WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 

«оценки стратегически важной инфраструктуры в речных бассейнах Самир Х.Шах, кафедра исследований окружающей среды и ресурсов, факультет окружающей среды, Университет Ватерлу, ОН, ...»

International Journal of Joint River Basin Management, выпуск 11, №1 (март 2013 г.)

Развитие крупных плотин в Индии: критерии устойчивости для

оценки стратегически важной инфраструктуры в речных бассейнах

Самир Х.Шах, кафедра исследований окружающей среды и ресурсов, факультет окружающей

среды, Университет Ватерлу, ОН, Канада Н2 Л 3Г1. e-mail: sshah089@gmail.com

Роберт Б.Гибсон, кафедра исследований окружающей среды и ресурсов, факультет

окружающей среды, Университет Ватерлу, ОН, Канада Н2 Л 3Г1 Аннотация Исторически, развитие речных бассейнов в Индии в целях сельскохозяйственного производства, выработки электроэнергии и проч. было ориентировано на использование подходов управления предложением (водными ресурсами), зачастую за счет строительства больших плотин, которое сопровождалось значительными сбоями, недостатками и конфликтами, которые подрывают процесс достижения устойчивости. Поскольку Индия приближается к пределу освоения своих ограниченных резервов пресных вод, есть вероятность повышения напряженности в связи с конкурирующими требованиями на ресурсы бассейнов рек. Для определения наиболее подходящих и обоснованных ответных действий потребуются целостные оценки, чтобы обеспечить комплексность, дальновидность решений, ориентированных на максимальное увеличение взаимоусиливающих благ, при этом избегая неисправимых последствий. В данной статье приводится набор из 12 ключевых процессуальных и материальных критериев устойчивости, которые будут использоваться в качестве руководящих принципов при уточнении целей развития, выявлении потенциально привлекательных вариантов, сопоставлении альтернатив и мониторинге выполнения инфраструктурных решений с учетом взаимосвязи вода-сельское хозяйство-энергетика в Индии .

Инструменты на основе принципов устойчивости стимулируют всестороннее внимание к вопросам, находящимся в центре концепции устойчивости. Относительно традиционных оценочных подходов, оценки, применяющие явные критерии устойчивости, стимулируют продолжительные выгоды в рамках сложных социально-экологических систем, путем оценки взаимозависимостей и возможностей, слабых сторон и уязвимости региональных экосистем. Таким образом, требуются дополнительные исследования, чтобы уточнить предлагаемые критерии для возможности их применения в отдельных водосборных бассейнах и выработки подходящих показателей степени удовлетворения критериев .

Ключевые слова: устойчивое развитие, оценка устойчивости, управление водными ресурсами, планирование на уровне бассейнов, крупные плотины, Индия

1. Введение Системы речных бассейнов поддерживают экологические, социальнокультурные и социально-экономические системы, от которых зависят миллиарды людей в прибрежных территориях и городских центрах (Postel and Carpenter 1997, Meybeck 2003, Vorosmarty et al. 2010). В развивающихся странах управление и эксплуатация речных ландшафтов основывается на инфраструктурной политике, программах и проектах, нацеленных на повышение обеспеченности оросительной водой и гидроэлектроэнергией. Зачастую это осуществляется за счет дезинтеграции и фрагментации живого, богатого и разнообразного социально-экономического устройства бассейновых сообществ, при этом ставя под угрозу биофизические основы ключевых экономических отраслей (н-р, рыбный промысел, туризм и ремесла) (Goldsmith and Hildyard 1986, Galloway 1997, Gleick 2000, Всемирная комиссия по плотинам 2000) .

International Journal of Joint River Basin Management, выпуск 11, №1 (март 2013 г.)





С момента обретения независимости освоение речных бассейнов в Индии в целях обеспечения питьевой водой, орошения и энергетики вылилось в строительство более 4 тыс. крупных плотин, которое сопровождалось различными разрушениями, сбоями и конфликтами, которые подрывают устойчивость (н-р, Berger 1993, Iyer 2001, Khagram 2004). Современная государственная политика в отношении взаимосвязи вода, сельское хозяйство и энергетика признает взаимодействие между развитием и ключевыми аспектами устойчивости (н-р, социально-экономическое равенство, интеграция заинтересованных лиц, управление рисками, ресурсоэффективность и учет экологических требований). Однако иерархические приоритеты использования (ср.. Национальную водную политику 2002г.) и обязательство расширять крупномасштабные системы хранения воды (Правительство Индии 2009г.) в сочетании с ослаблением требований к планированию и оценке речной инфраструктуры (н-р, исключение стратегического планирования, мониторинга в период после завершения строительства и ограниченное участие; ср .

Уведомление об ОВОС (Оценка воздействия на окружающую среду) 2006г.) неэффективны для обеспечения учета динамичной, разнообразной и очень сложной социально-экологической природы водосборных бассейнов Индии (Ashtana 2009, Maitra 2009, Choudhury 2010). Кроме того, нагрузка от ожидаемого изменения климата и роста населения может способствовать отсутствию положительной обратной связи при интенсивном управлении землепользованием и чрезмерной эксплуатации оставшихся водных ресурсов в Индии (Kumar et al. 2005, Правительство Индии 2007) .

Продолжающееся развитие водных ресурсов, ориентированное на повышение водоснабжения, для освоения 30 тыс. мВт гидроэнергетического потенциала к 2017 году (Правительство Индии 2007) и рост спроса на техническую воду, который к 2030 году может оказаться на 50% выше текущего снабжения, неизбежно усилят конкуренцию между пользователями ресурса и будут представлять значительные риски для устойчивого развития (2030 Water Resources Group 2009, Nair 2009, Saleth 2011). Например, в работе Амарасингха и др. (Amarasinghe et al. 2007) утверждается, что обеспечение будущего прогнозируемого спроса на воду приведет к дефициту воды во многих густонаселенных речных бассейнах (т.е. нехватке пресной воды для экологических требований и нужд разных поколений). Такой результат, вероятно, повысит напряженность между линейностью, дисциплиной и жесткостью традиционных доминирующих организаций и решающих лиц, с одной стороны, и растущими потребностями в инновационных, обусловленных условиями решениях по управлению водой в переменчивой, динамичной и сложной среде, с другой стороны (Iyer 2001, Brown et al. 2009). Хотя требуется несколько повысить водоснабжение, при управлении водой в Индии необходимо главным образом продвигать «более мягкие подходы» посредством технических (т.е. инфраструктурных) и социально-экономических (н-р, засухоустойчивые культуры) решений, ориентированных на управление спросом (2030 Water Resources Group 2009). Кроме того, поскольку водные проекты для энергетических и сельскохозяйственных целей тесно связаны со многими другими определяющими факторами долговременного благополучия, для

International Journal of Joint River Basin Management, выпуск 11, №1 (март 2013 г.)

выявления наиболее подходящих и оправданных мероприятий требуются комплексные оценки, нацеленные на обеспечение общего положительного вклада в устойчивость. Подобные оценки должны учитывать взаимозависимости, возможности, уязвимые и чувствительные места социально-экологических систем путем использования системных, стабильных и комплексных структур, принятия адаптивных процессов, основанных на участии заинтересованных сторон, и акцентирования внимания на максимальном увеличении взаимоусиливающих выгод, при этом избегая необратимых негативных воздействий в кратко- и долгосрочной перспективе .

Необходимые подходы были постепенно выработаны в последние десятилетия в ответ на недостатки и промахи в устойчивом планировании управления бассейнами рек по всему миру. Сюда относятся исследования в Евразии и Южной Азии (н-р, Iyer 2001, Cai et al. 2003, Khagram 2004), Восточной Азии (Beck at al. 2012), на Ближнем Востоке (Gleick 1993, Venot at al. 2008) и в Южной Америке (Fearnside 2001, Agostinho et al. 2008). Эти ответные действия обсуждались в работах по интегрированному управлению водными ресурсами, планированию землепользования в водосборных бассейнах, восстановлению экосистем, управлению качеством воды, решению проблем населения, затронутых водохозяйственными проектами, трансграничному управлению и адаптивному руководству на основе принципов устойчивого развития (ICWE 1992, Декларация Брисбена 2007), инструментов интегрированной и междисциплинарной оценки (Singh 1991, Whitelaw and MacMullan 2002, Chaves and Alipaz 2007, Mishra and Saxena 2009) и подходов стратегических оценок (WCD 2000, Международная ассоциация гидроэнергетики (IHA) 2010) .

Полученные наработки лежат в основе оценки устойчивости, стратегического и целостного подхода «нового поколения» к процессу принятия решения для обеспечения устойчивого развития (Sadler 1999). Оценка устойчивости охватывает комплексные проблемы социально-экологических систем путем всестороннего анализа совокупного и синергического воздействия потенциально привлекательных вариантов и осознания социальноэкономических, культурных и биофизических взаимозависимостей, уязвимых мест и требований (Gibson 2006a). Практическое применение начинается с набора основных, общих критериев устойчивости, которые должны быть определены для отдельных случаев и условий, и которые будут использованы при уточнении целей развития, определении потенциально подходящих вариантов бассейновой инфраструктуры, сборе информации, взвешивании эффектов, сопоставлении альтернатив и мониторинге реализации .

В данной статье детально рассматриваются ключевые оценочные критерии для планирования и принятия решений в области развития речных бассейнов Индии. Теоретическая основа устойчивого развития была задействована с использованием подхода оценки устойчивости в попытке увязать и применить критерии устойчивого развития к любому конкретному случаю. Представленные здесь критерии были выработаны на основе принципов, обсуждений, успехов и провалов в сфере устойчивого развития, взятых из научной литературы, научных отчетов и документации из разных областей .

International Journal of Joint River Basin Management, выпуск 11, №1 (март 2013 г.)

Процесс начался с обобщения критериев из общих требований достижения устойчивости, которые затем постепенно дополнялись соображениями из области развития, управления водой и бассейнами рек и историческими провалами, недостатками и успехами в сфере устойчивости из опыта Индии. В таблицах 1-3 приводятся критерии, отобранные из литературных источников и обсуждаемые в статье, а таблицы 4 и 5 дают авторскую компиляцию из упомянутых выше источников. Эти результаты должны помочь удовлетворить потребность в устойчивых подходах к процессу планирования и оценки при развитии управления речными бассейнами (Goodland et al. 1993, Gleick 2000, 2003, Pahl-Wostl 2002, Batchelor et al. 2003, Pahl-Wostl et al. 2008, Brown et al, 2009, Tullos 2009, Beck et al. 2012) .

2. Нормативные критерии устойчивого развития

Концепция устойчивости осталась туманной из-за противоречий в отношении того, что необходимо поддерживать и как это поддерживать на местном, региональном, национальном и глобальном уровнях (Redclift 1993, Villanueva 1997, Jabareen 2008). Как правило, устойчивость представляется концептуально в виде трех пересекающихся сфер, представляющих биофизическую среду, общество и экономику (Pope et al. 2004). Геометрически это модель предусматривает равные весовые коэффициенты для каждого аспекта с целью избежать общих неприемлемых отрицательных эффектов при достижении положительных конечных результатов (Gibson 2001). К сожалению, эта модель акцентируется на трех отдельных областях, а не на локальных и глобальных связях, взаимодействиях и взаимозависимостях, которые очень важны для достижения устойчивости (Gibson 2001, Morrison-Saunders and Therivel 2006, Folke et al. 2007).

Гибсон (Gibson 2006a) дает следующие характеристики всестороннего понимания устойчивости:

• Устойчивое развитие это не уравновешивание результатов, оно скорее нацелено на положительные вклады, которые способствуют сохранению основ, необходимых для поддержки социально-экономических систем .

• Устойчивость требует всестороннего рассмотрения взаимодействий и взаимозависимостей между социально-экономическими и биофизическими системами - как текущих, так и долгосрочных. Существуют незыблемые пределы роста и бесконечные возможности для развития .

• Предосторожность важна, поскольку воздействия со стороны человека и ответная реакция окружающей среды происходят в чрезвычайно сложных и динамичных социально-экологических системах, где знания и возможности прогнозирования всегда будут ограниченными вследствие сложности и неопределенности поведения системы и эффектов взаимодействия с другими системами .

International Journal of Joint River Basin Management, выпуск 11, №1 (март 2013 г.)

• Устойчивость - это путешествие, а не его цель; поэтому это незамкнутый и непрерывный процесс, нацеленный на пересмотр средств и конечных результатов в контексте динамичного и сложного мира. Адаптивное управление должно поощрять применение новых представлений (т.е. знание внутреннего механизма системы: экологическая изменчивость, обратные реакции, управляющие переменные), одновременно учитывая знания, приобретенные в результате неудачного опыта, для принятия более обоснованных решений .

• Процессы устойчивого развития и достигнутый продукт взаимозависимы:

невозможно достичь материальных выгод большого размера без надлежащих процедурных средств .

• Понятие и достижение устойчивости являются как универсальными, так и контекстно-зависимыми. Хотя можно определить небольшой набор фундаментальных требований широкого применения для продвижения в направлении устойчивости, многие ключевые аспекты будут зависеть от местности, особенностей местных экосистем, институциональных возможностей, чувствительности и уязвимости общественности .

Источник: Gibson 2006a Критерии оценки устойчивости детально изучались Эггенбергером и Партидарио (Eggenberger and Partidario, 2000), Сэдлером (Sadler 1999), Георгом (George 1999, 2001), Девюстом (Devuyst 1999) и Гибсоном (Gibson 2001, 2006а, Gibson et al. 2005) и т.д. Общие и контекстно-зависимые критерии устойчивости могут способствовать четкости и инновационности при изучении подходящей политики, программ или проектов, либо могут использоваться в качестве ориентира при привлечении всестороннего и целостного внимания к основным междисциплинарным вопросам (н-р, гарантированные заработки, безопасность и эффективные сообщества), не ограничиваясь вопросами, относящимися к категориям социальных, экономических или экологических (Gibson 2001, 2006а) .

Хотя оценка устойчивости требует положительных результатов в каждой определенной критериями области, на практике очевидно неизбежны компромиссы и критерии устойчивости дополняются принципами компромисса (Gibson 2001, Jenkins et al. 2003, Sheate et al. 2003, Gibson 2006a). В таблице 1 приводится набор универсальных критериев оценки устойчивости (Gibson et al .

2005), обобщенных из литературы по ключевым требованиям достижения устойчивости .

Таблица 1. Общие критерии оценки устойчивости Целостность социально-экологической системы: Строить отношения между человеком и экосистемой с целью создания и сохранения долговременной целостности социально-биофизических систем и защиты незаменимых функций жизнеобеспечения, от которых зависит благополучие человека и экосистем .

Достаточность и обеспеченность источниками заработков: Гарантировать надлежащие ресурсы для индивидуумов и сообществ для поддержания достойной жизни с возможностями поиска улучшений без ущерба для будущих

International Journal of Joint River Basin Management, выпуск 11, №1 (март 2013 г.)

поколений .

Внутрипоколенческое равенство: Гарантировать, что достаток и оптимальный выбор для каждого достигаются такими путями, при которых сокращается опасный разрыв в достатке и возможностях (здравоохранение, безопасность, социальное признание, политическое влияние и т.д.) между бедными и богатыми .

Межпоколенческое равенство: Продвигать варианты и действия, которые наиболее вероятно сохранят или расширят возможности и способности будущих поколений жить устойчиво .

Сохранение и эффективность использования ресурсов: Расширить базу для обеспечения устойчивых заработков для каждого, при этом уменьшая угрозу долговременной целостности социально-экологических систем за счет снижения ущерба от добычи ресурсов, сокращения отходов и общего потребления материалов и энергии на единицу продукции .

Социально-экологическая цивилизованность и демократическое руководство:

Развивать навыки, мотивацию и привычки у индивидуумов, сообществ и прочих коллективных органов принятия решений соблюдать требования устойчивого развития путем более открытых и осознанных обсуждений, повышения внимания к развитию взаимной информированности и коллективной ответственности, и интегрированного использования административных, рыночных, традиционных и индивидуальных методов принятия решений .

Профилактика и адаптация: Признавать неопределенность, избегать плохо понимаемых рисков серьезного или необратимого ущерба основам устойчивости, планировать обучение, вырабатывать меры перестраховки и развивать адаптивное управление .

Немедленная и долгосрочная интеграция: Немедленно применить все принципы устойчивого развития, нацеливаясь на взаимно поддерживающие блага и множественные выгоды .

Источник: Gibson et al. (2005, глава 5)

3. Нормативные критерии по планированию и управлению пресными водами и речными бассейнами Пресные воды являются незаменимым и важным ограниченным ресурсом для многих экосистем, человека и экономики (Gleick 1998). В силу значимости пресной воды для питьевого водоснабжения, промышленности, сельского хозяйства и производства электроэнергии, традиционно реализовывались крупномасштабные инициативы по эксплуатации и управлению ресурсами водосборов в целях поддержки растущего населения, уровня жизни и экономического производства (Gleick 2000б Baron et al. 2002, Gleick 2003, Zehnder et al. 2003). В речных бассейнах комплексные модели управления, сосредоточенные на интенсивных одно-, двух- и многоцелевых системах, определяли формирование физической инфраструктуры водоснабжения (Barrow 1998, Galloway 1997). Во многих частях мира экономические цели все еще исключительно или в большой степени определяют инфраструктурное

International Journal of Joint River Basin Management, выпуск 11, №1 (март 2013 г.)

планирование, а трансдисциплинарные исследования или оценки вне техникоэкономических аспектов воспринимаются как помеха реализации экономического процветания .

Применение традиционных моделей и структуры управления водными ресурсами зачастую имеет отрицательное действие на количество и качество воды для экологических, общественных и культурных нужд (Gleick 1998) и их дальнейшее применение к все более сложным проблемам не будет способствовать достижению устойчивости (Serageldin 1995, Klimpt et al. 2002, Pahl-Wostl 2002). Общая проблема состоит в том, что возможность игнорирования ответной реакции, включающей многочисленные факторы, связанные с ресурсом (н-р, изменение гидрологического режима), и внешних нагрузок (такие как рост населения и различные дефициты) может сильно усложнить принятие решений по распределению ресурса (Gipta 2001a). В ответ на это растет понимание, что целостные, совместные и экологическиориентированные подходы управления могут служить большему признанию и гарантии обеспечения экосистемных услуг для поддержания источников заработков и уменьшения политических и экономических рисков (Kundzewicz 1997, Galloway 1997, Gleick 2003, Postel and Richter 2003, Antunes et al. 2008, Pahl-Wostl et al. 2008). В таблицах 2 и 3 обобщены основные аспекты устойчивости на процессуальном и материальном уровне для планирования и оценки водных ресурсов и систем речных бассейнов соответственно .

–  –  –

3.1. Описание критериев устойчивости для планирования и оценки пресноводных систем и речных бассейнов Как сложные социально-экологические системы, речные бассейны демонстрируют нелинейные характеристики обратной связи и непредвиденные свойства (н-р, неожиданное отклонение и турбулентность) от внешних нагрузок и переменных, потенциально создающих крупные, макроскопические явления через самоорганизацию вложенных, микроскопических социальных, культурных и экономических систем. Вместе поведенческие сложности создают непредсказуемую среду, в то время как тенденции к более глубокой неустойчивости и новым процессам, связанным с глобальным изменением, усиливают проблемы управления водными ресурсами. Схематическое изображение требований к целостности, взаимозависимостей и обратных связей в сложных взаимодействиях с водными ресурсами поможет лицам, принимающим решения, понять конфликты и потенциальные уязвимые места, которые могут появиться в результате отдельных альтернатив, при этом вырабатывая устойчивость к непредвиденным последствиям и непредусмотренным нагрузкам или потрясениям при распределении воды между биофизическими, социально-экономическими и социально-культурными системами на разных пространственных уровнях (Plate 1993, Vyas 2001, Baron et al. 2002, Hooper 2003, Videira et al. 2007, Antunes et al. 2008). Целостные подходы к планированию с использованием концепций гибкости и сложности могут выгодно использовать информацию и знания посредством комплексного метода системного мышления. Административный рационализм, зачастую включающий в себя нисходящий технократический подход, должен дополняться или даже заменяться структурами и процессами руководства, охватывающими и использующими разнообразные дисциплины и комплексы знаний для нахождения комплексных, устойчивых желательных решений (Faniran 1981, Downs et al. 1991, Kundzewicz 1997, Barrow 1998, McGinnis et al. 1999, Klimpt et al. 2002, Baron et al. 2002, Clark 2002, Pahl-Wostl 2002, Wagner et al. 2002, Gleick 2003, Wichelns and Oster 2006, Krchnak et al. 2009) .

Процессы руководства, требуемые для применения подходов, признающих подобную сложность, являются открытыми, справедливыми, прозрачными и всесторонними для активизации междисциплинарного сотрудничества на уровне политики, при этом способствуя повышению понимания отдельных требований, уязвимых мест, чувствительности, возможностей и решений на уровне пользователя ресурса через процессы социального обучения (Kessler et al. 1992, Cortner and Moote 1994, Loucks and Gladwell 1999, Milich and Varady 1999, Gleick 1998, Kallis and Coccossis 2003, Mays 2006, Videira et al. 2007, Pahl-Wostl et al. 2008). Для выработки и

International Journal of Joint River Basin Management, выпуск 11, №1 (март 2013 г.)

пересмотра планов строительства крупной водохозяйственной инфраструктуры процессы руководства с этими характеристиками обещают дать осторожные, легко адаптируемые, справедливые и гибкие решения, которые могут лучшим образом отвечать на непредвиденные дефекты и возможности для усиления социальных, экономических и экологических выгод (Jackson et al. 2001) .

Мониторинг после окончания строительства и гибкое совместное управление проектами способствуют циклическому обучению, которое необходимо для охвата возникающих проблем и усиления желательных качеств в этих сложных социально-экологических системах (Bradshaw and Borchers 2000, Klimpt et al .

2002, Khan et al. 2006, Pahl-Wostl et al. 2008, Krchnak et al. 2009). Вместе, накопление «социальной памяти» - понимание социально-экологического поведения через объединение многочисленных баз знаний - и приверженность циклическому обучению могут повысить адаптацию посредством самоорганизации перед лицом новых условий (Gunderson and Holling 2001, Walker et al. 2002, Olsson et al. 2007) .

Проектирование водохозяйственной инфраструктуры, совместимой с требованиями экологического здоровья - характеризуемыми функциональными биофизическими процессами и поглощающими и упругоемкими способностями для смягчения лавинообразных потрясений и повреждений от внешних возмущений (Callicott et al. 1999), необходимыми для поддержания экосистемы и сопутствующих социально-экологических функций - является центральным принципом устойчивости (Дублинское заявление 1992 года, Cortner and Moote 1994, Gardiner 1994, Gleick 1998, Gustavson et al. 1999, Международная конференция по пресным водам в Бонне, 2001 г., Baron et al. 2002, Clark 2002, Wagner et al. 2002, Postel and Richter 2003, Flint 2004, Mats 2006, Krchnak et al .

2009). Мышление в духе гибкости хорошо подходит для осознания отдельных критических переменных, формирующих социально-экологические системы (Walker and Salt 2006). Концепция гибкости поддерживает безотказную (IHA 2010), легко адаптируемую (Barrow 1998, Saysel et al. 2002), модульную инфраструктуру (Wichelns and Oster 2006), являющуюся менее биофизически емкой, причем она спроектирована вокруг «медленно изменяющихся»

управляющих переменных, которые определяют пороговые величины для снижения уязвимости к лавинообразным потрясениям и катастрофическим воздействиям на взаимосвязанные системы (н-р, режимы стока, King and Louw 1998, Arthington and Zalucki 1998). Коллективные действия, повышающие биофизическую устойчивость, могут способствовать социально-экономической устойчивости (Adger 2000). Аналогично, усилия по развитию или согласованию проектов с социальным капиталом могут сократить социально-экономические проблемы, которые вызывают или усугубляют экологическую нестабильность. К примеру, проекты, которые повышают биофизическую продуктивность (н-р, агроклиматические системы) и улучшают знания, условия и гибкость управления местными ресурсами, могут повысить социально-экологическую устойчивость .

Внутри- и межпоколенческое равенство (включая экономические, материальные факторы, а также аспекты власти и влияния, здравоохранения и безопасности) является социально-экономическим требованием устойчивости, а International Journal of Joint River Basin Management, выпуск 11, №1 (март 2013 г.) также важным этическим и правовым вопросом. Трансграничный характер речных систем, отбор воды и использование услуг, предоставляемых экосистемами, на разных уровнях различными заинтересованными сторонами предполагает, что освоение речных бассейнов будет иметь внешние эффекты, по крайней мере, на одну сторону (Kerr 2002). Отсутствие четких нормативов по вододелению может усугубить конфликт и проблемы между сообществами, промышленными секторами, экосистемами (Gleick 1998, Cai et al 2003) и трансграничными организациями (Wolf et al. 1999). Особенно важными заинтересованными сторонами, чьи интересы должны быть учтены и интегрированы в процессы планирования и оценки, включают пользователей на разных уровнях, чье жизнеобеспечение зависит от ресурса, и будущее поколение (Hedelin 2007). Для сообществ, проживающих в прибрежной территории и зависящих от ресурса, возможными последствиями могут быть потери высокоадаптированных и узкоспециализированных социально-экономических навыков, а также внутренние социально-культурные потери. Риски для будущих поколений включают потери возможностей для удовлетворения социальных, экономических и экологических требований и высокая подверженность потрясениям и уязвимость по отношению к глобальным процессам изменений .

Осознание этого оказывает влияние на выбор и оценку проектных альтернатив. Действия по смягчению последствий и восстановлению являются дополнительными средствами для усиления положительного эффекта. В целом, альтернативы должны сокращать или устранять разрывы в распределении затрат и благ между уязвимыми и менее уязвимыми группами, используя механизмы обеспечения долговременного достатка и возможностей там, где идут на уступки .

Для смягчения негативных эффектов следует поддерживать альтернативы, которые уменьшают стресс от соприкосновения с проектом, сводят к минимуму перемещение населения и сохраняют стабильность и целостность сообществ (Klimpt et al. 2002, Ledec and Quintero 2003). Это также подразумевает принятие величин экономии, сбережение ресурсной базы (Gleick 1998, Mays 2006) и придание инфраструктуре свойств гибкости и адаптируемости для реагирования на все более сложные и проблематичные социально-экономические условия (Loucks and Gladwell 1999). Реабилитационные меры по смягчению воздействия от различных уступок включают создание социально-культурных сетей и возможностей жизнедеятельности путем понимания осязаемых и неосязаемых ожиданий, стремлений и требований затронутого населения (IHA, 2010) .

4 Историческая динамика освоения речных бассейнов в Индии

Заключительным шагом в этом процессе будет уточнение критериев устойчивости для планирования и управления речными бассейнами в Индии .

Используемый здесь подход основывается на историческом опыте Индии в области бассейновых планов и проектов, с акцентом на планировании, оценке и выполнении проектов в долине реки Нармада (ДРН), что охватывает более 50 лет развития .

International Journal of Joint River Basin Management, выпуск 11, №1 (март 2013 г.)

4.1 Доколониальные ценности и действия в бассейнах рек Есть свидетельства, что сообщества в древней Индии жили в гармонии с природой. Родовые узы воспитывали понимание неограниченных связей между природным и духовным мирами, развивая единые, недуалистические отношения с окружающей их природой (Gadgil and Guha 1992, Cullet and Gupta 2009) .

Территориальная неоднородность деревенских общин позволяла развивать систему специализации, которая ослабляла конкуренцию за ресурсные базы, и способствовала взаимовыгодным отношениям между кастовыми группами (Gadgil 1987, Gadgil and Thapar 1990, Morrison 2007). Многие местные общины использовали разные виды водных ресурсов и применяли технику сбора дождевых вод, исходя из особенностей их жизнедеятельности, социальных традиций и экологии региона (D’Souza 2003, Asthana 2009). Более того, доктрины, определяющие ценности и действия, такие как Ригведа, Законы Ману, Артхашастра и Кашьяпиякришисукти, поощряли осторожное и разумное использование воды, приносящее чистые блага и сводящее к минимуму отрицательное воздействие на индивидуумов или общины (Vyas 2001, Sadhale 2006, Cullet and Gupta 2009) .

Аргументы против неотрадиционализма ссылаются на нечеткую корреляцию между религиозным экологизмом и управлением ресурсами (Nanda 2004), культурную и религиозную субординацию и неравенство в стимулировании сотрудничества (Sinha et al. 1997, Mawdsley 2006), интенсивные социально-экономические нагрузки сельского хозяйства на окружающую среду и обратную связь (Gadgil and Thapar 1990, Gadgil and Guha 1992, D’Souza 2003, Morrison 2007, Cullet and Gupta 2009) .

4.2 Постколониальные ценности и действия в бассейнах рек

Британская империя в Индии радикальным образом изменила основы, объединяющие устоявшиеся социальные, культурные и экономические структуры. Государственное руководство водным сектором, направленное на получение прибыли, продвигало проекты жесткой инженерной инфраструктуры .

Это вместе с правами частной собственности «разрушило суть местной автономии» (Asthana 2009), ликвидировав управление водой на уровне общин и схемы узуфруктуария и подорвав ключевые зависимости, традиции и институциональные механизмы, предназначенные для управления и сдерживания использования ресурса. Жесткие инженерные решения сократили технические барьеры и дали начало постколониальному строительству плотин, при этом социально-культурные барьеры были устранены посредством формирования водохозяйственных ценностей и практики в новых социальных, политических, правовых и экономических условиях, в которых акцент ставился на товаризацию и богатство (Gadgil and Guha 1992, Asthana 2009, Cullet and Gupta 2009) .

International Journal of Joint River Basin Management, выпуск 11, №1 (март 2013 г.)

Воспринимаемая потребность Индии в быстрой модернизации и утверждении власти независимой нации неизбежно повлекла за собой широкую экспансию колониальных технологий (т.е. строительство плотин), которые сосредоточены на контроле и командовании ресурсов с применением технократического подхода управления сверху-вниз (Ludden 1992, Khagram 2004, Sethi 2006, Asthana 2009, Maitra 2009). Первый Премьер-министр Индии Джавахарлал Неру был ярым сторонником больших плотин как «возрождающихся храмов, символизирующих рациональность, современность и прогресс новой Индии» (Baviskar and Singh 1994, Turaga 2000, Khagram 2004, Dwivedi 2006). Модель развития по Неру, поддерживающая крупную инфраструктуру многоцелевого использования за счет ускоренного и интенсивного расхода ресурсов для целей роста, подкреплялась простым механистическим пониманием систем речных бассейнов, слабыми механизмами разрешения конфликтов при национальном и трансграничном вододелении и искаженным анализом затрат-выгод из-за завышенных экономических оценок и игнорирования внешних факторов, отличных от экономических (Amte 1990, Wood 1993, Harashima 2000, Maitra 2009). Предполагалось, что мышление в духе «надо страдать ради страны» необходимо во благо нации, хотя полученные блага в большей степени поддерживали возможности и требования доминирующего класса собственников Индии (Khagram 2004, Dwivedi 2006, Choudhury 2010). В целом власти штатов отвечали за контроль и управление рекой (н-р, регулирование водоснабжения, орошение, распределение, дренаж, энергетика, и рыбное хозяйство), а центральное правительство имело полномочия по законодательному закреплению решений в отношении речных систем, пересекающих несколько штатов, если рассматривало их, как представляющие «государственный интерес» (Wood 1993, Richards and Singh 2002, Khagram 2004, Choudhury 2010) .

4.3 Проекты в долине реки Нармада (ДРН): динамика, отражающая провалы, недостатки и успехи Вскоре после обретения независимости Комиссия Индии по вопросам центральных водных путей, ирригации и навигации представила комплексный план развития 3 тыс.165 плотин, включая 30 больших плотин, для освоения огромного потенциала в целях широкомасштабного развития орошения, энергетики и борьбы с паводками, который представляла крупнейшая река Индии, несущая воды в западном направлении - Нармада (Kothari and Bhartari 1984, Wood 1993, Turaga 2000, Vyas 2001, Routledge 2003, Khagram 2004, Maitra 2009). Такие проекты, как Барги в Мадхья Прадеш, Тава, Пунаса (наст. плотина Нармада Сагар (ПНС)), барраж и канал в Гуджарате (наст. плотина СардарСаровар (ПСС)), рассматривались как ключевые в этом плане развития речного бассейна .

Стремление увеличить размер отдельных проектов ДРН без продуктивного взаимодействия между штатами привело к конфликту в

International Journal of Joint River Basin Management, выпуск 11, №1 (март 2013 г.)

использовании трансграничных вод. В начале 60-х правительство штата Гуджарат начало изучать альтернативы освоения значительного энергетического и ирригационного потенциала ниже участка Пунаса, причем правительство штата Мадхья Прадеш преследовало аналогичные цели (Dwivedi 2006). Эти интересы не могли быть одновременно удовлетворены, поскольку гидрологический режим Нармады обусловливал необходимость принятия компромиссных решений для увязки интересов штатов (Khagram 2004). Однако национализм разжег местнические интересы штатов, в конечном счете, представляя значительные проблемы для справедливого и ответственного распределения затрат и благ между штатами бассейна (Kothari and Bhartari 1984, Wood 1993, Dwivedi 2006). Это только усугубило конфликты в связи с совместным использованием ресурса по трансграничным проектам (Ahmad 1999, Turaga 2000) .

Когда многочисленные попытки посредничества между центральными властями и руководителями штатов (н-р, Бхопальское соглашение) не смогли удовлетворить все стороны, Министерство ирригации и энергетики поручило Комитету водных ресурсов Нармады (КВРН) разрешить этот спор. В ходе работы Комитета, увенчавшейся малым успехом, было обнаружено, что не хватает или вообще нет полевых исследований, отчетов по проектам и исходных данных, подкрепляющих требования штатов на получение различных благ (Khagram 2004). Однако при принятии решений по приоритетам вододеления Комитет руководствовался Центральными целями минимизации объемов «сброса воды в море» (Khagram 2004). Другим существенным критерием при принятии решений была поддержка Центральных военных целей. Большой проект барража и канала (Broach) - через расширение водоподачи - был увязан с военными стратегиями по созданию сельскохозяйственных общин в качестве пограничных «сторожевых псов» в засушливых районах Гуджарата и Раджастана рядом с индийско-пакистанской границей (Dwivedi 2006). Хотя многие проекты были нацелены на повышение безопасности источников доходов в засушливых районах, особенно для жителей, страдающей от хронического недостатка воды (Hanumantha Rao 2000), Мехта (Mehta 2001) утверждает, что искусственное понимание дефицита воды - сложившееся восприятие вечной засухи - логически обосновывало крупные проекты на поверхностных водах как освобождение от хронического дефицита воды в случае проекта барража и канала. Подобные рассуждения способствовали «полной слепоте» в отношении засушливых земель, игнорируя методы управления, характерные для данной местности, построенные вокруг циклических климатических факторов, и адаптированные стратегии жизнедеятельности (Mehta 2001) .

В то время как относительные территориальные дефициты воды ведут к дисбалансу социально-экономического достатка и возможностей (Gupta 2001b), подход развития в Индии, ориентированный на инфраструктуру, а не на управление, существенно изменил сельскохозяйственное производство и источники жизнеобеспечения, исключив мелкомасштабные инициативы в рамках адаптированной и специализированной среды, посредством планирования массовой подачи воды (Reddy 2000, Gupta 2001a). В результате имело место снижение экономической эффективности,

International Journal of Joint River Basin Management, выпуск 11, №1 (март 2013 г.)

уменьшение возможностей мобилизации местного социального капитала и нестабильность вследствие разрушения динамичных традиций пастбищных хозяйств, которые раньше помогали поддерживать устойчивую и разнообразную экономическую деятельность .

Как излагает Двиведи (Dwivedi 2006), стратегия полного зарегулирования воды в верховьях бассейна (н-р, интенсивное производство товарных культур и несанкционированные микропользователи) ни подкреплялась анализом социальной пригодности, ни строилась на основе сетей руководства и оповещения, охватывающих разные уровни, для поддержания водообеспеченности в подверженных засухе областях. Вместо этого, распределение подобных благ безопасности источников дохода было оставлено «на усмотрение общества» (Dreze et al. 1997, Turaga 2000, Dwivedi 2006). Более сильный акцент на развитии инфраструктуры, совместимой с социальными и биофизическими аспектами мог бы повысить экологическую безопасность, устойчивость источников дохода и практические навыки в аридных средах. В конечном счете, КВРН принял проект барража и канала с общим нормальным подпорным уровнем (НПУ) 500 футов, обеспечивая максимальное получение ресурса относительно национальных целей, вместо 12 проектов в Мадхья Прадеш (Dwivedi 2006). Противодействие со стороны властей Мадхья Прадеш или Махараштры привели к созданию судов по спорам в области водных ресурсов Нармады, которые занимались их рассмотрением в течение 10 лет (1969-1979 гг.). В более широком контексте развития, доминирующая и влиятельная группа игроков и их видение развития привели к тому, что к 1970 году Индия вошла в первую пятерку строителей крупных плотин - с более чем 2 тыс. крупных плотин (Khagram 2004, Правительство Индии 2009). Тем не менее, как излагает Хаграм (Khagram 2004), этот период был свидетелем громадных изменений в динамике развития плотин в стране, главным образом относящихся к институционализации международных норм по обращению с людьми и окружающей средой .

4.4 Проникновение экологических и социальных норм в динамику освоения речных бассейнов В четвертом пятилетнем плане Индии (1969-1974 гг.) подчеркивается, что гармоничное планирование «возможно только на основе всесторонней оценки экологических вопросов» (Dwivedi and Kishore 1982, Ramakrishna 1985, Prasad and Goel 1999, Harashima 2000). Это заявление полностью противоречило ценностям и действиям предыдущих двух десятилетий, когда охрана окружающей среды воспринималась как препятствие к социальноэкономическому процветанию. Создание Национального Комитета по планированию и координации природоохранных действий в качестве консультативного органа по экологическим вопросам и приток новых мировых норм способствовали выработке актов по защите природы, включая Акт 1974 года по предотвращению и контролю загрязнения вод (Harashima 2000) .

International Journal of Joint River Basin Management, выпуск 11, №1 (март 2013 г.)

Узаконивание международных норм в сочетании с относительно более открытой демократической системой обеспечили условия, благоприятствующие расширению прав граждан (Khagram 2004). В результате, в последующие два десятилетия имели место споры по нескольким противоречивым предложениям строительства больших плотин: Сайлент Валей, Субарнарекха, Бодхгхат, Инчампалли, Бхопалпатнам и Техри. Впоследствии в Индии наблюдались нарастающие конфликты и приостановка проектов, которые продолжали планироваться на узкой техноэкономической основе, причем многочисленные общины и группы заинтересованных сторон участвовали в ненасильственных протестах .

Штаты продолжали противодействовать друг другу как конкурирующие силы, еще более усложняя процессы и внося новые помехи против интересов своих оппонентов (н-р, необходимость восстановить условия и переселить гражданское население; Соглашение по плотине Джалсиндхи между штатами Мадхья Прадеш и Махараштра) (Khagram 2004). Суд Нармады в своем решении предложил построить более 3 тыс. плотин (Kothari and Bhartari 1984). Он попытался сбалансировать конкурирующие политические интересы штатов Мадхья Прадеш и Гуджарат путем максимизации ирригационных попусков для проекта Сардар-Саровар, при этом обеспечивая оптимальную выработку энергии проектом ПНС, в конечном счете, снижая количество подтопленных земель и устанавливая меры по разделению издержек и благ для энергетики и ирригации (Khagram 2004). К сожалению, суд упустил совокупные и взаимосвязанные эффекты на экологию, социальные, культурные условия и здоровье в своем решении и не изучил альтернативные инфраструктуру и стратегии. Такие подходы в противном случае могли повысить продуктивность ресурса, экономическую отдачу и социально-экологическую совместимость на разных уровнях (Dwivedi 2006). Оставленные без внимания возможности включали продуктивные, децентрализованные маломасшабные традиционные системы, которые могли бы обеспечить более половины объема воды, поданной ПСС .

Общины в бассейне Нармада связывали свою жизнь с приливами и отливами на реке (Paranjype 1991, Baviskar 1995). Относительно успешным результатом от решения суда было положение, что Гуджарат должен обеспечить переселение в форме равнозначной компенсации земли выселенцам из штатов Махараштра и Мадхья Прадеш; к сожалению, для выселенцев Гуджарата не требовались обязательные меры вплоть до 1987 года, после оказания продолжительного давления (Wood 1993, Dwivedi 2006). Согласно Фишеру (Fisher 1995), дифференцированные пакеты восстановления, определенные решением суда, не только противоречили ратифицированным международным соглашениям (Конвенция 107 МОТ (международной организации труда)) и кредитной политике Всемирного банка, но и чрезвычайно «(нарушали)…фундаментальные права равенства». Кроме того, правовые и экономические изменения признавали только землевладельцев, а не коренных жителей, которые используют сложные механизмы узуфрукта и совместного использования общего ресурса (Fisher 1995). В работе (Khagram 2004) говорится, что многим перемещенным давали неприемлемые бросовые земли, другие обозреватели свидетельствуют о неудачных административных процессах, International Journal of Joint River Basin Management, выпуск 11, №1 (март 2013 г .

) сельскохозяйственных угодьях плохого качества, отсутствии инфраструктуры и игнорировании положения об общих и общественных ресурсах (Dwivedi 1998, Garikipati 2002, Iyer 2007). Подобные несоответствия свидетельствовали об отсутствии реальной заботы и сопереживании для обеспечения успешного восстановления и переселения (Maitra 2009). Невыполнение подходящих для конкретных условий планов восстановительных действий влечет за собой нужду экономического, социального и культурного характера у перемещенного населения. К примеру, предоставление земель, несовместимых с экономической специализацией, социально-культурными связями, сетями, традициями и структурой землепользования (н-р, социально-экономический метаболизм, разделение труда и взаимопомощь) снижало экономическую безопасность (Dhagamwar et al. 1995), наносило ущерб психологическому здоровью, социальным отношениям, культуре (Baviskar and Singh 1994, Turaga 2000) и усиливало постоянный потенциал конфликта между обособленными и лишенными силы группами населения, которые лишены возможностей (н-р, навыки по обеспечению пропитанием, уверенность в использовании малознакомых ресурсов) и средств адаптации (н-р, финансовую помощь, образование и статус), чтобы справиться с социально-экономическими и культурными изменениями (Baviskar and Singh 1994) .

Закрытые, нисходящие процессы не позволяли многим затронутым сторонам повлиять на изменение и защитить свои интересы. Более того, компенсация по проектам Нармады предназначалась исключительно мужчинам, одинокие, разведенные женщины или вдовы не получали компенсацию и не имели прав, что в конечном счете уменьшало экономические возможности для самостоятельности (н-р, занятия ремеслами, сбор ходовых продуктов) (Berger 1993, Kurian 2000, Sethi 2006). Нежелание вовлекать женщин негативно повлияло на социально-культурные родственные сети и ограничило их доступ к общим землям, сужая их возможности для выполнения домашних обязанностей (н-р, добыча ресурса и животноводство) (Dwivedi 2006) .

Наиболее эффективными мерами по восстановлению и переселению были те меры, которые копируют организационное устройство, благоприятные предварительные условия, набор навыков и взаимосвязи с ресурсами перемещенных сообществ для обеспечения социально-экономической и культурной стабильности в целях самообеспеченности и будущих возможностей .

При необеспечении подобных требований можно подорвать продовольственную безопасность, источники заработков и социальную солидарность, заставляя людей воспользоваться опасными средствами для выживания (н-р, правонарушения, проституция и денежные долги) (Kothari and Bhartari 1984, Cernea 2000, Hemadri et al. 2000). Более того, некоторые восстановительные меры (н-р, финансовая компенсация, занятость по принципу бум-спад) могут создать или усилить проблемы для отдельных групп в Индии, к примеру, общие проблемы, связанные с алкоголизмом и непродуктивными тратами в родовых общинах, которые не привыкли к обращению с деньгами (Berger 1993, Dhagamwar et al. 1995, Goyal 1996, Ahmad 1999, Dwivedi 2006) .

International Journal of Joint River Basin Management, выпуск 11, №1 (март 2013 г.)

С 80-х годов в рамках сотрудничества между ННО и правительством предпринимаются попытки объединить знания по социальной организации и техническим навыкам с местными инновациями и региональными трудностями, чтобы оптимизировать положительные результаты мало- и среднемасштабных проектов (Kerr 2002, Jain et al. 2007). Этот совместный подход в региональном масштабе представляет собой огромный прорыв от подходов исключительно по принципу «сверху-вниз», при которых не учитывались местные системы управления (Hanumantha Rao 2000, Mehta 2001, Kerr 2002, Kumar and Palanisami 2009). Тем не менее, внешние воздействия на пользователей в нижнем течении и права безземельных все еще представляют большую проблему равенства. В работе Kerr et al. (2006) говорится, что более надежные долгосрочные стратегии, нормативы в сфере использования ресурса, налоги и торгуемые права могут натолкнуться на существенные проблемы, связанные с институциональными практическими знаниями, регулирующими и правоприменяющими сетями и потенциалом участия бедных .

При планировании проектов на Нармаде сохранялись властные отношения с гражданским обществом по принципу «сверху-вниз», при этом важная информация оставалась конфиденциальной, а процесс принятия решений был непрозрачным (Amte 1990, Routledge 2003). Влиятельные министерства, поддерживаемые доминирующими, богатыми заинтересованными сторонами (нр, фермерами и промышленниками) предлагали решения, подразумевающие значительные уступки, которые игнорировали социально-культурные, религиозные, духовные требования, социально-экономические зависимости и связи с биофизическими системами. Базовые консультации проводились как бесполезные, неэффективные и связанные с пустой тратой времени процессы (Agarwal 1992, Baviskar and Singh 1994, Dhagamwar et al. 1995, Kurian 2000, Routledge 2003). Низкий уровень взаимодействия с затронутыми заинтересованными сторонами усугублял проблему вследствие недостатка практических знаний об обеспечении мер по трудоустройству и значимости технических барьеров, таких как недостаточное водоснабжение подходящих для переселенцев земель, сложность, время и проблематичность организации и проведения социальных оценок (Bose et al. 2001). Эти сложности склоняли властей относиться к социально-экономическим внешним факторам как к исключительно накладным издержкам (Kothari and Bhartari 1984, Amte 1990), но нежелание затронуть эти вопросы через эффективные процессы участия вело к «активному противостоянию» (Berger 1993) .

Приток мировых норм заставил Плановую комиссию требовать от лиц, выдвигающих крупномасштабные оросительные и гидроэнергетические проекты, получения заключения экологической экспертизы от Министерства охраны природы и лесов (MoEF) (Wood 1993, Kothari 2000, Choudhury 2010). Во время дебатов по поводу методов и мер трудоустройства и переселения в связи со строительством плотины Сардар-Саровар, министерство выразило неудовлетворение по поводу качества экологических исследований и озабоченность размером потери лесов (Dwivedi 2006). Это ведомство под руководством Премьер-министра Раджива Ганди в конце концов выдало условные заключения экологической экспертизы, требуя дальнейших International Journal of Joint River Basin Management, выпуск 11, №1 (март 2013 г.) исследований после выполнения проекта (Wood 1993, Turaga 2000, Routledge 2003, Dwivedi 2006).И это не смотря на значительное подтопление более 37 тыс .

га лесной экосистемы, огромные потери наземного и водного биоразнообразия (Dwivedi 1998, Turaga 2000) и лавинообразные воздействия на сообщества, зависящие от ресурсов (Kothari and Ram 1994, Routledge 2003). Эти затраты, оцениваемые согласно Тураги (Turaga 2000) более чем в 1 млрд. долл.США, никогда не были включены в анализы затрат и выгод по этим проектам. Не смотря на официальные политические цели на центральном уровне, исключительный акцент на технико-экономическом обосновании оставил ключевые вопросы полностью без внимания, либо они были слабо исследованы .

Исследования воздействия на здоровье и социально-экономических последствий в нижнем течении были неполными, а совокупные эффекты не определялись (Kothari and Bhartari 1984, Baviskar and Singh 1994). Отчеты по биофизической оценке базировались в большей степени на вторичных данных (Kothari and Bhartari 1984, Dwivedi 2006) с риском фальсификации (Kothari 2000). Многие исследования не были доступны для общественного обсуждения (Berger 1993, Fisher 1995, Dwivedi 2006) .

Чрезмерно механистический подход не позволил обратить внимание на горизонтальные и вертикальные взаимосвязи между увязанными экономическими, социальными и экологическими системами и на синергетические эффекты. В результате не были защищены многоплановые интересы и уязвимые стороны сообществ нижнего течения (н-р, интрузия морской воды, рыбный промысел гильзы, религиозные связи) (Amte 1990, Berger 1993, IELRC 1995, Khagram 2004, Kumar et al. 2005, Brody 2006, Dwivedi 2006) .

Отсутствие междисциплинарных точек зрения и знаний из источников, отличных от технической сферы, вело к завышению выгод от проектов (н-р, производство электроэнергии и подача воды в аридные регионы, ср. Turaga

2000) и недооценке экономических и прочих издержек (Berger 1993, Wood 1993) .

В конечном счете, искаженный анализ затрат и выгод влиял на решения о приемлемости значительных компромиссов, включая непропорциональные издержки для экосистем и обособленных групп населения (Kothari and Bhartari 1984, Amte 1990, Dwivedi 2006). При этом хорошо понималось, что крупные водохозяйственные проекты в речных бассейнах, предусматривающие отвод или накопление воды, имеют негативное прямое (т.е. физическое перемещение) и косвенное (изменение в почвенных условиях, рыболовстве и землепользовании) воздействие на некоторых заинтересованных сторон (Baviskar and Singh 1994, Dhagamwar et al. 1995, Kerr 2002). Однако были проигнорированы соображения устойчивости об общих эффектах системы, как минимизировать компромиссные решения и как определить приемлемые компромиссы, если они неизбежны .

Процесс принятия решений по проектам Нармады не позволил тщательно определить компромиссы, а процессы управления не были откорректированы с учетом этих создаваемых негативных эффектов .

В конце 80-х образовалась группа активистов Нармада Бахао Андолан, противостоящая проектам в бассейне Нармады из соображений справедливости и устойчивости (Narmada Bachao Andolan 1992, Dwivedi 2006). В 1991 году Всемирный банк инициировал независимую оценочную миссию, обнаружившую, International Journal of Joint River Basin Management, выпуск 11, №1 (март 2013 г.) что не были оценены и реализованы процессы (н-р, прозрачность и консультации) и политика, признанные организациями-донорами (н-р, трудоустройство и переселение), и что недоставало данных и оценок для выявления и смягчения негативных воздействий на окружающую среду (Berger 1993). Это показало вновь, что Индия не воспринимала политику и конвенции донорских агентств и международных организаций. В 1993 году Центральное правительство Индии и власти штатов Гуджарат, Мадхья Прадеш и Махараштра решили расторгнуть соглашение о займе с Всемирным банком и искать альтернативные возможности финансирования. В 1994 году Нармада Бахао Андолан направила петицию в Верховный суд Индии с требованием отменить проект Сардар-Саровар. После пяти лет рассмотрения Суд вынес решение в пользу проектов Нармады, не смотря на недостаточное понимание Нармады как социально-экономической системы, которая привела к экологическому ущербу и социальным, культурным и экономическим проблемам в связи с реабилитацией перемещенного населения (Routledge 2003). Здесь отсутствовали меры предосторожности, не смотря на сильно расходящиеся интересы и очень высокий уровень неопределенности в отношении базовых проектных исследований на стыке экологической, экономической и социальной справедливости для ряда проектов крупного масштаба .

4.5 Недостатки и преимущества современной политики

С 1994 года частично стала продвигаться либерализация экономики через приуменьшение практической значимости ОВОС (оценки воздействия на окружающую среду) (Choudhury 2010). Эти изменения подтверждают восприятие этого инструмента как неэффективного препятствия, а не как механизм снижения воздействий и поддержки комплексного развития. Тем не менее, имеет смысл обозначить важные шаги, предпринятые индийским правительством для продвижения вперед. Наиболее впечатляет последний случай, когда Министерство охраны природы и лесов уполномочил Экспертный оценочный комитет изучить совокупное воздействие каскада плотин на несущую способность бассейна реки Лохит в Арунахал Прадеше и модифицировать схему развития с учетом биофизической емкости. При этом остается много вопросов, потому что техническое задание не включило изучение социальных связей с биофизическими процессами и ограничилось шестимесячным обследованием и необязательным характером выполнения рекомендаций. Другой положительный шаг был предпринят штатом Химачал Прадеш, единственным штатом, потребовавшим от операторов инфраструктуры сохранять минимум 15% от регистрируемого стока в любой период времени (Водохозяйственная политика Химачал Прадеша 2005). Национальная политика Индии по реабилитации и переселению (2007), которая гарантирует предоставление «лучших условий жизни» для перемещенных людей, как это требуется международными конвенциями, также заслуживает признания, хотя International Journal of Joint River Basin Management, выпуск 11, №1 (март 2013 г.) Чаудхури (Choudhury 2010 со ссылкой на Singh 2006) отметил, что положение о денежной или земельной компенсации предусматривает некоторую маневренность, которая в прошлом, вероятно, использовалась против интересов перемещенных людей .

5. Критерии устойчивости для планирования крупной бассейновой инфраструктуры в Индии Глобальные ключевые критерии, определенные для устойчивости, освоения водных ресурсов и речных бассейнов, были увязаны с опытом прошлых неудач, недостатков, конфликтов и успехов в освоении водосборных бассейнов и в результате был создан комплекс критериев устойчивости при планировании и оценке крупномасштабной бассейновой инфраструктуры в Индии (табл. 4 и 5) .

–  –  –

International Journal of Joint River Basin Management, выпуск 11, №1 (март 2013 г.) 12 критериев устойчивости, приведенных выше, предлагают важную онтологическую перспективу для устойчивого развития систем речных бассейнов в Индии, а их применение существенно повысит потенциал получения устойчивых благ от планирования водохозяйственных проектов на реках. По сути, эти критерии представляют собой набор взаимно поддерживающих процессов и целей устойчивости, необходимых при работе со сложными социально-экологическими системами бассейнов рек для лучшей увязки подходящей инфраструктуры с региональными взаимозависимостями, слабыми и уязвимыми сторонами и возможностями. Эти критерии были разработаны на основе мировых и индийских литературных источников, причем особое внимание было уделено историческому опыту проектов водохозяйственной инфраструктуры в Индии. Основная идея статьи заключается не в отрицании плотин, а скорее в осознании необходимости проведения большой работы при планировании подобных проектов, выходящей за рамки установившейся практики ограниченных технико-экономических оценок и смягчения особо пагубных побочных эффектов. Она представляет подход, вовлекающий различные иерархические уровни и множество заинтересованных сторон в определение и сопоставление потенциально подходящих вариантов бассейновой инфраструктуры в свете полного набора соображений, связанных с устойчивостью, и принципов компромисса .

Внушительный характер предлагаемых критериев и сопутствующего стратегического подхода к планированию и оценке никоим образом не подразумевает пренебрежение достижениями в области развития за последние десятилетия в Индии. Однако нашей целью было представить новый подход к усовершенствованиям, которые сейчас необходимы для преодоления прошлых недостатков и реагирования на все более сложные вызовы, связанные с устойчивостью и развитием, в условиях, когда рост населения и потребления усиливают нагрузку на ограниченный потенциал природных ресурсов. В своем нынешнем состоянии эти критерии проливают свет на информационные потребности и обеспечивают руководство в ходе процесса принятия решений для оценки устойчивости отдельных проектных альтернатив. Строго говоря, данные критерии могут особенно пригодиться исследователям и активистам на местах в регионах, которые переживают ускоренное освоение речных бассейнов, в надежде на укрепление всестороннего внимания к ключевым вопросам устойчивости. Они также могут быть использованы как руководство лицам, определяющим политику и принимающим решения, в выработке процессуальных и материальных мер на уровне проектов, которые отвечают новейшим стандартам в области мышления и подходов на основе устойчивости .

Для практического применения потребуется значительная переориентация государственной политики и практики. Текущих институциональных, экономических и политических возможностей для интегрированного планирования и оценки на основе принципов устойчивости и для отдельных инициатив, например, в сфере управления требованиями на воду и межведомственного сотрудничества для достижения долгосрочных целей, пока недостаточно (Abu-Zeid 2001, Amarasinghe et al.2007, Saleth 2011). Более того, International Journal of Joint River Basin Management, выпуск 11, №1 (март 2013 г.) последняя стратегия государственной политики (ср. Уведомление 2006 года об ОВОС), определяющая направление развития водных ресурсов, может спровоцировать институциональную жесткость, блокируя эффективное управление в интересах устойчивости. Представленные здесь критерии требуют дальнейшего уточнения и доработки для возможности их применения в отдельных речных бассейнах со своими собственными возможностями и слабыми сторонами, стремлениями и стрессами. Необходимо также определить подходящие показатели, количественные и качественные, чтобы разъяснить, как применять эти критерии при оценке вариантов, подготовке условий для решений и мониторинга воздействий. С другой стороны, представленные здесь критерии должны обеспечить основу для дальнейших обсуждений и предварительных




Похожие работы:

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ (19) (11) (13) RU 2 586 181 C2 (51) МПК B24B 1/00 (2006.01) B24D 3/20 (2006.01) C09K 3/14 (2006.01) ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ (12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ 201...»

«УДК 93/99(075.8) ББК 63.3(0)4я73 И90 Печатается по решению Ученого совета Московского университета Редколлегия: Л.М. Брагина, В.М . Володарский, О. В. Дмитриева, Э.Э. Литаврина, С.Л. Плешкова, А.А...»

«Ю. А. Бахрушин ИСТОРИЯ РУССКОГО БАЛЕТА УЧЕБНИК ДЛЯ ВУЗОВ Книга доступна в электронной библиотечной системе biblio-online.ru Москва Юрайт 2017 УДК 792.8(075.8) ББК 85.335.42я73 Б30 Автор: Бахрушин Юр...»

«аронсон о. (2017). силы ложного: опыты неполитической демократии. м.: фаланстер. 446 с. isbn 978-999999-0-42-4 Александра Володина Аспирант Института философии Российской академии наук Адрес: ул. Гончарная, д. 12, стр. 1,...»

«Пояснительная записка Рабочая программа предназначена для изучения курса История России (являющегося составной частью предмета ИСТОРИЯ) в 6 классе, составлена в соответствии с положениями Концепции единого учебно-методического комплекса по отечественной...»

«Jl. Л. Бассалыго НОВГОРОДСКИЕ ТЫ СЯЦКИЕ. ЧАСТЬ 1 В светской иерархии властей в Новгороде первое место принадлежит посаднику (боярскому представителю во власти), а второе тысяцкому (представителю других, небоярских, слоев населения). Но п...»

«ВЕТОХОВ Сергей Вячеславович ЭВОЛЮЦИЯ СКАЛЬНЫХ ГРОБНИЦ ДРЕВНЕГО ЦАРСТВА ВОСТОЧНОГО ПЛАТО НЕКРОПОЛЯ ГИЗЫ Специальность 07.00.03 – "Всеобщая история" (Древний мир) Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руков...»

«248 Culture and Civilization. 2018, Vol. 8, Is. 1А УДК 316.34/35 Publishing House ANALITIKA RODIS (analitikarodis@yandex.ru) http://publishing-vak.ru/ Шевлякова Дарья Александровна К вопросу о национальной идентичности: теорет...»

«1. ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ ДИСЦИПЛИНЫ Целью дисциплины является ознакомление студентов с общетеоретическими представлениями, сложившимися в области современного религиоведения, а также с конкретной практикой существования как широко распространенных религиозных традиций мира, так и нетрадиционных и модер...»







 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.