WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«И90 Печатается по решению Ученого совета Московского университета Редколлегия: Л.М. Брагина, В.М. Володарский, О. В. Дмитриева, Э.Э. Литаврина, С.Л. Плешкова, А.А. Сванидзе, Н.А. Хачатурян ...»

-- [ Страница 2 ] --

Крупный военный лагерь повстанцев образовался у Франкенхаузена в Тюрингии. Туда прибыл на подмогу и Мюнцер с тремя сотнями человек. Перед сражением на небе появилась радуга, и Мюнцер, вдохновлявший крестьян своей речью, уверял их, что это знак поддержки со стороны небесных сил — ведь радуга, связующая небо и землю, была изображена й на знамени крестьян. Княжеские войска применили против мятежников артиллерию. Среди повстанцев поднялась паника, за бегущими устремилась княжеская конница, солдаты устроили резню, которая продолжалась и на улицах Франкенхаузена. Было убито 5 тысяч повстанцев, лишь 600 взято в плен. Мюнцер был схвачен, подвергнут страшной пытке и казнен .

Казнили и Пфейффера. С восстанием в Тюрингии было покончено .

Завершение Крестьянской войны. Уже к лету 1525 г. главные районы Крестьянской войны были усмирены войсками Швабского союза и князей, но возмущение все еще проявлялось в разных местах. Последнюю из вспышек подавили лишь в декабре этого года. Всюду расправа носила чрезвычайно жестокий характер. В Эльзасе озверевшие ландскнехты перебили за один раз 18 тысяч человек. Это было самым крупным кровопролитием за все время Крестьянской войны .

Уже после ее завершения на юго-западе Германии развернулось восстание крестьян и горнорабочих в Тироле, произошли выступления крестьянских отрядов в Зальцбургском архиепископстве. В Тироле, где восставшие захватили город Бриксен, они опустошали замки и монастыри. Во главе движения стоял бывший секретарь архиепископа Михаил Гайсмайер .

В начале 1526 г. он составил для Тироля программу важнейших преобразований — "Земское устройство". Реальные планы, которые хотел бы осуществить Гайсмайер в случае победы, сочетались здесь с утопией, одной из многих в ту эпоху. В "Земском устройстве" речь шла об установлении в Тироле республиканских порядков. Государству отводилась важная роль в хозяйственных делах. Горнорудное дело должно было стать его собственностью, а прибыль — идти на покрытие расходов республики .

Намечалась мелиорация болот и освоение пустошей для выращивания зерновых культур, чтобы Тироль смог избавиться от необходимости ввозить хлеб. Предусматривалось ввести государственную монополию торговли, за счет десятины организовать помощь бедным, после роспуска монастырей устроить в их зданиях госпитали и приюты для детей. В стране должно было полностью восторжествовать равенство, поэтому городские стены намечалось снести, чтобы городов не стало, за исключением Бриксена и Триента. Всех ремесленников следовало собрать в одно место — в Бриксен, деятельность купцов прекратить. Для постижения Божьего слова в Тироле предполагалось создать высшую школу, а все ненужные книги сжечь .

Как и другие программы участников Крестьянской войны, "Земское устройство" осталось лишь проектом. Несмотря на ряд военных успехов отрядов Гайсмайера, войска князей и Швабского союза постепенно окружили повстанцев. Гайсмайеру удалось через горы вывести часть восставших во владения Венеции. Он готовился к продолжению войны с Габсбургами, но был убит подосланным убийцей .

Итоги Крестьянской войны. Крестьянская война в Германии потерпела поражение. Войска Швабского союза и князей уже добивали в разных районах повстанцев, когда вышло в свет сочинение Лютера "Против разбойничьих и грабительских шаек крестьян". В этом памфлете Лютер с ненавистью осуждал мятеж и, захлестнутый яростью, призывал "рубить, душить, колоть" повстанцев "как бешеных собак". Усмирители восстания действовали подобным образом и без его призыва, но с этого времени Лютер твердо связал свою судьбу с существующими властями. Бюргерство, за исключением малой радикальной части, разделяло его отвращение к мятежу, хотя тон Лютера даже ряду его сторонников показался чрезмерно резким. Лютеранская Реформация продолжалась, ей удалось добиться успеха во многих северогерманских городах .





Поражение Крестьянской войны укрепило взаимосвязи лютеранской Реформации с властью князей и магистратов. Сама эта класть окрепла. Политическое значение крестьянских общин, напротив, было повсеместно подорвано. Правда, в ряде районов власти и господа после Крестьянской войны не только наказывали крестьян, налагали на них громадные штрафы, заставляли восстанавлинать разрушенное и сожженное. Они пошли и на некоторые уступки, частично реализуя программу "12 статей", чтобы разрядить социальную напряженность в стране. За настроениями крестьянства ннимательно следили, стремясь постоянно контролировать их, в том числе с помощью пастырей земских лютеранских церквей. В католических землях то же самое делалось с помощью местного клира и монашества .

Радикальное течение Реформации после Крестьянской войны .

"Царство праведных" в Мюнстере. Основные общественные противоречия, которые вызвали Крестьянскую войну, оставались питательной почвой для оппозиционных настроений и после ее поражения. Полицейский террор властей, ужесточение их контроля над церковной жизнью, школами, университетами, преследование инакомыслящих — все это оказалось не в силах искоренить стремления к преобразованию существующих порядков, надежд на социальное равенство. В.обстановке непрекращающихся гонений радикальное гечение Реформации дробится на множество сектантских групп, в которых нарастает нетерпимость к инакомыслию, в том числе по отношению друг к другу. Оппозиционную общественную мысль этоi-o периода отмечает двойственность: еще сохраняются преемственные связи с идейным наследием поры Крестьянской войны, но вместе с тем идет его перетолкование. Характерными становятся отказ от насильственных методов борьбы либо признание их лишь самой крайней мерой самообороны .

Особенно четко эти тенденции выявились в анабаптистском движении (см. гл. 6), которое распространилось по всей Центральной Европе, заметно усилившись в Западной Германии, Нидерландах, Моравии. Наряду с возобладавшей тенденцией к проповеди ненасилия часть анабаптистов продолжала верить, что наступление царства Божия произойдет лишь с помощью самих праведных, силой которых, как орудием Господней воли, будут низложены "безбожные злодеи". Для этой ветви анабаптизма случай открытого выступления представился в 1534 г. в Мюнстере .

В этом западногерманском городе несколько лет шла борьба за Реформацию с князем-епископом, который наконец был изгнан. В Мюнстер, объявивший себя "евангелическим", стали стекаться анабаптисты, многие прибыли из Нидерландов. В феврале 1534 г. анабаптисты завоевали большинство в магистрате, и главную роль в городе стали играть выходцы из нидерландских городов — булочник Ян Матис из Харлема и портной Ян из Лейдена .

Город был объявлен "Новым Иерусалимом", откуда мечом праведных будет распространено по всей земле царство Божие. В Мюнстере это "царство" держалось 14 месяцев, до июня 1535 г. Город подвергся осаде наемных войск епископа. Оборону возглавлял Ян Матис, а после его смерти — Ян Лейденский. Он был провозглашен царем и появлялся в парадном одеянии в окружении 12 главных советников. Военная обстановка, трудности, вызванные осадой, дали дополнительный толчок проведению анабаптистами жестких мер уравнительного характера. Деньги упразднили, в городе производился только натуральный обмен. Драгоценные металлы население было обязано сдать на общественные нужды. Продукты питания из запасов монастырей и епископа были конфискованы и частью розданы по семьям, частью использовались на общественных трапезах. То, что руководство города считало излишком в принадлежащих кому-либо предметах потребления, подлежало конфискации. Ростовщичество и спекуляцию запретили. Ссылаясь на тексты Ветхого Завета, руководители анабаптистов ввели многоженство, тем более что в осажденном Мюнстере женщин оказалось намного больше, чем мужчин .

Этот опыт, однако, привел к такой разнузданности, что Яну Лейденскому пришлось смириться с его отменой .

"Царь" Мюнстера правил жестоко, установив по сути теократический режим. Истреблялись иконы и церковные украшения, из книг пытались оставить одну Библию. Отказавшиеся перекреститься изгонялись из города, их имущество было конфисковано. "Царство праведных" попало, однако, в изоляцию: несмотря на попытку единоверцев оказать Мюнстеру помощь, город был окружен, к осаждавшим присоединилось также имперское войско. Несмотря на недостаток съестных припасов, Мюнстер защищался долго и героически, но при содействии перебежчиков пал в июне 1535 г. в результате ночного штурма. После резни в городе схваченных руководителей обороны жестоко пытали и казнили. В Мюнстере был восстановлен католицизм .

Развитие Реформации. Протестантизм. Аугсбургское исповедание веры. В 1526 г. в развитии Реформации в Германии наметился новый поворот. По решению рейхстага имперские чины получили разрешение до всеобщего собора вести себя в религиозных вопросах так, "как если бы они были ответственны только перед Богом и его императорским величеством". Таким образом, снималась обязательность выполнения Вормского эдикта 1521 г., предписавшего жесткие меры против "лютеранской ереси". Некатолические князья использовали эту ситуацию для укрепления позиций "евангелизма". Широкое развитие в их землях получили переустройство школ, в том числе высших, и церковные инспекции. По программе, разработанной Лютером и его ближайшим сотрудником, выдающимся педагогом Меланхтоном, а также другими поборниками умеренной Реформации, осуществлялась проверка убеждений и деятельности учителей, университетских преподавателей, церковных проповедников и низших церковных служащих. Все они были обязаны действовать в духе санкционированной княжеской властью лютеровской Реформации .

Первые церковные проверки были проведены в 1526 г. в Саксонии. Инспекцию проводили комиссии из теологов и юристов. Они осуществляли инвентаризацию церковных имуществ, изучали настроения и поведение членов церковной общины, особенно интересовались идейными позициями пасторов и учителей. Участники проверок жаловались на равнодушие масс к религиозным вопросам, невыполнение церковных служб, недостаточное образование духовенства. Проведение проверок шло рука об руку с процессом секуляризации церковных имуществ властями. Часть этих имуществ перешла в руки дворянства и горожан, часть по распоряжению властей и под их контролем была направлена на содержание проповедников, школ, университетов. Вслед за Саксонией аналогичные меры осуществили и другие территории, где князь рассматривался как "высший епископ". Секуляризация и там способствовала усилению княжеской власти. Контрольные комиссии работали также в имперских городах, принявших лютеранство, где за соблюдением предписанных норм наблюдали городские власти. Возможность распоряжаться бывшим церковным имуществом усилила здесь городские магистраты .

Действия евангелических властей вызвали возмущение католиков. В 1529 г. на Шпейерском рейхстаге император Карл V потребовал строгого соблюдения Вормского эдикта. Католическое большинство участников рейхстага настояло на решении, по которому католические церковные службы должны были стать обязательными на территориях евангелических князей и городов. В ответ от 5 княжеств и 14 городов был заявлен резкий протест, авторы которого утверждали, что в делах совести и веры невозможно подчиняться решению большинства. С этого времени сторонников Реформации стали называть протестантами .

В 1530 г. на Аугсбургском рейхстаге была сделана важная попытка на основе переговоров добиться согласия между католиками и протестантами путем сопоставления и, по возможности, сближения их конфессиональных доктрин. Лютер как официально осужденный еретик не мог присутствовать на этих переговорах. Главная роль в проведении их со стороны Виттенберга выпала Меланхтону. В "Аугсбургском вероисповедании" он дал систематическое изложение основ лютеранства и его принципиальных отличий от католицизма, а также от учения Цвингли и обвинявшегося в непризнании властей анабаптизма, который решительно осуждался. Свой вариант исповедания прислал на рейхстаг Цвингли; четыре верхнегерманских города представили изложение воззрений своей протестантской конфессии, написанное видным деятелем Реформации М. Буцером .

На стороне католиков особенно активно действовал старый противник Лютера И. Экк. Он составил гигантский реестр еретических заблуждений протестантов, и только невозможность практически обсудить все это вынудила Экка с сожалением сократить свой каталог до 404 пунктов. Имея эту опору, католики подготовили свой ответ — опровержение доктрин оппонентов. Одновременно они требовали отмены результатов секуляризации, угрожали объявить всех, кто препятствует восстановлению позиций их церкви, нарушителями мира. Переговоры закончились провалом .

Война между императором и протестантскими князьями. Аугсбургский религиозный мир. Аугсбургский рейхстаг 1530 г., отвергнув предложенные протестантами основы реформирования христианской церкви, потребовал привлечь их к императорскому суду. В ответ протестантские князья и города во главе с курфюрстом Саксонии и гессенским ландграфом заключили в 1531 г. в городе Шмалькальдене военно-политический союз с целью взаимозащиты и поддержки дела Реформации. Союз окреп после вступления в него новых членов, В нем, однако, не было полного единства: сказывались вероисповедные различия между лютеранами и теми, кто тяготел к цвинглианству .

Войны с Францией и Турцией долго отвлекали Карла V от активного вмешательства во внутренние дела империи. Лишь в 1546 г. после мира с Франциском I, развязав себе руки, император решил начать войну против Шмалькальденского союза, объявив, однако, что должен покарать его членов, но не за религиозные взгляды, а за нарушение законов империи. Из Италии в Германию были переброшены 40 тысяч отборных испанских солдат. Союзником императора выступил лютеранин саксонский герцог Мориц, получивший от протестантов за переход на сторону Карла V прозвище Иуды. Имперские войска одержали полную победу в битве при Мюльберге на Эльбе (24 апреля 1547 г.). Союз протестантов Гшл распущен, Виттенберг занят войсками Карла V. Император подготавливал полное восстановление католицизма. Многие протестантские проповедники были вынуждены бежать из страны. Попытки лютеранских князей вести новые переговоры о компромиссе исповеданий провалились. Однако католические князья, одобрявшие политику наступления на протестантов, уже начали опасаться явного увеличения мощи императора .

Ситуацией решил воспользоваться герцог Мориц. Резко изменив свою позицию, он возглавил антигабсбургские силы и заручился крупной субсидией от Франции. В 1552 г. князья неожиданно напали на императора, которому даже пришлось бежать из своей резиденции в Инсбруке, а французы по соглашению с герцогом Морицсм оккупировали Лотарингию. После долгих переговоров, которые пелись с участием Фердинанда, брата Карла V, на рейхстаге 1555 г .

был заключен так называемый Аугсбургский религиозный мир .

Договор продемонстрировал реальную расстановку сил в Германии, где за годы Реформации разгром рыцарской оппозиции, подавление Крестьянской войны, подчинение городов политике усилившейся территориальной власти оставили только за князьями и императором роль вершителей политических судеб страны. Аугсбургский религиозный мир устанавливал на юридической основе имперского законодательства равноправие католиков и лютеран. Попрежнему не были признаны права ни сторонников Цвингли, ни кальвинистов, ни тем более анабаптистов, гонимых всеми властями и церквями. За князьями закреплялось право определять официальную религию подданных, населения своих территорий. Впоследствии этот принцип был кратко выражен в формуле: "Чья власть, того и вера". В Германии на время была заложена основа для мирного противостояния двух групп княжеств с разными исповеданиями — католических (австрийские наследственные земли Габсбургов, Бавария, Франкония, Эльзас, духовные княжества на Рейне и в Северо-Западной Германии) и протестантских (Саксония, Бранденбург, княжества Северной Германии, Брауншвейг, Вюртемберг, Гессен, Верхний и Нижний Пфальц) .

Политика Карла V потерпела провал. Вместо дальнейшей централизации власти, необходимой для осуществления миродержавных планов, был сделан новый шаг к усилению раздробленности страны .

Протестанты смогли закрепить свои успехи. Неудачи побудили Карла к отречению от престола. Его владения были поделены между сыном Филиппом II, королем Испании, и братом Фердинандом I, ставшим германским императором. Аугсбургский религиозный мир ознаменовал важный рубеж в истории Реформации. Ее развитие в Европе и в Германии не закончилось, но период ее наступления завершился. Началась эпоха Контрреформации. Она охватывает в Германии время от 1555 г. до начала в 1618 г. Тридцатилетней войны .

Хозяйственная жизнь Германии во второй половине XVI — начале XVII в. Во второй половине XVI в. экономика Германии вступила в полосу нарастающего спада. Начало сказываться перемещение главных торговых путей и основных товаропотоков к побережью Нидерландов. Северогерманская Ганза постепенно оттеснялась крепнущим голландским флотом на вторые роли в торговле с Прибалтикой. Ослабли позиции германских купцов и в торговле с Англией. В 1589 г. королева Елизавета I повелела закрыть в Лондоне Стальной двор — опору немецкого купечества в этой стране .

Спад коснулся и германской горной промышленности. Ввоз драгоценных металлов из американских колоний остро ставил вопрос о рентабельности производства в Германии, между тем горнодобыча здесь все больше страдала от поборов, связанных с княжескими регалиями на недра, и от необходимости повышать затраты, так как прежние технические методы освоения рудников и шахт оказались исчерпанными. Более сложное оборудование удорожало производство, а это уже не устраивало главных вкладчиков капитала — крупные торгово-ростовщические фирмы, предпочитавшие хищническую эксплуатацию долговременным вложениям. Мануфактурное производство других отраслей экономики Германии, как и продолжавшее доминировать цеховое ремесло, все реже оказывались в состоянии конкурировать в экспортной торговле с Нидерландами, Англией и другими странами .

В сельском хозяйстве, не добившемся во второй половине XVI в. особых успехов, благоприятными оказались лишь возможности, которые открыла и феодалам, и значительной части крестьян "революция цен". Во второй половине XVI — начале XVII в. продолжалось постоянное повышение цен на продукцию сельского хозяйства, причем на зерно цены росли быстрее, чем на продукты животноводства, а на них, в свою очередь, быстрее, чем на ремесленные товары .

От этого процесса больше всего страдали низшие слои города и наемные рабочие, безземельные и малоземельные крестьяне. Положение состоятельных крестьян улучшилось. Особенно выгодная ситуация для производства зерна на экспорт сложилась в заэльбских областях. Спрос на зерно в быстро растущих городах Запада позволил повысить товарность местной экономики, но в то же время ухудшил, в отличие от других земель Германии, положение основной массы крестьян: их хозяйства в результате правового и полицейского нажима феодалов становились придатком барских и обслуживали барщинным трудом укрупнившиеся владения феодалов .

Политическая обстановка в Германии во второй половине XVI — начале XVII в. В политической жизни страны наряду с продолжавшимся процессом укрепления территориального сепаратизма не прекращались конфликты между католиками и протестантами, не доходившие, однако, до широких военных столкновений. Продолжались и распри, соперничество между князьями различных протестантских исповеданий. В их владениях сказались результаты усиления догматизации церковного учения, расцвета протестантской схоластики. Одновременно с ними шло обновление католической схоластики в княжествах, возглавлявшихся сторонниками Контрреформации. После многих споров лютеран различных толков в Саксонии в 1577 г. было выработано ортодоксальное лютеранское вероисповедание в виде так называемой "Формулы согласия". По настоянию саксонского курфюрста ее должны были подписать все духовные лица, учителя, церковные служащие. В 1580 г. "Формулу согласия" включили вместе со старохристианскими символами веры, катехизисом Лютера, Аугсбургским исповеданием веры и другими нажными текстами в "Книгу согласия". 86 имперских чинов и около 8500 представителей лютеранского духовенства подписали эту новую догматическую основу лютеранства, сделав ее тем самым нормативом для двух третей всех немецких протестантов. Одновременно это укрепило политические позиции саксонского правителя, который стремился к мирным отношениям с Габсбургами и соперничал с кальвинистским Пфальцем, проводившим враждебный Габсбургам курс .

В 1580-е годы саксонский тайный советник Н. Крелль, славший всемогущим канцлером, решил изменить привычную политическую стратегию. Учитывая угрозу усиления Габсбургов, он пытался завязать прочные сношения с лагерем кальвинистов и французской короной. Крслль поощрял закрепление на государственной службе в Саксонии кальвинистов и терпимых к ним сторонников Меланхтона. Государственное исповедание — "Формула согласия" — было фактически предано забвению. Позиции Крглля, однако, не были прочны: после смерти курфюрста, который придерживался его советов, сословия потребовали ареста канцлера, обвинив его в измене. В 1601 г. его казнили. На мече палача перед казнью выгравировали надпись: "Берегись, кальвинист!" Попытка объединить силы лютеранства и кальвинизма в Германии-провалилась .

Догматизация религиозных представлений была характерна и для кальвинистов. Ведущим центром в этом процессе стал университет Гейдельберга в Пфальцском курфюршестве. В 1563 г. здесь по заказу курфюрста составили Гейдельбергский катехизис, который был принят также многими внегерманскими общинами. В 1618— 1619 гг. на Дордрехтском синоде в Нидерландах он был провозглашен главной символической книгой кальвинизма .

Обстановка постоянной межконфессиональной напряженности привела в Германии к повышению роли императора как возможного посредника между католиками и протестантами, гаранта Аугсбургского религиозного мира 1555 г. Императоры Фердинанд I (1556—

1564) и особенно его сын Максимилиан II (1564—1576), не утратившие надежды на воссоединение церквей, проводили политику относительной терпимости и компромисса с умеренными князьями-лютеранами. Они стремились не допустить в стране вооруженных столкновений на религиозной почве. Эта позиция подкреплялась постоянной необходимостью общеимперских денежных сборов в связи с турецкой угрозой. Императорский двор не был закрыт для протестантского дворянства. Максимилан II шел на уступки, разрешая в Австрии и Чехии переход дворян в лютеранство. Боясь распространения военных действий из соседних стран на территорию империи, он запретил и католикам, и протестантам вербовать немецких солдат для участия в борьбе Нидерландов с Испанией и в религиозных войнах во Франции. После Тридентского собора, однако, влияние контрреформационной политики в Германии стало нарастать, прежде всего в Баварии, а после воцарения императора Рудольфа II (1576—1612) — и в империи в целом .

Резиденцией императора стала Прага. Воспитанник иезуитов, склонный к депрессии, а к концу жизни психически и физически больной, Рудольф II был высокообразованным, но неровным в своей политике человеком. Он был предан католицизму и проводил достаточно жесткую контрреформационную линию в управлении империей, но к своему двору привлекал людей разных исповеданий. Он увлекался "тайными науками" и естествознанием, проявлял глубокий интерес к астрологии, алхимии, магии, каббалистике, к математике и музыке. Его двор стал одним из крупнейших центров искусства в Европе. Рудольф II покровительствовал иезуитам, но не подчинил им Пражский университет, о котором предпочел заботиться сам. С 1593 г. он 13 лет вел войну с турками. В 1609 г. под угрозой восстания он был вынужден гарантировать чехам свободу вероисповедания. Еще при жизни Рудольфа II его начал постепенно оттеснять от власти его брат Маттиас, ставший императором в 1612 г. К этой поре наиболее воинствующие католики в Германии уже открыто требовали пересмотра итогов реформационной секуляризации церковных и монастырских земель .

Лишь крупные успехи Контрреформации и Габсбургов, опасность ликвидации протестантских режимов смогли способствовать сплочению раздробленных сил лютеран и кальвинистов. Военноконфессиональное и одновременно политическое размежевание в Германии привело к образованию двух противостоявших друг другу блоков, католического и протестантского, поддержанных иностранными союзниками и втянувших страну в Тридцатилетнюю войну .

Культура Германии в XVI в. Развитие гуманизма. Гуманизм в Германии начал складываться в 1430-е годы, на столетие позже, чем в Италии, под прямым воздействием итальянской ренессансной культуры. Местные условия и идейные традиции с самого начала наложили на него свой отпечаток. Его связь с культурой средних веков была сильнее и многообразнее, чем в Италии. Увлеченность античным наследием сплеталась с актуальной для Германии проблематикой — религиозно-этической и церковно-политической. В стране не было гуманиста, который прошел бы мимо этих вопросов .

Гуманизм в Германии получил яркую национально-патриотическую окраску. Он часто обращался к немецкой истории и историкогеографическим описаниям страны, особенно ее городов. Многие из гуманистов Германии проявляли интерес к математике, естествознанию, но, в отличие от Италии, гораздо реже обращались к проблемам искусства и эстетики. В литературном творчестве немецкие гуманисты предпочитали не гармонию, а экспрессию — гиперболу, гротеск, сатиру, любили сочетать художественный эффект с откровенным назиданием .

Становление немецкого гуманизма длилось около полувека. В 1490-е годы начался его расцвет. С этой поры гуманизм в Германии развивался стремительно и дал в короткий период до первых лет Реформации ряд крупных достижений. Одновременно наметился и в начале XVI в. стал набирать силу открытый конфликт гуманизма со схоластикой, более острый, чем в других странах Европы .

Особая роль в развитии новой культуры принадлежала книгопечатанию, изобретенному в середине XV в. И. Гутенбергом. К началу XVI в. в стране действовали около 50 центров книгопечатания .

Вокруг крупнейших из них, публиковавших сочинения гуманистов, сложились гуманистические кружки. Большинство участников немецкого гуманистического движения — около половины — составляли выходцы из бюргерства. В числе гуманистов были также дворяне, патриции, представители духовенства, люди крестьянского происхождения .

Гуманистическое движение в Германии, тесно связанное с университетами и школой, с задачами воспитания и образования на новой культурной основе, уже самим своим характером обусловило большое значение в немецком гуманизме педагогической мысли. В становлении гуманистической педагогики решающую роль сыграли Рудольф Агрикола (1444—1485) и Якоб Вимпфелинг (1450—1528) .

Оба принадлежали к распространенному в Германии типу гуманистов, сочетавших интерес к новым культурным ценностям с верностью церковной ортодоксии. Агрикола, выходец из Нидерландов, заложил основы развитого позже1 в XVI в., учения об общих логических и этических понятиях, на которые должно опираться изучение многообразия мира. Он сделал, таким образом, важную попытку наметить научный метод познания с учетом гуманистического опыта. Вимпфелинг был поборником осторожных внутрицерковных преобразований, не затрагивающих католическую догму, и вместе с тем разоблачителем нравственных пороков и невежества клира, особенно монашества. Его педагогические рекомендации, направленные на сближение воспитания и образования с практической жизнью, пользовались широкой известностью .

Новые характерные тенденции в гуманизме рубежа веков выразили Конрад Цельтис (1459—1508) и Себастьян Брант (1456— 1521). С именем Цельтиса, самого значительного неолатинского поэта в Германии эпохи Возрождения, связан расцвет любовной лирики. Поэзией, однако, круг его интересов не ограничивался. Он был основателем ряда гуманистических сообществ и выдвинул широкую программу коллективной научной работы немецких гуманистов. Он призвал собирать, изучать и издавать источники, освещающие историю родной страны, ее этнографические и географические особенности, культурные достижения разных веков. Сам он создал подробное стихотворное описание Нюрнберга, в котором особое внимание уделялось культурным достопримечательностям города. Оно стало образцом для других немецких гуманистов .

Брант, видный юрист, вошел в историю литературы как поэтсатирик, саркастичный наблюдатель типов и нравов своего времени .

Его книга "Корабль дураков" (1494), написанная по-*:емецки, была обращена к широкой аудитории и сразу завоевала популярность .

Брант изобразил целую вереницу дураков разных сословий и профессий, собирающихся отплыть в царство глупости. Он обличал невежество, своекорыстие, мир торжества "господина Пфеннига", забвение заботы об общем благе князьями, попами, монахами, юристами. Нравоучительные сентенции, народные пословицы и поговорки пронизывают всю ткань его произведения. Пафос книги — в патриотической задаче пробуждения разума и исправления нравов в немецком отечестве. Книга Бранта стала истоком целой ветви немецкой литературы XVI в, — "литературы о дураках", ее влияние сказалось и в других странах Европы .

Патриотические настроения, характерные для немецких гуманистов, проявились и в их отношении к прошлому. Распространенной стала апология (а не критика) средневековой империи, долго противостоявшей притязаниям папства. Главное внимание гуманисты уделяли сведениям о древних германцах, истории Карла Великого и Оттонов, борьбе с папством, а также происхождению и развитию отдельных княжеств и городов. Крупный вклад в историографиго внесли два гуманиста-патриция — Виллибальд Пиркгеймер (1470—1530) в Нюрнберге и Конрад Пейтингер (1465—1547) в Аугсбурге. Пиркгеймер, друживший с Дюрером, отличался разносторонними интересами. Он переводил с греческого на латынь классиков античной философии, литературы, географии, но также и образцы красноречия патристики, занимался математикой и астрономией. В "Кратком описании Германии" он сконцентрировал сведения античных авторов о древних германцах, в "Истории швейцарской войны" создал одну из первых гуманистических панорам недавних событий. Издав открытые Цельтисом сочинения монахини X в. Хросвиты Гандерсгеймской, он привлек внимание к творчеству "первой немецкой поэтессы", которую волновали слава отечества и проблема достоинства женщины; она сделала попытку по-своему подражать античным авторам .

Пейтингер славился как собиратель богатейшей коллекции рукописей, монет, медалей, статуй и других памятников древности .

Он опубликовал ценный для ее изучения эпиграфический материал и редкий топографический источник — римскую карту дорог, найденную Цельтисом, издал "Историю готов" Иордана и "Историю лангобардов" Павла Диакона. Пейтингер внес важный вклад в развитие немецкого гуманизма не только как историк. Видный юрист, возглавлявший канцелярию Аугсбурга, он был хорошо знаком с проблемами экономики своего времени и стал крупнейшим в Германии выразителем новых идей о свободе торговли, о связанных с ней новых принципах хозяйственной этики .

Дальнейшие шаги в исторической науке сделали Иоганн Авентин (1477—1534) и Беат Ренан (1485—1547). Авентин систематически обследовал различные архивы, особенно монастырские, и подготовил "Баварскую хронику", написанную живым общедоступным языком. Ренан в комментариях к нескольким изданиям Тацита и своем главном труде — "Трех книгах германской истории" — последовательнее всех своих немецких современников применял историко-филологическую критику источников .

Эразм Роттердамский. Крупнейшим гуманистом всего Северного Возрождения стал Эразм Роттердамский (1469—1536), оказавший исключительно большое влияние на развитие гуманизма в Германии. В отличие от сторонников Цельтиса, он предпочитал национальному энтузиазму позицию "гражданина мира", а естественным и математическим наукам — литературно-филологические и религиозно-эстетические вопросы. Эразм систематизировал и развил разработанный итальянскими гуманистами метод критики текстов и применил его в издании своего компендиума античной мудрости — сборника более чем трех тысяч пословиц и поговорок древних авторов, снабженного комментариями .

Уже в ранней работе "Наставление христианскому воину" 1501 Эразм использовал гуманистически трактованное понятие "подражания Христу", а свою позицию в целом называл "философией Христа". Он утверждал, что можно считать христианским все то, что является истинным. Такой широкий подход позволял искать образцы подлинной мудрости и добродетели вне рамок церковной ортодоксии, у представителей разных времен и народов, у людей различных исповеданий, в творчестве античных языческих авторов .

Достижения языческой культуры уже не рассматривались как нечто враждебное христианству, напротив, они понимались как основа всего дальнейшего развития культуры человечества. Никто из немецких гуманистов не сумел превзойти Эразма в масштабах и глубине этого синтеза языческой и христианской культуры .

В своем творчестве Эразм выступал как беспощадно-ироничный обличитель суеверия, невежества, пороков всех сословий, прежде всего тех, кто считал себя главными наставниками общества — клира и монашества. Он был противником формализма в церковном благочестии, с холодной язвительностью отзывался о бесплодных хитросплетениях схоластики, равно как и о многих сословных предрассудках. Эразм обращался не только к религиозно-философским, но и к политическим вопросам своей эпохи. Он надеялся исправить недостатки общества путем распространения новой культуры и образования, перестройки духовной жизни людей. Это должна была быть, по его словам, "мирная победа". Он резко выступал против междоусобных войн и, признавая необходимость защиты отечества, решительно осуждал войны как метод решения спорных вопросов, как народное бедствие и препятствие развитию культуры. Просвещение общества Эразм считал панацеей от множества зол и бед, и не случайно именно педагогика в неразрывной связи с этикой стала стержнем всей деятельности гуманиста .

Многостороннее творчество Эразма оказало мощное воздействие на европейскую культуру XVI в., сильное влияние его ощущалось и в XVII в. Его произведения считались образцами красноречия и элегантной латыни. Особенно популярными в веках стали две его работы: шедевр социальной и нравственной критики — "Похвала глупости", в которой сочетаются сила сатиры, богатство оттенков иронии, изящество стиля, а также своеобразная энциклопедия его педагогических и этических идей — цикл диалогов "Домашние беседы" ("Разговоры запросто") .

И. Рейхлин и "Письма темных людей". Иоганна Рейхлина (1455—1522), выдающегося филолога, вместе с Эразмом называли "двумя очами Германии". Он пропагандировал изучение наряду с латинским и греческим языками также и старейшего языка Священного Писания — древнееврейского. Рейхлин выработал собстншный, иной, чем у Эразма, вариант гуманистически-широкого понимания христианства. Он опирался при этом на неоплатонизм флорентийских гуманистов, античное пифагорейство и средневекоюе мистическое еврейское учение — Каббалу. Рейхлин утверждал, что человек, "микрокосм", во все века получал откровение Божьих истин, которые раскрывались ему через знаки и символы. Нельзя пренебрегать тем, что можно постичь с помощью этих источников, в частности в иудейской традиции, передаваемой из поколения в поколение со времен Моисея .

Своими переводами из Ветхого Завета Рейхлин выявил ошибки н библейской части "Вульгаты", церковного канона Писания. Это способствовало дальнейшему развитию гуманистической критики текстов и новым подходам к осмыслению Библии. Хотя Рейхлин считал себя верным сыном церкви, его принципы изучения сущности христианства и гуманистические религиозно-философские нзгляды, как и в ситуации с Эразмом, не укладывались в жесткие рамки устоявшихся традиций. Широкий отклик в немецком и европейском гуманистическом движении получило выступление Рейхлина против наиболее фанатичных кругов католической церкви, потребовавших сожжения всех еврейских религиозных книг. Рейхлин, напротив, заявил о необходимости научного изучения также и :тих источников. Разгорелась полемика "за" и "против" Рейхлина, пылившаяся в борьбу вокруг самого права гуманистов на свободу мысли и научного исследования. Образовались два лагеря: "рейхлинистов", включавший большинство гуманистов, и их противников

•о главе с кельнскими теологами и инквизиторами .

Важным событием в этой борьбе, как и в развитии немецкой ренессансной культуры в целом, стал выход в свет живой и острой сатиры, направленной против схоластики и клира, — "Писем темных людей". Эта книга, изданная анонимно в двух частях (в 1515 и 1517 гг.), была написана группой гуманистов, в которой главную |юль играли Ульрих фон Гуттен и инициатор издания Крот Рубеан .

It книге пародировалась переписка невежественных, морально убогих монахов и теологов. Противники Рейхлина и гуманизма обрисонывались как "темные люди", полные амбиций и откровенной злобы к свободной мысли. Обскуранты, поначалу с радостью принявшие "Письма" за работу своих единомышленников, стали всеобщим посмешищем .

Развитие культуры в условиях Реформации. Бурное развитие реформационных процессов раскололо гуманистическое движение .

Упрочение власти князей, крушение надежд на политическую консолидацию страны, межконфессиональные противоречия и споры — нее это сказалось на судьбе гуманизма. Утратив свою прежнюю автономию, он перестраивается. Старая и новая церкви стремятся ИЗ поставить его культурные достижения на службу собственным целям, использовать гуманистов как эрудитов, особенно для преподавания в школах и университетах, находящихся под контролем католических или протестантских властей. Оплодотворив последующее развитие культуры, гуманизм как особая, самостоятельная линия в ней постепенно затухает .

Одну из главных попыток "согласования" гуманизма и новых конфессиональных интересов сделал почитатель Эразма, профессор греческого языка в Виттенбергском университете Филипп Меланхтон (1497—1560), ставший видным деятелем Реформации. Он впервые систематизировал евангелическое учение Лютера и не раз выступал как его защитник в полемической борьбе. Богословские труды, особенно "Общие понятия теологии", как и важная роль Меланхтона в выработке Аугсбургского исповедания веры 1530 г., обеспечили ему признание в качестве одного из основоположников новой церкви. Он, однако, никогда не порывал и со своими гуманистическими увлечениями. Выдающийся знаток античных классиков, философ, филолог, историк, занимавшийся также географией, Меланхтон был прежде всего замечательным педагогом, теоретиком и организатором школьного и университетского образования. По его планам был основан ряд латинских школ и реформированы 8 университетов. Его идеи и учебные программы повлияли на развитие образования также и в католических землях. Все это принесло ему славу "наставника Германии". Гуманистическая настроенность Меланхтона сказалась и на его попытках смягчения межцерковных противоречий, в частности на компромиссах с кальвинизмом, что неоднократно приводило его к конфликтам с фанатиками строгой лютеранской догмы .

Обратившись к широким массам народа на родном языке, Реформация вынудила и своих противников действовать аналогичными методами, стимулировала бурное развитие творчества на немецком языке и расцвет немецкой публицистики. Только от первой трети XVI в. сохранилось свыше пяти тысяч "летучих листков" — изданий памфлетов, диалогов, сатирических стихотворений, социально-политических программ, других типов сочинений. Значительная часть полемической литературы этой эпохи была написана на немецком языке, хотя в целом во всех видах изданий латынь еще преобладала. Продукция немецких типографий в 1520—1525 гг. выросла почти вчетверо, причем 90% печатных станков в этот период было поставлено на службу Реформации. Масса изданий иллюстрировалась гравюрами, чтобы нагляднее доносить до читателей злободневные вопросы общественной жизни .

Особую роль в развитии национальной культуры сыграла деятельность самого Лютера. Важнейшие реформационные работы он писал главным образом по-немецки, и другие деятели Реформации t ледовали его примеру. Крупным событием в культуре и общественной жизни стали его переводы на немецкий язык Нового Завета (издан в сентябре 1522 г. — так называемая "Сентябрьская Библия"), а затем и Ветхого Завета (1534). Попытки переводов Библии делались в Германии и до Лютера, но именно он сумел дать своим трудом образцы богатства речи и мастерского владения ясным, точным, выразительным немецким языком. Лютеровские переводы Ьиблии, включая нередко публиковавшийся отдельно перевод Ноного Завета, с 1522 г. до кончины Лютера в 1546 г. издавались более 430 раз. Общий тираж его основных сочинений исчислялся уже к середине века сотнями тысяч экземпляров .

Воздействие Реформации на развитие образования и воспитания оказалось, однако, достаточно противоречивым. На первых норах оно проявилось в резком сокращении интереса в немецком обществе к светской латинской образованности, а затем и к образованию вообще. По свидетельству Лютера, многие родители решили, что незачем посылать детей в школы да еще платить за это, раз у молодежи исчезла дальнейшая перспектива — стать монахом или священником. Для перемен понадобились годы и систематические выступления виднейших реформаторов в защиту образования. Лютер в 1524 г. увещал бургомистров и советников немецких городов учреждать и поддерживать христианские школы, основанные на возрожденном интересе к древним языкам и "свободным искусствам". Он утверждал, что такое обучение будет способствовать пониманию и изучению Священного Писания, готовить христиан к выполнению своих обязанностей в рамках светского порядка .

Реформация, отвергнув старые типы церковных и монастырских школ, начала строительство новой системы доуниверситетского образования. По мнению современников-протестантов, наиболее удачным, получившим славу почти образца, оказался опыт гимназии, созданной в Страсбурге Я. Штурмом в 1538 г. Учащихся разделили на 10 классов, и они шаг за шагом по единой программе изучали латинский и греческий языки, элементы грамматики, риторики, диалектики. Идеалом школы было "мудрое и красноречивое благочестие". Существовали и другие варианты протестантского обучения, сочетавшие, как правило, традиционный опыт и поиски нового, элементы гуманистической культуры и общую протестантскую направленность образования .

Культура в период Контрреформации. Не меньшее внимание, чем протестанты, уделяли проблемам воспитания и образования деятели Контрреформации. Преследуя ереси, уничтожая и запрещая книги, противоречившие установлениям Тридентского собора, вынуждая к массовой эмиграции приверженцев новой веры, римекая церковь одновременно обновляла педагогические средства воздействия на различные слои своей паствы, особенно на молодежь .

Главная роль в этих процессах принадлежала иезуитам. С середины XVI до начала XVII в. им удалось постепенно взять под контроль все университеты католических территорий Германии. Это произошло не столько из-за улучшений, проведенных в системе обучения, сколько вследствие возможности распределять оплачиваемые преподавательские места, полученной иезуитами от властей и церкви. Ни одна кафедра не могла пополняться новыми силами без их ведома. Они зорко следили, чтобы к преподаванию допускались лишь ревностные католики. Иезуиты не отвергали использование элементов гуманистических наук в своей системе образования и воспитания, но эти элементы были оттеснены преимущественно в сферу доуниверситетской подготовки. На периферию обучения, в отличие от протестантских методов, были отодвинуты изучение этики, математики, древнееврейского языка. В гимназиях уделяли внимание грамматике, риторике, овладению греческим языком и латынью, но рассматривалось все это лишь как подготовка к главным дисциплинам философских факультетов католических университетов — логике, физике (изучению природы главным образом по Аристотелю), метафизике. Философские дисциплины, в свою очередь, были целиком ориентированы на последующее освоение теологии в строго ортодоксальном духе. В учебной программе иезуитов практически не оставалось места истории, которой всегда интересовались и гуманисты, и протестанты. В середине XVI в. в Вене, Кельне, баварских землях стали открываться первые иезуитские гимназии. К концу столетия в Германии существовала уже целая сеть руководимых иезуитами гимназий, интернатов для бедных учеников, пансионов для молодых дворян, семинарий для будущих священников. Учили иезуиты бесплатно; средства, необходимые для содержания учебных заведений, поступали от властей и в виде различных пожертвований .

Сильная конфессиональная окрашенность становится во второй половине XVI в. характерной для всех отраслей гуманитарных наук .

Проявилось это и в развитии исторических знаний. В отличие от гуманистов, внимание которых привлекала прежде всего гражданская история, протестантская историография, не пренебрегая ею, сосредоточила главные усилия на изучении истории церкви. Лютер подчеркивал воспитательное значение всемирной истории и писал предисловия к историческим трудам. Меланхтон включил историю в свои программы университетских наук и сам читал курс всемирной истории, положив в основу компилятивную всемирную хронику своего ученика И. Кариона. По указаниям Меланхтона она была переработана в учебник, изданный в 1564—1565 гг., который более чем на столетие стал пособием по всемирной истории во всех протестантских землях и странах. При этом повсюду в них наряду с церковной историей преподавалась и гражданская, что было санкционировано рекомендациями Меланхтона .

Самым крупным историческим трудом протестантских авторов стало издание в 13 томах "Церковной истории, изложенной по столетиям", где каждому веку ("центурии") от рождества Христова до XIII в. был посвящен отдельный том. Издание (1559—1574) впервые в исторической науке готовилось как коллективная работа. Ее возглавлял из Магдебурга лютеранский теолог Матфей Флакк (Власич). Работа, которую часто называют "Магдебургскими центуриями", создавалась по строгому плану, с четким разделением задач участников. Одни собирали материалы, в том числе в католических землях тайно, другие делали отбор и анализ источников, третьи во главе с Флакком писали и редактировали книги. Главной целью труда был показ на широчайшем материале процесса "порчи" церкви после раннего христианства и превращения ее под главенством римских пап в "царство Антихриста" .

Католическая сторона отвечала протестантам главным образом яростными полемическими сочинениями, но в 1588—1593 гг. появился в качестве научного противовеса "Магдебургским центуриям" труд объемом в 12 томов — "Церковные анналы". Его автором был кардинал Чезаре Баронио, который использовал недоступные протестантам богатейшие архивы Ватикана. Историография, таким образом, в условиях острой межконфессиональной борьбы использовалась в пропагандистских целях обеими сторонами. В то же время публикации крупных массивов новых источников, стремление в полемике выявить реальные, а не только риторические доказательства в конечном Счете способствовали продвижению вперед истории как науки .

Противостояние догматическим линиям ортодоксии, каравшееся властью, было в те времена делом разрозненных одиночек. Ранний пример свободомыслия дал гуманистически образованный историк и философ Себастьян Франк (1499—1542). Он отстаивал право искать ядро истины в самых разных верованиях, церковных и сектантских учениях. Основываясь на традициях мистики, Франк понимал Бога как действующее в человеке духовное начало. Никакие внешние формы не могут регламентировать это звучащее в человеке внутреннее слово. Отсюда отрицание Франком обрядовой стороны религии, предписанных догматов, религиозной обязательности каких-либо учреждений. В его творчестве пантеистические тенденции сочетались с пацифизмом и критикой всех разновидностей церквей и властей .

Мистико-пантеистическим характером отличалась и теософия Якоба Бёме (1575—1624). В книге "Аврора, или Утренняя заря в восхождении" (1612) он использует понятия-образы, символы и целые поэтические картины, развивая представления о том, как Бог соотносится с миром. Бемё утверждал, что Бог пребывает в каждом, кто живет свято, и этой этической трактовкой христианства подрывал основы вероисповедных различий. Духовенство его преследовало и пыталось запретить писать .

Политическая мысль Германии в обстановке засилия княжеской власти не дала существенных достижений. Единственная крупная фигура, развивающая новые политические идеи, — северогерманский кальвинист Алтузий (1557—1638). Он выступал в защиту суверенитета народа, перед которым ответственны правители и который волен их свергать и карать, если они покушаются на верховенство народа или нарушают его интересы .

В историю естествознания XVI век вошел как время, когда продвижение в ряде наук свершалось главным образом за счет накопления, описания и систематизации опыта. Гуманистически образованный врач Георгий Агрикола (1494—1555) посвятил многие годы изучению горного дела. Его главный труд "О горном деле и металлургии", богато иллюстрированный, был опубликован посмертно в 1556 г. Агрикола подвел итог уровню знаний этого времени о горном деле, минералогии и геологии, что способствовало дальнейшим практическим достижениям. Его работа оставалась важным научным пособием на протяжении 200 лет .

В век, когда продолжались Великие географические открытия, большой популярностью пользовались универсальные описания земли — "Космографии". Наибольшую известность получила "Космография" 1544 г. Себастьяна Мюнстера (1489—1552). Среди ее 26 карт были, в частности, довольно точные карты Кубы и других новооткрытых земель, а в число почти 500 гравюр были включены изображения жителей Нового Света .

На исходе эпохи Возрождения работал выдающийся немецкий астроном и математик Иоганн Кеплер (1571 —1630). Он стал одним из приверженцев гелиоцентрической теории Коперника, книга которого впервые была издана в 1543 г. в Германии, в Нюрнберге .

Используя отличавшиеся большой точностью астрономические наблюдения за движением планет датского ученого Т. Браге, Кеплер в 1609 г. в книге "Новая астрономия" и в 1619 г. в труде "Гармония мира" опубликовал открытые им законы обращения планет вокруг Солнца. На их основе он составил более точные таблицы движения планет с расчетами, правильность которых можно было проверить на опыте. Все это сыграло большую роль в развитии представлений о природе. Вместе с Коперником и Галилеем Кеплер стал одним из главных создателей новой астрономической науки. Он внес также значительный вклад в оптику, кристаллографию и другие отрасли знания. В то же время, как и у ряда других выдающихся ученых эпохи Возрождения, в представлениях Кеплера рациональные знания причудливо сплетались с магическими, мистическими, астрологическими представлениями. Кеплер сам составлял гороскопы, но в то же время боролся с суевериями эпохи .

Обострение межконфессиональных противоречий, связанное с развитием процессов Контрреформации, стало одной из причин ужесточения массовых гонений на "ведьм" в Германии и других странах Европы. Кульминация этого явления, имевшего место и раньше, в немецких землях приходится на последнюю треть XVI в., а также на первые десятилетия XVII в. Постоянная напряженность, связанная с ростом нищеты, давлением крепнувшей абсолютистской власти, межцерковными конфликтами, приводила к поискам "козлов отпущения", которыми в обстановке коллективных психозов становились турки, иудеи, женщины, которых рассматривали как слуг Сатаны христиане иного вероисповедания. В реальность черта, в ведьм и прочую "нечистую силу" в равной мере верили и сторонники папы, и почитатели Лютера. Фанатизм и изуверство в поисках ведьм и расправах над ними стимулировались общепризнанным поощрением доносчиков, предоставлением им части имущества осужденных. Расправы оправдывали тем, что страна "полна ведьм" .

Преследования в Германии заметно пошли на спад лишь после Тридцатилетней войны, но решающий удар по ним был нанесен только в эпоху Просвещения .

Немецкая литература во второй половине XVI — первой половине XVII в. Во второй половине XVI в. продолжали широко издаваться народные книги, в которых доминировали традиции средневековья — интерес к рыцарским сюжетам, легендам и чудесам. В этом потоке выделяются "Шильдбюргеры" (1598), книга, высмеивающая тупоумие немецкого мещанства. Долгая жизнь в литературе была суждена двум легендам, обработки которых появились в виде народных книг. В 1587 г. вышла "История о докторе Иоганне Фаусте, знаменитом чародее и чернокнижнике", в 1602 г. — повествование о "вечном страннике" Агасфере. В соответствии с духом времени обе книги были пр"онизаны благочестивыми поучениями и предостережениями .

С традициями народной литературы было связано творчество немецкого поэта Ганса Сакса (1494—1576). Он не только черпал из фольклора многие мотивы своих стихотворений, пьес и коротких забавных рассказов, но и выражал массовые вкусы и представления .

Сакс был певцом всего житейского. Его идеалы типичны для бюргерства — он прославляет уют, благополучие, устойчивый порядок .

Но он обладал также юмором, умением зорко подметить характерную деталь, живо передать комизм повседневных сцен. Творчество Сакса отразило мозаику бытовых ситуаций и нравов его времени, неизменно отдавая при этом дань поучению .

К началу XVII в. в Германии отчетливо проявились зародившиеся еще в предшествующий период процессы "порчи языка" — широкого распространения различных жаргонных "смесей". В придворной среде, почтительно равнявшейся на вкусы дворов Франции и Испании, в немецкую речь вторгался французский язык; в ученой среде учителей, пасторов, чиновников с немецким комбинировали латынь, в кругах бюргерства, стремившегося подражать дворянам и ученой публике, — жаргон включал элементы уже всех трех языков. "Порча языка", свидетельство нарастающей провинциализации немецкой культуры, вызвала противодействие со стороны ряда обществ по защите языка, которые стремились провести грамматическую нормализацию литературной немецкой речи, преодолеть ее засорение. Самым влиятельным стало действовавшее около полувека основанное в 1617 г. "Плодоносящее общество", почти целиком дворянское. В него входили крупнейшие литераторы, в том числе Опиц и Грифиус .

Поэт-лирик и теоретик стихосложения М. Опиц (1597—1639) возглавил группу литераторов, которая в опоре на античных авторов и в дружеской взаимосвязи с голландскими классицистами повела борьбу за развитие национальной культуры по раннеклассицистскому пути. Другую линию творчества представлял поэт и драматург А. Грифиус (1616—1664), крупнейший в Германии выразитель трагического мироощущения барокко. Напряженными контрастами образов, сгущением красок, пафосом, динамикой действия он взламывал элементы классической формы, в которую облекал ряд своих произведений. В годы Тридцатилетней войны Опиц, Грифиус, Флеминг и другие мастера литературы, потрясенные бедствиями времени, сильно и ярко выразили обращенные к стране слова скорби и утешения .

Изобразительное искусство. Архитектура. Конец XV — начало XVI в. стали периодом недолгого, но блистательного расцвета немецкой ренессансной живописи и графики. В значительно большей мере, чем в Италии, они сохраняли связь с традициями готики, но также дали художественные достижения мирового значения. Центральное место в искусстве этой поры принадлежит творчеству Альбрехта Дюрера (1471 —1528). Он обладал универсальным дарованием: разносторонний живописец, величайший мастер гравюры в Европе, он был также ученым, занимавшимся проблемами линейной перспективы и пропорционирования человеческого тела, теоретиком искусства, который настойчиво стремился постичь законы красоты. Не порывая с богатством опыта готики, Дюрер, дважды побывавший в Италии, полнее других немецких мастеров своего поколения овладел достижениями итальянского Ренессанса. Он сочетал в своем творчестве рациональность и страсть, тягу к точности изображения натуры и полет фантазии, орнаментальность линейного строя произведений и их пространственную глубину. В сериях гравюр на дереве — "Апокалипсис", "Большие страсти", "Малые страсти", в прославленных шедеврах гравюры на меди "Рыцарь, смерть и дьявол", "Иероним в келье", "Меланхолия", в картине "Четыре апостола" он воплотил напряженность чувств и драматизм мироощущения человека реформационной эпохи. Он стал одним из создателей портретного жанра в Германии, оставил целую галерею живописных и графических образов своих современников — гуманистов, купцов, политических деятелей, которым дал остро индивидуальные характеристики. Писал он и автопортреты. Значение его творчества для национальной культуры Германии оказалось столь велико, что пору расцвета искусства немецкого Возрождения часто называют "эпохой Дюрера" .

Одновременно с Дюрером работал другой крупнейший художник — Матис Нитхардт (1460/1470—1528), прозванный Грюневальдом. Грюневальд — мастер экспрессивных, драматических религиозных образов, с огромной силой передающих душевное потрясение и физическое страдание, муку отчаяния и ликующую надежду. Одной из главных его работ был многостворчатый "Изенгеймский алтарь", созданный для монастырской церкви. Центральное место в нем занимает грандиозное "Распятие", подобное некоему видению. Грюневальд больше Дюрера связан с наследием готики, но мощью образов и грандиозностью ощущения природы он неотделим от Ренессанса. Колористическое богатство его живописи принадлежит к высшим достижениям национальной художественной культуры .

Выдающийся портретист, мастер мифологических и религиозных сцен Лукас Кранах Старший (1472—1553) особенно тесно связал свое творчество с задачами Реформации. Ренессансная острота и свежесть восприятия мира отличают его ранние работы. Эти качества все реже проявляются в его более поздних маньеристских произведениях, часто подчиненных благочестиво-дидактическим целям .

Он обладал, однако, виортуозным искусством декоративных решений и тонким чувством красоты пейзажа .

Важную роль играл пейзаж и в творчестве целой плеяды художников, которых объединяют названием "Дунайская школа". Крупнейшим из них был А. Альтдорфер (1480—1538), автор алтарных образов и картины "Битва Александра Македонского с Дарием", ставшей вершиной его искусства. Своим поэтическим восприятием природы, воплощенным то в лирических, то в мощных величавокосмических образах, Альтдорфер внес большой вклад в становление пейзажного жанра в Европе. Немецкая живопись и графика эпохи Дюрера были богаты и другими славными именами .

В середине и второй половине XVI в. немецкое изобразительное искусство переживает период глубокого упадка, и не только в протестантских землях, где художники с развитием Реформации лишились наиболее распространенных форм заказов — для церкви. Упадок распространился и на католические княжества и города. Лишь в конце XVI — начале XVII в. снова появляются видные немецкие художники, работающие при немецких и иных дворах в духе маньеризма, ставшего интернациональным явлением. Европейскую известность завоевал А. Эльсхеймер (1578—1610), живший в Италии .

Он славился небольшими тонкими пейзажами с библейскими и античными персонажами .

По сравнению с изобразительным искусством в немецкую архитектуру ренессансные веяния приходят с запозданием, частое обращение к новым тенденциям начинается лишь с середины XVI в .

Развивается преимущественно светская архитектура: строят княжеские дворцы и замки, гильдейские и частные дома горожан, ратуши, склады, цейхгаузы. Традиции позднеготических конструкций как основы зданий сочетаются с ренессансными формами и орнаментом в декоративном убранстве. Новые тенденции проникают в зарождающееся регулярное строительство. В конце столетия по четкому геометрическому плану, выдержанному в духе итальянских "идеальных городов", в Вюртемберге начинают строительство целого города — Фрейденштадта, предназначенного для гонимых за веру протестантов, переселившихся из Австрии. На протяжении всей эпохи сохраняют высокий уровень произведения немецких мастеров декоративно-прикладного искусства — виртуозов обработки металла, дерева, кости и других материалов. В их работах возрастает маньеристическая прихотливость форм и орнаментации .

Музыка. В немецкой музыке эпохи Возрождения доминирует влияние нидерландских полифонистов, развиваются "итальянский" мадригал и французская полифоническая песня, отличается большим разнообразием инструментальная музыка — от органной до лютневой. В числе выдающихся мастеров XVI в. были один из основоположников школы полифонизма в Германии, выходец из Нидерландов Г. Изаак (1450—1517) и его ученик Л. Зенфль (1486— 1542). Любимый композитор Лютера, Зенфль славился хоралами .

Он широко использовал в них обработку напевных мелодий, включая фольклорные. В отличие от католической традиции, текст песнопений был немецким, а не латинским. Эти сочинения исполнялись всей церковной протестантской общиной. Общий уровень музыкальной культуры Германии был высок. Во многих городах действовали объединения мейстерзингеров, при дворах — капеллы. В Мюнхене многие годы капеллой герцога Баварского руководил Орландо Лассо, прозванный "князем музыки". Широкое распространение получило бытовое музицирование, где любимейшим инструментом была лютня. К концу XVI1 в., как и в Нидерландах, возрастает роль сольного пения, инструментальная музыка обособляется от давних связей со словом и вокалом, начинается расцвет искусства органистов, в том числе их импровизаций. Итог музыкальным достижениям и традициям XVI в. подводит обладающее универсальной широтой творчество крупнейшего композитора Генриха Шютца (1585—1672). В его музыке, особенно в ораториях, величавых "Священных симфониях" на библейские темы» рождается новый язык .

Он отвечает времени мощными контрастами, патетикой, героикой .

Его сила, энергия, многокрасочность характерны для формирующейся музыки барокко. Творчество Шютца стало одной из важных вех на пути полифонизма XVII в. к эпохе Баха и Генделя .

Глава 6

ШВЕЙЦАРИЯ В XVI — ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVII в .

Швейцарский союз в XVI в. В Европе XVI в. Швейцария была одной из немногих стран с республиканскими порядками. Ее города и земли юридически продолжали числиться за Священной Римской империей, но после победы в Швабской войне 1499 г., когда они отстояли свою независимость от имперских органов власти, они жили по существу самостоятельной жизнью .

В XVI в. в основном завершилось формирование территории Швейцарского союза. Она расширилась за счет добровольных присоединений к конфедерации, завоеваний и скупки земель. В начале века к союзу примкнули три новых кантона. Их стало 13: 7 городских и 6 сельских. Число кантонов до конца XVIII в. не менялось .

Количество "союзных земель", обладавших ограниченной автономией, возросло до 10. В их круг вошла Женева, получившая этот статус в 1584 г. На юге группа кантонов завоевала местности с итальянским населением и поставила в этих общих владениях своих управителей — фогтов. На западе город Берн захватил у герцогов Савойских обширную территорию вплоть до Женевского озера. Тот же Берн и город Фрейбург (Фрибур) скупили небольшое графство у владельцев, которые нуждались в деньгах. На востоке другое графство приобрела союзная земля Граубюнден. В результате всех произошедших перемен границы страны приблизились к современным .

Закрепилась и ее языковая специфика: большинство населения Швейцарии было немецкоязычным, но в ее состав вошли целые области, где преобладала французская или итальянская речь, а в ряде горных районов жители сохранили древний рето-романский язык .

Население Швейцарии увеличилось за XVI век с 850 тысяч до 1 млн человек. Расселение в стране, где свыше половины территории занято горами и озерами, было крайне неравномерным. Большинство швейцарцев проживало в сельской местности в равнинной части страны и в горных долинах. Города были сравнительно немногочисленны, невелики и тесно связаны со своей аграрной округой .

Наиболее значительными городскими центрами стали Базель и Женева (10—16 тысяч жителей), Цюрих (ок. 7 тысяч), Берн (5,5 тысяч). Жители городов составляли меньшую часть населения даже в тродских кантонах. В середине XVI в. в самом Цюрихе проживало и 12, а в Берне в 30 раз меньше народа, чем в кантонах этих тродов. Значение городов в жизни страны определялось, однако, не только степенью концентрации населения, но и их многообразной совокупной ролью — хозяйственной, политической, культурной .

По своему политическому устройству Швейцария была конфедерацией, союзом фактически суверенных городских республик и самоуправляющихся сельских территорий. Единого договора между всеми членами союза не существовало, он держался за счет целой сети перекрестных договоров между отдельными кантонами и их группами. Швейцария не имела постоянных органов центральной власти, постоянного войска, общей казны, общего суда. Тагзатцунг, верховный орган самоуправления всей конфедерации, был собранием делегатов от кантонов, которые представляли также интересы "союзных земель" и подвластных фогств. Он не обладал твердо установленной компетенцией, постоянным местом сбора, строгой периодичностью созыва — все определялось конкретными общими нуждами и интересами кантонов. Делегаты обсуждали важнейшие дела войны и мира, внешних союзов, отношений между кантонами, денежных взносов или размеров вербовки войск, стремились путем переговоров достичь единогласия, но нередко один или несколько кантонов отказывались выполнять решения, которые их не устраивали. При такой политической системе роль местных органов власти была особенно велика .

В Швейцарии основную массу деревенского населения составляли лично свободные люди, и это сказалось на управлении обществом. В сельских кантонах деревни решали свои дела и выбирали старост на общинных сходах. Раз в год происходили собрания всего взрослого мужского населения кантона. После молитвы в общем кругу постановления принимались открытым голосованием. Тон задавали, однако, состоятельная деревенская верхушка и опытные войсковые командиры, причем нередки были случаи подкупа голосовавших .

Управление каждого из крупных городов Швейцарии отличалось своими особенностями, но они имели и характерные общие черты. Как правило, ежегодно проходили выборы Большого и Малого советов и городского магистрата-— бургомистров, судей, других должностных лиц. Часть мест заполнялась без участия избирателей, на основе рекомендаций прошлого состава магистрата. Число членов советов и служащих различалось в разных городах, но практически повсюду важнейшими делами ведали Малые советы и бургомистры. В Цюрихе, Базеле, Шаффгаузене ведущая роль в управлении принадлежала цеховой верхушке, в Берне, Люцерне, Оренбурге — городской знати. В Швейцарии XVI в. чем дальше, тем больше происходило замыкание функций власти в группах одних и тех же семейств. При внешнем сохранении демократических традиций повсеместно, в городе и деревне, усиливалась власть олигархии .

Хозяйственный строй. Природные условия порождали резкие различия в хозяйственных возможностях разных областей страны .

Важнейшее место в сельском хозяйстве занимали земледелие и пастбищное животноводство. Земли, удобной для обработки, в Швейцарии не хватало, и здесь бережно относились к каждому ее клочку, вплоть до террас на склонах гор. Посевы зерна на основе системы трехполья, а также,виноградарство, где это позволяли почва, солнце и ветры, были характерны для равнинной части страны и горных долин. В наилучшем положении был кантон Берна, он мог сам обеспечить себя хлебом даже в обычные годы, а при хорошем урожае часть зерна отправить на экспорт. Напротив, городские кантоны Цюриха, Базеля, Люцерна, Восточная Швейцария покрывали свои потребности только в урожайные годы, в остальное же время должны были ввозить зерно. Обширные территории — "лесные" кантоны центральной Швейцарии, кантоны Шаффгаузен, Цуг, Аппенцелль, союзные земли Санкт-Галлен и Граубюнден, ряд фогств вообще не могли прожить без постоянного привоза зерна. "Лесным" кантонам в случае их конфликта с соседями и блокады дорог угрожал голод. Потребность в хлебе, с одной стороны, продажа зерна — с другой, были теми хозяйственными нитями, которые связывали земли Швейцарского союза. Крупнейшими центрами торговли зерном стали Базель, куда оно поступало из германской империи, особенно из Эльзаса, и Цюрих, переправлявший потоки этого товара с выгодой для себя во внутренние земли Швейцарии. Хозяйственная необходимость породила в городах жесткую политику магистратов в делах торговли зерном: запреты спекуляции, контроль властей за соблюдением максимума цен. В то же время города использовали все возможности для постоянного нажима на сельскую округу, требуя исключительного права покупки их продуктов на своих рынках .

Феодальные формы зависимости крехтьян были развиты в Швейцарии слабее, чем в соседних странах. К XVI в. многие сельские общины, добившиеся свободы от своих светских или духовных господ, целиком состояли из крестьян — собственников земли. В наибольшей мере феодальные поземельные поборы и повинности, различные выплаты за остатки личной зависимости (типа посмертного побора) продолжали существовать в завоеванных территориях, фогствах, подвластных одному или нескольким кантонам. Феодальные традиции сохранялись и в отношениях крестьян с теми монастырями, которым их предки сделали земельные дарения. Правда, нередко сохранявшиеся повинности замещались денежными рентами, которые целиком или по частям скупались у монастырей горожанами. Крестьяне часто жаловались на платежи, связанные с личной несвободой, и на малую десятину .

В самой деревенской общине на протяжении XVI в. медленно накапливались изменения. Усилилось имущественное расслоение крестьян. Состоятельная верхушка общины стремилась сосредоточить в своих руках доходы от альменды — принадлежавших сельской коммуне лесов, лугов, вод. Малоземельные крестьяне, да и те, кто не имел полного надела, должны были, например, за пользование лесом для постройки или ремонта дома делать взносы в пользу общины, по сути — тому узкому кругу сельских хозяев, которые фактически оттесняли от права на власть всех остальных. Художники того времени любили изображать сцены изобильных деревенских трапез, но в действительности они были редки, крестьяне обычно не имели значительного достатка. Не случайно тысячи сельских жителей охотно вербовались в зарубежные наемные войска, надеясь, пусть даже с риском для жизни, не только прокормиться, но и скопить деньги, чтобы помочь своим семьям .

В отличие от земледельческого хозяйства равнинных областей, для горных районов было типично пастбищное животноводство. Здесь разводили преимущественно крупный рогатый скот .

Весной после традиционного праздника, связанного с началом сезона, мужчины-пастухи уходили со стадами на альпийские луга, постепенно поднимаясь все выше в горы. Там они проводили несколько месяцев, оберегая скот от волков, лавин, резких перепадов погоды, осенью возвращались в долины. Заготовленное здесь сено использовалось в зимнее время. Продажа скота, шерсти, кожи, сыра на местных рынках давала крестьянам возможность покупать зерно и другие товары. Швейцария не только полностью покрывала свои потребности в мясных и молочных продуктах, но и экспортировала скот, особенно в Северную Италию, а сыр — во все соседние страны .

Предметами ввоза, от которого Швейцария зависела полностью, были соль и пряности. Соль в Европе того времени использовалась не только непосредственно в пищу, она требовалась в больших количествах для хранения продуктов. Солеварни, появившиеся в середине XVI в. в землях Берна, покрывали лишь малую часть необходимого. Другими важными импортными товарами были различные вина, высококачественные сорта сукна, оружие, включая излюбленные швейцарцами алебарды, которыми пехотинцы могли сражаться даже против конницы. Собственное производство металла в Швейцарии было невелико, наиболее значительные рудники находились во владениях Берна, Цюриха, Базеля и в Граубюндене .

Как и в других странах Западной Европы, одной из главных отраслей городского ремесла в Швейцарии XVI в. было сукноделие .

Оно удовлетворяло местный спрос, но Фрейбургу, где изготовлялись серые и белые сукна, удалось добиться большего: его товары сбывались на крупнейших швейцарских ярмарках — в Женеве и Цурзахе и вывозились в Эльзас, Бургундию, Савойю, даже в Венецию — для перепродажи на Востоке .

Важным центром льноткачества на экспорт стал Санкт-Галлен .

В немецких и швейцарских землях вокруг Боденского озера сложился крупный регион разведения льна и конопли. Ремесленники города воспользовались обилием дешевого сырья, но большое значение имело и обращение к системе раздач, организация труда по типу рассеянной мануфактуры. Сырье проходило частичную обработку еще в сельской местности, затем ряд фаз доработки и окраски — у опытных городских ремесленников. Санкт-Галлен наращивал объемы производства до последней трети XVI в., затем, как и в сукноделии Фрейбурга, наступило время спада .

Особенностью цеховой системы в Швейцарии было отсутствие характерного для многих стран дробления цехов по десяткам профессий, поэтому и число цехов было невелико. На новые отрасли производства в швейцарских городах обычно не было цеховых запретов, и в результате здесь стали бурно развиваться книгопечатание, организованное по принципу централизованной мануфактуры, изготовление бумаги, а позже — шелка, производство бархата, изготовление часов, которому в Швейцарии было суждено большое будущее. Некоторые из этих ремесел получили мощный импульс в результате переселения в Швейцарию иностранцев, гонимых на родине за религиозные убеждения, — так было с шелкоткачеством, которое расцвело благодаря трудовым навыкам и налаженным торговым связям французских и итальянских эмигрантов. Но уже задолго до этого, в конце XV — начале XVI в., благодаря крупнейшим книгоиздателям Базеля И. Амербаху, И. Фробену, тесно сотрудничавшим с гуманистами, были заложены основы такой высокой культуры издания книг, которая поставила швейцарское книгопечатание раннего нового времени на одно из первых мест в Европе .

Новым явлением в хозяйственном развитии Швейцарии XVI в .

стало появление в ней первых банков — в 1504 г. в Базеле, в 1568 г .

в Женеве. Крупных капиталов, сложившихся за счет торговли или производства, тогда в стране еще не было. Самые значительные состояния швейцарских купцов не достигали по европейским меркам даже среднего уровня. Большие суммы скапливались лишь в редких случаях, главным образом у удачливых предводителей наемных войск. Самым богатым из них в XVI в. был Л. Пфиффер из Люцерна, прозванный "швейцарским королем" .

Место Швейцарии в экономической жизни Европы во многом определялось ее ролью в международной транзитной торговле. Через нее проходили важнейшие пути с севера на юг, из Германии и Нидерландов в Италию, и с запада на восток, из Франции в придунайские страны. Горный перевал Санкт-Готхардта (Сен-Готард), а также трассы через долины Граубюндена обладали крупным не только хозяйственным, но и военно-стратегическим значением .

Многие швейцарцы находили себе источники доходов, участвуя в сопровождении грузов в качестве проводников и конвоиров, предоставляя транспортные услуги. Подобно военному наемничеству, эти занятия нередко превращались в профессиональную деятельность .

Иноземцам Швейцария представлялась суровым краем, рождающим смелых и стойких воинов, страной, народ которой отличается особым свободолюбием и упорством в труде .

Предпосылки Реформации в Швейцарии. Накануне Реформации кризисные явления в римско-католической церкви проявились в Швейцарии не менее четко, чем в Германии. В начале XVI в .

границы церковного управления не совпадали с границами государств. Швейцарские земли входили в диоцезы епископов Констанца, Базеля, Лозанны, Кура, к которым принадлежали также части территорий соседних стран, а часть южных местностей Швейцарии подчинялась в церковном отношении итальянским епископам Милана и Комо, Собственно "швейцарским" было только епископство в союзной земле Валлисе .

Как и в других странах, в Швейцарии подвергались критике злоупотребления в церковной жизни, связанные с погоней за деньгами, формализм в подходе к благочестию, невежество и безнравственность клира. Деревенский клир и монахи часто были малообразованны; многие священники, даже из числа учившихся в университетах, уходили в приходы, не сдав экзаменов и, как правило, не имея собственно теологических знаний. Широко распространенным явлением стало нарушение правила безбрачия духовенства, содержание клиром сожительниц. Епископы Констанца и Кура даже установили систему штрафов за него, с особой градацией выплат за детей, рожденных вне брака. Деньги взимались церковью и за другие проступки против нравственности. Возможность откупиться за свои грехи становилась нормой. Как и в Германии, в Швейцарии торговали индульгенциями. Важным источником доходов церкви был культ святых, мощей и реликвий, неразрывно связанный с паломничеством. Одним из главных его центров был Эйнзидельн, где особо почиталось изображение Богоматери, считавшееся чудотворным. Цюриху за соответствующую плату удалось добиться, чтобы паломничество к его семи церквам приравнивалось к паломничеству в Рим с его семью знаменитыми храмами. Наибольшее недовольство разных слоев общества вызывали монахи. Во всей Евpone, не говоря уже о Швейцарии, получило известность так называемое "бернское дело" 1508 г. В связи с богословским спором, была ли Дева Мария зачата непорочно или "во грехе", монахи-доминиканцы в Берне для подкрепления второй версии решили использовать откровения невежественного и душевнобольного послушника своего монастыря. Он уверял, что во сне и в церкви ему является Дева Мария, скорбящая о своем "зачатии во грехе". Чтобы сделать свидетельства послушника более убедительными, монахи выжгли ему раны, подобные крестным язвам Христа. Послушник, не выдержав мук, сообщил обо всем властям. Скандал был так велик, что дело не замяли. Сама инквизиция приговорила четырех доминиканцев к сожжению на костре .

Главными выразителями общественных настроений, связанных с критикой церкви и клира, с надеждами на церковное переустройство и реформу образования, выступали гуманисты. Одним из основных центров международной "республики ученых" стал Базель — город, где находились университет и ряд крупных типографий, печатавших работы гуманистов, где много лет жил Эразм Роттердамский, имевший широчайшие культурные связи .

Еще до Реформации светские власти городов стали вторгаться в церковную жизнь, добиваясь роста своего влияния при назначении священников и оплате их труда, управлении церковным имуществом, особенно землями. Напротив, в сельских местностях прочно держались традиции послушания клиру, часто близкому по интересам и бытовым условиям жизни к своей пастве .

Важную роль в истории швейцарской Реформации, как и страны в целом, сыграли ее традиции наемной военной службы за рубежом. Маленькая Швейцария была по своему значению в военном деле одной, из крупных европейских сил. Швейцарцы активно участвовали с конца XV в. в Итальянских войнах как наемники французского короля, затем как союзники римского папы. В 1516 г .

король Франциск I, за год до этого одержавший победу при Мариньяно над швейцарцами, но оценивший их доблесть и военное искусство, заключил с ними "вечный мир". В 1521 г. между Францией и всеми кантонами, кроме Цюриха, был подписан договор о союзе, позже не раз возобновлявшийся; он действовал до конца XVIII в .

Франция получила право вербовать в землях участников соглашения несколько тысяч пехотинцев-наем ни ков и войсковых командиров, выплачивая им по тем временам довольно большую сумму, а также пенсии властям кантонов и общин за разрешение на вербовку, пенсии за погибших — их семьям. Швейцария получала взамен, в случае нападения на нее, защиту французской конницы и артиллерии, крупную субсидию золотом, а также торговые привилегии — право свободного проезда и торговли во Франции, специальные льготы в городе ярмарок Лионе и подвластном французам Милане, содействие во ввозе соли из Франции. Существование договора 1521 г. впоследствии дало возможность Берну без боязни вмешательства Франции отвоевать у Савойи земли Ваадта; французская дипломатия, заинтересованная в наемниках от всех членов швейцарского союза, многократно помогала гасить в XVI в. конфликты ннутри страны, не давая ей распасться .

В то же время соглашение надолго закрепило систему вербовок .

Противники наемничества называли ее "торговлей кровью". Для бедноты это был способ заработка, для молодежи — возможность повидать мир, но наемники привыкали к военному грабежу и отвыкали от мирного труда, в семьи нередко возвращались калеки, а иласти всех уровней, наживаясь на лицензиях вербовки, вовлекались в коррупцию и злоупотребления при выплате пенсий. Практику наемничества резко осудил выдающийся поборник Реформации в Швейцарии Ульрих Цвингли .

Ульрих Цвингли и его учение. Будущий швейцарский реформатор родился в 1484 г. в семье сельского старосты. Окончив латинскую школу в Берне, он учился в Венском и Базельском университетах, испытал влияние Эразма Роттердамского, был связан и с другими гуманистами. В 1506 г. он стал священником в Гларусе, сопровождал швейцарские войска в итальянских походах и был свидетелем их разгрома в 1515 г. при Мариньяно. Он начал проповедовать против наемничества как страшного греха, утверждая, что Швейцария сможет прокормиться и без иностранных пенсий .

Еще в 1516 г., до выступления Лютера, Цвингли высказывал идеи реформационного характера, и хотя знакомство с сочинениями Лютера произвело на него сильное впечатление, он пошел своим путем. Приглашенный в Цюрих в качестве священника городского собора, Цвингли начал здесь с 1519 г. методичную пропаганду собственного евангелического учения, основанную на изложении и комментировании изо дня в день текстов Священного Писания .

Первую серьезную победу он одержал уже в 1521 г., когда Цюрих отказался вступить в соглашение с Францией о наемничестве .

Доктрина Цвингли имела черты сходства с лютеранством, но и немало отличалась от него. Как и Лютер, Цвингли опирался на Священное Писание и отвергал "Священное предание", резко критиковал схоластическое богословие, отстаивал принципы "оправдания верой" и "всеобщего священства". Идеалом для него была раннехристианская церковь. Он не признавал того, что нельзя было, на его взгляд, обосновать свидетельствами Священного Писания, и потому отвергал церковную иерархию, монашество, поклонение святым, паломничество, безбрачие духовенства. В критике обрядов католической церкви он шел дальше Лютера. Главное богословское различие между ними состояло в разной трактовке причастия, более рационалистичной у Цвингли — он видел в евхаристии не таинство, а символ, обряд, свершаемый в воспоминание об искупительной жертве Христа .

Принципиальные расхождения Лютера и Цвингли были связаны с их политическими позициями. С молодых лет до конца жизни Цвингли, патриот "швейцарского отечества", был сторонником республиканизма, обличителем тирании монархов и князей. Это сказалось в его антигабсбургской пропаганде. Если Лютер четко разграничивал сферы мирскую и духовную, то Цвингли признавал роль "божественной справедливости" также и в светской жизни. Проведение политических и социальных перемен он возлагал на светскую власть. Цвингли считал, что Евангелие Христа побуждает и власть, и народ действовать по-христиански, и это их объединяет. Но те правители, которые сходят с пути истины и вступают в конфликт с требованиями евангелизма, могут быть смещены. Способ сделать это — не восстание, а единодушное согласие всего народа. Покорность тиранам Цвингли рассматривал как грех .

В 1523 г. по решению магистрата Цюриха Цвингли провел два диспута, на которых его идеи получили поддержку, и совет стал проводить в городе реформацию. Из церквей удалили иконы, монастыри были распущены, их имущество перешло к светским властям .

Духовенство обязали следовать принципам, разработанным Цвингли. Была переустроена и церковная община. Ее пастыри отныне должны были избираться самими верующими. Жизнь общины и нравы ее членов строго регламентировались, нередко в соответствии с суровыми ветхозаветными предписаниями. За соблюдением этих норм следила "полиция нравов". Влияние Цвингли на городской магистрат было столь сильным, что политический строй в Цюрихе в период деятельности реформатора приобрел теократическую окраску .

Широкий отклик в Швейцарии получили социальные идеи Цвингли. Он выступал против ростовщичества и монополий, малой десятины с крестьян, признавал необходимость отмены личной зависимости, но резко осуждал покушения на собственность. Сторонников уравнительности, общности имущества он считал нарушителями заповеди "не укради". В кантоне Цюриха учение Цвингли было поддержано большинством верующих из всех слоев населения, но нашлось, однако, и немало несогласных с его взглядами. К их числу относилась новая христианская секта, члены которой называли себя "братьями" и "сестрами", а их противники — анабаптистами ("перекрещенцами"). Секта сложилась в Цюрихе в 1519 г., а впоследствии получила распространение и в других странах Европы. Ссылаясь на пример Христа, ее члены выступали против крещения детей, считая, что креститься надо будучи взрослым, сознательно и ответственно. Они аргументировали Евангелием свой отказ пользоваться оружием, идеи ненасилия. Анабаптисты отказывались приносить присягу, занимать государственные должности. Отвергая существующие церковные организации, и католическую, и лютеранскую, и цвинглианскую, они утверждали, что поучение верующим, общине может дать всякий, кто почувствовал внутреннее откровение Святого духа. Характерными для анабаптистов были уравнительные идеи и вера в скорое пришествие Христа, а с ним — в установление на земле царства Божия, торжества справедливости. С этим была связана и их готовность к мученичеству, которое воспринималось как знак Божьего избранничества. Цвингли резко выступил против анабаптистов. Власти Цюриха потребовали от них, как и от католиков, подчинения государственной церкви, а затем перешли к жестоким преследованиям — топили и жгли. Подобные расправы, с обвинениями анабаптистов в антигосударственной и антицерковной позиции (несмотря на их отказ от насильственных методов борьбы), практиковались и в других европейских странах .

Развитие реформации в Швейцарии. Цвинглианство распространилось в 1523—1529 гг. в Берне, Санкт-Галлене, Гларусе, Базеле, Шаффгаузене, а в Верхней Германии его влияние сказалось в Страсбурге, Ульме, Констанце, Линдау, Меммингене. В 1529 г. ландграф Филипп Гессенский, заинтересованный в политическом объединении сторонников лютеранской и цвинглианской реформации, устроил в Марбурге встречу Лютера и Цвингли. Принципиальные расхождения по политическим вопросам (князья как главная опора Реформации у Лютера, городской республиканизм как основа Реформации у Цвингли) оказались в Марбурге лишь фоном для резких расхождений в богословских вопросах — в трактовке таинства причастия. Замысел ландграфа не удался: отныне Лютер энергично выступал против Цвингли и его сторонников, добиваясь вытеснения цвинглианства в городских общинах Верхней Германии. Это произошло уже после гибели Цвингли в 1531 г. Цюрих попытался тогда силой навязать католическим "лесным" кантонам реформационные порядки, блокируя подвоз зерна. Вспыхнула гражданская война между последователями евангелизма и католиками. В ходе конфликта Цвингли, сопровождавший войска Цюриха, был убит в сражении, выигранном католиками. В 1536 г. на основе разработанного Меланхтоном "Виттенбергского согласия" в городах Верхней Германии утвердилась лютеранская трактовка Реформации .

Жан Кальвин и его учение. С середины 1530-х годов развитие реформационных идей и их воплощение в жизнь в Швейцарии оказались неразрывно связаны с именем Жана Кальвина (1509— 1564). Его учение оказало сильнейшее влияние на реформа ционное движение и в других странах Европы, прежде всего во Франции .

Кальвин родился в Нуайоне (Северная Франция) в семье юриста, секретаря епископа. Получив образование на юридических факультетах университетов Буржа и Орлеана, он поселился в Париже, где испытал влияние гуманизма, особенно сочинений Эразма Роттердамского и Лефевра д'Этапля. В 1534 г. он порвал с католицизмом и вскоре в связи с гонениями на протестантов был вынужден покинуть Францию. В Базеле в 1536 г. он издал свой главный труд "Наставление в христианской вере", который позже не раз расширял (окончательный латинский вариант был опубликован в 1559 г.) .

В этой работе Кальвин проявил себя как выдающийся систематизатор идей и опыта Реформации, создатель еще одного реформационного учения — со своей спецификой понимания церковного устройства, своим подходом ко многим проблемам светской жизни, в том числе политики. Тогда же, в 1536 г., Кальвин оказался в Женеве .

Этот город, лишь за несколько лет до приезда Кальвина сумевший освободиться от власти своего господина-епископа, с помощью союза с протестантским Берном отстоял независимость также от герцога Савойи, имевшего в городе своих сторонников. Политическая борьба тесно сплелась здесь с религиозными конфликтами. Кальвин возглавил поборников Реформации и стал энергично проповедовать свое учение .

Центральное место в теологии Кальвина занимают проблемы познания Бога как творца и суверенного правителя мира, а миссии Иисуса Христа — как искупителя. На этой основе Кальвин дает свое понимание истинно христианской жизни и средств, которые для нее необходимы. Одним из главных элементов учения Кальвина стала его концепция "двойного предопределения". Кальвин утверждал, что Бог еще до сотворения мира по своей Премудрости предначертал все, что должно совершиться, в том числе каждому человеку — его участь: одним — вечное проклятие и скорбь, другим, избранным — спасение, вечное блаженство. Изменить этот приговор или избежать его человеку невозможно. Он способен лишь осознать, что в мире непрерывно и мощно действуют силы, не зависящие от желаний отдельных лиц. Чисто человеческие представления о доброте Бога здесь не годятся, человек может только с трепетом понять, что причины Божьего осуждения для него непостижимы. Ему открыто другое — веровать в свою избранность и молиться, смиренно готовясь принять любую волю Божью. Сомневаться в собственном избранничестве он не должен, ведь подобная обеспокоенность уже сама по себе является "сатанинским искушением", симптомом недостаточной веры в Бога .

Сознавая несказанное величие и славу Господа, как и свою малость, человек должен со всей энергией твердо и решительно действовать а этом мире, следуя заповедям и наставлениям Священного Писания. Он должен с максимальной полнотой реализовать свое "призвание" — дарования к возможности, заложенные в него Богом, которые проявляются во всей его деятельности, в том числе профессиональной. Бог сам как бы дает человеку ориентир, некий знак, свидетельствующий о его поддержке, о том, что человек верно понял свое "призвание" и на правильном пути осуществляет его — это успех или неудача его дела. Кальвин пользуется здесь понятиями "процветание" или "беда". Бог благословляет удачу, но ее надо добиваться только честным и законным путем, не забывая о долге и перед Богом, и перед ближними. "Процветание" и "беда" в равной мере являются испытаниями смирения и нравственных устоев человека. "Процветание", например, приводит к накоплению богатства (Кальвин ни в коей мере не осуждает накопительство само по себе), но этот дар Бога нельзя обретать "ценой крови и пота других людей", то есть нарушая заповедь "не укради". Уже имея богатство, его нельзя промотать, удовлетворяя свои прихоти, но следует уделять от своего изобилия нужде другого. Бедняк, в свою очередь, должен стойко и терпеливо переносить свои испытания. В целом религиозно-нравственные принципы учения Кальвина утверждают и стимулируют высокую активность личности, ее трезвый и рациональный подход к делу, волевой напор в решениях, заботу об успехе дела при аскетичности собственных желаний — и все это при не поддающейся логическим объяснениям твердой уверенности в своей избранности Богом. Учение Кальвина о спасении и благочестии, которое включало этические нормы труда и представления об умеренной аскезе в светской жизни, было нацелено на воспитание внутренней дисциплины, собранности, бойцовских качеств человека .

Догма о "двойном предопределении" в системе взглядов Кальвина была связана и с его трактовкой причастия. В понимании Лютера при евхаристии (в которой он видит таинство) с хлебом и вином реально соприсутствуют плоть и кровь Христа, в интерпретации Цвингли причастие было лишь символическим обрядом в память Тайной вечери. Кальвин утверждал духовный характер причастия, считал, что Божью благодать при его свершении получают одни лишь избранные .

Церковный культ, по учению Кальвина, требовал еще больше строгости и простоты, чем это допускалось другими течениями Реформации. Отвергалось не только поклонение святым, мощам, реликвиям, иконам. Из кальвинистских храмов удалялись алтари, распятия, свечи, богатые одеяния и украшения, прекратилась органная музыка. Ничто не должно было отвлекать от сосредоточенной молитвы. В церковной службе главное внимание уделялось проповеди, пению псалмов, свершению евхаристии под двумя видами .

Важное значение для судьбы Реформации в эпоху начавшегося контрнаступления католической церкви, а в последующие века — для устойчивости кальвинистской традиции имело созданное Кальвином новое церковное устройство, принципиально отличное от системы католической иерархии. "Видимая церковь" состояла из общин, в которых действовал принцип самоуправления, напоминавший порядки республиканского типа. Руководители общины избирались и контролировались ее членами. Существовали четыре вида "служб": пасторы для проповеди, доктора (учителя) для сохранения чистоты учения, пресвитеры (старейшины) для контроля за церковной дисциплиной, диаконы для надзора за церковным имуществом, сбора пожертвований и заботы о бедных. Дела общины обсуждались ее руководством на совете старейшин — консистории, догматические вопросы — на конгрегациях, собраниях духовных наставников .

Общины были автономны, но поддерживали тесную связь друг с другом для обмена опытом, а при необходимости — и для согласованных действий. При выборах руководителей общины соблюдалось формально-юридическое равенство, но на практике за ним скрывалось реальное влияние в них состоятельных людей. В соответствии с учением Кальвина большое внимание уделялось авторитету духовных пастырей и церковной дисциплине, которая не исключала самых строгих мер воздействия на ее нарушителей. Сообщество верующих следовало твердо воспитывать и вместе с тем решительно ограждать от грехов и соблазнов .

Политическое учение Кальвина. Подобно Лютеру и Цвингли, Кальвин рассматривал государство как установление Бога, подчеркивал обязанность правителей служить обществу, но резко расходился с лютеранством в отношении к нарушителям этого долга — тиранам. По Кальвину, послушание человеку не может быть поставлено выше, чем послушание Богу. Истинная вера должна утверждаться в мире вопреки любым человеческим препонам, и потому каждый, кто покорен Богу, не только может, но и обязан проявить себя как активный борец за веру. Если тираны мешают делу веры, сопротивление им — священный долг. Лютер считал, что ответственность за тиранию падает на саму светскую власть, Бог сам накажет тирана, а потому сопротивление неправедной власти возможно только пассивное, без применения силы, лишь как внутреннее противостояние и ожидание справедливого суда божьего. Цвингли, в отличие от Лютера, признавал право общины на сопротивление тирании, не позволяющей веруюшим нормально выполнять свой христианский долг. Кальвин делает это еще резче, возводя борьбу против тирании в разряд религиозной обязанности. Правом инициативы на такое сопротивление обладают лишь законно избранные представительные органы. Они обязаны исчерпать все возможные ненасильственные меры, но если это не помогает, могут призвать христиан к открытому неповиновению власти вплоть до свержения тирана. Эти функции могут взять на себя магистраты и представители сословий .

Сотрудничество церковного руководства и государственных органов власти для Кальвина было нормой политической жизни. Церковь при этом должна была оставаться автономной от контроля нластей. Поскольку главный смысл здесь состоял в поддержке со стороны государства, Кальвин терпимо относился к различным разновидностям политического устройства. Правда, он замечал, что, как показывает практика, монархи редко бывают добры и компетентны. Наилучшую форму правления он видел в олигархической республике, утверждая, что здесь возможно взаимное исправление всех ее структур .

Женева при Кальвине. Развитие Реформации в Швейцарии из-за политического устройства страны, а также отсутствия (и невозможности) какого-либо единого "командного" центра неизбежно свершалось в рамках отдельных городов и территорий, в разное время, на различных стадиях зрелости движения. Это придавало Реформации множество местных особенностей и оттенков .

В Женеве, где Кальвин с 1541 г. оказывал определяющее воздействие на политику магистрата, вопреки теории, разделявшей сферы действий реформированной церкви и государства, фактически сложился режим теократического типа. С годами ни одно важное решение властей города не принималось без одобрения Кальвина, вопреки его воле, хотя ряд лет он юридически даже не был гражданином Женевы. Под его попечением в Женеве установили строжайшую церковную дисциплину и жесткий надзор за поведением и образом мыслей жителей, в том числе многочисленных иммигрантов, спасавшихся от религиозных преследований. Город был разделен на кварталы, осуществлялись систематические инспекции частных жилищ старейшинами общин, были запрещены не только азартные игры или ругательства, но и чтение развлекательной литературы, музыка при процессиях, танцы на пиршествах, театральные зрелища, за исключением назидательных пьес на библейские темы .

Особенно строго следили за посещением церковных служб, поощрялись доносы соседей на нарушителей этого правила. То, что считалось преступлением против веры и нравов, подлежало тяжким наказаниям. Ослушников изгоняли из города и даже казнили. Только в начале деятельности Кальвина за 6 лет было совершено 58 казней, а 76 человек изгнали из города, Особенно большой резонанс вызвала казнь проезжавшего через Женеву врача М. Сервета, "вольнодумные" идеи которого о Троице возмущали Кальвина. Нетерпимость Кальвина к инакомыслию снискала ему прозвище "женевского папы". Проявления оппозиции он умел пресекать беспощадно. Несмотря на жесткость установленного в Женеве режима, Кальвин неизменно пользовался поддержкой большинства горожан, и не только потому, что они изо дня в день внимали проповедям кальвинистских пасторов. Сказывалось искреннее рвение верующих к "правильному благочестию" и образу жизни. Кроме того, здесь постоянно опасались неожиданного военного нападения на город со стороны католической Савойи. Непрерывный приток иммигрантов приносил с собой живые свидетельства страданий и бедствий, претерпеваемых в разных странах за истинную веру. В этой ситуации Женева казалась кальвинистам оазисом свободы. Население города не воспринимало требования Кальвина как диктаторство .

За пределами Швейцарии большинство сторонников кальвинизма также считало Женеву оплотом праведной веры, убежищем гонимых. В городе действовали 60 книгопечатен, распространявших по всей Европе кальвинистскую литературу. В 1559 г. в Женеве была открыта Академия, которая сочетала подготовку к высшей школе с занятиями университетского типа и стала рассадником кальвинистских кадров. Влияние реформационных идей, шедших из Женевы, сказалось в развитии кальвинизма в Англии, Шотландии, Франции, Нидерландах, Венгрии, Польше, ряде земель и городов Западной и Северной Германии. В самой Швейцарии заключенное еще в 1549 г. соглашение между Кальвином и цюрихским продолжателем цвинглианской Реформации Буллингером привело к тому, что кальвинизм, впитавший ряд идей и традиций цвинглианства, постепенно" стал повсеместно главным выразителем специфики швейцарской реформационной церкви .

Распространение кальвинизма в Европе имело своим результатом появление его различных разновидностей, особенности которых зависели от конкретных обстоятельств места и еремени. Кальвинистская теория и практика порой достаточно сильно отходили от (альвина. Многоликость кальвинизма при сохранении его фундаментальных принципов не была чем-то необычным; существование различных течений оказалось характерным и для других крупных направлений Реформации, в том числе лютеранства .

Контрреформация в Швейцарии. Вторая половина XVI в. стала временем открытого наступления в идейной борьбе, которое предприняли римско-католическая церковь и поддерживавшие ее силы после решений Тридентского собора. В этом идеологическом наступлении принимали участие и католики Швейцарии. Важную роль в создании новой атмосферы в католических землях сыграли кардинал Карло Борромео, архиепископ Милана, "надзиравший" за Швейцарией, и стоявший во главе руководства Люцерна фанатичный католик Людвиг Пфиффер, который мечтал "стереть Женеву с лица земли". По предложению Борромео папа ввел в Швейцарии должность постоянного нунция, передал иезуитам руководство образованием. В Люцерне при поддержке Пфиффера была основана школа иезуитов — деньги на ее содержание и оплату учителей дали папа, испанский король Филипп II, король Франции и герцог Савойский. Иезуитские школы возникли во Фрейбурге, Золотурне и в других городах. В Милане Борромео основал Коллегиум Гельветикум — семинар по подготовке священнослужителей для Швейцарии (ежегодно здесь обучались 40—50 швейцарских юношей) .

В 1568 г. семь кантонов — Швиц, Ури, Унтервальден, Люцерн, Фрейбург, Золотурн и Цуг — договорились между собой о союзе, названном "золотым" (так как первые буквы в письменном тексте договора были позолочены). Члены союза обязывались защищать в своих кантонах католицизм даже силой оружия. Не отказываясь от участия в общешвейцарских тагзатцунгах, они, однако, стали проводить в Люцерне и свои собственные заседания. В 1587 г. шесть из семи этих кантонов заключили сепаратный дружеский союз с Филиппом II, королем Испании, что вызвало настороженность в протестантских кантонах .

Межконфессиональные противоречия оказались в Швейцарии настолько сильными, что едва не привели к расколу конфедерации .

Их смягчали наличие общих владений, подвластных территорий, которыми по давно устоявшейся очередности управляли католические и протестантские кантоны, а также политика Франции: она была заинтересована в использовании наемных сил Швейцарии из всех кантонов в борьбе с Габсбургами и стремилась не допустить полного развала конфедерации. В самой Швейцарии также нашлись силы, в том числе культурные, которые выражали идеи единства страны. Так, Эгидий Чуди (1505—1572), испытавший влияние гуманизма автор крупнейшей "Гельветической хроники", выявлял в ней общность истории швейцарцев. Он утверждал, что именно в Швейцарском союзе воскресли и реализуются добродетели гельветов дорийской эпохи (одного из келъ'тских племен, населявших тогда земли будущей Швейцарии) .

Швейцария в первой половине XVII в. Со смертью в 1594 г .

Людвига Пфиффера поборники католицизма в Швейцарии лишились своего энергичного вождя. Изменилась и ранее благоприятствовавшая его деятельности обстановка во Франции: с воцарением Генриха IV и изданием в 1598 г. Нантского эдикта о религиозной веротерпимости гражданские войны в стране завершились. В том же 1598 г. скончался Филипп II, с которым католические кантоны состояли в союзе. Нарастал упадок Испании. Все это дало стимул к ослаблению напора контрреформации в стране и возобновлению в 1602 г. союза с Францией. На сей раз договор подписали все кантоны, а в его обсуждении участвовали все союзные земли. Для этого Генрих IV должен был предоставить^ швейцарцам 1 миллион талеров. Союз взаимопомощи двух стран был снова заключен и скреплен торжественной клятвой в Соборе Парижской Богоматери. С этого времени, хотя в Швейцарии и происходили отдельные конфликты между католиками и протестантами, в целом линия на их взаимную терпимость укрепилась. Наличие совместно управляемых земель также поневоле сближало кантоны с разными исповеданиями. События Тридцатилетней войны в свою очередь наглядно продемонстрировали швейцарцам не только угрозу гражданской войны и кровопролития в случае чрезмерного фанатизма соперничающих сторон, но и выгоду невовлеченности в военные действия, нейтралитета. Государственно-правовым принципом он, конечно, еще не стал, даже представления о самой возможности в течение долгого срока сохранять подобную позицию тогда едва намечались .

Для большинства населения страны — швейцарского крестьянства — с началом Тридцатилетней войны сложилась благоприятная экономическая конъюнктура. В соседних областях Германии в связи с войной резко вырос спрос на продовольствие, что способствовало швейцарскому экспорту. В самой Швейцарии вследствие революции цен аграрная продукция подорожала, и крестьяне поспешили воспользоваться к своей выгоде всеми этими возможностями. В свою очередь горожане, имевшие свободный капитал, устремились вкладывать деньги в покупку земли. Вскоре, однако, ситуация резко изменилась .

Из соседних стран, где война усилила процесс "порчи денег", в Швейцарию хлынули потоки монет низкой пробы или попросту обрезанных. Рост дороговизны до предела обострил бедствия городских низов, и местные власти, чтобы избежать социального взрыва, ужесточили регулирование продажи зерна и соли. Крестьяне, напротив, были заинтересованы в свободной торговле ими. В Женеве, Берне, Цюрихе и других городах развернулось широкое строительство либо обновление мощных военных укреплений, которые должны были обезопасить жителей в случае распространения войны на Швейцарию. Стены и башни, способные выдержать даже артиллерийский обстрел, стоили дорого, и магистраты значительно повысили налоги, взимая их не только с горожан, но и с деревенского населения, что вызвало волну недовольства. В последние годы Тридцатилетней войны началось падение цен на сельские товары .

Все это привело в 1653 г. к крупнейшей в швейцарской истории крестьянской войне .

Она вспыхнула в землях Люцерна и стала перебрасываться из района в район, сопровождаясь требованиями сократить налоги, уменьшить чинш и залоговые платежи за землю, разрешить свободную продажу зерна и соли. Во главе крестьянских отрядов стояли, как правило, богатые и влиятельные крестьяне. Характерным для повстанцев было обращение к патриотической символике, связанной с темой свободы: хоровое пение в походе песен о Вильгельме Телле, массовые собрания для выработки требований с участием силачей, "трех Теллей", в старинных швейцарских костюмах, коллективные клятвы защитить и сохранить общешвейцарский свободный союз. Крестьянское движение, как обычно, действовало разрозненно и было подавлено в одних местах силой, со смертными приговорами ряду участников, в других — путем переговоров, с уступками властей. Поражение повстанцев привело к повсеместному наступлению городов на автономные права деревенских общин, стало началом фактически полного исключения крестьянства из политической жизни конфедерации. Рухнула былая идентификация свободного швейцарца с крестьянином, нашедшая столь широкое отражение в искусстве и литературе. В XVII в. крестьянин все чаще предстает в них бедным, грубым, туповатым, становится объектом насмешек .

Середина XVII в. принесла с собой важные перемены и в положении Швейцарского союза. При заключении Вестфальского мира, подводившего итоги Тридцатилетней войны, по инициативе бургомистра Базеля в обоих договорах, в Мюнстере и Оснабрюке, было зафиксировано полное освобождение конфедерации от любых обязанностей по отношению к Священной Римской империи. Император соглашался также на изъятие из подчинения империи Базеля и других кантонов, присоединившихся к Швейцарскому союзу после 1499 г. Это было международным правовым подтверждением давно достигнутого страной фактического суверенитета, хотя ясной юридической формулы его вестфальские договоры не дали. Стремясь изменить эту ситуацию, бургомистр Цюриха попытался в 1655 г .

кодифицировать договоры, заключенные друг с другом различными членами конфедерации, и на этой основе создать единое общешвейцарское соглашение о союзе. Это была первая попытка такого рода, и хотя она провалилась из-за вновь обострившихся межконфессиональных противоречий, наметилась тенденция, которой принадлежало будущее .

Культура Швейцарии. Специфику культуры Швейцарии XVI — первой половины XVII в. определяли не столько ее общие особенности, сколько культурная близость отдельных частей Швейцарии с соседними странами, где говорили на том же языке — немецком, французском, итальянском. Это положение еще больше осложнили Реформация и Контрреформация. С одной стороны, они раскалывали политическое объединение швейцарцев, не отличавшееся большой прочностью, с другой — независимо от языковых различий сближали те части страны, где утвердилась одна и та же вера .

Немалое значение имели и другие особенности Швейцарии. В XVI в. здесь не только закрепились, но и усилились характерные уже для предшествующего периода культурные контрасты между городскими и сельскими кантонами. Спецификой Швейцарии было и отсутствие центров придворной культуры, подобных тем, что складывались в эту эпоху в соседних странах. Средневековые традиции также держались в Швейцарии прочнее и дольше, чем у ее соседей; в искусстве, например, стилевые перемены, за редкими исключениями, происходили с немалым запозданием .

В развитии культуры Швейцарии в XVI в. можно выделить три основных этапа. Первый, охватывающий менее трети столетия, связан с успехами книгопечатания и расцветом гуманизма. Второй этап, продолжавшийся до начала 1560-х годов, — время интенсивного воздействия на культуру реформационных процессов. Для третьего этапа, включавшего и начало XVII в., были характерны нарастающее влияние на культуру Контрреформации, а затем все больший ее упадок и провинциал изация .

Зарождение ренессансных веяний на швейцарской почве было связано с воздействием Италии. Имело значение и развитие гуманистического движения в Германии — под его влиянием Базель стал превращаться в один из главных очагов гуманизма вне Италии .

Долгие годы здесь жил и преподавал право в университете немецкий гуманист С. Брант. Не раз приезжал в Базель для издания своих трудов Эразм Роттердамский, а в 1521—1529 гг. он жил здесь .

В этом городе протекала деятельность его друга, гуманиста-историка Беата Ренана. В Базеле сложился один из крупнейших в Европе центров книгопечатания. С работой базельских типографий были связаны многие гуманистически образованные теологи, почитатели Эразма, позже ставшие видными деятелями Реформации и разошедшиеся со взглядами своего былого кумира. В Базеле расцветало ренессансное искусство оформления и украшения книги, развивавшее венецианские традиции конца XV — начала XVI в .

К числу эразмианцев принадлежал и поэт, математик, знаток греческого языка и музыкальный теоретик Генрих Глареан (1488— 1563). Он учился в университетах Италии и Германии, энергично выступал в поддержку И. Рейхлина в его борьбе с кельнскими инквизиторами, сотрудничал с издателем гуманистов Фробеном в его типографии, был в близких отношениях с Эразмом. В Базеле он открыл собственную школу, подготовив для нее ряд педагогических сочинений. Его перу принадлежало сделанное в латинских стихах историко-географическое описание Швейцарии, проникнутое патриотическим духом. Переехав в Германию в связи с реформацией в Базеле, которую он не принял, Глареан издавал римских историков и поэтов и опубликовал лучшую в то время теоретическую работу о музыке — "Двенадцатиструнник" (1547), Он на ренессансный лад толковал музыку как "мать наслаждений", но не забывал и ее традиционного понимания как воспитательницы высокой морали .

Деятелем ренессансной культуры в Швейцарии был и Иоахим Вадиан (1484—1551). Выходец из патрицианской семьи Санкт-Галлена, он изучал в Венском университете медицину, астрономию, естествознание. За свою поэзию он был увенчан лавровым венком из рук императора Максимилиана I. Вадиан стал профессором гуманистической риторики и поэтики в Венском университете. Вернувшись в 1518 г. на родину, он получил должность городского врача Санкт-Галлена, позже был избран его бургомистром, руководил введением в городе цвинглианской реформации. На основе лекций по литературе, которые он читал в Вене, Вадиан опубликовал труд "О поэтике и науке стихотворства", ставший первой историей немецкоязычной литературы, где она рассматривалась в широком контексте развития литератур других народов от древности до XVI в .

Новые тенденции в развитии швейцарской культуры XVI в .

были связаны не только с гуманитарными, но и с естественными науками. Самым ярким явлением стала деятельность врача, алхимика и родоначальника немецкой натурфилософии Теофраста Парацельса (1493—1541). Как ученый Парацельс сблизил медицину и химию, положив начало своими открытиями новому этапу в фармацевтике и врачевании химическими медикаментами. Парацельс обосновал гуманные цели медицины, призывал алхимиков искать не золото, а средства исцеления людей. Он стал поборником исследования природы на основе тесной связи опыта и теории. В своей философии он одухотворял природу, наделял ее антропоморфными признаками, подчеркивал неразрывную связь каждого природного явления и человека-"микрокосма" с единым мирозданием, полным внутренней динамики, взаимодействия и борьбы незримых сил. Философское учение Парацельса способствовало развитию пантеистических тенденций в космологии и науках о человеке. Ренессансный культ постижения скрытых тайн природы, "света натуры", пронизывал всю деятельность Парацельса .

Видным швейцарским ученым был и другой врач с разносторонними научными интересами — Конрад Геснер (1516—1565). Его называли "Плинием Гельвеции". Геснер устроил в Цюрихе ботанический сад, заложил основы систематической ботаники, внес крупный вклад в зоологию своей "Историей животных" .

Самым крупным художником, работавшим в Швейцарии XVI в., был немец, уроженец Аугсбурга Ганс Гольбейн Младший (1497/98—1543). Гольбейн сумел придать завершенную форму новому ренессансному стилю в искусстве Северного Возрождения .

Способствовала этому и поездка Гольбейна в Италию, где он мог непосредственно познакомиться с ренессансным искусством этой страны. Он путешествовал также по Франции, выезжал на работы в Англию и, проведя в Базеле в общей сложности 13 лет, в 1532 г .

переселился в Лондон, где стал придворным живописцем Генриха VIII. Гольбейн был разносторонним художником: он создавал монументально-декоративные работы, расписывал фасады домов в Люцерне и Базеле, большой зал базельской ратуши, а позже — "Стальной двор" немецких купцов в Лондоне, и он же виртуозно выполнил изящные, полные иронии и юмора рисунки на полях изданий "Похвалы глупости" Эразма Роттердамского, драматическую серию гравюр "Пляски смерти". Главную славу Гольбейну принесли портреты — парадные, интимные, групповые. Среди них — портреты знати и купцов, иностранных послов и гуманистов, с которыми он дружил — Эразма, Томаса Мора и др. Гольбейн был мастером глубоких и объективных характеристик людей, он умел, не льстя оригиналу, раскрывать индивидуальное своеобразие личности .

Глава 7

КАТОЛИЧЕСКАЯ ЦЕРКОВЬ

В РАННЕЕ НОВОЕ ВРЕМЯ .

КОНТРРЕФОРМАЦИЯ

И КАТОЛИЧЕСКАЯ РЕФОРМА

За всю свою историю католицизм не знал столь глубокого потрясения, каким стала для него Реформация. Со Святым Римским престолом порывали одна за другой европейские страны — часть немецких и швейцарских земель, Англия, Швеция, Дания и Норвегия. К новым протестантским церквам и религиозным общностям примкнула часть населения Франции, Нидерландов, Польши, Чехии и Венгрии .

Католическая церковь начала активную борьбу с Реформацией, одновременно осуществляя церковную реформу. В этом ее поддержала светская власть ряда государств.

Система мер, направленная на пресечение и искоренение реформационных идей и движений:

создание Высшего инквизиционного трибунала, введение строгой цензуры, вмешательство папства в государственные дела и привлечение монархов к борьбе с протестантизмом — известна в истории как Контрреформация. Католическая реформа предусматривала организационное обновление католической церкви и упорядочение в соответствии с духом времени отдельных сторон ее вероучения .

Новые монашеские ордена. Иезуиты. Обновление католической церкви началось несколько раньше принятия контрреформационных мер. Истоки церковной реформы следует искать в Соборном движении XIV—XV вв., в многочисленных призывах к очищению и возвращению к идеалам раннехристианской общины. Гуманистическое просветительство XV—XVI вв., расширение сети учебных заведений и книгопечатание способствовали активизации движения за реформу, по-новому обосновав ее необходимость. В этом отношении католическая реформа, как и Реформация, питались из одного источника .

Католическая реформа началась с обновления монашеской организации и появления новых орденов. Одним из первых стал орден театинцев, основанный в 1527 г. П. Караффой, архиепископом Театы, будущим папой Павлом IV. Театинцы видели свою цель в реставрации раннехристианской общины, в возврате к нормам апостольской жизни. В 1526 г. из францисканского ордена выделился орден капуцинов. Капуцины требовали возвращения к первоначальной строгости правил св. Франциска. Подражая ему, они носили большой капюшон, который и дал название ордену. Капуцины стали одной из важнейших опор Контрреформации. В то же время в старом нищенствующем ордене кармелитов выделяется крыло реформаторов, требующих возвращения к изначальным идеалам бедности и аскезы. Обновление возглавила св. Тереза Авильская (1515—1582), основательница ордена "босых" кармелиток, к которому затем добавилась и мужская ветвь. В 1530 г. в Милане сформировался орден барбанитов, ставивший своей целью попечительство над бедными и больными. В это же время возник орден святой Урсулы, занимавшийся религиозным воспитанием и образованием девушек .

Все эти ордена, возрождавшие утерянный дух высокой нравственности и милосердия, стали образцом религиозности нового типа .

Появление новых орденов в условиях больших реформационных потрясений свидетельствовало о потенциале монашеских идеалов и о неудовлетворенности существующими монашескими организациями. Общим для монашества новых орденов было возвращение к строгой аскезе, активная пастырская и благотворительная деятельность в миру, создание школ для подготовки грамотного клира и "добрых" католиков-мирян .

Не без влияния нового монашества усиливается почитание Девы Марии, Богоматери — культ непорочности, благочестия и святости и вместе с тем культ Матери, пожертвовавшей Сыном во искупление людских грехов. Культ Богоматери был особенно понятным и близким верующим, этим объяснялась его популярность. Церковь представляла Богоматерь как заступницу перед Богом, знающую нужды людей, в первую очередь женщин. Католические реформаторы, в отличие от реформаторов-протестантов, отказавшихся от почитания мощей, статуй и подвергавших погромам католические церкви, пытались, напротив, опереться на традиционные формы религиозности, противопоставить богатое убранство католических храмов строгости протестантских церквей, а аскетизму протестантов — эмоциональную сторону католической веры .

Особое место среди новых орденов занимал орден иезуитов .

Возникновение его связано с именем испанского идальго Игнатия Лойолы (1491—1556), одного из военных героев, отличившихся при осаде французами г. Памплоны в годы Итальянских войн. Тяжелое ранение, полученное в бою, не только испортило ему блестящую военную карьеру, но, как оказалось, изменило всю его дальнейшую жизнь. Бывший офицер, не мысливший себя вне военной службы, посвятил свою жизнь "служению Иисусу". После изучения наук и теологии сначала в Испании, затем в Парижском университете Лойола получил степень доктора теологии и право на преподавание .

В 1534 г. в Париже сложилось ядро будущего ордена иезуитов:

шестеро единомышленников Лойолы дали клятву служить католической церкви. Официальное учреждение "Общества Иисуса" произошло в 1540 г., когда папа Павел III своей буллой санкционировал его деятельность. Основная цель, которую ставил перед собой орден, сводилась к укреплению католической церкви и борьбе с ересью. Успехи Реформации делали эту задачу весьма актуальной .

Орден выработал своеобразную организационную структуру, оформленную в его уставе. В отличие от средневековых монашеских орденов иезуиты отказались от части аскетических требований: они могли жить в миру, у них отсутствовали монастыри. Кроме того, иезуиты имели право снимать со своих членов обет нестяжания, и в отличие от нищенствующего монашества они могли владеть недвижимостью. Особым пунктом устава иезуиты обязывались исполнять любые распоряжения папы, отдавая себя в полную его власть. Это был четвертый обет, помимо смирения, целомудрия и нестяжательства, обязательных для остального монашества. Чтобы осуществить главную задачу своей деятельности, иезуиты разработали сложную организационную структуру ордена, построив его на началах максимальной централизации. Каждый член ордена должен был полностью повиноваться своему духовному господину (ена, быть "подобно трупу" в руках вышестоящего. Должность генерала являлась пожизненной. Для контроля за его деятельностью создавалась совещательная коллегия. Помимо этого существовал верховный орган — конгрегация, которая выбирала генерала. Первым генералом ордена стал Лойола, его преемником — Диего Лайнес .

Чтобы стать полноправным членом ордена, следовало преодолеть 4 ступени. Самую низшую ступень занимали послушники (новиции). Не давая никаких монашеских обетов, они проходили начальное обучение в иезуитских коллегиях (учебных заведениях) .

Часть послушников, проявивших способности к наукам и желающих учиться дальше, переходила в разряд схоластиков. Схоластики обучались риторике, философии, литературе, физике и математике .

После этих курсов их направляли преподавать в коллегии. По достижении 28-летнего возраста часть из них возобновляла занятия, на этот раз постигая богословие, с тем чтобы в 33 года стать духовными коадъютерами и, приняв присягу на верность папе, обрести статус полноправных членов ордена. Таким образом, требования к образованию будущих членов ордена были исключительно высоки, как и вообще та роль, которую иезуиты отводили просвещению .

Обучение в иезуитских коллегиях было бесплатным для выходцев из всех слоев общества. Единомышленники Лойолы плодотворно использовали, с одной стороны, практику средневековых университетов, дававших схоластическое образование, с другой — новую методику преподавания, разработанную гуманистами. Их учебные программы были расширены за счет изучения древних языков (в том числе арабского и древнееврейского), а также трудов античных и средневековых философов. От изучающих теологию требовалось не только глубокое знание Библии, но обращение к греческому тексту Священного Писания. Иезуиты придавали большое значение овладению риторикой, обучая молодежь на лучших античных образцах. Иезуитские коллегии претендовали не только на воспитание монаха, члена ордена. Они давали хорошее светское образование и заслужили признание в европейском обществе. Педагогическая сторона деятельности ордена оставила заметный след в культурной истории Европы .

Религиозно-философские воззрения иезуитов нашли отражение в "Духовных упражнениях" Лойолы, а также в трудах теологов Л. де Молины, Ф. Суареса и Р. Беллармина. Их стараниями рождалась новая схоластика: укреплялся авторитет учения Фомы Аквинского, использовался его метод. Эти богословы стремились привести католическое вероучение в соответствии с опытным знанием, с достижениями науки XVI в .

Иезуиты оказались самыми искусными защитниками Святого Престола: их теологи теоретически обосновали притязания папы на абсолютную власть вплоть до низвержения тех монархов, которые нарушали свой долг смирения перед церковью и папой. Как и протестанты, они создали свою доктрину тираноубийства. Убийцы французских монархов Генриха III и Генриха IV — Клеман и Равальяк — стремились получить от папы оправдание этих действий .

Оплотами иезуитов в европейских государствах стали коллегии .

Эти учебные заведения составляли неотъемлемую часть всей системы образования во Франции, Испании, Португалии, Баварии, Австрии, Чехии и Венгрии. Кроме того, иезуиты активно занимались миссионерской деятельностью. В начале XVII в. орден, правда ненадолго, обосновался в Османской империи. Иезуиты проникли в ОстИндию и Японию, Китай, Абиссинию и Латинскую Америку (в Парагвае они создали самостоятельное государство) .

Легализация ордена вызывала сопротивление со стороны старых орденов, усматривавших в иезуитах опасных конкурентов. Непримиримыми противниками иезуитов были доминиканцы, в руках которых находилась инквизиция. Непомерные притязания ордена на власть, иногда большую, чем у папы, вызывали опасения у самого главы Святого Престола. Между тем при королевских дворах и в аристократических кругах иезуиты, выделявшиеся своей образованностью, изящными манерами, способностью выполнять самые деликатные дипломатические поручения, пользовались доверием и уважением .

Политика папства. Тридентский собор. Официальная позиция католической церкви в отношении собственной реформы и Реформации нашла отражение в политике папства. В 1520—1530-е годы действия пап по обновлению католической церкви, как и принятие контрреформационных мер, были малоэффективными. Более того, папы рассматривали церковный раскол как временное явление, ликвидация которого якобы зависит от расстановки политических сил. Почти всю первую половину XVI в. папы были заняты Итальянскими войнами и дипломатической борьбой вокруг событий на Апеннинах. К середине XVI в. положение изменилось. Папское государство утратило политическое влияние как в Италии, так и в Европе в целом. Большой моральный и материальный ущерб ему нанес разрыв с английской, немецкой и скандинавскими церквами .

Угрозу представляли и притязания католических монархов на вмешательство в церковные дела национальных церквей. Обстоятельства вынуждали пап идти на политические союзы с монархами и терпеть их контакты с турками-османами и протестантами .

Переход к церковной реформе в деятельности папства связан с понтификатом Павла III (1534—1549). Папа покровительствовал сторонникам обновления католической церкви и положил начало идейно-теоретической подготовке антиреформационного наступления. Он выдвинул в кардиналы строгих монахов и умных реформаторов — глашатая католической реформы Контарини, гуманиста Садолето и отца неаполитанско-испанской инквизиции Караффу .

Павел III договорился с императором Карлом V о созыве Вселенского собора .

В 1542 г. по инициативе кардинала Караффы начал свою деятельность Высший инквизиционный трибунал в Риме — так было положено начало контрнаступлению на Реформацию. Трибунал получил неограниченную власть в делах веры и юрисдикцию, которая распространялась на все католические государства. Комиссары этой "Святой службы" посылались в разные страны. Жертвами трибунала стали Джордано Бруно и Дж.Ч. Ванини, приговоренные к сожжению на костре за ересь, а также Т, Кампанелла, Г. Галилей и многие другие. В 1543 г. кардинал Караффа наложил запрет на печатание любых сочинений без разрешения инквизиторов. Первые каталоги запрещенных книг были составлены по инициативе местных властей в Лувене, Париже, Венеции, Флоренции и Милане. В 1559 г. в Риме появился "Индекс запрещенных книг", обязательный для всей католической церкви. В него вошли сочинения протестантов и книги, не соответствующие официальному пониманию католического благочестия. В числе запрещенных оказался даже "Проект исправления церкви", одним из составителей которого был сам кардинал Караффа, кроме того, труды иезуитов Ф. Суареса и Л. де Молины, а также "Примечания к Новому завету" Эразма Роттердамского, сочинения Бокхаччо, Лоренцо Баллы, Макиавелли, Ульриха фон Гуттена и другие. Компетентная комиссия просматривала литературу, доступную для чтения в школах и университетах, и изымала недозволенное или вымарывала отдельные страницы в оставленных книгах. Закон о цензуре имел в виду не только книгоиздателей и книготорговцев, но также частных лиц, которые подлежали наказанию за чтение, хранение, распространение запрещенных книг и сокрытие информации об этом .

Огромную роль в консолидации католической церкви сыграл Тридентский собор 1545—1563 гг. Если инквизиция и цензура были направлены на пресечение Реформации и искоренение ее идей, равно как и светского свободомыслия, то собор имел целью не только осудить протестантскую ересь, но и принять меры по укреплению католической церкви. Обнародованная папой булла обозначила следующие задачи собора: ясное определение католической веры и реформа церкви. Главной целью была систематизация и унификация католического учения. Необходимость в этом вызывалась выступлениями протестантских реформаторов, стремящихся поколебать традиционные устои. Папа Павел III считал догматическую и организационную консолидацию церкви под верховенством папы основополагающей для проведения реформы и борьбы с протестантами .

Работа собора, начатая в 1543 г. в маленьком пограничном между Италией и Германией г. Тренто (лат. Тридент), с длительными перерывами продолжалась 18 лет, пока наконец не были приняты решения. Прежде всего было указано на незыблемость иерархии, традиций и церковных таинств. Особо подчеркивалась функция церкви как посредника в достижении спасения. Было подтверждено и закреплено все то, что хотели низвергнуть протестанты .

Собор отверг основной постулат протестантских реформаторов, согласно которому только Библия — источник веры, и подтвердил, что Священное предание также является источником веры. Он подтвердил главенство папы в церкви, статус клириков, целибат, мессу, таинство исповеди, почитание святых и поклонение мощам. В центре теологических дискуссий было учение о спасении и милости Божьей, т.е. то, что разделяло католическую и реформированную церкви. Собор установил, что спасение дается людям благодаря благодеяниям Христа, но вера — это только врата, открывающие путь к спасению. Для достижения же его необходимы посредничество церкви, активная религиозность и благодеяния. Таким образом была подтверждена вся догматическая основа и организационная структура католической церкви. Разрыв с протестантами стал окончательным .

Следует отметить, что на соборе вновь проявились противоречия, дававшие о себе знать еще в эпоху Соборного движения. Рождение национальных государств и национальных церквей оживило прособорные настроения: национальное духовенство при поддержке монархов выступало за ограничение власти папы. Тридентский собор продемонстрировал противостояние двух сил — сторонников ограничения власти папы соборами и защитников абсолютной власти главы Святого Престола. Между тем перед собором стояла задача консолидации сил перед лицом Реформации, а такой консолидирующей силой мог быть только папа. В ситуации, когда ставились под сомнение притязания папы на верховенство в христианской церкви и мире, когда папу называли прислужником дьявола, а Рим сравнивали с Вавилонской блудницей, собор еще раз подтвердил, что считает епископа Рима наместником апостола Петра, викарием Христа на земле и признает его право неограниченной власти над церковью. Критерием верности католической церкви стала верность папству. Тридентский собор вновь продекларировал приверженность ранее сложившейся концепции папской власти и таким образом обозначил границы начавшейся реформы католической церкви .

Для осуществления католической реформы были важны следующие решения собора: о проведении раз в год епархиальных и раз в три года — провинциальных синодов; усилении епископского надзора за подопечным духовенством; о введении мер против злоупотреблений, подрывающих авторитет церкви, — торговли церковными должностями, вымогательства, сосредоточения в одних руках нескольких церковных бенефициев. Ряд постановлений относился к обрядовой стороне культа. Кроме того, собор сохранил за католической церковью исключительное право толковать Священное Писание, признав при этом истинность лишь одного латинского перевода Библии — Вульгаты Иеронима. Подтверждалась верность традиции в представлении о первородном грехе, спасении, чистилище, почитании святых и таинствах. Особо подчеркивалась необходимость соблюдения церковного порядка в таинстве отпущения грехов. Собор возвысил роль исповеди (покаяния) и признал недопустимость торговли индульгенциями. То, с "чего началась Реформация, что принесло всеевропейскую известность Лютеру — отношение к индульгенциям, — подверглось новому осмыслению, акцент делался на таинстве исповеди — осознании греха и покаянии. Это должно было способствовать морально-нравственному очищению католиков .

Одним из самых значительных решений собора было постановление о создании духовных семинарий. Собор предписал, чтобы по мере возможности в каждой епархии был создан институт (семинария), который проводил бы в жизнь католическую реформу. Семинарии должны были готовить священников нового типа, способных соперничать в знании теологии с протестантскими проповедниками .

Реализация решений Тридентского собора. Реставрация католицизма. Решения Тридентского собора были осуществлены не сразу и не везде. Отказалась от реализации соборных постановлений Франция, медлила Испания. Более всего нареканий вызывали постановления о праве папы назначать и смещать прелатов национальных церквей: эти решения ущемляли власть монархов в отношении "своих" церквей. Римская курия решительно взялась за реформы. Возросла роль папской канцелярии в управлении церковными делами. Коллегия кардиналов была ограничена 70 членами и стала административным органом, подчиненным папе. При папе Григории ХШ (1572—1585) были учреждены постоянные нунциатуры (дипломатические представительства) при дворах светских государей. С санкции папы вводилось единообразие католической литургии. В соответствии с решениями собора исправлялись богослужебные книги и обряды, уточнялись ритуалы и церемонии (в 1588 г .

была создана специальная конгрегация по церковным обрядам). В 1592 г. вышло новое исправленное издание латинского перевода Библии. Дело католической реставрации папа Григорий XIII связывал с организацией основательного церковного обучения. Он окружил заботой Григорианский университет, созданный с одобрения папы Юлия III Лойолой еще в 1552 г. Выделив этому университету крупную сумму и отдав несколько зданий в Риме, он рассчитывал готовить достойных бойцов Контрреформации. Для иностранцев, обучавшихся в этом университете, открывались национальные коллегии. Созданная в 1552 г. Германская коллегия уже в 1569 г .

приняла до 100 студентов. Вслед за Германской в 1577 г. открылась Греческая коллегия для греков и армян, в 1579 г. — Английская коллегия, а затем Шотландская, Ирландская и другие .

При папе Григории XIII была осуществлена реформа календаря. Еще на Тридентском соборе встал вопрос о необходимости избавиться от несоответствия между Юлианским календарем и астрономическим годом. Изменения сводились к тому, чтобы признать следующий за 4 октября 1582 г. день не 5, а 15 октября. Эта реформа, торжественно провозглашенная Григорием XIII, была принята во всех католических странах; протестанты ее признали спустя столетие, а ряд православных церквей, включая русскую, сохранили верность Юлианскому календарю .

Стремлением усилить могущество католической церкви и авторитет духовенства была продиктована большая работа иезуитов и бенедиктинцев над публикацией средневековых исторических источников. Отвоевание утерянных в эпоху Возрождения позиций требовало тщательной подготовки материала к публикации. Из историков-иезуитов одно из видных мест в конце XVI — первой половине XVII в. принадлежит Дени Пето (1583—1652), который в соавторстве с протестантом Скалигером разработал научную хронологию. Его труд "De doctrina temporum", вышедший в 1628 г., был одной из первых попыток внести систему в научный подход к решению вопроса о единой хронологии. Видное место в собрании средневековых источников занимает публикация "Деяний (житий) святых" ("Acta sanctorum"), осуществленная Жаком Болландом (1596—1665). С 1643 г. начинает выходить серия "Деяний святых", продолженная после смерти Боллаяда его учениками. Не меньший вклад в издание источников внесли бенедиктинцы конгрегации св .

Мавра (мавристы). Люк д'Ашери и Дом Мабильон усовершенствовали технику исторического исследования и участвовали в создании новых специальных исторических дисциплин — палеографии и сфрагистики .

Славу Дом Мабильону (1632—1707) принес труд по дипломатике ("De re diplomatica", 1681), в котором он собрал и систематизировал данные о письме, происхождении и особенностях средневековых хартий и дипломов, сформулировал приемы установления их подлинности. В то же время Дом Мабильон был известен как автор публикаций "Деяний святого ордена св. Бенедикта". Ватиканская библиотека, строительство которой было осуществлено папами Николаем V и Сикстом IV еще в XV в., систематически пополнялась многочисленными изданиями и рукописями. Высокий статус получила должность ее библиотекаря, включенного в коллегию кардиналов .

Что касается влияния Контрреформации на политическую обстановку, то в наследственных владениях Габсбургов, в верхненемецких княжествах она помогла государям, тогда как в Англии и Франции, напротив, антиправительственной католической оппозиции. Контрреформация нашла союзника в абсолютистской власти в Испании и Португалии, в княжествах Южной Германии, а также в Италии. Сотрудничая со светскими государями, поддерживая борьбу с Реформацией, папа не отказывал и в конкретной помощи борьбе против протестантов — деньгами, солдатами, священниками, пожертвованием церковного имущества. Пий V поддерживал герцога Альбу в Нидерландах, предоставил французскому королю Карлу IX для борьбы с гугенотами свои войска, участвовал в заговорах против Елизаветы I Тюдор. Сикст V отлучил от церкви единственного законного наследника французского престола Генриха Наваррского .

Главной политической и военной силой Контрреформации были Габсбурги — в XVI в. испанские, а в XVII в. германские. Филипп II, опираясь на мощь своей обширной державы и на международные союзы, вел наступление на протестантизм по всей Европе. Он стремился сокрушить самую сильную цитадель протестантизма — английскую монархию. Ориентируясь на монархов, проводники Контрреформации для восстановления католицизма в Северной Европе вели широкую устную и письменную пропаганду среди населения, возобновляли отправление традиционного богослужения и обрядов .

Однако несмотря на известные успехи, в начале XVII в. деятельность проводников Контрреформации в основном была сведена на нет и католицизм сдавал свои позиции в королевствах Англии и Шотландии .

В Германии активными проводниками реставрации католицизма были герцоги Баварские. С середины XVI в. Альбрехт V (1530—

1579) повел решительную борьбу с протестантизмом в своих владениях, восстановив католицизм в Баденском герцогстве. К началу XVII в. католическая церковь сумела отстоять и даже вновь обрести значительные территории в Германии, где широко распространялись реформационные учения. В 1608 г. силам католической церкви была противопоставлена Протестантская уния, на которую католики ответили образованием лиги во главе с Баварией (1609). Это объединение поддержали австрийские Габсбурги, папа и Испания .

Немецкие земли становились центром противоборства двух религиозно-политических коалиций .

Политика папства обостряла не только внутриполитическую обстановку в европейских государствах, но осложняла международные отношения, Не случайно при заключении Вестфальского мира 1648 г., положившего конец 30-летней войне, папе не было отведено никакой роли, несмотря на протесты Святого Престола. В годы, последовавшие за европейским урегулированием 1648 г. (остававшимся в силе до 1713 г.), папский престол перестал быть главным центром европейской политики .

Глава 8

ИСПАНИЯ В XVI — ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVII в .

После окончания Реконкисты в 1492 г. весь Пиренейский полуостров, за исключением Португалии, был объединен под властью испанских королей. Испанским монархам принадлежали также Сардиния, Сицилия, Балеарские острова, Неаполитанское королевство и Наварра .

В 1516 г. после смерти Фердинанда Арагонского на испанский престол вступил Карл I. По матери он был внуком Фердинанда и Изабеллы, а по отцу приходился внуком императору Максимилиану I Габсбургу. От своего отца и деда Карл I унаследовал владения Габсбургов в Германии, Нидерланды и земли в Южной Америке. В 1519 г. он добился своего избрания на престол Священной Римской империи германской нации и стал императором Карлом V. Современники не без основания говорили, что в его владениях "никогда не заходит солнце". Однако объединение огромных территорий под властью испанской короны отнюдь не завершило процесс экономической и политической консолидации. Арагонское и Кастильское королевства, связанные лишь династической унией, на протяжении всего XVI века оставались политически разобщенными: они сохраняли свои сословно-представительные учреждения — кортесы, свое законодательство и судебную систему. Кастильские войска не могли вступать на земли Арагона, а последний не был обязан защищать земли Кастилии в случае войны. В самом Арагонском королевстве его основные части (особенно Арагон, Каталония, Валенсия и Наварра) также сохраняли значительную политическую самостоятельность .

Раздробленность испанского государства проявлялась еще и в том, что не существовало единого политического центра, королевский двор перемещался по стране, чаще всего останавливаясь в Вальядолиде. Только в 1605 г. официальной столицей Испании стал Мадрид .

Еще более значительной была хозяйственная разобщенность страны: отдельные районы резко отличались по уровню социальноэкономического развития и были мало связаны между собой.

Этому в значительной степени способствовали географические условия:

горный ландшафт, отсутствие судоходных рек, по которым было бы возможно сообщение между севером и югом страны. Северные области — Галисия, Астурия, Страна Басков почти не имели связи с центром полуострова. Они вели оживленную торговлю с Англией, Францией и Нидерландами через портовые города — Бильбао, ЛаКорунья, Сан-Себастьян и Байонну. К этому району тяготели некоторые области Старой Кастилии и Леона, важнейшим экономическим центром которого был город Бургос. Юго-восток страны, особенно Каталония и Валенсия, были тесно связаны со средиземноморской торговлей — здесь происходила заметная концентрация купеческого капитала. Внутренние провинции Кастильского королевства тяготели к Толедо, который с давних времен был крупным центром ремесла и торговли .

Обострение положения в стране в начале правления Карла V .

Молодой король Карл I (V) (1516—1555) до вступления на престол воспитывался в Нидерландах. Он плохо говорил по-испански, его свита и окружение состояли главным образом из фламандцев. В первые годы Карл управлял Испанией из Нидерландов. Его избрание на императорский престол Священной Римской империи, путешествие в Германию и расходы на коронацию потребовали огромных средств, что легло тяжелым бременем на кастильскую казну .

Стремясь к созданию "всемирной империи", Карл V с первых лет своего правления рассматривал Испанию прежде всего как источник финансовых и людских ресурсов для проведения имперской политики в Европе. Широкое привлечение королем фламандских приближенных в государственный аппарат, абсолютистские претензии сопровождались систематическим нарушением обычаев и вольностей испанских городов и прав кортесов, что вызывало недовольство широких слоев бюргерства и ремесленников. Политика Карла V, направленная против высшей знати, порождала глухой протест, перераставший временами в открытое недовольство. В первой четверти XVI в. деятельность оппозиционных сил сконцентрировалась вокруг вопроса о принудительных займах, к которым часто прибегал король с первых лет своего правления .

В 1518 г. для расплаты со своими кредиторами — немецкими банкирами Фуггерами — Карлу V удалось с большим трудом получить у кастильских кортесов огромную субсидию, но эти деньги были быстро истрачены. В 1519 г. король для получения нового займа был вынужден принять условия, выдвинутые кортесами, среди которых было требование, чтобы король не покидал Испанию, не назначал иностранцев на государственные должности, не отдавал им на откуп сбор налогов. Однако тотчас же после получения денег король покинул Испанию, назначив наместником фламандца кардинала Адриана Утрехтского .

Восстание городских коммун Кастилии (комунерос). Нарушение королем подписанного соглашения явилось сигналом к восстанию городских коммун против королевской власти, получившему название "восстания комунерос" (1520—1522). После отъезда короля, когда депутаты кортесов, проявившие чрезмерную уступчивость, вернулись в свои города, они были встречены всеобщим негодованием. В Сеговии восстали ремесленники-сукноделы, поденщики, мойщики, чесальщики шерсти. Одним из главных требований восставших городов было запрещение ввоза в страну шерстяных тканей из Нидерландов .

На первом этапе (май—октябрь 1520 г.) для движения комунерос был характерен союз дворянства и городов. Это объясняется тем, что сепаратистские стремления знати находили поддержку у части патрициата и бюргерства, выступавших в защиту средневековых вольностей городов против абсолютистских тенденций королевской власти. Однако союз дворянства и городов оказался непрочным, так как их интересы были во многом противоположны. Между городами и грандами шла упорная борьба за земли, находившиеся в распоряжении городских общин. Несмотря на это, на первом этапе произошло объединение всех антиабсолютистских сил .

Вначале движение возглавил город Толедо, отсюда вышли главные его вожди — дворяне Хуан де Падилья и Педро Ласо де да Вега .

Была сделана попытка объединения всех восставших городов. Их представители собрались в Авиле, наряду с горожанами здесь было много дворян, а также представители духовенства и люди свободных профессий. Однако наиболее активную роль играли ремесленники и выходцы из городских низов. Так, представителем от Севильи был ткач, от Саламанки — скорняк, от Медины дель Кампо — суконщик. Летом 1520 г. в рамках Священной хунты объединились вооруженные силы восставших во главе с Хуаном де Падилья. Города отказались повиноваться королевскому наместнику и запретили его вооруженным силам вступать на их территорию .

По мере развития событий программа движения комунерос конкретизировалась, приобретая и антидворянскую направленность, но она не была открыто направлена против королевской власти как таковой. Города требовали возвращения в казну захваченных грандами коронных земель, уплаты ими церковной десятины. Они рассчитывали, что эти меры улучшат финансовое положение государства и приведут к ослаблению налогового бремени, ложившегося всей своей тяжестью на податное сословие. Однако многие из требований отразили сепаратистскую направленность движения, стремление к восстановлению средневековых городских привилегий (ограничение власти королевской администрации в городах, восстановление городских вооруженных отрядов и т.д.) .

Весной и летом 1520 г. под контролем Хунты оказалась почти вся страна. Кардинал-наместник, пребывая в постоянном страхе, писал Карлу V, что "нет в Кастилии ни одного селения, которое не присоединилось бы к бунтовщикам". Карл V приказал выполнить требования некоторых городов, чтобы внести раскол в движение .

Осенью 1520 г. от восстания отошли 15 городов, их представители, собравшись в Севилье, приняли документ об отказе от борьбы, в котором отчетливо проявился страх патрициата перед движением городских низов. Осенью того же года кардинал-наместник начал открытые военные действия против восставших .

На втором этапе (1521—1522) выдвинутая восставшими программа продолжала дорабатываться и уточняться. В новом документе "99 статей" (1521) появились требования о независимости депутатов кортесов от королевской власти, об их праве собираться каждые три года независимо от воли монарха, о запрещении продажи государственных должностей. Можно выделить ряд требований, открыто направленных против дворянства: закрыть доступ дворян к муниципальным должностям, обложить дворянство налогами, ликвидировать его "вредные" привилегии .

По мере углубления движения начала отчетливо проявляться его направленность против знати. К восставшим городам присоединялись широкие слои кастильского крестьянства, страдавшего от произвола грандов на захваченных домениальных землях. Крестьяне громили поместья, разрушали замки и дворцы знати. В апреле 1521 г. Хунта заявила о своей поддержке крестьянского движения, направленного против грандов как врагов королевства .

Эти события способствовали дальнейшему размежеванию в лагере восставших, дворяне и знать открыто перешли в лагерь врагов движения. Лишь незначительная группа дворян осталась в составе Хунты, главную роль в ней стали играть средние слои горожан .

Используя вражду дворянства и городов, войска кардинала-наместника перешли в наступление и нанесли поражение войскам Хуана де Падильи в битве при Вильяларе (1522). Руководители движения были захвачены в плен и обезглавлены. Некоторое время держался Толедо, где действовала жена Хуана де Падильи — Мария Пачеко. Несмотря на голод и эпидемию, восставшие держались стойко .

Мария Пачеко надеялась на помощь французского короля Франциска I, но в конце концов она была вынуждена искать спасения в бегстве .

В октябре 1522 г. Карл V вернулся в страну во главе отряда наемников, но к этому времени движение было уже подавлено .

Одновременно с восстанием кастильских комунерос разгорелась борьба в Валенсии и на острове Майорка. Причины восстания были в основном те же, что и в Кастилии, но положение здесь обострялось тем, что городские магистраты во многих городах еще больше зависели от грандов, превративших их в орудие своей реакционной политики .

Однако по мере развития и углубления восстания городов бюргерство изменило ему. Опасаясь, что будут затронуты и его интересы, в Валенсии руководители бюргерства уговорили часть восставших капитулировать перед войсками вице-короля, подступившими к стенам города. Сопротивление сторонников продолжения борьбы было сломлено, а их предводители казнены .

Движение комунерос представляло собой весьма сложное социальное явление. В первой четверти XVI в. бюргерство в Испании еще не достигло той ступени развития, когда оно уже могло бы променять городские вольности на удовлетворение своих интересов как нарождающегося класса буржуазии. Важную роль в движении играли городские низы, политически слабые и плохо организованные. В восстаниях в Кастилии, в Валенсии и на Майорке испанское бюргерство не имело ни программы, способной объединить, хотя бы временно, народные массы, ни желания вести решительную борьбу с феодализмом в целом .

В движении комунерос проявилось стремление бюргерства сохранить и даже повысить свое влияние в политической жизни страны традиционным путем — консервацией городских вольностей. На втором этапе восстания комунерос значительного размаха достигло антифеодальное движение городского плебса и крестьянства, однако в тех условиях оно не могло иметь успеха .

Поражение восстания комунерос имело отрицательные последствия для дальнейшего развития Испании. Крестьянство Кастилии было отдано в полную власть грандам, примирившимся с королевским абсолютизмом; движение горожан было разгромлено; тяжелый удар был нанесен зарождавшейся буржуазии; подавление движения городских низов оставило города беззащитными перед возраставшим налоговым гнетом. Отныне не только деревня, но и город подвергался ограблению со стороны испанского дворянства .

Экономическое развитие Испании в XVI в. Наиболее густонаселенной частью Испании была Кастилия, где проживало /4 населения Пиренейского полуострова. Как и в остальных областях страны, земля в Кастилии находилась в руках короны, дворянства, католической церкви и духовно-рыцарских орденов. Основная масса кастильских крестьян обладала личной свободой. Они держали в наследственном пользовании земли духовных и светских феодалов, уплачивая за них денежный ценз. В наиболее благоприятных условиях находились крестьяне-колонисты Новой Кастилии и Гранады, селившиеся на землях, отвоеванных у мавров. Они не только обладали личной свободой, но их общины располагали привилегиями и вольностями, сходными с теми, которыми пользовались кастильские города. Эта ситуация изменилась после поражения восстания комунерос .

Социально-экономический строй Арагона, Каталонии и Валенсии резко отличался от строя Кастилии. Здесь и в XVI в. сохранялись наиболее жестокие формы феодальной зависимости. Феодалы наследовали имущество крестьян, вмешивались в их личную жизнь, могли подвергать их телесным наказаниям и даже предавать смертной казни .

Наиболее угнетенной и бесправной частью крестьян и городского населения Испании были мориски — потомки мавров, насильственно обращенных в христианство. Они жили главным образом в Гранаде, Андалусии и Валенсии, а также в сельских районах Арагона и Кастилии, облагались большими налогами в пользу церкви и государства, постоянно находились под надзором инквизиции. Несмотря на преследования, трудолюбивые мориски издавна выращивали такие ценные культуры, как оливы, рис, виноград, сахарный тростник, шелковичное дерево. На юге ими была создана совершенная ирригационная система, благодаря которой они получали высокие урожаи зерна, овощей и фруктов .

В течение многих веков важной отраслью сельского хозяйства Кастилии являлось перегонное овцеводство. Основная масса овечьих отар принадлежала привилегированной дворянской корпорации — Месте, пользовавшейся особым покровительством королевской власти .

Дважды в год, весной и осенью, тысячи овец перегонялись с севера на юг полуострова и обратно по широким дорогам, проложенным через возделанные поля, виноградники, оливковые рощи .

Десятки тысяч овец, продвигаясь по стране, наносили огромный ущерб земледелию. Под страхом тяжелого наказания сельскому населению запрещалось огораживать свои поля от проходивших стад .

Еще в XV в. Места получила право пасти свои стада на пастбищах сельских и городских общин, брать в бессрочную аренду любой участок земли, если овцы паслись на нем в течение одного сезона .

Места пользовалась огромным влиянием в стране, так как наиболее крупные стада принадлежали объединенным в ней представителям высшей кастильской знати. Они добились в начале XVI в. подтверждения всех прежних привилегий этой корпорации .

В первой четверти XVI в. в связи с быстрым развитием производства в городах и ростом спроса колоний на продукты питания в Испании наметился некоторый подъем сельского хозяйства. Источники указывают на расширение посевных площадей вокруг больших городов (Бургос, Медина дель Кампо, Вальядолид, Севилья) .

Сильнее всего тенденция к интенсификации проявилась в винодельческом хозяйстве. Однако увеличение производства для удовлетворения запросов возросшего рынка требовало значительных средств, что было под силу только зажиточной, крайне незначительной в Испании прослойке крестьян. Большинство из них было вынуждено прибегать к займам у ростовщиков и зажиточных горожан под заклад своих держаний с обязательством уплачивать ежегодно проценты в течение нескольких поколений (сверхценз). Это обстоятельство вместе с ростом государственных налогов приводило к увеличению задолженности основной массы крестьян, к потере ими земли и превращению в батраков или бродяг .

Вся экономическая и политическая структура Испании, где ведущая роль принадлежала дворянству и католической церкви, препятствовала прогрессивному развитию хозяйства .

Налоговая система в Испании также стесняла развитие раннекапиталистических элементов в экономике страны. Наиболее ненавистным налогом была алькабала — 10%-ный налог с каждой торговой сделки; кроме того, существовало огромное количество постоянных и чрезвычайных налогов, размеры которых на протяжении XVI в. все время возрастали, поглощая до 50% доходов крестьянина и ремесленника. Тяжелое положение крестьян усугублялось всевозможными государственными повинностями (транспортировка грузов для королевского двора и войска, постой солдат, поставки продовольствия для армии и т.п.) .

Испания была первой страной, испытавшей на себе воздействие революции цен. С 1503 по 1650 г. сюда было ввезено свыше 180 т золота и 16,8 тыс. т серебра, добытых трудом порабощенного населения колоний и награбленного конкистадорами. Прилив дешевого драгоценного металла явился главной причиной повышения цен в европейских странах. В Испании цены возросли в 3,5—4 раза .

Уже в первой четверти XVI в. наблюдалось повышение пен на предметы первой необходимости, и прежде всего на хлеб. Казалось бы, это обстоятельство должно было способствовать росту товарности сельского хозяйства. Однако установленная в 1503 г. система такс (максимальных цен на зерно) искусственно удерживала низкие цены на хлеб, в то время как остальные продукты быстро дорожали .

Это привело к сокращению посевов зерновых и к резкому падению производства зерна в середине XVI в. Начиная с 30-х годов большинство районов страны ввозило хлеб из Франции и Сицилии .

Привозной хлеб не подпадал под действие закона о таксах и продавался в 2—2,5 раза дороже, чем зерно, производимое испанскими крестьянами .

Завоевание колоний и невиданное расширение колониальной торговли способствовали подъему ремесленного производства в городах Испании и возникновению отдельных элементов мануфактурного производства, особенно в сукноделии. В главных его центрах — Сеговии, Толедо, Севилье, Куэнке — возникли мануфактуры .

Большое количество прядильщиков и ткачей в городах и в округе работало на скупщиков. В начале XVII в. крупные мастерские Сеговии насчитывали по нескольку сот наемных рабочих .

Большой известностью с арабских времен пользовались в Европе испанские шелковые ткани, славившиеся высоким качеством, яркостью и устойчивостью красок. Главными центрами производства шелка были Севилья, Толедо, Кордова, Гранада и Валенсия .

Дорогие шелковые ткани мало потреблялись на внутреннем рынке и шли в основном на экспорт, так же как и изготовлявшиеся в южных городах парча, бархат, перчатки, шляпы. В то же время грубые дешевые шерстяные, а также льняные ткани ввозились в Испанию из Нидерландов и Англии .

Важной отраслью хозяйства с зачатками мануфактуры являлась металлургия. Северные области Испании наряду со Швецией и Средней Германией занимали важное место в производстве металла в Европе. На базе добывавшейся здесь руды развивалось производство холодного и огнестрельного оружия, различных металлических изделий, в XVI в. возникло производство мушкетов и артиллерийских орудий. Помимо металлургии, были развиты судостроение и рыболовство. Главным портом в торговле с Северной Европой являлся Бильбао, который по оборудованию и обороту грузов превосходил Севилью до середины XVI в. Северные области активно участвовали в экспортной торговле шерстью, поступавшей из всех областей страны в город Бургос. Вокруг оси Бургос — Бильбао развертывалась оживленная экономическая деятельность, связанная с торговлей Испании с Европой, и в первую очередь с Нидерландами .

Другим старым экономическим центром Испании был район Толедо. Сам город славился выделкой сукон, шелковых тканей, производством оружия и обработкой кожи .

Со второй четверти XVI столетия в связи с расширением колониальной торговли начинается возвышение Севильи. В городе и его округе возникли мануфактуры по производству сукон, керамических изделий, развилось производство шелковых тканей и переработка шелка-сырца, быстро росли кораблестроение и отрасли, связанные со снаряжением флота. Плодородные долины в окрестностях Севильи и других южных городов превратились в сплошные виноградники и оливковые рощи .

В 1503 г. была установлена монополия Севильи на торговлю с колониями и создана "Севильская торговая палата", осуществлявшая контроль за вывозом товаров из Испании в колонии и ввозом грузов из Нового Света, в основном состоявших из слитков золота и серебра. Все предназначенные к вывозу и ввозу товары тщательно регистрировались чиновниками и облагались пошлинами в пользу казны. Вино и оливковое масло стали главными статьями испанского экспорта в Америку. Вложение денег в колониальную торговлю давало очень большие выгоды (прибыль была здесь намного выше, чем в других отраслях). Кроме севильского купечества, в колониальной торговле принимали участие купцы Бургоса, Сеговии, Толедо. Значительная часть купцов и ремесленников переселялась в Севилью из других районов Испании .

Население Севильи с 1530 по 1594 г. удвоилось. Увеличивалось количество банков и купеческих компаний. В то же время это означало фактическое лишение других областей возможности торговать с колониями, так как из-за отсутствия водных и удобных наземных путей перевоз товаров в Севилью с севера стоил очень дорого. Монополия Севильи обеспечивала казне получение огромных доходов, но она пагубно отразилась на экономическом положении других районов страны. Роль северных областей, имевших удобные выходы в Атлантический океан, сводилась лишь к охране флотилий, направлявшихся в колонии, что привело их экономику к упадку в конце XVI в .

Важнейшим центром внутренней торговли и кредитно-финансовых операций в XVI в. оставался город Медина дель Кампо. Ежегодные осенние и весенние ярмарки привлекали сюда купцов не только со всей Испании, но и из всех стран Европы. Здесь производились расчеты по крупнейшим внешнеторговым операциям, заключались соглашения о займах и поставках товаров в страны Европы и в колонии .

Таким образом, в первой половине XVI в. в Испании создалась благоприятная обстановка для развития промышленности и торговли. Колонии требовали большого количества товаров, а огромные средства, поступавшие в Испанию с 20-х годов XVI в. в результате ограбления Америки, создавали возможности для накопления капитала. Это дало толчок экономическому развитию страны. Однако как в сельском хозяйстве, так и в промышленности и торговле ростки новых, прогрессивных экономических отношений встречали сильное сопротивление консервативных слоев феодального общества. Развитие главной отрасли испанской промышленности — производства шерстяных тканей — сдерживалось экспортом значительной части шерсти в Нидерланды. Тщетно испанские города требовали ограничить экспорт сырья, чтобы понизить его цену на внутреннем рынке. Производство шерсти находилось в руках испанского дворянства, которое не хотело терять своих доходов и вместо сокращения экспорта шерсти добивалось издания законов, разрешавших ввоз иностранных сукон .

Несмотря на экономический подъем первой половины XVI в., Испания оставалась в целом аграрной страной со слаборазвитым внутренним рынком, отдельные области были локально-замкнутыми в хозяйственном отношении .

Государственный строй. В период правления Карла V и Филиппа II (1555—1598) произошло усиление центральной власти, однако испанское государство представляло собой в политическом отношении пестрый конгломерат разобщенных территорий. Управление отдельными частями страны воспроизводило тот порядок, который сложился в самом Арагоно-Кастильском королевстве, составлявшем политическое ядро испанской монархии. Во главе государства стоял король, возглавлявший Кастильский совет; существовал также Арагонский совет, управлявший Арагоном, Каталонией и Валенсией. Другие советы ведали территориями за пределами полуострова: Фландрский совет, Итальянский совет, совет Индий; управление этими областями осуществляли вице-короли, назначавшиеся, как правило, из представителей высшей кастильской знати .

Усиление абсолютистских тенденций в XVI — первой половине XVII в. привело к упадку кортесов. Уже к первой четверти XVI в .

их роль была сведена исключительно к вотированию новых налогов и займов королю. На их заседания все чаще стали приглашаться только представители городов. С 1538 г. дворянство и духовенство официально не были представлены в кортесах. В то же время в связи с массовым переселением дворян в города вспыхнула ожесточенная борьба между бюргерством и дворянством за участие в городском самоуправлении. В итоге дворяне добились закрепления за собой права на занятие половины всех должностей в муниципальных органах .

Все чаще в кортесах в качестве представителей городов выступали дворяне, что свидетельствовало об усилении их политического влияния. Правда, дворяне часто продавали свои муниципальные должности зажиточным горожанам, многие из которых даже не являлись жителями данных мест, или сдавали их в аренду .

Дальнейший упадок кортесов сопровождался в середине XVII в .

лишением их права вотировать налоги, которое было передано городским советам, после чего кортесы перестали созываться .

В XVI — начале XVII в. крупные города, несмотря на значительные успехи в развитии промышленности, во многом сохраняли свой средневековый облик. Это были городские коммуны, где у власти стояли патрициат и дворяне. Многие городские жители, имевшие достаточно высокие доходы, за деньги приобретали "идальгию", что освобождало их от уплаты налогов, которые всей своей тяжестью ложились на средние и низшие слои городского населения .

На протяжении всего периода во многих районах сохранялась сильная власть крупной феодальной знати. Духовные и светские феодалы располагали судебной властью не только в сельской местности, но и в городах, где под их юрисдикцией находились целые кварталы, а иногда и города со всей округой. Многие из них получали от короля право на сбор государственных налогов, что еще больше увеличивало их политическую и административную власть .

Начало упадка Испании. Филипп П. Карл V провел жизнь в походах и почти не бывал в Испании. Войны с турками, нападавшими на испанскую державу с юга и на владения австрийских Габсбургов с юго-востока, войны с Францией из-за преобладания в Европе и особенно в Италии, войны со своими собственными подданными — протестантскими князьями в Германии — занимали все его царствование. Грандиозный план создания мировой католической империи рухнул, несмотря на многочисленные военные и внешнеполитические успехи Карла .

В 1555 г. Карл V отказался от престола, передав Испанию, Нидерланды, колонии в Америке и итальянские владения своему старшему сыну Филиппу II. Кроме законного наследника, у Карла V было двое незаконных детей: Маргарита Пармская, будущая правительница Нидерландов, и дон Хуан Австрийский, известный политический и военный деятель, победитель турок в битве при Лепанто (1571) .

Будущий король Филипп II вырос без отца, так как Карл V почти 20 лет не был в Испании. Наследник рос угрюмым, замкнутым. Как и его отец, Филипп II прагматически смотрел на брак, часто повторял слова Карла V: "Королевские браки заключаются не для семейного счастья, а для продолжения династии". Первый сын Филиппа II от брака с Марией Португальской — дон Карлос — оказался физически и психически неполноценным. Испытывая смертельный, страх перед отцом, он готовился тайно бежать в Нидерланды. Слухи об этом побудили Филиппа II заключить сына под стражу, где он вскоре умер .

Чисто политическим расчетом был продиктован второй брак 27-летнего Филиппа II с 43-летней английской королевой — католичкой Марией Тюдор. Филипп II надеялся объединить усилия двух католических держав в борьбе против Реформации. Через четыре года Мария Тюдор умерла, не оставив наследника. Притязания Филиппа II на руку Елизаветы I, английской королевы-протестантки, были отвергнуты .

Филипп II был женат 4 раза, но из 8 его детей выжили только двое. Лишь в браке с Анной Австрийской у него родился сын — будущий наследник престола Филипп III, не отличавшийся ни здоровьем, ни способностями к управлению государством .

Оставив старые резиденции испанских королей Толедо и Вальядолид, Филипп II устроил свою столицу в маленьком городке Мадриде на пустынном и бесплодном кастильском плоскогорье. Неподалеку от Мадрида возник грандиозный монастырь, являвшийся одновременно дворцом-усыпальницей, — Эскориал .

Были приняты суровые меры против морисков, многие из которых продолжали втайне исповедовать веру своих отцов. На них обрушилась инквизиция, принуждая отказаться от прежних обычаев и языка. В начале царствования Филипп II издал ряд законов, усиливавших их преследования. Доведенные до отчаяния мориски в 1568 г, восстали под лозунгом сохранения халифата .

С большим трудом правительству удалось в 1571 г. подавить восстание. В городах и селениях морисков поголовно истреблялось все мужское население, женщины и дети продавались в рабство .

Оставшихся в живых морисков изгнали в бесплодные районы Кастилии, обрекая на голод и бродяжничество. Кастильские власти беспощадно преследовали морисков, инквизиция сотнями сжигала "отступников от истинной веры" .

Жестокое угнетение крестьян и общее ухудшение экономического положения страны вызывало неоднократные крестьянские восстания, из которых самым сильным явилось восстание в Арагоне в 1585 г. Политика беззастенчивого ограбления Нидерландов и резкого усиления религиозных и политических преследований привела в 60-х годах XVI в. к восстанию в Нидерландах, которое переросло в освободительную войну против Испании (см. гл. 9) .

Экономический упадок Испании во второй половине XVI — XVII в. Начиная с середины XVI в. Испания вступила в полосу длительного экономического упадка, который охватил сначала сельское хозяйство, затем промышленность и торговлю. Говоря о причинах упадка сельского хозяйства и разорения крестьян, источники неизменно подчеркивают три из них: тяжесть налогов, существование максимальных цен на хлеб и злоупотребления Месты. Крестьяне сгонялись со своих земель, общины лишались своих пастбищ и лугов, это приводило к упадку животноводства и сокращению посевов. Страна переживала острый недостаток продуктов питания, что еще больше взвинчивало цены. Главной причиной вздорожания товаров было не увеличение количества денег в обращении, а падение стоимости золота и серебра в связи со снижением затрат на добычу драгоценных металлов в Новом Свете .

Во второй половине XVI в. в Испании продолжала усиливаться концентрация земельной собственности в руках крупнейших феодалов. Значительная часть дворянских владений пользовалась правом майората, они передавались по наследству старшему сыну и были неотчуждаемыми, то есть не могли закладываться и продаваться за долги. Неотчуждаемыми являлись также церковные земли и владения духовно-рыцарских орденов. Несмотря на значительную задолженность высшей аристократии в XVI—XVII вв., знать сохранила свои земельные владения и даже приумножила их путем покупки распродаваемых короной домениальных земель. Новые владельцы ликвидировали права общин и городов на пастбища, захватывали общинные земли и наделы тех крестьян, права которых не были соответствующим образом оформлены. В XVI в. право майората распространилось и на владения бюргерства. Существование майоратов изымало из обращения значительную часть земель, что затрудняло развитие капиталистических тенденций в сельском хозяйстве .

В стране происходил интенсивный процесс экспроприации крестьянства, приведший к сокращению сельского населения в северных и центральных районах страны. В петициях кортесов постоянно говорится о деревнях, где оставалось всего по нескольку жителей, вынужденных нести непомерное бремя налогов. Так, в одной из деревень около города Торо осталось всего три жителя, которые продали колокола и священные сосуды из местной церкви, чтобы уплатить налоги. Многие крестьяне не имели орудий труда, рабочего скота, продавали хлеб на корню задолго до уборки урожая. В Кастилии наблюдалось значительное расслоение крестьянства. Во многих деревнях в районе Толедо от 60 до 85% крестьян являлись поденщиками, систематически продававшими свою рабочую силу .

Вместе с тем на фоне упадка мелкого крестьянского хозяйства возникали крупные товарные хозяйства, основанные на использовании краткосрочной аренды и наемного труда и в значительной степени ориентированные на экспорт. Эти тенденции особенно характерны для юга страны. Почти вся Эстремадура оказалась в руках двух крупнейших магнатов, лучшие земли Андалусии были поделены между несколькими сеньорами. Огромные пространства земли здесь были заняты под виноградники и оливковые рощи. В винодельческом хозяйстве особенно интенсивно применялся наемный труд, наблюдался переход от наследственной к краткосрочной аренде. В то время как по всей стране стал заметным упадок земледелия и сократились посевы зерновых, процветали отрасли, связанные с колониальной торговлей. Страна ввозила значительную часть потребляемого зерна из-за границы .

В конце XVI — начале XVII-в. экономический упадок охватил все отрасли хозяйства страны. Привозимые из Нового Света драгоценные металлы в значительной части попадали в руки дворян, в связи с чем у последних пропадала заинтересованность в хозяйственной деятельности. Это определило упадок не только сельского хозяйства, но и промышленности, и в первую очередь производства тканей .

Мануфактуры стали возникать в Испании еще в первой половине XVI в., но они были немногочисленными и не получили дальнейшего развития. Наиболее крупным центром мануфактурного производства являлась Сеговия. Уже в 1573 г. кортесы жаловались на упадок производства шерстяных тканей в Толедо, Сеговии, Куэнке и других городах. Подобные жалобы понятны, так как, невзирая на растущий спрос американского рынка, в связи с повышением цен на сырье и сельскохозяйственные продукты, ростом заработной платы ткани, изготовленные за границей из испанской шерсти, стоили дешевле, чем испанские .

Производство основного вида сырья — шерсти — находилось в руках дворянства, которое не хотело терять своих доходов, получаемых от высоких цен на шерсть в самой Испании и за границей .

Несмотря на неоднократные просьбы городов сократить экспорт шерсти, он постоянно возрастал и увеличился с 1512 по 1610 г .

почти в 4 раза. В этих условиях дорогие испанские ткани не могли выдержать конкуренции с более дешевыми иностранными, и испанская промышленность теряла рынки сбыта в Европе, в колониях и даже в собственной стране. Торговые компании Севильи начиная с середины XVI в. стали все чаще прибегать к замене дорогой испанской продукции более дешевыми товарами, вывезенными из Нидерландов, Франции, Англии. Отрицательным образом сказалось на испанской мануфактуре и то обстоятельство, что до конца 60-х годов, т.е. в период своего становления, когда она особенно нуждалась в защите от иностранной конкуренции, под властью Испании находились торгово-промышленные Нидерланды. Эти области рассматривались испанской монархией как часть испанского государства. Пошлины на ввозимую туда шерсть, хотя и повышались в 1558 г., были в два раза ниже обычных, а ввоз готовых фламандских сукон осуществлялся на более льготных условиях, чем из других стран. Все это имело пагубные последствия для испанской мануфактуры: купечество изымало свои капиталы из мануфактурного производства, так как участие в колониальной торговле иностранными товарами сулило ему большие прибыли .

К концу века на фоне прогрессирующего упадка сельского хозяйства и промышленности продолжала процветать только колониальная торговля, монополия на которую по-прежнему принадлежала Севилье. Наивысший ее подъем относится к последнему десятилетию XVI в. и к первому десятилетию XVII в. Однако, поскольку испанские купцы торговали преимущественно товарами иностранного производства, золото и серебро, поступавшие из Америки, в Испании почти не задерживались, а утекали в другие страны в уплату за товары, которыми снабжались сама Испания и ее колонии, а также расходовались на содержание войск, Испанское железо, выплавляемое на древесном угле, вытеснялось на европейском рынке более дешевым шведским, английским и лотарингским, при изготовлении которого стал применяться каменный уголь. Металлические изделия и оружие Испания стала теперь привозить из Италии и немецких городов .

Государство тратило колоссальные суммы на военные предприятия и армию, увеличивались налоги, неудержимо возрастал государственный долг. Еще при Карле V испанская монархия сделала большие займы у иностранных банкиров Фуггеров, которым в счет погашения долга были переданы доходы с земель духовно-рыцарских орденов Сант-Яго, Калатравы и Алькантары, чьим магистром являлся король Испании. Затем к Фуггерам попали богатейшие ртутно-цинковые рудники Альмадена. В конце XVI в. более половины расходов казны составляла выплата процентов по государственному долгу. Филипп II несколько раз объявлял государственное банкротство, разоряй своих кредиторов, правительство теряло кредит и для получения в долг новых сумм должно было предоставить генуэзским» немецким и другим банкирам право сбора налогов с отдельных областей и другие источники доходов .

Выдающийся испанский экономист второй половины XVI в. Томас Меркадо писал о засилье иностранцев в экономике страны:

"Нет, не могли, не могли испанцы спокойно смотреть на процветающих на их земле иностранцев; лучшие владения, богатейшие майораты, все доходы короля и дворян находятся в их руках". Испания была одной из первых стран, вступивших на путь первоначального накопления, однако специфические условия социально-экономического развития помешали ей пойти по пути капиталистического развития. Огромные средства, получаемые от ограбления колоний, не использовались для создания новых форм хозяйства, а шли на непроизводительное потребление феодального класса. В середине XVI в. 70% всех доходов казны поступало из метрополии и 30% давали колонии. К 1584 г. соотношение изменилось: доходы от метрополии составили 30%, а от колоний — 70%. Золото Америки, протекая через Испанию, стало важнейшим рычагом первоначального накопления в других странах (прежде всего в Нидерландах) и значительно ускорило там развитие раннекапиталистических форм хозяйства. В самой же Испании начавшийся в XVI в. процесс капиталистического развития приостановился. Разложение феодальных форм в промышленности и сельском хозяйстве не сопровождалось становлением раннекапиталистического уклада .

Испанский абсолютизм. Абсолютная монархия в Испании имела весьма своеобразный характер. Централизованный и подчиненный единоличной воле монарха или его всесильных временщиков государственный аппарат обладал значительной долей самостоятельности. В своей политике испанский абсолютизм ориентировался на интересы дворянства и церкви. Особенно отчетливо это проявилось в период экономического упадка Испании, последовавшего во второй половине XVI в. По мере спада торговой и промышленной деятельности городов внутренний обмен сокращался, ослабевало общение жителей разных провинций между собой, пустели торговые пути. Ослабление экономических связей обнажало старые феодальные особенности каждой области, воскрешался средневековый сепаратизм городов и провинций страны .

В сложившихся условиях в Испании по-прежнему сохранялись обособленные этнические группы: каталонцы, галисийцы и баски говорили на своих языках, отличных от кастильского диалекта, который составил основу литературного испанского языка. В отличие от других государств Европы абсолютная монархия в Испании не сыграла прогрессивной роли и не смогла обеспечить подлинной централизации .

Внешняя политика Филиппа П. После смерти Марии Тюдор и вступления на английский престол королевы-протестантки Елизаветы I рухнули надежды Карла V на создание всемирной католической державы путем объединения сил испанской монархии и католической Англии. Обострились отношения Испании с Англией, которая не без основания видела в Испании свою главную соперницу на море и в борьбе за захват колоний в Западном полушарии .

Воспользовавшись войной за независимость в Нидерландах, Англия всячески стремилась обеспечить здесь свои интересы, не останавливаясь перед вооруженным вмешательством .

Английские корсары грабили испанские суда, возвращавшиеся из Америки с грузом драгоценных металлов, блокировали торговлю северных городов Испании .

Испанский абсолютизм поставил перед собой задачу сокрушить это "еретическое и разбойничье гнездо", а в случае успеха и завладеть Англией. Задача стала казаться вполне осуществимой после того, как к Испании была присоединена Португалия. После смерти последнего представителя царствующей династии в 1581 г. португальские кортесы провозгласили Филиппа II своим королем. Вместе с Португалией под власть Испании перешли и португальские колонии в Ост- и Вест-Индии, включая Бразилию. Подкрепленный новыми ресурсами, Филипп II стал поддерживать в Англии католические круги, интриговавшие против королевы Елизаветы и выдвигавшие вместо нее на престол католичку — шотландскую королеву Марию Стюарт. Но в 1587 г. заговор против Елизаветы был раскрыт, а Мария обезглавлена. Англия направила к Кадису эскадру под командованием адмирала Дрейка, который, ворвавшись в порт, уничтожил испанские суда (1587). Это событие послужило началом открытой борьбы между Испанией и Англией. Испания приступила к снаряжению огромной эскадры для борьбы с Англией. "Непобедимая армада" — так называли испанскую эскадру, отплывшую от Ла-Коруньи к берегам Англии в конце июня 1588 г., но предприятие закончилось катастрофой. Гибель "Непобедимой армады" была страшным ударом, нанесенным престижу Испании и подорвавшим ее морское могущество .

Неудача не помешала Испании совершить еще одну политическую ошибку — вмешаться в гражданскую войну, кипевшую во Франции (см. гл. 12). Это вмешательство не привело ни к усилению испанского влияния во Франции, ни к каким-либо еще позитивным для Испании результатам .

Больше победных лавров принесла Испании ее борьба с турками. Турецкая опасность, нависшая над Европой, стала особенно ощутимой, когда турки захватили большую часть Венгрии и турецкий флот стал угрожать Италии. В 1564 г. турки блокировали Мальту. Лишь с большим трудом удалось удержать остров .

В 1571 г. объединенный испано-венецианский флот под командованием Дона Хуана Австрийского нанес сокрушительное поражение турецкому флоту в заливе Лепанто. Эта победа приостановила дальнейшую морскую экспансию Османской империи в Средиземном море. Дон Хуан преследовал далеко идущие цели: захватить турецкие владения в восточной части Средиземного моря, отвоевать Константинополь и восстановить Византийскую империю. Честолюбивые планы сводного брата встревожили Филиппа II. Он отказал ему в военной и финансовой поддержке. Захваченный Доном Хуаном Тунис вновь перешел к туркам .

К концу своего царствования Филипп II должен был признать, что почти все его обширные планы потерпели крушение, а морское могущество Испании сломлено. Северные провинции Нидерландов отложились от Испании. Государственная казна была пуста, страна переживала тяжелый экономический упадок. Вся жизнь Филиппа II была посвящена осуществлению главной идеи отца — созданию всемирной католической державы. Но все хитросплетения его внешней политики рушились, его армии терпели поражения; флотилии шли ко дну. В конце своей жизни он должен был признать, что "еретический дух способствует торговле и процветанию", но несмотря на это упорно повторял: "Я-предпочитают совсем не иметь подданных, чем иметь в качестве таковы еретиков" .

Испания в начале XVII в. С вступлением на престол Филиппа III (I598—1621) начинается длительная агония некогда могущественного испанского государства. Нищей и обездоленной страной управлял фаворит короля герцог Лерма. Мадридский двор поражал современников пышностью и расточительностью, в то время как народные массы изнемогали под непосильным бременем налогов и бесконечных поборов. Даже послушные во всем кортесы, к которым король обращался за новыми субсидиями, вынуждены были заявить, что платить нечем, так как страна вконец разорена, торговля убита алькабалой, промышленность в упадке, а города опустели. Сокращались доходы казны, из американских колоний приходило все меньше и меньше галеонов, нагруженных драгоценными металлами, но и этот груз нередко становился добычей английских и голландских пиратов или же попадал в руки банкиров и ростовщиков, ссужавших испанской казне деньги под огромные проценты .

Реакционный характер испанского абсолютизма выражался во многих его действиях. Один из ярких примеров — изгнание морисков из Испании. В 1609 г. был издан эдикт, согласно которому мориски подлежали выселению из страны. В течение нескольких дней под страхом смертной казни они должны были сесть на суда и отправиться в Берберию (Северная Африка), имея при себе только то, что могли унести в руках. По пути к портам многие беженцы были ограблены и убиты. В горных районах мориски оказали сопротивление, что ускорило трагическую развязку. К 1610 г. из Валенсии было выселено свыше 100 тыс. человек. Той же участи подверглись мориски Арагона, Мурсии, Андалусии и других провинций .

Всего было изгнано около 300 тыс. человек. Многие стали жертвами инквизиции или погибли в момент изгнания .

Внешняя политика Испании в первой половине XVII в. Несмотря на бедность и запустение страны, испанская монархия сохранила унаследованные от прошлого претензии играть руководящую роль в европейских делах. Крушение всех завоевательных планов Филиппа II не отрезвило его преемника. Когда Филипп III вступил на престол, война в Европе еще продолжалась. Англия действовала в союзе с Голландией против Габсбургов. Голландия отстаивала с оружием в руках свою независимость от испанской монархии .

Испанские наместники в Южных Нидерландах не располагали достаточными военными силами и пытались заключить мир с Англией и Голландией, но эта попытка была сорвана из-за чрезмерных притязаний испанской стороны .

В 1603 г. умерла английская королева Елизавета I. Ее преемник Яков I Стюарт круто изменил внешнюю политику Англии. Испанской дипломатии удалось втянуть английского короля в орбиту испанской внешней политики. Но и это не помогло. В войне с Голландией Испания не могла достичь решающего успеха. Главнокомандующий испанской армией энергичный и талантливый полководец Спинола ничего не мог добиться в условиях полного истощения казны. Самым трагичным для испанского правительства было то, что голландцы перехватывали у Азорских островов испанские суда и вели войну на испанские же средства. Испания была вынуждена заключить перемирие с Голландией сроком на 12 лет .

После вступления на престол Филиппа IV (1621—1665) Испанией по-прежнему правили фавориты; Лерму сменил энергичный граф Оливарес. Однако и он не мог ничего изменить. Правление Филиппа IV стало периодом окончательного падения международного престижа Испании. В 1635 г., когда Франция непосредственно вмешалась в ход Тридцатилетней войны (см. гл. 17), испанские войска терпели частые поражения. В 1638 г. Ришелье решил нанести удар Испании на ее же территории: французские войска захватили Руссильон и вслед за тем вторглись в северные провинции Испании. Но там они натолкнулись на сопротивление народа .

К 40-м годам XVII в. страна была совершенно истощена. Постоянное напряжение финансов, выколачивание налогов и повинностей, хозяйничанье высокомерной, праздной знати и фанатичного духовенства, упадок сельского хозяйства, промышленности и торговли — все это порождало широкое недовольство народных масс .

Вскоре это недовольство прорвалось наружу .

Отложение Португалии. После вхождения Португалии в состав испанской монархии ее старинные вольности были оставлены в неприкосновенности: Филипп II стремился не раздражать своих новых подданных. Положение изменилось к худшему при его преемниках, когда Португалия стала объектом такой же беспощадной эксплуатации, как и другие владения испанской монархии. Испания не смогла удержать португальские колонии, которые перешли в руки Голландии. Кадис перетянул к себе торговлю Лиссабона, в Португалии была введена кастильская налоговая система. Глухое недовольство, нараставшее в широких кругах португальского общества, стало явным в 1637 F .

Первое восстание было быстро подавлено. Однако мысль об отложении Португалии и провозглашении ее независимости не исчезла. Кандидатом на престол был выдвинут один из потомков прежней династии. В число заговорщиков входили архиепископ Лиссабонский, представители португальской знати, зажиточные горожане. 1 декабря 1640 г., овладев дворцом в Лиссабоне, заговорщики арестовали испанскую наместницу и провозгласили королем Жоана IV Браганцского .

Народные движения в Испании в первой половине XVII в .

Реакционная политика испанского абсолютизма привела к ряду мощных народных движений в Испании и ее владениях. В этих движениях борьба против сеньориального гнета в деревне и выступления городских низов часто были направлены на сохранение средневековых вольностей и привилегий. Кроме того, сепаратистские мятежи феодального дворянства и правящей верхушки городов нередко пользовались военной поддержкой из-за границы и переплетались с борьбой крестьянства и городского плебса. Это создавало сложную расстановку социальных сил .

В 30—40-х годах XVII в. наряду с мятежами знати в Арагоне и Андалусии вспыхнули мощные народные восстания в Каталонии и Бискайе. Восстание в Каталонии началось летом 1640 г. Непосредственным поводом к нему послужили насилия и мародерство испанских войск, предназначенных для ведения войны с Францией и расквартированных в Каталонии в нарушение ее вольностей и привилегий .

Восставшие с самого начала разделились на два лагеря. Первый составляли феодально-сепаратистские слои каталонского дворянства и патрицианско-бюргерская верхушка городов. Их программой было создание автономного государства под протекторатом Франции и сохранение традиционных вольностей и привилегий. Ради достижения своих целей эти слои заключили союз с Францией и пошли даже на признание Людовика XIII графом Барселонским. Другой лагерь включал крестьянство и городской плебс Каталонии, которые выступали с антифеодальными требованиями. Восставшие крестьяне были поддержаны городским плебсом Барселоны. Они убили вице-короля и многих представителей власти. Восстание сопровождалось погромами и грабежами домов городских богатеев. Тогда дворянство и городская верхушка призвали французские войска. Мародерство и насилия французских войск вызвали еще большее озлобление каталонских крестьян. Начались стычки крестьянских отрядов с французами, которых они считали иноземными захватчиками .

Напуганные ростом крестьянско-плебейского движения, дворянство и городская верхушка Каталонии в 1653 г. пошли на примирение с Филиппом IV на условиях сохранения их вольностей .

Культура Испании в XVI—XVII вв. Объединение страны, экономический подъем в первой половине XVI в., рост международных связей и внешней торговли, связанный с открытием новых земель, развившийся дух предпринимательства обусловили высокий подъем испанской культуры. Расцвет испанского Возрождения относится ко второй половине XVI — первым десятилетиям XVII в .

Важнейшими центрами образования были ведущие испанские университеты в Саламанке и Алкале де Энарес. В конце XV — первой половине XVI в. в Саламанкском университете верх одержало гуманистическое направление в преподавании и научных исследованиях. Во второй половине XVI в. в аудиториях университета изучалась гелиоцентрическая система Коперника. В конце XV — начале XVI в. здесь возникли первые ростки гуманистических идей в области философии и права. Важным событием в общественной жизни страны стали лекции выдающегося ученого-гуманиста Франсиско де Витория, посвященные положению индейцев во вновь завоеванных землях Америки. Витория отвергал необходимость насильственного крещения индейцев, осуждал массовое истребление и порабощение коренного населения Нового Света. Среди ученых университета нашел поддержку выдающийся испанский гуманист, священник Бартоломе де Лас Касас. Будучи участником завоевания Мексики, а затем миссионером, он выступил в защиту коренного населения, нарисовав в своей книге "Правдивая история разорения Индий" и в других произведениях страшную картину насилия и жестокости, чинимых конкистадорами. Ученые Саламанки поддержали его проект об освобождении порабощенных индейцев и о запрещении впредь отдавать их в рабство. В диспутах, происходивших в Саламанке, в трудах ученых Лас Касаса, Ф. де Витории, Доминго Сото впервые была выдвинута идея о равенстве индейцев с испанцами, о несправедливом характере войн, которые вели испанские завоеватели в Новом Свете .

Открытие Америки, "революция цен", невиданный рост торговли потребовали разработки ряда экономических проблем. В поисках ответа на вопрос о причине роста цен экономисты Саламанки дали ряд важных для того времени экономических исследований по теории денег, торговле и обмену, разработали основные принципы политики меркантилизма. Однако в испанских условиях эти идеи не могли получить практического воплощения .

Великие географические открытия, завоевание земель в Новом Свете оказали огромное влияние на общественную мысль Испании, на ее литературу и искусство. Это влияние нашло отражение в распространении гуманистической утопии в литературе XVI в .

Идею "золотого века", который прежде искали в античности, в идеальном рыцарском прошлом, теперь нередко связывали с Новым Светом; рождались различные проекты создания идеального индейско-испанского государства во вновь открытых землях. Мечту о переустройстве общества Лас Касас, Ф. де Эррера, А. Кирога связывали с верой в добродетельную природу человека, в его способность преодолевать преграды на пути достижения всеобщего блага .

К первой половине XVI в. относится деятельность выдающегося испанского гуманиста, теолога, анатома и медика Мигеля Сервета (1511—1553). Он получил блестящее гуманистическое образование .

Сервет выступал против одного из основных христианских догматов о троичности Бога в одном лице, был связан с анабаптистами. За это его преследовала инквизиция, и ученый был вынужден бежать во Францию. Книга его была сожжена. В 1553 г. он анонимно издал трактат "Восстановление христианства", в котором критиковал не только католицизм, но и ряд положений кальвинизма. В том же году Сервет был арестован при проезде через кальвинистскую Женеву, обвинен в ереси и сожжен на костре .

Поскольку распространение идей Возрождения в философской форме и развитие передовой науки были крайне затруднены католической реакцией, наиболее яркое воплощение гуманистические идеи получили в искусстве и литературе. Своеобразие испанского Возрождения состояло в том, что культура этого периода больше, чем в других странах, была связана с народным творчеством. В нем выдающиеся мастера испанского Возрождения черпали свое вдохновение .

Для первой половины XVI в. было характерно широкое распространение авантюрных рыцарских и пасторальных романов. Интерес к рыцарским романам объяснялся ностальгией обедневших дворян-идальго по прошлому. Вместе с тем это не было воспоминанием о героических подвигах времен Реконкисты, когда рыцари сражались за родину, против врагов своего народа и своего короля. Герой рыцарских романов XVI в. — авантюрист, совершающий подвиги во имя личной славы, культа своей дамы. Он сражается не с врагами родины, а со своими соперниками, волшебниками, чудовищами. Эта стилизованная литература увлекала читателя в неведомые страны, в мир любовных приключений и дерзких авантюр во вкусе придворной аристократии .

Излюбленным жанром городской литературы стал плутовской роман, i-ероем которого был бродяга, весьма неразборчивый в средствах, добивающийся материального благосостояния с помощью плутовства или женитьбы по расчету. Особенно большую известность получил анонимный роман "Жизнь Ласарильо с Тормеса" (1554), герой которого еще в детстве вынужден был покинуть родной дом, отправившись бродить по свету в поисках пропитания. Он становится поводырем у слепого, затем слугой у священника, у обедневшего идальго, настолько бедного, что кормится он за счет подаяния, которое собирает Ласарильо. В конце романа герой добивается материального благосостояния путем женитьбы по расчету .

Это произведение открывало новые традиции в жанре плутовского романа .

В конце XVI — первой половине XVII в. в Испании появились произведения, вошедшие в сокровищницу мировой литературы .

Пальма первенства в этом отношении принадлежит Мигелю Сервантесу де Сааведра (1547—1616). Выходец из обедневшей дворянской семьи, Сервантес прошел полный лишений и приключений жизненный путь. Служба секретарем папского нунция, солдатом (он участвовал в битве при Лепанто), сборщиком податей, армейским поставщиком и, наконец, пятилетнее пребывание в плену в Алжире познакомили Сервантеса со всеми слоями испанского общесгва, позволили глубоко изучить его быт и нравы, обогатили жизненный опыт .

Литературную деятельность он начал с сочинения пьес, среди которых только патриотическая "Нумансия" получила широкое признание. В 1605 г. появилась первая часть его великого творения "Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский", а в 1615 г. — вторая часть. Задуманный как пародия на популярные в то время рыцарские романы, "Дон Кихот" стал произведением, далеко вышедшим за пределы этого замысла. Он превратился в настоящую энциклопедию тогдашней жизни. В книге выведены все слои испанского общества: дворяне, крестьяне, солдаты, купцы, студенты, бродяги .

В образе главного героя Дон Кихота гуманистические устремления автора выступают в отжившей свой век рыцарской оболочке .

Обедневший дворянин Алонсо Кихана проникнут горячим стремлением копьем и мечом защищать униженных и оскорбленных. Он сражается с ветряными мельницами, нападает на стадо овец, приняв его за вражескую армию, и т.д. Его намерения благородны, но оборачиваются злом для тех, кого он защищает. Герой Сервантеса живет мечтой о "золотом веке", которую призван воплотить в жизнь идеальный странствующий рыцарь. Автор подчеркивает гуманистическое начало всех его устремлений и идеалов, однако каждый поступок Дон Кихота убеждает в том, что в современной Сервантесу Испании рыцарство — пустой, нелепый призрак. Роман рисует картины баснословных богатств и ужасающей бедности, произвола администрации, паразитизма духовенства; это горькая и смелая правда об Испании XVI в. Гуманистические идеалы Сервантеса корнями уходят в гущу народной жизни. Верным спутником Дон Кихота. является его оруженосец, крестьянин Санчо Панса .

Плутоватый, добродушный, неграмотный Санчо, каким он предстает в начале романа, под влиянием Дон Кихота превращается в благородного человека; оттачиваются лучшие черты его натуры — стойкость, оптимизм, порядочность, бескорыстие. Эти качества особенно ярко проявляются, когда он по прихоти герцога становится в шутку губернатором острова. Санчо правит лучше герцога, проявляя самообладание и мудрость .

С давних времен в Испании--существовали народные театры .

Бродячие труппы ставили пьесы как религиозного содержания, так и народные комедии и фарсы. Часто представления проходили под открытым небом или во внутренних двориках домов. На народной сцене впервые появились пьесы величайшего испанского драматурга Л one де В era .

Лопе Фелис де Вега Карпьо (1562—1635) родился в Мадриде в скромной семье крестьянского происхождения. Пройдя жизненный путь, полный приключений, он на склоне лет принял священнический сан. Огромный литературный талант, хорошее знание народной жизни и исторического прошлого своей страны позволили Лопе де Вега создать выдающиеся произведения во всех жанрах: поэзии, драматургии, романе, религиозной мистерии. Им было написано около двух тысяч пьес, из которых до нас дошли четыреста. Подобно Сервантесу Лопе де Вега изображает в своих произведениях, проникнутых духом гуманизма, людей самого различного социального положения — от королей и вельмож до бродяг и нищих. В драматургии Лопе де Вега гуманистическая мысль соединилась с традициями испанской народной культуры. Всю свою жизнь Лопе вел борьбу с классицистами из Мадридской академии театра, отстаивая право на существование массового народного театра как самостоятельного жанра. В ходе полемики им был написан трактат "Новое искусство создавать комедии в наше время", направленный против канонов классицизма .

Лопе де Вега создал трагедии, исторические драмы, комедии нравов. Мастерство интриги доведено у него до совершенства, его считают создателем особого жанра — комедии "плаща и шпаги" .

Свыше 80 пьес написаны им на сюжеты из испанской истории, среди них выделяются произведения, посвященные героической борьбе народа во время Реконкисты. Народ является подлинным героем его произведений. Одна из наиболее известных его драм — "Фуэнте Овехуна" ("Овечий источник"), в основу которой положен подлинный исторический факт — крестьянское восстание против жестокого угнетателя и насильника, командора ордена Калатравы .

Последователями Лопе де Вега были Тирсо де Молина (1571—

1648) и Кальдерой де ла Барка (1600—1681). Заслугой Тирсо де Молина было дальнейшее усовершенствование драматургического мастерства и придание своим произведениям чеканной формы. Отстаивая свободу индивидуума и его право наслаждаться жизнью, Тирсо де Молина тем не менее защищал непоколебимость принципов существующего строя и католической веры. Ему принадлежит создание первого варианта "Дон Хуана" — темы, получившей в дальнейшем такую глубокую разработку в драматургии и музыке .

Педро Кальдерой де ла Барка — придворный поэт и драматург, автор пьес религиозно-морализующего содержания. От Ренессанса и гуманизма у него осталась лишь форма, но и та приняла присущий стилю барокко стилизованный, вычурный характер. Вместе с тем в своих лучших произведениях Кальдерон дает глубокую психологическую разработку характеров своих героев. Демократические симпатии и гуманистические мотивы заглушаются у него пессимизмом и настроением неотвратимости жестокого рока. Кальдероном заканчивается "золотой век" испанской литературы, сменяющийся длительным периодом упадка. Народный театр с его демократическими традициями, реализмом и здоровым юмором был почти задушен .

Пьесы светского содержания стали ставиться только на сцене придворного театра, открывшегося в 1575 г., и в аристократических салонах .

Одновременно с расцветом литературы в Испании отмечается большой подъем изобразительного искусства, связанный с именами таких выдающихся художников, как Доменико Теотокопуло (Эль Греко) (1547—1614), Диего Сильва де Веласкес (1599—1660), Хусеие де Рибейра (1591—1652), Бартоломе Мурильо (1617—1682) .

Доменико Теотокопуло (Эль Греко), уроженец острова Крит, прибыл в Испанию из Италии, будучи уже известным художником, учеником Тинторстто. Но именно в Испании он создал свои лучшие произведения, и его искусство достигло подлинного расцвета. Когда его надежды получить заказ для Эскориала потерпели неудачу, он уехал в Толедо и прожил там до конца своих дней. Богатая духовная жизнь Толедо, где пересекались испанские и арабские культурные традиции, позволила ему глубже понять Испанию. В полотнах на религиозные темы ("Святое семейство", "Страсти Св. Маврикия", "Эсполио", "Вознесение Христа") отчетливо проявилась самобытная манера Эль Греко, его эстетические идеалы. Основной смысл этих полотен — противопоставление духовного совершенства и благородства низменным страстям, жестокости и злобе. Свойственная художнику тема жертвенной покорности явилась порождением глубокого кризиса и разлада в испанском обществе XVI в. В более поздних картинах и портретах ("Погребение графа Оргаса", "Портрет неизвестного") Эль Греко обращается к теме земной жизни и смерти, к непосредственной передаче человеческих чувств. Эль Греко явился одним из создателей нового направления в искусстве — маньеризма .

Произведения Веласкеса — классический образец испанского Ренессанса в живописи. Проявивший себя как пейзажист, портретист и баталист, Веласкес вошел в историю мировой живописи как мастер, в совершенстве владеющий композицией и колоритом, искусством психологического портрета .

Рибейра, творчество которого сложилось и расцвело в испанском Неаполе, испытал на себе значительное влияние итальянской живописи. Полотна его, выдержанные в прозрачных, светлых тонах, отличаются реализмом и выразительностью. В картинах Рибейры преобладали религиозные сюжеты .

Бартоломе Мурильо был последним крупным живописцем первой половины XVII в. Его картины, проникнутые лиричностью и поэтическим настроением, выполнены в нежных тонах и поражают богатством мягких переливов красок. Им написано много жанровых картин, изображающих сцены из жизни простых людей его родной Севильи; особенно удавались Мурильо образы детей .

Глава 9

НИДЕРЛАНДЫ В XVI — ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVII в .

Политический строй Нидерландов при Габсбургах. После гибели бургундского герцога Карла Смелого в 1477 г. его дочь и единственная наследница Мария вышла замуж за молодого Максимилиана Габсбурга, позже ставшего германским императором. Бургундско-нидерландские земли сделались достоянием этой династии, хотя Максимилиану пришлось выдержать за них нелегкую борьбу с французскими королями. Внук Максимилиана, император Карл V Габсбург, в 1523—1543 гг. расширил свои нидерландские владения за счет присоединения к ним новых территорий» расположенных к северу от низовий Рейна. По Прагматической санкции 1549 г. весь этот комплекс из 17 провинций был выделен в особый наследственный габсбургский округ, не подлежащий разделению. Он входил в состав империи и должен был платить небольшой имперский налог, но фактически жил своей жизнью, и, например, юрисдикция имперского суда на него не распространялась .

Нидерланды занимали тогда территорию современных Бельгии, Нидерландов, Люксембурга и части Северной Франции. В состав округа входили на юге земли Фландрии, Брабанта, Геннегау Оно), Артуа, Намюра, Люксембурга, Лимбурга и другие, а на севере — Голландия, Зеландия, Утрехт, Фрисландия, Гельдерн, Гронинген и Оверейсел. К Нидерландам примыкало большое епископство Льежское, обладавшее как духовное княжество автономным правовым положением. Габсбургский округ просуществовал всего 30 лет: после отречения Карла V от престола он перешел в 1555 г. под власть его сына, испанского короля Филиппа II, а в 1579 г. в ходе войны за независимость от Испании распался на две части: провинции севера и юга .

При Карле V и Филиппе II политический строй Нидерландов отличался двойственностью. Габсбурги насаждали в стране абсолютистские порядки, а провинции, города, местная знать отстаивали свои прежние свободы и привилегии .

Управление Нидерландами возглавлял наместник императора, затем испанского короля — генеральный статхаудер. Преимущественно из состава высшей местной знати, узкого круга придворных — кавалеров ордена Золотого Руна — формировался Государственный совет. Он ведал вопросами безопасности, состояния войск, назначения на высшие должности, арбитража в случае конфликтов центра и провинций. Финансовый совет занимался поступлением сборов, причитавшихся королю, состоянием денежного хозяйства, чеканкой монеты. В его состав входили поровну знать и специалисты по финансам, а также чиновники-служащие. Третий совет — Тайный — подготавливал законы, распоряжения, следил за текущими делами .

Здесь работали прежде всего королевские легисты и другие образованные чиновники. Легисты заседали и в верховном суде для апелляций, который находился в городе Мехельне. Генеральному статхаудеру были подчинены органы центральной власти на местах — статхаудеры — управители провинций .

Рядом с этим крепнувшим аппаратом централизации страны существовала хорошо сохранившаяся традиция представительных учреждений и местного самоуправления: Генеральные штаты и штаты отдельных провинций. Они вотировали дополнительные сборы с населения и устанавливали их квоты. Значительной автономией в самоуправлении обладали города с их выборными магистратами, бургомистрами, судьями-шеффенами. Городское управление было, как правило, олигархическим: все основные должности прочно держали в своих руках патрициат, купечество, цеховая верхушка. Этот же круг поставлял офицеров стрелковых гильдий, возглавлявших в случае необходимости набранное из цеховых ремесленников городское ополчение. Такая система власти оказалась чрезвычайно устойчивой и упорно сопротивлялась попыткам унифицировать пестроту местных особенностей и привилегий .

Экономическое развитие Нидерландов в XVI в. К началу XVI в. Нидерланды были одной из самых густонаселенных и хозяйственно развитых областей Европы. На небольшой территории страны проживали 2 млн человек, к концу столетия — до 3 млн. В Нидерландах насчитывалось около 300 городов и 6500 деревень .

Крупнейшим городом и портом стал Антверпен, расположенный в устье Шельды, соединенный с гаванью 8 каналами. В первые две трети века он бурно развивался как центр мирового рынка, посреднической торговли и финансового дела. Это был город необычайной хозяйственной динамики и резких контрастов богатства и нищеты .

В его гавани собиралось до 2500 судов со всех концов света, в том числе с грузами колониальных товаров из Америки, Индии, ЮгоВосточной Азии. Отсюда их потоки расходились по разным странам Европы .

Из 105 тысяч жителей города (1568) 15 тысяч составляли иноземцы — испанцы, португальцы, итальянцы, немцы, англичане, датчане. В городе находились их собственные жилые дома, конторы и склады крупных торговых фирм, отделения банкирских домов, включая представительства самых богатых из всех купцов и банкиров — Фугтеров из Аугсбурга. Разноязычная речь, пестрота национальных одежд, многообразие обычаев здесь никого не удивляли .

Именно иностранный капитал, концентрируя свою деятельность в Антверпене, обеспечил экономический подъем города. Иноземцам принадлежало и большинство судов, прибывавших в гавань. Местные купцы занимались главным образом обслуживанием посреднической торговли, больших денег не имели, а потому свой флот у города был очень мал. Зато в Антверпене существовали биржи, товарная и фондовая, где по образцам товаров, векселям и закладным документам заключались крупнейшие в мире торговые и финансовые сделки, В 1531 г. магистрат построил новое здание биржи с огромным двором, окруженным аркадами и рассчитанным на одновременное пребывание в нем до 5 тысяч купцов и маклеров. Над входом была помещена надпись: "Для пользы негоциантов всех наций и языков". Город переживал строительный бум, в нем одна за другой появлялись новостройки — церкви, жилые дома, здания гильдий, целые новые улицы и площади. Одновременно, однако, разрастались убогие кварталы, заселенные городской беднотой, в том числе теми, кто обслуживал работу порта .

Экономическое положение Антверпена определялось не только его ролью в торговле. Традиционное цеховое производство продолжало преобладать в XVI в. и в этом городе, и во всех иных промышленных центрах страны, но наряду с ним в Антверпене и в ряде других городов уже сложились различные формы мануфактуры .

Они возникли в сукноделии для окончательной отделки больших партий привозного английского сукна (ввоз полностью готовых тканей был запрещен), а также при изготовлении льняных и шелковых тканей, стеклянных изделий, в мыловарении, производстве пива и сахара. Антверпен стал одним из ведущих в Европе центров книгопечатания, где сложилась прочная традиция использования наемного труда. В самой большой типографии — выходца из Франции Кристофа Плантена — к концу 1560-х годов действовали до 22 печатных прессов, трудились свыше 50 наемных рабочих .

Наиболее развитыми провинциями Нидерландов в промышленном производстве и торговле были на юге Фландрия и Брабант, на севере — Голландия и Зеландия. Обе южные провинции издавна славились высококачественным экспортным сукноделием, успехами которого были обязаны искусному цеховому ремеслу. В XVI в. ситуация изменилась: пора расцвета прежних ведущих центров производства — Брюгге, Гента, Ипра — ушла в прошлое. Сукноделие там не угасло, но сильно сократилось. Брюгге при этом переориентировался с английской на испанскую шерсть, на торговлю которой он получил монополию. Здесь стала также развиваться вместо привычных цеховых отраслей новая — изготовление атласных тканей. В Генте пошло на подъем льноткачество — к середине XVI в. его выпускали до 110 тысяч кусков в год. Ипр стал поставлять бумазею .

Процесс приспособления цехов к новым условиям и запросам рынка шел трудно, сопровождался разорением части ремесленников, ростом слоя городской бедноты, усилением нищенства. Оно, в свою очередь, стало одной из причин массового бродяжничества, против которого с 1501 г. издавались строгие указы властей. Параллельно с этим в городах, где не было чрезмерной жесткости цехового контроля, и в деревнях, где его не существовало вовсе (хотя элементы системы запретов там все же возникли), стало набирать силу ткачество, организованное в виде мануфактуры. В деревнях это была мануфактура рассеянного типа, связанная с раздатчиками сырья, в городах — сочетания рассеянной мануфактуры и цеха, рассеянной и централизованной мануфактуры. Главная роль переходила к новым центрам производства. Таким стал Хондсхот, где за 60 лет с начала XVI в. изготовление сукна легких дешевых сортов увеличилось впятеро, приблизившись к 100 тысячам кусков в год .

Новые тенденции проявились и в других городах страны. Поскольку само сукноделие в Нидерландах основывалось на привозной шерсти из Испании и Англии, волны подъема или спада производства как в старых, так и новых центрах сильно зависели не только от общей экономической ситуации, но и от отношений с этими странами .

Фландрия, главная в Нидерландах область выращивания льна и конопли, была также основным центром производства полотняных тканей. В Брабанте их изготовлением славился Мехельн (Малин) .

Знаменитым этот город стал благодаря мастерскому литью колоколов, дававших особенно красивый звук ("малиновый звон"). В свою очередь Брюссель, город с 75 тысячами жителей, место пребывания правительства Нидерландов при Габсбургах и средоточие цехов, производивших предметы роскоши, дал свое имя европейски известным кружевам и шпалерам. Всего на долю южных провинций приходилось почти две трети городской продукции страны. Север пока уступал в этом югу .

На севере Нидерландов даже крупнейшие города — Амстердам, Харлем, Лейден — не превышали по числу жителей 40 тысяч челокек, зато городов и городков, в том числе портовых, здесь было много. В Голландии в них жила половина населения всей провинции — такого соотношения тогда не было нигде в Европе. Фактически городом, хотя и без его правового положения, была самая крупная деревня страны — Гаага — с 2 тысячами домов и двором графа Голландии. Многие города севера располагались на небольших возвышенностях, к которым прилегали обширные территории, отвоенанные у морских заливов, озер и заболоченных земель упорным трудом по их осушению. Массы ветряных мельниц приводили здесь в движение системы надетых на цепи черпаков, которые собирали грунтовые воды и перебрасывали их в каналы. За плотинами, дамбами, шлюзами существовал особый уход, требовавший специальных технических знаний и немалых расходов. За порчу гидротехнических сооружений (что могло привести к затоплению земель, лежащих ниже уровня моря) грозили суровые наказания, вплоть до смертной казни. Осушенные земли, как и естественные луга в поймах рек, использовались для молочного животноводства. Две трети прославленного голландского сыра и масла шли на экспорт. Поставляла Голландия в другие страны и быков, но не своих, а датских — их пригоняли для откорма на местных богатых лугах, а затем направляли на рынки, чтобы переправить дальше, в том числе морским и речным путем .

Как и в южных провинциях, на севере было высоко развито изготовление шерстяных, льняных, шелковых тканей, но особенно важную роль здесь получило судостроение, в котором сложились смешанные формы цехового и мануфактурного производства. Гавани Голландии и Зеландии буквально кишели множеством мелких морских и речных судов, предназначенных для перевозки грузов, для дальнего морского рыболовства. Торговые интересы голландцев имели традиционную направленность — прежде всего на торговлю с Прибалтикой. Здесь роль голландцев, особенно амстердамских компаний, в XVI в. резко возросла. В Прибалтику везли разнообразные ремесленные изделия из металла, сукно, вино, предметы роскоши, сыр и масло, пряности, а в обратном направлении — руду, корабельный лес, пеньку, русские меха, мед, воск, наконец зерно — во все больших объемах, и не только для перепродажи, но и для возраставших собственных нужд. В его покупке были заинтересованы как города, так и сельские местности со специализацией на животноводстве или разведении технических культур; своим зерном покрыть потребности населения Нидерланды не могли .

Торговля северных провинций шла и по другим направлениям, включая Англию и Испанию. Центром транзитной торговли с ними был Амстердам. Он же стал и главным портом голландского морского рыболовного флота. Рыболовство было высоко развито, оно поставляло треску, семгу, пикшу, но больше всего — сельдь. На ее лов выходило до тысячи судов, в том числе арендованных полностью или на паевых началах участниками амстердамской "Большой рыболовной компании". Сельдь солили на борту или на берегу, коптили, сушили. Существовала шуточная поговорка, что Амстердам вырос на костях селедки. Ей посвящали стихи, ее в разных видах изображали нидерландские мастера натюрморта. Из Голландии рыба шла на продажу в Англию, Францию, Германию, а также в ганзейские города Прибалтики .

Своей хозяйственной спецификой отличались в южной части страны гористые районы Арденн. Здесь господствовало аграрное производство, но местами (в Намюре, Льежском епископстве, Лимбурге) добывали также различные руды, каменный уголь, выплавляли металл, занимались металлообработкой. Древесный уголь, без которого тогда не обходилось традиционное металлургическое производство, давали богатые леса, многие из которых позже исчезли .

Каменный уголь и руду использовали не только в центрах их добычи, но и транспортировали вниз по Маасу. Торговые пути густой сетью покрывали Нидерланды, и все же прочный единый внутренний рынок здесь не сложился: слишком разнонаправлены были торговые тяготения южных и северных провинций, приморских областей и земель, прилегавших к германским территориям. Затрудняли образование единого рынка и традиции средневековых привилегий: только на речном пути по Маасу от Намюра до устья реки существовало более трех десятков застав, взимавших пошлину за провоз товаров .

От наиболее развитых торгово-промышленных областей страны значительно отличались по преимуществу сельскохозяйственные территории — провинции Артуа, Геннегау, Люксембург, Гельдерн, Оверейсел. В них господствовало светское и церковное феодальное землевладение, различные формы поземельной зависимости крестьян часто сочетались с разнообразными видами личной несвободы, включая серваж. В целом, однако, аграрные порядки в Нидерландах были чрезвычайно пестры: по соседству с Оверейселом во Фрисландии, а отчасти и в Дренте прочно сохранял свои позиции слой свободного крестьянства. Свои особенности существовали во Фландрии и Брабанте. Местным монастырям принадлежала почти половина земли, в то время как дворянство беднело, сдавало свои владения в аренду, продавало; многие участки перешли в руки горожан. Крестьяне в этих провинциях, в большинстве лично свободные, были вынуждены арендовать землю за денежный чинш или натуральный оброк. Имелись здесь и фермерские хозяйства с наймом батраков. В отличие от южных провинций, в Голландии дворянам и церкви принадлежала лишь четверть земель, горожанам — треть, и они часто сдавали ее в аренду. В среде самого крестьянства, значительная часть которого была лично свободной, наблюдалось сильное расслоение: с зажиточными хозяйствами соседствовала масса малоземельных; часть деревенского люда подрабатывала промыслами, другая уходила на сезонные работы в города, пополняя там ряды местной бедноты .

Как и в других странах Европы, в Нидерландах XVI в., несмотря на успехи ремесла, мануфактурного производства и торговли, занятия сельским хозяйством оставались главным средством к существованию большинства населения. Развитие денежных отношений и последствия революции цен привели к увеличению малоземельных и безземельных слоев крестьянства, а также к пауперизации значительной массы городских жителей. К числу бедняков, не подлежавших из-за незначительности имущества обложению налогами, в различных городах Нидерландов относили от четверти до более чем половины жителей .

Общий объем годового производства в Нидерландах в середине XVI в. оценивался суммой примерно в 100 миллионов гульденов .

Половину из них давало сельское хозяйство, половину — торговопромышленная деятельность. При этом 2 миллиона гульденов, то есть 2%, ежегодно взимались императором Карлом V на военные расходы. Столько же ему доставляли вместе Испания, итальянские владения и американские колонии. Платежи императору были тяжелым бременем для страны, хотя Нидерланды также немало получали от своей принадлежности к габсбургской державе — рынки сбыта, выгодный импорт, причастность к колониальной торговле .

Карл V настойчиво стремился заменить постоянным налогом те поборы, на которые он должен был заручаться согласием представительных органов. Эти планы не удались, но политика императора чем дальше, тем больше стала накалять обстановку в стране .

Реформационное движение в Нидерландах. Основные предпосылки Реформации в Нидерландах определялись, как и в других европейских странах, сочетанием социально-экономических, политических, культурных перемен с возраставшим в разных слоях общества недовольством католической церковью — ее привилегиями, богатствами, поборами, невежеством и безнравственностью духовенства. Даже наместница Карла V утверждала, что антицерковные и еретические настроения в стране порождены дурными нравами и вымогательствами нидерландского духовенства. Важную роль в распространении реформационных идей сыграла также оппозиция политике, проводившейся правительством, которое жестоко преследовало инакомыслящих, вплоть до приравнивания еретических взглядов к преступлению против государства .

Как и в Германии, реформационное движение в Нидерландах началось под воздействием выступления Мартина Лютера. С самого начала оно встретило резкое противодействие властей. В соответствии с Вормским эдиктом императора Карла V о борьбе с новой ересью уже в июле 1521 г. было проведено публичное сожжение в Генте трех тысяч "еретических" книг, на котором присутствовал сам император вместе с королем Дании. В дальнейшем сожжения запрещенных книг проходили систематически. В 1522 г. Карл V создал императорскую инквизицию, которая должна была действовать на всей территории Нидерландов. Это вызвало недовольство городов, которые имели старое право на месте разбирать судебные дела своих жителей, не передоверяя их никому другому. Недовольны были даже те, кто отнюдь не проявлял сочувствия к самой "ереси". В июле 1523 г. по приговору инквизиции были сожжены два монаха-августинца, ставшие сторонниками Лютера. Это была первая казнь лютеран в Европе. Приверженцы Лютера тем не менее начали появляться в различных городах Нидерландов. Инквизиционные суды в первый период реформационного движения в стране характеризовали всех обвиненных в ереси как "лютеран", без каких-либо уточнений. Между тем и в Нидерландах, и в других странах среди сторонников евангелизма стали действовать поборники различных реформациоиных течений, включая анабаптистов и так называемых "сакраментистов", толковавших евхаристию не как таинство, а как символическое действие, напоминающее о Тайной вечере .

Собственно лютеранство не получило большого распространения в Нидерландах во второй четверти XVI в. Спецификой этого времени стала множественность видов сектантской религиозной оппозиции Риму и католицизму. При этом границы между учениями отдельных проповедников и сектантских групп часто были размыты, сами учения — эклектичны по программам, расходясь лишь комбинациями составляющих их элементов. Типичной, однако, оказалась нетерпимость к инакомыслию даже в своей среде, что приводило общины сектантов к неоднократным расколам. Вооруженное подавление в 1535 г. режима анабаптистов в Мюнстере, обстановка постоянных гонений, разочарование в надеждах на скорое установление земного царства Христа — все это сказалось на сектантском движении. Характерным для него стало нарастание непротивленческих настроений .

До 1560-х годов различные сектантские течения занимали ведущее место в реформационном движении а Нидерландах. Сторонники Реформации вербовались из всех социальных слоев. Основной средой распространения ее идей стали различные прослойки городского населения — от плебейской бедноты до правящих групп патрициата, часть духовенства, часты;реднего и мелкого дворянства .

Развитие реформационного движения в Нидерландах определялось не только местными условиями. Оно было неотделимо от общеевропейских перемен, проходило на фоне успехов протестантизма в Германии и Швейцарии, в Англии, Швеции, Дании, ганзейских городах, но сопровождалось и нараставшей активизацией в европейском масштабе сопротивления католической церкви этому натиску .

В Нидерландах оно сказалось в ужесточении преследований на основе "плакатов" — указов власти против еретиков. Особой жестокостью отличался плакат 1550 г., который грозил казнью мечом еретикам-мужчинам, закапыванием в землю — женщинам, предписывал конфискацию имущества еретиков и обещал половину конфискованного доносчикам. В этом указе в числе главных учителей ереси уже упоминался Ж. Кальвин, учение которого в середине века начало быстро распространяться в Нидерландах .

Политика Филиппа II в Нидерландах. После отречения в 1555 г. императора Карла V от престола Нидерланды вместе с Испанией и ее колониальными владениями, Неаполитанским королевством и Миланским герцогством достались сыну Карла, испанскому королю Филиппу II. Ко времени его правления войны Карла V с Францией, турками и немецкими протестантскими князьями совершенно истощили казну императора, что сказалось и на финансовом состоянии Нидерландов, из которых он беспощадно выжимал деньги для осуществления своих притязаний. Филипп II в 1557 г. был вынужден объявить государственное банкротство. Это принесло огромные убытки многим банкирам, снабжавшим деньгами императора, в том числе банкирам нидерландским. Первые годы своего правления Филипп II провел в Брюсселе, наводнив южные провинции испанскими войсками для ведения с этого плацдарма боевых действий против Франции. Даже после заключения в 1559 г. мира с нею в Като-Камбрези, по которому Франция признала право Испании на итальянские владения, эти войска еще в течение двух лет не выводились из Нидерландов, что было тяжелым бременем для населения, вынужденного их содержать, и нарушало давние местные привилегии. Покидая в 1559 г. Брюссель, чтобы отныне жить в Испании, Филипп II оставил наместницей Нидерландов свою сводную сестру.Маргариту Пармскую, преданную, как и он сам, католической церкви. Во главе небольшой группы членов Государственного совета король утвердил Антуана Гранвеллу, вскоре ставшего кардиналом .

Для усиления борьбы с ересью Филипп II решил содействовать реформе церковного устройства в Нидерландах: намечалось резко увеличить количество епископов, придать каждому из них по два инквизитора для жесткого выполнения "плакатов" против еретиков, а руководство всей инквизицией поручить Гранвелле. Между тем кардинал был по происхождению бургундцем из Франш-Конте, иноземцем, а назначение на важный пост иноземцев противоречило законам и Нидерландов в целом, и провинции Брабант, где находилась резиденция правительства. Планы короля задевали также интересы нидерландских дворян, привыкших видеть на епископских должностях местных выходцев знатного рода, а не "чужаков" — ставленников центральной власти. Нарушались также интересы мопастырей, часть доходов которых должна была пойти на содержание нового епископата. В результате реализация намеченного королем порядка вызвала такое недовольство, что властям пришлось ее притормозить .

Росту недовольства в обществе способствовала и хозяйственная политика Филиппа II, видевшего в Нидерландах лишь источник поступления доходов и презиравшего эту страну с ее обилием еретиков. В 1560 г. в интересах испанского производства были резко повышены пошлины на шерсть, которая раньше на выгодных условиях и в больших количествах ввозилась из Испании. В результате импорт этого сырья в Нидерланды сократился вдвое. Позже нидерландским купцам перекрыли считавшийся нормальным при Карле V прямой доступ в колонии. Обострение отношений Филиппа II с Англией вызвало спад в торговле Нидерландов с нею. Последствиями стали многочисленные банкротства купцов и рост безработицы в отраслях, связанных с экспортной торговлей .

Все чаще раздававшиеся обвинения власти поначалу адресовались не королю Филиппу II и даже не наместнице, а фактическому руководителю брюссельского правительства — Гранвелле. Требования защиты интересов страны от "дурных управителей", протест против ущемления ее свобод и привилегий, против усиления инквизиции, опасения дальнейшей "испанизации" нидерландских порядков — все это стало основой формирования национальной оппозиции абсолютистским стремлениям власти. Единства в поддержке действий Гранвеллы не оказалось уже в самом Государственном совете — с критикой главного проводника испанской политики в Нидерландах выступили представители верхушки местной знати, члены совета принц Вильгельм Оранский и два графа — Эгмонт и Горн .

Вильгельм Оранский. Будущий принц родился в 1533 г. в Германии, в лютеранской семье графа из рода Нассау. Этот род не был "иноземным" для нидерландского дворянства — графы владели рядом обширных имений в Нидерландах, имели титул баронов Бреды (в Брабанте). В 1544 г. двоюродный брат Вильгельма завещал ему перед кончиной свои владения на юге Франции и связанный с ними титул принца Оранского. Наследование потребовало перехода Вильгельма в католическую веру. Принц воспитывался при брюссельском дворе Карла V. Он в совершенстве владел несколькими языками, рано проявил способности к политике, был общителен и красноречив, но умел мастерски утаивать свои цели, за что позже получил от кардинала Гранвеллы прозвище Молчаливого, подхваченное всеми — и врагами, и друзьями. Он стал любимцем императора, был возведен в рыцари ордена Золотого Руна, выполнял важные военные и дипломатические поручения .

В 1559 г. французский король Генрих II сообщил ему, как доверенному лицу Филиппа II, о планах обоих королей по истреблению протестантов во всем христианском мире и необходимом для этого укреплении инквизиции. Через много лет, в 1580 г., принц опубликовал "Апологию", в которой рассказал, как его потрясли секреты королей и как он тогда же решил противодействовать их замыслу. Назначенный Филиппом II статхаудером (управителем) провинций Голландии, Зеландии, Утрехта и других территорий, он в Государственном совете не раз противостоял решениям всемогущего Гранвеллы и постепенно стал руководящей фигурой оппозиции, о чем кардинал информировал короля. Принц и графы Эгмонт и Горн потребовали отставки Гранвеллы. Не желая обострять ситуацию, Филипп II отозвал кардинала в Испанию, позже поручив ему важный пост неаполитанского вице-короля, но потребовал строгого проведения в жизнь в Нидерландах решений Тридентского собора против ереси. Вильгельм Оранский не раз предупреждал о возможности всеобщих волнений из-за религиозных преследований и призывал к созыву Генеральных штатов для обсуждения этой проблемы, но ни король, ни наместница не обращали внимания на его слова .

Начало освободительного движения. Дворянский союз и иконоборческие выступления 1566 г. В середине 1560-х годов политическая ситуация в стране начала выходить из-под контроля правительства. Рост дороговизны привел к ряду голодных бунтов городской бедноты. Распространение кальвинизма, наталкивавшееся на жестокие гонения и казни, вызвало к жизни новые формы проповеди — они нередко происходили по ночам, за городом, собирая тысячные массы слушателей, для своей безопасности вооруженных чем попало. Аналогичные проповеди устраивали лютеране. Многим участникам ночных встреч раздавали здесь материальную помощь за счет благотворительности. Широкое распространение получили "летучие листки", большей частью анонимные, с доходящей до фанатизма межконфессиональной полемикой. Накал религиозных страстей в стране достиг высшей точки в 1566 г .

К этому времени полностью провалились попытки добиться от самого Филиппа II смягчения применения "плакатов". Оппозиция была вынуждена перейти к более решительным действиям. Вильгельм Оранский отказался проводить в жизнь на подвластных ему территориях указы о преследованиях за веру. Через своего брата Людвига Нассау, сблизившегося с кальвинистами, он повел тайные переговоры о возможностн набора наемных войск в Германии, если в Нидерландах разразится вооруженный конфликт. Новый шаг сделали дворяне. В их среде политический протест против нарушения законов страны сплетался с возмущением крайней религиозной нетерпимостью и в то же время со стремлением предотвратить стихийный взрыв народного недовольства. Еще в конце 1565 г. сложился союз нескольких сотен дворян, подписавших документ об их общей позиции и взаимопомощи — "Компромисс". Участники союза, протестанты и католики, дали клятву добиваться искоренения в Нидерландах инквизиции как причины тирании, несправедливости и разорения граждан, угрозы общественному порядку. Одновременно подтверждалась верность испанскому королю. Множество горожан, примкнув к дворянам, ставили свои подписи на печатных экземплярах "Компромисса" .

5 апреля 1566 г. триста дворян, прибывших в Брюссель, вручили Маргарите Пармской петицию с предупреждением, что и королю, и им самим грозят народные волнения, если не будет отменена инквизиция и не созовут Генеральные штаты, чтобы обсудить ситуацию в стране. Петиция не отражала взгляды всего дворянства — в Голландии, например, ее подписали лишь 56 дворян, а 75 отказались. Но наместница была напугана предупреждением, обещала сообщить о нем королю и решила до его ответа ограничить преследования по делам веры. Один из придворных презрительно назвал толпу бедно одетых подателей петиции "гёзами" (нищими). Оппозиционеры подхватили это слово. Чтобы показать, до чего доведена страна, они стали демонстративно именовать себя гёзами, носить суму, словно для подаяния. Они выбили медаль с текстом "Верны королю во всем — до нищенской сумы", но с эмблемой своего оппозиционного союза .

Протестантские проповедники умело использовали временные послабления для своей миссионерской деятельности. Кальвинистская часть оппозиции быстро разрасталась. Она отличалась особой активностью в противостоянии "папистам". На молитвенных собраниях протестантов всех толков постоянно звучали обличения "идолопоклонства" католической церкви, под которым имелось в виду почитание икон. Фанатизм подобных проповедей уже не раз приводил в других странах к иконоборческим погромам (хотя Лютер, Цвингли и многие другие деятели Реформации умели добиваться контролируемого мирного удаления икон из храмов). В Нидерландах иконоборческое движение превзошло по стихийной ярости и масштабам все, что до сих пор знала-Европа .

Начавшись в Южной и Восточной Фландрии, оно в течение трех месяцев перебрасывалось из провинции в провинцию подобно пожару, нередко вовлекая в городские восстания окрестное сельское население. Толпы людей врывались в церкви и монастыри, крушили статуи, иконы, витражи, реликварии. Масса ценностей была разграблена и лишь часть их передана местным властям. Заодно уничтожались церковные владельческие документы и судебные дела;

Ю1 священников и монахов, не успевших спрятаться, избивали. Одним из самых разрушительных стал двухдневный погром в Антверпене .

Общее число церквей и монастырей, пострадавших от иконоборцев, достигло 5500. В ряде мест в стихийные выступления масс вмешивались кальвинистские консистории, которые пытались организовать в захваченных помещениях богослужение на новый лад .

Иконоборческое движение вызвало не только панику правительства, но и попытку немедленно расколоть оппозицию. Наместница обещала смягчить применение "плакатов" и даже обеспечить свободу протестантской проповеди в специально отведенных местах, если дворянство поможет восстановить спокойствие в стране. Дворяне, действительно, приняли участие в подавлении иконоборческих выступлений. Союз дворян был распущен. Вильгельм Оранский вмешался в события в Антверпене, подавлял грабежи, казнил двух виновных. Кальвинистские консистории выступили с призывами к порядку, однако от оппозиции уже отшатнулись многие ее умеренные сторонники. Иконоборчество почти не затронуло аграрных провинций; более того, в них отряды вооруженных крестьян-католиков под руководством местных властей направлялись к городам громить иконоборцев .

Режим герцога Альбы в Нидерландах. Филипп II, получивший подробные известия о событиях в Нидерландах, решил жестоко наказать бунтовщиков. Летом 1567 г. в Нидерланды была направлена карательная армия во главе с видным военачальником герцогом Альбой. Высокомерный и суровый испанский гранд, он был неколебимым католиком и верным исполнителем воли короля. Не дожидаясь его прибытия, тысячи людей отправились в эмиграцию, в том числе принц Вильгельм Оранский. Графы Эгмонт и Горн, надеясь на милость Филиппа II, остались в стране .

Пополнив свою испанскую армию наемниками, в том числе из крестьянской бедноты южных нидерландских провинций, Альба в августе 1567 г. вступил в Брюссель. Разместив в городах и замках страны свои гарнизоны, он приступил к проведению в жизнь режима террора и устрашения. Под его председательством был создан Совет по делам мятежа, прозванный "кровавым", который методично выносил от 6 до 18 смертных приговоров в месяц. Эгмонт, Горн и бургомистр Антверпена в назидание всей стране были казнены в числе нескольких тысяч других приговоренных, имущество которых конфисковали в пользу королевской казны .

Вильгельм Оранский и его брат Людвиг Нассау возглавили силы сопротивления. Они вторглись в Нидерланды с крупными армиями наемников, один с юга, другой с севера, чтобы свергнуть режим Альбы. Старый полководец, однако, сумел разбить солдат Людвига Нассау, а войско принца вынудил отступить, после чего оно, не получив обещанной платы, рассеялось. Такой же провал ждал и ряд других попыток принца и его сторонников вытеснить Альбу из Нидерландов вооруженным путем, с помощью наемников. Чтобы подорвать позиции Вильгельма Оранского, Совет по делам о мятеже обвинил его в стремлении под покровом религиозных мотивов захватить власть в стране. Все его владения были конфискованы, 13-летнего сына, первенца, арестовали и отправили в Испанию .

Стремясь превратить Нидерланды в послушный придаток Испании, все больше нуждаясь в деньгах не только для отправки королю, но и для оплаты своих войск, Альба решил провести финансовую реформу, позволявшую обойтись без согласия Генеральных штатов на новые налоги. В 1571 г. в стране начали вводить испанское налогообложение средневекового типа, так называемую алькабалу .

Предписывались три налога — однопроцентный со всякого недвижимого имущества, пятипроцентный с продажи недвижимости и десятипроцентный с продажи любого товара. Альбу предупреждали, что особенно третий из этих налогов вызовет возмущение, так как в Нидерландах товар часто доходит до потребителя через несколько посредников. Герцог, однако, упрямо настаивал на своем. Он считал, что "лучше сохранить для Бога и для короля государство обедневшее и даже разоренное, чем иметь дело в цветущем состоянии для сатаны и его пособников — еретиков". Результаты хозяйственной политики Альбы были катастрофичны: массовые банкротства, сокращение объема торговли. Попытки протеста были беспощадно пресечены: в Брюсселе Альба пригрозил повесить на дверях их лавок нескольких лавочников, пытавшихся в знак недовольства временно прекратить торговлю .

Политика, которую проводил Альба, не только устрашала население — она вызвала у части людей растущее чувство протеста и первые попытки организовать сопротивление собственными силами, а не только опираясь на наемников и поддержку иностранных властителей, как это пытался делать Вильгельм Оранский. Наибольшую активность проявляли изгнанники. Некоторые из них тайно вернулись в южные провинции страны и вместе с примкнувшими к ним сторонниками повели партизанскую войну против испанцев и их пособников. Это были отдельные вспышки террора в ответ на террор, действия разрозненные и жестокие: убивали испанских солдат, католических священников и монахов, доносчиков на инаковерующих, ненавистных судейских чиновников. Леса Фландрии и Геннегау укрывали партизан, которые вербовались из всех слоев общества и сами себя называли "лесными гёзами" .

Второй этап освободительной борьбы. Восстание 1572 г. в северных провинциях. По иному пути освободительная борьба пошла на севере. Здесь действовали "морские гёзы", среди командиров _, Границы Нидерландов — к 1566 г Районы действий.лесных гезов" • в 1567-1572гг i S f i J Районы крестьянски* восстаний в 1567г illlllilllll Районы крестьянски» восстаний ЧЩ\Ш в 1572-1574гг .

П Города.начавшие восстание в 1572 г Центры плебейена-демократического движения в 1576-1585гг •---; ;Районы крестьянски» восстания "•Нйй1579-1580 гг л* Районы наиболее актинныи действий **.«орски» геэов" Провинини, объединенные Утретской унией 1579 г (Соединенные провинции) Ипр Города Южны» областей,примкнуашие г к Утрщтскпй унии Церковные ^. Походы войск Внпьгельн Оранского 1566-1572 гг Национально-освободительное движение в Нидерландах которых было немало дворян. Нападая на испанские суда и грабя их, они использовали в качестве мест своего базирования порты Англии, помогавшей тем, кто наносил удары по ее врагу — Испании. Герцог Альба принимал меры против гёзов и в то же время с презрением относился к ним, считая, что действительную военную опасность представляют только вторжения войск принца Оранского .

Опытный военачальник, он, однако, не понял, что движение гёзов отражает перелом, происшедший в настроениях масс, и вскоре поплатился за свой просчет .

Весной 1572 г., стремясь избежать открытого конфликта с Испанией, королева Елизавета повелела "морским гёзам" покинуть порты Англии. Гёзы вышли на 24 кораблях и 1 апреля 1572 г .

захватили город Бриль в Зеландии. Это послужило сигналом для начала народной освободительной борьбы в северных провинциях против иноземного деспотизма. Восстал город Флиссинген, второй но значению порт Зеландии, решивший "отложиться от испанцев" .

За ним последовал ряд других городов. В движении участвовали массы населения независимо от исповедания. Вильгельм Оранский посылал на помощь местным городским ополчениям в качестве командиров своих сторонников-дворян. В противовес ярым кальвинистам из числа руководителей "морских гёзов", которые клялись истребить священников, монахов, папистов и тем самым свергнуть "великое идолопоклонство" — католицизм, принц многократно и настойчиво призывал не нарушать свободу вероисповедания, в том числе католического. Для него как политика были важны не только отдельные успехи на севере страны, но и общая ситуация: ведь хотя кальвинизм и добился к этой поре большего распространения, в целом 90% населения Нидерландов оставались католиками. Это не мешало части из них, сохраняя свою веру, противодействовать "испанизации" страны и церкви, и Вильгельм Оранский не хотел терять их поддержку .

Летом 1572 г. собравшиеся в Дордрехте штаты Голландии и Зеландии, отражая преобладавшие в обществе настроения, официально постановили призвать в эти провинции принца Оранского, назначив его уже не по королевскому, а по своему решению статхаудером — главой исполнительной власти и командующим войсками .

Провозглашалась также свобода вероисповедания. Это были первые шаги на севере к организации самостоятельной республиканской власти. На дальнейшее развитие событий большое воздействие оказали вести о резне Варфоломеевской ночи в августе 1572 г. во Франции. Принц, питавший надежды на прямую помощь французских гугенотов, понял, что рассчитывать на нее пока не приходится .

Он прибыл в Голландию, чтобы оттуда возглавить сопротивление испанцам. Среди руководства оппозицией надолго утвердилось представление, что маленькой стране не выстоять в своей освободительной борьбе без иностранной помощи. По-своему восприняли новую ситуацию и кальвинисты, влияние которых в северных провинциях возрастало. Вопреки вето Вильгельма Оранского они провели решение о запрете католической мессы в Голландии и Зеландии. Вскоре и сам принц перешел в кальвинизм, но продолжал защищать свободу исповеданий .

Между тем Альба двинул на север против мятежников свои войска, вынужденные осаждать город за городом, чтобы добиться покорности. Семь месяцев, с декабря 1572 по июль 1573 г., длилась героическая оборона Харлема, окруженного испанцами под командованием сына Альбы. Из-за голода город был вынужден сдаться .

Испанцы, обещавшие милость побежденным, немедленно казнили 2300 французских, английских и южнонидерландских солдат, участвовавших в обороне Харлема. Население после грабежа обложили громадной контрибуцией. Герцог, однако, считал, что с мятежниками обошлись слишком мягко и обещал в письме Филиппу II, что после взятия еще одного города, Алкмара, "нож будет всажен в каждое горло". Защитники Алкмара и помогавшие им извне гёзы предпочли открыть плотины и затопить всю округу, чтобы заставить испанцев уйти. Пять месяцев, до октября 1574 г., длилась осада Лейдена, но взять его испанцам не удалось .

К этой поре герцог Альба, шесть с половиной лет правивший Нидерландами, уже был отозван в Испанию Филиппом II, который понял наконец, что политика открытых репрессий провалилась и может лишить его власти над Нидерландами. В конце 1573 г. Альбу сменил новый наместник — Луис Рекезенс. Отныне испанцы повели двойную игру — зондировали почву для переговоров, смягчали некоторые установления власти, но продолжали подкреплять господство испанцев силой и контрреформационный курс в целом не изменили. Это была смена тактики, а не стратегии. При Рекезенсе испанцам удалось нанести серьезный удар по оппозиции: новое вторжение в страну германских наемников Людвига Нассау, набранных на французские деньги, потерпело крах. В бою были убиты и Людвиг, и его младший брат. Еще раньше в борьбе с испанцами погиб третий из братьев Вильгельма Оранского. В марте 1576 г. Рекезенс умер, но его новую линию лавирования подхватил Государственный совет, ожидавший прибытия очередного наместника .



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |



Похожие работы:

«1 ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "ОРЕНБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" Кафедра "Государственное и муниципальное управление" МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ ДЛЯ ОБУЧАЮЩИХСЯ ПО ОСВОЕНИЮ ДИСЦИПЛИНЫ История и современное состояни...»

«Выпуск № 184 от 02.10.2007 Его бранил и стар и млад Граф Хвостов и его "Послание к N. N. о наводнении Петрополя" Алексей БАЛАКИН Граф Дмитрий Иванович Хвостов, без сомнения, один из самых знаменитых поэтов рубежа XVIII – XIX веков. Но известен он не своими многочисленными одами, посланиями и баснями – его поистине легендарное имя...»

«Проект "Реальная война" "Вопросы историкам Цикл передач Стенограмма Материал ВТОРОГО выпуска Творческая группа СпецИстория кандидат исторических наук, Морозов далее главный научный сотрудник НИИ Мирослав Эдуардович Морозов Военной истории ВАГШ ВС РФ Сапрыкин далее Ведущий Максим Ведущий Интерне...»

«Платонова Н. И. Первые шаги в деле охраны памятников революционного Петрограда (к публикации документов из личного архива П. П . Покрышкина) Резюме. Статья содержит научную публиPlatonova N. I. First steps in the area of кацию некоторых документов из личного monument protection in the post-revoluфонд...»

«Серия История. Политология. Экономика. Информатика.НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ 2012. № 19 (138). Выпуск 24 УДК 9 4 (4101.07 "СУХОПУТНАЯ ПИРАТСКАЯ ВОЙНА", ИЛИ "ВОЙНА ПАРТИЗАНСКИХ ОТРЯДОВ": "ВЗБУНТОВАВШИЙСЯ" ГОРЕЦ В ШОТЛАНДИИ В XVIII В. В статье а н а л и зи р у ю тся п р ед ста вл ен и я о го р ц а х б р и та н ­ ск и х ч и н о в, о тв етств ен н ы х з...»

«Наталия Ардалионовна Проскурякова Ипотека в Российской империи Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9371239 Ипотека в Российской империи [Текст] / Н. А. Проскурякова: Высшая школа экономики; Москва; ISBN 978-5-7598-1141-1 Аннотация Эта монография...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Кирилл Васильевич Чистов Библиографический указатель РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК МУЗЕЙ АНТРОПОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ ИМ. ПЕТРА ВЕЛИКОГО (КУНСТКАМЕРА) Кирилл Васильевич Чистов Б...»

«Печатается по постановлению Ученого совета Хакасского НИИЯЛИ Коллектив автороб ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНЫЕ СВЯЗИ НАРОДОВ ЮЖНОЙ СИБИРИ Ханйсашр областная $ БИБЛИОТЕКА ( Редакционная коллегия: Бутанаев В. Я. (отв. секретарь), Савинов Д. Г., Сунчугашев Я. И. (отв. редактор)...»

«Министерство культуры Российской Федерации федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "КРАСНОДАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ КУЛЬТУРЫ" Факультет социально-гуманитарного образования Кафедра...»

«Пояснительная записка Рабочая программа предназначена для изучения курса История России (являющегося составной частью предмета ИСТОРИЯ) в 6 классе, составлена в соответствии с положениями Концепции единого учебно-методического комплекса по отечественной истории (включающей...»

«Ш.Н. Саламов (Shuhrat Barlas) КАРАБАХ ВОЙНА ИДЕЙ Национализм-Терроризм-Геноцид Тбилиси 2016 Целью данного исследования является призыв к осмыслению характерных сторон геополитических игр крупных мировых держав. В настоящем издании, на основе исторических фактов вниманию читателя предлагаются результаты исследования актуальны...»

«ISSN 2072 0432 Журнал Искусство и образование зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Учредитель и Главный редактор Н.А. Кушаев Адрес редакции: 101000, Москва,Хохловский...»

«Новогодний калейдоскоп 2018 Лима – Куско – Священная долина Мачу Пикчу Пуно Озеро Титикака Групповая программа с русскоговорящими гидами 08 дней / 07 ночей категория DBL SGL Турист 3* 1,990 2,255 Первая 4* 2,090 2,440 Делюкс 5* 2,425 3,170 Программа путешествия Декабря 30. Лима Добро пожаловать в Перу! Прибытие в Лиму (рей...»

«Речевой этикет в британском и американском вариантах английского языка 1. Понятие и роль речевого этикета в англоязычном обществе Английский речевой этикет это совокупность специальных слов и выражений, придающих вежливую форму...»

«КАМІТЭТ ПА АРХІВАХ І СПРАВАВОДСТВУ ПРЫ САВЕЦЕ МІНІСТРАЎ РЭСПУБЛІКІ БЕЛАРУСЬ АРХЕАГРАФІЧНАЯ КАМІСІЯ БЕЛКАМАРХІВА БЕЛАРУСКІ НАВУКОВА-ДАСЛЕДЧЫ ІНСТЫТУТ ДАКУМЕНТАЗНАЎСТВА І АРХІЎНАЙ СПРАВЫ БЕЛАРУСКІ АРХЕАГРАФІЧНЫ ШТОГОДНІК Выпуск 3 Мінск УДК 930.25(476)(058) ББК 79.3(4Беи)я5...»

«Направление ПОДГОТОВКА СЛУЖИТЕЛЕЙ И РЕЛИГИОЗНОГО ПЕРСОНАЛА ПРАВОСЛАВНОГО ООП ВЕРОИСПОВЕДАНИЯ Название История западных исповеданий и сравнительное богословие дисциплины Цель курса "История западных исповеданий и сравнительное богословие" – позн...»

«ГРАМОТЫ ? II ДРУГІЕ ИСТОРИЧЕСКИ ДОКУМЕНТЫ ХУІІІ столтія, ГРУЗІИ. ОТНОСЯЩІЕСЯ до Томъ II, выпускъ II. съ 1Г69 по ІВОІ годъ. А. А. Цагарели, П о д ъ редакціей ОРДИНАРНАГО ПРОФЕССОРА ИМПЕРАТОРСКАГО С.-ПЕТЕРІІУРГСКАГО УНИВЕРСИТЕТА. •"""'Кйф' С. ПЕТЕРВУРГЪ. Типографія В.. КиршвАУмл, д. М-ва Финапсовъ, на Дворц. ил. 190...»

«Photoscope.by Теория и критика Стр. 1 из 8 english история фотографии пантеон фотографии теория и критика галереи белорусских О природе фотографии фотографов Рудольф АРНХЕЙМ. обзоры выставок CAMERA LU...»

«К ВОПРОСУ О С Т Р У К Т У Р Е ОБЩЕСТВЕННОГО СОЗНАНИЯ М. С. ДАНИЕЛЯН Теоретическое значение многостороннего изучения общественного сознания, необходимость творческого, а не догматически-формального рассмотрения этого социально-непереоцен...»

«ЛЕДОВСКИХ Валерий Станиславович Спортивно-массовая работа как средство физического воспитания осужденных в пенитенциарных учреждениях Специальность 13.00.01 общая педагогика, история педагогики и образования Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора педагогических наук Санкт-Петербург Работа выполн...»

«Генебарт Ольга Васильевна кандидат искусствоведения, профессор кафедры истории и теории музыки Тамбовского государственного музыкально-педагогического института им. С. В. Рахманинова ВОКАЛЬНЫЕ МИНИАТЮРЫ НА СТИХИ Г. ГЕЙНЕ (ПЕРЕВОД А. ПЛЕЩЕЕВА) В СТРУКТУРЕ РОМАНСОВ OP. 8...»







 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.