища. Роулинсон свидетельствует, что еще в середине XIX в. феодалы начали захватывать общинные пастбища. Исследования наших ученых показывают, что в Курдистане почти неосталось общинных «свободных» пастбищ. Рядовые кочевники вынуждены арендовать* их и, как показали исследования Шамилова, подвергаться феодальной, дофеодальной и ростовщической эксплуатации30. Несмотря на некоторые заблуждения относительно* «номадийности» и «патриархальности» курдов, Егиазаров доказал позднефеодальную* природу курдской скотоводческой общины—«оба»31. Работы Бахтадзе, Карцева, .

Эсадзе, Камсаракана, Моргана и др. дают богатый фактический материал по истории разложения оба. Анализ этого материала позволил Вильчевскому наблюдать процесс развития в курдском обществе новых отношений и прийти к тому выводу, что* феодализм в Курдистане к концу XIX—началу XX вв. дошел до своего логического' конца, стал тормозить дальнейшее развитие курдского народа 32 .

Одним из проявлений этого явилось наблюдаемое Максимович-Васильковским, Томиловым, Минорским и др. разложение аширата. Несмотря на долгую историю этого1 процесса, он не нашел еще правильного освещения. Уорринер и Лонгридж в отношении Ирака 33 и Ламбтон—Ирана оценивают этот процесс как детрайблизацию—«расплеме* нение», видя в нем феодализацию курдского общества 34. Но это не феодализация, а* разложение феодализма, ибо речь идет о разложении феодального сословия, об исчезновении такого условия феодализма, как внеэкономическое принуждение в лицевоенной силы аширата. Если раньше иранское войско состояло из «чириков»феодалов, в частности, курдских, то теперь Каджары начинают создавать постоянное* войско. Оценивая аналогичные процессы, Энгельс характеризовал их как следствие разложения феодализма и развития буржуазных отношений. Теперь даже Лонгриджу в его новой со Стоксом работе ясно, что детрайблизация курдских аширатов ведет к ослаблению военной мощи феодалов и укреплению влияния правительства на местах, к ликвидации политической и экономической замкнутости Курдистана, его вовлечению* в орбиту экономической жизни всей страны и расчищению рынка для новых форм производства и производственных отношений3*». Другое дело, что в оценке этих процессов они исходят из концепций «отсталости» курдов, видя в этих процессах не разложение феодализма, а феодализацию. Этой точки зрения придерживаются не только' азрубежные авторы и не только в отношении Курдистана. В ходе дискуссии по. феодально-патриархальным отношениям выявилось, например, что захват казахскими феодалами земель в XIX в. некоторыми расценивается как феодализация казахского* общества. Феодализация в XIX в.!... А каким было казахское общество в средние

–  –  –

века?! Конечно, феодальным, и одной из особенностей феодализма было то, что здесь не было частной собственности на землю,—она начала появляться и развиваться в эпоху разложения феодализма .

Все это относится и к Курдистану. Дело лишь в том, чтобы преодолеть наши тра* днционные представления об «отсталости» курдов и понять природу развивающихся под оболочкой феодально-патриархальных отношений новых форм производства и обусловливающих их отношений собственности. Если обратиться к наиболее консервативному скотоводческому хозяйству курдов, то обнаружится, что за внешней формой феодально-патриархальных отношений скрывается не только сдача пастбищ в аренду рядовым скотоводством, но и организация крупнотоварных хозяйств. Например, кочую' щее из Ирака через Турцию в Иран «племя» сархати—это крупное хозяйство по производству на рынок скота, товаров скотоводства, в том числе и ковров, все доходы от которого идут главе этого «племени» Фаттах-ага Харки, который к тому же ведет широкую контрабандную торговлю вывозимой из одной страны в другую солью, зерном и т. д. Гюттероф наблюдал такую интересную тенденцию скотоводческого хозяйства курдов, как специализация на тонкорунном овцеводстве 36. Не случайно то, что именно в описываемых им районах наблюдается наибольший «отход» населения. Когда речь идет об аналогичных явлениях в Европе, мы вспоминаем локаничную фразу Мора о том, как «овцы пожирали людей», но как только речь заходит об «убыли куртин»»

как характеризовали источники рубежа XIX—XX вв. отходничество, Новичев начинает искать этому объяснение в феодально-патриархальном грабеже. Но этот грабеж существовал веками и не приводил к массовому отходничеству, начало которого еще в XIX в. наблюдал Юзефович, потом Лоуренс и Сон, а вслед за ними—Ходададе и Тардов. Как ни странно, но наиболее верную оценку причин появления особой прослойки курдистанских пауперов—«хажаров»—дал поэт Шпорта, описавший, как «на фабрику из Курдистана всех гонит голод в эти дни». Количество таких хажаров столь велико, что из 12 тыс. населения Ушну 10 тыс.—это «касебы» иранских авторов .

Нет надобности доказывать, что все это является следствием экспроприации непосредственных производителей .

Основу этого процесса составляет т. н. первоначальное накопление в сельском хозяйстве. Классической в этом отношении страной Маркс считал Англию, отмечая, что в различных странах этот процесс протекает в различных условиях и в разное время, принимая различные формы 37. Развитие процесса перврначального накопления он наблюдал как в странах Европы, так и Азии, отмечая, что результатом экспроприации индийских, например, землевладельцев был грабеж «общинной и частной собственности крестьян» 38 .

Эта вызванная первоначальным накоплением экспроприация курдского крестьянства идет и «сверху», за счет капитализации феодальных верхов «прусским путем», и «снизу», за счет развития капитализма изнутри курдской сельской и скотоводческой общины. Одной из особенностей этого процесса в Курдистане, равно как и на всем Востоке, является то, что в силу искусственно консервируемых феодальных отношений помещик, ведущий на основе буржуазных отношений собственности капиталистическое хозяйство, стремится в то ж е время сохранить феодальные отношения, чтобы обеспечить его рабочей сило'й. Отсюда необходимость во «втором издании» крепостничества, когда еще недавно свободное курдское крестьянство и, в частности, аширатные курды оказались в полной зависимости от своих не только феодалов-помещиков, но и кулаков, выступающих почти всегда в роли патриархальных «риспи» общины. В результате складывается тип таких эксплуататоров, которых К. Токуда назвал «кулаками помещичьего типа», когда «помещики являются в то же время и кулаками». В Курдистане нет типичных феодалов или типичных капиталистов. Очень часто одно и то же лицо совмещает в себе и патриархального «риспи», и феодального «ага», и капитали

–  –  –

стнческого предпринимателя,—тем более несомненного, что помимо того, что он является монополистом торговли в районе «своего» племени, он нередко владеет парком автомашин, мельницами, ковроткацкими и иными мануфактурными предприятиями .

В плане этого понятно и то, что вместо типичного капиталистического производства в Курдистане господствует издольное хозяйство. Издольную систему нередко у нас характеризуют как феодальную. Но это недоразумение, ибо издольная система основывается на частной собственности на землю. Недаром как на один из признаков разложения феодализма в развитии капитализма Энгельс указывал на процесс превращения феодала в землевладельца, а крестьянина—в арендатора. Арендные отношения предполагают, что земля находится в частной собственности и собственник на тех или иных условиях сдает ее в аренду крестьянам. Касаясь того^ что издольная аренда есть явление переходного от феодализма к капитализму периода, Маркс отмечал, что, не имея «достаточного капитала для вполне капиталистического хозяйства», арендатор тем не менее представляет «претензии на известную часть продуктов не потому, что он рабочий, а потому, что он владелец части орудий труда, капиталист сам для себя», что землевладелец требует долю не только на основе «своей собственности на землю, но и как лицо, ссужающее капитал» 39,—ведь земля—это уже капитал .

Издольные отношения в Курдистане типичны для Ближнего Востока: производство слагается из пяти элементов—земля, вода, рабочий скот, семена и труд. В зависимости от того, кто сколько из этих элементов вносит в производство, соответственно этому слагается его доля. Производство, результаты которого распределяются в зависимости от доли участия в нем, не может считаться феодальным. Не случайно, еще в дореволюционный период не только российские, но и европейские предприниматели вкладывали свои капиталы в аренду земель в Курдистане. Капиталистический характер такой аренды не вызывает ни у кого сомнения. Но как только в роли таких арендаторов выступают курды, ее почему-то характеризуют как феодальную. Между тем, основанное на издольной системе производство в Курдистане за прошедшие полстолетия далеко шагнуло вперед к своей окончательной капитализации. В то время, когда арендаторы-иностранцы довольствовались лишь той долей, которую дни получали за землю, курдские предприниматели давно уже получают две доли,—проведя воду или купив ее, кроме доли за землю, они получают определенную долю и за воду. Разорение крестьянства зашло так далеко, что крестьяне не имеют семян и рабочего скота.

Все:

и землю, и воду, и рабочий скот, и семена,—дает землевладелец или капиталистический Предприниматель, арендующий у него землю на условиях субаренды. Соответственно доли своего участия в таком производстве он получает четыре доли произведенного продукта, а крестьянину остается всего лишь одна доля—за труд .

В превращении такого хозяйства в типично капиталистическое остается лишь заменить издольные отношения наемным трудом. Кое-где этот шаг сделан: капиталистический предприниматель, владеющий всеми условиями производства, на своих фермах и плантациях нанимает (чаще всего на сезонные работы) батраков. Типично в этом отношении хозяйство окончившего американский сельскохозяйственный колледж Шейх Баб-Али, которого Лонгридж называет «американизированным предпринимателем», считая, однако, его брата шейх Лятифа феодалом на том основании, что он не пользуется тракторами, предпочитая почти даровой труд опутанных пережитками крепостничества крестьян. Но о нем, о его хозяйстве, об общественно-экономическом развитии курдского народа нужно судить не по этим отношениям, а по тому, какое производство скрывается под их оболочкой и на каких формах отношений собственности оно базируется. Речь идет о том, что отношения собственности в курдских районах Ближнего Востока—это отношения буржуазные, а основанное на них производство в принципе носит капиталистический характер. Дело лишь в том, что они развиваются в условиях еще сильных пережитков феодализма в общественных отношениях. В этом плане все попытки аграрных реформ имеют целью привести обществен- I К. М а р к с, «Капитал», т. III, стр. 816 .

О частном землевладении в Курдистане 69 ные отношения в какое-то соответствие с отношениями собственности и обеспечить капитализму необходимые условия развития .

Резюмируя, можно сказать, что феодализм в Курдистане не знал частной собственности на землю; процесс развития частного землевладения—это капитализация отношений собственности и именно так он и должен расцениваться в науке .

Я*. А. 0. | | )

–  –  –






Похожие работы:

«Беговые дорожки Spirit Fitness СТ800: Инструкция пользователя Z500 Z100 / Z300 Z700 РУКОВОДСТВО ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ Пожалуйста, внимательно прочтите это руководство перед тем, как приступить к эксплуатации тренажера Указатель Меры предосторожности.. 2 Инструкция по сборке.. 5 Управление беговой дорожкой.. 8 Програ...»

«МЕРЕМЬЯНИНА ИРИНА АНАТОЛЬЕВНА ПОВЫШЕНИЕ СЕМЕННОЙ ПРОДУКТИВНОСТИ ЛЮЦЕРНЫ ПУТЕМ СЕЛЕКЦИИ И СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ АГРОПРИЕМОВ ЕЕ ВОЗДЕЛЫВАНИЯ В УСЛОВИЯХ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ Специальность: 06.01.05 селекция и семеноводство сельскохозяйственных растени...»

«Встреча со змеей Примерно с середины 90-х годов численность гадюки стала заметно расти, вследствие чего участились и случаи укусов . Причин сразу несколько. Во-первых, снизилась сельскохозяйственная и мелиоративная активность, почвы не обрабатываются и превращаются в болото, пригодное для жизни змей. Во-вторых,...»

«Джозеф Конрад Лорд Джим Ростом он был шесть футов, пожалуй, на один-два дюйма меньше, сложения крепкого, и он шел прямо на вас, опустив голову и пристально глядя исподлобья. Он держался так, словно упрямо настаивал на своих правах, хотя ничего враждебного в этом не было, казалось, он от...»

«15 марта 1942 года – начало движения тысячников в Сибири С началом Великой Отечественной войны одним из основных вопросов промышленности Советского Союза стал недостаток квалифицирова...»

«• для очистки газовых выбросов от вредных примесей (на пример, очистка топочных газов от SO2, очистка от фтористых соединений газов, выделяющихся при производстве минеральных удобрений и т.д.). Очистку газов от вредных примесей...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "ЯРОСЛАВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ" (ФГБОУ ВО Ярославская ГСХА) СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ПОРОД КРУПНОГО РОГАТОГО...»

«Лозовой Виктор Иванович ВЛИЯНИЕ  КАРОТИНСОДЕРЖАЩИХ ПРЕПАРАТОВ  НА  ЯИЧНУЮ  ПРОДУКТИВНОСТЬ И  ОБМЕННЫЕ  ПРОЦЕССЫ У КУР-НЕСУШЕК Специальность:  06.02.02 - кормление сельскохозяйственных животных  и технология кормов АВТОРЕФЕРАТ диссертации на сои...»

«Зарегис трировано в Минюс те РФ 4 июня 1999 г. N 1799 МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА И ПРОДОВОЛЬСТВИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРИКАЗ от 11 мая 1999 г. N 359 ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПРАВИЛ ПО ПРОФИЛАКТИКЕ И БОРЬБЕ С ЛЕЙКО...»







 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.