WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

«АКСИОМАТИКА как ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ПЕДАГОГИКА Житомир УДК 371.2 (09) ББК 87 В64 РЕЦЕНЗЕНТЫ: Герасимчук А.А., доктор философских наук, профессор (г.Житомир); Рыбалка В.В., ...»

-- [ Страница 1 ] --

А.В.Вознюк

ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ

АКСИОМАТИКА

как

ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ

ПЕДАГОГИКА

Житомир

УДК 371.2 (09)

ББК 87

В64

РЕЦЕНЗЕНТЫ:

Герасимчук А.А., доктор философских наук, профессор (г.Житомир);

Рыбалка В.В., доктор психологических наук, профессор (г.Киев);

Чернилевский Д.В., доктор педагогических наук, профессор (г.Винница, г. Москва) .

Вознюк А.В .

В64 Педагогическая аксиоматика как теоретическая педагогика: монография. – Житомир : Вид-во Євенок О. О., 2017. – 444 с .

ISBN 978-617-7607-52-5 В монографии на основе междисциплинарного исследования, проводимого в контексте универсальной синергетической парадигмы развития, универсальной модели бытия, общей теории систем, теории критических явлений, раскрываются аксиоматические основания педагогики и человековедения в целом .

Для ученых, преподавателей, аспирантов, студентов, всех, кто стремится к познанию Вселенной, природы и человека, кто верит в то, что мир целесообразен и наполнен смыслом .

УДК 371.2 (09) ББК 87 ISBN 978-617-7607-52-5 © Вознюк А.В., 2017 © О. О. Євенок, видання, 2017

СОДЕРЖАНИЕ

ВСТУПЛЕНИЕ

РАЗДЕЛ 1. ФОРМАЛЬНО-ЛОГИЧЕСКИЕ И ТЕОРЕТИКОМЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ

АКСИОМАТИКИ

Глава 1. Новая постнеклассическая парадигма науки и актуальнопотенциальный аспект реальности

Глава 2. Логика как инструмент познания и освоения мира человеком

Глава 3. Алгоритмы процесса познания и влияния

Глава 4. Эволюция логики как науки и инструмента познания .

................ 51

РАЗДЕЛ 2.ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ПЕДАГОГИКИ И

ОБРАЗОВАНИЯ

Глава 1. Пошаговое обоснование интегральной парадоксологической педагогической парадигмы

Глава 2. Развитие педагогики и образования

Глава 3. Педагогические цивилизации и цивилизационные проекты

Глава 4. Сакральный смысл развития Вселенной и человека

РАЗДЕЛ 3. ОСНОВНЫЕ АСПЕКТЫ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ

АКСИОМАТИКИ

Глава 1. Междисциплинарные основания педагогических аксиом .

........... 152 Глава 2. Формулирование педагогических аксиом

Глава 3. Аксиоматика специальной педагогики

Глава 4. Основные аспекты аксиоматики дошкольного образования .

.... 209

РАЗДЕЛ 4. СИСТЕМНЫЕ ОСНОВАНИЯ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ

АКСИОМАТИКИ

Глава 1. Универсальный алгоритм развития человека

Глава 2. Триадные основания педагогической аксиоматики

Глава 3. Общая теория систем и ее импликации в педагогике, социальной педагогике, психологии, философии, естествознании .

....... 255 Глава 4. Квартерные модели педагогической аксиоматики

ВЫВОДЫ

ЛИТЕРАТУРА

ВСТУПЛЕНИЕ

Школа как социальный институт, обеспечивающий духовно-аксиологическую, гностико-праксиологическую, культурно-историческую непрерывность онто- и филогенетического развития человека и выступающий стратегическим инструментом воспроизводства человеческой цивилизации, ныне вошла в кризисное состояние, проистекающее из системного кризиса современного мира, одно из проявлений которого – социально-экономическая глобализация .





Глобализационые процессы, связанные с информационным бумом, ростом междисциплинарных исследований, а также с вхождением человечества в критическую бифуркационную фазу своего развития, обнаруживают две полярные тенденции современного образования – универсализацию и интеграцию знаний и технологий с одной стороны, и их научно-техническую специализацию – с другой. Последняя тенденция грозит фрагментаризацией современных базовых знаний о мире и человеке, которые при этом утратят целостный междисциплинарный характер .

На фоне этих полярных тенденций актуализируется кризис системы образования, который, по мнению одного из крупнейших педагогов Украины С.У. Гончаренко, является составной частью глобального цивилизационного кризиса и в значительной мере предопределяется узкодисциплинарными установками современного образования, взаимным отчуждением ее гуманитарных и естественно-научных компонентов, морального и фактологического аспектов современного знания. Следствием этого процесса является фрагментарность виденья человеком реальности, что в условиях становления постиндустриального информационного общества не дает возможности человеку с его "сегментированным сознанием" адекватно реагировать на заострение энергетического и экологического кризиса, приводит к девальвации моральных норм и духовных ценностей [Гончаренко, 2004, с. 3] .

Как пишет дочь А.В. Сухомлинского О.В. Сухомлинская, "современная педагогическая наука в Украине, как и школа, находится в кризисном состоянии. Это влияет и на понимание теоретико-методологических, концептуальных принципов педагогики, ее структуры, содержания, на определение целей, заданий и содержания, методов обучения и воспитания детей. Сегодня педагогическая наука отстает от практики, не успевает за кардинальными изменениями, инновационными процессами, которые имеют место в работе школ, детских заведений, в системе высшего образования. Кризисное состояние педагогической науки вызывает у ученых стремление, с одной стороны, найти и аргументировать новые принципы, новую парадигму своей науки, а с другой, – научно описать, подвести научный фундамент под современные инновационные процессы, которые происходят в образовательном пространстве Украины" [Сухомлинська, 2003, с. 3-4] .

Философский пафос кризиса педагогической науки А. В. Боровских и Н. Х. Розов излагают в таких выражениях:

"И педагогическая наука, и педагогическая деятельность явно испытывают кризисное состояние. Об этом свидетельствуют и низкая общая результативность теоретических исследований, и эклектический характер многих педагогических сочинений, и поверхностность и хаотичность большинства педагогических инноваций. Показателен и существенный спад внимания как государства, так и общества и к профессии учителя, и к образованию в целом… Если же обратиться непосредственно к педагогической практике, то нетрудно увидеть, что здесь дело обстоит не лучше, чем в педагогической науке .

Современная система образования в изобилии располагает множеством "инноваций" и всевозможными организационными формами (гимназии, лицеи, тьюторство, репетиторство и пр.), по сравнению с которыми "нормальная" школа выглядит как убогий архаизм, и различными методами как обучения (правда, преимущественно "одаренных" детей), так и воспитания (причем воспитываются исключительно "личности", у которых "формируются" патриотизм, толерантность и проч.), и потоком многообразных "инициатив" и "программ" .

Если оставить в стороне эту "спекулятивно-инновационную" составляющую образования и обратиться к главному – чему, как и зачем учат в "обычной" школе и каковы результаты этого обучения, то окажется, что содержание образования, если на него посмотреть не с предметной, а с общей точки зрения, оказывается столь же эклектичным, сколь и педагогическая теория. Даже поверхностный анализ комплектов учебников по математике для начальной школы (их создано уже около полутора десятков) свидетельствует – никакие два из них не учат одному и тому же. В одном развивается алгоритмическое мышление, в другом – умение преобразовать текстовую задачу в уравнение, в третьем – осваивается понятие числа и умение "подводить под понятие", в четвертом – учат выделять признаки, угадывать, "кто здесь лишний", и прочей "логике". В итоге при общем декларировании в качестве цели образования формирование какой-то там особенной личности реальные результаты оказываются весьма плачевными" [Боровских, Розов, 2012, с. 90-92] .

В связи с этим отметим негативные образовательные тенденции, которые выявили В.Леднев и М.Рыжаков в процессе разработки российских стандартов среднего образования в девяностых годах ХХ столетия:

"принятие рядом образовательных учреждений учебных планов, в которых отсутствуют или существенно сокращены многие базовые образовательные дисциплины; введение дисциплин, значение которых для общего образования более чем сомнительно; перенос в сферу оплачиваемых образовательных услуг многих предметов, необходимых для продолжения образования; ранняя специализация со всем характерным для нее комплексом негативных последствий; превышение (подчас значительное) предельно допустимых норм учебной нагрузки; создание и использование программ, качество которых не соответствует элементарным требованиям; разрушение системы оценки достижений учащихся без создания и внедрения адекватной замены; появление в школе книг п пособий, которые по содержанию и жанру не в состоянии выполнять педагогические функции…" (Учительская газета, 1994 год, 9 августа):

Как отмечал А.В.Петровский, "наша педагогическая наука парадоксальным образом обходится без главного – теоретически выверенных, всесторонне обоснованных и доказанных, строго контролируемых и воспроизводимых экспериментом законов. Проблема законов и их специфики в педагогике разработана весьма слабо и находится на стадии общих дискуссий. Пока что законы воспитания, образования и обучения в их единстве заменяются либо настолько общими положениями, что их практическое использование чрезвычайно затруднено, либо частными, имеющими слишком узкое значение и не поддающимися переносу в новые ситуации, либо откровенными трюизмами .

Не зная объективных устойчивых связей между целями, возможностями, содержанием, условиями, средствами и результатами педагогического действия, т.е. не зная законов, педагогика, разумеется, не может предложить их практике" [Петровский, 1989, с. 9] .

По мнению Ю. В. Громыко, кризис современного образования можно назвать кризисом разнообразности [Громыко, 1996]. В связи с этим можно говорить о появлении новых образовательных парадигм, направлений, новейших аспектов педагогического дискурса. Анализ современной социокультурной ситуации свидетельствует, что кардинальное изменение приоритетов современного образования отражается на декларации десятков образовательных парадигм, таких как: гуманистическая, личностно ориентированная, субъект-субъектная, субъектно-деятельностная (контекстная), компетентностная, духовная и духовно-ориентированная, свободная, активизационная, педагогическая, андрагогическая, научно-технократическая, инструментально-технологическая, гуманитарная, эзотерическая, авторитарная, манипулятивная, знаниецентрическая (унитарная, эпистемологическая), культуроведческая (культуротворческая), этноцентрическая, поддерживающая, традиционно-формирующая, традиционно-развивающая, рационалистическая, религиозная и светская, человекомерная, образованиеведческая, медиопедагогическая и медиальная, когнитивная, полифоническая, детствоцентрическая, инклюзивная (расширение участия всех категорий детей, в частности и с изъянами психофизиологического развития, в образовательном пространстве), критически-креативная (трансформационная), постмодернистская (постнекласическая), непрерывно-дистанционная, электронная, парадигма открытого образования (так называемый "коммунизм в образовании", когда дистанционные ресурсы являются открытыми), инновационная, гармонизационная, ноосферно-экологическая, парадигма учебной сказки, цивилизационно-антропологическая, проективно-эстетичная, рефлексивно-гуманистическая, парадигма сотрудничества и сотворчества, диалогическая, импровизационная, жизнетворческая, синергетическая, акмеологическая и акме-синергетическая, антропософская, тоталлогическая, суггестопедическая, фундаментализационная и знаниеинтеграционная, ретропедагогика, космическая педагогика, энтропийная, негэнтропийная педагогики, зоопедагогика, парадигма интеллектуализации инновационного образования, коммуникативная (парадигма взаимообучения) и др .

Данный феномен можно пояснить словами Э.Морена:

"В условиях нарастающей специализации1 научных дисциплин в течение XX века в познании мира произошли гигантские прогрессивные сдвиги. Но эти прогрессивные сдвиги рассеяны и не связаны друг с другом именно по причине такой специализации, которая часто приводит к отрыву от контекста, от рассмотрения глобального и сложного .

В результате этого в самих недрах систем образования накопились огромные препятствия для осуществления надлежащего познания сложного мира .

В образовательных системах проводится жесткая разграничительная линия между гуманитарными и естественными науками, науки разделяются по дисциплинам, ставшим сверхспециализированными, замкнутыми на самих себя .

Таким образом, глобальные и сложные реальности раздроблены. Человек расчленен: его биологическое измерение, включая мозг, находится в ведении биологии; его психическое, социальное, религиозное, экономическое измерения отделены друг от друга и отданы на рассмотрение в различные разделы гуманитарных наук; его субъективные, экзистенциальные, поэтические качества изучаются в отделах литературы и поэзии. Философия, которая призвана, по своей природе, размышлять о целостном человеке, оказалась, в свою очередь, замкнутой на саму себя .

Фундаментальные и глобальные проблемы вынесены за пределы научных дисциплин. Они рассматриваются только в философии, но при этом более не подпитываются новыми достижениями в научных дисциплинах .

Разум, на формирование которого оказали решающее влияние специальные дисциплины, теряет свою естественную склонность контекстуализировать знания и интегрировать их в естественные совокупности. Ослабление восприятия глобального ведет к ослаблению ответственности (когда каждый человек имеет склонность быть ответственным только за свою специализированную задачу) и к ослаблению солидарности (когда индивид теряет ощущение связи со своими согражданами)… Фактически сверхспециализация (то есть специализация, которая замкнута на саму себя, не позволяет интегрировать себя в глобальную проблематику или создать целостное концептуальное представление об объекте, который она рассматривает только в одном аспекте или в одной части) препятствует пониманию глобального (которое

ЧУДЕСА СПЕЦИАЛИЗАЦИИ В МЕДИЦИНЕ США

"Я учусь в аспирантуре в США. Университет оформляет всем студентам медицинскую страховку. Несмотря на высокую цену страховки, я всегда успокаивала себя: если уж что-то случится, мне доступны прекрасные медицинские услуги .

В один прекрасный день меня сбил велосипедист на тротуаре, я упала на асфальт, ударившись головой и рукой. Рука распухла, перестала двигаться, и друзья решили отвезти меня в травмпункт, чтобы исключить перелом .

Я предъявила документы и страховку. Меня попросили подождать. В очереди со мной сидели люди с разбитыми, ещ кровоточащими носами, огромными гематомами; был даже мальчик, отрезавший кусок пальца .

Через двадцать минут ожидания меня позвали к медсестре. Обрадовавшись тому, что меня сейчас осмотрят, я начала торопливо рассказывать, что же со мной произошло. Медсестра ответила, что е это вс не волнует – ей просто нужно померить мо давление и температуру (видимо, чтобы убедиться, что я ещ не умираю) .

Проведя измерения, медсестра попросила оценить уровень боли по десятибалльной шкале. Глядя на людей с разбитыми лицами в очереди, я решила, что со мной вс не так плохо, и мне больно на шестрку. Потом я узнала, что эти цифры определяют порядок прима врачом, и выбором я обрекла себя на полуторачасовое ожидание, но я не жалею .

По истечении полутора часов меня позвали в смотровую. В американских медицинских учреждениях доктора не сидят в одном кабинете

– вместо этого пациентов рассаживают по смотровым, и доктор бегает (именно бегает) от смотровой к смотровой. Посмотрев мою руку, доктор назначил рентген и велел ждать человека, который отведт меня на рентген .

Минут через пятнадцать меня забрал рентгенолог .

Спросив, не беременна ли я, она заключила, что защитный свинцовый жилет мне ни к чему. Признаться честно, я не знаю, был ли он необходим, но в России мне ни разу не делали рентген без него даже на новом оборудовании .

После рентгена меня вернули в знакомую смотровую, где я стала ждать врача по новой. Покрутив мой снимок, доктор сказал, что не знает, перелом ли это, и велел мне ожидать второго специалиста, который пришл минут через пятнадцать и оказался студентом-медиком .

Студент про мою руку понял не больше доктора и ушл .

На то время прошло около трх часов с момента моего приезда в госпиталь, а я так и не узнала о состоянии моей руки ничего нового .

Посидев в смотровой ещ полчаса, я вышла в коридор, где встретила своего доктора, который очень удивился: "Ты ещ здесь?" Объяснив, что он не знает, сломана моя рука или нет, доктор предложил мне вернуться в смотровую. Медсестра сделала перевязку, и меня отпустили домой .

Я провела в одном из лучших госпиталей Чикаго четыре часа, чтобы мне сделали простой рентген, по результатам которого врач не смог сделать никаких выводов. Госпиталь выставил страховой компании счт на 2000 долларов .

Я боюсь болеть в этой стране" (http://subscribe.ru/group/russkij-mir-i-russkie-v-mire/12726389/) она расчленяет на части), а также существенного (которое она растворяет). Она также служит препятствием для корректного обсуждения частных проблем, которые могут быть поставлены и осмыслены только в своем контексте. А ведь важнейшие проблемы никогда не могут быть разделены на части, а глобальные проблемы становятся все более и более существенными. Тогда как общая культура стремилась искать подходящий контекст для любых информационных данных для всякой идеи, научная и техническая дисциплинарная культура раздробляет знание на части, разъединяет и распределяет по дисциплинарным отделам, все более и более затрудняя понимание в их собственном контексте .

Сквозное разделение дисциплин приводит к невозможности постигнуть "то, что соткано воедино", т. е. сложное в его буквальном и первоначальном смысле …Отсюда вытекает необходимость – для будущих систем образования – великого воссоединения рассеянных знаний, являющихся результатами исследований в естественных науках, с целью осмысления места человека в мире, а также знаний, накопленных в гуманитарных науках, чтобы пролить свет на многомерность и сложность человека. В это научное знание необходимо интегрировать неоценимый вклад гуманитарного знания и культуры, не только философии и истории, но также и литературы, поэзии, искусства..." [Морен, 2007, с. 56-50] .

В силу этого педагогика как наука обнаруживает потребность в коренном преобразовании, о чем свидетельствует диффузия термина "педагогика", потеря его категориальности2 .

Рассмотрим наиболее существенные определения педагогики, не акцентируя внимание на авторах этих определений.

Итак, педагогика это:

• наука о специально организованной целенаправленной и систематической деятельности по формированию человека, о содержании, формах и методах воспитания, образования и обучения;

• отрасль науки, раскрывающая сущность, закономерности образования, роль образоваттельных процессов в развитии личности, разрабатывающая практические пути и способы повышения их результативности;

• наука о целенаправленном процессе передачи человеческого опыта и системы ценностей ("трансляция культуры") в контексте подготовки подрастающего поколения к жизни и деятельности;

• наука о сущности, закономерностях, принципах, методах и формах обучения и воспитания человека;

• наука об образовании и искусство воспитательной практики по формированию и развитию личности;

• наука об образовании человека, то есть о развитии его жизненного опыта;

• наука и одновременно отрасль человековедения, то есть отрасль гуманитарной науки о способах и путях передачи-получения человеком информации и приобщения к общекультурным ценностям с учетом его индивидуальновозрастных особенностей развития в контексте конкретной педагогической системы;

• наука о воспитании человека; под понятием "воспитание" в данном случае можно понимать образование, обучение и развитие, употребляя его в наиболее широком значении;

• особая, социально и личностно детерминированная деятельность по приобщению человеческих существ к жизни общества; данная система деятельности проектируется в учебных материалах, методиках, рекомендациях, установках; эта деятельность – целеустремленная, потому что педагог не может не ставить перед собой определенную цель: научить чему-то, воспитать определенные качества личности (гуманность, нравственность, самостоятельность, способность к творчеству и др) .

• наука о педагогическом процессе, организованном в условиях педагогической системы и обеспечивающем развитие его субъектов;

• теоретическая наука и педагогическая деятельность, искусство;

• наука о законах и закономерностях воспитания, образования, обучения, социализации и творческого саморазвития человека;

• осмысление воспитания;

• педагогика – единственная специальная наука об образовании в ряду наук, которые изучают образовательную деятельность;

• система педагогических наук, которые исследуют вопросы об объекте и предмете педагогики, общественных, познавательных, идеологических и практических задачах и методах их решения; о соотношении педагогики как теории с педагогикой как практикой;

• и др .

Анализ данных определений с точки зрения их логико-семантического объема позволяет выделить несколько основных аспектов педагогики:

1) (социально и личностно детерминированная, образовательная, целеустремленная) деятельность (система деятельности, практика) как (целенаправленное, планомерное, систематическое) влияние (а также и самовлияние, актуализирующиеся как процессы развития, формирования, преобразования, трансформации, воспитания, обучения, образования и др.) на человека (как объект и одновременно субъект влияния, которым могут быть все участники педагогического процесса) с определенной целью (подготовка к жизни, приобщение к ценностям социума, гармоничная личность, компетентный специалист, ответственный гражданин, ЗУНы компетенции, качества человека, личностные новообразования и др.), что требует привлечения неких (социально-педагогических, религиозных, идеологических и др.) средств такого влияния;

2) наука (или система наук, искусство, отрасль человековедения и др.), которая изучает образовательную деятельность в единстве влияния, целей и средств; существенным аспектом науки является методология – система знаний об основаниях и структуре педагогической теории, о принципах подхода и способах добывания знаний, Это проявляется в том, что в настоящее время декларируются такие педагогики (соотносящиеся с соответствующими парадигмами), как авторитарная, активистская, альтернативная, андрагогическая, библейская, казацкая, библиотечная, военная, гуманистическая, гуманная, интегральная, инклюзивная, исследовательская, компаративистская, конструктивистская, критическая, критическимислительная, медиальная, музейная, натуралистическая, неопедагогика, общественная, педагогика культуры, зоопедагогика, педагогика нравственности, педагогика общения, педагогика отождествления, проблемоцентристская, ретропедагогика, космическая педагогика, энтропийная, негэнтропийная педагогика, нейтропедагогика, педагогика постмодернизма, педагогика развития, педагогика реформ, педагогика самоопределения, педагогика сотрудничества, педагогика партнерства, педагогика среды, педагогика труда, пенитенциарная, персоналистическая, рефлексивная, рыцарская педагогика, специальная, театральная, экологическая, ноосферная, эмбриональная, этническая, парадоксологическая педагогика, педагогика осознанных сновидений, бифуркационная, инициирующая, постнеклассическая педагогика и др .

отражающих педагогическую действительность, а также система деятельности по получению таких знаний и обоснованию программ, логики и методов, оценке качества исследовательской работы .

В целом, педагогика понимается как наука о формирующем влиянии на человека, осуществляемым с определенной целью .

В этом обобщенном определении мы можем обнаружить три фундаментальные формы освоения мира человеком:

– праксеологию ("формирующее влияние"),

– гносеологию (наука, организующая процесс познания) и

– аксиологию (реализующая цель, которая всегда имеет ценностный смысл, ибо целевые ориентиры задают ценностно-смысловые установки человека) .

Данное определение педагогики в целом остается актуальным, хотя в связи с появлением педагогической синергетики, педагогической парадоксологии, а также в результате декларации множества иных педагогических парадигм, данное формирующее влияние как центральный концепт педагогики начинает освобождаться от своего "формирующего" содержания. На свет появляются такие категории, как резонансное, актуализирующее, направляющее, активизирующее, пробуждающее, освобождающее, координирующее, сверхмалое, эмерджентное… влияние, а также самовлияние (как самообразование, самообучение, самовоспитание), внутренняя мотивация, надситуативная (творческая, бисоциативная – бисоциациативность, в отличие от ассоциативности, есть способность к созданию абсолютно новых, нетривиальных связей) активность и др .

Отмеченные выше факторы коренным образом меняют теоретико-методологический и деятельностнопрактический ландшафт педагогики как социального феномена. Подобно тому, как наука – форма общественного сознания – открыла новый научный объект исследования и одновременно обновленно-обогащенную научнофилософскую категорию – Целостность – так и педагогика обнаруживает принципиально новый объект своего исследования, который коренным образом меняет ориентиры педагогической теории и практики, задает им новые образовательные измерения, углубляется в сущность педагогики как науки .

Сейчас становится очевидным, что "Если педагогика хочет воспитывать человека во всех отношениях, то она, в первую очередь, должна знать человека во всех отношениях" (К.Д. Ушинский). Это требует не только превращение педагогики в междисциплинарную отрасль знаний, но и дальнейшее углубления теоретико-аксиоматических оснований педагогики как науки, которая в лице ее теоретиков до сих пор не смогла разработать внятных аксиоматических оснований3, связанных не только со специфической сферой приложения педагогических знаний, но и с иными предметными отраслями знаний, что должно превратить педагогику в междисциплинарную науку .

Цель настоящей монографии состоит в построении аксиоматики педагогики как междисциплинарной науки, имеющей дело не только с человеком и обществом, но и с природой и космосом. Поэтому задача настоящей монографии выходит за рамки узкой педагогики, поскольку мы стремимся на основе философского принципа целостности мира подвести некий общий "теоретический знаменатель" под безмерный архив знаний, накопленных человечеством, то есть продемонстрировать то, что все они так или иначе проистекают из неких всеобщих умозрительных и естественных принципов. Именно в силу всеобщих фундаментальных принципов все эти знания, независимо от их формы и содержания, в той или иной мере адекватны истинному положению вещей, подобно тому, как деление на нуль любого числа приводит к одному – неопределенному результату, что напоминает нам реализацию "абсолютной природы" Кришны: любое отношение к нему (от отрицательного до положительного, от сыновнего до супружеского) дает один результат – освобождение4. Таким образом, в монографии на основе нескольких аксиоматических начал осуществляется своеобразный синтез знаний, который иллюстрируется 302 рисунками и 67 таблицами .

Выводы нашей монографии так или иначе согласуются с современными ориентирами развития образования и педагогики в мире. В этой связи сошлемся на юбилейную доклад Римского клуба, в котором можно найти вывод о неизбежности коренного изменения парадигмы развития нашей цивилизации. Жесткая критика капитализма, неприятие финансовых спекуляций, отказ от материализма и упрощенного понимания мира, призыв к альтернативной экономики, к "новому Просвещению", духовно-нравственному мировоззрению, единой планетарной гармоничной цивилизации – такая сейчас доминанта развития человечества, предложенная Римским клубом, который является основным площадкой, на которой формулируется повестку дня "ответственного глобализма" и устойчивого развития, которая выступает ориентиром для значительной части мировой элиты .

Клуб видит одной из задач современного образования – формирование у молодежи "грамотности относительно будущего" (futures literacy). Образование, способное реализовать этот императив, должно ориентироваться на определенные образовательные ценности.

Следовательно, образование должно:

• основываться на "связанности" – отношения были и будут суть обучения; использование информационных технологий является "ценным и эффективным только тогда, когда они способствуют связи между людьми"; таким образом, образование должно "вызывать интерес, освобождать энергию и активно задействовать способности каждого студента, чтобы учиться для самого себя и помогать учиться другим";

• носить ценностный характер, коренится в универсальных ценностях и уважении к культурным различиям, поскольку "ценности – это квинтэссенция человеческой мудрости, которая накапливается веками", и на нынешнем этапе эти ценности воплощаются в благополучии всех живых существ и мира в целом;

См.: Бим-Бад Б.М Аксиомы педагогики URL: http:// dlib. eastview. com/browse /doc/21945389 ; Вознюк А.В. Философские основания педагогической аксиоматики: монография / А.В. Вознюк, А.А. Дубасенюк. – Житомир, Изд. ЖГУ им. И.Франко, 2011. – 564 с.; Турбовской Я.С. Педагогическая аксиоматика /Я.С. Турбовской – М.: Издательский центр ИЭТ, ФГНУ ИТИП РАО, 2013. – 84 с.; Вознюк А. В. Педагогическая парадоксология: аксиоматический, теоретический, прикладной аспекты : монография. – Житомир: Рута, 2016. – 622 с .

Самой важной из всех проблем, стоящих перед всеми формами общественного сознания и, соответственно, перед индивидуальным сознанием человека, есть проблема объяснения феномена человеческой свободы, выступающей краеугольным системоформирующим свойством личности как принципиально свободной, самодетерминированной, уникальной и тождественной только себе сущности. Здесь обнаруживается принципиальное условия бытия Homo sapiens, связанное со свободой: человек должен быть свободным (самодетерминантным) существом, иначе он превращается в биоробота и перестает быть свободным. То есть основной критерий человека должен проистекать не столько из сентенции "я мыслю, следовательно я существую", сколько из положения: "я свободен, следовательно я существую" .

• фокусироваться на устойчивости – большая часть знаний, касающихся экологии, взаимосвязи систем и устойчивого развития, появилась недавно и еще не стала частью общего культурного багажа; поэтому обучение новыми поколениями соответствующим дисциплинам и формирования соответствующих навыков имеет принципиальное значение;

• культивировать интегральное мышление, а не ограничиваться аналитическим мышлением, когда обучение системного мышления недостаточно, поскольку "в системном мышлении сохраняется тенденция рассматривать реальность в довольно механистических категориях, не способных охватить ее органическую интегральность";

интегральное же мышление способно "воспринимать, организовывать, согласовывать и соединять отдельные фрагменты и достигать настоящего понимания фундаментальной реальности"; оно отличается от системного мышления таким же образом, как интеграция отличается от агрегации .

• выходить из плюрализма содержания предмета познания, так как многие университеты реализуют конкретные школы мысли, вместо того, чтобы "давать молодым умам весь спектр противоречивых и комплементарных перспектив";

сегодняшние студенты требуют инклюзивного образования, в котором одни формы знания должны дополнять другие, а не исключать и отвергать их, культурное разнообразие также необходимо для социальной эволюции, подобно тому, как генетическое нужно для биологического;

Таким образом, выводы Клуба актуализируют краеугольный аспект образования – идею "нового Просвещения" как фундаментальной трансформации мышления, результатом чего должно стать целостное мировоззрение – гуманистическое, но свободное от антропоцентризма, открытое развитие, в рамках которого реализуется устойчивое развитие и забота о будущем .

Наряду с комплиментарностью, столбами "нового Просвещения" Римский клуб видит синергию – поиск мудрости через примирение противоположностей и их баланс.

В этой связи Клуб выделяет несколько сфер, в которых необходимо достичь баланса:

• в отношениях между человеком и природой – устойчивое развитие, экологическое сознание;

• между кратковременной и долговременной перспективой развития человечества;

• между скоростью и стабильностью – изменения и прогресс не должны восприниматься как самоценности;

• между индивидуальным и коллективным – признавая значение личной автономии – одного из важнейших завоеваний европейского Просвещения, Клуб призывает к балансу и учету общего блага; в экономике это значит, что государство (общество) должен устанавливать правила для рынков, а не наоборот;

• между женщинами и мужчинами, однако этот баланс не означает механического уравнения – перемещение большого числа женщин на "мужские" позиции, скорее это достижение баланса требует "изменения типологии функций";

• между равенством и справедливой наградой – от государства требуется обеспечить механизмы, гарантирующие социальную справедливость;

• между государством и религией – секуляризация должна занимать свое место в социальной реальности, но при этом религия имеет положительное значение, поскольку государства, нетерпимые к религии, теряют нравственную перспективу .

В целом, можно говорить о таких современные цивилизационных образовательных трансформациях и тенденциях, которые мы концептуализируем:

Изменение парадигмы обучения: от репродуктивной "школы памяти" (знания, ориентированные на прошлое) – к творческо-продуктивной "школе мышления" (знания, ориентированные на будущее) .

Смена парадигмы познания: от ориентации на внешнюю социально-педагогическую реальность и дисциплинарную модель образования – к направленности в глубины своего "Я" через рефлексию, критическое мышление, самосознание как условий реализации транс - и междисциплинарной модели .

Изменение миссии образования: от подготовки подрастающего поколения к жизни – к обеспечению условий формирования личности, которая находится в процессе самосовершенствования и формирует социальные условия своей жизни .

Изменение цели образования: от обучения как знанниевоцентрованной цели образования – к воспитанию как гуманистическо-человекоцентрированной цели образования .

Изменение парадигмы педагогического воздействия: от формирующей парадигмы педагогического воздействия – к развивающей парадигмы .

Смена парадигмы предмета воздействия: от воспитанника как объекту педагогического воздействия – к воспитаннику как субъекту, который трансформирует внешнее влияние и осуществляет самовлияние .

Изменение парадигмы образовательного процесса: от обучения, которое мотивируется внешними обстоятельствами, к самообучению, которое реализуется благодаря внутренней мотивации участников образовательного процесса .

Изменение модели существования человека: от адаптивной к неадаптивної модели, от регуляции внешней средой к саморегуляции, самоактуализации, самореализации, самоосуществлению, саморефлексии, саморазвитиию, самосовершенствованию, самовнушению .

Изменение взгляда на человека: от понимания человека как биосоциального существа – к пониманию кго как существа ноосферного, космопланетарного, божественного .

Изменение образовательного маршрута – от дискретного к континуальному, то есть от образования "на всю жизнь" к непрерывному образованию и жизнетворчеству в течение всей жизни .

Изменение взаимоотношений участников образовательного процесса: от субъект-объектных отношений как механизма передачи знания – к субъект-субъектным отношениям как механизму совместного получения (генерации) знаний путем творчества .

Изменение мотивов педагогической деятельности: от актуальной прагматической установки педагогической работы как средства обеспечения жизни к потенциальной духовной установке педагогической работы как смыслу жизни, устремленной в вечность .

Данная монография, которая есть продолжение, обобщение и определенное завершение нескольких наших исследований, посвященных синтезу знаний (изложенных в книгах "Педагогическая синергетика", "Как возможен синтез знаний", "Педагогическая парадоксология"), будет интересна тем, кто стремится к познанию Вселенной, и человека, кто верит в то, что мир целесообразен и наполнен смыслом .

РАЗДЕЛ 1. ФОРМАЛЬНО-ЛОГИЧЕСКИЕ

И ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ

ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ АКСИОМАТИКИ

ГЛАВА 1. НОВАЯ ПОСТНЕКЛАССИЧЕСКАЯ ПАРАДИГМА НАУКИ

И АКТУАЛЬНО-ПОТЕНЦИАЛЬНЫЙ АСПЕКТ РЕАЛЬНОСТИ

Процесс синтеза синтезов, свидетелями которого мы являемся, предполагает диалектическое единство двух противоположных направлений развития человечества: с одной стороны наблюдается углубление специализации научных дисциплин и поляризация социально-экономических тенденций, с другой стороны, человечество занято поисками онтологических универсалий, на основе которых можно построить универсальную теорию, формулирующую принципы единства мира .

Развитие как фундаментального так и рассмотренных единичных противоречий в настоящее время фиксирует этап противоположности, то есть достигает своего апогея, что на уровне общественной рефлексии находит воплощение в виде постнеклассики, постмодернима, синергетики – нового радикального этапа эволюции общественного сознания, охватывающего все его формы – науку и религию, искусство и мораль, политику и право .

При этом наблюдаемый коренной сдвиг общественной рефлексии от субстратно-вещественной к субстанционально-полевой парадигме познания, от дискретно-атомарно-фрагментарного к целостно-континуальному мировосприятию и миропониманию приводит к смещению смысловых акцентов в рассмотренных дихотомиях с акцентуацией внимания на третьем, промежуточном, центральном, граничном их аспекте .

Таким образом, конец ХХ начало ХХI века знаменуется трансформацией современной науки как формы общественного сознания от традиционной дискретно-атомарной, субстратно-вещественной к постнеклассической целостной волно-полевой, субстанционально-континуальной ноосферной, резонансной (фрактально-голограммной) парадигме, допускающей существование такой реальности, которая обладала бы одновременно материальными и психическими свойствами. В ней преодолевается традиционное разделение понятий субстанции и субстрата – того разделения, которое приводит к разделению мира на субстратный (феноменальный) и субстанциональный (ноуменальный) аспекты: "Существуя вечно и будучи бесконечной реальностью, субстанция ни на мгновение не теряет ни одного из своих атрибутов, являясь незыблемым фундаментом аспекта устойчивости в сфере господства законов диалектики, а также термодинамических, вероятно-статистических и других закономерностей природы.

В невозможности количественных изменений актуально бесконечного – следовательно, любого из атрибутов субстанции, коренится и антиэнтропийный характер, неувядающая юность этой вечной, глубинной основы всех подверженных энтропии образований:

именно на базе субстанции возможно появление подлинно новых субстратных систем, которыми лишь начинается счет мгновений существования" (А. К. Манеев) .

Субстанционально-континуально-холомная парадигма обнаруживает такие особенности, которые меняют привычные физические представления о мире:

1. Вещество как "сконденсированное поле" теперь понимается не только как излучающее поле, но и как его притягивающее и накапливающее .

2. Потенциально-возможный аспект мира становится такой же фундаментальной его характеристикой, как и актуально-действительный .

3. Законы сохранения меняются в связи с актуализацией квантово-торсионной (А.Е. Акимов, Г.И. Шипов) природы Вселенной (как писал В. Гейзенберг, квантовая реальность представляет собой странную разновидность физической реальности и локализуется посередине между возможностью и действительностью), во множестве появляются технологии "свободной энергии", разные модификации перпетум мобиле .

4. Не только на уровне микромира (на фундаментальном квантово-фотонном уровне Вселенной – И.З. Цехмистро), но и на уровне макромира (Н.А. Козырев, В.П. Казначеев) наша Вселенная регулируется непричинно-импликативными, несиловыми связями, когда причина и следствие, часть и целое, простое и сложное, прошлое, настоящее и будущее не дифференцируются .

5. Болезнь оказывается положительной приспособительной реакцией организма (И.В.Давыдовский, С.Н. Давиденко, Р.Г. Хамер, А.Маслоу, К. Лэинг), что способствует переходу медицины от аллопатической к духовно-гомеопатической, резонансно-волновой парадигме, которая позволяет регенерировать органы и излечивать от считающихся летальными пандемий (т.е., болезнь реализует важные специальные биологические программы природы, созданные ею для оказания индивиду помощи в период переживания эмоционального и психологического дистресса – Р. Хамер) .

6. Форма предметов получает фундаментальное значение в функционировании реальности (теории морфического резонанса, биологических полей, формирующей причинности – А.Г. Гурвич, нобелевский лауреат Люк Монтанье, А.А.Любищев, В.Н. Беклемишев, Н.Г. Холодный, П.Г. Светлов, В. Н. Пушкин, Р. Шелдрейк, форма как резонатор и др.) .

7. Человек оказывается мыслящим не мозгом, но полевой формой, всем телом (Г.Б. Двойрин, В. В. Налимов), что позволяет А.Е. Акимову природу психики сводить к вакуумно-спинорным, торсионным флуктуациям, А.Ф. Охатрину – к микролептонным полям, Л.В. Лескову – к мэонному вакууму, что позволяет обосновать феномены измененных (трансперсональных, трансцендентных) состояний сознания (Ст.Гроф, А.П.Дубров, Г.Н. Дульнев, В. П. Пушкин и др) .

8. Процесс мышления реализуется на континуально-полевом уровне Вселенной (в виде фрактальноголограмной матрицы на уровне голографической энерго-информационной картины (К. Прибрам, Г. Сперри, Д. Бом), на уровне диалектико-монистического логоса мира (Ю. П. Трусов, В. А. Тузиков, В. Н. Черепанов), универсального семантического пространства Вселенной (В.В. Налимов), семантического волнового генома (П.П.Гаряев, Дзян Каньджэн), архетипов коллективного бессознательного (К. Юнг, П. Девис), хроник акаши, универсального информационного поля Земли и Вселенной…, когда не реальность определяет сознание, а сознание способно управлять реальностью (В. Зеланд – "транссерфинг реальности"), когда живое вещество образует единый общепланетарный монолит, в котором все связано со всем (В. И. Вернадский), что сопровождается попытками континуально-интегрального осмысления дискретных знаний, выработанных человечеством, когда помимо актуально-действительного аспекта реальности таким же фундаментальным представляется и потенциально-действительный, вероятностный аспект, причем данный вывод применим не только к реальным квантовым феноменам, к миру математических абстракций, но и ко всем предметным областям современного знания. Так, в математике имеются трансфинитные числа, выражающие постоянно изменяющийся процесс и являющиеся потенциально-возможными, вероятностными сущностями – мнимыми величинами, когда можно говорить о "нечеткой математике" (О .

Коши, Л. Заде и др.). Наличие трансфинитных чисел проистекает из факта несоизмеримости величин, когда две однородные величины (выражающие длины или площади) являются соизмеримыми, если обладают общей численной мерой. Однако многие геометрические величины, как правило, несоизмеримы, когда, например, диагональ квадрата и его сторона (или длина окружности и ее диаметр) не имеют общей меры и их отношения нельзя выразить с помощью рациональных (целых или дробных) чисел – нужны так называемые трансфинитные (мнимые, иррациональные) числа, пребывающие в процессе постоянного роста или уменьшения, а также являющиеся при этом не действительными, но потенциальными, возможными, виртуальными .

9. Не реальность определяет сознание, а сознание способно управлять реальностью: В. Зеланд – "транссерфинг реальности"; квантово-фотонный парадокс "Наблюдатель", антропный принцип, антропные космологические аргументы, или принцип космологического дополнения, психизация действительности – Земля понимается как разумная сущность, а атомы – как разумные элементы; открытие феномена газового дыхания земли (Я.И.Яницкий, Ю.А. Золотарев), что приводит к трансмутационным изменениям в ее недрах .

10. Живое вещество образует единый общепланетарный ноосферный монолит, в котором все связано со всем (В. И. Вернадский), что обнаруживает "слабые экологические связи" (В.П. Казначеев) .

11. Концептуализаруется универсальная синергетическая парадигма развития, которая включает такие аспекты, как: гелелевская диалектика как метод концептуализации универсального диалектического принципа развития; глобальный эволюционизм (линейный принцип развития); креационизм; циклическая парадигма развития; синтетическая эволюция (А.И.Субетто и др.); творческая эволюция (А.Бергсон);

системогенетика (А.И.Субетто и др.); концепция универсальной истории (А.П. Назаретян); психофрактальная эволюция социумов (Е.А.Донченко); ритмокаскадная модель развития (В.Г.Буданов); всеобщий периодический закон В.Н.Сафронова в биологии и в других гомологичных объект-системах; принцип масштабного подобия объектов во Вселенной С.И. Сухоноса и др .

Развитие мира в целом, а также отдельных его аспектов может пониматься: как линейное, так и циклическое, как эволюционное, так и креационистское, как стационарное, так и взрывно-сингулярное, как спиральное, так и фрактально-голограммное, как процесс от прошлого к будущему, так и от будущего к прошлому (более того, в контексте эзотерического направления "транссерфинг реальности" рассматривается возможность влияния на прошлое с целью его перестройки и преобразования; кроме того, в некоторых современных подходах к пониманию феномена реинкарнации процесс перерождения реализуется не только в будущем, но и в прошлом, когда любая точка на временном континууме является одинаково доступной, что подтверждается и несиловыми эффектами квантовых систем), а также от будущего к будущему, от настоящего к настоящему, от настоящего – к тому, что становится; как фазово-резонансный процесс, совершаемый в точках бифуркации, так и как становление, когда развитие понимается как совершаемое от того, что есть, к тому, что становится .

12. Наблюдается слияние форм общественного сознания – науки и религии, науки и морали, философии и науки и др.; мы становимся свидетелями философско-религиозного синтеза, когда научными критериями освоения действительности становится морально-мировоззренческие аспекты индивидуального и общественного сознания .

13. Наблюдается смена причинно-детерминистской парадигмы познания в направлении целостнопарадоксальной парадигмы, предполагающей переход от линейно-причинной к цикло- и целостно-причинной координации предметов и явлений (синхронность К. Юнга, квантово-релятивистские парадоксы микро- и макромира: квантовая парадигма, покоящаяся на принципах: дополнительности (Н. Бор), неопределенности (В. Гейзенберг), нелокальности (Д. Белл), целостности (Д. Бом), принцип Наблюдателя, эффект ЭйнштейнаПодольского-Розена, хрональные феномены Н.А. Козырева, гомеопатический феномен дальнодействия, его волновой характер; семантико-волновой характер генома (П.П.Гаряев), теория великого объединения фундаментальных видов физического взаимодействия и торсионных полей А.Е. Акимова и Г.И. Шипова и др.) .

14. Имеет место обращение науки к ненаучным, лженаучным и паранаучным аспектам действительности – паранормальные явления (А.П. Дубров, Г.Н. Дульнев, В. П. Пушкин и др.) изучаются в рамках парапсихологии и когнитивной психофизики как явления "предельной реальности", "реальности невероятного" .

15. Наблюдается переход от экспериментально-верификационному критерию получения новых знаний к рефлексивно-интуиционному (К. Гаусс, Л. Кронекер, А. Пуанкаре, Я. Брауєр, Э. Борель, Г. Вейль, К. Гедель, А.Тарский и др.); от классической однозначной логики к постнеклассической парадоксальной многозначнодиалектической логики; от классической к постнеклассической рациональности, признающей принципиальную неполноту рационального знания (теорема К.Геделя о неполноте, парадоксы теории множество, семантические, онтологические, квантово-релятивистские парадоксы и др.), которое должно дополняться иррациональными аспектами .

16. Негативные качества человека оказываются положительными ресурсами его психики (гуманистическая психология – А. Маслоу, К. Роджерс), что сопровождается переходом от дискретно-дуалистической к целостнопарадоксальной, резонансной морали, в рамках которой реализуется единство фактологического и морального, что позволяет обосновать религиозный принцип возмездия-воздаяния, который базируется на: концепции семантического пространства В.В. Налимова, периодической системе элементов слова М.С. Ельцина, антропном принципе и квантовом феномене "Наблюдатель", феномене квантова-фотонной связности мира (обнаруживающим непричинно-несиловой принцип координации микро- и макросистем); феномене потусторонней реальности ("Жизнь после жизни" – Р. Моуди и др.); экспериментах Института кинесиологии (П.Вайнцвайг); феномене синхронности К. Юнга; трансперсональной психологии С.Грофа; теории семантического волнового генома П.П. Гаряева, а также экспериментах Цзян Каньчженя, который еще в 80-е годы ХХ ст. создал физическое устройство, которое благодаря электромагнитному резонансу "считывает" информацию из ДНК одного живого объекта и направляет ее на другой живой объект .

17. Развитие новой резонансно-синергетический педагогической парадигмы (М. Цветаева: "Ребенка нужно не научить, а заклясть") – суггестопедии, акмеологии, педагогической синергетики, резонансного обучения, суперобучения, гештальтобразования, субъект-субъектная личностно ориентированная парадигма, коллективные формы обучения (система Щетинина), единство логического и образного (технология опорных сигналов Шаталова), раннее опережающее развитие ребенка (системы Лобка, Тюленева и др.); метод укрупнения дидактических единиц Эрдниева и проч .

18. Процесс сближения гуманитарного и естественнонаучного знания, что реализуется в плоскости таких тенденций и феноменов:

1) Информационный бум обнаруживает компенсаторную тенденцию к освоению наукой феномена Целого, что проявляется в развитии комплексных междисциплинарных исследований, сочетающих ресурсы гуманитарных и точных наук,

2) В связи с вхождением человечества в синтетическую эру информационного общества наблюдается определенная интеграция форм общественного сознания, в том числе науки, религии, философии, искусства – определенное возвращение к древним формам познания, когда наука была слита с философией – натурфилософияю .

3) В связи с тенденцией актуализации таких синергетических направлений педагогической теории и практики, как интеграция, фундаментализация и холизм, обнаруживается процесс создания интегрированных курсов, объединяющих результаты и ресурсы гуманитарных и естественнонаучных наук. В связи с этим наблюдается отход современных образовательных технологий от профилизации (имеющей природу реализации познавательной парадигмы точных наук) и все большее развитие парадигмы фундаментализации в образовании .

В Меморандуме ЮНЕСКО (1994) идет речь о том, что только фундаментальное образование дает универсальные по своей сути знания, выступающие фактором устойчивого развития стран и лучше всего готовит человека к жизни, поскольку предполагает углубление общетеоретической, общепедагогической, общенаучной подготовки. Согласно Лиссабонской стратегии развития образования, принятой Европейским советом (2000), научные методы познания должны рассматриваться как методики обучения, поскольку ныне образовательное, экономические и социальные стратегии развития общества обнаруживают неразрывную связь .

4) Формируются новые критерии получения научного знания (которые проистекают в том числе и из парадоксов современного познания в его методологических основаниях – теорема К. Геделя о неполноте, парадокс развития, или телеологический парадокс, парадоксы теории множеств и др. – а также в онтологических и семантических основаниях, связанных с онтологическими и семантическими парадоксами, а также с парадоксальной квантовой логикой), а также критерии истинности знаний, которые ориентируются на такие гуманитарных аспекты, как интуиция, образность, метафоричность, мифологичность, красота, рефлексивность, индивидуальный опыт и др .

5) Научная картина мира обогащается гуманирарными аспектами, что проявляется в слиянии морального и фактологического, а также в антропном принципе, ноосферной организации земной цивилизации (см .

"Гуманистический манифест 2000") .

6) Слияние гуманитарного и естественнонаучного аспектов познания и освоения человеком действительности проистекает из феномена целостности личности, которая не бывает ни гуманитарной, ни естественнонаучной в чистом виде, поскольку она развивается в интегральном поле социоприродной реальности, в котором наблюдается слияние многозначных и однозначных смыслов человеческого бытия, что предполагает интеграцию отмеченных двух относительно полярных типов знания в сфере объединительной формы общественного сознания – философии, что обнаруживает необычайную ценность философской рефлексии и гуманитарной интерпретации действительности .

7) На психофизиологическом уровне мы также наблюдаем интегрированность отмеченных видов знания, что проявляется в концепции функциональной асимметрии полушарий головного мозга человека, выступающей эвристической объяснительной моделью человеческого существа. В связи с этим гуманитарные, нечеткие знания можно считать коррелирующими с правополушарной познавательной стратегией, в то время как однозначные и четкие знания, добывающиеся в сфере точных наук, реализуются в основном на уровне левополушарных механизмов, организующих абстрактно-логическое мышление. С этим обстоятельством связана классификация людей на художников и мыслителей. Понятно, что "чистых" художников и мыслителей не существует. А если и встречаются чистые типы людей, то они реализуются как акцентуированные или патологические, что проявляется в двух полярных психических болезнях – циклотимии и шизофрении. При этом шизофреник как число левополушарный тип характеризуется дефицитом правополушарных аспектов – эмоциональности и многозначной метафоричности. Данное обстоятельство используется в некоторых тестах на выявление шизоидных черт характера: шизофреник, отражающий и осваивающий мир однозначно, не может воспринимать многозначно-метафорические языковые конструкции, например пословицы и поговорки – "жизнь прожить – не поле перейти" и др. – поскольку не в состоянии извлекать из них многозначный, переносный смысл .

8) Механизмы творчества также предполагают соединение однозначного и многозначного видов знания (соотносящихся с гуманитарными и точными дисциплинами), многозначно-континуальной и однозначнодискретной логик, что позволяет реализовать механизмы творческого мышления – мышления диалектического и парадоксального, поскольку в его рамках соединяются две полярные стратегии познания мира, обнаруживая дипластию – характерного только человеку свойства соединения в одном контексте несоединимых сущностей .

При этом сама истина начинает пониматься как единство противоположностей .

9) В этом контексте можно говорить о постнеклассическом типе научной рациональности (конец XX ст.)., в рамках которого субъект и объект понимаются как целостный нерасторжимый комплекс, а в процессе познания начинают учитываться как средства и операции, так и ценностно-целевые характеристики научной деятельности .

Объекты теперь представляются сложными открытыми саморазвивающимися системами, для которых характерна эволюция, представляющая собой синергетический процесс самоорганизации (индетерминированный, нелинейный, вероятностный, разнонаправленный, бифуркационно-хаотичный) .

Взаимоотношение человека и природы достигает уровня коэволюции [Тарнас, 1995; Степин, 2000, с. 619-697] .

На этом этапе обнаруживается переход от моделирующего мышления к образно-мифологическому, имеет место взаимное проникновение конкретно-научных, философских, естественно-научных, гуманитарных, фундаментальных и прикладных знаний [Тимашев, 1998; Лесков, 2006; Стеклова, 2000; Яковец, 1997]. При этом в классическом понимании точные науки дрейфуют от материализма к идеализму [Тарнас, 1995; Яковець, 1997], когда постнеклассическая наука тяготеет к мифологическим средстав выражения [Чешков, 2002] и развернутым мифологическим построениям [Ладыгина, 2000, с. 4-18], поскольку к мифам, в отличие от научной гипотезы, относятся сущности, которые нельзя верифицировать (например психоанализ З. Фрейда или коллективное бессознателоное К. Юнга), что не препятствует превращению научных мифов в научную гипотезу [Поппер, 1983, с. 246–248; Popper, 1989] .

Рассматриваемая резонансно-волновая научная парадигма характеризуется, прежде всего, новыми нормами и критериями верификации и получения знания, поскольку, наука способна изучать только воспроизводимые явления, а принцип исключительности в Мегакосмосе предполагает уникальными многие сечения Вселенной: как в русле гармонии (творческий акт, откровение, картина, стихотворение), так и в среде хаоса (сновидение, волна моря, разрушение камня). Неповторимость – важный атрибут бытия. Отличие символа от знака обнажает проблемы языка, который не может быть единым для описания феномена и ноумена (Луис Ортега).

Таким образом, действующая научная парадигма закрывает возможность анализа опыта парапсихологических явлений ; чтобы его воспринять и исследовать, необходимо признать три основополагающих утверждения:

1. Отказ от требования точной воспроизводимости любого явления. При изучении человека важны не только повторяющиеся проявления состояния сознания и поведения, но и однократные, исключительные их проявления, в которых выявляется скрытая, обычно не принимаемая во внимание, часть спектра сознания, хотя зачастую именно она определяет все многообразие индивидуального проявления человека. Это тем более важно, что необходимость изучения однократных явлений очевидна и для представителей естественнонаучной мысли:. Вот что пишет один из крупнейших физиков-теоретиков: именно то обстоятельство, что закономерности относятся к воспроизводимым сторонам явлений, вынуждает нас признать, что в физических явлениях существуют и такие черты, которые существенно однократны (В. Паули) .

2. Отказ от жесткого требования разделения на субъект и объект в процессе познания – особенно в плане выявления скрытых от непосредственного наблюдения участков спектра нашего сознания, которые не могут быть наблюдаемы со стороны. В них надо войти, пережить, открыть нечто подобное в себе; далее следует найти тот язык, на котором их можно было бы описывать и обсуждать – так, чтобы они стали предметом научного знания .

3. Отказ от требования признавать онтологической реальностью только то, что может быть воспринято через приборы, когда сам человек является приемником особого рода, способным в известных условиях, при соответствующем стимулировании и тренировке, обнаруживать реактивность, скрытую от физических приборов (В. В. Налимов, Т. А. Дрогалина) .

Соответственно, как констатирует Е. А.

Донченко в книге "Социетальная психика" (1994), время дедуктивных структур и подходов прошло – теперь на основе недедуктивных умозаключений реализуется новая обогащенная научная парадигма, заключающаяся в таких положениях, как:

отказ от абсолютизации эмпирических методов;

признание научным не только верифицированного знания, подтвержденного эмпирическим опытом либо опытом эмпирических социологических исследований;

легализация интуиции и здравого смысла исследователя;

признание правомерности построения интерпретирующих моделей на основе интуиции;

возможность обобщений на основе интерпретации и изучения частных случаев и фактов;

нацеленность на расширение горизонтов познания через показ присущей знанию двойственности, а не взаимоисключающего характера интерпретаций [Донченко, 1994, с. 29] .

Физик и философ Ф. Капра в своем исследовании новой научной парадигмы в книге "Точка поворота" (1986) показал, что кризис классической (традиционной, ортодоксальной) науки и черты новой постнеклассической науки имеет много общего во всех предметных областях – в психологии, физике, кибернетике, биологии. Данный вывод Ф. Капра углубляет в беседе с героями его другой книги ("Необычная мудрость: разговоры с замечательными людьми", 1988) – психологом С. Грофом, лидером "антипсихиатрии" Р. Лэингом, физиком Дж. Чу, экономистом X. Хендерсоном, специалистом по новой медицине и лечению рака К. Саймонтоном, которые выступают творцами новой научной парадигмы в психологии, психиатрии, физике, экономике, медицине, политике и философии .

В США учебные курсы по парапсихологии читают в 50 колледжах и университетах, в том числе и крупнейших: Гарвардском, Принстонском, Калифорнийском, Стенфордском и др. В университетах Принстонском, Стенфордском, Пэдью штата Нью-Йорк и в ряде других ученым присуждают ученые степени по парапсихологии [Винокуров, Гуртовой, 1993, с. 300]. Крупнейшие фирмы США "Рэнд корпорейшн", "Вестингауз", "Дженерал электрик", "Белл телефон компании", центр военных исследований в Редстоне, НИИ проблем поведения и социологии ведут интенсивные исследования в области парапсихологии [Григорьев, 1995, с. 80] .

Из бесед с этими людьми Ф. Капра делает вывод: новая научная парадигма во всех этих областях имеет такие общие черты, как целостность, системность, интегративность, новые критерии научности, новое обоснование своего предмета, новое понимание научного закона, субъекта и объекта науки .

В связи с этим уместно также сказать о комплексе критериев построения научной теории, которые с позиции концепции целостности все оказываются одинаково валидными:

1. Критерий экономии и простоты (И. Ньютон, Э. Мах): истинной является та теория, которая экономит время, является простой для понимания тех или иных феноменов .

2. Критерий красоты (А. Пуанкаре, П. Дирак, И. Гаусс, Д.И. Менделеев), согласно которому, например красота математического аппарата, положенного в основе той или иной теории, является определенным основанием ее правильности .

3. Критерий здравого смысла: истинная теория отвечает здравому смыслу, выработанному человечеством на протяжении тысячелетий своей истории в процессе взаимодействия с миром .

4. Критерий безумия, то есть несоответствия здравому смыслу (Н. Бор, Д. Бом и др.): Н. Бор в конце 50-х годов ХХ ст. после доклада В. Гейзенберга и В. Паули заметил: "все мы согласны, что ваша теория безумна;

вопрос, который нас разделяет, состоит в том, достаточно ли она безумна, чтобы иметь шанс быть истинной…" .

5. Экстраполяционный критерий заключается в способности теории предугадывать, предвосхищать новые факты и явления .

6. Критерий целостности, всеобщности, универсальности теории: чем более теория универсальна и всеобща, тем более она истинна .

7. Еще одним критерием построения научной теории, который одновременно выступает разрабатываемым нами принципом познания, можно назвать субъект-субъектный критерий откровения, или резонанса .

Поясним данный критерий .

Принцип резонанса можно проиллюстрировать при помощи "параметрического резонанса СимонянаФилиппова-Теслы", который заключается в том, что если записать информацию, которая излучается в пространство при взрыве того или иного взрывчатого, легковоспламеняющегося вещества (например авиационного бензина), а затем передать эту информацию подобному же взрывчатому веществу (на бензобаки летящего самолета), то это вещество взорвется благодаря параметрическому резонансу .

При помощи факта о параметрическом резонансе можно измыслить такую ситуацию: некоему технически одаренному мужчине не понравилось то, что над его городом проходит эшелон, по которому на высоте от 6 до 9 км. летают множество самолетов. Этот мужчина изобретает специальный резонансный прибор, настраивает его на звуковые волны пролетающих самолетов и сбивает самолеты. Больше над этим городом самолеты не летают .

На основе мысли, чувства или эмоции мы связываемся с объектом, о котором думаем, который воображаем или чувствуем, что создает обратную связь, идущую от объекта, Данная обратная связь называется резонансом – взаимодействием с данным объектом. Это взаимодействие меняет как вас, так и объект, с которым вы взаимодействуете. Это и называется резонансом, когда вы и объект резонируете .

В силу универсального научно-философского принципа единства мира, все его предметы связаны воедино, а на квантово-фотонном уровне этого мира составляют одно целое – интегральный нерасторжимый комплекс. Поэтому мы можем вступать в резонанс с любым – реальным или воображаемым – объектом Вселенной, стоит только помыслить о нем, представить или почувствовать этот объект. При этом мы можем не только влиять на него, но и испытывать влияние этого объекта на нас, то есть в той или иной степени (в зависимости от глубины резонанса) становиться этим объектом, превращаться в него, брать от него часть его свойств, качеств, состояний, часть его могущества, если таковое имеется .

Часто резонанс бывает когерентным, то есть усиливает две стороны, вступающие в резонансное взаимодействие, что можно пояснить эффектом ерша – когда смешиваются водка и пиво, что приводит к усилению опьяняющего действия этих напитков, принимаемых в отдельности. Подобное наблюдается при смешении некоторых лекарств, что реализуется в синергетическом (системном) эффекте целого: когда несколько элементов соединяются воедино в систему, то в ней обнаруживаются новые качества, не свойственные этим элементам .

"В новой парадигме мы переходим от расплывчатых утверждений о разумном устройстве мира с антропным принципом и удивительной настройкой мировых констант и т.д. и т.п. к понятию целостности. Приходится отныне перестроить сво мышление, допустив, что мир не эволюционировал, а изначально был настроен на целостность. Последняя и эксплицируется через окружающую красоту всего сущего "в золоте". Так видимая гармония ассоциируется со скрытой целесообразностью, и осознатся смыслом всего мироздания...". – М.В. Быстров .

"Из двух объяснений одного явления истинным является более простое" (У. Оккам). "Мы должны быть благодарны Богу, что он создал мир так, что все простое – правда, а все сложное – неправда" (П. Л. Капица) .

"Прекрасное есть манифестация сокровенных законов природы, без проявления которого они так и остались бы сокрытыми..."

(И. Гете). А. Пуанкаре не только отмечал таинственный, а на многих этапах и бессознательный характер творчества, но и считал, что действительно творческими, новаторскими идеями являются только те, которые наиболее гармоничны и красивы, поскольку из всего объема решений математических задач сознание настоящего ученого выбирает именно наиболее красивые, то есть те, которые больше всего воздействуют на специальное чувство математической красоты, известное всем математикам и недоступное профанам до такой степени, что они часто склонны смеяться над ним [Адамар, 1956, с. 19]. Антонио Дзикики: "творчество имеет следующие параметры:

эстетику, красоту, притягательность, успех. Именно поэтому концепция творчества нуждается в подкреплении такими принципами, как соответствие специфическим эстетическим стандартам, ценность для общества, присутствие прекрасного" [Дзикики, 2001, с. 130] .

"Все начала неразрывно связаны в одном бытии как различные части в одном целом" – Раймунд Луллий, родоначальник кибернетики, синергетики, нанотехнологии, трансмутационной химии и др. Луллий исходил из того, что все в мире взаимосвязано и состоит из фундаментальных частиц-первооснов. Один из самых известных философских постулатов Луллия, гласит, что "все начала неразрывно связаны в одном бытии как различные части в одном целом", что предполагает универсальную нанотехнологическую процедуру:

разложение материи до состояния этих частиц позволяет формировать с их помощью любые вещества. Этот процесс в алхимии именовался трансмутацией, которая в наше время находит свое воплощении в нанотехнологии, в которой любые вещества могут получаться при помощи их синтеза из мельчайших строительных кирпичиков .

Исходя из этого можно сделать вывод, имеющий колоссальные познавательные последствия:

Вселенная в целом (как некая тотальность, единство) обнаруживает свойства, которые не существуют в рамках этой Вселенной. То есть в ней есть то, что невозможно вывести из ее наличного состава – составляющих ее предметов и явлений, а также их свойств. Таким образом, во Вселенной есть уникальные феномены, напрямую открывающиеся познающему их человеку и не зависящие от его познания окружающего мира, то есть свободные от экспериментально-исследовательских технологий традиционной науки. Отсюда проистекает процесс (принцип, а также критерий) интуитивного познания мира в результате (Божественного) откровения .

8. Еще одним из критериев функционирования современной науки является "открытая рациональность", которая предполагает "внимательное и уважительное отношение к альтернативным картинам мира, возникающим в иных культурных и мировоззренческих традициях, нежели современная наука" [Швырев, 1992, с .

95]. В. С. Степин, выделяя классический, неклассический и постклассический типы научной рациональности, отмечает, что последний "учитывает соотнесенность получаемых знаний об объекте не только с особенностью средств и операций деятельности, но и с ценностно-целевыми структурами. Причем эксплицируется связь внутринаучных целей с вненаучными, социальными ценностями и целями" [Степин, 2000, с. 634] .

Вышеприведенные положения выражают желание преодолеть гносеологическую дихотомию, издавна присущую общественной практике познания мира, когда, стремясь постигнуть этот мир, человек вынужден балансировать на грани рациональной (левополушарной) и иррациональной (правополушарной) стратегий познания и освоения действительности, обращающихся вокруг некой центральной точки – третьего пути познания, в которой рациональное и иррациональное, являющиеся, в известном смысле, антагонистами, приводятся к гармонии, и где обнаруживается парадоксальность Целого .

Таким образом, с позиции вышеизложенного обнаруживается новый критерий познания мира – парадоксальность, актуализирующий потребность в развитии у человека парадоксального мышления, что позволяет охватить в едином концептуальном поле разрозненные научные и жизненные факты, представления, конструкты, теории .

Проведенный анализ позволяет сделать вывод, что процесс познания может идти различными путями:

– от (все)общего к конкретному (единичному, частному), а от него к их синтезу (особенному) – это путь философской рефлексии, оперирующей абстрактными категориями, постепенно облачаемыми в одеяния фактов, что позволяет формулировать выводы об особенном (предмете изучения);

– от конкретного к общему, а от него к их синтезу ("от живого созерцания к абстрактному мышлению, а от него к практике" – В.И.Ленин ) – путь обобщения фактов, на основе которого делаются выводы о предмете изучения; от конкретного к конкретному и от всеобщего к всеобщему;

– прямой путь постижения, основанный на интуиции, ясновидении, откровении .

Понятно, что данные гносеологические стратегии отвечают трехчленной системе познавательных принципов современного естествознания (универсализм – индуктивизм – редукционизм, а также дедукция, индукция и традукция, допускающая умозаключения по аналогии), которые взаимно друг друга потенцируют (то есть усиливают), рефлексируют и переплетаются .

В связи с эти отметим, что Платон писал о двух основных разновидностях диалектического метода, в котором обнаруживается движение от общего к частному и наоборот:

1) "Это способность, охватив все общим взглядом, возводить к единой идее разрозненные явления, чтобы, определив каждое из них, сделать ясным предмет поучения". 2) "Это, наоборот, умение разделить все на виды, на естественные части, стараясь при этом не раздробить ни один член…" [Антология мировой философии в 4-х томах, Т. І., с. 388-239] .

Подобным же образом и А.Ф.Лосев писал, что "Мышление есть в первую очередь различением и отождествлением. Это самый основной, абсолютно первичный исток мышления, то, без чего оно не может начинаться и существовать" [Лосев, 1992, с. 144]. Важно отметить, что эти два типа мышления обуславливают друг друга в сфере нечто третьего, поскольку, будучи противоположностями, выраженными в их максимальном виде, переходят друг во друга. Как писал Кузанский, при увеличении радиуса окружности, кривая линия, как часть этой окружности, будет все больше приближаться к касательной прямой к данной окружности. Поэтому кривая превращается в свою противоположность – прямую, когда мы допускаем, что радиус окружности становится бесконечно большим [Кузанский, 1979, т. 1, с. 96, 67].

Подобным же образом, Дж.Бруно отмечал:

Разве наименьшее теплое и наименьшее холодное не одно и то же?.. В субстанции, в корне любовь и ненависть, дружба и вражда одно и то же” [Бруно, 1949, с. 290-291] .

Таким образом, изучение мира должно осуществляться в процессе анализа различных фактов, которые охватывают как научные, так и ненаучные – меж-, мета-, транс-, около-, полу-, пара-, псевдо-, лженаучные аспекты (способы) познания мира, поскольку, как свидетельствует история, многие ненаучные (лженаучные) факты со временем становятся научными. Поэтому игнорировать факты, проистекающие из ненаучных оснований, в истоках которых лежит мифы и верования, традиции и народные наблюдения, а также исследования ученых-новаторов – вещь непозволительная для человека, познающего Истину .

Анализ познавательных средств и инструментов современной классической науки обнаруживает парадоксальные моменты в основаниях научного механизма познания, что фиксируется теоремой К.Геделя о неполноте, согласно которой в достаточно богатом формализованном научном языке есть истинные утверждения, которые принципиально невозможно доказать (или опровергнуть) с помощью средств, Наличие парадоксов в конечном итоге привело исследователей к выводу о том, что восприятие бытия, воплощенное в абстрактных понятиях и законах, ведет и игнорированию некоторых сторон реальности, при описании которой наука утратила некое глубинное интегрирующее звено, связывающее несводимые друг к другу феномены, такие как материя и сознание, которые, по выражению Д. Бома, могут быть вложенными друг в друга проекциями более фундаментальной сущности, не являющейся ни материей, ни сознанием в чистом виде. Подобным же образом, Дж. Бруно писал, что две обычно принятые субстанции – духовная и телесная… в конечном счете сводятся к одному бытию, одному корню [Бруно, 1949, с. 247] .

формализованных в рамках этого языка. В соответствии с теоремой о неполноте, в любой научной теории (концепции), оперирующей своим языком – специфической системой взаимосвязанных фактов, понятий, законов, принципов, постулатов – всегда находятся некоторые законы и принципы, которые невозможно обосновать в рамках данной теории. В силу этого научные цели теории, связанные с обоснованием ее краеугольных положений, часто оказываются недостижимыми, поскольку, во-первых, в теории всегда обнаруживаются концептуальные лакуны – положения, которые невозможно обосновать (или опровергнуть). И, во-вторых, то, что обосновано в рамках одной теории, часто невозможно обосновать в рамках другой теории, оперирующей другими взаимосвязанными фактами, понятиями, законами, принципами, постулатами .

Новая научная парадигма реализует фундаментальный принцип влияния. Если наиболее общая структура реальности реализуется в схеме взаимодействующих субъекта и объекта (человека и мира, "Я" и неЯ") и границы между ними, то влияние как таковое предполагает субъект-объектную координацию участников влияния, субъектом из которых выступает влияющая сторона, а объектом – та, на которую оказывается влияние .

Данная субъект-объектная координация предполагает, что субъект влияния в корне отличается от объекта влияния. Если бы такого отличия не наблюдалось, то мы бы имели субъект-субъектную координацию, в которой участники влияния обнаруживали общую природу (сущность), и влияние, поэтому, было бы реципроктным, то есть обоюдным, "рефлексивным", когда участники влияния взаимно детерминировали друг друга .

Таким образом, детерминистски однонаправленное (не обоюдное, то есть без последствий для субъекта влияния) влияние как влияние в полном смысле может иметь место только в том случае, когда субъект влияния принципиально отличается от объекта влияния. Так, например, человек влияющий на окружающий животный мир, полагает, что его представители в корне отличны от человека (не обладают мышлением, самосознанием, а также лишены иных сугубо человеческих качеств), поэтому данное влияние (например, в процессе убийства и поедания плоти животных) не мыслится как вызывающее обратное действие на человека.

Еще пример:

гитлеровцам, которым предписывалось убивать славян, нацистская пропаганда внушала, что славяне – это не люди, то есть существа, стоящие на низшей эволюционной ступени развития, что подкреплялось пропагандистскими плакатами, на которых славянин изображался в виде обросшего волосами дикого пещерного животного .

С другой, стороны, если, как учит Буддизм, человек и мир едины (что устанавливает принципиальную субъект-субъектную координацию влияющих сторон), то человек не может безнаказанно влиять на окружающий мир, и именно поэтому в данном случае убийство животных не проходит безнаказанно для человеческого существа, что закрепляется в Буддизме в виде принципа ахимсы (ненасилия, непричинения вреда всему живому), а в современной культуре – в виде тезиса "мы в ответе за тех, кого приручили". Влияние в данном случае приобретает реципроктный характер, о чем говорят Древнеиндийская доктрина: "Я еда, поедаю того, что поедает еду", когда бытие актуализируется как "единство жертвы, приносящего жертву и места, где жертва приносится", когда "глаз, созерцаемый предмет и процесс созерцания – есть единый узор, целостный нерасторжимый комплекс" .

Но как возможно влияние, если мир (реальность, Вселенная) принципиально целостен (субъектсубъектен), о чем свидетельствует феномены квантовой физики, обнаруживающие, что Вселенная на ее фундаментальном квантовом (фотонном) уровне выступает интегральным комплексом, в котором один фотон выступает всеми фотонами, когда часть и целое (простое и сложное, внешнее и внутреннее, актуальное и потенциальное) не дифференцируются (что находит выражение в некоторых квантовых парадоксах, например, в парадоксе Эйнштейна-Подольского-Розена, суть которого в том, что разлетающиеся в разные стороны осколки сложного ядра мгновенно имеют информацию друг о друге), а взаимодействие между элементами этого интегрального комплекса осуществляются непричинным импликативным (подразумеваемым, логическим, умопостигаемым, разумным, то есть с участием человека) образом?

В условиях тотального единства Вселенной влияние возможно только в том случае, если субъект влияния будет не от мира сего – будет свободе от мира, будет вне мира, будет трансцендентен миру, будет принципиально отличен от мира. Известны только две философско-религиозные категории, обладающие этим свойством – Абсолют и личность, которые по своему определению выступают суверенными, свободными, уникальными, единственными в своем роде сущностями. В отношении Абсолюта данная уникальность проистекает из того, что Абсолют трансцендентен миру и, следовательно, свободен от него. В отношении же личности в силу ее имманентности миру (присутствия в нем) уникальность реализуется в свободе личности, которая именно свободна от детерминизма мира, что дает ей возможность совершать свободные поступки и не быть биороботом. Но данная свобода поступков личности предполагает свободу личности от детерминизма мира, то есть свободу от самого мира: любые попытки смоделировать состояние свободы личности в рамках детерминизма мира чреваты логическими ошибками, когда, например, свобода личности, выражаемая через ее самосознание, приводит к поиску окончательной инстанции, посредством которой личность (человек) осознает себя, то есть дистанцируется от себя, смотрит на себя со стороны. В конечном итоге процедура данного дистанцирования приводит личность к выходу за пределы мира – туда, где, по определению, находится Абсолют .

Как видим, между Абсолютом и личностью можно поставить знак равенства, поскольку они оба обнаруживают запредельную – принципиально трансцендентную миру природу и в этом смысле оба одинаково неопределенны (ибо их не с чем сопоставить), то есть уникальны .

Таким образом, человек (субъект), чтобы действительно оказывать влияние на мир (объект) в целом и на его элементы в отдельности, должен быть, во-первых, личностью, а во-вторых, Абсолютом .

Быть личностью – это значит мыслить себя не от мира сего, то есть быть в реляции к Абсолюту, Который находится вне мира. Данный вывод обнаруживает многочисленные проекции в религиозном сознании в виде многочисленных сентенций: "человек – это Бог", "человек – сын Бога", "человек – раб Бога". В Индуизме (и, следовательно, в Ведизме) Господь Кришна утверждает, что любое отношение к Нему (положительное или отрицательное, сыновье, супружеское, материнское или отцовское) в силу Его абсолютной природы всегда приводит к одному результату – освобождению от реинкарнационного "колеса Сансары", что и позволяет человеку, который, как говорил И.Христос о Себе, "побеждать мир", выходить за его пределы, или, как сказано в Апокалипсисе, подниматься к трону Всевышнего и "садиться одесную Отца" .

Абсолют и личность отличаются только одним – Абсолют находится вне мира, а личность, находящаяся в мире, преодолевает этот мир, трансцендирует его, что и является условием личности быть личностью. Таким образом, личность есть потенциальный Абсолют, есть процесс становления Абсолюта, есть Абсолют, позиционируемый в недрах мира .

Если прибегнуть к Восточному пониманию Абсолюта, то внешний Абсолют (то есть Бог) будет пониматься как темный Абсолют, а внутренний Абсолют (то есть человеческая личность) – как светлый Абсолют. Тогда темный Абсолют ("сверхсущностный луч Божественного мрака" – Дионисий Ареопагит) "смотрит на Себя внутренними глазами" – то есть осознает Себя посредством своего внутреннего "Я" (личности), как и личность осознает себя посредством темного Абсолюта. Именно в этом заключается умопостигаемая "тайна" сотворения человека как личности, обладающей свободной волей. И именно в этом зиждется любовь человека к Богу ("возлюби Бога как самого себя") как самая его "первая заповедь". Действительно, как может человек "любить другого как самого себя"? Только тогда, когда он есть этим другим .

Проведенный анализ позволяет обнаружить три модели влияния – абсолютную и относительную .

1. Абсолютная модель влияния. Человеческая личность может абсолютным образом влиять на окружающий мир тогда, когда осознает себя внемировым началом – Абсолютом. Данное влияние, вплоть до материализации сущего, реализуется в рамках квантового парадокса "Наблюдатель", который актуализирует мир благодаря своему присутствию (на Востоке с этим актом связаны сверхестественные способности, называемые сидхами, одна из которых – "творение материальных вселенных"). На уровне медитативных практик данное влияние реализуется в контексте квиетизма – состояния личности, которая совершает тотальный отказ от себя и выступает "телом" Абсолюта (Бога), Который, таким образом, "проливается" в мир и смотрит на него глазами личности (человека), выступающей инструментом Бога. В данном случае личность лишается своей свободной воли, обретая волю Всевышнего, что является основным принципом реализации Богочеловека – И.Христа, Который более десяти раз изрекал, что "ничего не делает по Своей воле, но по воле пославшего Его Отца". Основная идеология абсолютного влияния – дистанцирование личности от мира (объекта), на который она влияет, когда личность остается без изменений, но изменяется мир .

2. Относительная модель влияния. Данная модель предполагает механизм обоюдного влияния друг на друга предметов нашего мира, находящихся в реципроктной – обоюдной причинно-следственной зависимости .

Применение данной модели предполагает изучение того, в какой мере субъекты мира оказывают влияние друг на друга. Если в абсолютной модели личность влияет на мир, условно говоря, на 100 %, то в относительной модели данное влияние распределяется между взаимодействующими субъектами, когда можно говорить, например, что один субъект влияет на другой на 30 %, в то время как второй влияет на первый – на 70 %. При этом основным обстоятельством такого влияния является мера непохожести влияющих сторон, которая (непохожесть) реализуется в контексте соотношения пассивности и активности этих влияющих друг на друга сторон. Так, например, человек будет тем более влиять на другого человека, чем более этот последний пассивен, то есть открыт влиянию. Поэтому с целью оказания влияния тот, кто влияет, должен привести в максимально пассивное (зависимое) состояние того, на кого влияют, что может проявляться как в форме любовного соития, так и в виде садистических актов тоталитарных режимов. На уровне функций высшей нервной деятельности такое влияние поясняется при помощи концепции полушарий головного мозга, правое из полушарий которого реализует механизм подсознательной, а левое – сознательной деятельности. В состоянии гипноза (наиболее выразительного механизма влияния) левое волевое полушарие у гипнонизируемого отключено, его функции берет на себя левое полушарие гипнотизера. Если же влияют друг на друга два человека, у которых активны оба полушария головного мозга, то борьба между ними протекает в сфере левого полушария, реализующего принцип самосознания (осознанности). Тот человек побеждает, у которого более "круто" самосознающее начало. При этом самосознание реализуется посредством механизма рефлексии (и трансценденции), что предполагает самоотстраненность, выход человека за пределы самого себя и созерцание себя глазами референтной группы (эгрегора) – своей семьи, группировки, профессиональной корпорации, партии, народа, Вселенной (космического порядка), Абсолюта. Побеждает тот, у кого референтная группа "круче", то есть выше. Наиболее "крутыми" референтными группами является Вселенная и ее вседержитель – Абсолют, на уровне которого реализуется высшая справедливость и правда нашего мира, когда "сила в правде" .

Существуют две идеологии относительного влияния. Первая заключается в стремлении дистанцироваться от объекта влияния, абсолютно подавив при этом его волю (классический гипноз). Вторая – слиться с объектом и, меняя себя, менять объект (эриксонианский, то есть недирективный гипноз, использующий разные НЛП-техники "подстройки") .

Наличествует и третья модель влияния, предполагающая осуществление влияния на основе граничного нейтрального парадоксального "нулевого" состояния, фиксируемого в момент перехода от одного состояния к другому. Данная модель имеет черты как абсолютной, так и относительной моделей влияния и реализует границу в схеме "субъект – граница – объект" .

Отмеченное выше трансформирует нравственные основы человечества, когда становится ясным, что в силу единства Вселенной, в которой все взаимосвязано со всем, каждый ее элемент является абсолютным, поскольку уничтожение этого элемента приводит к разрушению целостного миропорядка, всего бытийного строя реальности, из которой, таким образом, нельзя изъять ни одной песчинки, не нарушив при этом гармонии космического целого .

Отсюда проистекают как нерушимость жизни каждого существа, так и фундаментальные принципы целостного космопланетарного бытия –

–  –  –

Человек как здоровое духовное существо, инкорпорированное в целостный космопланетарный организм, будет жить согласно данным принципам тогда, когда постигнет единство и целостность Вселенной, что возможно на путях парадоксального мистического мышления, способного интегрировать в целостный мыслительно-мировоззренческий комплекс как подобные, различные, так и противоречащие друг другу, исключающие друг друга разнообразные феномены нашего мироустройства, которые при этом парадоксальным образом сплавляются в гармоничное единство. Таким образом, парадоксальное мышление позволяет постичь единство мира, в котором в силу этого единства действуют не только законы сохранения материи и энергии, но и "закон сохранения поведения, эмоций, мыслей". Согласно этому закону каждое действие человека вызывает симметричный ответ, отвечающий принципу возмездия-справедливости. Для постижения данного принципа человеку следует приобрести опыт единства мира через познание действия закона возмездия, что достигается при помощи рефлексии как способности к самосознанию и самонаблюдению, позволяющих человеку анализировать свое поведение и поведение других людей в связи с его позитивными и негативными последствиями ("плодами") в зависимости от негативности или позитивности этого поведения .

Принцип самосознания (как цель самосовершенствования человека в Буддизме) полагается основным механизмом актуализации личности как свободной и суверенной сущности, которая может осознать себя во всей полноте только в процессе трансценденции, то есть выхода человека за пределы бытия и преодоления его детерминизма, ибо только с позиции абсолютной свободы от бытия человек может стать личностью как свободной сущностью. За пределами же бытия, по определению, находится Абсолют. Поэтому процесс упомянутой трансценденции означает подъем человека в сферу отношений с Абсолютом и отождествления с Ним, что достигается посредством развития как универсального принципа жертвенности ("мир есть жертва Бога"), так и парадоксального мышления и мироощущения, поскольку запредельно-трансцендентное (абсолютное) реализуется именно как чудесная парадоксальная сущность, как "неистощимое парадоксальное таинство" (О. Клеман) .

Если смысл определить как логико-семантическую связь (единство) по меньшей мере двух сущностей (понятий, категорий, предметов, фактов, явлений, принципов и др.), и если эти сущности отличаются друг от друга (в противном случае они были бы идентичны и находить между ними связь было бы излишним), а это отличие в его наибольшем выражении приобретает вид противоположности, то наивысший, краеугольный смысл человеческого существования состоит в соединении наиболее всеобщих, глобальных и одновременно наиболее отличающихся (противоположных) друг от друга сущностей. Таковыми сущностями, без сомнения, являются человек и Бог (менее глобальные всеобщие смыслы обнаруживаются в соединении таких противоположных гностико-онтологических бездн, как бытие и небытие, сознание и материя, прошедшее и будущее, жизнь и смерть…), то есть тварное и божественное. Таким образом, высший смысл человеческого существования заключается в соединении человека и Бога, что получает соответствующую реализацию на ценностномировоззренческом, социально-познавательном и практико-поведенческом уровнях. В этом ракурсе понимания проблемы здоровья действенным механизмом его поддержания выступает регулярная благодарность человека Богу, Который создал человека из "праха", из "ничто", открыв ему перспективу подъема в трансцендентальную сферу Божественного .

Единство реальности проистекает из самого факта рождения (развития) форм этой реальности. Если мир произошел из единого принципа (Абсолюта, некоего гипотетического пра-вещества, сингулярного состояния материи, физического вакуума и др.), то это значит, что реальность представляет собой абсолютное единство, ибо если на заре своего существования реальность существовала в виде интегрального комплекса, из которого произошли все формы этой реальности, то данные формы, в скрытом или явном виде, должны пребывать в таком же интегральном состоянии абсолютного единства. Подобным образом все актуальные и виртуальные элементы эмбриона, взращивающегося в материнской утробе, на начальной стадии своей эволюции пребывают друг с другом в неразрывном единстве. Это единство должно сохраняться и впоследствии вместе с превращением эмбриона в полноценный организм, когда связи между элементами эмбрионального организма сохраняются и у взрослого организма как в пространственном, так и временном измерениях. Одно из проявлений рассмотренного феномена реализуется в акупунктурике и рефлексологии: так, зоны Захарьина-Геда (участки на поверхности кожи) имеют четкие проекции во внутренней среде организма, причем эта проекционные связи имеют не столько нейро-гуморальную, сколько резонансно-волновую (биополевую) природу .

Вселенная умозрительным образом строится на методологическом и онтологическом единстве мировых законов для физических, биологических и социальных микро-, макро- и мегасистем (что на уровне теоретического знания воплощается в универсальной парадигме развития, универсальной модели бытия, теории целостности и критических явлений). При этом Вселенная обнаруживает всеобщий характер взаимосвязи между Данный живой организм, обнаруживающий ноосферную природу, наделен сознанием: Дж. Лавлок, британский специалист в области газовой хромотографии, на основании исследований атмосферы Земли, предложил гипотезу (гипотеза Геи), согласно которой Землю (Гею) можно определить как "сложный организм, включающий в себя земную биосферу, атмосферу, океаны и почву, целостность, составляющую обратную связь, или кибернетическую систему, которая ищет оптимальную физическую и химическую среду для жизни на этой планете", "живую целостность", способную управлять составляющими ее частями. Его выводы дают основание предположить, что существует некое духовное разумное начало, которое поддерживает состояние гомеостаза" [Лайтман, Хачатурян, 2001, с. 40;

Lovelock, 1979] .

элементами отмеченных систем, а также универсальный характер трансформации разных видов и форм энергий, вещества, полей и информации (взаимопревращаемость частиц, полей, энергии, информации);

дистанционный и резонансно-полевой характер взаимодействия; наличие в природе ментального информационно-полевого вида взаимодействия (А. П. Дубров), утверждающего антропный космологический принцип, который фиксирует целесообразность существования человека во Вселенной, понимание человеческого существа как органической и активной части космоса, что обнаруживает глобальную роль сознания во Вселенной ("ментальный план Вселенной", когда на глубинном уровне "реальности" она состоит из "фундаментального поля сознания") и универсальную связь сознания в едином комплексе живой и косной материей, когда мысль выступает основой взаимодействия явлений и предметов на всех структурных уровнях материи, поскольку, как выяснилось, квантовая реальность как фундаментальная подоплека Вселенной играет в сознании и мышлении ключевую роль (И. З. Цехмистро). При этом реализуется способность мысли к универсальной трансформации в любые физические частицы, поля и излучения; дистанционная ментальная связь человека с окружающей средой; интегральный характер мысли как основы Глобального Сознания человека на всех структурных уровнях строения материи, способной к универсальной трансформации и взаимодействию с любыми видами полей, частиц и энергий (А. П. Дубров) .

С позиции изложенного можно говорить о синтезе религии и науки, пребывавшей более трехсот лет в "материальном рабстве", в процессе которого она добыла Истину, противоречащую ее собственным установкам. И если подавляющее большинство ученых до сих пор не склонно воспользоваться этой драгоценной Истиной, то это ничего не значит – они свое дело сделали, поскольку это рабство, согласно диалектической установке развития, создало множество положительных предпосылок для познания Высшей Реальности, для постижения Истины в плоскости синтеза науки и религии, предоставив достижения науки на благо религиозного сознания, изобретающего новые синтетические подходы к пониманию и освоению мира .

Утверждение новой постнеклассичекой научной парадигмы в ее практическом аспекте реализуется в контексте перспектив развития медицины, которое обнаруживает определенные этапы:

сначала явление болезни связано с религиозным чувством, когда болезнь понималась как посылающаяся богами, духами (принцип партиципации, заражения, симпатии). При этом медицина и религия выступают нечто единым, а врач и жрец были представлены одним лицом. Потом врач начинает противопоставляться жрецу, а страдания и болезни низводятся из сферы сверхчувственного в плоскость природного, когда врачебное искусство приобретают новое значение, поскольку единое духовное явление – болезнь – расщепляется на разнообразие болезней. Суть болезни теряет связь с духовностью человека, а лечение теперь осуществляется не как психическое влияние, а как технологический акт со стороны врача, направленный большей частью на соматику человека. Как писал А. В. Барченко, "Европейская медицина, как и вся европейская наука, аналитична .

Она анализирует симптомы, признаки болезни, пытается лечить эти признаки болезни, в то время как Древняя Наука лечит человеческий организм. Человеческий организм – гармоничное целое, даже от состояния отдельной клетки зависит общее состояние организма. Специализация европейской медицины привела к тому, что узкий специалист, ведая только своей специальностью, забывает, что имеет дело с организмом, где все его части, все его органы взаимосвязаны и подчинены единим законам. Лечить надо не признаки болезни, а организм" [Мысли А. В. Барченко, 2002, с. 196] .

Однако в конечном итоге органическое и психическое направления лечения начинают сближаться [Цвейг, 1992; Тхостов, 1993], когда сама болезнь начинает пониматься как позитивная приспособительная реакция организма, на первый план выходит духовно-моральный фактор личности [Давыдовский, 1962, 1966, 1968;

Давиденко, 1946; Laing, 1968, 1982]. Развитивается холистическая медицина, которая с начала 90-х годов XX века сначала в США, а затем и в Европе, на постсоветском пространстве получает широкое распространение как альтернативное направление в рамках традиционной медицинской практики ("Холистическая медицина – медицина будущего", сайт ezoterik.org). "Непродуктивная концепция симптоматического лечения" (термин Г.С.Шаталовой) начинает постепенно сдавать свои позиции .

Согласно пяти биологическим законам, открытым Р.Г. Хамером, заболевания не являются, как полагалось ранее, результатом дисфункций или злокачественных процессов в организме, но скорее "важными специальными биологическими программами природы" (СБП), созданными ею для оказания индивиду помощи в период переживания эмоционального и психологического дистресса. Открытия доктора Хамера показывают, что в Природе нет ничего "больного", но всегда все наполнено глубоким биологическим смыслом .

Теперь "Под здоровьем … понимается вовсе не отсутствие болезней, а возможность индивидуальности таким образом пронизывать члены собственного существа, чтобы мог раскрыться весь потенциал телесных, душевных и духовных способностей, благодаря чему возникает свобода действовать в соответствии с "Я просил Пименто объяснить мне, что же такое смерть. Он не много поколебался, потрогал свой амулет из перьев, висящий и .

запястье, потом сказал: Смерть – это не мое слово, сеньор доктор. Это ваше слове У каждого человека есть свой дух, и множество духов окружает его. Если его дух покидает тело или чужой дух входит в тело, тогда наступает то, что вы называете смертью. Смерть вызывается духами. Или собственным духом человека, который покидает тело, или враждебным духом из его окружения, который проникает в тело .

Этот принцип составляет основу примитивной медицины и приемов лечения, используемых такими курандейро, как Пименто. Этот же принцип использует фитесейро, чтобы творить зло. По словам Пименто, если человек заснул в гамаке и не проснулся, то это только потому, что дух его оставил тело и не вернулся обратно. В некоторых случаях если поместить около человека соблазнительные для духа предметы и намазать его лицо и тело привлекательным для духов жиром животных, смешанным с пудрой из толченых листьев, то духа можно заманить обратно. Hо если он останется непреклонным, то уже ничего поделать нельзя… Пименто объяснил, каким образом "стрела" воздействует на тело жертвы. Каждая часть человеческого тела едина с самим телом. Поэтому, если "стрела" коснется, например, только слюны или капли крови своей жертвы – это окажет злое воздействие на все тело. Часто это делают с человеком во время сна. Потом, когда "стрела" проникнет в тело, она превратится в духа, и он может "воздействовать" на тело жертвы. Такими "стрелами" могут быть острые кусочки дерева или волос жертвы, но это только их физический символ, к смерти ведут чисто психологические факторы. Мне довелось однажды наблюдать, как Пименто "извлекал" "стрелу" из щеки пациента. Он пользовался той же самой техникой, что и тот знахарь на Верхнем Мараньоне, который лечил зуб Габрио. Hо на сей раз у меня было то преимущество, что я мог расспросить Пименто о его методах и, кроме того, знал, что здесь было реальностью, а что обманом". – Гарри Райт ("Свидетель колдовства") .

собственными "предрасположенностью и предназначением"… здоровье лишь в малой степени обусловлено биологическими факторами, – на удивление, значительно больше оно зависит от душевно-духовных условий, которые человек может научиться создавать себе сам… основа человеческого здоровья лежит, в первую очередь, не в биологической плоскости, а в области душевно-духовных способностей, которыми располагает человека для противостояния жизненным кризисам. К таким способностям относятся, прежде всего, способность переживать душевную связь с миром и способность к жизненной устойчивости (сила приятия и одоления преград). Это не врожденные таланты: они закладываются вначале через воспитание, а позже через самовоспитание ставшего взрослым человека и могут быть развиты" [Патцлафф, Кальдер, 2008, с. 13, 50] .

Организм начинает пониматься на нечто целостное, которое реагирует на воздействия внешней среды целостно-интегральным способом, что доказывается реакцией организма на стресс .

При этом сама медицина в своем развитии изменила две лечебных стратегии – гомеопатию (лечение подобным ) и аллопатию (лечение противным) [Лупичев, 1990, 1994] .

Сейчас мы становимся свидетелями движения медицины в направлении так называемой народной, то есть в сторону духовно-мистических практик, о чем Р. Гербер, творец вибрационной медицины говорит следующее: "В будущем медицинская практика изменится, перейдя от преимущественно физических способов лечения тела к методам духовного и ментального целительства, которые, восстанавливая гармонию между душой и сознанием, устранят и саму причину заболевания" [Гербер, 2001, с. 250] .

Данную тенденцию перехода к духовно-нравственным критериям болезни и механизмов ее исцеления (А.М.Уголев, Г.С.Шаталова и др.) можно проиллюстрировать при помощи выдержек из книги Тихоплавов "Гармония хаоса, или Фрактальная реальность", в которой можно почерпнуть такую информацию: онколог с мировым именем К. Саймонтон указывает, что "...из-за социальных и культурных условий люди часто не могут разрешить стрессовые ситуации здоровым способом и поэтому выбирают – сознательно или бессознательно – заболевание в качестве выхода". Если бы человек почаще вспоминал, что рак (да и все болезни вообще) возникает как результат злобы, зависти, обиды, неудовлетворенности, он бы жил по-другому. К сожалению, он начинает об этом думать, когда заболевает. И чем серьезнее заболевание, тем больше он понимает, что неправильно жил. И деньги соседа, "Мерседес" начальника, заграничные поездки друга уже не имеют для него никакой ценности, потому что они действительно ничего не стоят в Мироздании. И не случайно человек, который сумел избавиться от "неизлечимой" болезни (Господь дал ему еще один шанс), становится другим. А это и есть духовное совершенствование, достигнутое очень тяжелым путем. Не стоит доводить до крайностей. Нужно подумать о душе и о духе раньше" .

Как пишет В. Т. Лободин: "Прежде чем решать любые проблемы своего здоровья, проблемы в семье, на работе или в мировоззрении, нужно определить для себя, прежде всего, духовную платформу или позицию, с которой все это будет решаться"… Известный философ прошлого века И. А. Ильин говорил: "Человек не гриб и не лягушка: энергия его организма, его "соматического Я", дана ему для того, чтобы он тратил и сжигал его вещественные запасы в духовной работе" [см. Тихоплавы, Гармония хаоса, 2003, с. 204-211] .

Приведенные выше соображения являются весьма симптоматичными. Они, так или иначе, подтверждаются некоторыми данными современной медицинской и клинической психологии, а также другими экспериментальными отраслями науки .

Отмеченная диалектика развития здоровья реализуется и в сфере здорового способа жизни, который все более начинает ориантироваться на естественные регуляторы здоровья. Так, Ст. Гроф в книге "Путешествие в поисках себя" пишет смене потребительской парадигмы, к которой призывал Ф.Бэкон, который писал, что "Природу следует загнать собаками, вздернуть на дыбу, изнасиловать, ее нужно пытать, чтобы заставить выдать свои тайны ученым, ее нужно превратить в рабу, ограничить и управлять ею" [Bacon, 1870]. Ст. Гроф подчеркивает, что "в общечеловеческом масштабе подобное умонастроение порождает философию и жизненную стратегию, основанную на силе, соперничестве, и одностороннем контроле, восславляет линейный прогресс и неограниченный рост. Материальная выгода и увеличение национального дохода рассматриваются как основной критерий благосостояния и мера уровня жизни. Идеология, экономическая и политическая стратегия, вырастающие из такого умонастроения, приводят человека к серьезному конфликту с его собственной холотропной природой как живой системой и с фундаментальными законами Вселенной .

Поскольку все биологические организмы и системы критически зависят от поддержания оптимальных параметров, то максимализация в преследовании определенных целей – это неестественная и опасная стратегия. Во Вселенной, природа которой циклична, такая стратегия требует необратимого линейного движения и неограниченного роста. В перспективе это означает полное истощение невосстановимых природных ресурсов, особенно ископаемых энергоносителей, накопление токсичных отходов, загрязняющих воздух, воду и почву – все жизненно важные условия поддержания жизни. Кроме того, этот подход к жизни утверждает соперничество и дарвиновское "выживание наиболее приспособленных" как естественные и здоровые принципы существования, и неспособен к признанию необходимости синергии и кооперации .

Когда человек оказывается способным преодолеть доминирование негативных перинатальных матриц и восстановить в себе опыт позитивного симбиотического обмена с материнским организмом во время нахождения Как показал Г. Селье, любое специфическое стрессорное воздействие на организм вызывает у него единую реакцию, которую можно определить как "симптомы болезни вообще". Здесь целостность человеческого организма проявляется в том, что на любой негативный раздражитель внешней среды организм отвечает стрессом, приводящим к различным заболеваниям, при этом стресс сопровождается набором неспецифических реакций организма, общих для всех без исключения болезней. Получается, что у истоков заболеваний лежит универсальный фактор, приводящий к ослаблению жизненного тонуса организма и сужающий его жизненное пространство. В дальнейшем имеет место нарушение нормального режима функционирования одного из "слабейших" звеньев этого организма, что и называется конкретной болезнью .

Гомеопатия реализуется и в контексте метода литорефлексотерапии, разработанного О.Г. Торсуновым (лечение камнями и минералами); как утверждается, данный метод эффективен при лечении практически всех хронических заболеваний и не имеет аналогов в мире (http://www.torsunov.ru/ru/about-author.html) .

в утробе, ситуация радикально меняется. Опыт взаимодействия с матерью в пренатальном и раннем постнатальном периодах на уровне взрослого эквивалентен гармоническим отношениям человека с человечеством и со всем миром, будучи прототипом последнего .

Когда человек в процесс глубинного самоисследования переживает коренной сдвиг от негативной перинатальной матрицы к позитивной, у него значительно возрастает способность радоваться жизни и интерес к ней. Первоначальный опыт безмятежного пренатального существования и заботы, связанные с этими матрицами, находятся во взаимосвязи с чувством удовлетворения и вечности момента в настоящем. Когда эти переживания пронизывают опыт повседневной жизни, становится возможным получать интенсивное удовлетворение в каждый момент и в каждой обычной ситуации – от еды, простых человеческих контактов, работы, секса, искусства, музыки, прогулок на природе. Это в значительной степени уменьшает постоянное стремление к сложным целям и ложным надеждам. При таком умонастроении становится понятно, что мерой является качество собственного опыта, а не количество достижений или материальных благ .

Эти изменения сопровождаются спонтанным возникновением глубокого понимания экологии .

Бэконианское отношение к природе строится вокруг опасных и антагонистических переживаний младенца во время биологического рождения. Новые ценности и установки отображают симбиотический опыт плода во время перинатального существования и опыт младенца в симбиозе с матерью в начальный период жизни. Синергия, взаимное питание и взаимодополняемость автоматически сменяют установки на соперничество и эксплуатацию, характерные для старой системы ценностей .

Это новое видение мира ведет к "добровольной простоте" [Eldin, 1981], которая понимается как выражение глубокой мудрости. Становится также очевидным, что единственная надежда на политическое, социальное и экономическое разрешение нынешнего всемирного кризиса может исходить лишь из трансперсональной перспективы, преодолевающей безнадежную психологию "они против нас", порождающую лишь маятниковые сдвиги, состоящие в смене ролей угнетателей и угнетаемых" [Гроф, 1994, с. 275–281] .

В связи с этим отметим, что новая постнеклассическая парадигма науки позволяет углубить фундаментальную дихотомию бытия: "актуальное – потенциальное" (актуально-действительное – потенциально-возможное). Холистическая парадигма современной философии и науки как форм общественного сознания приводит к пониманию целостности парных философских категорий, к нахождению в них неких переходных, центральных, нейтральных начал, интегрирующих дихотомические члены парных категорий (что выражается в процедуре деконструкции французских философов современного постнеклассического периода развития философской мысли) .

Налицо наличие колоссальнейшего и неоцененного должным образом феномена потенциальновозможного, выступающего скрытой, латентной сущностью и являющегося, как учит релятивистская и квантовая физика, фундаментальной характеристикой Вселенной, которая начинает интерпретироваться при помощи анализа вероятностных, квантово-релятивистских объектов (частицы-волны). Потенциально-возможное, известное уже в античности и средневековье, в новейшее время ("динамис" Аристотеля, "копия копии" Платона, "возможные миры" Лейбница, факторы, определяющие становление вещи, ее витальность и др.), в конце ХХ столетия получило реализацию в виде виртуалистики, основная проблема которой, по мнению В.Э.Войцеховича, заключается в том, что "Существует множество планов бытия, или реальности. В обыденном языке принято считать реальностью т.н. телесную реальность, т.е. множество ощущений, организованных в систему благодаря мировоззрению, философии, картине мира, принятой данным индивидом (обычно через воспитание и образование). Большинство людей и понимают под реальностью только е телесную часть. Все остальные планы бытия с подобной "телесной точки зрения" выглядят как вторичные, зависимые – "ненастоящие", порожднные: их называют виртуальной реальностью.

Приблизительный список их названий:

"возможные миры", "потенция", "энергия", "идеальное" и "идеальная реальность", "психическое" и "психическая реальность", в частности, сознание и "реальность сознания" (в том числе "сознание в норме" и "изменнные состояния сознания"), "субъективное" и "субъективная реальность", "социальное" и "социальная реальность" и т.п." При этом, как пишет В.Э.Войцехович, основная трудность в понимании виртуального "состоит в проблеме различения внутреннего и внешнего, а также актуального и латентного (Королв А.Д.). Человеку трудно отличить Виртуалистика (лат. virtus – воображаемый, мнимый) – комплексная социальная дисциплина, изучающая проблемы виртуальности и

–  –  –

Войцехович В.Э. Эволюция науки: от знания к пониманию, от классического знания к постнеклассическому пониманию реальности // http://www.nonlin.ru/node/480

–  –  –

Следует отметить, что члены представленных дихотомий могут диалектическим образом переходить друг во друга, взаимно рефлексироваться. Так, например, здоровье может пониматься как некие скрытые "параметры порядка", некий потенциальный ресурс человека, способный "исчерпываться". Болезнь при этом выступает актуализацией (манифестацией) процесса "нарушения" здоровья, что можно зафиксировать как некую явную, открытую патологию, дисгармонию. Однако, с другой стороны, болезнь (особенно хроническая) также может выступать неким скрытым негативным состоянием человека, подспудно его подтачивающим изнутри и проявляющимся вовне в виде острой фазы протекания хронической болезни, когда ресурсы здоровья исчерпаны м "количество переходит в новое качество" .

Воспитание выступает глубоко интимным "внутренним" актом, поскольку часто совершается исподволь, опосредованным образом, закрепляясь в форме психологической установки, внутренней мотивации, механизм актуализации которых есть "тайна за семью замками". Поэтому "измерить" воспитанность благодаря объективным критериям трудно – требуется достаточно длительное наблюдение за воспитанником в разных социальных условиях. В то время как обучение реализуется как "внешний" процесс, результаты которого хорошо квалифицируются при помощи фиксации (измерения) определенных знаний, умений, навыков, компетенций и проч .

Развитие объекта можно понимать как некий внутренне присущий объекту трансформационный процесс, характеризующийся своими скрытыми от глаз внутренними механизмами, в то время как формирование выступает процессом изменения объекта под влиянием внешних условий. Понятно, что объект изменяется не только под влиянием внутреннего источника (импульса), но и одновременно под воздействием внешних условий, которые актуализируют этот внутренний источник. С другой стороны, действие внутреннего источника вызывает к жизни внешние влияния, которые как бы настраиваются на этот источник .

Даже человека Господь создавал два раза: первый раз как потенциальную сущность, способную к добру и злу и наделенную свободной волей, а второй раз – как актуальную сущность, мужчину и женщину, существующие в Раю.

Причем, второй раз человек создавался линейным образом – сначала мужчина, потом – женщина, в то время, как первый раз человек создавался циклическим, целостным образом, как единство мужчины и женщины (что говорит о том, что потенциальное имеет циклическую, а актуальное – линейную природу):

1. И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их. И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими [и над зверями,] и над птицами небесными, [и над всяким скотом, и над всею землею,] и над всяким животным, пресмыкающимся по земле (Быт, 1, 27-28) .

2. И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою. И насадил Господь Бог рай в Едеме на востоке, и поместил там человека, которого создал (Быт, 2, 7-8). И сказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему (Быт, 2, 18). И навел Господь Бог на человека крепкий сон; и, когда он уснул, взял одно из ребр его, и закрыл то место плотию. И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку. И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа [своего]. Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут [два] одна плоть. И были оба наги, Адам и жена его, и не стыдились (Быт, 2, 21-25) .

В связи с этим отметим, что А. Уайтхед пишет о 4 принципах теории процесса: онтологический принцип (согласно которому реальность состоит из событий), принцип новизны (возникновение нового – качественный прыжок из возможного в действительное, из потенциального в актуальное – И.Р. Пригожин), принцип относительности (дифференциация бытия и действительности, то есть сферы возможностей и сферы реализованных возможностей), принцип прогресса, который, собственно, и выступает результатом процесса .

Таким же образом, можно говорить о дихотомии разума и рассудка (интеллекта), а также чувства (состояния) и эмоции. Приведем рассуждения Е.Ю. Пряжниковой, Н. С.

Пряжникова:

"Разделяя интеллектуальную сферу проявления активности на разум и рассудок, мы исходим из того, что разум связан с высшим, теоретическим обобщением, со сложностью, осуществляемой в неопределенной, конфликтной ситуации и требующей нестандартных действий-поступков, что близко к пониманию внутренней активности. Как отмечал В.В.Давыдов, "разум – это совмещение несовместимого". В то же время рассудок связывают с более простой формой интеллектуально-логической активности, со своеобразной мыслительной "занятостью" (по Э. Фромму), когда не приходится ломать голову над проблемой выбора, где можно опереться на уже существующие правила мышления, алгоритмы, предрассудки. Если разум – это, скорее, диалектика, то рассудок ближе к формальной логике [Давыдов, 1986]. В таком понимании рассудок соотносим с внешней по отношению к личности активностью .

Аналогично разделяются чувства и эмоции. Известно, что чувства являются высшим проявлением эмоциональной сферы человека. Они обладают относительной устойчивостью, в то время как эмоции более ситуативны, непосредственны, хотя они и бывают иногда достаточно бурными. Но главное – чувства гораздо глубже, сложнее, противоречивее и даже конфликтнее по сравнению с эмоциями (ведь не говорят же "эмоция любви" или "эмоция патриотизма"). Как отмечал Л. С. Выготский, рассматривая проблемы психологии искусства, всякое художественное произведение "включает в себя непременно аффективное противоречие, вызывает взаимно противоположные ряды чувств и приводит к их короткому замыканию и уничтожению", что и является "истинным эффектом художественного произведения" [Выготский, 1987, с. 203] .

Таким образом, чувства со всей их сложностью и противоречивостью можно соотнести с внутренней активностью личности, а более однозначные и ситуативные эмоции – с уровнем внешней активности" [Пряжникова, Пряжников, 2005, с. 257-258] .

Налицо реципроктный (обоюдный) процесс, в котором выделение его противоположных аспектов (внутреннего и внешнего) есть достаточно условная теоретическая акция. В этом заключается парадоксальность процесса познания, который не может соединить континуальное и дискретное, не в состоянии логически непротиворечивым образом объяснить процесс появления нового (нечто актуального) из старого (некой потенциальной возможности) .

Парадоксальность процесса познания заключается также в невозможности логически непротиворечивым образом соединить часть и целое, предмет и его функцию, существо и его имя, внутреннее и внешнее, субъект и объект… Дело в том, что умозрительным (логическим) образом определяя предмет как нечто конкретное и видимое, мы преодолеваем эту конкретность, сравнивая предмет с другими предметами, и так вплоть до Вселенной в целом, то есть выходим за пределы предмета в "туманную" область целого, выступающего невидимым, скрытым параметром нашего предмета. Именно поэтому умопостигаемый предмет состоит из двух аспектов – внешнего (формы) и некоего скрытого, внутреннего принципиально неисчерпаемого содержания .

Отсюда расщепление реальности на два аспекта (порядка) – скрытый и явный, что отражено в приведенной выше таблице .

Таким образом, наш мир отражается и осваивается человеком в виде дуальных дихотомий, однако не сводится к этим дуальностям, в сущностной основе которых находится н е ч т о т р е т ь е – некая промежуточная и нейтральная по отношению к членам дихотомий граничная сущность, выступающая инициатором бытия, а также выражающая сущность Истины как единства противоположностей, что находит свое выражение в феномене постмодернистского мышления [Лукъянец, 1996] .

ГЛАВА 2. ЛОГИКА КАК ИНСТРУМЕНТ ПОЗНАНИЯ И ОСВОЕНИЯ МИРА ЧЕЛОВЕКОМ

Современное человечество томится под непосильным бременем колоссального массива не согласующихся друг с другом фактов, которые мультиплицируются ошеломляющими темпами. Созданные духовно-интеллектуальной элитой Земли островки системных знаний все более поглощаются информационным потопом обрывочных сведений и абсурдных домыслов. Человек постепенно утрачивает чувство реальности, а его клиповое мышление продуцирует фрагментарные образы и разрозненные представления, дробящие действительность на атомарные объекты и умножающие иллюзии, вызывающие агрессию, войны, а с ними – скорби, болезни, зубовный скрежет .

Истинная картина мира, кристаллизуемая на основе здоровых интуитивно-инстинктивных функций организма, а также научных и духовных прозрений лучших сынов человечества, все более фильтруется, искажается и фальсифицируется механизмами культуры и образования, которые реализуют жестокий императив поступательного развития современного мира: прежде чем восторжествует эпоха светлого будущего, старая, уходящая в небытие эпоха темного настоящего должна проявиться во всей своей полноте, всецело реализовать все свои кровожадные эксцессы, ибо есть "время разбрасывать камни, и время собирать камни" .

Поэтому прежде чем свершится кардинальный поворот маховика мировой истории, человечество должно сполна испытать все козни либеральной практики тотального расчеловечивания. Отсюда вся трагическая нелогичность происходящего, чудовищным образом противоречащего здравому смыслу, в контексте которого реальность представляется в виде сюрреалистического парада событий, одно нелепее другого .

В последнее время в пучине "враждебных вихрей" все более явственны просветы: приближается срок "собирать камни". Один из результатов этого позитивного процесса – универсальные матрицы знаний – те цельные системные знания, которые, во-первых, формируют истинную картину мира, и, во-вторых, выступают вершиной человеческих свершений в области познания и освоения действительности .

Данные матрицы знаний создавались на протяжении всей истории человеческой цивилизации. Однако только сейчас, в преддверии ее завершении, оказывается возможным более-менее связно и целостно синтезировать в научно-теоретическом и философском виде адекватные представления о мире, человеке, Вселенной .

Современную гносеологическую ситуацию можно представить в виде пирамиды, в вершинной области которой размещаются универсальные матрицы знаний. Они в силу фрактально-голограммного квантовоэфирного единства мира определяют два последующих этажа – области системных и бессистемных знаний и фактов .

Поэтому познание мира (в частности, в сфере образовательных инструментов – методов, методик, технологий) следует начинать со всеобщего – универсальных матриц знаний, постигаемых в сфере философской рефлексии, которая, как известно, оперирует наиболее абстрактными категориями и нацелена на постижение всеобщего, что можно проиллюстрировать размышлениями Н. А. Бердяева, взятыми из его автобиографической книги "Самопознание", где мыслитель пишет о своем философском инструментарии, позволяющем "в конкретном узревать смысл и универсальность": "Самые ничтожные явления жизни вызывают во мне интуитивные прозрения универсального характера" [Бердяев, 1990, с. 84-85, 206] .

Рис. 1. Пирамида знаний и фактов, синтезированных и накопленных человечеством В пирамиде знаний и фактов универсальные матрицы знаний (их около 100) занимают ее вершину и определяют в общих чертах структуру и содержание всех иных компонентов пирамиды .

Далее следуют системные знания, которых около 1000 .

И далее – бессистемные знания и факты, количество которых приближается к бесконечности .

Каждая из трех этажей пирамиды погружена в соответствующие методологические области, задающие "гносеологические масштабирование" знаний, которое регулируются гносеологической осью "обобщение – детализация" .

При этом в контексте движения мысли и процесса мышления вершина пирамиды простирается в область диалектической логики, выступающей набором правил получения знаний, основанном на соединении двух контрарных принципов движения мысли – линейного и циклического, которые и составляют содержание законов/аксиом абстрактно-логического (научного) мышления. Диалектическая логика в силу выражения единства противоположностей выступает "истиной как единством противоположностей" (С.Б.Церетели) и одновременно феноменом дипластии – присущему только Homo sapiens эмоционально-ментально-нервнопсихическому свойству соединять противоположности. Данное свойство в языке проявляется в виде фигуры речи

– оксиморона ("сильная слабость", "гениальная тупость", "живой мертвец"), а в сфере нервно-психической активности в виде феномена "сбойки мотивов", состояния единства противоположных эмоциональных реакций, например страха и гнева, печали и радости, что встречается, например, в таком жанре искусства, как "трагикомедия", или в концепте А.Блока "радость-страданье" .

Линейное движение мысли реализуют логику доказательства – линейно-последовательную процедуру кристаллизации выводного причинно-следственного знания, покоящегося на аксиомах, не входящих в область движения мысли, ибо их невозможно ни доказать, ни опровергнуть .

Циклическое движение мысли реализует логику определения – циклическую процедуру кристаллизации описательно-дефинитного знания, пребывающего в сфере "дурной бесконечности", циркулирующей по бесконечным концентрированным кругам .

Три представленные логики выражают три фундаментальных аспекта мира в плане мышления и влияния, что постигается на основе универсальных оснований структурализации космосоциоприродной реальности .

Если принять к сведению, что реальность есть, прежде всего движение (изменение, развитие), а всякое движение – это, прежде всего, волна (составляющая энергетическую среду с характерными макроскопическими колебаниями, относящиеся к эволюционным фликкер шумам), структура которой универсальна, ибо любая волна фиксирует общие для любого процесса элементы – восходящую и нисходящую ветви, а также точки максимума, минимума и нули функции, то можно утверждать, что любое движение, реализуемое как колебательноволновое изменение .

Колебательно-волновое изменение изучается теорией колебаний, оперирующей универсальным языком, позволяющим кристаллизовать универсальные знания, применимые ко всем областям человеческой деятельности и познания (Л.И. Мандельштам) [Мандельштам, 1972; см.: Валянский, Калюжный, 1998, с. 283-286] .

Рис. 2. Синусоидальная модель реальности в общем виде

Одним из таких знаний выступает знание о трех фундаментальных состояниях реальности, обнаруженных в трех параметрах волны, отражающих три модуса любого явления – абсолютный, континуальный и дискретный .

Таким образом, волновая модель реальности обнаруживает три базовых фундаментальных параметра, или модуса, – абсолютный (это нули функции), континуальный (это участки волны, где наблюдается изменение процесса) и дискретный (это максимум и минимум волны, где процесс останавливается, достигая критической высшей или низшей отметки) .

Важно отметить, что в средней и высшей школе изучаются в основном бессистемные знания и факты, в то время как на изучение системных знаний и матриц знаний отведена мизерная часть времени. Профессиональный математик должен оперировать около 5000 математических понятий и формул. Выпускник иняза должен активно владеть около 5000 слов изучаемого языка. Выпускник педагогического факультета должен помнить около 5000 педагогических понятий, в том числе персоналий и дат. Данная ситуация относится ко всем основным профессиональным сферам, в которых наличествует тот или иной уровень межпредметных системных связей, которые обеспечивают целостность предметного образовательного поля. Причем, в математике, например, несмотря на большое количество математических понятий и формул, которые должен освоить математик, сама природа организации математического знания устанавливает четкие логико-функциональные связи между ними (когда семантические поля всех математических понятий в той или иной степени перекрываются), что заметно облегчает их запоминание. Несмотря на то, что педагогика оперирует гуманитарным, "облегченным" педагогическим знанием, его усвоение – поистине танталов труд, поскольку, согласно нашему анализу, только 10-20 %. семантических полей педагогических понятий (в том числе связанных с педагогическими персоналиями) в силу их разобщенности так или иначе перекрываются. То есть, между педагогическими реалиями существует слабая структурно-логическая связь из-за слабых же межпредметных связей, а также в силу отсутствия интегральной модели образовательных целей, которые определяют средства их достижения, что в совокупности должно формировать образовательную политику общества .

Рис. 3. Три модуса бытия, отраженные в структуре волны

Анализ многочисленных экспериментальных данных касательно развития когнитивно-перцептивных и моторных структур психики человека и животных позволяет сделать вывод о целостном цикле этого развития [Кошелев 2009], который реализует диалектику трех типов отношений:

– сходства,

– последования,

– сосуществования [Сеченов М.И., 2006, с. 252] .

Последние (как это показано на рисунке), соотносятся как с тремя отмеченными выше модусами –

– абсолютным (нейтральность, сосуществование),

– континуальным (метаморфозность, последование),

– дискретным (связность, сходство), так и с функциями правого, левого полушарий головного мозга, их функционального синтеза, а также как с тремя параметрами элементарной частицы (спином, массой, зарядом), так и с тремя фундаментальными видами материи – веществом, полем и физическим вакуумом .

Данные три модуса, в силу единства мира, соотносятся также с тремя законами диалектики (единство и борьба противоположностей, отрицание отрицания, переход количества в качество) .

По сути, данные три модуса реализуют:

1) устойчивое равновесие (абсолютное состояние), методологический уровень всеобщего,

2) метаморфозность (континуальное состояние), методологический уровень особенного,

3) неустойчивое равновесие (дискретное состояние) методологический уровень единичного .

При этом первый модус соотносим:

с Абсолютном, второй (в силу его динамико-полевой сущности) с энергией, а третий (в силу его структурно-вещественной сущности) – с информацией .

Рис. 4. Три аспекта синусоидально-волновой модели реальности

Рассмотренное выше позволяет говорить как о трех типах состояний и сред, как о трех факторах естественной эволюции, так и о трех фазовых состояниях психики:

1) нейтрально-пространственное состояние, реализуемое через наследственность как первоначальную заданность – уравнительная фаза психики,

2) метаморфозно-полевое состояние, реализуемое через изменчивость как динамику изменений – нормальная фаза психики,

3) дискретно-вещественное состояние, реализуемое через естественный отбор в сфере соотношения элементов и структур – парадоксальная фаза психики .

В целом можно говорить как о трех видах логик (линейной, циклической и парадоксальной, то есть о логике доказательства, логике определения и диалектической логике), так и о трех формах влияния/управления, получивших разнообразные проекции в разных сферах освоения человеком действительности .

В медицине это три терапевтические стратегии:

1) медитативно-духовная (принцип нейтрализующей гармонизации),

2) гомеопатическая (лечение подобным – принцип положительной обратной связи),

3) аллопатическая (лечение противным – принцип отрицательной обратной связи) .

В государственном устройстве это три ветви власти:

1) абсолютная – законодательная (утверждающая законы),

2) судебная (положительная обратная связь, реализующая прямое действие законов),

3) исполнительная (отрицательная обратная связь, реализующая обратное действие законов через исполнительные структуры – передаточные механизмы, принципиально искажающие первоначальные законодательные импульсы) .

В сфере религии это Троица (Бог-Отец, Бог-Дух, Бог-Сын), Тримурти (Брахман, Шива, Вишну) .

В целом можно говорить о таких социальных формах влияния и мышления:

1) "эфирно-вакуумная" творческая форма реализации власти/влияния в эталонных общинных социумах, которая соотносится с диалектико-парадоксальной логикой, 2) "полевая" синергетическая форма реализации власти/влияния в примитивных сообществах, которая соотносится с циклической логикой определения, 3) "вещественная" иерархическая форма реализации власти/влияния в современных социумах, которая соотносится с линейной логикой доказательства .

При этом можно говорить как о недостаточности 1) логики доказательства, 2) логики определения, так и 3) об их дополнительном другу по отношению к другу характеру .

(1) Недостаточность логики доказательства иллюстрируется теоремой о неполноте К. Геделя, согласно которой в достаточно богатом формализованном языке есть истинные утверждения, которые принципиально невозможно доказать (или опровергнуть) с помощью средств, формализованных в границах этого языка .

Данная теорема в философском смысле была предвосхищена И. Кантом, который в 77 параграфе "Критики способности суждения" отмечает недостаточность средств формальной логики для постижения органического целого, поскольку в обычной (формальной) логике частное отличается от всеобщего случайными признаками, а в организме эта связь необходима. Данная необходимость влечет за собой и необходимость "другого рассудка", являющегося не дискурсивной, а интуитивной сущностью, организующей связь частей в органическое единство и выступающей божественным рассудком, которому известны прообразы всех вещей .

Таким образом, здесь мы имеем формально-логическое противоречие (апорию), в виде парадоксальности самого логического движения мысли, ибо логика как доказательная сущность покоится на аксиомах логики, обладающих логическим иммунитетом. Именно поэтому полное логическое обоснование всех без исключения положений любой теории невозможно в рамках данной теории, что приводит к тому, что даже вопрос о реальности нашего мира не может быть положительно решенным в рамках материалистической теории, а тезис материалистической теории об объективном существовании внешнего мира принимается ею в качестве очевидной, а не логически доказуемой истины [Бычко, 1969], когда вопрос о реальности нашего мира не является прерогативой чистой теории [Карнап, 1959]. Поэтому вопрос о реальности нашего мира не входит в прерогативу чистой теории (Р. Карнап), что иллюстрируется словами С. Хокинга, который подчеркивает, что "с точки зрения позитивистской философии, однако, невозможно определить, что является реальным" [Хокинг, 2007, с. 68] .

Таким образом, парадоксальность человеческой логики (и традиционной науки, использующей язык этой логики) проявляется и в том, что на уровне теоретического мышления мы не можем ни доказать, ни опровергнуть реальность нашего мира. Как писал В. Гейзенберг, значения всех понятий и слов, которые образуются с помощью взаимодействия между миром и нами самими, не могут быть точно определены, поэтому путем только рационального мышления нельзя прийти к абсолютной истине .

Недостаточность логики доказательства, которая здесь обнаруживается, реализуется в семантических и онтологических парадоксах .

Характер семантических парадоксов можно проиллюстрировать парадоксом Б. Рассела о "Брадобрее", который демонстрирует суть одного из парадоксов математической теории множества, а также и всех иных известных человечеству парадоксов. Парадокс звучит примерно так: деревенский брадобрей имеет право брить только тех жителей деревни, которые сами не бреются. Спрашивается, имеет ли он право брить самого себя?

Если он будет бриться, то есть если он бреется, то он не имеем право брить самого себя и, таким образом, не будет бриться. Но если же он не будет бриться, то он имеет право брить самого себя. Таким образом, брадобрей и будет и не будет одновременно брить самого себя .

Проблему данного парадокса Б. Рассел полагал в том, что здесь присутствует порочный круг. А. Френкель и И. Бар-Хиллел писали, что все антиномии (логические и семантические) имеют общее свойство, которое грубо и нестрого можно определить как самоприменимость, или самоотносимость [Френкель, Бар-Хиллел, 1966, с. 24] .

Таким образом, суть рассмотренного парадокса заключается в том, что жители деревни не имеют право брить, то есть логически определять себя сами, но только брадобрей, нечто внешнее по отношению к ним, может это делать. Однако брадобрей, который определяет жителей деревни, сам житель, и, по условию, не может себя определять. Здесь брадобрей, которого можно уподобить Богу, поставлен в такие условия, когда он и в мире (деревне), и вне его одновременно, когда он абсолютен (вне мира) и одновременно относителен (в мире) .

(2) Недостаточность логики определения состоит в том, что логика определения учит, что определить предмет мы можем, только соотнося его с другими предметами; а эти предметы, в свою очередь, также подвергаются данной логической процедуре. Получается, что в семантический объем предмета входят все предметы нашего мира, Получается, что, говоря о предмете (определяя его), мы, фактически, говорим не о нем, а о других предметах, в логической орбите которого они "вращаются". То есть определить предмет (наш мир) исходя из него самого невозможно. Кроме того, когда мы определяем другие предметы, то все они подвергаются подобной же логической процедуре. Получается, что в логический контекст определяемого предмета входят все без исключения предметы нашего мира, то есть каждый предмет "логически" состоит из всех предметов нашего мира, подобно тому, как писал М. А. Марков, каждая элементарная частица состоит из всех элементарных частиц [Марков, 1976, с. 140] .

В данном контексте можно привести философскую сентенцию: определить что-то, значит ограничить данное что-то, а ограничение – это отрицание (С. Н. Булгаков). Поэтому определять человеком себя как "Я" через предметы внешнего мира – значить ограничивать себя и, в конечном итоге, отрицать себя, ибо определить предмет, значит соотнести его с неким множеством предметов, в орбите которых он вращается, а поэтому отрицать этот предмет во имя утверждения внешнего во отношению к нему множества (класса) предметов, когда определяемый предмет как бы логически вырождается, утрачивает уникальность и определенность, ибо оказывается, что вс, чем он характеризуется, присуще и некоторым другим предметам. Отсюда и сам акт определения человеком своего "Я" через соотнесение его с внешними предметами есть отрицание этого "Я" как нечто уникального Единственно уникальным может быть только Абсолют как нечто неповторимое, запредельное, трансцендентное. Поэтому для того, что бы констатировать уникальность "Я", следует определять "Я" через Абсолют, сравнивая "Я" с Абсолютом .

Однако определить таким образом Абсолют, сравнивая его с нечто внешним по отношению к нему, невозможно. Таким образом, можно говорить о парадоксе определения неопределяемого, который заключается в том, что мы не можем определить неопределяемое, то есть Абсолютное. Но одновременно не можем не определить его. Если мы скажем, что Бог не определяем нами, то мы уже определяем Его через определение "Бога невозможно определить". Как писал Гегель, если мы нечто определяем как предел, то мы уже выходим за данный предел .

Данный парадокс находит свое отражение в психологических аспектах буддизма – в Алмазной сутре, приводятся такие фразы: Или: "Ты должен привести к уничтожению все существа, в действительности, после их уничтожения, ни одно не бывает уничтожено. И по какой причина?" Или: "Украшающий земли Будды, не украшает их, это и называется украшением". Или: "Если сознание пребывает в каком-то предмете, то именно тогда оно не имеет пребывания" [Торчинов, 1986, с. 53-63]. Действительно, если сознание пребывает в каком-то предмете с целью его определения (осознания), то это сознание вынуждено обращаться к другим предметам, с которыми оно сравнивает наш предмет. Именно поэтому сознание не имеет и одновременно имеет пребывание .

Поэтому "когда мы говорим об А как об не-А, то мы говорим об А". Если мы попытаемся определить мир в целом, то мы должны сравнить его с тем, что миром не является, то есть с Ничто. Получается, что мир в целом определяется через Ничто, но Ничто как таковое никак не может быть определено, а поэтом у мир в целом никак не определяется. Потребность во введении парадоксального Ничто в качестве критерия научной доказательности можно проиллюстрировать словами А К. Сухотина, который в книге "Парадоксы науки" писал, что "новая теория, призванная спасти науку от парадокса, сама должна быть парадоксальной" [Сухотин, 1978, с .

14] .

Данные рассуждения выступают объяснительной базой логико-семантических парадоксов современной науки (математической теории множеств), природа которых коренится в попытке соединить несоединимое – часть и целое .

Таким образом, в семантический объем предмета входят все предметы нашего мира, который в субъективном плане выступает картиной мира, которую сформировал человек в процессе жизни. И если картина мира имеет индивидуальные характеристики, то мы не можем встретить двух абсолютно одинаковых картин. В этом заключается вероятностный характер общечеловеческой картины мира. Касательно вероятностной картины мира можно привести рассуждения А.В. Мартынова, [Мартынов, 1990, с. 69-71], который отмечает, что с каждым знаком (словом) вероятностным образом связано множество значений. Можно говорить об априорной функции распределения смысловых значений знака. Все это может быть представлено функцией распределения таким образом, когда по оси абсцисс отложены ранги смысловых значений, установленные по вероятности их появления, по оси ординат – отложены сами вероятности .

Как пишет В. В. Налимов, из вероятностной модели языка следует, что функция распределения, возникающая при чтении фразы, действует как своеобразный остронаправленный фильтр, позволяющий "всякая вещь, чтобы быть, должна отличаться от других вещей; но, отличаясь от них, она тем самым при их помощи получает для себя определение как бы возвращается к себе; а это из неопределенной делает ее определенной" (А.Ф.Лосев, "Самое само") .

"Смысл мира должен лежать вне его" – Л.Витгенштейн ("Логико-философский трактат")

–  –  –

отечественной топологической школы) .

выделить из смыслового поля слова некую совсем узкую область. Здесь дается представление о континуальности мышления, когда мышлению мы приписываем континуальный характер, а языку как системе знаков – дискретный .

Континуально-вероятностный, резонансный характер мышления имеет место в фактах творческого озарения, связанных с выходом за границы логического мышления (в рамках которого имеет место осмысление новых идей). Сами же по себе новые знания, как полагает А.В. Мартынов, составляют основу ноосферы В. И. Вернадского, т.е. континуальные потоки знаний находятся вне человека, но не вне человечества .

При этом, как отмечает В. В. Налимов, механизм такого континуального мышления носит аналоговый характер в отличие от рефлективного логического мышления, поэтому механизм глубинного – аналогового – мышления имеет не столько мозговой, сколько общесоматический характер, когда человек в каком-то глубинном смысле мыслит всем телом .

В связи с этим можно сделать вывод, что такое глубинное, континуально-резонанское, вероятностное мышление есть интуитивное мышление человека, а его немозговой характер говорит о том, что оно является иерархически более высоким уровнем мышления, и интуитивная составляющая каждого человека является одновременно составляющей информационного поля планеты, его ноосферы .

И. П. Шмелев уточняет данный вывод, когда пишет, что каждый творческий принцип пребывает в поле сверхмерности, составляет недискретный сверхмерностный континуум и спонтанно отражается, рефлектирует в мыслеформу (идею, программу, алгоритм), которая предстает как дискретное поле очень высокой мерности – как поле информации дуплекс-сферы. Остается добавить, что физическая структура мозга, как и нейрофизиологические импульсы, не формируют психический акт, не порождают мыслительного движения, а лишь отображают уровень развертывания психического акта, протекающего в иной мерностной области: мозг не мыслит, ибо психический процесс вынесен за пределы этого телесного органа [Шмелев, 1974, 1979] .

В данной связи, как отмечает А. К. Манеев, представляется удивительно глубокой мысль Гераклита о том, что "сила мышления находится вне тела", т. е. что мышление базируется отнюдь не на физиологических отправлениях белковой телесной организации, хотя как информационный процесс, протекающий в организме, связано с функцией мозга – этого наиболее важного блока в системе фазовой перестройки клеточной воды, взаимодействующей с жидкокристаллическим субстратом неспецифических отделов мозга (продолговатого мозга, шишковидной железы), передают информацию в наш биокомпьютер, где осуществляется его расшифровка прежде всего на идеомоторном уровне, а лишь затем на уровне логического осмысления [Манеев, 1980] .

(3) Таким образом, как логика доказательства, так и логика определения выступают недостаточными и контрарными друг по отношения к другу инструментами познания и мышления .

Эта недостаточность компенсируется в объединяющей их диалектической логике, что можно проиллюстрировать на примере дополнительности как корпускулярных и волновых свойств элементарной частицы, так и дополнительности нервно-психической организации мозга: В.Л. Деглин, изучая полушарные особенности отражения окружающего мира, и в частности его пространственные характеристики, пришел к выводу, что оба полушария (выступая функциональным фокусом высшей нервной деятельности) преломляют пространство ошибочным образом, однако эти ошибки имеют прямо противоположный характер, когда для левого полушария характерно расширение пространства, а для правого – приближение отдельных элементов к наблюдателю. То есть левое полушарие стремится дистанцировать человека от окружающей среды, а правое – интегрировать человека в нее. Однако функциональная согласованность полушарий, функциональный "компромисс" между ними приводит, как пишет В. Л. Деглин, к выравниванию пространственной деформации, то есть достигается адекватность восприятия объемного пространства на плоскости сетчатки глаз, когда объемное и плоскостное, являясь геометрическими антагонистами (что демонстрируется дихотомией геометрий Евклида и Н.И. Лобачевского) гармонизируется и приводится к общему сенсорному "знаменателю" [Деглин, 1996] .

Данная ситуация может быть проиллюстрирована и при помощи средств аналитической геометрии. Здесь один и тот же предмет, спроецированный из своего измерения в низшие по отношению к нему измерения, отражается в этих проекциях так, что различные проекции могут противоречить друг другу [Франкл, 1990, с. 49] .

Так, например, если стакан спроецировать из трехмерного пространства на двумерные плоскости, соответствующие его поперечному и продольному сечению, то в одном случае получается круг, а в другом – прямоугольник. Получается, что единое – стакан, и множественное – его проекции, не совпадают, при этом множественно различные сущности оказываются проявлениями единой сущности и по сути являются тождественными формами, однако, эта тождественность наблюдается в более высокой онтологической плоскости .

Таким образом, диалектическая логика (которую в силу ее триадного характера можно назвать и триалетической) актуализацирует феномен Целого, которое реализуется на уровне синхронизации функций полушарий головного мозга человека, правое из которых отражает мир как единое (это – континуально-полевой аспект Вселенной), левое – как множественное (это – дискретно-вещественный аспект Вселенной), а их синтез приводит к возможности освоения парадоксальной природы Целого, в котором совмещаются континуальноликлическое и дискретно-линейное, что и порождает логические парадоксы тогда, когда человек стремится логически интерпретировать Целое. Каждая попытка такой интерпретации приводит к парадоксам, что находит свое воплощение в индийской (буддисткой) логике, где в сфере отношений логических терминов утверждения и отрицания обнаруживаются четыре логически равнозначные альтернативы: либо утверждение; либо отрицание; и то, и другое одновременно; ни то, ни другое. Ю. А. Урманцев использует данную логику для анализа основного вопроса философии, когда можно говорить о четырех альтернативах в плане соотношения категорий субъективного и объективного (материального и идеального). (1) Субъективную реальность как единственно возможную признают солипсисты (йогачары, Брюне, Беркли и др.). (2) Объективную реальность как единственно возможную признают вульгарные материалисты, "научные материалисты", чарваки, Демокрит, Бэкон, Маркс, Энгельс, Ленин и др. (3) Обе эти реальности как несводимые друг к другу, как взаимно паритетные признают дуалисты (саутрантики, картезианцы). (4) Существование обоих реальностей отрицают мадхьямики [Урманцев, 1993] .

Принцип четверых альтернатив иллюстрируется одной из притч о премудром царе Соломоне, повествующей о том, как к нему пришли супруги, каждый из которых жаловался на другого. Выслушав их по отдельности, Соломон отвечал каждому из них: "ты совершенно прав; ты совершено права". Данный ответ вызвал удивление одного из приближенных, который заметил: "о премудрый, как же могут быть одновременно правы мужчина и женщина, говорящие противоположные вещи?" На что Соломон ему ответил: "Да, уважаемый, ты совершенно прав"!

Актуализация Целого реализуется в контексте механизма формирования психологической установки как промежуточно-нейтрального состояния, которое можно проиллюстрировать управляющим состоянием человека, обнаруживаемым в динамике фазовых состояний психики человека, которые фиксируют промежуточное, граничное медитативное состояния между двумя противоположными психическими модусами человека – активным бодрствованием и глубочайшим сном. В этой связи интерес представляет спектральная модель переходов между этими состояниями, разработанная В. Л. Леви в книге "Искусство быть собой" [Леви, 1991, с.

36]:

Рис. 5. Спектр переходов состояний психики

При переходе от состояния возбуждения к состоянию торможения организм пересекает область, в которой он одинаково чувствителен как к сильным, так и слабым раздражителям (уравновешенная фаза), здесь он одинаково открыт ко всем сигналам (раздражителям) внешней и внутренней среды. Именно в данной промежуточной уравновешенной (гипнотической) фазе, думается, и происходит фиксация психологических установок, так как данная фаза баланса процессов возбуждения и торможения оказывается "равнодействующей" по отношению к различным сенсорным модальностям, в результате чего данные модальности формируют условный рефлекс как результат закольцованности нервных связей [Иваницкий, 1999]. Именно благодаря уравновешенной фазе возможен не только условный рефлекс, но и феномен синестезии .

Данное состояние, в котором обнаруживается медитативный альфа-ритм мозговой активности, можно назвать (вслед за В.Л. Леви) состоянием волевого контроля (и самоконтроля, обнаруживающегося в приемах аутогенной тренировки), а также фазой гомеостаза, в которой процессы симпатической и парасимпатической ветвей вегетативной нервной системы, процессы ассимиляции и диссимиляции, возбуждения и торможения, активность правого и левого полушарий уравновешиваются .

Здесь возможно функциональное единство правополушарных функций, первой и второй сигнальной системы, образа и знака, мысли и чувства. Данное медитативное состояние инициируется тогда, когда человек расслабляется и закрывает глаза, при этом направляя свое внимание на телесные ощущения .

Таким образом, психологическая установка формируется в промежуточном состоянии между потребностно-психофизиологическим "напряжением" организма и его расслаблением в результате удовлетворения потребности .

В связи с этим отметим, что развитие человека в онто- и филогенезе обнаруживает движение от правого полушария (в функциональных рамках которого человек слит с внешней средой и лишен "Я" – нечто самодостаточно-автономного) к левому (реализующим волевое усилие и выступающим механизмом рефлексии, сигнализирующей о наличии принципа осознания человеком самого себя), а от него – к полушарному синтезу, в рамках которого парадоксальным образом соединяется конкретное и абстрактное, многозначная правополушарная и однозначная левополушарная стратегии познания. Это приводит к кристаллизации у человека парадоксального (диалектического, творческого) способа познания и освоения мира, а также генерирует медитативное состояние – самый совершенный вид жизнедеятельности: в состоянии медитации наблюдается, как свидетельствуют энцефалографические исследования, функциональная синхронизация полушарий, то есть полушария головного мозга человека выступают единым целым [Murphy, Donovan, 1985;

Davіd-Orme-Johnson, 1977] .

Данный феномен проявляется в постмодернистском тезисе о том, что наш мир отражается и осваивается человеком в виде дуальных дихотомий, однако не сводится к этим дуальностям, в сущностной основе которых находится нечто третье – некая промежуточная и нейтральная по отношению к членам дихотомий граничная сущность, выступающая инициатором бытия, а также выражающая сущность Истины как единства противоположностей, что находит свое выражение в феномене постмодернистского направления в философии (Жак Деррида, Жан-Франсуа Лиотар, Жак Бодрийяр, Ричард Рорти, Пол Фейерабенд, Рудольф Гаше, Одо Марквард и др.) .

В связи с этим ментально-психическое развитие человека в плане полушарных стратегий отражения и освоения мира можно понимать как движение от подсознания к сознанию, а от него – к сверх-сознанию (П.В .

Симонов), Таким образом, человек как мыслящее существо, как микрокосм развивается и совершенствуется от

1) правополушарного психического модуса с его многозначной иррациональной парадоксальноабсурдной стратегией восприятия и постижения реальности к

2) левополушарному модусу, характеризующемуся однозначно-рациональной логикой познания мира, а от нее

3) к полушарному функциональному синтезу, реализуемому в медитативном состоянии, в котором интегрируются иррациональное и рациональное, когда абсурд и логика примиряются в сфере высшего смысла человеческого бытия .

Таким образом, развитие мышления человека реализуется три этапа:

1) на первом мир постигается на основе механизмов традукции (мышления по аналогии),

2) на втором – мир познается на основе механизмов абстрактно-логического мышления – индукции/дедукции;

3) а на третьем – человек восходит к инсайту, интуитивному постижению бытия .

Как видим, развитие мышления идет от

1) правополушарного эмоционально-образного, многозначного (позволяющему психизировать мир, воспринимать его как единое эмоциональное целое) к

2) левополушарному абстрактно-логическому, однозначному, осуществляющемуся по принципу "или – или" и в его крайнем выражении приводящему человека к дискретному шизоидному мировосприятию, расщепляющему, детализирующему, атомизирующему мир на отдельные сущности (что может проявляться, например, в развитии механизма защиты как от распада, так и от слияния: Сабина Шпильрейн доказывает, что некоторые психически больные люди избегают сексуальных взаимоотношений, поскольку в их представлении данные отношения связаны со страхом распада, поскольку в прикосновении к другому страдающие шизофренией боятся утратить собственную целостность, раствориться в свом партнре, поэтому больной шизофренией и формирует бред, в котором отбрасывает факт различия полов и заменяет реальные взаимодействия полов – вымышленными отношениями), а от него к

3) творческому парадоксальному диалектическому мышлению, соединяющему право- и левополушарные стратегии познания мира, что имеет место в состоянии функциональной синхронизации полушарий – медитации, соединяющем противоположные когнитивные модусы – часть и целое, простое и сложное, единое и множественное, причину и следствие .

Мышление как способность человека быть Homo Sapiens формируется, как полагает Б.Ф. Поршнев, в результате процесса "сбивки мотивов" – соединения противоположных психоэмоциональных состояний. Процесс антропогенеза при этом должен базироваться на некой парадоксальной ситуации .

Согласно антропогенетической теории Б.Ф.Поршнева, предки человека на некой развилке своей эволюции, достигнув статуса видовой автотрофности, соединили в одной пространственно-временной плоскости (на одной территории) два принципиально различных биологических вида – хищный и гуманный, которые составили некий двувидовой "сплав", то есть существовали совместно в рамках одного племенного сообщества. Гуманный вид при этом, в некотором смысле, служил пищей для хищного вида (что и реализовывало принцип видовой автотрофности) .

Данное обстоятельство выражало основной механизм формирования самосознания и мышления у гуманного вида – Homo sapiens sapiens. Действие этого механизма заключается в том, что само отношение предка гуманного человека к реальности было, в силу приведенных выше обстоятельств, амбивалентным; и эта двойственность затрагивала наиболее глубинные и витальные основания индивидуального и социального бытия: человек гуманный жил в окружении как гуманных же, так и хищных существ и поэтому воспринимал представителей своего племени как наделенных взаимоисключающими качествами гуманного существа и хищника-суперанимала. От первого сиюминутно можно было ожидать мира и согласия, от второго – смертоносной агрессии .

Данная ситуация обнаружила совмещение двух исключающих принципов – принципа цивилизации как лакуны безопасности и принципа смертельной опасности внешней среды, в которую превращалась внутренняя социальная среда под воздействием "страха перед ближним своим" .

Как отмечает Б.Ф. Поршнев, это и была та самая первая дипластия, тот страшный абсурд ("Я могу быть убит таким же существом, как и Я"!), который привел к первейшему проблеску гоминизации животного, что и стало детонатором взрывоподобного становления человека .

В этой связи можно говорить, что парадокс (абсурд) обнаруживает позитивную ценность для развития человека и общества и выступает одним из ключевых социальных феноменов, реализуя высший смысл человеческого бытия .

В отличии от человека, животные не могут долго существовать в ситуации соединения противоположных психофизиологических состояний, что показал И.П.Павлов, исследовав "экспериментальный невроз животных", который развивался у собак в серии экспериментов по обучению собак отличать круг от эллипса. Когда условия усложняли благодаря демонстрации на экране метаморфоз, связанных с тем, что эллипс и круг постепенно переходили друг в друга и их различение становилось весьма проблемным, то в результате собаки либо впадали в истерику, либо в ступор .

Человек в данной ситуации может, как писал Гегель, оперировать противоречиями и парадоксами, которыми был испещрен протосоциум. Вся последующая онто- и филогенетическая эволюция человека представляла собой процесс деабсурдизации антропоморфной реальности вместе с развитием форм рационального мышления, "выход к свету", репрессию внутривидовой агрессивности, ее смягчение и превращение в элементы культа и культуры, взращивающей религиозное сознание. Последнее постепенно "нащупало" Высшее Существо, которое наделялось не только всеблагими чертами, но и способностью нести страшную несокрушимую кару для человека. При этом именно дипластия выступала условием и механизмом "восприятия" Ничто (Высшего Существа), которое в силу своей нейтральной природы предстает как вседержитель и интегратор всего сущего, как уравнитель и гармонизирующее начало реальности .

В результате в человеке развивалась способность удерживать дипластию, трансформируемую как в особое психофизиологическое состояние, так и в мыслительную деятельность – процесс соединения и дифференциации противоположностей, что требовало наличие сферы идеального (Ничто), в которой разрешаются все и всяческие противоречия, в которой мирно соседствуют несовместимые друг с другом сущности, в которой реализуются акты мышления, обнаруживающие независимость от нейронно-вещественных структур человеческого мозга .

Так, некоторые феномены, связанных с заболеванием мозга, гидроцефалией, указывают на то, что человек мыслит (может мыслить) не мозгом, но полевой формой, когда этот процесс реализуется на континуально-полевом квантово-фотонном фрактально-голограммном уровне Вселенной – на уровне "волнового лингвистического генома" (П.П. Гаряев), а также на уровне всего тела (Г.Б. Двойрин, В. В. Налимов), в сфере архетипов "коллективного бессознательного" (К.Юнг, П.Девис), "хроник акаши", "универсального информационного поля" Земли и Вселенной…, когда мыслительные процессы осуществляются не мозгом, а некими "полевыми" структурами, а мозг и центральная нервная система выполняют при этом как бы функцию коммутатора в процессе мышления, о чем и свидетельствует гидроцефалия – заболевание мозга, при котором он значительно заполнен водой, что приводит к тяжелым, если не сказать больше, последствиям. Однако случаются феномены поистине чудесные .

Коллектив учных-медиков под руководством Лионеля Фйе (Lionel Feuillet), доктора медицины из Средиземноморского университета (Universit de la Mditerrane) поведал об удивительно тяжлом случае гидроцефалии. Диагноз был поставлен совершенно случайно и шокировал врачей. Пациент, однако, даже не догадывался о свом заболевании, и оно не мешало вести ему полноценную жизнь. История началась с того, что 44-летний пациент пришл в больницу с незначительной жалобой на ощущение слабости в ноге. Однако после того как был проведн ряд обследований головного мозга, медики были потрясены. Большая тмная область – это, фактически, пустота в мозге. Компьютерная томография показала, что у пациента в мозге находятся полости огромного размера, заполненные жидкостью, которые, фактически, замещают собой значительную часть вещества мозга. В данном случае речь идт о значительно расширившихся желудочках – полостях в головном мозге .

Внутри желудочков мозга находится цереброспинальная жидкость, предохраняющая мозг от механических повреждений. Если е отток нарушается, то это становится причиной заболевания гидроцефалии (известного также как водянка головного мозга). При этом давление жидкости возрастает, что приводит к увеличению объма желудочков, что сопровождается неврологическими расстройствами, приводящими к разнообразным нарушениям, затрагивающим как мыслительные процессы, так и моторную сферу. Одно из таких нарушений – слабость конечностей, которую и почувствовал вышеупомянутый гражданин .

Интересно, что при многих патологиях, связанных с малой массой головного мозга, значительных нарушений не бывает. Это связано с тем, что при такой массе не происходит существенных изменений структуры мозга. В данном случае масса вещества мозга мала, но структурные деформации просто внушительные. Сам факт, что человек с такой аномалией жив (не говоря уже о неплохом состоянии здоровья), можно назвать чудом. Однако данный случай оказался прямо фантастическим: у пациента мозг "практически отсутствует" .

При гидроцефальном синдроме есть очевидная зависимость: чем больше расширены желудочки, тем сильнее нарушения. Однако эта история удивительна тем, что заметных вторичных патологий в данном случае не обнаружено. Как говорят медики, при такой степени развития заболевания должны значительно страдать умственные способности. Как показали тесты, у отмеченного больного коэффициент общего интеллекта – IQ – равен 75, вербального – 84, невербального – 70. Это действительно не очень большие значения, однако в целом они выше нижней границы нормы, совпадающей, как правило, со значением 70 .

При этом заболевание никоим образом не сказалось на социальной адаптации этого человека: у него есть семья, двое детей, и он занимает должность гражданского служащего. Но ещ более интересно то, что после завершения курса лечения пациент выздоровел, хотя повторные сканирования не показали никакого уменьшения объма полостей мозга. Этот человек проходил лечение от гидроцефалии в возрасте 6 месяцев, а затем повторное – в 14 лет. Однако после этого гидроцефалия продолжала прогрессировать, не нанеся вреда развитию нервной системы (http://gizmodo.ru/2007/07/24/okazyvaetsja_zhit_bez_ mozgovtozhe_ mozhno/) .

Приведенные данные подтверждают мнение Н.П.Бехтеревой (академика РАН и РАМН) о том, что "мысль существует отдельно от мозга, а он только улавливает ее из пространства и считывает". Лауреат Государственных премий СССР профессор, хирург Войно-Ясенецкий (архиепископ Лука), сравнивал мозг с телефонной станцией, которая получает и отправляет сведения .

Академик, заведующий нейрохирургическим отделом РНПЦ неврологии и нейрохирургии, нейрохирург А.Ф. Смеянович за 47 лет практики провел операции на мозге почти у 9000 пациентов: "Самое удивительное, что у сознания нет места в теле, а связь мозга и мысли – вообще тайна дремучая. Владеет ею, вероятно, Творец". Нобелевский лауреат по физиологии и медицине Джон Эклс также полагал, что мозг не генерирует мысли, а лишь воспринимает их из внешнего пространства. Ему вторит славянский гений Никола Тесла: "Мой мозг только приемное устройство. В космическом пространстве существует некое ядро, откуда мы черпаем знания, силы, вдохновение. Я не проник в тайны этого ядра, но знаю, что оно существует" .

ГЛАВА 3. АЛГОРИТМЫ ПРОЦЕССА ПОЗНАНИЯ И ВЛИЯНИЯ

Научное исследование обнаруживает эмпирический (добыча фактов) и теоретический (интерпретация фактов) аспекты (этапы), которые предстают в единстве, ибо теоретическое обобщение не только следует после изучения научных фактов, но, в свою очередь, определяет стратегию и тактику научного поиска, когда связь теоретического и эмпирического реализуется как параллельно идущие пересекающиеся и перетекающие друг во друга процессы .

Чем более общий, универсальный смысл при интерпретации научных фактов благодаря их "абстрагирующей возгонке" (или "сублимации") – диспозиции и взаимной рефлексии – извлекается и кристаллизуется, тем более этот смысл способен соединяться с другими научными и философскими смыслами, формируя общую картину мира. Необходимой характеристикой данной картины, возникшей из соединения разных и часто противоположных фактов, является ее многозначность, многогранность, противоречивость, а значит парадоксальность, выступающая диалектико-творческой сущностью, присущей человеку как мыслящему существу .

Если же данная картина мира не является парадоксальной, если человек лишает свою картину мира той чудесной, чарующей глубины, мистичности и таинственности, о которой писали многие великие умы, то в данной искаженной картине мира отсутствуют некоторые существенные элементы, изгнанные благодаря механизму психологической защиты, лишающей человека творчески-парадоксального мышления – то есть мышления в полном смысле слова, мышления диалектического, объединяющего две несовместимые гносеологические стратегии – право- и левополушарную .

Творчески-парадоксальная картина мира (если таковая кристаллизуется), в свою очередь, определяет мировоззрение человека, которое предстает ценностным вектором его поведения и жизни в целом. Таким образом, научные факты в их смысловом единстве предстают обучающим средством, которое формирует человеческую личность как цель его развития .

Смыслосодержащая функция конкретных научных фактов, реализуемая как их гармоничный синтез, выступает метафизико-метафорично-многозначной категорией, ибо призвана объединять разные, порой противоположные факты воедино, что реализуется на метафизической платформе – на основе абстрактных представлений, несущих большой обобщающий заряд .

Данная обобщающее-метафорическая природа смысла как такового полностью не стыкуется с конкретно-научной природой факта, что делает смысл не вполне научной категорией. Более того, между конкретным фактом и научным смыслом лежит пропасть, делающая переход от факта к смыслу вполне парадоксально-мистической сущностью, поскольку обнаруживает методологический разрыв между двумя несовместимыми аспектами. Разрыв между ними преодолевается именно мистически-синергетическим (бифуркационным) образом, о чем В.Гейзенберг в книге "Физика и философия", писал: разрыв между экспериментальными системами и идеальным (теоретическим) миром может быть преодолен своего рода предельным переходом, где ряд конечных приближений надо мысленно продолжить в бесконечность [Гейзенберг, 1990, с. 376] .

Смысл как процедура обобщения и нахождения умозрительных связей между различными фактами имеет возможность актуализироваться потому, что Вселенная на ее обобщенно-смысловом, фундаментальном – квантово-фотонном – уровне предстает единым целом, то есть целостным нерасторжимым космосом, в котором внутреннее и внешнее, часть и целое, причина и следствие, прошедшее и будущее не дифференцируются, что обнаруживает фрактально-голограммную природу Вселенной, которая как Целое выступает глобальным Смыслом .

Именно парадоксальная – абстрактно-многозначная – природа смысла выступает фундаментальным обучающим ресурсом. При этом трансформация сложной природы научных фактов в парадоксально-упрощенно-обобщенную плоскость смысла реализуется благодаря процедуре упрощения .

Изложение и обоснование той или иной теории как концептуализации той или иной суммы фактов должны быть совместно реализованы на трех диалектическим образом взаимосвязанных уровнях (гносеологических платформах) –

1) философско-религиозно-метафизическом,

2) парадигмально-мифо-метафорическом,

3) конкретно-научно-прикладном (или, соответственно, – всеобщем, особенном, единичном) .

Такая изоморфность проистекает из принципиальной триадности движения, которое как волновой диалектический процесс обнаруживает три три универсальные стадии – 1) зарождение и эскалация (становление), 2) апогей, 3) деградация и умирание .

Конкретно-научно-прикладной уровень предстает эмпирико-фактологической, (единичный) экспериментально-дескриптивной сущностью, а рамках которой добываются и исследуются факты .

Философский (всеобщий) уровень выступает обобщающее-синтетической, метафизической, сущностью, в рамках которой факты обобщаются, и обобщение это, реализуемое как процедура абстрагирования, придает абстракциям сумеречно-парадоксальный, неопределенно-многозначный смысл .

Парадигмально-мифологический (особенный) уровень, реализуя смысл и Истину как "единство противоположностей" (С.Б.Церетели), призван объединять единичный и особенный уровни, то есть уравновешивать факты и абстракции, что делает этот уровень нейтрально-парадоксальным .

При этом, как полагает Н.Н.Александров, данные структурные уровни методологично изоморфны (структурно подобны) структуре движения, когда можно говорить о феномене вложенности циклов:

Смысл – это мысль о цели [Поиски смысла, 2004, с. 20; Павилнис, 1983] .

В. В. Налимов полагает связующим звеном между сознанием и материей (которые, по выражению Д. Бома, являются вложенными друг в друга проекциями более фундаментальной сущности, не являющейся ни материей, ни сознанием в чистом виде) смыслы, выступающие целостными парадоксальными сущностями в триаде "сознание – смысл – материя", а в более общем и ценностноокрашенном виде: ч е л о в е к – с м ы с л – Б о г .

Рис. 6. Соответствие структурного и динамического, по Н.Н.Александрову Рис. 7. Фрактальная вложенность циклов (локального, глобального, метаглобального), которые в силу этой вложенности оказывают усиливающее или ослабляющее взаимное влияние Таким образом, познание человеком самой себя и мира осуществляется благодаря трем магистральным способам постижения бытия человеком, согласно Ю.А.Урманцеву – чувственным (правополушарным), рациональным (левополушарным) и медитативным (которое совмещает познавательные стратегии полушарий головного мозга человека) [Урманцев, 1993], что отвечает как трем типам этических норм П.А. Сорокина – идеациональным (сверхчувственным), чувственным и идеалистическим (синтезом двух последних) [Сорокин, 1992], такие и трем путям познания, согласно Ф.Бекону, который писал о 1) "пути паука" (получение истины из чистого сознания), 2) "пути муравья" (узкий эмпиризм, сбор разъединенных фактов без их концептуального обобщения) и 3) "путь пчелы" (синтез обоих путей, способностей опыта и рассудка, чувственного и рационального) [Бэкон, 1989] .

Три отмечены стратегии познания в системе логико-философских исследований соотносятся с тремя типами знаний – аналитическим (логическим), синтетическим (эмпирическим) и интуитивным (априорным), которые коррелируют с тремя типами логики:

1) логикой доказательства – линейное движение мысли, оперирующее индукцией (движение мысли от частного к общему), дедукцией (движение мысли от общего к частному) и воплощается в дискретно-цифровом типе компьютеров;

2) логикой определения – континуальное движение мысли, которое использует традукцию (мышление по аналогии, когда посылки и вывод несут в себе одинаковую степень общности, то есть когда имеет место движение мысли от единичного к единичному, от общего к общему, от частного к частному ) и воплощается в континуально-аналоговом типе компьютеров. По сути, традукция выступает трансдукцией – термин В. Штерна, который под трансдукцией понимал умозаключение, переходящее от одного частного случая к другому, минуя общее .

3) парадоксально-диалектическая, "нечеткая" логика – целостно-тоталлогическое движение мысли, оперирующее инсайтами (интуициями) и воплощается в квантовом типе компьютеров: речь идет о вычислительном приборе, который использует атомы в качестве процессора и памяти и работает на значительно высших скоростях, чем современные компьютеры; принцип работы квантового компьютера основан на вращении электронов или атомных ядер синхронным образом в противоположных направлениях, что используется в качестве программирующего принципа; уникальность квантового компьютера заключается в том, что вращающиеся частицы обнаруживают эффект суперпозиции – взаимного наложения и возможности вращения в противоположных направлениях одновременно: здесь две противоположных информационных позиции могут существовать одновременно, то есть один квантовый бит может принимать два противоположных значения одновременно, что отвечает такому парадоксальному человеческому свойству, как дипластия (способности "Нет бытия вне сравнения, ибо само бытие есть – сравнение" (О. Мандельштам) "Мысль человеческая может действовать только исходя из наблюдения и сравнения; никаких других точек нет и быть не может" (П. Н. Ткачев). "Почти все афоризмы древних мудрецов раскрывают им мысли, пользуясь сравнениями" (Ф. Бэкон). "Никто не прибегает к аналогии, если можно ясно и просто выразить свою мысль" (А. И. Герцен). "Для нашего сознания только через метафору раскрывается материя" (О. Мандельштам). "Метафора является немыслимой основой мысли, написанной немыслимыми белыми чернилами в книге всех философий" (Ж. Деррида). "Миф есть рассказ, отвечающий на вопросы: почему? и каким образом?" (Г. В. Плеханов). "Миф позволяет внутреннему происходить внешне" (С. Кьеркегор) .

"Уподобление рождает пространные и притом прекрасные идеи" (М. В. Ломоносов). "Душа никогда не мыслит вне образа" (Аристотель) .

"Разум наш видит многое, для чего у нас не хватает словесных обозначений" (Данте Алигьери). "Смешивающий перенос и переплетение непереплетаемого, накладываемое толкованием на толкование, и истолковывание этим толкованием начальной понимаемости дает причудливый узор вспышки смысла, в которой встрясно и буквально за миг можно целостно увидеть всю совокупность множественности и подробную вариативность ее оттенков, нюансов и акцентов. Они меняются, переливаются, переозначиваются и ведут себя так, как если бы зеркало запело отражаемый вид, то есть хотя и необычно, возможно, невозможно необычно" (П.Таранов) .

совмещать в одном мыслительном контексте противоположные и противоречивые феномены), выступающая основным механизмом человеческого мышления, которое оперирует двумя противоположными когнитивными стратегиями, – право- и левополушарной .

Можно констатировать диалектическое единство и взаимозависимость отмеченных типов логик, что иллюстрируется противоречием между:

1) логикой доказательства (которая ориентируется на аналитическое знание) и логикой определения (базирующейся на синтетическом знании), о чем писал В.С.Библер в книге "Мышление как творчество" [Библер, 1975];

2) однозначной классической логикой (в которой реализуется закон исключенного третьего) и неклассическими многозначными нечеткими (трехзначной, вероятностной, модальной и др.) логиками, в которых не действует закон исключенного третьего;

3) процессом логического доказательства (предполагающий аналитическое разворачивание мысли) и его результатом (выражаемом в синтетической мыслительной конструкции) .

Эти противоречия можно проиллюстрировать словами Гегеля, который полагал, что аналитическое положение содержит в себе задачу как уже решенную саму по себе [Гегель, т. 4, с. 30-40], а Л. Витгенштейн утверждал, что в логике процесс и результат эквивалентны, когда доказательство есть только механический способ облегчить распознавание тавталогии там, где она усложнена [Витгенштейн, 1958, с. 83]. Кант трактовал синтетические суждения как расширяющие наши знания, а аналитические – как поясняющие то, что уже имелось, хотя и неявно, в посылках [Кант, т. 3, с. 229–231; т. 2, с. 394]. Рассуждения К. Гемпеля подтверждают это: "так как все математические доказательства опираются исключительно на логические выводы из определенных постулатов, то отсюда следует, что математическая теорема, такая, как теорема Пифагора в геометрии, не утверждает ничего, что является объективно или теоретически новым по сравнению с постулатами, из которых она выведена, хотя ее содержание может быть психологически новым в том смысле, что мы не подозревали того, что оно скрыто содержалось в постулатах". Э.

Мах о геометрических доказательствах писал следующее:

"Но тщательно удаляя из нашего представления все, что попало сюда лишь как прибавка к конструкции, а не через силлогизм, мы не найдем в нашем представлении ничего, кроме одного исходного положения" [см .

Шляхин, 1978, с. 185-187] .

Таким образом, можно говорить о трех/четырех законах/аксиомах логики, о сущности которых, как пишет

М.И. Кондаков, не существует полной договоренности среди философов и логиков:

1. Тождества, в соответствии с которым мысль (суждение, умозаключение), введенная в рассуждение, должна оставаться неизменной и такой, которая однозначно понимается на протяжении всего последующего рассуждения, каким бы длительным оно не было. То есть здесь понятия, которыми оперирует человек в процессе мышления, должны быть тождественными сами себе, поскольку в противном случае логическое мышление невозможно .

2. Исключенного третьего (он распространяется на формальную, а не на содержательную несовместимость), в соответствии с которым из двух высказываний, противоречащих (то есть являющихся несовместимым) друг другу в одно и то же время и в одном и том же отношении одно высказывание является истинным (а одно – ошибочным) .

3. Непротиворечивости, в соответствии с которым не могут быть одновременно истинными мысли, которые взаимно исключают друг друга .

Наконец, закон достаточного основания (как сквозной – эмпирический – закон отвечает четвертому "сквозному", то есть целостному виду логики – эмпирической логике здравого смысла: он как формальнологический закон стал применяться благодаря Лейбницу с ХVIII века, в то время как три предыдущих были вполне четко сформулированы еще Аристотелем, то есть в IV веке до н.э.) – это закон, в соответствии с которым, чтобы считать некоторую мысль истинной или ошибочной, мы должны располагать некоторым строгим доказательством (в частности, эмпирическии, экспериментальными), которое при этом понимается как специальная процедура установления соответствия некоего мнения действительности. В то же время, если в распоряжении наличествует уже выработанное обобщенное (теоретическое) знание, то истинность многих положений можно установить, исходя из их формы и их формальной связи с уже имеющимися обобщенными (теоретическими) знаниями, истинность которых уже так или иначе установлена [Кондаков, 1975] .

Любой предмет, который мы анализируем, как учит логика определения, является трехаспектным, поскольку определить предмет – значит соотнести, сравнить его с другими предметами, в функциональной "орбите" которых он вращается. То есть признаки, свойства предмета (отображенные в предикате мысли) выражаются через другие предметы (классе предметов), с которыми данный предмет соотносится и взаимодействует. Поэтому наш предмет является самим предметом (что выражается в субъекте мысли) плюс множеством предметов, с которыми он соотносится в процедуре определения (которые выражаются в предикате), а также предмет реализует отношения этого предмета с множеством других предметов – то есть предмет выражает границу, которая соотносится со связкой .

В рамках гносеологии можно выделить триаду – трехчленную систему гносеологических принципов современного естествознания: универсализм – индуктивизм – редукционизм (а также дедукция, индукция и традукция, допускающую умозаключения по аналогии) .

Универсализм – такая ориентация, которая предполагает отношение к отдельным объектам или событиям как к представителям классов объектов или событий, что позволяет проводить между ними прямые сравнения [Панфилов, 1971, с. 37]. Он предполагает единые основания для изучения всего многообразия физического мира, что требует принятия постулата об универсальности природы .

Индуктивный метод вырастает из принципа универсализма, который служит основой для оправдания индуктивизма в практике научной деятельности. Считается, что поскольку природа универсальна, поэтому получение знаний о каком-либо классе явлений возможно путем расширения знания об одном объекте (представителя этого класса) на весь класс объектов (эмпирическим обоснованием этой установки выступает экспериментализм, базирующийся на положении: для того, чтобы иметь возможность относительно безошибочно судить о всем классе объектов, необходимо получить совокупность наблюдений объекта, которые повторяются) .

Следствием подобного взгляда на способы получения знания о природе является исследовательская "рефлексия" по отношению к организации физического мира, поскольку она реализуется в гносеологическом принципе редукционизма. Во многом редукционизм оказывается операционной основой исследовательской программы ученого: сведение некой системы к ее более простым составляющим позволяет, как часто считается, лучше понять функционирование самой системы и вместе с тем распространить способ решения конкретной задачи относительно данной системы на решение задачи относительно всего класса таких систем [Плюснин, 1990, с. 4-6]. По мнению Ю. А. Черняка, системный анализ – это средство борьбы со сложностью, средство поиска простого в сложном [Черняк, 1975, с. 51], при этом, как отмечает У. Эшби, теория систем должна строиться на методе упрощения и, в сущности, быть наукой упрощения... в будущем теоретик систем должен стать экспертом по упрощению [Эшби, 1966, с. 177; см. также: Хале, 1965]. Как писал Я. А. Коменский, "истина может быть только единой и простой; ошибка же может иметь тысячу видов" [Коменский, 1982, т. 1, с. 483] .

Такой подход полностью согласуется с представлениями ориентальных мистических учений: как отмечает Шри Ауробиндо, "если бы не было скрытой тождественности, этого тотального единства, которое лежит в основе всего сущего, мы были бы не способны владеть хотя бы каким-то знаниям о мире и о существах" [Сатпрем, 1989, с. 159] .

В. С. Соловьев писал о трех направлениях свободной теософии, или цельного знания: мистицизм, рационализм, эмпиризм, которые отвечают научному, философскому и богословскому знаниям [Соловьев, т. 1, с. 306], то есть опытному, умозрительному и мистическому типам отображения действительности. Их можно сопоставить с тремя стилями мышления [Сачков, 2006]: однозначно-детерминистским, вероятностностатистическим и кибернетическим .

Ч. Пирс разрабатывал три фундаментальных уровня бытия и познания, которые выражается в категориях первичность, вторичность, третичность. На первом уровне встреча играющего творческого духа с действительностью создает потенциальную бесконечность качеств в возможности, идеальных проектов реальности, или чистых форм. Вторичность – это уровень существования вещей, когда свободная игра духа ограничивается сопротивлением действительности, что создает условия для конструирования мира как многогранности индивидуальных объектов и их отношений. Возможные качества приобретают эмпирическое содержание и относительность. Через взаимодействие духа с действительностью проистекет стремление духа к полному и абсолютно гармоничному пониманию мира как целого. Это третий истинный уровень развития и освоения мира – уровень истинной реальности и универсалий .

Следовательно, как видим, вербально-логический (гностический) аспект триадности находит развитие в сфере философской мысли, которая базируется на религиозно-мифологическом основании, о чем писал М.А. Бердяев в своей книге "Философия свободного духа" .

Интересно, что музыкальная конструкция канона (он строится вокруг единой темы) также основывается на триадном принципе, поскольку канон имеет три голоса, три роли, три уровня. Подобным же образом В. Франкл дифференцирует ценности на ценности творчества, переживания и отношения [Франкл, 1990] .

Подобно тому, как мир является триадическим онтологически (вещество + вещество-поле + поле;

время+пространство+движение), он также триадичен и гносеологически (субъект + отношение + объект) .

Так, Б.Т. Лихачев пишет о трех глобальных сферах, с которыми взаимодействует человек: ноосфера (космическая, производственно-экономическая, экологическая); социосфера (система общественных отношений

– производственных, правовых, нравственных и др.); психосфера (сфера разума, рационального регулирования поведения; сфера подсознательных, интуитивных механизмов мышления; сфера бессознательного, эмоционально иррационального регулирования поведения, врожденных механизмов реагирования; сфера спонтанного проявления заложенных природой сущностных сил, дарований, способностей, механизмов приспособления к жизни и др.) [Лихачев, 1992] .

Можно говорить и о трех уровнях исследования языка [Салмина, 1988, с. 17], а именно: 1) синтаксический (отношения знаков друг к другу), 2) семантический (отношения знаков к предметам, которые они означают) и 3) прагматический (отношения знаков к конкретной ситуации, деятельности, человека. Здесь можно отметить и три типа отношений между знаковыми системами: порождения (естественный язык порождает искусственный), гомологии (разные типы корреляции), интерпретации [Салмина, 1988, с. 22] .

Согласно функциональной типологизации языков, которые базируются на субъект-объектном отношении, мы имеем три типы языков – языки номинативного, эргативного и пассивного строя. Тут можно говорить и про три вида функциональной зависимости (интердепенденция, детерминация, констелляция), сформулированных датскими лингвистами [Ельмслев, 1960], которые отвечают трем уже отмеченным видам логических отношений .

Существующие механизмы исторического изменения языков, которые выражаются в процессах слияния (диффузии), расщепления и замещения (аналогового развития), также соотносятся с логическими отношениями .

Слияние отмечается в такой точке развития двух языковых единиц, когда они противоречат друг другу, расщепление – когда одна из единиц управляется другой. Замещение – когда они контрастируют друг с другом .

Можно также говорить о трех аспектах семиотики (семантический, прагматический, синтаксический), а также о трех функциях языка (номинативной, локационной, предикативной). Это и три типа отношений между основными суждениями классической логики (подчинения, контрарности и контрадикторности), как и три этапа развития диалектического противоречия (тождество, различие, противоположности), как и три главные формы логического движения мысли (понятие, суждение, умозаключение), также и три элемента суждения (субъект, предикат, связка) .

Р.Барт в книге "Система Моды. Статьи по семиотике культуры" (2003) пишет о различных семиотических триадах, таких как "стиль-письмо-язык", "образ-знак-дело", а также об оппозиции трех видов сообщения, "трех одежд", соседствующих на страницах модного журнала: 1) одежды-образа (фотографии или рисунка, обладающих лишь ограниченной знаковостью), 2) одежды-описания (текста, комментирующего и эксплицирующего образ) и 3) реальной одежды (вернее, технологических операций, излагаемых в "указаниях для пошива", то есть в практически-транзитивном тексте Моды), что можно соотнести с тремя категориями Жака Лакана: "воображаемое – символическое – реальное" .

М. Фуко в книге "Археология знания" пишет о трех функциях репрезентативных знаков: указывать, классифицировать, изменять [Фуко, 1996] .

Евклид в своих "Началах" в качестве исходных аксиоматических начал – первичных неопределенных терминов – взял понятия "точка", "прямая", "плоскость", что позволило систематизировать совокупность геометрического знания. В новейшее время евклидову аксиоматику развил Д. Гильберт, сделавший исходными терминами кроме точки, прямой и плоскости три дополнительных – "инцидентно", "между" и "конгруэнтно" .

Нужно добавить, что когнитивная грамматика выделяет три базовых структуры (символическую, семантическую и фонологическую), а также три основных типа отношений между компонентами сложной структуры – символизацию, категоризацию и интеграцию. Кроме этого, выделяются три типа знаков – иконические, индексальные и символические .

Все это отвечает и классификации наук Б. М. Кедрова, который в книге "Классификация наук" [Кедров, 1985] писал о трех основных сферах научного знания, воплощенных в природоведении, общественных науках и философии .

Отмеченная триадная дифференциация, которую можно продолжать, позволяет прийти к выводу о наличии трех диалектическим образом взаимосвязанных типов знания и одновременно стратегий их генерации и добычи –

1) художественно-гуманитарного (многозначного),

3) естественно-математического (однозначного) и

3) философско-религиозного (парадоксально-диалектического) .

Проведенный анализ позволяет сделать вывод, что процесс познания может идти тремя путями:

– от (все)общего к конкретному (единичному, частному), а от него к их синтезу (особенному) – это путь философской рефлексии, постепенно облачаемой в одеяния фактов, что позволяет формулировать выводы об особенном (предмете изучения);

– от конкретного к общему, а от него к их синтезу ("от живого созерцания к абстрактному мышлению, а от него к практике" – В.И.Ленин ) – путь обобщения фактов, на основе которого делаются выводы о предмете изучения;

– прямой путь постижения особенного, основанный на интуиции, ясновидении, откровении, который в определенном смысле включает в себя два предыдущие пути .

Понятно, что данные гносеологические стратегии отвечают трехчленной системе познавательных принципов современного естествознания (универсализм – индуктивизм – редукционизм, а также дедукция, индукция и традукция, допускающая умозаключения по аналогии), которые взаимно друг друга потенцируют (то есть усиливают), рефлексируют и переплетаются, не могут существовать друг от друга .

Единство и переплетение отмеченных гносеологических принципов (стратегий) позволяет говорить об их принципиальной изоморфности (одновременной истинности), когда все они оказываются одинаково валидными (но не одинаково эффективными) стратегиями познания, обнаруживая один результат – когда все факты можно свести к одному универсальному факту (факту творения мира и человека Абсолютной Сущностью, например), а все обобщающие мир метафоры (представления) – к единой метафоре об Абсолютной Сущности .

Три типа логик – линейная логика доказательства, циклическая логика определения и целостная парадоксально-диалектическая логика – дают как три типа знаний (линейно-аналитическое, циклосинтетическое и целостно-парадоксальное), так и три онтологические основания бытия .

Знание можно определить как смысл, как единство, как значимую (ценностно-смысловую, упорядоченнозакономерную) корреляцию тех или иных реалий. В целом можно говорить о трех видах знаний .

1. Знание линейно-аналитическое устанавливает линейную связь причин и следствий в цепи изменяющихся (развивающихся, движущихся) явлений и предметов, что дает универсальную онтологическую категорию – время, отвечающее на вопрос почему? Изменение конкретного предмета в причинно-следственной цепи его движения не замыкается рамками самого предмета и в теоретическом пределе требует привлечения всех предметов Вселенной, вплоть до самого "первого" предмета, до самого первого причинного основания .

Таким образом, время в его абсолютном выражении охватывает все предметы и явления бытия, а также требует изначального причинного основания этого бытия – то есть Абсолюта, находящегося за пределами бытия .

Время как взаимодействие предметов и явлений реализуется в рамках универсальных логических позиций (организованных в логическом квадрате) – подчинения, контрарности (и субконтрарности), Платон писал о двух основных разновидностях диалектического метода, в котором обнаруживается движение от общего к частному и наоборот: 1) Это способность, охватив все общим взглядом, возводить к единой идее разрозненные явления, чтобы, определив каждое из них, сделать ясным предмет поучения. 2) Это, наоборот, умение разделить все на виды, на естественные части, стараясь при этом не раздробить ни один член… [Антология мировой философии в 4-х томах. Т. І., с. 388-239]. Подобным же образом и А.Ф.Лосев писал, что Мышление есть в первую очередь различением и отождествлением. Это самый основной, абсолютно первичный исток мышления, то, без чего оно не может начинаться и существовать [Лосев, 1992, с. 144]. Важно отметить, что эти два типа мышления обуславливают друг друга в сфере нечто третьего, поскольку, будучи противоположностями, которые, выраженные в их максимальном виде, переходят друг во друга. Как писал Кузанский, при увеличении радиуса окружности, кривая линия, как часть этой окружности, будет все больше приближаться к касательной прямой к данной окружности. Поэтому кривая превращается в свою противоположность – прямую, когда мы допускаем, что радиус окружности становится бесконечно большим [Кузанский, 1979, т. 1, с. 96, 67]. Подобным же образом, Дж.Бруно отмечал: Разве наименьшее теплое и наименьшее холодное не одно и то же?.. В субстанции, в корне любовь и ненависть, дружба и вражда одно и то же” [Бруно, 1949, с. 290-291] .

Действительно, на вопрос о том, каковой является самая абстрактная категория, разработанная человечеством, ответ один – Абсолют, или Ничто. А самый распространенный факт, наделенный наибольшей конкретикой – это факт нас самих, то есть нашего рождения, появления на свет .

противоречия .

2. Знание цикло-синтетическое о предмете реализует процесс определения этого предмета посредством его соотнесения (сравнения, то есть взаимодействия) с другими предметами, что дает нам универсальную онтологическую категорию – движение, отвечающее на вопрос как? Процесс определения предмета в теоретическом пределе требует привлечения всех предметов Вселенной, каждый из которых включается в процедуру определения, а определение Вселенной, в свою очередь, требует привлечение того, что Вселенной (бытием) не является, то есть Абсолюта .

Движение в его наиболее полном виде реализуется как развитие диалектического противоречия, что обнаруживает три стадии: тождество – различие-противоположность – новое тождество. Можно также говорить и о трех гегелевских стадиях: тезис – антитезис – синтез .

3. Знание целостно-парадоксальное устанавливает связь между любыми предметами и явлениями Вселенной в целом и Вселенной с тем, что ею не является, то есть с Абсолютом. Это дает нам универсальную онтологическую категорию – пространство, отвечающую на вопрос что?

Пространство, в котором существуют предметы и явления, предполагающая всеобщую связь, обнаруживает некое общее универсальное нейтральное потенциальное основание (Единое), в котором в потенциально-возможном виде все существует во всем (ср. с фундаментальным квантово-фотонным основанием Вселенной, а также фрактально-голограммные механизмы ее актуализации). Наличие множества предметов и явлений как актуально-действительных сущностей позволяет предположить процесс расщепления Единого на противоречащие и противоположные друг другу "правый" и "левый" аспекты, которые в их органическом единстве составляют Вселенную как конгломерат различных предметов и явлений .

Три рассмотренные стратегии познания соответствуют синергетический методологии. Как пишет Е.Н. Князева, универсальность методов синергетики в современном научном знании определяется ее междисциплинарностью (кооперация различных дисциплин в объяснении какого-либо явления), полидисциплинарностью (участие в этом процессе одновременно нескольких разных дисциплин) и трансдисциплинарностью (перенос когнитивных схем и моделей из одной области в другую). Данная триадная характеристика синергетики придает ей наддисциплинарный характер, когда выработанный ею метаязык позволяет исследовать эволюцию любых сложных, открытых, нелинейных, диссипативных динамических систем, независимо от их природы [Князева, 2001] .

Анализ общего содержания результатов человеческого познания позволяет сделать вывод о трех базовых философских универсалиях, проистекающих из фундаментальной координации мира, который предстает в виде субъекта (нечто внутреннего, человека), объекта (нечто внешнего, мира) и их отношения (границы между ними) .

Данная триадность базируется на "изначальном" уровне реальности, который можно определить как уровень рефлексии. Все иные уровни являются, по сути, рефлексиями рефлексии. И именно эта изначальная глубинная рефлексия обнаруживает дифференциацию реальности на нечто внутреннее и внешнее и отношение (границу) между ними, что нашло выражение в философской традиции рассматривать мир в ракурсе соотношения человека и мира .

При этом внешнее (мир) воспринимается человеком как нечто движущееся и изменяющееся, ибо в противном случае – в состоянии абсолютного покоя – внешнее не фиксировалось бы человеческим разумом, ибо в покое нет градации, неравновесности, асимметрии, то есть того, что делает объекты различимыми (и существующими) друг для друга. Таким образом, именно движение реализует механизм дифференциации, отличия форм мира одна от другой, поэтому внешнее можно с полным правом сопоставить с движением и назвать таковым .

Граница выступает как отношение внутреннего и внешнего, как связь между ними, которая их отделяет и одновременно соединяет .

Внутреннее же есть сам человек, который воспринимает и понимает себя как нечто внутреннее, находящееся в мире .

Реальность как целостность выступает единством внутреннего и внешнего, субъекта и объекта .

Отметим, что соединение субъекта и объекта, бытия и сознания Дж. Дьюи полагал заданием своей программы реконструкции философии, которая включала попытку борьбы с дуализмом (бифуркацией) природы и духа в онтологии, теории познания, в учении о человеке. Разделение реальности на дух и материю он считал пережитком античного и средневекового спиритуализма. Философ и педагог писал, что выход из данного тупика сможет найти теория опыта: в первобытной интегральности опыта не существует разницы между действием и материалом, субъектом и объектом, он заключает в себе и то, и другое в нераздельной целостности" [Dewey, 1958, р. 8] .

Данные веяния находят преломление в языковой сфере: можно провести сравнение стандартного и нового парадоксального квантового языка, который выражает возвращение к когнитивному состоянию древних языков, но на более высоком уровне развития [Уилсон, 1999, с.

107]:

Таблица 2 Сравнение стандартного и нового парадоксального квантового языка

СТАНДАРТНЫЙ ЯЗЫК ЯЗЫК НЕСТАНДАРТНЫЙ

1. Фотон является волной. 1. Фотон ведет себя как волна, если исследовать его с помощью определенных инструментов .

2. Фотон является частицей. 2. Фотон ведет себя как частица, если исследовать его с помощью определенных инструментов .

3. Джон – вечно неудовлетворен и ворчит. 3. Джон выглядит неудовлетворенным и ворчливым, когда я вижу его в офисе .

4. Трава зеленая 4. Трава воспринимается как зеленая глазами большей части людей .

5. Один человек ударил ножом другого. 5. Мне кажется, я видел, как один человек ударил другого человека ножом .

Известно, что язык тесно связан с мышлением человека и, соответственно, организует и созидает наш социоприродный мир во всем его разнообразии и единстве. Данный вывод подтверждается как гипотезой Сепира-Уорфа о языке как главном конструкторе нашего мира, так и принципом тождества бытия и мышления, находящем свое выражение в концепции универсального семантического пространства Вселенной (В.В. Налимов) [Налимов, 1989; Уорф, 1960] .

Как свидетельствуют труды А.Ф. Лосева и Г.А. Климова, типы логики человеческого мышления отвечают типам языков, в которых реализуются процессы мышления. Так, языки доморфологического строя обеспечивают функционирование самой древней логики – логики абсурда (все во всем – формула А.Ф. Лосева), языки классово-личностного строя соответствуют логике мифа (сущность является отдельным существом), языки органически-активного строя – логике спонтанного действия (демоническая беспринципность), языки эргативные – логике эпоса или фатального действия (обреченность на свободу), языки назывательного строя соответствуют самой распространенной и исторически самой поздней субъект-объектной логике (взаимодействие является конечной причиной вещей) [Лосев, 1982, с. 246-407; Климов, 1983] .

Таким образом, процесс освоения мира человеком в онто- и филогенезе идет параллельно процессу развития языка. Так, в ходе эволюции человеческой цивилизации у человека постепенно развивается способность к абстрактно-логическому мышлению, инициированная процессом разрушения архаичного космоса древних сообществ, усложнением общественной инфраструктуры и нагнетанием атмосферы социальной поляризации, субъект-объектной дихотомии. Абстрактно-логический тип постижения бытия предопределяет развитие субъект-объектного мышления по типу или-или (логический закон исключенного третьего) и разрушение так называемых медиальных форм древних языков, в которых субъект и объект (внутреннее и внешнее) еще не дифференцируются, а человек не противопоставляет себя миру, следуя принципу природосообразности, природному ходу вещей, где нет субъект-объектной раздельности [Павленко, 1993] .

Можно считать доказанным, что все древние языки имели в качестве одной из глагольных форм (реализующих связь бытия и действия в бытии) медиальное состояние, которое в большинстве современных языков практически отсутствует. Здесь мы можем наблюдать активный (Я строю дом) и пассивный (Дом строится мной) состояния, а медиальное состояние (Дом строит самого себя) отсутствует, поскольку формы выражения прямо-обратной активности у нас могут быть закреплены только за живым существом. То есть древние языки отражали состояние единства человека и мира, их гармонию, и потому являются более совершенными, нежели современные языки, которые инициируют состояние раздельности, дихотомию субъекта и объекта (человека и мира) и отражают остановившийся мир, лишая его динамики, подвижности, жизненности .

Следовательно, совершенство древних языков в сравнении с современными заключается в том, что, пользуясь древними языками, человек чувствовал себя неразрывно связанным с миром, то есть был экологическим, естественно-космическим существом – именно тем, к чему нас призывает новая парадигма познания мира, с позиции которой он рассматривается как интегральное целое, что подтверждается изучениям как физической, так и психической реальностей. Так язык Хопи, американского племени, которое изучал Б .

Уорф, состоит не из слов-имен или слов-глаголов, а слов-событий (которые соединяют назывательный и процессуальный аспекты, как это имеет место в квантовой физике, где пространство и время являются целостным нерасторжимым комплексом), и обнаруживают три момента – уверенность, достоверность и представление. Потому Б. Уорф пришел к выводу, что первобытный язык (Хопи) точнее отражал мир, в отличие от индоевропейских языков, которые порождают порочную мысль о мнимой множественности, которая отсутствует в объективной действительности [Уорф, 1960] .

Таким образом, можем говорить о мире в ракурсе единства полярных сущностей, употребляя нестандартный, парадоксальный язык. Это помогает преодолеть слабость аристотелевских идентификационных утверждений в том пункте, что они любому объекту приписывают некоторую внутреннюю вещественную раздельность, расщепленность, которую Макс Штирнер называет призраком. В то время как реальная Вселенная являет собой не только набор сущностей, но и сферу структурных взаимоотношений .

Отмеченное выше помогает понять выражение Г. Бейтсона о том, что процесс мышления в терминах субстанции и дискретных объектов являет собой серьезную когнитивную ошибку, поскольку в жизни мы имеем дело не с объектами, а с их сенсорными трансформациями, когда информация, форма, паттерн является сущностями, лишенными четкой размерности, то есть является такими, которые невозможно точно локализовать во времени и пространстве [Bateson, 1979] .

"Мыслить, – говорил Б. Бланшард, – это означает иметь внутри себя то, что, будучи развито и завершено, отождествлялось бы с объектом" [Blanshard, 1941]. Данный вывод отвечает действительному положению вещей:

в теории научного поиска существует термин "эмпатия", означающий явление персональной аналогии, когда исследователь уподобляет себя той вещи, которую он изучает (например, химик воображает себя движущейся молекулой, а физик – атомом) [Сухотин, 1978, с. 105-108]. При этом исследователь активизирует сферу бессознательного, освобождаясь от сковывающих его схем, готовых методов, установок: для этого следует активизировать эмоционально-образный аспект мышления, что в сфере языка означает активизацию так называемых безличных форм речи ("думается", "мечтается"), что реализует древнейшие формы языка (которые отражали мир более правильно, поскольку в них время и пространство представлялись единым целым) – так называемые медиальные формы ("дом строится", то есть "дом строит сам себя"), которые сейчас практически исчезли: "Стихи не пишутся – Случаются" (А. Вознесенский) .

Таким образом, субъект-объектное единство обнаруживается в сфере логики как языке науки, где констатируется, что между А (утверждением) и не-А (отрицанием) возможно нечто третье [Кондаков, 1975], интегрирующее А и не-А, при этом сама Истина оказывается парадоксальным "единством противоположностей" [Церетели, 1960, 1971; Сорина, Меськов, 1996; Васильев, 1989; Смирнов, 1993; Ишмуратов, Карпенко, 1989], а логика как наука из классической двузначной превращается в трехзначную (многозначную, парадоксальную), что дает основание для постулирования трехзначной культуры и философии [Янков, 1979], а также для закона "исключенного четвертого", которым Г. Рейхенбах заменяет логический закон исключенного третьего .

В связи с этим отметим, что издавна мир балансирует на грани рациональной и иррациональной стратегий познания и освоения действительности, обращающихся вокруг некой центральной точки – третьего пути познания, в которой рациональное и иррациональное, являющиеся, в известном смысле антагонистами, приводятся к гармонии. Можно говорить о некоей общей психофизиологической, логической и мировоззренческой территории, на которой рациональное и иррациональное приходят к единству .

Данный вывод вполне правомерен, так как рациональный путь познания мира базируется на аксиоматической иррациональной основе, которая лежит в фундаменте науки как формы общественного сознания. Л. С. Берг писал, что основной постулат, с которым естествоиспытатель подходит к пониманию природы, заключается в том, что в природе вообще есть смысл, что ее возможно осмыслить и понять, что между законами мышления, с одной стороны, и строем природы, с другой, есть некая предустановленная гармония; и без этого молчаливого допущения невозможно никакое естествознание .

Можно сказать, что современная наука и философия оперируют вероятностными, потенциальновозможными категориями, базирующимися на определенных иррациональных принципах, в которые верят. В науке и философии вера в определенную закономерность полагается в истоках движения мысли, поскольку язык науки – это логика, которая как сущность, вс принципиально доказывающая, сама покоится на аксиомах, имеющих логический иммунитет. С этим обстоятельством связана известная ограниченность логического мышления, поскольку полное логическое обоснование всех без исключения положений любой теории принципиально невозможно. Это иллюстрирует теорема неполноты К. Гделя, которая гласит, что в достаточно богатом формализованном языке есть истинные утверждения, которые принципиально невозможно доказать (или опровергнуть) с помощью средств, формализованных в границах этого языка .

Вот почему сейчас в науке актуальным есть поиск кроме логических и внелогических, иррациональных критериев рационального знания, формирующих основания для концептуализации парадоксального принципа единства мира (который фиксирует квантовая физика, утверждающая, как пишет И. З. Цехмистро, что Вселенная на ее фундаментальном квантовом уровне является единым нерасчленимым комплексом), требующего коренной переоценки научных ценностей, а это в свою очередь предусматривает, прежде всего, интеграцию научнотеоретического и религиозно-мифологического способов познания мира, разработку принципиально новых системных универсалий, формирование новых обобщений, развитие новой неклассической (тоталлистической, холистической, синергетической, нелинейной, постнеклассической) научной парадигмы .

Исследования мира под углом зрения этой новой научной парадигмы И.Пригожина, Р.Шелдрейка, А. Янга, Ф. Чу, Д.Бома, К. Прибрама, Ф. Капры, Ст.Грофа, В. Г. Казначеева, Н.А.Козырева, И. З. Цехмистро, В. В. Кизимы, В.Ю.Татура и др. создают ситуацию, когда западная наука приближается к сдвигу парадигмы, который изменяет наше понятие о реальности и человеческой природе, которая перекидывает мост через брешь между старинной мудростью и современной наукой, примиряет восточную духовность с западным догматизмом .

Среди дисциплин и понятий, внесших свой вклад в это кардинальное изменение мировоззрения, можно назвать квантово-релятивистскую физику, астрофизику, кибернетику, теорию информации и теорию систем, теорию морфического резонанса, пригожинскую теорию диссипативных структур, бомовскую теорию холодвижения, голографическую модель мозга, янговкую теорию процессов, теорию физического вакуума и торсионных полей и др .

Итак, наука определенным образом легетимизирует иррациональный аспект познания и освоения мира, вводя его в сферу научного исследования. С другой стороны, религии как форме общественного сознания, которая ориентируется в основном на иррациональный путь постижения мира (верую, потому что абсурдно, пути Господни неисповедимы…), не чужды рационалистические построения. Как писал епископ Сильвестр, истины веры могут и должны быть предметом живой деятельности разума. Епископ Николай отмечал, что противоположность веры и разума есть видимой частью их отношений, поскольку разумное знание в своей окончательной основе переходит в веру, а вера, в свою очередь, переходит в знание .

Можно сделать вывод, что нарождающаяся новая научная парадигма предполагает соединение рационального и иррационального подходов к познанию мира, каждый из которых как отдельно взятая сущность оказывается неспособным к адекватному отражению мира. Данный вывод иллюстрируется феноменом асимметрии полушарий головного мозга человека. В. Л. Деглин, изучая полушарные особенности отражения окружающего мира, и в частности его пространственные характеристики, пришел к выводу, что оба полушария преломляют пространство ошибочным образом, однако эти ошибки имеют прямо противоположный характер, когда для левого полушария характерно расширение пространства, а для правого – приближение отдельных элементов к наблюдателю. То есть левое полушарие стремится дистанцировать человека от пространства окружающей среды, а правое – интегрировать человека в нее. Однако функциональная согласованность полушарий, компромисс между ними приводит, как пишет В. Л. Деглин, к выравниванию пространственной деформации, то есть достигается адекватность восприятия объемного пространства на плоскости сетчатки глаз, когда объемное и плоскостное, являясь геометрическими антагонистами (что демонстрируется дихотомией геометрий Евклида и Н.И. Лобачевского) гармонизируется и приводится к общему сенсорному и когнитивному знаменателю .

Проведенный анализ позволяет сказатьь, что существуют три способа, или уровня, отражения и освоения человеком действительности:

1) конкретно-чувственный, эмоционально-образный, правополушарный;

2) абстрактно-логический, теоретический, левополушарный,

3) парадоксально-медитативный, сочетающий первые два способа (энцефалографические исследования показывают, что в медитативном состоянии – промежуточном между сном и бодрствованием – полушария мозга, выступающие в обычном состоянии по отношении друг к другу, в известном смысле, функциональными антагонистами, функционально взаимно согласуются), когда в одном индивиде сочетаются две полярные стратегии отражения и освоения дейстительности – художественная и мыслительная. Здесь человек предстает гармонической личностью, характеризующейся балансом противоположностей, а отсюда – колоссальной мощью, ибо, как отмечает П.Вайнцвайг, гармония как баланс противоположностей несет в себе огромное напряжение, а поэтому и колоссальную мощь .

Первый уровень постижения бытия есть уровень художественного миросозерцания, свойственного не только художникам и детям, но и дикарям. С позиции данного уровня мир постигается и осваивается иррациональным образом – многозначно и симультанно, как некое конкретно-чувственное, континуальнополевое целое, отражается прямо, непосредственно, метафорически, наивно, упрощенно и многозначно, в духе полного доверия и открытости, с позиции здесь и теперь, динамически, континуально-непрерывным образом, религиозно-мифологически, сакрально-ритуальным образом (по принципу анимизма и партиципации, согласно Л .

Леви-Брюлю), в русле всеобъемлящей космической симпатии древнегреческих философов, эмпатически, когда человек сливается со средой своего существования, а субъект и объект познания приводятся к единству, обнаруживая принцип альтруизма – идеологию приспособления к миру посредством изменения самого себя. С позиции такого чувственно-художественного восприятия мира вся жизнь человека сакрализуется, утрачивается принципиальное различие между поступками и ритуальными действиями, а мир представляется в виде некой сверхценной сущности .

Второй уровень постижения бытия – уровень мыслительно-рационального миропонимания, свойственный ученому, взрослому человеку, нашему современнику и характеризующийся рационально-прагматическим, опосредованным, инструментально-манипуляционным, однозначным подходом к рассмотрению феноменов действительности. С позиции данного уровня мир отражается и осваивается дискретно-множественным, дискурсивно-концептуальным, схематичным, мертвенным образом как некое дискретно-вещественное множество, отражается непрямо, опосредовано, сложно, в духе скептической рефлексии, закрытости, статичности, научно-теоретически и/или банально-обыденным образом, в русле атомизированного, дробящего все на отдельные элементы анализа, что позволяет человеку выделиться из среды своего существования и кристаллизоваться в изолированную, личностно-индивидуальную сущность, разводящую субъект и объект познания по полюсам, отражающую мир принципиально биполярно-антиномически, обнаруживая принцип эгоизма и возможность приспосабливаться к среде путем ее изменения, путем волеизъявления как способности совершать выбор во множественно-дискретном мире (его философ-интуитивист Н. О. Лосский назвал "психоматерильным царством относительно непроницаемых форм"), который предстает в виде схематичного набора онтологических сущностей, приведенных к выхолощенно-абстрактным формам, познаваемым принципиально опосредовано .

Третий уровень постижения бытия представляет собой парадоксальное единство первых двух уровней, когда мир оказывается столь же однозначным, сколь и многозначным, столь же чувственно выражаемым, сколь и умопостигаемым, столь же единым, сколь и множественный, как абстрактным, так и конкретным, одинаково реальным и нереальным, илюзорным. Словом, здесь мир воспринимается и осваивается парадоксальным образом в духе творческого, просветленно-эвристического миропонимания .

Философский принцип единства мира позволяет нам заключить что, подобно тому, как развитие Вселенной идет от полевого плана (микромира) к вещественному плану (макромиру), а от него – к их синтезу и выходу в область парадоксально-интегрального бытия (жизни) как единства энтропийной и негэнтропийной тенденций развития Вселенной, так и эволюция человека в онто- и филогенезе, как показывает психология, идет от правополушарного психического модуса (у ребенка) к левополушарному (у взрослого), а от него – к их синтезу (у пожилого человека). Здесь обнаруживается состояние функционального синтеза полушарий, когда пожилой человек, обогащенный жизненным опытом, по сути превращается в ребенка с его пластической психикой и непосредственностью восприятия мира В результате человек "становится всем", достигает полноты бытия, согласует свое сознание (левополушарный принципиально дискретно-множественный, абстрактно-логический аспект) с подсознанием (правополушарным принципиально целостно-континуальным, эмоциональным аспектом) .

При этом атомарно-множественный мыслительной строй левого полушария за счет корреляционных процедур приобретает континуальные свойства правого полушария, что дает возможность соединить противоположные стратегии познания и позволяет сознанию получить доступ к подсознанию (согласно Фрейду:

"где было оно, должно стать я"), когда континуальная и дискретная стратегии познания приводятся к единству .

Это приводит к кристаллизации парадоксального (диалектического, творческого) способа познания и освоения мира человеком, а также генерирует медитативное состояние – самый совершенный вид жизнедеятельности человека: в состоянии медитации наблюдается, как свидетельствуют энцефалографические исследования, функциональная синхронизация полушарий, то есть полушария головного мозга человека выступают единым целым [Murphy, Donovan, 1985; Davіd-Orme-Johnson, 1977] .

Приведем таблицу соответствий феноменов человека функциями правого и левого полушария, которая дает богатый материал для процедуры корреляций .

Таблица 3 Таблица соответствий феноменов человека функциям правого и левого полушария

ЛЕВОЕ ПОЛУШАРИЕ ПРАВОЕ ПОЛУШАРИЕ

Сознание Подсознание Восприятие дискретно-вещественного, Восприятие континуально-полевого, волнового, корпускулярного, информационного аспекта мира энергетического аспекта мира Линейная организация реальности Циклическая организация реальности База для рефлексивно-сознательного ("Я") аспекта База для интуитивно- подсознательного (не-"Я") психической активности аспекта психической активности Мужское начало, информация, воля Женское начало, энергия, эмоции Абстрактно-логическое, понятийно-концептуальное, Эмоционально-образное, конкретно-экспрессивное, дискретно-множественное мировосприятие, целостно-синкретическое миропонимание, формирующее однозначный лингвистический и формирующие многозначный лингвистический и мотивационно-смысловой контексты отражения мотивационно-смысловой контексты отражения окружающего мира действительности Восприятие знаково-вербальной, абстрактной Восприятие предметно-образной, конкретной информации информации анти-потребность (воля), намерение потребность, инстинкт Активность, волевые действия, доминантность Пассивность, безволие, гипнобельность Принцип негативной обратной связи Принцип позитивной обратной связи Механизмы целеполагания Механизмы поиска (выбора) способов достижения цели, Моторные асимметрии Сенсорные асимметрии Правое поле зрения, правая часть тела Левое поле зрения, левая часть тела Удаление предмета к наблюдателю Приближение предмета к наблюдателю Холодная цветовая гама Горячая цветовая гама Ритм Мелодия Дискретные геометрические формы Континуальные геометрические формы Нервные процессы торможения, парасимпатический Нервные процессы возбуждения, симпатический отдел отдел вегетативной нервной системы, инертность, вегетативной нервной системы, лабильность, сила слабость нервных процессов нервных процессов Фаза медленного сна Фаза быстрого сна Интравертированность Экстравертированность Рефлексия/анализ Эмпатия/созерцание Информационная регуляция поведения Энергетическая регуляция поведения Вторая сигнальная система Первая сигнальная система Неавтоматическая, интенциальная психическая Автоматическая, спонтанная психическая активность, активность, произвольная сфера психики непроизвольная сфера психики Я, активная жизненная позиция, шизоидность Не-"Я", пассивная жизненная позиция, циклоидность Ригидность, театральность, закрытость в восприятии Спонтанность, искренность, открытость восприятия мира мира Ориентация на будущее с опорой на настоящее Ориентация на прошлое с опорой на настоящее Мужественное, рациональное, аналитическое Женственное, чувственное, эмоциональное Трофотропные функции организма Эрготропные функции организма У П. А. Сорокина три культурно-аксиологических типа общественного строя (чувственный, сверхчувственный (идеоциональный) и промежуточный между ними – идеалистический) отвечают трем психическим модусам человека – право-, левополушарному и центральному, промежуточному; в рамках последнего функции полушарий головного мозга человека синхронизированы .

В целом, отражающие стратегии полушарий головного мозга, благодаря единству мира, проистекают из общей дихотомии материи Вселенной. Материя концептуально дифференцируется на два полярных типа – вещества и поле .

Вещество, имеющие массу покоя и определенную структуру, являясь дискретным множественным образованием, коррелирует с информацией как множественной сущностью, в принципе, отражающейся левым полушарием .

Поле, не имеющие массы покоя и являясь как бы движением в чистом виде, представляет собой целостноконтинуальную сущность, коррелирующую с энергии как мерой движения, отражаемой правым полушарием .

Таким образом, правое полушарие может быть вполне обоснованно названо субстратом энергетической, а левое – информационной регуляции человека во всей цельности его психофизиологических составляющих .

Проведенный анализ позволяет построить схему полярных сущностей бытия, основанной на анализе полушарных стратегий познания мира .

Таблица 4 Базовая схема полярных сущностей бытия

–  –  –

Наш вывод о развитии человека в контексте концепции полушарной асимметрии согласуется с мнением Ю.А. Урманцева о трех типах постижения бытия человеком: чувственном (то есть правополушарном), рациональном (то есть левополушарном) и медитативном. Если развитие человека проходит от чувственной к рациональной, а от нее – к медитативной форме постижения мира и его освоения, то подобным же образом развивается и логика как наука. Здесь мы наблюдаем движение от эмпирической (наглядно-образной, нагляднодейственной дологической правополушарной) логики древних, основывающейся на принципе все во всем к классической дискретной логике. Следует отметить, что именно на этапе древней логики оттачивались аксиомы классической логики. Ленин писал, что практическая деятельность человека миллиарды раз должна была приводить сознание человека к повторению разных логических фигур, дабы эти фигуры могли получить значение аксиом. Как видим, аксиома есть повторяющаяся, синхроническая, циклическая сущность, дающая начало логическому (аналитико-диахроническому, дискурсивному) линейному движению мысли. В свою очередь двузначная классическая логика сменяется трехзначной (многозначной) синтетической логикой, что дает основание и для трехзначной философии и культуры. В синтетической логике больше не действует закон исключенного третьего, как и в индийской логике, где между любыми двумя полярными категориями устанавливаются четыре равновероятных (равноправных) отношения, ни одному из которых здесь не отдается предпочтения. В рамках синтетической логики (в отличие от классической аристотелевской логики) между А и неА наличествует третья возможность. Данную трехзначную логику можно с полным основанием назвать диалектической, которая, по словам Б.Д.Кедрова, оперирует, в отличие от классической логики, изменчивыми, развивающимися, текучими, то есть континуально-симметрическими понятиями .

В целом можно говорить о наличии двух видов знания, признанных логиками – синтетического (иррационального) и аналитического (рационального). Синтетическое знание целостно, синхронично, в то время как аналитическое – линейно-дискурсивно, диахронично .

Философы и логики признают, что в порождающем плане синтетическое знание предшествует аналитическому. Последнее представляет собой процесс разворачивания синтетического знания в форме определенного дискурса, преломляющего ту или иную научную парадигму, выражаемую в сфере той или иной знаково-символической системы. Таким образом, аналитическое разворачивание мысли обнаруживает только то, что в ней находилось в свернутом, синтетическом состоянии .

Исходя из вышесказанного можно говорить о принципиальной методологической изоморфности двух видов знания. Единство двух типов знания, фактически выступающих полярными друг по отношению к другу сущностями, предполагает неизбежность третьего, нейтрально-промежуточного, граничного, цельно-тотального типа знания, в сфере которого два противоположных типа знаний интегрируются. Данная нейтрально-граничная сущность (а попросту – граница), характеризующаяся, как мы показали выше, парадоксальными чертами, имеет множество онтологических проекций .

Третий путь познания как единство синтетического и аналитического (иррационального и рационального) знания выражает парадоксальное состояние единства противоположностей и их борьбы. В сфере третьего пути познания мир оказывается столь же единым (субъект-объектно слитным), сколь и множественным (субъект-объектно раздельным), где члены таких дихотомичеких пар, как простое и сложное, часть и целое, актуальное и потенциальное, причина и следствие, целостная и линейная причинности, существо и его имя, субстанция и функция, внутреннее и внешнее, прошедшее и будущее, чувственное и логическое, начало и принцип, символ и символизируемая реальность, искусственное и естественное, цель и средство, рациональное и иррациональное, сознание и подсознание, динамика и статика, религиозно-мифологическое и научно-теоретичекое, субъективное и объективное, трансцендентное и имманентное, идеальное и материальное, добро и зло, мистическое и аналитическое, сакральное и профаническое, макро- и микрокосмическое... одновременно не дифференцируются и дифференцируются .

Выражение понятия третьего пути познания средствами синтетического знания имеет многозначнорасплывчатый, сумеречный характер. В то время как выражение третьего пути познания средствами аналитического знания требует достаточно однозначной четкой формы. Понятно, что третий путь познания парадоксальным образом интегрирующий синтетическое и аналитическое знания, должен и может быть передан посредством такого языка, который бы унифицировал когнитивные стратегии двух полярных типов знания – стратегии многозначности и однозначности, формируя такое миропонимание, в котором реалии мира рассматриваются как регулирующиеся одновременно двумя типами детерминации – циклическим и линейным .

Существует возможность моделирования “третьего пути познания” средствами аналитического знания посредством использования неклассических (многозначных, модальных и т. д.) логик. Здесь уместно привести одну из таких логик – индийскую, где в сфере отношений логических терминов утверждения и отрицания обнаруживаются четыре логически равнозначные альтернативы: либо утверждение; либо отрицание;

и то, и другое одновременно; ни то, ни другое .

В плане поведенческом четыре альтернативы находят воплощение в четырех равноправных типах поведенческих реакций, первая из которых вытекает из стремления человека приспособиться к миру; вторая – приспособить его к себя; третья совмещает первую и вторую реакции; четвертая – исключает обе эти реакции .

В плане детерминации можно также руководствоваться четырьмя онтологически равнозначными причинными конфигурациями, на равных правах входящими в сферу "третьего пути": классическим линейным детерминизмом, циклопричинностью, причинностью, совмещающей в себе два вида причинности, и, наконец, таким типом причинности, который исключает первый и второй типы .

Обычный человек рассматривает мир сквозь призму линейной причинности, в рамках которой причина предшествует следствию. Такой взгляд на вещи есть воплощение картезианской рациональноинструментальной, директивно-манипуляторной, дискретно-дихотомической парадигмы познания и освоения мира. В рамках циклопричинности причина и следствие, потенциальное и актуальное не дифференцируются (что, кстати, имеет место в современной физике, где потенциально-возможный аспект мироздания выступает его фундаментальной характеристикой), когда причина предстает пред нами как одновременно и следствие .

Концептуальную идеологию данного типа причинности выражает тоталлогия – наука о целостностях (В.В.Кизима). В онтологических рамках третьего типа причинности, совмещающей в себе два вышерассмотренных типа, следствие может рассматриваться как предшествующее причине. Здесь поступок человека не вытекает из некой причины, а определяется будущими следствиями этого же поступка, что встречается в ситуациях, подобно той, когда жизнь наказывает человека за преступления, которые он совершит (или может совершить) в будущем .

Третий путь познания, таким образом, раздвигая бытийные горизонты человека, делает его существом поистине космического масштаба, ибо в лоне третьего пути он постигает и реализует все возможные онтологические, гносеологические, аксиологические и праксеологические варианты самоактулизации .

Три рассмотренные стратегии познания соответствуют синергетический методологии. Как пишет

Е.Н. Князева, универсальность методов синергетики в современном научном знании определяется ее:

– междисциплинарностью (кооперация различных дисциплин в объяснении какого-либо явления),

– полидисциплинарностью (участие в этом процессе одновременно нескольких разных дисциплин) и

– трансдисциплинарностью (перенос когнитивных схем и моделей из одной области в другую) .

Данная триадная характеристика синергетики придает ей наддисциплинарный характер, когда выработанный ею метаязык позволяет исследовать эволюцию любых сложных, открытых, нелинейных, диссипативных динамических систем, независимо от их природы .

В связи с этим рассмотрим ОБЩУЮ ТЕОРИЮ ВЛИЯНИЯ .

Влияние как основной аспект любого взаимодействия – краеугольный феномен реальности, которая в результате перефраза известной сентенции, может пониматься как модус влияния: я влияю (и подвергаюсь влиянию), следовательно я существую .

При этом возникает вопрос, как возможно влияние? Данный вопрос проистекает из непонятного статуса самого влияния: если влияние реализуется принципиально в процессе взаимодействия минимум двух объектов, которые оказывают взаимное влияние друг на друга, то как можно говорить о влиянии одного на другое. Поэтому влиять – значит подвергаться влиянию, а сам процесс влияния выступает обменом взаимодействующих объектов энергоинформационными изменениями, когда влияя друг на друга, объекты изменяются сами. При этом каждое изменение объектов в акте взаимного влияния оказывается зеркально-эквивалентным друг другу (никто ничего не выигрывает и не получает никакой "выгоды") .

С дугой стороны, в процессе такого взаимодействия объекты составляют единое целое. На уровне человека как обладающего сознанием феномен влияния оказывается также проблематичным, поскольку если процесс влияния оказывается обоюдным, то человек перестает быть свободным деятелем, оказывающим влияние, а выступает биологическим роботом, все действия которого входят в глобальное причинноследственное поле бытия, реализующее универсальный детерминизм на всех его уровнях. В этом случает человек лишается свободы и самосознания – двух фундаментальных качеств личности как уникальной самодетерминированной сущности .

Самым важным фактом общей теории влияния можно считать тот, согласно которому управляющий субъект (фактор, элемент), оказывающий воздействие на свое окружение (систему), характеризуется повышенным уровнем разнообразия, а поэтому гибкости, нейтральности (Н. Винер, В.Эшби). Данное обстоятельство находит объяснение в нескольких контекстах .

Во-первых, в системе наиболее гибкий, мобильный управляющий элемент способен взаимодействовать с любым из элементов этой системы, оказывая на него влияние. Данная гибкость управляющего элемента в идеале означает его нейтральность как способность не реагировать на это ответное воздействие, оставаясь в "тени" и не изменяясь в направлении, которые диктует внешняя среда. Человек в качестве такого нейтрального управителя при этом освобождается от плена сиюминутных предпочтений своего окружения .

Во-вторых, главным "учредителем" и "управителем" реальности, ее креативным началом, средством, на основе которого она творится, как утверждает новая постнеклассическая парадигма науки, выступает физический вакуум (эфир), который характеризуется гибкостью, необычайной мобильностью, динамичностью, хаотичностью. Физический вакуум можно считать той глубинной нейтральной средой, на основе которой не только творится сущее, но и реализуется всеобщая связь и координация его элементов и аспектов, а также их развитие, разнообразные метаморфозы и взаимодействие. В этом понимании гибкость управляющего элемента в системе означает то, что он выражает нейтрально-хаотическую природу физического вакуума .

В-третьих, синергетика, наука об открытых нелинейных диссипативных системах, признает, что хаос выступает в качестве "клея", который связывает части в единое целое. Общее "координационное поле" хаоса как сущности принципиально множественной должно быть "обеспечено" неким "нейтральным элементом" как всеобщим координационным началом всего и вся .

С другой стороны, можно утверждать, что данный нейтральный элемент присутствует в хаосе как нечто потенциально-возможное, виртуальное, косвенное, импликативное (подразумеваемое), как непричинный фактор целостности, который экспериментально открыт квантовой физикой .

Рассмотренное выше позволяет говорить как о трех типах состояний и сред, как о трех факторах естественной эволюции, так и о трех фазовых состояниях психики:

1) нейтрально-пространственное состояние, реализуемое через наследственность как первоначальную заданность – уравнительная фаза психики,

2) метаморфозно-полевое состояние, реализуемое через изменчивость как динамику изменений – нормальная фаза психики,

3) дискретно-вещественное состояние, реализуемое через естественный отбор в сфере соотношения элементов и структур – парадоксальная фаза психики .

В целом можно говорить о трех формах влияния/управления, получивших разнообразные проекции в разных сферах освоения человеком действительности .

В медицине это три терапевтические стратегии:

1) медитативно-духовная (принцип нейтрализующей гармонизации),

2) гомеопатическая (лечение подобным – принцип положительной обратной связи),

3) аллопатическая (лечение противным – принцип отрицательной обратной связи) .

В государственном устройстве это три ветви власти:

1) абсолютная – законодательная (утверждающая законы),

2) судебная (положительная обратная связь, реализующая прямое действие законов),

3) исполнительная (отрицательная обратная связь, реализующая обратное действие законов через исполнительные структуры – передаточные механизмы, принципиально искажающие первоначальные законодательные импульсы) .

В сфере религии это Троица (Бог-Отец, Бог-Дух, Бог-Сын), Тримурти (Брахман, Шива, Вишну) .

В целом можно говорить о таких социальных формах влияния:

1) "эфирно-вакуумная" творческая форма реализации власти/влияния в эталонных общинных социумах, 2) "полевая" синергетическая форма реализации власти/влияния в примитивных сообществах, 3) "вещественная" иерархическая форма реализации власти/влияния в современных социумах .

Таким образом, можно говорить о трех фундаментальных космосоциоприродных модусах (состояниях), которые соответствуют трем формам бытия материи (времени, пространству, движению): абсолютное реализует пространство, континуальное – движение, а дискретное – время .

Эти три фундаментальные состояния определяют три формы влияния, как и три вида установок .

Абсолютное (найтральность): психологическая установка как психологическая готовность человека реагировать на что-то. Психологическая установка формируется в условиях единства противоположностей, то есть единства противоположных психических состояний человека .

Континуальное (метаморфозность): социальная установка как эмоциональное отношение человека к чему-то. Социальная установка (аттитюд) формируется в условиях отрицания отрицания, когда наблюдается отрицание одних психических состояний другими .

Дискретное (связность): мировоззренческая установка как ценностное убеждение человека в чем-то .

Мировоззренческая установка формируется в процессе перехода количества в качество, то есть в момент перехода одного психического состояния в другое .

–  –  –

Поясним действие педагогических техник влияния .

1. Если, как учит психологическая наука, ПП активно в состоянии гипнотического транса (в котором, соответственно, подавлена активность ЛП, организующего волевое усилие и активизирующего аналитикокритическое отношение к миру) и при этом активность ПП предполагает повышение эмоционального возбуждения, то психолого-педагогическое действие, вызывающее эмоциональное возбуждение, предполагает оказание суггестивного влияния на человека. Данный вывод можно проиллюстрировать экспериментами, проведенными в Нью-Йорке. Девушки брали интервью у мужчин (в виде псевдосоциологического исследования) и после интервью давали свой телефон мужчинам с тем, чтобы те позвонили и обсудили результаты исследования. Если интервью брали в обычном месте (на улице, вокзале и др.), то звонили около 20-30 % мужчин, но если интервью брали на подвесном мосту, то звонили уже около 80 % мужчин. Данный феномен можно объяснить тем, что на подвесном мосту – довольно необычном и даже опасном месте – человек как правило может испытывать страх, эмоциональное возбуждение. В этом состоянии все объекты воспринимаются человек повышенно эмоциональным образом (позитивные объекты воспринимаются как более позитивные, а негативные – как более негативные). В состоянии данного эмоционального подъема девушки воспринимались мужчинами как более желанные сексуальные объекты. Может быть именно поэтому подобные сооружения часто избираются для любовных свиданий .

Отмеченный феномен находит объяснение в контексте информационной теории эмоций П.В. Симонова [Симонов, 1987], согласно которой любая неопределенная ситуация, а также отсутствие актуальной информации о том или ином значимом для человека событии или объекте реальности приводит к повышению уровня его эмоционального возбуждения, то есть создает психофизиологические предпосылки для эмоционального резонанса, на волнах которого может возникнуть любовное чувство (характеризующееся эмоциональной же возбудимостью), а также может быть проведено и соответствующее внушение .

2. Данное направление предполагает оказание суггестивно-манипуляционного воздействия на ПП при уменьшении активности рационально-критического, аналитико-логического ЛП. Здесь используются информационные сигналы, поступающие к человеку, которые не попадают в сферу восприятия ЛП (в сферу сознания), а поэтому влияющие на его "гипнотическое" ПП. В этой связи можно говорить об эффекте 25 кадра, а также о механизме вставочных предложений, когда в потоке речи (а также и письменного текста) вставляются слова (словосочетания), которые несколько акцентуируются (усиливаются) говорящим, однако данное усиление не замечается слушающим (не попадает в сферу его сознания, не осознается человеком), а поэтому могут выступать в качестве суггестивных формул. В данные смысловой ряд попадают и опыты с речью, подаваемой слушателям в инверсированном виде, метод обучения иностранные языков И. Давыдовой и др .

3. Здесь используется феномен вызванных потенциалов головного мозга, человека, когда внешний ритм (в потоке музыки, речи и др.) может усваиваться по принципу положительной обратной связи человеческим мозгом (вызывая в нем соответствующие электрические колебания – те или иные ритмы мозга, соотносящиеся с теми или иными эмоциональными реакциями), что может вызывать соответствующие эмоциональные состояния, могущие иметь направленное (суггестивно-гипнотическое) влияние. Важно отметить, что на основе этого принципа реализуется один из механизмов психотронного оружия, когда данные суггестивно-гипнотческие ритмы накладываются на электромагнитные волны (при помощи частотной модуляции) и используются с целью облучения тех или иных территорий. Здесь действенными являются также и техники так называемого "недирективного" (непрямого) гипноза, разработанные М.Эриксоном, с помощью которого ("недирективного гипноза") можно активизировать деятельность ПП посредством подстройки к эмоционально-чувственной сфере воспитанника (составляя с ней единое целое) с тем, чтобы потом, изменяя параметры своего эмоционального состояния, влиять на эмоциональное состояние этого воспитанника. К этому же технологическому ряду относятся и техники НЛП, например техника создания "якоря" .

4, 5. Здесь используются перцептивные особенности активности ПП, то есть информация, поступающая человеку, организуется по принципу ПП (она наполняется эмоционально-конкретным содержанием, приводя к эмоциональному всплеску), то есть она целенаправленно воздействует на функции ПП .

6. Здесь используются рекламные трюки, которые организуются таким образом, чтобы "усыпить" деятельность аналитико-критического ЛП (которое, как известно, организовывает волевое усилие), снять психологическую установку, связанную с волевыми реакциями индивида .

7. Поскольку ЛП в своем крайнем проявлении актуализируется как шизоидный "демон противоречия", когда человек все стремится воспринимать аналитико-критическим образом, то для того, чтобы повлиять на него в нужном направлении, следует обращаться к такому человеку с предложением, противоположным желаемому .

Так, например, если нужно, чтобы "шизоидно" ориентированный человек (то есть, человек излишне критичный, привыкший все подвергать аналитической рефлексии) сделал нечто (например, принес воды), то нужно просить его об оказании противоположной услуги ("не неси воды") .

Что касается феномена воли, то она есть выразителем принципа противоречия, или принципа отрицательной обратной связи. Как пишет П. В. Симонов, воля, в отличие от феноменов нашего инерциального мира, где тела от толчка ускоряются, а перед препятствием замедляют свое движение, проявляет неинерциальные свойства (отвечающие принципу отрицательной обратной связи): от толчка она замедляется, а перед препятствием эскалируется. Здесь воля действует от противного: она атрофируется вне препятствий и усиливается при их наличии. Так ведут себя в мнимом неинерциальном мире тела с мнимой массой, подобной корень квадратный из минус единицы” [Симонов, 1974] .

Для того, чтобы проиллюстрировать действие механизма воли, приведем выводы Б. Беттельгейма, проведшего несколько лет в фашистских концлагерях и написавшего книгу Просветленное сердце. Он изучил условия лагерной среды, где происходит быстрая деградация личности: коллективная ответственность за проступки; уничтожение тех, кто как-то выделялся из толпы, что заставляло заключенных сливаться с общей массой; и, что самое главное, – лишение узников самостоятельности, когда каждый самостоятельный шаг наказывался; регламентация до мельчайших деталей лагерной жизни. Автором книги был найден против деградации личности – создание сферы автономного поведения, в которой можно самостоятельно совершать Запретный плод, как известно, всегда сладок. Чем больше педагог критикует ученика, например, говорит ему, что он превратился в отпетого типа, попадает под влияние уличных компаний, тем сильнее порой привлекают ученика эти компании, этот антиидеал. Психологи, занимающиеся организацией природоохранной деятельности, провели однажды эксперимент. Они установили на лужайке с одуванчиками небольшой плакат с надписью "По траве ходить строго воспрещается". До этого, заметьте, никто одуванчики не топтал. Результаты появления плаката не заставили себя ждать. На следующий день одуванчики были вытоптаны. Не стоит ли задуматься о том, сколь часто наши воспитание и пропаганда строятся по формуле "По траве ходить строго воспрещается" [Асмолов, 1989, с. 215] .

поступки и нести за них личную ответственность. Для этого нужно было делать то немногое, что в лагере не запрещалось (но и не заставлялось делать), например, чистить зубы [Bettelheim, 1984]. В данной книге приводится несколько правил манипуляции и деперсонализации человека: Правило 1. Заставь человека заниматься бессмысленной работой. Правило 2. Введи взаимоисключающие правила, нарушения которых неизбежны. Правило 3. Введи коллективную ответственность. Правило 4. Заставь людей поверить в то, что от них ничего не зависит. Правило 5. Заставь людей делать вид, что они ничего не видят и не слышат. Правило 6 .

Заставь людей переступить последнюю внутреннюю черту .

8, 9. Здесь используются перцептивные особенности активности ЛП, то есть учебная информация, поступающая человеку, организуется по принципу ЛП, что приводит к ее целенаправленному воздействию на ЛП .

10-13. Здесь используется механизм полушарной функциональной синхронизации, что позволяет активизировать "нейтральное", "нулевое" состояние, в котором человеку открывается доступ к "кнопке" на "пульте управления" собственным организмом, а также и организмами других людей. Особое внимание тут следует обратить на феномен "второго дыхания", когда человек выполняет физические нагрузки и на определенном этапе истощает свой физический тонус нервных процессов возбуждения, что приводит к тому, что нарастающие процессы торможения начинают уравновешивать процессы возбуждения. Это приводит к аутогипнотическому трансу (в котором, как известно, процессы возбуждения и торможения уравновешены, о чем может свидетельствовать ригидность членов человеческого тела в состоянии гипнотического транса) и человек получает возможность продолжать быть физически активным в этом нейтральном состоянии, в котором в силу его мощных компенсаторных реакций, активны процессы восстановления биологических ресурсов организма .

ФУНДАМЕНТАЛЬНОЙ ЦЕЛЬЮ УПРАВЛЕНИЯ/ВЛИЯНИЯ

выступает свобода как условие реализации сознания .

Поясним данную сентенцию .

В контексте фундаментальной дихотомии "свобода – несвобода" целью развития человека выступает личность как свободная сущность, обладающая самосознанием. При таком понимании свобода выступает высшей ценностью человека как Homo sapiens, ибо вне свободы человек теряет свои родовые качества и превращается в биоробота .

Анализ общего содержания форм общественного сознания (науки, религии, философии и др.) позволяет говорить о трех взаимосвязанных механизмах достижения свободы, которая обретается на путях преодоления человеком детерминизма мира, его причинной обусловленности .

Во-первых, быть свободным от мира – значит быть вне его, пребывать за пределами мира, что достигается благодаря акту трансценденции (выходом сознания человека за пределы бытия), который обнаруживает идентификацию человеческого сознания с неким фактором Х, находящимся на пределами мира и обычно именуемым Абсолютом, или Богом-Отцом, Которого "никто никогда не видел" .

Во-вторых, быть свободным от мира предполагает достижение некой "нейтральной точки", свободной от бытийных дихотомий, в которой не действует принцип "причины-следствия" и в которой противоположности приходят к единству, что отвечает критерию истины С.Б.Церетели ("истина есть единство противоположностей") [Церетели, 1971; Сорина, 1996] .

Единство противоположностей на уровне функциональной согласованности полушарий головного мозга человека, с одной стороны, реализуется как творчески-медитативный процесс: как свидетельствуют энцефалографические исследования, во время демонстрации парапсихологических феноменов имеет место высокая функциональная согласованность в работе правого и левого полушарий головного мозга человека;

кроме того, в состоянии медитации наблюдается функциональная синхронизация полушарий, то есть полушария в психофизическом смысле выступают единым целым [Murphy, 1985, р. 34-40] .

С другой стороны, единство противоположностей реализуется и на уровне логико-семантического освоения действительности человеком, что обнаруживается в явлениях операционной интеграции, языковой дипластии, энантиосемии, парадоксе (двойственности, парадоксальности смыслов [Горелов, 1987, с. 79; Петров, 1982], что проявляется, например, в такой языковой конструкции, как оксиморон, примером чего может служить словосочетания "живой мертвец", "сильная слабость" и др.) – присущему лишь человеческому сознанию психологическому феномену отождествления двух элементов, которые одновременно исключают друг друга, что является продуктивным психологическим механизмом ориентации человека в окружающем мире [Брагина, Доброхотова, 1988, с. 10]. Дипластия находит отражение в ориентальной мудрости: как говорил Лао-цзы, "будь согнутым, и ты останешься прямым. Будь незаполненным, и ты пребудешь полным. Будь изношенным, и ты останешься новым".

Это положение иллюстрируется ориентальной характеристикой "мудрого человека":

"безмолвный, пребывает в недеянии, но всему причастен; невозмутимый, не управляет, а все содержит в порядке. То, что называю "недеянием", означает не опережать хода вещей; то, что называю "всему причастен", это следовать ходу вещей; то, что называю "все содержит в порядке", соблюдать взаимное соответствие вещей" [Литература древнего Востока, 1984, с. 228] .

Данный путь единства противоположностей реализует судьбу Бога-Сына, который соединяет тварную и божественную природы ("нераздельно и неслиянно"), обнаруживая дипластию и достигая статуса сына Бога в процессе жизненной активности благодаря преодолению детерминизма мира: "Я победил мир" (Ин. 16, 33; Мф .

16, 21), или, как сказал Г.С. Сковорода, "мир ловил меня и не поймал" .



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |



Похожие работы:

«Рабочая программа основного общего образования по русскому языку уровень изучения базовый 5А класс 2017 – 2018 учебный год Количество часов в неделю -3, всего за год105 Рабочая программа составлена на основе тре...»

«Оглавление I. Целевой раздел 3 Пояснительная записка 3 Направленность Программы 1.1. 3 Новизна, актуальность, педагогическая целесообразность Программы 1.2. 3 Цель и задачи Программы 1.3. 4 1.4.Отличительные особенности программы 5 1.5.Возрастные и инд...»

«ВЕРЕНИЧ ТАТЬЯНА КОНСТАНТИНОВНА ДЕЭКЗОТИЗАЦИЯ СОВРЕМЕННЫХ ЗАИМСТВОВАНИЙ В РУССКОМ НАУЧНО ЛИНГВИСТИЧЕСКОМ И ОБЫДЕННОМ ЯЗЫКОВОМ СОЗНАНИИ (на материале англицизмов) 10. 02. 01 русский язык Диссертация на соискание ученой степе...»

«Цели и задачи дисциплины (модуля): 1. Задачи курса: дать студенту практическое значение грамматического строя английского языка, необходимое для подготовки учителя средней школы, и выработать прочные навыки грамматики правильной английской речи в её устной и письменной форме....»

«КАНОН О РАСПЯТИИ ГОСПОДНИ И НА ПЛАЧ ПРЕСВЯТЫЯ БОГОРОДИЦЫ Творение Симеона Логофета Песнь 1 Ирмос: Яко по cyxу пешешествовав Израиль по бездне стопами, гонителя фараона видя потопляема, Богу победную песнь поим вопияше. Припев: Слава Тебе,...»

«ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ ЭКСКУРС "УЧЕБНО-ПОЗНАВАТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ" Ibi jacet Iер il s in pipare Вот, где собака зарыта Искалечить мышление легко, а излечить очень трудно . Зубрежка, подкрепляемая бесконечн...»

«ВСЕРОССИЙСКАЯ ОЛИМПИАДА ШКОЛЬНИКОВ ПО ЛИТЕРАТУРЕ. 2017–2018 уч. г. ШКОЛЬНЫЙ ЭТАП. 7 КЛАСС Задания, ответы и критерии оценивания 1. [30 баллов] "ЭХ, КОНИ, КОНИ, ЧТО ЗА КОНИ!." Прочитайте. Однажды, в студёную зимнюю пору Я из лесу вышел; был сильный мороз. Гляжу, поднимается медленно в гору Лошадка, везущая хворосту воз. И шес...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ Руководителям гЛ глс тт л г т и территориальных управлении САМАРСКОЙ ОБЛАСТИ министерства образования и науки СамарСКОЙ области 443099, г. Самара, ул. А. Толстого, 38/16 Телефон:...»

«Анализ работы школьного методического объединения классных руководителей в 2013-2014 учебном году. В 2012-2013 учебном году в ШМО классных руководителей входило 30 педагогов ( классные руководители с 1 по 11 классы) ШМО классных руководителей МАОУ СОШ №1 с. Акъяр работало на...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ филиал федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования "ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" в г. Тобольске Социально-педагогический факультет Кафедра дошкольного и начального обр...»

«ПРАКТИЧЕСКИЕ ЗАНЯТИЯ Тема: Организация работы детского хирургического кабинета. Обезболивание у детей. Цели занятия: Научиться технике местного обезболивания у детей различного возраста. Уче...»

«Муниципальное общеобразовательное бюджетное учреждение средняя общеобразовательная школа с. Яратово МР Баймакский район Республики Башкортостан Ах, этот нагрудник! Автор: Юлдашбаева Гульз...»

«Рабочая программа к курсу по географии "Подготовка к основному государственному экзамену по географии" для 9 класса Составитель: Лощева Д.Ю., первая квалификационная категория, учитель географии МОУ "Средняя общеобразовательна...»

«"Являясь христианами, мы много говорим о том, как быть служителем-лидером, но этим все и заканчивается. Дуэйн Элмер показывает, что это означает для нас в повседневной жизни. Это не еще одна книга с быстрыми и п...»

«ВИТАЛИЙ БИАНКИ ЛЕСНАЯ ГАЗЕТА СКАЗКИ И РАССКАЗЫ Издательство АСТ УДК 821.161.1-3 ББК 84(2Рос=Рус)6-44 Б59 Серийное оформление и дизайн обложки А. Фереза Рисунок на обложке А. Аземши Бианки, Виталий Валентинович. Лесная газета : сказки и рассказы / Виталий Бианки; Б59 худож. А. Аземша. — Москва : Издательс...»

«Муниципальное казённое учреждение дополнительного образования "Детско-юношеская спортивная школа "Импульс", г. Сосенский Козельского района Калужской области 249711 Калужская область, Козельский район, г. Сосенский ул. Машиност...»

«25 УДК 372.851 И. Н. Аллагулова, кандидат педагогических наук ФГКОУ "Оренбургское президентское кадетское училище" E-mail: iron_1979@mail.ru А. М. Аллагулов, доктор педагогических наук, доцент ФГБОУ ВО "Оренбургский государственный педагогический университет" E-mail: art_hist@bk.ru Ментальная арифметика к...»

«ДЕТСКИЙ АЛЬБОМ ДЕТСКИЙ_ АЛЬБОМ СЕРЫЙ ВОЛК И КРАСНАЯ ШАПОЧКА ( НОВОГОДНЕЕ ШОУ В МАСКАХ И КРАСКАХ ) В 3-х частях ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА И ИСПОЛНИТЕЛИ: КРАСНАЯ – народная артистка ШАПОЧКА Татарстана –...»

«Образовательная программа дополнительного образования детей "Баскетбол" Срок реализации 3 года Возраст обучающихся: 12-16 лет Количество часов: 1 год 72 часа 2 год 72 часа 3 год 72 часа Педагог ДО: Тюхтин Василий Викторович Санкт-Петербург Пояснительная записка. Программа “Баскетбол” имеет физкультурно-спортивную направленность, т.е. предполага...»

«ПАСПОРТ ДОПОЛНИТЕЛЬНОЙ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ (ОБЩЕРАЗВИВАЮЩЕЙ) ПРОГРАММЫ Муниципальное бюджетное образовательное учреждение дополнительного образования "Центр детского творчества" Название программы Дополнительная о...»

«Московский городской суд Богородский вал, д.8 107076, г.Москва Гришин Андрей Станиславович Истец: представитель Истца – Именитов Евгений Львович, почтовый адрес: 119146, Москва, а/я 578 /определения суда и иные...»

«Глаза это зеркало человеческой души. И еще говорят, как в воду гля­ дела известные истины, тихо сказала я, глядя то в воду озера Светлояр, то на бездонное утреннее небо. Старалась говорить тихо, мы (паломники) ждали на берегу озера восход солнца.Да, озера это глаза и зеркало матушки земли. Вы задумывались об э...»

«ПОЛОЖЕНИЕ О КОНКУРСЕ НАУЧНОИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ РАБОТ ШКОЛЬНИКОВ МЛАДШИХ И СРЕДНИХ КЛАССОВ "КАЛЕЙДОСКОП НАУКИ" В РАМКАХ ВСЕРОССИЙСКОГО ФЕСТИВАЛЯ НАУКИ Организаторы конкурса Управление образования и молодежной политики МБОУ "Лицей № 15" Факультет ПММ администрации г. Во...»







 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.