WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 

«ТРУДЫ ОТДЕЛА ДРЕВНЕРУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ИНСТИТУТА РУССКОЙ Л И Т Е Р А Т У Р Ы • XIII А. В. СОЛОВЬЕВ Новое словенское издание «Слова о полку Игореве»1 Если издание молодого ...»

А К А Д Е М И Я НАУК СССР

ТРУДЫ ОТДЕЛА ДРЕВНЕРУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ИНСТИТУТА РУССКОЙ Л И Т Е Р А Т У Р Ы • XIII

А. В. СОЛОВЬЕВ

Новое словенское издание «Слова о полку Игореве»1

Если издание молодого итальянского энтузиаста Поджиоли (см. пре­

дыдущую статью) обращается к широким кругам любителей изящной литературы, книга маститого слависта Райка Нахтигаля носит совершенно другой характер. Его перевод и комментарий «Слова о полку Игореве»

возникли в связи с преподаванием студентам-славистам, и, по его словам, «перевод не преследует литературных целей, а направлен филологически для понимания русского текста», для изучения истории русского языка .

Во вступлении проф. Р. Нахтигаль кратко говорит о первых изданиях, об авторе и о дате памятника (стр. 7—11). Он специально останав­ ливается на вопросах фонетики и морфологии «Слова» (11—18). Он отме­ чает отдельные архаизмы, из которых «ясно видна картина древнерусского языка оригинала X I I века», что побуждает его реконструировать текст, освободив его от всех изменений, внесенных переписчиками. Эту рекон­ струкцию издатель считает главной задачей своего труда, причем особо рассматривает вопрос о древнерусских ударениях, которые он вносит в текст (стр. 21—23) .

Текст памятника напечатан в четыре столбца: на левых страницах текст по изданию 1800 г. и «реконструкция» гражданским шрифтом (стр. 24—60), на правых страницах — та же «реконструкция» латинскими буквами и перевод на словенский язык (стр. 25—61). Комментарий имеет по преимуществу филологический характер, давая студентам объяснения мало понятных слов и выражений (стр. 62—96) .

Очень полезным является исчерпывающий алфавитный указатель всех слов памятника, цитируемых по страницам и строкам издания 1800 г .

(стр. 97—132) .

Краткие библиографические заметки (стр. 133—136) касаются основ­ ных изданий и комментариев к «Слову» и переводов его на славянские языки: мы узнаем, что первый перевод на словенский язык дал в 1865 г .

М. Плетершник, прослушавший в Вене у Ф. Миклошича семинар о «Слове». Попутно проф. Нахтигаль касается скептической школы и возрождения ее проф. А. Мазоном, говоря: «Утверждение, что Слово могло возникнуть под влиянием Задонщины, с м е ш н о, что видно из примера: „за шеломянем — за Соломоном"».2 Slovenska Akademija Znanosti in Umetnosti. Academia Scientiarum et Artium Slovenica. Razred za filoloske in literarne vede. Classis II. Philologia et litterae. DelaOpera. 8. Institut za slovenski jezik. Institutum linguae slovenicae. 5. S t a r o r u s k i e p S l o v o о p o l k u I g o r e v e. Slovensko izdajo priredil Rajko Nahtigal. Ljub­ ljana, 1954, стр. 5—136 .

В комментарии на стр. 71 акад. Нахтигаль указывает, что слову «шоломя-соломя»

(«соломен») в «Изборнике» Святослава 1073 г., отвечает всловенском и хорватском языках «slerae» («СЛТМА») как название невысокой горы .

НОВОЕ СЛОВЕНСКОЕ ИЗДАНИЕ «СЛОВА О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ» 657

К изданию приложены подробная родословная таблица князей, упомя­ нутых в «Слове», и географическая карта древней Руси, на которую нане­ сены только названия, находящиеся в «Слове». 3 Рассматриваемое издание несомненно полезно: оно дает словенским читателям ясное понятие о «самом знаменитом памятнике древнерусской литературы» (стр. 5) и является своевременным, так как давно устарев­ ший перевод Плетершника стал библиографической редкостью. Филологи­ ческий комментарий проф. Нахтигаля очень поучителен и стоит на высоте современной славистики. Однако у нас являются некоторые возражения по поводу «реконструкции», которую автор считает главным достижением своего труда .





Попытка восстановления подлинного текста «Слова», с освобождением его от всех наслоений и изменений, которые могли быть внесены пере­ писчиками,— не новость. Ее сделал уже Ф. Е. Корш в 1909 г.,4 стара­ тельно восстановив глухие гласные и полногласные формы во всем тексте «Слова», что, впрочем, не встретило одобрения в литературе предмета .

Недавно, в 1948 г., проф. Р. О. Якобсон дал свою, более осторожную попытку восстановления текста: он поместил полногласные и некоторые другие древнерусские формы в скобках, после форм текста, предоставляя читателям выбор между теми и другими.5 Сам проф. Р. Нахтигаль опубли­ ковал в 1950 г. около одной трети своей реконструкции и перевода текста,6 теперь он дает его в законченном виде .

Следуя во многом за тщательным исследованием акад. С. П. Обнор­ ского,7 автор предполагает, что церковно-славянские формы появились в результате корректуры, проведенной переписчиками в эпоху «второго южнославянского влияния», т. е. в X V и X V I вв. Поэтому он сильно из­ меняет привычный нам текст «Слова»: 1) заменяет написания глухих после плавных «л» и «р» глухими перед ними, например «пълк»; 2) восстанавли­ вает всюду глухие гласные, например «кънязь», «клькътъм»; 3) после шипящих и «ц» ставит всюду «я» и «ю», например «начяшя»; 4) после гортанных всюду «ы», а не «и», например «Кыеву»; 5) заменяет все неполногласные формы полногласными, например «золото», а не «злато»;

6) заменяет местоименные формы прилагательных на -скый именными (нечленными), например «Кыевьскъ», «Русьскъ» (род. п. мн. ч.); 7) заме­ няет «жд» и «щ» (из «dj» и «tj») русским смягчением «ж» и «ч». Есть еще ряд более мелких изменений, на которых мы не будем останавливаться .

Оправданы ли все указанные изменения?

1. С первым можно согласиться (его провели уже Корш и Якобсон) .

Действительно, русский язык X I I в. старался освободиться от болгарского написания «плъкъ» и заменять его более подходящим к произношению на­ чертанием. Так, уже в подлинной Мстиславовой грамоте около 1130 г .

стоит «дьржа», «дължни». Но невольно встает вопрос: не поддержи­ валось ли уже в оригинале «Слова» употребление болгарских начертаний книжной традицией «первого южнославянского влияния» X I — X I I вв. и не старался ли сам автор «Слова» писать по-книжному «плъкъ», а не «пълкъ», хотя это ему не всегда удавалось?

Н а карте есть погрешности: не указаны Ляхи, Овары на Кавказе, Новгород-Северский, Лукоморье; между тем Дудутки указаны огромными буквами, больше и выше Новгорода-Великого, хотя положение их сомнительно .

Ф. Е. К о р ш, Исследования по русскому языку Академии Наук, т. II, № 6 .

La Geste de prince Igor, Texte etabli... par Roman Jakobson..., стр. 150—178 .

Rajko N a h t i g a 1. Slovo о polku Igoreve (Odlomek IZ slovenske pnreditve lzdaje) Slavisticna Revija, III. Ljubljana, 1950, стр. 369—396 .

С. П. О б н о р с к и й. Очерки по истории русского литературного языка. Изд. А Н СССР, М.—Л., 1946, стр. 132—198 .

42 Древнерусская литература, т. XIII 658 А. В. СОЛОВЬЕВ

2. Строгое восстановление глухих кажется нам более сомнительным .

Надо различать их в двух положениях .

а. Известно, что в слабом положении они исчезают уже с X I в.: на Тмутараканском камне 1076 г. уже стоит «князь Глеб», а не «кънязь Гълеб», 8 в Мстиславовой грамоте последовательно проведено «князь», «княжение», «Всеволод»; на черниговской чаре около 1150 г. стоит «князя». Поэтому поскольку в тексте «Слова» 33 раза стоит «князь» без ера, то нам кажется излишним восстанавливать его во всех 33 случаях:

такая реформа ведет именно к болгаризации памятника .

б. Сложнее вопрос о глухих в сильном положении: однако, как говорит С. П. Обнорский, «в сильном положении, „ъ" и „ь" должны были уступить место гласным полного образования еще в период X I I — X I I I вв.». 9 Осо­ бенно это должно было быть заметно в протяжном чтении или пении (а «Слово», вероятно, пелось под звуки гусель). В тексте «Слова» до­ вольно последовательно проведено русское прояснение глухих: заменять ясные фонемы «клектом», «подперь» неудобными для пения формами «клькътъмь», «подьпьрь» приводит к ненужной архаизации, т. е. именно болгаризации текста .

3. Мы полагаем, что нельзя так решительно ставить «я» и «ю» после шипящих и «ц», как это делает проф. Нахтигаль. Опять-таки следует про­ вести различие между двумя случаями .

а. В памятнике, как отметил С. П. Обнорский, наблюдается решитель­ ное преобладание начертаний с «а»: выдержанные написания «жа»

(10 случаев), «ща» (7 случаев) и «ша» (43 случая) при одном только при­ мере «рассушясь», всегда «ца» (14 случаев) и колебание лишь при «ч»

(29 случаев «ча» и 11 случаев «чя»). 10 Трудно думать, что все 103 ука­ занных случая отвердения — против 12 случаев смягчения — появились под пером позднейших писцов, тем более, что отвердение шипящих ясно наблюдается в подлинных памятниках X I I в.: «дьржа» в Мстиславовой грамоте и «чара... Давыдовича» на чаре 1150 г. Вероятно, в оригинале «Слова» преобладали такие написания, и можно даже поставить вопрос, не являются ли случаи написания малого юса («я») после «ч» и «ш»

данью болгарской традиции .

б. Несколько иную картину дают «у» и «ю»: при последовательном на­ писании «жу» (4 случая), «шу» (10 случаев) и «щу» (7 случаев) мы ви­ дим постоянное «цю» (6 случаев) и сильное преобладание «чю» (10 слу­ чаев) над «чу» (2 случая). Возможно, что отвердение «щ» является чер­ той промежуточной, новгородской, как предполагает академик Обнорский;

с другой стороны, преобладание форм с «чю» типично для новгородского договора 1189 г. при последовательно проведенном написании «жа» и «ша»." Русская графика, а вероятно, и русское произношение X I I в. не знали строгого однообразия во всех этих случаях, и приводить живое раз­ нообразие к одному знаменателю кажется нам излишним ригоризмом .

4. Таким же излишним ригоризмом является строгое проведение в ре­ конструкции употребления «ы» после задненёбных согласных. Проф. НахМежду тем в «Изборнике» Святослава надпись на миниатюре гласит «Гълеб»

(не варяжское ли имя «Gudleif»?). Проф. Нахтигаль не принял этого во внимание и оставил «Глеб» .

С. П. О б н о р с к и й. Очерки по истории русского литературного языка, стр. 140 .

Договор Новгорода с немцами 1189 г. (сохранившийся в точной дипломатической копии 1257 г.) показывает уже полное прояснение глухих, а «ь» остается в нем как графиче­ ский знак, часто равный «е» («поидьть», «повержьть» и т. п.) .

С. П. О б н о р с к и й. Очерки по истории русского литературного языка, стр. 147—148 .

«чюжее», «свяжють», но «тяжа» (4 раза), «рубежа», «сажати», «прашати» .

НОВОЕ СЛОВЕНСКОЕ ИЗДАНИЕ «СЛОВА О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ» 659

тигаль в этом вопросе расходится с С. П. Обнорским, допускающим, что в оригинале «Слова» были уже известны случаи употребления «и» после «г», «к», «х», и считающим, что написания «Киев» и «Хинова» отражали живое произношение. По нашему мнению, строгое употребление «ы» во всех этих случаях ведет опять к чрезмерной архаизации, т. е. болгаризации, текста, ибо весьма возможно, что преобладание написаний с «ы»

в тексте X V I в. является следствием новой болгаризованной орфографии. 12

5. Проф. Нахтигаль решительно изгоняет неполногласные формы и за­ меняет их полногласными; 13 нам кажется, что вопрос не так прост, и для этого сравним язык «Слова» с языком летописей и былин .

Древнейшие летописи сохранились лишь в списках X I V — X V вв. (Лаврентьевский 1377 г. и Ипатьевский нач. X V в.). Однако эти списки довольно правильно сохраняют старое правописание, ибо относятся к эпохе до «вто­ рого южнославянского влияния». Именно в этих списках мы найдем прихот­ ливое чередование форм «град»/«город», «злато»/«золото» и сходных с ними. Начальная летопись пишет «Царьград», но «Новгород», Рюрик раздает «грады», но Олег ставит «городы»; Киев сперва «градок», затем «мати градом руским», еще позже «старейший град в земли во всей»

(1096 г.); Торческ и Чернигов — «грады» (1093 г.), а Святополчь — «город» (1095 г.). В Киевской летописи X I I в. (Ипатьевской) преобладает форма «город», но в Галицко-Волынской — «град» («во граде Кыеве» — 1205 г., «град» Перемышль — 1208 г., «град» и «гражаны» в Галиче — 1219 г., «град» Х о л м — 1 2 2 3 г. и т. д.). Такое разнообразие написаний убеждает нас, что по ним вовсе не проходила рука позднейшего корректора .

Еще знаменательнее язык былин, свободных от церковного влияния и сохранивших много старинных оборотов. Они говорят «Киев-град», «столь­ ный Киев-град», но «ко городу ко Киеву», «во городе во Киеве», «во Новго­ род», но «во Нове-граде». Мы полагаем, что эти чередования объясняются требованиями ритма и гармонии гласных. «Стольный Киев-град» дает ясное дактилическое окончание стиха, как и «во Нове-граде», тогда как «во городе во», «ко городу ко» дает звуковой упор на «о» .

Такое же чередование представляют «злато»/«золото» с их производ­ ными. В Повести временных лет семь раз встречается «злато и паволоки», семь раз «злато и сребро»; видно, что это устоявшаяся формула. Наряду с этим «да будем золоти яко золото» (дактиль, под 971 г.). Требование ритма особенно заметно в Галицко-Волынской летописи под 1252 г.; «седло от з л а т а жьжена... и сабля з л а т о м украшена, кожюх... круживы з л а т ы м и... и сапози... шиты з о л о т о м». После трех неполногласных форм полногласная дает дактилическую концовку .

То же видим и в былинах: в них часто поется о «золоте», особенно в конце строк (дактиль), но найдем и формулу «злато и серебро» ( Р ы б ­ н и к о в, № № 181 и 196) и эпитеты «злачен перстень» ( Р ы б н и к о в, № № 8, 193, 195), «ключи злаченые» ( Р ы б н и к о в, № 154) и особенно «терема златоверхие» ( Р ы б н и к о в, № № 144 и 146; Г и л ь ф е р д и н г, № № 13 и 199) и «златоверховатые» ( Р ы б н и к о в, № № 193 и 197). Та­ кое же колебание, объясняемое отчасти ритмом, найдем в былинах между формами «молодец» и «младенчик», «молодой» и «млад Соловей Будимирович», «молода Забава Путятична» ( Р ы б н и к о в, № 149) и «млада Василиста» ( Р ы б н и к о в, № 171). Наконец, и приставка «пре» вовсе не

–  –  –

всегда переходит в «пере», и былины поют «женская прелесть», «прекрас­ ная», «престарелая», «Буслай преставился», а не «переставился» .

После этих наблюдений ясно, что в «Слове» нельзя механически заме­ нить все неполногласные формы полногласными, ибо этим нарушается бо­ гатый ритм и звуковая окраска поэмы. Поэт 13 раз пишет «град» и лишь один раз «город»; в этом отношении его стиль близок к стилю Галицко-Волынской летописи. Когда мы читаем «Страны ради, гради веселы», нам ясно, что это прекрасное созвучие трех двусложных слов с упором на «ра» и даже с внутренней рифмой («ради» — «гради»). Когда проф. Нахтигаль ставит «городы», вся музыка стиха пропадает. То же можно сказать о стихе «Отвори врата Нову-граду, разшибе славу Ярославу»: поэт как бы радуется накоплению звонких слогов «ра» и «ла», звучащих как боевой клич. Текст проф. Нахтигаля дает унылое, протяжное оканье: «Отвори ворота Нову-городу, розшибе славу Ярославу». Мы полагаем, что поэт предпочитал формы на «ра» и «ла» из-за их энергичной звучности и крат­ кости.14 Когда он говорит «храбра и млада князя» 15 или «ступает в злат стремень в граде», этот ритм нельзя заменять окающей растяжкой .

У него 22 раза встречается «злато» (с его производными) — оно в стихе звончей, чем «золото», и нельзя предполагать, что какой-то писец внес эти славянизмы. Так же как певцы былин, поэт пел «злаченые», «терем златоверхий», «златокованный»; эти формы первоначальны .

Заметим, что поэт пользуется и полногласными формами, и никакой корректор их не изменял. Он говорит: «Яр туре Всеволоде, стоиши на бо­ рони», ибо это дактиль—концовка и вместе с тем ассонанс: «борони» пе­ рекликается со «Всеволоде»; но в другом месте поэт звонко кончает: «до­ спели на брань» .

Особенно интересна единственная форма «город» в плаче Ярославны .

В его трехчастном делении мы слышим сперва: «Ярославна pa/но плачет в Путивле на забрале аркучи» — центральное слово «Путивль» окружено симметричным повтором плавных слогов: «на», «ра» и «ла». Это прекрас­ ная музыкальная фраза. Она повторена целиком в третьем призыве, к солнцу. Но вот во втором призыве, к Днепру, сказано: «Путивлю го­ роду на забороле аркучи» — две полногласные формы. Что это, недосмотр корректора? Однако, исправив первую и третью фразу, он не мог бы про­ пустить вторую. Нет, это музыкальная вариация. Как хороший компози­ тор в «теме с вариациями» помещает между мажорными минорную (или наоборот), так и певец «Слова» хочет избежать однообразия. Пользуясь эпическим тройным повтором, он умело изменяет средний, вставляя в него слово «городу» и настраивая в лад с ним «заборола», которым дальше со­ звучны многие «о»: «Словутичю, ты пробил... горы, сквозе землю По/ло­ вецкую». Такие же вариации можно отметить в стихах: «великая поля.. .

С. П. Обнорский близко подошел к решению этого вопроса о чередовании сла­ вянизмов и руссизмов в тексте «Слова», отметив, что какие-то «иногда более глубокие причины» не позволяли производить перелицовок и что, «например, колебание вариантов „голова" и „глава" в памятнике несомненно должно объясняться из стилистической дифференцированности соответственных отрезков контекста памятника». Он отметил тонкие различия между употреблением форм «вран» и «ворон», «ворота» и «врата», «глас» и «голос»; вероятно, этими же «стилистическими условиями должно объяснять вариантность имени „Володимир" и „Владимер"» (С. П. О б н о р с к и й. Очерки по истории русского литературного языка, стр. 192—194). Однако С. П. Обнорский отно­ сит эти заботы о «соблюдении внутреннего благозвучия» на счет переписчиков. Мы склонны думать, что писец, механически переписывавший текст, не руководствовался такими тонкими стилистическими соображениями. Эта вариантность скорее является чертой богатства литературного языка крупного поэта .

Отметим, что сам князь Игорь говорит: «где мужи храборьствующеи?»

(Ипат. 4 3 4 ), а про Даниила Галицкого сказано: «бе бо дерз и храбор» (Ипат. 497)

НОВОЕ СЛОВЕНСКОЕ ИЗДАНИЕ «СЛОВА О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ» 661

прегородиша», «дети бесови кликом поля прегородиша, а храбрии Русичи преградиша»; в первых двух случаях полногласная форма ассонирует с «поля», в третьем она перестроена на славянский лад и созвучна с «хра­ брии» — единообразие избегнуто .

Можно отметить, что пользование формой «вран» наряду с полноглас­ ной «ворон» объясняется тоже ассонансами; поэт Три раза говорит: «врани граяхуть, врани възграяху, врани не граяхуть» — созвучие «вра» — «гра»

прекрасно изображает карканье воронов. Но когда он говорит: «черный ворон, поганый Половчине», вся фраза настроена на «о». Это искусство большого поэта, сознательное или бессознательное, -— об этом трудно судить .

Проф. Нахтигаль не обратил внимания на отзвуки «Слова» в «Задонщине»: между тем они интересны для восстановления подлинного облика «Слова» .

В древнейшем, Кирилло-Белозерском, списке 1475 г. есть фраза: «Славий птица, что бы еси выщекотала», замененная в трех позднейших списках более простонародным оборотом: «О соловей летняя птица». Очевидно, «славий» в Кирилло-Белозерском списке восходит к традиции «Слова», где сказано «скача, славию, по мыслену древу». Любопытно отметить, что позднейшие переписчики «Задонщины» в X V I в. вовсе не вносили церковно-славянские, а, напротив, использовали народные формы .

Между тем полногласная форма «Слова»: «кликом поля перегородиша»

сохранена в четырех списках «Задонщины» (К-Б — «свистом поля перего­ роди», Иь У и С—«поля широкая кликом огородиша»). Так же полно­ гласная форма «яр туре стоиши на б о р о н и » сохранена в И ь Иг и У:

•уже стал тур на б о р о н ь (тур оборен)». Фраза Святослава «А чи диво ся, братие, стару помолодити?» нашла отзвук в четырех списках «Задон­ щины»: «Туто, брате, стару помолодити[ся]». «Задонщина», как и «Слово», знает лишь «шеломы», а не «шлемы» .

Но с другой стороны, неполногласные формы в «Задонщине» восходят именно к тексту «Слова». В Иг и У мы читаем « г л а в ы свои подклониша»

и в «Слове» так же: « г л а в ы своя поклониша». В трех списках «Задон­ щины» «жены руския восплескаша татарским з л а т о м», что перелицовано из «Слова»: «звоня рускым з л а т о м ». «Славный г р а д Москва» (три раза в «Задонщине») отвечает « г р а д у Киеву» в «Слове» .

Наконец, любопытное сочетание неполногласной и_ полногласной форм в «Слове»: «златым шеломом посвечивая» точно сохранена в Иг, а в спи^ сках Hi и У читается «злачеными шеломы», что опять-таки восходит к форме «злаченый» в «Слове».16 Эти примеры показывают, что уже в 1380-х годах иерей Софоний поль­ зовался старинным списком «Слова», отличавшимся тем же прихотливым чередованием полногласных и неполногласных форм, как и Мусин-Пушкин­ ский список X V I в. Ясно, что это чередование находилось уже в оригинале «Слова» и объясняется не «вторым южнославянским влиянием» X V в., а еще первым влиянием на Киевскую Русь, в X I — X I I вв .

6. Резкой особенностью «реконструкции» текста «Слова» является строго проведенная проф. Нахтигалем замена членных форм прилагатель­ ных с окончанием -ский нечленными (-ск, -ска, -ско). В «Слове» таких прилагательных ровно 60. Одно только слово «Руский» повторяется Чередование форм «забрала» и «заборола» в «Слове» прихотливо отражается в разных списках «Задонщины». Именно Иг и У дают: «на забралах» (2 раза) и «же­ лезная забрала», между тем в Hi и Син. мы читаем «на заборолех» и «железна зарона» ( № ), «железное забороло» (Син.). В К-Б этих слов вообще нет .

662 А. В. СОЛОВЬЕВ в разных формах 26 раз, «Половецкий» — 18 раз, «Киевский» — 3 раза и т. д .

Во всех 60 случаях издатель вносит лишь именные формы и печатает: «Свя­ тослав... грозный Кыевьск», «земле Русьскы», «по Русьсце земли», «с Чьрниговьскы былями», «Галичьск Осмомысле», «костьми Русьск сы­ нов», «горам Кыевьскам» и т. п. Единственным его доводом является форма «дьржа Русьску землю» в подлинной грамоте великого князя Мсти­ слава I; мы можем прибавить еще «тиун бояреск» в древнейшем списке Русской Правды (1288 г.). 17 Но наряду с этими формами мы встретим в той же грамоте «вено во[дс]кое», а в том же списке Правды — «Правда Роуськая, тысячького Киевьского, морьскую лодью, воискый конь, детьчьскому» и др., всего 13 местоименных форм против одной именной. Надо полагать, что этот список точно отражает язык времени Владимира Моно­ маха. Вообще замена именных форм местоименными есть древнейшее явле­ ние русского языка, и надпись на Николодворищенском антиминсе 1149 г .

дает лишь формы «Новгородьского», «Ростовъского», уже с русской заме­ ной формы -аго окончанием -ого, под воздействием форм указательных „ 18 местоимении типа «того», «тому» .

Все это явления живого языка первой половины X I I в. Как же можно предполагать, будто поэт конца X I I в. отверг эти явления и вернулся к ар­ хаическим, именным формам, а что лишь позднейший переписчик во всех 60 случаях заменил их членными? Ведь мы видели, что он вовсе не заме­ нял все полногласные формы болгарскими и не проявлял строго ригоризма .

Возьмем опять для сравнения язык летописи. На первых ее страницах мы часто встретим именные формы: «Руска земля» (852 г.), «землю Фрачьску и Македонску», «язык словенеск», «землю Словенску» (898 г.) и т. п. Но эти формы чаще всего встречаются в «Сказании о писменех», которое, по исследованию Н. К. Никольского 1930 г., вставлено в летопись из церковного (быть может, западнославянского) источника. Между тем в Повести временных лет с 1010 по 1110 г. (по Лаврентьевскому и Ипатьев­ скому спискам) мы нашли 190 случаев членных форм и только 21 случай употребления нечленных форм прилагательных на -ский. Из этого 21 слу­ чая 11 ясно указывают на церковную, болгарскую традицию: «вера хрестьянска», «кровь хрестьянску» ( 2 р а з а ), «погубление душа крестьянскы», «на хрестьянсце роде», «роду хрестьянска», «мечтанье бесовско», «бесовску действу», «Хананейско племя», «цесарь Июдейск», «цесаря Асурийска». 19 Еще показательнее данные X I I в. В Ипатьевской летописи за сто следую­ щих лет, с 1111 по 1210 г. мы найдем на 588 случаев членных форм только шесть именных, из них пять ясно объясняются церковным влиянием, именно: «не пролейта крови хрестьянскы», «ни погубита Рускы земле», «бог всегода Рускы земле и Рускых сынов в бесчестьи не положил есть», «от Вавилонска нечаяния», «избави и господь за молитву хрестьянску».20 Особенно интересен последний пример: в нем говорится именно о князе Игоре (под 1185 г.). В одном лишь рассказе Ипатьевской летописи о по­ ходе Игоря мы нашли 22 прилагательных на -скый («Руские», «Половец­ кие», «на землю Рускую» и т. п.) в членной форме, совсем как в «Слове» .

Е. Ф. К а р с к и й. Русская Правда по древнейшему списку. Изд. А Н СССР, Л., 1930 .

П. С. К у з н е ц о в. Историческая грамматика русского языка. Морфология. М., 1953, стр. 147 .

Повесть временных лет. М., 1950, т. 1, стр. 102, 132, 148, 120, 128, 122, 131 .

Ипат. лет., стр. 297, 310, 478, 4 3 7 ; шестой случай «пасаше сыны боярскы»

(стр. 270) объясняется оттенком неопределенности эпитета. Напротив, членные формы «руский», «половецкий» употребляются по общей норме, имея чисто атрибутивное зна­ чение (С. П. О б н о р с к и й. Очерки по истории русского литературного языка, стр. 57—58) .

НОВОЕ СЛОВЕНСКОЕ ИЗДАНИЕ «СЛОВА О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ» 663

Единственным исключением является указанная фраза об избавлении Игоря, вероятно записанная со слов его попа, бывшего с ним в плену .

Опять-таки архаический язык былин знает именные формы «красна де­ вица», «горючь камень», но прилагательные на -ский в них всегда в полной форме, во-первых, вследствие своего оттенка определенности, а вероятно, и потому, что они дают дактилические окончания: «стольно-Киевский», «свето-русьские». Этим дактилизмом объясняется и употребление удлинен­ ных форм: «богатырскиих», «литовскиим». Можно полагать, что стремле­ ние к более гармоничным ритмическим отрезкам определило и дактиличе­ ские концовки «Слова»: «за землю Рускую», «на землю Половецкую», «Святослав грозный великый Киевский». Заменять их краткими формами является невниманием к ритмической структуре «Слова» .

Мы считаем, что в XI и X I I вв. нечленные формы на -ск были редким архаизмом и что их спорадическое употребление поддерживалось автори­ тетом церковного, староболгарского языка. Именно в «Сказании черно­ ризца Храбра», в похвале Кириллу-Константину, в текстах Евангелия мы встречаем «язык словеньск», «елиньскь язык», «страха ради июдеиска» и т. п.21 У нас является мысль, не есть ли одинокое «дрьжа Русьску землю» в Мстилавовой грамоте отражение болгарского стиля в велико­ княжеском окружении?

Живая речь той эпохи, а особенно народнопоэтический стиль предпочи­ тал более певучие, местоименные формы. Поэтому попытка проф. Нахтигаля изгнать из текста «Слова» все 60 членных форм кажется нам наси­ лием над морфологией и ритмикой памятника и неожиданной, бесполезной его «болгаризацией» .

7. После этих сравнений языка «Слова» с языком былин и Ипатьевской летописи следует обсудить еще и неуклонно проведенную издателем замену всех церковно-славянских форм со звуком «щ» и «жд» их русскими дубле­ тами: «аче», «хочю», «стонучи» вместо «аще», «хощу», «стонущи»;

«жяжею» вместо «жаждею» и т. п .

Опять-таки, сравнение с языком Ипатьевской летописи, свободной от «второго южнославянского влияния», очень поучительно. И в этом отно­ шении ее стиль весьма пестрый: она очень часто пользуется русскими фор­ мами с «ч» и «ж», но наряду с ними в ней довольно часты и болгарские формы, очевидно, вошедшие в литературный язык той эпохи. Например, именно во второй половине X I I в. мы встретим в ней и «аще» и «хощу», и притом вовсе не в рассказах с церковной окраской, а именно в прямой речи князей и светских людей. Так, новгородцы говорят в 1178 г. князю Мстиславу Храброму: «Княже, аще се богови любо», а сам Мстислав об­ ращается к дружине: «Братья, аще ныне умрем за хрестьяны». Именно в рассказе о плене Игоря под 1185 г. сын тысяцкого и конюший говорят князю: «Пойди, княже, в землю Рускую, аще восхощет бог избавититебя», а сам Игорь молится: «Аще спасеши мя, владыко». 22 Видно, что в реши­ тельные моменты русские люди пользовались оборотами торжественного литературного стиля, хорошо знакомого им по церковной службе и по чте­ нию псалтыря. 23 Нечленные формы на -ск- типичны для древнейших церковных текстов, как Киевские глаголические листки X в., Македонские и Охридские X I в. (И. О г и е н к о .

Памятки старо-словяньско1 мови. Варшава, 1929, стр. 48 и ел.) .

Ипатьевская летопись, 1871, стр. 4 1 1, 4 1 3, 438. Даже половцы говорят князьям:

«а хощем с тобою ряд положити», а берендичи — «аже ны хощеши любити» (там же, стр. 379 и 343) .

И причастия болгарского типа часто встречаются в летописи X I I в. Игорь восклицает: «Где бояре думающей, где мужи храборьствующеи?» и т. п. Поэтому нас 664 А. В. СОЛОВЬЕВ После этого нас не должно поражать «хощу бо» в устах князя Игоря в «Слове», так же как и три случая пользования союзом «аще». Заметим, что два раза «аще» ассонирует со словом «вещий» («Боян бо вещий, аще кому хотяше» и «аще и веща душа»), — мы можем предположить опять уже отмеченную нами склонность поэта к ассонансам. В третий раз «аще»

появляется после двух «аже» — не есть ли это опять музыкальная вариа­ ция, как в случае «забрало/забороло»? Нам кажется, что поэт умело и осто­ рожно пользовался болгарскими дублетами для большей красочности языка. И. П. Еремин справедливо отметил, что «Слово» есть « л и т е р а ­ т у р н о е произведение, вооруженное всем мощным аппаратом художествен­ ного воздействия на читателей, выработанным в его время торжественным красноречием Киевской Руси» (разрядка моя, — А. С.). 24 Одним из средств в этом аппарате было умелое пользование болгаризмами, обогатившими русский язык такими понятиями, как «власть»/ 0 «мужество», «жажда», «шестокрильци», «златоверхий» .

Во всяком случае, внимательный и серьезный труд проф. Р. Нахтигаля надо приветствовать как проявление усилившегося интереса югославских ученых к величайшему памятнику древнерусской литературы. Прекрасный перевод на словенский язык и комментарий являются большой заслугой проф. Нахтигаля и стоят на высоте современной науки. Надо надеяться, что вскоре появится и научное издание «Слова о полку Игореве» на сербо­ хорватском языке: до сих пор сербы и хорваты не имели ни точного пере­ вода памятника, ни хорошего его комментария .

не должно удивлять «нощь стонущи» (зловещий ассонанс!) в «Слове», так как и «нощь» и «полунощь» постоянно встречаются в Ипатьевской наряду с русскими формами .

И. П. Е р е м и н. Слово о полку Игореве как памятник политического красно­ речия Киевской Руси. Слово о полку Игореве. Сборник под ред. В. П. АдриановойПеретц, стр. 100 .

Святослав Всеволодич говорит в 1180 г.: «прииму один власть Рускую» (Ипатьев­ ская летопись, стр. 4 1 6 ) ; поэтому в «Слове» даже проф. Нахтигаль не решился заме­ нить в его речи слово «уже не вижду в л а с т и » — «уже не вижю в о л о с т и »




Похожие работы:

«Э.БА.Г БАЕВ И З ИСТОРИИ РУССКОГО Р О М А Н А X IX В ЕКА Пушкин, Герцен,Толстой Э.Г. БАБАЕВ И З ИСТОРИИ РУССКОГО РО М А Н А X IX ВЕКА Пуш кин, Герцен, Толстой Издательство Московского университета Бабаев Э. Г. И...»

«СИНЕМА ПРЕСТИЖ представляет НАТАЛИ ПОРТМАН и ЛИЛИ-РОУЗ ДЕПП в фильме РЕБЕККИ ЗЛОТОВСКИ ПЛАНЕТАРИУМ ("Planetarium") Франция, 2016, триллер, 105 мин . Венецианский кинофестиваль – внеконкурсная программа Натали Портман, обладательница премии "Оскар" (...»

«ПЕРВЫЙ ТУР 10-11 класс Максимальная оценка – 100 баллов Время на подготовку – 3 часа. 1. [6 баллов]. Перед Вами гербы городов и отрывки из исторических документов или высказывания историков, объясняющие происхождение этих гербов. Соотнесите отрывки с определенным историческим событием, а затем и с городом, с которым оно связано. Н...»

«ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО Глубокоуважаемые коллеги! Санкт-Петербургский государственный университет приглашает вас принять участие в XLVII Международной филологической конференции, которая будет проходить с 19 по 28...»

«Вестник ПСТГУ Ратушняк Олег Валерьевич, II: История. канд. ист. наук, доцент, История Русской Православной Церкви. Кубанский государственный университет, 2015. Вып. 3 (64). С. 77–87 доцент/докторант...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ Тобольский педагогический институт им. Д. И. Менделеева (филиал) ТюмГУ в г. Тобольск Гуманитарный факультет Кафедра и...»

«ЧЕЛОВЕК И ВЫСШЕЕ ПЕРВОНАЧАЛО: СОВРЕМЕННЫЕ ПАРАРЕЛИГИОЗНЫЕ ТРЕНДЫ Е. В. Золотухина-Аболина (Ростов-на-Дону, Россия) Начавшийся в конце XIX в. процесс секуляризации, как мы знаем, пошел весьма скоро, подгоняемый развитием рыночного общества, стремительным прогрессом науки и техники. И хотя сегодня...»

«МИНИСТЕРСТВО НАРОДНОГО ОБРАЗОВАНИЯ БССР БАШКИРСКИИ ИНСТИТУТ УСОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ УЧИТЕЛЕИ Башкирские народные песни и легенды об Отечественной войне 1812 года ШНИСТЕРСТВО НАРОДНОГО ОБРАЗОВАНИЯ БССР ВАШКИРСКНИ ИНСТИТУТ УСОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ УЧИГЕЛЕИ Башкирские народные песни и легенды об Отечественной войне 1812 года Учеб...»







 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.