WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«ISSN 2312-9352 Научный журнал «PEM: Psychology. Educology. Medicine» № 3-4. - 2015 Материалы V Международной научнопрактической конференции “500 лет использования понятия “Психология“ Нижний Новгород ...»

-- [ Страница 1 ] --

Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015

(Online)

ISSN 2312-9352

Научный журнал

«PEM: Psychology. Educology .

Medicine»

№ 3-4. - 2015

Материалы V Международной научнопрактической конференции “500 лет

использования понятия “Психология“

Нижний Новгород - Черногорск 2015

Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015

(Online)

Спецвыпуск «PEM: Psychology. Educology. Medicine» [ПЭМ:

Психология. Эдукология. Медицина] является научнопрактическим изданием .

ISSN 2312-9352• • scientific journal .

П97 Как приложение к журналу «Вестник по педагогике и психологии Южной Сибири» выходит с 03 окт. 2013 .

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77-56160 от 15.11.2013. РИНЦ: Лиц. дог. № 453Периодичность – до 4 номеров в год. Открытый доступ .

Электронная версия журнала (scientific e-journal) на издательской платформе RAE Editorial System в свободном доступе по адресу:

URL: http://pem.esrae.ru/ и http://bulletinppfdc.1gb.ru/ Л.Ф. Чупров (гл. редактор), К.Г. Языков (зам. гл. редактора) Редакционная коллегия М.В. Воропаев, В.Г. Морогин, Т. Попов, Н.В. Родина, Е.К. Янакиева Ответственный секретарь А.С.Щукин .

Выпускающие редакторы Л.Ф. Чупров, Т.М. Хусяинов, 2015 .

Адрес редакции:

655158 Россия, Хакасия, г. Черногорск, ул. Калинина, дом 15, кв. 67 .

Для авторов lchpr@rambler.ru (главный редактор журнала), OtvetSec@ya.ru (ответственный секретарь журнала) .

Подписано в печать 30.12.2015 (Online) © «PEM: Psychology. Educology. Medicine», 2015 .

© Авторы сообщений, 2015 .

© А.А. Костригин, В.А. Мазилов, Л.Ф. Чупров (составители), 2015 .

Запрещается перепечатка статей без разрешения редакции .

При использовании материала ссылка на журнал обязательна .

Журнал зарегистрирован в системе электронного нотариата (www.copytrust.ru) 05.11.2012 г .

Регистрационный номер - 07N-4S-SH .

Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online)

К ПЯТИСОТЛЕТИЮ НАЗВАНИЯ «ПСИХОЛОГИЯ»:

РЕДАКТОРСКАЯ КОЛОНКА № 3-4 ЖУРНАЛА

Этот специальный выпуск ЭНЖ «PEM: Psychology. Educology .

Medicine» объединяет все те материалы, что были получены объединенной редакцией по одной теме .

Итак, о теме выпуска .

В 2014 г. редакция ЭНЖ «PEM: Psychology. Educology. Medicine» и научного журнала «Вестник по педагогике и психологии Южной Сибири»

совместно с Институтом каузометрии LifeLook.Net (Бефесда, США) решились на беспрецедентной шаг, провести годичную международную научно-теоретическую конференцию по истории психологии, приуроченную к весьма значимому событию .

500 ЛЕТ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

ПОНЯТИЯ «ПСИХОЛОГИЯ»

=========== 500 YEARS OF USING THE

CONCEPT OF

«PSYCHOLOGY»

В этом году состоялась V научно-практическая конференция по этой теме .

Оргкомитет конференции Шариф Баратов, доктор психологических наук

, профессор Бухарского государственного университета, академик МАПН (Бухара, Республика Узбекистан) .





МухиддинБафаев, преподаватель, и.о. заведующего кафедрой психологии Бухарского государственного университета (Бухара, Республика Узбекистан) .

Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) Галина Вержибок, кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии Минского государственного лингвистического университета (Минск, Республика Беларусь) .

Артем Костригин, ассистент кафедры психологии управления, Нижегородский государственный университет им. Н.И Лобачевского, Аспирант кафедры общей и социальной психологии, Ярославский государственный педагогический университет им. К.Д. Ушинского (Н.Новгород, Россия) .

Владимир Мазилов, доктор психологических наук, профессор, академик МАПН, заведующий кафедрой общей и социальной психологии, Ярославский государственный педагогический университет им. К.Д .

Ушинского (Ярославль, Россия) .

Наталья Родина, доктор психологических наук, профессор. ОНУ (Одесский национальный университет) имени И.И. Мечникова (Одесса, Украина) .

Наталья Стоюхина, кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии управления, Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского (Н.Новгород, Россия) .

Элеонора Тихонова, кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии, Арзамасский филиал Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского (Арзамас, Россия) .

Тимур Хусяинов, аспирант кафедры социальной философии, Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского (Н.Новгород, Россия) .

Леонид Чупров, кандидат психологических наук, профессор РАЕ, Full Memberof EuANH, главный редактор научного журнала «Вестник по педагогике и психологии Южной Сибири» (Черногорск, Россия) .

Елка Янакиева, доктор педагогических наук, профессор, почётный доктор наук НОУ ВСОА, действительный член МАН, Юго-Западный университет им. Неофита Рильского (Благоевград, Республика Болгария) .

А.А. Кроник (Бефесда, США), инициатор проведения этих конференций, предложил для них следующую структуру макета:

К истории понятий К истории проблем Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) К истории методов Психология на распутье Научный архив

Тогда же и было предложено провести мини-опрос:

http://services1.ht-line.ru/surveys/?page=respond&user=kronik&object=s13042801 Мы приглашаем вас, уважаемые читатели, продолжить обсуждение тематики, приняы участие в голосовании .

Предыдущие конференции 2014 года были номинированы на XVI Национальном профессиональном психологическом конкурсе «Золотая Психея» [6] .

Нам очень приятно, что идея, предложенная А.А. Кроником [3] и реализованная нашими журналами [1; 2] не только воплотилась в предыдущих научно-практических конференциях журнала, но и получила свое развитие в трудах других ученых, в частности, В.А. Мазилова [4; 5; 6; 7] .

Вдвойне приятно не только встретить в рамках этой научнопрактической конференции авторов, принимавших участие в предыдущих конференциях, но и новых участников. География V конференции представлена Россией, республикой Белорусь, Украиной, Великобританией, Канадой, Кипром, Сербией, США .

–  –  –

1. 500 лет использования понятия «Психология» в литературе, искусстве, науке и практике (по факту первого упоминания этого понятия в библиографии работ Marko Marulic): материалы Международной (заочной) научной конференции (Черногорск, 12 января 2014 года) / под ред. А.А .

Кроника, Л.Ф. Чупрова. // «PEM: Psychology. Educology. Medicine». – 2014. с. URL: pem.esrae.ru/2-4

2. Вестник по педагогике и психологии Южной Сибири, №4. - 2013 – 152 с. [ISBN 978-5-499-00899-7]

3. Кроник А.А. 500 лет названию … психология: мысли по поводу и мини-опрос // Наука. Мысль. 2014. №3. С. 12-15

4. Мазилов В.А. Обредшая свое имя. Перспективы психологии .

Размышления во время юбилея // Вестник по педагогике и психологии Южной Сибири/ - 2013. - №4. – С. 144-148 .

5. Мазилов В.А. Психология академическая и психология практическая, их соотношение: прошлое, настоящее, будущее // Взаимоотношения исследовательской и практической психологии / Под редакцией А.Л. Журавлева, А.В. Юревича. Москва, 2015. С. 91-145 .

6. Мазилов В.А. Кризис психологии: существовала ли Троя? //

Международна научна школа "Парадигма". Лято - 2015. В 8 т. Т. 4:

Психология: сборник научни статии / под ред. А. В. Берлов, Л. Ф. Чупров. – Варна: ЦНИИ «Парадигма», 2015. – С. 194-211 .

7. Мазилов В.А. Психологии академическая и психология практическая: поиск путей к консенсусу // Международна научна школа "Парадигма". Лято - 2015. В 8 т. Т. 4: Психология: сборник научни статии / под ред. А. В. Берлов, Л. Ф. Чупров. – Варна: ЦНИИ «Парадигма», 2015. – С. 212-249 .

8. Чупров Л. Ф., Кроник А. А., Вержибок Г. В., Щукин А. С., Головаха Е. И., Родина Н. В. Реферат проекта «Международная научная заочная конференция "500 лет использования понятия “Психология”» .

Национальный психологический конкурс «Золотая Психея» по итогам 2014 года. - http://psy.su/psyche/projects/1489/ © Выпускающие редакторы Л.Ф. Чупров, Т.М. Хусяинов, 2015 .

–  –  –

УДК: 15.01.13 П99 Рецензенты Фотекова Татьяна Анатольевна, доктор психологических наук, профессор, заведующая кафедрой психологии Хакасского государственного университета им. Н. Ф. Катанова (Абакан, Россия) .

Берлов Антон Владимирович, доктор медицинских наук, доктор психологических наук, профессор, профессор кафедры стоматологии Московского института усовершенствования врачей, Заслуженный деятель науки и образования РФ, академик РАЕ (Москва, Россия) .

PEM: Psychology. Educology. Medicine. – 2015. – № 3-4 .

П99

– 468 с. URL: http://bulletinppfdc.1gb.ru/?page_id=1842 В сборнике представлены материалы V международной научнопрактической конференции «500 лет использования понятия «Психология» в литературе, искусстве, науке и практике (по факту первого упоминания этого понятия в библиографии работ Marko Marulic)», объединившей ученых и специалистов из 10 стран мира .

–  –  –

МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ

Костригин А.А., Мазилов В.А., Чупров Л.Ф. Предисловие к материалам научно-практической конференции …………………..... 13 К истории понятий Костригин А.А. «История души» П.С. Авсеева как психологическая дисциплина …………………………………………… …………………………….20 Кроник А.А., Ахмеров Р.А. Психогенеалогия: история формирования, первые эксперименты и перспективы развития ………… 30 Мазилов В.А. Фундаментальная наука о психике: 500 лет под именем психология ……………………………………………………………….. 53 Smith R. [Смит Р.] The Concept of Psychology: Comments for a Correspondence Conference [Концепция психологии: комментарий на заочную конференцию] ………………………………………….……………….. 71 К истории проблем Зуева Е.Ю., Зуев К.Б. Учение о доминанте А. Ухтомского. На стыке естествознания, религии, философии, психологии и литературы ……………………………………………………………….………………………....78 Карицкий И.Н. История «субъекта» в ее некоторых ключевых моментах …………………………………………………………..………....…….. 89 Кононенко О.И. Категория диверсификации в контексте психологии перфекционизма личности …………………………………………………….. 117 Стоюхина Н.Ю. Из истории становления психологии в Нижнем Новгороде ……………………………………………………………………....… 122 Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) К истории методов Андреева Е.Г. От инструмента к личности ………………………... 139 Гулиева Х.Б., Белобрыкина О.А. Стрессоустойчивость личности: к вопросу о диагностической информативности методики Т. Холмса и Р .

Раге ………………………………………………………………………………….149 Мантикова А.В., Гребекова О.Ю., Чупров Л.Ф. «Escape» централизованный алгоритм работы с молодежью республики Хакасия в трудной жизненной ситуации ………………………………………………..…168 Чупров Л.Ф. К истории разработки психодиагностической батареи (ПДК-триада) ……………………………………………………………………... 189 Чупров Л.Ф., Сабанин П.В. Обсуждение статьи: Алёхин А. Н .

«Методологический диагноз психологической диагностике» ……….…. 196 К истории психологов и организаций

Хусяинов Т.М. Известные психологи на монетах и банкнотах мира:

приступая к поиску ………………………………………………………………. 202 Шмелев А.Г. 25 лет Лаборатории «Гуманитарные технологии»

(хронологические воспоминания) ……………………......…………………… 219 Вызовы современности Вержибок Г.В. «Общество риска» и профессиональная рискогенность педагога ……………………………………….………………... 240 Кецко Т.В. Сущность и понимание профессиональной деструкции личности педагога ……………………………………………………………..… 251 Мантикова А.В. По ту сторону закона: особенности волевой саморегуляции мужчин зрелого возраста как индикаторы риска незаконных действий …………………………………………………………………… .

..…… 260 Мантикова А.В., Тен Ю.В. Структурные особенности личности осужденных в зависимости от тяжести совершенного преступления ………………………………………………………….………………………….... 283 Родина Н.В. Особенности гендерной идентичности личности в преодолении стресса …………………………………………………………….313 Сыркина А.Н. Психологические факторы потребительского поведения …………………………………………………………………………. 328 Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) Шолак З. [olak Z.], Чузович Д. [uzovi.] A fire in a rural area, human behavior and the role of the media ……………………… ……………..333 Шутенко Е.Н. Содержание и роль образовательных компетенций в социальной интеграции детей с ограниченными возможностями развития …………………………………………………………………………………….…..340 Психология на распутье Ахметова Л.В Концепт «психология» в многозначном поле зрения .

……………………………………………………………………………………….. 348 Зеличенко А.И. Размышления о будущем (неакадемический текст на академические темы) ………………………………………………………...362 Щукин А.С. Схизис практического мышления психолога современности …………………………………………………………… ………398 Ясницкий А. Сталинская модель науки: история и современность российской психологии ……………………………… ………………………….407 Ясницкий А. Приглашение к дискуссии: история советской и российской психологии ……………………………………………………….… 423 Костригин А.А., Мироненко И.А., Чупров Л.Ф. Дискуссия по статье А. Ясницкого «Сталинская модель науки: история и современность российской психологии» ………………………..…… ………………………….430 Научный архив Чупров Л.Ф. Ящик Пандоры, жаркие споры и, вроде, об этике ……………………………………………………………………………………….. 440 Вместо послесловия Головаха Е.И., Кроник А.А. Психология вчера, сегодня и завтра (заявка на сценарий) …………………………………………… ……………….447 Оргкомитет. Подведение итогов или Заключение / Баратов Ш., Бафаев М., Вержибок Г., Головаха Е., Костригин А., Кроник А., Мазилов В., Стоюхина Н., Тихонова Э., Хусяинов Т., Чупров Л., Щукин А., Янакиева Е .

……………………………………………..………………………………………… 452

–  –  –

Хусяинов Т. Приглашение в Бухару ……………………………….... 456 Authors ………………………………………………………..………..… 461 Содержание / TABLE OF CONTENTS …………………………… 9 /464

–  –  –

УДК 159.9

ПРЕДИСЛОВИЕ К МАТЕРИАЛАМ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ

Резюме: Вступительная статья к материалам научнопрактической конференции. Авторы вводят читателей в круг проблем, рассматриваемых в рамках состоявшегося мероприятия по случаю юбилея названию «психология» .

Ключевые слова: психология, юбилей, научно-практическая конференция .

V международная заочная научно-практическая конференция «500 лет использования понятия "психология" в литературе, искусстве, науке и практике по факту первого упоминания этого понятия в библиографии работ Marko Marulic» состоялась .

В процессе подготовки конференции [23] и сборника материалов оргкомитет старался максимально расширить географию участников, поставив задачу объединить под событием 500-летия понятия психологии большее количество историков науки и психологии, а также всех, кто занимается отдельными вопросами, связанными с историей психологической науки. Результатом такой деятельности стало участие авторов из 10 стран (Беларусь, Болгария, Великобритания, Канада, Кипр, Сербия, США, Россия, Узбекистан, Украина), и это не может не радовать .

Есть возможность ознакомиться с историко-психологической проблематикой, которой занимаются ученые в разных странах, узнать особенности проведения историко-психологических исследований, их методологию и тематику .

Мы сохранили традиционные направления конференции: «К истории понятий», «К истории проблем», «К истории методов», «Психология в рецензиях», «Научный архив» .

По тематике материалы были сосредоточены вокруг следующих проблем:

- Собственно понятие «психология» (Кроник А.А., Ахмеров Р.А. [11];

Зеличенко А.И. [4]; Smith R. [28]; Мазилов В.А. [13]; Ахметова Л.В. [2]), Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online)

- История российской психологии (Стоюхина Н.Ю [20].; Костригин А.А. [9]; Ясницкий А. [27]; Зуева Е.Ю., Зуев К.Б. [5]),

- История развития психологических направлений и категорий (Кононенко О.И. [8]; Карицкий И.Н. [6]) .

- Междисциплинарные проблемы психологии и других наук (Шутенко Е.Н.; Вержибок Г.В.; Мантикова А.В. [14]; Сыркина А.Н.; Кецко Т.В. [7]; Мантикова А.В., Тен Ю.В. [16]; Чупров Л.Ф., Мантикова А.В., Гребекова О.Ю. [15]) .

- Проблемы практической психологии (Родина Н.В.; Щукин А.С.) и психодиагностики (Гулиева Х.Б., Белобрыкина О.А. [3]; Андреева Е.Г. [1];

Шмелев А.Г. [25]; Чупров Л.Ф., Сабанин П.В.) .

- Источниковедческий анализ (Шолак З., Чузович Д.) [29], история психологии на монетах и банкнотах (Хусяинов Т.М.) [22] .

Большого внимания заслуживает организованная дискуссия между несколькими специалистами по статье одного автора, касающаяся проблематики социальной истории советской психологии (Костригин А.А., Мироненко И.А., Ясницкий А., Чупров Л.Ф.) [10] .

Почему нам хочется привлечь внимание к этой дате – 500-летие понятия «Психология»?

Представляется, здесь можно обнаружить несколько оснований .

Первое. Историческая справедливость. Все-таки М. Марулич был первым. Воздадим ему должное. В психологии это очень важно. Поясним .

В истории психологии, на наш взгляд, очень много несправедливых оценок. Здесь не место углубляться в анализ причин, отметим лишь, что это проистекает главным образом из-за сложности, многомерности самого историко-психологического материала: при превращении в "клише" (именно в таком виде исторический материал попадает в учебник) происходит упрощение, которое очень часто является неоправданным и служит причиной историко-психологических аберраций [12].

Предстоит большая работа по "восстановлению" исторической справедливости:

многие имена незаслуженно забыты, некоторые имеют широкую известность потому, что пользуются забвением вклада подлинных первооткрывателей .

Второе. Конечно, важна не сама по себе круглая дата.

Важно то, что восприятие "круглой даты" настраивает на особый, "рубежный" лад:

Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) масштаб уменьшается, психологи начинают мыслить более исторично и методологически. Представляется, что в обычной жизни нам этого не хватает. К тому же достижение той или иной "вехи" включает механизм мечты, стимулирует размышления о будущем. В этом несомненная ценность юбилея. Не будем также забывать о феномене самоисполняющегося пророчества Р.Мертона, согласно которому предсказание, которое выглядит истинным, но на самом деле таковым не является, может в значительной мере влиять на поведение людей таким образом, что их последующие действия сами приводят к исполнению предсказания [18] .

Третье. Не все получается сразу, не все происходит быстро .

Внедрив в сознание психологов идею о первенстве Марко Марулича, научимся правильно произносить его фамилию1 .

Четвертое. Может быть, самое главное. Очень хочется, чтобы мы научились лучше слышать друг друга, лучше понимать. Может быть, тогда мы научимся лучше договариваться. Приведем пример. Недавно, когда один из авторов настоящего собрался изложить свои соображения в качестве предисловия к материалам настоящей конференции, пришло письмо из Казахстана с поздравлениями по поводу дня психолога .

Признаться, он удивился, поскольку день психолога, как помнилось, был совсем недавно - 22 ноября. Оказалось, что все правильно: "25 декабря это день психолога в Казахстане. В Казахстане День психолога отмечают 25 декабря в честь открытия первой лаборатории Вундом (В 1879 г. Вундт основал первую лабораторию экспериментальной психологии.). Такое решение было принято на встрече Ассоциации психологов Казахстана." В России День психолога, отмечаемый ежегодно 22 ноября, — профессиональный праздник всех отечественных специалистов, работающих в сфере психологии. И хотя он пока не утверждён

1 Марко Марулич (хорв. Marko Maruli, 18 августа 1450, Сплит, Венецианская

республика, ныне Хорватия — 5 января 1524, Сплит) — хорватский средневековый поэт и гуманист, известный как «отец хорватского ренессанса» и «отец хорватской литературы» .

Подписывал свои произведения как «Марко Марулич Сплитянин» (Marko Maruli Splianin), «Марко Печенич» (Marko Peeni), Marcus Marulus (или de Marulis) Spalatensis. Согласно ряду источников Марулич первым дал определение и использовал понятие «психология» в значении, в котором этот термин используются в наше время [2] Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) официально, но работа данных специалистов очень важна в нашей современной, полной переживаний и стрессов, жизни. День российского психолога, хоть он и не установлен на государственном уровне, берет свое начало с 2000 года. В основу неофициального празднования этого мероприятия легла дата проведения Учредительного Съезда Российского психологического общества, состоявшегося 22.11.1994 года в столице России. Задумка празднования принадлежит Московскому государственному университету. Еще одной причиной выбора данной даты стало открытие в этот день кафедр и факультетов по психологии во многих ведущих учебных заведениях страны. Все они с удовольствием до сих пор поддерживают традицию проведения 22 ноября различных семинаров, практикумов, совещаний в День психолога в России.- (См. подробнее: [30]) .

(Между тем, Всеукраинский день психолога отмечается в Украине 23 апреля) .

Представляется, что научившись договариваться по относительно мелким вопросам, постепенно можно будет перейти и к более существенным .

2015 год в российской психологии ознаменовался (под самое его завершение) тремя дискуссиями. Две из них представлены в этом сборнике статей, а третья продолжается в настоящее время .

В заключение, оргкомитет надеется, что материалы конференции будут актуальными как для специалистов, так и для широкого круга читателей, и будут способствовать дальнейшему развитию историкопсихологических исследований .

Библиографический список:

1. Андреева Е.Г. От инструмента к личности // PEM: Psychology .

Educology. Medicine. – 2015. – № 3-4. – С. 139-148 .

2. Ахметова Л.В Концепт «психология» в многозначном поле зрения // PEM: Psychology. Educology. Medicine. – 2015. – № 3-4. – С. 348Гулиева Х.Б., Белобрыкина О.А. Стрессоустойчивость личности:

к вопросу о диагностической информативности методики Т. Холмса и Р .

Раге // PEM: Psychology. Educology. Medicine. – 2015. – № 3-4. – С. 149-167 .

Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online)

4. Зеличенко А.И. Размышления о будущем (неакадемический текст на академические темы) // PEM: Psychology. Educology. Medicine. – 2015. – № 3-4. – С. 362-397 .

5. Зуева Е.Ю., Зуев К.Б. Учение о доминанте А. Ухтомского. На стыке естествознания, религии, философии, психологии и литературы // PEM: Psychology. Educology. Medicine. – 2015. – № 3-4. – С. 78-88 .

6. Карицкий И.Н. История «субъекта» в ее некоторых ключевых моментах // PEM: Psychology. Educology. Medicine. – 2015. – № 3-4. – С. 89Кецко Т.В. Сущность и понимание профессиональной деструкции личности педагога // PEM: Psychology. Educology. Medicine. – 2015. – № 3-4. – С. 251-259 .

8. Кононенко О.И. Категория диверсификации в контексте психологии перфекционизма личности // PEM: Psychology. Educology .

Medicine. – 2015. – № 3-4. – С. 117-121 .

9. Костригин А.А. «История души» П.С. Авсенева как психологическая дисциплина // PEM: Psychology. Educology. Medicine. – 2015. – № 3-4. – С. 20-29 .

10. Костригин А.А., Мироненко И.А., Чупров Л.Ф. Дискуссия по статье А. Ясницкого «Сталинская модель науки: история и современность российской психологии» // PEM: Psychology. Educology. Medicine. – 2015. – № 3-4. – С. 430-439 .

11. Кроник А.А., Ахмеров Р.А. Психогенеалогия: история формирования, первые эксперименты и перспективы развития // PEM:

Psychology. Educology. Medicine. – 2015. – № 3-4. – С. 30-52 .

12. Мазилов В.А. Актуальные методологические проблемы современной отечественной истории психологии // Ярославский педагогический вестник. Научный журнал, № 2, том 2 (психологопедагогические науки), 2014. С. 202-210 .

13. Мазилов В.А. Фундаментальная наука о психике: 500 лет под именем психология // PEM: Psychology. Educology. Medicine. – 2015. – № 3С. 53-70 .

14. Мантикова А.В. По ту сторону закона: особенности волевой саморегуляции мужчин зрелого возраста как индикаторы риска незаконных действий // PEM: Psychology. Educology. Medicine. – 2015. – № 3-4. – С. 260Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) 282 .

15. Мантикова А.В., Гребекова О.Ю., Чупров Л.Ф. «Escape» централизованный алгоритм работы с молодежью республики Хакасия в трудной жизненной ситуации // PEM: Psychology. Educology. Medicine. – 2015. – № 3-4. – С. 168-188 .

16. Мантикова А.В., Тен Ю.В. Структурные особенности личности осужденных в зависимости от тяжести совершенного преступления // PEM:

Psychology. Educology. Medicine. – 2015. – № 3-4. – С. 283-312 .

17. Марко Марулич // Википедия. URL:

https://ru.wikipedia.org/wiki/Марулич,_Марко (дата обращения 25.12.2015)

18. Мертон Р. Социальная теория и социальная структура. М.: АСТ, Хранитель, 2006 .

19. Родина Н.В. Особенности гендерной идентичности личности в преодолении стресса // PEM: Psychology. Educology. Medicine. – 2015. – № 3-4. – С. 313-327 .

20. Стоюхина Н.Ю. Из истории становления психологии в Нижнем Новгороде // PEM: Psychology. Educology. Medicine. – 2015. – № 3-4. – С .

122-138 .

21. Сыркина А.Н. Психологические факторы потребительского поведения // PEM: Psychology. Educology. Medicine. – 2015. – № 3-4. – С .

328-333 .

22. Хусяинов Т.М. Известные психологи на монетах и банкнотах мира: приступая к поиску // PEM: Psychology. Educology. Medicine. – 2015. – № 3-4. – С. 202-218 .

23. Хусяинов Т.М. Приглашение к участию в III Международной научно-практической конференции «500 лет использования понятия «ПСИХОЛОГИЯ» в литературе, искусстве, науке и практике по факту первого упоминания этого понятия в библиографии работ MARKOMARULIC» (Нижний Новгород - Черногорск, 8-10 декабря 2015 года) // Наука. Мысль. 2015. №5. С. 45-52. URL: http://wwenews.esrae.ru/10Чупров Л.Ф., Сабанин П.В. Обсуждение статьи: Алёхин А. Н .

«Методологический диагноз психологической диагностике» // PEM:

Psychology. Educology. Medicine. – 2015. – № 3-4. – С. 196-201 .

25. Шмелев А.Г. 25 лет Лаборатории «Гуманитарные технологии»

Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) (хронологические воспоминания) // PEM: Psychology. Educology. Medicine. – 2015. – № 3-4. – С. 219-239 .

26. Щукин А.С. Схизис практического мышления психолога современности // PEM: Psychology. Educology. Medicine. – 2015. – № 3-4. – С. 398-406 .

27. Ясницкий А. Сталинская модель науки: история и современность российской психологии // PEM: Psychology. Educology. Medicine. – 2015. – № 3-4. – С. 407-422 .

28. Smith R. The Concept of Psychology: Comments for a Correspondence Conference // PEM: Psychology. Educology. Medicine. – 2015 .

– № 3-4. – С. 71-77 .

29. olak Z., uzovi. A fire in a rural area, human behavior and the role of the media // PEM: Psychology. Educology. Medicine. – 2015. – № 3-4. – С. 333-339 .

30. URL: http://www.syl.ru/article/167146/new_den-psihologa-v-rossiikogda-otmechaetsya-istoriya-prazdnika (дата обращения 25.12.2015) Kostrigin A.A., Mazilov V.A., Chuprov L.F. Predislovie k materialam nauchno-prakticheskoj konferencii / A.A. Kostrigin, V.A. Mazilov, L.F. Chuprov // PEM: Psychology. Educology. Medicine. – 2015. – № 3-4 .

–  –  –

УДК 159.9 «ИСТОРИЯ ДУШИ» П.С. АВСЕНЕВА

КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ДИСЦИПЛИНА

А. А. Костригин. Нижегородский государственный университет им. Н.И .

Лобачевского (Нижний Новгород, Россия) / Ярославский государственный педагогический университет им. К.Д. Ушинского (Ярославль, Россия) artdzen@gmail.com Резюме. В статье обсуждается подход Петра Семеновича Авсенева к изучению души. Киевский психолог и богослов в некоторых аспектах выходит за рамки богословского рассмотрения души и обращается не только к общепсихологических характеристикам души, но и к «необыкновенным» явлениям, которые обусловливаются гендерными, характерологическими, этническими, физиологическими, патологическими особенностями человека. Подчеркивается актуальность изучения религиозно-философского направления в психологии XIX в .

Ключевые слова: история психологии, П.С. Авсенев, религиозно-философская психология, опытная психология, умственная психология, библейская психология, история души, психология индивидуальности .

Особенности российской науки и философии в XIX в. в настоящее время активно исследуются и определяются. В контексте истории психологии актуальна дискуссия психологии, философии и религии в отношении души и душевных явлений: на протяжении всего XIX в .

существовала религиозно-философская психология как мощная ветвь психологического знания. Ее представителями являются: В.А. Снегирев [5, 6, 7, 12, 13, 14], С.С. Гогоцкий, Н.А. Зубовский, Н.Г. Дебольский, В.Н .

Карпов, О.М. Новицкий, Ф.Ф. Сидонский, П.Д. Юркевич и др .

Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) Появление такой науки как психология возвестило новые перспективы в развитии богословского и философского дискурса .

Несмотря на то, что психология всегда была составной частью философии и богословия (неявно, без отражения самостоятельного статуса), во время ее обретения методологической независимости вновь стоял вопрос о ее месте в философском знании [6] .

Мыслители старались предложить новые концепции, основывающиеся на психологической методологии: «Умозрительная психология» Ф.А. Голубинского [3], «Психология живой личности» В.А .

Снегирева [11], «Психология о душе человеческой как силе действующей»

Н.А. Зубовского [4], «История души» П.С. Авсенева [1] .

О последней «психологии» и пойдет речь в данной статье. Автором используется проблемнологический метод .

Петр Семенович Авсенев (1810-1852) – философ, богослов, профессор Киевской духовной академии. Творчество П.С. Авсенева освещено несколькими исследователями [2, 9, 15, 16, 17, 18]. В Киевской духовной академии преподавал сначала немецкий язык, затем психологию и историю философию. Одна из основных его работ – «Из записок по психологии». В ней П.С. Авсенев изложил свои взгляды на природу души, классификацию душевных явлений, предмет и метод психологии, классификацию психологических наук. Обратимся к анализу психологического подхода Петра Семеновича .

П.С. Авсенев определял психологию так: «Наука, имеющая предметом изъяснить являющееся нам устройство и жизнь души из чистого ее существа, дабы привести человека в истинное самопознание»

[1, С. 20]. Также он указывает, что психологию называют еще «антропологией и философией подлежательного духа» [1, С. 20] .

Предметом психологии является душа. Цели психологии, по мнению киевского философа, - способствовать познанию души самой себя, показать потребность души в соединении с «Единым духовным добром», открывать пути и способы управлять душой, а также «приложить познания о душе к различным житейским целям и стремлениям человека» [1, С. 21] .

П.С. Авсенев выделяет три вида психологии исходя из ее источников: опытная, умственная и библейская (или откровенная) .

Опытная психология – «познание о природе души, приобретаемое чрез Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) восхождение от явлений к причинам, от множественного к единству, от частного к общему, на основании наблюдений» [1, С. 25] .

Умственная психология занимается познанием «истинного существа души», поиском «Божественных совершенств» в душевных явлениях человека, а также сведением способностей и сил души к единой причине, одному деятельному принципу. Чтобы увидеть «чистое» состояние души, необходимо от душевных явлений отделить «все недостатки и несовершенства, привходящие в них от влияния чувственности, от неравновесия между способностями души, от коренной ее порчи и других подобных причин, - и на место их внести в душу противоположные им совершенства (Via negationis)» [1, С. 26] .

Третье направление психологии, которое выделял Петр Семенович Авсенев, обозначается «библейской (откровенной) психологией» .

Принимая образ Бога как прообраз человеческой души, библейская психология исполняет задачу показать по руководству Откровения, как человек, получив образ Божий при создании, помрачил его в падении и постепенно возвращает в искуплении [1, С. 27]. Здесь идея души соотносится с идеей Бога .

Таким образом, опытная психология рассматривает душу как явление, «умственная - познает ее в ее существе как образ Божий, а откровенная представляет ее Первообраз» [1, С. 28]. Несмотря на разные подходы, П.С. Авсенев подчеркивает, что их не нужно разъединять, т.к .

только в совокупности представляют полную науку о душе. Однако доминирующее положение киевский ученый относит изучение опыта, «а прочими пользоваться только как пособием» [1, С. 28]. Интеграция данных психологических подходов выражается в следующей фразе Петра Семеновича: «Именно опыт (внутренний и внешний) доставляет ей (науке психологии – прим. А.К.) познание о положительном содержании души;

умозрение объясняет ей внутренний смысл и значение его, а откровенное учение о душе служит ей руководством и критерием, предостерегая от заблуждений» [1, С. 27-28] .

В основу собственной программы развития психологии П.С. Авсенев положил оригинальное для того периода разделение психологических наук. Понимая необходимость изучения не только общего, но и частного в душе, киевский богослов выделяет две части психологии – общее Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) естествословие души и историю души (частное естествословие души). Под первой частью понимается выражение общих характеристик души и личности человека, то неизменное и существенное, что есть в каждом человеке. «Описать этот образ души человеческой, отражающий в себе образ Божий в коренных чертах его» [1, С. 47] есть задача естествословия души (в работе П.С. Авсенева присутствует альтернативное название этой части психологии – «физиология»). Вторая составляющая психологии, касающаяся противоложных явлений души и личности человека, история души, проясняет множество частных «обличий и видоизменений» души, показывая, что душа «нигде не пребывает в одинаковом, неизмененном состоянии, а проходит различные фазы или формы развития» [1, С. 47] .

В данной работе автор оставит без подробного анализа первую область психологии - «общее естествословие души», и обратится к рассмотрению раздела «Истории души» .

В подходе П.С. Авсенева предметом «Истории души» являются «важнейшие видоизменения и состояния души человеческой, испытываемые ею в течение земной жизни, под влиянием тела» [1, С. 113] .

В качестве обоснования выделения такой области психологии киевский психолог разводит две стороны души: общую, существенную (которой занимается общее естествословие души, или общая психология, как бы мы сейчас ее назвали) и частную (которая входит в область исследовательских задач истории души).

Последняя психология, не преуменьшая значение общих характеристик души, обращается к описанию жизненных проявлений души, которая постоянно изменяется:

каждое явление «то бывает завитым в зародыше, то развивается в возрастах, то представляет перевес либо той, либо другой стороны своей

– в полах, темпераментах; то является преимущественно деятельным – в бодрствовании или страдающим – во сне; то расстраивается и угнетается какою-либо болезнию – в сумашествии, то, по-видимому, возвышается в своей жизнедеятельности, преобразуясь как будто в какой-то высший род бытия – в состояниях экстатических, в магнетическом сне и пр .

» [1, С. 115Петр Семенович объединяет под названием «истории души» на тот момент еще невыделившиеся области психологии – гендерную психологию, психологию индивидуальности, психологию состояний, психологию характера, психологию сна, психопатологию, Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) трансперсональную психологию. Конечно, нельзя считать киевского психолога Петра Семеновича Авсенева родоначальником всех перечисленных отраслей психологии, однако свой вклад в эти науки ученый внес .

На характер выделения данной области психологии повлияло богословское мировоззрение ученого: по его мнению, весь мир – это идея Божья; душа человека – так же идея, «мысль Божья», живая сила», которая проявляется в мире в разных формах. Изначально платоновское учение об «идеях» П.С. Авсеневым применяется к психологическому подходу. (Влияние Священного писания, схоластики и учения Платона на научное и философского мировоззрение богословов нами уже было показано [8]) .

Значение истории души для психологии огромно. Изучение частных, изменяющих характеристик души позволяет полнее представить способности души. Так, психология бывает не только изучающей обычные явления, но и показывающей необыкновенные состояния души (например, ясновидение, лунатизм, галлюцинации и др.). Развивая это разделение дальше, можно сказать, что исследования психологии сосредоточены не только в области сознания, но и касаются бессознательного. Более того, общая психология показывает нам постоянное тождество личности человека; история же души свидетельствует, что «один и тот же человек в течение своей жизни сознает себя однажды тем, а потом другим лицом попеременно. Следовательно, тождество земного нашего самосознания небезусловно» [1, С. 121]. Наконец, «психология допускает обыкновенно, что все душевные силы наши и отправления субстрат свой имеют в нервной системе; но вот случается иногда, что в минуты смерти, когда все нити этой системы расстраиваются, для души исчезают границы пространства и времени, и она духовными очами созерцает чудеса мира будущего» [1, С. 121] .

Частные состояния души делятся на следующие виды: 1) высшие, относящиеся к «разумно-свободной» части души, являющиеся видоизменениями «земной нашей личности»; 2) низшие, относящиеся к сердцу, являющиеся «страдательными видоизменениями»; 3) смешанные, относящиеся одновременно и к рациональной, и чувственной части души .

Из этой классификации выводятся три отделения истории души: 1) о Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) видоизменениях личности человека; 2) о безличных состояниях человека;

3) о состоянии целостного развития человека [1, С. 125]. Далее представим каждый раздел «Истории души» более подробно .

Область изучения видоизменений личности включает в себя описание частных проявлений человеческой души по степени обобщенности и под влиянием различных факторов: а) родовые изменения в виде космосмических, солнечных, лунных и планетных явлений души; б) видовые изменения в виде племенных, народных и половых явлений души; в) единичные или индивидуальные видоизменения души в виде дарований (видоизменения разума), темпераментов (видоизменения сердца) и характеров (видоизменения воли) [1, С. 126] .

К безличным состояниями человеческой души относятся следующие [1, С.

126-127]:

1) расстройства нервной системы («состояния страждущей личности»): а) расстройства органов чувств, которые происходят под влиянием раздражения мозга (бред, воспаления мозга), подавления жизнедеятельности мозга (головокружение, летаргический сон, апоплексия); б) расстройства органов движения, которые выражаются в неправильности деятельности вне зависимости от мозга (эпилепсия) и в оцепенении органов (каталепсия); в) расстройства в системе растительных отправлений (или в физиологии), которые являются физическими явлениями и переменами в женском поле (истерика) и мужском поле (ипохондрия) .

2) чисто безличные состояния души (без физических расстройств):

а) сон; б) сон с движением (лунатизм); в) сон с движением и чувствованием (сумашествие) .

3) Смешанные лично-безличные состояния («магическая жизнь души»): а) предчувствия и «дальночувствия» (соединение нервной системы и физиологии); б) соединение личной и безличной стороны души, выражающееся в патологиях (магнитезер, сомнамбула, состояние двойственной личности) .

Третье отделение истории души представляет изучение состояний полного развития человеческой души: происхождение души, изменение души в различные возрасты, смерть и состояние души после смерти [1, С .

127-128] .

Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) Такое подробное изложение видоизменений души и факторов изменений преследует цель охватить весь строй проявлений души, а также объединить в разделе «Истории души» все психологические исследования, существующие в середине XIX в. Т.к. в тот период такие направления, как гендерная психология, психология сна, психопатология, этнопсихология не были достаточно развиты, то сделать это было вполне возможно; однако сегодня видно, что указанные психологические отрасли невозможно объединить. Единственной наукой, которая претендует на интегральное представление большинства индивидуальных психических явлений, является дифференциальная психология. Однако ее методологический аппарат многое не может охватить .

Для этапа развития психологии, в который разрабатывал свой подход П.С. Авсенев, такое изложение психологических знаний было, с одной стороны, реакций на слишком обобщенные психологические взгляды философов; с другой стороны, научно-ориентированные установки киевского психолога являются оригинальными для богословской традиции: ориентация на опыт, использование физиологии, этнографии, гендерных принципов позволяет обозначит Петра Семеновича как новатора религиозно-философской психологии. Однако влияние схоластики на мировоззрение Авсенева все еще велико: деление души на силы (разум, сердце, воля), ориентация на Священное Писание и учение Платона, редукция части психологии к религиозным задачам. (Такие подходы критиковались Е.А. Бобровым: «Богословская тендециозность»

(цит. по [10, С. 13]) .

Важность исследование представителей религиозно-философского направления психологии заключается в установлении истоков психологических концепций конца XIX в. – первой трети XX в. Другой задачей является осмысление методологических и философских основ подходов религиозно-философской психологии, представляющей альтернативное психофизиологическому и эмпирическому течение, а также объяснение причин отказа доминирующего числа психологов от концептуальных разработок данного направления .

Творчество Петра Семеновича Авсенева еще предстоит полностью изучить и определить его вклад в психологию .

–  –  –

1. Авсенев П.С. Из записок по психологии. СПб.: Тропа Троянова, 2008. 335 с .

2. Биографический словарь профессоров и преподавателей Императорского университета Св. Владимира (1834-1884) / Под ред .

Иконников В.С. Киев: В типографии Императорского университета Св .

Владимира, 1884 .

3. Голубинский Ф.А. Лекции по философии и умозрительной психологии. СПб.: Тропа Троянова, 2006. 464 с .

4. Зубовский Н.А. Психология. СПб.: Тропа Троянова, 2006. 158 с .

5. Костригин А.А. Богослов и психолог В.А. Снегирев о субстанциональности души // Психология – наука будущего. Материалы VI Международной конференции ученых. 2015. С. 205-209 .

6. Костригин А.А. «Описательная психология» В. Дильтея и «Психология живой личности» В.А. Снегирева: сравнительно-исторический анализ // Международна научна школа "Парадигма". Лято - 2015. В 8 т. Т .

4: Психология: сборник научни статии / под ред. А. В. Берлов, Л. Ф. Чупров .

– Варна: ЦНИИ «Парадигма», 2015. С. 169-176 .

7. Костригин А.А. Системный подход к изучению души в трудах В.А .

Снегирева // Системогенез учебной и профессиональной деятельности .

Часть I. Методология системогенетического подхода. Конструктивные и деструктивные тенденции профессионального становления и реализации личности: материалы VII Международной научно-практической конференции, 20-22 октября 2015 г., г. Ярославль / под ред. проф. Ю.П .

Поваренкова. Ярославль: Издательство ООО «Агентство Литера», 2015. С .

69-71 .

8. Костригин А.А., Чупров Л.Ф. Место психологии в системе философских наук в трудах русских богословов XIX в. // Наука. Мысль .

2015. № 2. С. 30-34 .

9. Куценко Н.А. Духовно-академическая философия в России первой половины XIX века: киевская и петербургская школы (Новые материалы). М.: ИФ РАН, 2005. 138 с .

10. Серебряков Ф.Ф. Философское образование и философская мысль в Казанском университете: учебное пособие. – Казань: Казан. гос .

Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) ун-т, 2009. 146 с .

11. Снегирев В.А. Психология. СПб.: Общество памяти игумении Таисии, 2008. 768 с .

12. Стоюхина Н.Ю., Костригин А.А. Отечественные психологи конца XIX - начала XX вв. о снах и сновидениях // Психология и Психотехника .

2015. № 1. С.63-69. DOI: 10.7256/2070-8955.2015.1.13808

13. Стоюхина Н.Ю., Костригин А.А. Проблематика сна и сновидений в отечественной психологии на рубеже XIX-XX вв. // Приволжский научный вестник. 2014. № 11-2 (39). С. 62-66 .

14. Стоюхина Н.Ю., Мазилов В.А., Костригин А.А. Вениамин Алексеевич Снегирев: богослов и психолог // Ярославский педагогический вестник.2015. Т.2. №3. С. 138-149 .

15. Мозговая Н.Г. Православная «мистика и европейская рационалистическая философия за стенами духовных академий: Ф .

Голубинский (МДА) и П. Авсенев (КДА) // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. Серия «Гуманитарные науки»: Энтелехия. 2011. № 24. С. 52-57 .

16. Цвык И.В. Авсенев Петр Семенович (Феофан) / Русская философия: Энциклопедия // Под. общ. ред. М.А. Маслина. Сост. П.П .

Апрышко, А.П. Поляков. – М.: Книжний Клуб Книговек, 2014. С. 9 .

17. Цвык И.В. Духовно-академическая философия в России XIX в .

(историко-философский анализ): диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук. М.: РУДН, 2002 .

18. Шульц О.І. П. Авсенєв – представник вітчизняної духовноакадемічної філософської традиції ХІХ ст. / О.І. Шульц // Єдність навчання і наукових досліджень – головний принцип університету: Збірник наукових праць звітно-наукової конференції викладачів університету за 2011 рік, 9-10 лютого 2012 року. Частина 2./ Укл. Г.І.Волинка, О.В.Уваркіна, О.П.Симоненко, О.П.Ємельянова. К.: Національний педагогічний університет імені М.П.Драгоманова, 2012. С. 255-257 .

19. Chuprov L.F., Kostrigin A.A. Position of psychology in philosophical sciences in works of Russian theologians of XIX century. //International Journal Of Applied And Fundamental Research. – 2015. – № 2 URL: www.sciencesd.com/461-24855 (23.10.2015). – URL: http://www.sciencesd.com/pdf/2015/2/24855.pdf <

–  –  –

Abstract. The article discusses the Pyotr Semenovich Avsenev’s approach to the study of the soul. Kiev psychologist and theologian went beyond the theological philosophy of the soul and referred not only to general psychological characteristics of the soul, but also to the “extraordinary” events, which are caused by gender, character, ethnic, physiological, pathological features of the person. The author emphasizes the importance of the study of religious and philosophical direction of psychology in the XIX century .

Keywords: history of psychology, P.S. Avsenev, religious and philosophical psychology, empirical psychology, mental psychology, biblical psychology, history of the soul, psychology of individuality .

Сведения об авторе

Артём Андреевич Костригин, ассистент кафедры психологии управления, Нижегородский государственный университет им. Н.И .

Лобачевского, аспирант кафедры общей и социальной психологии, Ярославский государственный педагогический университет им. К.Д .

Ушинского (Россия) .

–  –  –

УДК 159.9

ПСИХОГЕНЕАЛОГИЯ: ИСТОРИЯ ФОРМИРОВАНИЯ,

ПЕРВЫЕ ЭКСПЕРИМЕНТЫ

И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ

А.А. Кроник. Институт каузометрии LifeLook.Net (Бефесда, США), e-mail: Doctors@lifelook.net Р.А.Ахмеров. Набережночелнинский институт социально-педагогических технологий и ресурсов (Набережные Челны, Россия), e-mail:rashad59@mail.ru Резюме. Психогенеалогия – это наука о психологических предпосылках, закономерностях и последствиях генеалогических поисков. Данная статья2 посвящена исторической реконструкции процесса ее возникновения и развития, в котором авторы принимали непосредственное участие. В первой части публикуется доклад «Психология и генеалогия», написанный и прочитанный публично в 1994 году в Москве. Во второй и третьей частях описаны процесс формирования психогенеалогии во Франции, происходивший приблизительно в то же время, а также первые результаты психогенеалогических проектов для дошкольников и младших школьников ("Семь Я" и "Мой путь в будущее") в России. В четвёртой части намечены перспективы психогенеалогии и транспоколенной каузометрии. Независимое возникновение психогенеалогии в двух странах, результативность первых исследований и взаимосвязь с психологией жизненного пути указывают на её перспективное будущее .

Ключевые слова: психогенеалогия, психология жизненного пути, генеалогия, история психологии, каузометрия .

–  –  –

1. Психология и генеалогия3 «Добрый вечер, глубокоуважаемые коллеги! Добрый вечер, дорогие друзья! Я рад видеть много знакомых и незнакомых лиц в этом зале и благодарю всех за то, что вы решили провести сегодняшний вечер именно здесь. {…} Кроме постоянных членов Дома Ученых в зале присутствуют гости: психологи, интересующиеся генеалогией, и генеалоги, которым небезразлична психология. Если эта встреча станет «мостом» для ваших будущих путешествий друг к другу, я буду считать свою задачу выполненной .

За последние несколько лет, пока наша книга [21] создавалась и издавалась, на моих глазах формировалась новая наука – психогенеалогия, перспективы которой мне хотелось бы обсудить сегодня подробнее. Два огромных научных континента – психология и история – сосуществуют столетия, лишь вежливо соприкасаясь друг с другом в учебниках по истории психологии. Пожалуй, лишь Лев Семенович Выготский и Борис Федорович Поршнев пытались у нас превратить психологию в историю, а историю в психологию – Выготский с блеском отыскивал «психологические орудия» в истории человечества [7], а Поршнев с непревзойденным мастерством сталкивал «мы» и «они» в объяснении исторических процессов [28]. Но все это касалось истории абстрактного человечества, а не истории конкретных людей .

Психогенеалогия, о которой сегодня пойдет речь, рождается на стыке психологии жизненного пути и семейной истории. Правильнее даже сказать: зарождается или находится в эмбриональном состоянии. И прежде чем зафиксировать факт ее рождения, давайте поближе Текст доклада "Психология и генеалогия" [15] был прочитан автором 18 марта 1994 года в Московском Доме Ученых РАН на заседании секции психологии, посвященном изданию книги «LifeLine и другие новые методы психологии жизненного пути» [21]. Cтиль устного выступления сохранен с мелкой редакцией; несущественные фрагменты убраны и обозначены троеточием в фигурных скобках; текст дополнен ссылками на упоминаемые источники. Нечёткие хронологические ссылки на некоторые события сохранены; пытливый читатель может вычислить более точныe даты по дате устного выступления - для первой части этой статьи, по дате предоставления (2006) автором своего доклада к первой публикации [16] - для второй части .

Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) познакомимся с ее родителями: психологией жизненного пути и общей генеалогией .

Психология жизненного пути – это, по мнению многих авторитетных психологов и историков науки, и есть современная психология, призванная и способная синтезировать знания в области психологии психических процессов, личности, социальной психологии, психотерапии и даже психофизиологии. Такое весьма сильное утверждение я могу обосновать, к примеру, ссылкой на последнюю главу «Основ общей психологии» Сергея Леонидовича Рубинштейна [30] или на историко-психологическую концепцию Владимира Андреевича Роменца, изложенную им в его «Истории психологии»: «Жизненный путь личности – термин, который имеет возраст минимум две тысячи лет, но только в современную эпоху вышел на передний рубеж психологии, как ее основополагающий итог» [29, с. 87]. Психология жизненного пути продолжает историческую линию герменевтики и понимающей психологии, идущей от Фридриха Шлейермахера, Вильгельма Дильтея, Георга Миша, Шарлоты Бюлер, и стремится, в конечном счете, помочь каждому сделать успешнее свой жизненный путь – стать счастливее, добрее, продуктивнее .

Генеалогия – историческая дисциплина, изучающая историю отдельных семей, родов.

За рубежом она часто так и называется:

семейная история. После «советского» забвения генеалогия переживает сейчас в России бурное возрождение среди любителей и профессиональных историков. Восстанавливаются и возникают историкородословное общество в Москве, русское генеалогическое общество и институт генеалогии в Санкт-Петербурге, ассоциация генеалоговлюбителей в Перми, еврейское генеалогическое общество в Москве и другие. Два года назад в Санкт-Петербурге Международный конгресс по генеалогии собрал около 400 участников. Еще более велик интерес к генеалогии в западных странах, особенно в США и Канаде. Говорят, что в США это третье по популярности увлечение после коллекционирования марок. Люди проводят дни, месяцы, годы в поисках архивной информации об истории своих семей, своих пра-пра...дедушек и пра-пра...бабушек .

Семейная история стала массовым увлечением. {…} Психология и генеалогия идут навстречу друг другу .

Психологи, исследующие проблемы жизненного пути, неизбежно Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) выходят за рамки анализа биографии отдельного человека – от его рождения до смерти – и начинают всерьез интересоваться его корнями .

Так, например, одной из первых задач психотерапевта становится выяснение истории семьи пациента и реконструкция его генограмм – папа, мама, бабушки, дедушки и т.д. – после чего начинается прояснение родительских и, более широко, семейных сценариев [35]. Генеалогия, таким образом, является зоной ближайшего развития психологии жизненного пути [21, c. 216] .

Генеалоги, в свою очередь, все меньше довольствуются выяснением имени, даты рождения и смерти очередного прародителя и все больше пытаются сделать человека «трехмерным» – увидеть, чем жили предки, кем они были, как чувствовали, думали, поступали. Это естественно, ведь человек углубляется в историю своей семьи, чтобы, лучше поняв всех ее членов, в конечном счете - лучше понять себя .

Поэтому современная психология, имея надежные и доступные многим методы психобиографического анализа, является зоной ближайшего развития генеалогии [там же] .

Приведу пример из собственных эмпирических исследований:

достаточно пяти-семи самых значимых жизненных событий, чтобы набросать узнаваемый эскиз биографии какого-либо человека; двадцать одно событие требуется для создания вполне представительной картины его жизненного пути и воссоздания психологического портрета; четырьмя десятками событий можно ограничиться, чтобы сделать эту картину уникальной, индивидуальной, неповторимой [17]. Для практически бесконечного генеалогического поиска приведенные цифры могут служить, на мой взгляд, полезными ориентирами .

Итак, психология жизненного пути становится все более генеалогической, а генеалогия – все более психологической. Это позволяет мне констатировать факт формирования новой перспективной науки – психогенеалогии. Ее предметом являются переживания человека, проводящего генеалогические изыскания в области собственной семейной истории, а целью – помощь в воссоздании психологических портретов и жизнеописаний действующих лиц этой истории .

Существует много мотивов занятий генеалогией. Один из них – желание оставить о себе память потомкам, хотя бы собственным .

Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) Анатолий Ильич Хаеш, профессиональный генеалог из Санкт-Петербурга, рассказал на одном из семинаров о том, как он пришел в генеалогию .

После разговора со своей бабушкой он вдруг понял: «Меня будут помнить столько же поколений, сколько поколений буду помнить я». Подобное стремление свойственно многим. «Как только смерть была осознана, – писал Джон Бернал, – люди начали искать и нашли различные психологические средства, помогающие человеку «обойти» сознание смерти или вынести его» [5, с. 224] .

Позвольте мне зачитать в этой связи часть статьи замечательного американского генеалога и, кстати, психоаналитика, Саллиэнн Амдур Сэк из нашей книги «LifeLine и другие…»: «Я думаю, достаточно показательно, что особо большую страсть к генеалогии я испытала тогда, когда у меня возникли профессиональные трудности, не ладились дела на работе и некоторые из моих пациентов перестали прибегать к моим услугам. В конечном итоге я, видимо, бессознательно искала людей, которые никогда меня не отвергнут, и такими людьми для меня явились предки, навсегда оставшиеся со мной. Мой семилетний старший внук Бенджамин однажды спросил меня о том, кто были его предки, я стала рассказывать ему историю нашей семьи и вдруг обнаружила, что его прадедушка родился в 1885 году, то есть ровно за сто лет до него. Бенджамин стал спрашивать, откуда мне известны имена и даты жизни всех этих людей. Я ответила ему, что, собственно, я и есть тот самый историк, который ведет историю семьи. Он сказал, что тоже хотел бы стать историком семьи, и попросил меня, чтобы, когда я умру, оставить для него всю информацию относительно наших предков для того, чтобы он мог продолжить начатое дело. Бенджамин сейчас находится в том возрасте, когда «разлука», «смерть» – это очень близкие понятия. Он ведет длинные разговоры о деревьях, и, когда узнает, что деревья не живут вечно, он грустит и очень сожалеет о том, что люди не могут жить вечно. Но когда он узнал мои мысли, он сказал: «Хорошо, если в детях заложена часть родителей, это как раз и означает, что родители после того, как умирают, на самом деле не умирают, поскольку их часть продолжает жить в своих детях» .

Я, естественно, во всем с ним согласилась. Бен открыл для себя эту историческую цепь поколений. Я думаю, что все мы в большей или Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) меньшей степени ощущаем существование этой цепи» [31, с. 206]4 .

Из этого отрывка можно извлечь еще одну существенную причину генеалогических интересов – неудовлетворенность своим реальным образом жизни, неполадки в профессиональной или личной жизни .

Обращаясь к генеалогии, многие люди пытаются как бы расширить свой образ жизни, разнообразить его вынужденную нормированность за счет мысленного проживания жизни своих предков. Подобно тому как в России послевоенных лет дети, завидуя отцам и старшим братьям, c упоением играли в войну, сегодня в США многие молодые американцы – потомки эмигрантов из Российской империи – пытаются воспроизвести более созерцательный образ жизни, который, как им кажется, вели члены их семей 100–150 лет назад в Белоруссии, Литве, Украине. Подобное стремление существует у многих генеалогов-любителей. Трудно и порой даже скучно смириться с мыслью о том, что тебе дана только одна жизнь .

Люди иррационального типа ищут сомнительных реинкарнаций, а людям, более рациональным, всегда открыта генеалогия и возможность пережить многие родственные жизни в своем воображении .

Каковы бы ни были мотивы прихода в генеалогию, после этого человек иначе начинает относиться к собственной жизни. Приходит понимание и переживание ее исторического контекста, осознание себя лишь частью большего или меньшего родословного дерева. Возникают странные вопросы: Кто же действительно живет – человек или род? Что реальнее – неповторимая личная жизнь или многовековая история моей семьи? Или, если воспользоваться образом родословного дерева, что чему служит – листья дереву или дерево – листьям? Это не только «личные вопросы», но, по существу, самая главная научная проблема психогенеалогии. И здесь я позволю себе поразмышлять о том, чего не знаю. Думаю, это нормальное желание, ведь любая наука состоит не только из фактов, законов, теорий и методов, но и из знания того, чего мы не знаем – проблем и вопросов, которые пока еще не имеют ответов .

Итак, мой первый вопрос: «Кто же действительно живет – лист или дерево? Человек или род?» В психологии принято думать, что субъектом Печатается с разрешения автора (© Саллиэнн Амдур Сэк, 1993) .

–  –  –

жизненного пути является конкретный человек, личность, индивидуальность. В генеалогии единица анализа – родословное дерево .

Подозреваю, что генеалогия ближе к истине и что личность – это некая биографическая иллюзия, полезная лишь до поры до времени. Об этом говорил и Будда, и многие другие.

Но в качестве одного из аргументов я хотел бы привести стихи Тютчева, а точнее, Гейне в переводе Тютчева:

«Из края в край, из града в град / Судьба, как вихрь, людей метёт, / И рад ли ты, или не рад, / Что нужды ей?.. Вперед, вперед!» [32, с. 97, 510] .

Этими стихами я провожал многих своих друзей, покидавших насиженные места вслед за своими детьми, родителями и другими ветвями своего родословного дерева. И они не принадлежали при этом себе, перемещалось дерево, клан, семья – кто столетием раньше, кто позже, не так уж и важно. Я думаю, что живет все таки род 5, а человек, считая себя полностью независимым, самостоятельным существом, напоминает ребенка, говорящего: «я сам» и живущего при этом за счет родителей .

Другой вопрос без окончательного ответа: «Каковы психологические последствия генеалогических поисков и открытий?» Генеалогия затягивает, и я не знаю пока человека, который ступив на этот путь, смог бы обуздать свой интерес к поиску все новых и новых корней. В душе каждого генеалога-любителя происходят изменения: появляется историчность мышления, упрочивается чувство семейной идентичности, собственного достоинства, независимо от «знаменитости» предков. Это очень интересная научная проблема – психических новообразований и личностных последствий генеалогических поисков. Тем более, что генеалогия уже начала преподаваться в ряде школ, благодаря энтузиазму Александра Онучина, председателя Ассоциации генеалогов-любителей, Ольги Шемякиной, инициатора проекта «Древо Жизни», а также Николая Дмитриевича Можарова, автора популярных консультаций для начинающих [23]. Школьная генеалогия – это не только отечественное изобретение. Насколько мне известно, она существует также в некоторых школах США, Израиля и, уверен, других стран .

Проблема психических новообразований, возникающих в процессе В историческом масштабе это очевидно. – Примечание автора, 2006 .

–  –  –

генеалогических поисков, актуальна применительно даже к дошкольникам .

Хотелось бы быть первооткрывателем, но вряд ли им стану, начав первое известное мне исследование в области дошкольной генеалогии. Написав эту фразу, я сразу же вспомнил Бенджамина, семилетнего внука Саллиэнн Сэк. Возможно, он и был первым теоретиком в этой области; а полгода назад я начал свое эмпирическое исследование - вместе с методистом, воспитателями и психологом одного из детских садов города Ярославля, а также с нашим консультантом Екатериной Кроник [12; 13; 20] .

Этот проект называется «Семь Я», что равно: «я + мама + папа + две бабушки + двое дедушек». Основная научная цель проекта состоит в том, чтобы проследить взаимосвязь умственного и нравственного развития детей в процессе специальных генеалогических занятий, прямыми или косвенными участниками которых являются члены всей «семерки» .

Замысел такого исследования возник у меня под влиянием идей Андрея Владимировича Брушлинского о связи умственного и нравственного развития6 .

Процедура исследования состоит в общих чертах в следующем:

дома дети распрашивают домочадцев об интересных деталях своей семейной истории, а в саду рисуют их портреты, дома, в которых они родились или жили, любимые игрушки, животных, растения и т.п. В результате у ребенка формируются понятия о семье, времени жизни, географии, мире профессий и увлечений, а параллельно с этим формируются нравственные ориентиры для собственных будущих жизненных выборов .

Исследование не завершено и пока можно сказать лишь одно: дело это для семьи и ребенка весьма значимое, хотя и рискованное – слишком

Примером такой взаимосвязи была судьба Константина Афиногеновича

Брушлинского, военного юриста, генерала, помещика, дворянина, который был противником смертной казни. До Октябрьской революции 1917 года он опротестовал смертный приговор и спаc жизнь будущего известного революционера Николая Ильича Подвойского. После революции Подвойский защитил его самого от ареста и расстрела. В 1995 году Андрей Владимирович Брушлинский рассказал о «причудливо» складывающейся судьбе своего деда в интервью журналу «Вестник Российской академии наук» [6, с. 898] .

Влияние судьбы деда на научные интересы внука несомненно: слово «причудливо» очень точно обозначает смешанное чувство любопытства и удивления, которое со времен Аристотеля считается первой ступенью научного познания. Примечание автора, 2006 .

Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) долго история умалчивала нашу семейную историю, в которой есть разные страницы. Но я думаю, что генеалогия в современном мире – это лучший способ не только терапии семьи, но и терапии общества, лучший способ формирования терпимости и взаимопонимания между народами .

В этой связи позвольте задать еще один вопрос будущим психогенеалогам: «Чем отличается общество, в котором генеалогия становится массовым увлечением, от общества, в котором генеалогии избегают?» Избегают граждане, считающие, что это опасно или невозможно, избегают архивы, поработать в которых удается обычно, лишь имея бумагу с печатью, а то еще и изрядную сумму денег. Неделю назад я поздравлял с выходом книги своего киевского коллегу-социолога .

Я спросил его: «Как жизнь?», на что он ответил: «Чем хуже живется народу, тем лучше живется социологам – много заказов». Мой опыт психолога-консультанта убедил меня в том, что чем лучше живется людям, тем лучше живется психоаналитикам – много клиентов. А опыт знакомства с зарубежной генеалогией и российскими генеалогами приводит к следующему выводу: когда людям живется просто хорошо – растет и родословное дерево каждого, и интерес к генеалогии .

Возможно ли обратное влияние: от интереса к генеалогии – к повышению качества жизни? Я думаю, что такое обратное влияние существует – ведь благодаря изучению семейной истории, неизбежно приходит понимание простых истин: «направляя оружие на врагов нации, мы целимся в троюродных братьев», «кровь человечества едина», «создать дом, из которого не хочешь уходить – главное дело человеческой жизни». Психогенеалогия может сделать это влияние еще более интенсивным. Благодарю всех вас за внимание» .

2. Двенадцать лет спустя Вскоре после выступления в Доме Ученых я улетел вслед за своей семьей в США, сменил академическую карьеру [17] на клиническую работу [34] и… публикация доклада отложилась на неопределенное время .

Двенадцать лет спустя рукопись нашла заинтересованного издателя .

В 2006 году, работая над подготовкой статьи [16], я заглянул в Google (www.books.google.com) и неожиданно обнаружил информацию о ранее неизвестной мне книге «Синдром предка: транспоколенная Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) психотерапия и скрытые узы в родословном дереве» [38]. Автор книги, французский психолог Анн Анселин Шютценбергер (ученик Джекоба Морено и со-основатель Международной ассоциации групповой психотерапии) предлагает термин «психогенеалогия» в качестве замены термину «геносоциограмма», истоки которого восходят к Джекобy Морено [38, с. 60]. Геносоциограмма – это вариант родословного дерева, начертанный по памяти, без исследования информации или документов, аннотированный важными жизненными событиями, включая даты, связи и эмоциональный контекст [38, c. 70]. Психогенеалогия – это более общий и менее технический термин для геносоциограм [38, с. 175]. Первый вариант «Синдрома предков» оказался «проглочен» печатным станком в 1991 году .

Автор переписала книгу заново и ее первое издание вышло в свет на французском языке в 1993 году – двенадцать лет спустя после того, как она начала интересоваться транспоколенной психогенеалогией [38, c. 58, 176]. Анн Анселин Шютценбергер упоминает также имя неизвестного ей тогда чилийского режиссера Александра Джодоровского, который использовал термин «психогенеалогия» в своей неопубликованной рукописи по интерпретации родословий с помощью карт Тарот. Эта рукопись осталась неопубликованной, так как «по-видимому, исчезла из его автомобиля во время его праздников» [38, c. 175] .

Да, судьба психогенеалогии похожа на детектив с причудливыми совпадениями, пропавшими рукописями и счастливым концом – рождение идеи имеет трех свидетелей .

Следующим шагом в ее развитии стало создание Международной ассоциации психогенеалогии. Почетный президент Ассоциации – французский психолог Шантэл Рилланд, автор бестселера «Эта семья внутри нас» [36], первое издание которого вышло в 1994 году, дает следующее определение новой дисциплины: «Психогенеалогия – это изучение того, как наша семья и ушедшие до нас поколения влияют на нашу психику, а также на психику наших детей и внуков. Она является генеалогией, приложимой к повседневной жизни. Однако психогенеалогия не является генеалогией в строгом смысле слова. Фактически мы можем полагаться только на семейные воспоминания…» [37, c. 1]. В этом определении акцент сделан на психологических последствиях имеющейся в памяти информации о фактах семейной истории. Мое более широкое Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) определение психогенеалогии, данное в начале статьи, не ограничивает возможные источники информации семейными воспоминаниями, но дополняет их любыми доступными человеку документами и архивными данными. Кроме того, оно дополняет определение Рилланд еще двумя измерениями: изучением психологических предпосылок (мотивации) и психологических закономерностей (динамики) генеалогических поисков .

Международная ассоциация психогенеалогии имеет своих членов во Франции, Бельгии, Швейцарии, Канаде. В мире появляется новая профессия – психогенеалог. Что ждет ее спустя еще двенадцать лет?

Смогут ли психогенеалоги сделать человеческую жизнь лучше и длиннее?

Пример Анн Анселин Шютценбергер, создателя книги-классики, укрепляет эту надежду. Она родилась в 1919 году и продолжала вести свои группы, лекции, тренинги в дни моей работы над этой статьей в 2006 году .

Тем временем психогенеалогия в России продолжает свое независимое движение [10; 22; 33]. В 2001 году программа «Семь Я» была отмечена дипломом победителя конкурса «Лучшие Российские программы для семьи» в номинации «Укрепление семейных традиций и межпоколенных связей». Конкурс проводился Фондом реабилитации и поддержки «Мир семьи» города Москва при поддержке Министерства образования и Московского государственного социального университета .

В 2005 году ярославские педагоги Мария Анатольевна Дозорова и Наталия Викторовна Кошлева подготовили вместе со мной книгу «Семь Я .

Программа социально-личностного развития детей дошкольного возраста»

[11]. В ней описан уникальный опыт использования генеалогии, разработки и применения оригинальных приемов работы с детьми от трех до семи лет, а также с их родителями и воспитателями в детском саду № 222 города Ярославля (удивительно, но факт – двенадцать лет прошло с начала проекта в 1993 году до его завершения в виде книги 2005 года). В рамках программы «Семь Я» ребенок учится вместе с родителями воссоздавать значимые, интересные события своей семейной истории .

Тем самым, как мог бы сказать Выготский, образуется зона его ближайшего развития, а точнее – зона ближайшего биографического развития на 10–20 лет, когда повзрослевший ребенок начнет уже создавать свою собственную семью и ее будущее .

Программа «Семь Я» открывает широкие возможности для Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) изучения взаимосвязи умственного и нравственного развития в любом возрасте. Наблюдения и беседы с ее участниками (детьми, педагогами, родителями) позволяют утверждать, что в ходе составления человеком своего родословия и углубления в семейную историю происходит интенсивный процесс формирования понятий об историческом времени, этнических и профессиональных группах, а также других социальных реалиях в зависимости от возраста человека и глубины его проникновения в семейную историю .

Одновременно с этим, в силу разветвленности родственных связей и часто не совпадающих ценностных ориентаций разных членов многопоколенного родословного дерева, человек, изучающий свою семейную историю, сталкивается с более или менее острыми нравственными проблемами: чьи традиции продолжить, с кем и в какой мере идентифицироваться, какие уроки извлечь из жизни предшествующих поколений, какие из них передать будущим поколениям .

Таким образом, почти каждый новый факт, узнаваемый человеком о своей семейной истории, создает толчок нравственному развитию и личностному росту. Программа «Семь Я» позволяет стимулировать и наблюдать эти «толчки», изучать их психологические последствия .

Благодаря ей психогенеалогия может стать экспериментальной наукой .

3. Первые эксперименты Есть идеи, которые, кажется, не надо доказывать. Они проверены жизнью, историей многих поколений. Без всяких научных доказательств многие согласны с тем, что знакомство и исследование истории семьи и рода приводит к лучшему пониманию себя, своего места в жизни в цепи поколений, кровного и духовного единства граждан страны и т.п. Но, как писал Гегель, "известное вообще – от того, что оно известно, еще не познано" [8, с. 16]. Именно так обстоит дело с идеей психогенеалогии .

Соавтор данной статьи, Рашад Ахмеров, впервые услышал o психогенеалогии в 1991 году от Александра Кроника, когда тот предложил написать совместную статью в коллективную монографию «LifeLine и другие методы психологии жизненного пути» [18], в 1994 году присутствовал на его докладе по психологии и генеалогии [15], в 2005 году написал предисловие к книге «Семь Я» [11], в 2007 году был инициатором Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) публикации его доклада [16] .

Потенциал развития психогенеалогии еще далеко не осмыслен .

Описанная выше история возникновения психогенеалогии показывает, что она возникла как прикладная наука, a точнее как поиск ответа на вопрос (интерес) человека о своём прошлом, о предках - интерес, основанный на воспоминаниях родных и знавших их людей, a также на основе изучения различных документов и архивных данных .

Психогенеалогия находится лишь в начале своего исторического пути. Вопрос о влияние знаний истории рода, ее ценностей, «сценариев рода» и т.п. на подрастающее поколение вовсе остается открытым .

Возможно ли активное применение технологий психогенеалогии в социальных проектах?

В реализации новых Федеральных образовательных стандартов в России как никогда актуальны идеи психогенеалогии. В 2010 году ко мне обратились из гимназии № 61 г. Набережные Челны и попросили быть научным руководителем. Коллектив гимназии и меня объединило понимание того, что главным в учебно-воспитательном процессе является личность, индивидуальность ребенка. Если говорить в терминах нового образовательного стандарта, главное не предметные и метапредметные результаты, а личностные результаты. Главным в учебно-воспитательном процессе выступает личность, индивидуальность ребенка, в которого “вкладывают” эти знания и умения .

Личностные результаты связаны с духовно-нравственным развитием ребенка. Согласно концепции духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России, высшей ступенью духовнонравственного развития выступает российская гражданская идентичность [9]. Другими словами, речь идет о людях (выпускниках школы), которые знают и принимают ценности, нормы поведения, историю страны, являются патриотами, верят в себя и страну, связывают свою судьбу с судьбой Родины .

В программе развития гимназии для духовно-нравственного развития и формирования личности, индивидуальности ребенка мы решили соединить идеи психогенеалогии (историю семьи и рода) с историей страны (Родины) и с многонациональным культурным достоянием России. Для формирования основ гражданской идентичности, Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) информацию о Родине, культуре и истории страны мы “привязали” к биографии ребенка, к истории его семьи и рода [3; 24; 25; 26; 27]. Идея была проста: только те знания об истории семьи и рода, которые пережиты человеком как события своей биографии, становятся принятыми им и становятся частью его личности, индивидуальности, формируя жизненные установки в самоосуществлении .

Наша программа предназначена для детей младшего школьного возраста и является развитием идей программы «Семь Я» для дошкольников [11]. Свою программу мы назвали «Мой путь в будущее» и учли в ней особенности младшего школьного возраста: в первом классе дети познают историю своей семьи и рода во взаимосвязи с городом, в котором они живут; во втором – с республикой (регионом); в третьем – с Россией (страной); в четвертом – с другими странами, миром, включая свой внутренний мир .

На мой взгляд, истинные ценности просты и понятны. Это касается и принципов организации учебно-воспитательного процесса. В основу нашей психогенеалогической программы были положены проверенные временем, ключевые факторы воспитания: 1) роль семьи в воспитании ребенка; 2) роль школы в усвоении детьми основных ценностей гражданского общества; 3) роль деятельности, которая в нашей программе конкретизируется в использовании проектного метода; 4) роль родословной и значимых других в поисках себя и своего места в социуме;

5) значимость нравственного и эстетического воспитания; 6) значимость детства в воспитательном процессе; 7) значимость личной биографии для человека .

В соответствии с программой «Мой путь в будущее», учащиеся начальной школы вместе с родителями и другими родственниками создают семейные альбомы-путеводители, где отражается история семьи и рода во взаимосвязи с историей Родины. Знание истории семьи и рода, включает не просто знание родословной (формальной биографии предков), но и знание ценностей, интересов, любимых сказок, песен, стихов, игр и т.д. родителей и прародителей, «семейных чудес» и интересных семейных историй .

Совместные проектные работы ребенка, родителей и педагогов остаются в семье, как семейная реликвия. Это выступает одним из Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) стимулирующих факторов интереса родителей к нашему проекту .

Результаты разработки программы. Психобиографическая программа «Мой путь в будущее» для формирования основ российской гражданской идентичности у младших школьников разработана и издана в виде четырёх альбомов-путеводителей: “Мой путь в будущее: Я, моя семья, мой город. Альбом-путеводитель для познания себя, других и мира первоклассниками” [24]; “Мой путь в будущее: Я, моя семья, моя Республика. Альбом–путеводитель для познания себя, других и мира второклассниками” [25]; “Мой путь в будущее: Я, моя семья, моя страна .

Альбом–путеводитель для познания себя, других и мира третьеклассниками” [26]; “Мой путь в будущее: Я, моя семья, мой мир .

Альбом–путеводитель для познания себя, других и мира четвероклассниками” [27] .

Проверка эффективности программы. Результаты воспитательной работы не проявляются сразу и непосредственно, a имеют отсроченный во времени характер. Проверку результативности программы «Мой путь в будущее» мы проводили на протяжении четырёх лет, в 2011годах, в двух гимназиях г. Набережные Челны: гимназия № 61 выступила экспериментальной гимназией, другая – контрольной .

В ходе исследования был обнаружен интересный факт. Дети, обучающиеся в экспериментальной гимназии, ответили, что плохо знают историю своей семьи и рода, а дети в контрольной гимназии, наоборот, уверенно ответили: “Да, знаю” Мы обнаружили известный феномен (принцип) познавательной скромности, который звучит так: “Я знаю только то, что ничего не знаю, но другие не знают и этого”7. В нашем случае, это касается знаний истории своей семьи и рода. Младшие школьники экспериментальной гимназии, которые действительно больше знают о своей семье, оказываются осторожнее в высказываниях относительно истории семьи и рода, чем их сверстники из контрольной гимназии .

Лонгитюдное исследование в экспериментальной гимназии показало позитивные изменения в отношениях детей к своей семье, учительнице, Республике Татарстан и России. У четвероклассников экспериментальной гимназии в большей степени выражены основы Данное изречение по разным источникам приписывают и Сократу, и Демокриту .

–  –  –

российской гражданской идентичности, чем у четвероклассников контрольной гимназии .

Подробный анализ экспериментальной проверки эффективности программы «Мой путь в будущее» опубликован в [2]. Дополним его некоторыми отзывами родителей, их отношением к нашему проекту и эмоциями от участия в проекте. Отзывы родителей о программе “Мой путь в будущее” в полной мере можно отнести к психогенеалогии в целом, как прикладной науке .

Отзывы родителей. “В процессе работы над альбомом было интересно сравнивать фотографии мест города с такими же 10-20 летней давности. Мы по-новому взглянули на свой двор, район. Вместе искали самые красивые места. Особенно запомнилась тема о Дне Победы. …Моя дочь и я с трепетом разглядывали ордена и медали моего деда, пересматривали фотографии, слушали рассказы бабушки (прабабушки)” .

“Нашей семье понравилось оформлять альбом «Я и моя семья» .

Эрику было интересно узнать какими были маленькие его бабушка и дедушка, так же с большим интересом он изучал, как строился наш город Набережные Челны. Очень хорошо запомнилось, когда описывали, когда и где служил его дедушка. Одним словом получили много положительных эмоций и с нетерпением ждем продолжения” .

Вывод: психогенеалогия продуцирует позитивные эмоции, повышает уважение к родственникам – значимым другим .

“Мы узнали многое о своей семье, о родственниках. Альбом нам помог сделать свою семью крепче устойчивее и дружней” .

“…Нам все нравится, работая над альбомом больше времени уделяешь ребенку и вспоминаешь прошлое. Спасибо всем” .

Вывод: психогенеалогия способствует снижению дефицита общения ребенка с родителями и укреплению взаимоотношений в семье .

Работать над семейным альбомом мне было интересно, т.к. я почувствовала гордость за историю нашей семьи” .

“Семейный альбом очень полезная вещь для семьи. Собирая информацию и факты о членах семьи, родственники сближаются, невольно вовлекаются в написание истории семьи. Открываются интересные факты. Спасибо вам за подарок нашей семье” .

“Нам было очень интересно работать над семейным альбомом .

Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) Полина узнала больше подробностей об истории нашей семьи и теперь, также как и мы, гордится ею. Мы стали лучше понимать друг друга. Мы желаем всем первоклассникам со своими родителями обязательно сделать семейный альбом, т.к. это память на всю жизнь” .

Вывод: психогенеалогия способствует принятию членов семьи и повышению взаимопонимания между ними .

На основании бесед с родителями и их отзывов создалось впечатление о том, что не только у детей, но и у родителей формируются и укрепляются основы российской гражданской идентичности, повышается гордость за историю семьи и рода в истории Родины, взаимопонимание между родственниками и прежде всего с детьми. Очевидно, что если даже только в одной семье стало лучше, т.е. члены семьи нашли друг друга, нашли себя в семье и в истории поколений, то это уже прекрасный результат .

Таким образом, первое экспериментальное психогенеалогическое исследование, предпринятое педагогами и психологами гимназии № 61 г .

Набережные Челны под руководством второго автора данной статьи, показывает, что психогенеалогия, как прикладное направление и как плодотворный синтез психологии жизненного пути и генеалогии, обладает мощным духовно развивающим и воспитывающим потенциалом (причём не только детей, но и родителей!). В 2015 году программа «Мой путь в будущее» стала победителем «Всероссийского конкурса педагогических и образовательных технологий в области духовно-нравственного воспитания и развития детей и подростков», организованного Центром профессиональных инноваций Общероссийского научно-практического объединения «Новые идеи» .

Проект «Мой путь в будущее» – это социальный эксперимент, основанный на идеях психогенеалогии. Разработка и реализация этого проекта позволяет дополнить определение психогенеалогии тремя задачами, которые она решает в настоящее время: 1) разрабатывает технологии воссоздания психологических портретов и схемы жизнеописания действующих лиц в истории поколений рода; 2) исследует предпосылки, закономерности переживаний и последствия генеалогических поисков; 3) разрабатывает социальные проекты и исследует возможности психогенеалогических технологий в социальноScientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) значимых направлениях, прежде всего - в сфере образования .

Психогенеалогия делает первые шаги в решении этих задач; её перспектива видна, но в достаточной мере еще не осмыслена. Tем не менее, уверенно можно сказать, что психогенеалогия становится экспериментальной наукой .

4. Перспективы психогенеалогии и транспоколенная каузометрия В 2008 году в г. Киеве прошла Международная научная конференция "Каузометрия в исследованиях психологического времени и жизненного пути личности: прошлое, настоящее, будущее” [1], проект которой стал победителем конкурса "Золотая Психея". Год спустя была создана Международная ассоциация каузометристов (www.ht-line.ru/mak) .

Каузометрические исследования показали, что в картине жизненного пути могут присутствовать значимые события, как личной биографии человека, так и события прошлого предков, и события будущего внуков и правнуков [18; 19]. Значимые события прошлого предков и будущего потомков влияют на траекторию личного жизненного пути и данный факт косвенно подтверждает предположение о том, что живет не отдельно взятая личность, а род - идею, которая была сформулирована в докладе "Психология и генеалогия" .

Можно сказать, что каузометрический метод является одновременно и методом психогенеалогических исследований .

Потенциал каузометрии еще предстоит раскрыть. Каузометрия, являясь биографическим (точнее психобиографическим) методом, позволяет получать статистически проверяемые количественные показатели. Уже это позволяет проводить эмпирические и экспериментальные исследования, дать обоснование психогенеалогическим научным и социальным проектам. Идея Э. Берна о сценариях жизни (влияние родителей на жизненный путь детей) это тоже психогенеалогическая идея, a его тоже можно причислить к психогенеалогам. В субъективной картине жизненного пути человека каузометрия обнаруживает и семейные сценарии [4] .

Каузометрия обладает уникальным потенциалом в психотерапии и психогенеалогии. Например, в основанной на каузометрии метаболической психотерапии пациенту предлагается в целях Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) расширения самосознания (перехода в исторический масштаб осмысления жизни) найти значимые события, которые были до его/её рождения или возможно произойдут после его/её смерти, a далее предлагается найти причинно-целевые связи между этими и другими событиями [14; 18; 19] .

Такая процедура помогает преодолеть биологические рамки "рождения и смерти", выйти в историческое измерение рода, даже в историческое время человеческой цивилизации и найти там смыслообразующие события жизненного пути .

Перспективы психогенеалогии связаны также с дальнейшей операционализацией понятия "психобиографическая компетентность", которое определяется как знание человеком родословной и истории своей семьи, знания и умения по самоанализу и проектированию возможных вариантов своей жизни, готовность к творческому поиску в любых жизненных ситуациях [2; 3] .

И последнее: Международная ассоциация психогенеалогов (МАП) и Международная ассоциация каузометристов (МАК) дополняют друг друга, будто созданы друг для друга, a перспективы психогенеалоги и каузометрии тесно взаимосвязаны .

Заключение В 1993 году во Франции и в 1994 году в России два психолога, Анн Анселин Шютценбергер и первый автор данной статьи, независимо друг от друга, ввели в научный обиход термин «психогенеалогия», после чего начала формироваться новая научная дисциплина, которая в настоящее время находится в процессе перехода от описательной стадии развития науки к экспериментальной. Исследования в этой области посвящены проблемам личностной идентичности, межпоколенных отношений, умственного и нравственного развития, психотерапии, психопрофилактики, воспитания будущего поколения. Спонтанность и синхронность возникновения психогенеалогии в разных странах, ее выживаемость в различных социальных контекстах, формирование международных сообществ психогенеалогов и каузометристов, первые экспериментальные психогенеалогические исследования свидетельствует о том, что эта молодая наука c длинной предысторией имеет перспективное будущее, шаг к которому может сделать транспоколенная каузометрия .

Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online)

Литература

1. Ахмеров Р.А. Международная научная конференция «Каузометрия в исследованиях жизненного пути и психологического времени личности: прошлое, настоящее, будущее» // Психологический журнал. – 2008. – № 5. –. С. 119-122 .

2. Ахмеров Р.А. Психобиографическая программа формирования основ российской гражданской идентичности у младших школьников «Мой путь в будущее» // Образование и саморазвитие. – 2015. – № 1 (43). – С .

146-155 .

3. Ахмеров Р.А. Формирование основ гражданской идентичности и субъектности в психобиографическом аспекте // Психология образования в ХХI веке: теория и практика: Материалы Международной научнопрактической конференции (Волгоград, 14-16 сентября 2011 г.) / под ред .

Т.Ю.Андрущенко и др. - Волгоград: Перемена, 2011. - С. 225-227 .

4. Ахмеров Р.А., Косенко С.В. Влияние родителей на субъективную картину жизни своих детей. // Теоретические и практические вопросы подготовки и деятельности психологов: Тезисы докладов региональной научно-практической конференции (г. Набережные Челны, 14-15 декабря 2001 г.). – Набережные Челны: Изд-во Института управления, 2001. – С .

11-17 .

5. Бернал Дж. Возникновение жизни. – М.: Мир, 1969 .

6. Брушлинский А.В. Объект исследования – человек // Вестник РАН. – 1995. – Том 65. – № 10. С. 891-899 .

7. Выготский Л.C. Инструментальный метод в психологии // Выготский Л.C. Собр. соч. Т. 1. – М.: Педагогика, 1982. – С. 103-108 .

8. Гегель Г.В.Ф. Феноменология духа. – СПб.: Наука, 1999 .

9. Данилюк А.Я., Кондаков А.М., Тишков В.А. Концепция духовнонравственного развития и воспитания личности гражданина России. – М.:

Просвещение, 2009 .

10. Дозорова М.А. Генеалогическая программа «Семь Я» // Влияние образовательных технологий на развитие регионов России. – Ярославль:

Система открытого образования России, 2002 .

11. Дозорова М.А., Кошлева Н.В., Кроник А.А. Семь Я. Программа социально-личностного развития детей дошкольного возраста. – Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) Ярославль: Ремдер, 2005 .

12. Качук Г. Я – лист раскидистого дерева // Неделя. – 1994. – № 4 .

13. Качук Г. Я. Оранжевые мамы оранжево поют // Неделя.–1994. – № 22 .

14. Кроник А.А. Метаболическая психотерапия с использованием компьютерной каузометрии // Время пути: исследования и размышления / Под ред. Р.А.Ахмерова, Е.И. Головахи, Е.Г.Злобиной, А.А.Кроника, Д.А.Леонтьева. - Киев: Институт социологии НАН Украины, 2008. – С. 215Кроник А.А. Психология и генеалогия // Доклад в Московском Доме Ученых РАН 18 марта 1994 (машинописная рукопись) .

16. Кроник А.А. Психогенеалогия: история формирования и перспективы развития // Современная психология: многообразие научного поиска / Под ред. Р.А.Ахмерова, С.П.Дырина, А.Л.Журавлева. – М.:

Институт психологии РАН; Набережные Челны: Институт управления, 2007. (Труды Института психологии РАН). – С. 88-101 .

17. Кроник А.А. Субъективная картина жизненного пути как предмет психологического исследования, диагностики и коррекции: Дис. … докт .

психологических наук. – M.: ИП РАН, 1994 .

18. Кроник А.А., Ахмеров Р.А. LifeLine в школе или как помочь детям справиться с «ударами судьбы» // LifeLine и другие новые методы психологии жизненного пути / Под ред. А.А. Кроника. – М.: ПрогрессКультура, 1993. - С. 43-59 .

19. Кроник, А.А., Ахмеров, Р.А. Каузометрия: методы самопознания, психодиагностики и психотерапии в психологии жизненного пути.– 2-е изд .

– М.: Смысл, 2008 .

20. Кроник Е.А. Генеалогия глазами психолога // Книга и школа. – 1994. – Март .

21. LifeLine и другие новые методы психологии жизненного пути / Под ред. А.А. Кроника. – М.: Прогресс-Культура, 1993 .

22. Мильто Г.В. Экспериментально-психологическое обеспечение проекта детской генеалогический программы «Семь Я» (творческая работа). – Ярославль: Областной Институт повышения квалификации руководящих работников образования, 1995 (машинописная рукопись) .

23. Можаров Н.Д. Как начать составлять свою родословную // Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) LifeLine и другие новые методы психологии жизненного пути / Под ред. А.А .

Кроника. М.: Прогресс-Культура, 1993. – С. 175-189 .

24. Мой путь в будущее: Я, моя семья, мой город. Альбомпутеводитель для познания себя, других и мира первоклассниками / Под ред. Р.А.Ахмерова. - Набережные Челны: ФГБОУ ВПО НИСПТР, 2012 .

25. Мой путь в будущее: Я, моя семья, моя Республика. Альбом– путеводитель для познания себя, других и мира второклассниками / Под ред. Р.А.Ахмерова. - Набережные Челны: ФГБОУ ВПО НИСПТР, 2012 .

26. Мой путь в будущее: Я, моя семья, моя страна. Альбом– путеводитель для познания себя, других и мира третьеклассниками. / Под ред. Р.А.Ахмерова. - Набережные Челны: ФГБОУ ВПО НИСПТР, 2013 .

27. Мой путь в будущее: Я, моя семья, мой мир. Альбом– путеводитель для познания себя, других и мира четвероклассниками. / Под ред. Р.А.Ахмерова. - Набережные Челны: ФГБОУ ВПО НИСПТР, 2014 .

28. Поршнев Б.Ф. Социальная психология и история. – М.: Наука, 1979 .

29. Роменець В.А. Iсторiя психологii стародавнього свiту i середнiх вiкiв. - Kиiв: Bища школа, 1983 .

30. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии.– 2-е изд. – M.:

Госучпедиздат, 1946 .

31. Сэк С.А. Ваши родственники – наши кузены. Генеалогические поиски в США, России, Израиле // LifeLine и другие новые методы психологии жизненного пути / Под ред. А.А. Кроника. – М.: ПрогрессКультура, 1993. – С. 190-207 .

32. Тютчев Ф.И. Стихотворения, письма. – М.: Художественная литература, 1957 .

33. Dozorova M., Kronik A. Genealogy for kids and adults // The family & beyond: building community across systems and cultures. Summer conference.–Washington, DC: Institute for International Connections, 1998 .

34. Kronik A. Psychological therapy yields genealogical rewards // Avotaynu. – 1998. – Vol. 14.–№ 4. – P. 68 .

35. McGoldrick M., Gerson R. Genograms in family аssessment. – New York & London: Norton & Company, 1985 .

36. Rialland C. Cette famille qui vit en nous. – Paris: Laffont, 1994 .

37. Rialland C. Psychogenealogy //

–  –  –

http://news.geneanet.org/tn/print.php?sid=143 .

38. Schutzenberger A. The ancestor syndrome: transgenerational

psychotherapy and the hidden links in the family tree. – Hove & New York:

Brunner- Routledge, 1998 .

Kronik A.A., Akhmerov R.A. Psihogenealogija: istorija formirovanija, pervye eksperimenty i perspektivy razvitija / A.A. Kronik, R.A.Akhmerov // PEM: Psychology. Educology. Medicine. – 2015. – № 3-4 .

Abstract. Psychogenealogy is a science about psychological determinants, laws and consequences of genealogical search. A process of the emergence and developing of psychogenealogy, in which both authors actively participated, is reconstructed. A text of the first presentation “Psychology and Genealogy” (1994) is published. The simultaneous emergence of psychogenealogy in France and the first psychogenealogical projects in Russia for preschool (“Seven of Me”) and elementary school children (“My Path to the Future”) are described. The perspectives of experimental psychogenealogy and transgenerational causometry are outlined .

Keywords: psychogenealogy, life path psychology, genealogy, history of psychology, causometry .

–  –  –

УДК 159.9

ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ НАУКА О ПСИХИКЕ:

500 ЛЕТ ПОД ИМЕНЕМ ПСИХОЛОГИЯ

В. А. Мазилов. Ярославский государственный педагогический университет им. К. Д. Ушинского (Россия), e-mail: v.mazilov@yspu.org Резюме. В статье анализируются особенности трактовки феномена науки в философии науки. Констатируется, что философия науки в качестве идеала принимает естественную науку. В результате оказывается, что при анализе науки психологии, которая рассматривается как социогуманитарная дисциплина, важные ее особенности оказываются вне поля внимания исследователей. В итоге в психологии данные анализа, предпринятого философией науки, оказываются невостребованными. в настоящее время мы являемся свидетелями того, что философия науки оказывает косвенное негативное влияние на положение в психологической науке .

Некоторые положения философии науки, будучи распространяемы на науку "вообще", становятся мифами, препятствующими реализации позитивных тенденций. Отметим, что вред от мифов, основанных на вольно интерпретированных выводах из философии науки, заключается в следующем: представляется, что взаимопонимание между различными подходами и школами в принципе невозможно, а это реально препятствует осуществлению интеграционных процессов в психологической науке. Психология должна осознать себя действительно фундаментальной наукой, консолидировать силы и отстаивать свою роль в решении общественных проблем .

Ключевые слова: наука, философия науки, психология, методология, фундаментальная наука .

Завершается 2015 год. Термину, давшему нынешнее устоявшееся название нашей замечательной науки, исполнилось полтысячи лет .

Достижение этой исторической вехи дает некоторые основания для размышлений о перспективах психологии .

Ясно, что успехи психологии неоспоримы: речь и о научной Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) академической психологии, и о психологии практической (практикоориентированной). Однако, не так все просто. Уже приходилось писать о том, что роль психологии при проведении различного рода реформ фактически не учитывается. Пороки наших реформ состоят в первую очередь в том, что трансформации не продуманы, не системны и даже не комплексны [Мазилов, 2015]. В них отсутствует даже понимание того, что в центре социальных изменений оказывается человек. Пока сам человек и его жизнь не будут полагаться ценностью для организаторов и вдохновителей реформ, пока реформы на стадии планирования не будут проходить психологическую экспертизу, рассчитывать на позитивный результат попросту наивно. В этом есть некоторая вина психологов, которые готовы смириться с тем, что психологическую науку то почему-то отнесут к социогуманитарным дисциплинам, то начнут сомневаться, наука ли она вообще. Психология, как представляется, должна осознать себя действительно фундаментальной наукой, консолидировать силы и отстаивать свою роль в решении общественных проблем. Иначе будет поздно. Удивительно, но в XXI веке всерьез идет речь о том, что, вероятно, "в рамках РАН" психология относится к "малым наукам", поэтому академический институт психологии надлежит "оптимизировать", соединив с институтом "от какой-то иной" дисциплины. Ученые и практические психологи все это спокойно выслушивают, что не представляется правильным. Скорее наоборот: научная "скромность" в данном случае губительна, а интеллигентское нежелание спорить с невежественными "указивками", исходящими от малограмотной власти, выдается последней за согласие с ее чудовищными идеями... Итак, повторим: на наш взгляд, психология должна осознать себя как фундаментальную научную дисциплину, решающую сложные научные задачи, но одновременно способную направлять и ориентировать на решение важнейших практических задач .

Необходимо сказать несколько слов о феномене междисциплинарности. Как справедливо отмечают Л.И.Киященко и В.А.Моисеев, "в переживаемое нами время перед философией науки и собственно наукой встали сложные задачи, которые требуют объединения многих дисциплин. Оформляется сфера междисциплинарности. Возникли экологические, технологические, биоэтические и т.п. направления научного Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) исследования, которые требуют согласованных действий и достижения взаимопонимания, установления единых норм поведения. Такого рода теоретико-практические объединения выступают естественным основанием для возникновения и выяснения особенностей функционирования междисциплинарности как одной из форм постнеклассической науки. К указанным особенностям мы также относим следующие. Междисциплинарность как форма объединения современного научного знания возникает как непосредственная реакция на «злободневные», требующие безотлагательного, как правило, в режиме актуального времени решения проблемы. Далее, ситуация неопределенности, и можно сказать загадочности, возникает по сути самого «предмета». Он как бы уже есть, иначе как бы возникло междисциплинарное общение? Но его же еще нет – он лишь только может возникнуть по ходу и в результате контингентного соглашения на основе формирующегося взаимопонимания, в свою очередь влияющего на особенности междисциплинарного общения, где присутствует встреча различных языков, не только дисциплинарно организованных и не только документированных (письменных)" [Киященко, Моисеев, 2009, с.16-17] .

Подчеркнем, что проблема междисциплинарных исследований представляет собой проблему и для философии науки, и для философии, и для конкретных дисциплин. Обратим внимание на то, что использование термина "междисциплинарность" предполагает более или менее четкое представление о дисциплинарности. Не имея возможности здесь обсуждать этот вопрос, отметим, что дисциплинарность понимается нами вслед за М.К.Петровым, выделяющим восемь составляющих любой дисциплины (Петров, 1991) .

В известной статье «Эпистемология междисциплинарных отношений» выдающийся швейцарский эпистемолог Ж.Пиаже [Piaget, 1972] различает следующие формы взаимодействия дисциплин:

1) мультидисциплинарность как одностороннее дополнение одной дисциплины другой;

2) собственно междисциплинарность как взаимодействие дисциплин;

3) трансдисциплинарность как построение интегральных структур (например, физика не только неживой природы, но физика живого и Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) социальная физика) .

Подчеркнем, что для психологии в плане рассматриваемой нами темы важно взаимодействие с философией науки, ибо именно в рамках философии науки определяется статус дисциплины, ее принадлежность к определенной группе и т.п .

Философия науки, как хорошо известно, представляет собой философское направление, которое избирает своей основной проблематикой науку как эпистемологический и cоциокультурный феномен; это специальная философская дисциплина, предметом которой является наука [Касавин, Пружинин, 2010]. Термин «философия науки» (Wissenschaftstheorie) впервые появился в работе небезызвестного Евгения Дюринга «Логика и философия науки» (Лейпциг, 1878). Намерение Дюринга построить философию науки как «не только преобразование, но и существенное расширение сферы логики» не было им реализовано, однако данная терминологическая новация оказалась весьма своевременной [Касавин, Пружинин, 2010], поскольку позволяла номинировать тенденцию, набирающую силу .

Проблематика философии науки (структура и развитие научного знания) восходит к Платону и Аристотелю. С формированием науки Нового времени философия науки в единстве с теорией познания становится важнейшей областью философского исследования в работах Ф.Бэкона, Декарта, Лейбница, дАламбера, Дидро, Канта, Фихте, Гегеля, позже – Б.Больцано, который еще ограничивается фихтеанским термином «наукоучение»

(Wissenschaftslehre). Состояние и значение современной философии науки определяется местом науки в обществе, в мировоззрении, а также набором ее внутренних, исторически сформированных понятий и проблем [Касавин, Пружинин, 2010]. В качестве особого направления философия науки формируется в трудах У.Уэвелла, Дж.С.Милля, О.Конта, Г.Спенсера, Дж.Гершеля. Ее возникновение знаменовало собой отчетливую постановку нормативно-критической задачи – привести научно-познавательную деятельность в соответствие с некоторым методологическим идеалом [Касавин, Пружинин, 2010] .

В настоящей работе не может идти речь о философии науки в целом. Это задача совсем другой работы. В настоящем тексте будут обсуждаться некоторые современные тенденции взаимоотношений между философией науки и психологией. Заметим, что в разные временные промеScientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) жутки отношения между психологией и философией науки были отчетливо различны: И.Г.Фихте, к примеру, психологию откровенно не любил, тогда как Дж.С.Милль всю свою "Систему логики" (1843) мыслил всего лишь как введение к VI книге этого труда "Логика нравственных наук" и попутно обосновывал необходимость существования психологии как отдельной науки.. .

Поэтому расхождение или сближение психологии и философии науки не должно удивлять. Как часто бывает, трагизм ситуации, выраженный в заголовке статьи, несколько преувеличен: и философия науки, и психология себя прекрасно чувствуют. И относится этот трагизм лишь к последним этапам их существования. И представляется, что от этого нарушения взаимопонимания философия науки теряет больше, так как упускает (надеемся, пока) возможность проанализировать уникальную ситуацию грядущего интенсивного развития психологической науки и становления ее подлинно фундаментальной наукой .

Наша задача - попытаться понять, почему так получилось .

Обратимся к некоторым принципиальным установкам философии науки .

1. Философия науки исходит из того, что за образец науки принимает концепции естественных наук. Здесь, впрочем, мы не видим ничего нового и оригинального. Естественнонаучное знание считается наиболее развитым, совершенным, и неявно эта модель принимается за общую науки в целом. Подавляющее большинство исследований в философии науки выполнено на основе физики, астрономии, химии, биологии и т.д. 8 Констатируем, что Большая философия науки (философское направление, которое избирает своей основной проблематикой науку как эпистемологический и cоциокультурный феномен; напомним, это специальная философская дисциплина, предметом которой является наука) исходит из приоритета естественных наук, которые и являют образец науки в целом .

2. Философия науки исходит из того, что естественные науки сложны. В качестве демонстрации обычно предлагается осмыслить известный 8 Подразделение на социогуманитарные, естественные, технические носит скорее "прикладной" характер, связанный с организацией обучения в аспирантуре: аспиранты по гуманитарным специальностям не очень понимают, почему они должны изучать столь далекий от их повседневных занятий материал .

–  –  –

феномен корпускулярно-волнового дуализма и принцип дополнительности Н.Бора. Никто не будет спорить - это сложно. Но с другой стороны полезно обратить внимание, что в случае психологии ситуация не только не проще, чем в физике, но во многом сложнее. Поясним это, поскольку часто сложность психологического исследования в полной мере не осознается .

Итак, полезно помнить, что человек, участвующий в психологическом исследовании в качестве испытуемого, обладает сознанием. Следовательно, он имеет возможность рефлексии, поэтому исследование это не только "субъект-субъектное" взаимодействие, но и, возможно, рефлексивная игра. Была бы мотивация. Отметим, что эта ситуация хорошо описана и проанализирована в научной фантастике. Однако, хорошо известно, что человек, будучи сознательным существом, очень часто поступает нерационально. Причем это явно закономерность. До такой степени, что ученые, осознавшие этот факт и проанализировавшие причины такого поведения человека, заслуженно получили Нобелевскую премию. Но относительно сложности психологии перечисление осложняющих обстоятельств только начинается. Известно с времен З.Фрейда, что между сознанием и бессознательным существуют сложные отношения, причем часто поведение определяется в конечном счете отнюдь не сознанием. И, опять же, существуют защитные механизмы, модифицирующие поведение индивида... С времен К.Юнга хорошо известно, что сознательные тенденции обязательно компенсируются неосознаваемыми... К тому же Э.Берном прекрасно показано, что один и тот же человек может находиться в различных субъективных состояниях и, что тоже важно, переходить из одного в другое .

Кажется, ясно, что в психологии дело обстоит более сложно, чем в естественных науках, можно не продолжать. Мы и не станем продолжать, только обратим внимание, что принципиально по-другому обстоит дело в психологии и с детерминацией: психические явления зависимы и от наследственных генетических программ, и от средовых воздействий, от социокультурных влияний, модифицируются с помощью определенных химических веществ и т.п. Иными словами: психическое значительно сложнее, имеет куда как большее количество степеней свободы. Объект и предмет психологии много сложнее, чем в естественной науке, чем в соScientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) циальной9. Поэтому в высшей степени странно, что эти обстоятельства философией науки, по сути, не учитываются. Во всяком случае отметим, что предлагать упрощенный подход к сложным объектам не только наивно, но и предосудительно (не случайно народная мудрость отмечает, что такая простота часто оказывается хуже иного криминала). Не случайно К.Юнг многократно подчеркивал, что время глобальных теорий еще не наступило. «Мир психических явлений есть лишь часть мира в целом, и кое-кому может показаться, что как раз в силу своей частности он более познаваем, чем весь мир целиком. Однако при этом не принимается во внимание, что душа является единственным непосредственным явлением мира, а следовательно, и необходимым условием всего мирового опыта»

[Юнг, 1992, c.12] .

3. Философия науки и само развитие науки определяет весьма специфически. Двадцатый век прошел в полемике между сторонниками кумулятивной модели развития и ее противниками. Действительно, было показано, что в науке имеют место перерывы постепенности, скачки, научные революции. Отметим, что вопрос о кумулятивизме достаточно сложен .

Представляется, что в пылу дискуссий позиции противоборствующих сторон оказались, чего и следовало ожидать, полемически заостренными .

Наверное, ни в какой области знания нет абсолютного кумулятивизма, где

Обратим внимание, что синергетика значительно успешнее используется в

естественных науках и в науках социальных, чем в психологии. Приведем в этой связи выдержку из работы В. Ф. Петренко: «Мощным стимулом изучения нелинейных динамических процессов в психической жизни и ее нейропсихологических коррелятов могла бы стать синергетическая парадигма. Но ее успехи в области психологии пока весьма скромны, и это, на наш взгляд, объясняется тем, что эта парадигма создавалась на материале естественных наук (физики, химии), где на молекулярном уровне действуют законы больших чисел, термодинамические процессы и химические процессы организуют структуры из хаоса, включающего миллионы активных элементов. В психологической науке сходные процессы могут наблюдаться применительно к самоорганизации нейронных ансамблей, насчитывающих миллионы образующих элементов, или в социальной психологии больших групп, где социальные процессы, включающие миллионные массы людей, в силу специфики этих процессов (например, панического поведения) могут рассматриваться как однородные (деперсонализированные) элементы. Применительно же к классу экзистенциональных задач психологии личности (связанных, например, со свободой воли, принятием решения или творческих задач) адекватность синергетического подхода не столь очевидна» [Петренко, 2010, с.436] .

Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) бы новые данные лишь спокойно наслаивались и дополняли друг друга, равно как трудно себе представить науку, в которой наблюдаются исключительно революции и перманентные перерывы постепенности. Но мы должны хорошо представлять себе характер накопления данных в той или иной науке. Опять же отметим, что наличие научных революций в некоторых науках не означает того, что в других науках дело обстоит так же .

Короче говоря, ситуация классическая: неоправданные обобщения, которые делаются при отсутствии специальной проверки .

Между тем, представляется, что определить характер накопления данных в той или иной науке не так уж сложно. Достаточно обратиться к истории соответствующей научной дисциплины. Элементарный анализ состояния последней, выявление того, чем она на самом деле, по сути, является: архивом, отражающим прошедшее научной дисциплины, либо действующим арсеналом, собранием методов, нацеленных на решение определенных задач. Как нам представляется, можно использовать универсальный тест. Тест состоит в том, что мы оцениваем историю той или иной науки, ее состояние, ее статус для того, чтобы оценить характер развития самой науки. Очевидно, что у «более революционной» и «более кумулятивной» будут существенно различные характеристики .

Итак, если мы возьмем историю психологии, то обнаружим, что там нет не только правильных или неправильных концепций, но даже в более мягком варианте более правильных или менее правильных. Более ранние концепции не являются менее адекватными, чем более поздние. В истории психологии зафиксированы подходы, которые до сих пор актуальны и используются в науке. Иными словами, концепции Фрейда, Адлера и Юнга, к примеру, до сего дня с успехом применяются и в науке, и на практике, имеют научную ценность. Становится понятно, что обилие подходов и теорий, объясняющих одно и то же явление, порождается сложностью, многоаспектностью и многоуровневостью, множественностью числа степеней свободы предмета исследования, а не частотой революций .

В истории психологии мы видим радикальные отличия от того, что обнаруживается в истории естественных наук. Там есть теории, относящиеся к прошлому: точно определено, что в таком-то подходе или концепции устарело, что учтено в последующих теориях, "снимающих" (в гегелевском смысле) предшествующие .

Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) Хочется обратить внимание на то, что психология это не единственная область человеческого знания, где наблюдается такая картина. В той же философии дело обстоит весьма сходным образом. Хорошо известно, что представление о современной философии дает история философии .

Аналогично обстоит дело с искусством .

Не будем дальше продолжать поиск расхождений между постулатами философии науки и реалиями психологии. Констатируем, что философия науки, вероятно, хорошо описывает процессы, происходящие в естествознании, но малопродуктивна по отношению к научной психологии .

В свете вышесказанного нас не будут удивлять высказывания методологов науки о том, что психологи странно ведут себя по отношению к понятиям философии науки. Проиллюстрировать это можно примером с использованием термина "парадигма". Красивое слово используется психологами в таком количестве различающихся значений и смыслов, что это полностью дискредитирует этот термин. Обратим внимание на то, что большая часть вариантов использования термина парадигма вообще не связана с исходной трактовкой термина "парадигма", данной в 1962 году Томасом Куном .

В тех учебниках по методологическим основам психологии, куда включается материал по современной философии науки, он представляет собой по большей части дополнительную нагрузку на память студента и в лучшем случае обогащает его эрудицию, так как привести примеры из психологии авторам обычно не удается, так как отсутствует позитивный опыт применения этого аппарата в психологической науке .

Вряд ли стоит обвинять в сложившейся ситуации косность и леность мысли психологов - можно представить картину и так, что философия науки пока еще не поднялась до осознания и концептуализации положения дел в психологии. Положение в психологии - особое, она отличается существенно и от других социогуманитарных дисциплин. Не случайно мудрый Аристотель утверждал, что это наука о наиболее совершенном и возвышенном .

Однако, в настоящее время мы являемся свидетелями того, что философия науки оказывает косвенное негативное влияние на положение в психологической науке. Некоторые положения философии науки, будучи распространяемы на науку "вообще", становятся мифами, препятствуюScientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) щими реализации позитивных тенденций. Отметим, что вред от мифов, основанных на вольно интерпретированных выводах из философии науки, заключается в следующем: представляется, что взаимопонимание между различными подходами и школами в принципе невозможно, а это реально препятствует осуществлению интеграционных процессов в психологической науке .

Приведем пример. В работах У.Куайна, Т.Куна, П.Фейерабенда сформулировано положение, которое получило название "несоизмеримости научных теорий". Согласно этому положению, сменяющие друг друга научные теории несравнимы друг с другом, как в теоретическом плане, так и в эмпирическом, поскольку у них не существует общей фактуальной базы. Заметим, что это достаточно характерная черта некоторых философов

- доводить положение до абсурда (см.: скептицизм, солипсизм и т.д.) .

Здесь обратим внимание на то, что соответствующая проверка показывает: утверждения о применимости тезиса о "несоизмеримости научных теорий" в психологии не только не обоснованы, но и скорее всего не соответствуют реальности, с которой мы имеем дело в психологической науке [Мазилов, 2014]. Снова неоправданные обобщения. Поэтому в противоположность утверждениям философии науки может быть сформулирован тезис о "соизмеримости теорий в психологии", основанный на положениях коммуникативной методологии [Мазилов, 2013]. Утверждение о том, что у разных теорий не существует общей фактуальной базы, также нуждается в проверке и уточнении. В связи с недостаточной разработкой проблемы факта в психологии не учитываются особенности его детерминации. Есть основания полагать, что полномасштабный учет уровневой структуры факта позволит по новому интерпретировать сами факты, которые окажутся соотносимыми в куда большей степени, чем об этом думали ранее .

Таким образом, резюмируем. Философия науки в настоящее время не готова к осознанию того, что науки различаются между собой гораздо значительнее, чем принято считать в этой уважаемой дисциплине. При определении различий или сходства стоит учитывать фактор предмета науки. И если учесть многоаспектность и многоуровневость предмета наук о психике, стоит признать, что традиционные схемы представления науки применительно к психологии не вполне адекватны. Не случайно наблюдаются ростки того движения, согласно которому за неимением философии Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) психологии (от философии науки) идет формирование философии психологии как психологической теоретической дисциплины. Ибо необходимость в таком знании есть, а производить его философы науки не желают [Мазилов, 2012, 2013, 2014] .

Итак, мы сталкиваемся с тем, что психология постоянно находится в поисках своего подлинного предмета. Стоит отметить, что психология чрезвычайно далека от финальности, от завершенности. В конце XIX столетия один известный английский физик, выступая перед студентами, выразил им свое сочувствие: «Величественное здание науки построено, на вашу долю не осталось больших дел — только мелкие доработки». Психология, да, как выяснилось чуть позднее, и сама физика, далеки от завершенности. Процесс развития идет полным ходом. Вспомним, что научная психология заявила о себе как самостоятельной науке во второй половине XIX столетия. Тогда изучались с помощью самонаблюдения и эксперимента лишь ощущения, восприятия и произвольные движения. Сама научная психология называлась физиологической и изучала лишь простейшие психологические феномены. Вся дальнейшая история психологии в XX столетии это непрекращающиеся попытки углубить понимание предмета психологии и расширить границы научной психологии. История психологии — история поисков предмета психологии. Как справедливо заметил

М. Г. Ярошевский, цитируя автора статьи в «Британской энциклопедии»:

«Бедная, бедная психология. Сперва она утратила душу, затем психику, затем сознание и теперь испытывает тревогу по поводу поведения» [Ярошевский, 1996, с.5]. Вместе с тем все эти утраты можно рассматривать и как обретения, поскольку движение к более глубокому пониманию психического есть явный прогресс: вместе с каждой утратой очередного предмета становится ясно, что, конечно же, психическое есть только что «утраченное», но и, несомненно, нечто сверх того. Поэтому правомерен взгляд на историю психологии как на обретение наукой своего подлинного предмета. По-настоящему фундаментальной наукой психология станет, когда начнет рассматривать психику в ее полном объеме. Для этого придется отказаться от мешающих психологии чужих парадигм (естественнонаучной или гуманистической) и вспомнить о том, что психика - уникальный научный объект и предмет, к постижению которого вряд ли приложимы в полной мере способы познания, выработанные в других науках .

Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) Уместно вспомнить, что про значимость психологии в структуре научного знания в целом говорилось неоднократно. Фридрих Эдуард Бенеке (1798–1854), немецкий психолог и философ, ныне практически забытый, утверждал, что вся философия должна основываться на эмпирической психологии. Близких взглядов придерживался и В.Вундт, полагавший, что психология имеет уникальный предмет – это единственная наука, изучающая непосредственный опыт субъекта, поэтому именно она должна лежать в основе научного знания. Такого рода позиция получила название психологизм. Психологизм в конце XIX столетия был подвергнут резкой критике со стороны, в частности, таких выдающихся представителей психологической науки как Уильям Джемс,

Гуго Мюнстерберг, Вильям Штерн. С тех пор многое изменилось:

психология выделилась в самостоятельную науку, в значительной степени стала "положительной". Классификации наук в двадцатом столетии составлялись неоднократно. При этом почти все авторы недвусмысленно указывали на особое, центральное положение психологии среди других наук. Многие известные психологи и на новом этапе высказывали мысли о том, что психология в будущем займет ведущее место в структуре человеческого знания, что психология должна явиться основой для наук о духе. Одной из наиболее популярных явилась классификация наук, разработанная отечественным философом и науковедом Б. М. Кедровым (1903-1985). Согласно Кедрову, классификация наук имеет нелинейный характер. Кедров выделяет три группы научных дисциплин: естественные, социальные и философские. Схематически это можно представить в виде треугольника, вершины которого соответствуют естественным (верхняя), социальным (левая) и философским (правая). Психология имеет тесные связи со всеми тремя группами наук, поэтому располагается внутри треугольника .

Несколько по-иному подошел к вопросу об определении места психологии в системе наук выдающийся швейцарский психолог Жан Пиаже (1896-1980). Традиционно вопрос о связи психологии с другими науками рассматривали в аспекте того, что психология может получить от других наук. Такая постановка вопроса была логичной, поскольку психология одна из самых молодых наук ("математика существует уже 25 веков, а психология едва один век!" [Пиаже, 1969, c.128]). В докладе на XVIII Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) Международном психологическом конгрессе (1966 год, Москва) Пиаже поставил вопрос в ином "направлении": что может дать психология другим наукам?

Ответ Пиаже знаменателен: "Психология занимает центральное место не только как продукт всех других наук, но и как возможный источник объяснения их формирования и развития". Пиаже отмечает, что испытывает чувство гордости по поводу того, что психология занимает ключевую позицию в системе наук. "С одной стороны, психология зависит от всех других наук и видит в психологической жизни результат психохимических, биологических, социальных, лингвистических, экономических и других факторов, которые изучаются всеми науками, занимающимися объектами внешнего мира. Но, с другой стороны, ни одна из этих наук не возможна без логико-математической координации, которая выражает структуру реальности, но овладение которой возможно только через воздействие организма на объекты, и только психология позволяет изучить эту деятельность в ее развитии" [Пиаже, 1969, c.152] .

Плодотворное будущее психологии он видит в развертывании междисциплинарных связей .

Как известно, и классификация Пиаже и классификация Кедрова подвергались критике, причем критике подвергались в первую очередь основания классификации и последовательность в их реализации .

Обратим внимание на глубокий и проницательный вывод выдающегося швейцарского психолога: «Несколько лет назад, во время одной дружеской беседы в Академии наук в Москве, Кедров сделал глубокое замечание, над которым я очень много размышлял: «У вас есть тенденция психологизировать эпистемологию, тогда как мы склонны, наоборот, эпистемологизировать психологию». Он был прав, подчеркивая эту двойственность тенденций, но я все более и более убеждаюсь в том, что как одна, так и другая тенденция имеют законные основания для существования, и они даже необходимо дополняют друг друга» [Пиаже, 1969, с.154] .

Эту мысль - о том, что психология занимает ключевое место среди других наук - Ж.Пиаже сохранил до конца своих дней. В одной из последних своих публикаций он отмечает, что отношения психологии с другими дисциплинами складываются в зависимости от специфики самих Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) этих дисциплин: "Психология занимает ключевое место в семействе наук, что заключается в том, что она зависит от каждой из этих наук, и, в свою очередь, объясняет их особенными способами" [Piaget, 1979, p.1] .

Процесс становления психологии фундаментальной наукой только начинается. Он потребует значительного времени.

Напомним, и условий:

как говорил Леви-Строс, двадцать первый век будет веком гуманитарных наук, или его не будет. Можно полагать, что если он будет, то будет в первую очередь веком психологии. Пока делаются первые начальные шаги в этом направлении .

Главное - это то, с чего необходимо начинать. Нужно воплотить новую широкую трактовку психического. В частности, в настоящее время уже подготовлен и издан учебник для будущих психологов [Шадриков, Мазилов, 2015]. При подготовке данного учебника было использовано новое понимание предмета психологии как внутреннего мира человека. В этом учебнике рассмотрено понятие «внутренний мир человека», показано, что внутренний мир отражает бытие человека и формируется в процессах жизнедеятельности. Развиваясь в деятельности и поступках, он характеризуется функциональностью и оперативностью. Все психические процессы во внутреннем мире протекают одновременно на двух уровнях: сознательном и бессознательном. Внутренний мир, с одной стороны, един с внешним миром, с другой — независим от него. Внутренний мир, порождаемый как функциональное отражение внешнего мира, представляет собой целостный идеальный мир. Это живой мир, так как он порождается потребностями человека и пронизан переживаниями. Внутренний мир как субстанциональная сущность, характеризуется устойчивостью, выступает как пребывающая сущность и ее проявления, как сущее, причина которого в нем самом, существующее как причина самого себя. С позиции внутреннего мира хорошо объясняются проблемы, которые решает психология .

В заключение кратко остановимся на том, каковы ближайшие перспективы подхода, при котором конструктивно определен предмет общей психологии:

1. В значительной степени преодолевается двойной функционализм, при котором психические процессы рассматриваются как изолированные друг от друга; в свою очередь процессы рассматриваются обособленно от качеств личности. Как можно полагать, функционализм Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) психологии, характерный для современной психологии, в значительной мере преодолевается: отдельные функции, и личностные качества находят свое место и гармонично соотносятся в рамках внутреннего мира человека .

2. Известный советский психолог П.Я.Гальперин, как мы помним, видел истоки методологического кризиса психологии в том, что сама психология не смогла преодолеть дуализм: “Подлинным источником “открытого кризиса психологии” был и остается онтологический дуализм – признание материи и психики двумя мирами, абсолютно отличными друг от друга. Характерно, что ни одно из воинствующих направлений периода кризиса не подвергало сомнению этот дуализм. Для этих направлений материальный процесс и ощущение, материальное тело и субъект оставались абсолютно – toto genere – разными, несовместимыми, и никакая эволюция не может объяснить переход от одного к другому, хотя и демонстрирует его как факт. И в самом деле, если мыслить их как абсолютно противоположные виды бытия, то этот переход действительно понять нельзя” [История.., 1992, с.3]. П.Я. Гальперин полагал, что “с точки зрения диалектического материализма все обстоит иначе” [История.., 1992, с.3]. Диалектическому материализму, как сейчас понятно, тоже не удалось решить главные методологические вопросы психологии. Описываемый подход, при котором психические явления обретают надежную нейрологическую основу, как представляется, позитивен, поскольку в этом случае, по крайней мере, удается избежать редукционизма и физиологизма .

3. Использование широкой трактовки предмета позволяет сформулировать обобщения, которые, насколько можно сейчас об этом судить, весьма надежной основой для психологической практики [Мазилов, 2007, 2008] .

–  –  –

1. История психологии: период открытого кризиса: Тексты [Текст] / Под ред. П.Я. Гальперина, А.Н. Ждан. М.: МГУ, 1992. 364 с .

2. Касавин И.Т., Пружинин Б.И. Философия науки [Текст]/ И.Т.Касавин// Новая философская энциклопедия. Т.4. М., 2010, с.218-220

3. Киященко Л.П., Моисеев В.И. Философия

–  –  –

трансдисциплинарности. М.: ИФ РАН, 2009. 205 с .

4. Мазилов В.А. Личность в эпоху социальных трансформаций:

психологическая "цена" перемен и проблемы повышения их качества // Психологические новообразования личности в эпоху социальных трансформаций / Отв. редакторы Н.П.Фетискин, А.И. Субетто, Т.И.Миронова. Кострома: КГУ, 2015, с.19-22

5. Мазилов В.А. Принцип соизмеримости теорий в психологии [Текст] / В.А.Мазилов // Вестник Костромского государственного университета имени Н.А.Некрасова. Серия "Педагогика. Психология .

Социальная работа. Ювенология. Социокинетика. № 4, том 19, 2013, с .

28-32

6. Мазилов В.А. Философия психологии как психологическая дисциплина: страницы истории [Текст] / В.А.Мазилов // Актуальные проблемы психологии развития личности. Сб. научных статей / Под ред .

Л.М.Даукши, К.В.Карпинского. Гродно: ГрГУ, 2014, с.212-217

7. Мазилов В.А. О философии психологии [Текст] / В.А.Мазилов // Философия и / или новое интегративное знание - 3: Сборник материалов

Всероссийской научной конференции / Под ред. А.В.Азова. Ярославль:

Изд-во ЯГПУ, 2013, с. 136-158

8. Мазилов В.А. Психология академическая и практическая:

Актуальное сосуществование и перспективы [Текст] / В.А.Мазилов // Психологический журнал, 2015, том 36, № 3, с.87-96

9. Петренко В. Ф. Психосемантика как направление конструктивизма в когнитивной психологии // Когнитивный подход:

философия, когнитивная наука, когнитивные дисциплины. М. : Канон+, 2008 .

10. Пиаже Ж. Психология, междисциплинарные связи и система наук [Текст] / Ж.Пиаже // XVIII Международный психологический конгресс .

4-11 августа 1966 года. М., 1969. 168 с .

11. Шадриков В.Д., Мазилов В.А. Общая психология. Учебник для академического бакалавриата. [Текст] / В.Д.Шадриков, В.А.Мазилов. М.:

Юрайт, 2015. 411 с .

12. Юнг К. Г. Аналитическая психология. [Текст] / К.Г.Юнг. СПб., 1994. 136 с .

13. Ярошевский М. Г. Наука о поведении. Русский путь. [Текст]/ Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online)

М.Г.Ярошевский. М. : Институт практической психологии; Воронеж :

МОДЭК, 1996

14. Piaget J. Psychology and other sciences[Текст] / J.Piaget //Ann .

Rev. Psychol., 1979. 30, pp. 1-8

15. Piaget J. The epistemology of interdisciplinary relationship // Interdisciplinarity. Problems of teaching and research in universities. P., 1972 .

pp. 127-139 Mazilov V. A. Fundamental'naja nauka o psihike: 500 let pod imenem Psihologija / V. A. Mazilov // PEM: Psychology. Educology. Medicine. – 2015. – № 3-4 .

Abstract. The article analyzes the peculiarities of interpretation of the phenomenon of science in the philosophy of science. It is stated that the philosophy of science as an ideal is taking a natural science. As a result it turns out that the analysis of the science of psychology, which is regarded as a sociohumanitarian discipline, important features are outside the field of attention of researchers. As a result, in psychology data analysis undertaken by the philosophy of science, remain unexploited. at the present time we are witnesses to the fact that philosophy of science has indirect negative impact on the situation in psychological science. Some of the provisions in the philosophy of science, being distributed to science in General, become myths that hamper implementation of positive trends. Note that the harm of myths, loosely based on interpreted findings of the philosophy of science, is the following: it appears that the understanding between the different approaches and schools basically impossible, and it really impedes the implementation of the integration processes in psychological science. Psychology must recognize the fundamental science, indeed, to consolidate power and assert its role in solving social problems .

Keywords: science, philosophy of science, psychology, methodology, fundamental science .

Владимир Александрович Мазилов, доктор психологических наук, профессор, академик МАПН, заведующий кафедрой общей и социальной психологии, Ярославский государственный педагогический университет им. К.Д. Ушинского (Россия) .

–  –  –

УДК 159.9

THE CONCEPT OF PSYCHOLOGY: A COMMENT

ON CORRESPONDENCE CONFERENCE

[КОНЦЕПЦИЯ ПСИХОЛОГИИ: КОММЕНТАРИЙ

НА ЗАОЧНУЮ КОНФЕРЕНЦИЮ]

Р. Смит [R.Smith]. Ланкастерский Университет, Великобритания, e-mail: rogersmith1945@gmail.com Резюме. Автор представляет обзор ряда основных концепций психологии и определения ее предмета. История психологии имеет большой интерес и ценность, т.к. благодаря ее исследованиям можно понять процесс становления психологии на протяжении многих веков. История психологии – это область споров, обсуждений и дебатов, которую историки должны развивать и организовывать .

Ключевые слова: интеллектуальная история, история психологии, предмет психологии, определение, психология .

There are different conceptions of psychology, but no one concept .

‘Psychology’ is a family name for a vast range of different activities, from theological debates about the immortality of the soul, to running white rats in mazes in order to study learning, to counselling parents about how a child is developing. Of course, there have been attempts to define psychology as the science of mind, or of behaviour, or of mind and behaviour, or of the psyche, or of the soul, or of consciousness, or of brain functions. These definitions are of historical interest, but so is the fact that there are different conceptions in different times and different cultures. Moreover, the search to define meaning is even more complicated because the word ‘psychology’ in everyday English denotes the states, or way of being that humans (or animals) have, the subject matter studied as psychology. Thus, for example, we talk about a person’s psychology, or about psychological problems, as well as about the knowledge or practice of occupations called psychology. Psychology is certain forms of Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) existence themselves as well as the study of those forms .

People with the training and activity to qualify as professional (academic or applied) psychologists claim authority to make statements about psychology .

Yet, in modern times, ordinary people use the language of psychology to describe themselves, relations with others and their conditions of life (health, well-being and so forth). So, in some social settings psychology is a science, or a profession, while in other settings it is part of the adaptive and expressive repertoire of daily life. This is, I think, a live issue in the current debate about the apparent globalization of psychology. According to one viewpoint, there are indigenous psychologies, growing out of local cultural traditions, from which the world profession can learn, especially in fostering human well-being. According to the opposite viewpoint, the scientific psychology and professional practices of the English-speaking world achieve knowledge and set standards that the rest of the world should follow. There are different concepts of psychology at work in these alternatives .

All these issues are reflected in different conceptualizations of the history of psychology. It is one kind of history to study the background to what now forms the mainstream of professional and scientific psychology. It is another kind of history to study what may be totally different ways of thought (Tibetan psychology, perhaps, or an Orthodox science of the soul) which are said, by some people, to be resources for re-thinking and re-shaping mainstream scientific psychology. It is my view that the history of psychology should include debate about such questions. If it does, however, historical work cannot presuppose one concept of psychology, whatever that concept may be. There is no reason to assume a relationship between one word, ‘psychologia’, whenever it first came into use, and any particular later concept of psychology. What a word signifies is a subject for historical research .

It may be, though it cannot be confirmed, that the first use of the word ‘psychologia’ came in a text, now lost, by Marko Marulic, a Dalmation humanist who wrote in Latin and Croatian in the early sixteenth century. Throughout the sixteenth century and later, there were a range of new words in Latin based on the Greek roots psyche and pneuma. ‘Psychologia’ was one of the words sometimes used, but it had no settled meaning and did not receive any special attention (Vidal 2011, pp. 25-30). Historians debate whether these new words renamed existing fields of knowledge or signified new developments in Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) scholarship. Fernando Vidal (2011) takes the former position and illustrates ways in which sixteenth-century (and later) interest in the psyche (sometimes but by no means always called psychologia) encompassed theological, Aristotelian, Galenic and moral topics (e.g. control of the passions). In contrast, Paul Mengal (2005) argues that in the late sixteenth century, particularly in the universities of Marburg and Leiden, a specific discipline, psychologia, developed as an Aristotelian science of the soul. This discipline, Mengal states, treated the soul as a topic for study like other natural things, bringing it under the heading of physica, or natural philosophy, in the curriculum and, to some extent, discussing the soul independently of theological interests. Both Vidal and Mengal find here the roots of modern academic psychology; but Mengal describes the emergence of a definite discipline, whereas Vidal emphasises more the range and variety of headings under which sciences (in the plural) of the soul developed. This historical work still leaves for study the way in which early modern science(s) of the soul became modern sciences of the mind. (It is necessary to remember that the words ‘soul’ and ‘mind’ have very different connotations in modern English.) I think this and related work has in recent years transformed our knowledge of the early history of psychology. Other work includes a series of papers by Gary Hatfield (in particular 1995, 1997), who argues that philosophical discussion of topics which modern authors would recognise as belonging to psychology (topics like perception and cognition) in the seventeenth and eighteenth centuries constituted a discipline of psychology long before the second half of the nineteenth century and the contributions of Wundt and his contemporaries. Writing a very different kind of history, Christopher Goodey (2011) examines the roots of reference to intelligence (understood as a mental capacity differing between individual people) in Calvinist debates in the seventeenth century. His argument is that Calvinist theology required people to understand the conditions of God’s Grace; and this posed the problem of what to do about those who did not have such a capacity of understanding. His work shifts the focus of the history of psychology towards religious and moral practices. Among professional psychologists, the Canadian social psychologist, Kurt Danziger, has had the largest impact. Constructing the Subject (1990) focuses on the early twentieth century and shows how, through laboratory work, scientific psychologists actually constructed what they studied, Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) that is, the experimental subject. Then, in Naming the Mind (1997), Danziger argues for historical study of the development of the categories psychologists use (like emotion, intelligence, personality), while in Marking the Mind (2008), he exemplifies his argument with a study of memory from ancient to modern times, showing how references to memory have referenced very different things .

In my own work (Smith 1997, 2008a, 2008b, 2013), I write broadly about the Western development of concepts of human nature, studying the relations between biological, social and humanistic approaches. I try to characterise psychology as a cluster of related, modern approaches to what it is to be a human being. The range of activities called psychology is vast. At one end of the spectrum of opinion, there are materialist neuropsychologists who state that ‘we are our brains’ and that psychology is therefore the science of brain functions; at the other end of opinion, there are religious psychologists (such as Catholic and Orthodox scholars) who start from the God-given nature of the soul. There are also the many practising psychologists (like counsellors) who work with people but have no systematic philosophical position. And then, in contemporary Western societies, ordinary people have, in a way, become psychologists too, since they think about individual and collective identity, and about personal or social life and their problems, in terms of psychological ideas and realities. I have tried to write the history of this variety for the audience in the humanities disciplines, and among the public, concerned to understand and debate what it is to be a human. I try especially to explain why understanding requires historical knowledge (Smith 2007/2014) .

Earlier writers on the history of psychology focused on explaining when and how psychology became a science. This gave the history of psychology a focus. Yet it was not satisfactory because it excluded the history of the way psychology developed as a range of practices related to human well-being. It also excluded discussion of what makes a discipline as science. The Aristotelian science of the soul in sixteenth century Leiden or Marburg was deductive and theoretical; the science of psychology in Leipzig in the late nineteenth century was experimental, but also involved cultural psychology; US behaviourists made psychology a science by observing physical variables like any other natural science; while D. F.-F.-J. Mercier (later Cardinal Mercier), in Louvain or Leuven, supported teaching in experimental psychology as a contribution to Thomist philosophy. Even within single countries, like Russia, there have been very Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) different views about what makes psychology a science. (For an overview of Russia, Sirotkina and Smith 2012.) In tsarist times, psychology existed both as the science of the soul and as experimental research; in the 1920s there was argument about the Marxist-Leninist nature of the science; then so- called Pavlovian theory dominated public statements about the science of psychology;

then Leont’ev defined scientific psychology as activity theory; and so on. M. G .

Yaroshevskii, the centenary of whose birth comes this year, led the way in the late Soviet period to bring all this into the history of the field .

What constructive conclusions do I draw from these comments? First, we should value historical work on specific, particular local topics, which should include analysis of concepts as well as stating facts. Statements about psychology in general have limited value. Secondly, historical work has to be collaborative, comparative and international. Thirdly, we can be confident history of psychology has great intellectual interest: it is a field that continuously examines and debates the framework and purposes for which studies of being human, including the range of studies called psychology, are undertaken .

Fourthly, the history of psychology is not just ‘there’, waiting to be described .

Historians select what they say according to their purpose and audience. Lastly, historians must learn the arts of good writing and communication in order to have an audience and demonstrate the intellectual and cultural interest of what they do .

Danziger, Kurt. (1990) Constructing the Subject: Historical Origins of Psychological Research. Cambridge, Cambridge University Press .

Danziger, Kurt. (1997) Naming the Mind: How Psychology Found Its Language. London and Thousand Oaks, CA, Sage .

Danziger, Kurt. (2008) Marking the Mind: A History of Memory .

Cambridge, Cambridge University Press .

Goodey, Christopher F. (2011) A History of Intelligence and ‘Intellectual Disability’: The Shaping of Psychology in Early Modern Europe. Farnham, Surrey UK, Ashgate .

Hatfield, Gary. (1995) ‘Remaking the science of mind: psychology as natural science’, in C. Fox, R. Porter and R. Wokler, eds., Inventing Human Science: Eighteenth-Century Domains. Berkeley, CA, University of California Press, pp. 184-231 .

Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) Hatfield, Gary. (1997) ‘Wundt and psychology as science: disciplinary transformations’, Perspectives on Science, vol. 5, pp. 349-382 .

Mengal, Paul. (2005) La Naissance de la psychologie, Paris, L’Harmattan .

Sirotkina, Irina and Roger Smith. (2012) ‘Russian Federation’, in David B. Baker, ed., The Oxford Handbook of the History of Psychology: Global Perspectives. Oxford, Oxford University Press, pp. 212-241. Russian version on-line at: www.rogersmith.ru Smith, Roger. (1997) The Fontana [or Norton] History of the Human Sciences. On-line at: www.rogersmith.ru Smith, Roger. (2008a) История психологии. Moscow, Akademiya .

Smith, Roger. (2008b) История гуманитарных наукю. Moscow, Isdatel’skii Dom GY VSE .

Smith, Roger. (2007) Being Human: Historical Knowledge and the Creation of Human Nature. Manchester, Manchester University Press, and New

York, Columbia University Press; trans. (2014) as Быть человеком:

историческое знание и сотворение человеческой природы. Моsсow, Канон+, Institute of Philosophy .

Smith, Roger. (2013) Between Mind and Nature: A History of Psychology .

London, Reaktion Books .

Vidal, Fernando. (2011) The Sciences of the Soul: The Early Modern Origins of Psychology. Chicago: University of Chicago Press. (This is a translation of Les Sciences de l’me XVIe-XVIIIe sicle. Paris, Honor Champion, 2006.) .

Abstract. The author presents the review of a range of concepts of psychology. The history of psychology has a great interest and value as thanks to it we can understand the process of development of psychology throughout the centuries. The history of psychology is a debate field that historians of science should design and provide .

Keywords: psychology, concept, subject of psychology, history of psychology, intellectual history .

Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online)

–  –  –

УДК 518.7+159.9

УЧЕНИЕ О ДОМИНАНТЕ А. УХТОМСКОГО .

НА СТЫКЕ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ, РЕЛИГИИ, ФИЛОСОФИИ, ПСИХОЛОГИИ И ЛИТЕРАТУРЫ

Е. Ю. Зуева. Институт прикладной математики им. М.В. Келдыша РАН, Москва, Россия, e-mail: ezueva@keldysh.ru К. Б. Зуев. Институт психологии РАН, Москва, Россия, e-mail: konstantin.zyev@gmail.com Резюме. Статья посвящена наследию выдающегося русского ученого А.А.Ухтомского. Его учение о доминанте принадлежит как физиологии, так и психологии и философии, а также предвосхищает ряд идей кибернетики и синергетики. Нравственная трактовка учения близка к христианству. Автору удается сблизить естественно – научный и религиозный подходы .

Ключевые слова: А. Ухтомский, доминанта, моделирование поведения, категория лица, закон двойника и заслуженного собеседника .

Алексей Алексеевич Ухтомский (1875-1942) был очень цельным, и в то же время на редкость многогранным мыслителем. Он принадлежал к тому поколению, которое еще могло давать таких ученых-универсалов с эрудицией не только в своей узкой области, но и во многих других. В наше время такие почти не встречаются, и по объективным причинам – объем знаний возрос экспоненциально, но и по субъективным – люди реже ставят себе задачи такого масштаба. А.А.Ухтомский с юношеского возраста не может согласиться с противопоставлением религии и науки. «Два пути, две сокровищницы мысли известны мне и современному мне человечеству, в которых оно может черпать ответ на вопросы жизни: первый - путь христианской и святоотеческой философии; второй – в науке, который есть метод по преимуществу. Почему, откуда это роковое разделение путей, Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) имеющих одну цель впереди себя? Не составляют ли эти два пути по существу одно?»[1,274]. Имея за плечами два образования – военноинженерное и философское (богословское), Ухтомский поступает на естественный факультет Петербургского университета для изучения физиологии, так как ставит задачу найти "биологически целесообразный момент богопочитания». В Университете Ухтомский становится ассистентом Н.Е.Введенского, ученика Н.М.Сеченова, и изучает процессы возбуждения и торможения в центральной нервной системе. При этом довольно рано Ухтомский открывает для себя, что двигательная реакция организма зависит от его внутреннего состояния не в меньшей степени, чем от пришедшего извне сигнала. Это наблюдение позже ляжет в основу учения о доминанте .

Принцип доминанты дает объяснение поведению живых существ. В каждый конкретный момент выполняется некоторый целостный поведенческий акт, для чего нужно объединить и согласовать все силы организма. Временным управляющим центром и является доминанта, использующая энергию любого приходящего сигнала для подкрепления выполняемого действия и подавляющая другие возможные действия .

Затем роль доминанты переходит к другому центру для выполнения следующей функциональной задачи. Задача же формируется на основании вновь пришедшей информации и всего прошлого опыта. Этот опыт хранится в виде следов пережитых доминант, как моделей возможных действий. Таким образом, концепция доминанты позволяет рассматривать поведение как активное и целенаправленное. Кроме того, при таком подходе организм рассматривается в своем развитии, а поведенческая реакция зависит от момента времени, которое тем самым становится историческим (необратимым, зависящим от уже произошедших событий) .

Доминанта рассматривалась самим автором как всеобщий принцип, сравнимый по универсальности с принципом всемирного тяготения. В наших предыдущих работах [2,3] мы попытались выделить те философские и методологические положения его учения, которые допускают сравнение с идеями кибернетики, а также более позднего научного направления – синергетики.

Были выявлены совпадения по важным пунктам:

необратимость времени в жизненном процессе, Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) наличие двух принципиально различных стадий процесса – детерминированной фазы и фазы неустойчивости (смены доминант), интеграция в единую систему как объединение ритмических процессов, при этом в детерминированной фазе один из процессов преобладает и подавляет остальные (доминанта), холизм (целое не равно сумме частей, функционирование части зависит от ее места в целом), неравновесность процесса (наличие энергетического обмена со средой), и ряд других .

Эти совпадения открывают принципиальную возможность использования принципа доминанты для математического описания и компьютерного моделирования различных аспектов поведения .

Принцип доминанты возник как физиологическая теория .

Одновременно он дает основу для объяснения явлений на психологическом уровне. С его помощью можно описать очень многие психологические феномены: память, внимание, восприятие, предметное мышление, мотивации [4]. Этот же подход может использоваться и использовался самим А.Ухтомским для таких прикладных областей, как психология труда, спорта, педагогическая психология. В настоящее время принцип доминанты уже принят и используется многими психологами .

Итак, А.Ухтомским найден физиологический принцип, дающий единый ключ ко многим психологическим явлениям и согласующийся с современным описанием процессов различного рода в синергетике (появившейся на несколько десятилетий позже его работ). Это само по себе замечательный результат. Но сам автор ставил себе сверхзадачу – согласовать естественную науку и христианство. Как это возможно, в каком смысле это может быть удачным? А.Ухтомский исходит из такого представления о человеке, которое не требует специальных мистических объяснений, а согласуется с обычным здравым смыслом. Так, в его учении человек – существо не только биологическое, но и историческое, и социальное, он включен в общественное взаимодействие и в процесс смены поколений, и этим во многом определяются его реакции на внешние вызовы. Кроме того, человек активен, обладает волей, способен к целенаправленной деятельности, относительно свободен, и в меру этой свободы ответственен. И, что очень важно, воспринимает себя целостно .

Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) «Я» не дробится на составляющие, это не мозаичная картинка, а единица .

Все это согласуется с концепцией доминанты и может быть интерпретировано на ее основе .

Рассмотрим трактовку А.Ухтомским проблем межличностного взаимодействия. Она близка к христианским взглядам. Автор формулирует два закона – закон Двойника и закон Заслуженного собеседника (фактически это две стороны одной медали). «Между нами и переживаемой реальностью стоят, прежде всего, наши доминанты, которые ведь преломляют для нас действительность, равно как наши реакции на действительность в чрезвычайной степени. Доминанты создают «предрассУДКи», т.е. те предпосылки мысли, которые эта последняя вносит в работу сама от себя, не отдавая себе в этом отчета. Значительная часть таких предрассУДКов совершенно неизбежна и имеет нормальное рабочее значение».[1,395] В зависимости от того, как складывались эти «предрассУДКи», какова предыстория возникновения доминант, отношение к встреченному человеку может меняться в очень широком диапазоне. На одном его полюсе – «двойник», неспособность понять другого человека, аутизм, солипсизм. “Каждый видит в мире и людях то, чего искал и чего заслужил. И каждому мир и люди поворачиваются так, как он того заслужил. Это, можно сказать, “закон заслуженного собеседника». Общий колорит, под которым рисуется нам мир и люди, в чрезвычайной степени определяется тем, каковы наши доминанты и каковы мы сами… Делец, все равно – научный или биржевой, заранее видит в мире и в истории всего лишь специально предоставленную среду для операций sans gene, а людей разделяет в общем на умных, с которыми предстоит бороться, и простачков, которыми предстоит пользоваться. Все это абстракции, предопределенные доминантами, и, как видите, все они более или менее ответственны”[1,355]. На другом полюсе человеческих отношений – творческая, дающая возможность личного роста любовь. «С того момента, как человек решится однажды вынести свою установку (свою доминанту) на Собеседника вне и помимо себя, начинается все растущий труд над собой и ради другого, т.е. все больший уход от себя в жизнь для ближнего. Награда, и притом ничем не заменимая, в том, что изобилию жизни и дела конца уже нет»[1,365] .

Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) Из этих законов следует практически-нравственный вывод – человек должен воспитывать в себе «доминанту на лицо другого». «Самое трудное дело для каждого из нас – это надлежащая и неизбежная реальность Собеседника, - ближайшего человека, к которому направлена всякая наша мысль и слово. Итак – от теории к человеку, к реальному, ближайшему, осязаемому, живому человеку во всей его неожиданности поверх всех наших ожиданий и теоретических предвидений. От двойника к собеседнику!»[1,412]. Только в выходе из себя к другим людям, к миру человек может найти спасение, избежать нравственного падения, надуманных теорий, солипсизма .

Это учение может интерпретироваться в философских, психологических, христианских терминах. А.Ухтомский предлагает ввести в научное рассмотрение новую философскую категорию – категорию «лица». «Тем самым вносится в наше мышление совершенно новая категория – «категория лица», которая обыкновенно игнорируется в системах логики, в теории познания и в философских системах, потому что громадное большинство этих систем написано индивидуалистически мыслившими людьми с самоупором на себя!»[1,341]. Доминанта на лицо другого - это для А.Ухтомского способ перевести на язык науки категорию христианской любви .

Заметим попутно, что, вводя христианскую любовь непосредственно в научное рассмотрение, А.Ухтомский следует не просто христианской, и даже не просто православной, а именно русской философской традиции. Здесь его предшественниками являются А.С Хомяков и В.С.Соловьев. Это должно быть темой отдельного рассмотрения; насколько нам известно, пока публикаций на эту тему не было .

Также в терминах доминанты А.Ухтомский рассматривает проблему обратного влияния наших решений, нашего поведения на обстоятельства нашей жизни. Это можно видеть в общественных отношениях, в семье, во взаимоотношениях поколений. Тут можно провести аналогии с «семейными сценариями» в психологии, а в христианстве это близко к понятию суда, наказания за грехи. “Событие не создается, не определяется только что пришедшими факторами, - последние пришли лишь затем, чтобы осуществить и выявить то, что пребывало, Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) копилось и определялось в прошлом судимого. Сейчас всего лишь омакается трость осуждения, - пришел суд, подытоживающий то, что было и уже сложилось. Человеку странно и обидно думать, что это не он сейчас решает свою судьбу и что делать. Но, всматриваясь в ход событий, он начинает понимать все яснее, что то, что решается сейчас в его жизни, предрешено в действительности задолго. Ничто прежнее не проходит бесследно. Теперь все прежнее учитывается .

Лишь выявляется то, что скрывалось внутри”[1,349]. В каждом нашем слове, поступке, мысли уже заключен суд над нами. Страшнее всего мы осуждаем себя, осуждая других. “Всякая пребывающая сейчас в тебе тайно мысль — воплотится, осуществится, даст новую реальность!

Она даром не пройдет! Оттого уже тайные мысли так ответственны!”[5,464] А.Ухтомский называет это законом возмездия .

Преодолеть «закон возмездия» можно только «законом милосердия» .

Отметим важную, на наш взгляд, особенность творчества А.Ухтомского – его «литературность». Как уже отмечалось на этой конференции, «литература – это долгое детство психологии». Это тем более верно для XIX века и начала XX века, когда психология была литературной, а литература - психологической. А.Ухтомский любил и хорошо знал литературу, особенно русскую: Пушкина, Гоголя, Тургенева, Достоевского, Толстого, Салтыкова–Щедрина, Пришвина, Блока, Чехова .

Он и сам был великолепным писателем, со своим ярким, образным стилем. Действие принципа доминанты он любил объяснять на литературных примерах, к чему мы сейчас и перейдем. Самыми любимыми его «виртуальными собеседниками» были Толстой и Достоевский .

«Двойник» – название ранней повести Достоевского. Ухтомский рассмотрел ее сквозь призму доминанты, и увидел важные для себя вещи

– объяснение того, как наши собственные предрассУДКи и прошлые грехи становятся между нами и миром, нами и другими людьми и мешают адекватному восприятию и полноценному общению .

«Проблема «Двойника» поставлена Достоевским, а мостом к ее пониманию послужила для меня доминанта. В одном собрании посмертных бумаг Достоевского я в свое время с удивлением прочел, что, по собственному убеждению этого писателя, его раннее и столь, Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) казалось бы, незначительное произведение «Двойник» было попыткою разработать и высказать самое важное, что когда-либо его мучило .

Неоднократно и потом, после ссылки, он возвращался к этой теме, и все без удовлетворения. Для читателей «Двойник» остается до сих пор каким-то загадочным, маловнятным литературным явлением! Для меня из доминанты стало раскрываться вот что .

Человек подходит к миру и к людям всегда через посредство своих доминант, своей деятельности. Старинная мысль, что мы пассивно отпечатлеваем на себе реальность, какова она есть, совершенно не соответствует действительности. Наши доминанты, наше поведение стоят между нами и миром, между нашими мыслями и действительностью. Неизбежно получается доминантная абстракция .

Целые неисчерпаемые области прекрасной или ужасной реальности данного момента не учитываются нами, если наши доминанты не направлены на них или направлены в другую сторону. Для того, чтоб поступок вообще мог совершиться, мы неизбежно абстрагируемся от целостной реальности, преломляем ее через наши доминанты. Мы можем воспринимать лишь то и тех, к чему и к кому подготовлены наши доминанты, т. е. наше поведение»[1,353] .

«Человек видит в мире и в людях предопределенное своею деятельностью, т. е. так или иначе самого себя. И в этом может быть величайшее его наказание! Тут зачатки «аутизма» самодовольных натур; тут же зачатки систематического бреда параноика с его уверенностью, что его кто-то преследует, им все заняты и что он ужасно велик...Так вот, герой Достоевского Господин Голядкин (он же в более позднем произведении — «человек из подполья») и является представителем аутистов, которые не могут освободиться от своего Двойника, куда бы они ни пошли, что бы ни увидели, с кем бы ни говорили. Господин Голядкин не «урод», не «drle» (смешной). Он может быть даже очень грандиозен, но, во всяком случае, чрезвычайно распространен»[1,354] «Возмездие» - это тоже название литературного произведения, поэмы Блока. На полях этой книги А.Ухтомский и формулирует свои мысли о том, что мы сами носим в себе свое осуждение, и что часто суд приходит к нам через наших детей, через отношения поколений .

Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) «Возмездие есть, без сомнения, закон бытия, и оно еще гораздо ближе к человеку, чем принимал это Ибсен или Блок. Согласно принципу доминанты, мы видим во встречном человеке преимущественно то, что по поводу встречи с ним поднимается в нас, но не то, что он есть .

А то, как мы толкуем себе встречного человека (на свой аршин), предопределяет наше поведение в отношении его, а значит, и его поведение в отношении нас Иными словами, мы всегда имеем во встречном человеке более или менее заслуженного собеседника. Встреча с человеком вскрывает и делает явным то, что до этого таилось в нас; и получается самый подлинный, самый реальный, объективно закрепляющийся суд над тем, чем мы втайне жили и что из себя втайне представляли»[1,367]… «По мысли Блока, которой я очень сочувствую, рождающееся поколение является закреплением, осуществлением и воплощением тех задатков и неясных замыслов, которые носились втайне предками и отцами! То, что тогда говорилось втайне, теперь проповедуется с кровли. То, о чем едва думалось, теперь действует в реальной истории на улице»[1,369] .

И вот тут в особенности сказывается, куда направлялась жизнь и культура отцов. Была ли эта культура зоологического человека, замкнутого в себе и в своей индивидуалистической слепоте к другому, или культура преодоления себя ради другого. В поколениях подчеркиваются в особенности закон возмездия для одних, закон любви и общественного роста для других! Для слепой смены человеческих поколений дети являются по преимуществу «заслуженными собеседниками» — историческим возмездием для отцов своих. Но они же являются для них усугублением любви и живым осуществлением зачатков будущего мира»[1,370] .

Положительный пример самоотверженной любви А.Ухтомский увидел в «Душечке» Чехова. Мы знаем, что примерно также воспринял этот рассказ и Л.Н. Толстой, бывший для А.Ухтомского большим авторитетом .

В одном из писем к своей ученице А.Ухтомский писал:

«Моя покойная тетя, которая меня воспитывала, простая и смиренная старушка, своим примером наглядно дала мне видеть с Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) детства, как обогащается и оплодотворяется жизнь, если душа открыта всякому человеческому лицу, которое встречается на пути .

Постоянная забота о другом, можно сказать, была ее постоянной «установкою». Она была для людей подлинным «лицом» и желанным Собеседником, к которому стекались далекие, малознакомые люди за советом и утешением, потому что она ко всякому человеку относилась как к самодовлеющему «лицу», ожидающему и требующему для себя исключительного внимания. У ней не было жизни без тех, кого она любила и без кого у ней, собственно, и не было жизни. А любила она, можно сказать, всех, кто ей попадался, требуя заботы о себе. Под влиянием живого примера тети, я с детства привыкал относиться с недоверием к разным проповедникам человеколюбивых теорий на словах, говорящих о каком-то «человеке вообще» .

И под влиянием того, что я знал мою тетю, я совсем особенным образом воспринял «Душечку» Чехова. Помните, как она расцветала на глазах у всех, если было о ком мучиться и о ком заботиться, и увядала, если в заботах ее более не нуждались? Такая она простая и смиренная, с такой застенчивой полуусмешкой говорит о ней Чехов! А она ведь, серьезно-то говоря, совсем не смешная, как показалось преобладающему множеству чеховских читателей! Она — человеческое лицо, которому открыты другие человеческие лица, — т. е. то, что для «премудрых» закрыто и не имеет к себе ключа! А таких бриллиантиков в действительности многое множество среди нас, среди «бедных людей» Достоевского!»[1,360] .

В заключение хочется вернуться к исходному вопросу – не являются ли христианство и наука по существу единым путем, и если да, то в каком смысле? По Ухтомскому, положительная наука добилась больших и быстрорастущих успехов после Коперника, когда сумела выйти за пределы догмы, смогла принять действительность, как она есть. В обществе, отношениях между людьми нужно точно также научиться выходить за пределы своих интересов и догм, ставить реальность выше своих представлений о ней. В одном случае это реальность другого человека, в другом – мира, который для Ухтомского тоже одушевлен и для правильного понимания и суждения о котором требуется, прежде всего, совесть .

Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) «В порядке нарочитого труда следует культивировать и воспитывать доминанту и поведение «по Копернику» – поставив «центр тяготения» вне себя, на другом: это значит устроить и воспитывать свое поведение и деятельность так, чтобы быть готовым в каждый данный момент предпочесть новооткрывающиеся законы мира и самобытные черты и интересы другого ЛИЦА всяким своим интересам и теориям относительно них» [5,250]. «Для того, кто видит в мире одни лишь только более или менее повторяющиеся вещи и связи между вещами, - истина есть удобная для меня моя собственная абстракция, которая меня успокаивает, удовлетворяет и вооружает для новых побед над вещами. Для тех же, кто однажды учуял в мире лицо, истина есть важнейшая и обязывающая задача жизни, все отодвигающая в истории вперед, драгоценная и любимая, как любимое человеческое лицо, и дающая предвкушать свои решения не абстрактному «рацио», а лишь той собранности и целокупности живых сил человеческого лица, которую мы называем совестью» [1,320] .

Таким образом, поставив выше себя любовь к другому человеку, как и любовь к истине, можно избежать многих противопоставлений и раздвоений и обрести ту глубину постижения, на которой между христианством и наукой нет противоречия .

Литература:

1. Ухтомский А.А. Доминанта. Статьи разных лет - СПб.: Питер, 2002.- 448 с .

2. Е.Ю. Зуева, Г.Б. Ефимов. Принцип доминанты Ухтомского как подход к описанию живого. Препринт № 14 ИПМ им. М.В. Келдыша, М., 2010, 31 с .

3. Zueva, Elena Y, Zuev, Konstantin B The Concept of Dominance by A.A. Ukhtomsky and Anticipation //Anticipation: Learning from the Past The Russian/Soviet Contributions to the Science of Anticipation P.13-35 Nadin, Mihai (Ed.), Springer International Publishing, 2015, 520 p., ISNB 978-3-319-19445-5

4. Ярошевский М.Г. История психологии от античности до середины ХХ в. М., 1996

5. Ухтомский А.А.. Интуиция совести. – СПб., 1996. - 528 с. .

–  –  –

Zueva E. Ju., Zuev K. B. Uchenie o Dominante A.Uhtomskogo. Na styke estestvoznanija, religii, filosofii, psihologii i literatury / E. Ju. Zueva, K. B .

Zuev // PEM: Psychology. Educology. Medicine. – 2015. – №3-4 Abstract. The article is devoted to the legacy of the outstanding Russian scientist A. A. Ukhtomsky. His concept of the dominance relates to physiology and psychology, as well as philosophy. This concept anticipates a number of ideas of Cybernetics and Synergetics. The moral interpretation of the doctrine is close to Christianity. The author manages to bring together scientific and religious approaches .

Keywords: A. Ukhtomsky, Dominance, modeling of behavior, the category of the Face of a Person, the Law of the Double and the Deserved Companion .

Сведения об авторах

Елена Юрьевна Зуева, кандидат физико-математических наук старший научный сотрудник Института прикладной математики им .

М.В.Келдыша РАН (Москва, Россия) .

Константин Борисович Зуев, Начальник отдела по связям с общественностью Института психологии РАН (Москва, Россия) .

–  –  –

УДК 159.9.01

ИСТОРИЯ «СУБЪЕКТА» В ЕЕ НЕКОТОРЫХ

КЛЮЧЕВЫХ МОМЕНТАХ

И.Н. Карицкий. Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова (Москва, Россия), e-mail: ignikkar@mail.ru Резюме. Прослежены некоторые этапы формирования философского и психологического понятия субъекта. Более детально рассмотрены словарные значения слова «субъект», трактовка субъекта у Декарта, Канта, С.Л.Рубинштейна, В.А.Лекторского, в некоторых философских и психологических традициях, основные признаки субъекта .

Ключевые слова: понятие, реальность, субъект, объект, сознание, Я, душа .

Понятия, в которых наука мыслит реальность, есть попытка, с одной стороны, выстроить в соответствии с определенными критериями образ реальности или ее фрагмента на уровне мышления, с другой стороны, сформировать систему практических процедур взаимодействия с этой реальностью в плане достижения прагматических целей, в которой понятия играют роль одинаково толкуемых опорных моментов коммуникации. Понятия разными способами соотнесены с реальностью и в определенных отношениях коррелирует с ней, хотя в каких отношениях и в какой степени они соотнесены с реальностью – это всегда остается под вопросом, обычно разрешаемым практически либо в силу относительной успешности человеческих действий, либо в соответствии с неявными конвенциями. При этом существенно, что понятия – это только человеческие представления о реальности, но не сама реальность: как бы нам ни были привычны сами понятия, субъективно почти тождественные реальности по причине постоянного, бесконечно повторяющегося, почти автоматического их отнесения к этой реальности, они только наш образ реальности, которая всегда остается для нас темной, вещью-в-себе .

Одним из важнейших понятий-категорий современной философии, Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) гуманитарной науки в целом и, в частности, психологии является понятие субъекта .

История понятия «субъект» имеет длинную историю от древних греков до Декарта и Канта и от Канта к разнообразию современных трактовок. Попробуем проследить эту истории в некоторых существенных моментах .

До Канта «субъект» трактовался, прежде всего, как логический и грамматический субъект, а также в значении субстанции как производителя и носителя действий и свойств. В логике как часть суждения, которому приписываются определенные предикаты (свойства), аналогично в грамматике – в качестве подлежащего (в обоих этих случаях субъект был языковой реальностью, соотносимой с реальностью мира в виде выделенного в нем фрагмента – объекта). Субъект как носитель свойств и активности, по сути, совпадал с понятием субстанции .

Кант сопоставил структуру суждения со структурой познавательной ситуации, и то, что у Декарта называлось по большей части душой и мышлением, а также разумом, умом, сознанием и Я, объединил под общим понятием субъекта – того, чему принадлежит восприятие и мышление, и противопоставил так понимаемому субъекту объект в форме, прежде всего, восприятия, трактуемого на уровне эмпирического субъекта в качестве объективной реальности, а на уровне трансцендентального субъекта как интенциональное содержание сознание неизвестной природы (как то, что принадлежит самому сознанию, порождается им, или как то, что имеет своей причиной нечто объективное, существующее вне сознания) (Декарт, 1989; 1994; Кант, 1964) .

Категории философии «субъект» и «объект», уже как они представлены у Канта, являются всеобщими и парными – поскольку являясь предельными, они определяются одна через другую: в понятии субъекта уже содержится объект, в понятии объекта – субъект. В исходной трактовке этих категорий познавательный акт (правда, не в обычном его эмпирическом значении, а как исходная данность сознания) на одной стороне имеет познающего (субъект), на другой – познаваемое (объект) .

Этим, по сути, исчерпывается всеобщее содержание данных категорий в их предельно абстрактном выражении: познавательный акт и его крайние стороны, одна из которых инициирует познавательный акт и тем самым в Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) своей познавательной направленности образует другую сторону. Иными словами, в самом общем и абстрактном виде в познании выделяются только его субъект и его объект, к субъекту сводятся все возможные существа, осуществляющие акт познания, это их предельная вершина обобщения, к объекту – все возможные предметы познания, эта категория

– логическая вершина пирамиды обобщения всех этих предметов .

В той или иной философской системе эти предельные категории (субъект и объект) в процессе развертывания получают свое более конкретное содержание и значение, между ними выстраиваются опосредующие звенья (исторически это, правда, выглядит по-другому, но логически это так). Например, субъект наделяется сознанием и отождествляется с ним (поскольку достоверно мы знаем только одно существо, осуществляющее познание на уровне мышления), объект полагается производным от субъекта (в одних системах) или познание рассматривается как обусловленное практической деятельностью (в других системах) и т.д .

Категория «субъект» широко используется в философии, психологии, других науках. В то же время в ее истолковании, прежде всего в российской психологии, не только не существует единого понимания, но отдельные ее трактовки находятся в противоречии между собой и авторы различных теоретических подходов ведут дискуссии в отношении содержания термина «субъект», не всегда плодотворных, поскольку каждый настаивает на своем понимании, но, обычно, избегает детального методологического анализа этого понятия, не выясняет возможности различных допустимых его интерпретаций, не производит их взаимного соотнесения и не анализирует значение этих толкований для тех или иных конкретных исследований .

Это приводит к необходимости начать выяснять содержание слова «субъект» издалека, заглянув для начала в разного рода словари и некоторые работы по проблеме субъекта .

В общих словарях приведено несколько значений слова «субъект», не говоря уже о специализированных словарях и специальных работах, посвященных тем или иным аспектам понятия субъекта (см., напр.:

Абульханова-Славская, 1973; Акопов, 2007; Брушлинский, 2008; Знаков, 2005; Карицкий, 2005; 2010; 2011; 2012; Лекторский, 1980; 2001; 2009; 2010;

Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) Любутин, 1981; Микешина, 2002; 2009; Психология.., 2002; Рубинштейн, 1983; 1997; 2002; 2003; Слинин, 2001 и др.) .

Словари, как общие, так и специализированные, конечно, не являются главным аргументом в анализе содержания понятий. Но в них, хотя и с некоторым опозданием, отражается сложившаяся языковая картина, статус-кво тех или иных слов, и они представляют основные, относительно широко используемые значения слов .

Так, в «Словаре русского языка» С.И. Ожегова (изд. 1991 г., первое изд. – 1949 г.) приведено пять значений слова «субъект»: 1) философское

– познающий и действующий человек, которому противопоставлен объект;

2) книжное – человек как носитель каких-нибудь свойств; 3) разговорное – человек вообще, обычно характеризуемый отрицательно (подозрительный субъект, странный субъект); 4) логическое – предмет суждения и

5) грамматическое – семантическая категория со значением производителя действия или носителя состояния (Ожегов, 1991, с. 776) .

При желании можно обнаружить определенную смысловую общность разных значений этого слова, которая и позволяет использовать его в столь различных ипостасях. Эта общность заключается в моменте основности (быть в основе) и активности, которая приписана субъекту по какому-либо критерию. Такой субъект не обязательно является человеком (логический и грамматический субъект), хотя все значения восходят к одному источнику (древнегреческому и латинскому). В то же время понятно, что из этих пяти значений в философской и психологической литературе в содержательном отношении могут быть использованы только первые два значения слова «субъект» (если отвлечься от логического значения термина «субъект», отвлечься от того, что логика является частью философии, и отвлечься от соотношений между логическими и грамматическими категориями, с одной стороны, и реальностью, с другой) .

Обратим также внимание на то, что прилагательное «субъектный», согласно этому словарю, существительное «субъект» образует только в 1-м, 4-м и 5-м значениях (там же) .

В «Современном толковом словаре русского языка» (2003 г.) добавлены еще два значения, являющиеся производными от первых двух значений слова «субъект» словаря С.И. Ожегова: 6) субъект как лицо или группа лиц, коллектив, организация, выступающие активным деятелем в Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) каком-либо акте, процессе; 7) субъект как лицо или организация, обладающие определенными правами и обязанностями (юридический термин) (Современный.., 2003, с.807-808). Как видно, первое из этих двух значений также может быть применимо в психологическом смысле .

Если ввести специальные наименования для перечисленных в этих словарях субъектов, то субъект в значении 1) «познающий и действующий человек, которому противопоставлен объект» – это субъект вообще;

субъект в значении 2) «носитель свойств» – это субъект присущности (или принадлежности); субъект в значении 3) «человек вообще» – это субъект в обыденном смысле; субъект в значении 4) «предмет суждения» – логический субъект; субъект в значении 5) «семантическая категория со значением производителя действия или носителя состояния» – грамматический субъект; субъект в значении 6) «деятель» – субъект действия (или деятельности); субъект в значении 7) «субъект как лицо или организация, обладающие определенными правами и обязанностями» – юридический субъект. Это различение нам пригодится в дальнейшем .

«Философский энциклопедический словарь» (1989 г.) определяет субъект как носителя предметно-практической деятельности и познания (индивид или социальная группа), источник активности, направленный на объект. В качестве объекта выступает фрагмент объективной реальности, данный субъекту в формах его деятельности. В словаре также приведен ряд трактовок понятия субъекта, существовавших в истории философии, но сегодня утративших свое значение (Философский.., 1989, с. 633-634) .

Следует также отметить, что в настоящее время существует значительное разнообразие философских трактовок понятия субъекта, различающихся теми или иными подходами в развертывании его содержания – марксизм, феноменология, неклассическая философия, постклассика, модернизм, постструктурализм и др. Вместе с тем они сохраняют основную характеристику субъекта как активного момента в связке субъект-объект .

В словарях по психологии имеется схожее понимание субъекта .

Словарь «Психология» (1990 г.): субъект – индивид или группа как источник познания и преобразования действительности; носитель активности. Далее отмечается, что эта активность направлена на объект (Психология.., 1990, с. 389). В словаре И.М. Кондакова (2003 г.): субъект – индивид (или социальная группа), реализующий познавательную или Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) предметно-преобразующую деятельность, направленную на конкретный предмет (Кондаков, 2003, с.348). По мнению Р.С. Немова, в психологии термин «субъект» используется в трех основных значениях: 1) человек как субъект деятельности, проявляющий активность по отношению к окружающему миру (объекту его деятельности); 2) человек как субъект воздействия на другого человека, рассматриваемого как объект воздействия; 3) субъективное (внутренний мир человека) в противоположность объективному (внешнему миру) (Немов, 2003, с. 244) .

В «Большом психологическом словаре» под редакцией Б.Г. Мещерякова и В.П. Зинченко хотя нет словарной статьи «Субъект», но общее понимание субъекта содержится в статье «Деятельность»: «Деятельность – активное взаимодействие с окружающей действительностью, в ходе которого живое существо выступает как субъект, целенаправленно воздействующий на объект и удовлетворяющий т.о. свои потребности» (Большой.., 2003, с. 135). Таким образом, словари по психологии в целом излагают философскую трактовку субъекта .

Если обратиться к значению «subject» в английском языке, то мы здесь наблюдаем существенные отличия от словарей русского языка, прежде всего, в плане значительно большей многозначности этого слова .

Слово «subject» (в форме существительного) в английском языке помимо перечисленных для русского «субъект» (субъект – в философским, логическом, грамматическом и юридическом смысле; думающее, чувствующее существо, рассудок, эго; человек; подлежащее), имеет также значения: предмет, тема, вещь; сюжет, обстоятельство; учебная дисциплина; объект; пациент, подопытный; труп; повод, основание;

подданный; субстанция, реальность; музыкальная тема и ряд других. То есть при большом многообразии значений английское «subject»

употребляется также в смысле «объект». Но важно то, что в английском «subject» сохраняет значение субъекта как противоположного «object» – объекту в философском смысле, хотя эти слова («subject» и «object») и имеют ряд общих значений: человек, предмет, объект и др. А если посмотреть словарные статьи, в которых даны другие грамматические формы слова «subject» (прилагательное, глагол, наречие) и слова, образованные на основе «subject», то картина семантических значений «subject» оказывается еще более богатой, чем «субъект» в русском языке, Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) с его 5-7 значениями. Например, такие как: подчиненный; подконтрольный;

подверженный; представлять и др. (Новый.., 2001, с. 394-395; Oxford.., 2009) .

Аналогично во французском языке, слово «sujet» имеет значения:

сюжет; тема, предмет; причина, повод; основание; лицо, субъект, участник;

подопытный; пациент; подлежащее; танцор; подданный; девушка и др .

(Гак, Ганшина, 2004; Ганшина, 1977, с. 808; Гринева, Громова, 1988, с. 567) .

Понятно, что в обоих случаях нас интересуют, прежде всего, философские значения терминов «subject» и «sujet», т.е. «субъект» .

Собственно психологические значения этих слов в западноевропейских языках отсутствуют, если не иметь в виду использование этих слов в контексте эмпирических исследований и психологических практик в значении «подопытный», «испытуемый», «обследуемый», «исследуемый», «пациент», «клиент» .

«Оксфордский словарь» дает такое определение двум философским значениям «subject» (Oxford.., 2009): 1) «a thinking or feeling entity; the conscious mind; the ego, especially as opposed to anything external to the mind» («думающее или чувствующее существо; рассудок; эго, главным образом, что-либо внешнее противоположное уму»), 2) «the central substance or core of a thing as opposed to its attributes»

(«центральная субстанция или ядро вещи в противоположность ее свойствам»). То есть в первом случае это наш субъект, обладающий чувствами и мышлением, Я, противостоящее внешнему. Во втором случае речь идет о субстанции (основе) или сущности вещи; данное значение «subject» на самом деле в неявном виде присутствует и в первом философском значении этого слова .

В «Оксфордском словаре» также указывается происхождение английского «subject»: «Middle English (in the sense “(person) owing obedience”): from Old French suget, from Latin subjectus “brought under”, past participle of subicere, from sub- “under” + jacere “throw”. Senses relating to philosophy, logic, and grammar are derived ultimately from Aristotle's use of to hupokeimenon meaning “material from which things are made” and “subject of attributes and predicates”» («Среднеанглийский язык (в смысле “(человек), должный повиноваться”): от Старого французского suget, от латинского Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) subjectus, “лежащий в основе”, причастие прошедшего времени subicere (подчиненный), от sub- “под” + jacere “бросок”. Значения слова, относящиеся к философии, логике и грамматики, ведут происхождение в конечном счете от использования Аристотелем термина “hupokeimenon”, означающего “материал, из которого сделана вещь” и “основа атрибутов и свойств”») (Oxford.., 2009). Эта статья до определенной степени позволяет проследить эволюцию значений слова «subject» в его исторических вариациях от древних греков, через латинский и французский языки к современному английскому, а значит и точнее понять тот смысл, который в него вкладывался и вкладывается .

Для Декарта, явившегося родоначальником субъектно-объектного рассмотрения процесса познания, субъект описывается в следующих положениях: 1) субъект – это характеристика чего-либо (часто субстанции) как производителя, носителя каких-либо действий или свойств,

2) основными простыми (несоставными) субъектами являются три субстанции: Бог, мышление (душа, Я, сознание) и материя (протяженность, тело), 3) мышление (душа, Я, сознание) есть простой субъект, осуществляющий функции мышления такие, как: разуметь, желать, воображать, вспоминать, чувствовать и т.п., 4) «субстанция, представляющая собой непосредственный субъект… протяженности… – именуется телом» (Декарт, 1994, с. 128), 5) существование Я абсолютно достоверно, 6) человек является сложным субъектом, состоящим из души и тела, которые взаимодействуют, 7) субъект (мышление, сознание) противопоставлен объекту, как тому, что познается, 8) субъект (мышление, сознание) проявляет познавательную активность в отношении объекта (см.: Декарт, 1989, с. 172, 177, 269, 306, 408, 423, 462, 464-467, 598-599 и др.; Декарт, 1994, с. 97, 138-139, 145, 197, 212, 240, 265, 290, 300, 306, 310, 312, 319, 459, 571, 581, 586 и др.; Микешина, 2002, с. 123-155) .

При этом у самого Декарта мы не найдем активного использования термина «субъект» (не считая его логического значения), он в основном говорит о Я, душе и мышлении, а субъект для него основание (субстанция, то что производит) как мышления, так и протяженности, а также и вообще каких-либо других свойств (атрибутов и акциденций), что указывает, скорее, на средневековые коннотации субъекта, а не его трактовку в Новое время. Противопоставленность субъекта и объекта не понимается как Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) некого рода противоречие между ними, а только как две крайние стороны познавательного отношения, одной из которых выступает душа, Я, мышление, а другой нечто в качестве объекта. И конечно, обычно о Декарте говорят, как о дуалисте, который полагает, что существуют две независимые субстанции, но сам Декарт говорит еще о Боге как субстанции, в которой находят свое основание две другие – мышление и материя. Надо также иметь в виду, что всякая концепция, тем более оказавшая большое влияние на философский дискурс, и система Декарта здесь не исключение, существует не сама по себе, в своей чистой, изначальной аутентичности, а в том пространстве культурных коннотаций и акцентуаций, которые выявляют и проясняют ее смысл для современников и последующих поколений мыслителей. Поэтому исходное многообразие картезианских философских размышлений, подвергнутое, с одной стороны, культурно-исторической фильтрации, с другой – многообразным интерпретациям, увязываниям в различные системы понятий, а также тривиальной редукции, для нынешнего исследователя, сводится к субъекту, центрируемому в сознании и Я, и интенции сознания, образующей свой объект .

В дальнейшем развитии философской мысли субъект стал трактоваться как человек или его сущность, в основном в аспекте познавательного отношения человека (субъекта) к действительности (объекту) (Дж. Локк, Г. Лейбниц, Дж. Беркли, Д. Юм, И. Кант, И.Г. Фихте, Ф. Шеллинг, Г. Гегель, Л. Фейербах, В. Дильтей, Р. Авенариус, А. Бергсон, Э. Гуссерль, Г. Риккерт, К. Ясперс, М. Хайдеггер, Э. Мунье, Ж.-П.Сартр и др.) (Гегель, 1975-1977; Гутнер, 2003; Кант, 1964; Кузнецов, 1989;

Лекторский, 1980; 2001; 2009; 2010; Любутин, 1981; Микешина, 2002; 2009, с. 5-15; Соловьев, 1901 и др.) .

Важной в разработке категории субъекта является работа, выполненная Кантом. Основные моменты его учения о субъекте представлены следующими позициями: 1) субъект – это мышление, чувствование, сознание, душа, Я (Кант обычно употребляет выражение «мыслящий субъект», понимая мышление в широком смысле как сознание), 2) необходимо различать трансцендентальный субъект и эмпирический как два уровня организации (структуры) одного субъекта,

3) трансцендентальный субъект – субъект вообще как основание Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) априорных форм восприятия и познания, 4) для трансцендентального субъекта мир (объект) есть его представление, 5) эмпирический субъект – конкретный индивид, 6) для эмпирического субъекта мир существует как внешние субъекту объекты (явления), 7) объекты существуют реально, но как вещи-в-себе, для субъекта они существуют в качестве явлений, представлений, обусловленных априорными формами познания трансцендентального субъекта, т.е. как созданные им, 8) субъект проявляет познавательную активность в отношении объекта (см.: Кант, 1964, с. 78, 91, 132-157, 190-209, 213-215, 227, 241, 255-258, 270-303, 317и др.) .

Как видим, хотя субъект у Декарта и Канта – это мыслящее существо (обладающее сознанием), и в обоих случаях субъект противопоставлен объекту, активен в отношении его, но у Декарта субъект познает объект, который выступает источником знания, а у Канта источник знания и данности самого объекта зависят от субъекта: субъект производит объект, т.е. их взаимоотношения являются прямо противоположными .

В то же время, необходимо пояснение в отношении той ситуации, в которой были сформированы понятия субъекта и объекта. Исходно понятие субъектно-объектных отношений было введено для анализа специфической проблемы, поставленной в философии: как Я может чтолибо знать. И сначала эта проблема даже рассматривалась в других терминах: как мышление (сознание, ум, душа, Я) и его содержание (Декарт), которые лишь затем обрели в рамках этого отношения названия субъекта и объекта. И эта проблема – не вполне проблема познавательного акта в обычной его трактовке (скорее, это даже совсем другая проблема): здесь есть самосущее Я (субъект) и непосредственная данность ему его содержания (объекта). И отношения Я и его содержания могут быть поняты по-разному: объект может быть порожден субъектом (полностью или в каких-то аспектах), они могут быть независимы (полностью или частично), субъект может быть порожден объектом (опять же полностью или частично). Сейчас это рассматривается как сфера трансцендентального сознания: сфера трансцендентального субъекта и интенциональных объектов, имманентных сознанию (по Э. Гуссерлю) .

Таким образом, субъектно-объектное отношение – это не просто Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) познавательное отношение в противоположность практическому, в этом категориальном отношении схватывается сам способ бытия такого сущего как человек в его отношении к другим сущим как известным ему, данным ему. Человек здесь присутствует только как сознание, а эта известность других сущих есть содержание его сознания, но не более того. Он сам в этих отношениях определяется как субъект, а содержание сознания (каким бы оно не было) – как объект. Субъектно-объектное отношение – это универсальное отношение человеческого бытия, кардинальный факт его существования. Он более общ, чем познание или практика, они только частичные и производные случаи этого отношения. Называть это исходное и кардинальное отношение познавательным – не точно .

Естественно, что эмпирические науки, в том числе психология, не могут брать субъект и объект в их полной абстрактности, поскольку объект (человек) и предмет (психика) их исследования – очень конкретны в своем содержании. И более того, с необходимостью находясь в позиции практического реализма и научного материализма, они полагают объективное, внешнее существование реальности и объективное существование самого человека, его организма, т.е. они берут человека во всей его эмпирической полноте. А значит, для них указанная философская проблема не может существовать в ее исходной постановке, а только на фоне уже совсем других имплицитных мировоззренческих установок, как заранее решенная: человек и внешний ему мир. Тогда остается только исследовать взаимоотношения человека и мира, а не сознания и его содержания до какого-либо опыта, до всякого мира и телесного человека .

Философы-эмпирики, как материалисты (Ф. Бэкон, Т. Гоббс, Дж. Локк и др.), так и идеалисты (Дж. Беркли, Д. Юм и др.), исходили из того, что субъектом познания выступает отдельный человек, главной познавательной способностью которого является чувственное познание, направленное на свой объект – природу. «Главная особенность трактовки представителями эмпиризма проблемы субъекта и объекта заключается в том, что они свели данную проблему к гносеологическому отношению чувственного образа и вещи» (Субъект.., 1979). Но материалистыэмпирики сводили чувственный образ к вещи (по мнению Т. Гоббса и Дж. Локка, все понятия человеческого ума порождены чувственным познанием), а идеалисты-эмпирики сводили вещь к чувственному образу .

Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) Позже указанную линию понимания субъекта и объекта продолжил Л. Фейербах. Фейербах рассматривал субъект как реального целостного человека в единстве его тела и сознания, объектом познания для него была природа, данная в чувственном созерцании. Далее К. Маркс к познавательному отношению субъекта и объекта добавляет практическое (субъект не только познает мир, но и изменяет, преобразует его) и развивает представление о значении общества в детерминации субъекта .

Если обобщить материалистическую линию представлений о субъекте (а психология как конкретная наука по большей части все же имплицитно полагает в своей основе материалистическое представление о реальности), то основные положения в трактовке субъекта выглядят следующим образом. Субъект – это: 1) конкретный телесный индивид,

2) детерминированный биологически и социально, 3) существующий в обществе (его нельзя брать изолированно от общества), 4) носитель социальной деятельности (прежде всего практической, а только потом познавательной), 5) носитель сознания, которое формируется в деятельности (сознание имеет общественный характер), 6) необходимо предполагает объект, на который направлена его практическая и познавательная деятельность .

Материалистическая линия в философии это только одно из ее направлений, а проблема субъекта развивалась в основном в рамках линии субъективного идеализма и феноменологии, поднявших важные проблемы отношения человека к реальности. Поэтому необходимо учесть и некоторые моменты трактовки субъекта в данных подходах. Это связано в основном с сознанием, в котором, собственно, и развертывается драма субъектно-объектных отношений, при этом в ее исходной постановке и относительным характером понятий «субъект» и «объект» .

В понимании субъекта в отечественной психологии обычно исходят из его трактовки С.Л. Рубинштейном. При этом опора на тексты Рубинштейна у разных авторов приводит к весьма различным развертываниям этого понятия. Мы предприняли специальный анализ того, в каком значении слово «субъект» используется в трудах Рубинштейна. Понятно, что исходное, общее понимание субъекта у автора состоит в том, что субъектом является живой телесный человек во всем многообразии его социальных связей, внутренней жизни, осуществляющий Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) практическую и познавательную деятельность, имеющую в качестве своего объекта природный и социальный мир. Этот человек является сознательным существом, его центром выступает Я, самосознание .

Неотъемлемой характеристикой субъекта является направленность его активности, деятельности на объект. Это – суть понимания субъекта Рубинштейном, на котором он настаивает, которое в разных версиях повторяет и которое лежит в основе всех других смысловых вариаций этого термина. Но в том или ином контексте в понятии субъекта акцентируется тот или другой его содержательный компонент, что в отрыве от исходной трактовки субъекта Рубинштейном, игнорировании целостного контекста его трудов и в рамках узкого контекста обсуждения какой-то конкретной проблемы естественным образом приводит к какомуто особому пониманию и самого субъекта. Чтобы не быть голословными, приведем примеры и сделаем некоторые комментарии .

Анализ текста и контекста показывает, что С.Л. Рубинштейн в своих работах (1983; 1997; 2002; 2003) использует слово «субъект» в следующих значениях .

1. В философском понимании субъекта как познающего и действующего человека, активность которого направлена на объект познания или преобразования, т.е. как субъект вообще .

Примеры: «Маркс, пользуясь гегелевской терминологией, определяет человеческую деятельность как опредмечивание субъекта, которое вместе с тем есть распредмечивание объекта» (1983). «Образ вещи – результат взаимодействия субъекта с объектом» (1997, с. 221) .

«На самом же деле объектом познания может стать и субъект, т.е. то реальное сознательное существо (человек), которое в тех или иных актах познания выступает в качестве, в функции или роли субъекта…» (это положение важно в том отношении, что показывает, что быть человеком и быть субъектом, по Рубинштейну, – это не одно и то же, человек выступает «в качестве субъекта», «в роли субъекта» в определенных ситуациях, в определенных отношениях) (1997, с. 309). «…по мере того как с развитием общественной практики он [человек] становится субъектом в подлинном смысле слова, сознательно выделяющим себя из окружающего и соотносящегося с ним» (2002, с. 19). «Таким образом, единство сознания и деятельности или поведения основывается на единстве сознания и Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) действительности или бытия, объективное содержание которого опосредует сознание, на единстве субъекта и объекта» (2002, с. 31) .

«Деятельность человека становится сознательной деятельностью. В ходе ее и формируется и проявляется сознание человека, как отражение независимого от него объекта и отношение к нему субъекта» (2002, с. 173) .

«Для строения деятельности при этом существенно не только то, что она исходит от субъекта, но также – и никак не в меньшей мере – и то, что она направляется на объект и в самом внутреннем своем содержании обусловлена им» (2002, с. 208). «Поэтому в каждом из изученных нами до сих пор процессов всегда имеется какое-то отношение личности к миру, субъекта к объекту, сознания к предмету» (2002, с. 495). «Сводить всю проблему внимания к структурности чувственного поля – значит в конечном счете отрицать существование субъекта, противопоставляющего себя предметам и активно воздействующего на них» (2002, с. 500) .

«Значение деятельности в том прежде всего и заключается, что в ней и через нее устанавливается действенная связь между человеком и миром, благодаря которой бытие выступает как реальное единство и взаимопроникновение субъекта и объекта… Вместе с тем в деятельности и через деятельность индивид реализует и утверждает себя как субъект, как личность: как субъект – в своем отношении к объектам, им порожденным, как личность – в своем отношении к другим людям, на которых он в своей деятельности воздействует и с которыми он через нее вступает в контакт» (здесь наличествует различение субъекта и личности, хотя в ряде других мест – см. ниже – личность называется реальным субъектом) (2002, с. 594). «Отношение человека как субъекта к объективной реальности – это исходное, основное отношение для постановки гносеологической проблемы… Единство (диалектика) субъекта и объекта обнаруживается как в практической деятельности человека, так и в познании» (2003, с. 82). «Бытие существует и независимо от субъекта, но в качестве объекта оно соотносительно с субъектом» (2003, с. 85) .

«Познающий субъект – это человек, сущее, наделенное сознанием, расположенное внутри сущего» (2003, с. 288) .

Комментарий. Это основное, исходное понимание субъекта Рубинштейном, оно является философским и общим для всей марксистской философии. Там где Рубинштейн преодолевает (развивает) Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) марксистскую философию и Маркса, он обращается, с одной стороны, к природному началу человека (частично возвращаясь к Л. Фейербаху), с другой – к его личностной составляющей (и здесь на первый план выходят экзистенциальные и персоналистические темы), и расширяет понятие субъекта до субъекта жизни (отказываясь от более узкой трактовки субъекта как субъекта практики (деятельности), познания и сознания) .

2. В значении человека как носителя свойств или производителя деятельности, т.е. субъекта присущности .

Примеры: «…принадлежность индивиду, субъекту является первым существенным признаком психического…» (2002, с. 19). «Но всякое действие и всякая деятельность предполагают действующего индивида, субъекта этой деятельности» (2002, с. 210). «Мозг – только орган психической деятельности, человек – ее субъект» (2003, с. 47) .

Комментарий. Понятно, что в основе лежит философское (марксистское) понимание субъекта, но здесь как бы отсечен объект, он только предполагается, на него направлена деятельность субъекта. Если проигнорировать то, что находится за скобками узкого контекста (ведь нельзя же все время приговаривать: субъект и объект неразделимы), но с необходимостью присутствует в понятии, то субъект здесь превращается в субстанцию, основание для предикатов, в данном случае – только в носитель деятельности .

3. В значении «испытуемый» .

Примеры: «При первом способе ориентации иллюзии возникают вследствие незамеченного поворота.., при втором способе – вследствие неверного определения положения данных, воспринимаемых субъектом, пунктов местности к одному из четырех основных компасных направлений» (2002, с. 295). «Все эти отклонения непосредственного переживания длительности как у маниакальных больных, так и у обеих групп депрессивных, обнаруживают по патологическому материалу связь переоценок и недооценок временнй длительности с эмоциональным отношением субъекта к переживаемому и подтверждает выше отмеченное положение об эмоциональной детерминированности оценок времени»

(2002, с. 304). «Исследования… отчетливо вскрыли роль осмысливания в запоминании… вместо механического воспроизведения смежных частей, которое должно было бы иметь место согласно законам ассоциации, Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) фактически при запоминании и воспроизведении осмысленного текста происходит значительно более сложный процесс смыслового отбора, в результате которого преимущественно закрепляется наиболее существенное для данного субъекта, основной смысловой остов текста»

(2002, с. 331). «Ряд исследователей (Г. Мюллер, Ф. Шуман, Т. Смит (Smith)) выяснил, что насильственное подавление ритмизации делало для некоторых субъектов совершенно невозможным запоминание» (2002, с. 334). «Зависимость запоминания от функции или роли, которую тот или иной материал играет в совершаемой субъектом деятельности, обнаружилась единообразно в опытах как П.И. Зинченко, так и А.А. Смирнова» (2002, с. 339). «Собственная речевая формулировка, измененная при первоначальном, у этих испытуемых обычно сначала неточном, воспроизведении, затрудняла затем воспроизведение формы подлинного текста. Происходившая… в перерыве между первоначальным заучиванием и последующим доучиванием дальнейшая работа мысли над содержанием афоризма, которая отливается субъектом в им привнесенную форму, все более разрыхляла связи между содержанием и речевой формой подлинника, вклинивая между ними свои привнесенные формулировки» (2002, с. 351-352). «В специальных опытах некоторые из вышеперечисленных исследователей (К. Ландис, М. Шерман) пытались различными раздражителями вызвать в лабораторных условиях у подопытных субъектов различные эмоциональные состояния, требуя от испытуемых, чтобы они, не будучи осведомлены о том, действию какого раздражителя подвергся наблюдаемый ими субъект, по выражению его лица определили, какую эмоцию он испытывает» (2002, с. 537) .

«Повышенная внушаемость отличает истерических субъектов» (2002, с. 580) .

Комментарий. В приведенных цитатах слово «субъект» можно понимать двояко: как «человек» или как «испытуемый». В первом случае это тогда пример для следующего пункта. Но мы специально выделили этот ряд применений «субъекта», чтобы, с одной стороны, соотнести его с использованием в английском языке «subject» и во французском «sujet» в значении «подопытный», а с другой стороны, показать намечающуюся (но нереализованную) тенденцию и в русском языке употребления в том же значении слова «субъект» .

Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online)

4. Как синоним для слов «человек», «индивид», «лицо» (в значении «человек») .

Примеры: «…в нем [в реальном сознании] существенную роль играет отношение вещей к потребностям и действиям субъекта как общественного индивида и его отношение к окружающему» (1997, с. 310) .

«Через посредство деятельности субъекта его психика становится познаваема для других» (2002, с. 38). «Но нельзя вместе с тем, с другой стороны, отожествлять деятельность человека в подлинном специфическом смысле этого слова с активностью субъекта вообще»

(2002, с. 209). «В ассоциативном процессе связи и отношения, объективно определяющие течение процесса, не осознаются самим субъектом как связи его предметного содержания. Поэтому содержание процесса субъективно в познавательном отношении, и вместе с тем его течение автоматично, независимо от субъекта; субъект не регулирует его течения»

(2002, с. 387). «Лишенный воображения ребенок мало доступен воздействию искусства, которое в состоянии оказать исключительно глубокое формирующее влияние на внутреннюю жизнь восприимчивого к нему субъекта» (2002, с. 382). «Наличие проблемной ситуации, с которой начинается мыслительный процесс, всегда направленный на разрешение какой-нибудь задачи, свидетельствует о том, что исходная ситуация дана в представлении субъекта неадекватно, в случайном аспекте, в несущественных связях» (2002, с. 399). «…одно дело, если стимулом для мыслительного процесса служит практическая, действенная ситуация, непосредственная необходимость для субъекта немедленно выйти из затруднения, в котором он оказался; совсем другое дело, когда речь идет о разрешении теоретической проблемы, прямо не связанной с практической ситуацией, в которой в данный момент находится человек» (2002, с. 413) .

«Выразительное движение из непроизвольной разрядки может стать речью, приобрести значение только в силу того, что субъект замечает то воздействие, которое оно оказывает на других. Ребенок сначала издает крик потому, что он голоден, а затем пользуется им для того, чтобы его накормили» (2002, с. 460). «…одно и то же местоимение “он” или “она” сплошь и рядом в одном и том же предложении относятся к различным субъектам» (2002, с. 483). «Вставшая перед субъектом и принятая им задача, направляя его мысли по единому руслу, сосредоточивает их на Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) едином предмете; этим и порождается сосредоточенность, которой обычно характеризуют внимание» (2002, с. 497). «В ходе деятельности есть обычно критические точки, в которых определяется благоприятный для субъекта или неблагоприятный для него результат, оборот или исход его деятельности. Человек как сознательное существо более или менее адекватно предвидит приближение этих критических точек» (2002, с. 521) .

«У маленьких детей и у некоторых взрослых – больших детей – чуть ли не каждое эмоциональное впечатление, не встречая собственно никакой устойчивой организации и иерархии мотивов, никаких барьеров, беспрепятственно иррадиирует и диффузно распространяется, порождая чрезвычайно неустойчивые, переменчивые, капризные настроения, которые быстро сменяют друг друга; и каждый раз субъект легко поддается этой смене настроения, не способный совладать с первым падающим на него впечатлением и как бы локализовать его эмоциональный эффект» (2002, с. 554). «В контексте различных конкретных общественных ситуаций одно и то же действие может приобрести объективно различный общественный смысл. В контексте целей и мотивов действующего субъекта оно приобретает для него тот или иной личностный смысл» (2002, с. 594). «Так, оценка, направленная непосредственно на личность действующего субъекта, действует вообще иначе, чем оценка, направленная лишь на те или иные его действия»

(здесь субъект приобретает личность, но в свете других высказываний Рубинштейна именно человек обладает личностью, а не субъект) (2002, с. 626). «Личность, субъект это… конкретный, исторический, живой индивид, включенный в реальные отношения к реальному миру» (2002, с. 740). «Будучи обусловлены внешними воздействиями, психические процессы определяют поведение, опосредствуя зависимость поведения субъекта от объективных условий» (2003, с. 272). «От такого обобщенного, итогового отношения человека к жизни зависит и поведение субъекта в любой ситуации… Таким образом, возникает необходимость создания концепции жизни субъекта, человека…» (2003, с. 367) .

Комментарий. В значении «человек», «индивид», «лицо» слово «субъект» употребляется наиболее часто. Во всех этих случаях без всякого ущерба для смысла текста мы можем заменить слово «субъект»

словом «человек» или «индивид», иногда «лицо» (они обычно тут же Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) встречаются как синонимы). Анализ текстов показывает, что в приведенных отрывках в той или иной степени выраженности присутствует и исходная трактовка субъекта как философской категории, иногда достаточно явно, часто почти неразличимо, но все же это слово в данных текстах употреблено именно в значении «человек». Понятно также, что сама исходная трактовка субъекта как человека, позволяет использовать «субъект» и «человек» как неточные синонимы, хотя человек все же гораздо больше, богаче субъекта, субъект только один бледный, абстрактный аспект действительного человека в бесконечности его реальных проявлений .

Далее, можно предполагать, что в период написания анализируемых трудов языковая и культурная ситуация была такова, что слово «субъект» широкой публикой использовалось в значении «человек» .

Вернемся к статье в словаре С.И. Ожегова (1-е изд. – 1949 г., 2-е – 1952 г., 4-е – 1960 г.): значение 3) «разговорное – человек вообще, обычно характеризуемый отрицательно (подозрительный субъект, странный субъект)». Сейчас слово «субъект» в этом значении малоупотребимо, но в середине XX века было в достаточно широком ходу, что позволило ему войти и в словари (как известно, в словарях фиксируется уже сложившаяся практика использования слов с отсрочкой в 10-20 лет). Значит, в этом случае и Рубинштейном «субъект» легко употреблялся в значении «человек» .

Наконец, можно выделить еще один момент (о котором хорошо знают литературные редакторы): чтобы избежать бесконечного повторения одних и тех же слов, которые требуются исходя из содержания текста, но что снижает эстетическое качество текста, и авторы, и редакторы ищут синонимы, которые никогда полностью не совпадают с заменяемым словом (тем более в научном тексте), но что облегчает и улучшает структуру текста для восприятия. Можно предположить, что сознательно или бессознательно чувство стиля также сыграло здесь свою роль .

Можно также сделать еще одно предположение. В перечисленных текстах наблюдается формирование сугубо психологического термина «субъект» в значении «человек как предмет психологического исследования». Это значение, с одной стороны, шире, чем субъект в Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) качестве подопытного, поскольку включает не только экспериментальные ситуации, но и все психологические исследования, в том числе теоретические, с другой стороны, же чем человек, поскольку выделяет в нем психологическую сторону, т.е. берет человека только в его психологическом качестве. Если это предположение верно, то мы тогда наблюдаем в текстах Рубинштейна возникновение важнейшей психологической категории, которой, по сути, лишена и современная психология, но которая могла бы свести воедино, интегрировать психологию человека, поскольку ни психология личности, ни общая психология (учение о психике) этой целостности не достигают .

5. В значении Я, самосознания .

Примеры: «Для этого индивид должен быть в состоянии подняться над своими влечениями и, отвлекаясь от них, осознать самого себя, как “я”, как субъекта…» (2002, с. 566). «Поэтому последний завершающий вопрос, который встает перед нами в плане психологического изучения личности, это вопрос о ее самосознании, о личности как “я”, которое в качестве субъекта сознательно присваивает себе все, что делает человек, относит к себе все исходящие от него дела и поступки и сознательно принимает на себя за них ответственность в качестве их автора и творца»

(2002, с. 740). «Прежде чем стать субъектом практической и теоретической деятельности, “я” само формируется в ней» (2002, с. 741). «Субъект в специфическом смысле слова (как “Я”) – это субъект сознательной, произвольной деятельности» (2003, с. 273). «“Я” – это не сознание, а человек, субъект как сознательный деятель» (2003, с. 351) .

Комментарий. Поскольку субъект как реальный живой человек както устроен, то он имеет определенную структуру. Эта структура имеет центр, ядро субъекта и ряд подвижных, изменчивых и многомерных кругов более периферийных областей, вплоть до тех, которые являясь субъектом в смысле того, что они составляют человека, субъектом не являются в том смысле, что он не управляет ими, не сознает их, не подозревает об их существовании. Я может пониматься в разных смыслах, но если не углубляться в проблему, то именно оно является центром субъекта, а значит, несомненно, субъектом. Сам Рубинштейн прослеживает этапы становления человека как субъекта, формирование и развитие Я у него является неотъемлемым моментом этого становления, т.е. яйность Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) субъекта – его необходимый элемент, он без него не существует. В разных частях своих работ Рубинштейн обращает внимание на разные аспекты человеческой субъектности: где-то он подробно рассматривает взаимоопределение субъекта и объекта в деятельности, где-то развертывает представление о субъекте как живом человеке, в приведенных отрывках акцент сделан на развитии самосознания .

6. В значении «личность» .

Примеры: «Становление предметного сознания, в котором субъект противополагается объекту, является по существу не чем иным, как идеальным аспектом становления личности как реального субъекта общественной практики» (2002, с. 36). «В итоге онтогенетического развития в жизнь вступает и в жизни дальше формируется личность – субъект практической и теоретической деятельности» (2002, с. 198) .

«Поскольку личность бесспорно является субъектом деятельности и сознания, – тем, кто мыслит, чувствует, действует, от кого исходят действия» (в этой цитате присутствуют два момента: а) личность – субъект деятельности и сознания и б) субъект – это тот, «кто мыслит, чувствует, действует, от кого исходят действия»; это позволяет различить у С.Л. Рубинштейна одно из используемых значений слова «субъект» как того, кто действует, и понять, что личность является таким субъектом) (2002, с. 210). «Характер формируется в процессе развития личности как субъекта, активно включающегося в многообразную совокупность общественных отношений» (2002, с. 738). «Первый этап в реальном формировании личности как самостоятельного субъекта, выделяющегося из окружающего, связан с овладением собственным телом, с возникновением произвольных движений» (2002, с. 741). «…соотнесенный с личностью как реальным субъектом» (2003, с. 20). «…вопрос о личности как психологическом субъекте непосредственно связан с соотношением непроизвольных и так называемых произвольных процессов» (2003, с. 273) .

Комментарий. Здесь, как и в предыдущем случае, присутствует представление о структуре субъекта. Если Я, самосознание – центр субъекта, то личность, если можно так выразиться, – его центральная периферия .

Таким образом, по существу все приведенные трактовки субъекта у Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) С.Л. Рубинштейна, несмотря на их видимые различия, сводятся к тому, что субъектом является реальный человек в его многогранной жизнедеятельности, направленной на познание и преобразование мира и самого себя. Когда эта деятельность обращена к самому человеку, то ее непосредственным субъектом является Я. Естественно, человек является субъектом не только познания и практики, как многообразно направленное существо, имеющее развитый внутренний мир, он – субъект сознания, созерцания, жизни и всех иных своих проявлений. Только понятие субъекта (субъекта вообще) остается в логическом отношении наиболее общим и одновременно наиболее бедным по содержанию (предельно абстрактным), вмещающим в себя все частные (более конкретные) субъекты .

В то же время существующие концепции субъекта, разработанные теми или иными авторами с опорой на труды С.Л. Рубинштейна, имеют определенные основания в его произведениях, поскольку высказанные Рубинштейном идеи могут быть развиты в разных направлениях в зависимости от их истолкования и собственных авторских методологических установок .

Одним из ведущих специалистов по проблеме субъекта в России является В.А. Лекторский, посвятивший ряд работ философскому анализу этой категории. Он отмечает: «Субъект… – носитель деятельности, сознания и познания… Большинство представителей классической философии отождествляли субъект с центром сознания, с Я… Проблематика, связанная с пониманием субъекта, была в классической философии по сути дела тождественна проблематике Я… Для современной философии субъект – это прежде всего конкретный телесный индивид, существующий в пространстве и времени, включенный в определенную культуру… Непосредственно внутренне по отношению к индивиду субъект выступает как Я… Субъект является необходимым полюсом субъектно-объектных отношений» (Лекторский, 2010, с. 659–660) .

«Активность субъекта необходимо предполагает внеположенный ей объект. В противном случае она невозможна, как невозможным становится и сам субъект. Поэтому нередко встречающееся в отечественной философской литературе противопоставление двух типов отношений субъектно-объектных и субъектно-субъектных – в действительности Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) лишено оснований. Оно основано на неправомерном отождествлении объекта с физической вещью. В действительности объектом может стать все, что существует…» Автор отмечает, что существуют разные типы объектов, и объектом также могут выступать другие люди, собственные состояния сознания и т.п. (Лекторский, 2001, с. 155-158 и др.) .

В.А. Лекторский определенно указывает, что субъект: 1) конкретный телесный индивид, 2) носитель деятельности (социальной), 3) носитель сознания, 4) по отношению к индивиду (т.е. себе) выступает как Я,

5) необходимо предполагает объект (не в смысле вещи, а как элемент (полюс) практической или познавательной деятельности). (Следует отметить, что в концепции В.А. Лекторского представлены и другие важные характеристики субъекта, которые нами здесь не отражены: роль языка и культуры в формировании сознание, представление о Другом, коммуникативные связи, структура сознания, индивидуальнобиографический компонент и др.) Можно считать перечисленные характеристики субъекта его необходимыми признаками, хотя, конечно, каждый из них должен быть развернут. И понятно, что в той или иной философской или научной концепции не все из этих характеристик могут считаться признаками субъекта. В то же время и С.Л. Рубинштейн и В.А. Лекторский стоят в конце почти четырехсотлетнего дискурса по проблеме субъекта .

Обобщая проанализированные выше философские и иные подходы к трактовке субъекта и беря за основу представление о субъекте как телесном индивиде, его основные признаки в самом общем виде можно представить так. Субъект: 1) конкретный телесный человеческий индивид (существующий в обществе, детерминированный биологически и социально, во всем многообразии своих реальных связей),

2) осуществитель социальной деятельности (прежде всего практической, а только потом познавательной), 3) носитель сознания (но сознание надо брать процессуально; сознание формируется в деятельности и общении, имеет общественный характер, не является исходной данностью, а возникает и развивается), 4) необходимо предполагает объект (на который направлена его практическая и познавательная деятельность, субъект и объект – моменты взаимодействия как его наиболее общие характеристики), 5) имеет определенную структуру (в чем-то общую для Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) всех людей, в чем-то уникальную, индивидуальную), 6) по отношению к индивиду (т.е. самому себе) выступает как сознание и как Я (ядро сознания и субъектности), 7) является относительным (человеческий индивид является субъектом только в определенных отношениях, а не всегда и везде) .

Это тот набор характеристик субъекта, который должен сохраняться пока мы говорим о субъекте, хотя в некоторых направлениях философии первые два пункта будут лишними, а другие несколько видоизмененными .

В то же время если говорить о психологии, то это – психологический субъект с его необходимыми признаками. В самой психологии они подлежат дальнейшему уточнению и конкретизации .

Также надо иметь в виду, что так, как эти характеристики (признаки) субъекта представлены здесь, они являются отдельными, формальными моментами той целостности (субъектно-объектное единство), из которой они выделены. Субъект есть целостность, в которой они присутствуют как его существенные и взаимосвязанные моменты. В структуре человеческого индивида как его сущность наличествует сознание, центром которого является Я, сознание формируется, существует и развивается в процессе деятельности, направленной на свой объект. Каждый из элементов этой целостности может быть развернут более детально. В частности, в ходе психологической конкретизации .

Важно также понимать (и это все время подчеркивалось в истории философии), что понятия субъекта и объекта являются относительными в том смысле, что ни за каким человеком (сознанием) свойство быть субъектом не закреплено навечно (человек (сознание) не тождественен субъекту): в субъект данный человек (сознание) превращается в тот момент, когда мы его рассматриваем как агент какого-то сознательного действия, и в тот же момент появляется объект как то, на что направлено это действие. И этим объектом могут быть не только материальные вещи и процессы, но и другие люди, содержание сознания, сам субъект, обращенный к себе. Здесь существенно, что то, что в одном отношении выступает как субъектно-объектное взаимодействие, в другом отношении им не является или является, наоборот, объектно-субъектным (в том смысле, что субъект и объект поменялись местами) .

Психологические трактовки субъекта, чтобы в них шла речь все же о Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) субъекте в его общезначимых характеристиках, должны брать за основу философскую концепцию субъекта (одну из философских концепций, не обязательно материалистическую), иначе при употреблении слова «субъект» за ним будет примысливаться совсем другое содержание, не имеющее отношение к субъекту в традиционном понимании, что будет приводить только к путанице в понятиях .

Философия, используя категорию субъекта (и соотнесенную с ним категорию объекта), решает свои задачи, и эта система парных категорий релевантна ее задачам как науке о всеобщем. Субъектно-объектное отношение схватывает всеобщее содержание практической и познавательной деятельности человека в моментах актуального источника этой деятельности, самой деятельности и предмета, на который эта активность направлена (а также других всеобщих категорий, как это, например, развернуто у Канта или Гегеля). Так понимаемые субъект и объект с необходимостью принадлежат этой деятельности, взаимно обусловлены и вне этого отношения теряют смысл: в частности, не существуют друг без друга. Говорить об объекте – значит предполагать за ним субъект, указывать на субъект – значит иметь в виду его объект (речь, здесь, конечно, не идет о другом значении слова «объект», используемом и в философии, – как «вещи», хотя такого рода аберрация присутствует во многих текстах) .

Категории философии, примененные в других сферах и науках, конкретизируют свое содержание, превращаясь из всеобщих понятий в частные. И хотя они сохраняют свое всеобщее содержание как родовые предикаты, они теперь только особенное, выражающее специфичность частной сферы через видовые признаки. То есть субъект и объект частной сферы – это особенный субъект и особенный объект .

–  –  –

Абульханова-Славская К.А. О субъекте психической деятельности .

М., 1973 .

Акопов Г.В. Проблема сознания в современной психологии // Методология и история психологии. 2007. Вып. 3. С. 43–64 .

Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. М., 2000 .

–  –  –

Большой психологический словарь / сост. и общ. ред. – Б.Г. Мещеряков, В.П. Зинченко. СПб., 2003 .

Брушлинский А.В. Проблемы психологии субъекта. М., 2008 .

Гак В.Н., Ганшина К.А. Новый французско-русский словарь. 2004 .

[Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://lingvopro.abbyyonline.com/ru/LingvoDictionaries/Details?dictionary=Unive rsal%20(Fr-Ru) .

Ганшина К.А. Французско-русский словарь. М., 1977 .

Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. В 3 т. М., 1975– 1977 .

Гринева Е.Ф., Громова Т.Н. Словарь разговорной лексики французского языка. М., 1988 .

Гутнер Г.Б. Субъект и метод // Методология науки: проблемы и история. М., 2003. С. 47–61 .

Декарт Р. Сочинения в двух томах. М. Т. 1. 1989. Т. 2. 1994 .

Знаков В.В. Психология субъекта и психология человеческого бытия // Субъект, личность и психология человеческого бытия / под ред .

В.В. Знакова, З.И. Рябикиной. М., 2005 .

Кант И. Соч. в 6 т. Т. 3. М., 1964 .

Карицкий И.Н. Понятие субъекта в философии и психологии // ЧФ:

Социальный психолог. 2005. № 1 (9). С. 32–39 .

Карицкий И.Н. Понятие субъекта и объекта в философии и психологии // Методология и история психологии. 2010. Вып. 1. С. 69-101 .

Карицкий И.Н. Структура субъекта психологической практики //

Вестник Новосибирского государственного университета. Серия:

Психология. 2011. Том 5, вып. 1. С.40-49 .

Карицкий И.Н. Субъект: от философского содержания понятия к психологическому // Актуальные проблемы психологии личности: сборник научных статей (в 2-х ч.) / под ред. К.В.Карпинского, В.А.Мазилова.

Гродно:

ИЦ ГрГУ им. Я. Купалы, 2012. Ч.2. С.23-59 .

Кондаков И.М. Психология. Иллюстрированный словарь. СПб., 2003 .

Лекторский В.А. Субъект, объект, познание. М., 1980 .

Лекторский В.А. Эпистемология классическая и неклассическая. М., 2001 .

Лекторский В.А. Объект. Я // Энциклопедия эпистемологии и Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) философии науки. М., 2009. С. 642, 1184–1190 .

Лекторский В.А. Субъект // Новая философская энциклопедия. В 4 т .

Т. 3. М., 2010. С. 659–660 .

Любутин К.Н. Проблема субъекта и объекта в немецкой классической и марксистско-ленинской философии. М., 1981 .

Микешина Л.А. Философия познания. М., 2002 .

Микешина Л.А. Эмпирический субъект и категория жизни // Эпистемология и философия науки. 2009. № 1. С. 5–15 .

Немов Р.С. Психология: Словарь-справочник. В 2 ч. Ч. 2. М., 2003 .

Новый большой англо-русский словарь. В 3 т. Т. 3 / Ю.Д. Апресян, Э.М. Медникова, А.В. Петрова и др. М., 2001 .

Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1991 .

Психология индивидуального и группового субъекта / под ред .

А.В. Брушлинского, М.И. Воловиковой. М., 2002 .

Психология. Словарь / под общ. ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. М., 1990 .

Рубинштейн С.Л. Проблемы психологии в трудах Карла Маркса // Вопросы психологии. 1983. № 2. С. 9–25 .

Рубинштейн С.Л. Избранные философско-психологические труды .

Основы онтологии, логики и психологии. М., 1997 .

Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. СПб., 2002 .

Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. Человек и мир. СПб., 2003 .

Слинин Я.А. Трансцендентальный субъект: феноменологическое исследование. СПб., 2001 .

Современный толковый словарь русского языка / гл. ред .

С.А. Кузнецов. СПб., 2003 .

Соловьев Вл. Кант // Вл. Соловьев. Собр. соч. в X т. Т. X. СПб., 1901 .

Субъект и объект как философская проблема / под ред. М.А .

Парнюка. Киев, 1979 .

Философский энциклопедический словарь / редкол.:

С.С. Аверинцев, Э.А. Араб-Оглы, Л.Ф. Ильичев и др. М., 1989 .

Oxford Dictionaries. 2009. [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://oxforddictionaries.com/ .

–  –  –

Karickij I.N. Istorija «sub’ekta» v ee nekotoryh kljuchevyh momentah / I.N. Karickij // PEM: Psychology. Educology. Medicine. – 2015. – №3-4 Abstract. Traced some of the stages of the formation of philosophical and psychological concepts of the subject. Consider dictionary meanings of the word "subject", the interpretation of the subject in Descartes, Kant, S. L. Rubinstein, V. A. lektorsky, in some philosophical and psychological traditions, the main features of the subject .

Keywords: the concept, reality, subject, object, consciousness, I, the soul .

–  –  –

Игорь Николаевич Карицкий, кандидат психологических наук, МГУ им. М.В.Ломоносова, лаборатория психологии общения и психосемантики, ст.н.с. (Москва, Россия) .

–  –  –

Резюме. Краткое сообщение. Продолжение рассуждения о проблеме перфекционизма, начатое на предыдущей сессии научнопрактической конференции «500 лет использования понятия "психология" в литературе, искусстве, науке и практике по факту первого упоминания этого понятия в библиографии работ Marko Marulic» .

Ключевые слова: психология, личность, перфекционизм, категория диверсификации .

Проблема перфекционизма является актуальной и своевременной для современного психологического знания. В психологической науке исследований в этой области становится все больше, однако они все еще немногочисленны.Изучение перфекционизма в психологии осуществлялись в четыре этапа, а именно: на первом этапе становления представлений о перфекционизм он исследовался как одномерный феномен, включал один параметр - тенденцию личности по установлению чрезмерно высоких стандартов и, как следствие, невозможность испытывать удовлетворение результатами; на втором этапе перфекционизм был определен как особую «сеть когниций», включающий ожидания, интерпретации событий, оценки себя и других; на третьем этапе развития научных представлений о перфекционизм была осуществлена дальнейшая дифференциация данного конструкта, показано, что перфекционизм является сложным феноменом, связанным как с нормальным адаптивным функционированием, так и с дезадаптацией. На четвертом, современном этапе, перфекционизм представлено как многомерный конструкт, имеет сложную структуру и включает, наряду с высокими личными стандартами, ряд когнитивных и интерперсональных параметров .

Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) Основной методологической препятствием на пути к изучению структуры и генезиса перфекционизма выступает отсутствие теоретической модели, в рамках которой возможно совместить разные грани этого феномена в едином континууме, что дает нам возможность использовать понятие диверсификация для создания авторской концепции перфекционизма личности .

Итак, диверсификация - одно из самых заметных явлений современности. Она представляет собой соединение различных явлений, процессов или тенденций, позволяет лучшим образом использовать имеющиеся ресурсы и достигать целей .

Термин диверсификация (лат.Diversicatio- изменение, разнообразие) первоначально использовался в сфере экономики. На уровне государственной политики диверсификация - это расширение возможностей и направлений регулирования в целях обеспечения конкурентных преимуществ национальной экономики на мировом рынке путем создания наиболее благоприятных условий для частного и государственного предпринимательства и развития конкурентной рыночной среды. В зарубежной экономической литературе для характеристики этих процессов используется специальный термин: policidiversiti - разнообразие политики .

В философии понятие «диверсификация» отражает степень разнообразия, означает перераспределение ресурсов, их вложения в новые сферы деятельности, существенно отличаются от первоначальных. Целью диверсификации является достижение устойчивости, уменьшения рисков за счет увеличения разнообразия элементов, создание качественно новых элементов в системе [1] .

В социологии процессы диверсификации рассматриваются под углом зрения анализа различных социальных процессов и явлений. Примером могут служить исследования диверсификации современного образа жизни граждан, который характеризуется переходом от унифицированного, советского образа жизни в различных моделям, стратегиям и стилям жизнедеятельности, характеризующий состояние современного общества .

Диверсификация рассматривается как сложное многомерное социально-педагогическое явление, характеризующее современный период развития мировой образовательной системы, связанных с поиском выхода из кризиса образования; с формированием новой образовательной параScientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) дигмы, ориентированной не на производство, а на лицо; с повышением степени гибкости образовательной системы, ее способности к быстрой перестройке, учета возросших требований общества к результатам деятельности образовательных систем [4] .

Диверсификация как педагогическое явление включает в себя и новые направления в образовательной политике и трансформацию учебных заведений, изменения в содержании образовательных программ, форм и технологий обучения, образовательных услуг [3] .

В психологии под диверсификацией можно понимать расширение спектра функций явления и реализацию его путем применения различных механизмов и использования внутренних и внешних возможностей и ресурсов .

Характер феномена перфекционизма личности дает основания нам говорить о его диверсификации. Под диверсификацией перфекционизма мы подразумеваемпротиворечивость и парадоксальность, многомерность и разнообразие данного феномена .

На современном этапе развития научного знания перфекционизм исследуется через анализ различных сторон жизнедеятельности личности:

через исследование взаимосвязи перфекционизма со стрессом и стратегиями его преодоления; через изучение мотивационной основы перфекционизма; через связь перфекционизма с различными типологическими измерениями личности; через взаимосвязь перфекционизма и проблем в браке; через связи перфекционизма с суицидальной активностью личности;через связи перфекционизма с родительско-детскими отношениями .

Выделенные нами два вида перфекционизма: глобальный и парциальный, которые отражают степень погружения личности в перфекционистские установки, подтверждают идею о диверсификации перфекционизма, так как каждый из этих видов перфекционизма является сложным, системно организованным психологическим феноменом, и отражает его состав, структуру и функции .

Таким образом, диверсификация перфекционизма рассматривается как противоречивость и парадоксальность, многомерность и разнообразие данного феномена, поскольку перфекционизм - сложный феномен, связанный как с нормальным, так и с невротическим функционированием личности. Диверсификация дает возможность расширить спектр функций

–  –  –

1. Брызгалина Е. В. Диверсификация современного философского образования: специализация «Философия образования» //Философское образование (ВестникАФФО). – 2010. –Вып.5 [Электронный ресурс].– URL:

http://affo.philos.msu.ru/index.php?id=1036)

2. Возьмитель А. А. Диверсификация образа жизни (Способы и стили жизни в постсоветском социальном пространстве)//Мир России. – 2002. – Т. 11. №1. – С. 97–113 .

3. Королева А. Г. Социально-педагогические проблемы диверсификации образования взрослых/ А.Г.Королева// Человек и образование. - №2(35) – 2013. – с. 113- 116 .

4. Кудрина Е. Л. Диверсификация высшего профессионального образования в сфере культуры и искусства: автореф. дис. д-ра пед. наук:

13.00.05; 13.00.08. – М., 1999. – 44 с .

5. Рыночная экономика: 200 терминов: сл./ под общ. ред. Г. Я .

Кипермана. – М.: Политиздат, 1991 .

Kononenko O.I. Kategorija diversifikacii v kontekste psihologii perfekcionizma lichnosti / O.I. Kononenko // PEM: Psychology. Educology .

Medicine. – 2015. – №3-4 Abstract. In article Short message. The continuation of the discourse about the problem of perfectionism, which began at the previous session of scientific-practical conference "500 years of the use of the term "psychology" in literature, art, science and practice in fact the first mention of this concept in the bibliography of the works of Marko Marulic" .

–  –  –

Оксана Ивановна Кононенко - кандидат психологических наук, доцент, докторант, доцент кафедры дифференциальной и специальной психологии Одесского национального университета им. И.И. Мечникова (Одесса, Украина) .

–  –  –

УДК 159.9

ИЗ ИСТОРИИ СТАНОВЛЕНИЯ ПСИХОЛОГИИ

В НИЖНЕМ НОВГОРОДЕ

Н. Ю. Стоюхина. Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского, Нижний Новгород, e-mail: Natast0@rambler.ru Резюме. С конца ХIХ в. психология начинает свое самостоятельное существование в науке, завоевывая внимание самых разных специалистов: врачей, юристов, экономистов, педагогов. В начале ХХ в. в России психология распространяется и в провинцию, в первую очередь, как учебная дисциплина в губернских гимназиях. В Нижнем Новгороде, как во всех провинциальных городах, гимназии были «культурными гнездами» для психологического знания, т.к. именно учительство инициировало и двигало поступательное движение психологии в народ, чему способствовало обучение нижегородских учителей психологии московскими учеными под руководством А.П. Нечаева. В годы советской власти, в 1920-30-е гг., педагогический институт стал очагом распространения психологии, т.к. именно там концентрировались основные психологические кадры. Педологи – сотрудники пединститута занимались вопросами организации и обучения беспризорных, слепых и умственно-отсталых детей. Для психологического сопровождения детей из массовой школы работал научно-исследовательский институт педологии и психотехники .

Ключевые слова: психология, Нижний Новгород, гимназия, преподавание психологии, нижегородские учителя, педология, умственно отсталые дети .

В 1879 г. В. Вундт открыл первую экспериментальную психологическую лабораторию, и психология начала свое самостоятельное существование в науке. Психологическое движение распространилось на все страны, активно привлекая сторонников в лице ученых, педагогов, врачей, юристов, общественных деятелей. Российская психология, став равноправной составляющей мировой психологической науки, испытала на себе влияние всех социально-политических и экономических изменений неспокойной эпохи .

Scientific e-journal • «PEM: Psychology. Educology. Medicine» • ISSN 2312-9352 № 3-4. - 2015 (Online) Педагог В. Росинский в 1908 г. писал: «еще не так давно политикоэкономические вопросы были главной и чуть ли не единственной пищей для ума нашего интеллигента» (13, с. 562), пока не появился спрос на знания о душевной жизни человека. «Мысль, закупоренная со всех сторон всевозможными “разъяснениями”, “положениями” и “распоряжениями”, направилась на область, независимую пока от попечения свыше — на душевную жизнь человека. Стали интересоваться душою, наследственностью;



Pages:   || 2 | 3 | 4 |



Похожие работы:

«ПИСЬМА Г.В. ФЛОРОВСКОГО П.П. СУВЧИНСКОМУ (1922–1923) Предисловие, подготовка текста и комментарии О.Т. Ермишина Богослов и философ Георгий Васильевич Флоровский (1893–1979) хорошо известен в России и на Западе. Книги и сборники статей Флоровского постоянно переиздаются и обсуждаются в научной литературе, проходят посвященные ему н...»

«Потёмкина Екатерина Владимировна Комментированное чтение художественного текста в иностранной аудитории как метод формирования билингвальной личности ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата...»

«Сахно Лариса Викторовна ОСОБЕННОСТИ СОМАТИЧЕСКОЙ ПАТОЛОГИИ У ДЕТЕЙ С ГИДРОЦЕФАЛИЕЙ ДО И ПОСЛЕ ЛИКВОРОШУНТИРУЮЩИХ ОПЕРАЦИЙ 14.00.09 педиатрия 14.00.13 нервные болезни Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата медицинских наук г. СанктПетербург 2004 год Работа выполнена на отде...»

«ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Характеристика учебного предмета, его место и роль в общеобразовательном процессе Программа учебного предмета "Музыкальный инструмент (труба)" разработана на основе "Рекомендаций по организации образовательной и мет...»

«Т. В. ШКЛЯРОВА ТРЕНАЖЁР ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ 4 класс МОСКВА • "ВАКО" • 2016 УДК 372.881.161.1 6+ ББК 74.268.1Рус Ш66 Издание допущено к использованию в образовательном процессе на основании приказа Министерства образования и науки РФ от 14.12.2009 № 729 (в ред. от 13.01.2011). Шкляро...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Нижневартовский государственный университет" Факультет искусств и дизайна Рабочая программа...»

«"Мы вечно к чему-то приходим. И это не всегда хорошо."-Думал я на погоде, Через купюру дыша порошок. На балконе падают банки И тапки хрустят по стеклу. Сосед вечно рубится в танки, А я вот подсел на иглу. "Где справедливость, где счастье?"Думаю я в темноте, Ночью, да в парке, в ненастье.-Стафф я ищу в борозде. "Соль земл...»

«Наталия Морзе, Надежда Балык, Евгения Смирнова-Трибульская Анализ зарубежных и отечественных программ подготовки менеджеров e-learning Edukacja Humanistyczna nr 2 (31), 123-137 EDUKACJA HUMANISTYCZNA nr 2 (31), 2014 Sz...»

«Индивидуальный план аспиранта (заполняется в течение 1 месяца после зачисления) МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ УО "МОЗЫРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ И.П. ШАМЯКИНА" ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ ПЛАН работы обучающегося в аспирантуре _ (фамилия, имя, отчество) Специальность (шифр, наименование) _ _ Форма...»

«Монтина Ирина Михайловна канд. биол. наук, старший преподаватель Мирошник Елена Геннадьевна студентка ФГБОУ ВО "Омский государственный педагогический университет" г. Омск, Омская область АНТИОКСИДАНТНАЯ АКТИВНОСТЬ РАСТЕНИЙ ВИДА HIBISCUS...»

«Министерство образования и молодежной политики Чувашской Республики Бюджетное учреждение Чувашской Республики дополнительного профессионального образования "Чувашский республиканский институт образования" Министерства образования и молодежной политики Чувашской Республики Чувашское региональное отделение ТЕНДЕН...»

«Новейшие примеры варваризмов в языке украинских печатных средств массовой информации начала ХХI века // Филология и культурология: современные проблемы и перспективы развития: сборник материалов 2-й международной науч.-практ. конф., 28 февраля 2013 г. / НИЦ "Апробация". – Москва : Издательство Перо, 2013. – С. 190– 193. (0,...»

«СОГЛАСОВАНО УТВЕРЖДЕН На педагогическом совете приказом МБОУ ДО "ДЮСШ" протокол от № от _№_ Директор _ А.В.Резайкин Порядок выдачи свидетельств об окончании обучения в Муниципальном бюдже...»

«Официальный сайт: www.kaktus-cpo.ru E-mail: conkurs@kaktus-cpo.ru Тел.: +7 (983) 529-96-72 (пн-сб с 09:00 до 18:00 по МСК) Положение о Всероссийском творческом конкурсе детского рисунка "...»

«Конвенция 182 КОНВЕНЦИЯ О ЗАПРЕЩЕНИИ И НЕМЕДЛЕННЫХ МЕРАХ ПО ИСКОРЕНЕНИЮ НАИХУДШИХ ФОРМ ДЕТСКОГО ТРУДА Генеральная конференция Международной организации труда, созванная в Женеве Административным советом Международного бюро тр...»

«Структурное подразделение Центр дополнительного образования для детей государственного бюджетного общеобразовательного учреждения Самарской области средней общеобразовательной школы № 1 "Образовательный центр" ж.-д. ст. Ш ентала муниципального района Ш енталинский Самарской области ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГ...»

«Каждый ребенок, в соответствии с нормами внутреннего и международного права, обладает следующими правами и свободами в области семейных отношений:жить и воспитываться в семье;знать, кто является его родителями;на проживание совместно с ними (кроме случаев, когда это противоречит его интересам) и на заботу с их стороны;на воспитание родителям...»

«ФИЛОЛОГИЯ и ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ УДК 81.272 РАЗНОВИДНОСТИ ЯЗЫКОВОГО НИЧТО © Б. Т. Ганеев Башкирский государственный педагогический университет им. М. Акмуллы Россия, Республика Башкортостан, 450000 г. Уфа, ул. Октябрьской революции, 3а. Тел.: +7 (917) 75 62 349. Email: bulgan2000@yandex.ru В стать...»

«Департамент культуры города Москвы Учебно-методический центр развития образования в сфере культуры и искусства города Москвы Методический вокальный центр Дополнительная общеобразовательная программа в области музыкального искусства "Академическое сольное пение" для учащихся по специальности "Сольное пение" 1 — 7 (8) клас...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "ЛИПЕЦКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ" (ЛГПУ) Сурдопсихология и сурдопедагогика. Тифлопсихология и тифлопедагогик...»

«ОЗДОРОВИТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА РЕВОЛЮЦИЯ ТЕЛА" в KANUHURA MALDIVES 5* (Мальдивы) ОЗДОРОВИТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА "РЕВОЛЮЦИЯ ТЕЛА" в KANUHURA MALDIVES 5* (Мальдивы) с 8 по 16 декабря Осознанное отношение к движению и к самому себе. К концу календарного года, когда близятся новогодние праздники, а энергии и настроения ост...»

«022555 B1 Евразийское (19) (11) (13) патентное ведомство ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ЕВРАЗИЙСКОМУ ПАТЕНТУ (12) (51) Int. Cl. C02F 1/20 (2006.01) (45) Дата публикации и выдачи патента B01D 53/58 (2006.01) 2016.01.29 B01D 53/48 (2006.01) (21) C01B 17/04 (2006.01) Номер заявки C01C 1/20 (2006.01)...»

«ВСТУПИТЕЛЬНЫЕ ТРЕБОВАНИЯ ДЛЯ ПОСТУПАЮЩИХ в ГАОУ СПО МО "Московский областной музыкальный колледж имени С.С. Прокофьева" СПЕЦИАЛЬНОСТЬ 53.02.04 "ВОКАЛЬНОЕ ИСКУССТВО" Прием на программу подготовки специалиста среднего звена по специальности 53.02.04 Вокальное искусство осуществляется при наличии у абитуриента документа о...»







 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.