WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 


Pages:   || 2 | 3 |

«Р.Н. Бунеев, Е.В. Бунеева, О.В. Чиндилова РУССКИЙ ЯЗЫК и ЛИТЕРАТУРА ЛИТЕРАТУРА класс Часть Базовый уровень Москва УДК 373.167.1:821.161.1 ББК 84 (2 Рос-Рус)я721 Б91 Федеральный ...»

-- [ Страница 1 ] --

Федеральный государственный образовательный стандарт

Образовательная система «Школа 2100»

Р.Н. Бунеев, Е.В. Бунеева, О.В. Чиндилова

РУССКИЙ ЯЗЫК и ЛИТЕРАТУРА

ЛИТЕРАТУРА

класс Часть

Базовый уровень

Москва

УДК 373.167.1:821.161.1

ББК 84 (2 Рос-Рус)я721

Б91

Федеральный государственный образовательный стандарт

Образовательная система «Школа 2100»

Совет координаторов предметных линий Образовательной системы «Школа 2100» – лауреат премии Правительства РФ в области образования за теоретическую разработку основ образовательной системы нового поколения и её практическую реализацию в учебниках На учебник получены положительные заключения по результатам научной экспертизы (заключение РАН от 15.01.2014 № 000356), педагогической экспертизы (заключение РАН от 24.01.2014 № 000357) и общественной экспертизы (заключение НП «Лига образования» от 30.01.2014 № 216) Бунеев, Р.Н .

Б91 Русский язык и литература. Литература. 11 кл. : учеб. для организаций, осуществляющих образовательную деятельность .

Базовый уровень. В 2 ч. Ч. 1 / Р.Н. Бунеев, Е.В. Бунеева, О.В. Чиндилова. – Изд. 2-е, испр. – М. : Баласс, 2015. – 224 с. : ил .

(Образовательная система «Школа 2100») .

ISBN 978-5-906567-06-2 ISBN 978-5-906567-07-9 (ч.1) Учебник «Русский язык и литература. Литература» («Между завтра и вчера. Вечный диалог») предназначен для учащихся 11 класса, изучающих литературу на базовом уровне. Соответствует Федеральному государственному образовательному стандарту среднего общего образования. Является продолжением непрерывного курса литературы и составной частью комплекта учебников развивающей Образовательной системы «Школа 2100». Обеспечивает развитие как предметных умений, так и универсальных учебных действий (познавательных, коммуникативных, регулятивных) обучающихся и подготовку к ЕГЭ .

Может использоваться как учебное пособие .

УДК 373.167.1:821.161.1 ББК 84 (2 Рос-Рус)я721 Данный учебник в целом и никакая его часть не могут быть скопированы без разрешения владельца авторских прав

Условные обозначения:

— произведения для чтения в полном объёме и текстуального изучения. Остальные произведения читаются по выбору учащихся и учителя, изучаются обзорно .

© Бунеев Р.Н., Бунеева Е.В., ISBN 978-5-906567-06-2 Чиндилова О.В., 2011, 2013 ISBN 978-5-906567-07-9 (ч.1) © ООО «Баласс»,2011, 2013 Нашим ученикам, педагогам, родителям Учебник по литературе для 11-го класса «Между завтра и вчера. Вечный диалог» является продолжением учебника для 10-го класса «Между завтра и вчера» и завершает линию учебников из серии «Свободный ум» (авторы – Р.Н. Бунеев, Е.В. Бунеева, О.В. Чиндилова) .

Ориентация на ученика-читателя – главная отличительная особенность всех наших учебников. В них вы не находили и не найдёте пересказов содержания, готовых образцов анализа литературных произведений, вопросов и заданий на воспроизведение сообщаемых в учебниках сведений. Вместо этого для чтения предлагаются фрагменты критических статей, отрывки из дневников, записных книжек и писем писателей, черновые варианты текстов, которые, по нашему убеждению, несут гораздо больше информации, чем обычная учебная статья .

По традиции мы включили в учебники для старшей школы отдельные тексты художественных произведений или фрагменты из них, другие тексты разных стилей, а также варианты комментированного чтения, образцы диалога с автором. Найдёте вы в учебниках и критические материалы, которые, как правило, представлены наиболее яркими, порой противоречивыми вариантами интерпретации произведений. Часть этих материалов известна как «классическая» критика, часть – взята из публикаций последних лет .





Особый подход к отбору и организации содержания, система заданий к читаемым произведениям – вот что также отличает наши учебники по литературе .

В учебниках для 10–11-го классов реализован сквозной для Образовательной системы «Школа 2100» принцип минимакса. Согласно этому принципу содержание учебников не сводится к чтению и изучению только авторов и произведений, определённых государственным стандартом. Расширение круга чтения позволяет реализовать в учебниках личностно ориентированный подход к ученику-читателю, даёт возможность учителю создать свою программу изучения литературы и, что особенно важно, обеспечивает представление о целостности русской литературы. Расширенное содержание учебников может осваиваться в ходе изучения (авторы и произведения, включённые в стандарт), в ходе ознакомления и самостоятельной работы (для этого часть текстов включена в «Приложение») .

Принцип минимакса реализуется и в методическом аппарате учебников. Двухуровневая система заданий, наличие дополнительных материалов дают возможность каждому определить свой максимум – по интересам, способностям, возможностям .

В целом учебники ориентированы на изучение литературы на базовом уровне (в соответствии с действующим государственным образовательным стандартом). Выполнение заданий уровня А в первую очередь обеспечит вам необходимый минимальный уровень литературного образования (в том числе и подготовку к итоговой аттестации). Задания уровня Б рассчитаны на тех, кого заинтересовало прочитанное, и могут быть предложены учащимся профильных классов и групп .

Важно, что характер заданий, их система в целом уже знакомы всем занимающимся по учебникам «Школы 2100» (в том числе по истории, биологии и другим предметам) и могут показаться «непонятными», сложными только в случае нарушения преемственности в литературном образовании .

По-своему мы решаем и такую традиционную задачу литературного образования, как изучение художественного произведения в историко-литературном контексте. Считаем, что школьный учебник по литературе должен не подменять собой пособие по её истории, а помогать читать и истолковывать литературные произведения .

По этой причине мы отказались от организации содержания учебников по хронологическому принципу и выбрали для них иной структурообразующий принцип – проблемно-тематический. Рассматривая творчество того или иного писателя через призму его жизненной философии, мы объединяем имена писателей в первую очередь по принципу близости их нравственных и философских исканий, общности волнующих тем, проблем .

Предлагаемая в учебнике организация материала способствует актуализации русской классики в сознании современного школьника, помогает видеть перспективу развития литературы, в которую каждое поколение писателей вносит свой вклад .

Такой подход учитывает и тот факт, что многие писатели, чьи произведения предлагаются для изучения, не просто хорошо знали друг друга, но и были связаны очень личными, порой противоречивыми и драматичными отношениями. Споры, сближение и расхождение этих людей во многом определили само развитие русской литературы, и поэтому мотив творческих и личных взаимоотношений писателей мы постарались провести через отдельные темы (разделы) учебников .

Подобная организация содержания учебного материала позволяет на практике, а не декларативно показать целостность русской литературы, объединяющими категориями которой выступают такие понятия, как нравственность, духовность, патриотизм, психологизм, историзм, гуманизм, народность и др .

В учебниках мы используем и другие средства, обеспечивающие целостное представление читателей об историко-литературном процессе: новая тема начинается с хронологической ленты времени, на которой обозначены границы жизни конкретного писателя, в каждый раздел включено большое количество документальных исторических материалов, причём не только текстовых, но и иллюстративных .

Документальное начало преобладает в учебниках и при работе с биографией писателя. Биографический материал начинается с краткой хронологической таблицы (для общего представления о жизни и творческом пути писателя) и дан в виде документального ряда (биография в письмах, документах эпохи, дневниках и т.п.). Мы учитывали, что у каждого писателя есть характерная черта, влияющая на его жизненную позицию и отражающаяся в его творчестве. Поиск (или раскрытие) такой черты стал стержнем каждой биографической темы, послужил основанием для включения имени писателя в тот или иной раздел учебника .

Документальные, мемуарные сведения позволяют нам максимально объективно рассказать о писателе, а вам помогут получить общее представление о его личности, воссоздать облик писателя во всей его сложности, а иногда и противоречивости, подготовиться к восприятию текста как проявлению духовной жизни конкретного человека .

Итак, разделы учебника включают имена писателей разных эпох, объединённых общими проблемами, эстетическое и социальное значение которых остро ощущается в наше время .

Разделы учебника состоят из тем «по писателям» (монографических тем), в которые входят следующие блоки:

– биографический;

– чтение текстов;

– критика .

Последовательность блоков внутри каждой темы не означает, что изучение творчества писателя должно идти именно в таком жёстком порядке. Надеемся на творческий подход педагогов, который позволит использовать учебные материалы максимально эффективно. Например, знакомство с судьбой многих писателей вполне уместно соединить с чтением документов, писем, иллюстрирующих отношение к автору критиков того времени .

Предложенная организация учебного материала даёт возможность педагогу, ученику-читателю работать с какой-либо темой в рамках другого раздела .

В учебниках вы найдёте традиционное для старшей школы сочетание монографических тем с обзорами, дающими перспективы развития общества и искусства .

Чаще всего о литературных явлениях, которые стали поворотными в литературном процессе и перешагнули границы своего времени, на страницах учебников размышляет профессор-литературовед Николай Александрович Рождественский, знакомый читателям по курсу литературного чтения для 4-го класса и литературы для 10-го класса .

Появление этого персонажа в учебниках для старшей школы не случайно. С одной стороны, его размышления, по нашему замыслу, могут служить вариантом литературного истолкования, оценки; а с другой – профессор, как частное лицо, имеет право выражать свои мысли и чувства, высказывать порой «особое», субъективное мнение, что может вызвать у наших читателей желание тоже свободно высказаться. К тому же в учебниках вы найдёте вопросы, обсуждение которых позволяет включиться в диалог, главное в котором – умение обосновать свою позицию, опираясь на текст .

Конечно, Н.А. Рождественский – это собирательный образ, который позволил нам обращаться к разным, иногда далёким от общепринятых, критическим и литературоведческим исследованиям. Как правило, ссылки на самые интересные и значимые работы, легшие в основу размышлений профессора, вы найдёте в списке литературы и иных источников, содержащих дополнительную информацию о писателе и его творчестве. Некоторые из материалов изданы давно, часть – в провинциальных издательствах, что-то было напечатано в журналах и газетах. Заметим, что в век интернет-технологий все эти источники доступны для читателей .

Обращаем также ваше внимание на технологичность нашего учебника.

В основе его методического аппарата лежат две ведущие для Образовательной системы «Школа 2100» технологии:

проблемный диалог и технология продуктивного чтения. Последняя предполагает, что учебники обеспечивают работу читателей на всех трёх этапах читательской деятельности: до, во время и после чтения текста .

Мы надеемся, что работа с нашим учебником будет для вас не только полезной, но и интересной .

Уверены, что все мы: авторы, педагоги, ученики-читатели, родители – союзники и единомышленники, признающие непреходящее значение литературы для всех нас .

Убеждены, что со школьной скамьи Человек и Гражданин формируется гуманитарным циклом предметов, первый среди которых – Литература .

Ваши авторы Р.Н. Бунеев, Е.В. Бунеева, О.В. Чиндилова

ВВЕДЕНИЕ

–  –  –

Общий взгляд на проблему диалога культур (литератур) Учебник по литературе для 10-го класса мы закончили разговором о том, что такое диалог с идеальным читателем и что такое диалог двух литературных эпох – Золотого века русской литературы и эпохи смутного пока для исторической вечности века XX .

Учебник по литературе для 11-го класса мы снова начинаем с разговора о диалоге – в первую очередь о диалоге русской и европейской литератур .

В соответствии с теорией русского философа, историка культуры М.М. Бахтина справедливо будет рассматривать этот «межкультурный» диалог как обмен мнениями по основным, главным вопросам бытия, как равноправное общение разных культур, художественных миров, сознаний, воплощённых в литературных текстах .

Бахтин возражал против «узкого понимания диалогизма как спора, полемики», называя последние внешними, наиболее очевидными, но грубыми формами диалогизма. Доверие к чужому слову, поиски глубинного смысла, согласие, наслаивания смысла на смысл, голоса на голос, сочетание многих голосов, дополняющее понимание, выход за пределы понимаемого и т.п. – таким содержанием мы можем вслед за Бахтиным наполнить понятие диалог литератур .

Для подобного диалога важна способность культур «смотреть на себя со стороны», сосуществование в них противоположных мыслей. Развитие культуры (литературы) возможно только при наличии множества противоречий. В русской культуре, например, такими противоречиями философ Н. Бердяев называл, в частности, «искание Бога и воинствующее безбожие; смирение и наглость; рабство и бунт». Этот ряд можно дополнить другими противоречиями отечественной культуры: соединение признаков Запада и Востока; западничество и славянофильство; консерватизм и радикализм и др .

Кроме того, важно понимать, что целостным истоком диалогизма выступает понимание культуры в протяжённости её развития .

В каждой культуре выделяются периоды с характерными для них социальными, политическими, этическими и эстетическими ценностями, устремлениями, в соответствии с которыми меняется характер искусства, его этические концепции, изобразительные средства .

В основе любого исторического периода культуры лежит определённый тип художественного сознания, отражающий сознание человека, а также и социальную психологию времени .

Проникая в художественные тексты и постигая своеобразие художественного сознания эпохи, читатель развивает свою художественно-эстетическую сферу, «присваивает» культуру .

Обратимся к истории нашей отечественной культуры. В ней можно выделить несколько исторических периодов: языческая Русь, Киевская Русь, Русь татарского периода, Московская Русь, императорская Россия, Россия советского и постсоветского периодов. Каждый период тоже можно структурировать. Так, в истории древнерусской литературы Д.С. Лихачёв выделяет семь этапов: литературу монументального историзма (XI в. – нач. XII в.); эпического стиля (период начавшейся феодальной раздробленности: XII в.

– первая четверть XIII в.); лироэпического стиля (период первых десятилетий монголо-татарского ига:

середина XIII в. – середина XIV в.) и т.д .

Далее выделяется литература XVIII века, литература первой половины XIX века, литература второй половины XIX века, литература XX века (до 1917 г.), литература советского периода (1917–1991), литература постсоветского периода. Можно выделить ещё некоторые переходные периоды (такими, в частности, окажутся период реформ Петра I, рубеж XVIII–XIX веков) .

Выделение разных периодов, этапов в рамках определённой культуры позволяет организовать «внутрикультурный» диалог .

В центре такого диалога, как и в «межкультурном» диалоге, – разнообразные представления о модели мира и человека, системе ценностей, своеобразии художественного стиля .

Данный вид диалога позволяет более системно представить культуру (в том числе и литературу) в динамике, развитии, нюансах, особенно – в переходные периоды, когда появляются произведения, вызывающие бурные литературные и общественные дискуссии. Среди подобных произведений XIX в. следует назвать «Грозу» А.Н. Островского, «Отцы и дети» И.С. Тургенева, «Кто виноват?» А.И. Герцена, романы И.А. Гончарова, пьесу «Вишнёвый сад» А.П. Чехова и др. Все они отражают движение культуры в зависимости от изменения, развития общества. Их авторы не просто фиксируют или иллюстрируют те или иные общественно-культурные явления, а проникают, «вживаются» в них, стремясь понять ведущие проблемы, движение общественного и индивидуального сознания. Авторская позиция в таких произведениях настолько неоднозначна, что вызывала яростную критику как справа, так и слева (например, при появлении «Отцов и детей») .

Ещё один вид диалога, значимый для общего разговора о русской литературе и её месте в мировом литературном процессе, – диалог личностей. У каждой личности может быть своя логика, своя точка зрения на мир и человека, своя система ценностей .

Автор, разумеется, имеет свою концепцию жизни, но он не подавляет личность своих героев, хотя и может вступать с ними в диалог, а мы, читатели, в свою очередь можем вступать в диалог с автором. На полифонии голосов, диалоге личностей строятся многие произведения, но в первую очередь это относится к романам Ф.М. Достоевского .

Данный вид диалога всегда связан с общим диалогом литературного произведения, который происходит в социуме, истории, культуре, «малом» или «большом» времени .

И последний значимый для нас вид диалога – внутренний диалог, связанный со способностью человека «присваивать»

различные способы понимания мира, сталкивать в своём сознании разные точки зрения, разные типы логики и мышления .

Можно назвать разные уровни внутреннего диалога, которые будут свидетельствовать о масштабе и развитости личности, но, несомненно, он начинается там, где «я» героя превращается в «Я» и «Ты» .

Так, внутренние диалоги Катерины А.Н. Островского («Гроза») отражают всю драматичность жизни героини, которая больше уже не может существовать в этом нерасчленённом «я». Диалог иного качественного уровня ведут в своём сознании героиидеологи Ф.М. Достоевского, в частности в романе «Преступление и наказание» .

Человек наделён важнейшей способностью воспринимать произведение искусства, обнаруживая ассоциативную связь своей жизни с рядом культурно-исторических обобщений .

Человек культуры как бы живёт в открытом, бесконечном мире. В нём появляется желание «примерить» на себя, «обжить» те или иные художественные миры или эпохи, мыслить их образами и картинами, жить в веках и культурах. Проявляется потребность переживания, созерцания, осмысления, эстетической оценки, интерпретаций произведений искусства. И такое активное, творческое сознание сможет сформироваться лишь в являющемся сутью человеческой истории, непрекращающемся диалоге культур (литератур) .

• О каких видах диалога идёт речь в статье?

• К какому виду диалога можно отнести диалог двух литературных эпох?

• Что такое, по-вашему, диалог с автором через текст?

• К какому из перечисленных видов диалога вы готовы? Подтвердите ответ примерами .

–  –  –

Русская литература – одна из величайших литератур мира. Её влияние на мировой литературный процесс XIX–XX веков несомненно .

Сначала европейцы обратили внимание на Россию из-за её военных побед над шведами. Победа над Наполеоном и ввод русских войск в Париж окончательно показали, что Россия – мощное европейское государство .

И лишь с XIX века Европу начинает по-настоящему интересовать русская культура, и в первую очередь литература. Одна из важнейших причин – глубокое изменение русской литературы под влиянием диалога с европейской литературой и культурой .

После сближения русской литературы с теми моделями, которые представлены в творчестве Шекспира и Мольера, Гёте и Шиллера, немецких, французских, английских романтиков, она стала понятна и интересна европейскому читателю, в то время как её формы, восходящие к древнерусским истокам, могли бы заинтересовать немногих специалистов .

Удивительно, но Шекспир, благодаря замечательным переводам, в чём-то более понятен русским, чем англичанам, для которых ощутимым препятствием становится архаизм языка шекспировской эпохи. Что касается новейшей литературы, здесь действует тот же закон: так, Голсуорси или Роллан были оценены русскими читателями выше, чем своими соотечественниками. Напротив, «Мастер и Маргарита» М.А. Булгакова, «Доктор Живаго» Б.Л. Пастернака, русскоязычные произведения В.В. Набокова, проза В.Т. Шаламова и А.И. Солженицына были раньше и выше оценены на Западе, чем у нас .

Рассмотрим подробнее, как же происходило сближение разных литератур на протяжении двух веков .

Век XVIII

Россия ещё только знакомится с достижениями Европы, Пётр I многое заимствует, в том числе требует от русского общества практики организации общественного производства и социальной организации общества. Это было объективное требование, подкреплённое его волей и решимостью. Сам Пётр Алексеевич инициировал переводы европейской научной и технической литературы, что резко изменило русский язык. Для светской болтовни в обиход русской аристократии вошёл французский язык .

Аристократическая Россия восприняла и полюбила Европу, стала её составляющей .

Во многом учась у европейских писателей XVII–XVIII веков, русские писатели XVIII столетия попали в ситуацию двойной зависимости: от античных памятников словесности, на которые ориентировались представители классицизма, и от самих этих представителей .

После реформ Петра I, «прорубившего окно в Европу», внешне довольно быстро (до конца столетия) установилась синхронизация литературного процесса России и Западной Европы. В трактате В.К. Тредиаковского «Новый и краткий способ к сложению российских стихов» (1735), в «Письме о правилах российского стихотворства» (1739) М.В. Ломоносова, в «Эпистоле о стихотворстве» (1748) А.П. Сумарокова была обоснована силлаботоническая система стихосложения, определены стилистические нормы разных стихотворных жанров, освоены принципы классицизма. Оды Ломоносова вполне выдерживают сравнение с одами Вольтера, а оды Г.Р. Державина даже в большей мере отражают дух новых времён. Классицистические трагедии Сумарокова ничем не уступают трагедиям Готшеда, сатирическая комедия Д.И. Фонвизина «Недоросль» – комедиям Мольера. Повесть Н.М. Карамзина «Бедная Лиза» заставила читателей пролить слёз не меньше, чем книги Ричардсона. В своём «Путешествии из Петербурга в Москву» А.Н. Радищев приблизился к уровню трактатов Руссо .

Век XIX В XIX веке в России сложилось культурное общество по линии писатель–читатель, то есть общество европейского типа .

Это Золотой век русской литературы, её «пушкинский период», время полнокровного диалога культур России и Европы .

Ещё продолжали творить кумиры XVIII века – Державин и Карамзин, а на литературном небосводе засверкала звезда В.А. Жуковского. Его переводы познакомили русскую читающую публику с шедеврами мировой литературы: от «Одиссеи» Гомера до баллад Гёте, Шиллера. Сам же он, переделав сюжет баллады Бюргера «Ленора», создал «Светлану», столь русскую по духу, что именно с Жуковского начинается собственно русский романтизм .

Другой великий современник Пушкина, А.С. Грибоедов, напишет комедию «Горе от ума», сюжет которой лишь в главных чертах напоминает иностранный первоисточник – комедию Мольера «Мизантроп». Но образы Чацкого, Софьи, Молчалина, Фамусова и представителей «фамусовской Москвы» обладают неповторимым русским колоритом. Особенно значим язык комедии, где, по утверждению Пушкина, едва ли не каждая строка могла бы стать пословицей .

С появлением А.С. Пушкина связано формирование новой русской литературы, которой уже не надо догонять Запад. Отдав дань сначала «лёгкой поэзии» в юношеских стихах, а затем романтизму («Руслан и Людмила»), он приступает к такой реформе литературного творчества, которую в это время Запад ещё не знает .

Пушкинская поэзия постепенно лишается выспренности классицизма и экзальтации романтизма, уменьшается роль художественных приёмов, делающих язык поэзии принципиально отличным от прозаической речи. Ярче всего это сказалось в романе в стихах «Евгений Онегин». Подобная реформа стиха на Западе случится лишь после «Цветов зла» Ш. Бодлера .

Реформируя язык прозы, Пушкин стремится достичь противоположного эффекта. Краткость и ёмкость, отточенность фразы в «Пиковой даме», «Повестях Белкина», «Капитанской дочке»

поражают читателя. Позже по этому пути пойдут Флобер и Мопассан. В России же «поэтизация» прозы, соединённая с реалистическим, критическим взглядом на действительность, нашла иное, чем у Пушкина, выражение в произведениях Н.В. Гоголя .

Не случайно Пушкин назвал написанного стихами «Евгения Онегина» «романом», а Гоголь снабдил «Мёртвые души» подзаголовком «поэма» .

Выдающейся заслугой Пушкина следует считать то, что в драматургии поэт обратился к шекспировской (и отчасти мольеровской) традиции европейской литературы, усмотрев в ней наиболее глубокое проявление народности. Благодаря Пушкину, Шекспир и Мольер сыграли в русской культуре ту же историческую роль, какую во французской литературе сыграло обращение к античным образцам .

Поворотным моментом в истории русской литературы является 1830 г., ознаменованный созданием «Маленьких трагедий»

Пушкина. В своей работе над «Маленькими трагедиями» Пушкин пытается соединить две линии в развитии мировой драматургии. Этот путь оказался плодотворным, именно по нему пошёл Гоголь в «Ревизоре», а за ним – все выдающиеся русские драматурги вплоть до Чехова и Горького .

Другим ярким примером установившегося в XIX веке глубокого взаимодействия русских и западноевропейских писателей может стать заочный диалог Пушкина и Мериме .

Внимание русского поэта к творчеству молодого французского писателя проявилось в том, что в «Песни западных славян»

Пушкин включил сразу 11 переводов из «Гюзлы» Мериме .

В свою очередь, Мериме познакомил французских читателей с творчеством Пушкина, им были переведены «Пиковая дама», «Выстрел», «Цыганы», «Гусар», «Анчар», «Пророк», фрагменты из «Евгения Онегина» и «Бориса Годунова». Мериме посвятил поэту большую статью «Александр Пушкин» (1868), в которой он ставит Пушкина выше всех европейских писателей .

История заочного общения Пушкина и Мериме позволяет утверждать, что Франция до начала ХХ века выступала как всемирный культурный посредник. Пройдя через освоение французами, творчество писателей разных стран, включая и Россию, становилось общедоступным. Напротив, даже второстепенные явления французской словесности оказывались в центре внимания европейских читателей .

Постепенный отход от западной традиции мы можем наблюдать с приходом в русскую литературу М.Ю. Лермонтова, который трагическим стихотворением «На смерть поэта» буквально ворвался в русскую поэзию и занял в ней место преемника Пушкина.

Лермонтов сам точно обозначил суть своего отличия от великого английского романтика Байрона:

Нет, я не Байрон, я другой, Ещё неведомый изгнанник, Как он, гонимый миром странник, Но только с русскою душой .

Роман Лермонтова «Герой нашего времени», первый русский реалистический психологический роман в прозе, настолько оригинален, что не имеет аналогов в западной литературе ни по характерам и сюжетам, ни по композиции и языку .

Уже «Песня про купца Калашникова» и «Бородино» Лермонтова продемонстрировали его принципиальное отличие от западной традиции. Лермонтов опирается на традицию русской литературы и фольклора, создаёт русские характеры с подчёркиванием их самобытности, своей, русской логики чувствования и поведения .

Середина века стала для европейской литературы внутренним рубежом стабильной эпохи, а не началом нового периода. В равной степени это относится и к русской литературе. «Записки охотника» И.С. Тургенева, «Бедные люди» Ф.М. Достоевского, поэзия Н.А. Некрасова, комедия А.Н. Островского «Свои люди – сочтёмся» и другие литературные факты указывают на то, что крупнейшие реалисты второй половины века начали свои искания ещё в первой его половине .

Однако на рубеже XIX–XX веков русская литература постепенно начинает доминировать, образцами для подражания становятся И.С. Тургенев, Л.Н. Толстой, Ф.М. Достоевский, А.П. Чехов, затем и М. Горький. В свою очередь, в отечественную культуру полноправно вошли Шекспир и Мольер, Вольтер и Руссо, Гёте и Шиллер, Гофман и Гейне, Байрон и Вальтер Скотт, Гюго и Жорж Санд, Бальзак и Диккенс, Мопассан и Золя, а позже – французские символисты, Метерлинк, Уайльд, Голсуорси, Шоу, Роллан, Т. Манн и другие выдающиеся писатели Европы .

Отечественные шедевры Золотого века оказались в окружении грандиозных европейских достижений, писателей .

• С творчеством кого из упомянутых в статье европейских писателей вы знакомы?

• Какая литература вам ближе – отечественная или зарубежная, классическая (а значит, проверенная временем) или современная? Ответ поясните .

–  –  –

Русская классическая литература обладает устойчивой к различным переменам спецификой, выделяющей её среди других литератур мира .

Конечно, специфична каждая национальная литература, причём специфика эта далека от стереотипов восприятия той или иной нации .

Так, «легкомысленные» французы на уровне своей классической литературы мирового масштаба представлены драматическими героями Стендаля, Бальзака, Гюго, Мериме, Мопассана, Золя .

Наоборот, будто бы чопорные и сдержанные англичане создали литературу, полную искрящегося юмора, иронии, сарказма:

произведения Джонатана Свифта, Бернарда Шоу, Оскара Уайльда, Диккенса, Теккерея, Шекспира, у которого на пять трагедий приходится 22 комедии .

Стереотипно «замуштрованные порядком» немцы дали миру нежнейшую и глубочайшую поэзию Гёте и Гейне .

Русские, судя по анекдотам, не знающие ни в чём меры, внесли в сокровищницу мировой литературы произведения Пушкина, Лермонтова, Толстого, Тургенева, Чехова, Достоевского .

Герои этих произведений с их философскими исканиями и тонкими душевными переживаниями – это интеллигенты мировой классической литературы (недаром само слово «интеллигенция»

вошло в европейские языки из русского языка) .

Большую роль в определении специфики русской литературы сыграли социально-исторические причины. Изначально она возникала с ориентацией на очень узкий круг грамотных людей, оставляя фольклору обслуживание запросов огромного населения России, не допущенного к грамоте. Основной слой грамотных людей составляли деятели церкви и государства, поэтому русской литературе на протяжении многих веков свойственна государственность и духовность, которая в ходе усиления светского начала в культуре преобразовалась в «душевность». Отсюда – особая задушевность произведений русской классики, заставившая иностранцев говорить о «загадочной русской душе» .

Другая причина, повлиявшая на специфику русской литературы, – влияние самых разных культур. Различные культурные веяния не просто смешивались на территории России, а возвращались к истокам, накладывались на культуру, сохранявшую исходные фундаментальные черты. Возможно, это объясняет особый – синтезирующий характер русской литературы, обеспечивающий ей ключевое место во всемирной литературе, которая стала единым целым всего лишь немногим более ста лет назад .

Поэтому свою истинную роль русская литература начала приобретать совсем недавно и её значение в достаточной мере раскроется ещё не скоро, когда она из литературы «срединной»

превратится в литературу «центральную» .

Если в литературе Европы на протяжении многих веков первенствовало эстетическое начало, то в русской литературе изначально первенствовало начало этическое, точнее даже нравственное, поскольку нравственность идёт от души, сердца, не от идеи должного, а от образа должной жизни .

Русская литература сразу же пошла по своему пути. Это ясно видно даже по способу построения сюжета и мотивации героев .

Так, европейская литература отличается стремлением к точности формы, содержание является малосущественным или легко варьируемым. Главное в европейской литературе – сюжет, в котором закладываются все смыслы и все мотивы. Такая литература легко и с увлечением читается, позволяя читателю судить и делать выводы .

Для европейских стран в XIX веке характерно быстрое развитие форм массовой, развлекательной культуры, развиваются жанры приключенческого романа, детектива, мелодрамы и др., ориентированные на привлечение внимания очень широкого круга читателей .

В русской же литературе содержательная сторона произведения была важнее формы. Казалось бы, Пушкин уравновесил нравственное и эстетическое, содержание и форму. Но у Толстого и Достоевского исконный приоритет нравственного начала, содержательной стороны снова ощутим. Характерно, что даже творчество главы европейского эстетизма Уайльда в России воспринимают прежде всего в нравственном аспекте .

Принципиальное изменение ситуации могло произойти в советский период, когда в результате всенародной ликвидации безграмотности огромные массы получили доступ к книгам. Но здесь советские установки на воспитание нового человека высоких моральных принципов (нередко наивно-прямолинейные, но порождённые многовековой русской культурной традицией) сыграли решающую роль: литература сохранила свою нравственную ориентацию .

Современное состояние русской литературы, отмеченное ослаблением нравственного стержня, увлечением формальными экспериментами, бурным развитием жанров массовой культуры (детектива, женского романа и т.д.), очевидно, через определённое время изменится, и в ней снова отчётливо проступят (но уже в обновлённых формах) её фундаментальные черты, сложившиеся за тысячелетнее существование .

Очевидно, и формализм некоторых явлений русского искусства начала ХХ века и советского искусства 1920-х годов, оказавший огромное влияние на западную культуру, у нас оказался недолговечным не только из-за сталинских установок в области культуры, но и из-за того, что они не отвечают природе многовековой русской традиции .

Русская литература рассчитана на более медленное чтение, чем, например, англоязычная или франкоязычная. Это связано в первую очередь (но не только!) с языковыми особенностями. Такое замедление требует от писателей большей насыщенности каждой фразы мыслью, плавности, неторопливости стиля, отсутствия резких скачков в повествовании и слишком острых эмоциональных всплесков при описании чувств героев. В этом одна из причин особого внимания к описанию русской природы, неброской, равнинной, пробуждающей философские размышления над смыслом жизни и бытия .

Существительные, прилагательные, наречия обладают в русском языке невиданным богатством и разнообразием оттенков .

Напротив, довольно бедная система времён глагола рождает такую особенность русской литературы, как тяготение к созданию статичных картин, грандиозных панорам, многофигурных композиций и относительное безразличие к действию, его быстрой смене, характерным для западной литературы. Время предстаёт в русской литературе, как правило, в простых и крупных формах прошедшего, настоящего .

Вместе с тем, очевидно, что нет отдельно европейского (мирового) и отдельно русского литературного процесса. Есть единый процесс формирования пространства человеческого целеполагания. Суть русской литературы в том, что она со временем обозначила совершенно другое пространство целеполагания, для европейского сознания незаметное .

В русской литературе сразу же появляется всё, что есть в европейской: жанр, сюжет, стиль, герой с понятной мотивацией, конфликт, социально определённое решение конфликта. Но, кроме того, есть ещё нечто, что делает всё это несущественной формой, поскольку русский герой не может быть социальным образом определён, мотивация его решений лежит вне социальности, а решение конфликта вообще отсутствует .

Как отмечалось, уже в первых произведениях древнерусской литературы возник «монументальный историзм», где историзм выступает в смысле связи любого частного события, отдельной судьбы человека с судьбой общества, государства. Это качество прошло через все века развития русской литературы. Ей практически чуждо восхищение индивидуалистом и близко стремление человека ощутить свою связь с другими людьми. Нередко это качество связывают с традициями жизни в крестьянской общине, сохранявшимися даже в светском обществе. Карьера, личный успех, обогащение, благополучие и даже личное счастье относятся не к ценностям, а скорее, к антиценностям русской литературы .

В самом общем виде русская литература есть глубокий, зачастую неразрешимый конфликт личности со всеми формами социальности. Естественно, что этот конфликт изначально проявился в форме сатиры (произведения Грибоедова, Радищева, Фонвизина), главным героем которых является русское общество, а социальные типы лишь материализуются в нём. Именно по этой причине комедии мгновенно становились источником многочисленных пословиц и поговорок. Поэтому русский герой неизбежно обречён на гибель или уход в неизвестность. Отсюда трагическая судьба большинства писателей .

Вообще русская литература бьёт все рекорды по количеству мировых проблем на одно произведение. Позаимствовав у Запада саму проблематику, она застыла перед открывшимися ей задачами, пытаясь на художественном уровне решить вопросы, которые Запад пытался решить на философском. Результат – великая философия на Западе (немецкая) и великая литература в России .

Ваш Н.А. Рождественский

• Назовите другие причины (помимо особенностей языка), почему русская литература рассчитана на медленное чтение .

• Что вы понимаете под медленным чтением? Назовите писателей, чьи произведения, на ваш взгляд, требуют именно такого чтения .

• Напишите эссе на тему «Поэт в России больше, чем поэт» .

Литература и иные источники

1. Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики. – М., 1975 .

2. Доманский В.А. Литература и культура. – Томск, 2002 .

3. Григорьев А.Л. Русская литература в зарубежном литературоведении. – Л., 1977 .

4. Жирмунский В.М. Сравнительное литературоведение. Восток и Запад. – Л., 1979 .

5. Луков Вл. А. Русская литература: генезис диалога с европейской культурой. – М., 2006 .

6. Луков Вл. А., Луков Вал. А. Шекспир и проблема взаимоотражения литератур. – М., 2007 .

7. Михальская Н.П. Образ России в английской художественной литературе IX–XIX веков. – М., 2003 .

8. Тер-Минасова С.Г. Язык и межкультурная коммуникация. – М., 2000 .

–  –  –

Россия, русские... Во всём мире тратятся немалые интеллектуальные усилия для того, чтобы понять «загадочную русскую душу», «особый» русский характер .

Одни считают, что в национальном характере нет ничего «таинственного» и вся «тайна» народной души заключается в том, что она русская, а не западная и не восточная. Просто русский народ есть не чисто европейский и не чисто азиатский народ .

Другие вообще высмеивают представления о национальном характере народов. Например, немецкий писатель Генрих Бёлль остроумно назвал подобные представления «беллетристическими предрассудками», где «русские непременно с бородой, одержимые страстями и немного фантазёры; голландцы неуклюжие, и, как дети, наивные; англичане скучные или немного «оксфо рдистые»; французы то чрезмерно чувственные, то невероятно рассудочные; немцы либо целиком поглощены музыкой, либо беспрестанно поглощают кислую капусту; венгры, как правило, безумно страстные, таинственные и накалённые, как нить электрозажигалки» .

Споры не утихают, но пока одни спорят, другие воспевают эту самую «таинственную» и «загадочную» русскую душу:

Загадочная русская душа.. .

Она, предмет восторгов и проклятий, Бывает кулака мужского сжатей, Бетонные препятствия круша .

А то вдруг станет тоньше лепестка, Прозрачнее осенней паутины .

А то летит, как в первый день путины Отчаянная горная река .

Загадочная русская душа.. .

О ней за морем пишутся трактаты, Неистовствуют киноаппараты, За хвост комету ухватить спеша .

Напрасный труд! Пора бы знать давно:

Один Иванушка за хвост жар-птицы Сумел в народной сказке ухватиться .

А вам с ним не тягаться всё равно .

Загадочная русская душа.. .

Сложна, как смена красок при рассветах .

Усилья институтов и разведок Её понять – не стоят ни гроша .

Где воедино запад и восток И где их разделенье и слиянье?

Где северное сходится сиянье И солнечный энергии исток?

Загадочная русская душа.. .

Коль вы друзья, скажу вам по секрету:

Вся тайна в том, что тайны вовсе нету, Открытостью она и хороша .

Тот, кто возвёл неискренность и ложь В ранг добродетелей, понять бессилен, Что прямота всегда мудрей извилин .

Где нет замков – ключей не подберёшь .

И для блуждающих во мгле закатной, Опавших листьев золотом шурша, Пусть навсегда останется загадкой Рассвет в апреле – Русская душа!

(Е. Долматовский, 1963) Более всего на Руси любили и любят человека душевного, сердечного, совестливого. Если «душа всего дороже», то не тело, а совестливое сердце главным образом страдает от зла на земле, желает лучшей жизни. Отсюда и безграничное терпение, почти божественная кротость истинно русского человека, простота и достоинство, спокойное отношение к смерти как предельной форме зла .

С сердечно-созерцательным строем русской души связана и специфическая вера русских. Рассудочное отношение к религии воспринимается ими как поверхностное и мещанское. Даже И. Тургенев, Л. Толстой, А. Чехов и другие писатели, утратившие личностную православную веру, отмечали эту особенность нашего религиозного менталитета .

Итак, согласимся, что понятие «русская душевность» всё-таки существует и известно во всём мире. А значит, предмет для нашего разговора реально существует .

Сначала уточним, что о народной душе, русском характере говорят отечественные философы .

И. Ильин как первичную душевную силу русского народа назвал «созерцание сердцем»: «Русская же душа, прежде всего, есть дитя чувства и созерцания. …Русская культура построена на чувстве и сердце, на созерцании, на свободе совести и свободе молитвы. Это они являются первичными силами и установками русской души, которая задаёт тон их могучему темпераменту .

В качестве вторичных сил выступают воля, осознанная мысль, правовое сознание и организаторские функции» .

«Природная свобода» русских порождает, по мысли И. Ильина, их «живой и богатырский темперамент,...любовь к размаху... способность к воодушевлению,...удаль...» .

Русский человек, по Ильину, – дитя пространства, человек свободы, размаха и воли .

«Внутреннюю свободу» народа более других в русской философии исследовал Н. Бердяев: «Русский человек с большой лёгкостью... уходит от всякого быта, от всякой нормированной жизни. Тип странника так характерен для России... Странник – самый свободный человек на земле... Величие русского народа и призванность его к высшей жизни сосредоточены в типе странника... Россия – фантастическая страна духовного опьянения.. .

страна самозванцев и пугачёвщины... страна мятежная и жуткая в своей стихийности» .

Бердяев отмечал ещё одну особенность души русского народа:

она «никогда не поклонялась золотому тельцу… Русский человек будет грабить и наживаться не чистыми путями, но при этом он никогда не будет почитать материальные богатства высшей ценностью...». То есть душевность (и духовность!) народа означает приоритет духовно-нравственных мотивов жизненного поведения и труда по сравнению с материальными, экономическими, политическими и т.п .

Идеи Бердяева, безусловно, созвучны классической отечественной литературе. Так, И .

А. Бунин, посвятивший всю жизнь изучению души русского человека («Деревня», «Суходол», «Исход», «Антоновские яблоки»), отрицавший любовь к богатству, жизнь во имя материального преуспевания, писал о себе: «Я с истинным страхом смотрел всегда на всякое благополучие, приобретение которого и обладание которым поглощало человека, а излишество и обычная низость этого благополучия вызывали во мне ненависть – даже всякая средняя гостиная с неизбежной лампой на высокой подставке под громадным рогатым абажуром из красного шёлка выводили меня из себя». В этот же ряд можно поставить и жизненные позиции А. Чехова, Н. Лескова, В. Шукшина, В. Распутина… И ещё на одном настаивал философ Бердяев, когда писал о том, что нет на Земле другого такого противоречивого народа, как русский: «Можно открыть противоположные свойства в русском народе: деспотизм, гипертрофия государства и анархизм, вольность; жестокость, склонность к насилию и доброта, человечность, мягкость; обрядоверие и искание правды; индивидуализм, обострённое сознание личности и безликий коллективизм; национализм, самохвальство и универсализм, всечеловечность; …мессианская религиозность и внешнее благочестие; искание Бога и воинствующее безбожие; смирение и наглость; рабство и бунт» .

Основное противоречие русского национального характера И. Ильин видел в том, что «он колеблется между слабохарактерностью и высшим героизмом». Пресловутые русские «авось», «небось» и «ничего» всегда были знаком отмеченной выше особенности, противоречиво отражаясь на прочности русского бытия, судьбах его и страны .

Именно противоречивостью национального характера объясняют философы непредсказуемость русских людей и их абсолютную готовность к самопожертвованию, подвигу. Не в этом ли кроется загадка русской души?

Заметим, что противоречивость русского характера нашла своеобразное отражение в фольклоре .

С одной стороны, в центре эпических произведений народного творчества (былин) стоит герой, настоящий богатырь, могучий красавец, который защищает свой народ от всех зол. В таком герое воплощена вечная мечта народа о сильном и справедливом защитнике .

С другой стороны, главный герой русских народных сказок совсем не похож на героев-суперменов. В нём-то, возможно, и есть разгадка загадочной русской души и ключ к национальному характеру. Иванушка-дурачок не могуч и не красавец. Смешной, нелепый, униженно-приниженный, глупый, покорный, но всегда преодолевающий все препятствия и беды, он весь создан из противоречий. Выглядит дураком, слабым и глупым – в результате оказывается самым умным; ленивый и пассивный на вид – в решающий момент действует быстро и смело. Неотёсанный и тонкий, беспечный и заботливый, хитрый и доверчивый, в конце сказки он всех побеждает терпением, смирением, добротой и смекалкой. Поистине народ, придумавший себе «маленького» героя сначала в сказке, а затем в литературе, – это великий народ .

В Иванушках-дурачках кроется склад души русского человека, который, как точно подметил А. Платонов, «каменный, ещё зеленеющий мир превращает в чудо и свободу». Русским людям всегда кажется, что за всем злым и страдальческим миром есть другой, настоящий, подлинный, который можно достичь .

Счастье (и душевное страдание) происходит не от материального бытия, а от понимания смысла жизни. Сильные «истиной»

смысла жизни слабеют и телом и духом, остывают душой, когда теряют идею, нравственное значение жизни .

Для понимания основ русской классической литературы важно разобраться с такой ценностной основой русского характера, как стремление русских к идее, идеалу, бесконечному, возвышенному и святому, с чем они соразмеряют своё сознание и свою жизнь .

Стремление к совершенной правде и справедливости – ещё один, по мнению философов, источник русского героизма, подвижничества, готовности к жертве. Правда, это желание достичь абсолютного совершенства, готовности идти до конца в поисках идеала и истины может быть разрушительным для человека .

Об этом удивительно точно сказал литературный критик Н.Н. Страхов в статье о герое романа Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание»: «Раскольников есть истинно русский человек именно в том, что дошёл до конца, до края той дороги, на которую его завёл заблудший ум. Эта черта русских людей, черта чрезвычайно серьёзная, как бы религиозности, с которой они предаются своим идеям, есть причина многих наших бед. Мы любим отдаваться цельно, без уступок, без остановок на полдороги; мы не хитрим и не лукавим сами с собой, а потому не терпим мировых сделок между своею мыслью и действительностью .

Можно надеяться, что это драгоценное, великое свойство русской души когда-нибудь проявится в истинно прекрасных делах и характерах. Теперь же, при нравственной смуте, господствующей в одних частях нашего общества, при пустоте, господствующей в других, наше свойство доходить во всем до краю – так или иначе – портит жизнь и даже губит людей» .

О том, какими недостатками оборачивается бесконечное стремление к «светлому будущему», идеалу, писал также философ Н.О. Лосский: «Отрицательные свойства русского народа – экстремизм, максимализм, требование всего или ничего, невыработанность характера, отсутствие дисциплины, дерзкое испытание ценностей, анархизм... нигилизм...» Вера в будущее «обеспложивает» настоящее, работу по его сохранению, приводит к перечёркиванию уже достигнутого, шараханию из одной крайности к другой .

Вместе с тем, философ признаёт и базовые ценности русского сознания: «Страстность и могучую силу воли можно считать принадлежащими к числу основных свойств русского народа» .

• Попробуйте свести воедино высказывания русских философов. На основе этих высказываний подготовьте рассказ об особенностях русского национального характера, о «загадке» народной души .

• Составьте список писателей, имена которых упоминаются в тексте. Поясните, как каждый из них связан с проблемой русского национального характера .

• Приведите примеры из известных вам произведений русской классической литературы, подтверждающие справедливость суждений философов .

Итак, мы подошли к другой части нашего разговора. Попробуем разобраться, каким образом русская классическая литература отражала мысли отечественных философов о народной душе и «особом» русском характере .

Ещё в 1783 году Д.И. Фонвизин задал Екатерине II вопрос:

«В чём состоит наш национальный характер?». Ответ императрицы был дан с полной серьёзностью: «В остром и скором понятии всего, в образцовом послушании и в корени всех добродетелей, от Творца человеку данных» .

Следующий подход к решению проблемы видим в «Путешествии из Петербурга в Москву» А.Н. Радищева (1790 г.). «Лошади меня мчат; извощик мой затянул песню по обыкновению заунывную. Кто знает голоса русских народных песен, тот признается, что есть в них нечто скорбь душевную означающее. Посмотри на рускаго человека; найдёшь его задумчива. Если захочет разогнать скуку, или как-то он сам называет, если захочет повеселиться, то идёт в кабак. В веселии своём порывист, отважен, сварлив. Бурлак идущей в кабак повеся голову и возвращающейся обагрённой кровью от оплеух, многое может решить доселе гадательное в Истории Российской» .

Этот образ русского человека достаточно близок нашему нынешнему представлению о нём. Конечно, текст «Путешествия» с сегодняшней точки зрения выглядит не совсем понятным, но его ключевые слова очевидны: душа, судьба, тоска, скука, скорбь, разлука, веселье, обида, кровь… Опять на первом месте душа .

О «загадочной русской душе» на Западе заговорили именно под впечатлением от русской литературы. Европейцы вычленили из Толстого, Тургенева, Гончарова и Достоевского наш национальный типаж, что-то среднее между Обломовым и Макаром Девушкиным, наделив его чертами этой самой «загадочной русской души»: особая мечтательность, необыкновенная доброта, повышенная рефлексия, вечный поиск ответов на вопросы «Что делать?» и «Кто виноват?»… Русские писатели были ищущими, страждущими личностями, они задавали сами проклятые вопросы, не всегда получали на них ответ, они ошибались и удалялись от истины. Но при этом создавали литературу, философичную по своему складу и болеющую вечными вопросами .

Особой страстностью и могучей силой воли обладали Н. Лесков, М. Горький, А. Платонов, В. Шукшин и другие писатели, радевшие о благе русского народа. Старания не пропали даром, и их сокровенные мысли стали для нас ориентиром гражданской позиции и личного мужества .

Действительно, русская литература уже лет двести обеспечивает глубинный взгляд на мир, образовывает иерархию духовных ценностей, которые и лежат в основе формирования национального характера. Герои русской классики несут в себе и сознание греха, и стремление к покаянию, и жажду делать добро, и взлёты к идеалу святости и безграничной жертвенности «за други своя» .

Именно в русской литературе мы найдём удивительные (святые и жертвенные) женские образы. Романтичная вначале Татьяна Ларина, для которой верность супружеской любви стала превыше всего, являет миру поразительную красу настоящей русской женщины... Рядом – образ Машеньки Мироновой из «Капитанской дочки», который полностью чужд идеологичности, подминающей под себя правду жизни .

Русская литература – настоящий кладезь, в котором мы найдём и уроки воспитания, и семейный идеал. Достаточно вспомнить купца Калашникова, за родимую жёнушку восходящего на эшафот, и умельца Левшу Лескова, и народные начала в прозе И. Шмелёва .

«Живой» человек, то есть душевный (=духовный) человек, который ищет себя, создаёт себя, верен самому себе – вот главная ценность отечественной литературы .

Ответ на вопрос об истоках русской души, о мироощущении русского человека был дан ещё при жизни Пушкина, в статье критика Н. Надеждина с длинным названием «Европеизм и народность, в отношении к русской словесности», опубликованной в 1836 году: «Наше отечество, по своей беспредельной обширности, простирающейся чрез целые три части света, наше отечество имеет полное право быть особенною, самобытною, самостоятельною частью вселенной. Ему ли считать для себя честью быть примкнутым к Европе, к этой частичке земли, которой не достанет на иную из его губерний?»

Самобытность, беспредельность, самостоятельность – таково отечество, таков человек в нём в понимании современников и «наследников» Пушкина. Осмысление связи отдельной судьбы человека с судьбой отечества наметилось уже в первых произведениях древнерусской литературы и прошло через все века развития русской литературы. Потому ей чуждо восхищение индивидуалистом и близко стремление человека ощутить свою связь с другими людьми. Карьера, личный успех, обогащение, благополучие и даже личное счастье относятся не к ценностям, а скорее – к антиценностям русской литературы .

Вероятно, поэтому традиционный для композиции многих произведений западной литературы happy end («счастливый конец») практически отсутствует у русских писателей. Если же и используется (например, в некоторых пьесах А. Н. Островского), то обязательно окрашен страданием героев и подлинным концом не является .

Вообще для произведений русской литературы характерны незавершённость, недосказанность, «открытые» финалы. Вспомните «Горе от ума» Грибоедова, «Евгения Онегина» Пушкина, «Ревизора» и «Мёртвые души» Гоголя, «Вишнёвый сад» Чехова, «Судьбу человека» Шолохова… Впереди у вас – чтение «Преступления и наказания» Достоевского, «Тихого Дона» Шолохова и др. Там же, где повествование доведено до логического конца, нередко писатель продолжает свои размышления («Война и мир» Л. Толстого) .

Размышление о том, каким образом русская классическая литература отражала и открывала народную душу, национальный характер, можно продолжить дальше. Однако главное вам скажет сама русская литература. Бесспорно, в названных выше её чертах обнаруживаются признаки того феномена, который в мире получил название «загадочная русская душа». Но важнее всётаки иное – увидеть, как сквозь эту народную душу проступают контуры величественного образа России .

Ваш Н.А. Рождественский

• Найдите в тексте имена литературных героев. Назовите соответствующие литературные произведения и их авторов .

• Можно ли русскую литературу назвать зеркалом народной души? Ответ аргументируйте .

Литература и иные источники

1. Ерофеев Н.А. Туманный Альбион. Англия и англичане глазами русских. – М., 1982 .

2. Гумилёв Л.Н. Конец и вновь начало. – СПб., 2002 .

3. Ильин И. Сущность и своеобразие русской культуры // Москва. – 1996. – № 1 .

4. Луков Вл. А. Загадочная русская душа. – М., 2005 .

5. Мамлеев Ю.В. Россия вечная. – М., 2002 .

6. Павловская А.В. Как иметь дело с русскими. – М.,,2003 .

7. Тарасов А.Б. В поисках идеала: между литературой и реальностью. – М., 2006 .

«ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ ВЕСЬ БОРЬБА»

Фёдор Михайлович Достоевский (1821–1881) Основные даты жизни и творчества Ф.М. Достоевского 1821, 30 октября (11 ноября) – родился в Москве .

1838–1842 – учёба в Инженерном училище в Петербурге .

1846 – публикация романа «Бедные люди» («Петербургский сборник») .

1849, 23 апреля – арест по делу Петрашевского .

1849, 22 декабря – инсценировка казни на Семёновском плацу в Петербурге .

1849–1854 – каторга .

1854–1857 – ссылка; возвращение в Петербург .

1861 – публикация романа «Униженные и оскорблённые» (журнал «Время») .

1861–1862 – публикация «Записок из Мёртвого дома» (журнал «Время») .

1866 – публикация романов «Преступление и наказание», «Игрок», (журнал «Русский вестник») .

1867 – женитьба на А.Г. Сниткиной .

1868 – публикация романа «Идиот» (журнал «Русский вестник») .

1871–1872 – публикация романа «Бесы» (журнал «Русский вестник») .

1873–1881 – публикация «Дневника писателя» .

1875 – публикация романа «Подросток» (журнал «Отечественные записки») .

1879–1880 – публикация романа «Братья Карамазовы» (журнал «Русский вестник») .

1880, 8 июня – речь на Пушкинском празднике .

1881, 28 января (9 февраля) – умер в Петербурге .

Самый известный русский писатель для иноязычных читателей – Фёдор Михайлович Достоевский. Пожалуй, по популярности с ним может сравниться лишь А.П. Чехов .

Удивительно, но А.С. Пушкин, величайший гений отечественной литературы, практически не знаком зарубежным читателям. Для людей, не знающих русского языка, его творчество осталось малодоступным, несмотря на все усилия переводчиков .

Неудачей закончилась и попытка писателя XX века В.В. Набокова. Он перевёл на английский язык «Евгения Онегина» и снабдил перевод огромным томом комментариев, но всё равно не смог преодолеть непонимание Пушкина иностранцами .

Та же судьба постигла М.Ю. Лермонтова, Н.В. Гоголя… Первым русским писателем, чьё творчество получило европейское признание, стал И.С. Тургенев. Затем европейских читателей поразил роман Л.Н. Толстого «Война и мир» – глубиной и огромностью замысла, реалистичной точностью и историзмом описания мира и войны, психологизмом и полнокровностью образов. Толстой открыл читателям скрытую «диалектику души»

своих героев, по сути – создал эпопею психологической жизни человека .

Ещё притягательней для западных читателей «загадочная русская душа» становилась по мере их знакомства с романами Ф.М. Достоевского .

У Достоевского была непростая судьба. Как писатель он прославился первым же романом «Бедные люди» (1846). Чуть позднее за чтение запрещённого письма критика Белинского к Гоголю и участие в деятельности кружка петрашевцев, на заседаниях которого обсуждались запрещённые идеи русских и западных социалистов-утопистов, был приговорён к смертной казни .

Казнь в последнюю минуту заменили каторжными работами, и на целое десятилетие Достоевский вынужден был прервать литературную деятельность. По возвращении из ссылки он пишет один за другим романы, ныне признанные гениальными, но долгое время не получавшие должной оценки (например, Толстой начал высказываться положительно о Достоевском только после его смерти) .

Часто романы Достоевского называют идеологическими, социально-философскими. Наверное, потому, что действие в них движется не столько сюжетом, сколько страстными поисками ответов на мучившие писателя вопросы о справедливости и правде жизни и попытками найти путь, который мог бы привести человечество к гармонии и счастью .

Поиски справедливости, истины характерны для многих героев Достоевского: они ведут горячие философские споры, размышляют над «проклятыми вопросами» русского общества. Но при этом писатель даёт возможность высказаться максимально откровенно людям с самыми разными убеждениями, с самым разным жизненным опытом. И оказывается, что каждый из них движим своей правдой, своими принципами, порой абсолютно неприемлемыми для других. Некоторые герои в своих словах несут «правду» Достоевского, некоторые – идеи, которые автор не принимает. Не случайно романы Достоевского называют ещё и ‘ полифоническими (термин М.М. Бахтина), то есть «многоголосными»: в столкновении самых разных голосов и мнений писатель стремился найти ту высшую правду, ту единственную верную идею, которая могла бы стать общей для всех людей .

По-видимому, притягательная сила романов Достоевского как раз и заключается в том, что он далеко не всегда был убеждён в правильности своей позиции и не скрывал этого, главное для писателя было заставить читателя задуматься, принять нравственное решение, сделать выбор самому .

Сегодня Достоевский признан одним из величайших писателей всех времён и народов. Мировую читательскую аудиторию захватили диалогичность его стиля, острота не затихающих на страницах его книг философских споров, трагичность и болезненность страстей его героев, страдающих и приносящих страдание другим, находящих истину и правду в борьбе с собой. «Человек у Достоевского затевает спор с идеей, из которого он выходит победителем… рабство человека по отношению к идее осуждается Достоевским» – так критик И. Золотусский определил особенность творчества Достоевского, отличительную для национального характера и притягательную для любого читателя, независимо от места его проживания .

Достоевский, безусловно, по-прежнему остаётся одним из тех русских писателей, которых знают и которыми восхищаются в мире, несмотря на национальные различия, несовпадение политических взглядов и другие факторы, разъединяющие народы;

одним из величайших писателей планеты, объединяющих человечество .

Когда-то юный Достоевский мечтал разгадать тайну человека .

В конце жизни он говорил о тайне Пушкина. Для следующих поколений его собственное творчество, его романы тоже стали великой и притягательной тайной .

Н.А. Рождественский Жизнь Ф.М. Достоевского в письмах и воспоминаниях

1. Обратите внимание на даты жизни писателя. Вспомните, какие события в общественной и литературной жизни России происходили в то время. Попробуйте предположить, какие из них могли повлиять на судьбу Ф.М. Достоевского .

2. Назовите имена современников Ф.М. Достоевского. Кто из русских писателей жил и творил в «эпоху Достоевского»?

3. Просмотрите материалы о жизни и творчестве Достоевского. Какие из источников можно отнести к эпистолярному жанру, какие – к мемуарам, какие – к явлениям художественной литературы?

4. Вернитесь к названию раздела о жизни и творчестве писателя (высказывание Л.Н. Толстого о Достоевском). Прочитайте тексты на «полях» учебника. Как они характеризуют личность Достоевского? Что говорят о судьбе писателя?

«Я происходил из семейства русского и благочестивого. С тех пор как я себя помню, я помню любовь ко мне родителей. Мы в семействе нашем знали Евангелие чуть не с первого детства. Мне было всего лишь десять лет, когда я уже знал почти все главные эпизоды русской истории из Карамзина, которого вслух по вечерам нам читал отец. Каждый раз посещение Кремля и соборов московских было для меня чем-то торжественным. У других, может быть, не было такого рода воспоминаний, как у меня .

Я очень часто задумываюсь и спрашиваю себя теперь: какие впечатления, большею частию, выносит из своего детства уже теперешняя современная нам молодежь?»

(Ф.М. Достоевский, из «Дневника писателя») «Первою книгою для чтения была у всех нас одна. Это священная история Ветхого и Нового Завета на русском языке. … Помню, как в недавнее уже время, а именно в 70-х годах, я, разговаривая с братом Фёдором Михайловичем про наше детство, упомянул об этой книге; и с каким он восторгом объявил мне, что ему удалось разыскать этот же самый экземпляр книги (то есть наш детский) и что он бережёт его как святыню .

… В это время к нам ходили на дом два учителя. Первый – это дьякон, преподававший Закон Божий. …К его приходу в зале всегда раскладывали ломберный стол, и мы, четверо детей, помещались за этим столом вместе с преподавателем. Маменька всегда садилась сбоку, в стороне, занимаясь какой-нибудь работой .

Многих впоследствии имел я законоучителей, но такого, как отец дьякон, не припомню. Он имел отличный дар слова и весь урок, про- «Каким глубоким и просвещённым должавшийся по-старинному часа человеческим чувством и какою тонкою, почти женственной нежностью полтора-два, проводил в рассказах, может быть наполнено сердце иного или, как у нас говорилось, в толкова- грубого… крепостного русского мунии Св. писания. Бывало, придёт, жика» .

употребит несколько минут на спрос (Ф.М. Достоевский, уроков и сейчас же приступит к рас- из «Дневника писателя») сказам. О потопе, о приключениях Иосифа, о Рождестве Христове он говорил особенно хорошо, так, что, бывало, и маменька, оставив свою работу, начинает не только слушать, но и глядеть на воодушевляющегося преподавателя. Положительно могу сказать, что он своими уроками и своими рассказами умилял наши детские сердца. Даже я, тогда шестилетний мальчик, с удовольствием слушал эти рассказы, нисколько не утомляясь их продолжительностью. Очень жалею я, что не помню ни имени, ни фамилии этого почтенного преподавателя, мы просто звали его отцом дьяконом. … Время для старших братьев начало уже подходить такое, что по возрасту их пора уже было отдавать куда-либо в пансион с гимназическим курсом. … Замечу тут кстати, что, несмотря на вспыльчивость отца, в семействе нашем принято было обходиться с детьми очень гуманно и, несмотря на известную присказку к ижице, нас не только не наказывали телесно – никогда и никого, – но даже я не помню, чтобы когда-либо старших братьев ставили на колени или в угол .

Главнейшим для нас было то, что отец вспылит. … Вероятно, это гуманное отношение к нам, детям, со стороны родителей и было поводом к тому, что при жизни своей они не решались поместить нас в гимназию, хотя это стоило бы гораздо дешевле .

Гимназии не пользовались в то время хорошею репутациею, и в них существовало обычное и заурядное, за всякую малейшую провинность наказание телесное. Вследствие чего и были предпочтены частные пансионы. Наконец подготовление братьев было окончено, и они поступили в пансион … с начала учебного курса, в 1834 году» .

(Из «Воспоминаний» брата Андрея)

–  –  –

«Вообразите, что с раннего утра до вечера мы в классах едва успеваем следить за лекциями. Вечером же мы не только не имеем свободного времени, но даже ни минуты, чтобы повторить хорошенько на досуге слышанное в классах. Нас посылают на фрун-товое учение, нам дают уроки фехтования, танцев, пения, в которых никто не смеет не участвовать. Наконец, ставят в караул, и в этом проходит всё время» .

(Ф.М. Достоевский – отцу М.А. Достоевскому, 1838 г.) «Будь я на воле, на свободе… я обжился бы с железною нуждою. Стыдно было бы тогда мне и заикнуться о помощи… Теперь же… иметь чай, сахар… необходимо не из одного приличия, а из нужды. Когда вы мокнете в сырую погоду под дождём в полотняной палатке или в такую погоду придя с ученья усталый, озябший, без чаю можно заболеть; что со мной случилось прошлого года на походе. Но всё-таки я, уважая Вашу нужду, не буду пить чаю… Прощайте, мой любезный папенька»

(Ф.М. Достоевский – отцу М.А. Достоевскому, 1839 г.) «Что мне сказать тебе о себе... Давно я не говорил с тобою искренне. Не знаю, нахожусь ли я и теперь в духе, чтобы говорить с тобою об этом. Не знаю, но теперь гораздо чаще смотрю на меня окружающее с совершенным бесчувствием. Зато сильнее бывает со мною и пробуждение. Одна моя цель быть на свободе. Для неё я всем жертвую. Но часто, часто думаю я, что доставит мне свобода... Что буду я один в толпе незнакомой? Я сумею развязать со всем этим; но, признаюсь, надо сильную веру в будущее, крепкое сознанье в себе, чтобы жить моими настоящими надеждами; но что же? … Душа моя недоступна прежним бурным порывам .

Всё в ней тихо, как в сердце человека, затаившего глубокую тайну; учиться, «что значит человек и жизнь», – в этом довольно успеваю я; учить характеры могу из писателей, с которыми лучшая часть жизни моей протекает свободно и радостно; более ничего не скажу о себе …»

(Ф.М. Достоевский – брату Михаилу, 1839 г.) «Когда судьба толкнула меня в чиновники, я… служил примерно, но только кончу, бывало, служебные часы, бегу к себе на чердак, надеваю свой дырявый халат, развёртываю Шиллера и мечтаю, и упиваюсь, и страдаю такими болями, которые слаще всех наслаждений в мире, и люблю, и люблю…» «Настоящая свобода – это одоление своей воли так, чтобы под конец (Ф.М. Достоевский, из «Петербургских достигнуть такого нравственного сновидений в стихах и прозе») состояния, чтобы всегда, во всякий момент, быть самому себе настоПомню, раз, в зимний январский ящим хозяином» .

вечер, я спешил с Выборгской стороФ.М. Достоевский, ны к себе домой. Был я тогда ещё из «Дневника писателя») очень молод. Подойдя к Неве, я остановился на минутку и бросил пронзительный взгляд вдоль реки в дымную, морозно-мутную даль, вдруг заалевшую последним пурпуром зари, догоравшей в мглистом небосклоне. Ночь ложилась над городом, и вся необъятная, вспухшая от замёрзшего снега поляна Невы, с последним отблеском солнца, осыпалась бесконечными мириадами искр иглистого инея. Становился мороз в двадцать градусов.. .

Мёрзлый пар валил с усталых лошадей, с бегущих людей. Сжатый воздух дрожал от малейшего звука, и, словно великаны, со всех кровель обеих набережных подымались и неслись вверх по холодному небу столпы дыма, сплетаясь и расплетаясь в дороге, так что, казалось, новые здания вставали над старыми, новый город складывался в воздухе... Казалось, наконец, что весь этот мир, со всеми жильцами его, сильными и слабыми, со всеми жилищами их, приютами нищих или раззолочёнными палатами, в этот сумеречный час походит на фантастическую, волшебную грёзу, на сон, который в свою очередь тотчас исчезнет и искурится паром к тёмно-синему небу. Какая-то странная мысль вдруг зашевелилась во мне. Я вздрогнул, и сердце моё как будто облилось в это мгновение горячим ключом крови, вдруг вскипевшей от прилива могущественного, но доселе незнакомого мне ощущения. Я как будто что-то понял в эту минуту, до сих пор только шевелившееся во мне, но ещё не осмысленное; как будто прозрел во что-то новое, совершенно в новый мир, мне незнакомый и известный только по каким-то тёмным слухам, по каким-то таинственным знакам. Я полагаю, что с той именно минуты началось моё существование...»

(Ф.М. Достоевский, из «Петербургских сновидений в стихах и прозе») «Подал я в отставку, оттого что подал, то есть, клянусь тебе, не мог служить более. Жизни не рад, как отнимают лучшее время даром. Дело в том, что я, наконец, никогда не хотел служить долго, следовательно, зачем терять хорошие годы? … Никто не знает, что я выхожу в отставку. Теперь, если я выйду, – что тогда буду делать? У меня нет ни копейки на платье. … И меня пресерьёзВидали ли вы или слыхали ли о муно стащат в тюрьму (это ясно). Прекочимых маленьких детях, ну хоть о симическое обстоятельство» .

ротках в иных чужих злых семьях? Видали ли вы, когда ребёнок забьётся в (Ф.М. Достоевский – брату Михаилу, угол, чтоб его не видали, и плачет 1844 г.) там, ломая ручки (да, ломая руки, я сам это видел) – и, ударяя себя кроНам тогда было по двадцати с нешечным кулачком в грудь, не зная многим лет. Я жил в Петербурге, уже сам, что он делает, не понимая хорогод как вышел в отставку из инженешо ни вины своей, ни за что его мучают, но слишком чувствуя, что его не ров, сам не зная зачем, с самыми неяслюбят» .

ными и неопределёнными целями .

Был май месяц сорок пятого года .

(Ф.М. Достоевский, из «Дневника писателя») В начале зимы я начал вдруг "Бедных людей", мою первую повесть, до тех пор ничего ещё не писавши .

Кончив повесть, я не знал, как с ней быть и кому отдать. Литературных знакомств я не имел совершенно никаких, кроме разве Д.В. Григоровича, но тот и сам ещё ничего тогда не написал, кроме одной маленькой статейки "Петербургские шарманщики" в один сборник. Кажется, он тогда собирался уехать на лето к себе в деревню, а пока жил некоторое время у Некрасова. Зайдя ко мне, он сказал: "Принесите рукопись (сам он ещё не читал её) .

Некрасов хочет к будущему году сборник издать, я ему покажу" .

… Вечером того же дня, как я отдал рукопись, я пошёл кудато далеко к одному из прежних товарищей; мы всю ночь проговорили с ним о "Мёртвых душах" и читали их, в который раз не помню. Тогда это бывало между молодёжью; сойдутся двое или трое: "А не почитать ли нам, господа, Гоголя!" – садятся и читают, и, пожалуй, всю ночь. Тогда между молодёжью весьма и весьма многие как бы чем-то были проникнуты и как бы чего-то ожидали. Воротился я домой уже в четыре часа, в белую, светлую как днём петербургскую ночь. Стояло прекрасное тёплое время, и, войдя к себе в квартиру, я спать не лёг, отворил окно и сел у окна. Вдруг звонок, чрезвычайно меня удививший, и вот Григорович и Некрасов бросаются обнимать меня, в совершенном восторге, и оба чуть сами не плачут. … Они пробыли у меня тогда с полчаса, в полчаса мы бог знает сколько переговорили, с полслова понимая друг друга, с восклицаниями, торопясь; говорили и о поэзии, и о правде, и о "тогдашнем положении", разумеется, и о Гоголе, цитируя из "Ревизора" и из "Мёртвых душ", но, главное, о Белинском. «Я ему сегодня же снесу вашу повесть, и вы увидите, – да ведь человек-то, человек-то какой! Вот вы познакомитесь, увидите, какая это душа!" – восторженно говорил Некрасов, тряся меня за плечи обеими руками. «Ну, теперь спите, спите, мы уходим, а завтра к нам!" Точно я мог заснуть после них! Какой восторг, какой успех, а главное – чувство было дорого, помню ясно: "У иного успех, ну хвалят, встречают, поздравляют, а ведь эти прибежали со слезами, в четыре часа, разбудить, потому что это выше сна... Ах, хорошо!" Вот что я думал, какой тут сон!

Некрасов снёс рукопись Белинскому в тот же день. … И вот (это, стало быть, уже на третий день) меня привели к нему. … Он заговорил пламенно, с горящими глазами: "Да вы понимаете ль сами-то, – повторял он мне несколько раз и, вскрикивая по своему обыкновению, – что это вы такое написали!" Он вскрикивал всегда, когда говорил в сильном «Человек есть тайна. Её надо разгадать, и ежели её разгадывать всю чувстве. "Вы только непосредственжизнь, то не говори, что потерял ным чутьём, как художник, это мог- время; я занимаюсь этой тайной, ибо ли написать, но осмыслили ли вы са- хочу быть человеком...»

ми-то всю эту страшную правду, на (Ф.М. Достоевский – которую вы нам указали? … Вы до брату Михаилу, 1839 г.) самой сути дела дотронулись, самое главное разом указали. Мы, публицисты и критики, только рассуждаем, мы словами стараемся разъяснить это, а вы, художник, одною чертой, разом в образе выставляете самую суть, чтоб ощупать можно было рукой, чтоб самому нерассуждающему читателю стало вдруг всё понятно! Вот тайна художественности, вот правда в искусстве! Вот служение художника истине! Вам правда открыта и возвещена как художнику, досталась как дар, цените же ваш дар и оставайтесь верным и будете великим писателем!.."

Всё это он тогда говорил мне. Всё это он говорил потом обо мне и многим другим, ещё живым теперь и могущим засвидетельствовать. Я вышел от него в упоении. Я остановился на углу его дома, смотрел на небо, на светлый день, на проходивших людей и весь, всем существом своим ощущал, что в жизни моей произошёл торжественный момент, перелом навеки, что началось чтото совсем новое, но такое, чего я и не предполагал тогда даже в самых страстных мечтах моих. (А я был тогда страшный мечтатель.) "И неужели вправду я так велик", – стыдливо думал я про себя в каком-то робком восторге. О, не смейтесь, никогда потом я не думал, что я велик, но тогда – разве можно было это вынести!

… Я это всё думал, я припоминаю ту минуту в самой полной ясности. И никогда потом я не мог забыть её. Это была самая восхитительная минута во всей моей жизни. Я в каторге, вспоминая её, укреплялся духом. Теперь ещё вспоминаю её каждый раз с восторгом» .

(Ф.М. Достоевский, из «Дневника писателя»)

–  –  –

разговорах у Петрашевского, говорил вольнодумно и что, наконец, прочёл вслух литературную статью: "Переписку Белинского с Гоголем". Скажу от чистого сердца, что до сих пор для меня было всего на свете труднее – определить слово: вольнодумец, либерал. Что разуметь под этим словом? Человека, который говорит противузаконно? Но я видал таких людей, для которых признаться в том, что у них болит голова, – значит поступить противузаконно, и знаю, что есть и такие, которые готовы говорить на каждом перекрёстке всё, что только в состоянии перемолоть их язык. Кто видел в моей душе? Кто определил ту степень вероломства, вреда и бунта, в котором меня обвиняют? По какому масштабу сделано это определение? … Если желать лучшего Отечеству – вольнодумство, то в этом смысле, может быть, я вольнодумец, в этом же смысле, в котором может быть назван вольнодумцем и каждый человек, который в глубине сердца своего чувствует себя вправе быть гражданином... Мне грустно было, что звание писателя унижено в наше время каким-то тёмным подозрением и что на писателя уже заранее, прежде чем он написал что-нибудь, цензура смотрит как будто на какого-то естественного врага правительству и принимается разбирать рукопись уже с очевидным предубеждением...» .

(Ф.М. Достоевский, из «Объяснений и показаний по делу петрашевцев», 1949 г.) «Военный суд находит подсудимого Достоевского виновным в том, что он, получив копию с преступного письма литератора Белинского, читал это письмо в собраниях. Достоевский был у подсудимого Спешнева во время чтения возмутительного сочинения поручика Григорьева под названием "Солдатская беседа". А потому военный суд приговорил сего отставного инженер-поручика Достоевского за недонесение... лишить чинов, всех прав состояния и подвергнуть смертной казни расстрелянием» .

(Из решения суда) «Сегодня, 22 декабря нас отвезли на Семёновский плац. Там всем нам прочли смертный приговор, дали приложиться к кресту, переломили над головою шпаги и устроили наш предсмертный туалет (белые рубахи). Затем троих поставили к столбу для исполнения казни. Я стоял шестым, вызывали по трое, следовательно, я был во второй очереди и жить мне оставалось не более минуты. Я вспомнил тебя, брат, всех твоих; в последнюю минуту ты, только один ты, был в уме моём, я тут только узнал, как люблю тебя, «У нас в России всё ещё так думают, брат мой милый! Я успел тоже обнять так чувствуют, как у Достоевского, Плещеева, Дурова, которые были воз- может, даже, в большей ле, и проститься с ними. Наконец уда- степени, чем в его время» .

рили отбой, привязанных к столбу (Андрей Битов)

–  –  –

«Мы, петрашевцы, стояли на эшафоте и выслушивали наш приговор без малейшего раскаяния. Без сомнения, я не могу свидетельствовать обо всех; но думаю, что не ошибусь, сказав, что тогда, в ту минуту, если не всякий, то, по крайней мере, чрезвычайное большинство из нас почло бы за бесчестье отречься от своих убеждений. Это дело давно прошедшее, а потому, может быть, и возможен будет вопрос: неужели это упорство и нераскаяние было только делом дурной натуры, делом недоразвитков и буянов? Нет, мы не были буянами, даже, может быть, не были дурными молодыми людьми. Приговор смертной казни расстреляньем, прочтённый нам всем предварительно, прочтён был вовсе не в шутку; почти все приговорённые были уверены, что он будет исполнен, и вынесли, по крайней мере, десять ужасных, безмерно страшных минут ожидания смерти. В эти последние минуты некоторые из нас (я знаю положительно), инстинктивно углубляясь в себя и проверяя мгновенно всю свою, столь юную ещё жизнь, может быть, и раскаивались в иных тяжёлых делах своих (из тех, которые у каждого человека всю жизнь лежат в тайне на совести); но то дело, за которое нас осудили, те мысли, те понятия, которые владели нашим духом, представлялись нам не только не требующими раскаяния, но даже чем-то нас очищающим, мученичеством, за которое многое нам простится!»

(Ф.М. Достоевский, из «Дневника писателя») «Как оглянусь на прошедшее да подумаю, сколько даром потрачено времени, сколько его пропало в заблуждениях, в ошибках, в праздности, в неуменье жить; как не дорожил я им, сколько раз я грешил против сердца моего и духа, – так кровью обливается сердце моё. Жизнь – дар, жизнь – счастье, каждая минута могла быть веком счастья. Теперь, переменяя жизнь, перерождаюсь в новую форму. Брат! Клянусь тебе, что я не потеряю надежду и сохраню дух мой и сердце в чистоте. Я перерожусь к лучшему. Вот вся надежда моя, все утешение моё» .

(Ф.М. Достоевский – брату Михаилу из Петропавловской крепости, 1849 г.) «Я не уныл и не пал духом, Жизнь везде жизнь, жизнь в нас самих, а не во внешнем. Подле меня будут люди, и быть человеком между людьми и оставаться им навсегда, в каких бы то ни было несчастьях не уныть и не пасть, – вот в чём жизнь, в чём задача её. Я сознал это. Эта идея вошла в плоть и кровь мою. Да! Правда! Та голова, которая создавала и свыклась с высшими потребностями духа, та голова уже срезана с плеч моих. Остались память и образы, созданные и ещё не воплощённые мной. Они изъязвят меня, правда! Но во мне осталось сердце и та же плоть и кровь, которая также может и любить, и страдать, и жалеть, и помнить, а это всё-таки жизнь...»

(Ф.М. Достоевский – брату Михаилу из Петропавловской крепости, 1849 г.) «В Тобольске, когда мы в ожидании дальнейшей участи сидели в остроге на пересыльном дворе, жены декабристов умолили смотрителя острога и устроили в квартире его тайное свидание с нами. Мы увидели этих великих страдалиц, добровольно последовавших за своими мужьями в Сибирь. Они бросили всё: знатность, богатство, связи и родных, всем пожертвовали для высочайшего нравственного долга, самого свободного долга, какой только может быть. Ни в чём не повинные, они в долгие двадцать пять лет перенесли всё, что перенесли их осуждённые мужья .

Свидание продолжалось час. Они благословили нас в новый путь, перекрестили и каждого оделили Евангелием – единственная книга, позволенная в остроге. Четыре года пролежала она под моей подушкой в каторге. Я читал её иногда и читал другим .

По ней выучил читать одного каторжного» .

(Ф.М. Достоевский, из «Дневника писателя») «Во всё это время, несмотря на сотни товарищей, я был в страшном уединении, и я полюбил наконец это уединение. Одинокий душевно, я пересматривал всю прошлую жизнь мою, перебирал всё до последних мелочей, вдумывался в моё прошедшее, судил себя один неумолимо и строго и даже в иной час благословлял судьбу за то, что она послала мне это уединение, без которого не состоялись бы ни этот суд над собой, ни этот строгий пересмотр прежней жизни. И какими надеждами забилось тогда моё сердце! Я думал, я решил, я клялся себе, что уже не будет в моей будущей жизни ни тех ошибок, ни тех падений, которые были прежде. Я начертал себе программу всего будущего и положил твёрдо следовать ей. Во мне возродилась слепая вера, что я всё это исполню и могу исполнить... Я ждал, я звал поскорее свободу; я хотел испробовать себя вновь, на новой борьбе. Порой захватывало меня судорожное нетерпение... Но мне больно вспоминать теперь о тогдашнем настроении души моей. Конечно, всё это одного только меня касается... Но я оттого и записал это, что, мне кажется, всякий это поймёт, потому что со всяким то же самое должно случиться, если он попадёт в тюрьму на срок, в цвете лет и сил» .

(Ф.М. Достоевский, из «Записок из Мёртвого дома») «И в каторге между разбойниками я, в четыре года, отличил наконец людей. Поверишь ли: есть характеры глубокие, сильные, прекрасные, и как весело было под грубой корой отыскать золото... Сколько я вынес из каторги народных типов, характеров! Я сжился с ними и потому, кажется, знаю их порядочно .

Сколько историй... чёрного, горемычного быта. На целые томы достанет... Если я узнал не Россию, так народ русский хорошо, и так хорошо, как, может быть, не многие знают его...» .

(Ф.М. Достоевский – брату Михаилу из Омского каторжного острога, 1854 г.)

–  –  –

«О, друг мой, я охотно бы пошёл опять в каторгу на столько же лет, чтоб только уплатить долги и почувствовать себя опять свободным. Теперь опять начну писать роман из-под палки, то есть из нужды, наскоро. Он выйдет эффектен, но того ли мне надобно!

Работа из нужды, из денег задавила и съела меня .

И всё-таки для начала мне нужно теперь хоть три тысячи .

Бьюсь по всем углам, чтоб их достать, – иначе погибну .

Чувствую, что только случай может спасти меня. Из всего запаса моих сил и энергии осталось у меня в душе что-то тревожное и смутное, что-то близкое к отчаянью. Тревога, горечь, самая холодная суетня, самое ненормальное для меня состояние и, вдобавок, один, – прежних и прежнего, сорокалетнего, нет уже при мне. А между тем всё мне кажется, что я только что собираюсь жить. Смешно, не правда ли? Кошечья живучесть .

Описал я Вам всё и вижу, что главного – моей духовной, сердечной жизни я не высказал и даже понятия о ней не дал. Так будет и всегда, пока мы в письмах. Я письма не умею писать и об себе не умею в меру писать. Впрочем, оно и трудно: много лет легло между нами, да и каких лет!»

(Ф.М. Достоевский – другу А.Е. Врангелю, 1865 г.) «Очень часто случалось в моей литературной жизни, что начало главы романа или повести было уже в типографии и в наборе, а окончание сидело ещё в моей голове, но непременно должно было написаться к завтраму» .

(Ф.М. Достоевский, из «Примечания к статье Н. Страхова "Воспоминания об Аполлоне Александровиче Григорьеве"») «Я убеждён, что ни единый из литераторов наших, бывших и живущих, не писал под такими условиями, под которыми я постоянно пишу, Тургенев умер бы от одной мысли» .

(Ф.М. Достоевский – писательнице А.В. Корвин-Круковской, 1866 г.) «Сколько раз случалось за последние четырнадцать лет его жизни, что две-три главы были уже напечатаны в журнале, четвёртая набиралась в типографии, пятая шла по почте в "Русский вестник", а остальные были ещё не написаны, а только задуманы» .

(Из «Воспоминаний» жены писателя А.Г. Достоевской) «…Много доставил мне этот «Дневник» счастливых минут, именно тем, что я узнал, как сочувствует общество моей деятельности. Я получил сотни писем изо всех концов России и научился многому, чего прежде не знал. Никогда и предположить не мог я прежде, что в нашем обществе такое множество лиц, сочувствующих вполне всему тому, во что и я верю. Во всех этих письмах если и хвалили меня, то всего более за искренность и прямоту» .

(Ф.М. Достоевский – писательнице Л. А. Ожигиной, 1877 г.)

1. Достоевский считал, что «без святого и драгоценного, унесёнА ного в жизнь из воспоминаний детства, не может и жить человек». Какие события детства писателя повлияли на его судьбу?

Аргументируйте свою точку зрения .

2. Достоевский утверждал, что не умеет в письмах писать «об себе в меру». Что тем не менее вы узнали о жизни Достоевского и его личности из писем писателя?

3. О каких событиях своей духовной жизни поведал писатель?

Расскажите, используя цитаты из биографических материалов, о духовном становлении Достоевского-писателя .

4. Составьте на основе писем, «Дневника писателя» портрет Достоевского-читателя .

1. Известно, что Достоевский и Гоголь, современники, жившие Б 30 лет бок о бок, никогда не встречались лично. Вместе с тем, их имена в истории литературы часто стоят рядом. Так, Достоевский участвовал в постановках «Ревизора», «Женитьбы», а письма и страницы его книг полны цитатами из «Ревизора» и «Мёртвых душ» Гоголя .

Подготовьте сообщение на тему «"Гоголевские" страницы в жизни Достоевского» .

2. В июне 1880 г. Достоевский принял участие в пушкинских праздниках и в своей знаменитой речи высоко оценил роль Пушкина в отечественной литературе: «Пушкин есть явление чрезвычайное и, может быть, единственное явление русского духа, сказал Гоголь. Прибавлю от себя: и пророческое... И никогда ещё ни один русский писатель, ни прежде, ни после его, не соединялся так задушевно и родственно с народом своим, как Пушкин... Пушкин умер в полном развитии своих сил и бесспорно унёс с собою в гроб некоторую великую тайну. И вот мы теперь без него эту тайну разгадываем». В эти же дни Достоевский читал в Благородном собрании монолог Пимена из трагедии Пушкина «Борис Годунов», на литературном вечере – стихотворение Пушкина «Пророк» .

Попробуйте, опираясь на текст речи, объяснить выбор пушкинских произведений, сделанный Достоевским для их публичного чтения .

3. Писатель и общественный деятель А.И. Герцен в 1850 г. составил мартиролог русской литературы, в который включил писателей, погибших на дуэлях и в сражениях (Пушкин, Лермонтов и др.), повешенных (Рылеев) и даже «убитых обществом». Какое место, по-вашему, в подобном мартирологе мог бы занять Достоевский?

4. Подготовьте сообщение на тему «Евангелие в жизни Достоевского» .

Литература и иные источники

1. Белов С.В. Ф.М. Достоевский. – М, 1990 .

2. Долинина Н.Г. Предисловие к Достоевскому. – М., 1997 .

3. Достоевская А.Г. «Воспоминания». – М., 1987 .

4. Летопись жизни и творчества Ф. М. Достоевского : в 3 т. – СПб., 1993–1995 .

5. Селезнёв Ю.И. Достоевский. – М., 1990 .

6. Ф.М. Достоевский в воспоминаниях современников. – М., 1990 .

7. http://az.lib.ru/dostoewskij Читаем и обсуждаем роман «Преступление и наказание»

Работа с текстом до чтения

1. Просмотрите хронологический перечень основных дат жизни и творчества Достоевского. По заглавиям произведений сформулируйте основную тему его творчества до 1866 г. Назовите романы, изданные, начиная с 1866 г. Какие события в жизни писателя отделяют два этапа его творчества?

2. Какой литературный жанр доминировал в творчестве Достоевского? Вспомните основные характеристики данного жанра .

3. Проанализируйте название романа .

Перечитайте размышления профессора Н.А. Рождественского о героях Достоевского.

Используйте также материалы «Толкового словаря»:

Преступить – самовольно нарушить, отступить от чего-то .

Преступление – действие, нарушающее закон и подлежащее уголовной ответственности .

О каком преступлении и наказании, по-вашему, может идти речь в романе Достоевского, всю жизнь занимавшегося тайной человека?

Подберите синонимы к слову «наказание» .

4. В романе шесть частей и эпилог, и только одна часть «отдана»

преступлению, всё остальное рассказывает о наказании. О чём говорит такое деление?

5. Познакомьтесь с замыслом писателя, о котором он рассказал в 1865 г. в письме М.Н. Каткову, издателю журнала «Русский вестник»:

«Это психологический отчёт одного преступления. Действие современное, в нынешнем году. Молодой человек, исключённый из студентов университета,...живущий в крайней бедности, по легкомыслию, по шаткости в понятиях поддавшись некоторым странным «недоконченным» идеям, которые носятся в воздухе, решился разом выйти из скверного своего положения. Он решился убить одну старуху, титулярную советницу, дающую деньги на проценты… Он решает убить её, обобрать… и потом всю жизнь быть честным, твёрдым, неуклонным в исполнении «гуманного долга к человечеству», чем уж, конечно, «загладится преступление», если только можно назвать преступлением этот поступок над старухой глухой, глупой, злой и больной, которая сама не знает, для чего живёт на свете, и которая через месяц, может, сама собой померла бы.. .

Чувство разомкнутости и разъединённости с человечеством, которое он ощутил тотчас же по совершении преступления, замучило его… Закон правды и человеческая природа взяли своё, убили убеждения, даже без сопротивления. Преступник сам решает принять муки, чтобы искупить своё дело» .

Известно, что редакцию журнала многое смущало в романе, высказывалось даже «опасение за нравственность». Достоевский же в письме в редакцию от 8 июля 1866 г. уверял издателей, что в его произведении «зло и добро в высшей степени разделено».Удалось ли писателю, на ваш взгляд, разделить добро и зло уже на этапе замысла романа? Аргументируйте свой ответ .

6. Найдите в письме Достоевского издателю Каткову указание на место и время действия в романе. Что вы знаете о современной писателю эпохе?

Работа с текстом во время чтения Петербург Достоевского Один из главных художественных принципов Достоевского – достоверность .

В первой же фразе, даже не назвав имени героя, автор выводит его на улицы Петербурга: «В начале июля, в чрезвычайно жаркое время, под вечер, один молодой человек вышел из своей каморки, которую нанимал от жильцов в С-м переулке, на улицу и медленно, как бы в нерешимости, отправился к К-ну мосту» .

Краеведы и историки литературы без труда расшифровали названия улиц и переулков в окрестностях Сенной площади, где происходит действие романа. Раскольников живёт в Столярном переулке, в районе Кокушкина моста (ч. 1, гл. 1); затем идёт по Вознесенскому проспекту и Конногвардейскому бульвару на Васильевский остров (ч. 1, гл. 3–4); потом через Тучков мост направляется на Острова и через тот же мост и Сенную площадь возвращается домой (ч. 1, гл. 5) .

Но не в этом кроется секрет достоверности стиля писателя .

Проследим по тексту романа за некоторыми авторскими приёмами изображения Петербурга .

• «Пройдите» по маршруту Раскольникова. Фиксируйте всё, что вы «увидели». Какие сцены уличной жизни вас наиболее потрясли? Зачем, по-вашему, Достоевский так часто выносит действие романа на улицу, площадь, в распивочные?

• Сравните два описания города. Сделайте вывод, какое из них рисует Петербург Достоевского и его героя .

«На улице жара стояла страшная, к тому же духота, толкотня, всюду извёстка, леса, кирпич, пыль и та особенная летняя вонь, столь известная каждому петербуржцу, не имеющему возможности нанять дачу, – всё это разом неприятно потрясло и без того уже расстроенные нервы юноши. Нестерпимая же вонь из распивочных, которых в этой части города особенное множество, и пьяные, поминутно попадавшиеся, несмотря на буднее время, довершили отвратительный и грустный колорит картины» (ч. 1, гл. 1) .

*** «Когда он ходил в университет, то обыкновенно, – чаще всего, возвращаясь домой, – случалось ему, может быть раз сто, останавливаться именно на этом же самом месте, пристально вглядываться в эту действительно великолепную панораму и каждый раз почти удивляться одному неясному и неразрешимому своему впечатлению. Необъяснимым холодом веяло на него всегда от этой великолепной панорамы; духом немым и глухим полна была для него эта пышная картина... Дивился он каждый раз своему угрюмому и загадочному впечатлению и откладывал разгадку его, не доверяя себе, в будущее» (ч. 2, гл. 2) .

• Сопоставьте описание Петербурга, данное в начале романа (ч. 1, гл. 1), с картиной, нарисованной во второй части романа. Найдите повторяющиеся детали .

«На улице опять жара стояла невыносимая; хоть бы капля дождя во все эти дни. Опять пыль, кирпич и извёстка, опять вонь из лавочек и распивочных, опять поминутно пьяные, чухонцыразносчики и полуразвалившиеся извозчики. Солнце ярко блеснуло ему в глаза, так что больно стало глядеть и голова его совсем закружилась, – обыкновенное ощущение лихорадочного, выходящего вдруг на улицу в яркий солнечный день» (ч. 2, гл. 1) .

• Передайте своё ощущение от подобного городского пейзажа .

• Критик И.Ф. Анненский заметил, что «Преступление и наказание» – это роман знойного запаха извёстки и олифы, но ещё более это – роман безобразных, давящих комнат» .

Прочитайте описание каморки Раскольникова и сделайте вывод об ощущениях героя, живущего в подобных условиях .

«Он проснулся на другой день уже поздно, после тревожного сна, но сон подкрепил его. Проснулся он желчный, раздражительный, злой и с ненавистью посмотрел на свою каморку. Это была крошечная клетушка, шагов в шесть длиной, имевшая самый жалкий вид с своими жёлтенькими, пыльными и всюду отставшими от стен обоями, и до того низкая, что чуть-чуть высокому человеку становилось в ней жутко, и всё казалось, что вот-вот стукнешься головой о потолок. Мебель соответ- «Портретист усаживает, например, ствовала помещению: было три ста- субъекта, чтобы снять с него портрет, приготовляется, вглядывается. Почерых стула, не совсем исправных, краму он это делает? А потому, что он шеный стол в углу, на котором лежа- знает на практике, что человек не ло несколько тетрадей и книг; уже по всегда на себя похож, а потому и тому одному, как они были запылены, отыскивает "главную идею его физиовидно было, что до них давно уже не номии", тот момент, когда субъект наиболее на себя похож. В умении прикасалась ничья рука; и, наконец, неискать и захватить этот момент и сосуклюжая большая софа, занимавшая тоит дар портретиста» .

чуть не всю стену и половину ширины (Ф.М. Достоевский, всей комнаты, когда-то обитая сит- из «Дневника писателя») цем, но теперь в лохмотьях и служившая постелью Раскольникову. Часто он спал на ней так, как был, не раздеваясь, без простыни, покрываясь своим старым, ветхим, студенческим пальто и с одною маленькою подушкой в головах, под которую подкладывал всё, что имел белья, чистого и заношенного, чтобы было повыше изголовье. Перед софой стоял маленький столик» (ч. 1, гл. 3) .

• Найдите в тексте описания комнат Мармеладовых, Сони, номера в гостинице, в котором останавливается Свидригайлов. О чём говорят повторяющиеся в описании интерьера детали?

• Петербург Достоевского нередко называют городом лестниц .

Какими их изображает автор? Что описание лестниц добавляет к общему восприятию интерьера?

• Сделайте вывод о Петербурге Достоевского .

Раскольников и его теория В центре каждого большого романа Достоевского стоит одна необыкновенная, значительная, загадочная человеческая личность, а все другие герои занимаются разгадкой тайны этого человека .

• Прочитайте описание внешности Раскольникова (ч. 1, гл. 1). Что выделяет его среди окружающих людей?

• Большую роль в характеристике героя у Достоевского играет описание глаз героя. Что можно сказать об отношении автора к герою и о самом герое, судя по описанию глаз Раскольникова?

• О чём говорят фамилия и имя героя? Какая дисгармония существует между ними?

• Практически всё о личности Раскольникова читатель узнаёт в начале романа, далее идёт двойное испытание героя – проверка его идеи и его личности .

Расскажите о Раскольникове-человеке, используя текст первой части романа. Можно ли его натуру назвать противоречивой? Аргументируйте своё мнение .

• Перечитайте первый сон Раскольникова. Поясните, как он характеризует героя, что говорит о его личности .

• Составьте план событий, происходящих в первой части романа .

Что вас удивило? К каким выводам вы пришли?

По ходу действия Раскольников не раз оправдывает своё преступление социальными условиями: «А знаешь ли, Соня, что низкие потолки и тесные комнаты душу и ум теснят?». Некоторым современникам Достоевского также казалось, что именно бедность была главной причиной, толкнувшей героя на преступление: «Настоящей и единственной причиной являются всё-таки тяжёлые обстоятельства, пришедшиеся не по силам нашему раздражительному и нетерпеливому герою, которому легче было разом броситься в пропасть, чем выдерживать в продолжение нескольких месяцев или даже лет глухую, тёмную и изнурительную борьбу с крупными и мелкими лишениями» (критик Д.И. Писарев, статья «Борьба за жизнь») .

Вместе с тем наши современники, критики А. Вайль и П. Генис, справедливо заметили, что после совершения преступления условия жизни Раскольникова не изменились, однако это не толкало его на новые противоправные действия. По их мнению, преступление Раскольникова предопределено сложностью души героя. Только что жаловавшийся Соне на низкие потолки, он тут же противоречит себе: «Знаешь, Соня, … если б только я зарезал из того, что голоден был, … то я бы теперь... счастлив был! Знай ты это!» .

Попробуем разобраться, каковы же другие, более глубокие причины преступления Раскольникова .

• Прочитайте три фрагмента текста и сформулируйте основные положения теории Раскольникова .

«Так мучил он себя и поддразнивал этими вопросами, даже с каким-то наслаждением. Впрочем, все эти вопросы были не новые, не внезапные, а старые, наболевшие, давнишние. Давно уже, как они начали его терзать и истерзали ему сердце. Давным-давно, как зародилась в нём вся эта теперешняя тоска, нарастала, накоплялась и в последнее время созрела и концентрировалась, приняв форму ужасного, дикого и фантастического вопроса, который замучил его сердце и ум, неотразимо требуя разрешения. Теперь же письмо матери вдруг как громом в него ударило. Ясно, что теперь надо было не тосковать, не страдать пассивно, одними рассуждениями о том, что вопросы неразрешимы, а непременно что-нибудь сделать, и сейчас же, и поскорее. Во что бы то ни стало надо решиться, хоть на что-нибудь, или.. .

«"Или отказаться от жизни совсем!" – вскричал он вдруг в исступлении, – послушно принять судьбу, как она есть, раз навсегда, и задушить в себе всё, отказавшись от всякого права действовать, жить и любить!» (ч. 1, гл. 4) .

*** «Я только в главную мысль мою верю. Она именно состоит в том, что люди, по закону природы, разделяются вообще на два разряда: на низший (обыкновенных), то есть, так сказать, на материал, служащий единственно для зарождения себе подобных, и собственно на людей, то есть имеющих дар или талант сказать в среде своей новое слово. Подразделения тут, разумеется, бесконечные, но «Любите человека и во грехе его, отличительные черты обоих разрядов ибо сие уже подобие божедовольно резкие: первый разряд, то ской любви и есть верх любви на есть материал, говоря вообще, люди земле…»

по натуре своей консервативные, чинФ.М. Достоевский, ные, живут в послушании и любят из романа «Братья Карамазовы») быть послушными. По-моему, они и обязаны быть послушными, потому что это их назначение, и тут решительно нет ничего для них унизительного. Второй разряд, все преступают закон, разрушители, или склонны к тому, судя по способностям. Преступления этих людей, разумеется, относительны и многоразличны;

большею частию они требуют, в весьма разнообразных заявлениях, разрушения настоящего во имя лучшего. Но если ему надо, для своей идеи, перешагнуть хотя бы и через труп, через кровь, то он внутри себя, по совести, может, по-моему, дать себе разрешение перешагнуть через кровь, – смотря, впрочем, по идее и по размерам её, – это заметьте. …Впрочем, тревожиться много нечего: масса никогда почти не признаёт за ними этого права, казнит их и вешает (более или менее) и тем, совершенно справедливо, исполняет консервативное своё назначение, с тем, однако ж, что в следующих поколениях эта же масса ставит казнённых на пьедестал и им поклоняется (более или менее). Первый разряд всегда – господин настоящего, второй разряд – господин будущего .

Первые сохраняют мир и приумножают его численно; вторые двигают мир и ведут его к цели» (ч. 3, гл. 5) .

*** «Не для того, чтобы матери помочь, я убил – вздор! Не для того я убил, чтобы, получив средства и власть, сделаться благодетелем человечества. Вздор! Я просто убил; для себя убил, для себя одного: а там стал ли бы я чьим-нибудь благодетелем или всю жизнь, как паук, ловил бы всех в паутину и их всех живые соки высасывал, мне, в ту минуту, всё равно должно было быть!.. И не деньги, главное, нужны мне были, Соня, когда я убил; не столько деньги нужны были, как другое... Я это всё теперь знаю.. .

Пойми меня: может быть, тою же дорогой идя, я уже никогда более не повторил бы убийства. Мне другое надо было узнать, другое толкало меня под руки: мне надо было узнать тогда, и поскорей узнать, вошь ли я, как все, или человек? Смогу ли я переступить или не смогу! Осмелюсь ли нагнуться и взять или нет? Тварь ли я дрожащая или право имею...» (ч. 5, гл. 4) .

• Есть ли среди героев романа кто-то, соответствующий представлениям Раскольникова о первом разряде людей? К какому разряду можно отнести его близких?

• Нарисуйте обобщённый портрет человека, «право имеющего» .

Чем сам Раскольников не соответствует этому портрету?

• Один из приёмов, используемых Достоевским для изображения душевного состояния своего героя, – монологи Раскольникова. Проанализируйте следующий монолог (ч. 3, гл. 6). Прокомментируйте, как человеческая натура героя столкнулась с его нечеловеческой теорией .

«"Старушонка вздор! – думал он горячо и порывисто, – старуха, пожалуй что, и ошибка, не в ней и дело! Старуха была только болезнь... я переступить поскорее хотел... я не человека убил, я принцип убил! Принцип-то я и убил, «…Какой-нибудь Наполеон говорит: "Истребить весь город". Всегда а переступить-то не переступил, на так было на свете. Но кто же даёт праэтой стороне остался... Только и су- во истребить, кто эти люди, берущие мел, что убить. Да и того не сумел, на себя так много, во имя чего они сооказывается... … Я ведь всего од- вершают свои дела?»

нажды живу, я ведь тоже хочу... Эх, (Ф.М. Достоевский, эстетическая я вошь, и больше ниче- по воспоминаниям А. Сусловой, го, – прибавил он вдруг рассмеяв- 1863 г.) шись, как помешанный. – Да, я действительно вошь, – продолжал он, с злорадством прилепившись к мысли, роясь в ней, играя и потешаясь ею, – и уж по тому одному, что, во-первых, теперь рассуждаю про то, что я вошь; потому, во-вторых, что целый месяц всеблагое провидение беспокоил, призывая в свидетели, что не для своей, дескать, плоти и похоти предпринимаю, а имею в виду великолепную и приятную цель, – ха-ха! Потому, в-третьих, что возможную справедливость положил наблюдать в исполнении, вес и меру, и арифметику: из всех вшей выбрал самую наибесполезнейшую и, убив её, положил взять у ней ровно столько, сколько мне надо для первого шага, и ни больше ни меньше (а остальное, стало быть, так и пошло бы на монастырь, по духовному завещанию – ха-ха!)... Потому, потому я окончательно вошь, – прибавил он, скрежеща зубами, – потому что сам-то я, может быть, ещё сквернее и гаже, чем убитая вошь, и заранее предчувствовал, что скажу себе это уже после того, как убью! Да разве с этаким ужасом что-нибудь может сравниться! О, пошлость! О, подлость!.. О, как я понимаю "пророка", с саблей, на коне. Велит Аллах, и повинуйся "дрожащая тварь"! Прав, прав "пророк", когда ставит где-нибудь поперёк улицы хор-р-рошую батарею и дует в правого и виноватого, не удостоивая даже и объясниться! Повинуйся, дрожащая тварь, и – не желай, потому – не твоё это дело!.. О, ни за что, ни за что не прощу старушонке!" Волосы его были смочены потом, вздрагивавшие губы запеклись, неподвижный взгляд был устремлён в потолок .

"Мать, сестра, как любил я их! Отчего теперь я их ненавижу?

Да, я их ненавижу, физически ненавижу, подле себя не могу выносить... Давеча я подошёл и поцеловал мать, я помню... Обнимать и думать, что если б она узнала, то... разве сказать ей тогда?

От меня это станется... Гм! она должна быть такая же, как и я, – прибавил он, думая с усилием, как будто борясь с охватывавшим его бредом. – О, как я ненавижу теперь старушонку! Кажется, бы другой раз убил, если б очнулась! Бедная Лизавета! Зачем она тут подвернулась!.. Странно, однако ж, почему я об ней почти и не думаю, точно и не убивал?.. Лизавета! Соня! Бедные, кроткие, с глазами кроткими... Милые!.. Зачем они не плачут? Зачем они не стонут?.. Они все отдают... глядят кротко и тихо... Соня, Соня! Тихая Соня!.."» .

• О каком принципе говорит Раскольников? В чём винит себя?

• Можно ли согласиться с тем, что главное преступление Раскольникова – это убийство старухи и Лизаветы? Через что на самом деле переступил Раскольников?

• В чём видит преступление своего героя автор?

Достоевский развенчивает теорию Раскольникова, окружая его героями-двойниками, в которых отражались собственные мысли и поступки главного героя. Двойники в романе, как правило, искажённое, преувеличенное «зеркало» центрального персонажа, и главные из них появляются в романе уже после убийства .

• Перечитайте фрагменты текста, повествующие об Аркадии Ивановиче Свидригайлове (ч. 1, гл. 3; ч. 4, гл. 1, 2; ч. 6, гл. 3–6). Докажите, что Свидригайлов – герой, прошедший по пути Раскольникова много дальше .

• Почему после убийства Раскольников начинает ненавидеть самых близких людей – мать и сестру, зато тянется к циничному Свидригайлову, тоже нарушившему человеческие законы?

• Первый понял, кто убил старуху-процентщицу и Лизавету, следователь Порфирий Петрович. Перечитайте описание поединков следователя с Раскольниковым (ч. 3, гл. 5; ч. 4, гл. 5) .

Докажите, что Порфирий Петрович, как это ни странно, тоже двойник Раскольникова и именно потому он узнаёт в нём какие-то собственные мысли, хорошо понимает мотивы его преступления .

• Прочитайте описание последней встречи следователя с Раскольниковым (ч. 6, гл. 2). В чём Порфирий Петрович видит своё внутреннее родство с Раскольниковым и принципиальное отличие?

Наказание за преступление В «Преступлении и наказании» Раскольников проходит через три напряжённых психологических поединка со следователем, два долгих разговора со Свидригайловым и несколько бесед-исповедей с Соней Мармеладовой. Именно Соня оказывается главным зеркалом Раскольникова – грешница и праведница одновременно, носительница иной, принципиально отличной от раскольниковской, идеи .

• Как в жизни Сони совмещаются судьбы преступницы и жертвы?

• Ради чего (кого) Соня нарушала нравственные нормы, жертвовала собственной жизнью?

• Чем поразила Соня Раскольникова ещё при первом знакомстве?

Почему в полубреду он объединяет её с убитой Лизаветой?

Обратимся к сцене первого посещения Раскольниковым Сони (ч. 4, гл. 4) – ключевому и переломному эпизоду, в котором началось сближение героев, носителей разных жизненных теорий .

Прочитайте текст, самостоятельно его комментируя. Во время чтения вы можете ориентироваться на подчёркнутые в тесте слова, в которых, на наш взгляд, заключается особый смысл .

Заметим, что многие исследователи, занимавшиеся анализом романа «Преступление и наказание», отмечали «сверхплотность» текста и приходили к идее его постраничного комментирования. Практически каждый эпизод романа подлежит нескольким прочтениям, которые существуют как бы на разных уровнях и потому не исключают, а дополняют друг друга .

*** «... А Раскольников пошёл прямо к дому на канаве, где жила Соня. Дом был трёхэтажный, старый и зелёного цвета. Он доискался дворника и получил от него неопределённые указания, где живёт Капернаумов портной. Отыскав в углу на дворе вход на узкую и тёмную лестницу, он поднялся наконец во второй этаж и вышел на галерею, обходившую его со стороны двора. Покамест он бродил в темноте и в недоумении, где бы мог быть вход к Капернаумову, вдруг, в трёх шагах от него, отворилась какая-то дверь; он схватился за неё машинально .

– Кто тут? – тревожно спросил женский голос .

– Это я... к вам, – ответил Раскольников и вошёл в крошечную переднюю. Тут, на продавленном стуле, в искривлённом медном подсвечнике, стояла свеча .

– Это вы! Господи! – слабо вскрикнула Соня и стала как вкопанная .

– Куда к вам? Сюда?

И Раскольников, стараясь не глядеть на неё, поскорей прошёл в комнату .

Через минуту вошла со свечой и Соня, поставила свечку и стала сама перед ним, совсем растерявшаяся, вся в невыразимом волнении и, видимо, испуганная его неожиданным посещением .

Вдруг краска бросилась в её бледное лицо, и даже слёзы выступили на глазах... Ей было и тошно, и стыдно, и сладко... Раскольников быстро отвернулся и сел на стул к столу. Мельком успел он охватить взглядом комнату .

Это была большая комната, но чрезвычайно низкая, единственная отдававшаяся от Капернаумовых, запертая дверь к которым находилась в стене слева. На противоположной стороне, в стене справа, была ещё другая дверь, всегда запертая наглухо .

Там уже была другая, соседняя квартира, под другим нумером .

Сонина комната походила как будто на сарай, имела вид весьма неправильного четырёхугольника, и это придавало ей что-то уродливое. Стена с тремя окнами, выходившая на канаву, перерезывала комнату как-то вкось, отчего один угол, ужасно острый, убегал куда-то вглубь, так что его, при слабом освещении, даже и разглядеть нельзя было хорошенько; другой же угол был уже слишком безобразно тупой. Во всей этой большой комнате почти совсем не было мебели. В углу, направо, находилась кровать; подле неё, ближе к двери, стул. По той же стене, где была кровать, у самых дверей в чужую квартиру, стоял простой тесовый стол, покрытый синенькою скатертью; около стола два плетёных стула. Затем, у противоположной стены, поблизости от острого угла, стоял небольшой, простого дерева комод, как бы затерявшийся в пустоте. Вот всё, что было в комнате. Желтоватые, обшмыганные и истасканные обои почернели по всем углам; должно быть, здесь бывало сыро и угарно зимой. Бедность была видимая; даже у кровати не было занавесок .

Соня молча смотрела на своего гостя, так внимательно и бесцеремонно осматривавшего её комнату, и даже начала, наконец, дрожать в страхе, точно стояла перед судьёй и решителем своей участи .

– Я поздно... Одиннадцать часов есть? – спросил он, всё ещё не подымая на неё глаз .

– Есть, – пробормотала Соня. – Ах да, есть! – заторопилась она вдруг, как будто в этом был для неё весь исход, – сейчас у хозяев часы пробили... и я сама слышала... Есть .

– Я к вам в последний раз пришёл, – угрюмо продолжал Раскольников, хотя и теперь был только в первый, – я, может быть, вас не увижу больше.. .

– Вы... едете?

– Не знаю... всё завтра.. .

– Так вы не будете завтра у Катерины Ивановны? – дрогнул голос у Сони .

– Не знаю. Всё завтра утром... Не в том дело: я пришёл одно слово сказать.. .

Он поднял на неё свой задумчивый взгляд и вдруг заметил, что он сидит, а она всё ещё стоит перед ним .

– Что ж вы стоите? Сядьте, – проговорил он вдруг переменившимся, тихим и ласковым голосом .

Она села. Он приветливо и почти с состраданием посмотрел на неё с минуту .

– Какая вы худенькая! Вон какая у вас рука! Совсем прозрачная. Пальцы как у мёртвой .

Он взял её руку. Соня слабо улыбнулась .

– Я и всегда такая была, – сказала она .

– Когда и дома жили?

– Да .

– Ну, да уж конечно! – произнёс он отрывисто, и выражение лица его, и звук голоса опять вдруг переменились. Он ещё раз огляделся кругом …

– Я бы в вашей комнате по ночам боялся, – угрюмо заметил он .

… Мне ваш отец всё тогда рассказал. Он мне всё про вас рассказал... И про то, как вы в шесть часов пошли, а в девятом назад пришли, и про то, как Катерина Ивановна у вашей постели на коленях стояла .

Соня смутилась .

– Я его точно сегодня видела, – прошептала она нерешительно .

– Кого?

– Отца. Я по улице шла, там подле, на углу, в десятом часу, а он будто впереди идёт. И точно как будто он. Я хотела уж зайти к Катерине Ивановне.. .

– Вы гуляли?

– Да, – отрывисто прошептала Соня, опять смутившись и потупившись .

– Катерина Ивановна ведь вас чуть не била, у отца-то?

– Ах нет, что вы, что вы это, нет! – с каким-то даже испугом посмотрела на него Соня .

– Так вы её любите?

– Её? Да ка-а-ак же! – протянула Соня жалобно и с страданием сложив вдруг руки. – Ах! вы её... Если б вы только знали. Ведь она совсем как ребёнок... Ведь у ней ум совсем как помешан... от горя. А какая она умная была... какая великодушная... какая добрая! Вы ничего, ничего не знаете... ах!

Соня проговорила это точно в отчаянии, волнуясь и страдая, и ломая руки. Бледные щёки её опять вспыхнули, в глазах выразилась мука. Видно было, что в ней ужасно много затронули, что ей ужасно хотелось что-то выразить, сказать, заступиться. Какое-то ненасытимое сострадание, если можно так выразиться, изобразилось вдруг во всех чертах лица её .

– Била! Да что вы это! Господи, била! А хоть бы и била, так что ж! Ну так что ж? Вы ничего, ничего не знаете... Это такая несчастная, ах, какая несчастная! И больная... Она справедливости ищет... Она чистая. Она так верит, что во всём справедливость должна быть, и требует... И хоть мучайте её, а она несправедливого не сделает. Она сама не замечает, как это всё нельзя, чтобы справедливо было в людях, и раздражается... Как ребёнок, как ребёнок! Она справедливая, справедливая!

– А с вами что будет?

Соня посмотрела вопросительно .

– Они ведь на вас остались. Оно, правда, и прежде всё было на вас, и покойник на похмелье к вам же ходил просить. Ну, а теперь вот что будет?

– Не знаю, – грустно произнесла Соня .

– Они там останутся?

– Не знаю, они на той квартире должны; только хозяйка, слышно, говорила сегодня, что отказать хочет, а Катерина Ивановна говорит, что и сама ни минуты не останется .

– С чего ж это она так храбрится? На вас надеется?

– Ах нет, не говорите так!.. Мы одно, заодно живём, – вдруг опять взволновалась и даже раздражилась Соня, точь-в-точь как если бы рассердилась канарейка или какая другая маленькая птичка. – Да и как же ей быть? Ну как же, как же быть? – спрашивала она, горячась и волнуясь. – А сколько, сколько она сегодня плакала! У ней ум мешается, вы этого не заметили? …

– А вам разве не жалко? Не жалко? – вскинулась опять Соня, – ведь вы, я знаю, вы последнее сами отдали, ещё ничего не видя .

А если бы вы всё-то видели, о господи! А сколько, сколько раз я её в слёзы вводила! Да на прошлой ещё неделе! Ох, я! Всего за неделю до его смерти. Я жестоко поступила! И сколько, сколько раз я это делала. Ах как теперь целый день вспоминать было больно!

Соня даже руки ломала говоря, от боли воспоминания .

– Это вы-то жестокая?

– Да я, я! Я пришла тогда, – продолжала она плача, – а покойник и говорит: "прочти мне, говорит, Соня, у меня голова что-то болит, прочти мне... вот книжка"... у Лебезятникова, тут живёт, он такие смешные книжки всё доставал. А я говорю: "мне идти пора", так и не хотела прочесть, а зашла я к ним, главное чтоб воротнички показать Катерине Ивановне; мне Лизавета, торговка, воротнички и нарукавнички дёшево принесла, хорошенькие, новенькие и с узором. А Катерине Ивановне очень понравились, она надела и в зеркало посмотрела на себя, и очень, очень ей понравились: "подари мне, говорит, их, Соня, пожалуйста». Пожалуйста1 попросила, и уж так ей хотелось. А куда ей надевать?

Так: прежнее, счастливое время только вспомнилось! Смотрится на себя в зеркало, любуется, и никаких-то, никаких-то у ней платьев нет, никаких-то вещей, вот уж сколько лет! И ничего-то она никогда ни у кого не попросит; гордая, сама скорей отдаст последнее, а тут вот попросила, – так уж ей понравились! А я и отдать пожалела, "на что вам, говорю, Катерина Ивановна?" .

Так и сказала, "на что".Уж этого-то не надо было бы ей говорить!

Она так на меня посмотрела, и так ей тяжело-тяжело стало, что я отказала, и так это было жалко смотреть... И не за воротнички тяжело, а за то, что я отказала, я видела. Ах, так бы, кажется, теперь всё воротила, всё переделала, все эти прежние слова... Ох, я... да что!.. вам ведь всё равно!

– Эту Лизавету торговку вы знали?

– Да... А вы разве знали? – с некоторым удивлением переспросила Соня .

– Катерина Ивановна в чахотке, в злой; она скоро умрёт, – сказал Раскольников, помолчав и не ответив на вопрос .

– Ох, нет, нет, нет! – И Соня бессознательным жестом схватила его за обе руки, как бы упрашивая, чтобы нет .

– Да ведь это ж лучше, коль умрёт .

– Нет, не лучше, не лучше, совсем не лучше! – испуганно и безотчётно повторяла она .

– А дети-то? Куда ж вы тогда возьмёте их, коль не к вам?

– Ох, уж не знаю! – вскрикнула Соня почти в отчаянии и схватилась за голову. Видно было, что эта мысль уж много-мно

<

Здесь и далее курсив автора .

го раз в ней самой мелькала, и он только вспугнул опять эту мысль .

– Ну а коль вы, ещё при Катерине Ивановне, теперь, заболеете и вас в больницу свезут, ну что тогда будет? – безжалостно настаивал он .

– Ах, что вы, что вы! Этого-то уж не может быть! – и лицо Сони искривилось страшным испугом .

– Как не может быть? – продолжал Раскольников с жёсткой усмешкой, – не застрахованы же вы? Тогда что с ними станется?

На улицу всею гурьбой пойдут, она будет кашлять и просить, и об стену где-нибудь головой стучать, как сегодня, а дети плакать... А там упадёт, в часть свезут, в больницу, умрёт, а дети.. .

– Ох, нет!.. Бог этого не попустит! – вырвалось наконец из стеснённой груди у Сони. Она слушала, с мольбой смотря на него и складывая в немой просьбе руки, точно от него всё и зависело .

Раскольников встал и начал ходить по комнате. Прошло с минуту. Соня стояла, опустив руки и голову, в страшной тоске .

– А копить нельзя? На чёрный день откладывать? – спросил он, вдруг останавливаясь перед ней .

– Нет, – прошептала Соня .

– Разумеется, нет! А пробовали? – прибавил он чуть не с насмешкой .

– Пробовала .

– И сорвалось! Ну, да разумеется! Что и спрашивать!

И опять он пошёл по комнате. Ещё прошло с минуту .

– Не каждый день получаете-то?

Соня больше прежнего смутилась, и краска ударила ей опять в лицо .

– Нет, – прошептала она с мучительным усилием .

– С Полечкой, наверно, то же самое будет, – сказал он вдруг .

– Нет! нет! Не может быть, нет! – как отчаянная, громко вскрикнула Соня, как будто её вдруг ножом ранили. – Бог, Бог такого ужаса не допустит!. .

– Других допускает же .

– Нет, нет! Её Бог защитит, Бог!.. – повторяла она, не помня себя .

– Да, может, и Бога-то совсем нет, – с каким-то даже злорадством ответил Раскольников, засмеялся и посмотрел на неё .

Лицо Сони вдруг страшно изменилось: по нём пробежали судороги. С невыразимым укором взглянула она на него, хотела было что-то сказать, но ничего не могла выговорить и только вдруг горько-горько зарыдала, закрыв руками лицо .

– Вы говорите, у Катерины Ивановны ум мешается; у вас самой ум мешается, – проговорил он после некоторого молчания .

Прошло минут пять. Он всё ходил взад и вперёд, молча и не взглядывая на неё. Наконец подошёл к ней; глаза его сверкали .

Он взял её обеими руками за плечи и прямо посмотрел в её плачущее лицо. Взгляд его был сухой, воспалённый, острый, губы его сильно вздрагивали... Вдруг он весь быстро наклонился и, припав к полу, поцеловал её ногу. Соня в ужасе от него отшатнулась, как от сумасшедшего. И действительно, он смотрел как совсем сумасшедший .

– Что вы, что вы это? Передо мной! – пробормотала она, побледнев, и больно-больно сжало вдруг ей сердце .

Он тотчас же встал .

– Я не тебе поклонился, я всему страданию человеческому поклонился, – как-то дико произнёс он и отошёл к окну. – Слушай, – прибавил он, воротившись к ней через минуту, – я давеча сказал одному обидчику, что он не стоит одного твоего мизинца... и что я моей сестре сделал сегодня честь, посадив её рядом с тобою .

– Ах, что вы это им сказали! И при ней? – испуганно вскрикнула Соня, – сидеть со мной! Честь! Да ведь я... бесчестная... я великая, великая грешница! Ах, что вы это сказали!

– Не за бесчестие и грех я сказал это про тебя, а за великое страдание твоё. А что ты великая грешница, то это так, – прибавил он почти восторженно, – а пуще всего, тем ты грешница, что понапрасну умертвила и предала себя. Ещё бы это не ужас! Ещё бы не ужас, что ты живёшь в этой грязи, которую так ненавидишь, и в то же время знаешь сама (только стоит глаза раскрыть), что никому ты этим не помогаешь и никого ни от чего не спасаешь! Да скажи же мне наконец, – проговорил он, почти в исступлении, – как этакой позор и такая низость в тебе рядом с другими противоположными и святыми чувствами совмещаются? Ведь справедливее, тысячу раз справедливее и разумнее было бы прямо головой в воду и разом покончить!

– А с ними-то что будет? – слабо спросила Соня, страдальчески взглянув на него, но вместе с тем как бы вовсе и не удивившись его предложению. Раскольников странно посмотрел на неё .

Он всё прочёл в одном её взгляде. Стало быть, действительно у ней самой была уже эта мысль. Может быть, много раз и серьёзно обдумывала она в отчаянии, как бы разом покончить, и до того серьёзно, что теперь почти и не удивилась предложению его .

Даже жестокости слов его не заметила (смысла укоров его и особенного взгляда его на её позор, она, конечно, тоже не заметила, и это было видимо для него). Но он понял вполне, до какой чудовищной боли истерзала её, и уже давно, мысль о бесчестном и позорном её положении. Что же, что же бы могло, думал он, по сих пор останавливать решимость её покончить разом? И тут только понял он вполне, что значили для неё эти бедные, маленькие дети-сироты и та жалкая, полусумасшедшая Катерина Ивановна, с своею чахоткой и со стуканием об стену головою .

Но тем не менее ему опять-таки было ясно, что Соня с своим характером и с тем всё-таки развитием, которое она получила, ни в каком случае не могла так оставаться. Всё-таки для него составляло вопрос: почему она так слишком уже долго могла оставаться в таком положении и не сошла с ума, если уж не в силах была броситься в воду? Конечно, он понимал, что положение Сони есть явление случайное в обществе, хотя, к несчастию, далеко не одиночное и не исключительное. Но эта-то самая случайность, эта некоторая развитость и вся предыдущая жизнь её могли бы, кажется, сразу убить её при первом шаге на отвратительной дороге этой. Что же поддерживало её? Не разврат же? Весь этот позор, очевидно, коснулся её только механически; настоящий разврат ещё не проник ни одною каплей в её сердце: он это видел;

она стояла перед ним наяву.. .

"Ей три дороги, – думал он: – броситься в канаву, попасть в сумасшедший дом, или... или, наконец, броситься в разврат, одурманивающий ум и окаменяющий сердце".Последняя мысль была ему всего отвратительнее; но он был уже скептик, он был молод, отвлечёнен и, стало быть, жесток, а потому и не мог не верить, что последний выход, то есть разврат, был всего вероятнее .

"Но неужели ж это правда, – воскликнул он про себя, – неужели ж и это создание, еще сохранившее чистоту духа, сознательно втянется наконец в эту мерзкую, смрадную яму? Неужели это втягивание уже началось, и неужели потому только она и могла вытерпеть до сих пор, что порок уже не кажется ей так отвратительным? Нет, нет, быть того не может! – восклицал он, как давеча Соня, – нет, от канавы удерживала её до сих пор мысль о грехе, и они, те... Если же она до сих пор ещё не сошла с ума.. .

Но кто же сказал, что она не сошла уже с ума? Разве она в здравом рассудке? Разве так можно говорить, как она? Разве в здравом рассудке так можно рассуждать, как она? Разве так можно сидеть над погибелью, прямо над смрадною ямой, в которую уже её втягивает, и махать руками, и уши затыкать, когда ей говорят об опасности? Что она, уж не чуда ли ждёт? И наверно так. Разве всё это не признаки помешательства?" .

Он с упорством остановился на этой мысли. Этот исход ему даже более нравился, чем всякий другой. Он начал пристальнее всматриваться в неё .

– Так ты очень молишься Богу-то, Соня? – спросил он её .

Соня молчала, он стоял подле неё и ждал ответа .

– Что ж бы я без Бога-то была? – быстро, энергически прошептала она, мельком вскинув на него вдруг засверкавшими глазами, и крепко стиснула рукой его руку .

«Ну, так и есть!» – подумал он .

– А тебе Бог что за это делает? – спросил он, выпытывая дальше .

Соня долго молчала, как бы не могла отвечать. Слабенькая грудь её вся колыхалась от волнения .

– Молчите! Не спрашивайте! Вы не стоите!.. – вскрикнула она вдруг, строго и гневно смотря на него .

«Так и есть! так и есть!» – повторял он настойчиво про себя .

– Всё делает! – быстро прошептала она, опять потупившись .

«Вот и исход! Вот и объяснение исхода!» – решил он про себя, с жадным любопытством рассматривая её .

С новым, странным, почти болезненным, чувством всматривался он в это бледное, худое и неправильное угловатое личико, в эти кроткие голубые глаза, могущие сверкать таким огнём, таким суровым энергическим чувством, в это маленькое тело, ещё дрожавшее от негодования и гнева, и всё это казалось ему более и более странным, почти невозможным. «Юродивая! юродивая!» – твердил он про себя .

На комоде лежала какая-то книга. Он каждый раз, проходя взад и вперёд, замечал её; теперь же взял и посмотрел. Это был Новый Завет в русском переводе. Книга была старая, подержанная, в кожаном переплёте .

– Это откуда? – крикнул он ей через комнату. Она стояла всё на том же месте, в трёх шагах от стола .

– Мне принесли, – ответила она, будто нехотя и не взглядывая на него .

– Кто принёс?

– Лизавета принесла, я просила .

«Лизавета! Странно!» – подумал он. Всё у Сони становилось для него как-то страннее и чудеснее, с каждою минутой. Он перенёс книгу к свече и стал перелистывать .

– Где тут про Лазаря? – спросил он вдруг .

Соня упорно глядела в землю и не отвечала. Она стояла немного боком к столу .

– Про воскресение Лазаря где? Отыщи мне, Соня .

Она искоса глянула на него .

– Не там смотрите... в четвёртом евангелии... – сурово прошептала она, не подвигаясь к нему .

– Найди и прочти мне, – сказал он, сел, облокотился на стол, подпёр рукой голову и угрюмо уставился в сторону, приготовившись слушать .

«Недели через три на седьмую версту, милости просим! Я, кажется, сам там буду, если ещё хуже не будет», – бормотал он про себя .

Соня нерешительно ступила к столу, недоверчиво выслушав странное желание Раскольникова. Впрочем, взяла книгу .

– Разве вы не читали? – спросила она, глянув на него через стол, исподлобья. Голос её становился всё суровее и суровее .

– Давно... Когда учился. Читай!

– А в церкви не слыхали?

– Я... не ходил. А ты часто ходишь?

– Н-нет, – прошептала Соня .

Раскольников усмехнулся .

– Понимаю... И отца, стало быть, завтра не пойдёшь хоронить?

– Пойду. Я и на прошлой неделе была... панихиду служила .

– По ком?

– По Лизавете. Её топором убили .

Нервы его раздражались всё более и более. Голова начала кружиться .

– Ты с Лизаветой дружна была?

– Да... Она была справедливая... она приходила... редко.. .

нельзя было .

Мы с ней читали и... говорили. Она Бога узрит .

Странно звучали для него эти книжные слова, и опять новость:

какие-то таинственные сходки с Лизаветой, и обе – юродивые .

«Тут и сам станешь юродивым! Заразительно!» – подумал он. – Читай! – воскликнул он вдруг настойчиво и раздражительно .

Соня всё колебалась. Сердце её стучало. Не смела как-то она ему читать. Почти с мучением смотрел он на «несчастную помешанную» .

– Зачем вам? Ведь вы не веруете?.. – прошептала она тихо и как-то задыхаясь .

– Читай! Я так хочу! – настаивал он, – читала же Лизавете!

Соня развернула книгу и отыскала место. Руки её дрожали, голосу не хватало. Два раза начинала она, и всё не выговаривалось первого слога .

«Был же болен некто Лазарь, из Вифании...» – произнесла она наконец, с усилием, но вдруг, с третьего слова, голос зазвенел и порвался, как слишком натянутая струна. Дух пересекло, и в груди стеснилось .

Раскольников понимал отчасти, почему Соня не решалась ему читать, и чем более понимал это, тем как бы грубее и раздражительнее настаивал на чтении. Он слишком хорошо понимал, как тяжело было ей теперь выдавать и обличать всё своё. Он понял, что чувства эти действительно как бы составляли настоящую и уже давнишнюю, может быть, тайну её, может быть ещё с самого отрочества, ещё в семье, подле несчастного отца и сумасшедшей от горя мачехи, среди голодных детей, безобразных криков и попрёков. Но в то же время он узнал теперь, и узнал наверно, что хоть и тосковала она и боялась чего-то ужасно, принимаясь теперь читать, но что вместе с тем ей мучительно самой хотелось прочесть, несмотря на всю тоску и на все опасения, и именно ему, чтоб он слышал, и непременно теперь – «что бы там ни вышло потом!»... Он прочёл это в её глазах, понял из её восторженного волнения... Она пересилила себя, подавила горловую спазму, пресёкшую в начале стиха её голос, и продолжала чтение одиннадцатой главы Евангелия Иоаннова.

Так дочла она до 19-го стиха:

«И многие из иудеев пришли к Марфе и Марии утешать их в печали о брате их. Марфа, услыша, что идёт Иисус, пошла навстречу ему; Мария же сидела дома. Тогда Марфа сказала Иисусу: Господи! если бы ты был здесь, не умер бы брат мой. Но и теперь знаю, что чего ты попросишь у Бога, даст тебе Бог» .

Тут она остановилась опять, стыдливо предчувствуя, что дрогнет и порвётся опять её голос.. .

«Иисус говорит ей: воскреснет брат твой. Марфа сказала ему:

знаю, что воскреснет в воскресение, в последний день. Иисус сказал ей: Я есмь воскресение и жизнь; верующий в меня, если и умрёт, оживёт. И всякий живущий верующий в меня не умрёт вовек. Веришь ли сему? Она говорит ему:

(и как бы с болью переведя дух, Соня раздельно и с силою прочла, точно сама во всеуслышание исповедовала:) Так, Господи! Я верую, что ты Христос, сын Божий, грядущий в мир» .

Она было остановилась, быстро подняла было на него глаза, но поскорей пересилила себя и стала читать далее. Раскольников сидел и слушал неподвижно, не оборачиваясь, облокотясь на стол и смотря в сторону. Дочли до 32-го стиха .

«Мария же, пришедши туда, где был Иисус, и увидев его, пала к ногам его; и сказала ему: Господи! если бы ты был здесь, не умер бы брат мой. Иисус, когда увидел её плачущую и пришедших с нею иудеев плачущих, сам восскорбел духом и возмутился. И сказал: где вы положили его? Говорят ему: господи! поди и посмотри. Иисус прослезился. Тогда иудеи говорили: смотри, как он любил его. А некоторые из них сказали: не мог ли сей, отверзший очи слепому, сделать, чтоб и этот не умер?» .

Раскольников обернулся к ней и с волнением смотрел на неё:

да, так и есть! Она уже вся дрожала в действительной, настоящей лихорадке. Он ожидал этого. Она приближалась к слову о величайшем и неслыханном чуде, и чувство великого торжества охватило её. Голос её стал звонок, как металл; торжество и радость звучали в нём и крепили его. Строчки мешались перед ней, потому что в глазах темнело, но она знала наизусть, что читала. При последнем стихе: «не мог ли сей, отверзший очи слепому...» – она, понизив голос, горячо и страстно передала сомнение, укор и хулу неверующих, слепых иудеев, которые сейчас, через минуту, как громом поражённые, падут, зарыдают и уверуют... «И он, он – тоже ослеплённый и неверующий, – он тоже сейчас услышит, он тоже уверует, да, да! сейчас же, теперь же», – мечталось ей, и она дрожала от радостного ожидания .

«Иисус же, опять скорбя внутренно, проходит ко гробу. То была пещера, и камень лежал на ней. Иисус говорит: отнимите камень. Сестра умершего Марфа говорит ему: Господи! уже смердит; ибо четыре дни, как он во гробе» .

Она энергично ударила на слово: четыре .

«Иисус говорит ей: не сказал ли я тебе, что если будешь веровать, увидишь славу Божию? Итак, отняли камень от пещеры, где лежал умерший. Иисус же возвёл очи к небу и сказал: Отче, благодарю Тебя, что Ты услышал меня. Я и знал, что ты всегда услышишь меня; но сказал сие для народа, здесь стоящего, чтобы поверили, что Ты послал меня. Сказав сие, воззвал громким голосом: Лазарь! иди вон. И вышел умерший, (громко и восторженно прочла она, дрожа и холодея, как бы вочию сама видела) обвитый по рукам и ногам погребальными пеленами; и лицо его обвязано было платком. Иисус говорит им: развяжите его; пусть идёт .

Тогда многие из иудеев, пришедших к Марии и видевших, что сотворил Иисус, уверовали в него» .

Далее она не читала и не могла читать, закрыла книгу и быстро встала со стула .

– Все об воскресении Лазаря, – отрывисто и сурово прошептала она и стала неподвижно, отвернувшись в сторону, не смея и как бы стыдясь поднять на него глаза. Лихорадочная дрожь её ещё продолжалась. Огарок уже давно погасал в кривом подсвечнике, тускло освещая в этой нищенской комнате убийцу и блудницу, странно сошедшихся за чтением вечной книги. Прошло минут пять или более .

– Я о деле пришёл говорить, – громко и нахмурившись проговорил вдруг Раскольников, встал и подошёл к Соне. Та молча подняла на него глаза. Взгляд его был особенно суров, и какая-то дикая решимость выражалась в нём .

– Я сегодня родных бросил, – сказал он, – мать и сестру. Я не пойду к ним теперь. Я там всё разорвал .

– Зачем? – как ошеломлённая спросила Соня. Давешняя встреча с его матерью и сестрой оставила в ней необыкновенное впечатление, хотя и самой ей неясное. Известие о разрыве выслушала она почти с ужасом .

– У меня теперь одна ты, – прибавил он. – Пойдём вместе.. .

Я пришёл к тебе. Мы вместе прокляты, вместе и пойдём!

Глаза его сверкали. «Как полоумный!» – подумала в свою очередь Соня .

– Куда идти? – в страхе спросила она и невольно отступила назад .

– Почему ж я знаю? Знаю только, что по одной дороге, наверно знаю, – и только. Одна цель!

Она смотрела на него, и ничего не понимала. Она понимала только, что он ужасно, бесконечно несчастен .

– Никто ничего не поймёт из них, если ты будешь говорить им, – продолжал он, – а я понял. Ты мне нужна, потому я к тебе и пришёл .

– Не понимаю... – прошептала Соня .

– Потом поймёшь. Разве ты не то же сделала? Ты тоже переступила... смогла переступить. Ты на себя руки наложила, ты загубила жизнь... свою (это всё равно!). Ты могла бы жить духом и разумом, а кончишь на Сенной... Но ты выдержать не можешь, и если останешься одна, сойдёшь с ума, как и я. Ты уж и теперь как помешанная; стало быть, нам вместе идти, по одной дороге!

Пойдём!

– Зачем? Зачем вы это! – проговорила Соня, странно и мятежно взволнованная его словами .

– Зачем? Потому что так нельзя оставаться – вот зачем! Надо же, наконец, рассудить серьёзно и прямо, а не по-детски плакать и кричать, что Бог не допустит! Та не в уме и чахоточная, умрёт скоро, а дети? Разве Полечка не погибнет? Неужели не видала ты здесь детей, по углам, которых матери милостыню высылают просить? Я узнавал, где живут эти матери и в какой обстановке .

Там детям нельзя оставаться детьми. Там семилетний развратен и вор. А ведь дети – образ Христов: «Сих есть Царствие Божие» .

Он велел их чтить и любить, они будущее человечество.. .

– Что же, что же делать? – истерически плача и ломая руки, повторяла Соня .

– Что делать? Сломать, что надо, раз навсегда, да и только: и страдание взять на себя! Что? Не понимаешь? После поймёшь.. .

Свободу и власть, а главное власть! Над всею дрожащею тварью и над всем муравейником!.. Вот цель! Помни это! Это моё тебе напутствие! Может, я с тобой в последний раз говорю. Если не приду завтра, услышишь про всё сама, и тогда припомни эти теперешние слова. И когда-нибудь, потом, через годы, с жизнию, может, и поймёшь, что они значили. Если же приду завтра, то скажу тебе, кто убил Лизавету. Прощай!».. .

• На какие приёмы изображения, характерные для художественного стиля Достоевского, вы обратили внимание? Какие детали кажутся вам узнаваемыми?

• Составьте «партитуру» чтения этого эпизода:

– отметьте, как по ходу диалога меняется эмоциональное состояние Сони и Раскольникова;

– проследите по тексту, как в разговоре постепенно нарастает эмоциональная напряжённость героев;

– зафиксируйте собственные ощущения, возникающие по ходу чтения. Подумайте, что в первую очередь определяло ваши эмоции .

• Проследите, как по ходу диалога меняется отношение Раскольникова к Соне. В какие моменты он нападает на Соню (на первый план выходит логика, которая связана с теорией), в какие – сочувствует ей?

Чем можно объяснить такую смену?

• Докажите, что Раскольников пытается быть суровым обличителем, но не может презирать Соню за несоответствие своей теории .

• Что свидетельствует о том, что разговор был необычайно сложен и для Раскольникова?

• Что, по-вашему, означает поцелуй ног? Чем можно объяснить такое поведение Раскольникова? Связано ли это с его теорией?

• В какой момент Соня становится лидером в этом диалоге? В чём заключается её истинная сила и правда?

• Какую функцию в тексте выполняет многоточие? Приведите примеры из текста, когда многоточие обозначает растянутость во времени, поиск формулировки, неуверенность, недосказанность, непонимание .

• Обратите внимание на символику текста. Перечитайте первый абзац, изложенный от лица повествователя. Недоумение и темнота, символизирующие душевное состояние Раскольникова, – и какая-то дверь, которую явно не случайно открывает сама Соня и за которую машинально хватается Раскольников. Какая авторская мысль «читается» в этой сцене?

• Объясните, почему именно Соня постепенно становится самым близким Раскольникову человеком .

• Расскажите о «правде» Сони и «правде» Раскольникова. Через что «переступил» каждый из них?

• Сделайте вывод, в чём заключается принципиальное различие между двумя «преступившими» героями – Раскольниковым и Соней .

• Принято считать, что именно «правда» Сони наиболее близка авторской точке зрения. Попробуйте (с учётом этой точки зрения) рассказать о нравственной позиции Достоевского .

• Почему именно после этой встречи Раскольников во всём признатся Соне и отдаст себя в руки правосудию?

• Какую роль играет данный эпизод в тексте всего романа?

• Какую роль в жизни Раскольникова и Сони играет вера в Бога?

• Обратитесь к тексту притчи о Лазаре (из XI главы Евангелия от Иоанна), с совместного чтения которого начинается процесс возвращения героя к людям .

О чём она повествует? Попробуйте объяснить, почему именно эту притчу попросил прочитать Раскольников .

Учтите, что при публикации романа по поводу этого эпизода между Достоевским и редакцией «Русского вестника» возникли серьёзные разногласия. Для сохранения в тексте обширной евангельской цитаты Достоевский пошёл на значительные переделки по указаниям редакции, чего от него обычно почти невозможно было добиться .

• Как воспринимают герои историю чудесного воскресения Лазаря? В каких строках можно увидеть надежду на чудо нравственного воскресения Раскольникова? Какую роль в этом спасении автор отводит Соне?

Начало новой жизни

• Вспомните, что такое эпилог. Приведите из знакомых вам произведений русской классической литературы примеры закрытых эпилогов, назначение которых – кратко рассказать о жизни героев после окончания основного действия .

• Можно ли эпилог романа Достоевского отнести к закрытому типу?

• Какая из частей эпилога несёт на себе в первую очередь сюжетную нагрузку, какая – идейную?

Эпилог «Преступления и наказания» относят к типу открытых финалов. Перечитаем (выборочно) эпилог и попробуем разобраться почему .

...Но не бритой головы и кандалов он стыдился: его гордость сильно была уязвлена; он и заболел от уязвлённой гордости .

О, как бы счастлив он был, если бы мог сам обвинить себя! Он бы снёс тогда всё, даже стыд и позор. Но он строго судил себя, и ожесточённая совесть его не нашла никакой особенно ужасной вины в его прошедшем, кроме разве простого промаху, который со всяким мог случиться. Он стыдился именно того, что он, Раскольников, погиб так слепо, безнадёжно, глухо и глупо, по какому-то приговору слепой судьбы, и должен смириться и покориться пред «бессмыслицей» какого-то приговора, если хочет сколько-нибудь успокоить себя .

Тревога беспредметная и бесцельная в настоящем, а в будущем одна беспрерывная жертва, которою ничего не приобреталось, – вот что предстояло ему на свете. И что в том, что чрез восемь лет ему будет только тридцать два года и можно снова начать ещё жить! Зачем ему жить? Что иметь в виду? К чему стремиться?

Жить, чтобы существовать? Но он тысячу раз и прежде готов был отдать своё существование за идею, за надежду, даже за фантазию. Одного существования всегда было мало ему; он всегда хотел большего. Может быть, по одной только силе своих желаний он и счёл себя тогда человеком, которому более разрешено, чем другому .

И хотя бы судьба послала ему раскаяние – жгучее раскаяние, разбивающее сердце, отгоняющее сон, такое раскаяние, от ужасных мук которого мерещится петля и омут! О, он бы обрадовался ему! Муки и слёзы – ведь это тоже жизнь. Но он не раскаивался в своём преступлении .

Итак, Раскольников по-прежнему не отказался от своей идеи. Мало того, на каторге, где никому не было дела до его теории, он вновь возвращается к её оправданию перед самим собой .

...«Чем, чем, – думал он, – моя мысль была глупее других мыслей и теорий, роящихся и сталкивающихся одна с другой на свете, с тех пор как этот свет стоит? Стоит только посмотреть на дело совершенно независимым, широким и избавленным от обыденных влияний взглядом, и тогда, конечно, моя мысль окажется вовсе не так... странною. О отрицатели и мудрецы в пятачок серебра, зачем вы останавливаетесь на полдороге!

Ну чем мой поступок кажется им так безобразен? – говорил он себе. – Тем, что он – злодеяние? Что значит слово «злодеяние»?

Совесть моя спокойна. Конечно, сделано уголовное преступление; конечно, нарушена буква закона и пролита кровь, ну и возьмите за букву закона мою голову... и довольно! Конечно, в таком случае даже многие благодетели человечества, не наследовавшие власти, а сами её захватившие, должны бы были быть казнены при самых первых своих шагах. Но те люди вынесли свои шаги, и потому они правы, а я не вынес и, стало быть, я не имел права разрешить себе этот шаг» .

Вот в чём одном признавал он своё преступление: только в том, что не вынес его и сделал явку с повинною .

Он страдал тоже от мысли: зачем он тогда себя не убил? Зачем он стоял тогда над рекой и предпочёл явку с повинною? Неужели такая сила в этом желании жить и так трудно одолеть его? Одолел же Свидригайлов, боявшийся смерти? (Возвращаясь в прежнее состояние духа, герой снова с симпатией вспоминает Свидригайлова) .

Он с мучением задавал себе этот вопрос и не мог понять, что уж и тогда, когда стоял над рекой, может быть, предчувствовал в себе и в убеждениях своих глубокую ложь. Он не понимал, что это предчувствие могло быть предвестником будущего перелома в жизни его, будущего воскресения его, будущего нового взгляда на жизнь .

Постоянное оправдание теории перед самим собой говорит о зарождающемся сомнении Раскольникова. Не было бы сомнения – не было бы этих бесконечных оправданий. И Раскольников уже предчувствует крах своих убеждений .

...В остроге, в окружающей его среде, он, конечно, многого не замечал, да и не хотел совсем замечать. Он жил, как-то опустив глаза: ему омерзительно и невыносимо было смотреть. Но под конец многое стало удивлять его, и он, как-то поневоле, стал замечать то, чего прежде и не подозревал. Вообще же и наиболее стала удивлять его та страшная, та непроходимая пропасть, которая лежала между ним и всем этим людом. Казалось, он и они были разных наций. Он и они смотрели друг на друга недоверчиво и неприязненно. Он знал и понимал общие причины такого разъединения; но никогда не допускал он прежде, чтоб эти причины были на самом деле так глубоки и сильны. … Его же самого не любили и избегали все. Его даже стали под конец ненавидеть – почему? Он не знал того. Презирали его, смеялись над ним, смеялись над его преступлением те, которые были гораздо его преступнее .

… Неразрешим был для него ещё один вопрос: почему все они так полюбили Соню? Она у них не заискивала; встречали они её редко, иногда только на работах, когда она приходила на одну минутку, чтобы повидать его. А между тем все уже знали её, знали и то, что она за ним последовала, знали, как она живёт, где живёт .

Итак, Раскольников, до этого не замечавший никого, начинает осознавать, что все каторжане ненавидят его и любят Соню. Он попрежнему пытается возвысить себя над окружающими, не считает своё преступление таковым, но именно с осознания всеобщей ненависти и любви каторжан началось постепенное духовное перерождение Раскольникова .

Подтверждает справедливость этой мысли сон Раскольникова .

...Ему грезилось в болезни, будто весь мир осуждён в жертву какой-то страшной, неслыханной и невиданной моровой язве, идущей из глубины Азии на Европу. Все должны были погибнуть, кроме некоторых, весьма немногих, избранных. Появились какие-то новые трихины, существа микроскопические, вселявшиеся в тела людей. Но эти существа были духи, одарённые умом и волей.... Люди, принявшие их в себя, становились тотчас же бесноватыми и сумасшедшими. Но никогда, никогда люди не считали себя так умными и непоколебимыми в истине, как считали заражённые. Никогда не считали непоколебимее своих приговоров, своих научных выводов, своих нравственных убеждений и верований. Целые селения, целые города и народы заражались и сумасшествовали. Все были в тревоге и не понимали друг друга, всякий думал, что в нём в одном и заключается истина, и мучился, глядя на других, бил себя в грудь, плакал и ломал себе руки. Не знали, кого и как судить, не могли согласиться, что считать злом, что добром. Не знали, кого обвинять, кого оправдывать. Люди убивали друг друга в какой-то бессмысленной злобе. Собирались друг на друга целыми армиями, но армии, уже в походе, вдруг начинали сами терзать себя, ряды расстраивались, воины бросались друг на друга, кололись и резались, кусали и ели друг друга. В городах целый день били в набат: созывали всех, но кто и для чего зовёт, никто не знал того, а все были в тревоге. Оставили самые обыкновенные ремёсла, потому что всякий предлагал свои мысли, свои поправки, и не могли согласиться; остановилось земледелие. Кое-где люди сбегались в кучи, соглашались вместе на что-нибудь, клялись не расставаться, – но тотчас же начинали что-нибудь совершенно другое, чем сейчас же сами предполагали, начинали обвинять друг друга, дрались и резались. Начались пожары, начался голод. Все и всё погибало .

Язва росла и подвигалась дальше и дальше. Спастись во всём мире могли только несколько человек, это были чистые и избранные, предназначенные начать новый род людей и новую жизнь, обновить и очистить землю, но никто и нигде не видал этих людей, никто не слыхал их слова и голоса .

Отсутствие общих представлений о добре и зле, по мысли Достоевского, ведёт к страшным войнам и убийствам, моровой язве, уничтожающей всё человечество, за исключением нескольких «чистых и избранных, предназначенных начать новый род людей». Такова была бы судьба мира, если бы он полностью состоял из Наполеонов или Раскольниковых. Идея Раскольникова о праве сильной личности на переступание нравственных норм оказалась абсурдной, и герой уже приблизился к признанию этого .

Шла уже вторая неделя после Святой; стояли тёплые, ясные, весенние дни; в арестантской палате отворили окна (решётчатые, под которыми ходил часовой). Соня, во всё время болезни его, могла только два раза его навестить в палате; каждый раз надо было испрашивать разрешения, а это было трудно. Но она часто приходила на госпитальный двор, под окна, особенно под вечер, а иногда так только, чтобы постоять на дворе минутку и хоть издали посмотреть на окна палаты. Однажды, под вечер, уже совсем почти выздоровевший Раскольников заснул; проснувшись, он нечаянно подошёл к окну и вдруг увидел вдали, у госпитальных ворот, Соню. (В романах Достоевского чрезвычайно важны подобные вдруг). Она стояла и как бы чего-то ждала. Чтото как бы пронзило в ту минуту его сердце; он вздрогнул и поскорее отошёл от окна. В следующий день Соня не приходила, на третий день тоже; он заметил, что ждёт её с беспокойством. Наконец его выписали. Придя в острог, он узнал от арестантов, что Софья Семёновна заболела, лежит дома и никуда не выходит .

Он был очень беспокоен, посылал о ней справляться. Скоро узнал он, что болезнь её не опасна. Узнав в свою очередь, что он об ней так тоскует и заботится, Соня прислала ему записку, написанную карандашом, и уведомляла его, что ей гораздо легче, что у ней пустая, лёгкая простуда и что она скоро, очень скоро, придёт повидаться с ним на работу. Когда он читал эту записку, сердце его сильно и больно билось .

День опять был ясный и тёплый. Ранним утром, часов в шесть, он отправился на работу, на берег реки, где в сарае устроена была обжигательная печь для алебастра и где толкли его....Раскольников вышел из сарая на самый берег, сел на складенные у сарая брёвна и стал глядеть на широкую и пустынную реку .

С высокого берега открывалась широкая окрестность. С дальнего другого берега чуть слышно доносилась песня. Там, в облитой солнцем необозримой степи, чуть приметными точками чернелись кочевые юрты. (Только в эпилоге, когда началось «пробуждение» Раскольникова, на страницах романа появляются зарисовки весенней природы!) Там была свобода и жили другие люди, совсем не похожие на здешних, там как бы самое время остановилось, точно не прошли ещё века Авраама и стад его. (Два образа мира – гибельного безумия из сна Раскольникова и вечной гармонии – символически сопоставлены друг с другом). Раскольников сидел, смотрел неподвижно, не отрываясь; мысль его переходила в грёзы, в созерцание; он ни о чём не думал, но какая-то тоска волновала его и мучила .

Вдруг подле него очутилась Соня. Она подошла едва слышно и села с ним рядом. Было ещё очень рано, утренний холодок ещё не смягчился. На ней был её бедный, старый бурнус и зелёный платок. Лицо её ещё носило признаки болезни, похудело, побледнело, осунулось. Она приветливо и радостно улыбнулась ему, но, по обыкновению, робко протянула ему свою руку .

… Как это случилось, он и сам не знал, но вдруг что-то как бы подхватило его и как бы бросило к её ногам. Он плакал и обнимал её колени. В первое мгновение она ужасно испугалась, и все лицо её помертвело. Она вскочила с места и, задрожав, смотрела на него. Но тотчас же, в тот же миг она всё поняла. В глазах её засветилось бесконечное счастье; она поняла, и для неё уже не было сомнения, что он любит, бесконечно любит её и что настала же наконец эта минута.. .

Они хотели было говорить, но не могли. Слёзы стояли в их глазах. Они оба были бледны и худы; но в этих больных и бледных лицах уже сияла заря обновлённого будущего, полного воскресения в новую жизнь. Их воскресила любовь, сердце одного заключало бесконечные источники жизни для сердца другого .

… Всё, даже преступление его, даже приговор и ссылка, казались ему теперь, в первом порыве, каким-то внешним, странным, как бы даже и не с ним случившимся фактом. Он, впрочем, не мог в этот вечер долго и постоянно о чём-нибудь думать, сосредоточиться на чём-нибудь мыслью; да он ничего бы и не разрешил теперь сознательно; он только чувствовал. Вместо диалектики наступила жизнь, и в сознании должно было выработаться что-то совершенно другое .

Под подушкой его лежало Евангелие. Он взял его машинально. Эта книга принадлежала ей, была та самая, из которой она читала ему о воскресении Лазаря. В начале каторги он думал, что она замучит его религией, будет заговаривать о Евангелии и навязывать ему книги. Но, к величайшему его удивлению, она ни разу не заговаривала об этом, ни разу даже не предложила ему Евангелия. Он сам попросил его у ней незадолго до своей болезни, и она молча принесла ему книгу. До сих пор он её и не раскрывал .

Он не раскрыл её и теперь, но одна мысль промелькнула в нём:

«Разве могут её убеждения не быть теперь и моими убеждениями? Её чувства, её стремления, по крайней мере...» .

Впервые герой берёт в руки Евангелие. Для него вместо диалектики наступила жизнь .

...Но тут уж начинается новая история, история постепенного обновления человека, история постепенного перерождения его, постепенного перехода из одного мира в другой, знакомства с новою, доселе совершенно неведомою действительностью. Это могло бы составить тему нового рассказа, – но теперешний рассказ наш окончен .

Итак, идея Раскольникова прошла в романе полный цикл: убийство и отпадение от человечества – страдание; признание, наказание – раскаяние, любовь, обретение Бога – возвращение к людям .

• Докажите, что эпилог оказывается ещё одним важным сюжетным звеном романа .

• Почему Раскольников после покаяния на Сенной и явки с повинной по-прежнему не считает преступлением убийство старухи-процентщицы и её сестры, а винит себя только в том, что оказался неспособным вынести это испытание?

• Какие новые перспективы для своих героев открывает Достоевский?

• Почему крушение героя и развенчание его идеи разведены у Достоевского во времени?

• Работая над романом, Достоевский специально помечает для себя в черновиках: «ПОСЛЕДНЯЯ СТРОЧКА: Неисповедимы пути, которыми находит Бог человека». Докажите, что, несмотря на то что последняя строчка в конце концов изменилась, смысл финала «Преступления и наказания» остался тем же .

Работа с текстом после чтения

1. Достоевский во время работы над романом ставил перед соА бой задачу «перерыть все вопросы в этом романе» .

Перечислите проблемы (вопросы), которые поднимает писатель в «Преступлении и наказании». Покажите, как они связаны с сюжетными конфликтами и системой образов .

2. Обосновывая свою теорию, Раскольников обращается к историческим примерам, в частности к личности Наполеона: «Настоящий властелин, кому всё разрешается, громит Тулон, делает резню в Париже, забывает армию в Египте, тратит полмиллиона людей в московском походе и отделывается каламбуром в Вильне, и ему же, по смерти, ставят кумиры, – а стало быть, и всё разрешается» .

Почему исследователи творчества Достоевского назвали теорию Раскольникова «самообманом»? В чём вы видите опасность подобных рассуждений?

3. Сопоставьте ключевые высказывания героев романа:

Л е б е з я т н и к о в: «Всё, что полезно человечеству, то и благородно!» .

Л у ж и н: «... Возлюби, прежде всех, одного себя, ибо всё на свете на личном интересе основано» .

П о р ф и р и й П е т р о в и ч: «…Страданье тоже дело хорошее. Пострадайте. …Знаю, что не веруется, – а вы лукаво не мудрствуйте; отдайтесь жизни прямо, не рассуждая; не беспокойтесь, – прямо на берег вынесет и на ноги поставит» .

Р а з у м и х и н: «А по-моему, хорош человек – вот и принцип, и делать я ничего не хочу» .

Р а с к о л ь н и к о в: «... я хотел Наполеоном сделаться, оттого и убил...» .

С в и д р и г а й л о в: «... я нахожу, например, что единичное злодейство позволительно, если главная цель хороша» .

С о н я: «Страдание принять и искупить себя им, вот что надо» .

Что вы можете сказать о героях по их ключевым высказываниям?

Жизненные позиции кого из героев можно назвать близкими?

4. Найдите в тексте ключевые высказывания других героев. Разверните любое из них в монолог героя .

5. Используя ключевые высказывания Сони и Раскольникова, составьте рассказ на тему «Две правды героев Достоевского» .

6. В чём, по мнению Достоевского, заключалось главное преступление Раскольникова и его наказание? Насколько вам близка позиция автора?

7. Главный художественный приём Достоевского – движение по конфликтным точкам человеческой психики своих героев. Состояния, в которых пребывают его герои, – это состояния души и читателя, которого Достоевский постепенно тоже втягивает в конфликт .

Кто из героев вам ближе? Чьё душевное состояние мы проживаете как собственное?

8. Какой цвет преобладает в изображении Петербурга Достоевского? Случайно ли это? Перечитайте стихотворение символиста А.А. Блока «Фабрика» (см. Приложение). Чем вы объясните общность в символике цвета у авторов разных эпох и литературных жанров?

9. «Преступление и наказание» – самое законченное в своей форме и глубокое по содержанию произведение Достоевского, в котором он выразил свой взгляд на природу человека, его назначение и законы, которым он подчинён как личность» – так оценил роман философ В.В. Розанов («О Достоевском») .

Каким вы увидели взгляд писателя на природу человека? В чём Достоевский видит назначение человека? По каким законам предлагает жить?

10. Найдите мировоззренческие переклички между романом Достоевского и стихотворением Н.С. Гумилёва «Фра Беато

Анджелика»:

Есть Бог, есть мир, они живут вовек, А жизнь людей – мгновенна и убога .

Но всё в себе вмещает человек, Который любит мир и верит в Бога .

11. Писатель неоднократно подчёркивал, что по его герою нельзя судить о нём. Однако, как любой художественный текст, роман многое говорит о личности автора. Что вы можете сказать о личности Ф.М. Достоевского после чтения романа?

12. Разновидность романа Достоевского определяли по-разному: роман-исповедь, роман-трагедия, роман-доказательство, идеологический роман, диалогический роман, социальный роман, философско-публицистический роман, полифонический роман .

Выберите одно из определений и аргументируйте его справедливость .

13. Писатель Ч. Айтматов образно заметил, что «тревожный набат Достоевского гудит, неумолчно взывая к человечности и гуманизму». Напишите эссе на тему «Набат Достоевского в сегодняшнем мире» .

14. Почему эпилог романа «Преступление и наказание» относят к открытым эпилогам? Продолжите ряд философских вопросов, на которые Достоевский не дал в романе окончательного ответа: Кто спасёт погибающий от безумия мир? Есть ли иные (чем «вечная Сонечка») рецепты его спасения? Как быть, если человек не находит Бога?

Как бы вы ответили на любой из этих вопросов с позиции человека XXI века?

1. «Преступление и наказание» называют главным петерБ бургским текстом Достоевского. Известно, что начало «петербургским текстам» положили А.С. Пушкин и Н.В. Гоголь .

Прочитайте фрагменты поэмы Пушкина «Медный всадник» .

Обратитесь к «Невскому проспекту» Гоголя – одной из его «Петербургских повестей» (см. Приложение). Каким предстаёт Петербург в изображении Пушкина и Гоголя? Чем этот город отличается от Петербурга Достоевского?

2. Многими исследователями отмечался тот факт, что традиции сентиментализма сохранились даже в позднем творчестве Достоевского. Докажите или опровергните справедливость этого утверждения. Объясните, с какими целями писатель-реалист мог обратиться к этому литературному направлению .

3. Мы уже писали о «сверхплотности» романа Достоевского, которая особенно проявляется в трактовке снов героя. Сны Раскольникова хотя и связаны с происходящими наяву событиями романа, но в первую очередь повествуют о духовной жизни героя .

Попробуйте прочитать первый сон Раскольникова (сон о забитой насмерть лошади) на нескольких уровнях: социальном (мысль о несуществующих несправедливостях), моральном (мысль Достоевского о том, что все за всех виноваты), аллегорическом (все перед всеми виноваты), символическом (мысль о насилии духа над плотью, которая понуждается к совершению преступления) .

К каким выводам вы пришли?

4. Сопоставьте вашу трактовку сна Раскольникова с идейным смыслом стихотворения Пушкина. «Какая ночь! Мороз трескучий…» (1827) (см. Приложение) .

Согласны ли вы с утверждением некоторых исследователей, что мысль о плоти, противящейся бесовству духа, у Достоевского – от Пушкина?

5. Один из героев романа современного писателя Б. Акунина «Пелагия и белый бульдог», епископ Митрофаний, говорит о преступлении Раскольникова: «…Автор чересчур облегчил себе задачу, когда заставил гордого Раскольникова убить не только отвратительную старуху-процентщицу, но ещё и её кроткую, невинную сестру. Это уж господин Достоевский испугался, что читатель за одну только процентщицу не захочет преступника осудить: мол, такую тварь вовсе и не жалко. А у Господа тварей не бывает, все Ему одинаково дороги. Вот если бы писатель на одной только процентщице всю недостойность человекоубийства сумел показать – тогда другое дело» .

Что бы вы сказали в ответ на это замечание?

6. Некоторые читатели-писатели в образе Раскольникова чувствовали «художественную наглость автора» (И. Анненский), в романе в целом видели «контрабанду опасных взрывчатых веществ» (Д. Мережковский), в системе героев искали главного: «Не люблю Раскольникова, зеваю от Сони Мармеладовой, а вот следователь Порфирий Петрович мне безумно интересен. Достоевский про него мало сообщил, хочется больше, и Порфирий у меня главный герой» (Б. Акунин) .

Насколько близки вам подобные суждения? Попробуйте обосновать или опровергнуть любое из них .

7. Какое воспитание получил Раскольников? Случайно ли, по вашему мнению, Достоевский сделал своего героя недоучившимся студентом?

Найдите место Раскольникову в ряду образов студентов, знакомых вам по произведениям русской литературы (нигилист Базаров в «Отцах и детях» И.С. Тургенева, инфантильный «вечный студент» Петя Трофимов в пьесе «Вишнёвый сад» А.П. Чехова и др.) .

8. Тургенев, известный оппонент и литературный соперник Достоевского, по воспоминаниям современника С.Л. Толстого, назвал приём характеристики героя Достоевского «обратным общим местом»: «Знаете, что такое обратное общее место?

Когда человек влюблён, у него бьётся сердце, он краснеет и т.д. Это всё общие места. А у Достоевского всё делается наоборот. Например, человек встретил льва. Что он сделает?

Он, естественно, побледнеет и постарается убежать или скрыться. Во всяком простом рассказе, у Жюля Верна, например, так и будет сказано. А Достоевский, наоборот, скажет: человек покраснел и остался на месте. Это будет обратное общее место» (С.Л. Толстой. «Очерки былого») .

На ту же самую особенность художественного мира Достоевского обратил внимание литературовед Д.С. Лихачёв: «Любимые герои Достоевского – чудаки, странные люди, люди неуравновешенные, совершающие неожиданные поступки. Законы психологии как бы для них не существуют»

(Д.С. Лихачёв. «Небрежение словом у Достоевского») .

Сопоставьте данные суждения с оценкой самим Достоевским своего художественного метода: «Совершенно другие я понятия имею о действительности и реализме, чем наши реалисты и критики. Мой идеализм – реальнее ихнего. Господи!

Порассказать толково то, что мы все, русские, пережили в последние 10 лет в нашем духовном развитии, – да разве не закричат реалисты, что это фантазия! А между тем это исконный, настоящий реализм!» (Ф.М. Достоевский – А.Н. Майкову, декабрь 1868 г.) .

О чём говорит Достоевский? Подготовьте сообщение на тему «Реализм Достоевского» .

9. Проведите исследовательскую работу. Выберите одну из тем: «Истоки теории Раскольникова», «Отражение идей философских трудов Штирнера «Единственный и его собственность»

и Шопенгауэра «Мир как воля и представление» в статье Раскольникова «О преступлении», «Теория Родиона Раскольникова и философия Фридриха Ницше», «Влияние теории бонапартизма на взгляды Раскольникова», «Отражение философских концепций второй половины XIX века (позитивизм, анархизм, нигилизм) в романе Достоевского» .

10. Познакомьтесь с двумя противоположными оценками творчества Достоевского. С какой из них вы согласны? Обоснуйте свой выбор .

«Достоевский есть самый интимный, самый внутренний писатель, так что, читая его, – как будто не другого кого читаешь, а слушаешь свою же душу, только глубже, чем обычно, чем всегда». (В. Розанов. «Чем нам дорог Достоевский») «…Я обычно смотрю на литературу под единственным интересным мне углом зрения, то есть как на явление мирового искусства и проявление личного таланта. С этой точки зрения Достоевский писатель не великий, а довольно посредственный, со вспышками непревзойдённого юмора, которые, увы, чередуются с длинными пустотами литературных банальностей». (В. Набоков. «Лекции по русской литературе») .

11. Писатель В. Набоков в своей статье о Достоевском перечисляет набор идей последнего после его возвращения из ссылки:

спасение через грех и покаяние, этическое превосходство страдания и смирения, непротивление злу, нравственная защита свободной воли, противопоставление эгоистичной Европы христианской России. При этом Набоков замечает, что «Достоевский, так ненавидевший Запад, был самым европейским из русских писателей» .

Как вы понимаете и принимаете ли такую оценку личности и творчества Достоевского?

12. Познакомьтесь с иной оценкой места Достоевского в мировом литературном процессе, высказанной М.М. Бахтиным:

«Он (Достоевский) сводил такие идеи и мировоззрения, которые в самой действительности были совершенно разобщены. …Он предвидел появление новых голосов-идей в мировом диалоге. Вот почему этот русский и мировой диалог, звучащий в произведениях Достоевского с уже живущими и с только ещё рождающимися голосами-идеями, незавершёнными и чреватыми новыми возможностями, до сих пор вовлекает в высокую и трагическую игру умы и голоса читателей Достоевского» .

Разверните мысль исследователя. Напишите размышление на тему «Русский и мировой диалог, звучащий в произведениях Достоевского» .

Литература и иные источники

1. Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского. – М., 1979 .

2. Белов С.В. «Роман "Преступление и наказание". Комментарии». – М., 1985 .

3. Достоевский Ф.М. Полное собрание сочинений в 30 т. – М., 1972 .

4. Карякин Ю.Ф. Самообман Раскольникова. – М., 1976 .

5. Кирпотин В.Я. Разочарование и крушение Родиона Раскольникова. – М., 1986 .

6. Кожинов В. «Преступление и наказание» Достоевского//Три шедевра русской классики. – М., 1971 .

7. Мейер Г.А. Свет в ночи (о «Преступлении и наказании»). Опыт медленного чтения. – Франкфурт-на-Майне, 1967 .

«Преступление и наказание» в оценке критики .

М.М. Бахтин. «Диалог Достоевского»

1. Вспомните, в связи с чем упоминалось имя М.М. Бахтина в нашем учебнике .

2. Попробуйте объяснить, почему из всего многообразия критических оценок творчества писателя мы выбрали именно размышления о диалоге Достоевского .

3. Вернитесь к анализу эпизода «Первый разговор Раскольникова и Сони», перечитайте диалоги Раскольникова со следователем Порфирием Петровичем. Какие особенности диалога Достоевского вы бы отметили?

4. Прочитайте фрагмент работы М.М. Бахтина «Проблемы поэтики Достоевского» (глава «Диалог Достоевского»). По ходу чтения записывайте тезисы .

Самосознание героя у Достоевского сплошь диалогизовано: в каждом своём моменте оно повёрнуто вовне, напряжённо обращается к себе, к другому, к третьему. Вне этой живой обращённости к себе самому и к другим его нет и для себя самого. В этом смысле можно сказать, что человек у Достоевского есть субъект обращения. О нём нельзя говорить, – можно лишь обращаться к нему. Те «глубины души человеческой», изображение которых Достоевский считал главной задачей своего реализма «в высшем смысле», раскрываются только в напряжённом обращении .

Овладеть внутренним человеком, увидеть и понять его нельзя, делая его объектом безучастного нейтрального анализа, нельзя овладеть им и путём слияния с ним, вчувствования в него. Нет, к нему можно подойти и его можно раскрыть – точнее, заставить его самого раскрыться – лишь путём общения с ним, диалогически. И изобразить внутреннего человека, как его понимал Достоевский, можно, лишь изображая общение его с другим. Только в общении, во взаимодействии человека с человеком раскрывается и «человек в человеке», как для других, так и для себя самого .

Вполне понятно, что в центре художественного мира Достоевского должен находиться диалог, притом диалог не как средство, а как самоцель. Диалог здесь не преддверие к действию, а само действие. Он и не средство раскрытия, обнаружения как бы уже готового характера человека; нет, здесь человек не только проявляет себя вовне, а впервые становится тем, что он есть, повторяем, – не только для других, но и для себя самого. Быть – значит общаться диалогически. Когда диалог кончается, всё кончается .

Поэтому диалог, в сущности, не может и не должен кончиться .

В плане своего религиозно-утопического мировоззрения Достоевский переносит диалог в вечность, мысля её как вечное со-радование, со-любование, со-гласие. В плане романа это дано как незавершимость диалога, а первоначально – как дурная бесконечность его .

Всё в романах Достоевского сходится к диалогу, к диалогическому противостоянию как к своему центру. Всё – средство, диалог – цель. Один голос ничего не кончает и ничего не разрешает .

Два голоса – минимум жизни, минимум бытия .

Потенциальная бесконечность диалога в замысле Достоевского уже сама по себе решает вопрос о том, что такой диалог не может быть сюжетным в строгом смысле этого слова, ибо сюжетный диалог так же необходимо стремится к концу, как и само сюжетное событие, моментом которого он, в сущности, является .

Поэтому диалог у Достоевского, как мы уже говорили, всегда внесюжетен, то есть внутренне независим от сюжетного взаимоотношения говорящих, хотя, конечно, подготовляется сюжетом. … Основная схема диалога у Достоевского очень проста: противостояние человека человеку, как противостояние «я» и «другого». … Мир распадается для него на два стана: в одном – «я», в другом – «они», то есть все без исключения «другие», кто бы они ни были. Каждый человек существует для него прежде всего как «другой». И это определение человека непосредственно обусловливает и всё его отношения к нему. Всех людей он приводит к одному знаменателю – «другой». … Внутренний диалог (то есть микродиалог) и принципы его построения послужили тою основою, на которой Достоевский первоначально вводил другие реальные голоса. Это взаимоотношение внутреннего и внешнего, композиционно выраженного, диалога мы должны рассмотреть теперь внимательнее, ибо в нём сущность диалоговедения Достоевского .

… Этот принцип сочетания голосов, но в осложнённой и углублённой форме, сохраняется и во всём последующем творчестве Достоевского. Ему он обязан исключительной силой своих диалогов. Два героя всегда вводятся Достоевским так, что каждый из них интимно связан с внутренним голосом другого, хотя прямым олицетворением его он больше никогда не является (за исключением чёрта Ивана Карамазова). Поэтому в их диалоге реплики одного задевают и даже частично совпадают с репликами внутреннего диалога другого. Глубокая существенная связь или частичное совпадение чужих слов одного героя с внутренним и тайным словом другого героя – обязательный момент во всех существенных диалогах Достоевского; основные же диалоги прямо строятся на этом моменте .

… В диалогах Достоевского сталкиваются и спорят не два цельных монологических голоса, а два расколотых голоса (один, во всяком случае, расколот). Открытые реплики одного отвечают на скрытые реплики другого. Противопоставление одному герою двух героев, из которых каждый связан с противоположными репликами внутреннего диалога первого, – типичнейшая для Достоевского группа .

Для правильного понимания замысла Достоевского очень важно учитывать его оценку роли другого человека, как «другого», ибо его основные художественные эффекты достигаются проведением одного и того же слова по разным голосам, противостоящим друг другу. … Особый тип диалога – диалоги Раскольникова с Порфирием… Порфирий говорит намёками, обращаясь к скрытому голосу Раскольникова. Раскольников старается расчётливо и точно разыгрывать свою роль. Цель Порфирия – заставлять внутренний голос Раскольникова прорываться и создавать перебои в его расчитанно и искусно разыгранных репликах. В слова и в интонации роли Раскольникова всё время врываются поэтому реальные слова и интонации его действительного голоса. Порфирий из-за принятой на себя роли неподозревающего следователя также заставляет иногда проглядывать своё истинное лицо уверенного человека; и среди фиктивных реплик того и другого собеседника внезапно встречаются и скрещиваются между собой две реальные реплики, два реальных слова, два реальных человеческих взгляда. Вследствие этого диалог из одного плана – разыгрываемого – время от времени переходит в другой план – в реальный, но лишь на один миг. И только в последнем диалоге происходит эффектное разрушение разыгрываемого плана и полный и окончательный выход слова в план реальный .

Вот этот неожиданный прорыв в реальный план. Порфирий Петрович в начале последней беседы с Раскольниковым после признания Миколки отказывается, по-видимому, от всех своих подозрений, но затем неожиданно для Раскольникова заявляет, что Миколка никак не мог убить .

«...Нет, уж какой тут Миколка, голубчик Родион Романович, тут не Миколка!

Эти последние слова, после всего прежде сказанного и так похожего на отречение, были слишком уж неожиданны. Раскольников весь задрожал, как будто пронзённый .

– Так... кто же... убил?.. – спросил он, не выдержав, задыхающимся голосом. Порфирий Петрович даже отшатнулся на спинку стула, точно уж так неожиданно и он был изумлён вопросом .

– Как кто убил?.. – переговорил он, точно не веря ушам своим, – да вы убили, Родион Романович! Вы и убили-с... – прибавил он почти шёпотом, совершенно убеждённым голосом .

Раскольников вскочил с дивана, постоял было несколько секунд и сел опять, не говоря ни слова. Мелкие конвульсии вдруг прошли по всему его лицу.. .

– Это не я убил, – прошептал было Раскольников, точно испуганные маленькие дети, когда их захватывают на месте преступления».. .

Громадное значение у Достоевского имеет исповедальный диалог. Роль другого человека как «другого», кто бы он ни был, выступает здесь особенно отчётливо. … Резкие перемены в настроении и в тоне … определяют весь последующий диалог. Побеждает то один, то другой голос, но чаще реплика … строится как перебойное слияние двух голосов. … Здесь вначале всецело побеждает один из голосов …, и кажется, что «в нём вдруг и нечаянно исчез прежний человек». Но затем снова вступает второй голос, производит резкую перемену тона и ломает реплику. Происходит типичное предвосхищение реакции … и все уже знакомые нам сопутствующие явления .

… На этом мы закончим наше рассмотрение типов диалога, хотя мы далеко не исчерпали всех. Более того, каждый тип имеет многочисленные разновидности, которых мы вовсе не касались. Но принцип построения повсюду один и тот же. Повсюду – пересечение, созвучие или перебой реплик открытого диалога с репликами внутреннего диалога героев. Повсюду – определённая совокупность идей, мыслей и слов проводится по нескольким неслиянным голосам, звуча в каждом по-иному. Предметом авторских устремлений вовсе не является эта совокупность идей сама по себе, как что-то нейтральное и себе тождественное. Нет, предметом является как раз проведение темы по многим и разным голосам, принципиальная, так сказать, неотменимая многоголосость и разноголосость её. Самая расстановка голосов и их взаимодействие и важны Достоевскому .

Таким образом, внешний композиционно выраженный диалог неразрывно связан с диалогом внутренним, то есть с микродиалогом, и в известной мере на него опирается. И оба они так же неразрывно связаны с объемлющим их большим диалогом романа в его целом. Романы Достоевского сплошь диалогичны .

Диалогическое мироощущение, как мы видели, пронизывает и всё остальное творчество Достоевского, начиная с «Бедных людей». Поэтому диалогическая природа слова раскрывается в нём с огромной силой и резкой ощутимостью. Металингвистическое изучение этой природы, и в частности многообразных разновидностей двуголосого слова и его влияний на различные стороны построения речи, находит в этом творчестве исключительно благодатный материал .

Как всякий великий художник слова, Достоевский умел услышать и довести до художественно-творческого сознания новые стороны слова, новые глубины в нём, очень слабо и приглушённо использованные до него другими художниками. Достоевскому важны не только обычные для художника изобразительные и выразительные функции слова и не только умение объектно воссоздавать социальное и индивидуальное своеобразие речей персонажей, – важнее всего для него диалогическое взаимодействие речей, каковы бы ни были их лингвистические особенности. Ведь главным предметом его изображения является само слово, притом именно полнозначное слово. Произведения Достоевского – это слово о слове, обращённое к слову. Изображаемое слово сходится со словом изображающим на одном уровне и на равных правах. Они проникают друг в друга, накладываются друг на друга под разными диалогическими углами. В результате этой встречи раскрываются и выступают на первый план новые стороны и новые функции слова, которые мы и попытались охарактеризовать в настоящей главе .

… Продолжая «диалогическую линию» в развитии европейской художественной прозы, Достоевский создал новую жанровую разновидность романа – полифонический роман, новаторские особенности которого мы старались осветить в нашей работе. Создание полифонического романа мы считаем огромным шагом вперёд не только в развитии романной художественной прозы, то есть всех жанров, развивающихся в орбите романа, но и вообще в развитии художественного мышления человечества .

Нам кажется, что можно прямо говорить об особом полифоническом художественном мышлении, выходящем за пределы романного жанра. Этому мышлению доступны такие стороны человека, и прежде всего мыслящее человеческое сознание и диалогическая сфера его бытия, которые не поддаются художественному освоению с монологических позиций .

В настоящее время роман Достоевского является, может быть, самым влиятельным образцом на Западе. За Достоевским как художником следуют люди с различнейшими идеологиями, часто глубоко враждебными идеологии самого Достоевского: порабощает его художественная воля, открытый им новый полифонический принцип художественного мышления .

Но значит ли это, что полифонический роман, однажды открытый, отменяет как устаревшие и уже ненужные монологические формы романа? Конечно, нет. Никогда новый жанр, рождаясь на свет, не отменяет и не заменяет никаких ранее уже существовавших жанров. Всякий новый жанр только дополняет старые, только расширяет круг уже существующих жанров. Ведь каждый жанр имеет свою преимущественную сферу бытия, по отношению к которой он незаменим. Поэтому появление полифонического романа не упраздняет и нисколько не ограничивает дальнейшего и продуктивного развития монологических форм романа (биографического, исторического, бытового, романа-эпопеи и т.д.), ибо всегда останутся и будут расширяться такие сферы бытия человека и природы, которые требуют именно объектных и завершающих, то есть монологических, форм художественного познания. Но, повторяем ещё раз, мыслящее человеческое сознание и диалогическая сфера бытия этого сознания во всей своей глубине и специфичности недоступны монологическому художественному подходу. Они стали предметом подлинно художественного изображения впервые в полифоническом романе Достоевского .

1. Что вызвало затруднение при чтении текста? Какие мысли А М.М. Бахтина требуют разъяснения?

2. Вспомните, что характерно для романа как для эпического жанра. В случае затруднения обратитесь к «Словарю основных понятий и терминов». Приведите примеры других романов, созданных русскими писателями. К каким формам (разновидностям) романа их можно отнести?

3. Как вы понимаете, что такое полифонический роман?

4. Перечитайте выполненные вами тезисы статьи. О каких типах диалога Достоевского говорит исследователь?

5. Назовите особенности, характерные для любого типа диалога Достоевского. Приведите примеры .

6. Вернитесь к диалогу Раскольникова и Сони. Докажите, что это пример исповедального диалога .

7. Многие критики, отмечая сценичность прозы писателя, говорили об особой роли в диалоге Достоевского ремарок, называя их «озвученным жестом». Понаблюдайте за ролью ремарок в диалоге Раскольникова и Сони. Попробуйте сформулировать их функцию .

Б Выберите один из диалогов Раскольникова с Порфирием Петровичем. Проведите его анализ по образцу, выполненному М.М. Бахтиным .

–  –  –

Раскольников усмехнулся опять. Он разом понял, в чём дело и на что его хотят натолкнуть; он помнил свою статью. Он решился принять вызов .

– Это не совсем так у меня, – начал он просто и скромно. – Впрочем, признаюсь, вы почти верно её изложили, даже, если хотите, и совершенно верно... (Ему точно приятно было согласиться, что совершенно верно.) Разница единственно в том, что я вовсе не настаиваю, чтобы необыкновенные люди непременно должны и обязаны были творить всегда всякие бесчинства, как вы говорите. Мне кажется даже, что такую статью и в печать бы не пропустили. Я просто-запросто намекнул, что «необыкновенный» человек имеет право... то есть не официальное право, а сам имеет право разрешить своей совести перешагнуть... через иные препятствия, и единственно в том только случае, если исполнение его идеи (иногда спасительной, может быть, для всего человечества) того потребует. Вы изволите говорить, что статья моя неясна; я готов её вам разъяснить, по возможности. Я, может быть, не ошибусь, предполагая, что вам, кажется, того и хочется; извольте-с. По-моему, если бы Кеплеровы и Ньютоновы открытия вследствие каких-нибудь комбинаций никоим образом не могли бы стать известными людям иначе как с пожертвованием жизни одного, десяти, ста и так далее человек, мешавших бы этому открытию или ставших бы на пути как препятствие, то Ньютон имел бы право, и даже был бы обязан... устранить этих десять или сто человек, чтобы сделать известными свои открытия всему человечеству. Из этого, впрочем, вовсе не следует, чтобы Ньютон имел право убивать кого вздумается, встречных и поперечных, или воровать каждый день на базаре. Далее, помнится мне, я развиваю в моей статье, что все... ну, например, хоть законодатели и установители человечества, начиная с древнейших, продолжая Ликургами, Солонами, Магометами, Наполеонами, и так далее, все до единого были преступники, уже тем одним, что, давая новый закон, тем самым нарушали древний, свято чтимый обществом и от отцов перешедший, и, уж конечно, не останавливались и перед кровью, если только кровь (иногда совсем невинная и доблестно пролитая за древний закон) могла им помочь. Замечательно даже, что большая часть этих благодетелей и установителей человечества были особенно страшные кровопроливцы .

Одним словом, я вывожу, что и все, не то что великие, но и чутьчуть из колеи выходящие люди, то есть чуть-чуть даже способные сказать что-нибудь новенькое, должны, по природе своей, быть непременно преступниками, – более или менее, разумеется .

Иначе трудно им выйти из колеи, а оставаться в колее они, конечно, не могут согласиться, опять-таки по природе своей, а помоему, так даже и обязаны не соглашаться. Одним словом, вы видите, что до сих пор тут нет ничего особенно нового. Это тысячу раз было напечатано и прочитано .

(Ф.М. Достоевский «Преступление и наказание»)

–  –  –

Как называется форма развёрнутого высказывания героя, B1 обращённого к себе или другим персонажам (размышления Раскольникова)?

Как называлась статья Раскольникова, речь о которой идёт в B2 предложенном фрагменте?

–  –  –

B6 О каком чувстве нравственной ответственности перед окружающими говорит Раскольников, когда рассуждает о возможности «переступить» через обыкновенных людей?

–  –  –

С1 Какую роль играет статья Раскольникова для понимания идейного замысла всего романа Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание»?

–  –  –

***

Мы с тобой бестолковые люди:

Что минута, то вспышка готова!

Облегченье взволнованной груди, Неразумное, резкое слово .

Говори же, когда ты сердита, Всё, что душу волнует и мучит!

Будем, друг мой, сердиться открыто:

Легче мир – и скорее наскучит .

Если проза в любви неизбежна,

Так возьмём и с неё долю счастья:

После ссоры так полно, так нежно Возвращенье любви и участья.. .

Н.А. Некрасов

–  –  –

В8 По первому четверостишию определите размер, которым написано стихотворение Н.А. Некрасова «Мы с тобой бестолковые люди…» .

В9 Назовите вид рифмы, который использует Н.А. Некрасов .

Какой вид тропа активно использует автор в первом четвеВ10 ростишии («бестолковые люди», «неразумное, резкое слово»)?

Какой одиночный разделительный знак препинания, служаВ11 щий для внутреннего членения предложения, усиления выражаемой автором мысли, использует автор в каждой строфе стихотворения?

В12 Как называется используемый автором вид звукописи, заключающий в себе повторение одинаковых согласных звуков с целью придания особой выразительности стиху?

Для выполнения заданий С4 – С6 дайте связный ответ на вопрос в объёме, не превышающем 4–6 предложений С4 Каким предстаёт перед читателем лирический герой стихотворения Н.А. Некрасова «Мы с тобой бестолковые люди»?

С5 Можно ли и почему отнести стихотворение Н.А. Некрасова «Мы с тобой бестолковые люди» к любовной лирике?

С6 Чем размышления о сложностях взаимоотношений героев известных вам лирических произведений русской классики созвучны строкам стихотворения Н.А. Некрасова «Мы с тобой бестолковые люди»?

–  –  –

Для выполнения задания части 3 дайте полный развёрнутый ответ на проблемный вопрос, опираясь на конкретный литературный материал и выявляя позицию автора произведения вне зависимости от того, насколько она совпадает с высказанным вами мнением Почему Онегина и Печорина называют лишними героями С7.1 своего времени?

С7.2 Что позволяет адресовать сказки М.Е. Салтыкова-Щедрина людям «изрядного возраста»? (на примере любой сказки) Какую роль в раскрытии образа главного героя в романе С7.3 И.А. Гончарова «Обломов» играет эпизод «Сон Обломова»?

«САМЫЙ РУССКИЙ ИЗ РУССКИХ»

Николай Семёнович Лесков (1831–1895) Основные даты жизни и творчества Н.С. Лескова 1831, 4 февраля (16 февраля) – родился в Орловской губернии в семье чиновника .

1841–1846 – учёба в Орловской гимназии .

1846 – служба в орловской палате уголовного суда .

1849 – переведён в Киев чиновником казённой палаты .

1857 – служба в крупной торговой компании, поездки по Европейской части России .

1860 – начало литературной деятельности .

1861 – поселяется в Петербурге, начинает печататься в «Отечественных записках» .

1862 – поездка за границу в качестве корреспондента газеты «Северная пчела» (Польша, Западная Украина, Чехия) .

1863 – возвращение в Россию .

1864 – публикация романа «Некуда» .

1865 – публикация рассказа «Леди Макбет Мценского уезда» .

1870 – публикация романа «На ножах» .

1874–1883 – служба в особом отделе Учёного комитета Министерства народного просвещения по рассмотрению книг, издаваемых для народа .

1870–1880-е гг. – повести и рассказы о талантливых русских людях («Очарованный странник», «Островитяне», «Запечатлённый ангел», «Левша», «Тупейный художник», «Человек на часах» и др.) .

1895, 21 февраля (5 марта) – умер в Петербурге .

На другой день после смерти Достоевского выходит в свет последний выпуск «Дневника писателя», посвящённый главным образом прославлению религиозного духа русского народа .

31 января современник Фёдора Михайловича писатель Н.С. Лесков присутствует на выносе тела Достоевского из его квартиры, провожает гроб до ворот Александро-Невской лавры, а чуть позднее взволнованно пишет издателю А.С. Суворину:

«О Достоевском я имею свои понятия, может быть, не совсем согласные с вашими (то есть не во всём), но я его уважал и имею тому доказательства …» .

Сложные отношения связывали двух писателей при жизни .

Но в истории отечественной литературы их имена стоят рядом не только по хронологическим основаниям. Представление о русском национальном характере, его религиозных основах, – вот что по-настоящему объединяет Достоевского и Лескова .

Вспомним Раскольникова. Холодный ум героя не заглушил в нём всё человеческое. Доброта сердца и любовь открыли для Раскольникова мир с высоким нравственным идеалом, помогли увидеть истинную душу русского человека. Он сумел встать на путь духовного возрождения, по которому вёл его уже не заблудший ум, а добрая, полная любви и веры душа. По замечанию философа В. Розанова, именно возвращение к общности людей и позволяет назвать Раскольникова «истинно русским человеком» .

Тесно связанная с деятельностью разночинцев, а позднее народников, проблема русского национального характера для литературы 60–80-х годов, когда творили Достоевский и Лесков, была одной из главных. Раскрытию сущности характера русского человека посвящено всё творчество Лескова: повесть «Очарованный странник», роман «Соборяне», рассказы «Левша», «Железная воля», «Запечатлённый ангел», «Воительница» и др .

Судьба Лескова во многом схожа с судьбами других русских писателей, чей талант, как и лесковский, не увидели, не заметили, чьё творчество не признали, не поняли или не захотели понять. М. Горький справедливо говорил о Лескове как о «писателе, всё ещё не оценённом по заслугам перед литературой нашей». Самобытное лесковское творчество относительно нечасто удостаивалось должного, вдумчивого и сосредоточенного внимания критиков и литературоведов и до сих пор не получило надлежащей и корректной литературоведческой оценки. Лесков «слишком мало оценён нашей поверхностной критикой», – констатировал почти сто лет назад Д.С. Мережковский в статье «О причинах упадка и новых течениях в современной русской литературе» .

Современная Лескову критика писала о нём мимоходом, высказывая читательские впечатления, которые были основаны больше на личных вкусах и предпочтениях, чем на вдумчивом чтении. Отзывы о лесковском творчестве были разноречивые – от полного неприятия и отрицания за писателем таланта, до упрёков в анекдотизме, чрезмерности, словесном излишестве .

При жизни писателя его отличало умение всегда и во всём идти «против течений». Если современники писателя (Тургенев, Толстой, Салтыков-Щедрин, Достоевский) заботились преимущественно об идейной и психологической стороне своих произведений, искали ответы на общественные запросы времени, то Лескова это занимало в меньшей степени. Вступая же в обсуждение проблем общества, он давал такие ответы, которые, обидев и возмутив всех, обрушивали на его голову критические громы и молнии, надолго подвергали писателя опале у критиков .

И всё-таки Н. Лесков занял своё место в истории русской литературы – как талантливый прозаик и публицист второй половины XIX века, как мастер колоритного, причудливого сказа, создатель галереи праведников .

Лесков с его обострённым интересом к национальной культуре и тончайшим ощущением всех оттенков народной жизни создал удивительно своеобразный художественный мир и разработал самобытный, неповторимый – «лесковский» – способ изображения. В художественном мире Н. Лескова отразилось движение общественной мысли, суть его заключалась в поисках такого развития России, которое позволило бы опереться в первую очередь на национальные традиции и культурные ценности .

В рассказе «Дом с мезонином» А. Чехов, последователь Лескова, указывал, что «призвание всякого человека в духовной деятельности – в постоянном искании правды и смысла жизни» .

Именно этого и добивался Лесков .

Одухотворённый великой любовью к своему народу, он стремился, говоря словами Горького, «ободрить, воодушевить Русь» .

Он жил, всем сердцем своим стремясь служить родине и родной литературе. Все 30 лет этого служения он оставался глубоко демократичным художником и подлинным гуманистом, всегда выступал в защиту чести, достоинства человека, постоянно ратовал за «свободу ума и совести», воспринимал личность как единственную непреходящую ценность, которую нельзя приносить в жертву разного рода идеям. В письме к М.А. Протопопову Лесков признавался: «Я блуждал и воротился, и стал сам собою – тем, что я есмь. Многое мною написанное мне действительно неприятно, но лжи там нет нигде, – я всегда и везде был прям и искренен» .

Судьба писателя драматична, жизнь, небогатая крупными событиями, полна напряжённых идейных исканий. В некрологе, опубликованном 28 февраля 1895 г., философ и поэт Вл. С. Соловьёв предсказал судьбу творческого наследия писателя: «Сочинения Лескова, вероятно, вызовут серьёзную и обстоятельную критику, и, вопреки его завещанию, умершего писателя будут много порицать; но все сойдутся, конечно, в признании за ним яркого и в высшей степени своеобразного таланта, которого он не зарывал в землю, а также – живого стремления к правде» .

В те годы, когда о лесковских произведениях немало спорили его современники, Лев Толстой прозорливо заметил: «Лесков – писатель будущего, и его жизнь в литературе глубоко поучительна». Долгое время преданный забвению, казавшийся непонятым и непризнанным, сегодня Лесков готов занять совершенно особое место в русской литературе. Очевидно, что пока наши современные читатели Лескова не знают, в лучшем случае – только знакомы с ним, но, может быть, настало предсказанное Толстым будущее – время открытия «яркого и в высшей степени своеобразного таланта» Николая Семёновича Лескова?

Ваш Н.А. Рождественский Литература и иные источники

1. Лесков А.Н. Жизнь Николая Лескова по его личным семейным и несемейным записям и памятям. – М., 1984 .

2. http://az.lib.ru/l/leskow_n

3. http://leskov.lit-info.ru Жизнь и творчество Н.С. Лескова

1. Просмотрите основные даты жизни Лескова. Какой этап его жизни можно назвать «литературным»? Сделайте вывод о том, под влиянием каких событий мог формироваться Лесков-писатель .

2. Прочитайте статью М. Горького «Н.С. Лесков» (в сокращении). До чтения уточните, были ли Лесков и Горький современниками. По ходу чтения отмечайте факты биографии Лескова .

Николай Семёнович Лесков – уроженец одной из наиболее тёмных губерний Московской области, он – орловец. На родине его и до сего дня сохранились «курные» избы, печи в них без труб и топятся «по-чёрному», так что весь дым валит в избу, выедая глаза её обитателям, покрывая стены и потолок густым слоем сажи. Эти первобытные логовища очень дороги орловскому народу, – Лесков в рассказе «Загон» интересно описал, до чего крепко привыкли мужики к своей «курной» избе .

Дед Лескова был священник, бабушка – купчиха, отец – чиновник, мать – дворянка; таким образом, писатель объединил в себе кровь четырёх сословий, но очень вероятно, что наиболее глубокое влияние оказал на него человек пятого сословия – солдатка-нянька, крепостная, рассказы которой – как он сам говорил – были «то сладкою сытой кисловатому киселю жизни, то – полезной горчицей жирному свинству её» .

Он знал народ с детства; к тридцати годам объездил всю Великороссию, побывал в степных губерниях, долго жил на Украине – в области несколько иного быта, иной культуры, а пожить на чужой стороне – всё равно, что посмотИ пошёл я искать праведных, пореть на себя самого чужими глазами. шёл с обетом не успокаиваться, доОн взялся за труд писателя зрелым че- коле не найду хотя бы то небольшое ловеком, превосходно вооружённый число трёх праведных, – без которых нет граду стояния. Куда я ни обране книжным, а подлинным знанием щался, кого ни спрашивал, – все отнародной жизни. Он прекрасно вечали мне, что праведных людей не чувствовал то неуловимое, что назы- видывали, потому что все люди грешвается «душою народа». ные, а так кое-каких хороших людей Литературная деятельность Леско- и тот, и другой знавали. Я и стал это записывать. Праведны они, думаю ва началась тяжёлой для него драмой, себе, – или неправедны, – всё это которая могла бы и не разыграться, надо собрать и потом разобрать, что если б русские интеллигентные люди тут возвышается над чертой простой умели относиться друг к другу более нравственности и поэтому "свято внимательно и бережно, – что и до се- Господу"» .

го дня необходимо ввиду количест- (Н.С. Лесков. Из «Предисловия венного ничтожества интеллектуаль- к циклу рассказов "Праведники"») ных сил в нашей стране. Но издревле русские люди болеют стремлением «разбрестись» розно, и в первый же год своей работы в Петербурге Лесков получил удар в сердце, совершенно не заслуженный им .

Летом 1862 года в Петербурге возникли подозрительные частые пожары, кто-то пустил слух, что это от поджогов, а поджигают студенты. Н. Лесков напечатал в газете статью, требуя, чтоб власть или представила ясные доказательства участия студентов в поджогах, или немедля и решительно опровергла клевету на них. Легкомысленные люди истолковали статью так, что будто бы именно Лесков приписывает поджоги буйному студенчеству .

Он неоднократно опровергал это злостное недоразумение, но ему не поверили, ибо всегда и легче и как-то приятнее осудить человека, чем оправдать его; а у нас, на святой Руси, осуждают ближнего с таким наслаждением самолюбования, что, можно думать, родоначальником русского племени был описанный в Евангелии фарисей .

Опрокинутый нелепым обвинением, не имея друзей и защитников, не сумев защитить сам себя, Лесков, новичок и чужой в литературном мире, уехал в Прагу, потом – в Париж и там, страдая от обиды, нанесённой ему, дал – к сожалению – волю чувству мести, написав книгу «Некуда» – нечто вроде хроники «на злобу дня». … Задача книги – обличение «нигилизма»; так называлось настроение умов молодёжи той эпохи; возбудителем нигилизма было юношески дерзкое желание сразу, одним махом порвать все связи с прошлым страны, только что освобождённой от векового рабства, очиститься от всех наслоений политического и церковного гнёта, особенно тяжкого и бессмысленного в годы … Роман «Некуда» возбудил общее негодование, его сочли доносом на революционеров и единодушно обругали.

Дошло до того, что известный критик Писарев спрашивал в своей статье:

«Найдётся ли хоть один честный писатель, который согласится работать в одном журнале с ЛескоВысокие ступени одухотворения вым?» .

вообще не достигаются без некотоЭто было почти убийство. Тогда Лесрых падений… Праведники наибольшие суть те, которые согрешили: тог- ков – ожесточённый до бешенства – да их слово исполнится огнём правнаскоро написал большой и во всех отды, а сердце источается в любви к ношениях скверный роман «На нослабому, братскому в грехе» .

жах»; в этом романе нигилисты изобВ.В. Розанов. Из статьи ражены ещё хуже, чем в «Некуда» .

«25-летие кончины Некрасова») … После злого романа «На ножах» литературное творчество Лескова сразу становится яркой живописью «Лескова русские люди признают или, скорее, иконописью, – он начисамым русским из русских писателей, который всех глубже и шире нает создавать для России иконостас знал русский народ таким, каков он её святых и праведников. Он как бы есть» .

поставил целью себе ободрить, воодуД.П. Святополк-Мирский. шевить Русь, измученную рабством, Из статьи «Лесков») опоздавшую жить, вшивую и грязную, вороватую и пьяную, глупую и жестокую страну, где люди всех классов и сословий умеют быть одинаково несчастными, – проклятую страну, которую надо любить и почему-то необходимо любить так, чтобы сердце каждый день и час кровью плакало от мучений этой любви, столь похожей на пытку невинного сладострастным мучителем .

Лесков понимал, как никто до него, что человек имеет право быть утешен и обласкан, человек должен уметь ласкать и утешать. Он писал жития святых дурачков русских, его герои, конечно, люди сомнительной святости, ибо у них совершенно и никогда нет времени подумать о своём личном спасении – они непрерывно заботятся только о спасении и утешении ближних. … Ум Лескова – ум трезвый и недоверчивый, он во всём сомневается, но задачу оправдать Русь, написать милые иконы её праведников для радости грешных, – эту задачу он поставил не от ума, а от сердца. И потому его [герои], очарованные любовью к жизни и людям странники мира сего, так прелестно жизненны, так физически ощутимы сердцу непредубеждённого и вдумчивого читателя .

В семидесятых годах, когда Лесков написал великолепную книгу «Соборяне» и начал печатать один за другим свои лукавые рассказы, а в ту пору главным и, пожалуй, единственным героем русской литературы был мужик, голоса почти «Обращаемся к истории, и здесь же мы видим, что этот народ отнюдь всех писателей и журналистов сливане лишён способности понимать облись в хоровую песнь славословия ращественную пользу и служить ей без зуму и сердцу народа .

подгона и притом служить с образОн же, будучи маловером и цовым самопожертвованием даже в скептиком, в совершенстве обладал такие ужасные исторические моменты, когда спасение Отечества предс- редким даром вдумчивой, зоркой любтавлялось невозможным» .

ви и способностью глубоко чувствоН.С. Лесков. Из повести вать муки человека, слишком разноОчарованный странник») образные и обильные. Он любил Русь, всю, какова она есть, со всеми неле- «Этот ли народ надо изображать дупостями её древнего быта, любил зат- рашливым сборищем, неспособным рёпанный чиновниками, полуголод- понимать своего призвания?» .

ный, полупьяный народ и вполне иск- (Н.С. Лесков. Из статьи ренно считал его «способным ко всем «Энергическая бестактность») добродетелям», но он любил всё это, не закрывая глаз, – мучительная любовь, она требует все силы сердца и ничего не даёт взамен. В душе этого человека странно соединялись уверенность и сомнение, идеализм и скептицизм .

… В рассказах Лескова все почувствовали нечто новое и враждебное заповедям времени, канону народничества. Одним это новое казалось глумлением балагура, другим – злобою крепостника и реакционера, и почти никому не нравилась форма его рассказов; Лесков сумел не понравиться всем: молодёжь не испытывала от него привычных ей толчков «в народ», напротив, в печальном рассказе «Овцебык» чувствовалось предупреждающее «не зная броду – не суйся в воду!». Зрелые люди не находили у него «гражданских идей», выраженных достаточно ярко, революционная интеллигенция всё ещё не могла забыть романы «Некуда» и «На ножах». Вышло так, что писатель, открывший праведника в каждом сословии, во всех группах, – никому не понравился и остался в стороне, в подозрении; консерваторы, либералы, радикалы – все единодушно признали его политически неблагонадёжным; этот факт является ещё одним лишним доказательством, что истинная свобода обитает где-то вне партий .

Лесков укреплял отрицательное отношение к нему, заставляя своих героев говорить о народе слова неслыханные, обидные и, пожалуй, слишком горькие: «Ах вы, сор славянский, ах вы, дрянь родная!» – восклицает у него один трезвый человек по адресу орловских мужиков. И чем дальше, тем чаще встречаются такие суждения, как, например: «Народ глуп и зол», «безнадёжно тёмен, но не огорчён этим, а ещё прихвастывает» .

… Так и жил этот крупный писатель в стороне от публики и литераторов, одинокий и непонятый почти до конца дней. Только теперь к нему начинают относиться более внимательно. Как раз вовре- «...Ведь ты русский человек? Русмя, ибо нам снова необходимо крепко ский человек со всем справится .

подумать о русском народе, вернуться......мы... своему отечеству верно преданные» .

к задаче познания духа его .

Как художник слова Н.С. Лесков (Н.С. Лесков. Из повести вполне достоин встать рядом с такими «Очарованный странник») творцами литературы русской, каковы Л. Толстой, Гоголь, Тургенев, Гон- Веруйте смелее в себя, идите чаров. Талант Лескова силою и красо- бодрее в жизнь; жизнь сама покатою своей немногим уступает таланту жет, что делать: нужно иметь ум и любого из названных творцов священ- правила, а не расписание» .

ного писания о русской земле, а широ- (Н.С. Лесков .

тою охвата явлений жизни, глубиною Из романа «Обойдённые») понимания бытовых загадок её, тонОн, наш народ, добрый... но тольким знанием великорусского языка ко он пока ещё не знает, как ему за что взяться...». он нередко превышает названных предшественников и соратников своН.С. Лесков .

их. Различие Лескова с великанами Из романа «Соборяне») литературы нашей только в том, «Научись говорить по-русски, да что они писали пластически, слова у тогда и квакай» .

них – точно глина, из которой они богоподобно лепили фигуры и образы (Н.С. Лесков .

Из романа «Обойдённые») людей, живые до обмана, до того, что, когда читаешь их книги, то кажется:

все герои, волшебно одухотворённые силою слов, окружают тебя, физически соприкасаясь с тобою, ты до боли остро чувствуешь их страдания, смеёшься с ними и плачешь, ненавидишь их и любишь, тебе слышны их голоса, виден блеск радости и влажный туман скорби в их глазах, ты живёшь с ними жизнью дружески сострадающего или враждебно отталкиваешь их от себя, и всё это так же мучительно хорошо, как настоящая жизнь, только понятнее и красивее её .

Лесков – тоже волшебник слова, но он писал не пластически, а – рассказывал и в этом искусстве не имеет равного себе. Его рассказ – одухотворённая песнь, простые, чисто великорусские слова, снизываясь одно с другим в затейливые строки, то задумчиво, то смешливо звонки, и всегда в них слышна трепетная любовь к людям, прикрыто нежная, почти женская; чистая любовь, она немножко стыдится себя самой. Люди его рассказов часто говорят сами о себе, но речь их так изумительно жива, так правдива и убедительна, что они встают пред вами столь же таинственно ощутимы, физически ясны, как люди из книг Л. Толстого и других, – иначе сказать, Лесков достигает того же результата, но другим приёмом мастерства .

… А затем, Лесков писал в ту пору, когда в русскую речь широкою волною хлынула масса иностранных слов из переводных, популярно-научных сочинений и когда «гарантия», «субсидия», «концессия», «грюндерство» и прочие словечки, за которыми таились очень скверные понятия и дела, не могли не раздражать Лескова, человека насквозь русского, тонко знающего русский язык и влюблённого в его красоту .

Лесков – самобытнейший писатель русский, чуждый всяких влияний со стороны. Читая его книги, лучше чувствуешь Русь со всем её дурным и хорошим, яснее видишь запутанного русского человека, который, даже когда он искренно верует красоте и свободе, ухитряется быть рабом веры своей и угнетателем ближнего .

1. Просмотрите текст статьи. Сформулируйте темы, которые затрагивает автор .

2. Найдите в «биографической» части статьи ключевые слова, характеризующие историю жизни Лескова .

3. Подготовьте сообщение «Портрет Лескова-писателя». Используйте для сообщения также размышления профессора Н.А. Рождественского, материалы вставок на полях .

4. Что говорит Горький о художественном мастерстве Лескова?

Читаем рассказ «Запечатлённый ангел»

Работа с текстом до чтения

1. Подготовьтесь к чтению рассказа .

По утверждению сына Лескова, рассказ стал результатом интереса писателя к иконописи. В 70-х годах Лесков публикует научные исследования о русской иконописи, большой объём информации, связанной с иконами, использован в рассказе .

Что вам известно об иконописи? Что могло вызвать интерес Лескова в искусстве иконописи? Предлагаем вам также до чтения рассказа обратиться к книге Вл. Солоухина «Чёрные доски» (см. Приложение) .

2. В названии рассказа обыгрывается многозначность слова «запечатлённый». Уточните этимологическое значение этого слова .

Как вы понимаете смысл названия рассказа?

3. Сюжет и композиция рассказа достаточно сложны. Одно из самых доступных переложений событийной канвы рассказа принадлежит Ф.М. Достоевскому .

Прочитайте отрывок из статьи Достоевского «Смятенный вид» .

Это рассказ г-на Лескова в «Русском вестнике». Известно, что сочинение это многим понравилось здесь в Петербурге и что очень многие его прочли. Действительно, оно того стоит: и характерно и занимательно. Это повесть, рассказанная одним бывшим раскольником на станции в Рождественскую ночь, о том, как все они, раскольники, человек сто пятьдесят, целою артелью перешли в православие вследствие чуда. Эта артель работников строила мост в одном большом русском городе и года три жила в отдельных бараках на берегу реки. Была у них своя часовня, а в ней множество древних образов, освящённых ещё до времён патриарха Никона. Очень занимательно рассказано, как одному господину, не совершенно маловажному чиновнику, захотелось сорвать с артели взятку, тысяч в пятнадцать. Наехав вдруг в часовню со властью, он потребовал по ста рублей с иконы выкупа .

Дать не могли. Тогда он арестовал образа. В них просверлили дырья, нанизали их на железные спицы, как бублики, и унесли куда-то в подвал. Но тут была икона ангела, древняя и особо уважаемая, считаемая артелью за чудотворную. Чтобы поразить, отмстить и оскорбить, чиновник, раздражённый упорством неплатящих раскольников, взял сургуч и в виду всего собрания накапал его на лик образа и приложил казенную печать. Местный архиерей, увидав запечатлённый лик святыни, изрёк: «Смятенный вид» – и распорядился поставить поруганную икону в соборе на окно. Г-н Лесков уверяет, что слова архиерея и распоряжение отнести поруганную икону в собор, а не в подвал, будто бы очень понравились раскольникам .

Затем началась запутанная и занимательная история о том, как был выкраден этот «Ангел» из собора. С раскольниками связался англичанин, барин и, кажется, подрядчик по строящемуся мосту, полюбил их и, так как с ним они были откровенны, то взялся им помогать. Особенно выдаются в рассказе беседы раскольников с англичанином об иконной живописи. Это место серьёзно хорошо, лучшее во всём рассказе. Всё кончается тем, что за Всенощной икону наконец выкрали из собора, ангела распечатлели, подменили иконою новою, еще не освящённою, которую взялась «запечатлеть», наподобие первой, жена англичанина. И вот в критическую минуту случилось чудо: от новой запечатлённой иконы видели свет (правда, видел один только человек), а икона, когда её принесли, оказалась незапечатлённою, то есть без сургуча на лике. Это так поразило принесшего её раскольника, что он тут же отправился в собор к архиерею и во всём ему покаялся, причём владыко простил и изрёк: «Это тебе должно быть внушительно теперь, где вера действеннее: вы, говорит, плутовством с своего ангела печать свели, а наш сам с себя её снял и тебя сюда привёл» .

Чудо так поразило раскольников, что они всею артелью, сто пятьдесят или около человек, перешли в православие .

• Какое значение слова «запечатлённый» раскрывает Достоевский?

• Как, по-вашему, Достоевский оценил рассказ Лескова? Аргументируйте своё мнение .

• Какую часть рассказа Достоевский оценил как лучшую?

–  –  –

1. Прочитайте начало рассказа .

Дело было о Святках1, накануне Васильева вечера2. Погода разгулялась самая немилостивая. Жесточайшая позёмная пурга, из тех, какими бывают славны зимы на степном Заволжье, загнала множество людей в одинокий постоялый двор, стоящий бобылём среди гладкой и необозримой степи. Тут очутились в одной куче дворяне, купцы и крестьяне, русские, и мордва, и чуваши. Соблюдать чины и ранги на таком ночлеге было невозможно: куда ни повернись, везде теснота, одни сушатся, другие греются, третьи ищут хотя маленького местечка, где бы приютиться; по тёмной, низкой, переполненной народом избе стоит духота и густой пар от мокрого платья.

Свободного места нигде не видно:

на полатях, на печке, на лавках и даже на грязном земляном полу, – везде лежат люди .

Святки – период от Рождества (25 декабря – 7 января по новому стилю) до Крещенья .

День святого Василия – 1 января (13 января по новому стилю) .

• Почему для автора так важно уточнение времени и места действия?

• Какие литературные аналогии возникли у вас при чтении описания погоды?

• Что напоминает читателю описание постоялого двора?

2. Прочитайте рассказ (в сокращении). По ходу чтения обращайте внимание на особенности художественного стиля писателя .

…Лука Кирилов страстно любил иконописную святыню, и были у него, милостивые государи, иконы всё самые пречудные, письма самого искусного, древнего, либо настоящего греческого, либо первых новгородских или строгановских1 изографов2. Икона против иконы лучше сияли не столько окладами, как остротою и плавностью предивного художества. Такой возвышенности я уже после нигде не видел!

… Особенно же были при нас две иконы, одна с греческих переводов старых московских царских мастеров: Пресвятая Владычица в саду молится, а пред ней все древеса кипарисы… до земли преклоняются, а другая ангел-хранитель, Строганова дела .

Изрещи нельзя, что это было за искусство в сих обеих святынях!

Глянешь на Владычицу, как пред её чистотою бездушные древеса преклонились, сердце тает и трепещет; глянешь на ангела.. .

радость! Сей ангел воистину был что-то неописуемое. … Дивно! дивно!.. Власы на головке кудреваты и русы, с ушей повились и проведены волосок к волоску иголочкой. Крылья же пространны и белы как снег, а испод лазурь светлая, перо к перу, и в каждой бородке пера усик к усику. Глянешь на эти крылья, и где ‘ твой весь страх денется: молишься «осени», и сейчас весь стишаешь, и в душе станет мир. Вот эта была какая икона! … ангелово изображение сам Лука на своей груди сохранял. Был у него такой для сей иконы сделан парчовый кошель на тёмной пестряди и с пуговицей, а на передней стороне алый крест из настоящего штофу, а вверху пришит толстый зелёный шёлковый шнур, чтобы вокруг шеи обвесть. И так икона в сём содержании у Луки на груди всюду, куда мы шли, впереди нас предходила, точно сам ангел нам предшествовал. … Да и можно ли было думать, что мы как-нибудь, по какому ни есть случаю, сей нашей драгоценнейшей самой святыни лишимся?

… Солдаты взяли набранные на болты скибы икон на плечи и понесли к лодкам, а Михайлица, которая тоже за народом в горницу пробралась, тем часом тихонько скрала с аналогия ангельскую икону и тащит её под платком в чулан, да как руки-то у неё дрожат, она её и выронила. Батюшки мои, как барин расходился, и звал нас и ворами-то и мошенниками, и говорит:

Новгородская иконописная школа (XIV–XV вв.) и продолжавшая её традиции строгановская характеризовались мелким письмом по золоту .

Изограф – иконописец .

… «Ага! вы, мошенники, хотели её скрасть, чтоб она на болт не попала; ну так она же на него не попадёт, а я её вот как!» – да, накоптивши сургучную палку, прямо как ткнёт кипящею смолой с огнём в самый ангельский лик!

Милостивые государи, вы на меня не посетуйте, что я и пробовать не могу описать вам, что тут произошло, когда барин излил кипящую смоляную струю на лик ангела и ещё, жестокий человек, поднял икону, чтобы похвастать, как нашёл досадить нам .

Помню только, что пресветлый лик этот божественный был красен и запечатлён, а из-под печати олифа, которая под огневою смолой самую малость сверху растаяла, струила вниз двумя потёками, как кровь, в слезе растворённая.. .

Все мы ахнули и, закрыв руками глаза свои, пали ниц и застонали, как на пытке. И так мы развопились, что и тёмная ночь застала нас воющих и голосящих по своём запечатлённом ангеле, и тут-то, в сей тьме и тишине, на разрушенной отчей святыне, пришла нам мысль: уследить, куда нашего хранителя денут, и поклялись мы скрасть его, хотя бы с опасностью жизни, и распечатлеть, а к исполнению сей решимости избрали меня да молодого паренька Левонтия. Этот Левонтий годами был ещё сущий отрок, не более как семнадцати лет, но великотелесен, добр сердцем, богочтитель с детства своего и послушлив и благонравен, что твой ретив бел конь среброузден .

… Но вот что худо было, что не прошла беда от непочтения, ‘ как новая, ещё большая, от сего почитателя возросла: сам этот архиерей, надо полагать, с нехудым, а именно с добрым вниманием взял нашего запечатлённого ангела и долго его рассматривал, а потом отвёл в сторону взгляд и говорит: «Смятенный вид!

Как ужасно его изнеявствили! Не кладите, – говорит, – сей иконы в подвал, а поставьте её у меня в алтаре на окне за жертвенником». Так слуги архиереевы по его приказанию и исполнили, и я должен вам сказать, что такое внимание со стороны церковного иерарха нам было, с одной стороны, очень приятно, но с другой – мы видели, что всякое намерение наше выкрасть своего ангела стало невозможно. Оставалось другое средство: подкупить слуг архиереевых и с их помощию подменить икону иным в соответствие сей хитро написанным подобием .

… «А как, – говорит [англичанин], – вы его распечатлеете, когда у него всё лицо сургучом выжжено?»

«Ну, уж на этот счёт, – отвечаем, – ваша милость не беспокойтесь: нам только бы его в свои руки достичь, а то он, наш хранитель, за себя постоит: он не торговых мастеров, а настоящего Строганова дела, а что строгановская, что костромская олифа так варены, что и огневого клейма не боятся и до нежных вап1 смолы не допустят» .

«Вы в этом уверены?»

Вапа – краска .

«Уверены-с: эта олифа крепка, как сама старая русская вера .

Он тут ругнул кого знал, что этакого художества беречь не умеют, и руки нам подал, и ещё раз сказал:



Pages:   || 2 | 3 |



Похожие работы:

«Государственное бюджетное общеобразовательное учреждение Средняя общеобразовательная школа №564 Адмиралтейского района Санкт-Петербурга СОГЛАСОВАНО ДОПУЩЕНО Директор ИМЦ Председатель президиума ЭНМС О.М. Гребенникова _С.В. Жолован подпись подпись "" 2014 г. "" 2014 г. М.П. М.П. Предс...»

«Е.В. Колодяжная Концептуальная модель развития мышления младших школьников с низким уровнем личностной готовности к обучению В настоящее время развитие личности младших школьников как активных субъектов образовательного процесса является наиболее актуальным ввиду того, что эффективность обучения, безусл...»

«Утверждаю: Заведующий МБДОУ ДС "Светлячок" г.Волгодонска Л.Ю. Лебедева Слайд 1. Тема: "Системно-деятельностный подход как основа организации образовательного процесса в условиях реализации ФГОС ДО". Вступительное слово. Здравствуйте уважаемые коллеги и гости методического объединения! Представляю вашему вниман...»

«Муниципальное автономное дошкольное образовательное учреждение детский сад комбинированного вида №7 "Сказка". Конспект интегрированного занятия по патриотическому воспитанию детей второй младшей группы.Воспитате...»

«МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ "СРЕДНЯЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА № 19" Г. КЕМЕРОВО Россия, 650001, г.Кемерово, ул. Назарова, дом 8, тел. (8-3842)-25-43-19 (факс), (8-3842)-25-39-88, E-mail: schooln19@inbox.ru, ИНН/КПП 4210005242/420501001 УТ...»

«1. Наименование дисциплины Дисциплина "Современные средства оценивания результатов обучения" включена в вариативную часть Блока 1 Дисциплины (модули) основной профессиональной образовательной программы высшего образования – программы бакалавриата по направлению подготовки 44.03.05 Педагогическое обра...»

«Муниципальное дошкольное бюджетное образовательное учреждение "Центр развития ребенка – детский сад №6" Краснодарский край, ст. Полтавская Сборник дидактического материала "Игры для развития речи у детей стар...»

«МК ДОУ Павловский детский сад №8 Павловского муниципального района Воронежской области Рабочая программа Для 1 младшей группы за 2017-2018 учебный год Воспитатели: Слепых Л. А., Манченко Е. А. Пояснительная записка Настоящая рабочая программа разработана на основе основной общеобразовательной программы муниципа...»

«Восприятие, как психический познавательный процесс детей с ЗПР Наиболее благоприятным периодом для развития и воспитания детей является дошкольный возраст, когда формируются все системы и функции организма. Уже с готовыми органами чувств ребёнок рождается на свет: у него есть глаза, уши, ко...»

«БЮДЖЕТНОЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ХАНТЫ-МАНСИЙСКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА – ЮГРЫ "СУРГУТСКИЙ МУЗЫКАЛЬНЫЙ КОЛЛЕДЖ" МЕТОДИЧЕСКАЯ РАЗРАБОТКА ПО ДИСЦИПЛИНЕ ОД.02.04 МУЗЫКАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА (ЗАРУБЕЖНАЯ И ОТЕЧЕСТВЕННАЯ) ДЛЯ ГРУППЫ СПЕЦИАЛЬНОСТЕЙ 53.00.00 МУЗЫКАЛЬНОЕ ИСКУСТВО г. Сургут 2017 Автор: Уланова...»

«Yellow Notebook #3 1 Transcribed by Alexander Vassiliev, 2008 “Фрост” (“Джон”) д. 30595 т.1 с.13 Выписка из письма “Николая” в Ц. 1934 г. "О Морозе1. Посылаю Вам сводку Осипа о беседе его с Морозом – одним из руководителей фирмы Парамоунт. В одной из б...»

«Управление культуры Администрации МО ГО "Сыктывкар" Муниципальное автономное образовательное учреждение дополнительного образования детей "Сыктывкарская детская музыкально-хоровая школа" ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ПРЕДПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГ...»

«Пример анкеты гайда для проведения опроса потребителей Гайд по анализу потребителей В2C рынка Данный пример гайда подойдет для проведения как глубинных интервью, так и фокусгрупп. Группы вопросов, представленные в анкете, помогут также составить анкету для проведения количе...»

«XVIII Национальный конкурс Золотая Психея по итогам 2016 года. Материалы к проекту Духовно-нравственное воспитание одаренных школьников как основа формирования культуры жизни (психолого-педагогическая модель сотрудничества инновационного образовательного учреждения с академич...»

«ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ДОШКОЛЬНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ДЕТСКИЙ САД № 96 КОМБИНИРОВАННОГО ВИДА КРАСНОГВАРДЕЙСКОГО РАЙОНА САНКТ-ПЕТЕРБУРГА МОНИТОРИНГ удовлетворённости родителей качеством дошкольного образования в 2014 – 2015 учебном году Санкт-П...»

«Эльза Баркер ПИСЬМА ЖИВОГО УСОПШЕГО О ВОЙНЕ ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА Самое мучительное из всех страданий европейского мира — это страх смерти. Он происходит от полного неведения — что ждет человека по ту сторону могилы. Этого мучительного стр...»

«МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ УССР ДОНЕЦКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ Л\ЕДИЦИНСКИЙ ИНСТИТУТ ИМЕНИ А. М. ГОРЬКОГО С. С. ИВАНОВА СОВРЕМЕННАЯ ДИФТЕРИЯ И ПОРАЖЕНИЕ СЕРДЕЧНО­ СОСУДИСТОЙ СИСТЕМЫ У ПРИВИТЫХ Автореферат диссертации на соиска...»

«РЕКОМЕНДАЦИИ ПЕДАГОГА ДЛЯ РОДИТЕЛЕЙ ПО ПОДГОТОВКЕ РЕБЕНКА К ОБУЧЕНИЮ В ШКОЛЕ Автор: Павловская Наталья Ивановна МБДОУ № 398 город Екатеринбург. Цель: Совершенствование работы и повышение знаний, профессионально...»

«Куликова Наталия Федоровна г. Ростов-на-Дону УЧИМ ПИСАТЬ ПРАВИЛЬНО Подготовка к школе – особый этап в жизни каждой семьи и особая задача, стоящая перед дошкольным образовательным учреждением. Известный русский педагог П.П. Блонский указывал, что ".только тогда, когда педа...»

«Здоровье и основы безопасности жизнедеятельности 3 класс Пояснительная записка Статус документа Рабочая программа составлена на основе программы образования учащихся с умеренной и тяжелой умственной отсталостью /под ред. Л.Б.Баряевой, Н.Н.Яковлевой. –Спб.: ЦДК проф. Л...»

«Муниципальное бюджетное учреждение дополнительного образования "Детско-юношеская спортивная школа" Методика обучения различным видам спортивных игр (баскетбол) Составитель: Шаньшин Максим Евгеньевич, тренер-преподаватель МБУ ДО ДЮСШ г. Таштагола Таштагол 2016 Содержание: 1. Введение в предмет специализации..3 Модель...»

«Официальный сайт: www.kaktus-cpo.ru E-mail: conkurs@kaktus-cpo.ru Тел.: +7 (983) 529-96-72 (пн-сб с 09:00 до 18:00 по МСК) Положение о Всероссийском творческом конкурсе детского рисунка "Незабываемое лето 2018" I. Общие...»

«1. ЦЕЛИ ОСВОЕНИЯ ДИСЦИПЛИНЫ Учебная программа курса по выбору "Педагогическое образование за рубежом и альтернативная школа" " составлена в соответствии с требованиями ФГОС ВО и учебным планом по направлению 44.03.05 –" Педагогическое образование" К...»

«ISSN 1997-4558 ПЕДАГОГИКА ИСКУССТВА http://www.art-education.ru/electronic-journal № 4, 2015 Фомина Наталья Николаевна Natal’ya Fomina доктор педагогических наук, профессор, член-корреспондент РАО, руковод...»







 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.