WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 

««Аnd often for an answer waits in vain.», или От ответов к вопросам (английская неоромантическая басня) Аннотация: В статье на примере «Басен в песнях» Лорда Литтона рассматривается ...»

Н.В. Крицкая

Томский государственный педагогический университет

«Аnd often for an answer waits in vain…»,

или От ответов к вопросам

(английская неоромантическая басня)

Аннотация: В статье на примере «Басен в песнях» Лорда Литтона рассматривается малоизученный феномен английской басни второй половины XIX века .

Не выходя за рамки конституциональных основ жанра, басни Литтона демонстрируют радикальное переосмысление и перефункционирование классической басенной парадигмы в неоромантическом ключе .

Insufficiently known phenomenon of the late XIX century English fable is studied in the article. «Fables in Song» by Lord Litton are taken as a typical example. Not exceeding the genre framework, these fables tend to demonstrate neoromantic transformation of classical fable paradigm .

Ключевые слова: английская басня, неоромантизм, жанровая трансформация .

English fable, neoromanticism, genre transformation .

УДК: 821 .

Контактная информация: Томск, пр. Комсомольский, 75. ТГПУ, кафедра лингвистики. Тел. (3822) 520031. E-mail: nadia66@mail.ru .

Европейский XVIII век стал свидетелем расцвета басенного жанра, о чем свидетельствуют как многочисленные ученые дебаты трехсотлетней давности, так и сотни французских, немецких и английских басенных томов. В период со второй половины XVII до середины XVIII вв. басня неизменно становились предметом рассмотрения в трудах по теории литературы и энциклопедиях искусств, признававших ее полноправным литературным жанром, хотя и «малым», не претендующим на величие эпоса или драмы. Характерно высказывание английского фабулиста Роберта Додсли: «Я не ставлю баснописца в один ряд с эпическими или драматическими поэтами, однако изготовитель шпилек и булавок является художником в той же мере, что и корабельный мастер; миниатюрист может быть искусен не менее чем тот, кто рисует большие полотна» [Dodsley, 1764, p. LXX] .

Теоретики жанра – нередко сами сочинители басен – анализировали классический опыт Эзопа, Федра, Бабрия или авторитетных современных баснописцев (обычно Лафонтена), зачастую формулируя свои идеи в баснях, созданных специально для этой цели; «мораль» подытоживала их соображения. Эти теории, расходящиеся друг с другом во второстепенных деталях (дискутировался объем басни, возможность стихотворного или прозаического рассказа, уместность «морали» в конце или завязке), были согласны в главном: басня эпохи классицизма всегда предполагала дидактический примат морали над повествованием, и, фактически, переставала существовать, если ее автор не мог резюмировать: «мораль сей басни такова…» – и прямо разъяснить читателю все то, что было скрыто аллегоричностью рассказа: «Самое существо басни состоит в том, чтобы передавать Мораль или какую-нибудь Истину под видом аллегории» [Ibid., p. LVIII] .

Способ преподнесения морали читателю становится показателем мастерства баснописца. Вслед за инициативой Лафонтена, избравшего поэтическую басню и пересказывающего древние сюжеты с непревзойденной легкостью и изяществом («нагая мораль наводит скуку»), один за одним появляются баснописцы, подхватывающие разработанную им парадигму жанра – Ле Нобль и Флориан во Франции, Хагедорн и Геллерт в Германии, Джон Гей в Англии и множество других, часто анонимных авторов. Оппозиционером «поэтической» точки зрения стал Лессинг, считавший басню сугубо дидактическим инструментом, не приемлющим любых украшательств и поэтической игры. Серия трактатов Лессинга, наиболее значительным из которых можно считать «Рассуждение о басне» (1759), способствовала разделению баснописцев на два лагеря: идеалом приверженцев немецкого просветителя стала короткая и простая прозаическая басня эзоповского типа, ведущая непосредственно к моральному выводу, в то время как последователи Лафонтена стремились ввести басню в нишу поэзии .





Вместе с тем, спор Лессинга и Лафонтена, очень точно названный С.С. Аверинцевым «семейным» [Аверинцев, 2005, с. 48], касался главным образом не содержательных, а формальных параметров басен: и лессинговский императив жесткой минимизации нарратива, и лафонтеновская чувственная занимательность были призваны оттенить дидактический «урок» и представить мораль в наиболее выпуклом и привлекательном ракурсе .

Немецкий романтизм привнес в дискуссию свои коррективы, направив ее в принципиально иное русло. И.Г. Гаманн, И.Г. Гердер и их последователи видели в басенной морали не поучение, согласное с социальными или религиозными догматами и стесненное рамками дидактической сверхзадачи, но некое поэтикофилософское обобщение, вытекающее из непреложности вечных законов бытия, инструмент для постулирования «первозданных и пророческих» законов мироздания. Романтики апеллировали не столько к интеллектуальному, сколько к интуитивному восприятию басни и считали, что рационалистическое понимание жанра препятствует раскрытию его истинного эстетического потенциала. По словам Гердера, басня, принадлежа более поэзии, чем философии, является «источником великих поэтических жанров» и призвана быть «величайшим учителем природы и просветителем человечества», а не деградировать до уровня легкомысленной светской болтовни, на который ее поставили последователи Лафонтена [цит. по: Noel, 1975, pp. 127, 145–146]. «Если поэзия – это язык, то басня – один из древнейших его диалектов», – утверждал Гаманн (1760) .

Таким образом, уже во второй половине XVIII века романтические тенденции начинают размывать основы жанра, подвергая сомнению традиционное представление о преимущественной связи басни с дидактикой. Вместе с тем, «романтическое» проникновение в суть вопроса, связывавшее басню с древним и «наивным» мирозданием, идеалистически отдаленным от современного положения мира людей и вещей, от наслоений культуры, исторического контекста, не нашло заметной практической реализации в период своего появления. Романтикам не удалось вернуться к первозданной природной мудрости Эзоповых постулатов, и их теоретические посылки остались лишь теориями; они не смогли создать собственных басен, способных конкурировать со светски-остроумными и изящными баснями лафонтеновского типа, успех которых, измеряемый десятками переизданий, переводов и подражаний, казался безусловным на протяжении всего XVIII– начала XIХ веков .

Однако по мере развития столетия классическая басня все более теряет свои позиции: четко сформулированные «уроки» воспринимаются пережитком прошлого, а современные вкусы требуют скорее не показательных коллизий с действительностью, а ухода от нее .

Фактически, перед некогда чрезвычайно востребованным жанром стоит дилемма: раствориться в небытии, находя утешение в том, что «мертвых любят по-другому», или трансформироваться в угоду литературной моде и изменившимся вкусам читателя, все более скептичного по отношению к басенным «урокам». И в этой ситуации английская басня «принимает» компромиссное решение. Старые классические сборники по прежнему остаются устойчивой статьей дохода книжного рынка (так, превосходно иллюстрированные басни классика жанра Дж. Гея в течение XIХ столетия не менее шестидесяти раз попадали в списки бестселлеров), однако новые книги содержат опусы, совершенно отличные от традиционного дидактико-сатирического вида, примером чему могут служить «Басни в песнях» Лорда Литтона, появившиеся в английской печати в 1874 году .

Лорд Литтон (Эдвард-Роберт Бульвер-Литтон, 1831–1891, сын известного романиста Э.Д. Бульвер-Литтона) знаком современному читателю главным образом как автор афоризмов, в большинстве несколько меланхолического свойства, источники которых сегодня известны лишь немногим знатокам («They only fall, that strive to move, or lose, that care to keep»), Между тем, в свое время Литтон был чрезвычайно востребованным беллетристом, вершиной поэтического творчества которого считается поэма «Люсиль» (1860), многократно переиздаваемая в Англии и США. В поисках собственного стиля Литтон постоянно экспериментировал с поэтической формой, и, вероятно, именно маргинальный жанр басни давал благодатное поле для реализации этой склонности поэта. Книга Литтона содержит шестьдесят стихотворных и весьма пространных басен, большинство из которых вряд ли можно назвать шедевральными; они не смогли принести своему автору ни лавров «Люсили», ни поставить его на национальный Олимп рядом со знаменитым предшественником-«лафонтенистом» Джоном Геем. Однако «Fables in Song», фактически оставшиеся на периферии внимания критики, являются своего рода итогом пути, проделанного жанром за столетие, представляя интерес в контексте возможностей неоромантической трансформации басенной парадигмы .

Двухтомник Литтона начинается символичной басней, в которой рассказчик в темном и мистическом лесу встречает попавшее в западню несчастное животное, истощенное и седое «как мертвец», в котором узнает героя европейского басенного эпоса лиса Рейнарда, традиционно удачливого ловкача и хитреца. Острые зубы стерты до основания, взгляд усталый и потухший – и немудрено, так как бедняга оказывается не просто басенным персонажем; он сам – басня (ancient fox of a fable), которой очень нелегко живется в новые времена. Вечные истины старых басен забыты, и на смену Проницательности, Юмору и Правде пришли Сарказм, Сатира и Ненависть. Век – увы! – недружелюбен к басенному народцу, рассказы о мудрых животных никого больше не вдохновляют; человек отвернулся от Эзопа, живущего в каждом создании.

Однако теперь Рейнард вновь обрел свободу, а рассказчик, тронутый его исповедью, пускается в дорогу на поиски басенных истин, которые рассчитывает обнаружить среди сбирающих нектар насекомых, зверей, деревьев и трав, журчащих ручьев, говорливых птиц и безмолвных гор:

«I roam thro' Fable Land; / And sniff the passing wind, and tap the ground, / Ready to seize on all that's to be found» [Lytton, 1874, рр. 1, 77] .

Таким образом, Литтон, в лице рассказчика вызволяющий басню из плена небытия, очерчивает достаточно традиционный круг персонажей, из века в век перетасовываемых фабулистами. Этот перечень кажется буквально списанным из «Эссе о басне» Додсли, согласно которому басенные герои должны олицетворять определенные качества, легко переводимые на язык человеческих пороков и добродетелей: «Баснописец имеет в своем распоряжении любое живое существо, сущее под небесами: не только зверей, птиц и насекомых, но цветы, кустарники, деревья и все племя растений. Даже горы и минералы предоставляются в его распоряжение и играют предписанную им роль» [Dodsley, 1764, p. LXX]. Действительно, многие герои басен Литтона не выходят пределы традиционного басенного сообщества; однако «предписанная им роль» отнюдь не однозначна. Рассмотрим сюжет басни «Лошадь и Муха»: Муха вспугивает запряженную Лошадь, и та переворачивает коляску; кэбмэн, молодожены и семья с детьми погибают. Лошадь продолжает бежать, не разбирая пути, и трагедия заканчивается тем, что она сбивает единственного ребенка. Кто же виновник всех бед – муха? Но ведь она, ведомая материнским инстинктом, лишь искала пристанище для своих яиц: выходит, «виновник» всех этих бед – материнский инстинкт? Если классическая басня аллегорически закрепляла за Лошадью терпение и упорство, а Муха олицетворяла главным образом назойливость, то Литтон наделяет своих персонажей совершенно новыми чертами, более сложными и в то же время более реалистичными по отношению к действительному положению вещей. За этой попыткой разглядеть за истертыми масками истинные лица басенных актеров стоит характерное для неоромантизма стремление разглядеть необычное в обыденном, придать старой пьесе новое звучание и смысл. В пределах «мягко освещенной территории неоромантизма» традиционные герои меняют свои амплуа (причем в наиболее частом варианте поворот рампы превращает записных комиков старой басни в печальных трагедийных персонажей), благодаря чему читатель ощущает, что открывает о них новые истины, а не просто осознает, что те или иные аксиомы могут быть проиллюстрированы при помощи актеров, чей настоящий характер уже прекрасно известен .

Классическая басня никогда не требовала философского постижения сути вещей и иллюстрировала отнюдь не головокружительные и достаточно очевидные постулаты человеческого общежития, из которых читатель мог узнать, что «у сильного – всегда бессильный виноват», а лесть – «гнусна» и «вредна». Истины же, заявленные к рассмотрению в баснях Литтона, применимы не только к миру людей – они гораздо шире и охватывают всю систему мироздания. Некоторые из этих положений более иррациональны, чем обоснованы; иногда это скорее метафизические, чем моральные законы привлекательности и отторжения, превращения энергии и проч .

Универсальность этих законов позволяет автору использовать для их иллюстрации не только традиционных персонажей, но в принципе любые живые или неживые предметы, почему-либо привлекшие его внимание и послужившие толчком для медитативных рассуждений: так, объектом рефлексии Литтона может стать тянущаяся по дымоходу пачка старых писем, дождевая лужа с заточенными в ней каплями, тонущий корабль, то есть феномены с априори неочевидными характеристиками .

В то время, как однозначные соответствия классической басни вполне обоснованно предполагали однозначность моральных выводов, логично вытекающих из повествования, неоднозначность, многоплановость персонажей Литтона, в свою очередь, не менее закономерно часто приводит к отнюдь не очевидной и весьма расплывчатой «морали», когда автор скорее ставит перед читателем вопрос, чем отвечает на него. Жанрообразующее единство рассказа и морали сохраняется; однако «мораль» басен Литтона нельзя прикрепить к концу басни в качестве рационалистического финала к истории, и даже при наличии такой попытки она пронизывает всю басню и ее часто невозможно четко выразить в сжатой формулировке. Такова мораль вышеприведенной басни «Лошадь и Муха» (что же, материнский инстинкт – виновник трагедии?), такова мораль басни «Sic Itur», где дерево, мечтающее быть блуждающим облаком («wrapt in a mystical mantle grey / To mount and pause o'er the worid») падает под ударами убийственного топора .

Сожженное, став теперь не большим, чем «отвратительное облако» дыма, оно может лишь рассеивать по земле мрачные хлопья сажи подобно тому, «как утраченные иллюзии покидают сердце, когда уходит надежда...» [Lytton, 1874, р. 80] .

В басне «Fortune and her Followers» Литтон и сам пессимистично признается в тщетности своих попыток добиться истины, ведь ответы от своих респондентов он получает далеко не всегда, а если и получает, то часто не знает, как объяснить («… and often for an answer waits in vain, / Or gets one he is puzzled to explain»

[Ibid., p. 77] .

Таким образом, характерные для своего времени басни Литтона, в целом не выходя за рамки конституциональных основ жанра (двухчастная структура, привлечение для иллюстрации «морали» аллегоризированных персонажей), демонстрируют радикальное переосмысление и перефункционирование классической басенной парадигмы. Эта трансформация привычного облика древнего жанра наследует романтический взгляд на басню как на правдивый учебник древнего и «наивного» мироздания; однако романтические концепции находят в опусах Литтона новое развитие, преломляясь в соответствии с отнюдь не наивным пониманием сложности, неоднозначности окружающего мира, взаимообусловленности всех событий и вещей. В посвященной басне статье в Энциклопедии «Британника» Ф. Сторр упоминает о том, что хотя лучшие дни «типичной» басни уже позади, существуют свидетельства способности жанра «к новым и неожиданным видоизменениям» [Encyclopaedia Britannica, 1911]. Возможно, басни Литтона, явившиеся попыткой вдохнуть новую жизнь в старый жанр, «изношенный» столетиями традиционной дидактико-сатирической эксплуатации, послужили одной из составляющих этой убежденности .

Литература

Аверинцев С.С. Феномен Крылова в компаративистском аспекте: попытка подступа к парадоксу // Sub.Rosa / Ksznt knyv Lena Szilrd tiszteletre. Budapest, 2005. C. 48–59 .

Dodsley R. An Essay on Fable // Selected Fables of Esop, and Other Fabulists .

L., 1764. 186 p.+ Index .

Encyclopaedia Britannica. Eleventh edition. Vol. 10 [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.gutenberg.org/files/36735/36735-h/36735-h.htm#ar117 .

Lytton R. Fables in Song. Toronto, 1874 .

Noel T. Theories of the Fable in the Eighteenth Century. N.Y.& L., 1975 .






Похожие работы:

«Я посвящаю эту книгу памяти моего преданнoго друга, подарившего мне свою безграничную любовь и разделившего со мной всю свою жизнь. ПРЕДИСЛОВИЕ В том, что эта книга будет интересна читателям,...»

«ЗАЯВЛЕНИЕ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОГО КРЕДИТА (АНКЕТА) Я (заявитель) выступаю в качестве ЗАЕМЩИКА ПОРУЧИТЕЛЯ Вы уже являетесь клиентом ООО Фольксваген Банк РУС? Да Нет Информация о приобретаемом автомобиле Автосалон Тип автомобиля Новый Подержанный Год выпуска автомобиля г....»

«Влияние соков на организм человека: вред и польза. Проектная работа Ученицы 9Л2 класса МОУ "Лицей №26" Города Подольск Шадской Валентины Учитель: Чугунова Татьяна Алексеевна 2014-2015 учебный г...»

«Муниципальное бюджетное учреждение дополнительного образования "Детская школа искусств имени П.И. Осокина" городского округа Красноуфимск Дополнительная предпрофессиональная общеобразовательная программа в области музыкального искусства "Народные инстру...»

«1 Анкетирование родителей учеников 1-х классов по выявлению отношения к школе и взаимодействию с педагогическим коллективом Санкт – Петербург Ноябрь 2015 года Исследование отношения родителей к школе и взаимодействию с педагогическим коллективом. В образо...»

«Управление культуры Администрации МО ГО "Сыктывкар" Муниципальное автономное образовательное учреждение дополнительного образования детей "Сыктывкарская детская музыкально-хоровая школа" ДОПОЛНИТЕЛЬНА...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО РФ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ЖИВОПИСИ, ВАЯНИЯ И ЗОДЧЕСТВА ИЛЬИ ГЛАЗУНОВА" АННОТАЦИЯ ОСНОВНОЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ПРОГРАММЫ "ИЗОБР...»

«Е.В. Вранчан Новосибирский государственный педагогический университет Метафоры нелинейности повествования в романтической и постромантической прозе Аннотация: В статье рассматриваются метафоры авторской рефлексии над повествованием русской романтической прозы. Нарратив раз...»







 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.