WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«И90 Печатается по решению Ученого совета Московского университета Редколлегия: Л.М. Брагина, В.М. Володарский, О. В. Дмитриева, Э.Э. Литаврина, С.Л. Плешкова, А.А. Сванидзе, Н.А. Хачатурян ...»

-- [ Страница 3 ] --

Антииспанское движение на юге. 'Тентское умиротворение" 1576 г. На протяжении многих месяцев испанские войска не получали жалования из-за вечной нехватки денег у короны. Летом 1576 г. они взбунтовались, захватили крепости в ряде городов, в том числе в Антверпене и Генте, и начали оттуда грабительские вылазки, терроризируя население. Города Брабанта организовали вооруженное сопротивление наемникам. Когда ставленники короля — члены Государственного совета — попытались этому воспрепятствовать, 4 сентября 1576 г. их арестовали в Брюсселе местные ополченцы, которыми командовали сторонники принца — "оранжисты". В Генте собрались Генеральные штаты Нидерландов, к которым и перешла власть. Пока шли дебаты о прекращении конфликта с севером, 4 ноября 1576 г. испанские наемники из крепости Антверпена совершили нападение на город, подвергнув его небывалому разграблению. Позже его назвали "испанским бешенством". Во время разгула грабежа в резни погибли 8 тысяч горожан, пожары уничтожили около тысячи домов. Происшедшее вызвало в стране всеобщий взрыв возмущения. Весь юг был охвачен антииспанскими выступлениями .

8 ноября 1576 г. Генеральные штаты опубликовали "Гентское умиротворение" — соглашение о союзе между Голландией, Зеландией, другими северными провинциями, поднявшимися против власти испанцев еще в 1572 г., и южными землями, которые также начали освободительную борьбу, но не собирались отказываться от католицизма. В договоре содержались обязательства объединить усилия севера и юга для совместного изгнания испанских войск из всей страны .

Законы, установленные правительством Альбы, и его судебные приговоры отменялись, заключенным возвращалась свобода, потерявшим имущество — владельческие права. Религиозному культу гарантировалась свобода в том виде, какой существовал в каждом городе до созыва Генеральных штатов. Это означало взаимную терпимость католиков и протестантов в духе политики Вильгельма Оранского, но также и полное сохранение католицизма в южных провинциях .

Хотя "Гентское умиротворение" заключалось помимо воли Филиппа II и противоречило его политике, в договоре было торжественно заявлено, что его участники остаются верны суверену Нидерландов — королю Филиппу П. Это была совместная попытка умеренных католиков, которые составляли большинство на Геьеральных штатах, и оранжистов, стремившихся к компромиссу, проложить путь к мирному соглашению с королем .

Договор не удовлетворил ни воинствующие кальвинистские группы, которые активно действовали теперь на юге, стремясь подчинить своему влиянию магистраты, ни Филиппа II, который жестко потребовал от своего наместника и побочного брата дона Хуана Австрийского, видного военачальника, полного восстановления католицизма в стране — даже в Голландии и Зеландии. Наместник, поначалу пообещавший принять "Гентское умиротворение" как основу будущего устройства страны и даже вывести испанские войска, вскоре начал открыто готовить поход на северные провинции. Конфликт Генеральных штатов с испанской властью тем самым обострился, и под напором требований в городах повести решительную борьбу с наместником они пригласили в Брюссель Вильгельма Оранского. Восторженно встреченный здесь населением осенью 1577 г., он возглавил вооруженную борьбу с наместником, объявленным врагом страны. Войска Генеральных штатов потерпели, однако, ряд поражений, и это усилило противников союза между умеренными католиками и протестантами. С одной стороны, наиболее фанатичные кальвинисты под влиянием военных неудач снова обратились к попыткам иконоборчества, с другой — католическое дворянство южных провинций Артуа и Геннегау обвинило Генеральные штаты, что их потворство протестантам приводит к подобным эксцессам .





Начало третьего этапа освободительной борьбы. Аррасская и Утрехтская унии 1579 г. 6 января 1579 г. ряд южных областей, недовольных компромиссом с протестантами, вопреки линии Генеральных штатов заключила сепаратный союз с новым испанским наместником в Нидерландах Александром Фарнезе. В решении пойти на такой союз главную роль сыграло местное католическое дворянство. Целью Аррасской унии (получившей название по городу, где ее подписали) было соглашение с Филиппом II, подтверждавшее его законные права как суверена в землях участников унии. Католицизм объявлялся единственным разрешенным исповеданием на этих территориях. Взамен были обещаны вывод из них испанских войск, подтверждение традиционных привилегий, субсидия и амнистия. В результате унии соотношение сил на юге Нидерландов изменилось в пользу испанцев .

В ответ 23 января 1579 г. пять северных провинций — Голландия, Зеландия, Утрехт, Фрисландия и Гельдерн — заключили в Утрехте унию, которая связывала их в единый политический союз — конфедерацию. Подтвердив значение "Гентского умиротворения", объединявшего почти все земли Нидерландов против испанцев, подчеркнув, что не отвергается власть испанского короля, члены унии заявили о своем решении сообща вести войну с испанскими войсками, поскольку те стремятся подчинить их "тираническому правлению и рабству". Предусматривались меры по общей обороне, были намечены необходимые для этого денежные средства, гарантировалась религиозная самостоятельность провинций (кальвинизм доминировал лишь в части из них). Решения о войне, мире, общих налогах должны были приниматься союзниками единогласно, остальные вопросы — решаться большинством голосов либо на основе дальнейших переговоров. К унии, ставшей важной вехой в государственном и правовом развитии Северных Нидерландов, позже присоединились еще две провинции — Гронинген и Оверейсел. Примкнул к унии и ряд крупных городов Фландрии и Брабанта — Антверпен, Брюссель, Гент, Брюгге, Ипр и Бреда .

Летом 1581 г. Генеральные штаты объединившихся северных провинций сделали следующий шаг — объявили о низложении Филиппа II как тирана, пренебрегающего интересами своих подданных. С этого времени на севере на основе Утрехтской унии утвердилась новая республика, хотя никакого специального провозглашения ее здесь не было .

Еще в 1580 г. испанский король объявил лидера освободительной борьбы в Нидерландах Вильгельма Оранского вне закона и обещал за его убийство огромные деньги. В 1582 г. на принца было совершено покушение, но он выжил после тяжелого ранения. Летом 1584 г. испанский агент, сумевший проникнуть в ближайшее окружение Вильгельма Оранского под видом гонимого за протестантскую веру, застрелял его. Его кончина стала чувствительной потерей и для молодой республики, и для тех, кто разделял его несбывшиеся надежды объединить все Нидерланды, и юг, и север, на основе веротерпимости .

Война за независимость Северных Нидерландов. В первой половине 1580-х годов испанскому наместнику Александру Фарнезе удалось полностью подчинить Фландрию и Брабант власти испанцев. Талантливый полководец и искусный дипломат, он стремился, разобщая города, покорять их один за другим. Ему сдались Брюгге, Гент, Брюссель, Мехельн и другие центры освободительной борьбы, но главной его победой стало в 1585 г. падение Антверпена. Расчетливый Фарнезе не стал проводить здесь конфискации, объявил о прощении жителей и предоставил протестантам четырехлетний срок, чтобы вернуться в лоно католицизма или покинуть страну .

Результатом стала успешная рекатолизация города. Ни в Антверпене, ни в других местах она не проходила гладко: несмотря на провозглашение сдержанности, католическая церковь брала реванш в преследовании "еретиков". Началось массовое бегство с юга, прибавлявшее в северных провинциях умелых людей и немалые капиталы. Освободительная борьба на юге Нидерландов потерпела поражение, здесь прочно утвердилась власть Испании .

Успехи Фарнезе превратили южные провинции в удобный плацдарм для борьбы Испании против Англии. Это побудило королеву Елизавету оказать военную помощь северной части страны. В 1585 г. сюда прибыл с войсками фаворит королевы граф Лейстер .

Он, однако, пытался вести себя в Нидерландах как абсолютный хозяин и использовать их лишь в интересах английской политики. В 1587 г. ему пришлось после ряда военных поражений возвратиться в Англию. Это был не первый опыт неудачного приглашения властями республики знатных иноземцев в качестве правителей в расчете на помощь их стран против Испании. Еще до приезда Лейстера закончились провалом две попытки призвать в Нидерланды герцога Анжуйского и обеспечить тем самым содействие со стороны Франции. Лишь убедившись в несостоятельности иностранных претендентов на власть, Генеральные штаты начали действовать как высший республиканский орган, а руководство защитой страны было доверено собственному полководцу — сыну Вильгельма Оранского Морицу Нассаускому. В 1585—1625 гг. он был статхаудером Голландии .

Одаренный военачальник, Мориц Нассауский осуществил ряд военных реформ, в том числе ввел постоянные тренировки и перевооружил республиканскую армию. Это позволило ему перейти в наступление и отвоевать ряд земель у испанских Нидерландов в северной части Фландрии и Брабанта. Новые владения республики были поставлены под общее управление ее провинций. Поражения были нанесены Испании и на море, где после гибели "Непобедимой армады" превосходство голландского флота ощущалось чем дальше, тем сильней. Победы позволили республике в 1609 г. заключить перемирие с Испанией на 12 лет. По договору Испания признала фактическую независимость Республики Соединенных провинций .

Голландия настояла на включении в договор пункта о закрытии устья Шельды для внешней торговли. Это наносило сильнейший удар по Антверпену как сопернику Амстердама, который оставался теперь вне конкуренции .

Возобновление войны в 1621 г. не привело к существенному изменению в позициях обеих стран. По Вестфальскому миру 1648 г .

Республика Соединенных провинций получила международное правовое признание своей независимости и подтвердила условие закрытия устья Шельды. В заморских областях двух нидерландских компаний — Ост-Индской и Вест-Индской — было запрещено испанское судоходство .

Освободительная война с Испанией, длившаяся 80 лет, завершилась победой только северной части Нидерландов, южная осталась во владении испанского короля. Смены монархического режима республиканским, как на севере, в испанских Нидерландах, не произошло. .

Политическая борьба в Республике Соединенных провинций в первой половине XVII в. Характерной особенностью политической жизни Республики было засилие во всех структурах власти представителей купеческой верхушки и патрициата. Порядки в центре и на местах определялись олигархическими группировками. Из 1,2 млн населения страны правом избирать делегатов в провинциальные штаты обладали лишь несколько тысяч человек. Республика имела федеративное устройство, и провинции, которые посылали представителей в верховный государственный орган — Генеральные штаты, обладали широкой автономией. Делегация каждой провинции имела один голос; решения Генеральных штатов принимались по принципу единогласия. Организацией работы штатов, подготовкой решений, деловой перепиской ведал великий пенсионарий Голландии .

Наряду со статхаудером Голландии и Зеландии, который был главой исполнительной власти, командующим армией и флотом, великий пенсионарий являлся важнейшим в республике должностным лицом. В 1617 г. между занимавшим этот пост Яном Олденбарнефелтом и статхаудером Морицем Нассауским возник конфликт, который стал выражением не только политических противоречий в руководстве Республики, но и характерных религиозных противоречий этого времени .

В политической жизни страны кальвинизм как официальная церковь играл особую роль. К числу кальвинистов, как и католиков, принадлежало по /з населения, остальные были сектантами, лютеранами, иудеями. В 1610 г. последователи лейденского профессора теологии Арминия, выступавшие за веротерпимость и ограничение вмешательства церкви в политику, а центральной власти — в дела провинций, опубликовали изложение своих взглядов — ремонстрацию. Против них выступили кальвинисты-ортодоксы во главе с проповедником Гомаром. Они считали свободу вероисповедания и другие идеи ремонстрантов ересью, настаивали на праве церкви вмешиваться в вопросы политики, требовали усиления контроля центральной власти над провинциями, особенно там, где позиции кальвинизма не были столь сильны, как в Голландии. Спор двух течений в кальвинизме принял острый характер. Мориц Нассауский для усиления своего положения как статхаудера поддержал гомаристов .

Сторонников арминианства Олденбарнефелта и видного юриста Гуго Гроция демагогически обвинили в подготовке мятежа .

Гроций, приговоренный к пожизненному заключению, сумел бежать из страны, великий пенсионарий был казнен в 1619 г. Власть статхаудера и централистские тенденции усилились, но правящая олигархия — регенты — надолго этого не допустила. Она стремилась к установлению системы противовесов во власти, балансу влияний церкви и государства и сумела этого добиться. Таким образом, была надолго обеспечена стабильность влияния регентской олигархии в северонидерландском обществе .

Экономическое развитие Республики Соединенных провинций и испанских Нидерландов в первой половине XVII в. Обретя свободу от испанского абсолютизма, Республика Соединенных провинций уже в последнее десятилетие XVI в. вступила в период экономического подъема (он сменился новым и длительным спадом лишь в 1660—1670-е гг.). Энергия хозяйственного роста нашла выход и в сфере посреднической торговли, и в промышленном производстве, рыболовстве, морском и речном судоходстве, и в развитии финансов .

Место Антверпена как центра мировой торговли и кредита занял Амстердам. Уже в начале XVII в. население города выросло до 100 тысяч жителей, а во всей провинции Голландии, увеличившись за столетие более чем в 2,5 раза, достигло 670 тысяч человек. Вклад Амстердама во внешнюю торговлю Голландии был исключителен, он составил 46,5%. Подобно Антверпену до перекрытия путей к его гавани, Амстердам в первой половине XVII в. стал важнейшим портом международной торговли. Сюда направлялись гигантские товарные потоки с разных континентов и из разных стран. На местной бирже товары получали новые цены и перераспределялись по различным направлениям. Весь этот процесс обеспечивал Амстердаму немалый доход. Экспорт Республики шел по-прежнему преимущественно в Прибалтику, но также в Средиземноморье, Францию, Англию и другие страны .

Возник ряд торговых компаний: Ост-Индская, Вест-Индская, Прибалтийская, Левантийская, Московская и другие. Общий ежегодный товарооборот страны поднялся к 1650 г. до 75— 100 миллионов гульденов .

В кредитной торговле важную роль играл созданный в 1609 г .

Амстердамский банк. К середине столетия его основной капитал составил 300 миллионов золотых гульденов. Банк давал субсидии магистрату, Ост-Индской компании, крупным купцам, его вкладчиками были виднейшие финансисты европейских стран .

В Голландии появились владельцы крупных состояний. Часть капиталов они вкладывали в местное производство, но эта доля была несоизмерима с главными суммами, которые они направляли в посредническую торговлю, приносившую наибольший доход. Голландский флот становился крупнейшим морским перевозчиком в мире. Богатства голландских купцов позволяли им давать деньги взаймы германскому императору, Англии, Дании, имперским князьям и другой знати. Нигде в Европе погоня за прибылью не получала столь откровенно антипатриотического характера, как это нередко происходило в Нидерландах: даже в пору войны с Испанией местные купцы не стеснялись наживаться, поставляя вражеской стороне необходимые ей товары .

В промышленном производстве на волне экономического подъема окреп раннекапиталистический уклад. Важный вклад в развитие экономики внесли десятки тысяч переселенцев, бежавших от религиозных гонений из южных провинций Нидерландов, Франции и Германии. Прежде всего их опыту было обязано своим новым ростом почти захиревшее сукноделие Лейдена. К 1619 г. налаженное здесь производство новых сортов шерстяных тканей достигло уровня в 100 тысяч кусков в год. Централизованные мануфактуры, сложившиеся в Амстердаме и ряде других городов, развернули свою деятельность в изготовлении сахара-рафинада, пива, полотна, шелка, стекла. Наряду с традиционными отраслями производства развивались шлифовка стекол для оптических инструментов, огранка брильянтов. Новые успехи были достигнуты в судостроении и рыболовстве, которыми Голландия славилась еще в XVI в. Для посреднической торговли и колониальных экспедиций страна нуждалась в мощном флоте, и он был создан. Республике принадлежало более 4300 крупных и средних кораблей. В маленькой стране насчитывалось около 200 тысяч моряков. Половина судов из тысячи, ежегодно сходивших со стапелей Амстердама, Роттердама и быстро выраставшего Заандама, шла на экспорт. Рос китобойный флот. В рыболовстве был поставлен своеобразный рекорд: улов сельди в 1640 г. превысил 40 тысяч тонн. За ней направлялись на промысел не только в Северное море, но и в Атлантику, от берегов Норвегии до отмелей Ньюфаундленда в Америке. На промысел китов, из жира которых изготовляли ворвань, необходимую для варки мыла, устремлялись к Гренландии и на север, к Шпицбергену. Гарпунная охота на китов приняла хищнический характер .

Экономические успехи молодой республики ни в одной из отраслей производства не основывались на полной свободе предпринимательства. Всюду деятельность даже новых хозяйственных структур сплеталась с традициями цехового устройства и цеховой регламентации. Важным моментом были и социальные последствия происходивших перемен, в том числе рост массовой пауперизации в городе. Цены в республике поднялись до одного из самых высоких уровней в Европе, к тому же стране с ее пополнившимся городским населением не хватало зерна, и она должна была ежегодно ввозить почти четверть его потребляемой нормы .

Перемены произошли и в сельском хозяйстве. За конец XVI — первую половину XVII в. было произведено осушение с помощью энергии ветряных мельниц большого массива земли — около 70 тысяч га. Завершилось перераспределение владельческих прав на секуляризованные церковные и монастырские земли, а также на конфискованные земли дворян, оказавшихся пособниками испанцев .

По большей части владельческие права постепенно были скуплены горожанами, причем характер арендных отношений практически не изменился. В некоторых местах конфискованные или секуляризованные участки были присвоены теми, кто их обрабатывал и раньше. Фермерские хозяйства, как и в XVI в., существовали, но попрежнему были немногочисленны. Степень имущественной поляризации в деревне оставалась высокой. Давно наметившиеся в сельском хозяйстве тенденции роста товарности, специализации районов по выращиванию отдельных культур, развития арендных отношений с началом экономического спада во второй половине XVII в .

потеряли свою динамику .

Колониальная экспансия Голландии. XVII век стал временем решающего поворота Голландии к заокеанской торговле, которая не только дополнила, но и превзошла по огромным прибылям экспортную и импортную торговлю по традиционным европейским маршрутам. В поисках новых владений и доходов в первые десятилетия века развернулась мощная голландская колониальная экспансия, отличавшаяся особой стремительностью. Быстрыми темпами голландцы овладели опорными пунктами на морских путях в Индию, Океанию, Америку .

Уже в 1590—1593 гг. первые экспедиции голландцев достигли Западной Африки и Южной Америки. В короткие сроки, с учетом опыта других стран, сложилась тактика новых колонизаторов. Голландцы поначалу не стремились захватывать большие территории, для чего у них не было ни сил, ни средств, они нацеливались на наиболее важные стратегические и торговые пункты и устраивали там фактории и укрепления — форты, чтобы защищать свою торговую монополию и обеспечивать господство голландского флота на море .

Беспощадное ограбление разраставшихся со временем колоний сопровождалось жестокой конкуренцией с соперниками. В 1596 г., преодолев сопротивление португальцев, голландцы достигли острова Ява. На Малаккском полуострове и Молуккских островах, богатейших районах вывоза пряностей — перца, гвоздики, мускатного ореха, — были основаны фактории. Созданная в 1602 г. Ост-Индская компания начала наступление на господство испанцев и португальцев. В 1619 г. на Яве этой компанией был основан город Батавия (ныне Джакарта), ставший центром голландской колонизации ЮгоВосточной Азии. К 1641 г. конкуренты хитростью или подкупом были почти вытеснены с Молуккского полуострова. В середине века на путях к нему голландцы уже закрепились в Западной Африке в районе Зеленого Мыса, в Сьерра-Леоне, где продержались до второй половины XIX в., основали в ключевом пункте у мыса Доброй Надежды Капскую колонию (Капстад, будущий Кейптаун), устроили фактории на западном и восточном берегах южной части Индостана, чуть позже захватили Цейлон. В середине века они на двадцать лет овладели Тайванем, но были изгнаны китайцами. Зато в Японии ее правители из рода Токугава для ослабления роли португальцев и испанцев начали покровительствовать голландцам уже с конца XVI в., а во второй четверти XVII. дали из европейцев только им монопольную привилегию на доступ в порт Нагасаки, В Южной Америке, на ее Атлантическом побережье, голландцы захватили в начале XVII в. территорию нынешних Гайаны, Суринама и Гвианы, ряд островов Карибского моря, затем часть берегов Бразилии. Созданная в 1621 г. Вест-Индская компания намеревалась стать противовесом испанцам и португальцам на Американском континенте, но оказалась не столь успешной в своих действиях, как Ост-Индская. Обе компании по договоренности поделили между собой весь мир по оси мыса Доброй Надежды на зоны влияния, как делили его в конце XV в. Испания и Португалия. Начав колонизацию в Северной Америке, Вест-Индская компания захватила земли в заливе Гудзона и основала в 1626 г. поселение Новый Амстердам (будущий Нью-Йорк) .

Колонизация и поиски новых морских путей сопровождались рядом важных географических открытий. В 1642 г. Абель Тасман отправился из Батавии на исследование Океании, надеясь внести свой вклад в решение давней загадки — существует ли, как утверждали античные и средневековые космографы, "австральный", то есть южный гигантский материк, покрывающий значительную часть южного полушария и тем самым "уравновешивающий" сушу в северном полушарии. Тасман не знал, что испанцы открыли острова у северных берегов Австралии, так как эти сведения засекретили, но ему было известно, что большие участки пустынных берегов обнаружены голландцами с начала XVII в. на севере и западе предполагаемого выступа южного материка. Обойдя этот "выступ" с юга, Тасман показал тем самым, что речь идет о новом колоссальном острове, позже названном материком Австралией. Он открыл Новую Зеландию и еще один большой остров, впоследствии названный в его часть Тасманией, а также группы островов Фиджи и Тонга. Новый материк до его переименования в начале XIX в .

называли Новой Голландией .

Другой голландский мореплаватель, Биллем Баренц, еще в 1594—1596 гг. совершил три экспедиции, пытаясь найти морской путь к Китаю и другим странам Востока через Северный Ледовитый океан. Он побывал у Шпицбергена, обошел с севера острова Новой Земли, но его корабль в последней экспедиции был затерт льдами .

Впервые западноевропейскому мореплавателю пришлось зимовать на Севере. На обратном пути Баренц погиб от цинги. Его именем названо Баренцево море .

К 1650 г. колониальные владения Голландии были по территории примерно в 60 раз больше метрополии. Голландцы приняли активное участие в работорговле, в том числе в ввозе рабов из Африки в Бразилию. Резкий рост масштабов их работорговли приходится, однако, уже на вторую половину XVII в .

Культура Нидерландов к началу XVI в. В развитии культуры Нидерландов раннего нового времени важную роль сыграли традиции XV в., "осени средневековья". Двор герцогов Бургундских был тогда одним из главных в Европе центров аристократически-утонченной культуры, основанной на рыцарских идеалах. Она дала знати образцы духовных интересов и нормы достойного поведения, которые еще долго сказывались на жизненном укладе придворных .

Тогда же в нидерландских городах достигло наибольшего влияния религиозно-мистическое движение "современного благочестия". Его участники, "братья общей жизни", создавали добровольные общины мирян, которые ориентировались на раннехристианский идеал и "сердечное благочестие", а не на формальное исполнение церковных обрядов. Они уделяли большое внимание нравственному совершенствованию человека, религиозному просвещению и развитию школьного образования. Деятельность "братьев" готовила почву и для распространения идей гуманистического просветительства, и для реформационных представлений .

Наиболее крупные культурные достижения Нидерландов в XV в. были связаны с музыкой и живописью. С середины века нидерландская школа полифонии играла ведущую роль в европейском музыкальном искусстве и сохранила ее также и в первые десятилетия XVI в. Мастера этой школы работали почти в 70 городах Европы, пропагандируя ее опыт, В живописи Нидерландов при опоре лишь на наблюдения натуры, без освоения античных образцов, началось преодоление готических традиций, ярко проявились ренессансные тенденции. Основоположником нидерландского Возрождения стал главный создатель грандиозного "Гентского алтаря" и автор ряда шедевров нового жанра — портретного — Ян ван Эйк (ок. 1390—1441). Его начинания развила целая плеяда крупных живописцев от Рогира ван дер Вейдена до Ганса Мемлинга. Самым своеобразным художником рубежа готики и Ренессанса стал на грани XV и XVI вв. Иероним Босх (1450—1516). Мастер с остро драматическим мироощущением, повсюду находивший сплетения красоты и дьявольщины, он сочетал глубокое постижение натуры с безудержным полетом фантазии, обращением к гротеску и средневековому аллегоризму .

Культура XVI в. Гуманизм утвердился в Нидерландах лишь в конце XV в. Самым крупным гуманистом страны стал уроженец Голландии Эразм Роттердамский (1469—1536). Первоначальное образование он получил в латинской школе "братьев общей жизни" в Девентере, затем провел несколько лет в монастыре, где усердно занимался науками и открыл для себя достижения итальянского гуманизма. Эразм продолжил образование в Парижском университете, жил в Англии, Италии, Швейцарии, Германии. В 1514— 1521 гг. он снова с перерывами находился в Нидерландах. Он сыграл важную роль в развитии здесь гуманизма и, в частности, в укреплении основанного в 1517 г. в Лувене "Колледжа трех языков" — центра по изучению классической латыни, древнегреческого и древнееврейского языков. С началом Реформации Эразм подвергся нападкам теологов единственного тогда в Нидерландах университета в Лувене, которй стал средоточием фанатичной антилютеровской пропаганды. Чтобы сохранить независимость и необходимый для научных занятий покой, Эразм был вынужден переселиться в Базель. Как раз на пору его пребывания в Нидерландах накануне Реформации приходится наивысший расцвет творчества Эразма и его международной славы. Именно в эти годы он опубликовал "Воспитание христианского государя" — трактат об основах политической этики просвещенного правителя, антивоенную речь "Жалоба Мира" и свой главный труд по педагогике гуманизма — книгу диалогов "Разговоры запросто" ("Домашние беседы"). В критическом изучении текстов Священного Писания составило эпоху его издание греческого текста Нового Завета с латинским переводом, исправлявшим огрехи Вульгаты — перевода, официально утвержденного католической церковью .

Для развития нидерландской литературы важнейшее значение имел тот факт, что в стране не было языкового единства: на одних территориях по традиции звучала французская речь, на других — различные диалекты нидерландского языка. Характерным для литературы XVI в. стало ее развитие по двум руслам: на латыни, где в стихах и прозе ведущая роль принадлежала гуманистам, и на общем для страны национальном языке письменности. Он сложился главным образом на основе диалекта Брабанта, одной из крупнейших провинций, и остался по сей день литературным языком в Нидерландах, где говорят по-голландски, и в Бельгии у части населения, которая пользуется фламандской речью .

Значительная доля литературы на нидерландском языке создавалась "редерейкерами" — риторами, мастерами красноречия. Так назывались члены устроенных на цеховой лад объединений любителей театра и литературы. Они появились еще в средние века для устройства массовых празднеств и постановок религиозных драм — мистерий. Общества проводили поэтические состязания и диспуты на заданные темы. Соревнования шли внутри городов, между городами, между провинциями. В XVI в. число обществ редерейкеров достигло тысячи. При герцоге Альбе, во избежание антииспанских выступлений, состязания запретили. Главное внимание редерейкеры уделяли поэзии — благочестивой, любовной и развлекательной, но в XVI в. их лучшие достижения оказались связаны с драмой .

Средневековый аллегоризм и нравоучительность стали сочетаться в ней с жизненными наблюдениями-в обрисовке людских страстей и бытового фона .

В литературе второй половины XVI в. важное место заняла публицистика, связанная с борьбой против испанского гнета и яростной меж конфессиональной полемикой. Активным участником этой полемики стал поборник кальвинизма и верный сподвижник Вильгельма Оранского Филипп Марникс (1538—1598). Особенно широкую известность получил его антикатолический памфлет "Улей святой римской церкви" (1569). Возможно, именно Марникс — аристократ, дипломат, воин и литератор — был создателем популярной песни, славившей Вильгельма Оранского, которая ныне является национальным гимном королевства Нидерландов .

В отличие от Марникса, жестко противопоставлявшего кальвинизм всем иным конфессиям, Дирк Коорнхерт (1522—1590) был твердым сторонником веротерпимости. Приверженец (ого, занимавший пост секретаря штатов Голландии, он отстаивал необходимость религиозной свободы, в том числе и для католиков, как обязательный принцип политической этики. За свои убеждения он подвергся преследованиям со стороны непримиримых кальвинистов, но позиции не изменил. Коорнхерт переводил на родной язык классиков античности и сочинения Эразма Роттердамского. Его гуманистические идеи, перекликающиеся со взглядами Эразма, отразились в книге 1586 г. об искусстве добронравной жизни. Эту работу часто называют "Этикой" Коорнхерта .

Крупнейшим нидерландским ученым в области гуманитарных наук второй половины XVI в. был филолог, философ, историк, политический мыслитель Юст Липсий (1547—1606) .

"Светоч и столп" культуры, как называли его современники, он стал первой после Эразма научной знаменитостью Нидерландов, получившей широкую европейскую славу. Много лет Липсий был профессором истории нового протестантского университета, основанного в 1575 г. в Лейдене Вильгельмом Оранским. Переехав в Лувен, он преподавал там в университете, оставшемся цитаделью католицизма. Несколько раз меняя свое официальное вероисповедание, чтобы получить возможность спокойной научной работы, Липсий стремился остаться в стороне от теологических схваток, хотя полного успеха в этом не достиг. Гуманист, великолепный знаток античной культуры, он образцово издал и прокомментировал работы Сенеки и Тацита, написал ряд собственных сочинений, в которых развивал идеи неостоицизма .

Главными философскими трудами Липсия стали связанные общей концепцией книги "О постоянстве" (1584) и "Политика" (1589). Опираясь на античных авторов, он в первой из них дает рекомендации, как сохранить добродетель и внутреннюю независимость в условиях внешних кризисов и катастроф, а во второй предлагает руководство по различным проблемам политической этики, управления государством, военного дела. Мудрость и умеренность правителей, добродетели подданных, готовность идти на компромиссы Липсий считал фундаментом устойчивого порядка гражданской жизни. Сочинения гуманиста, в которых философские проблемы решались преимущественно на светской основе и при этом не несли на себе характерного для времени отпечатка односторонней конфессиональной пропаганды, пользовались успехом по обе стороны разделявших общество вероисповедных границ .

Стремление Липсия по возможности избегать страстей борющихся партий разделял его друг, крупнейший книгоиздатель Нидерландов второй половины XVI в. Кристоф Плантен. Его фирма в Антверпене получила привилегию короля Филиппа II на монопольное печатание в испанских владениях церковных изданий — Библии, молитвенников, требников, часословов. Плантен выпускал их десятками тысяч. Позже он переехал в протестантский Лейден и стал главным типографом Генеральных штатов. Он создал новый тип изданий — так называемые "университетские" книги, т.е. сборники научных трудов и диссертаций, защищенных в Лейденском университете. Уже к концу XVI в. другую прославленную типографскую фирму, работавшую до начала XVIII в., основал в Лейдене ученик Плантена — Людовик Эльзевир. Спецификой издательства Эльзевиров стал выпуск массовыми тиражами дешевых, но изящных изданий малого формата, с четким мелким шрифтом и красивой "серебристостью" печати. В их типографии публиковались научная и учебная литература, классики античности, серии географичеких описаний разных стран, в том числе Московии или, иначе, "Тартарии" .

Исключительный интерес к географии, стимулированный практическими потребностями эпохи — развитием мореплавания, ростом международной торговли, — способствовал успехам картографии. Важный вклад внес в нее Герард Меркатор (1512—1594). Как ряд других видных нидерландских ученых XVI в., он многие годы работал за пределами родины. Еще в Лувене он изготовлял уникальные карты и глобусы, используя последние открытия астрономии и географии. Переселившись в Германию, он доработал свой новый способ изображения сетки параллелей и меридианов, особенно важный для морских карт, и издал новаторские карты Европы и мира, а затем — один из первых географических атласов, составленный из карт, согласованных друг с другом .

За рубежом работал и другой видный нидерландский ученый, профессор университета в Падуе медик Андреас Везалий (1514— 1564). В своем труде "О строении человеческого тела" (1543) он обновил систему анатомических знаний и исправил ошибки канонизированного античного автора — Галена. Его труд был богато иллюстрирован, что явилось отражением экспериментальных результатов деятельности ученого. Это нанесло удар по схоластическим основам средневековой медицины .

В сфере искусств развитие их различных видов и в XVI в .

продолжало оставаться неравномерным. В нидерландской архитектуре XVI в. долгое время господствовали позднеготические традиции, в стиле которых возводились богато украшенные здания ратуш, увенчанные башнями строения для городских весов, пятиэтажные дома цеховых и купеческих корпораций. Бюргерские дома тоже продолжали строить на старый лад — высокие, узкие, с треугольными завершениями фасадов. В духе готики достраивали башни давно действовавших соборов. К середине века, однако, стало крепнуть использование в сочетании с готикой ренессансных новшеств в планировке, членении и пропорциях зданий, их декоре. Вслед за итальянскими и французскими архитекторами, которых приглашали строить дворцы знати и городские укрепления нового типа, развернулась деятельность местных мастеров. Самым значительным памятником нидерландского Ренессанса стала ратуша, построенная в Антверпене Корнелисом Флорисом в 1560-е годы .

Влияние итальянского Ренессанса на Нидерланды оказалось особенно сильным в живописи. В XVI в. здесь сложился один из главных центров европейского романизма — международного течения в искусстве, которое обогатило живопись античными мотивами, новыми знаниями в композиции, перспективе, анатомии, виртуозной техникой, но до такой степени равнялось на итальянские образцы, что утрачивало национальное своеобразие. Романизм, поддержанный придворно-аристократической средой, сказался и на искусстве шпалер, которыми славились Нидерланды .

По другому пути — с опорой на национальные традиции и фольклор — развивалось творчество крупнейшего нидерландского живописца XVI в. Питера Брейгеля Старшего (ок. 1525—1569). Его взгляд на мир полон горечи, неверия в гуманистические идеалы всесилия человека. В своих картинах и рисунках для гравюр он часто обращался к изображению массовых сцен народной жизни с множеством мелких фигур. Это своеобразные притчи о современности и извечных людских пороках. В картине "Крестьянский танец", укрупняя образы, Брейгель любуется народным весельем, полным стихийной мощи, но не скрывает и его примитивных, грубых сторон. Картина "Слепые", изображающая начавшееся падение с обрыва вереницы слепцов, представляет собой иносказание о тщете самонадеянных людских упований. Брейгель был мастером почти космического панорамного пейзажа: в цикле картин "Времена года" он раскрыл поэзию бескрайних просторов природы, с жизнью которой неразрывно связаны ритмы жизни людей .

Культура Голландии и Фландрии в первой половине XVII в .

Республику Соединенных провинций и Испанские Нидерланды часто не вполне точно, но кратко называют по их крупнейшим провинциям Голландией и Фландрией. В XVII в. их культура начала развиваться разными путями, хотя имела и общие черты. К самым значительным достижениям голландской и фламандской культур этого столетия относятся свершения в области живописи .

Особенностями развития искусства в Голландии стали превращение художественного творчества в массовую профессию, работа художников преимущественно на рынок, а не на заказ, высокий уровень мастерства вследствие большой конкуренции и вызванная мой же причиной узкая профессиональная специализация .

Появились, например, мастера только зимних, или только морских, или ночных пейзажей. Значительно расширился круг покупателей картин — ими украшали свой быт почти все слои общества, от патрициата и ремесленников до зажиточных крестьян. Мифологическая живопись была оттеснена правдивым или заостренным до гротеска изображением бытовых сцен, портретами, пейзажами, натюрмортами. Характерным было ярко выраженное своеобразие живописи различных художественных центров, направлений, индивидуальностей. Рядом с целой плеядой великолепных так называемых "малых" мастеров работали крупные таланты, которые не ограничивались рамками узкой специализации. Расцвет голландской живописи продолжался до последней трети XVII в .

Фламандец по происхождению, Франс Хальс (1581/85—1666) обновил своей темпераментной живописью голландский портрет, в том числе групповой. Он словно на лету схватывал непринужденные позы, мгновенно меняющиеся выражения лиц своих моделей — офицеров, гуляк, щеголей, а в поздних работах беспощадно, с трагической глубиной обнажил в образах стариков угасание человека .

Вершиной голландского искусства стало новаторское творчество Рембрандта (1606—1669). Живописец, мастер рисунка и офорта, он создавал портреты, библейские, мифологические и исторические композиции, пейзажи и натюрморты. Созвучиями цвета, тончайше разработанной светотенью он передавал духовную жизнь людей в психологических образах, полных драматизма; изображал среду, окружающую человека, одновременно и правдиво, и поэтично. В монументальной композиции "Возвращение блудного сына" художник, сам прошедший через годы тяжелых испытаний и одиночества, утверждает величие человечности, сострадания и любви .

Ведущая роль в искусстве Фландрии принадлежала блестяще одаренному и гуманистически образованному Питеру Паулю Рубенсу (1577—1640). Глава крупнейшей в Европе художественной мастерской, он выполнял заказы на целые циклы грандиозных нарядных полотен для монархов и знати разных стран, католической церкви и ордена иезуитов, создавал и глубоко интимные образы — прежде всего своих близких. В свободной широкой манере он воплощал мифологические и исторические сцены, картины народных празднеств, величественные виды природы. Художник барокко, он любил передавать накал чувств, изображать красоту человеческого тела в динамичные моменты схваток, охот, мощных усилий. Колористическое богатство жизнерадостных работ Рубенса с их сияющими красками роднит его творчество с искусством великих живописцев венецианского Возрождения. Рубенс определил главные пути развития фламандской школы, характерные для нее великолепие и пышность. Среди его учеников и помощников были Антонис ван Дейк (1599—1641), создатель нового типа декоративного парадного портрета, работавший также в Италии и Англии; Якоб Йордане (1593—1678), писавший монументализированные жанровые композии, в которых могли появляться и античные мифологические персонажи; Франс Снейдерс (1579—1657), мастер охотничьих сцен и славящих земное изобилие гигантских натюрмортов с грудами разнообразных даров природы .

В декоративно-прикладном искусстве Фландрии особенно ценились предназначенные для дворцов роскошные огромные шпалеры — красочные настенные ковры с бордюрами из орнаментальных и растительных мотивов; тончайшие, изысканные брюссельские кружева; мебель, инкрустированная драгоценными породами дерева и слоновой костью. В отличие от живописи, где уже в середине века наметились черты кризиса, прикладное искусство Фландрии сохраняло высокий уровень на протяжении всего XVII в .

Самым значительным писателем в XVII в. был Йост ван ден Вондел (1587—1679). Поэт, вводивший в отклики на злобу дня сопоставления с античностью и аллегорические образы, переводчик Софокла, Еврипида, Вергилия и Сенеки, он больше всего известен как драматург, создатель нидерландского "театра барокко". Обращаясь к мифологическим и историческим сюжетам, Вондел возвышенным и торжественным слогом обрисовывал драмы испытаний своих персонажей — Люцифера, Ноя, Адама, защитника Амстердама Гейсбрехта, плененной королевы-католички Марии Стюарт. Величественные хоры поясняли в стихах, комментировали, как в драматургии античности, судьбы героев .

Наибольшей известностью из голландских ученых первой половины XVII в. пользуется основоположник нового международного права Гуго Гроций (1583—1645). Блестящий знаток античного культурного наследия, он также оставил труды о древностях, истории и политико-правовом строе Нидерландов, но центральное место среди его работ занял трактат "О праве войны и мира". Здесь Гроций развил и систематизировал новые принципы международного права, в том числе собственные более ранние идеи о "свободном море" — праве кораблей всех стран беспрепятственно плавать в открытом море по всему земному шару. Гроций был поборником решения конфликтов между народами мирными методами, путем взаимных соглашений. Он считал, что даже в случае возникновения войн необходимо соблюдение их участниками определенных правовых норм. Высокая оценка права проходит красной нитью через всего его труды .

Глава 10

ИТАЛИЯ В XVI — ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVII в .

К началу XVI в. Италия продолжала оставаться страной с ярко выраженным полицентризмом: наметившийся в предшествующее столетие процесс территориального укрупнения ведущих итальянских государств не привел к их политическому объединению, наоборот, разобщенность усугублялась. На Апеннинском полуострове существовали десятки независимых государств, крупнейшими из которых были Миланское герцогство, Венецианская республика, Флорентийская республика, владевшая значительной частью Тосканы, Папская область и Неаполитанское королевство .

Итальянские войны 1494—1559 гг. Политически раздробленные, но экономически развитые, богатые итальянские земли начали привлекать взоры французского дворянства еще до окончания Столетней войны. Короли Карл VII, а позже Карл VIII поддерживали вынашиваемые воинственным рыцарством планы грабительских походов на Апеннинский полуостров — ведь они могли не только обогатить дворянство, но и резко ослабить торговых соперников французского купечества в Восточном Средиземноморье. "Юридическим основанием" этих планов служило так называемое "Анжуйское наследство": Неаполитанское королевство со второй половины XIII в. принадлежало Анжуйской династии и только в 1442 г. перешло к Арагонскому дому, потратившему многие десятилетия на борьбу за овладение им .

Вторжение войск Карла VIII на территорию Италии летом 1494 г. под предлогом возвращения французской короне "Анжуйского наследства" (после смерти в 1494 г. короля Неаполя Ферранте I Арагонского его трон оказался свободным) положило начало длительным войнам, главным театром боевых действий которых был Апеннинский полуостров. Итальянские войны можно разделить на два крупных этапа: 1494—1513 гг., время походов Карла VIII и Людовика XII, и второй этап, охватывающий 1515—1559 гг., когда французские короли Франциск I и Генрих II воевали с императором Карлом V Габсбургом .

Продвижение французских войск осенью и зимой 1494/95 г. на юг к Неаполитанскому королевству, не встретившее активного сопротивления со стороны итальянских государств, повсеместно сопровождалось грабежами и разбоем. По словам французского посла Филиппа де Коммина, "наши не считали итальянцев за людей". В феврале 1495 г. Неаполь был взят войсками Карла VIII. Местное население приветствовало французов, видя в них освободителей от испанского ига. Однако уже через несколько месяцев беззастенчиво грабительская политика Карла VIII, раздававшего итальянские земли и замки французским дворянам и разорявшего города, вызвала всеобщее возмущение .

Одной из главных причин успеха Карла VIII была традиционная политическая вражда итальянских государств, не захотевших сплотиться для отпора французам. Пагубные последствия такой "нейтральной" позиции были столь очевидны, что весной 1495 г .

ведущие государства — Миланское герцогство, Венецианская республика и Папская область, — решительно отказавшись от нее, объединились с германским императором Максимилианом I и Испанией, создав "Святую лигу". Этот союз провозгласил своей главной целью изгнание французских интервентов с Апеннинского полуострова. Осенью того же года после кровопролитного сражения с войском "Святой лиги" Карл VIII был вынужден покинуть Италию, сохранив за собой ряд гарнизонов. Однако к лету 1496 г. французы были полностью вытеснены из страны .

После ухода французов на полуострове началась перегруппировка политических сил: обострение внутренних конфликтов приводило к изменению внешнеполитической ориентации отдельных итальянских государств. Так, враждовавшая с Миланом Венеция стала искать союза с Францией, к которой тяготела и Флоренция, надеясь с ее помощью противостоять территориальным притязаниям папы в Тоскане и усмирить Пизу, восставшую против флорентийского господства. В этой благоприятной для Франции обстановке ее новый король Людовик XII предпринял осенью 1499 г. поход в Италию. Успех сопутствовал французам: был взят Милан, а затем и вся Ломбардия оказалась в их руках; она была объявлена частью королевского домена. Набиравшие силу жестокость и грабежи французов вызвали ненависть к ним широких масс местного населения .

Этим воспользовался Миланский герцог Лодовико Моро — с помощью швейцарских наемников ему удалось отбить у французов Милан и удерживать его в течение трех месяцев. Однако измена швейцарцев помогла Людовику XII вернуть Милан; Лодовико Моро окончил свои дни в плену .

В борьбе с Миланом Франции оказали поддержку Венеция и папа Александр VI Борджа, намеревавшийся с помощью французских войск создать государство для своего сына Чезаре — расчетливого, вероломного политика, захватившего почти всю Романью. В этой ситуации Людовик XII делает новые шаги к расширению своего господства в Италии: в 1500 г. он заключает соглашение с Испанией о разделе Неаполитанского королевства. Оказавшись, как и прежде, в изоляции, оно было завоевано к весне 1502 г. частью испанскими и частью французскими войсками, хотя местное население активно сопротивлялось захватчикам. Вскоре испанцам удалось вытеснить французов из южных областей Италии и в начале 1504 г. добиться заключения трехлетнего перемирия с Францией .

Итогом стал разгром Миланского герцогства и Неаполитанского королевства, а также вступление в войну Испании .

В условиях, когда на полуострове стали господствовать две крупные державы — Франция и Испания — итальянские государства, стремясь создать равновесие между ними, лавировали, переходили из одного лагеря в другой, объединялись в различные лиги. В 1504—1513 гг. все более активную роль в итальянской политике начали играть Венецианская республика и Папская область. Венеция увеличила свои владения в Ломбардия и приобрела крупные города в Апулии — Бриндизи, Трани и Отранто. Она утвердилась и в Романье после падения там власти Чезаре Борджа. Успехи Венеции вызвали резкое недовольство многих итальянских государств, чем воспользовался папа Юлий II, надеявшийся включить Романью в состав владений Святого Престола .

В 1504 г. Юлий II создал антивенецианскую коалицию, которая в 1508 г. оформилась как Камбрейская лига. В коалицию вошли также Франция, Испания и Империя, имевшие свои претензии к Венеции. В мае 1509 г. в битве при Аньяделло Венеция, несмотря на героические усилия ее армии, состоявшей в основном из ополченцев, потерпела поражение от численно превосходивших сил Камбрейской лиги. В результате Венецианская республика утратила власть над многими городами Северной Италии, хотя некоторые из них, особенно Падуя, упорно сопротивлялись иноземным захватчикам, беспощадно грабившим население. Венеция была вынуждена пойти на соглашение с папой и Испанией, отказавшись от притязаний на Романью и территории в Южной Италии .

Вскоре события приняли новый оборот: папа Юлий II заключил союз с Венецией для борьбы с французскими и имперскими войсками, которые удерживали Ломбардию. В 1511 г., выдвинув лозунг "изгнание варваров", папа объединил-ряд североитальянских городов в "Святейшую лигу", куда вошла и Испания. В жестоком сражении под Равенной, одном из самых масштабных в ходе Итальянских войн, в апреле 1512 г. войска "Святейшей лиги", главную силу которых составляли испанцы, были разгромлены французами. Однако Людовик XII не сумел закрепить победу и после перехода на сторону лиги, его союзника — германского императора Максимилиана I — вынужден был оставить Милан и крепости в Ломбардии .

Папа разрешил испано-швейцарским войскам в награду за успехи занять Флоренцию, сохранявшую нейтралитет, и взять с нее контрибуцию. Флоренция, чтобы избежать разграбления, согласилась в марте 1513 г. на сдачу и уплату контрибуции, а также на восстановление власти Медичи, на чем особенно настаивал новый папа — Лев X из рода Медичи. Венеция, видя усиление союза папы с Испанией, заключила в 1513 г. договор с Францией, которая после провала своей захватнической политики вынашивала план нового похода в Италию. Итогом первого этапа Итальянских войн стало резко возросшее после поражения Франции влияние Испании на полуострове. Итальянские государства так и не сумели создать прочный союз для отпора всем иноземным завоевателям .

Активные военные действия возобновились в 1515 г. при новом французском короле Франциске I: в сентябре этого года возглавляемые им франко-венецианские войска одержали внушительную победу в битве при Мариньяно, еще одном знаменитом сражении Итальянских войн. Франция вновь утвердилась в Милане, а Венеция восстановила свои владения в Северной Италии, утраченные в войне с Камбрейской лигой. Апеннинский полуостров оказался поделенным на четыре сферы влияния: на севере господствовали Венеция и Франция, в Средней Италии — папство, юг был под властью Испании. Положение относительного равновесия сил начало резко меняться в 1519 г., когда испанский король Карл I стал германским императором Карлом V — теперь Испания и империя выступили против Франции единым фронтом. Давнее соперничество Франции и Священной Римской империи обострилось: для Франциска 1 важно было владеть Миланом — важнейшим стратегическим центром Северной Италии, откуда открывался путь в центральные районы полуострова, а император поставил целью изгнать французов из Италии и установить там свою власть .

Весной 1521 г. Франциск I начинает превентивные военные действия против войск Карла V. Война продолжалась с переменным успехом до февраля 1525 г., когда в битве при Павии, последнем крупном сражении в ходе Итальянских войн, французы потерпели жестокое поражение, а сам король оказался в плену. Измотанные войной стороны прекратили дальнейшую борьбу; позиции Испании, однако, заметно усилились .

В новой ситуации Венеция выступила с инициативой объединения итальянских государств, ослабленных постоянными военными действиями на полуострове и бесчинствами иноземных захватчиков, с целью изгнания из страны испанцев .

Для достижения этой цели Венеция, Папская область, Генуя, Флоренция, Милан пошли на союз е Францией, создав в 1526 г. Коньякскую лигу. Однако раздоры среди членов лиги, нерешительность ее военных операций в Ломбардии привели к потере Милана весной 1527 г. Это позволило испано-имперскому войску Карла V двинуться на Рим. Не получая жалования, его войско превращалось в бандитские отряды, грабившие все на своем пути. 6 мая 1527 г. Рим был захвачен, четыре тысячи горожан изрублены алебардами, дома разграблены, многие церкви и античные памятники разрушены. Среди наемников, участвовавших в разграблении Рима, было немало протестантов, с религиозным фанатизмом обрушившихся на ненавистную цитадель католицизма. Папа Климент VII скрывался в замке св. Ангела. В городе начался голод. Трагическая судьба Вечного города потрясла всю Италию и побудила Францию активизировать военные действия против Карла V. К лету 1528 г. ей удалось отвоевать значительную часть Неаполитанского королевства. Успех, однако, не был закреплен — во французской армии началась эпидемия чумы .

Франция была вынуждена заключить в августе 1529 г. мир в Камбрэ, по которому Карл V получил титул короля Италии (он был коронован папой Климентом VII в 1530 г.) и владение Неаполитанским королевством. В итоге бесспорные преимущества в стране получила империя Габсбургов, францию решительно отстранили от "итальянского пирога" .

В последующие тридцать лет вплоть до мира в Като-Камбрези, заключенного в 1559 г., Италия продолжала оставаться ареной соперничества между империей и Францией, а местные правители были лишь пассивными фигурами в их игре. Мир в Като-Камбрези закрепил господство Испании на значительной части Апеннинского полуострова. Итальянским государствам более чем полувековые войны принесли опустошение обширных территорий, огромные материальные убытки, бедствия и страдания населения .

После окончания Итальянских войн более половины территории страны оказалось под властью Испании, что стало дополнительным тормозом для объединения государств Апеннинского полуострова. Испании принадлежали Миланское герцогство, Неаполитанское королевство, включавшее острова Сицилию и Сардинию, небольшие владения в Тоскане (в основном крепости на побережье Тирренского моря). Из крупных государств самостоятельность сохранили Савсйское герцогство (оно включало Савойю, Пьемонт и Ниццу), Генуэзская республика с владениями в северной части Лигурийского побережья и островом Корсика, Венецианская республика с подвластными ей территориями на восточном побережье Адриатического моря и в Ломбардии, герцогство Тосканское с центром во Флоренции, а также Папская область. Формально независимыми были и многие небольшие государства: герцогства Парма и Пьяченца, Модена, Мантуя, Феррара, Урбино, маркграфство Монферрат, республики Лукка и Сан Марино .

Экономическое развитие Италии в XVI — первой половине XVII в. Характерная для XIV—XV вв. неравномерность темпов и уровня экономического развития государств и целых регионов Апеннинского полуострова сохранялась и в раннее новое время, хотя шел активный процесс перемещения центров торгово-финансовой и промышленной деятельности из одних областей в другие .

Период второй половины XVI — первой половины XVII в. отмечен в итальянской экономике расширением внутренних связей. В то же время создание единого товарного рынка, как и прежде, тормозилось политической раздробленностью, усугубленной теперь и иноземным господством, и преобладающей ориентацией торговли и промышленности на внешние рынки, соперничеством на них крупных государств. Хотя открытие новых торговых путей, связывающих Европу с Азией, Африкой и Америкой, уменьшило значение средиземноморской торговли, Италия по-прежнему играла в ней важную роль. Кроме того, через Испанию и Португалию, деловые отношения с которыми укрепились в результате Итальянских войн, она получила доступ к новым рынкам мировой торговли .

Ведущие отрасли итальянской экономики, преимущественно текстильное производство, испытывали немалые трудности в связи с возраставшей конкуренцией с французскими, немецкими и английскими центрами сукноделия. Привозные шерстяные ткани теснили флорентийские даже на местных рынках. Это объяснялось отчасти тем обстоятельством, что производство тонких высококачественных флорентийских сукон зависело от импорта сырья, заметно уменьшившегося уже в первой половине XVI в. Бумазейная промышленность Ломбардии и Пьемонта имела сильных конкурентов в лице южнонемецких городов. На экономическом развитии Италии неблагоприятно сказывался и усилившийся в период Итальянских войн отток капиталов в землевладение и кредитные операции. Правда, из торговли капиталы полностью не изымались, хотя деятельность итальянских торгово-банковских компаний с гораздо большим размахом разворачивалась в XVI в. за пределами страны. К примеру, крупнейший генуэзский банк Сан Джорджо вел широкомасштабные операции не только в Италии, но и во Франции, Испании, странах Леванта .

В период Итальянских войн экономика страны вынуждена была приспосабливаться к новым условиям: несмотря на трудности, вызванные разрухой и нарушениями традиционных торговых связей, она не исчерпала возможностей дальнейшего развития и уже во второй половине XVI в. в отдельных отраслях производства наметился рост. Этому способствовал не только мир, наступивший на итальянской земле после договора 1559 г., но и изменения в положении стран-конкурентов: во Франции начались гражданские войны, в Нидерландах — борьба за независимость от Испании. Во второй половине XVI в. стало заметно расширяться сукнодельческое производство в Пьемонте, некоторых городах Ломбардии, в частности в Бергамо. Интенсивно развивалось сукноделие в Венецианской республике: в 1521 г. здесь вырабатывалось 3500 кусков сукна в год, а в 1602 г. — около 29000 кусков. Суконное производство расширялось и в его традиционном центре — Флоренции, хотя вместо дорогих тонких шерстяных тканей стали больше производить дешевых грубошерстных .

Еще более быстрыми темпами росло шелковое производство во многих городах Италии — в Генуе, Венеции, Милане, Павии, Комо, Мантуе, Болонье, Флоренции, где оно уже имело вековую традицию. Модные шелковые ткани широко экспортировались в Англию, Францию, Германию, Польшу, Венгрию. Шелкоткачество работало преимущественно на местном сырье, что было одной из главных причин процветания этой отрасли. Основным поставщиком шелкасырца стало Неаполитанское королевство и особенно Сицилия. К концу XVI в. в Южной Италии заметно возросло и производство шелковых нитей. Успехам шелкоткачества во многом способствовали технические изобретения, улучшения технологии и окраски. Дорогие парчовые (с металлической нитью) ткани, бархат с тканым рисунком и другие модные виды шелковых изделий имели теперь куда больший спрос на внешних рынках, чем традиционные сорта итальянских сукон. Важную роль в подъеме отрасли сыграли технические усовершенствования в прядении шелковой нити. По свидетельству Мишеля Монтеня, наблюдавшего в 1581 г. работу флорентийских шелкопрядилыциц, одна женщина с помощью гидравлического приспособления управлялась с 500 веретенами .

Успехи текстильного производства не привели, однако, к новым качественным сдвигам в этой ведущей отрасли итальянской экономики. Зародившиеся здесь еще в XIV—XV вв. раннекапиталистические отношения не получили дальнейшего структурного развития .

Организаторами производства по-прежнему выступали компании, действовавшие, как правило, в рамках цехов — суконщиков, шелкоткачей и других, — которые сохраняли систему регламентации, настаивали на соблюдении традиционной технологии, ставили преграды свободному предпринимательству. Как и в предшествующую эпоху, непосредственными производителями были зависимые от цеха и компаний ремесленники узкой специализации, владевшие далеко не всегда на правах собственности мастерскими и необходимыми орудиями производства, а также наемные рабочие низкой квалификации, лишенные средств производства и получавшие от компаний крайне низкую заработную плату .

К тому же переход от рассеянной и смешанной мануфактуры к ее централизованной форме не происходил, хотя технология текстильного производства это позволяла. Раннекапиталистический уклад, сложившийся в итальянской экономике, не обрел прочных корней. Традиционность организации и форм производства, а также изменения рыночной конъюнктуры, особенно во внешней торговле, способствовали тому, что период экономического подъема в Италии оказался сравнительно недолгим .

Уже в первой четверти XVII в. он сменился застоем, а позже и упадком в ведущих отраслях итальянской промышленности .

Особенно заметным спад производства был в сукноделии Милана, Венеции и Флоренции. Так, в Милане изготовление сукон за первые три десятилетия XVII в. сократилось в пять раз, а число сукнодельческих мастерских — с 70 до 15 (к 1682 г. их осталось в Милане всего 5). Венецианское производство шерстяных тканей за первую половину XVII в. уменьшилось в три раза. Во Флоренции выработка сукон в первые десятилетия XVII в. сократилась в два раза. Упадок в этот период переживало и шелковое производство: в Венеции, его главном традиционном центре, изготовление шелковых тканей за первую половину столетия уменьшилось в пять раз. В некоторых отраслях промышленности, например в производстве бумазейных тканей и металлообработке, спад наметился уже в конце XVI в .

От оживления во второй половине XVI в. до постепенного замирания и застоя к середине XVII в. — такова динамика не только промышленности, но также торговли и банковского дела Италии. В XVI в. Венеция, Генуя, Флоренция были крупнейшими центрами международной торговли и финансовых операций. Ведущие итальянские государства имели активный баланс в торговле с Испанией, Англией, Францией. Несмотря на натиск турок, Венеция сумела сохранить свои позиции в средиземноморской торговле. Ее монополию на вывоз пряностей из стран Ближнего Востока и продажу их в Европе не смогла нарушить конкурировавшая с ней Португалия .

Если Венеция прилагала огромные усилия, чтобы удержать традиционные связи с Востоком, то Генуя обращала взоры на Запад, все активнее включаясь в торговлю с Испанией и Португалией. В середине XVI в. более половины генуэзского импорта шло из Испании. Расширялась и торговля Генуи с Англией, Нидерландами, Германией. С западными странами были связаны крупные денежные операции генуэзских банкиров: объединенные в мощный банк Сан Джордже они завоевали ведущие позиции на международных финансовых ярмарках. "Мы являемся хозяевами денежных рынков и как таковые диктуем им законы", — утверждали сенаторы Генуэзской республики. Именно Генуя в XVI в., особенно во второй его половине, стала распределять на международной фондовой бирже золото и серебро, прибывавшие из Америки в Испанию и переправлявшиеся затем в Геную. Влияние генуэзцев простиралось не только на Европу, но и на страны Леванта, Африку, Америку .

По-прежнему активной была в XVI в. и деловая роль Флоренции, которая развивала торговлю как с Западом, так и с Востоком .

Ее купцы достигали берегов Южной Америки, привозили зерно из Данцига (Гданьска) и Московского государства. Принадлежавший ей приморский порт Ливорно превратился к концу XVI в. в крупный международный порт .

Однако в первой половине XVII в. положение в итальянской торговле изменилось: преобладающим стал вывоз полуфабрикатов, сырья, сельскохозяйственной продукции, а не готовых изделий, как прежде. На морских торговых путях господствовавшие раньше генуэзские и венецианские корабли вытесняются английскими и голландскими. Итальянская промышленность все более ориентируется на внутренние, локальные рынки, относительная узость которых не позволяла ей сохранять прежний высокий уровень производства. Да и среди экспортируемых товаров (их предлагали и на местных рынках) были в основном предметы роскоши и дорогие ткани, не находившие спроса у широкого покупателя .

Постепенный спад итальянской экономики к середине XVII в .

был обусловлен рядом причин как внутреннего, так и внешнего характера. Это прежде всего неспособность промышленности перейти к более развитым формам раннекапиталистического предпринимательства. Сказались сохранение цеховой системы, медленное проникновение капитала в деревню с ее более дешевой рабочей силой, политическая раздробленность, мешавшая складыванию единого внутреннего рынка. Отрицательно влияли и другие факторы — слабая протекционистская политика итальянских государств, а также отток капиталов в землевладение, откупную и кредитную системы. Тяжелым ударом для итальянской промышленности и банковского дела оказался финансовый крах Испании в конце XVI в. и сокращение импорта в Италию испанской шерсти, шедшей на изготовление тонких сукон. Росту итальянской текстильной промышленности препятствовали все возраставшие в первой половине XVII в. трудности сбыта, поскольку усилилась конкуренция с более дешевыми английскими и голландскими сукнами и французскими шелковыми тканями, производство которых получало поддержку государства в этих странах, проводивших политику протекционизма .

Одна из главных внутренних причин экономического упадка Италии коренилась в особенностях организации и развития сельского хозяйства, связанных с наступлением феодальной реакции в деревне, прежде всего в Центральной и Южной Италии. На темпах промышленного развития страны сказывался и все возраставший разрыв в экономическом уровне Севера и Юга. Южные области полуострова становились сырьевой базой для текстильной и других отраслей промышленности Центральной и Северной Италии. Этому способствовало проникновение в Неаполитанское королевство флорентийских, генуэзских, венецианских купцов, теснивших местную торговую верхушку. Так, генуэзцы, лидировавшие в экономическом подчинении Юга, кредитовали казну Неаполитанского королевства и местную знать, скупали здесь земли, получали откупа на сбор налогов .

Сельское хозяйство Италии. В аграрной сфере экономики Италии в XVI в., особенно во второй половине столетия после окончания Итальянских войн, были достигнуты значительные успехи .

Увеличивались размеры пахотных земель за счет расчистки пустошей. В Тоскане, Ломбардии широко проводились мелиоративные и ирригационные работы. Повсюду вводились новые зерновые и кормовые культуры. Быстро завоевала ведущие позиции появившаяся в этот период кукуруза. Расширились посевы конопли, риса, посадки цитрусовых и сахарного тростника. Большое внимание уделялось разведению тутовых деревьев, необходимых для получения шелкасырца. В Ломбардии на территории Венецианской республики активно внедрялись прогрессивные методы земледелия, создавались хозяйства фермерского типа. Были заметные успехи и в животноводстве: вводилось стойловое содержание скота, в Южной Италии бурно развивалось овцеводство в связи с увеличением спроса на местную шерсть (она шла на изготовление грубого сукна). Укреплялись характерные и для предшествующего столетия связи сельского хозяйства с городским рынком. Традиционным оставалось выращивание зерновых культур в Центральной Италии, в частности в Папской области, но оно не покрывало потребностей местного населения: пшеницу все шире ввозили из Неаполитанского королевства. В XVI в. контадо Болоньи стало центром разведения конопли, но в начале XVII в. ее сборы заметно уменьшились. Стабильным на протяжении почти полутора столетий оставалось выращивание кукурузы, главным центром разведения которой стала область Эмилия .

Рост сельскохозяйственного производства сменился, как и в промышленности, наметившимся уже в первые десятилетия XVII в .

застоем, а позже — упадком. К середине XVII в. многие освоенные земли пришли в запустение, пашни нередко превращались в пастбища, ухудшался севооборот, росли охотничьи заповедники. Процесс стагнации особенно широко затронул Южную Италию .

Причины регресса в сельском хозяйстве, характерного для многих областей Италии, — исключением была Ломбардия — коренились в производственных отношениях, сложившихся в деревне .

Здесь по-прежнему господствовали феодальные формы землевладения и землепользования. Раннекапиталистические методы хозяйствования крайне слабо проникали в аграрную сферу экономики — хозяйство фермерского типа начало складываться лишь в молочном животноводстве Ломбардии. Широкое распространение городского землевладения, все увеличивавшийся в XVI — первой половине XVII в. рост капиталовложений горожан в земельную собственность не привели к коренным изменениям в системе поземельных отношений и внедрению новых, более прогрессивных методов землепользования. Господствовавшая в Тоскане, Эмилии и некоторых других районах испольщина — полукапиталистическая-полуфеодальная форма арендных отношений — не эволюционировала в аренду капиталистическую, наоборот, в ней возобладали феодальные черты .

Как правило, в испольную аренду предоставлялся хозяйственный комплекс — подере, на котором семья арендатора занималась земплепашеством, виноградарством, огородничеством, животноводством, а порой и другими видами сельских работ .

Земельные собственники чем дальше, тем больше отстранялись от хозяйственных забот, зафиксированных в арендном договоре, перекладывая их на плечи испольщиков. Арендаторы сами были вынуждены заниматься покупкой инвентаря, семян, скота и потому неизбежно оказывались в постоянной финансовой зависимости, чаще всего от земельного собственника, едва сводили концы с концами. Лишенные права покинуть арендованный участок до выплаты всего долга, они попадали в положение прикрепленных к земле крестьян, к тому же обремененных дополнительными феодальными платежами и обязанностями в пользу землевладельцев: подношения натурой к праздникам, баналитетные платы, некоторые виды барщины (обработка сельскохозяйственных продуктов собственника земли, мелиоративные, дорожные, строительные работы и т.д.). К середине XVII в. испольщина превратилась в наиболее тяжелую форму феодальной зависимости крестьянства .

Некоторые возможности для поступательного развития сельского хозяйства открывались при другой форме арендных отношений, распространенной в северных и центральных районах Италии, — краткосрочной издольной аренде мелких участков монокультурного типа (или пашня, или виноградник, или оливковая роща и т.д.) .

Однако и здесь перспективу прогресса тормозили явления феодальной реакции. Сыграло роль и то обстоятельство, что многие земли, подлежавшие ранее юрисдикции городских и сельских коммун, в XVI — первой половине XVII в. были переданы правителями итальянских государств в качестве феодов крупным землевладельцам .

Сеньоры использовали полученную судебно-административную власть для узаконения реставрируемых феодальных повинностей крестьян, в том числе связанных с личной зависимостью. Усиление нажима на крестьянство, лишавшее его заинтересованности в повышении производительности труда, вело к массовому обнищанию сельского населения и экономическому упадку деревни. Разорение, бродяжничество — неизбежное следствие феодальной реакции — стали повсеместным явлением в Италии первой половины XVII в .

* Социально-политическая структура итальянских государств .

Окончание опустошительных Итальянских войн, характерное для мирных лет оживление промышленности и сельского хозяйства способствовали демографическому росту в итальянских землях: если в начале XVI в. их население насчитывало 10 млн человек, то к концу столетия оно увеличилось до 13 млн. Наметившийся в первой половине XVII в. упадок экономики сопровождался и сокращением численности народонаселения — к концу века оно не превышало 11 млн человек. Подавляющую часть населения — в среднем по Италии свыше 80% — в XVI в. по-прежнему составляли жители сельской местности. В то же время наметилась устойчивая тенденция роста городского населения: в течение столетия доля горожан в общей массе жителей страны увеличилась с 11 до 16%, а в густонаселенных северных районах она превысила 20%. Миграция жителей сельской округи — не только крестьянства, но и дворян — в города уверенно росла в эпоху раннего нового времени и стала одной из примет демографической ситуации в стране. К концу XVI в. крупнейшие города Италии — Неаполь, разраставшийся особенно стремительно и достигший 200 тысяч жителей, Венеция с населением в 150 тысяч вошли в десятку самых больших городов Европы. Численность населения Рима, Палермо, Мессины превысила 100 тысяч человек. Росли и средние по численности населения города — Мантуя, Павия,- Парма, Ливорно (к концу XVI в. в них проживало от 25 до 30 тысяч человек). Пополнялась в основном масса городской бедноты, но и дворянство предпочитало, не оставляя замков и вилл, большую часть года жить в городах. Конец XVI — первые десятилетия XVII в. — время активного строительства городских палаццо знати — масштабных и величественных, в стиле позднего Ренессанса и формировавшегося барокко .

Социальная структура Италии, в отличие от большинства других европейских стран, не имела четко оформленных юридических сословий, хотя привилегированное положение феодального класса — дворянства и духовенства — закреплялось в законодательстве отдельных государств. В числе причин своеобразной сословной аморфности итальянского общества — отсутствие политической централизации и связанной с ней системы представительных учреждений, способствовавших в других странах юридическому оформлению сословной структуры. В Италии границы между социальными слоями были размытыми. Знать включала не только представителей старинных феодальных фамилий, но и "новых нобилей"; ее численность постоянно росла, особенно в последние десятилетия XVI — первой половине XVII в. Ряды знати пополнялись выходцами из среды патрициата, верхушки пополанства, зарождавшейся буржуазии, которые покупали землю, титулы и звания. Продажу титулов и званий широко практиковали правители итальянских государств и испанские наместники в Миланском герцогстве и Неаполитанском королевстве. В Неаполе во второй половине XVI в. титулы князя, герцога, маркиза, графа, барона свободно продавались по определенной таксе. Ряды итальянской знати ширились и за счет приобретавшего землю и звания испанского дворянства, осевшего в стране .

Вырос и удельный вес духовенства, в первую очередь крупного и среднего, за счет расширения земельных владений: в XVII в. церкви принадлежало в разных районах от 1/3 до 2/3 всех земель страны .

Что касается низшего слоя церковнослужителей, то для него, наоборот, была характерна тенденция к обнищанию. На составе господствующего класса Италии сказалась открытость и мобильность общества, когда продвижение по социальной лестнице зависело главным образом от уровня состоятельности — родословная "новых нобилей" была далеко не адекватна их высоким титулам, а ее корни уходили в самые разные прослойки общества, не исключая и крестьянство .

В монархических государствах Италии титулованная знать и высшее духовенство получали в управление земли, приобретая таким образом судебную и административную власть на местах, несли дипломатическую службу, составляли окружение правителя. Этот социальный слой чем дальше, тем больше отличала подчеркнутая роскошь во всем — в пышном убранстве интерьеров многочисленных палаццо и загородных вилл, в одежде из дорогих шелковых тканей, украшенных кружевами, золотым и серебряным шитьем, драгоценными камнями, в толпах слуг, сопровождавших выезд господ, наконец, в щедром меценатстве. Если еще в XVI в. не считалось зазорным для знатного дворянина заниматься торговлей и банковским делом и даже вкладывать деньги в промышленные компании (это было особенно типичным для флорентийских нобилей), то к концу столетия представления о знатности и благородстве заметно изменились. С усилением в экономическом статусе знати роли землевладения приобрели первостепенное значение традиционные "рыцарские обязанности" — воинское мастерство, турниры, охота и т.д., а все прочие виды деятельности, кроме государственной службы и интеллектуального труда, считались теперь "низкими", умаляющими достоинство князя, герцога, графа, барона. Этой психологией проникалась и стремившаяся слиться с титулованной знатью городская верхушка. Патрициат, а также разбогатевшие выходцы из среды пополанства, нажившие капитал на торгово-предпринимательской и банковской деятельности, занимали ведущие должности в государственном управлении, имели значительные земельные владения и стремились к получению титулов. Но в то же время тяга к "одворяниванию" (анноблированию) не смогла поколебать традиционную для Италии связь городской верхушки с торговлей, промышленностью и финансовыми операциями, особенно в крупных экономических центрах — Флоренции, Венеции, Генуе. Юридических преград для проникновения представителей пополанства в среду феодальной знати не было, но различия в социально-экономическом статусе этих слоев господствующего класса Италии сохранялись, что находило отражение и в особенностях их менталитета .

Даже анноблированная верхушка пополанства не отказывалась от участия в той или иной мере в разных формах предпринимательской деятельности, не считая ее "неблагородным" занятием. Традиции купечества даже в XVII в. в Италии были весьма прочными .

Средний слой пополанства в раннее новое время представлял собой социально пеструю и профессионально разнородную массу горожан. Это были торговцы и финансисты, владельцы мануфактур и ремесленные мастера. К пополанской среде принадлежала и основная масса интеллигенции — юристы, медики, преподаватели школ и университетов, литераторы, типографы, художники, архитекторы и др. Нередко помимо основной деятельности они занимались ростовщичеством и финансовыми спекуляциями, стремились получить откупа и выгодные должности в государственном аппарате. И для выходцев из среднего пополанства путь к социальным вершинам не был закрыт — все зависело от богатства, связей, благоволения правителя. Тенденция к обогащению преимущественно за счет получения непроизводительных доходов усилилась в среде пополанства в первой половине XVII в. в связи с начавшимся экономическим спадом. Этот пестрый социальный слой переживал процесс все углублявшейся имущественной дифференциации, размывался "сверху" и "снизу" — наиболее состоятельные могли подняться до уровня патрициата и феодальной знати (анноблирование затронуло и эту среду), а нищавшие пополняли ряды плебса .

Плебс, "мелкий люд" — внецеховые ремесленники, подмастерья, наемные рабочие, деклассированные элементы — составлял основную массу населения итальянских городов. Он был лишен сколько-нибудь значительной собственности и политических прав .

"Мелкий люд" испытывал двойной гнет: от работодателей, перед которыми он не был защищен отражающим его интересы трудовым законодательством, и от государства, обременявшего его все возраставшими косвенными налогами. Этот слой общества был подвержен стихийным взрывам недовольства, порой давал себя вовлечь в политическую борьбу социальной верхушки .

Подавляющее большинство населения Италии в XVI — первой половине XVII в. составляло крестьянство, неоднородное по общественному положению и имущественному статусу. В отдельных районах страны сохранились прослойки, с одной стороны, лично свободных собственников земли, с другой — зависимых колонов и сервов. Самой типичной фигурой деревенского труженика был свободный арендатор — испольщик, издольщик, плативший собственнику земли от 1/5 до 1/3 части урожая, чиншевик, плата за землю которого была фиксированной. Все более многочисленным становился, особенно в первой половине XVII в., слой наемных рабочих — батраков и поденщиков. Характерная для раннего нового времени возраставшая пауперизация крестьянства затронула и Италию: массы нищих и бродяг стали и здесь обычным явлением. Особенно тяжелым оказалось положение крестьян в принадлежащих Испании Миланском герцогстве и Неаполитанском королевстве: помимо высокой арендной платы, многочисленных косвенных налогов, феодальных поборов, здесь процветал произвол иноземных чиновников и местной знати. Резкий контраст между богатством верхушки итальянского общества и нищетой его низов четко обозначился в конце XVI в, и продолжал углубляться в первой половине XVII в .

Особенно разительным этот контраст был в Южной Италии .

Политическое развитие итальянских государств. На протяжении всего периода раннего нового времени продолжала сохраняться неоднородность политической структуры итальянских государств .

Лишь немногие из них сохранили республиканский строй; в Венеции, Генуе, Лукке, Сьене правила патрицианская элита. Папская область оставалась теократическим государством во главе с папой .

Подавляющая же часть государств Апеннинского полуострова были монархиями, тяготевшими к абсолютистским формам, где высшая административная и военная власть находилась в руках герцога или маркиза, опиравшихся на придворную знать и чиновничество. В Неаполитанском королевстве и Миланском герцогстве реальные правительственные функции после окончания Итальянских войн были переданы испанским чиновникам (в Неаполе — во главе с вице-королем), но верховная власть принадлежала заседавшему в Мадриде Высшему совету по делам Италии .

Среди независимых крупных государств выделялась Флорентийская республика, проделавшая к середине XVI в. эволюцию к монархической системе абсолютистского типа. Медичи, вернувшиеся во Флоренцию в 1512 г., откровенно стремились к утверждению своей неограниченной власти, так что их правление, по словам Франческо Гвиччардини, историка, принадлежавшего к патрицианским кругам, "стало ненавистно всему народу". Особенно тяжелым становилось положение трудового люда. Недовольство широких масс, а также части патрициата, отстраненного от власти, привело к изгнанию Медичи в мае 1527 г. Республика была восстановлена, а представительство верхушки пополанства в управлении государством было расширено. Во главе республики вновь стал гонфалоньер справедливости (теперь его должность была пожизненной) — Содерини. В новых условиях активизировались средние слои пополанства — торговцы и ремесленники, стремившиеся к проведению радикальных реформ (знать начали облагать принудительными займами, а некоторых патрициев даже казнили). Медичи, получившие военную поддержку папы Климента VII, представителя их же рода, и императора Карла V, начали осаду города, которую народные массы Флоренции героически отражали в течение 11 месяцев. Нараставшее недовольство низов, свертывание деловой активности и начавшийся голод вынудили верхушку пополанства уступить требованиям знати и вернуть к власти Медичи. Руководители просуществовавшей три года (1527—1530) республики были казнены. По новой конституции 1532 г. главой государства стал герцог, племянник папы Алессандро Медичи. Главные органы республиканской власти были упразднены. Флорентийская республика стала принципатом — специфически итальянской монархией. Абсолютная власть герцога утвердилась во флорентийском государстве при Козимо I Медичи (1537—1574). Ему удалось расширить границы государства в результате присоединения Сьенской республики. Оно получило название Великого герцогства Тосканского .

Опорой власти Козимо I стало дворянство, включавшее не только знать, но и анноблированных представителей патрициата и зажиточного пополанства. Постепенно были сведены на нет традиционные республиканские магистратуры и быстро рос бюрократический аппарат, всецело подчиненный воле герцога, обретавшей силу закона. Положительные результаты установления централизованной монархии в Тоскане отразились в наметившейся во второй половине XVI в. экономической активности, чему способствовала и политика меркантилизма, покровительства промышленности (сукноделию и шелкоткачеству), которую проводил Козимо I, а также складывание более тесных хозяйственных связей в этой развитой области Центральной Италии. Пышный двор, где стремились подражать Мадриду и Парижу, быстро возраставшая армия и бюрократический аппарат требовали огромных средств. Источником пополнения казны были налоги, преимущественно косвенные — габеллы, взимавшиеся с продажи соли, зерна, оливкового масла и других продуктов, а также займы и порча монеты .

Для тосканских герцогов и других правителей итальянских принципатов было характерно стремление к централизации власти, чему способствовала не только борьба с рецидивами феодальной вольницы, но и политика меркантилизма, когда увеличивались ввозные и уменьшались вывозные пошлины, поддерживался стабильный курс монеты и т.п. К концу XVI в. ясно обозначился процесс консолидации не только крупных, но и небольших государств Италии. Правда, в первой половине XVII в. в условиях начавшегося экономического спада процесс консолидации затормозился. Это во многом определялось и новыми тенденциями в государственной политике — увеличением налогов, расширением практики их откупа, введением правительственных монополий. Эти негативные явления в меньшей степени затронули Савойское герцогство, которое к началу XVII в. стало одной из наиболее развитых итальянских монархий .

Традиционные республиканские порядки прочнее всего удерживались в Венеции, где Большой совет, куда входили представители всех патрицианских семей (мужчины, достигшие 25 лет), проводил выборы высших государственных органов республики. Должность дожа имела представительский характер, а реальная власть принадлежала Сенату (около 300 членов) и Совету Сорока, выполнявшему преимущественно судебные функции .

Должность дожа оставалась пожизненной. Он возглавлял Малый совет, который в свою очередь контролировал его деятельность .

Членство в Большом совете также было пожизненным. Большой совет избирал из своей среды членов Малого совета, дожа и руководителей всех государственных органов, а также исполнительную власть (подеста, капитаны) в подчиненных Венеции городах и территориях. В ходе итальянских войн Венецианская республика стремилась расширить свои владения на Апеннинском полуострове, но не всегда успешно. В целом неудачными были для нее и войны с Османской империей — она постепенно теряла свои заморские владения (Морею, крепости в Далмации, острова в Адриатическом, Ионическом и Средиземном морях). И хотя в крупнейшем морском сражении при Лепанто в 1571 г. флот Венеции и ее союзников (Испании и папы) одержал победу, Венеции пришлось отказаться от острова Кипр, который был одним из главных центров ее торговых связей с Востоком. К середине XVII в. Венеция утратила и остров Крит. Одной из причин ее неудач на море была слабая модернизация флота, состоявшего из традиционных галей, удобных для торговых перевозок, но мало приспособленных для военной оснастки. Чиновники Арсенала — государственной судоверфи — как правило, не откликались на новаторские идеи капитанов судов и инженеров. И все же в отличие от ряда других итальянских государств Венецианская республика сохраняла свою независимость вплоть до конца XVIII в. Устойчивость власти в Венецианской республике поражала современников: многие мыслители XVI в. видели в ней идеал политического устройства, считали ее главным оплотом "итальянской свободы" .

В Генуе олигархические принципы организации республики были закреплены конституцией 1528 г.: политическую власть монополизировали занесенные в "Книгу города" богатейшие семейства знати и финансистов ("старые" нобили). Граждане, не вошедшие в этот список, к управлению республикой не допускались. В последующие годы "новые" нобили не оставляли попыток добиться расширения политических прав, организуя заговоры (Фрегозо в 1536 г., Фьески в 1547 г. и др.). Они воспользовались и восстанием широких слоев города, вспыхнувшим в 1575 г. По конституции 1576 г. представительство "новых" нобилей в высших магистратурах было заметно увеличено, но полностью оттеснить "старых" нобилей от управления республикой им не удалось. Новая конституция закрепила олигархический характер Генуэзской республики .

Социальная борьба. Иноземное господство и усиление налогового гнета, запустение многих территорий и экономические трудности, феодальная реакция и бесчинства чужеземцев — все эти явления итальянской действительности XVI — первой половины XVII в .

вызывали постоянное социальное напряжение в большинстве государств Апеннинского полуострова. Бежавшие из городов разорившиеся ремесленники и торговцы, бедный люд, а порой и мелкие феодалы собирались в так называемые "разбойничьи" отряды, которые с оружием в руках оказывали сопротивление сборщикам налогов, грабили богатых испанцев и местную знать. Особый размах действия таких отрядов приобрели в Папской области и Неаполитанском королевстве во второй половине XVI в. в неурожайные, голодные годы. Нередко они присоединялись к поднимавшим голодный бунт горожанам, сражались с испанскими войсками — главной опорой власти в Южной Италии. В районах, оказывавшихся в руках "разбойников", отменялись налоги, активизировалась борьба против феодалов. Ряды таких отрядов быстро росли в 80—90-е годы XVI в., отмеченные небывалым голодом .

Стихийные формы протеста были характерны и для многих городских восстаний XVI — первой половины XVII в., непосредственными причинами которых были рост цен на продукты питания, увеличение косвенных налогов, произвол иноземных чиновников .

Наиболее крупные городские восстания отличались большей организованностью, тщательной подготовкой, выработкой программных требований. Примером может служить волна народных восстаний в Генуе. В 1506 г. в период оккупации города французами здесь вспыхнуло восстание городской бедноты, доведенной до отчаяния голодом и нищетой. Борьбу генуэзских низов с нобилями и французами поддержали крестьяне окрестных деревень. Восставшие избрали дожем своего вожака — красильщика Паоло да Нови. Однако в 1507 г. восстание было подавлено французскими войсками во главе с королем Людовиком XII, выступившим в союзе с местной знатью .

В 1528 г, в Генуе вновь поднялись городские низы, недовольные политикой правительства "старых" нобилей. К ним примкнули зажиточные слои горожан и "новые" нобили, которые воспользовались восстанием в своих целях — принятая конституция частично открыла им доступ к власти .

Социальное напряжение не снижалось в Генуе и в последующие годы. Сильный взрыв недовольства широких масс горожан произошел в 1575 г. На этот раз борьба народа носила более организованный характер: средние слои горожан (пополары) выдвинули свою социально-экономическую программу. Для руководства восстанием пополары избрали "комитет шести". Восстание началось 7 мая 1575 г., но вскоре было парализовано арестом вождей. Сказалась социальная неоднородность восставших и поддержка правительства частью городской верхушки, напуганной размахом движения и стремившейся к расширению своей власти. Пополары потерпели поражение .

Крупные антифеодальные крестьянские волнения происходили во Фриуле, владении Венецианской республики. Три года (с 1509 по 1511 г.) здесь шла крестьянская война, многие поместья феодалов были разгромлены. Венецианским властям с трудом удалось подавить волнения крестьян, но в 1524—1525 гг. они вспыхнули вновь под влиянием событий Крестьянской войны в Германии. Расправа с восставшими крестьянами была чрезвычайно жестокой .

В период Итальянских войн, когда грабежи иноземных войск и активное вмешательство в итальянские дела Франции и Империи особенно тяжело отражались на положении широких слоев населения, народные движения охватили многие города и сельские районы. Во Флоренции доведенный до отчаяния налогами и бесправием народ поднял весной 1527 г. восстание, свергнувшее власть Медичи .

Республиканские порядки были восстановлены, но правительство не спешило удовлетворить требования народа; нобили стали искать поддержки у папы и императора. Весной 1529 г. под давлением народных масс гонфалоньером был избран выходец из среднего слоя пополанства Франческо Кардуччи. Он отстранил от власти нобилей и способствовал избранию в государственные органы мелких ремесленников и торговцев. Весной 1530 г. имперские войска осадили Флоренцию, намереваясь восстановить власть Медичи. Оборону города возглавили патриотически настроенные граждане во главе с воином и купцом Франческо Ферруччи. Сплотившись вокруг демократического правительства, флорентийцы, несмотря на голод, героически защищали город. Ферруччи разработал смелый план ликвидации осады, намереваясь атаковать неприятеля с двух сторон. Однако в результате предательства командующего флорентийским войском кондотьера Бальони отряд Ферруччи был разгромлен на подступах к Флоренции и 12 августа 1530 г. город был вынужден сдаться. Власть Медичи была восстановлена, республиканские порядки в последующие годы были сведены на нет .

В Неаполитанском королевстве народные движения были направлены против испанского господства и произвола местной знати .

В Неаполе волнения достигли высокого накала в 1585 г. — возмущенные спекуляцией и вывозом хлеба за границу в условиях череды неурожайных лет и голода, горожане поднялись на борьбу. К ним примкнули крестьяне окрестных сел — нечастый случай солидарности городской и сельской бедноты. И хотя восставшим удалось захватить власть в городе, восстание, главной силой которого был плебс, потерпело поражение. Вице-король Неаполя все же был вынужден ограничить вывоз хлеба из королевства .

В первой половине XVII в. в Южной Италии не утихали народные движения, вызванные голодом, порчей монеты, введением новых габелл. Годами накапливавшееся недовольство народных масс тяжелым экономическим положением, которое усугублялось испанским игом, вылилось в крупные восстания 1647 г. в Неаполе и Палермо. Городские низы Палермо свергли власть испанского вицекороля и провозгласили республику. Восстанием была охвачена большая часть Сицилии, крестьяне стали громить поместья феодалов; как и горожане, они требовали отмены налогов и смещения "дурных правителей". Вице-король обещал пойти на уступки. Напуганная размахом восстания городская верхушка, сплотившись с феодалами, разгромила народное движение .

Летом 1647 г. в Неаполе вспыхнуло восстание, во главе которого стал рыбак Мазаньелло. Восставшие расправлялись со сборщиками налогов, уничтожали податные документы, выпустили из тюрем заключенных, взяли в осаду крепость, где укрылись вице-король и знать. Движение перекинулось на сельские районы, антифеодальная борьба крестьян приняла небывалый размах (уничтожали налоговые описи, земельные договоры, тромили поместья). Организованное вице-королем убийство Мазаньелло привело к руководству восстанием зажиточную верхушку города, заботившуюся лишь о расширении своих политических прав. Однако народные массы продолжали борьбу. 22 октября в Неаполе была провозглашена республика, новое правительство объявило об отмене налогов, отстранило от власти испанских чиновников. Испания пообещала отменить все габеллы и, воспользовавшись колебаниями правящей верхушки, сумела перейти в наступление и восстановить свою власть. В апреле 1648 г. восстание было потоплено в крови .

Главными причинами поражения народных движений в Италии были их, как правило, стихийный характер и слабая организованность. И все же в раннее новое время заметен отход от средневековых традиций народной борьбы — формируется крестьянско-плебейская оппозиция; пусть не везде и не всегда последовательно, но городские низы и сельская беднота действуют совместно .

Реформация и контрреформация в Италии. Предреформационное движение началось в Италии в последние десятилетия XV в., оно было связано с именем Джироламо Савонаролы (см. т. 1). Идеи морального очищения общества, религиозного обновления и реформы церкви в первые десятилетия XVI в. стали одной из характерных черт умонастроений самых разных слоев. В них находили отражение и чаяния простого народа, и недовольство церковной политикой (особенно деятельностью папства, постоянно вмешивавшегося в своих корыстных целях в дела итальянских государств), нараставшее в аристократических и придворных кругах, в купеческой среде и даже у части клира. Идеи анабаптистов и антитринитариев также получили распространение в Италии в первые десятилетия XVI в .

Особенно крупные масштабы реформационные выступления приняли в Южной Италии, где они носили четко выраженный антипапский и антииспанский характер. Неаполь стал одним из главных центров Реформации. В 1530-е годы здесь развернулась деятельность кружка Хуана де Вальдеса. Он рассматривал с гуманистических позиций основы христианской веры и подобно другим реформаторам развивал тезис о необходимости отмены церковной иерархии. Популяризацией идей Вальдеса в народе занялся известный проповедник Бернардино Окино, разделявший также многие антикатолические взгляды Меланхтона .

Очаги реформационного движения возникли в Лукке и Флоренции, Венеции и Ферраре, ряде других городов. С одной стороны, к протестантским доктринам — лютеранству, цвинглианству, кальвинизму, позициям Меланхтона, — а также к сложившейся на итальянской почве "философской ереси" проявляли интерес образованные круги итальянского общества, включая представителей гуманистической интеллигенции. Отсюда одна из особенностей Реформации в Италии, проявлявшаяся в тесном переплетении религиозных и философских идей и заметном влиянии гуманизма на реформационные теории. С другой стороны, идеи Реформации находили многочисленных приверженцев в среде мелких ремесленников и торговцев, городской бедноты. Здесь были свои проповедники, создавались секты, а религиозные идеи получали нередко также и социальную интерпретацию. Теоретическое осмысление реформационных учений, характерное для кружков, включавших представителей аристократии, клира, купеческой верхушки, интеллигенции, было очень пестрым в идейном отношении. Характерная для Италии раздробленность сил Реформации облегчила победу католической церкви, перешедшей в активное наступление после Тридентского собора .

Контрреформация, развернувшаяся в стране во второй половине XVI в., нанесла серьезный удар не только по Реформации, но и по светской культуре Возрождения. Действовавший с 1559 г. "Индекс запрещенных книг" наложил запрет на многие выдающиеся произведения ренессансной литературы ("Декамерон" Боккаччо, сочинения Баллы, Макиавелли, Аретино и др.). Мощным орудием Контрреформации стал орден иезуитов. Введенные в 1542 г. суды инквизиции по испанскому образцу отличались изощренной жестокостью. На кострах инквизиции гибли не только проповедники народных ересей и сторонники протестантизма, но и борцы за светское свободомыслие, среди них — крупнейшие мыслители раннего нового времени Джордано Бруно и Джулио Чезаре Ванини. Многие гуманисты и реформаторы вынуждены были эмигрировать в Швейцарию и другие европейские страны .

В конце XVI — первые десятилетия XVII в. набирала силу католическая реакция, преследовалось любое проявление свободомыслия, а слежка и доносы в инквизицию стали нормой повседневной жизни. Религиозное католическое благочестие почиталось высшей добродетелью. Но и в этой крайне неблагоприятной для развития культуры и науки обстановке Италия выдвинула ярких и смелых мыслителей — Бруно, Галилея, Кампанеллу .

Культура Италии в XVI — первой половине XVII в. Как и в предшествующий период, в культуре Италии сосуществовали пласты народной, городской, аристократической, ренессансной и клерикальной культуры. Ренессанс переживал стадию наивысшего расцвета в первой четверти XVI в. (так называемое Высокое Возрождение) и постепенного угасания к концу столетия, хотя некоторые его традиции заметны и в первой половине XVII в. В 30—40-е годы XVI в. в искусстве и литературе складывается придворно-аристократическая линия маньеризма, отмеченная стремлением к формализации достижений мастеров ренессансной культуры, к изощренности, грации, виртуозности. Во второй половине XVI в., наряду с Ренессансом и маньеризмом, в условиях католической реакции активно воздействует на общество официальная церковная культура .

В первой половине XVII в. придворно-аристократическая культура и клерикальная сближаются в рамках стилистически новой культуры барокко .

Для культуры Возрождения XVI век был не только важнейшим эволюционным этапом от высочайшего творческого подъема к затуханию в конце столетия, но и временем развития вширь. Множатся сферы обновления самой культуры -г это уже не только гуманитарные знания, литература и искусство, но и натурфилософия, естествознание, музыка, театр. Ренессанс пускает прочные корни уже в начале века в большинстве итальянских государств, хотя главными его центрами остаются Флоренция, Венеция, Милан, Рим, Неаполь, Феррара, Урбино, Мантуя. В рамках светски-рационалистических традиций Возрождения в XVI — первые десятилетия XVII в. интенсивно развивались натурфилософия и естествознание — математика, механика, астрономия, медицина, физиология, ботаника. Научным языком наряду с латынью становится итальянский. Особенно прочные позиции итальянский язык завоевывает в литературе — поэзии, прозе, драматургии. Начало его формирования восходит еще к XIV в., к творчеству Данте, Петрарки, Боккаччо, писавших на тосканском (флорентийском) диалекте, который в XVI в. обретает лидерство среди множества местных диалектов Италии, становясь общенациональным языком культуры. Важной стороной деятельности созданной во Флоренции в 1582 г. Академии делла Круска было составление первого большого словаря итальянского языка (он вышел в свет в 1612 г.). Развитие ренессансной культуры стимулировало книгопечатание; в Италии оно началось в 70—80-е годы XV в. и быстро возрастало в первой половине XVI в. Размахом издательского дела особенно прославилась Венеция. Деятельность типографии Альда Мануция в первые десятилетия XVI в., издававшей сочинения античных авторов и гуманистическую литературу, приобрела европейскую известность. Еще и в XVII в. Венеция оставалась крупнейшим центром книгопечатания Италии, хотя наряду с ней размахом издательского дела прославились Флоренция, Падуя, Рим, Павия, Неаполь. Правда, в эпоху Контрреформации действовала строгая цензура, накладывавшая запреты на публикацию философской, научной, иной литературы, если в ней обнаруживались "еретические" идеи или критика церковных институтов. В последние десятилетия XVI — начале XVII в. постоянно пополнялся и "Индекс запрещенных книг". Господство католической ортодоксии, атмосфера идейного диктата церкви в немалой мере способствовали постепенному угасанию светской ренессансной культуры. Ее позиции подтачивали и кризисные явления в ней самой — в гуманистической мысли, искусстве, литературе, — становившиеся все более заметными в последние десятилетия XVI в. На смену Возрождению в начале следующего столетия пришла культура барокко с ее тягой к созданию пышных ансамблей, где в стилистическом единстве сосуществовали архитектура, скульптура, живопись, декоративное искусство, музыка, театр .

Гуманизм. Социально-политическая мысль. Гуманистическое учение о человеке, его земном предназначении, месте в природе и обществе в XVI в. переживает новую фазу развития, исполненную противоречивых тенденций. Гражданский гуманизм еще заметно влияет на политическую и социально-утопическую мысль, а также на историографию. В то же время ренессансный миф о человеке как центре мироздания, идея богоравности человека, всемерное возвеличение его познавательных и творческих способностей оказываются исчерпанными и ставятся под сомнение, когда в опоре на достижения наук о природе начинает складываться новая картина мира .

Учение о человеке, утрачивая некоторые завоевания XV века, на поздних фазах Возрождения обогащается новыми идеями в сфере натурфилософии и естествознания .

Политическая мысль Высокого Возрождения связана с именами двух выдающихся писателей — Макиавелли и Гвиччардини. Флорентиец Никколо Макиавелли (1469—1527) в молодости служил в должности секретаря одной из канцелярий Синьории. После реставрации во Флоренции власти Медичи он был отстранен от государственной деятельности и в 1513—1520 гг. находился в изгнании. К этому периоду относится создание наиболее значительных его произведений — "Государь", "Рассуждения о первой декаде Тита Ливия", "История Флоренции", снискавших ему европейскую славу .

Макиавелли выдвинул идею "сильного государя", способного решить задачу создания единого централизованного государства в Италии. Для достижения этой цели он считал допустимыми любые средства, лишь бы они служили благу отечества. Макиавелли признавал одну мораль — с позиций общегосударственных интересов;

на его этике сказалось влияние гражданского гуманизма с принципами патриотизма и общественного долга .

Макиавелли заложил основы политической теории, опирающейся на рациональное осмысление действительности, на конкретный государственный опыт, лишенный всякой идеализации. Его главная заслуга — создание последовательно светского учения о государстве. Как историк он придал новый импульс секуляризации исторической мысли, начатой гуманистами XV в. В "Истории Флоренции" Макиавелли связывал гражданские свободы с активностью народа, а многие беды республики считал следствием своекорыстных политических поползновений знати. Отводя главную роль в историческом процессе народу, он подчеркивал и роль сильной личности. Творцом "нового принципата" — государства, не похожего ни на существовавшие в Европе абсолютистские государства, ни на региональные итальянские монархии, может стать, по его убеждению, лишь подлинный герой, яркая личность, наделенная умом и волей, способностью трезво оценивать реальную действительность и принимать правильное решение. Эти качества необходимо развивать не только "новому государю", но каждому человеку, полагал он, чтобы успешно противоборствовать с Фортуной .

Одной из ярких сторон мировоззрения Макиавелли был последовательный антиклерикализм. Главное зло Италии, на протяжении многих столетий лишенной государственного единства, он видел в притязаниях главы католической церкви на светскую власть .

Церковь, в его представлении, заслуживает критики еще и потому, что поддерживает в народе суеверия и предрассудки. В комедии "Мандрагора" — остро сатирическом произведении в духе традиций Боккаччо — Макиавелли вывел образ монаха как носителя торжествующей глупости, лицемерия, зла .

Раздробленность Италии, ее бедствия в период Итальянских войн остро переживал и Франческо Гвиччардини (1483—1540), тоже флорентиец, политический мыслитель и историк. В "Истории Италии" — первом историографическом труде такого рода, в "Истории Флоренции", в посланиях итальянским государям Гвиччардини, многие годы проведший на дипломатической службе, настойчиво развивал идею о необходимости сплочения всех сил страны для отпора внешним врагам. Как и Макиавелли, он связывал многие беды Италии с децентрализаторской политикой папства, проявлял тонкую наблюдательность в анализе политической обстановки, давал разумные совета итальянским государям. В "Заметках о делах политических и гражданских" Гвиччардини развивал идеи гуманистической этики, придавал им практическую направленность, нередко заново формулируя моральные максимы поведения человека в гражданской и политической жизни с учетом своего времени .

Самым ценным в человеке он признавал знания, трезвость ума, умение в любом деле извлекать для себя выгоду. Реализм, рационализм и индивидуализм — главные черты этики Гвиччардини, отличавшие его от предшествующей гуманистической традиции .

Высокое Возрождение стало новым этапом в развитии не только общественно-политической мысли, но и литературы. Творчество гуманистов, по-прежнему занимавшихся преимущественно гуманитарными дисциплинами, приобретает более совершенную художественную форму, а ренессансная литература этой и более поздней поры оказывается одним из главных проводников гуманистических идей. Яркий пример — "Придворный" Бальдассаре Кастильоне (1478—1529). Выходец из старинного феодального рода, Кастильоне многие годы провел при дворе правителей Мантуи и Урбино. В "Придворном" Кастильоне не только отразил нравы двора урбинского герцога, но, что важнее, синтезировал достижения гуманистической мысли, особенно этико-эстетических учений. У Кастильоне идеал человека воплощает придворный, преданный своему князю и в то же время сохраняющий достоинство и независимость, Придворный должен обладать прекрасной внешностью и благородной душой, тонким вкусом, гармонией в суждениях, манере, облике. Черты идеального человека, воплощенного в образе придворного, Кастильоне объединяет понятием "грация", придавая этической концепции эстетические черты. Идеал Кастильоне утопичен и это осознавал он сам, отмечая, что при дворах царят "зависть и злоумие, дурные нравы и всевозможные пороки". И все же Кастильоне верил в возможность перевоспитания человека на началах добра и справедливости, совершенствования его, опираясь на ренессансную этику .

Важным направлением в развитии ренессансного мировоззрения стала социально-утопическая мысль, получившая яркое выражение в сочинениях Антона Франческо Дони и ряда других писателей. Их отличает резко критическое отношение к существующим общественным порядкам, стремление понять причины социальных язв и военно-политических поражений Италии. Дони ставит под сомнение справедливость общественного строя, основанного на частной собственности, и выдвигает проекты идеального общества, где господствуют коллективная собственность и обязательный труд .

Утописты XVI в. ратуют за разумную организацию жизни людей, воплощающую гуманистические принципы, важнейшие из которых — образование и нравственное совершенствование .

Идеи равенства людей и общности имущества нашли наиболее последовательную разработку в "Городе Солнца" Томмазо Кампанеллы (1568—1639), проведшего 33 года в тюрьмах по обвинению в заговоре и ересях. В городе Солнца, чем-то напоминающем итальянские города-республики, нет частной собственности, все имущество граждан обобществлено, труд обязателен для всех. Образование и воспитание подрастающего поколения призваны выявить способности каждого и направить его в ту сферу деятельности, где он сможет наиболее полно раскрыть их и принести пользу обществу. Жизнь населения города Солнца организована на рациональных началах, руководят ею наиболее мудрые и знающие; у всех граждан есть возможность для гармонического духовного и физического развития. Однако они не имеют семьи, лишены свободы в личной жизни и проявлениях своей индивидуальности, так как весь их жизненный уклад строго определен и унифицирован .

Литература. Высокое Возрождение — эпоха расцвета ренессансной литературы Италии, отмеченная крупнейшими именами — Саннадзаро, Кастильоне, Ариосто, Бембо. Лудовико Ариосто (1474—1533) — автор прославившей его поэмы "Неистовый Орландо", а также комедий, ставившихся при дворе герцогов д'Эсте. В занимательных приключениях героев поэмы "Неистовый Орландо" Ариосто стремился воспеть духовно свободного, благородного человека Возрождения. Воплощение гуманистического идеала — рыцарь Орландо (Роланд), беззаветно сражающийся за справедливость. В полных драматизма любовных линиях поэмы высвечиваются благородство, высокие нравственные качества героев. Поэма Ариосто носит светский характер, в ней славится радость земной жизни, полнота чувств и наслаждений, пародируется идея загробного рая .

"Аркадия" Саннадзаро, написанная в 1502 г., утвердила в ренессансной литературе пасторальный жанр. В поэме дано идеализированное представление о гармонии человека и природы. В обширном литературном наследии Пьетро Бембо самыми прославленными оказались "Азоланские беседы" — диалоги на итальянском языке в прозе и стихах, многократно переиздававшиеся в XVI в. (первое издание — 1505 г.). В этом сочинении Бембо развивал идеи неоплатонической философии любви и красоты, подчеркивал божественное происхождение красоты и постепенную трансформацию чувственной любви в духовную. Бембо стал и одним из главных в свое время теоретиков итальянского языка — он отстаивал преимущества тосканского диалекта, призывал обращаться к языку Петрарки и Боккаччо. В стиле Петрарки написаны многие лирические стихи Бембо — он положил начало поэзии петраркизма, подражавшей великому поэту и создававшей идеализированные схемы чувств в духе философии неоплатонизма .

В литературе Позднего Возрождения крупным мастером прозы был Маттео Банделло, продолжавший традиции реалистической новеллы Боккаччо. Банделло привлекала игра человеческих страстей, к примеру трагическая история любви Ромео и Джульетты, заимствованная у него позже Шекспиром. "Новеллы" Банделло, богатые выразительными образами сеньоров и слуг, ироничными портретами клириков, были широко известны не только в Италии, но и в переводах в других странах Европы .

В поэзии второй половины XVI в. самой крупной фигурой был Торквато Тассо (1544—1595), придворный поэт Феррары, автор эпической поэмы "Освобожденный Иерусалим" (1580). В поэме отразился кризис гуманистического мировоззрения в условиях католической реакции. Борьбу добра и зла здесь олицетворяют воюющие отряды христиан и сарацин. Доминантой звучит идея христианского долга. Человек не предстает в поэме свободным и могущественным в своих земных свершениях, но всецело подчинен силе божественного промысла. Отходя от ренессансного понимания человека, Тассо в то же время остается верен традициям Возрождения, раскрывая богатство человеческих чувств, проявляющихся в любви героев поэмы, рыцарей Ринальдо и Танкреда, к сарацинским девушкам. Царящий в христианском войске дух аскетизма противопоставляется чувственной любви этих героев .

Одно из выдающихся произведений мемуарной литературы XVI в. — "Жизнеописание" Бенвенуто Челлини, написанное в 60-е годы. Книга Челлини повествует о его бурной, исполненной драматических событий жизни, подчиненной главной цели — свободному творчеству. Ремесленник, ставший знаменитым ювелиром и скульптором, Челлини с большим эмоциональным накалом описывает свои творческие муки и победы; особенно выразителен его рассказ о создании статуи "Персей". В "Жизнеописании" Челлини выпукло обрисована могучая личность, воплотившая черты ренессансного идеала человека .

Философия. Философская мысль Италии XVI в. характеризуется различными направлениями, как продолжавшими традиции предшествующего столетия, так и открывавшими новые пути. Ренессансный неоплатонизм оказывал мощное воздействие на философские учения вплоть до конца XVI в. и обрел широкое популяризаторское звучание в многочисленных трактатах, диалогах, поэзии .

Учение о любви и красоте приземлялось, в нем подчеркивалась роль человеческих чувств, разрабатывались варианты любовных взаимоотношений. "Любовная философия" стала благодаря книгопечатанию доступной для любого читателя. В университетах же, как и прежде, царил аристотелизм, но и в этой цитадели схоластики прорастали идеи ренессансного свободомыслия .

Особенно заметным это стало в творчестве Пьетро Помпонацци U462—1525), преподававшего философию Аристотеля в университетах Падуи и Болоньи. Идя вразрез с давней традицией, он отвергал безусловность авторитета Аристотеля и считал истину результатом рационального знания, отстаивал независимость философии от религии. В "Трактате о бессмертии души" (опубликован в 1516 г.) Помпонацци пришел к выводу о смертности человеческой души, ибо этот вывод, по его словам, "наиболее согласуется с разумом и опытом". Философ поставил под сомнение и необходимость религиозного обоснования нравственности человека: не страх перед загробным воздаянием, а добродетель сама по себе должна служить наградой, а порок — наказанием. Сочинение Помпонацци было публично сожжено в Венеции, а самого его от суда инквизиции спасла благосклонность папы Льва X .

В пору Позднего Возрождения решительно заявила о себе ренессансная натурфилософия. Которую разрабатывали Джироламо Кардано, Бернардино Телезио, Франческо Патрици, Джордано Бруно. Главными чертами этого направления философской мысли стали пантеистические идеи и поиски нового метода познания. Утверждалось, что природа живет по своим собственным законам, вне божественного вмешательства и ее изучение должно вестись без оглядки на теологию и авторитет Аристотеля. Наиболее яркое обоснование эти идеи получили в труде Телезио "О природе вещей согласно ее собственным началам" (1565). В натурфилософии Телезио Бог выносился за пределы физической картины мира, хотя оставался творцом природы, который однажды ее создал и предоставил ей возможность для дальнейшего саморазвития .

Патрици, автор "Новой философии Вселенной" (1591), выступил против исключительного положения аристотелизма в философии — вопреки решениям Тридентского собора, утвердившего томистское истолкование учения Аристотеля в качестве безусловного авторитета в официальной науке. Патрици развивал пантеистические идеи, мыслил Вселенную как слияние Бога и мира: "Вселенная эта есть сам Бог". Сочинения Телезио и Патрици были занесены в "Индекс запрещенных книг". Еще более решительно сторонники ортодоксии повели наступление на философию Джордано Бруно .

Молодой философ, получивший образование в доминиканском монастыре Неаполя, Бруно (1548—1600) смело выступил с критикой основных постулатов схоластики и институтов католической церкви, что навлекло на него гнев руководства ордена. В 1576 г .

Бруно (фра Джордано) покинул монастырь; началась пора его долгих странствований по городам Италии и странам Европы. Он читал лекции в Сорбонне и Оксфорде, в университетах Германии. За пределами Италии были опубликованы многие его произведения- Пир на пепле", "О причине, начале и едином", "О бесконечности, вселенной и мирах", "Изгнание торжествующего зверя". Бруно приобрел славу талантливого философа, ниспровергателя устоев традиционной схоластической системы знания. В 1591 г. он вернулся в Италию, но вскоре был арестован по доносу. Восемь лет провел Бруно в тюрьмах сначала Венеции, а затем Рима, подвергаясь бесконечным допросам и пыткам. В 1600 г. инквизиционный суд приговорил его как нераскаявшегося еретика к сожжению .

Философия Джордано Бруно решительно расходилась с догмами католической теологии и схоластики с ее верой в непререкаемый авторитет Аристотеля. Он выдвинул идею о единстве и бесконечности Вселенной, о множественности миров, подобных солнечной системе, развивал гелиоцентрическую теорию Коперника, осужденную церковью. В материи философ видел активное начало, способность к бесконечному движению во времени и пространстве, порождающему все новые формы материи. Эту движущую силу природы он называл "душой мира" (ему были близки идеи неоплатонизма, оказавшие сильное влияние на всю философию Позднего Возрождения). Бога Бруно отождествлял с природой, с ее мельчайшими неделимыми частицами (атом, точка) — "монадами". Цель познания, философии Бруно видел в постижении законов природы, а не надприродного Бога. Натуралистический пантеизм Бруно подводил к атеизму .

За атеистические убеждения был сожжен в Тулузе в 1619 г .

Джулио Чезаре Ванини, монах-кармелит, доктор права и теологии, священник. Подобно Бруно, Ванини читал лекции и участвовал в диспутах во многих европейских университетах. Во Франции в 1615 и 1616 гг. были опубликованы главные его произведения — "Амфитеатр вечного провидения" и "О чудесных тайнах природы, царицы и богини смертных". В них он подвергал сомнению основные догматы христианского вероучения — сотворение мира из ничего, божественность Иисуса, бессмертие человеческой души. В духе ренессансной натурфилософии — ему были особенно близки идеи Помпонацци, Телезио, Бруно — Ванини отождествлял Бога с природой, подчеркивал единство и вечность мира. Религию он рассматривал как удобное для правителей и духовенства средство держать в страхе и повиновении народ. В 1617 г. Сорбонна осудила сочинения Ванини и вынесла решение о предании их огню. Философ-вольнодумец бежал из Парижа в Тулузу, где был арестован и осужден инквизицией .

Наука. С эпохой Возрождения связаны важные достижения научной мысли и интенсивные поиски нового метода познания, отличного от чистого умозрения, характерного для схоластики. Серьезные шаги в этом направлении были сделаны Леонардо да Винчи (1452— 1519), одним из самых ярких гениев Возрождения, художником, проявлявшим глубокий интерес к анатомии и ботанике, физике и математике, гидравлике и инженерному делу. Леонардо считал необходимым в постижении законов природы обратиться к опыту, опираться на ощущения, с которых и начинается познание. Он заложил основы аналитического метода, суть которого в разложении природных явлений на простые элементы в ходе эксперимента и выявлении причинных связей между ними. Полученные таким образом наблюдения подлежат теоретическому осмыслению, полагал Леонардо, а связь теории и практики — единственно надежный путь познания законов природы. Возможности человеческого разума огромны, считал он, ему доступны заложенные в природе "разумные принципы". Эти принципы отражают свойственные действительности численные отношения, поэтому ключ к их пониманию — в математике. "Нет науки вне математики" — утверждал Леонардо и пытался применить ее, в частности, к изучению человеческого тела. Известна дружба Леонардо с выдающимся математиком его времени Лукой Пачоли; он подготовил рисунки к его труду "О божественной пропорции". Пачоли также рассматривал математику как метод изучения всех явлений действительности и в своих трудах стремился дать ответ на сложные вопросы инженерной и художественной практики. Он разработал, основываясь на сочинениях Эвклида и Боэция, учение о пропорции и принципы построения правильных многоугольников и многогранников, значительно обогатив познания современников в области геометрии и тригонометрии .

Математика и механика стали доминирующими дисциплинами в итальянском естествознании XVI в., с ними были связаны достижения в гидравлике, инженерном деле, фортификации. За ними следовали медицина и астрономия. Крупнейшим медиком и математиком середины столетия был Джироламо Кардане Особую известность приобрели его "Комментарии к Гиппократу", а его новые подходы к практической медицине вызывали протесты ортодоксов .

Наряду с Тартальей, разрабатывавшим проблемы баллистики, Кардано прославился новыми идеями в алгебре — оба открыли способ решения уравнений третьей и четвертой степени. Ряд ценных разработок Кардано сделал и в области механики. Медицина обогатилась учением Джироламо Фракасторо об инфекциях (он ввел этот термин) — возбудителях оспы, чумы, малярии .

В конце XVI — первые десятилетия XVII в. главные достижения в науке были связаны с астрономией и прежде всего с открытиями Галилео Галилея (1564—1642), преподававшего математику в университетах Пизы и Падуи. Галилей наблюдал небесные светила в телескоп, который сам изобрел. Его открытия фаз Венеры, спутников Юпитера, колец Сатурна, гор на Луне и пятен на Солнце означали переворот в устоявшихся представлениях о Вселенной, основанных на аристотелевско-птолемеевской картине мира. Галилей развивал свое учение о небесных телах на базе гелиоцентризма, обогащая и продвигая дальше учение Коперника. Свои астрономические открытия он изложил в сочинениях "Звездный вестник" (1610) и "Диалог о двух главнейших системах мира — птолемеевской и коперниковой" (1632). За приверженность идеям Коперника, которые в 1616 г. были запрещены церковью, Галилея привлекли в 1633 г. к суду инквизиции. Чтобы избежать костра, он был вынужден признать свои положения ошибочными. Однако в его последующем творчестве есть немало свидетельств о сохранении ученым прежних взглядов. Последние годы жизни Галилей посвятил разработке законов механики и основ теории сопротивления материалов .

Галилей создал новую методологию науки, подчеркивая роль эксперимента .

Театр, музыка. В XVI в. в итальянской драматургии на новой основе возрождаются жанры трагедии и комедии. Первыми трагедиями были "Розамунда" Джованни Ручеллаи и "Софонисба" Джанджорджо Триссино, созданные в 1515 г. Сюжет первой построен на рассказанной Павлом Диаконом легенде о любви лангобардского короля Альбоина к королеве Розамунде. Трагедия изобилует сценами ужаса. "Софонисба" более "спокойна" и в большей мере подражает греческим трагедиям. В отличие от первых трагедий, "Орбекка" Джиральди Чинтио и "Гораций" Пьетро Аретино, представленные в 40-е годы, были более совершенны композиционно и психологически правдивее .

На развитие ренессансной комедии сильное влияние оказали римские комедиографы Плавт и Теренций. Уже одна из первых комедий — "Каландро" кардинала Биббиены, поставленная в 1513 г., имела шумный успех. Заимствования из Плавта сочетались в ней с наблюдениями над действительностью, здесь откровенно воспевалась чувственная любовь. Мотивы крестьянской жизни послужили сюжетной основой для комедии "Билора" Анджело Беолько, по прозвищу Рудзанте. Эта и другие его "крестьянские" комедии проникнуты народным юмором, порой в них слышатся и ноты социального протеста. Во второй половине XVI в. десятки комедий вышли из-под пера Джованни Мария Чекки и Джамбаттиста Делла Порта. В комедиях последнего наряду с реалистической основой заметны маньеристические тенденции. Линию сатирической комедии, начатую "Мандрагорой" Макиавелли, в этот период продолжил "Подсвечник" Джордано Бруно .

В драматургии второй половины XVI в. все чаще отдается предпочтение другим жанрам — пасторали и мелодраме, связанным с придворным театром, а также народной комедии дель арте. Из пастушеских драм особенно прославились "Аминта" Торквато Тассо (1573) и "Верный пастух" Джован Баттиста Гварини (1590). Новый вид театрального искусства — комедия дель арте — возник в середине XVI в. и быстро набирал силу, приобретя широкую популярность в первой половине XVII в. В комедии дель арте автора заменили актеры-импровизаторы, представляющие традиционные, восходящие к средневековому фарсу, типы-маски: Арлекин, Коломбина, Пульчинелла, Панталоне, Бригелла. Острословие, народный юмор, меткие характеристики представителей самых разных слоев общества — характерная черта комедии дель арте .

В начале XVII в. в Италии возникают первые оперы — положенные на музыку комедии Оттавио Ручеллаи "Эвридика" (композитор Пери) и "Ариадна" знаменитого Клаудио Монтеверди. Выдающийся успех выпал на долю его оперы "Орфей" на текст Ручеллаи, поставленной в 1607 г. Монтеверди стал центральной фигурой в музыкальной жизни Италии первых десятилетий XVII в. Его главная заслуга — в создании нового, экспрессивного стиля, в усилении драматизма в музыке. Рождение оперы было важным шагом в развитии музыкальной культуры, переворотом в средствах выразительности, подготовленным развитием ренессансной музыки в XVI в .

Крупнейшим композитором второй половины XVI в. был Палестрина, капельмейстер в соборе св. Петра в Риме. Выдающийся мастер полифонии, праздничного хорового пения "а капелла", он обновил мадригал, придал новые формы церковному пению. Обширнейшее творческое наследие Палестрины включает более ста месс, несколько сотен мотетов и мадригалов .

В светских вокальных жанрах этой эпохи сложилось два направления: одно — близкое к народной песне, и другое — связанное с полифонической традицией, с мадригалом. В создании ренессансного мадригала большую роль сыграл Пьетро Бембо. Карло Джезуальдо драматизировал мадригал, превратив его в вокальную пьесу с инструментальным сопровождением .

Итальянская музыкальная культура оказала сильное воздействие на развитие музыки всех европейских стран .

Изобразительное искусство. Архитектура. Искусство Высокого Возрождения, достигшее вершин в творчестве Леонардо да Винчи, Рафаэля и Микеланджело, было отмечено новыми чертами обобщенности, гармонии, героической мощи образов. Основоположником искусства Высокого Возрождения стал Леонардо да Винчи — подлинный новатор во многих областях знания и в том числе в теории живописи. В духе гуманистической традиции он развивал идею о том, что знание — не только великая способность человека, но и жизненная потребность, определяющая его отношение к окружающему миру. Созидательные способности человека Леонардо считал безграничными, возвышающими его над самой природой .

Наивысшее проявление силы творчества он видел в деятельности художника. При этом Леонардо всегда подчеркивал теснейшую взаимосвязь живописи и науки, Теория живописи Леонардо, его учение о перспективе, о пропорциях и строении человеческого тела были основаны во многом на его собственных научных наблюдениях и опыте. В живописи он воплотил гуманистический идеал человека, духовно и физически совершенного, исполненного жизненных сил .

В его величавых, психологически глубоких образах сочетаются ясная мысль и творческая фантазия. Монументальная алтарная картина "Мадонна в скалах" отмечена уравновешенностью композиции, пластической и смысловой выразительностью жестов, игрой светотени. Знаменитая фреска "Тайная вечеря" отличается духовным богатством и психологической напряженностью образов, четкой компановкой групп персонажей и всей сцены, выявляющей драматизм ситуации. Одна из вершин творчества Леонардо — "Портрет Моны Лизы", воплотивший возвышенный, благородный, спокойно-уравновешенный образ, наделенный красотой и душевным богатством .

Творчество Рафаэля (1483—1520) стало своеобразным итогом предшествующего развития ренессансного искусства. Для него характерно стремление к синтезу, художественной обобщенности. В картинах, фресках, графике Рафаэля, отмеченных благородной простотой и гармонией, сочетанием реального и идеального, отразилось чувство красоты и радости земного бытия. Он довел до совершенства мастерство композиции, соразмерности целого и каждой его части .

В многочисленных изображениях мадонны, исполненных лиризма, тонкой одухотворенности, изящества, Рафаэль утверждает гармонию мира и человека. Психологически сложный и величественный образ Марии — заступницы человечества — нашел воплощение в одной из его поздних работ — "Сикстинской Мадонне". В созданных Рафаэлем портретах современников индивидуальные характеристики сочетаются с представлениями об идеальном человеке Возрождения (особенно выразителен портрет Бальдассаре Кастильоне). Его прославленные фрески одной из комнат в Ватикане — Станцы делла Сеньятура ("Диспут", "Афинская школа", "Парнас", "Мудрость, умеренность и сила") демонстрируют композиционное совершенство, четкий ритм построения многофигурных сцен, гармоническую взаимосвязь росписей с архитектурой и друг с другом, В них с особой силой воплотился свойственный Рафаэлю пафос жизнеутверждения, радостного чувства свободы и духовной мощи человека .

В культуре не только Высокого, но и Позднего Возрождения исключительное место занимает Микеланджело Буонарроти (1475— 1564), внесший огромный вклад в развитие живописи, скульптуры, архитектуры. Ренессансный идеал человека приобрел в его искусстве возвышенно-героические, титанические черты. Произведениям Микеланджело свойственны яркая эмоциональность образов, драматизм воплощения борьбы мощного телом и духом человека с враждебными ему силами. Неразрешимость этого противоборства создает атмосферу трагизма, характерную для многих работ Микеланджело, особенно позднего периода творчества .

В его ранних произведениях (статуя Давида, фрески потолка Сикстинской капеллы в Ватикане) воплощены сильные характеры, исполненные духовной мощи и эмоционального напряжения. Фигуры фресок достигают поразительной пластической ясности и выразительности; весь цикл служит восславлению творческой энергии человека. В более поздних работах ("Моисей", статуи рабов, ансамбле капеллы Медичи во Флоренции) нарастают трагические ноты, внутренняя гармония человека оказывается разрушенной, его силы скованы. Трагизм приобретает мощное звучание в фреске "Страшный суд" на алтарной стене Сикстинской капеллы, где изображена грядущая мировая катастрофа. В позднем творчестве Микеланджело отразился кризис идеалов Возрождения .

В XVI в. наряду с Флоренцией и Римом ведущим художественным центром Италии становится Венеция. Венецианская школа живописи достигла яркого расцвета в творчестве выдающихся художников — Джорджоне и Тициана. Джорджоне (ок. 1477—1510) утверждал идею единства человека и природы, создал гармонизированные, поэтически-созерцательные образы (картины "Гроза", "Три философа", "Сельский концерт", "Спящая Венера" и ряд других). Тициан (1476/77 или 1480—1576) обогатил многие жанры станковой живописи — портретный, пейзажный, мифологический .

Он был реформатором живописного искусства, придававшим важное значение цветовой лепке формы, стал непревзойденным мастером колорита. Весь творческий путь Тициана отмечен верностью гуманистическому идеалу человека. Его ранние работы ("Денарий кесаря", "Любовь земная и небесная", "Юноша с перчаткой") праздничны по колориту, воплощенные в них образы жизненно полнокровны, возвышенно-благородны. В 40-е годы ярко раскрылось дарование Тициана-портретиста (портреты Пьетро Аретино, папы Павла III с наследниками, императора Карла V и многие другие) .

Его портретные характеристики психологически глубоки и правдивы. В поздних работах ("Даная", "Венера с зеркалом"), являющих вершину колористического мастерства Тициана, в полной мере отразилось свойственное художнику чувство красоты .

Традиции венецианской школы живописи получили дальнейшее развитие в творчестве выдающихся художников Позднего Возрождения — Веронезе и Тинторетто. Веронезе тяготел к монументальной живописи с темами празднеств, пышных пиршеств, торжеств, в которых раскрывался образ жизни венецианского патрициата. В монументальных полотнах Тинторетто с массовыми драматическими сценами нашел воплощение образ народа, страдающего и борющегося (цикл картин в Скуола ди Сан Рокко в Венеции) .

Наряду с ренессансным искусством в Италии XVI в. существовало направление маньеризма (оно сложилось в придворно-аристократической среде в 20—40-е годы), для которого характерна изысканная утонченность образов, грациозность форм, произвольность пропорций и цвета. Наиболее видными представителями живописи маньеризма были Понтормо, Пармиджанино, Бронзино, в скульптуре — Бенвенуто Челлини .

На рубеже XVI и XVII вв. сформировалось новое художественное направление — барокко, в рамках которого наметились два течения, характерных для первой половины XVII в. Одно течение (братья Карраччи, Г. Рени) тяготело к созданию идеализированных образов и декоративности, другое, представленное Караваджо и его последователями, было склонно к героизации образов людей из народа и монументализации быта. В скульптуре барокко выдающимся было монументально-декоративное искусство Бернини, исполненное фантазии, ярких эффектов .

В ренессансной архитектуре XVI в. сложился общеитальянский стиль, своеобразие которого — в монументальности, синтезе пластических искусств, гармонии образов. В развитие этого стиля внесли свой вклад Леонардо да Винчи, Браманте, Рафаэль, Джулио Романо, Микеланджело, Палладио. В ренессансном стиле построены многие частные палаццо и виллы, храмы (как правило, центральнокупольные), общественные здания. Для ордерной системы этого стиля типичны сильно выступающие пилястры, полуколонны. В творчестве Палладио ордер стал главным архитектурным принципом, достигшим классической выразительности в многочисленных виллах, органически вписанных в окружающий ландшафт .

Барокко привнесло в архитектуру грандиозность, пышную декоративность, вычурную пластическую обработку; ордерная система стала лишь средством, подчеркивающим ритм и пластику .

Глава 11

АНГЛИЯ В XVI — ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVII в .

Экономическое развитие. В течение всего XVI в. в Англии наблюдался устойчивый рост населения. Если в начале века его численность составляла приблизительно 2,5—3 млн человек, то к концу — уже около 4,1 млн. Особенно быстро росло население городов. Уровень урбанизации в Англии был высок и в период классического средневековья, но на протяжении XVI в. возникло множество небольших новых центров (преимущественно сукнодельческих). Лондон превратился в один из мегаполисов Европы того времени, его население увеличилось с 50 тыс. в 1500 г. до почти полумиллиона к середине XVII в. За столицей следовали крупные ремесленные и торговые центры — Бирмингем, Манчестер, Ливерпуль, Йорк, Глостер, и порты — Бристоль, Ньюкасл. Их обслуживали мелкие рыночные городки и сельская округа, специализировавшиеся на поставках продовольствия и всего необходимого для жизни большого города. Лондон, например, кормили восемь окрестных графств .

В силу компактности территории страны, между крупными городами, рыночными местечками и сельскими поселениями пролегла разветвленная сеть коммуникаций, способствовавшая установлению прочных торговых связей. Наличие сложившегося внутреннего рынка — один из факторов, способствовавших подъему английской экономики в первой половине XVI в .

Главной отраслью английского производства было сукноделие .

Шерстяное сукно, составлявшее около 82% национального экспорта, называли "источником жизни и краеугольным камнем всей торговли и промышленности королевства". В технике и технологии ткачества не произошло существенных сдвигов, однако качество английских сукон повысилось за счет разведения новых пород овец с длинной и тонкой шерстью, использования специальных сортов валяльной глины, особой воды и красителей — квасцов и вайды .

Расширился ассортимент производимых тканей, призванный максимально удовлетворить потребности различных рынков (как внутреннего, так и внешних): здесь ткали грубые и тонкие сукна, гладкие и камвольные (с ворсом), шерсть, имитирующую хлопчатобумажную ткань, и т.д. В парламентских статутах XVI в. упоминается 14 основных разновидностей сукна. В конце XVI — начале XVII в. в Англии в районе Манчестера возникло собственное хлопчатобумажное производство, сырьем для которого служил хлопок-сырец, привозимый из стран Леванта. Мастера-эмигранты из Франции и Нидерландов основали в Лондоне и Колчестере производство шелковых тканей .

Бурный подъем текстильного производства объяснялся не только накоплением навыков и специализацией различных регионов Англии, но и важными сдвигами в самой его организации — возникновением мануфактур. Уже в конце XV в. появились крупные централизованные мануфактуры, подобные мастерской знаменитого суконщика "Джека из Ньюбери", в которой работало 940 человек, специализировавшихся на различных операциях. Рабочую силу для подобных предприятий вербовали из крестьян, пришедших в город на заработки, детей бедняков, женщин и разорившихся городских ремесленников. Число последних росло несмотря на усилия цехов поддержать их. Одной из причин разорения массы ремесленников стал неуклонный рост цен на сырье и продовольствие вследствие "революции цен", лишивший многих мастеров хозяйственной самостоятельности, а подмастерьев и учеников — надежды на получение статуса мастера .

Однако уставы городских цехов стесняли развитие крупного централизованного производства, что вызвало "бегство" сукноделия из его традиционных центров в небольшие рыночные местечки и сельскую округу, где доминировала рассеянная мануфактура. Ее организаторами выступали как разбогатевшие мастера-ремесленники, купцы, так и дворяне, занимавшиеся овцеводством. Раздавая сырье ткачам-надомникам и собирая у них готовую продукцию, суконщики-предприниматели экономили средства на строительстве мастерских, закупке станков и заработной плате неквалифицированным работникам, что увеличивало прибыли. Рассеянная мануфактура превратила в наемную рабочую силу массу городских и сельских жителей, для многих из них заработная плата стала основным источником дохода .

Суконщики наряду с купечеством составляли самую богатую прослойку зарождавшейся английской буржуазии. Их прибыли позволяли покупать земли и дворянские титулы, отдавать детей в университеты. В памфлете начала XVII в. говорилось о таком предпринимателе: "Его слава и богатства возросли, его дом подобен королевскому дворцу, у него за столом постоянные пиры... Его семья уже не занимается производством сукна". Однако для многих переход в ряды дворянства не означал прекращения деловой активности: вкладывая капиталы в землю, суконщики начинали заниматься овцеводством, обеспечивая дешевым сырьем собственные мануфактуры .

С середины XVI в. наметился подъем в английском горном деле и металлообработке благодаря вложению в эти отрасли средств новых паевых товариществ, привлекавших капиталы купечества, богатых горожан, дворянства и короны. В технической реорганизации горнорудной промышленности пригодился опыт мастеров-эмигрантов из Германии и Нидерландов. К концу века значительно вырос объем добычи серебра, олова, свинца, меди, ртути в рудниках Девона, Корнуолла и Уэльса. Англия превратилась в крупнейшего экспортера олова и свинца в страны Европы. Улучшилось качество и увеличился объем выплавляемых железа и стали; если раньше Англия импортировала их, то к концу XVI в. она стала экспортером этих металлов и изделий из них — холодного оружия йоркширского и глостерского производства, огнестрельного оружия и артиллерийских орудий, пользовавшихся большим спросом в Европе. Во всех этих отраслях получила распространение мануфактура .

Растущие потребности металлургии привели к тому, что в мощных доменных печах в Англии стали шире применять каменный уголь вместо древесного. Однако окончательный переход на каменный уголь и кокс совершился не ранее XVII в .

Больших успехов достигло английское кораблестроение. Качество военных и купеческих судов, обладавших высокой маневренностью, грузоподъемностью и хорошо оснащенных артиллерией, позволило Англии войти в число лидирующих морских держав .

Сферой, в которой раннекапиталистический уклад развивался быстрыми темпами, стали и так называемые "новые производства" .

Появляясь на английской почве впервые и основываясь на новых технологиях, они не были стеснены цеховым регулированием. К ним относились изготовление пороха, стекла, зеркал, бумаги, мыла, сахара, селитры. Сложное и дорогое оборудование, необходимое в этих отраслях, закупалось на средства партнеров-пайщиков, которые делили свои прибыли пропорционально вложенным капиталам .

Структура и организация торговли. В результате Великих географических открытий и перемещения торговых путей в Европе островная Англия, обладавшая прекрасными портами, оказалась в чрезвычайно выгодном положении. К концу XVI в. ее торговля приобрела поистине мировой характер, распространившись на новые рынки во всех известных частях света, вооружившись собственным флотом и избавившись от посредничества венецианских и ганзейских купцов, Структурные сдвиги в английском производстве отразились и на характере торговли. Если в конце XV в. англичане вывозили овечью шерсть и невыделанное сукно, которое окрашивали во Фландрии или во Франции, то в XVI в. в числе экспортируемых товаров преобладало высококачественное выделанное сукно. Объем его поставок только одной компанией "купцов-авантюристов" — старейшим объединением экспортеров сукна, вырос в течение XVI в. в три раза и достиг 100 тыс. кусков в год. Его покупали в Германии и Нидерландах, в Испании, Португалии, Италии, в Балтийском регионе и России, во Франции. Самые тонкие и высококачественные ткани сбывались в Османской империи. В Бразилию и испанскую Вест-Индию наряду с сукном поставляли и льняные ткани. Основными покупателями английских металлов — меди, олова и свинца — были Франция, страны Средиземноморья, а холодного и огнестрельного оружия — Испания и ее колонии в Новом Свете, Северная Африка и Левант. В то же время Англия оставалась экспортером продовольствия, поставляя пиво в Германию и Нидерланды, соль — на Балтику, пшеницу — во Францию, Португалию, на Азорские и Канарские острова, сельдь — в страны Средиземноморья; масло, сыры, вина и сахар — во многие страны Европы и американские колонии. Среди ввозимых английскими купцами товаров наибольшим спросом пользовались испанские, французские и немецкие вина, пряности, шелка и изюм .

Английские компании делились на регулируемые — в которых каждый член объединения торговал на основе собственного капитала, лишь подчиняясь общим правилам, и акционерные. Это был новый тип товарищества, в котором пайщики объединяли свои средства, закупали на них товары, снаряжали суда, а затем делили прибыль или убытки пропорционально авансированному капиталу .

Успехи английской торговли сделали купечество богатейшей прослойкой общества .

Купеческие капиталы направлялись в сферу ростовщичества и банковского дела; в XVI в. английские предприниматели практически полностью отказались от услуг ломбардских, немецких и антверпенских банкиров. Центр крупных финансовых операций переместился в Лондон, где открывались биржи и крупные банковские конторы .

Другой областью приложения купеческих капиталов стала покупка земель ради занятия прибыльным овцеводством или земледелием на основе фермерской аренды-,-носившей раннекапиталистический характер .

В результате бурного развития производства и торговли в Англии XVI в. сложилась многочисленная прослойка раннебуржуазных предпринимателей, у которых, по выражению современника, "каждый шаг — шиллинг, каждое слово — сделка". В их среде утверждалось чувство собственного достоинства и уважения к своему занятию .

Аграрное развитие и социальные сдвиги в деревне. Отличительной особенностью английской экономики было то, что раннекапиталистические отношения возникали не только в городе, но и в деревне. В конце XV — первой половине XVI в. здесь сложилась благоприятная конъюнктура для развития сельского хозяйства, определявшаяся высоким спросом городов на продукты питания, большими потребностями промышленности в сырье, а также постоянным ростом цен на них. В этих условиях особенно прибыльными были занятия интенсивным зерновым хозяйством, мясо-молочным скотоводством и овцеводством .

Английское "новое дворянство" — прослойка среднего и мелкопоместного джентри, тесно связанного с рынком, стремилось использовать экономическую конъюнктуру, но этому препятствовало то, что значительная часть их земель была роздана крестьянам-держателям (фригольдерам и копигольдерам), владевшим землей по старинному праву и платившим лендлордам невысокие фиксированные денежные ренты, реальная стоимость которых падала из-за последствий "революции цен". Лендлорды старались постепенно вытеснить их с земель, требуя непомерно высокой платы за допуск к наделу после истечения сроков прежних договоров и увеличивая новые ренты в десятки раз. Не имея возможности заплатить такие деньги, крестьяне покидали свои наделы, пополняя слой малоземельных "коттеджеров" и сельских наемных работников. Лендлорды сдавали освободившиеся площади в краткосрочную аренду, устанавливая за нее очень высокую плату. Эту тенденцию подметили современники: "Джентльмены, которые обычно воевали, теперь стали добрыми хозяевами и, подобно фермерам или селянам, хорошо знают, как получить наивысшую отдачу от своей земли, берут фермы в собственные руки, либо сдают тем, кто заплатит им больше всех" .

Среди других форм деловой активности нового дворянства были переход к прибыльному овцеводству, организация сельских мануфактур по производству сукна, разработка полезных ископаемых .

Нередко предприимчивые джентльмены становились пайщиками торговых компаний и тогда под их контроль попадал весь процесс — от выращивания овец и производства сукна в их поместьях до его сбыта за границей, что приносило новому дворянству большие прибыли .

В то же время значительная часть дворянства продолжала жить по старинке за счет традиционных крестьянских рент. Поскольку поступления от них неуклонно сокращались, этот слой "старого дворянства" сталкивался с серьезными материальными трудностями и был вынужден искать новые источники доходов — на королевской службе при дворе, в аппарате управления или на военном поприще .

Под воздействием товарно-денежных отношений деформировалась социальная структура английской деревни: разложение крестьянской общины стало реальностью. С одной стороны, выросло число обезземеленных и малоземельных крестьян, нанимавшихся поденщиками за заработную плату или порой просто за похлебку, с другой — сформировался немногочисленный, но мощный слой крепких крестьян, сколотивших состояния благодаря удачной торговле и спекуляции на рынках. Их, как и лендлордов, стесняли общинные обычаи: чересполосица, система открытых полей, общие для всех нормы выпаса скота. В этих условиях зажиточное крестьянство стремилось собрать свои наделы в единый массив путем обменов с соседями, покупок, аренды, и выделить его из общинных полей, огородив как личную собственность. Этот процесс получил название "собирание ферм". Таким образом, именно крепкие крестьяне первыми открыли выгоды огораживаний. Доходность такой земли, если на ней по-прежнему занимались выращиванием зерновых, вырастала в 1,5—2 раза, а при переходе к овцеводству — многократно .

Поскольку "собирание ферм" и выход из общины были затруднительны, крепкие крестьяне нередко становились фермерами на землях дворян-лендлордов, предпочитая арендовать большие земельные массивы, для обработки которых нанимали за заработную плату сельских поденщиков. Фермер выступал организатором хозяйственной деятельности, а собственник земли превращался в "рантье". Получаемая им арендная плата была уже не крестьянской рентой, а частью прибыли раннекапиталистического предпринимателя-фермера. Под внешне традиционными отношениями лендлорда и съемщика земли скрывалась совершенно новая система хозяйства, основанная на наемном труде .

Начало аграрного переворота. Генезис раннекапиталистического уклада, естественно порождаемого мелким товарным производством в условиях рынка, получил в конце XV — первой половине XVI в. мощный импульс благодаря начавшимся в Англии массовым огораживаниям, сопровождавшимся насильственным сгоном крестьян с их земель. Экономические выгоды овцеводства и торговли шерстью были очевидны современникам, однако свободных площадей для пастбищ не хватало. В этих условиях английское дворянство пошло на открытое попрание крестьянских прав и стало захватывать сначала общинные угодья, а затем и пахотные земли, которые огораживали изгородями или рвами и проводили так называемую "конверсию": пашню засевали травой, превращая ее в пастбище для овец. Там, где прежде жили и возделывали урожай тысячи крестьян, теперь паслись огромные отары овец под присмотром одного-двух пастухов, что позволило канцлеру Генриха VIII писателю-гуманисту Томасу Мору сказать, что в Англии "овцы съели людей" .

Монархи из династии Тюдоров пытались бороться с огораживаниями, регулярно запрещая их и принимая законы "о поддержании земледелия" и восстановлении пашни, однако английское дворянство игнорировало их. Масштабы "конверсии" пахотных земель в пастбища были столь велики, что Англия, ранее экспортировавшая зерно, стала испытывать его нехватку и закупать за границей. Земельный рынок чутко отреагировал на это, и часть лендлордов вернулась к интенсивному земледелию и мясо-молочному скотоводству на огороженных землях, приносивших теперь высокий доход .

Законодательство против экспроприированных и сопротивление огораживаниям. Изгнанные со своих наделов крестьяне, лишенные жилищ, которые безжалостно сносили или жгли, не находили применения своему труду, поскольку масштабы развития городских и сельских мануфактур были недостаточны, чтобы поглотить такую массу экспроприированных. Они превращались в пауперов, скитающихся по дорогам, выпрашивающих милостыню или живущих разбоем. Толпы бродяг и нищих создавали угрозу миру и социальному порядку в королевстве. Будучи не в силах остановить огораживания, Тюдоры перешли к репрессиям против их жертв. Работоспособных нищих, женщин и детей в принудительном порядке стали загонять в специально создаваемые работные дома. Любой желающий мог нанять паупера на работу за ничтожно малую плату и использовать как раба; в случае отказа тому грозили телесные наказания и тюрьма. Уличенных в бродяжничестве секли плетьми, клеймили, отрезали у щи и вырывали ноздри, а в случае повторных арестов — казнили .

Огораживания вызывали протесты и организованное сопротивление крестьян. Объектом их ненависти становились сами изгороди — символ разрушения патриархального деревенского мира и торжества частной собственности: их сносили и поджигали, крестьяне вторгались на огороженные пастбища и демонстративно вскапывали их, требуя вернуть прежние порядки .

В 1530-е годы волна крестьянских волнений прокатилась по Линкольнширу и Йоркширу, в 1549 г. возникло сразу два очага восстания — на западе страны в Девоне и Корнуолле, и на востоке — в Норфолке и Саффолке, где во главе восставших встал Роберт Кет .

Это движение — самый крупный крестьянский мятеж XVI в., однако требования повстанцев были весьма умеренными: они просили лишь о строгом соблюдении антиогораживательных законов и были готовы допустить огораживания, проводившиеся ради разведения шафрана, которыми занимались многие зажиточные крестьяне в Саффолке и Эссексе. В случае же невыполнения их условий лендлордами они угрожали "снести изгороди, засыпать канавы и дать каждому возможность пользоваться общим пастбищем". Несмотря на успехи восставших на первом этапе и захват ими крупного города Норича, в решающем сражении армия Р. Кета была разгромлена, а сам предводитель казнен .

Становление абсолютизма в Англии. Складывание английской абсолютной монархии и ее расцвет связывают с династией Тюдоров (1485—1603), утвердившейся на престоле после завершения кровопролитной войны Алой и Белой роз. Одержав в битве при Босуорте победу над Ричардом III, граф Ричмонд, родоначальник новой династии, короновался как Генрих VII (1485—1509). В его жилах текла кровь Ланкастеров, женившись же на Елизавете Йоркской, король положил конец многолетней распре аристократических кланов. Новый государь принадлежал к числу наиболее образованных людей своего времени, был ценителем литературы и искусства, покровителем итальянских художников и скульпторов, приглашенных к его двору. В то же время он оказался расчетливым политиком, властным и жестоким по отношению к противникам, чрезвычайно изобретательным в выманивании денег у своих подданных и экономным в управлении финансами .

В период междоусобиц и анархии позиции королевской власти ослабли: крупные магнаты, опираясь на феодальные дружины, пользовались широкими политическими вольностями и юрисдикцией. Генрих VII распустил ливрейные отряды, служившие знати, сравнял с землей замки непокорных и истребил кланы тех, кто мог бросить вызов его власти. Конфискованные земли и имущество мятежников пополнили государственную казну, Генрих VII стал одним из самых богатых монархов Европы: его состояние достигало 2 млн фунтов стерлингов. Он также ликвидировал судебные права лордов, расширив юрисдикцию королевских судов .

Эти меры стали возможны благодаря поддержке, оказанной централизаторской политике государя самыми широкими слоями английского общества, уставшего от войны, а также парламентом. В конце XV — начале XVI в. сложилась новая система отношений между короной и английским дворянством. Уцелевшие представители аристократии были вынуждены проявлять лояльность, но чтобы создать прочную опору престолу, „Генрих VII стал насаждать так называемую новую "тюдоровскую аристократию", даруя титулы и земли своим сторонникам, которых вербовал из рядов джентри .

Двор Генриха VII и его сына — Генриха VIII стал центром притяжения для среднего и мелкопоместного дворянства, открывая возможности для придворной, военной или чиновничьей карьеры, что было особенно важно в условиях материального оскудения "старого дворянства". Тюдоры отбирали на службу дворянскую молодежь, получившую образование в университетах, при них светские лица впервые потеснили клириков в аппарате государственного управления .

Централизаторскую политику отца продолжил Генрих VIII (1509—1547), подчинивший сохранявшие прежде независимость северные графства и Уэльс, для управления которыми были созданы Совет Севера и Совет Уэльса. Генрих VIII был незаурядной натурой, восшествие на престол этого высокообразованного человека, книгочея и мецената, породило у английских гуманистов надежды на наступление эпохи просвещенного правления. Его по праву называют первым "ренессансным" государем Англии, придавшим блеск и величие ее монархии и двору. Однако его властный нрав и нетерпимость к любым проявлениям непокорности привели к усилению неограниченной власти короля и установлению деспотического режима .

Авторитарные тенденции в управлении и уверенность в божественном характере собственной власти были свойственны всем представителям династии Тюдоров. Однако в английской политической теории XIV—XV вв. сложилась традиция рассматривать эту страну как "смешанную монархию", где король правит с согласия сословий, в союзе с парламентом и подчиняясь законам государства. И несмотря на то, что в общественной мысли начало формироваться проабсолютистское течение, утверждавшее в угоду королю, что его власть имеет неограниченный характер, в сознании большинства англичан XVI в. их государство было не абсолютной, а "смешанной" монархией. Тюдоры, проводя на практике авторитарную политику, тем не менее проявляли политическую гибкость и всемерно подчеркивали свою готовность считаться с правовыми традициями и сотрудничать с парламентом .

В правление Генриха VIII при активном участии его канцлера Т. Кромвеля были проведены важные реформы государственного управления, в результате которых возник более совершенный, разветвленный и профессиональный бюрократический аппарат. Главным административным органом стал Тайный Совет, выделившийся из аморфного Королевского совета, в который входили все пэры королевства. Сфера деятельности Тайного Совета была практически неограниченной: он определял внешне- и внутриполитическую линию, ведал финансами и обороной. Доминирующие позиции в нем занимали не министры двора, а лорд-канцлер, лорд-казначей, государственный секретарь, лорд-адмирал и маршал королевства, — чиновники высшего ранга, чьи функции были связаны с решением общегосударственных задач. На протяжении XVI в. все больший вес приобретала должность государственного секретаря: из слуги монарха, ведавшего личной королевской печатью, он превратился в координатора работы Тайного Совета, министра, курировавшего также разведку и дипломатическое ведомство .

Важную роль в укреплении монархии Тюдоров сыграло развитие судебной системы. Частная юрисдикция местных магнатов была окончательно уничтожена, большинство дел рассматривалось в центральных королевских судах. Особое место в системе судопроизводства занимала Звездная Палата, учрежденная Генрихом VII для борьбы с оппозицией феодальной знати и рассматривавшая дела о юсу дарственной измене .

Весь аппарат тюдоровского центрального управления не превышал 1500 человек и лишь небольшая его часть получала жалование из казны. Источником доходов большинства чиновников были официально установленные вознаграждения от просителей, таким образом корона перекладывала содержание своей бюрократии на население .

Система местного управления отличалась своеобразием: она была представлена двумя "эшелонами власти", зачастую дублиропавшими функции друг друга. С одной стороны, это были шерифы, назначавшиеся в графства королем и ведавшие коронными землями, с другой — мировые судьи, ежегодно избиравшиеся на собраниях местного дворянства из "наиболее уважаемых джентльменов" .

Работа последних не оплачивалась, считаясь почетной обязанностью .

Система мировых судей была разветвленной и эффективной (поэтому утверждение о "слабости" тюдоровской администрации неточно), но специфика английской бюрократии заключалась в том, что она не превратилась в замкнутую касту, живущую за счет жалования, а сохраняла тесную связь и общие экономические интересы с местным дворянством, из которого рекрутировалась .

Еще одной особенностью английского абсолютизма было отсутствие постоянной армии. В мирное время личная королевская гвардия насчитывала около 200 человек. В военные кампании за морем монархи призывали своих вассалов-дворян и использовали наемников-профессионалов .

Система обороны страны от иностранного вторжения основывалась на отрядах местной милиции, в которую входили все самостоятельные мужчины (йомены-крестьяне и горожане-фримены), прошедшие обучение военному делу и имевшие соответствующее вооружение .

Островное положение Англии определяло большее внимание Тюдоров к флоту, чем к армии, так как опасность могла грозить только из-за моря. Королевский флот, который величали "деревянными стенами Англии", был создан указами Генриха VII и Генриха VIII. Их навигационные акты всемерно поощряли судостроение .

Ядро королевских морских сил составляли 40—50 кораблей, но прерогативой монарха было потребовать мобилизации всех частных купеческих и рыбацких судов в случае войны .

Парламент в тюдоровскую эпоху. Одной из особенностей английского абсолютизма было то, что наряду с новыми бюрократическими органами управления сохранил свои позиции и парламент, который не только послушно вотировал налоги, но и активно участвовал в законотворчестве. Более того, сфера парламентского законодательства постоянно расширялась: в XVI в. в нее входили экономическое и социальное регулирование, вопросы религии и церковного устройства и даже утверждение порядка престолонаследия .

Жизнестойкость парламента была обусловлена глубокими политическими традициями, а также особенностями его социального состава в начале XVI в., поскольку отсутствие резкого антагонизма между рыцарями и горожанами, заседавшими в палате общин, затрудняло манипулирование сословиями со стороны короны. С другой стороны, сами Тюдоры были заинтересованы в сохранении органа, который поддержал приход их династии к власти и санкционировал многие важные политические шаги монархии .

Парламент состоял из двух палат — палаты лордов, которых персонально приглашали на сессии личными письмами короля, и палаты общин, состав которой формировался на основе выборов в городах и графствах, что позволяло депутатам заявлять, что они представляют интересы всего королевства. Тюдоровский парламент не был независимым политическим институтом: государь и высшие чиновники имели возможность влиять на процедуру выборов и диктовать местным дворянам, кого бы они хотели видеть в нижней палате. В нем сохранялись и своеобразные отношения феодальнобюрократического патроната: многие депутаты группировались вокруг ведущих государственных деятелей и отстаивали внесенные патронами законопроекты. Сговорчивость парламента также была одной из причин его успешной интеграции в новую систему власти .

Тем не менее к концу столетия нижняя палата парламента стала проявлять все большую независимость, что отражало упрочение экономического и политического положения джентри и торговопредпринимательских элементов, претендовавших на реальное участие в определении экономического курса и внутренней политики .

В XVI в. в английском парламенте окончательно сложились нормы и процедура законотворчества: правила подачи биллей спикеру» регламент их троекратного слушания, принципы работы согласительных комиссий при редактировании законов. Здесь сформировалась собственная дисциплина и корпоративная идеология, основывавшаяся на идеях ответственности за дела государства и высокого престижа депутатов. В XVI в. за ними закрепились некоторые привилегии, признанные Тюдорами и получившие название "парламентских свобод". В начале каждой сессии спикер просил монарха даровать им свободу высказываться, не опасаясь преследования, свободу доступа парламентских делегаций к королю и свободу от ареста за деятельность в стенах парламента. Первым в истории спикером, испросившим "свободы слова" у Генриха VIII, был Томас Мор. На деле парламентские привилегии соблюдались далеко не всегда, но они легли в основу представления о политических правах личности в Англии .

Королевская реформация. Важным шагом в укреплении абсолютизма в Англии стала церковная реформация, начатая по инициативе Генриха VIII .

Евангелические идеи стали распространяться здесь в 20-е годы XVI в. благодаря влиянию французских и немецких реформаторов .

Они находили отклик в самых разных слоях общества, что было обусловлено глубокой местной традицией полемики со Святым престолом — раннереформационным учением Д. Уиклифа и проповедями лоллардов в XIV—XV вв. Лютеранство было популярно преимущественно в бюргерской среде, благодаря оживленной торговле с германскими и нидерландскими городами, откуда в английские порты тайно ввозилась протестантская литература. Однако в это время требование реформы церкви еще не вылилось в Англии в широкое общественное движение .

Реакция английских гуманистов на выступления Лютера была неоднозначной: в Оксфордском университете к ним отнеслись критически, в то время как в Кембридже у него появились последователи — У. Тиндал, М. Ковердейл, Т. Кранмер, X. Латимер — будущие деятели реформации. Уильям Тиндал в 1524 г. перевел Новый Завет на английский язык, но первые издания его труда, запрещенного в Англии, увидели свет в Германии .

Официальные власти заняли антилютеровские позиции: Генрих VIII лично выступил против "немецкой ереси" с трактатом в защиту семи таинств, за что получил от папы почетный титул "защитника веры". Однако отношение короля к Реформации резко изменилось в ходе конфликта с Римом, начавшегося из-за бракоразводного процесса Генриха VIII с его первой женой Екатериной Арагонской .

Многолетний брак с испанской принцессой не дал королю наследника мужского пола, поставив под сомнение судьбу престола и самой династии Тюдоров. Генрих VIII обратился к папе с просьбой объявить его брак недействительным и разрешить жениться на англичанке Анне Болейн, однако получил отказ от Климента VII, который не осмелился бросить вызов испанскому королевскому дому .

Политические, династические и личные соображения заставили Генриха VIII пойти на беспрецедентный шаг: аннулировав брак с Екатериной, он женился на Анне Болейн, уже ожидавшей ребенка, который должен был стать законным наследником престола. Это привело к открытому конфликту с Римом и так называемой "королевской реформации". По настоянию государя заседавший с 1529 по 1536 г. "парламент реформации" принял ряд статутов, направленных на создание в Англии независимой от Рима национальной церкви, подчиненной королю. Это были законы об ограничении уплаты папе аннатов и "пенни Св. Петра" — церковной десятины, о запрете апеллировать в Рим и об отмене папской юрисдикции над английским духовенством. Итогом этой деятельности стал Акт о супрематии (1534), провозглашавший Генриха VIII верховным главой церкви Англии, именовавшейся отныне "англиканской". Его власть объявлялась имперской — исключающей подчинение другому суверену, в том числе и главе римско-католической церкви .

Реформация, насаждаемая "сверху", не вызвала энтузиазма в обществе, но нашла активную поддержку "придворной партии", возглавляемой канцлером Т. Кромвелем, и ближайшего окружения королевы Анны Болейн, покровительствовавшей кембриджским теологам X. Латимеру и Т. Кранмеру. Кранмера назначили архиепископом кентерберийским, первым лицом в англиканской церкви после короля. Ловкий и беспринципный политик Т. Кромвель обеспечил успех "парламента реформации", тщательно формируя состав депутатов, не брезгуя щедрыми посулами и откровенным подкупом. Под его давлением парламентарии одобрили секуляризацию церковной собственности. В 1536—1540 гг. в пользу короны были конфискованы земли монастырей, приоратов, церквей и часовен .

Секуляризация сопровождалась разграблением церквей, бесценных монастырских библиотек, уничтожением образов и скульптуры, разрушением гробниц католических святых. Монашеские ордена были разогнаны, монастырские школы и госпитали закрыты. Колоссальные земельные владения церкви обогатили казну; часть их король передал в награду своим ближайшим сподвижникам, часть —получили придворные аристократы и дворянство, некоторое количество земель было сдано в аренду. Секуляризация стала одним из источников накопления капиталов в аграрной сфере. Она вызвала очередную волну огораживаний, которые проводили новые собственники. Масса крестьян — бывших держателей монастырских земель, пополнила армию пауперов. Среди руин древних монастырей паслись овцы, а уцелевшие здания арендовали суконщики, устраивая в них мануфактуры .

Методы, которыми проводилась реформация, а также ее теоретическое обоснование вызвали протесты многих убежденных католиков, некоторые из них эмигрировали на континент. Генрих VIII решительно подавлял всякие проявления инакомыслия: за отказ присягнуть ему как главе церкви были казнены бывший канцлер, философ и писатель-гуманист Томас Мор и епископ Рочестерский Дж. Фишер .

Политическим итогом королевской реформации стало подчинение церкви государю и включение ее в систему государственных институтов. Реформация обогатила и идейный аргенал абсолютизма: власть монарха объявлялась божественной по происхождению, а он сам — наместником Христа на земле, попытки сопротивления ему безоговорочно осуждались .

Догматические вопросы и организационные реформы в церкви занимали короля значительно меньше. Первый англиканский символ веры "Десять статей" содержал множество внутренних противоречий. В нем декларировался лютеранский принцип оправдания верой, однако с оговорками о пользе добрых дел; с другой стороны — допускалось почитание святых, но "без чрезмерного поклонения и ложного суеверия". Из католических таинств в англиканстве, в отличие от лютеранства, были сохранены три — крещение, причащение и покаяние (исповедь). Были сохранены также иерархия духовенства, пышные облачения священников, богатое внутреннее убранство церквей, процессии и музыка во время богослужения .

Таким образом, англиканская церковь заняла промежуточное положение между католической и лютеранской. Консерватизм королевской реформации выразился и в отношении к распространению Библии на английском языке. Хотя Генрих VIII и санкционировал ее выход, он запретил читать ее и комментировать простонародью — ремесленникам, подмастерьям и земледельцам .

Утверждение новой веры и более радикальные преобразования в англиканской церкви совершились в правление сына Генриха VIII Эдуарда VI (1547—1553). Юный король и два протектора, правившие Англией в годы его малолетства, герцоги Сомерсет и Нортумберленд, были убежденными протестантами. При них были приняты положения, приблизившие англиканскую церковь к лютеранской модели: о таинстве причащения как чисто символическом действе, о необходимости причастия под обоими видами для мирян и о разрешении браков духовенства. Осуждалось почитание икон, отменялись ограничения на чтение и толкование английской Библии, новое издание которой вышло в переводе М. Ковердейла. Несмотря на успехи реформации при Эдуарде, далеко не вся Англия приняла новую веру, в северных и западных графствах население сохраняло верность прежней религии. Дальнейшие события показали, что итоги королевской реформации были обратимы .

Контрреформация Марии Тюдор. По завещанию Генриха VIII, после смерти Эдуарда VI ему наследовала старшая дочь Генриха от брака с Екатериной Арагонской — Мария Тюдор (1553—1558), убежденная католичка, не отрекшаяся от своей веры несмотря на угрозы отца. Тем не менее англичане признали легитимность принцессы. Мария немедленно восстановила католическую церковь, монашеские ордена и прежние отношения с Римом. Из эмиграции вернулись ее сторонники, а протестанты стали покидать страну .

Королева воздержалась от полной реституции конфискованных у церкви земель, поскольку это могло затронуть интересы большого числа новых собственников, однако возвратила те земли, которые оказались в распоряжении короны .

Целью ее внешней политики стало сближение с Испанией и домом Габсбургов. Ее родственник Карл V, превратившийся в главного советника английской королевы, предложил скрепить англоиспанский союз браком Марии и его сына Филиппа (будущий Филипп II Испанский). Это вовлекло Англию в орбиту габсбургских интересов на международной арене и в неудачную войну с Францией на стороне империи, в которой англичане потеряли свое последнее владение на континенте — порт Кале. Угроза утраты Англией самостоятельности и опасение, что испанцы получат ключевые посты в управлении и при дворе, привели в 1554 г. к восстанию патриотически настроенных протестантов во главе с кентским рыцарем Т. Уайаттом, которое, однако, было подавлено, а его лидер — казнен .

Восстановление католичества, с радостью принятое в северных и западных землях, тем не менее уже не отвечало интересам большинства населения. Мария Тюдор начала преследования протестантов, сопровождавшиеся пытками "еретиков" и кострами. За эти жертвы она получила прозвище "Кровавая". Смерть бездетной королевы, пользовавшейся стойкой нелюбовью в народе, была встречена ликованием .

Елизаветинское религиозное урегулирование. Характер церковного устройства стал предметом ожесточенных споров после восшествия на престол Елизаветы I (1558—1603), дочери Генриха VIII от брака с Анной Болейн, не признанного папой. В глазах католиков она была незаконнорожденной и не имела прав на престол. Католические епископы, составлявшие большинство в палате лордов, выступали за сохранение церкви, восстановленной Марией Тюдор, а вернувшиеся в Англию из Женевы эмигранты требовали не только возвращения англиканства, но и более радикальных реформ в духе кальвинизма. Во избежание дальнейшего раскола общества Елизавета избрала серединный путь, восстановив умеренную англиканскую церковь в том виде, в котором она существовала при Эдуарде VI. Ее иерархическая структура и обрядность остались близкими к католическим, однако в новом Символе веры, принятом в 1571 г. — "39 статьях", содержалось положение об оправдании верой и признавались только два таинства — крещение и причащение .

В первые десятилетия ее правления умеренная политика королевы, заявлявшей, что она не желает "подглядывать за тем, что делается в душах ее подданных", обеспечила религиозный мир, однако с конца 70-х годов обострились противоречия официальных властей как с католиками, так и со сторонниками радикальной реформации. Елизавета I ужесточила меры против всех, кто не признавал англиканскую церковь. С католиков требовали официальной подписки о признании королевы главой церкви, без которой они не допускались к государственным должностям, не могли получить университетской степени. С другой стороны, ужесточился надзор за радикальными священниками, склонными к кальвинизму, которых лишали церковных должностей за попытки отойти от норм англиканского богослужения .

Абсолютизм и радикальная реформация. Сторонников углубления реформации, очищения англиканской церкви от "пережитков папизма" называли пуританами (от лат. "purus" — чистый). Теологическая и политическая доктрина пуритан была близка к кальвинизму, воспринятому англичанами в эмиграции. Пуританское движение, исподволь распространявшееся с 40-х годов XVI в., приобрело множество сторонников во второй половине века в самых разных слоях общества, но преимущественно — среди зажиточного бюргерства, которому импонировала кальвинистская этика набожности, трудолюбия и аскетизма .

В 60—70-е годы пуритане надеялись, что сама королева Елизавета возглавит дальнейшую реформу церкви, упразднит епископат и иерархию духовенства. Однако она справедливо усмотрела в их требованиях вызов светской власти и угрозу своему авторитету главы англиканской церкви, заявив: "Сначала они захотят убрать епископов, а потом — меня" .

Лишившись надежд на поддержку властей, пуритане развернули в 70—90-е годы кампанию критики существующей церкви в парламенте, созвали национальный Синод пуританских священников и разработали тактику скрытого насаждения "истинной церкви в англиканстве", согласно которой священники сохраняли видимость подчинения официальным церковным властям, а на деле вели богослужение по кальвинистскому образцу. Чтобы разоблачить их деятельность, архиепископ кентерберийский учредил в 1583 г. особую комиссию, перед которой каждый священник приносил присягу на верность англиканству. Деятельность комиссии вызвала волну возмущения пуритан и острые дебаты в парламенте о правах подданных в вопросах веры .

В политическом отношении в среде английских пуритан к концу XVI в. выделилось умеренное пресвитерианское направление, которое требовало подчинить церковь общенациональному Синоду духовенства, и более радикальное течение — индепенденты, отвергавшие единство церкви и выступавшие за полную независимость общин верующих как от светских, так и церковных властей .

Экономическая политика Елизаветы I. Правление Елизаветы I нередко называют "золотым веком" и пиком расцвета английского абсолютизма. Это связано с успехами ее экономической политики в 70—80-е годы XVI в., основывавшейся на принципах протекционизма — покровительства национальному производству и торговле. Королева активно поощряла развитие горнодобывающей промышленности и металлургии, под ее эгидой и при непосредственном участии были созданы первые паевые товарищества в этих отраслях .

Она поддерживала и "новые производства", выдавая лицензии и патенты тем, кто открывал и внедрял новые технологии .

В то же время в традиционных производствах Елизавета I покровительствовала цеховым организациям, стремясь предотвратить разложение прежних корпоративных структур, и поощряла самые сильные из цехов — так называемые "ливрейные компании" лондонского Сити .

Протекционизм во внешней торговле выражался в таможенной политике, благоприятствовавшей вывозу английских товаров, и в активном поощрении купеческих компаний, получавших королевские хартии и монопольные права на ведение торговли. В правление Елизаветы I к существовавшим ранее компаниям купцов-авантюристов, Испанской и Московской, добавились Балтийская (Эстляндская), Берберийская (Гвинейская), Левантийская и Ост-Индская .

Увеличение числа компаний в свою очередь стимулировало развитие английского кораблестроения и текстильной промышленности .

Королева активно вкладывала собственные средства в операции купеческих компаний. В ряду протекционистских мер было и вытеснение из страны ганзейских купцов, много лет экспортировавших английское сукно на своих кораблях. Корона поддерживала свое купечество и дипломатическими средствами, помогая закрепиться на внешних рынках. Нередко официальные дипломатические миссии в Московском государстве, Турции, странах Леванта и Индии возглавляли торговые агенты компаний .

Тем не менее протекционизм и государственное регулирование в сфере производства и торговли имели и оборотную сторону. Корона извлекала из них немалую выгоду для себя, хартии и лицензии предоставлялись за значительную плату в казну. В правления купеческих компаний королева нередко вводила своих чиновников или придворных аристократов, давая им возможность обогатиться. Недовольство предпринимателей и купечества вызывала практика раздачи торговых монополий частным лицам, когда исключительное право на экспорт или импорт какого-то товара предоставлялось кому-либо из придворных, а купечеству приходилось выкупать у него свое право на торговлю. В 70—80-е годы торгово-предпринимательские слои мирились с тем, что корона присваивает себе часть их прибыли, однако уже в 90-е годы они окрепли настолько, что стали выступать против монопольных привилегий с лозунгом "свободы торговли" .

Торговая и колониальная экспансия Англии. Несмотря на свое удобное островное положение, Англия не была в числе лидеров в начале эпохи Великих географических открытий. Правда, еще в 1496 г. итальянцы Джованни и Себастьяно Каботто (Кабот) предложили Генриху VII исследовать в интересах английской короны неизвестные земли в "западных, восточных и северных морях" .

Целью их поисков был северо-западный или северо-восточный путь в Индию. В 1496/97 гг. они обследовали побережье Северной Америки и район Ньюфаундленда, открыв для Англии богатейшие рыбные промыслы .

Экспедиция в северо-восточном направлении была предпринята только в 1553 г. под предводительством Ф. Уиллогби и Р. Ченслера .

Они и снарядившие корабли пайщики надеялись добраться по морям и Ледовитому океану в Индию и Китай, а потому запаслись письмами к "великому китайскому хану" и другим неведомым восточным владыкам. Однако обогнув Скандинавию, английские корабли замерзли во льдах недалеко от устья Северной Двины в районе Холмогор. Оттуда Р. Ченслер добрался до Москвы и был представлен Ивану IV, после чего между Англией и Московией установились активные дипломатические и торговые отношения. Получив от Ивана Грозного привилегии на русском рынке, Московская компания основала свои фактории в Холмогорах, Ярославле, Вологде, Устюге, Пскове и Новгороде .

Тем не менее англичане не отказались от поиска пути в Индию:

в своем стремлении на восток они достигли устья Оби и побывали в Сибири, но сочли дальнейшее продвижение бесперспективным. В Московии они обнаружили более выгодный торговый путь по Волге и Каспийскому морю в Персию. Московская компания экспортировала в Россию сукна и оружие, а вывозила пеньку, корабельный лес, мед и воск. Торговля с Россией велась не только в обход Скандинавского полуострова, но и через Балтийское море: проходя через Зундский пролив, корабли прибывали в Нарву. В 1579 г. была основана Эстляндская (Восточная) компания для торговли со странами Балтийского региона и Скандинавии .

Проникновение английского купечества в страны Ближнего Востока, как со стороны Московии, так и через Средиземное море, привело к установлению регулярных дипломатических и торговых отношений с Турцией. Получив привилегии от султана, англичане основали в 1581 г. Левантийскую компанию, импортировавшую восточные товары, шелк, пряности и хлопок-сырец .

Следующим шагом в продвижении на восток стало создание в 1599 г. Ост-Индской компании, пайщицей которой была сама королева. Компания утверждалась в Индии в остром соперничестве с голландскими купцами, потеснившими к тому времени португальцев. Благодаря сильному флоту и превосходству в артиллерии англичанам удалось закрепиться в Индии. В начале XVII в. они основали фактории в Сурате и Мадрасе. Индия стала плацдармом для проникновения в Китай и Японию, где в 1613—1623 гг. существовала английская фактория .

Другим направлением английской торговой экспансии был Новый Свет. В 40—60-е годы XVI в. купечество Дорсета, Девоншира и Корнуолла вело взаимовыгодную торговлю с населением испанских колоний, поставляя им английские товары и африканских рабов .

Однако с середины 60-х годов власти Вест-Индии, охраняя испанскую монополию на торговлю с Америкой, ужесточили меры против сношений колонистов с "контрабандистами" и "еретиками", к которым относили англичан. Их корабли и товары конфисковывались, а членов команд безжалостно вешали на реях. В ответ в 1572 г .

английский капитан Ф. Дрейк совершил рейд в Карибское море и захватил несколько испанских кораблей с богатой добычей, навсегда получив от испанцев прозвище "Дракон". На океанских просторах развернулась необъявленная война между англичанами и испанцами. Целью англичан стала охота за "золотыми" и "серебряными" флотами, перевозившими драгоценные металлы в Европу, и грабеж прибрежных городов в Вест-Индии. Их рейды носили полупиратский-полукоммерческий характер и были прибыльным делом: в них охотно вкладывали средства дворяне приморских графств, купечество, даже члены Тайного Совета и сама государыня, хотя официальный Лондон никогда не признавал своего участия в этих предприятиях .

В декабре 1577 г. Ф. Дрейк приступил к выполнению дерзкого плана, одобренного королевой и Тайным Советом: он собирался обогнуть Южную Америку, выйти через Магелланов пролив в Тихий океан и атаковать сокровищницу испанцев — серебряные рудники Чили и Перу, а затем завершить кругосветное плавание. Он стал вторым в истории человеком, с блеском осуществившим этот замысел и преодолевшим сложный проход у Огненной земли, карты которого англичане не имели. Корабли Дрейка пересекли Атлантику, ограбили побережье Южной Америки, обогнули ее и вышли к Перу. Там они захватили несколько испанских галеонов с таким количеством золота, что часть его пришлось отдать испанским матросам. Затем Дрейк поднялся на север до побережья современной Калифорнии, впервые обследовал его и окрестил "Новым Альбионом", пересек Тихий океан, остановившись на Молуккских островах, чтобы заключить там договор о торговле пряностями с местным султаном. Пройдя Индийский океан и обогнув Африку, он вернулся в Плимут в сентябре 1580 г. Захваченная им добыча была огромна и принесла большой доход короне. Елизавета I поднялась на борт "Золотой лани" — флагмана Дрейка, и лично произвела своего адмирала в рыцари .

Елизаветинские "морские волки" были не только пиратами, но и первооткрывателями. В 1576—1578 гг. М. Фробишер и X. Гилберт исследовали Гренландию. У. Рэли в 1595 г. исследовал бассейн реки Ориноко в Южной Америке, назвав эти земли Гвианой .

В 70—80-е годы англичане предприняли несколько попыток основать собственные колонии в Северной Америке. Усилиями X. Гилберта и У. Рэли возникли первые поселения на о. Роанок и в Виргинии (1585), названной так в честь королевы-девственницы Елизаветы I, однако они просуществовали недолго. Первой постоянной колонией англичан стал Джорджтаун в Новой Англии (1607). В начале XVII в. сюда стали прибывать эмигранты-пуритане, основывавшие здесь крупные сельскохозяйственные фермы. Продолжилось и освоение Виргинии. Позже англичане, используя труд африканских невольников, стали возделывать там хлопок на плантациях .

Колонизация Ирландии. Если торговая экспансия была связана с успехами английской экономики и становлением в ней раннекапиталистического уклада, то колонизация соседней Ирландии носила принципиально иной характер. Англия предпринимала попытки захватить Ирландию с XII в. К началу XVI в. оплотом англичан были хорошо укрепленные юго-восточные земли — Пейл, за пределами которого им противостояли соперничавшие между собой ирландские кланы, не знавшие верховной власти. В 1541 г. Генрих VIII объявил себя королем Ирландии, опираясь на право, признанное римскими папами за английскими монархами еще в XII в .

Насаждение протестантизма в Ирландии не имело успеха: большинство населения осталось католиками и на протяжении XVI в .

поддерживало все антианглийские кампании Испании, Рима и иезуитов. В покоренных областях Ирландии вождей местных кланов принуждали отказываться от древних прав на их земли в пользу английского короля, который затем снова жаловал их своим союзникам, но уже как сюзерен — вассалам. Во второй половине XVI в .

по мере продвижения англичан на север Ирландии они перешли к массовым конфискациям земель с последующей передачей их колонистам. Их поместья и замки превращались в крепости, пребывающие на осадном положении среди враждебного местного населения .

Крупные земельные владения передавались чиновникам созданной в Ирландии английской администрации и военным. Обязательным условием их освоения было заселение выходцами из Англии, которым не разрешалось вступать в браки с местным населением .

Лишенные земель ирландцы превращались в бесправных мелких арендаторов или поденщиков. Многие в поисках пропитания эмигрировали в Англию или в Новый Свет. В 1594 г. в североирландской провинции Ольстер началось восстание против англичан, которое возглавили графы Тирон и Тирконел. Главным требованием "мятежников" было свободное исповедование католической веры и право выбирать собственную администрацию. Елизавета I направила на подавление восстания огромную армию, оказавшуюся бессильной перед тактикой партизанской войны, к которой прибегали ирландцы, и труднопроходимыми болотами. Тем не менее Ольстер был покорен в 1603 г. в ходе очередной карательной экспедиции лорда Маунтджоя, наместника Ирландии, который применил против повстанцев эффективную тактику, сжигая их деревни и посевы .

Яков I, сменивший на престоле Елизавету, конфисковал земли Ольстера, раздав их английским и шотландским колонистам. В начале XVII в. в освоении покоренных земель приняли участие и английские города: городским корпорациям разрешили приобретать здесь недвижимость и основывать новые поселения. Грабеж соседней страны способствовал накоплению капиталов в самой Англии, в то время как в Ирландии насаждалась отжившая система феодальных поземельных отношений .

Англо- шотландские отношения. В своем стремлении упрочить позиции Англии на Британских островах Тюдоры столкнулись с извечной проблемой непокорного северного соседа — Шотландии, которая на протяжении всего средневековья отстаивала свою независимость от посягательств английских королей. Между двумя странами издавна существовали торговые связи, но не менее стойкой традицией были пограничные конфликты, частные феодальные войны английских и шотландских магнатов, грабительские рейды и угон скота. Во внешней политике Шотландия, опасаясь южного соседа, ориентировалась на Францию. Первые Тюдоры попытались разрушить традиционный франко-шотландский альянс, предложив новый династический союз: Генрих VII выдал свою дочь за короля Шотландии Якова IV Стюарта, однако это не обеспечило желанного "вечного мира" и англо-шотландские войны продолжились при Генрихе VIII .

В 1542 г. после смерти Якова V Стюарта корону унаследовала правнучка Генриха VII малолетняя Мария Стюарт, которую в детстве отправили во Францию, где позднее выдали замуж за короля Франциска II, в то время как Шотландией правила ее мать — регентша Мария Лотарингская, представительница французского аристократического рода Гизов. Она опиралась на французские войска, расквартированные в Шотландии, французы занимали ключевые посты при дворе, что вызвало недовольство местных лордов и дворянства. В стране начала усиливаться проанглийская партия. Ее влияние возросло в связи с начавшейся в Шотландии реформацией .

В 40—50-е годы в Шотландии получили распространение кальвинистские идеи популярные как в среде горожан, так и у дворянства. Вдохновителем реформации был Джон Нокс, бывший англиканский священник, эмигрировавший в период правления Марии Тюдор в Женеву. По его инициативе был создан союз кальвинистов — Ковенант, выступивший за свержение королевы-католички, изгнание французов и союз с Англией. Разгорелась война между кальвинистами и католическим дворянством, поддерживаемым французами. Поскольку превосходство было на стороне последних, Елизавета I стала оказывать помощь шотландским протестантам, посылая оружие и деньги, а затем открыто вступила в войну, что осложнило ее отношения с Марией Стюарт, которая претендовала на английский престол. Ее кандидатуру поддерживали папа римский и католические государи, считавшие Елизавету незаконнорожденной узурпаторшей. В 1559 г. Мария и ее муж Франциск II официально приняли титул английских королей, но это лишь подстегнуло англичан, чей флот помог шотландским протестантам одержать решительную победу. Триумф протестантов увенчался в 1560 г. подписанием Эдинбургского договора, по которому французские войска покидали Шотландию, а управление страной передавалось Совету из 12 высших лордов королевства. Кальвинисты, получив свободу вероисповедания, немедленно приступили к секуляризации церковных имуществ, санкционированной парламентом .

Однако Мария Стюарт не признала Эдинбургского договора и не отказалась от своих прав на английский престол. Когда после смерти мужа она вернулась в Шотландию, ей пришлось заискивать и перед кальвинистами, и перед Елизаветой I. Уверяя "кузину" в своей преданности, Мария надеялась, что бездетная Елизавета объявит ее своей официальной преемницей на троне. Этому должен был способствовать и ее новый брак с англичанином лордом Дарнли, родственником Тюдоров, что повышало шансы этой королевской четы получить английскую корону. Внутриполитическая борьба шотландских католиков и протестантов обострилась до крайности, когда Дарнли был убит новым фаворитом Марии Стюарт, а ее обвинили в связях с убийцами. В 1567 г. началось восстание кальвинистов, вынудившее шотландскую королеву отречься от престола в пользу малолетнего сына — Якова VI и бежать. Она прибыла в Англию, где вскоре была заключена под стражу. Даже как пленница она была опасна для английской королевы. Католическое дворянство северных графств было готово поднять оружие и возвести Марию на престол. Франция, Испания и Рим обещали свою поддержку. Католические державы втайне обсуждали планы высадки десанта в Ирландию и интервенции в Англию .

В 1569 г. в северной Англии началось восстание под лозунгом восстановления "истинной веры". Однако его политические лидеры — графы Нортумберленд и Вестморленд — намеревались освободить Марию Стюарт и возвести ее на престол вместо "еретички". Протестантское население поддержало королеву и правительственная армия разгромила повстанцев, многие из которых были казнены. Религиозный мир, который удавалось поддерживать Елизавете в течение двух десятилетий, был нарушен .

Папа Пий V издал буллу о низложении королевы Англии и призвал ее подданных к сопротивлению, несколько покушений на ее жизнь организовали иезуиты. Дипломаты Франции и Испании усиленно интриговали с находившейся в заключении Марией Стюарт. После того, как была перехвачена переписка шотландской королевы, в которой она соглашалась с планами интервенции в Англию и свержения Елизаветы, Мария Стюарт была предана суду и казнена в 1587 г. Это решение было восторженно принято массой протестантского населения, в глазах которого Елизавета I была защитницей истинной веры и символом национальной независимости Англии .

Обострение англо- испанских противоречий. С конца 70-х годов англо-испанские отношения неуклонно ухудшались: пиратские рейды, захваты испанского золота, негласная помощь, которую Англия оказывала кальвинистам в восставших Нидерландах, привели к противостоянию двух держав как на море, так и на суше. Окружение Филиппа II призывало его "раздавить гнездо еретиков". Казнь Марии Стюарт стала удобным поводом для интервенции. Испанские силы вторжения были готовы к 1587 г., но неожиданная контратака английского флота сорвала планы Филиппа П. Эскадра под командованием Ф. Дрейка подошла к порту Кадис и атаковала стоящий на якоре испанский флот, потопив корабли и захватив сам город .

Испанцам потребовался год, чтобы снарядить новый флот — Армаду из 130 кораблей с 18 тыс. солдат на борту. В Дюнкерке к ним должны были присоединиться свежие силы из состава испанской армии в Нидерландах. Противостоявший Армаде английский флот состоял из небольшого ядра королевских кораблей, а также частных пиратских и купеческих судов. Они, однако, отличались маневренностью и были лучше вооружены дальнобойной артиллерией, что и сыграло главную роль в разгроме испанцев. Последние рассчитывали не на морское сражение, а на высадку многочисленного десанта, тактика же англичан заключалась в непрерывных налетах на Армаду, пока она продвигалась по проливам, отделяющим Англию от континента. Целый месяц Дрейк с небольшими силами атаковал испанцев, в то время как основная часть английского флота под командованием адмирала Ховарда прикрывала подход к Дувру — месту предполагаемой высадки врага. В результате не сумевшая взять пополнение в Дюнкерке и изрядно потрепанная Армада пристала к французскому берегу в Кале, где ее атаковал Дрейк с лодками-брандерами, начиненными взрывчаткой, вынудив уцелевшие корабли сняться с якоря. Ветер увлек их на мели в районе Зеландии, где многие погибли; оставшиеся, без сил и провианта, обогнули Британские острова и с трудом возвратились домой, потеряв две трети солдат и кораблей. Победа над Великой Армадой (1588) знаменовала собой утверждение Англии в роли новой морской державы .

В 80-х годах она превратилась в европейского лидера протестантских государств. Поддерживая активные дипломатические контакты с немецкими князьями-протестантами, посылая экспедиционные корпуса на помощь восставшим Нидерландам и французским гугенотам, Елизавета I снискала репутацию "протестантского папы" .

Методы политической пропаганды и управления. Королева Англии довела до совершенства ренессансное искусство управления .

Ее политическая риторика основывалась на таких понятиях, как "общественное благо", "интересы нации". В арсенале елизаветинских пропагандистских средств были поездки двора по стране, в ходе которых государыня являла себя подданным, встречаясь с представителями городов и провинциальным дворянством; торжественные театрализованные процессии в лондонском Сити, публичные праздники в день инаугурации, а также программные речи в дни открытия сессии парламента. Лейтмотивом ее выступлений была мысль — "у вас может быть лучший государь, но никогда не будет более любящего". В 80-е годы на волне патриотического подъема и сплочения перед лицом внешней угрозы в Англии складывается культ королевы, которую стали называть второй Девой Марией, символом богоизбранности страны и истинности ее религии. В литературе и искусстве Елизавету прославляли как античную богиню красоты и вечной молодости, Прекрасную Даму, за расположение которой соперничал цвет английского рыцарства .

При елизаветинском дворе, как и повсюду в Европе, процветал фаворитизм, который королева умело использовала в интересах управления: сталкивая между собой честолюбивых министров и аристократов, она добивалась от них преданной службы себе и государству, не позволяя при этом усилиться ни одной из партий .

Социально-экономический и политический кризис конца XVI в .

В конце 80—90-е годы стало очевидным, что пик подъема в английской экономике пройден и начался спад под влиянием ряда внешних факторов: дороговизну на продовольственных рынках, вызванную обесцениванием монеты, усугубили несколько неурожайных лет и нехватка зерна вследствие конверсии пахотных земель. Частым явлением стали голодные бунты и погромы на рынках, учиняемые городской беднотой и подмастерьями .

Продолжительный англо-испанский конфликт и морская война также оказали отрицательное воздействие на экономику: во много раз возросло налоговое бремя, все поступления от парламентских субсидий короне шли на военные нужды, казна была пуста, а пиратские экспедиции этого времени не принесли ожидаемых прибылей. Война перестала окупать себя. Нестабильная ситуация на торговых путях, утрата традиционных рынков сбыта для английского сукна в Испании, Португалии, Италии, католических землях Германии (а с другой стороны — острое торговое соперничество с политическим союзником — Нидерландами) привели к кризису перепроизводства. Английское сукно оставалось на складах, а новые рынки на востоке и в Московии не были достаточно емкими, чтобы реализовать его. Это порождало недовольство суконщиков-предпринимателей, терявших прибыли, и ткачей, лишенных работы и пропитания. Представители торгово-промышленных кругов видели выход из кризиса в отказе от государственного регулирования и введении свободы торговли, однако робкие эксперименты правительства в этом направлении не дали ощутимых результатов .

В сфере внутренней торговли государство в фискальных целях увеличило количество частных монополий, распространившихся на большинство товаров повседневного спроса, что также вело к росту цен. Интересы национальной экономики явно приносились в жертву казне и аппетитам придворных .

Последние в свою очередь выражали недовольство политикой правительства. В условиях финансового дефицита королева сократила свои пожалования придворным аристократам и профессиональным военным, что обострило борьбу политических группировок — так называемой "партии мира", в которую входили государственные деятели, выступавшие за прекращение разорительного конфликта с Испанией, и "партии войны", возглавляемой фаворитом королевы маршалом Эссексом, которого поддерживало офицерство .

В 1601 г. он поднял вооруженный мятеж, чтобы отстранить своих противников от власти и заставить королеву продолжать борьбу с Испанией. Мятеж был подавлен, а зачинщики — казнены, но выступление группы придворных, близких к трону, было симптомом серьезного политического кризиса .

Кризис политики английского абсолютизма выражался также в росте оппозиционных настроений в парламенте. На рубеже XVI— XVII вв. острой критике в нижней палате подверглась религиозная политика Елизаветы I, а финансовая и экономическая стратегия правительства (увеличение налогов и рост числа частных монополий в торговле) встретила единодушный отпор парламентариев. Поскольку власти пытались пресекать дискуссии по этим вопросам, в парламенте стало громче звучать требование свободы слова. В то же время депутаты подчеркивали свою лояльность короне и желание сотрудничать с ней на благо государства, то есть видели себя "оппозицией Ее Величества" .

Под давлением парламента Елизавете I пришлось отменить ряд частных монополий и пообещать в будущем упразднить остальные .

Это был первый политический успех оппозиции, хотя королева и не выполнила обещания. Борьба против монополий и государственного регулирования торговли продолжилась в парламентах Якова I Стюарта, унаследовавшего английский престол после смерти королевы Елизаветы в 1603 г .

Англия в правление первых Стюартов. Родоначальник новой династии Яков I Стюарт (1603—1625) объединил под своей властью Англию, Шотландию и Ирландию, положив начало триединому королевству — Великобритании. Однако уже вскоре наметились разногласия между королем-шотландцем и его английскими подданными. Яков не питал должного уважения к английским политическим традициям и не обладал способностью маневрировать, присущей Тюдорам. Он был убежденным сторонником абсолютизма и отстаивал эту доктрину в самой крайней форме, утверждая в своих политических трактатах и публичных выступлениях, что королевская власть имеет не договорное, а божественное происхождение, государь является суверенным правителем, стоящим неизмеримо выше не только парламента, но и закона. По его мнению, король мог распоряжаться всем земельным фондом страны, имуществом и даже жизнью подданных, вершить правосудие по собственному усмотрению, не будучи подсуден мирскому суду. Абсолютистские притязания Якова I вызвали негативную реакцию английских юристов во главе с видным правоведом Э. Коком и парламентариев, чувствительно относившихся к "древним английским свободам", породив ряд острых выступлений в парламенте против расширения королевской прерогативы и узурпации прав этого представительного органа .

Начавшись в первом парламенте Якова (1604), эта полемика не затихала вплоть до разгона парламента Карлом I Стюартом в 1629 г. и начала гражданской войны в 1642 г .

При Якове I расходы короны возросли почти в два раза по сравнению с елизаветинским периодом. Огромные средства шли на содержание двора (в отличие от Елизаветы Яков был вынужден содержать большой штат придворных для королевы и своих детей) .

Роскошь и расточительство двора стали притчей во языцех .

Стюартовский период стал временем беспрецедентного расцвета коррупции государственного чиновничества — взяточничества и казнокрадства, торговли высокими постами в государственном управлении .

Ради пополнения казны Стюарты прибегали к широким продажам дворянских званий и титулов, что вызывало раздражение родовитого дворянства и аристократии, но не встречало отклика и у мелкого джентри: всякого джентльмена, чей доход составлял 40 фунтов стерлингов в год, принуждали покупать звание рыцаря, а в случае отказа облагали высоким штрафом .

В течение всей первой половины XVII в. Стюарты усиливали финансовый нажим на налогоплательщиков, требуя экстраординарных платежей и принудительных займов короне. Однако недовольство населения и парламентариев вызывали не столько размеры сборов, сколько заявления Якова и Карла I об их праве произвольно облагать население без согласия парламента — еще один шаг к укреплению абсолютистского режима. Парламентская оппозиция решительно отвергала королевские притязания, утверждая: "Мы — последняя христианская монархия, хранящая свои первоначальные права и конституции" .

Внешняя политика первых Стюартов. С восшествием на престол Якова I во внешней политике Англии произошла резкая смена курса. В 1604 г. был заключен мир с Испанией, обеспечивший на последующее десятилетие экономический подъем и рост английского экспорта. Тем не менее договор был неодобрительно встречен протестантски настроенным населением. Яков I искренне стремился к установлению всеобщего мира между протестантскими и католическими государствами Европы. Он выдал свою дочь за кальвиниста Фридриха Пфальцского, одного из ведущих протестантских князей Германии, но одновременно вел переговоры о браке сына Карла с испанской инфантой. Англичане не разделяли идеалистических устремлений своего монарха, и вести о неудаче "испанского сватовства" и возвращении принца домой были встречены ликованием. Якова обвиняли в потворстве католикам и внутри страны. Призрак католической опасности виделся протестантам повсюду, в особенности после так называемого "Порохового заговора" 1605 г., когда группа дворян-католиков попыталась взорвать здание парламента вместе с королем .

Негодование общественного мнения по поводу ''трусливой и предательской" политики короны возросло с началом Тридцатилетней войны в 1618 г., когда Яков, все еще веря в союз с Испанией, не решился открыто вступить в конфликт и поддержать своего зятя Фридриха Пфальцского, изгнанного католиками из его собственных владений, ограничившись лишь финансовой помощью немецким протестантам .

В последние годы жизни Якова принц Карл и герцог Бакингем — всесильный фаворит короля — заняли антииспанскую позицию и Англия вступила в войну с Испанией (1625—1630), однако это не снискало им популярности: Карл женился на французской принцессе-католичке Генриэтте-Марии, но этот подозрительный в глазах англичан альянс не предотвратил начала англо-французской войны (1627—1629), в которой Бэкингем действовал крайне неудачно, пытаясь поддержать французских гугенотов .

Военные неудачи отрицательно сказались на внутриполитической ситуации: Карл I (1625—1649) требовал двенадцатикратного увеличения налогов, помимо дополнительных сборов и займов. Несмотря на протестантские чувства, парламентарии отказались санкционировать такие расходы. Все сессии с 1624 по 1629 г. проходили в острейших спорах по этому вопросу. Их кульминацией стала выработанная оппозицией "Петиция о праве" (1628), отрицавшая право монарха на произвольное обложение населения без согласия парламента и осуждавшая незаконные аресты за отказ платить эти сборы .

Результатом столкновений короля и оппозиции стал разгон Карлом I парламента (1629) и наступление долгого периода единоличного правления (1629—1637), в течение которого король не соби (ого органа, продолжая изымать пошлины, корабельные деньги, вводить новые монополии, штрафовать джентри и даже представителей аристократии по любому поводу и без повода. Следствием этой недальновидной политики стало почти полное отчуждение между королем и его ближайшим окружением, с одной стороны, и дворянским сообществом, купечеством лондонского Сити, основной массой налогоплательщиков, чьи интересы отстаивала парламентская оппозиция, — с другой .

Религиозная политика Стюартов. Наметившийся в обществе раскол был усугублен религиозной политикой новой династии. Толерантность Якова I по отношению к католикам настораживала протестантов, но искренность его кальвинистских убеждений никто не подвергал сомнению. При его восшествии на престол умеренно настроенное пуританское духовенство подало королю "Тысячную петицию" (написанную от имени тысячи священников) с просьбой о реформах в англиканской церкви. Яков пообещал им ряд нововведений, но дальше обещаний не пошел. Тем не менее пуританское движение заметно оживилось, оправившись после репрессий Елизаветы I. Оно развернуло широкую пропаганду против "англокатоликов" — прелатов, сохранявших и насаждавших "католические" обряды и ненужное, по мнению пуритан, "благолепие" богослужения .

Англиканское духовенство перешло в ответное наступление: были введены запреты на пуританские проповеди и диспуты, усилен контроль за единообразием службы и церковной дисциплины, активизировался суд Высокой комиссии, наблюдавшей за священниками и осуществлявший цензуру печати .

За этими репрессиями пуритане усматривали влияние нового врага — арминиан. (Арминианство — течение в европейском протестантизме, отрицающее кальвинистский тезис о всеобщем предопределении, а также об изначальной избранности членов кальвинистских общин. Как следствие — арминиане допускали вмешательство светских властей во внутренние дела церковных сообществ.) Арминианство стало весьма популярным в среде англиканского духовенства, эту доктрину разделяли большинство епископов Карла I, архиепископ Кентерберийский У. Лод и сам король. Идея сотрудничества церкви и государства воплощалась в том, что Лод стал в ЗО-е годы главным советником короля, епископы активно работали в светской администрации и в мировых комиссиях, в том числе преследуя религиозных диссидентов .

В результате панических страхов перед англокатоликами и арминианами, захватившими двор и церковь, усилился отток английских кальвинистов, как пресвитериан, так и индепендентов, в Новый Свет, где они получали долгожданную свободу исповедовать веру по собственному усмотрению .

Таким образом, в конце 30—40-х годов XVII в. недовольство внутренней и внешней политикой Стюартов разделяли все слои общества — от аристократии и джентри до рядовых городских и сельских налогоплательщиков. Свидетельством глубокого кризиса стюартовского режима стали полемика парламентской оппозиции с абсолютистскими претензиями короны, а также этико-религиозное противостояние ее подданных и официальной государственной церкви. Дальнейшее нарастание политического кризиса привело Англию к социальному взрыву — революции и гражданским войнам, начавшимся в 1642 г .

Культура Англии в XVI — начале XVII в. Параллельно с процессом государственной консолидации шло складывание единого литературного английского языка и формирование национальной культуры, которая, тем не менее, была открыта общеевропейским веяниям, получавшим на английской почве своеобразное преломление .

Важную роль в становлении новой ренессансной культуры сыграли университеты, и в первую очередь — Оксфордский, ставший колыбелью английского гуманизма. Здесь сложился круг высокообразованных интеллектуалов, испытавших влияние итальянского гуманизма и исповедовавших идеи неоплатонизма. В него входили Т. Линэкр, У. Гросин, У. Лили — знатоки латыни и греческого и горячие сторонники введения классического образования в школах и университетах, а также Джон Колет — видный теолог и теоретик педагогики. В Колете видят как предтечу английской реформации, так и одного из первых английских гуманистов. Критикуя современную ему церковь с моральных позиций, он ратовал за ее обновление через нравственное совершенствование клира и верующих, делая акцент на постижении духа Священного писания, а не на формальном следовании церковной дисциплине. В то же время Колет чрезвычайно высоко оценивал способности человека, свободная воля которого должна направлять его к высоким духовным идеалам, помогая приобщиться к божественной истине. Во имя воспитания такого человека он призывал к реформе образования, которое, по его мнению, должно основываться не на изучении авторитетов средневековой схоластики, а на философии Платона и Аристотеля, античных авторах, классических языках, а также на фундаменте естественнонаучных и прикладных знаний .

Полноправным членом оксфордского кружка, этой, по его определению, "республики ученых", был Эразм Роттердамский, посещавший лекции Колета и признававший, что именно в Англии начала формироваться его "философия Христа". Учеником Колета был и выдающийся английский гуманист Томас Мор. Специфика английского гуманизма на этом этапе заключалась в том, что наряду с антропоцентризмом, верой в достоинство и одаренность человека, ему были присущи большое внимание к теологическим вопросам и сильное влияние традиционной христианской этики, что роднило его с так называемым "северным", или "христианским", гуманизмом .

Крупнейшим английским мыслителем первой половины XVI в .

был Томас Мор (1478—1535). Как и у старшего поколения оксфордцев, его этическая доктрина основывалась на понятии "христианской добродетели", наполненном, однако, новым, гуманистическим содержанием. Мор полагал, что добродетель и любовь требуют активной гражданской позиции и служения обществу, а не ухода в созерцательное бездействие. Его карьера была воплощением этого этического идеала: юрист по образованию, Мор был активным политиком, избирался в парламент и стал канцлером при Генрихе VIII, пытаясь на всех этих постах облегчить жизнь малоимущих и незащищенных. В то же время его мировоззрению были свойственны эпикурейские мотивы и прославление земных радостей .

Главным произведением Томаса Мора стала "Золотая книжечка, столь же полезная, сколь и забавная о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопия" (1516), положившая начало целому направлению в ренессансной общественной мысли и литературному жанру, именуемому "утопией". В этой книге устами путешественника Рафаила Гитлодея автор подвергает резкой критике социальные порядки и беззаконие, существующие в современной ему Англии, а затем рисует картину идеального общественного устройства. По его мнению, государство, основываясь на частной собственности, представляет собой "заговор богатых" и служит лишь их интересам. Собственность порождает неравенство и отвращает людей от христианской любви. Поэтому в его Утопии она упразднена, все владеют "всеми вещами сообща", каждый обязан трудиться, но труд не обременителен, и у утопийцев остается достаточно времени на занятие науками, искусствами и на развлечения. Утопийцы умеренны в потреблении, однако на острове нет уравнительности — распределение ведется в соответствии с заслугами перед обществом .

Политическое устройство Утопии базируется на принципе выборности, высшие должности занимают лишь люди безупречных моральных качеств и обладающие способностями к управлению. Конфессиональные вопросы решаются на основе веротерпимости .

"Утопия" Томаса Мора отражала высокий уровень ренессансной общественной мысли, пытавшейся, синтезировав античные политические теории и современный опыт, осмыслить природу государства, его институтов, функции религии и создать модель идеального общественного устройства .

Распространению в Англии культуры Возрождения способствовал двор первых Тюдоров, выступавших покровителями литературы и искусства. При Генрихе VII и Генрихе VIII в Англию были приглашены итальянские художники, скульпторы и архитекторы, ведущим среди которых был Пьетро Торриджано, выполнивший надгробие Генриха VII в Вестминстерском аббатстве. Широкомасштабное строительство развернулось при Генрихе VIII, которому принадлежал самый крупный дворцовый комплекс Европы — Уайтхолл, а также резиденции Ричмонд, Хэмптон-Корт, Виндзор и другие, всего — 55. Тем не менее, несмотря на проникновение ренессансных черт в английскую архитектуру первой половины XVI в., она сохраняла прочную связь с традициями местной "перпендикулярной готики". Среди лучших образцов этого стиля — законченная при Генрихе VIII капелла Королевского колледжа в Кембридже и капелла Св. Георгия в Виндзоре .

Английская живопись также сохраняла множество средневековых черт, но в ней усилился интерес к светским сюжетам и портрету, в особенности после Реформации, когда церковь утратила роль основного заказчика произведений изобразительного искусства. Огромное влияние на становление английской школы портретной живописи оказал Ганс Гольбейн Младший, получивший в 1536 г. должность придворного художника Генриха VIII и оставивший замечательную галерею портретов короля, английских придворных и государственных деятелей .

При дворе Генриха VIII, который Эразм Роттердамский окрестил "храмом муз", процветали литература и искусства. В поэзии под влиянием Петрарки стал популярен сонет, адаптированный к строю английского языка Т. Уайаттом и Г. Ховардом, графом Сарри .

Ведущими композиторами того времени были музыканты Дж. Тэвернер и Т. Таллис. К ним причисляют и Генриха VIII, большого ценителя музыки и, возможно, автора нескольких популярных баллад и мадригалов. Любимым развлечением при дворе были театральные представления: любительские пьесы-"маски", аллегорические или морально-дидактические, а также представления, восходящие к традициям народного театра — игры о Робин Гуде, майские забавы с переодеваниями и т.д. Неотъемлемой частью придворной культуры были театрализованные рыцарские турниры, осады бутафорских замков, потешные сражения кавалеров и дам, в которых обыгрывалась идея рыцарской преданности дворянства своему монарху и процветания Англии под его властью .

Подлинного расцвета литература и искусства в Англии достигли во второй половине XVI в., которую нередко называют "золотым елизаветинским веком". Этому способствовали как экономические успехи, так и рост патриотических настроений в Англии, связанных с ее утверждением в качестве великой морской державы и лидера протестантского мира .

Видным поэтом и теоретиком литературы этого времени был Ф. Сидни, прославившийся своими сонетами. Он творил и в жанре пасторали, поэма Сидни "Майская королева" сделала это направление популярным в Англии. В трактате "Защита поэзии", полемизируя с пуританами, выступавшими с нападками на "легкомысленную" литературу и "развращающее" искусство, Сидни обосновывал высокое предназначение поэзии и ее роль в воспитании гармоничного и нравственно совершенного человека, утверждая, что она для этого более пригодна, чем назидательная философия или история .

Подчинение поэзии и искусства этическим задачам, прославление гражданских ценностей характерно для творчества другого выдающегося поэта-елизаветинца Эдмунда Спенсера, автора сонетов и поэм "Пастушеский календарь" и "Королева фей". В последней Спенсер создал яркий образ идеальной державы (аллегория Англии), где благородные рыцари совершают подвиги во имя справедливости и добродетели. Поэма была посвящена Елизавете I, угадывавшейся в облике "королевы фей". В жанрах сонета и пасторали работали многие выдающиеся поэты того времени — У. Рэли, К. Марло, У. Шекспир и другие, чьи эксперименты с рифмами, ритмическим строем и словотворчество чрезвычайно обогатили литературный английский язык .

Проза второй половины XVI в. представлена обширной литературой, посвященной путешествиям и географическим открытиям .

Важнейшую роль в становлении национального самосознания сыграл труд Р. Хаклюйта "Основные плавания, путешествия и открытия английской нации", в котором он собрал многочисленные отчеты мореплавателей и путешественников. В жанре новеллы были популярны реалистические произведения Т. Делони, адресованные бюргерской среде и прославлявшие честный труд и благонравие английских йоменов, ремесленников и суконщиков, достигших успеха и материального благополучия. С другой стороны, сатирические новеллы и плутовской роман (в частности, "Злополучный скиталец" Т. Нэша) высмеивали ханжество и идеалы унылой пуританской добропорядочности .

Большой популярностью у читателей пользовались также исторические произведения: "Хроники Англии, Шотландии и Ирландии" Р. Холиншеда, труды У. Кемдена — самого выдающегося историографа елизаветинской поры, основателя научного кружка "антиквариев" — собирателей старинных документов и древностей;

"Хроника Лондона и Вестминстера" Дж, Стау, посвященная истории английской столицы .

Однако ведущей среди литературных жанров, безусловно, была драма. В елизаветинскую эпоху завершается становление публичного профессионального театра, актерские труппы обзаводятся собственными помещениями, такими, как "Театр", "Куртина", "Глобус", "Лебедь" в Лондоне и др. Для них писала целая плеяда талантливых драматургов — Р. Грин, Т. Кид, К. Марло, У. Шекспир, Б. Джонсон .

Одним из крупнейших драматургов XVI в. был Кристофер Марло, обратившийся в своих трагедиях "Тамерлан Великий", "Трагическая история доктора Фауста", "Мальтийский еврей" к актуальным морально-этическим проблемам. Он создал галерею образов титанических личностей, в своем безудержном стремлении к власти, славе и богатству стряхнувших с себя оковы христианской морали, что в конце концов приводит к гибели самих героев. Эти образы вызывали у зрителя одновременно восхищение и ужас .

Проблема личности и пределов ее свободы волновала и гениального английского драматурга Уильяма Шекспира (1564—1616), творческое наследие которого чрезвычайно разнообразно. Его перу принадлежат лирические комедии ("Комедия ошибок", "Сон в летнюю ночь", "Много шума из ничего", "Виндзорские проказницы"), исторические хроники ("Генрих IV", "Генрих V", "Ричард II", "Ричард III"), в которых он выступает адвокатом сильной, но законной и справедливой королевской власти — выразительницы национальных интересов в противовес корыстным и честолюбивым устремлениям магнатов; философские драмы ("Гамлет", "Отелло", "Король Лир" и др.). Его пьесы — это глубокое размышление о сущности человеческой натуры, о природе добра и зла в мире .

Взгляды Шекспира на человека лишены радостного оптимизма, свойственного раннему гуманизму, его мироощущение окрашено в более трагические тона: вместе с Гамлетом он мучительно размышляет над тем, является ли человек "венцом природы", "красой вселенной" или "квинтэссенцией праха", и эти сомнения отражают кризис ренессансного сознания. Истоки трагедий своих персонажей Шекспир видел не во внешних обстоятельствах, а во внутренних противоречиях и слабостях человеческой души, которые позволяют страстям одержать верх над разумом. Обуздание страстей — гарантия внутренней гармонии и счастья. В своих последних пьесах — "Зимняя сказка" и "Буря" Шекспир снова возвращается к идее прекрасного человека, царящего над природой и наделенного огромными знаниями и безграничными возможностями, однако с грустью признает утопичность подобного образа, придавая этим произведениям форму волшебной сказки .

Не меньшей популярностью, чем Шекспир, пользовался у современников Бен Джонсон, автор бытовых реалистических комедий ("Алхимик", "Варфоломеевская ярмарка", "Каждый в своем нраве"), в которых он воссоздал яркую картину современных нравов .

Джонсона считают основоположником английской морализирующей литературы .

Вторая половина XVI — начало XVII в. отмечены в Англии успехами естественных наук. Врач У. Гарвей открыл большой круг кровообращения, У. Гилберт исследовал явления магнетизма и электричества, астроном и математик Т. Хэриот обнаружил пятна на Солнце, Д. Нэпер разработал систему логарифмов .

Прогресс опытного знания и представление о единых законах, по которым развиваются и природами человеческое общество, отразились в новых философских теориях, в которых отдельная человеческая личность перестает быть главным о&ьектом интереса и занимает место лишь одного из компонентов во "всеобщей цепи мироздания". Эта тенденция ярко отразилась в творчестве крупнейшего ученого-естествоиспытателя, философа, политика и писателя Фрэнсиса Бэкона (1561—1626). Профессиональный юрист, он сделал удачную карьеру в правление Якова I, став лордом-канцлером королевства. Свои размышления об обществе, морали, политике и религии он облек в форму литературно-философских эссе — "Опыты и наставления нравственные и политические" (1597). Его этические воззрения основывались на традиционных идеалах гуманистического индивидуализма, вере в человека и его способность быть "хозяином своей судьбы". Однако наряду с этикой Бэкона все больше интересовала социально-политическая проблематика: функции государства и роль различных сословий в нем, религия, экономика .

Социологические взгляды английского мыслителя были тесно связаны с его представлением о месте науки в жизни общества, которая должна была способствовать преобразованию мира и подчинению его власти человека. В утопическом романе Бэкона "Новая Атлантида" всеобщая гармония и благополучие основываются не на социальных преобразованиях, а на достижениях научно-технического прогресса. Его идеальным обществом руководит "Дом Соломона" — лаборатория новых открытий и храм знаний. Описывая чудесные изобретения, Бэкон предсказал многие открытия далекого будущего: использование солнечной энергии, селекцию, консервацию органов для лечения людей, летательные аппараты и т.д .

Ф. Бэкон разработал новую теорию научного познания: в отличие от дедукции, на которой основывалась философия античности и средних веков, он выдвинул идею индуктивного эмпирического метода, предполагавшего движения от частного к общему, от наблюдений к эксперименту, затем рациональному анализу и научным обобщениям. Учение Бэкона об эмпирическом методе оказало огромное влияние на европейскую философию эпохи Просвещения .

"Век Елизаветы" был отмечен расцветом декоративно-прикладных искусств. В английской живописи по-прежнему доминировал портрет. Самым выдающимся из портретистов был художник-миниатюрист Н. Хиллиард. Его миниатюры, полные аллегорий и символизма, создали идеализированный образ королевы Елизаветы I, многократно тиражировавшийся другими художниками .

На рубеже XVI—XVII вв. у Хиллиарда принял эстафету его ученик Исаак Оливер, умело использовавший светотень и предпочитавший пейзажный фон. Его портреты отличались большим реализмом, чем у Хиллиарда. В начале XVII в. наряду с искусством миниатюры усилиями приглашенных ко двору Стюартов Рубенса и Ван Дейка совершенствуются парадный портрет и аллегорическая живопись на мифологические сюжеты .

В архитектуре первой половины XVII в. утверждается классицизм. Наиболее выдающимся английским архитектором, работавшим в этом стиле, был Иниго Джонс .

Глава 12

ФРАНЦИЯ В XVI — ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVII в .

Франция вступила в XVI в., завершив свое территориальное объединение. С присоединением к королевскому домену герцогств Бургундия и Бретань и графства Прованс французское государство в основном приобрело географические контуры, существовавшие в течение всего XVI и первой половины XVII в. По территории и численности населения (20 млн человек) Франция не знала себе равных в Западной Европе. Объединение страны создало благоприятные условия для ее дальнейшего экономического развития и политической консолидации .

Аграрный строй. Три региона Франции, очень несхожие между собой, определяли ее аграрный строй. На Севере (Парижский бассейн) в крестьянском хозяйстве издавна сочетались возделывание злаков, огородничество и разведение домашней птицы и животных .

Юг (Аквитанский бассейн и средиземноморские провинции) был царством унаследованной от античности поликультуры — возделывание зерновых, виноградных лоз, оливы и фруктовых деревьев .

Третью часть составляли горные области, там преобладало скотоводство, а земледелие играло меньшую роль .

Земля находилась в собственности феодалов. На территории своих сеньорий они взимали с крестьян, сидевших на их земле, ценз (денежную ренту) и другие феодальные платежи (баналитеты, шампар). В то же время крестьяне, рассчитавшись с феодалом, могли свободно распоряжаться своей землей и даже ее продать, уплатив сеньору продажную пошлину. При таких условиях землевладение крестьян — цензива — приобрело к XVI в. черты фактической собственности. При продаже цензивы ее новый владелец должен был уплачивать впредь все положенные с этой земли феодальные платежи. На Севере Франции все формы феодальной ренты были невыкупаемы; на Юге обычаи некоторых провинций допускали такой выкуп. Размеры феодальных платежей в зависимости от состояния феодальных отношений в целом варьировались от одной местности к другой. В северных областях с богатыми городами, развитыми товарно-денежными отношениями и господством денежной ренты тяжелым побором была церковная десятина с зерна, скота и вина. Другие феодальные платежи в зерне были невелики, денежный ценз был ничтожен, баналитеты редки. В областях с замедленными темпами разложения феодального строя (Центр, Восток, Северо-Запад) феодальные платежи были выше и многочисленнее, В начале XVI в. сложилась гораздо более однородная, чем в предшествующие века, масса крестьянства. Главной фигурой французской деревни стал цензитарий — лично свободный наследственный держатель своей цензивы. Лично зависимые крестьяне (сервы и менмортабли) остались в незначительном числе лишь в некоторых восточных и центральных провинциях. Для французской деревни XVI — первой половины XVII в. характерно сохранение крестьянской общины. Верность традиции объяснялась главной хозяйственной функцией, которую играла община в условиях местных ландшафтов и климатических различий. Общины Северной франции обладали наиболее развитой системой коллективной организации сельскохозяйственного производства: открытые поля, чересполосица, принудительные севооборот и выпас, строгая регламентация использования общинных угодий, общие для всех хозяев сроки сева, сенокоса, жатвы, сбора винограда. Община Южной Франции была другого типа: регион поликультуры требовал иного хозяйствования .

Там не было чересполосицы и принудительного севооборота, но существовала регламентация использования общинных угодий, сроков жатвы и сбора винограда. В общинах горной части Франции регламентация выражалась прежде всего в установлении порядка использования горных пастбищ .

В XVI — первой половине XVII в. крестьянская община значительно расширила свои административные функции и укрепила самостоятельность в сношениях с окружающим миром. До конца XVII в. она фактически осуществляла местное самоуправление: защищала через прокурора в королевском суде свои права пользования лесами и пустошами, рассматривала и утверждала расходы и раскладку государственных налогов, следила за соблюдением общественного порядка .

Арендные отношения. В начале XVI в. на землях вблизи городов стала распространяться краткосрочная аренда.

Она приобрела две основные формы, определявшиеся характером арендной платы:

с фиксированными платежами — чисто денежными или в соединении с натуральными (денежная, или фермерская аренда) и с натуральными платежами, которые составляли ту или иную долю реального урожая (испольщина, испольная аренда). Фермерская аренда развивалась в местностях с повышенным плодородием почв и вблизи больших городов. Испольщина господствовала в районах с разными природными условиями близ средних и малых городов, как правило, она была распространена в южных областях Франции .

На крупных владениях аренда приобретала характер переходный к раннекапиталистической. Мелкокрестьянская аренда чаще всего вызывалась малоземельем или безземельем и не перерастала в раннекапиталистическое хозяйство .

Мануфактуры и цехи. Промышленное развитие Франции характеризовалось как появлением новых, так и сохранением традиционных форм организации производства. Новым явлением стала мануфактура, одновременно с возникновением которой продолжалось начатое при Людовике XI принудительное насаждение цехов .

Наемных работников для мануфактур поставляла деревня. Совмещение сельскохозяйственных работ на своем клочке земли с ремесленной деятельностью на заказ породило самую распространенную во Франции форму раннекапиталистического производства — рассеянную мануфактуру. Организатором ее был купец .

Французские города славились своими сукнами, которые успешно конкурировали на внешнем рынке с английскими, фландрскими и итальянскими. Производство сукон было налажено в Пуату, Оверни, Руэрге, Лангедоке и Дофинэ. Франция занимала первое место в Европе по производству холстов и полотен. Эти ткани выделывались в деревнях Шампани, Иль-де-Франса, Пикардии, Нормандии, Бретани, Божоле, Дофинэ и Оверни .

Широкое распространение рассеянных мануфактур компенсировало слабое развитие централизованного мануфактурного производства. Централизованные мануфактуры возникали преимущественно при поддержке королевской власти и главным образом в Париже, а также в крупных городах и в начале XVII в. еще не имели широкого распространения. В основном они изготовляли предметы роскоши, конкурируя с иностранными, в первую очередь с итальянскими, производителями. С XVII в. начинается централизованное производство предметов широкого потребления. Появившиеся в конце XV — начале XVI в. новые отрасли — книгопечатание и шелкопрядение — чаще всего были организованы по типу мануфактур, работавших на широкий рынок. Печатные дворы Парижа и Лиона и шелкопрядильные мануфактуры, которые находились под покровительством монархии, снабжали своей продукцией не только Францию, но успешно конкурировали на внешнем рынке .

XVI — первая половина XVII в. стали временем возрождения цехового строя. Этот процесс совершался под давлением центральной власти. Корона действовала, исходя из своих финансовых и политических интересов, стремясь пополнить казну за счет продажи метризы (звания цехового мастера), а также создать в городах такую организацию, которая была бы в силах держать в узде городские низы: недовольство массы мелких ремесленников прорывалось в восстаниях и беспорядках. Вновь созданные цехи ставились в зависимость от королевской власти. Однако такое возрождение цехового ремесла не воспроизводило его в классическом средневековом виде. Цеховые статуты XVI в. закрепляли порядки, сложившиеся в результате разложения цехового строя, они утверждали господство мастеров — фактически полных хозяев ремесленников. Рабочее время, наем подмастерьев, их заработная плата — все это регулировалось в интересах мастеров. Королевская власть создавала себе в городах прочную социальную опору. Она не разрушала до конца феодальную форму организации производства, но приспосабливала ее к новым условиям. Цеховые корпорации были свидетельством не столько консервации мелкого самостоятельного производителя — ремесленника, сколько показателем, хотя и медленного, благодаря существованию цехов, лишения ремесленника своей производственной самостоятельности. Феодальная природа цеха не препятствовала возможности формирования новых отношений в рамках ремесленной корпорации .

Торговля. Сукноделы Франции экспортировали свою продукцию в Левант и Испанию, удовлетворяли внутренний рынок. Из Испании французские сукна доставлялись в Америку. Полотна и холсты шли в Англию, Италию, Левант и Испанию, откуда также попадали в Америку. К середине XVI в. французский экспорт в Америку резко возрос и стал главной составной частью французской внешней торговли вообще. Это вызвало приток во Францию испанских денег, в результате чего с 40-х годов XVI в. страна испытала резкий подъем цен .

Со второй половины XV в. Франция благодаря итальянским банкирам и купцам была втянута в систему итальянской торговли .

В XVI в. Лион, куда итальянцы перенесли свои конторы, превратился в крупный заальпийский центр итальянской торговли. Лионские ярмарки снабжали местный рынок главным образом предметами роскоши .

XVI — первая половина XVII в. отмечены успехами в формировании внутреннего рынка: стиралась экономическая разобщенность отдельных частей страны и укреплялись их связи между собой и с центром. Этому содействовали те сдвиги, которые произошли в промышленности. Рассеянная мануфактура, сосредоточиваясь рядом с сырьевыми ресурсами, стимулировала развитие промышленной специализации отдельных французских провинций. Усилилась специализация и в земледелии: выделились районы виноградарства, производства льна, конопли и красителей, а также скотоводческие провинции .

Особенности первоначального накопления. Вступление Франции в эпоху формирования раннекапиталистических отношений происходило в условиях слабости ее колониальной системы. Это означало, что складывание крупного денежного капитала, необходимого для мануфактурного производства, требовало иных, нежели колонизация, усилий со стороны монархии .

Главное место в экономической политике монархии занимают государственные займы (государственный долг), фискальная система и протекционизм. Государственные займы имели три разных источника: продажа государственных рент (ценных бумаг казны с обязательством выплатить сумму с процентами), продажа государственных должностей и займы у финансистов. Продажа государственных рент была ранней формой государственного долга. В акте продажи рент реализовалось право монарха на регулярное получение дохода с домена и от сбора косвенных налогов. К рентам монархия обратилась в 1522 г.: Франциск I обложил особым побором каждый акт продажи или передачи государственной должности, таким образом придав имевшей место практике законную силу. Займы у владельцев крупных капиталов оплачивались предоставлением заимодавцам прав на откупа косвенных налогов и разных поборов. Важным рычагом первоначального накопления стала налоговая политика. XVI век — время формирования централизованной фискальной системы. Этому сопутствовал постоянный рост прямого налога-тальи и косвенных налогов .

Наконец, протекционистская политика французских монархов проявлялась в активном снабжении чужих, прежде всего испанских, колоний изделиями своих мануфактур и сельскохозяйственными продуктами .

Социальный строй. Феодальная аристократия. В иерархии сословий французского общества верхнюю ступень занимала знать .

Она являлась самой богатой частью дворянства. Первое место в ее рядах принадлежало принцам крови, т.е. отпрыскам боковых ветвей правящей династии. К вельможам относилась и новая знать, обязанная своим положением милостям короля. Для ослабления слишком могущественных старых аристократов короли прибегали к возвеличиванию своих незнатных фаворитов, предоставляя им земли и важнейшие должности .

Сила феодальной аристократии зиждилась на ее богатствах и политической власти в провинциях. Состоятельность обеспечивали не столько сеньориальные платежи", сколько дарения, пенсии и владения доходными должностями — губернаторскими, придворными, военными и церковными. Политическое влияние обеспечивало знати ее главенство над дворянством. В XV в., когда еще не было изжито территориальное деление страны на королевский домен и феодальные владения, дворянство распадалось на отдельные группы — клиентелы во главе с королями или крупными феодалами. Каждый дворянин имел своего патрона — короля или вельможу. Кроме того, отношения между феодалами всех рангов укреплялись сходством экономического положения: различия между землевладением крупных и мелких феодальных собственников не было, сеньории знати и остального дворянства отличались только размерами .

Между тем сохранение клиентел замедляло разрушение феодальных связей и затрудняло превращение феодалов всех рангов в подданных короля .

Дворянство. Юридически единое привилегированное дворянское сословие составили два самостоятельных социальных слоя — старое и новое дворянство. Начиная с середины XV в., в потомственное, родовитое дворянство, происходившее из старинных рыцарских домов, владевших фьефами и обязанных военной службой, стали вливаться горожане (купцы, цеховые мастера), получившие дворянское звание путем покупки, благодаря королевской милости, через владение должностью высокого ранка в государственном аппарате или приобретению фьефа. К середине XVII в. во Франции почти не осталось старых дворянских семей, которые бы не породнились с новыми дворянами. Но это сближение не устранило разницу между двумя слоями дворянства. Во второй половине XV в .

появился термин "родовитое дворянство". В юридическую практику вошли понятия "дворянина, происходящего из дворянского рода" ("дворянство шпаги") и просто дворянина. Различие между старым и новым дворянством — в отсутствии равных привилегий. Новый дворянин не был обязан военной службой, она оставалась привилегией родовитого дворянства. Дворянская кавалерия составляла главную военную силу Франции. Профессиональное воинство средневековья — французское рыцарство — превратилось в дворянство, не утратив этой характерной черты: по-прежнему военная служба была его правом, обязанностью, привилегией, делом чести и дворянской гордости. Воинская повинность освобождала потомственного дворянина от уплаты налогов, т.е. была условием важнейшей дворянской привилегии — налогового иммунитета. Новому дворянину дворянский статус обеспечивал освобождение от налогов в том случае, если он оставлял свою прежнюю торговую или финансовую деятельность .

Процесс пополнения дворянства представителями бюргерства стал особенно заметным с середины XVI в. Это было связано с революцией цен, пагубные последствия которой отчетливо проявились именно тогда. Экономической базой родовитого дворянства оставалась сеньория — крестьянские цензивы, с которых оно получало ценз и другие фиксированные платежи. Его домен — собственная земля — был незначительным. Основной доход родовитых дворян оставался неизменным в своем денежном выражении, но реально все время падал. Дворяне оказывались в петле неоплатных долгов;

это вело к продаже земель. Сеньорию нового дворянина составляли скупленные крестьянские земли .

Путь в дворянство через должности в государственном аппарате или городских муниципалитетах был самым распространенным. Самые важные должности в центральном и провинциальном управлении давали их владельцам дворянское звание еще в XV в. К началу XVII в. уже сформировался многочисленный слой чиновного дворянства, или "дворянства мантии". Чиновное дворянство скупало земли, сочетая свою деятельность на государственном или городском поприще с дворянским землевладением. Высшее чиновничество — члены парламентов и государственные секретари — все более приобщались к аристократическому землевладению, превращаясь в прослойку знати, титулованной аристократии .

В целом новое дворянство, чиновное и нечиновное, обновило господствующий класс. Оно внесло изменения в методы хозяйствования в дворянском поместье (собственное управление с помощью наемных работников и срочная аренда), приспособив хозяйство к новым отношениям, складывавшимся во французской деревне, хотя радикально не изменило природы феодальной земельной собственности .

Бюргерство. В многоликом портрете французского общества видное место занимало бюргерство. Его значение было прямо пропорционально возросшей роли денежного капитала в раннее новое время. С момента своего оформления это непривилегированное сословие несло тяжесть косвенных налогов и разных поборов. В XVI в, в состав бюргерства входили полноправные горожане, выполнявшие свою главную обязанность перед короной — оплату налогов, купцы и цеховые мастера, домовладельцы, ростовщики и мануфактуристы, а также интеллигенция (преподаватели университетов и школ, правоведы и врачи). Город раннего нового времени стал симбиозом традиций и новаций: сосуществования цехов, активно насаждавшихся короной, и королевских мануфактур .

В Северной Франции бюргерство было тесно связано с развивающимися внутренним рынком и мануфактурами. На Юге, напротив, оно оказалось слабо связанным с внутренним рынком, его привлекали заморские страны — Левант, Италия, Испания и торговля традиционным продуктами. Общей для бюргерства Северной и Южной Франции стала утрата им средневековых привилегий, а вместе с ними средств защиты от посягательств короны. Королевский фиск поглощал значительную часть его накоплений. Налоговый пресс заставлял сопротивляться и искать защиты, выдвигая требование возврата к муниципальным свободам. Бюргерство представляло собой значительную силу, с которой власти приходилось так или иначе считаться .

В социальном плане торговцы, финансисты, мануфактуристы находились под обаянием блеска дворянского имени и ранга. Сознавая свое приниженное положение, они стремились затушевать его при помощи некой социальной мимикрии: фамилии подделывали под дворянские, подражали "благородному сословию" в костюме и в быту .

Плебейство. Городской плебс формировался из бывших самостоятельных ремесленников, разорившихся мелких цеховых мастеров, подмастерьев и учеников, низведенных до положения наемных рабочих, а также слуг, нищих и бродяг. В поисках работы они постоянно бродили по стране. Цеховая политика короны в условиях тех изменений, которые претерпели ремесленные корпорации к XVI в., приводила к ухудшению положения ремесленников: падению заработной платы, удлинению рабочего дня и т.п. Подмастерья не имели права оставлять работу хотя бы на один день, по истечении контракта они обязывались сразу же наниматься на работу, иначе их считали бродягами и подвергали наказаниям. О все возрастающей численности горожан, оказавшихся выбитыми из колеи обычной занятости, свидетельствовали королевские ордонансы о бродягах. Согласно указам, нищенство строго запрещалось, нарушителям угрожали галерами и другими наказаниями .

Крестьянство. Крестьянство, как и бюргерство, принадлежало к податному сословию. Вследствие своего численного преобладания эта часть населения Франции приносила в казну наибольшую долю доходов. В XVI в. на крестьянстве лежали не только феодальная рента и прямой подушный налог, но также арендная плата. И если революция цен сократила сеньориальную ренту, то платежи по срочной аренде не отставали от роста цен, поэтому крестьянин не имел возможность использовать выгоды от повышенного спроса на сельскохозяйственные продукты. В результате изменений, происходящих во французской деревне, ускорялся процесс обезземеливания крестьян. Наибольшие масштабы он приобрел в экономически развитых северных областях. Недовольство крестьянства своим положением провоцировало его на восстания, однако последние не выходили за рамки отдельных провинций .

Духовенство. Социальную структуру всего французского общества в своеобразном преломлении отражала иерархия духовенства .

Духовное сословие, из-за целибата себя не воспроизводящее, вербовалось, из разных сословий. Прелаты — архиепископы, епископы, аббаты богатейших монастырей были выходцами из среды феодальной знати и высшего чиновничества. Столичное и провинциальное чиновное дворянство владело богатыми городскими приходами и пополняло ряды каноников, советников при епископских советах .

Масса сельских и городских священников происходила из небогатых горожан и крестьян. Своеобразие происхождения духовного сословия объясняет разницу в имущественном положении и в правах князей церкви (прелатов) и мелких сельских и городских священников .

Итак, портрет французского общества нес на себе следы перемен, которые переживала Франция в XVI — первой половине XVII в. Трансформация дворянского сословия, появление нового дворянства, изменения в положении бюргерства, крестьянства, внутри- и межсословные противоречия, а также опасность народных выступлений — все это создавало условия для изменения политического строя — формирования абсолютной монархии .

Абсолютная монархия. Франциск I. XVI — первая половина XVII в. — время утверждения абсолютной монархии во Франции .

Показателями этого процесса стали сосредоточение в руках монарха законодательной и исполнительной власти и ее правовое оформление. На территории Франции создавалось единое правовое пространство, из которого вытеснялось местное сеньориальное право .

Это нарушало сложившуюся систему вассальных отношений ("вассал моего вассала — не мой вассал") и вело к созданию нового централизованного порядка подчинения монарху ("вассал моего вассала — мой вассал") .

В это время снижается и сходит на нет роль старых органов власти. Вторая половина XVI — начало XVII в. — последний период в деятельности Генеральных штатов: ассамблеи этих сословно-представительных органов созывались всего 4 раза — в 1560, 1576, 1588, 1614 гг. Монарх отказался от созыва собраний представителей сословий. Кроме того, был не только взят под строгий контроль, но и лишен права вето на регистрацию королевских актов Парижский парламент (Высшая судебная палата) .



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |



Похожие работы:

«МАУ ДО "Детская школа искусств №7" г.Перми Научная конференция магистрантов по итогам исследовательской деятельности "Музыкальное искусство, педагогика, исполнительство, менеджмент (история, современность)" Тема: Концертмейстер в музыкальном исполнительстве и образовании (из истории вопроса) Кон...»

«Высоко-Петровский монастырь в XVII-XVIII веках Б.Ю. Александров заведующий кафедрой истории Православного института святого Иоанна Богослова Российского Православного Университета Высоко-Петровский монастырь в XVII-XVIII веках Методические материалы по краеве...»

«И.А. Герасимова Сокровенные знания Руси: когнитивные и методологические основы1 * В литературе под сокровенным знанием Руси подразумевают астрологическую книжность –V вв. Она пришла на Русь вмеV V сте с переводной литерату...»

«Отзыв на диссертацию Чаплыгиной Светланы Федоровны ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ СВЯЗИ ОСЕДЛЫХ И КОЧЕВЫХ НАРОДОВ ЦЕНТРАЛЬНОГО ПРЕДКАВКАЗЬЯ В ЗОНЕ ВЛИЯНИЯ ТРАНСКАВКАЗСКИХ ТОРГОВЫХ МАГИСТРАЛЕЙ В V-НАЧ. XIII В. 292 стр. с картами и иллюстрациями (специальность 24.00.01 Теория и история культуры), вы...»

«Силантьева М.В. Духовный потенциал транзитивных социумов: опыт "включенного наблюдателя" / М.В. Силантьева // Духовность: традиции и проблемы : Межвузовский научный сборник. – Уфа: Изд-во БГУ, 2011. – С.19-28. М.В. Силантьева Духовный потенциал транзитивных социумов: опыт "включенного наблюдателя" Последние полтора столетия Европа...»

«Примерная программа учебного предмета является дополнительной предпрофессиональной общеобразовательной программы в области хореографического искусства "Хореографическое творчество" Пояснительная записка 1. Предмет музыкальная литература является одной из обязательных дисциплин в учебных планах ДМШ и ДШИ,...»

«Кириллов А.К. Россия капиталистическая 19 Глава 2. Система реформ Подпольный план Великих реформ Манифест 19 февраля 1861 г. вызвал к жизни множество подпольных прокламаций, обращённых к народу. Барским кре...»

«Андросова Любовь Александровна, Тетерина Евгения Александровна, Питерова Анна Юрьевна РОССИЙСКИЙ РЫНОК ВИДЕОРЕКЛАМЫ: КОНСТРУИРОВАНИЕ И РЕАЛИЗАЦИЯ Основное внимание авторы статьи акцентируют на состоянии современного российского рынка видеорекламы, а также необходимости использования приемов игрового кино с...»

«НАШИ ЮБИЛЯРЫ / OUR ANNIVERSARIES ИЗВЕСТИЯ Серия "История"2015. Т. 12. С. 119–138 Иркутского Онлайн-доступ к журналу: государственного http://isu.ru/izvestia университета УДК 378.4(571.53)(092)Маджаров Александр Станиславович Маджаров: к 65-летию со дня рождения доктора исторических наук, профессор...»

«Васильев Дмитрий Валентинович ОРГАНИЗАЦИЯ РОССИЙСКОГО УПРАВЛЕНИЯ БАШКИРАМИ В КОНЦЕ XVIII ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА В статье рассматривается завершающий этап формирования российской административной системы в Башкирии, когда российское правительство от трансформации традиционных институтов перешло к внедрению в...»

«ПОЛОЖЕНИЕ Утверждено Правлением ЦС РОИА О V ВСЕРОССИЙСКОМ КОНКУРСЕ ЮНОШЕСКИХ 21.11. 2016 г.УЧЕБНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ РАБОТ Российского общества историков-архивистов "ЮНЫЙ АРХИВИСТ" 1 декабря 2016 г. – 15 августа 2017 г.1. Общие положения V Всероссийский конкурс юношеских учебно-исследовательских работ "ЮНЫЙ АРХИВИСТ"...»

«Вадим Делоне Портреты в колючей раме Книга удостоена литературной премии имени Даля в 1984 г. ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА Друзья звонят из Москвы и спрашивают, как жизнь. Я отвечаю лагерной поговоркой: "Только первые пять лет худо. а дальше – все тяжелее и тяжелее". В...»

«Х акасски й н а учн о-исслед овательский институт язы к а, л и т е р а т у р ы и истории ИСТОРИЯ ХАКАСИИ С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО 1917 ГОДА М оск ва "Н А У К А " И з д а т е л ь с к а я фирма " В о с то ч н ая л и т е р а т у р а " РАЗДЕЛ II ХАКАСИЯ В ЭПОХУ Ф ЕОД АЛИЗМ А (V I — первая половина XIX в.) Глава 3 Д Р Е В Н Е Х А К А С С К О...»

«ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ РОССИИ В ПРОИЗВЕДЕНИИ Н.М. КАРАМЗИНА "ЗАПИСКА О ДРЕВНЕЙ И НОВОЙ РОССИИ" Актуальность, объект, предмет, цели, задачи и методы исследования • Актуальность темы исследования обусловлена необходимостью анализа исторических взглядов Н.М. Карамзина.• Объект исследования: русская история от...»

«НОСТРАННАЯ ВОЕННАЯ ИНТЕРВЕНЦИЯ И ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА В СРЕДНЕЙ АЗИИ И КАЗАХСТАНЕ Главное архивное управление СССР Институт марнсизма-ленинизма при ЦН КПСС Институт истории АН СССР АРХИВНЫЕ УПРАВЛЕНИЯ ПРИ СОВЕТЕ М ИНИСТРОВ И ИГА КАЗАХСКОЙ, УЗПЕКСКОЙ, ТАДЖ ИКСКОЙ, ТУРКМЕНСКОЙ ССР АРХИ...»

«МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Институт фундаментальных и прикладных исследований Центр теории и истории культуры МЕЖДУНАРОДНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК (IAS) Отделение гуманитарных наук Русской секции МЕЖДУНАРОДНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ Центр тезаурологических исследований Вл. А. ЛУКОВ ФРАНЦУЗСКИЙ НЕОРОМАНТИЗМ Монография М...»

«БИБЛИОТЕКА ПЕРИОДИЧЕСКИХ ИЗДАНИЙ ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ЖУРНАЛЫ И СБОРНИКИ Исторические сборники, литературно-художественные иллюстрированные журналы, сатирические и театральные, географические и военные — тематика периодических изданий Р...»

«Муниципальное образовательное бюджетное учреждение дополнительного образования "Детско-юношеская спортивная школа № 5" города Сочи "История развития и современное состояние художественной гимнастики" ДОКЛАД тренера-преподавателя по художественной гимнастике...»

«ПЛаХа 1917 – 2017 СБОРНИК СТАТЕЙ О РУССКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ Д. О. БАБИЧ, Е. А. БЕЛЖЕЛАРСКИЙ, А. м. мАЛЕР, В. Т. ТРЕТьяКОВ, С. Ф. ЧЕРНяхОВСКИЙ, А. В. ЩИпКОВ Москва – 2015 УДК 821.161.1-1 ББК 84 (2Рос+Рус) 6-5 п 27 Составитель А.В. Щипков п 27 плаха. 1917 – 2017:Сборник статей о русской идентичности/ сост. А.В. Щ...»

«ДОГОВОР на оказание платных образовательных услуг 2017/2018 учебный год г. Москва 2017 г. _ Государственное бюджетное учреждение дополнительного образования города Москвы Детская школа искусств имени В.В. Крайнева, именуемое в дальнейшем – Исп...»







 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.