WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт востоковедения MONGOLICA К 750-летию «Сокровенного сказания» Москва НАУКА Издательская фирма Восточная литература ББК 63.3 М61 Редакционная ...»

-- [ Страница 2 ] --

Еще одна особенность, на наш взгляд, заключается в большом внимании к литературно-художественной стороне памятника. В этом ученые МНР, пожалуй, продолжают тради­ ции русской и советской науки, в частности исследования С.А.Козина. Влияние работы С.А.Козина вообще велико. Это видно по проблематике филологических и исторических ис­ следований ученых МИР, по построению общих работ о ’Со­ ’ кровенном сказании”, по трактовке образов, по классифи­ кации поэтических жанров и т.д., хотя надо подчеркнуть, что по некоторым принципиальным вопросам они не принима­ ют точку зрения С.А.Козина .

Нельзя не отметить также особую роль ученых МНР в деле пропаганды и популяризации "Сокровенного сказания1.* И самый весомый вклад в это внес труд Ц.Дамдинсурэна .

Он сделал памятник доступным для своего народа. С него были осуществлены и осуществляются переводы на другие языки .

Во второй половине 1980-х годов во всем монголистическом мире произошел взрыв интереса к **Сокровенному ска­ занию**, что, безусловно, было связано с приближавшимся юбилеем этого замечательного произведения. Не будет пре­ увеличением сказать, что **эпицентромп этого взрыва явля­ ется МНР. Обращение к "Сокровенному сказанию** обусловле­ но здесь и новыми процессами в общественной мысли, про­ исходящими сейчас в стране, — повышением интереса к соб­ ственным истокам, пересмотром своей истории, в частности исторической роли Чингис-хана. В научных, литературных, общественно-политических журналах, газетах появились мно­ гочисленные публикации, так или иначе затрагивающие тему "Сокровенного сказания** .

В 1988 г. в Улан-Баторе прошла научная конференция, посвященная исследованию "Сокровен­ ного сказания**. Подготовлен сборник статей по ее материа­ лам. Уровень всех этих публикаций, научная новизна, на­ правленность различны, но они знаменуют собой новый этап в развитии науки о "Сокровенном сказании** в МНР. Чем же характерен этот новый этап? С одной стороны, исследова­ тели МНР продолжают традиции, сложившиеся в мировой и монгольской науке. В лингвистике — это в основном исто­ рический аспект, описание специфики среднемонгольского языка на материале языка памятника, объяснение отдельных элементов. В литературоведении — попытка показать художе­ ственные особенности памятника с помощью вычленения от­ дельных приемов, художественных средств. В исторической науке — анализ исторических событий, социально-экономи­ ческих явлений, отраженных в памятнике. С другой сторо­ ны, обозначились и новые тенденции — к более комплексно­ му, глобальному подходу к изучению "Сокровенного сказа­ ния'*. Наиболее четко это ощущается в науке о языке. В настоящее время монгольские ученые работают над текстом "Сокровенного сказания*’ в четырех направлениях- рекон­ струкция фонетического облика монгольского языка, зафик­ сированного памятником (Л.Маналжав, Д.Тумуртогjo), вос­ становление его текста в старомонгольской графике (Ш.Гаадамба), точная транслитерация китайской иероглифической записи (6.Сумъяабаатар), научный перевод (Д.Цэрэнсодном) .

Эти труды сейчас готовятся к изданию. В заключение отме­ тим, что изучение "Сокровенного сказания монголов" в МНР составляет ныне самостоятельную область науки .

Бира, 1965а. — В гга Sh, Mongolian Historiography. XII- Congres In­ ternational des sciences historiques. Rapports, IV. Vienne, 29 aoug.— 5 sept. Horn/Wien, 1965 .

Бира, 19656. — В гг а Sh, Mongolian Historiography. XII- Congres In­ ternational des sciences historiques. Actes, V. Vienne, 29 aoug.— 5 *ept. Horn/Wien, 1965 .





Бира, 1966. — Бира Ш Монголии хуучны Tx бичлэгийн зарим асуудал.—, ШУА-ийн мэдээ. Улаанбаатар, 1966, № 1, Бира, 1977. — Бира Ш Монгольская историография XIII— XVII вв. — Би­ .

ра Ш Вопросы истории, историографии и культуры МНР. Улаанбаа­ .

тар, 1977 .

Бира, 1978. — Бира Ш Монгольская историография: XIII— XVII вв., М., .

1978 .

Бира, 1989. — Вгга S h. The Secret History of the Mongols. — UNESCO Courier. 1989, N 9 .

Бира, 1990. — Бира Ш "Монголын нууц товчоо"-ны тухай. — Шинжлэх.' ухаан амьдрал. Улаанбаатар, 1990, № 1 .

Бямбасан, 1966. — Бямбасан П. XIII— XIV зууны уеийн монгол хэлний уйлт нэрийн хэлбэрууд. — УБДС* Заах аргын эрдэм шинжилгээний бутээл. Т. III. Улаанбаатар, 1966 .

Гаадамба, 1961а. — Гаадамба Ш "Сокровенное сказание монголов" как .

памятник художественной литературы (XIII в.). Автореф. канд .

дис. М., 1961 .

Гаадамба, 19616. — Гаадамба Ш "Сокровенное сказание монголов" как .

памятник художественной литературы (XIII в.). Канд. дис. М., 1961 .

Гаадамба, 19б1в. — Гаадамба Ш "Некер сиролга-да" гэдэг угийн .

учирт. — Монгол судлалын зарим асуудал. Улаанбаатар, 1961 (МС, III) .

Гаадамба, 1963. — Гаадамба Ш Монголии нууц товчооны нэгэн хэллэг.— .

МУИС. Эрдэм шинжилгээний сонсгол. Улаанбаатар, 1963, № 1 .

Гаадамба, 1964а. — Гаадамба Ш Монголын нууц товчооны" нэг уран .

хэллэгийн учир. — Монголын судлалын зарим асуудал. Улаанбаатар, 1964 (SM, IV) .

Гаадамба, 19646. — Гаадамба Ш Монголын нууц товчооны нэг хэллэгийн .

учир. — МУИС. Эрдэм шинжилгээний бичиг. Т. VII. Улаанбаатар, 1964 .

Гаадамба, 1966. — Гаадамба Ш Монголын нууц товчооны "орлу’уд" гэ­ .

дэг угийн учир. — ШУА-ийн мэдээ. Улаанбаатар, 1966, № 1 .

Гаадамба, 1968. — Гаадамба Ш Монголын нууц товчооны "тоног" гэдэг .

угийн учир. Улаанбаатар, 1968 (ХЗС, V) .

Гаадамба, 1969а. — Гаадамба Ш Монголын нууц товчооны "шинчи байан" .

гэдэг угийн учирт. Улаанбаатар, 1969 (SF, IV) .

Гаадамба, 19696. — Гаадамба Ш Некоторые художественные особенности .

"Сокровенного сказания'*. Улаанбаатар, 1969 (МС, VI) .

Гаадамба, 1970а. — Гаадамба Ш "Монголын нууц товчооны" зарим уг .

хэллэг. — ШУА-ийн мэдээ. Улаанбаатар, 1970, № 4 .

Гаадамба, 19706. — Гаадамба Ш "Сокровенное сказание монголов" как .

литературный памятник. Улаанбаатар, 1970 (ХЗС, VII) .

Гаадамба, 1971. — Гаадамба Ш Монголын нууц товчоо монгол аман зохиолд холбогдох асуудалд. Улаанбаатар, 1971 (МС, VIII) .

Гаадамба, 1973. — G aadarriba S h. The Problem of Interrelation between the "Secret History of the Mongols" and Mongolian Folklore. — Олон улсын монголч эрдэмтний II их хурал. I. Улаанбаатар, 1973 .

Гаадамба, 1974. — Гаадамба Ш Сурган хумуужуулэх уламжлал "Нууц .

товчоо,-нд тусгагдсан нь. — Шинжлэх ухаан амьдрал. Улаанбаатар,, 1974, № 5 .

Гаадамба, 1975. — Гаадамба Ш. **Монголын нууц товчоо", монгол ардын аман зохиол хоёрын харилцан холбогдох асуудалд. Улаанбаатар, 1975 (ХЗС, XI) .

Гаадамба, 1976. — Гаадамба Ш Нууц товчооны нууцсаас. Улаанбаатар, .

1976 .

Гаадамба, 1981. — Гаадамба Ш "Сокровенное сказание" и проблема ли­ .

тературных связей. — Литературные связи Монголии. М., 1981 .

Гаадамба, 1984. — Fadamba S. "Mongol-un niua tobiyan"-u tonu gedeg ge-yin ucir. — Mbngol kele biig-n suduluan-u kinaltayin material. № 7. Kkeqota, 1984 .

Гаадамба, 1988a. — Fadamba S. "Mongol-un niuca tobiyan"-u jokiyai-yin tuqai asaudal-du. — Ober mongol-un bai-yin yeke surauli-yin "Mongol-un niua tobiyan"-u olan ulus*-un erdem sinjilegen- yarilaqu qural-un glel-n tobi (Uta jokiyal-un salbar). Kkeqota, 1988 .

Гаадамба, 19886. — FaadQMa Ш Над строкой "Сокровенного сказания".— .

Альманах библиофила: Книга Монголии. Вып. 24. М., 1988 .

Гаадамба, 1989а. — Fadanba S. "Mongol-un niuca tobiyan"-u jokiyai-yin tuqai asaudal-du. — ber mongol-un neyigem-n si­ njilek uqaan. Kkeqota, 1989, № 1(38) .

Гаадамба, 19896. — "Нууц товчоо"-гоор айлчлахуй. — Хеделмер .

01.10.1989 .

Гаадамба, 1989в. — ''Нууц товчооны" "нууц"-ыг эрсэн хууч яриа. — Залуучуудын унэн. 10.11.1989 .

Гантогтох, 1989. — Fanmosmox F. Роль бурятских диалектных лексико­ грамматических единиц и форм в исследовании некоторых слов и выражений "Сокровенного сказания". — Лексико-грамматические ис­ следования бурятского языка. Улан-Удэ,. 1989 .

Гомбожав, 1970. — FoMoacae Д. TxT явдалтай холбоо бухий зарим газар усны домгийн тухай. Улаанбаатар, 1970 (МС, VII) .

Далай, 1959. — Далай Ч. Монголии бееГийн мергелийн товч Tx. Улаан­ баатар, 1959 .

Далай, 1989. — Dalai и. Urtu dur-a-yin kmn. — ber Mongol-un neyigem-n sinjilek uqaan. Kkeqota, 1989, № 1(38) .

Дамдинсурэн, 1941— 1942. — Mongol-un niuca tobiyan. — Sinjilek uqaan. Ulaanbaatur. OroSil, blg I, II, III — 1941, № 1;

blg IV - 1941, № 2; blg V - 1942, № 4; blg VI - 1942, № 5; blg VII - 1942, № 6 .

Дамдинсурэн, 1947. — Mongol-un niuca tobiyan. Qaucin mongol kelen-ece odu-yin mongol biig-n kele-ber Cend-yin Damdinsrng orciulba. Ulaanbaatur, 1947 .

Дамдинсурэн, 1957a. — Монголын нууц товчоо. Хоёр дахь удаагийн хэвлэл. Хуучин монгол хэлнээс одоогийн монгол хэлээр Цэндийн Дам­ динсурэн орчуулав. Улаанбаатар, 1957 .

Дамдинсурэн, 19576. — Дамдинсурэн Ц. Монголын уран зохиолын тойм .

Улаанбаатар, 1957 .

Дамдинсурэн, 1959а. — Дамдинсурэн Ц. Соёлын евийг хамгаалъя. Улаан­ баатар, 1959 .

Дамдинсурэн, 19596. — Mongol-un niuca tobiyan-u doloduar blg.— Ce. Damdinsru'ng. Mongol uran jokiyal-un degeji jaun bilig oruSibai. 1959 (CSM, XIV) .

Дамдинсурэн, 1959b. — Mongol-un niuca tobiyan. Qaucin mongol kelen-ee odu-yin mongol bicig-yin kele-ber Cend-yin Damdinsrng orciulba. Kkeqota, 1959 .

Дамдинсурэн, 1974. — Дамдинсурэн Ц. Исторические достопримечатель­ ности трех урочищ в Керулен Байн Улане. — Тев Азийн иргэншилд 6 -2 223 83 нуудэлчдийн роль (Олон улсьш симпозиумьш хэрэглэгдэхуун) .

Улаанбаатар, 1974 .

Дамдинсурэн, 1976. — Монголии нууц товчоо. Ц.Дамдинсурэн орчуулав. Гурав дахь удаагийн хэвлэл. Улаанбаатар, 1976 .

Дамдинсурэн, 1982. — Д а м д и н а р эн Ц. Алан гуагийн таван хевгуудээ сургасан домог. Улаанбаатар, 1982 (SM, VII) .

Дамдинсурэн, 1987. — Дамдинсурэн Ц. Монголии уран зохиолын ев уламжлалын асуудалд. I. Улаанбаатар, 1987 (1984) .

Дашцэдэн, 1984. — Дашцэдэн Т. Монголии нууц товчоог галиглах тухай асуудалд. — Олон улсын монголч эрдэмтний IV их хурал. II. Улаан­ баатар, 1984 .

Дашцэдэн, 1985. — Монголии нууц товчоо. Улаанбаатар, 1985 (CSM, XXI, 1) .

Догсурэн, 1978. — Догсурэн Ч. "Монголии нууц товчоон*' дахь газар усны дэвсгэр нэр. Улаанбаатар, 1978 (SM, V) .

Доржсурэн, 1960. — Дорою сурэн Ц. Чингис хааны терсен Дэпиун болдог хаана байна. Улаанбаатар, 1960 .

Жамцарано, 1936. — Ж амцарано Ц.Ж Монгольские летописи XVII в. — .

ТИВАН. Т. 16. М.-Л., 1936 .

Жачин, 1982. — Ж ачин Ч. "Монголии нууц товчоон" дахь "агап" гэдэг угийн тухай. Улаанбаатар, 1982 (ХЗС, XV) .

Ишжамц, 1974. — И о а ц Н. Монголд нэгдсэн тер байгуулагдаж феода­ шю м лизм бурэлдэн тогтсон нь. Улаанбаатар, 1974 .

Козин, 1941. — Козин С.А. Сокровенное сказание. Монгольская хроника 1240 г. под названием Mongol-un Niuca Tobiyan... М.-Л., 1941 .

Лигети, 1971. — Ligeti L. Histoire secrete des Mongols. — Budapest, 1971 (Monumenta linguae mongolicae collects, 1) .

Лувсанбалдан, 1962а. — Лувсанбалдан X. Эртний монгол хэлний тооны зохицолин ул мер. — Дандини "Зохист аялгууни толь" ба тууний тайлбаруудьш товч мэдээ. Улаанбаатар, 1962 (SM, IV) .

Лувсанбалдан, 19626. — Лувсанбалдан X. Эртний монгол хэлний угийн эхний h-гийн тухай асуудалд. — Дандини "Зохист аялгууни толь" ба тууний тайлбаруудьш товч мэдээ. Улаанбаатар, 1962 (SM, IV) .

Лувсанбалдан, 1988. — Lubaangbaldan Q. "Mongol-un niua tobiyan" daki ebert ngn aan-u tuqai dakin glek ni. — ber mongyol-un baSi-yin yeke suryauli-yin erdem sinjilegen- yarilaqu qural-un glel-n tobci (Kelen-u salbar). Kkeqota, 1988 .

Лувсанбалдан, 1989. — Lubsangbaldan Q. "Mongol-un niua tobiyan" daki ebert ngn ayan-u tuqai dakin glek ni. — ber mongol-un Neyigem-n injilek uqayan. Kkeqota, 1989, № 1(38) .

Лувсанвандан, 1975. — Лувсанвандан Ш Монгол дервелжин усгийн дурсгальш зуйлийг галиглах асуудалд. Улаанбаатар, 1975 (ХЗС, XI) .

Лувсандэндэв, 1987а. — Лувсандэндэв А. "Монголии нууц товчоони" гарчигийн учир. — Дорнодахини судлалин асуудал. Улаанбаатар, 1987, № 1 (16) .

Лувсандэндэв, 19876. — Лувсандэндэв А. "Монголии нууц товчоони" хэлний узуур шудний хамжих гийгуулэгчийг галиглах асуудалд. — Дорнодахини судлалин асуудал. Улаанбаатар, 1987, № 2 (17) .

Магауя, 1979. — Магауя С. Монголдын купия шежиреси. 0лгий, 1979 .

Маналжав, 1969. — М анапзю Л. '*Монгольи нууц товчоони" хэлний урт ав эгшгийн тухай асуудалд. Улаанбаатар, 1969 (1968) (ХЗС, VI) .

Маналжав, 1973а. — Маналж Л. Некоторые особенности дистрибуции ав согласных фонем языка "Сокровенного сказания монголов". — Олон улсын монголч эрдэмтний II их хурал. I. Улаанбаатар, 1973 .

Маналжав, 19736. — Маналж Л. Фонологическая система языка "Тай­ ав ной истории монголов". Автореф. канд. дис. Улан-Батор, 1973 .

Маналжав, 1973в. — Маналж Л. Фонологическая система языка "Тай­ ав ной истории монголов". Канд. дис. Улан-Батор, 1973 (рукопись) .

Маналжав, 1975. — Manatjaw L. Two Translations of the Secret Histo­ ry of the Mongols in the Ulanbator State Library. — Researches in Altaic Languages. Budapest, 19 75 .

Нарантуяа, 1974. — Нарант уяа P. Монголии нууц товчоонд "хургэдтээ талбих" ёс заншил тэмдэглэгдсэн тухай. Улаанбаатар, 1974 (АЗС, VIII) .

Нацагдорж, 1978. — Нацагдорж Ш Монголии феодализмын ундсэн замнал .

(Туухэн найруулал). Улаанбаатар, 1978v Нацагдорж, 1989. — Naooydorji *. Temjin Jamuq-a nar-un jril-n tuqai. — ber mongol-un Neyigem-yin sinjilek uqaan. Kkeqota, 1989, № 1 (38) .

Пагба, 1961. — Пагба Г. Вспомогательные или служебные глаголы в со­ временном монгольском литературном языке. Улаанбаатар, 1961 (МС, IV) .

Пучковский, 1953. — Пучковский Л.С. Монгольская феодальная историо­ графия XIII-XVII вв. М.-Л., 1953 .

Пэрлээ, 1948. — Пэрлээ X. "Монголии нууц товчооны" газар усны нэрийн тухай урьдчилсан мэдээ. — Шинжлэх ухаан. Улаанбаатар, 1948, № 2-3 .

Пэрлээ, 1958а. — Пэрлээ X. Монголын хувьсгалын емнех уеийн Tx бичлэгийн асуудалд. Улаанбаатар, 1958 .

Пэрлээ, 19586. — Пэрлээ X. Нууц товчоонд гардаг газар усны зарим нэрийг хайж олсон нь. Улаанбаатар, 1958 .

Пэрлээ, 1962. — Пэрлээ X. Нууц товчоонд улдсэн хууль цаазны зарим зуйл. — Пэрлээ X. Гурван егуулэл. Улаанбаатар, 1962 (SM, III) .

Пэрлээ, 1964. — Пэрлээ X. Нууц товчоонд гардаг "alan" гэдэг угийн учир. — Халх дархадын этнографийн бутээл. Улаанбаатар, 1964 (SE, II) .

Пэрлээ, 1985. — Perlee K h. On some Place Names in the Secret Histo-r ry (transl. by L.W.Moses) — Mongolian Studies. Journal of the Mongolian Society. IX. 1985—86 .

Ринчен, 1944. — Rinctn B. Burqan qaldun gegci gen- tayilburi. — Sinjilek uqaan. Ulaanbaatur, 1944, № 7 .

Сэржав, 1986. — С эрою Б. Японд "Монголын нууц товчоог" судалж байав гаа нь. — Дорнодахины судлалын асуудал. Улаанбаатар, 1986, № 1 .

Сэржээ, Амаржаргал, 1987. — Сэржээ Ж., Амаржаргал Б. '*Монголын нууц товчооны" хэлний тийн ялгалын тогтолцоо. Улаанбаатар, 1987 (1982) (ХЗС, XVI) .

Тумуртогоо, 1977. — Твм& ртогоо Д. Монгол хэлний *а-, *b- язгуурт уйл rc, тэдгээрийн ялгал. — Area and Culture Studies. № 27 .

Tokyo, 1977 .

Хувсгул, 1988. — Хевсгел С. '*Монголын нууц товчоон" дахь эмэгтэйчуудийн дурийн тухай. Улаанбаатар, 1988 (ХЗС, XXII) .

Хениш, 1948. — Die Geheime Geschichte der Mongolen. Aus einer mon­ go lischen Insel Kode'e im Keluren-Fluss. Erstmalig bersetzt und erlautert von E.Haenisch. Lpz., 1948 .

Цэвэл, 1947. — Цэвэл Я. Монголын нууц товчоо гэдэг зохиолын тухай.— Шинжлэх ухаан. Улаанбаатар, 1947, № 15 .

6 -3 223 85 Цэнд-гун, а. — Yuwan ulus-un niua teke. Рукописный отдел ЛО ИВ АН, шифр G— 79 .

Цэнд-гун, б. — Yuwan ulus-un niua teke. Государственная Публич­ ная библиотека МНР. Рукопись .

Цэрэнсодном, 1983. — Цэрэнсодном Д. Дува Сохорын домог, ганц нудэт аварга амьтны тухай егуулэмжтэй холбогдох нь. — ШУА-ийн мэдээ .

Улаанбаатар, 1983, № 2 .

Цэрэнсодном, 1986а. — Цэрэнсодном Д. Некоторые мифологические пред­ ставления в "Сокровенном сказании монголов". Улаанбаатар, 1986 (SM, XI) .

Цэрэнсодном, 19866. — Цэрэнсодном Д. Пословицы и поговорки в "Сокро­ венном сказании". Улаанбаатар, 1986 (АЗС, XIII) .

Цэрэнсодном, 1987а. — Цэрэнсодном Д. "Монголии нууц товчооны" домгийн сэтгэлгээний зарим нэгэн ойлголтын тухай. Улаанбаатар, 1987 (1984), (АЗС, XVIII) .

Цэрэнсодном, 19876. — Цэрэнсодном Д. Монголии уран зохиол (XIII—XX зууны e). Улаанбаатар, 1987 .

Цэрэнсодном, 1987в. — Цэрэнсодном Д. Генеалогическая связь предания о Дуве сохоре с мифологическим сюжетом об одноглазом великане .

Улаанбаатар, 1987 (SM, XIII) .

Цэрэнсодном, 1987г. — Цэрэнсодном Д. Об этимологии одного из выраже­ ний "Сокровенного сказания монголов". Улаанбаатар, 1987 (1984), (ХЗС, XX) .

Цэрэнсодном, 1988. — Cerengeodnam D. "Mongol-un niua tobiyan"-u dotorki domo uliger-un jarim nigen oyilalta-yin tuqai. — ber mongol-un bai-yin yeke surauli-yin "Mongol-un niua tobciyan"-u olan ulus-un erdem Sinjilegen- yarilcagu qural-un glel-n tobci (Uta jokiyal-un salbar). Kokeqota, 1988 .

Цэрэнсодном, 1989. — Cerengeodnam D. "Niua tobiyan"-u sudulul-un sin-e y-e. — ber mongol-un Neyigem-n sinjilek uqaan. Koke­ qota, 1989, № 1 (38) .

Шагдарсурэн, 1970. — Шагдарсурэн Ц. "Монголын нууц товчооны" 'Voho" гэдэг Угийн тухай. Улаанбаатар, 1970 (ХЗС, VIII) .

Булаг (К Н Р )

ИЗУЧЕНИЕ "СОКРОВЕННОГО СКАЗАНИЯ" В.КИТАЕ

Изучение "Сокровенного сказания" началось в Китае в первые десятилетия правления династии Мин (1368— 1643), когда компилятор академии Ханьлинь Машайг (Ма-шао-чихэй), преподаватель Хо Юаньцзе и другие затранскрибиро­ вали китайскими иероглифами написанное монгольским уй­ гурским письмом это ценнейшее произведение. В ксилогра­ фическом издании рядом с каждым словом был написан его смысловой перевод, в конце каждого параграфа был прило­ жен краткий китайский перевод. Таким образом, хранившее­ ся в течение многих лет "в каменных палатах в золотом сундуке" "Сокровенное сказание" получило иную форму свое­ го существования и, распространяясь в списках на протяже­ нии нескольких столетий, дошло в таком виде до нашего времени .

Транскрипция Машайга, Хо Юаньцзе точно отражает фоне­ и тику монгольского языка второй половины XIV в. Особен­ ностью подстрочного перевода является то, что каждому монгольскому слову было дано толкование, были даже пере­ ведены многие аффиксы и модальные частицы, четко выделе­ ны показатели грамматических категорий числа, времени, вида. Сокращенный китайский перевод, построенный в соот­ ветствии с порядком слов монгольского предложения, имел целью передать общее содержание текста, поскольку Машайг и Хо Юаньцзе не ставили задачи изучения этого памятника как исторического источника, а готовили учебное пособие для подготовки переводчиков .

Как исторический источник "Сокровенное сказание" на­ чинают использовать в годы правления императора Ин-цзуна (1457— 1464). Так, в 1461 г. Ли Сянь, Пэн Ши, Люй Юань и другие составили по императорскому повелению обширный труд "Дай Мин и тун чжи", в котором, опираясь на "Сокро­ венное сказание", поместили сведения о горах, реках и озерах Монголии. Лин Дихэ в 5-й цзюани написанного им в 1579 г. сочинения "Ли дай ди ван син син тун пу" помес­ тил цитаты из "Сокровенного сказания", сообщил о преем­ ственности монгольских ханов и кратко изложил биографию Чингис-хана. Любопытно, что прародителями династии Юань он называет родившихся по предопределению Неба "серого человека" и "желтого цвета женщину". Ван Ци в сочинении "Сань цай ту хуй" (1607 г.) в 3-й цзюани раздела "ИстоВ.Л.Успенский (перевод), 1993 .

6 -4 223 рические личности" привел генеалогию императоров динас­ тии Юань. Однако он, в отличие от предыдущего автора, назвал их прародителями Бортэ-чино и Гоа-марал. В другом своем обширном труде — "Бай ши хуй бянь" (1608 г ) Ван Ци, .

разделяя гуннов на пять родов, отметил принадлежность к одному из родов упоминаемых в "Сокровенном сказании" Бор­ тэ-чино, Гоа-марал и их сына Батачи-хана. Это первое объяснение происхождения монголов с точки зрения их род­ ства с гуннами и учета их тотемических верований. Одна­ ко Лин Дихэ и Ван Ци в своих сочинениях неверно называ­ ют Тэмуджина потомком Бортэ-чино и Гоа-марал в 13-м по­ колении, а в "Бай ши хуй бянь" Ван Ци совершенно ошибоч­ но утверждает, что якобы Тэмуджин, объединив всех монго­ лов, стал ханом и учредил столицу в Чанъани. Таким обра­ зом, затранскрибированное "Сокровенное сказание", хотя и предназначалось первоначально лишь для использования в качестве учебного пособия, было оценено при династии Мин и как исторический источник .

Прежде чем перейти к обзору изучения "Сокровенного сказания" при династии Цин (1644— 1911), необходимо уточ­ нить два момента. Во-первых, если в минское время "Сокро­ венное сказание" было редчайшей книгой и хранилось во внутреннем дворце, то в цинский период оно получило рас­ пространение в виде рукописных копий и его историческое содержание и особенности формы привлекли внимание тогдаш­ них ученых. Во-вторых, основным направлением "источнико­ ведения", которое основал Гу Яньу на рубеже эпох Мин и Цин, стали сбор древних книг, сличение различных списков и установление подлинности их древнего происхождения, разъяснение смысла древних слов, установление историче­ ской правды. Начиная с этого времени "Сокровенное сказа­ ние" считалось одним из важнейших исторических сочинений и ценилось прежде всего с точки зрения возможности допол­ нить официальные династийные истории. Основной формой исследования памятника были предисловия, послесловия, примечания, аннотации, составленные учеными-книжниками (хранителями библиотек, издателями, редакторами). Кроме того, владельцы библиотек в каталогах и обзорах своих коллекций упоминали "Сокровенное сказание" и помещали сведения о его ценности, особенностях изданий, орфогра­ фии, количестве цзюаней или просто давали краткую харак­ теристику памятника .

Из предисловий необходимо прежде всего упомянуть пре­ дисловие Сунь Чэнцзэ( 1592-1676 ) к 9-й цзюани его труда "Юань чао дянь гу бянь нянь као". В этом предисловии кратко изложено содержание "Сокровенного сказания" и от­ мечено, что, поскольку "Сокровенное сказание" было сочи­ нено монголами, с его помощью можно дополнить династий­ ные истории. Сунь Чэнцзэ полностью использовал в своей работе 11-ю цзюань "Сокровенного сказания". Это преди­ словие вошло в "Сы ку цюань шу цзун му" и 9-ю цзюань "Сы ку ти яо бянь чжэн", составленного Юй Цзяси, который сделал примечания; По мнению Ф.Кливза, предисловие Сунь Чэнцзэ явилось началом научно-критического изучения ’Со­ ’ кровенного сказания”. В 1748 г. Вань Гуантай (1717-1755) сделал выборки из краткого китайского перевода ’Сокровен­ ’ ного сказания” и составил книгу ’Юань би ши люэ”, кото­ ’ рую снабдил собственным предисловием. В этом предисловии он писал, что ’Сокровенное сказание” использовалось авто­ ’ рами словаря ”Хуа и и юй” и династийной истории "Юань ши”, По мнению Кобаяси Такасиро, этим утверждениям нельзя до­ верять. Архимандрит Палладий (П.И.Кафаров) использовал книгу Вань Гуантая при переводе "Сокровенного сказания” с китайского на русский язык .

Что касается послесловий, то следует упомянуть после­ словия, которые написали к своим работам Цянь Дасинь (1728-1804), Гу Гуанци (1776-1835), Чжан Му (1805-1849), Вэн Туншу (1810-1865) и Лу Синьюань (1834-1894). Эти пос­ лесловия по-прежнему являются основным источником для изучения происхождения версий "Сокровенного сказания” в 12 и 15 цзюанях. В своем послесловии Цянь Дасинь писал, что в "Юань ши ” биография Чингис-хана не свободна от ошибок и правильные сведения он смог найти только в "Сок­ ровенном сказании”. В разделе "Записи о Тай-цзу” в "Юань ши" нарушен порядок изложения и содержится большое ко­ личество повторов, в результате чего невозможно исполь­ зовать "Юань ши” как источник по истории монголов. Поэто­ му при изложении биографий Тай-цзу (Чингис-хана) и Тайцзуна (Угэдэя) необходимо, пишет Цянь Дасинь, пользовать­ ся сведениями из "Сокровенного сказания”. В труде "Юань ши цзу бяо” (1780 г.) Цянь Дасинь, основываясь на "Сокро­ венном сказании”, перечислил предков Чингис-хана от Батачи-хана до Бодончара и сделал дополнения в соответствую­ щий раздел "Юань ши”. Он же в 1767— 1781 гг. написал свое знаменитое сочинение "Эр ши эр ши као и”, в котором так­ же изложил биографии Тай-цзу, Тай-цзуна, сановников и ханш династии Юань на основании "Сокровенного сказания” и внес много уточнений в "Юань ши”. Цянь Дасинь первым высказал предположение о том, что под словом тобчиян (тобу-чи-янь) в "Юань ши” подразумевается "Сокровенное ска­ зание” .

Гу Гуанци в послесловии к своему списку рукописи под­ робно разъяснил происхождение версии "Сокровенного сказа­ ния” в 12 цзюанях. Сделанная Гу Гуанци точная копия версии "Сокровенного сказания” в 12 цзюанях стала од­ ним из основных материалов для его изучения, а в 1936 г .

она была опубликована в серии ”Сыбу цункань”. Это изда­ ние является достаточно надежным, поскольку в нем вместо соответствующих страниц помещен 41 лист минского ксило­ графического издания "Сокровенного сказания” (к которому восходит рукопись Ту Гуанци). Послесловие Чжан Му прило­ жено к его сборнику "Лянь юнь и ” (1848 г.), где есть так­ же краткий китайский перевод "Сокровенного сказания” в 15 цзюанях из ”Юн-лэ дадянь”, получивший наиболее широ­ кое распространение. Благодаря этому изданию памятник был оценен как исторический источник .

Если говорить о примечаниях и комментариях, то Бао Тинбо (1728— 1814), скопировав текст памятника, основан­ ный на ксилографе минского времени, заполнил лакуны, имевшиеся в 7-й и 9-й цзюанях ’Сокровенного сказания” ’ ( в 15 цзюанях), сделал 11 примечаний, например, год мыши отождествлен как 12-й год правления Тай-цзуна (1240 г.). В конце издания Бао Тинбо имеется комментарий, написанный Хуан Пиле. В 1866 г. Сунь Шушао включил в свой каталог ”Дай цзин тан шу му" рукопись "Сбкровенного сказания” в 15 цзюанях, принадлежавшую Чжан Жунцзину, а Чжоу Синье написал примечания. Жуань Юань (1764— 1849), занимавший должность губернатора провинции Чжэцзян в го­ ды правления императора Цзя-цина (1796— 1820), обнаружил копию "Сокровенного сказания” в 15 цзюанях и отправил ее императорскому двору вместе с кратким изложением со­ держания, высказав при этом мнение, что с помощью ’Сокро­ ’ венного сказания” можно существенно дополнить сообщения "Юань ши” о Чингис-хане и Угэдэе .

Упоминаний о ’Сокровенном сказании” в каталогах лич­ ’ ных библиотек и книжных обзорах довольно много. В катало­ ге ’Цянь цин тан шу му”, составленном Хуан Юйцзи на рубе­ ’ же эпох Мин и Цин, упоминается "Сокровенное сказание” в 12 цзюанях и приводится его краткое содержание. В 1820 г. Чжан Цзиньу (1787— 1829) в своем обзоре "Юань жи цзин лу цзан шу чжи” описал "Сокровенное сказание” в 15 цзюанях. В каталог ”Люй тин чжи цзянь чуань бэнь шу му” Мо Ючжи (1873 г.) включены копии версий "Сокровен­ ного сказания”, принадлежавших Чжан Цзиньу и Жуань Юаню .

"Сокровенное сказание” в 15 цзюанях упомянуто также Цюй Юном в каталоге ”Те цинь тун цзянь лоу шу му” (1857 г.), Дин Личжуном в 1899 г. в каталоге ”Ба цянь цзюань лоу шу му” отмечено: "„Юань чао би ши" в 15 цзюанях. Имя авто­ ра не указано”. Его отец Дин Бин в своем обзоре ”Шань бэнь шу му цзан у чжи” (1901 г.) называет копию "Сокро­ венного сказания” в 15 цзюанях, бывшую собственностью Ван Ваньвэня из Сяошаня .

Первым монголом — исследователем "Сокровенного сказа­ ния” был Бумин (bming) из рода Борджигид. Он жил при императоре Цянь-луне (1736— 1796) и принадлежал к желтому с каймой маньчжурскому знамени. Его второе имя — Сичжай .

В сочинении ”Си чжай оу дэ” он привлекал цитаты из "Со­ кровенного сказания” для объяснения происхождения назва­ ний древних государств, народов и родов .

В конце правления династии Цин во внешнем и внутрен­ нем положении Китая произошли большие изменения, в связи с чем, по-видимому, Вэй Юань, Хэ Цютао и другие изучают источники по истории династии Юань в основном с целью выявить географические названия пограничных земель, осо­ бенно на северо-западной границе. Так, Хэ Цютао написал исследование о географических названиях пограничных зе­ мель в 80 томах под названием ”Бэй цзяо хуй бянь”. Пред­ ставленный на высочайшее утверждение императора Сянь-фэна (1851— 1861), этот труд получил название ”Шо фан бэй чэн” .

Что касается работ по географическим названиям, встре­ чающимся в "Сокровенном сказании", то необходимо отме­ тить "Юань би ши ди ли цзинь ши" Жуань Вэйхэ, "Юань би ши шань чуань ди мин као" Ши Шицзе, "Юань би ши ди ли као чжэн" Дин Цяня. Интересно, что предисловия Жуань Вэй­ хэ и Ши Шицзе почти идентичны, а их рассуждения о четы­ рех подходах к прочтению "Сокровенного сказания" совпада­ ют с предисловием Хэ Цютао к изданию "Юань шэн у цинь чжэн лу". Дин Цянь в своем исследовании наиболее успешно представил историческую географию "Сокровенного сказания" .

Им же впервые высказано предположение о том, что "Сокро­ венное сказание" было написано в 1228 г., однако его со­ чинение не свободно от отдельных ошибок .

Таким образом, текст "Сокровенного сказания" использо­ вался и комментировался лишь для изучения истории и исто­ рической географии, но серьезные филологические исследо­ вания не предпринимались .

Первым, кто предпринял такого рода исследование, был Ли Вэньтянь (1834— 1895). Он написал комментарий "Юань чао би ши чжу" (издан в 1896 г.), в основу которого поло­ жил издание Чжан Му, использовав при этом свыше 50 дру­ гих источников. Чэнь Биньхэ, автор нового предисловия к изданию "Сокровенного сказания", оценил его как "вечное произведение". Однако Ли Вэньтянь, не владевший монголь­ ским языком, допустил в своей работе немало ошибок. Из­ данные в 1902 г. **Юань би ши Ли чжу бу" Гао Баоцюаня и в 1945 г. (посмертно) "Юань би ши бу чжу" Шэнь Цэнчжи являются расширенными толкованиями комментариев Ли Вэньтяня .

В начале нашего столетия традиционные направления изу­ чения "Сокровенного сказания" обогатились знакомством с зарубежными исследованиями, методика которых расширяла формы и перспективы изысканий китайских ученых. В это время были опубликованы не только полный перевод, но и полный текст китайской транскрипции "Сокровенного сказа­ ния", поэтому дальнейшие исследования не только опира­ лись на краткий китайский перевод, но и объектом своим сделали также оригинал памятника, т.е. началось подлинно научное его изучение в Китае. В числе первых работ можно назвать послесловия "Чао бэнь юань чао би ши ба" Бо Цзэнсяна к "Цзан юань цюнь шу ти цзи", "Юань би ши ши у цзю- ань чао бэнь" Мо Бо к "У ши вань цзюань лоу ти цзи". В 1908 г. был издан полный текст "Сокровенного сказания" в 12 цзюанях, который подготовил Е Дэхуй (1864— 1904) .

Гуйаньский ван Шу Жун (его другое имя — Ван Жэныпань) внес важные исправления в краткий перевод версии "Сокро­ венного сказания" в 15 цзюанях и подготовил к изданию "Юань чао би ши жунь вэнь" в восьми тетрадях. В 1929 г .

шанхайское издательство "Шан у инь шу гуань" ("Commer­ cial Press") выпустило избранные комментарии к "Сокровен­ ному сказанию", составленные Чэнь Баньхэ .

Выдающийся китайский ученый Ван Говэй (1876— 1927) сли­ чил издание Е Дэхуя и сочинение Ли Вэньтяня "Юань чао би ши чжу” и подготовил примечания к ним. В 1925 г. он со­ ставил не дошедший до нас указатель "Юань би ши шань чуань ди мин со инь", а в 1926 г. — большое послесловие под названием "Мэн вэнь юань чао би ши ба" ("Сюэ хэн", 1926, № 49), где он, в частности, утверждал, что в юаньскую эпоху существовали два "тобчияна". "Тобчиян", пере­ веденный как "Шэн у кай тянь цзи", есть дошедшее до нас сочинение "Юань шэн у цинь чжэн лу". "Тобчиян", который пожелал читать Юй Даоюань для составления "Цзин ши да дянь", и есть "Юань-чао би-ши". Он отмечал, что "Сокро­ венное сказание" стало пособием для перевода в середине правления императора Хун-у (1368— 1398). Название "Юаньчао би-ши" было дано памятнику в эпоху Мин. В 1927 г .

Ван Говэй написал также большую статью "Юань чао би ши чжи чжу инь и эр цзянь као" о терминах в "Сокровенном сказании” .

Большой вклад в изучение "Сокровенного сказания" внес Чэнь Юань (1880— 1971). В своей работе "Юань би ши и инь юн цзы као" (1934 г.) он исследовал историю изданий па­ мятника и в особенности принципы транскрипции монгольско­ го оригинала китайскими иероглифами. По его мнению, Машайг и Хо Юаньцзе затранскрибировали "Сокровенное сказа­ ние" после составления словаря "Хуа и и юй". Чэнь Юань предположил также, что в основу издания Е Дэхуя легла ко­ пия Вэнь Тинши. Автор остановился на значении иероглифа юань в выражении "юань цянь бэнь" из послесловия Гу Гуанци и производного от него "Юань чао би ши чжу" Ли Вэньтяня .

В первой половине XX в. появляются переложения текста "Сокровенного сказания" на монгольскую письменность. Пер­ вым выполнил эту работу в 1917 г., использовав издание Е Дэхуя, баргинец Цэнд-гун (1875— 1932). Рукопись труда Цэнд-гуна хранится в Рукописном отделе ДО ИВАН. Ц.Дамдинсурэн писал, что в Государственной библиотеке МНР также хранится неполная рукопись переложения Цэнд-гуна .

В 1940 г. Бухэ-Хэшиг из аймака Найман Джэримского сей­ ма перевел на современный монгольский язык "Сокровенное сказание", которое было издано в Кайлу Обществом изуче­ ния монгольской литературы. В 1941 г. в Калгане (Чжанцзякоу) был опубликован перевод "Сокровенного сказания" Хэшигбата. Перевод содержит множество ошибок и искажений смысла подлинника. В том же^ 1941 г. Алтан-Очир из запад­ ного хошуна аймака Харачин издал в Калгане свой перевод "Сокровенного сказания" на современный монгольский язык (этот перевод подвергся критике со стороны Э.Хениша) .

Несмотря на все недостатки переводов Бухэ-Хэшига, Хэшигбата и Алтан-Очира, их следует рассматривать как попытки монголов вести самостоятельное изучение "Сокровенного сказания" .

Из переводов "Сокровенного сказания" на китайский язык отметим следующие. Се Цзайшанем был переведен на китайский язык перевод "Сокровенного сказания" на совре­ менный монгольский язык Ц.Дамдинсурэна и опубликован в 1956 г. в Пекине в издательстве мЧжунхуа". Он также пе­ ревел на монгольский и китайский языки версию, изданную Е Дэхуем (перевод на китайский язык был опубликован в 1951 г. в издательстве мКай мин шу дянь"). В 1960-1961гг .

Яо Цунъу и Джагчид Сэцэн выполнили комментированный пе­ ревод "Сокровенного сказания" на китайский язык, который в трех выпусках опубликовали в журнале "Вэнь ши сюэ бао" .

В 1979 г. Джагчид Сэцэн переиздал эту работу на Тайване под названием "Мэн гу би ши синь и бин чжу ши" .

С конца 1970 годов в КНР начинается новый этап изуче­ ния "Сокровенного сказания". В 1931 г. во Внутренней Монголии вышло в свет критическое издание текста памят­ ника Элдэнтэя и Оюун-Далая на основе сличения семи спис­ ков "Сокровенного сказания": содержащей наименьшее коли­ чество ошибок рукописи Гу Гуанци и изданий Цянь Дасиня и Е Дэхуя. Подстрочный и краткий китайский переводы в этом издании не анализировались .

В 1981 г. Баяр издал в Хух-хото китайскую и латинскую транскрипции "Сокровенного сказания", перевод на древний и современный монгольский язык. К этой работе приложен фонетический словарь, в котором указано древнее чтение свыше 500 китайских иероглифов, использованных для тран­ скрибирования .

Их-Мянгатай и Иринчин с 1977 г.

опубликовали в "Науч­ ном журнале университета Внутренней Монголии" статьи:

"Древний монгольский письменный язык и его фонетика", "Принципы транскрипции звуков монгольского языка китай­ скими иероглифами при династии Юань", "Предварительные замечания к восстановлению монгольского текста „Сокро­ венного сказания"". Исходя из теоретических принципов, изложенных в этих статья*, Их-Мянгатай и Иринчин перело­ жили текст "Сокровенного сказания" на монгольское уйгур­ ское письмо. Эта работа была опубликована в 1988 г. из­ дательством университета Внутренней Монголии .

Хуасай Дугарджаб перевел на современный монгольский язык переложение "Сокровенного сказания" на монгольскую письменность Элдэнтэя и Оюун-Далая и опубликовал в Хуххото в 1984 г. В 1979 г. там же был опубликован перевод "Сокровенного сказания" на китайский язык с краткими комментариями, выполненный Доронадибом. В 1987 г. был опубликован перевод "Сокровенного сказания" на современ­ ный монгольский язык Элдэнтэя и Ардаджаба (которые явля­ ются соответственно сыном и внуком Цэнд-гуна). В книге три раздела: введение, перевод с комментарием, указатель имен и географических названий .

Что касается изучения лексики "Сокровенного сказания", то прежде всего необходимо отметить труд Элдэнтэя, ОюунДалая и Асаралту "Разъйснение отдельных слов мСокровенного сказания"". Эта работа является итогом многолетних ис­ следований трех старейших ученых Внутренней Монголии. В первой главе содержится исследование лексики памятника, при этом особое внимание уделено тем словам, которые в современном монгольском языке приобрели иное значение, тюркским заимствованиям. Во второй главе содержится объяснение 1013 слов, предназначенное для широких кругов читателей "Сокровенного сказания". Эти слова сгруппирова­ ны следующим образом: древние слова; слова, имеющие оди­ наковое звучание с современными, но отличающиеся по смыс­ лу; слова, одинаковые по форме с современными, но отли­ чающиеся по смыслу; слова, полностью или частично отли­ чающиеся по смыслу от современных; слова, имеющие специ­ фические значения; парные слова, выражения, предложения, устаревшие слова, пословицы и поговорки, имеющие специ­ фические значения; географические названия и имена соб­ ственные; ошибки в китайском подстрочном переводе .

Как отмечается в предисловии, многие слова "Сокровенного сказания" можно объяснить, если обратиться к драгоценно­ му лингвистическому материалу монгорского, бурятского, дагурского и других монгольских языков и диалектов, а также используя данные китайского, маньчжурского, эвен­ кийского, тюркских языков — языков тех народов, которые связаны с монголами общей историей .

Две статьи по лексике "Сокровенного сказания" написа­ ны Баяром: "Три вопроса относительно „Сокровенного ска­ зания"" ("Научный журнал Педагогического университета Внутренней Монголии", 1987, № 3, 4); "О слове сан-кунь" ("Научный журнал Педагогического университета Внутренней Монголии", 1982, № 2). В статьях даны толкования таких имен, как Чжа-у-ти-ху-ли, Сюань-дэ-фу, Дун-чан, Сянь-кунь .

В 1986 г. в издательстве "Чжунхуа" Фан Пингуем была опубликована книга "Юань чао би ши тун цзянь", в которой представлены в виде таблицы встречающиеся в "Сокровенном сказании" имена, географические названия, названия пле­ мен и родов. В основе издания — рукопись Гу Гуанци, сли­ ченная с изданиями Е Дэхуя и Б.И.Панкратова. Фан Лингуй обнаружил в 1965 г. в каталоге редких книг шанхайского уни­ верситета Фудань рукописную копию "Юань би ши ди ли лин ши" Жуань Вэйхэ и в 1979 г. опубликовал статью о своей находке в сборнике "Чжун го мэн гу ши сюэ хуй чэн ли да хуй цзи нянь цзи кань" .

Немало работ было издано в КНР по не разрешенному до сих пор наукой вопросу: когда и кем было написано "Сокро­ венное сказание" и кто был его переводчиком? Так, Баяр в своей статье "Об авторе, переводчике и авторе транскрип­ ции „Сокровенного сказания"" предположил, что при Угэдэе, после уничтожения государства Цзинь и во время похода против государства Сун, Джигай, Хэрэйдгэ и Сэцэнхур сочи­ нили "Сокровенное сказание", откликаясь на новые запросы общества. Китайская же транскрипция памятника была выпол­ нена во времена Буянту-хана (Жэнь-цзун, 1312— 1320). Впо­ следствии автор "Хуа и и юй" Хуюнгай добавил смысловой, подстрочный и краткий китайский переводы ("Научный жур­ нал Педагогического университета Внутренней Монголии", 1977, № 1). В предисловии к своему переводу "Сокровенно­ го сказания" Их-Мянгатай и Иринчин указывают, что сочи­ нение не было написано за один раз, а состоит из несколь­ ких написанных в разное время частей. По их мнению, § 1— 268 ’Сокровенного сказания” были записаны в год мы­ ’ ши на Худэгэ-арале, а § 289 помещен на месте § 269 или § 270. "Родословная Чингис-хана" (inggis qaan-u ujaur) “ это название § 1—58 или § 1—63, которые, по-види­ мому, представляют собой отдельное сочинение. Ученые также считают, что цзюань 107 "Юань ши”, содержащая све­ дения о предках Чингис-хана до десятого колена, одинако­ ва по форме с "Родословной Чингис-хана”. Первоначальным названием "Сокровенного сказания” являлось, очевидно, "Тобчиян”, или "Алтай тобчиян”, так как именно этим сло­ вом обозначались в те времена ханские истории. Та часть "Тобчияна", которая состоит из параграфов, следующих после § 269— 270, была написана или исправлена во време­ на Мункэ или Хубилая (может быть, еще позднее). Согласно статье Юй Дацзюня "Мэн гу би ши чэн шу нянь дай као” (Чжун го ши янь цзю, 1982, № 1), годом написания "Сокро­ венного сказания" был 1252 г. Лю Цзинсо в своей книге "Монгольская историография XIII—XVII вв." (Хух-хото,

1979) писал, что "Сокровенное сказание" не является со­ чинением одного человека. Оно было скомпилировано во время правления Угэдэя, и возможно, что черновик написан Тататунгой или Шигихутуху. По мнению Лю Цзинсо, нельзя также утверждать, что "Сокровенное сказание" явилось лишь записью устных рассказов, в него вошли также мате­ риалы и записи, ‘которые велись при дворе Чингис-хана .

В последние годы в КНР ведется изучение "Сокровенно­ го сказания" как литературного памятника. Доронадиб опуб­ ликовал 32 сказки из "Сокровенного сказания" вместе с комментарием в сборнике "Избранные монгольские классиче­ ские сочинения" (Хух-хото, 1980). Н.Батмунх в монографии "Статьи о древней монгольской классической литературе" (Хух-хото, 1985) дал подробный анализ литературных дос­ тоинств "Сокровенного сказания". В нашей работе "мСокровенное сказание" как памятник национальной литературы" (Хух-хото, 1984) исследованы содержащиеся в памятнике древние монгольские волшебные сказки, исторические мифы и повести, эпические сказания, стихи, пословицы и сделан вывод о том, что "Сокровенное сказание" является произве­ дением монгольской исторической литературы .

С 1980-х годов публикуются исследования по философ­ ским и социальным идеям "Сокровенного сказания": "Поли­ тические идеи „Сокровенного сказания’ Хао Ицзиня ("Об­ ”’ щественные науки Внутренней Монголии", 1985); "Философ­ ские идеи „Сокровенного сказания’ Сюй Цзяна ("Общест­ ”' венные науки Внутренней Монголии", 1984); "О термине tngri в „Сокровенном сказании"" Эрдэмту в сборнике "Ис­ следования по истории философской мысли монголов" (1985);

"Идеи о „мандате^ Неба" в „Сокровенном сказании’ Чинтамуни в сборнике "Исследования по истории философской мысли монгблов" (1985) .

Нужно отметить также работы, посвященные военному ис­ кусству монголов: "Предварительные исследования о военной мысли в „Сокровенном сказании1 * ("Научный журнал " Педагогического университета Внутренней Монголии**, 1985, № 1), "Еще о военной мысли в „Сокровенном сказании'*'* Чжао Чжикуя ("Общественные науки Внутренней Монголии", 1986, № 3) .

В последние годы используются также компьютерные ме­ тоды исследования "Сокровенного сказания*'. Здесь нужно упомянуть такие работы, как подготовленный Институтом монгольского языка при университете Внутренней Монголии словарь "Лексика „Сокровенного сказания"" ("Научный жур­ нал университета Внутренней Монголии1, 1983, № 3); "О ' словах ede и tede в „Сокровенном сказании"" Энхэбата ("Минь цзу юй вэнь", 1984, № 2); "О категории числа в „Сокровенном сказании"" Чойджунджаба (''Научный журнал университета Внутренней Монголии", 1933, № 3); "Об упо­ треблении дательно-местного падежа в „Сокровенном сказа­ нии"" Хас-Батора ("Научный журнал университета Внутрен­ ней Монголии", 1983, № 3) .

В заключение необходимо сказать о том, что с 27 ав­ густа по 5 сентября 1938 г. в Хух-хото под эгидой Педа­ гогического университета Внутренней Монголии была про­ ведена международная конференция по проблемам изучения "Сокровенного сказания*'. В ней приняли участие ученые из КНР, МНР, СССР, США, Венгрии, Канады, Японии, Болгарии .

Успешное проведение этой конференции стимулировало даль­ нейшее развитие исследований "Сокровенного сказания" в КНР .

Список сочинений, упоминающихся в статье

"Ба цянь цзюань лоу шу му" — Дин Личжун. "Каталог книг иБа цянь цзюань лоу"" .

"Бай ши хуй бянь" — Ван Ц и. "Свод простонародных историй" .

"Бэй цзяо хуй бянь" — Хэ Цютао. "Свод материалов по северным рубе­ жам" .

"Дай Мин и тун чжи" — "Сводное географическое описание [империи] Великая Мин" .

"Дай цзин тан шу му" — Сунь Шушао. "Каталог книг собрания „Дай цзин тан"" .

"Ли дай ди ван син тун пу" — Лин Дихэ. "Генеалогические таблицы императоров всех эпох" .

"Люй тин чжи цзянь чуань бэнь шу му" — Мо Ючжи. "Каталог книг био­ графического содержания, которые видел и о Которых слышал Люй Тин" .

"Лянь юнь и" — Чхосн bty. "Пристройка, сплетенная из веток бамбука" .

"Мэн вэнь юань чао би ши ба" — Ван Го вэй. "Послесловие к монголь­ скому тексту пСокровенного сказания"" .

"Мэн гу би ши синь и бин чжу ши" — Д т гч и д С эцэн. "Новый комменти­ рованный перевод „Сокровенного сказания"" .

"Мэн гу би ши чэн шу нянь дай као" — Юй Дхцзюнь. "Исследование о времени завершения „Сокровенного сказания"" .

"Сань цай ту хуй" — Ван Ци. "Собрание иллюстрированного материала по итрем творящим" (небо, земля, человек)" .

"Си чжай оу дэ" — Сичжай (Б ум ин ). "Находки Сичжая" .

"Сы ку цюань шу цзун му" — "Сводный каталог четырех хранилищ" .

"Сы ку ти но бянь чжэн" — Юй Ц зяси. "Уточнения к аннотациям книг четырех хранилищ" .

"Те цинь тун цзянь лоу шу му" — Цюй Юн. "Каталог книг собрания „Те цинь тун цзянь лоу"" .

"У ши вань цзюань лоу ти цзи" — "Библиографические аннотации книг из хранилища „У ши вань цзюань лоу"" .

"Хуа и и юй" — "Китайско-инородческие словари" .

"Цзан юань цюнь шу ти цзи" — "Каталог книг из хранилища „Цзан юань"" .

"Цзин ши да дянь" — "Свод прошедших эпох" .

"Цянь цин тан шу му" — Хуан Юйцзи. "Каталог книг собрания „Цянь цин тан"" .

"Чао бэнь юань чао би ши ба" — Во Ц з э н с я н. ‘Послесловие к рукописи ‘ „Сокровенного сказания"** .

"Чжун го мэн гу ши сюэ хуй чэн ли да хуй цзи нянь цзи кань" — "Днев­ ник учредительной конференции Китайско-монгольского историческо­ го общества" .

ЧПань бэнь шу му цзан шу чжи" — Дин В и н • "Сведения о сохранившихся книгах в собрании редких книг" .

"Шо фан бэй чэн" — Х э Цютао• "Собрание материалов по северным грани­ цам" .

*1Пэн у кай тянь цзи" — "Записки о священно-воинственном [Чингис-хане] " .

"Эр ши эр ши као и" - Цянъ Д а с и н ь. "Критические заметки по двадцати двум [^инастийным] историям" .

"Юань би ши бу чжу" — Шэнь Цэнчхи. "Дополнения к „Сокровенному ска­ занию"" .

"Юань би ши ди ли као чжэн" — Дин Цянь. ‘ Исследования сведений по географии „Сокровенного сказания'*" .

"Юань би ши ди ли цзинь ши" — Жуань В эй х э. "Современное толкование географических данных „Сокровенного сказания"" .

"Юань би ши и инь юн цзы као" — Чэнь Юань. 'Исследование транскрип­ ций „Сокровенного сказания"" .

"Юань би ши ли чжу бу" — Г а о Баоъуоань. "Дополнения к комментариям Ли на „Сокровенное сказание"" .

"Юань би ши люэ" — Вань Гуантай. "Краткое изложение Сокровенного сказания"" .

"Юань би ши шань чуань ди мин као" — Ши Шицзэ. 'Исследования назва­ ний гор и рек, упоминаемых в „Сокровенном сказании"". Юань би ши шань чуань ди мин со инь" — Ван Г о в э й. "Указатель на­ званий гор и рек, упоминаемых в Сокровенном сказании"" .

''Юань би ши ши у цзюань чао бэнь" — "О рукописи „Сокровенного ска­ зания" в пятнадцати цзюанях" .

"Юань жи цзин лу цзан шу чжи" — Чжан Ц з и н ь у. "Перечень книг из соб­ рания „Юань жи цзин лу"" .

"Юань чао би ши жунь вэнь" — Шу Жун. "Расширенный текст „Сокровен­ ного сказания"," .

"Юань чао би ши тун цзянь" — Фан Л ингуй. "Всестороннее сопоставле­ ние [списков] „Сокровенного сказания"" .

"Юань чао би ши чжи чжу инь и эр цзянь као" — Ван Г о в э й. "Исследо­ вание [термина] чжу-инь и-эр-цзянь в „Сокровенном сказании"" .

"Юань чао би ши" — "Тайная история династии Юань" ("Сокровенное сказание") .

"Юань чао би ши чжу" — Ли Вэньт янь. "Комментарий к „Сокровенному сказанию"" .

"Юань чао дянь гу бянь нянь као" — Сунь Чэнцзэ. 'Исследование хро­ нологии политических событий [периода] династии Юань" .

"Юань ши" — 'История [династии] Юань" .

"Юань ши цзу бяо" — Цянь Д хсинь. "Таблица монгольских родов" .

"Юань шэн у цинь чжэн лу" — "Описание личных походов священно-воин­ ственного [императора Тай-цзу] династии Юань" .

"Юн лэ да дянь" — "Энциклопедия годов Юн-лэ" .

–  –  –

О ПЕРЕВОДЕ

"СОКРОВЕННОГО СКАЗАНИЯ" ЦЭНД-ГУНА

В 1916 г. в одном из июньских номеров "Нийслэл хурэний сонин бичиг", единственной газете, издававшейся в Урге в период автономии Монголии, появилось следующее объявление (sonosqal) : "Редакция нашей газеты напечатает в следующих номерах биографию святого владыки Чингиса, объединившего монгольские народы и создавшего государст­ во. Жизнью этого светлого мудреца интересуется множест­ во людей во всем мире. Хотя со времени кончины святого Чингис-хана прошло почти 700 лет, в цивилизованных госу­ дарствах нет ни одного человека, который бы не знал и не почитал его. Историю Чингис-хана писали люди разных стран: арабы, персы, турки, русские, монголы, китайцы, французы, англичане, японцы и другие, однако возможно, что та история, которая будет издана нашей редакцией, не будет полной. Наша редакция хочет составить и напеча­ тать [биографию Чингис-хана], но ввиду отсутствия у нас старых книг мы осуществим это издание, собрав [сведения] из тех книг, которые у нас' имеются. Если же у вас, доб­ родетельных господ, имеются старые и новые книги о свя­ том Чингис-хане, соблаговолите прислать их в нашу редак­ цию и [тем самым| помогите подготовить к изданию биогра­ фию удивительного богатыря прошлых времен владыки Чинги­ са" [Сонин бичиг, 1916, № 22] .

Интерес к Чингис-хану и его государству в автономной Монголии возник в условиях подъема национального созна­ ния монголов и возрождения монгольской государственности .

Ц.Жамцарано (1880— 1937), который издавал упомянутую газе­ ту, уже успел поместить на страницах журнала "Шинэ толи" перевод исторического романа французского писателя Л.Каз­ на "Синее знамя" о временах Чингис-хана ( Cahun L. La banniere bleue; монг. название Kke mongol-un kke tu-a) .

Закономерным стало и обращение к "Сокровенному сказанию", уже известному в те годы европейской науке. В 1917 г. бы­ ла переложена на монгольское письмо китайская иероглифи­ ческая транскрипция текста и завершен перевод текста на современный монгольский язык. Эту работу выполнил баргинец Цэнд-гун (1875— 1932), заместитель министра иностран­ ных дел автономной Монголии. Рукопись перевода Цэнда "Со­ кровенного сказания" принадлежала Ц.Жамцарано и в 1938 г., после того как он был незаконно репрессирован, поступила © В. Л. Успенский, 1993 .

7 -2 223 99 в Институт востоковедения в Ленинграде (ЛО ИВАН), где и хранится в настоящее время. Название рукописи — "Тайная история государства Юань" (Yuvan ulus-un niua teke) .

В основу своей работы Цэнд положил издание Е Дэхуя. Ру­ копись состоит из 12 тетрадей по числу глав (цзюаней) ’Сокровенного сказания". По старой китайской традиции ’ M -я и 12-я главы обозначены соответственно как первая и вторая "позже сочиненные" (dara-a Jokiyasaii) главы .

Рукопись содержит многочисленные следы редакторской ра­ боты, особенно.первая тетрадь, где исправления сделаны красной тушью и карандашом. Судя по почерку, над ней ра­ ботали по крайней мере три переписчика. Достаточно под­ робное археографическое описание рукописи перевода Цэнда сделал Л.С.Пучковский, поэтому мы не будем на нем ос­ танавливаться [Пучковский, 1957, с. 17— 18]. Обратимся к предисловию самого Цэнда: "Ввиду того что в нашей Се­ верной Монголии совершенно невозможно найти книгу по ис­ тории государства Юань, бурятский ученый Цэван Жамцаранов, находясь на службе у нас во Внешней Монголии, до­ ставил из Китая сочинение в 12 тетрадях, называемое „Тайная история государства Юань" .

Во времена государства Юань оно было записано на монгольском языке китайскими иероглифами. Поскольку это сочинение было создано 700 лет тому начал, то [его] древний монгольский язык сильно от­ личается ог современного. Не бывает, чтобы с языками лю­ бых других народов, живущих на Земле, не происходило по­ степенно то же самое. Я подумал: „Разве не преисполнят­ ся силой духа современные монгольские юноши, когда узна­ ют и древний монгольский язык, и о том, что исконные монгольские сила и богатырство прославились среди мно­ гих народов мира?" Поэтому, невзирая на свои ничтожные знания, бо.ьше года в свободное от службы время я пере­ писывал [текст сочинения] на монгольское письмо и недав­ но закончил [работу]. Поскольку я не смог полностью устранить встречающиеся ошибки, то очень хочу, чтобы просвещенные господа исправили их. Заместитель министра иностранных дел баргинский гун-стратег Цэнд закончил свой перевод в средний осенний месяц седьмого года Мно­ гими возведенного (август—сентябрь 1917 г. — В. У.). Пе­ реписал тайджи хошуна Хурца-вана аймака Сэцэн-хана, чи­ новник-составитель документов Цэбэнсурун" [Нууц туух, тетр. 1, л. 15а— 16а] .

Как видно из этого предисловия, Цэнд-гун ставил та­ кие же идеологические задачи перед своим переводом, что и издатели "Нийслэл хурэний гонин бичиг". Не исключено, что выполненный им перевод "Сокровенного сказания" дол­ жен был стать одним из источников намеченной к изданию биографии Чингис-хана .

Сравнивая переложенный на монгольское письмо текст и его перевод, мы установили, что в тексте есть неточно­ сти, а перевод следует назвать, скорее, пересказом.

В качестве примера приведем переложение и перевод на со­ временный монгольский язык § 178 "Сокровенного-сказания":

[Восстановленный текст]: ede ges-tr vang qaan glern isilgei kbn-ee qaaquyu: dgerigdj qaaba:

siljigy ile-dee siljibe: bi geyen dur-a aljiad glern: odo k-ben jej mau sedkis ene met isuban aradasu geyen:^andaaju siki^ quruan-a-dur onoi kitu-a-bar qaduju isun briglej: ken daqatai-dur

kij k ni min-a g gej ilgebe:

[Перевод]: vang qaan ene ges-i sonosu sigresn aldan glern temjin kbegn-tei aaju bolqu Ji gei atal-a: bi nigende qaaaba: kemeged: dotor-a maujiran kitu-a abu sikii quruu-ban qadujfu isun araad ba-a uyisun saba-dur kij glern bi kerbe te­ mjin kbegn-i alaqu abasu: ene isun met qadqudatuai kemej terek isun-i odosan eli-dr g ilegebe [Нууц T x, тетр. 6, л. 1746-175а] .

Несмотря на явные недостатки, работа Цэнда представ­ ляет большой интерес, поскольку является первой попыт­ кой переложения "Сокровенного сказания" на монгольскую письменность .

Нам удалось собрать некоторые сведения о Цэнд-гуне .

Согласно законам автономной Монголии, у министра иност­ ранных дел было два заместителя. О деятельности Цэндгуна на этом посту упоминает газета "Нийслэл хурэний сонин бичиг". В 1917 г. в Барге мародерствовали шайки, ра­ нее составлявшие войска Бабуджаба, князя из аймака Гор­ дое. Бабуджаб, сыгравший видную роль в национально-осво­ бодительном движении в Монголии в 1911— 1913 гг., вел вооруженную борьбу за реставрацию маньчжурской династии Цин. В 1917 г. он был убит, а его войска превратились в шайки грабителей. Когда эти шайки приблизились к грани­ цам Внешней Монголии, Цэнд-гун был командирован в Баргу (которая была в те годы автономной): "В связи с тем, что шайки Бабуджаба разорили подвластные Барге террито­ рии, заместитель министра иностранных дел баргинский подданный Цэнд-гун в 8-й день [5-го] месяца (13/26 июня 1917 г. — В. У.) был командирован туда" [Сонин бичиг, 1917, № 52]. В одном из следующих номеров той же газеты сообщалось: "В 3-й день этого месяца (8/21 июля 1917г.— В. У. ) Цэнд-гун сообщил в своих телеграммах, посланных из Хайлара и других мест: „Есть сведения, что шайки Ба­ буджаба выступили в сторону Халхи с целью грабежа. По­ этому необходимо принять все меры для укрепления и обо­ роны своих границ"" [Сонин бичиг, 1917, № 56]. В 57-м номере газеты сообщалось, что Цэнд вернулся в Ургу в 12-й день 6-го лунного месяца (17/30 июля) 1917 г .

В феврале—марте 1919 г. по инициативе атамана Семено­ ва, получившего поддержку Японии, в Чите состоялся панмонгольский съезд, провозгласивший создание "Монгольско­ го государства" со столицей в Хайларе. В состав этого государства должны были войти Внутренняя и Внешняя Мон­ голия, Бурятия и Барга. Представители Внешней Монголии на этом съезде отсутствовали. Что же касается Цэнд-гуна, то он был назначен съездом на должность министра внут­ 7 -3 223 101 ренних дел [Ширендыб, 1963, с. 171]. Однако Цэнд-гун быстро понял обреченность авантюры Семенова. 14 апреля 1919 г. русский царский консул в Хайларе сообщал^что баргинцы скептически относятся к затее Семенова, а Цэнд гун игнорировал очередное заседание правительства [Ши­ рендыб, 1963, с. 173]. Мы не располагаем сведениями о дальнейшей судьбе Цэнд-гуна. Без сомнения, архивы КНР и МНР содержат дополнительные документы о жизни и деятель ности первого монгольского переводчика ’Сокровенного ’ сказания” .

Нууц Tx. — Yuvan ulus-un niua teke. Рукописный отдел ДО ИВАН СССР, шифр G 79 .

Пучковский, 1957. — Пучковский Л.С. Монгольские, бурят-монгольские и ойратские рукописи й ксилографы Института востоковедения .

Т. I. История, право. М,—Л., 1957 .

Сонин бичиг. — Neyislel kriyen- sonin biig .

Ширендыб, 1963. — Ш ирендыб Б. Монголия на рубеже XIX— XX веков (Ис­ тория социально-экономического развития). Улан-Батор, 1963 .

Б. И. П анкратов ОБРАЗЦЫ ПЕРЕВОДОВ ИЗ "ЮАНЬ-ЧАО БИ-ШИ" (подготовка к печати и предисловие Ю.Л.Кроля) Выдающийся советский востоковед Б.И.Панкратов (1892—

1979) более 50 лет отдал изучению "Юань-чао би-ши". Он был прекрасно подготовлен к этой работе, одновременно являясь и монголистом, и китаистом высокого класса [Вел­ лер, 1933, с. 658; Стариков, 1971, с. 7—8, 14). 65-и лет он вспоминал, что начал работу над "Юань-чао би-ши" "дав­ но, оставлял, снова брался, переделывал, пересматривал"1 .

Сравнительно интенсивно он занимался памятником в 1921— 1929 гг. и в 1957-1959 гг.; по неполным сведениям, уче­ ный в той или иной мере возвращался к "Юань-чао би-ши" в 1941, 1960— 1964, а также со второй половины 1968 по нача­ ло 1970 годов .

В 1921— 1929 гг., находясь в Пекине, Б.И.Панкратов вчерне подготовил работу "Юань-чао ми-ши („Сокровенное Сказание"). Реконструкция монгольского текста по китай­ ской транскрипции. Перевод на русский язык, примечания и словарь. Около 40 п.л."* В 1941 г. он вспоминал, чго 2 .

"Юань-чао ми-ши" вчерне была "сделана" в 1921— 1922 гг., причем "предварительный текст и перевод" были "сданы" А. фон Шталь-Хольштайну3 — директору Института китайскоиндийских исследований Харвардского университета в Пеки­ не, где Б.И.Панкратов работал в 1929— 1935 гг. Мне Б.И.Пан­ кратов рассказывал, что сначала (в 1922— 1926 гг.) выпол­ нил реконструкцию монгольского текста памятника и черно­ вые переводы, которые раза два переделывал, а потом (в 1928— 1929 гг.) составил словарь. Этот словарь, а точнее, "полный индекс записанных китайскими иероглифами монголь­ ских слов Секретной истории Монголов", видел приблизи­ тельно в марте 1933 г. Ф.Веллер, отметивший важность его для науки и желательность его опубликования [Веллер, 1933, с. 658 ] .

В настоящее время сохранившаяся часть этой работы на­ ходится в Архиве востоковедов ЛО ИВАН. Это 19 школьных тетрадей, содержащих русскую транслитерацию всех китай­ ских иероглифов, транскрмбирующих монгольский текст "Юань-чао би-ши" (первые 15 тетрадей), и приблизительно © Б.И.Панкратов, 1993 .

© Ю.Л.Кроль (предисловие), 1993 .

1 Архив востоковедов ЛО ИВАН, ф. 145, on. 1, ед.хр. 114, л.1об .

2 ЛО ААН, ф. 152, оп. 3, ед.хр. 452, л. 98 .

3 Архив востоковедов ЛО ИВАН, ф. 145, оп. 1, ед.хр. 213, л. 9— 10 .

7 -4 223 103 треть "монголизированной” научной транскрипции этого тек­ ста (4 тетради). Судя по датам на обложке тетради I и в конце рукописи в тетради XV, транслитерация была начата 10/VI 1921 и окончена 4/1 1922. Сохранившаяся часть ”монголизированной" транскрипции включает текст м10ань-чао би-ши” с начала гл. 1 по § 5 гл. 5; внизу страниц есть примечания Б.И.Панкратова. На обложке тетради I стоят даты 10/1 22 — 18/1 22, тетради II - даты 18/1 22 — 1/П 22, тетради III — дата 9/II 22, Сохранился и словарь памятника. Он занимает 4 продол­ говатых коробки и содержит (по предварительной оценке сотрудника Архива востоковедов К.В.Дубкова) около 3000 карточек; на каждой написаны монгольское слово, транс­ крибированное китайскими иероглифами, и его китайский перевод; на карточках есть пометки Б.И. Панкратова** .

Текст перевода памятника не сохранился. Б.И.Панкратов рассказывал мне, что этот перевод пропал во время войны вместе с частью словаря .

Перечисленные выше, а также более поздние архивные материалы 1936— 1941 гг. позволяют составить представле­ ние об этой работе .

Она базировалась на точном знании истории текста ”Юаньчао би-ши”. В 1941 г. в статье-рецензии "Юань-чао ми-ши и первое полное русское издание текста и перевода этого памятника”, оглашенной на объединенном заседании Монголь­ ского и Китайского кабинетов Института востоковедения в Ленинграде, Б.И.Панкратов впервые у нас подробно изложил эту историю. Он показал, что монгольский текст памятника записан не с помощью ”китайско-монгольского письма”, яко­ бы являвшегося ’национальным письмом монголов” в начале ’ XIII в., а с помощью системы транскрипции слов монголь­ ского языка китайскими иероглифами. Она была разработана в конце XIV в. китайски образованным монголом на импера­ торской службе Хо Юаньцзе для записи текстов учебных по­ собий, предназначенных для обучения китайцев монгольско­ му языку в минском ’Переводческом приказе” (Сы и гуань) .

’ Работу по транскрибированию двух учебных пособий XIV в,— учебника ”Хуа-и и-юй” и сочинения ”Юань би ши”, извест­ ного впоследствии как "Юань-чао би-ши” — выполнили чи­ новники Ханьлиня — уже упоминавшийся Хо Юаньцзе и Ма-ша и-хэй* Говоря о принципах транскрипции Хо Юаньцзе, 5 .

Б.И.Панкратов подчеркивал "необычайную тщательность”, с которой тот перетранскрибировал монгольский текст китай­ скими иероглифами: ”Не довольствуясь для передачи слов монгольского языка иероглифами в их обычном начертании, Хо Юаньцзе изобрел особую систему транскрипции, изложен­ ную в шести пунктах введения к Хуачл и-юй и примененную ц Там же, ед. хр. 101— 103, 107— 110 .

5 См. подробнее:[ЮЧБШ, с. 12]. В 1941 г. Б.И.Панкратов предпо­ лагал, что Ма-ша и-хэй был монголом, в 1958 г. — что это был чело­ век по имени Машаих родом из Средней Азии (Архив востоковедов Л0 ИВАН, ф. 145, оп. 1, ед.хр. 114, л. 18, 30—31, 69) .

также в Юань-чао би-ши. При помощи этой транскрипции со­ вершенно точно передаются конечные X, Б и Л в закрытых слогах, Р в начале слогов и глубокий заднеязычный звук, здесь условно обозначенный мною через Г, т.е. звуки, ко­ торые невозможно было передать обыкновенными иероглифа­ ми, читая их по северному произношению Минского времени*’ .

Указал Б.И.Панкратов и на метод использования "мнемонических иероглифов”, примененный при транскрибировании монгольского текста; по этому методу ”в каждом возможном случае один из слогов транскрибируемого монгольского сло­ ва изображается иероглифом, по значению близким к значе­ нию данного слова”6 .

Несомненно, о принципах транскрипции Хо Юаньцзе Б.И.Панкратов знал и исходил из них еще в 20-х годах, так как параллельно с работой над "Юань-чао би-ши” вчер­ не подготовил в 1925— 1927 гг. исследование "Китайскомонгольские словари и документы (XIV—XVII вв. в китай­ ) ской транскрипции. Реконструкция монгольского текста, перевод и примечания”; продолжал он работать над "Хуа-и и-юй” и в 1956— 1938 гг.7 .

К 1921 г., когда Б.И.Панкратов начал свою работу по восстановлению монгольского текста "Юань-чао би-ши”, уже существовало три или четыре рукописных транскрипции этого текста — П.Кафарова, Нака Митиё, П.Пеллио и, воз­ можно, Цэнд-гуна8, но ни одна из них не была опубликова­ на. Таким образом, панкратовская транскрипция монгольсксго текста "Юань-чао би-ши” была по счету четвертой или пятой в мире и совершенно независимой от других .

Следует отметить, что исходной фазой работы Б.И.Пан­ кратова по восстановлению монгольского текста "Юань-чао би-ши” была транслитерация, конечной — транскрипция. Это значит, что за четверть века до того, как Хаттори Сиро сформулировал идею о двух транскрипциях "Юань-чао би-ши”— китаизированной и монголизированной, Б.И.Панкратов поло­ жил этот принцип в основу своей работы над памятником .

При этом выполненная им китаизированная транскрипция, г.е. транслитерация иероглифов, транскрибирующих монголь­ ский текст, учитывает среднекитайскую фонетику — принцип, соблюденный отнюдь не во всех более поздних транскрипци­ ях (см. статью Е.А.Кузьменкова в настоящем сборнике, с. 294). Иной путь восстановления этого текста был для 6 См. Архив востоковедов Л0 ИВАН, ф. 145, оп. 1, ед.хр. 214, л. 4—6 .

7 См. Л0 ААН, ф. 15 2, оп. 3, ед.хр. 452, л. 98; оп. 1а, ед.хр .

598, л. 84— 95, 112; а также |Веллер,' 1933, с. 6581 .

8 С Цэнд-гуном, своим другом и первым учителем монгольского языка, Б.И.Панкратов, вероятно, общался в 20-х годах, но неизвест­ но, обсуждал ли он с Цэнд-гуном, "который по печатному изданию Е Дэ-хуя переложил монгольским алфавитом весь текст" "Юань-чао биши", работу над этим памятником (см. Архив востоковедов ЛО ИВАН, ф. 145, оп. 1, ед.хр. 214, л. 8). О Цэнд-гуне см. статью В.Л.Успен­ ского в настоящем сборнике .

Б.И.Панкратова неприемлем. Подчеркивая это в 1941 г. он, писал: "Все работавшие в этой области ученые, т.е. и Палладий, и Пеллио, и Хэниш, читали иероглифы не в совре­ менном их пекинском произношении, а давали чтение, по возможности приближавшееся к минскому времени"9 .

Основываясь на истории текста, он изложил принципы научной транскрипции "Юань-чао би-ши": "Монгольский текст ЮЧМШ ("Юань-чао ми-ши". — Ю.К.) был переписан ки­ тайскими иероглифами между 1382 и 1389 годами и переда­ ет звуки монгольской придворной речи, как она звучала в устах Хо Юаньцзе и Ма-ша И-хэ, при помощи китайских зна­ ков, которые должны читаться так, как они читались в Се­ верном Китае в конце XIV века. Так как каждый китайский иероглиф представляет один слог, произносящийся всегда одинаково, то и мы, при транскрибировании этого текста знаками нашего алфавита, обязаны каждый слог всегда и везде писать одними и теми же знаками. Следовательно, для научного восстановления текста ЮЧМШ в транскрипции, доступной каждому, а не только китаисту, существует толь­ ко один путь, необходимо: 1) учесть старое чтение иеро­ глифов, 2) учесть диакритику, расставленную авторами ки­ тайской транскрипции, 3) не изменять по своему усмотре­ нию чтение иероглифов"10. 1 Как, на взгляд Б.И.Панкратова, выглядела монгольская фонетика "Юань-чао би-ши", монголисты могут судить по сохранившейся части панкратовской транскрипции. Общая характеристика этой фонетики в какой-то мере дана в ре­ золюции "производственного совещания" Монгольского каби­ нета Института востоковедения от 29/IX 1936 г., которая, по моему предположению, в первую очередь отражает точку зрения Б.И.Панкратова11 (ср. ниже, с. 109).

Там гово­ рится, что транскрипция "Юань-чао би-ши" должна соответ­ ствовать "данным монгольского языка XIII в.", а именно:

следует "дифференцировать задние и передние губные глас­ ные, провести полный сингармонизм, дифференцировать глу­ хие и звонкие заднеязычные (q и ), с сохранением спе­ циального обозначения h ", заменить суффикс родительного падежа -по, отражающий современное чтение транскрипцион­ ного иероглифа, суффиксом -пи, учитывающим среднекитай­ ское произношение (ср. статью Е.А.Кузьменкова в настоя­ щем сборнике, с. 294). Часть этих положений повторяется в статье-рецензии Б.И.Панкратова от 1941 г .

Перевод монгольского текста "Юань-чао би-ши", выпол­ ненный Б.И.Панкратовым в 20-х годах, был вторым в мире после комментированного перевода Нака Митиё (1907) и первым в Европе. Принципы научного перевода памятника были намечены еще в резолюции 1936 г., где говорилось, что этот перевод должен быть точным "литературно-филоло­ гическим" (или "филологически-литеральным"), свободным 9 Архив востоковедов ЛО ИВАН, ф. 145, оп. 1, ед.хр. 214, л. 12 .

10 Там же, л. 10-11 .

11 См. ЛО ААН, ф. 152, оп. 1а, ед.хр. 532, л. 41, 42 .

от художественных вольностей и что "вольно литературный" перевод удовлетворяет лишь потребности "фольклористов, не владеющих монгольским языком и не заинтересованных в буквальном переводе"12 .

В согласии с этим ученый в 1941 г. указывал, что нау­ ка требует от переводчика памятника "не допускать в тру­ де никаких поэтических вольностей .

.. поэтических шалос­ тей" без крайней необходимости, ставит условие "наивыс­ шей точности, строгой аккуратности". Кроме того, он под­ черкнул комплексный характер деятельности этого перевод­ чика. "Единственным правильным путем" перевода монголь­ ского текста "Юань-чао би-ши" в условиях, когда отсут­ ствуют удовлетворительные словари, ученому представля­ лась "работа с оригинальным китайским текстом и подстроч­ ным китайским переводом. Подстрочный кит[айский] перевод заменяет нам отсутствующий на русском языке словарь, точ­ ность же значений, даваемых в нем, гарантируется квалифи­ кацией... Хо Юань-цзе и Ма-ша и-хэ. Кроме того, для уяс­ нения смысла большую помощь оказывает также и связный кит[айский] перевод в конце каждого параграфа [„Юань-чао ми-ши"]"13. Отсюда тезис Б.И.Панкратова: ни монголист не * в состоянии дать "научно-правильный" перевод "Юань-чао ми-ши", "пользуясь средствами только монголоведения", ни китаист не может сделать это средствами одного китаеведе­ ния. "Такая работа, как и вообще вся работа над ЮЧМШ, мо­ жет быть только при тесном сотрудничестве монголистов с китаистами м14 .

Статья-рецензия 1941 г., откуда взяты эти слова, поз­ воляет получить представление о претворении этих перевод­ ческих принципов в жизнь. Судя по статье и связанным с нею записям, перевод Б.И.Панкратова сильно отличался от опубликованного в 1941 г. перевода С.А.Козина: одни толь­ ко примеры для статьи, записанные на карточках, показы­ вают расхождения в передаче приблизительно 50 параграфов "Юань-чао би-ши" .

В той же статье Б.И.Панкратов подчеркивал необходи­ мость издания полного словаря памятника, потребного "как для перевода текста на русский язык... так и для нужд монгольской лингвистики", причем для него было аксиомой, что такой "словарь должен составляться по оригиналу" и включать монгольские слова этого оригинала с их подстроч­ ными переводами на китайский язык. Так был составлен его собственный словарь, о котором мы упомянули выше. Это второй после рукописного "словаря" П.Кафарова полный сло­ варь памятника, являющийся одновременно его иероглифиче­ ским индексом .

В 1957 — начале 1960 г., живя в Ленинграде, Б.И.Пан­ кратов выполнил новые транскрипцию и перевод монгольско­ го текста "Юань-чао би-ши". Если в 20-х годах он работал 12 См. там ж е .

13 Архив востоковедов ЛО ИВАН, ф. 145, оп. 1 ед.хр. 214, л. 3 .

, lf Там же, л. 4 .

t над изданием памятника в 12 цзюанях, теперь ему предста­ вилась возможность опубликовать текст уникальной рукопи­ си 'ТОань-чао би-ши” в 15 главах (цзюанях), приобретенной в 1872 г. в Пекине П.Кафаровым и теперь хранящейся в Вос­ точном отделе Научной библиотеки им. А.М.Горького ЛГУ .

За изданием этой рукописи факсимиле с предисловием Б.И.Панкратова (т. I) должны были последовать ’перевод ’ текста и примечания (т. II), глоссарий (т. III), рекон­ струкция монгольского текста и транскрипция (т. IV)”15 .

20/1 1958 г. на заседании Тюрко-монгольского кабинета ЛО ИВАН Б.И.Панкратов сделал сообщение о подготовке ново­ го издания ’Сокровенного сказания”, которое имеет ключе­ ’ вое значение для понимания подхода ученого к ”10ань-чао би-ши”16 .

Б.И.Панкратов выдвинул собственную гипотезу о проис­ хождении ”Юань-чао би-ши”. По его мнению, ’при Монголь­ ’ ском дворе в Пекине существовал исторический архив, в котором хранились описания деяний каждого из императоров { Шилу) ", по-монгольски называвшиеся тобчиян {ши); они "бы­ ли недоступны для прочтения лицам, не принадлежавшим к царскому роду, — секретны {ми). Тобчиян были написаны уйгурским письмом, но потом переписаны национальным мон­ гольским алфавитом, т.е. квадратным. Я считаю, что сочи­ нение, которое мы называем ЮЧМШ и которое вначале, при обнаружении его китайцами в конце XVIII в.,носило назва­ ние „Юань-ми-ши”, есть не что иное, как небольшая часть — самое начало материалов из упомянутого архива, обозначав­ шихся в этом архиве наименованием „Монгол ун нигуча тоб­ чиян” — наименованием, которое Хо Юань-цзе перевел до­ словно „Юань-ми-ши”. Тщательное исследование транскрип­ ции текста позволяет мне утверждать, что оригиналом для Хо Юань-цзе послужил текст, написанный квадратным пись­ мом. Хо Юань-цзе транскрибировал текст иероглифами, произнося их так, как произносили в столице...” Он ”не транслитерировал монгольский текст, т.е....не перепи­ сывал его, подставляя под каждый монгольский слог какойто иероглиф, а транскрибировал, т.е. писал каждое слово так, как он сам, читая, произносил по-монгольски. Поэтому-то и получается некоторое несоответствие его транс­ крипции с написанием слов квадратным алфавитом” .

Как и в 20-х годах, Б.И.Панкратов продолжал считать, что ’при издании реконструированного текста нужно даватю ’

1) транслитерацию китайских иероглифов в чтении XIV в.,

2) транскрипцию этой транслитерации, т.е. передачу мон­ гольского текста так, как он звучал в чтении монгола XIV в.” — Хо Юаньцзе. ’Работая над восстановлением тек­ ’ ста, я исхожу из положения, что язык памятника — это язык квадратной письменности, язык, которым говорили при дворе Юаньских и[мперато]ров, язык, во многом схожий с 15 См. [ЮЧБШ, с. 15, 18] .

16 См. ЛО ААН, ф. 152, оп. 1а, ед.хр. 1290, л. 3-5; Архив востоковедов ЛО ИВАН, ф. 145, оп. 1, ед.хр. 114 .

языкам дагуров, живущих в верховьях р. Нонь. С этим язы­ ком имеются следующие общие черты: 1) полностью сохраня­ ются местоимения 3-го лица ед. и м н. числа, 2) имеется т[ак] называемое] начальное h, 3) причастие будущего времени имеет окончание -гу, а не -ху, и еще некоторые.. .

Я считаю, что в языке Сокровенного Сказания полностью соблюдается гармония гласных, и? т[аким] о[бразом], тогда произносили не Мэрган, а Мэргэн, не дорбан, а дбрбэн и т.д. Суффикс род[ительного] падежа, который передавали (Хэниш, а за ним Козин) как -но, в действительности чи­ тался -ну. Чж 7 в словах заднего ряда обозначает не ун1 глухой заднеязычный сильный смычный звук q, а звонкий заднеязычный слабый проточный. Суффикс соединительно­ го] деепричастия -джу произносится -джи**"18 .

Сравнение этого описания фонетических особенностей языка "Юань-чао би-ши" с описанием "данных монгольского языка XIII в." из резолюции 1936 г. (см. выше, с. 106) подтверждает, что резолюция отражала взгляды Б.И.Панкра­ това, сложившиеся, очевидно, в основном в 20-е годы;

этим взглядам он оставался верен всю свою научную жизнь .

В 1957 г. Б.И.Панкратов занимался реконструкцией мон­ гольского текста памятника, начатой, возможно (судя по дате на обложке), еще в 1952 г. Транскрипция была завер­ шена в объеме 8 а.л., но в Архиве востоковедов находит­ ся меньше половины ее — транскрипция § 1— 176, т.е. с главы 1 до конца первой трети главы 6 по 1 2-главному тексту19 .

В 1958— 1959 гг. Б.И.Панкратов перевел 10 глав памят­ ника (по 12-главному тексту, т.е. § 1— 246) объемом при­ близительно 6 или 7 а.л.20. Через несколько лет он гово­ рил мне, что довершил свой перевод в начале 1960 годов, r o издаст его, лишь когда еще раз проверит, унифицирует i написания имен собственных и т.п. Я помню, что в начале 1960 годов Б.И.Панкратов перепечатал на машинке то, что у него было сделано по "Юань-чао би-ши" .

Рукописные и машинописные фрагменты этого перевода хранятся в Архиве востоковедов. Они охватывают большую часть текста первых десяти глав "Юань-чао би-ши". Кроме того, разные куски, перевода имеют разную степень готов­ ности. Видимо, в последней редакции до нас дошли только переводы "Частей (глав. — Ю. К. ) " I (чистовая рукопись) и V-VII (первый экземпляр машинописи) по 12-главному 17 В оригинале — китайский иероглиф "середина". Имеется в виду маленький диакритический знак чжун, стоящий сбоку от некоторых иероглифов в транскрипции Хо Юаньцзе .

18 См. Архив востоковедов ЛО ИВАН, ф. 145, оп. 1, ед.хр. 114, л. 47-49, 51-52, 78-83 .

19 Там же, ед. хр. 104, 105; ср. ЛО ААН, ф. 152, оп. 1а, ед.хр .

1238, л. 61, 47-48; ед. хр. 1239, л. 1, 13, 46, 123; ед. хр. 1289, л. 106; ед. хр. 1353, л. 74— 75 .

20 См. ЛО ААН, ф. 152, оп. 1а, ед. хр. 1289, л. 106-109; ед.хр .

1353, л. 45, 74— 76; ед. хр. 1418, л. 55 и др .

тексту, т.е. § 1-68, 148-197. Вероятно, предшествующий этап работы представлен рукописью перевода § 1-84 и пер­ вым экземпляром машинописи перевода § 104— 147 ; оба тек­ ста изначально не были разделены на части или главы, но машинопись была впоследствии разделена на главы III и IV, названия которых Б.И.Панкратов вписал от руки; в рукопи­ си номера параграфов проставлены, в машинописи же — нет, за исключением вписанного от руки номера § 104; в обоих текстах есть некоторые пропуски в переводе. Кроме того, в архиве хранятся черновые наброски перевода § 1— 26, а также черновой перевод § 220— 243, тоже с некоторыми про­ пусками. Эти переводы отражают панкратовское прочтение главы 1, первой половины главы 2, глав 3 и 4, второй по­ ловины главы 9 и почти всей главы 10 памятника по 12главному тексту21 .

Иными словами, пока что в нашем распоряжении панкратовский перевод § 1— 243 "Юань-чао би-ши” с двумя больши­ ми лакунами: нет перевода с середины § 84 по § 103 и с § 198 по § 21922. Сохранившийся перевод включает около 200 параграфов из 282, а по объему охватывает почти две трети текста ”Юань-чао би-ши” .

Единственной опубликованной частью работы Б.И.Панкра­ това над памятником является факсимильное издание 15главного текста ”Юань-чао би-ши” с предисловием ученого .

Он подготовил текст к осени 1959 г. и выпустил его в свет в 1962 г.23. По выражению X.Франке, эта публикация вновь сделала "доступной для науки чрезвычайно важную версию этого текста”, заслужив своему автору "благодар­ ность сино-монголистов всего мира”24. Дополнительную ценность изданию придает предисловие Б.И.Панкратова, где даны описание рукописи, ее подробная история на фо­ не истории текста "Юань-чао би-ши” и высказана остроум­ ная гипотеза о первоначальном монгольском названии это­ го памятника .

В конце 60-х — начале 70-х годов Б.И.Панкратов про­ должал заниматься вопросами, так или иначе связанными с "Юань-чао би-ши”. В частности, он написал статью-доклад "К вопросу о переводе 216-го параграфа „Сокровенного сказания"”, имеющий также и другие названия. Под назва­ нием "Об уточнении некоторых монгольских терминов” этот доклад был сделан 11/III 1969 г. на заседании Сектора Восточной и Юго-Восточной Азии Института этнографии АН 21 Переводы Б.И.Панкратова из '^ань-чао би-ши" см. в Архиве востоковедов ЛО ИВАН, ф. 145, оп. 1, № 106 .

22 Эти отсутствующие в архивах фрагменты перевода были выполне­ ны Б.И.Панкратовым: первый — к 2 0 / Ш 1958 г., а второй — к 15/XI 1959 г. См. ЛО ААН, ф. 152, оп. 1а, ед. х р. 1289, л. 108; ед. хр .

1353. л. 76 .

*3 См. [ЮЧБШ]; Архив востоковедов ЛО ИВАН, ф. 145, оп. 1 ед .

, хр. 112, 113; ЛО ААН, ф. 152, оп. 1а, ед.хр. 1353, л. 5, 13, 16, 45, 76; ед.хр. 1354, л. 17 .

24 Письмо Б.И.Панкратову от 14/11 1972 г .

СССР. Сохранилось несколько вариантов текста этого до­ клада2 5 .

От работы Б.И.Панкратова над "Юань-чао би-ши'1 сохра­ нилось довольно много, хотя и меньше, чем хотелось бы .

Он был крупным ученым и международно признанным экспер­ том по этому памятнику, вписал свою страницу в историю его изучения; его мнение о "Юань-чао би-ши" не безраз­ лично науке. Поэтому представляется целесообразным из­ дать то, что можно, из его наследия. Ниже мы приводим образцы его переводов из "Юань-чао бн-ши" .

ПЕРЕВОДЫ

–  –  –

§ 1. Был Бортэ Чино ("Серый волк"), родившийся по во­ ле Верховного Неба. Его женой была Гоай Марал ("Каурая олениха"). Они пришли сюда, переправившись через озеро Тэнгис. Был |у них сын] Батачи-хан, который родился, когда они кочевали у горы Бурхан-Халдун в верховьях ре­ ки Он он .

|§| 6. Дува Сохор сказал: "Хороша девушка, что сидит на передке кибитки, среди тех подкочевывающих сюда людей Если она ни за кого еще не выдана, то я буду сватать ее за тебя, моего младшего брата Добун Мэргэна". Сказал так и отправил своего младшего брата Добун Мэргэна посмот­ реть на девушку .

[§] 9. Когда в землях Хори Тумат был наложен запрет на охотничьи угодья, богатые соболем и белкой, Хорилартай Мэргэн рассердился. Он принял для своего рода проз­ вище Хорилар и, говоря, что земли около горы Бурхан-Хал­ дун хороши для охоты, сейчас перекочевывал, направляясь к владельцам горы Бурхан-Халдун — Бурхан Босгахсану и Шэньчи Баяну из племени Урянхай. Вот при каких обстоя­ тельствах произошло сватовство и женитьба Добун Мэргэна на Алан Гоа, дочери Хорилартай Мэргэна из племени Хори Тумат, родившейся в местности Арих Усун .

|§| 13. Добун Мэргэн сказал: "Друг, и я в доле!" — "Дам!" — сказал человек и, оставив себе "джулдэ" с лег­ кими и шкуру, отдал Добун Мэргэну целиком все мясо трех­ летнего оленя .

|§| 19. Однажды весной она1 сварила провяленную тушу барана, посадила рядом друг с другом пятерых своих сыно­ вей — Бэлгунутэя, Бугунутая, Буху Хатаги, Бухату Салдони и Бодончар Мэргэна, дала каждому по древку стрелы и ска­ зала: "Переломите!" Какой тут труд, переломить по одному древку! Переломили. Тогда она связала вместе пять древ­ ков, дала им и сказала: "Переломите!" Пятеро сыновей эти 25 См. Архив востоковедов ЛО ИВАН, оп. 1 ф. 145, ед.хр. 115,, 116 .

пять связанных древков каждый подержал, по очереди ло­ мал, но переломить не смог .

[ ] 20. Тогда их мать, Алан Гоа, сказала: ”Вы, двое § моих сыновей, Бэлгунутэй и Бугунутай, ведете между со­ бою разговоры, подозревая меня. Вы говорите — Она роди­ ла вот этих трех сыновей. От кого эти сыновья? — Подо­ зрения ваши правильны .

[ ] 21. Каждую ночь по свету, проникавшему через § щель в дымнике2, приходил блистающий желтый человек. Он гладил мне живот, и его сияние проникало в мой живот .

Когда он уходил, то, как желтая собака, он взбирался по лучам солнца и луны. Зачем вы так необдуманно говорите?

Ведь если судить по этому, то это признак того, что они дети Неба. Как вы можете говорить о них как о простых смертных? Вот когда они станут великими ханами, тогда-то поймут простолюдины” .

[§] 25. Живучи таким образом3, он однажды увидел, как молодой сокол поедал пойманного им тетерева. Тогда Бодончар сделал силок из волоса своего серого коня со сбитой спиной и голым хвостом, поймал сокола и стал его воспиты­ вать .

[ ] 27. Наступила весна. Когда стали прилетать утки, § Бодончар проморил сокола голодом, а потом стал пускать на дичь. Сокол бил столько уток и гусей, что они висели и гнили, испуская зловоние на каждом сухостое, на каждом пне .

[§] 28. Из -за северного склона горы Дуйрэн, вниз по течению речки Тунгэлик прикочевала группа людей. Бодон­ чар, охотясь с соколом, стал заходить к ним. Днем он пил у них кумыс, а вечером ночевать уходил в свое жилье — травяной шалаш .

[§] 35. Тогда Бодончар сказал: МУ тех людей, которые живут на реке Тунгэлик, нет ни больших, ни малых, ни знатных, ни простых, ни господ, ни слуг. Это люди, кото­ рыми легко завладеть. Давай-ка мы их захватим!” [§] 38. Бодончар, будучи передовым разведчиком, захва­ тил беременную женщину и спросил ее: ”Кто ты такая?” Эта женщина сказала: ”Я женщина из племени Джарчиут, из рода Аданхан Урянхай” .

[§] 39. Пятеро братьев, забрав в полон тех людей, те­ перь стали обладателями и скота, и пищи, и людей, и слуг .

[§]41. Та женщина родила от Бодончара одного сына .

Так как она была пленницей, то этому сыну дали имя Бааритай. Он был предком рода Баарин. Сын Бааритая — Чидухул Боко. У Чидухул Боко было много жен. Сыновей роди­ лось великое множество. Они стали родом Мэнэн Баарин .

[§] 64. Мы, племя Унгират, испокон веков славимся прелестью наших племянниц, красотою наших дочерей. Мы не спорим с соседями о владениях, а наших румяных девиц, по­ садив в большие телеги, запряженные черными верблюдами, рысцой отправляем вашим ханам и сажаем их рядом с ними на ханский престол. Мы не спорим о владении народами и землями. Мы, вырастив красивых дочерей, сажаем их в те­ леги, запряженные сивыми верблюдами, и, отправившись в путь, сажаем их рядом с ханом на высокий трон. Мы с дав­ них времен народ Унгират, у которого щитами — ханши, а ходатайствами - девушки. Мы крепки прелестью племянниц и красотою дочерей1 .

* [Часть IIj [§] 79. Тогда пришел во главе своей дружины [тайчиудский] Таргутай Кирилтух, [думая, что теперь:

безобразные (подобно голым птенцам) — оперились, слюнявые (как телята) — подросли]5 .

Тут матери с детьми и все братья в ужасе бросились прятаться в лес. Бэлгутэй строил укрепление из повален­ ных деревьев, а Хасар перестреливался с врагами. Хачиуна, Тэмугэ и Тэмулун спрятали в ущелье, а сами вступили в бой. Тогда Тайчиуды стали громко кричать: "Выдайте нам вашего старшего брата, Тэмуджина! Другого нам ничего не надо!" Этим они и побудили Тэмуджина бежать. Заметив, что Тэмуджин направился в лес, Тайчиуды бросились за ним в погоню, но он уже успел пробраться в густую чащу на вершине горы Тэргунэ. Не умея туда проникнуть, Тайчиуды окружили этот лес и стали его сторожить .

[§] 31. Таргутай Кирилтух привез Тэмуджина к себе и распорядился, чтобы его подданные по очереди давали Тэмуджину ночлег6. 16-го числа первого летнего месяца по случаю праздника полнолуния Тайчиуды устроили пир на крутом берегу р. Онона и расходились с пира, когда уже заходило солнце. На это празднество Тэмуджина привел ка­ кой-то слабосильный парень. Выждав время, когда все пи­ ровавшие разошлись, Тэмуджин бежал от этого слабосильно­ го парня, вырвавшись у него из рук и ударив его раз по голове своей шейной колодкой. Он, бежав, прилег было в ононском лесу, но, опасаясь, как бы его не заметили, скрылся в воду. Он лежал в заводи лицом вверх, а шейную колодку пустил плыть вниз по течению .

[Часть III] [ 105.] От Тоорил-хана Тэмуджин, Хасар и Бэлгутэй § вернулись домой, и уже из дому Тэмуджин послал к Джамухе Хасара и Бэлгутэя, наказав им: "Вот так скажите мое­ му побратиму Джамухе: „Ложе мое пусто7. Принадлежа к од­ ной семье, мы ведь не чужие друг другу. Как же нам ото­ мстить? Принеся кровную клятву, разве мы чужие друг дру­ гу? Как же мы выполним свою месть?"" Не только это нака­ зывал он передать своему побратиму Джамухе, но также и собственные слова кэрэйтского Тоорил-хана: "Помня, что я в свое время был облагодетельствован отцом — Есугэйханом, я буду блюсти дружбу. Со своими двадцатью тысяча­ ми я выступлю правым крылом. Пошли переговорить с млад­ шим братом Джамухой, не подымется ли он со своими двад­ цатью тысячами. Место же и время для встречи пусть назна­ чит сам брат Джамуха". Выслушав все это, Джамуха сказал:

"Только я услышал про Тэмуджина...8 Теперь, когда (мы) хлопаем по чепракам, производя (этим) шум (как от) бара­ банов, пугливый (трусливый) Тохтога, чай, уж в степи Буура. Когда встряхиваем (наши) прикрытые крышками кол­ чаны, трус Дайр Усун теперь, чай, уж на острове ТалхунАрал у слияния Сэлэнгэ с Орхоном. Удирающий со всех ног в лес, когда ветром несется (на него) перекати-поле, Хаатай Дармала теперь, чай, уж в степи Хараджи. Теперь мы прямо через (поперек) Хилок, лишь бы был цел (там) камыш, свяжем плоты и переплывем. Нападем, как снег на голову, внезапно на труса Тохтога (букв.: проникнув че­ рез дымовое отверстие юрты), разгромим в прах остов юр­ ты. Жен и сыновей его истребим поголовно, расколем двер­ ную раму (порог) его, принадлежащую гению счастья (являю­ щуюся обителью гения счастья), весь народ его истребим до единого .

| 112.] Поймали Хаатай-дармала, надели ему колодку § на шею и повезли к Бурхан-Халдуну. Колодки из досок ему надели, к Халдун-бурхан отправили. Бэлгутаю указали на стойбище, в котором находилась его мать, и он отправил­ ся за нею. Но она в рваной овчинной шубе ушла через левую сторону двери, в то время как ее сын входил через правую .

Вышла во двор и, обращаясь к посторонним людям, говорит:

"Мои сыновья стали, говорят, ханами, а я тут отдана низ­ кому человеку. Как же мне смотреть теперь в глаза моим сыновьям?" С этими словами она убежала и скрылась в ле­ су. Как ее ни искали, так и не нашли. Поэтому Бэлгутай как только видел кого-либо из Мэркитов, тотчас же прика­ зывал стрелять в них тупоголовыми стрелами, приговаривая:

"Приведи мою мать!"9 [§ 115.] Тэмуджин, Тоорил-хан и Джамуха, сообща раз­ рушив жилища Мэркитов и полонив их красивых жен, на об­ ратном пути пошли через Талхун-Арал, что у слияния рек Орхон и Сэлэнгэ. Тоорил-хан направился к Черному лесу на реке Туле, следуя по северным лесистым склонам БурханХалдуна, через урочище Хачаурату-субчит и Уляту-субчит, попутно занимаясь охотой .

[§ 116.] Тэмуджин с Джамухою сообща расположились на Хорхонах-джубуре. Стали они вспоминать про свою старую дружбу и уговорились еще сильнее углубить свою взаимную любовь. В первый раз они поклялись быть побратимами, еще когда Тэмуджину было одиннадцать лет: Джамуха подарил тогда Тэмуджину лодыжку от козули, а Тэмуджин ему дал в знак дружбы лодыжку, налитую медью. Они вместе играли в лодыжки на льду реки Онон. После этого, когда они весной стреляли из игрушечных луков, Джамуха подарил Тэмуджину стрелу-йори, склеенную из рога, а Тэмуджин — стрелу годоли, сделанную из можжевельника10. И они поклялись друг другу быть побратимами. Так они побратались вторично .

[Часть IV] [ 133.] Чингис-хан сказал: "Татары - наши старые § враги. Они губили наших отцов и дедов. Поэтому и нам следует принять участие в настоящем сражении". Он по­ слал Тоорил-хану следующее извещение: "По сведениям, Алтан-ханов Онгин-чинсан гонит перед собою, вверх по Ульдже Мэгуджин-Сэулту и прочих Татар. Давай присоединим­ ся к нему и мы против Татар, этих убийц наших дедов и отцов. Поскорее приходи, хан и отец мой, Тоорил!" На это извещение Тоорил-хан отвечал: "Правда, сын мой .

Объединимся!" На третий же день Тоорил-хан собрал вой­ ско и поспешно вышел навстречу Чингис-хану. Затем Чингис-хан с Тоорил-ханом послали извещение Джуркинцам: "Да­ вайте пойдем вместе с нами для истребления Татар, кото­ рые испокон веков были убийцами наших дедов и отцов!" Они прождали лишние шесть суток против того срока, в ко­ торый тем следовало явиться. Не имея более возможности ожидать, Чингис-хан с.Тоорил-ханом объединенными силами двинулись вниз по Ульдже. По причине передвижения Чингис­ хана и Тоорил-хана на соединение с Онгин-чинсаном, Мэгуджин и прочие Татары укрепились в урочищах Хусуту-шитуэн и Нарату-шитуэн. Чингис-хан с Тоорил-ханом выбили Мэгуджина из этих укреплений. Мэгуджин-Сэулту тут же убили .

В этом деле Чингис-хан взял у Мэгуджина серебряную люльку и одеяло, расшитое жемчугом .

Часть V [ 151.] Потом Эркэ-хара, младший брат Он-хана, кото­ § рого Он-хан, его старший брат, собрался убить, бежал и просил покровительства у найманского Инанча-хана. Инанча-хан послал войска против Он-хана. Он-хан бежал и пу­ тем, пролегавшим через три города, добрался до кара-китайского Гур-хана. Затем он поссорился с Гур-ханом и по­ шел через уйгурские* и тангутские города, питаясь тем, что доил пять коз, которых вел с собою, да пускал кровь верблюду. Когда он, изнуренный, добрался до озера Гусэур-нур, Чингис-хан, не забывший, что между Он-ханом и Есугэй-ханом когда-то был заключен союз побратимства, отправил к Он-хану послов - Тахай-баатура и Сукэгай-донэуна. Сам Чингис-хан выступил ему навстречу с верховьев Кэрулэна. Видя, что Он-хан изнурен и истощен, Чингис-хан собрал с народа подать и дал Он-хану. Ввел его в свой стан и заботился о нем. Той зимой Чингис-хан кочевал вместе с Он-ханом, и зимовали они в местности Хубахая .

[ 152.] Потом младшие братья и нойоны Он-хана стали § говорить: "У нашего хана и старшего брата безжалостный характер и предательское сердце. Он уничтожил своих братьев. Он сам ушел к Кара-китаям, а народ свой оставил страдать. Чго нам теперь делать с ним? Если вспомним о прошлом, то, когда ему было семь лет, он попал в плен 8 -2 223 115 [к] Мэркитам. Там, одетый в черно-пеструю козлиную доху, в местности Буура-Кээр на реке Сэлэнгэ, толок в ступе зерно для Мэркитов. После того как отец его Хурчахусбуирук-хан разгромил мэркитский народ и освободил из плена своего сына, он опять, когда ему было тринадцать лет, вместе со своею матерью был взят в плен татарским Аджай-ханом. Когда он пас там верблюдов, один пастух овец Аджай-хана взял его и бежал с ним к Кэрэйтам. Потом, спасаясь от Найманов, он бежал в сартаулскую землю на ре­ ку Чуй к кара-китайскому Гур-хану. Не прошло и года, как он там рассорился с Гур-ханом и пошел, бедствуя., по уй­ гурским и тангутским землям, имея одного кривого булано­ го коня, А питался он тем, что доил пять коз, которых вел с собою, да пускал кровь верблюду. Когда он пришел к сыну Тэмуджину, этот собрал с народа подать и дал ему на пропитание. А теперь он забыл, как отнесся к нему Тэмуджин, и замышляет недоброе”. — ’Что нам делать?” — го­ ’ ворили они. Алтун-ашух эти слова довел до сведения Онхана. Алтун-ашух сказал: ”Я ведь тоже участвовал в этом совещании, но я не смог изменить тебе, своему хану” .

Тогда Он-хан приказал схватить совещавшихся младших братьев своих и нойонов — Элхутура, Хулбари, Арин тайсэ и других. Из числа младших братьев — Джахаганбу сумел бежать и просил убежища у Найман. Пойманных привели в юрту, и Он-хан сказал им: "Что мы говорили друг другу, когда шли сюда по уйгурским и тангутским землям? Что мне думать о таких, как вы?” Он-хан плюнул им каждому в лицо и велел освободить их. Следуя примеру хана, все находив­ шиеся в юрте встали и тоже плевали .

[ 154.] Уничтожив и разграбив знатных Татар, Чингис­ § хан собрал большой совет, чтобы решить, что делать с та­ тарским народом. Для этого он созвал всех своих родичей в одну юрту и, советуясь, сказал им: ”С давнего времени Татары были убийцами наших дедов и отцов. Теперь наста­ ло время отомстить за наших дедов и отцов. Уничтожим всех Татар ростом не ниже чеки! Вырежем их! А тех, кто останется, обратим в рабство! Разделим их между собою!” Когда совет закончился и все выходили из юрты, Татарин по имени Екэ-чэрэн спросил у Бэлгутэя: "Что решили на совете?" Бэлгутэй сказал: "Решили всех вас вырезать, кто ростом не ниже чеки". Об этих словах Бэлгутэя Екэ-чэрэн оповестил Татар, и они укрылись в укреплениях. Чтобы взять эти укрепления, наши войска положили много сил и труда. Когда Татар, оставшихся в живых в укреплениях, собирались убивать всех, кто ростом не ниже чеки, Тата­ ры сговорились: "Давайте, пусть каждый из нас спрячет в рукаве нож и умрет на трупе врага". И опять наши понес­ ли большие потери. Уничтожив Татар, всех, кто ростом не ниже чеки, Чингис-хан повелел: "Бэлгутэй рассказал Тата­ рам о решении, принятом на великом совете наших родичей, поэтому наши войска понесли большие потери. Теперь в бу­ дущем Бэлгутэй пусть не входит на заседания великого со­ вета. До окончания совещания пусть он находится снаружи .

Пусть он разбирает тяжбы по. дракам; разбою и воровству .

Пусть Бэлгутэй и Дааритай входят после того, как совеща­ ние закончено и выпита круговая чашаи, — таково было по­ веление .

[ 155.] Вот тогда-то Чингис-хан и взял себе в жены § дочь татарского Екэ-чэрэна — Есугэн-хатун. Когда Чингис­ хан ее ласкал, Есугэн-хатун сказала: "У меня есть стар­ шая сестра. Она лучше меня. Она достойна хана. Недавно выдана замуж. Теперь, во время этих беспорядков, не знаю, куда убежала". На эти слова Чингис-хан ответил: "Если твоя старшая сестра красивее тебя, то я велю ее разыс­ кать. Но если твоя сестра придет сюда, то ты уступишь ли ей свое место?" Есугэн-хатун сказала: "С соизволения ха­ на, как только я увижу сестру, я тотчас же уступлю ей свое место". Тогда Чингис-хан отдал приказ о поисках, и наши воины нащди ее бродившей по лесу вместе с мужем .

Муж убежал, а Есуй-хатун схватили и привели. Есугэн-ха­ тун, как только увидела свою старшую сестру, тотчас же, во исполнение своего обещания, встала и посадила ее на свое место, а сама села ниже. Есуй-хатун вполне- соответ­ ствовала тому, что говорила Есугэн-хатун. Есуй-хатун по­ нравилась Чингис-хану, он взял ее в жены и посадил рядом с собой. ' После разгрома татарского народа Чингис-хан § однажды сидел снаружи юрты и выпивал. Он сидел между Есуй-хатун и Есугэн-хатун и пил вместе с ними. В это время Есуй-хатун вдруг глубоко вздохнула. Чингис-хан об­ ратил на это внимание и, позвав к себе Ъоорчу и Мухали, сказал им: "Пусть все собравшиеся здесь разобьются по аймакам, пусть каждый встанет в группу своего аймака .

Тогда ясно выявятся все чужие, не' принадлежащие к нашим аймакам". Когда все встали, разделившись на аймаки, ос­ тался один ловкий, красивый молодой человек11. Когда его спросили, кто он такой, молодой человек ответил: "Я муж Есуй, дочери татарского Екэ-чэрэна. Когда.враги на­ пали, я испугался и спрятался. Теперь же, видя, что все успокоилось, я подумал, что меня никТо не признает сре­ ди такого множества народу, и потому пришел сюда". Об этих словах было доведено до сведения Чингис-хана, кото­ рый соизволил повелеть: "Это же замышлявший недоброе наш враг. Он пришел что-то у нас высмотреть. Таких, как он, мы уже подгоняли под высоту колесной чеки. Чего дол­ го раздумывать, уберите его с глаз долой!" И его тут же обезглавили .

[ 160.] Вместе с Он-ханом пошел и Джамуха. Он ска­ § зал Он-хану: "Мой побратим Тэмуджин давно уже обменива­ ется посланцами с Найманами. Теперь он не пошел с нами .

Я-то все равно что ласточка, которая остается там, где ее гнездо, а вот мой побратим — это жаворонок, который стремится улететь. Он готов перейти к Найманам и остал­ ся там, чтобы поддаться им". На эти слова Джамухи Убчихтай Гурин-баатур возразил: "Как можно из угодничества так позорить своего доброго брата?" 8 -3 223 117 [ 161.] Чингис [-хан] ночевал на том же месте. Когда § рассвело, он приготовился к сражению, увидел, что Он-хана нет на месте стоянки. Тогда Чингис-хан сказал: "Долж­ но быть, он хотел, чтобы мы здесь сварились, как в кот­ ле". С этими словами Чингис-хан отправился в путь. Он перешел через перевал Эдэр Алтай и, все время двигаясь в одном направлении, дошел до Саари-кээр, где остановил­ ся и расположился лагерем .

[ 163.] Ограбленный Коксэу Сабрахом, Он-хан отпра­ § вил посланца к Чингис-хану. Отправляя посланца, Он-хан поручил ему сказать Чингис-хану: "Мой народ, мои жены и дети захвачены в плен Найманами. Я посылаю к тебе гонца, чтобы просить у тебя твоих четырех богатырей, которые спасут и вернут мне мой народ!" Тогда Чингис-хан собрал войска и отправил своих четырех богатырей: Боорчу, Мухали, Борохула и Чилаун-баатура. До того, как прибыли эти четыре богатыря, Сэнгум уже вступил в бой в местности Хулаан-хут. Его лошадь была ранена стрелой в голень .

Сэнгума враги хотели уже схватить, как подоспели четыре богатыря и спасли его. Они освободили также и возврати­ ли ему полностью народ и имущество, жен и детей. Тогда Он-хан сказал: "В прошлом его почтенный отец вот так же возвратил мне мой рассеявшийся народ. Теперь снова чет­ веро богатырей моего сына пришли мне на помощь, чтобы вернуть мне мой народ. Клянусь покровительством и по­ мощью Неба и Земли, что я отплачу ему за такие благодея­ ния !" [ 164.] Он-хан еще сказал: "Однажды мой побратим § Есугэй-баатур пришел мне на помощь и вернул мне мой на­ род. Мой сын Тэмуджин теперь опять пришел мне на помощь и вернул мне мой народ. И вот теперь я озабочен: кому передать этот народ, который собрали и вернули мне эти отец и сын? Я уже стар. Я состарился до того, что меня уже пора хоронить на высоком месте. Я одряхлел до того, что меня пора уже отнести на крутую гору! А кто же бу­ дет ведать всем народом? Мои младшие братья — люди нику­ дышные. У меня есть сын Сэнгум, но один-единственный, а это все равно что и нет сына. Если я сделаю моего сына Тэмуджина старшим братом Сэнгума, то у меня будет двое сыновей и я буду спокоен!" Он-хан встретился с Чингис­ ханом в Черном лесу на реке Туле, и там они уговорились называть друг друга отцом и сыном. Причина, по которой они стали называть друг друга отцом и сыном, была тако­ ва. Он-хан был побратимом Есугэй-баатура, отца Чингис­ хана, а потому он и был для Чингис-хана как бы отец .

Это и было причиной, по которой они стали называть друг друга отцом и сыном. Они произнесли следующие слова: "В войне с многочисленными врагами будем ратовать вместе .

В облавах на диких зверей будем охотиться вместе". Чин­ гис-хан и Он-хан еще сказали друг другу: "Если из завис­ ти зубастая змея клеветы будет возбуждать нас друг про­ тив друга, не будем верить клевете. Поверим лишь тогда, когда встретимся и объяснимся. Если будет возбуждать нас друг против друга клыкастая змея злобы, не будем злобиться, а поверим лишь тогда, когда друг с другом пе­ реговорим’ Когда они окончили эти речи, они стали жить 1 .

в дружбе и согласии .

| 167.| После этих слов Нилха Сэнгум отправил Сайхан § Тодээна, чтобы повторить все сказанное Он-хану, его отцу .

Когда ему повторили все сказанные слова, Он-хан сказал:

’Как можете вы думать так о моем сыне Тэмуджине? Мы те­ ’ перь доверились ему, и не будет нам милости Неба за та­ кие злые мысли против Тэмуджина. У Джамухи язык мелет без разбора”. И Он-хан отправил посланца назад, не дав своего одобрения. Тогда Сэнгум снова послал гонца к не­ му со следующими словами: ’Если каждый человек, у кото­ ’ рого есть рот и язык, говорит так, то почему же нам не верить?” Но так как Он-хан отправил гонца обратно с те­ ми же словами, Сэнгум лично отправился к отцу и сказал:

’Даже теперь, когда ты еще жив, он нас ни во что не ста­ ’ вит. А что же будет, когда ты умрешь? Оставишь ли ты мне управление народом, который с таким трудом был со­ бран твоим отцом Хурчахус-буирук-ханом? Кто будет пра­ вить народом?” На это Он-хан ответил: ’Как я могу забыть ’ своего собственного сына, свое родное дитя? Но так как до сего времени мы доверялись ему, как же можно злоумыш­ лять против него? Небо откажет нам в своем покровитель­ стве”. При этих словах Нилха Сэнгум, сын его, рассердил­ ся, откинул войлочную занавеску двери и вышел. Проникну­ тый любовью к сыну, Он-хан позвал его обратно и сказал:

”Я думаю только, чтобы Небо не лишило нас своего покро­ вительства, а своего сына я не могу покинуть. Делайте, что хотите, решайте сами” .

Часть VI § 170. Когда ему так рассказали, Чингис-хан, вполне доверяя словам Бадая и Кишлиха, в ту же ночь предупре­ дил доверенных людей, которые находились при нем, бро­ сил все имущество и ночью бежал. Он пошел северной сто­ роной горы Мао-ундур. Урянхадайскому Джэлмэ он поручил тыл по горе Мао-ундур и оставил также позади себя арьер­ гард, а сам направился дальше. Продвигаясь вперед, на другой день, когда солнце перешло уже за полдень, он прибыл в местность Халахалджин Элэт и там встал лагерем на отдых. Во время отдыха Чигидай и Ядир, которые пасли лошадей Алчидая, выбирая прогалинки с зеленой травой, заметили пыль, поднятую врагами, подходившими через уро­ чище Хулаан-бургат. Уверившись, что это действительно враги, Чигидай и Ядир тотчас же погнали лошадей к лаге­ рю. Узнав от них о приближении врагов, Чингис-хан отпра­ вил разведку. Установили, что за ними гонится Он-хан, войско которого направляется через урочище Хулаан-бургат, подымая пыль по северной стороне горы Мао-ундур. Чингис­ хан, увидев поднявшуюся пыль, тотчас же приказал поймать 8 -4 223 119 и заседлать лошадей и уехал. Никто и не заметил, как враги приблизились. Когда прибыл Джамуха, он поехал вмес­ те с Он-ханом. Он-хан спросил у Джамухи: ’Кто из окружаю­ ’ щих моего сына Тэмуджина может действительно вступить с нами в бой?” Так он спросил. Джамуха отвечал: ”У него есть люди, которые зовутся Урууты и Мангуты. Эти люди его сражаются очень хорошо. В йылу битвы они не теряют строя, в жаркой схватке они соблюдают порядок. Это люди, которые с малых лет привыкли к копью и мечу. Это у них черные и пестрые знамена. Это такие люди, которых следу­ ет остерегаться”12. На это, Он-х'ан сказал: ’Если так, то ’ мы выставим против них Хадаха. его храбрыми Джиргинцас м и. За Джиргинцами мы поставим Ачих-Шируна с его ТумэнТубэгэнами. За Тубэгэнами мы поставим храбрецов ОлонДунхаитов. За Дунхаитами пусть следует тысяча турхаутов Он-хана, возглавляемая Хори-Ширэмун-тайджи. Позади тыся­ чи турхаутов расположится наша главная рать”. Он-хан сказал еще: ’Мой младший брат Джамуха, ты командуй нашей ’ армией!” При этих.словах Джамуха отъехал в сторону и ска­ зал своим товарищам: ”Он-хан говорит мне, чтобы я коман­ довал его войсками. Я же никак, не способен сражаться про­ тив моего побратима.- Раз Он-хан просит меня командовать его войсками, это значит, что, ещё менее способен, чем он я. Ну и сотоварищ у меня! Д предупрежу побратима. Пусть побратим примет меры предосторожности!” Сказав это, Джа­ муха тайно отправил гонца предупредить Чингис-хана таки­ ми словами: ”Он-хан спросил меня:,,Кто из окружающих моего сына Тэмуджцна может действительно вступить' с на­ ми в бой?” Я сказал:,,Во главе у него находятся Урууты и Мангуты”. Так я сказал. После этих моих слов он решил поставить впереди, во главе атакующих, Джиргинцев. За Джиргинцами, он сказал, должен следовать Ачих-Ширун со своими Тумэн-Тубэгэнами.,|3а Тубэгэнами, он сказал, должны идти Олон-Дунхаиты.| За Дунхаитами, он сказал, должен идти Хори-Ширэмун-тацджи, командир тысячи турхаутов Онхана. Позади их, он сказал, будет стоять сам Он-хан со своею главной ратью. Потом Он-хан сказал:..Младший брат Джамуха, ты командуй наше# армией!” Сказав так, он воз­ ложил на меня управление войском. Если судить по этому, то хороший же у меня сотоварищ! Как могу я командовать его войсками? Я никогда не был способен сражаться против моего побратима, а Он-хан еще менее способен, нежели я .

Побратим, не бойся! Будь бдительным!” Вот с какими сло­ вами он отправил гонца .

| 174.] Тут пришел к Чингис-хану Хадаан-Далдурхан, § оставивший у Он-хана своих жён и детей. Придя, он расска­ зывал об Он-хане следующее. Когда Сэнгум был ранен стре­ лою в румяную щеку и упал с лошади и когда воины обсту­ пили его, Он-хан сказал: ’Кого нельзя раздражать - раз­ ’ дражили. С кем нельзя драться — подрались! Бедному мое­ му сыну в щеку гвоздь вбили. Остался мой сын живым, пусть теперь еще попытается!” Ачих-Ширун сказал: ”Хан, хан, перестань! Когда мы хотим иметь сына, то молимся и приносим жертвы. Мы обращаемся к божествам с призывани­ ями: „А буй, ба буй!" Позаботься же о своем сыне Сэнгуме, который у,тебя уже есть.*Большинство Монголов у нас с Джамухой, АлтанОм и Хучаром. ч е ж е Монголы, которые Т ушли с Тэмуджицом,,не имеют пристанища. Куда они пойдут?

У каждого из них есть тблько лошадь, на которой он си­ дит, а прикрытием им служат деревья,. Если они сами не придут к нам, мы приведем их, мы соберем их, как собира­ ют конский помет в полу халата". На эти слова Ачих-Шируна Он-хан сказал: "Мой сын, наверно, уто^шен. Не тряси­ те его при* переноске''. Сказав это, Он-хан приказал ухо­ дить с поля сражения. Так рассказал Хадцан-Далдурхан .

Часть VII § 186. Когда Чингис-хан разгромил народ Кэрэйтов, он распорядился раздать его своим сподвижникам. Сто семей из рода, Джиргин получил Тахай-баатур сулдэсский. Тулуй цолучил Сорхахтани-бзки, младшую из двух дочерей ДжахаГамбо, брата Он-хана. Старшую же, по имени Ибаха-бэки, взял себе. По этой причине он не позволил лишить ДжахаГамбу 'его подданных .

[ 18 7.] Чингис-рсан еще соизволил сказать: "За услу­ § гу, оказанную Бадаем и Кишлихом, пусть они получат боль­ шой золотой шатер13 Он-хана со всем, что в нем находит­ ся: с золотой Винницей и сосудами, а также и со всеми прислуживающими там людьми. Пусть род Онходжит из Кэрэй­ тов будет у них телохранителями. Пусть Бадай и Кишлих носят колчан и стрелы, пьют чару на пиру хана, и пусть их род из- поколения в поколение будет дарханами. В воен­ ных походах пусть они* пользуются полностью военной добы­ чей. На охоте, в облавах,пусть они пользуются полностью убитым зверем!" И.еще он добавил: "Благодаря услуге, оказанной мне Бадаем и Кишлихом, благодаря их услуге, которая.спасла мне жизнь,-я с помощью Вечного Неба раз­ бил народ Кэрэйтов и достиг великого сана. Пусть же по­ томки мои -на, троне из поколения в поколение хранят в па­ мяти оказавших эту услугу!" Кэрэйтов разделили полностью .

Тумэн-Тубэгэн[ов] раздали всех. Олон-Дунхаитов забрали за один день. А с кровожадными разбойниками Джиргинцами — храбрецами так и не могли покончить. Истребив так народ Кэрэйт, Чингис-хан ту зиму зимовал в степи Абджия-кодээри .

[ 194. J Когда караульные докладывали эти слова, § Таян-хан находился на реке Хачир-усун в Ханхайе. Получив это известие, он послал сообщить своему сыну Кучлух-хану следующее: "Монгольские кони тощи, но огней у них так много, как звезд на небе. Значит, Монголов много. Если мы сейчас с ними схватимся, то, пожалуй, трудно будет оторваться от них. Говорят, что эти Монголы так тверды, что колй им в щеку, они не посторонятся, ткни им в глаз, они не моргнут. Их не заставить отступить даже тогда, когда струится их кровь. Если сейчас мы вступим с ними в сражение, то потом, пожалуй, не одолеем. Сообщают, что у Монголов кони тощи. Давайте поднимем народ и переправим его на ту сторону Алтая. Войска же приведем в боевую го­ товность и будем завлекать Монголов. Когда мы дойдем до Южного Алтая, то наши кони откормятся, а Монголы и их кони изнурятся. Тогда-то мы и нападем на них с фронта" .

Выслушав эти слова, Кучлух-хан сказал: "Ну что за баба этот Таян! Он говорит это потому, что у него сердце в пятки уходит. Это множество Монголов откуда появилось?

Ведь большинство Монголов находится здесь у нас вместе с Джамухой. Эта баба, Таян, который не отдалялся от до­ му на столько, на сколько отходит беременная женщина, чтобы помочиться, или на сколько отходит от колеса при­ вязанный к нему теленок на своем пастбище1Ц, Таян, у ко­ торого сердце в пятки ушло, может говорить такие речи!" С такими язвительными словами он отправил гонца к отцу .

Таян-хан, услышав, что сын обзывает его бабой, сказал:

"О сильный и храбрый Кучлух! Пусть тебя не покинет эта храбрость в день нашей схватки с врагами. Схватиться с ними мы можем, но сможем ли потом от них оторваться?" На эти слова Таян-хана сказал управитель его, великий нойон Хорисубэчи: "Твой отец, Йнанча-билгэ-хан, не пока­ зывал врагу ни богатырской спины, ни конского крупа. Че­ го же заранее пугаешься? Если бы мы знали, что у тебя такой трусливый характер, так мы лучше отдали бы управ­ ление войском твоей матери, хотя она и женщина! Состарил­ ся Коксэу-Сабрах! Как плохо командуют теперь нашим вой­ ском! Должно быть, настала счастливая судьба для Монго­ лов! Похоже, что Торлух Таян идет к гибели!" Ударив по колчану, он повернул коня и ускакал .

[ 195.] Тут Таян-хан рассердился и сказал: "Когда § умирают — уходит жизнь, когда страдают — терпит тело, это одно и то же. Раз так, т р будем сражаться!" Сказав * эти слова, он снялся с реки Хдчир-усун и пошел вниз по реке Тамир, перёправился через реку Орхон, прошел по восточной стороне горы Наху-кун и достиг местности Чакирмаут. Когда дозоры известили Чингис-хана о приближении Найманов, Чингис-хан соизволил сказать: "Убытку бывает от многого — много, от малого — мало" — и двинулся с вой­ ском навстречу врагу, преследуя дозоры Найманов. Войска были приведены в боевой порядок, и воины говорили друг другу: "Мы шли в боевом порядке — харагана, — мы построи­ лись в боевом порядке — наукр, - мы будем биться в бое­ вом порядке ~ шиучи!"15. Чингис-хан сам пошел в авангар­ де, Хасару поручил ведать центром, а Отчигин-нойону прика­ зал ведать заводными конями. Найманы отступили от Чакирмаут и встали по краю переднего склона горы Наху-кун. На­ ши дозоры, преследуя дозоры Найманов, подогнали их к главным силам, находившимся на переднем склоне горы Нахукун. Таян-хан, увидав преследование своих дозоров, обра­ тился к Джамухе, который находился при нем, так как при­ нимал участие в походе Найманов. Таян-хан спросил Джамуху: "Кто они, преследующие наших, как волки, гонящие стадо овец к овчарне? Что это за люди, которые так го­ нят?" Джамуха отвечал: "Мой побратим Тэмуджин имеет четы­ рех псов, которых он откармливает человеческим мясом, привязав на железной цепи. Вот они-то как раз и пресле­ дуют наши дозоры. У этих четырех псов медные лбы, зубы ~ как долота, языки — как шилья, железные сердца, сабли вместо плеток. Они питаются росой, ездят верхом на вет­ ре. В дни битв они едят человеческое мясо, в дни схваток им пищей служит человечина. Теперь их спустили с цепи, и они, ничем не сдерживаемые, радуются, и у них текут слюни. Эти четыре пса: Джэбэ и Хубилай, Джэлмэ и Субээтэй". Таян-хан сказал: "Раз так, то будем подальше дер­ жаться от этих презренных людей!" — и с этими словами от­ ступил и расположился выше на горном уступе. Увидя пре­ следующих его сзади всадников, Таян-хан спросил опять Джамуху: "А кто эти воины, похожие на жеребят, которые, насосавшись молока, бегают и резвятся вокруг своих ма­ ток?" Джамуха отвечал: "Это Урууты и Мангуты — кровожад­ ные грабители, преследующие каждого мужчину с копьем, разбойники, убивающие каждого мужчину с мечом. Это они так радостно скачут, приближаясь к нам". Таян-хан ска­ зал: "Раз так, то будем держаться подальше от этих през­ ренных людей" — и с этими словами поднялся выше на гору .

"А кто же это следует за ними, вырываясь вперед, как го­ лодный сокол?"*— спросил Таян-хан у Джамухи. Джамуха от­ вечал: "Это мой побратим Тэмуджин. Весь он закован в мед­ ную броню так, что негде уколоть даже шилом. Закован в железо так, что негде уколоть даже иглой. Разве вы не ви­ дите? Это он летит, как голодный сокол. Друзья Найманы, не вы ли говорили, что только бы вам увидать Монголов, а уже тогда от них не останется даже столько, сколько кожи на копытцах козленка? Так теперь смотрите же, вот они!" Тогда Таян-хан сказал: "Страшно! Подымемся выше на гору!" Они поднялись и остановились. Опять Таян-хан спро­ сил: "А кто же это идет позади Тэмуджина со множеством войска?" Джамуха ответил: "Хоэлун-экэ одного из сыновей кормила человечьим мясом. Ростом он в три маховых саже­ ни. Съедает он зараз трехлетнюю телку. На нем одета бро­ ня в три слоя, а везут его три быка. Он может проглотить целиком человека с луком и стрелами, и у него он ле за­ стрянет в горле. Он может съесть целого человека и не утолит голода. Когда он рассердится и пустит свою стрелу манхуа", то насквозь прострелит десять-двадцать человек, которые находятся по ту сторону горы. Когда он с кем рас­ сорится, то, пустив свою стрелу „кэйбур", насквозь про­ стрелит человека, находящегося по ту сторону степи. Ког­ да он сильно натянет лук, то стреляет на 900 сажен, ког­ да слабо натянет — стрела летит на 500 сажен. Он родился не от человека, а от чудовища,,Гурэлгу". Зовут его ДжочиХасар". Тогда Таян-хан сказал: "Раз так, то давай подни­ маться выше на гору!" Поднявшись выше, Таян-хан опять.спросил у Джамухи: "А кто же идет позади его?" Джамуха отвечал: пЭто Отчигин, младший сын Хоэлун-экэ. Он сла­ вится своею храбростью. Рано ложится, поздно встает. Но от других в бою он не отстанет, в боевые ряды не опазды­ вает”. Таян-хан сказал: "Ну, раз так, то подымемся на вершину горы!" | 196.| Джамуха, сказав все это Таян-хану, отделил­ § ся от Найманов и послал к Чингис-хану гонца со словами:

"Передай моему побратиму: Таян-хан, напуганный моими словами, бежал на гору. Убитый моими словами, он полез на гору. Побратим, обрати внимание! Они ведь полезли на гору! У них уже нет духа сопротивляться. Я от Найманов отделился". С такими словами он послал гонца. Так как было уже поздно, то Чингис-хан заночевал, оцепив войска­ ми гору Наху-кун. Ночью Найманы пытались бежать. Они па­ дали с горы Наху, валились один на другого, разбивались вдребезги, давили друг друга. Наутро поймали измученно­ го до крайности Таян-хана. Так как Кучлук находйлся от­ дельно от отца, то ему удалось бежать с небольшим коли­ чеством людей. Он хотел стать лагерем на реке Тамир, но, видя, что его преследуют, не остановился, а бросился бе­ жать дальше. Вот так был доведен до крайности и полонен найманский народ на подходах к Алтаю. Тут же подчинились нам племена Джадаран, Хатагин, Салджиут, Дорбэн, Тайчиут и Унгират, которые были с Джамухой. Когда к Чингис-хану привели Гурбэсу, мать Таян-хана, Чингис-хан сказал: "Не ты ли говорила, что от Монголов плохо пахнет? Зачем же ты пришла?" И взял ее в жены .

Примечания к переводу 1 Алан Гоа .

2 Более ранний вариант перевода: "в дымовом отверстии1. Вариант перевода 1941 г.: Чцель дымового отверстия юрты**,' см. Архив востоко­ ведов ЛО ИВАН, ф. 145, on. 1, ед.хр. 213, л. 6. Далее ссыпки на ва­ рианты перевода даны по этой же рукописи .

3 Вариант перевода: "Когда он так жил". Имеется ъ виду Бодончар .

ц Вариант перевода 1941 г.: **Мы, Унгиратцы, искони (издревля) имеем прелесть наших племянниц (дочери сестер), красоту наших доче­ рей. Не спорим (с соседями) о владениях, а наших румяных девиц, по­ садив в большие телеги, запряженные черными верблюдами, рысцой от­ правляем (тем, кто становится вашими ханами) вашим ханам и сажаем их (рядом с ханом) ханшами на престол. Мы не спорим о владении на­ родом и землями. Мы, вырастив красивых дочерей, помещаем их в теле­ ги, запряженные сивыми верблюдами, и, отправившись в путь, сажаем их рядом (с ханом) на высокий трон... Мы издревля Унгиратцы, у кото­ рых щитами — ханши (м.б. женщины), а ходатайствами [или: защитою] — дочери (м.б. девицы). Живем мы прелестью племянниц, красотою доче­ рей" (л. 16— 17) .

Слова в квадратных скобках восполнены по машинописному тексту (л. 1), где дан перевод: "Тогда пришел со своей дружиной тайчиудский Таргутай-Кирилтух..." В 1941 г. Б.И.Панкратов пояснял: "...Кирилтух... сравнивает детей, Чингиса и братьев, с безобразными птенца­ ми и слюнявыми телятами" (л. ЗОоб.) .

6 Вариант перевода: "Таргутай-Кирилтух, захватив (Тэмуджина), отправился (с ним в свои кочевья) и там приказал своему народу, чтобы каждый пускал Тэмуджина переночевать у себя на одну ночь" (л. 1) .

7 Вариант перевода 1941 г.: *\Ложе мое опустошено тремя Мэркитами" (л. 31) .

0 В машинописном переводе пропуск. Мы частично восполнили его переводом 1941 г. (л. 33^-38) — от слова „Теперь..." до слова „еди­ ного" .

9 Вариант перевода: "Бэлгутай же пускал -стрелы в каждого (зави­ денного им) Мэркита, приговаривая: „Отдай мою мать!"" (л. 2) .

10 В 1941 г. Б.И.Панкратов пояснил, что речь идет о кит. бому Juniperus communis или Juniperus daurica (л. 17) .

11 Вариант перевода: "Отдельно от всех стоял красивый, стройный юноша" (л. 2) .

12 Вариант перевода 1941 г.: "В каждом их повороте — строй. В каждом их маневре — порядок. Люди, сызмальства привыкшие к мечу и копью, имеющие черные и пестрые бунчуки, народ, которого следует остерегаться" (л. 44—46) .

13 В 1941 г. Б.И.Панкратов так пояснил выражение "золотой шатер в § 184 "Юань-чао би-ши": "...Тэрмэ по-монг[ольски] название шерстя ной ткани, из которой делают тибетцы свои палатки. Кто были тангуты | — тибетцы. Давно ли юрта в Монголии? Кто знает... А тибетцы жи­ ?J вут в палатках уже испокон веков" (л. 46— 47) .

14 Вариант перевода 1941 г.: "на расстояние, которое отведено теленку, привязанному к колесу телеги, чтобы пастись" (л. 54) .

15 Странная транскрипция "наукр", вероятно, возникла в резуль­ тате опечатки. Перевод и примечание 1941 г.: "„Пойдем сомкнутыми рядами (походным порядком, подобно зарослям трав, пойдем). Встанем развернутым строем (строем, как море, выстроимся). Ударим сокруши­ тельным ударом (битву „долота" будем биться)". Здесь надо не забы­ вать о военном искусстве джурдженей^учениками к[ото]рых были монго­ лы, и о чжурчжене-китайской военной терминологии" (л. 56 об.) .

Веллер, 1933. — W e lle r F. Das Sino-Indian Institute der Harvard University in Peking. — AM. 1933, vol. IX .

Козин, 1941. — Козин С.А. Сокровенное сказание. Монгольская хроника 1240 г. под названием Mongol-un Niufl Tobiyan... М.-Л., 1941 Стариков, 1971. — Ст ариков В,С, Научная и педагогическая деятель­ ность Б.И.Панкратова. — Страны и народы Востока. Вып. XI. М., 1971 .

ЮЧБШ — Юань-чао би-ши (Секретная история монголов). Том I. Изд .

текста и предисл. Б.И.Панкратова. М., 1962 .

ИСТОРИЯ, ИСТОРИОГРАФИЯ

–  –  –

Монгольская историография, зародившаяся едва ли не с первых шагов распространения монгольской письменности, на протяжении столетий оставалась ведущим направлением в развитии оригинальной, собственно монгольской, письмен ной словесности. Востоковеды всех поколений проявляли неослабный интерес к истории монгольских народов, и в ре зультате в настоящее время имеется богатая литература, посвященная этой части письменного наследия на монголь­ ском языке, будь то исторические хроники монголов и ойратов, бурятские летописи или родословные .

Существует, однако, еще одна обширная область Цент­ ральной Азии, где была распространена монгольская пись­ менность, оставшаяся как будто вне поля зрения историков-монголоведов. Речь идет о Туве. Действительно, нет ни одного исследования, посвященного тувинской историо­ графии периода, предшествующего установлению Тувинского государства в 1921 г. Но объясняется это отнюдь не упу­ щением со стороны востоковедов, а тем обстоятельством, что "тувинский народ в прошлом не имел историографиче­ ской традиции" [Аранчын, 1982, с. 6] .

Учитывая сказанное, легко понять тот интерес, кото­ рый вызывает рукопись на монгольском языке, озаглавлен­ ная как "История прежних нойонов тувинского народа". О существовании такой рукописи востоковедам хорошо извест­ но благодаря описанию исторических сочинений из монголь­ ского фонда ЛО ИВАН, подготовленному Л.С.Пучковским, где она помещена под номером 265 [Пучковский, 1957, с. 271 — 272 |. Характеризуя сочинение, Л.С.Пучковский пишет, что оно "содержит краткие сведения по истории административ­ ного управления Тувы" [Пучковский, 1957, с. 271].

Сведе­ ния эти извлечены, как мы установили, из семи официаль­ ных документов, касающихся различных сторон управления и административного устройства Тувы:

1. о разделении в 1856 г. Тувы на пять хошунов (л.1а);

2. об административном управлении тувинским народом с 1758 по 1867 г. (л. 1а—За);

3. о распределении пушной подати, ежегодно взимаемой с тувинского населения (л. За—4а);

4. о взаимоотношениях 21 тувинского рода, состоявших © Т.А.Бурдукова, 1993 .

©А.Г.Сазыкин (предисловие), 1993 .

в подданстве халхаским князьям, с остальными тувинскими хошунами (л. 46—6а);

5. об административных преобразованиях, осуществлен­ ных* в 1759 г., и о современном автору рукописи админист­ ративном устройстве Тувы (л. 6а—66);

6. о реорганизации управления хошунов Хемчик и Бэйсэ .

О распределении среди тувинских хошунов обязанностей по содержанию Главной Управы тувинского народа (л. 66—9а);

7. о пожаловании знамени тувинским хошунам (л. 9а—96) .

Автор данной рукописи не указан. Можно лишь, судя по тому,что ему были доступны официальные документы, а так­ же судя по уверенному, беглому почерку, выдающему чело­ века, хорошо владевшего монгольской грамотой, предполо­ жить, что это был один из чиновников прежней тувинской администрации .

Не названа в рукописи и дата составления ее, поэтому возможная датировка заключена в довольно широких хроно­ логических рамках с 1867 г. (последняя по времени дата, указанная в тексте) по 1927 г.1 (дата, проставленная в пометке на обложке рукописи)12 .

В 1927 г. данная рукопись была передана студентом Восточного института Г.-Д.Нацовым находящемуся тогда в Кызыле А.В.Бурдукову, от которого в 1929 г. она и посту­ пила в Азиатский музей Академии наук СССР (ныне ЛО ИВАН) .

В январе 1971 г. Т.А.Бурдуковой был подготовлен к из­ данию перевод рукописи, снабженный примечаниями, в кото­ рых были использованы материалы А.В.Бурдукова. С тех пор перевод этот лежал без движения и при жизни Т.А.Бурдуко­ вой так и не был опубликован. Теперь же в память о своем Учителе мы считаем своим долгом опубликовать его .

При подготовке к изданию перевода мы лишь в незначи­ тельной степени отредактировали его, уточнили даты и до­ полнили транслитерацией текста. Примечания переводчика оставлены практически без изменений .

Аранчын, 1982. — Аранчын Ю.Л. Исторический путь тувинского народа к социализму. Новосибирск, 1982 .

Пучковский, 1957. — Пучковский Л.С. Монгольские, бурят-монгольские и ойратские рукописи и ксилографы Института востоковедения .

Т. I. История, право. М.-Л., 1957* .

(1а) Tgemel elbegt-yin jirYuduar on-du: Tangnu Uriyangqai-yin tabun qosiu ijauraa darabar meyiren Janggi-yin jerge drben keri-da: yambar kereg-n tula ali 1 В описании Л.С.Пучковского ошибочно указан 1918 г .

2 Nkr Baljin-aSa nada dursal bolan gbei: Genin-Darm-a Najob: Tava ulus-un doloan on: urban sar-a-yin arban qoyar edr-e ("Товарищ Балджин подарил мне на память. Генин-Дарма Нацов .

Седьмой год Тувинского государства. 12-й день 3-го месяца") .

Jil ali sara edre-dr yaasan qubiyaju com qariyatu

–  –  –

riulju tusalai Deligdasi-[n]i buaan Tangnu-yin drben qosiu-yi yerngkiylen jakirayuljuqui: tengdee tegn kbegn Dangjin Tngri-yin tedkgsen- tabin nigedger on-du keri-da Sangnaulju mn tabin doloduar on-du

meyiren janggi-yin jerge 3angnaulju tama-a barijuqui:

mn tabin naimaduar on-du tegn deg edembel kerida bolju jiruduar on-du meyiren- janggi-yin jerge Sangnauljuqui: tegn kbegn Batujab-tur Sayi^iyaltu

irgel-t-yin arban nigedger on-du keri-da talbiju qorin qoyaduar (3a) on-du meyiren janggi-yin jerge sanajuqui: tegn qoyin-a Tr gerelt-yin tabuduar on-du:

tegn deg Lamjab-i keri-da talbijuqui: doloduar ondu meyiren janggi-yin jerge Sanajuqui: tegn- qoyin-a Brint jasai-yin qoyaduar on-du tegn deg Singdasun-i keri-da talbiju drbedger on-du tegn kbegn

ljeivair-yi -t meyiren janggi-yin jerge sangnajuqui:

keri-da talbiju:* mn jiruduar on-du keri-da ljeivair-tu meyiren janggi-yin jerge sangnajuqui: Sayisiyaltu irgel-t-yin arban urbadar on-du ayiladqaju totaasan tabun qosiu- [n]u meyiren janggi-dur dalan doloan lang (3b) tabun in: drben keri-da-nar-tu nigebri-yin jiran tabuad lang pngl aling mnggn-i sang-uh juran jilbri sangnan krteglk blge: jii bayieayabasu Tangnu Uriyangqai-narun tabun qosiu ijauraa tusburi kmn mal-un to-a-yi bayiaan tlblej st alban-u erke-yi olan ken geri jokis-iyar totaasan anu me­ yiren janggi-yin qosiun-du nigen jaun din doloan erke: st bui: Salju qosiun-du nigen jaun yisn erke: Toji qosiun-du nigen jaun tabin erke: Kemi qosiun-du qoyar mingan qoyar jaun yisn erke: Qasud qosiun-du nigen jaun tabin erke: st alban ergm kernejki: egndr kerbe nigen qosiu nekern yadaman (4a) bolju sn alba giken ergj ese idasan-ni ayiladqaju busud kn bayali bki nigen-dr ngln ergj bolqu kemejki: st bul-a-yin oron-du ger-e busu lg jil ergj l bolqu kemejki: edeger dolo­ an jaun nayan jiruan erke-yin deger-e ergk st bul-a nigen mingan qoyar Jaun tabin naiman-i tota

–  –  –

yin alban-a bvar aasu-yin n-e mngg keregleki-dr beledkeglstigei: ula-a mori temege beledkek gei-ee adan-a kerbe ber bern nutu Uriyangqai-dur qulaai qudal-un kereg bayiad: Uriyangqai-yi Jakirui tamaa-yin ajaraa jarudasan tsimed teden- nutu-tur k

rbes kebyer ula-a kereglel brin-e kereglegly-e:

(6a)kemek jerge tusiyasan-i mn dangsan-a temdeglejki: nigen jil bayiaabasu Tangnu Uriyangqai-nar urid Tngri-yin tedkgsen- qorin urbaduar on-du urid Qotooyid-un vang Cenggnjab-un albatu yabujuqui: mn on-du vang enggnjab samauran urbaqui-dur qorin drbedger on-du Tangnu Uriyangqai-nari boda ejen-e bool bolan oroulju drben qosiu jokiyajukui: mn on-du Tes oolun Uriyangqai-yin jayisang DaSi Kern ool-un Uriyangqaiyin jayisang Eringin: Toji nuur-un Uriyangqai-yin jayisang Batu: Kbsgl nuur-un Uriyangqai-du jayisang ba keri-da talbiqu kmn gei-dilr Qotooyid-un daru-a (6b) Asida-yin kbegn Itegel-i abu: edeger drben kmn-i ulamjilan ayiladqajii keri-da Sangnaju tustus qo­ siu jakiruljuqui: basa terek vang enggngjab kemek anu edge Sidar vang blge: Tes ool-un Uriyangqai kemek anu edge meyiren janggi-yin ool qosiu: Kem-n Uriyangqai kemek anu edge Salju qosiu: Toji-yin Uri yangqai kemek anu mn Toji qosiu: Kbsgl nuur-un Uriyangqai kemek anu edge Qasud qosiu bolai: nigen (jil) bayiaabasu Kemi: Beyise qoyar qosiu anu angq-a teregn Qalq-a-yin Sayin noyan ayima-un geledn jasa qosiun-u vang Radn-a-yin qosiun-u albatu yabujuqui: tere a-tu Saqal-Darqal (7a) baatur qaas jerge drben qaas tomilan jakiru vang-un albatu qariyatu Uriyangqai-yi Cobadarqu jangjun-u tama-a qamiyarusan qoyin-a tegn kbegn (beyile) Saradma tegn tegn jarli-iyar juran araju vang Radn-a-yin qoyar kbegd beyise ereb: gng Dambi-narun albatu qoyar tus qosiu bolan salajuqui: tegn- qoyin-a Tngri tedkgsen- qorin yisdger on-du geled-n gng 9 -2 223 131 Dambi kereg buruu bolju kereg-n uir qaldasan-u uir

–  –  –

n drben qosiu Uriyangqai-aa Jilbri Jokis-i jej tusalan mngg araju Tangnu Uriyangqai-yi (9a) j a k i rui tama-a-yin alban-u bvar aasu-yin kereglekti-dr beledkegls [gei] kerbe tedeger Uriyangqai ber bern nutu-tur qulaai qudal-un kereg bayiad Uriyangqai-yi jakiru a ajaraa 5aruYdasan tsimed teden- nututur krbes ula-a kereglel kereglegly-e: adan-a ula-a mori temege-yi meyiren Jfanggi-yin tamaan-dur beledkej l bolqu kemen Sayisiyaltu yergelt-yin tabuduar on-du tusiyajuqui: egtingee ber jiln meyiren Janggi-yin tamaan-du qabsuraqu alba gei bolai: meyiren janggi-narun tu kyr olosan anu: Uriyangqai-nar yabuqu jjoriqu-dur tu kiger gei-yin niur iimi: kemen (9b) medeglgsen-ni ulamjilan ayiladqaju Tngri-yin tedkgsen- uiduar on-du kli ulaan tu kiger sangnajukui .

ПЕРЕВОД

И На 6-м году правления Тугэмэл элбэгту (1856 г.) 1a Танну-Урянхай была поделена на пять хошунов, во главе которых изначально стояли дарги (правители), один в чи­ не мэйрэн-дзанги и четыре — ухэри-да .

С какой целью, как и когда — в какой год, месяц и день - все население [Урянхая] стало управляться чинов­ ником в ранге мэйрэн-дзанги, а также год и месяц, когда ему присвоили чин мэйрэн-дзанги, — за давностью лет до­ подлинно не известно .

Однако если разобраться1, то известно, что [ пери­ в од] между 19-м и 30-м годами,правления Тэнгрийн тэдхугсэн (т.е. 1754— 1765) [урянхи] в количестве более 9800 семей приняли подданство [Китая]. [Они] были разделены на четыре хошуна, и по докладу военачальника-амбаня уп­ равлять этими хошунами были поставлены четыре ухэри-да .

Затем Ц на 26-м году [того же правления] (1761 г.) 1б по докладу военачальника-амбаня была дарована печать бугдийн-дарги2 на управление четырьмя хошунами. Но все четыре ухэри-да оказались слабо осведомленными в делах и не знали монгольской грамоты. Поэтому, согласно указу, [для решения дел] был назначен халхасец Маданджаб в чи­ не мэйрэн-дзанги. Преемником его стал тайджи первой сте­ пени, придворный паж Хумуджаб. Помощником же был назна­ чен тусалагчи Дэлэг-Даши .

Большая часть урянхайских хошунов близко соприкаса­ лась с кочевьями западноурянхайского [хошуна] ухэри-да Даши. Поэтому здесь, вблизи [пограничных] караулов Эрзин 9 -3 223 133 2а и Самагалтай3, было решено разместить Главную управу. / Танну-Урянхая .

Затем, после доклада\на 30-м году правления Тэнгрийн тэдхугсэн (1765 г.) бугдийн-дарга Даши был удостоен ми­ лости и пожалован чином мэйрэн-дзанги. Будучи утвержден в чине мэйрэн-дзанги, х [он] ревностно исполнял свои слу­ жебные обязанности .

Тайджи первой степени Хумуджаб управлял [урянхамиЗ в течение 17 лет и только в ‘ первом весеннем месяце 45-го года [правления Тэнгрийн Тэдхугсэн] (1780 г.) получил. отставку и вернулся на родину. [На его место] пришел тусалагчи Дэлэг-Даши, который управлял [урянхамй] несколь­ ко лет, за что был удостоен награды — павлиньего пера с глазом. Вскоре после награждения Дэлэг-Даши заболел и передал правление мэйрэн-дзанги Даши, который уже хоро­ шо разбирался в делах и быстро читал по-монгольски. Он 2б без промедления собирал ежегодную Ц пушную албу (подать) .

Об этом было доложено, и на 51-м году правления Тэнгрийн тэдхугсэн (1786 г.) Даши был назначен правителем четырех хошунов Танну,а тусалагчи Дэлэг-Даши" был отозван .

Затем; в том же 51-м году правления Тэнгрийн тэдхуг­ сэн ' 1 786 г.Г, сыну Даши, Данджцну, был пожалован [чин] ( ухэри-да, на 57-м году того же правления (1792 г.) ему пожаловали чин мэйрэн-дзанги, [после чего он] вступил в управление [четырьмя хошунами] .

• На 58-м году [правления Тэнгрийн тэдхугсэн] (1793 г.) младший' брдт Данджина Цэдэмбэл стал уасэри-да, а на 60-м году [того щё правления] (1.795 г.) он был пожалован чи­ ном мэйрэн-дзанги. *‘ Сын Цэдэмбэла Батуджаб «а М - м году правления Сайшиялту-иругэлту (1806г.) был назначен ухэри-да, а на За 22,-м Ц году [того же правления] (1817 г.) ему пожалова­ ли чин мэйрэн-дзанги. ' После того На 5-м году правления Торо гэрэлту (1825 г.) ухэри-да был назначен’ Ламджаб, младший брат Батуджаба .

На 7-м году [того же правления] (1827 г.) рн был пожало­ ван чином мэйрэн-дзанги.. ‘ Затем, на 2-м году правления Буринту дзасагчи (1863 г.) ухэрц-да был назначен младший брат Ламджаба Шиндасун .

* На 4-м году [правления Буринту дзасагчи] (1865 г.) ухэри-да был назначен сый Шиндасуна Ольдзей-Очир. На 6-м году [того же правления] (1867 г.) ухэри-да ОльдзейОчиру был пожалован чин мэйрэн-дзанги .

На 13-м году правления Сайшиялту иругэлту (1808 г.) [в Танну-Урянхаи] было образовано пять хошунов. Из госу­ дарственной казны ежегодно стали выдавать жалованье: мэйЗб рэн-дзанги - 77 лан* / К 5 цэн5 серебра, четырем ухэрида — по 65 лан серебра каждому .

Пять хошунов танну-урянхов издавна каждый в отдельно­ сти вели счет людям и скоту (т.е. были самостоятельными податными единицами) и пушную албу распределяли в соот­ ветствии с количеством населения и скота. Податные еди^ ницы исчислялись следующим образом: хошун мэйрэн-дзанги — 147 семей; хошун Салчак — 109 семей; хошун Тоджа - 15Q семей; хошун Хемчик - 2209 семей; хошун Хасут - 150 се­ мей .

С этих хошунов была установлена пушная алба. Если каа кой-нибудь хошун действительно по бедности Ц не мог внес­ ти требуемой с него пушнины, то об этом докладывалось и недостача возмещалась за счет богатого наделения. Вместо соболей платить -чем-либо другим не разрешалось. Эти 786 семей6 пушных (собольих) данников обязаны были согласно указу ежегодно 1-го числа 6-го месяца полностью сдавать 1253 соболей в Управление внутренних войск (т.е. цзянцзюню в Улясутае). Увеличивать ежегодно число данников и ко­ личество [требуемых] соболей не дозволялось .

вопрос. // На 25-м году правления Рассмотрим еще один‘ Сайшиялту иругэлту (1820 г.) в кочевьях танну-урянхов издавна жили урянхи 21 отока (рода), являвшиеся поддан­ ными [халхаских князей]: вана Мандарвы, Бэйсэ, хэбэй-гуна второй степени Шандорджаба, дзайсана Джигмид-Цэбдэна .

Управа этих отоков находилась далеко [ Монголии], и чи­ в новники [той управы] во время служебных разъездов поль­ зовались средствами передвижения и продовольствием всего нашего урянхайского населения .

И Местные дзанги Онир, Буругуд, Бармад и Торо подали За мэйрэн-дзанги Батуджабу прошение о привлечении 21 отока к участию в общих и канцелярских расходах по управлению Урянхаем, а также в расходах по содержанию средств пере­ движения. На это в Управе разъяснили, что издавна, еще со времен правления предшественников [Батуджаба] — мэй­ рэн-дзанги Даши и Цэдэмбэла цзянцзюнем было предписано принимать участие во всех делах [21 отока] и поддержи­ вать их деловую связь с Управой при поездках туда и об­ ратно .

С урянхов, подданных вана Мандарвы, кочующих за ли­ нией [пограничных] караулов, прежде на покрытие расходов ничего не взималось.’Но с увеличением среди них случаев 5б воровства / Управа Батуджаба обратилась к цзянцзюню с ходатайством о привлечении их в равной мере к расходам по [содержанию] Управы .

Поскольку всего этого нельзя было взимать с урянхов, подданных вана Мандарвы, то было решено собирать деньги со всех четырех урянхайских хошунов, учитывая действи­ тельные расходы по канцелярии Управы Танну-Урянхая, без привлечения их к участию в расходах по гоньбе. В случае возникновения в урянхайских кочевьях дел о воровстве все расходы, связанные с проездом [по этим делам] чинов­ ников, должны,были производиться за счет канцелярии уряна хайской Управы. Ц Это решение было занесено в канцеляр­ ские книги .

Рассмотрим еще один вопрос. На 23-м году правления Тэнгрийн тэдхугсэн (1758 г.) танну-урянхи были данниками тогдашнего хотогойтского вана Цэнгунджаба. В тот год ван Цэнгунджаб, известный также как Шидар-ван, поднял восста­ ние. [Поэтому] в 24-м году [того же правления] (1759 г.) 9 -4 223 135 танну-урянхи вошли в подданство Китая и были поделены, на четыре хошуна. В том же году были отобраны: дзайсан тесингольских урянхов Даши, дзайсан хемгольских урянхов Эринчин, дзайсан тоджинурских урянхов Бату, [для хубсугулнурских урянхов был приглашен] Итэгэл, сын правителя 6б.хотогойтов // Ашиды, поскольку среди хубсугулнурских урян­ хов не оказалось человека, подходящего на должность дзайсана или ухэри-да. Об этих четверых сделали доклад [ Уп­ в равление цзянцзюня], и они были назначены ухэри-да. Каж­ дый из них управлял своим хошуном .

Тесингольские урянхи [составляют] теперь главный хошун мэйрэн-дзанги. Хемские (хемгольские) урянхи — это теперь хошун Салчак. Тоджинские урянхи — хошун Тоджа .

Хубсугулнурские урянхи теперь стали хошуном Хасут .

Рассмотрим [еще] один вопрос. Два хошуна — Хемчик и Бэйсэ ~ вначале были данниками Радна (Арабдан)-вана из олётского хошуна халхаского Сайн-нойоновского аймака. В 7а те времена Сахал-Дархал-батур Ц управлял половиной урян­ хов, данников вана, разделенных на четыре части. После того как Цогбадарху стал цзянцзюнем, по его указу был отправлен его же сын Шарадма-бэйлэ с тем, чтобы поделить данников Радна-вана между двумя его сыновьями — Цэрэббэйсэ и Дамби-гуном и образовать два самостоятельных хо­ шуна .

Затем, на 29-м году правления Тэнгрийн тэдхугсэн (1764 г.) олётский Дамби-гун провинился и был лишен своей должности. Тогда из [числа] его монгольских данни­ ков выбрали одного чиновника, назначили его ухэри-да и 7б вручили печать и управление хошуном. Ц После доклада этот хошун, согласно указу, был подчинен кобдоскому хэбэй-амбаню7 .

Из урянхайских данников в ухэри-да после доклада был произведен дзайсан Шараб. Ему были подвластны 10 сумонов. Их предписывалось подчинить одному из ближайших хошунных правителей. Но поблизости не было ни одного мон­ гольского хошунного правления. Все они располагались за линией [пограничных] караулов8. Ближе всех находился правитель танну-урянхов мэйрэн-дзанги Монаджаб, о чем и 8а было доложено. Ц [Тогда], согласно указу, [эти сумоны] были подчинены управлению Монаджаба .

Ввиду того что произошла реорганизация, для управле­ ния четырьмя хошунами Танну была учреждена Управа бугдийн-дарги9, начальник которой имел чин мэйрэн-дзанги .

Такова причина [учреждения Управы бугдийн-дарги]. Управ­ ляемый теперь ухэри-да Шараем хемчикский хошун образован из десяти сумонов .

Урянхи, данники Мандарва-вана, образовали два отока — Мада (Маады) и Джоода (Чооду). Данниками Бэйсэ считаются теперь 17 отоков урянхов. Данником хэбэй-гуна второй сте­ пени Шандорджаба является один урянхайский оток Салуг (Шалык). Данником дзайсана Джигмид-Рабдана (Арабдана) считается один оток урянхов Сартул .

Для каждого из 21 отока урянхов Ц в качестве правителей были назначены по одному дзайсану, хунду или дэмчи .

Было принято постановление, чтобы хошунные управы ежегод­ но присылали чиновников и дарга сроком на один год .

Постоянные разъезды цзянцзюня и чиновников, официаль­ ная переписка, канцелярские расходы и гоньба — все это ложилось тяжелым бременем на подведомственные мэйрэндзанги Батуджабу четыре урянхайских хошуна. Поэтому дзанги этих хошунов обратились к нему с просьбой привлечь к участию в расходах и 21 оток урянхов .

Мэйрэн-дзанги Батуджаб ходатайствовал об этом перед цзянцзюнем, который и предписал взимать с [подведомствен­ ных халхасам] четырех урянхайских хошунов посильные деа нежные средства / на покрытие канцелярских и прочих рас­ ходов по [содержанию] Управы [бугдийн-дарги ] .

В случаях же возникновения в урянхайских кочевьях дел о воровстве все расходы по приезду в связи с этим чинов­ ников из Управы должны были производиться за счет урян­ хов. От гоньбы ведомство мэйрэн-дзанги было освобождено .

Такое постановление последовало на 5-м году правления Сайшиялту иругэлту (1800 г.). Все другие дополнительные налоги были запрещены .

О получении знамени мэйрэном-дзанги Урянхи в походах и разъездах не имели своего знамени .

9б Это их оскорбляло и унижало. / Поэтому они обратились с ходатайством, и на 30-м году правления Тэнгрийн тэдхугсэн (1765 г.) им было пожаловано красное знамя на древке .

Примечания к переводу

1 Автор рукописи не указывает источников, которыми пользовался .

Нет и упоминания имени автора .

2 Монгольские князья, владетели хошунов, имели серебряные печа­ ти с ручкой в форме тигра (эмблема власти), тогда как урянхайские владетели имели только бугдийн-дарга — медную с простой ручкой-гвоз­ дем, а ухэри-да — деревянные .

3 Караулы находились на реках того же названия. Реки эти берут начало с хребта Танну-Ола и впадают в реку Тес. Здесь Управление бугдийн-дарги находилось до 1912— 1915 гг. К словам "бугдийн-дарга" прибавлялось "амбань" или же называли просто — "Урянхайн амбаньп .

* Урянхи были подчинены улясутайскому цзянцзюню, которому и * сдавали ежегодно пушную албу .

5 Лан — китайская денежная единица (весовая), делимая на 10 цэнов или 100 фынов. В Монголии лан существовал до 1921 г. и пол­ ностью упразднен с 1926 г. после введения единой национальной де­ нежной единицы — тугрика .

6 Расхождение в цифрах податных единиц в рукописи не объяснено .

Возможно, что первая цифра существовала для распределения албы меж­ ду хошунами, а вторая фигурировала в официальных данных, предъяв­ ляемых Китаю .

7 Хошун Дамби-гуна был переселен к г. Кобдо и известен как хошун Дамби-олётов. Вторая часть олётского хошуна (бывший хошун Радна-вана) осталась на реке Тамир близ Заин-хурэ. Хошун этот известен как айн-бэйсэ. Он и владел семнадцатью сумо нами хёмчикских урянхов .

8 Переход линии караулов как» для монголов, так и урянхов был очень затруднен. Эти строгости были введены для борьбы с воров­ ством скота .

9 Управа бугдийн-дарги аналогична монгольским а^ачным правле­ ниям. Должность бугдийн-дарги аналогична должности председателя аймака чулганы-дарги. ' ' С.Г.Кляшторный

ГОСУДАРСТВА ТАТАР В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ (дочингисова эпоха)

Едва ли не главный наш источник, освещающий историю нарбдов Центральной Азии ц предмонгольское и монгольское время, — труд Рашид ад-дина "Джами* ат-таварихм. Основное место там, естественно, занимает история создателей Мон­ гольской империи* но отдельными пятнами, более или менее яркими, высвечиваются иные времена и иные племена .

Вот сведения о татарах, тех татарах, племена которых, по версии ’Сокровенного сказания", полностью иртребил ’ Чингис: "Их имя издревле было известно в мире. От них .

отделились и многочисленные ветви... Места их кочЪ$ий, стоянок и юртов были определены д отдельнбсти по родам и ветвям вблизи границ областей Китая. Их же основное обитание.(юрт) есть местность, называемая Буир-Наур. Они также враждовали и ссорились*друг с другом, и долгие г о - ды длилась война между этими племенами и происходили битвы" ХРД, с. 101]. .

Итак, основной юрт татар находился вблизи озера Буирнур, В Вос'точноц Монголии. Но'йедь упомянуты и какие-то ' другие юрты и'другие ветви татар, издавна враждовавшие друг с другом.' Далее рассказывается«об их власти над монголами в дочингисово время.

И неожиданно появляется экскурс в далекое прошлое татар и окружающего их мцра:

"Если бы при наличии их многочисленности они имели.друг с другом единодушие,•а не вражду, то другие народы из китайцев и прочих и [вообще] ни одна тварь не была бы в состоянии противостоять им. И тем не менее, при всей вражде и раздоре, кои царили в их'среде, — они“уже в глубокой древности большую» часть времёни были.покорите­ лями и владыками большей'части племен и областей, [вьщаваясь своим] величием, могуществом и _ полным.почётом [от других]. Из-за [их] чрезвычайного величия и почетного положения другие тюркские роды, при различии их. разря­ дов и названий, стали известны под их именем,и все'назы­ вались татарами". Далее Рашид ад-дин дббавляет*’что ны­ не, т.е. в XIV в., по тем ж причинам тюркские племена е' именуют себя монголами, "хотя в древности они не призна­ вали этого имени" [РД, с. 102]. Наконец, еще одна знаме­ нательная реминисценция из дочингисовой истории Цент­ ральной Азии: ’Тех татарских племен, что известны и слав­ ’ ны и каждое в отдельности цмеет войско и [своего] госуда­ ря, " шесть” [РД, с. 103] .

“ Р С.Г.Кляпггорный, 1993 .

Рашид ад-дин предлагает свою этнологическую схему предмонгольской Центральной Азии, точнее, ее степной части, населенной преимущественно тюркскими племенами .

Структурообразующими ’конструкциями" схемы являются ’ шесть татарских государств1 ("каждое в отдельности имеет войско и своего государя"), главным из которых был буирнурский юрт. Уже в "глубокой древности" татары, не­ смотря на отсутствие единства и межплеменные распри, подчинили своей власти "до границ областей Китая" все племена и области. Подчинившимися племенами были — преж­ де.других — "тюркские роды". Они стали именоваться тата­ рами по названию господствующего племени. События эти относятся к столь давнему времени, что монголам тут еще места нет, ибо они "стали известны" только около "трехсот лет тому назад", т.е. в IX-X вв. Впрочем, как замечает Ра­ шид ад-дин, "в древности монголы были [лишь] одним из племен из всей совокупности тюркских степных племен" 1 Р, с. 103] .

.Д Как мы видим, Рашид ад-дин разделяет этнополитическую историю степей Центральной Азии на три хронологических этапа: а) этап господства "тюркских степных племен", вре­ менные параметры которого не определены; б) этап подчине­ ния тюркских племен татарами и превращения этнонима "та­ тар" в общий политоним; временнйе границы — от "глубокой древности" до начала татаро-монгольских войн (XII в.);

в) этап возвышения монголов и, после истребления татар, превращения этнонима "монгол" в общеимперский политоним (XII—XIII вв.) .

Вместе с тем, как замечает Рашид ад-дин, силы и могу­ щество татар были в свое время столь велики, что и поны­ не, т.е. в начале XIV в., от Китая до Дашт-и Кипчака и Магриба все тюркские племена называют татарами [РД, с. 103] .

Если термины "тюркская эпоха (время)", "монгольская эпоха (период)" в исследовательской литературе уже дав­ но стали привычными, то столь же генерализованное пред­ ставление о "татарском периоде" в истории степей Цент­ ральной.Азии не сложилось. Напротив, оно полностью инте­ грировалось в столь привычных стереотипах, как-то: "мон­ голо-татарская эпоха", "монголо-татарское нашествие" .

Между тем схема Рашид ад-дина четко разделяет, противо­ поставляет и разводит во времени "татарский" и "монголь­ ский" периоды .

Очевидно, что предложенная Рашид ад-дином историогра­ фическая концепция нуждается в очень обстоятельной фак­ тологической проверке. К сожалению, в его тексте много недосказанного или сказанного намеком, много трудностей возникает при прочтении тех этнических терминов, топони­ 1 Я вполне разделяю выводы Е.И.Кычанова о раннегосударственном характере объединений кочевых племен Центральной Азии в средние ве ­ ка ("улусы татаро-монголов XII в.*', "чжурчжэни XI в." — см. [Кычанов, 1986, с. 97; Кычанов, 1990, с. 10— 24]) .

мов, собственных имен, которыми насыщен текст "Джами* ат-таварих". Все это мешает оценке пространственно-временнйх параметров описываемых историком событий и ситуа­ ций. Так, например, остается загадкой, где и когда су­ ществовали еще пять татарских владений-юртов, кроме буирнурского? Поэтому здесь небесполезно привлечение иных ис­ точников, содержащих ранние сведения о татарах .

В 1960 г. С.И.Вайнштейн обнаружил в местности ХербисБаары (Тува) не известную дотоле кыргызскую стелу с ру­ нической надписью. Впоследствии эту надпись дважды изда­ вал А.М.Щербак2. Памятник содержит эпитафию знатному воину по имени Кюлюг Йиге. Главным его подвигом, упомя­ нутым в тексте, был поход на татар: "В свои двадцать семь лет, ради моего государства, я ходил на токуз-татар" .

В 1976 г. Л.Р.Кызласовым была обнаружена в Хакасии, близ р. Уйбат, стела с рунической "надписью (девятый па­ мятник с Уйбата), изданной И.Л.Кызласовым, а затем по­ вторно прочтенной и интерпретированной мною [Кызласов, 1987, с. 21— 22; Кляшторный, 1987, с. 33-36]. В первой строке этой надписи упомянут "татарский враждебный эль" и сообщается о выплате татарами дани или контрибуции .

Когда и где енисейские кыргызы вели успешные войны с татарами?

Впервые упоминает татар (отуз-татары) самая крупная из известных рунических надписей — памятник в честь Кюль-тегина (732 г.). Один раз они названы там в связи с похоронами первых тюркских каганов, т.е. событиями второй половины VI в. [КТб, с. 4]. Второй раз они упоми­ наются той же надписью и под тем же названием (отуз-та­ тары) в качестве врагов отца Кюль-тегина, Ильтерес-кагана (ум. в 691 г.). Тогда татары вместе с кыргызами под­ держали токуз-огузов, воевавших с тюрками [КТб, с. 14].В 723— 724 гг. татары (токуз-татары) вместе с токуз-огузами восстают против Бильге-кагана, как о том свидетель­ ствует другая руническая стела с эпитафией старшему бра­ ту Кюль-тегина [БКб, с. 34]. Последний раз в орхонской рунике татары (токуз-татары) упомянуты в надписи из Могон Шине Усу, эпитафии уйгурскому Элетмиш Бильге-кагану (760 г.) [Рамстедт, 1913, с. 17]. Вместе с огузскими племенами татары в конце 40-х годов VIII в. восстают против уйгурского кагана и терпят поражение. Таким обра­ зом, в конце VII — первой половине VIII в. татары при­ держиваются той же политической ориентации, что и кыргы­ зы, и являются их прямыми или эвентуальными союзниками .

Заметим, что в ситуации VI—VII вв. союз татарских племен назван в орхонских надписях "тридцатью татарами" (отуз-татары), а в середине VIII в., как и в енисейской надписи из Хербис-Баары, они названы "девятью татарами" (токуз-татары). Не исключено, что в изменении названия 2 Об обстоятельствах находки и местоположения стелы см. теперь [Васильев, 1963, с. 33— 34]. См. также [Вайнштейн, 1963, с. 41—45;

Щербак, 1961, с. 238-241; Щербак, 1964, с. 145-149] .

отражен распад первоначальной группировки татарских пле­ мен, но для нас не менее примечательно, что упомянутые енисейской надписью события происходили не ранее второй половины VIII в. Впрочем, и по палеографическим особен­ ностям обе кыргызские стелы не относятся к числу ранних енисейских памятников, датируемых первой половиной VIII в .

[Кляшторный, 1976, с. 258— 26 7] .

Обратимся теперь к сообщениям китайских источников о татарах. Прежде всего отметим, что в составе Уйгурского каганата (744—840) татары были одним из вассальных пле­ менных союзов; по словам китайского автора XII в. Ван Минцзи, тогда "татары были пастухами коров у уйгуров" [Кычанов, 1980, с. 143]. Кыргызы же, отброшенные уйгура­ ми в 756 г. за Саяны, незадолго до 840 г. появились к югу от Танну-Ола. Тём самым определяется нижняя дата кыргызско-татарской войны. В связи с событиями 842 г .

татары впервые упомянуты в китайском источнике — письме китайского чиновника Ли Дэюя — как враги кыргызов и союзники последнего уйгурского кагана [Пеллио, 1929, с. 125— 126J 3 .

Главным направлением отступления уйгуров, разгромлен­ ных кыргызами в Северной Монголии, были Ганьсу и Восточ­ ный Туркестан. Именно на этом направлении их преследова­ ли кыргызы. Ли Дэюй, который вел в 842 г. в пограничной крепости Тяньдэ переговоры с кыргызским посольством, сообщает, что, по словам главы посольства, кыргызского "генерала" Табу-хэцзу, кыргызы пришли на "старые уйгур­ ские земли” на р. Хэлочуань, т.е. в верховья Эцзин-гола, и им подчинились Аньси (Куча), Бэйтин (Бешбалык) и дада (татары). Это первое и единственное упоминание о военном столкновении кыргыз и татар, случившемся где-то в Ганьсу или Восточном Туркестане и завершившемся признанием та­ тарами кыргызского сюзеренитета, иначе говоря, выплатой дани [Цай Вэньшэнь, 1967, с. 148]. В следующем (843) го­ ду Табу-хэцзу (в ряде источников он именуется также Чжу’У-хэсу) возглавил первое кыргызское посольство к им­ ператорскому двору [Супруненко, 1963, с. 67—6 9 | .

В 1915 г. в долине р. Тес (Северо-Западная Монголия) Б.Я.Владимирцов обнаружил наскальную руническую надпись, повторно исследованную и прочтенную нами в 1975 г. Над­ пись содержала имя, которое после нового просмотра над­ писи в 1989 г. я читаю как Tpek Alp Sol (ср. [Кляштор­ ный, 1978, с. 154]). По консультации С.Е.Яхонтова, ки­ тайская передача имени кыргызского военачальника ТабуОтносительно этнической принадлежности татар, упомянутых в орхонских надписях, П.Пеллио замечает: "Допустимо, что они уже тогда были монголоязычны: впрочем, титулатура и номенклатура татар в XII в. сохраняли следы тюркского влияния" [Пеллио, 1949, с. 232— 233]. Вполне оправдан, однако, скепсис некоторых современных иссле­ дователей по поводу самой возможности достоверных этнических опре­ делений крупных племенных сообществ древней Центральной Азии [Мункуев, 1975, с. 91; Жэлэ, 1979, с. 73] .

хэцзу есть несколько небрежная транскрипция тюркского Tpuk Alp Sol. Судя по содержанию надписи, которая теперь может быть датирована серединой IX в., она маркировала центр новых земельных владений кыргызского вельможи, пол­ ководца и дипломата, которые стали его юртом после изгна­ ния уйгуров и овладения севером Монголии. Так совпали до мелочей сведения из отчета китайского дипломата и из эпи­ тафий кыргызским участникам южного похода4. Впрочем, кыргызам не было суждено удержать земли на "уйгурской доро­ ге" в Таримский бассейн, важном участке Великого Шелково­ го пути. Еще до 875 г. ганьчжоуские уйгуры восстановили здесь свое господство [Малявкин, 1983, с. 109, 111] .

Владение татар в Западном крае, столь далеком от их коренных земель в Восточной Монголии, появилось до паде­ ния Уйгурского каганата. Во всяком случае, в колофоне пехлевийского манихейского сочинения "Махр-намаг", пере­ писанного в Турфане между 825—332 гг., среди местных вельмож упомянут и глава татар {tatar ара Ьекгп) [Мюллер, 1913, с. 9]. А много позднее, в конце X в., китайский посол к уйгурскому идикуту, Ван Яньдэ, узнает в Турфане о другом китайском чиновнике, побывавшем там, — посоль­ ству к уйгурам предшествовало посольство к татарам [Ма­ лявкин, 1974, с. 90]. Дипломатическая активность была не частой, но обоюдной. Между 958 и 1084 гг. упомянуты три посольства к различным китайским дворам, совместно отправленные государями ганьчжоуских уйгуров и ганьсуй­ ских татар для заключения военного союза против тангутов [Малявкин, 1974, с. 63— 86; Малявкин, 1983, с. 75; Пинке, 1968, с. 130]. Важное дополнение к этим известиям содер­ жится в двух китайских манускриптах 965 и 981 гг. из пе­ щерной библиотеки в Дуньхуане. Там прямо сказано, что центр государства татар был в Сучжоу, т.е. на границе Ганьсу и Восточного Туркестана [Гамильтон, 1955, с. 89— 90]. Об этих же татарах сообщают хотано-сакские докумен­ ты IX—X вв. [Бейли, 1939, с. 38; Бейли, 1949, с. 49] .

В "Худуд ал-'алам", анонимной персидской географии X в., татары упомянуты как соседи и союзники тогузгузов, т.е .

уйгуров, а Восточный Туркестан назван "страной тогузгу­ зов и татар" [Минорский, 1937, с. 47]. Весьма важны упо­ минания "чиновного лица (амга)", который "пришел от та­ тар", в деловых письмах из Дуньхуана на тюркском и сог­ дийском языках (конец IX-X вв.), недавно интерпретирован­ ных Д ж.Гамильтоном и Н.Симс-Вильямсом (доклад на Цент­ ральноазиатской конференции в Лондоне, 1987 г.) .

Наряду со сведениями указанных источников о татарском государстве в Ганьсу — Восточном Туркестане имеется еще свидетельство эпистолярного источника XI в. Письмо тангутского государя Юань-хао, отправленное Сунскому двору в 1039 г., содержит декларацию о новых границах ТангутСообщения о первом после крушения Уйгурского каганата контак­ те кыргызов с танским чиновником исследованы Г.П.Супруненко [Супруненко, 1974, с. 243] и А.Г.Малявкиным [Малявкин, 1983, с. 101] .

ского государства, весьма мало соответствующую действи­ тельной ситуации. Юань-хао хвастливо заявляет о добро­ вольном подчинении ему туфань (тибетцев), тата (татар), чжанъе (ганьчжоуских уйгур) и цзяохэ (турфанских уйгур), т.е. всех соседних Си Ся владений, расположенных в Гань­ су и Восточном Туркестане или обладавших там какими-либо землями [Кычанов,. 1968, с. 134] .

В домонгольскую эпоху, во всяком случае в X—XII вв., этноним "татары" был хорошо известен не только в Средин­ ной империи, но также в Средней Азии и Иране. Так, наря­ ду с караханидскими тюрками, татары достаточно часто упоминаются в стихах известнейших персидских поэтов .

Газневидский поэт Абу-н-Наджм Манучихри (XI в.) пишет о красивом юноше с мтюрко-татарским обликом"; для других его современников обычной метафорой было "благоухание тысяч татарских мускусов", а имам Садр ад-дин Харрамабади (XI—XII вв.) в касыде, посвященной султану Искандеру, упоминает некоего "татарина" [Браун, ч. 1, с. 166, 169, 202; Ворожейкина, с. 26] .

Итак, в IX—XII вв. на территории Ганьсу и в Восточном Туркестане существовало государство татар, известное и китайским дипломатам, и мусульманским купцам. Все же све­ дения об этом государстве казались южносунскому ученому и чиновнику Ли Синьчуаню (1166— 1243) столь необъяснимыми, что вызвали следующее замечание: "Два государства жили на востоке и западе, и обе страны глядели друг на друга на расстоянии в несколько тысяч ли. Не знаем, по какой причине их объединяют и они получили единое наименование" [Кычанов, 1980, с. 145]. До сих пор эта сентенция Ли Синчуаня оставалась непонятой5 .

Вряд ли пока возможно столь же определенно локализо­ вать другие татарские государства, упомянутые Рашид аддином6. Но его информированность о предмонгольской эпо­ хе в истории татар, вопреки сомнениям В.В.Бартольда [Бартольд, с. 559], ныне очевидна7. Недаром компетентный источник XI в. называет обширный регион между Северным Китаем й Восточным Туркестаном "Татарской степью" [Мах­ 5 Впервые на цитированное место у Ли Синьчуаня обратил внимание вьщающийся китайский ученый Ван Говэй (1877— 1927). Его замечания к труду Ли Синьчуаня иЦзянь-янь и-лдй чао-цзип ('Различные официальные ‘ и неофициальные записи о [событиях] периода [правления] Цзян-янь (11 27)") переведены и изданы Н.Ц.Мункуевым [Мункуев, 1975, с. 51— 52] .

6 Возможно, что ключ к поиску иных территорий расселения татар в X— XII вв. содержится в упоминании Ли Синьчуаня о "границах татар" от Линьхуана (совр. Сира-Мурен) на востоке до границ Си Ся на запа­ де и от Цзинчжоу на юге (близ г.Гуйхуачэн в Суйюани) до киданей на севере [Мункуев, 1975, с. 51]. Если эти указания верны, то все ’ c T b татарских юртов", упомянутых Рашид ад-дином, занимали боль­ W шую часть степной и горно-степной зоны Монголии и Северного Китая .

7 О соотношении труда Рашид ад-дина с прочими источниками, осве­ щающими дочингисовый период истории монголов, см. [Амбис, 1970, с. 125-133] .

муд Кашгарский, с. 159], — точно так же южнорусские и казахстанские степи именовались тогда мусульманскими ав­ торами "Дашт-и Кипчак" ("Кыпчакская степь"). Название "Татарская степь" хорошо согласуется с другими сведения­ ми о расселении татар в IX—X в. и объясняет, почему сто­ летие спустя монголы, занявшие то же пространство, в тюркской и мусульманской среде, как и в Китае, именова­ лись татарами. Это тюркское обозначение монголов приви­ лось не только в Средней Азии и на Ближнем Востоке, но и на Руси, и в Западной Европе, вопреки тому, что сами монголы себя татарами не называли8 .

Кыргызско-татарская война 842 г., участником которой был герой енисейской рунической надписи Кюлюг Йиге, ста­ ла отражением новой ситуации в Центральной Азии, опреде­ лявшейся в IX—X вв. взаимоотношениями кыргызов, татар и киданей, прежних аутсайдеров, занявших тогда политиче­ скую авансцену .

Амбис, 1970. — Hambis L. L*histoire des Mongols avant Gengis-khan d'apres les Sources chinoises et mongoles, et la documentation conservee par Rasidu-d-'Din. — CAJ. 1970, vol. XIV .

Бартольд. — Бартольд В.В. Татары. — Сочинения. Т. V. М., 1968 .

Бейли, 1939. — Bailey H.W. Turks in Khotahese Texts. — JRAS. 1937, pt I .

Бейли, 1949. — Bailey H.W. A Khotanese Text Concerning the Turks in Kant sou. — AM. NS. Vol. 1. 1949, t. 1 .

БКб — Большая надпись в честь Бильге-кагана (текст по: Малое С.Е .

В китайской политической и историографической традиции начи­ ная с сунского времени решительно преобладало поименование монголов татарами. Даже в тех случаях, когда для служащих сунских военных и дипломатических ведомств не было сомнений, как в самом деле надле­ жит именовать новых соседей империи, тексты редактировались жела­ тельным образом и этноним "монгол" заменялся либо на да-да "тата­ рин", либо на мэн-да "монголо-татары". Очень показателен в этом смысле факт, приводимый Ли Синьчуанем: "Когда монголы (мэн-осэнь) вторглись в государство Цзинь, [они] назвали себя Великим Монголь­ ским государством (да мэн-гу го ). Поэтому пограничные чиновники прозвали их Монголией (м эн -гу )". Позднее последнее название было заменено на мэн-да [Мункуев, 1975, с. 123]. Подобные замены были обязательны для официальных текстов даже при описании непосред­ ственных контактов. Так, в отчете сунского посольства 1 211— 121 2 гг., недавно опубликованном Г.Франке, монголов последовательно именуют татарами [франке, 1981, с. 170 и cnj. Еще более показателен случай, приводимый автором "Мэн-да бэй-лу". По его словам, Мухали, намест­ ник Чингис-хана в Северном Китае (го-ван Мо-хоу), каждый раз сам называл себя "мы, татары" [Мункуев, 1975, с. 53]. Ван Говэй, ком­ ментируя это место, замечает, что здесь просто употреблено то на­ звание монголов, которое было принято китайцами. Естественно, что Мухали, происходивший из племени джалаир, никах не мог называть себя татарином [Мункуев, 1975, с. 135] .

Памятники древнетюркской письменности Монголии и Киргизии .

М.-Л., 1959) .

Браун, 1906. — Browne Е.С. The Lubabu 'l-Albab of Muhammad Awfi,

1961. London—Leiden, 1906 .

Васильев, 1983. — Васильев Д.Д. Корпус тюркских рунических надпи­ сей бассейна Енисея. Л., 1983 .

Вайнштейн, 1963. — Вайнш ейн С.И. Курганы и стелы с древнетюркской т надписью в урочище Хербис-Баары. — УЗТНИИЯЛИ. Вып. 10. Кызыл, 1963 .

Ворожейкина, 1971. — Ворожейкина З.Н. Диван Маяучихри. — Письмен­ ные памятники Востока. Историко-филологические исследования .

Ежегодник 1968. М., 1971 .

Гамильтон, 1955. — Hamilton J.R. Les Ouighours a l'dpoque des Cing dynasties d'apres les documents chinois. P., 1955 .

Жэлэ, 1979. — Geley J.-Ph. L'ethnonyme mongo1 a l'epoque precinggisqanide (XIIе s.). Etude d ’ethnologie politique du nomadisme. — fitudes Mongoles. Cahier 10. P., 1979 .

Кляшторный, 1976. — Кпяшторный С.Г. Стелы Золотого озера (К дати­ ровке енисейских рунических памятников). — Trcologica: К се­ мидесятилетию академика А.Н.Кононова. Л., 1976 .

Кпяшторный, 1978. — Кпяш орны С.Г. Наскальные рунические надписи т й Монголии. — Тюркологический сборник 1975. М., 1978 .

Кляшторный, 1987. — Кпяш орны С.Г. Девятая надпись с Уйбата. — т й СТ. 1987, № 1 .

КТБ. — Большая надпись в честь Ккшь-тегина (Текст по: Малое С.Е .

Памятники древнетюркской письменности. Тексты и исследования .

М.-Л., 1951) .

Кызласов, 1987. — Шзласов И.Л. Земледельческое жертвоприношение древнехакасской общины (Новый рунический памятник на Среднем Енисее). - СТ. 1987, № 1 .

Кычанов, 1968. — Иычаное Е.И. Очерк истории тангутского государ­ ства. М., 1968 .

Кычанов, 1980. — ИЫ чаное Е.И. Монголы в VI — первой половине VII в.— Дальний Восток и соседние территории в средние века. Новоси­ бирск, 1980 .

Кычанов, 1986. — Шчаное Е.И. О татаро-монгольском улусе XII в. — Восточная Азия и соседние территории в средние века: История и культура народов Азии. Новосибирск, 1986 .

Кычанов, 1990. — Кычанов Е.И. О ранней государственности у киданей.— Центральная Азия и соседние территории в средние века. Новоси­ бирск, 1990 .

Малявкин, 1974. — Малявкин А.Г. Материалы по истории уйгуров в IX— XII вв. Новосибирск, 1974 .

Малявкин, 1983. — Малявкин А.Г. Уйгурские государства в IX-XII вв .

Новосибирск, 1983 .

Махмуд Кашгарский. — M ahrrud al-Kasgari. Compendium of the Turkic Dialects. Edited and Translated by R.Dankoff and J.Kelly. Pt I .

1982 (Harvard University Sources of Oriental Languages and Li­ teratures, 7) .

Мункуев, 1975. — Мэн-да бэй-лу. Пер. с китайского, введ., коммент .

и прил. Н.Ц.Мункуева. М., 1975 (Памятники письменности Востока .

XXVI) .

Минорский, 1937. — Minorsky V. Hudud al-*Alam.r The Regions of the World’. A Persian Geography 372 A.H. — 982 A.D. L., 1937 .

Мюллер, 1913. — MCillev F.W.K. Ein Doppelblatt aus einem manichaischen Hymnenbuch (Mahmamag). B., 1913 .

Пеллио, 1929. — P elliot P. L'edition collective des oeuvres de Wang Kuo-wei. — TP. 19 29, vol. 26 .

Пеллио, 1949. — P elliot P. Notes sur l'histoire de la Horde d ’Or .

P., 1949 (Oeuvres posthumes de Paul Pelliot, II) .

Пинке, 1968. — Pinks E. Die Uiguren von Kan-chou in der frhen Sung-Zeit. Wiesbaden, 1968 .

Рамстедт, 1973. — Ramstedt G.J. Zwei uigurische Runeninschriften in der Nord-Mongolei. - JSFOu. 1913, vol. XXX, № 3 .

РД. — Рашид ад-дин. Сборник летописей. Т. I, кн. 1. М.—Л., 195 2 .

Супруненко, 1963. — Супруненко Г.П. Документы об отношениях Китая с енисейскими кыргызами. — Изв. АН Кирг.ССР. Сер.обществ.наук .

Т. I. Выл. 1. 1963 .

Супруненко, 1974. — Супруненко Г.П. Некоторые источники по древней истории кыргызов. — История и культура Китая. М., 1974 .

Франке, 1981. — Franke Н. A Sung mbassy of 1211— 1212: the ShihChin-lu of Ch1eng Cho. - BEFEO. 1981, t. LXIX .

Цай Вэньшэнь, 1967. — Tsai Wen-shen. Li Te-y ’nn mektuplarina gore uygurlar (840-900). Taipei, 1967 .

Щербак, 1961. — Щ ербак А.И. Новая руническая надпись на камне. — УЗТНИИЯЛИ. Вып. IX. 1961 .

Щербак, 1964. — Scerbak А. L'inscription runique d*Oust-Elegueste (Touva). — UAJ. 1964, vol. 35 .

–  –  –

В становлении ранних государств, формировании госу­ дарственного механизма важное место принадлежало окруже­ нию правителя, в частности тем сильным и молодым людям, которые рекрутировались из ’сыновей и младших братьев” ’ сподвижников правителя—основоположника государства и составляли его дружину, его личную охрану. У скифов при царе служили отроки. Они составляли гвардию царя, по­ стоянное войско, обязанное охранять его. Эти же юноши выполняли и различные поручения царя по управлению госу­ дарством, из их числа назначались ферапонты, сановники, управляющие государством. Среди юношей-гвардейцев скиф­ ского царя был распространен обычай побратимства, после смерти царя часть его гвардии сопогребали вместе с умер­ шим [Доватур, 1982, с. 127]. При сяньбийских каганах бы­ ла гвардия (цзиньига)9 в которую набирались сыновья и млад­ шие братья ’великих людей” ( дажэнь)3 сановников и местных ’ правителей государства. В 396 г. Тоба Лигуй принял ти­ тул императора (зсуачди) и провел реформу структуры госу­ дарственного аппарата. ’Все |назначенные им на должнос­ ’ ти лица] принадлежали к [его| гвардии. | и | участвова­ Он ли в [заседаниях государственного] совета и обсуждали дела армии и государства” [Тун цзянь цзи ши бэньмо, 3, цз. 16а, с. 50 |. Тюркского кагана охраняли 9 00 гвардей­ цев ( бёри - ’волков”), которыми командовал управитель ’ ставки кагана - тойкан. Сведений о назначениях гвардей­ цев тюркского кагана на государственные должности у нас не имеется .

Большое значение гвардии кагана придавали в киданьском государстве Ляо. Гвардия именовалась по-киданьски суачь с собирательным значением - ’сердце и живот”. Гвар­ ’ дейцы рекрутировались из всех киданьских племен.С 922 г .

они стали размещаться в особых ставках - ордах (вапудо) .

’Для самой сокровенной жизни |государя кидани | имели ’ охраняемые гвардией ставки, именуемые вапудо. Если импе­ ратор выезжал, то имелись походные лагери, именуемые набо" ! Ляо ши, цз. 31, л. 1а]. После смерти императора часть его гвардии приписывалась к охране погребального комплекса покойного, часть вливалась в гвардию вдовствую­ щей императрицы: ”По законам государства Ляо, когда сын Неба всходил на престол, то учреждали охраняемую гварЕ.И.Кычанов, 1993 .

дней ставку (гун вэй)3 выделяли для нее племена и устанав­ ливали в ней штат чинов (гуаньфу), приписывали к ней дво­ ры (хукоу) и готовили для нее войска. Когда император умирал, то [гвардия его] переходила к дворцам (гун) и юртам (чжан) императрицы и наложниц покойного императора, чтобы служить его могиле. При призывах на войну молодые и крепкие солдаты [гвардии покойного императора] уходи­ ли в [действующую] армию, а старые и слабые оставались охранять [могилу]” [Ляо ши, цз. 31, л. 16]. Орда была комплексом, в котором сосредоточивалась жизнь двора, управление государством, она имела прочное хозяйственное обеспечение, к орде были приписаны сотни и тысячи людей, в том числе рабов. Орда Тай-цзу Абаоцзи состояла из 15 тысяч дворов. ”Тай-цзу, поскольку племя Ила получило престол, разделил свое племя и создал пять юаней и шесть юаней, чтобы управлять императорским кланом. Но посколь­ ку ему недоставало личной гвардии, он ввел законы орды .

Были выделены округа и уезды, дворы и |люди1, обязанные служить, чтобы укрепить ствол и ослабить ветви....Ког­ да император вступал [в свою орду, гвардия] жила [ ним], с чтобы защищать [его]. Когда он покидал [орду], то она сопровождала его, а когда его хоронили, она после этого охраняла его могилу” [Ляо ши, цз. 35, л. 1б ]. Орды имели наименования. Орда Тай-цзуна называлась "Приведение го­ сударства в порядок”, орда Ши-цзуна — "Процветание”, а орда императора Шэн-цзуна — "Золотая” |Ляо ши, цз. 31, л. 46]. Гвардия императоров Ляо поставляла высших санов­ ников государства. Сяо Дилу, выходец из клана Сяо уйгур­ ского происхождения, из которого каганы киданей обычно брали себе жен, первоначально был гвардейцем в гвардии Абаоцзи. Именно из гвардейцев он был назначен цзайсяном (главой) правительства северной части страны [Виттфогель, Фэн Цзяшэн, 1949, с. 516 | Гвардия Абаоцзи именовалась .

пиши ("Твердая, как алмаз”) .

Гвардия чжурчжэньских императоров именовалась хэчш (очевидно, сопоставимо с маньчжурским хашань "защита”) .

Командовал гвардией тысячник, а гвардейский корпус был поделен на сотни .

"Юань-чао би-ши”, или "Тайная история”, сообщает важ­ нейшие сведения о роли гвардии в кочевом государстве .

Мы мало знаем о гвардии при тюркских каганах. Хорошо из­ вестно, что в X в. господство в Центральной Азии перешло от тюрков к монголам. Монголы многое позаимство­ вали от тюрков, вероятно, и институт гвардии при кага­ нах -ханах также формировался при значительном тюркском влиянии. Считается, что сами термины для обозначения гвардейцев (кешиктенов) Чингис-хана — тюркского происхож­ дения. Наименование кешиктенов (кесигл кешик) производят от тюркского кэзик — "очередь”, "смена", "нести службу в очередь, посменно, поочередно” [Брокельман, 1928, с. 106] .

Тюркским полагают и другой термин для обозначения гвар­ дии — турхауты, от тур "стоять”, туркак — "стража" .

Впервые кешиктены Чингис-хана упоминаются в тексте в 10-3 223 149 главе о расстановке войска для битвы с Джамухой. Турхауты, по свидетельству "Тайной истории’, были в дочингисову эпоху при тайчиудском Таргутай-Кирилтухе, а у кереитского Ван-хана в 1203 г. имелась "тысяча турхаутов". Ве­ роятно, кешик было общим наименованием гвардии, которая по роду службы делилась на дневную стражу - турхаутов и ночную стражу — кебтеулов .

Первыми гвардейцами Чингис-хана были его нукеры. "Во времена Тай-цзу, — сообщается в "Юань ши", — Мухуали, Чилаовэнь, Борху и Борчжу составляли четыре цесе (кешик) для того, чтобы командовать цеседай (кешиктенами) и по­ очередно служить в гвардии императора" [Юань ши, цз. 99, л. 1а]. Четверо этих нукеров звались "четырьмя героями" (дэрбэн гаолюд). "Тай-цзу приказал им, передавая эту власть по наследству, командовать четырьмя цесе. Цесе означает „гвардия, которая служит поочередно"" [Юань ши, цз. 99, л. 1а] .

Из первых гвардейцев и нукеров Чингис-хана формировал­ ся и первый аппарат управления его улуса. Это происходи­ ло в начале 80-х.годов XII в., ‘ точная дата созда­ ния первого улуса Чингис-хана неизвестна, она восстанав­ ливается приблизительно в зависимости от того, какой год считать годом его рождения (точный год рождения Чингис­ хана тоже неясен). Из своих гвардейцев и нукеров Чингис­ хан назначает управляющих ханским имуществом, ханским столом, конюших, лиц, ведающих перекочевками аурука (ор­ ды) и управляющих пастбищами, "мечников", исполнявших полицейские функции; гонцов и т.п., [Козин, 1941, с. 108— 110]. В это же время формируется и первая гвардия Чингис­ хана — 80 кебтеулов и 70 турхах-кешиктенов [Козин, 1941, с. 108]. По реформе 1203 г. в гвардцю зачислялись "самые способные и видные наружностью сыновья и младшие братья нойонов-тысячников и сотников, а также сыновья людей сво­ бодного состояния (углу дурайн)" [Козин, 1941, § 191]. Осо­ бый отряд гвардии составила "тысяча богатырей". Командо­ вал гвардией командир с титулом черби .

После великого курултая 1206 г. гвардия была значи­ тельно увеличена и получила дополнительное оформление своего статуса. Сменная гвардия кешиктенов отныне составт ляла тьму. Было подтверждено, что гвардия вербуется из сыновей и младших братьев'нойонов, сртников и тысячников, "достойных, — как говорилось f указе Чингиса, — состоять e при нас как по своим способностям, так и по выдающейся физической силе и крепости". Каждый, направлявшийся на службу в гвардию, имел при себе обслугу: его сопровожда­ ли друзья, дружина и, часто, младший брат. Нукеров-дру­ зей при сыне тысячника должно было быть десять человек, при сыне сотника — пять человек, при сыне десятника и прочих людях (так называемых людях свободного состояния)— по три человека. Уровень этой своеобразной обслуги, чис­ ло нукеров-друзей четко определяли социальный статус гвардейца. Тьма была поделена на две части — 8 тысяч гвардейцев составили корпус турхаутов, 2 тысячи — корпус кебтеулов. Половину кебтеулов составляли лучники. Кебтеулы были отрядом избранных среди прочих гвардейцев .

"Кебтеулы заведуют хранением знамен, барабанов, пик, по­ суды и утвари, а также распоряжаются мясом для поминаль­ ных тризн. Они же хранят дворцовые юрты-телеги....Рас­ порядители кочевьями из числа кебтеулов отводят места для стоянки двора государева" [Козин, 1941, с. 196] .

В известной мере служба в гвардии являлась и систе­ мой заложничества.(Не случайно позже в монгольском язы­ ке слово т уросах приобрело значение "заложник".) Однако служба в гвардии являлась огромной привилегией, ибо гвардейцы полагались "блаженствём" Чингиса, его личной охраной. Располагаясь вокруг ставки хана, точнее, его места пребывания в ставке, кебтеулы "имели особое наблю­ дение" за дверьми ханской юрты. Гвардейцы не подлежали наказанию обычным судом. "0 привлечении виновных к от­ ветственности они (командиры гвардии. — Е. К. ) обязаны представлять j i ам. Мы сами покараем смертной казнью тех, кто повинен смертью, и подвергнем домашнему наказанию тех, кто его заслужил" [Козин, 1941, с. 197]. Гвардейцу за неявку на службу в первый раз полагалось три палочных удара, во второй раз — семь ударов, в третий раз — 37 ударов и изгнание^из гвардии [Козин, 1941, с. 196]. Уже после смерти Чингис-хана Угэдэй постановил: "Мой кешиктен по положению своему выше армейского нойона-тысячника, а коточин — оруженосец кешиктена выше армейских нойо­ нов — сотников и десятников" [Козин, 1941, с. 197]. И после перестройки аппарата управления монгольского госу­ дарства во многом по китайскому образцу, подчинения ар­ мии Тайному совету (Шумйюань) гвардия продолжала оста­ ваться воинским формированием, наиболее близким хану и заслуживающим наибольшего. доверия с его стороны. Профес­ сор Сяо Цицин прямо указывает, что гвардейцы монгольско­ го хана были одними из видных представителей господствую­ щего класса монгольского общества [Сяо Цицин, 19 78, с. 37] .

. Раняя монгольская государственность не знала разделе­ ния функций охраны ханской ставки, управления двором ха­ на и управления государством [Кы,чанов, 1974, с. 169— 170;

Кычанов, 1986, с. 96; Сяо Цицин, 1978, с. 40]. При Чингис*-хДне «.незначительное время после «го смерти кешиктены были как.бы центральным органом управления государ­ ством. Из гвардии было преобладающее число чиновников государственного аппарата. Из кешиктёнов был Сира Огул, писец-бичечи, получивший должность около 1206 г., по своим функциям — государственный секретарь. Бичечи поз­ же был знаменитый Блюй Чуцай. При Угэдэе из кешиктенов был Эльчидай, рдин из четырех "ака", первых министров страны. Кешиктены Онгур и Борул после 1206 г. стали вы­ полнять обязанности борчи, людей, ответственных за стол хана. Кебтеулам доверили ханскую казну„ В их ведении бы­ ли "дамы двора" и все домочадцы хана. Делами ханского двора ведал Додай-черби. Он же "заведовал всеми окружаю­ щими дворец кешиктенами-турхаутами, дворцовыми домочад­ 10-4 223 151 цами, конюхами, овчарами, верблюжьими и коровьими пасту­ хами” [Козин, 1941, с. 174|. Кебтеулы же ведали судом, они выполняли полицейские функции. Лекари хана также числились кеотеулами. Кебтеулы участвовали в жертвопри­ ношениях хана и его семьи, они оплакивали покойных и ве­ дали тризнами на местах захоронений. Гвардейцы служили ярлыкчи, составителями и распространителями указов хана, вели списки населения .

Таким образом, в раннем монгольском государстве гвар­ дейцы хана выполняли функции как непосредственного управ­ ления ордой (ауруком, ставкой) хана, так и управления го­ сударством (бичечи, ярлыкчи, ведение ”Синих книг”). Они выполняли полицейско-судебные функции (ловля воров, суд на местах, участие в деятельности верховного суда). В полномочия гвардейцев входило ведение хозяйственными де­ лами как ставки хана, так и государства (выпас скота и перекочевки, распределение кочевий, составление списков населения как основы обложения его в пользу ханской каз­ ны). Гвардейцы обслуживали хана, они ведали его столом, одеждой, они же в принципе обслуживали и всю семью хана .

Высказав еще в 1973 г. схожие суждения [Кычанов, 1973, с. 165— 170], я полностью разделяю вывод профессора Сяо Цицина. том, что ”кешиктены, гвардия хана” были "ядром о оригинального государственного аппарата” монголов [Сяо Цицин, 1978, с. 44]. В государственных обязанностях гвардейцев переплелись гражданские и военные дела. Кеб­ теулы стерегли ставку хана, они охраняли символы его власти — знамя-сульдэ и барабан, они же ведали раздачей оружия. Из ’Сокровенного сказания” достаточно очевидна ’ схема размещения юрт в ставке хана. Юрта самого Чингис­ хана и юрты членов его семьи находились в центре ставки .

Спереди и сзади (думается, с юга и с севера), справа (с запада) и слева (с востока) юрту хана и юрты членов его семьи окружали юрты кешиктенов: спереди Архая, сзади Додай-черби, слева Буха, Долоху-черби и Чапая, справа — Есунтея, Букидая. Это, разумеется, были юрты командиров, так как далее сказано, что там же были и юрты ”их стрель­ цов” [Козин, 1941, с. 174] .

В указе Хубилая от 1263 г. система гвардейской служ­ бы — турхах представлена так: ’Каждый темник посылает ’ одного тулухуа (турхах), десять лошадей, две парных уп­ ряжки быков и четырех землепашцев. Каждый тысячник, ес­ ли в его подчинении имеется пятьсот солдат и более, по­ сылает турхаха, шесть лошадей, одну парную упряжку бы­ ков и двух землепашцев. [Каждый тысячник], который име­ ет в подчинении менее пятисот солдат, но процветающие дворы и сильных юношей, также присылает турхаха и то же количество лошадей, быков и землепашцев. Сыновьям и млад­ шим братьям темников и тысячников, которых посылают в турхахи, можно брать с собой жен и детей. Число лично несвободных людей, которых они могут взять с собой, не устанавливается. Можно также брать больше положенного лошадей и быков” [Юань ши, цз. 98, л. 56—6а]. Хотя эти правила представлены так, что они были и при Чингис-хане, но, если сравнивать их с тем, что нам известно из "Сокровенного сказания”, то очевидно, что они представляют уточненный вариант, бытовавший после смерти Чингиса. Осо­ бенно это касается присылки землепашцев и быков для вспашки земли. Судя по данному указу, темник мог привле­ кать к экипировке гвардейца, отправляемого на службу ко двору, состоятельных людей своего темничества, но ему запрещалось перелагать эти тяготы на плечи подчиненных ему солдат. Ехать к хану служить в гвардии должен был сын темника или тысячника. Но если сын был мал, его за­ меняли младшим братом темника. Когда сын достигал возра­ ста 15 лет, он занимал свое место в гвардии при ханском дворе. И после Чингис-хана, на всем протяжении существо­ вания династии Юань, служба в гвардии оставалась самым надежным путем к вершинам бюрократии. Про кешиктенов го­ ворили, что ”днем они вели правительственные дела, а ночью несли службу как гвардейцы императора”. По некото­ рым данным, кешиктены составляли десятую часть всей бю­ рократии Юань [Сяо Цицин, 1978, с. 42]. Кешиктены жили за счет приславшего кешиктена на службу темничества или тысячи. Так было при Чингис-хане, и Хубилай указом от 1263 г. подтвердил необходимость прибытия на службу гвардейцев со своими лошадьми, людьми и, очевидно, ско­ том. Лишь в 1281 г. кешиктены были частично взяты на со­ держание двора, а с 1291 г. стали получать от хана пол­ ное содержание .

При Хубилае гвардия была значительно расширена. Были созданы корпуса императорской гвардии из монголов, китай­ цев, тангутов, карлуков, кыпчаков, канглы, русских. Эти новые отряды караульной службы именовались вэй. Карауль­ ные этих воинских формирований несли военную службу и одновременно сами обрабатывали землю, образуя "военные поселения —,тысячи"” [Сяо Цицин, 1978, с. 47]. С введе­, нием в империи Юань китайских форм управления страной при Хубилае кешиктены потеряли место ведущих администра­ торов государства, хотя часть их по-прежнему выполняла не свойственные, по нашим представлениям, гвардейцам функции. По подсчетам Сяо Цицина, в числе императорской прислуги-сугурчи было 400 кешиктенов, из кешиктенов попрежнему были писцы-бичечи, в особенности, как полагает Сяо Цицин, "монгольские писцы” (мэнгу бичечи). По мнению многих исследователей истории династии Юань, то, что ке­ шиктены в основном обслуживали императорскую семью, яви­ лось одной из причин отсутствия при юаньском дворе евну­ хов, чем и отличалась эта династия от других, правивших Китаем. На всем протяжении существования династии Юань кешиктены не имели китайских служебных рангов [Сяо Ци­ цин, 1978, с. 40] .

Кешиктены после 1206 г. заняли и значительное число постов тысячников. Как известно, Чингис-хан поделил все население своего улуса на 95 военно-административных единиц — тысяч, во главе которых были поставлены те нойо­ ны, которые помогли лично Чингис-хану и его клану соз­ дать улус. "Я хочу, - говорил Чингис, — высказать свое благоволение и пожаловать нойонами-тысячниками тех лю­ дей, которые потрудились вместе со мной в создании госу­ дарства" [Козин, 1941, с. 158]. Реально число тысяч должно было быть большим, чем 95, поскольку в "Сокровенном сказании" не перечислены тысячники из "лесных наро­ дов", предков ойратов, бурят, Других монгольских и тюрк­ ских народов, проживавших в южной части таежной зоны и по соседству с ней — территорий, также вошедших в улус Чийгис^хана. Тысячники осуществляли на местах военно­ административную власть, управляя вверенными им людьми и территориями, выделяя на блужбу хану по его требова­ нию воийов из числа местного населения, заботясь об обес­ печении этих воинов конями И'амуницией, они собирали с местного населения налоги, отвечали за исполнение на вве­ ренной им территории почтовой повинности Гула), обеспечи­ вали нужды гонцов с пайцзой. По подсчетам Сяо Цицина, из числа 88 тысячников, упоминаемых в текстах в годы царствования Чингис-хана, 28 были его нукерами или кещиктенами, некоторое количество тысячников были братьями или старых нукеров Чингис-хана, или его кешиктенов [Сяо Цицин, 1978, с. 36]. Если темник или тысячник погибал на поле боя, его должность и чин получал наследник. Должнбсть и чин не наследовались, если темник или тысячник умирали своей смертью или были переведены на другую долж­ ность .

Таким образом, гвардия Чингис-хана была хотя и воин­ ским формированием, но формированием, которое далеко не ограничивалось исполнением только одной функции — охра­ ны особы государя. Гвардейцы-кешиктены были и админист­ раторами монгольского государства, при. этом ка первых этапах его существования их роль в администрации -была решающей. Представляя военную и гражданскую власть одно­ временно, часто — в одном лице, кешиктены, в. то же время являлись заложниками при дворе тех военных и гражданских (также в одном лице) администраторов на местах, каковы­ ми в государстве Чингис-хана были темники и тысячники .

Молодой человек, как правило, сын темника, тысячника или сотника, прибыв ко двору и неся при дворе постоянную службу, являлся достаточно надежным гарантом лояльности своего отца к хану, так как всегда был под рукой у по­ следнего. С другой стороны, часть военно-гражданских администраторов на местах была из числа бывших нукеров и гвардейцев хана, связанных с ним личной привязанностью к его особе, и это,, безусловно, обеспечивало дополнитель­ ную прочность власти на местах* Гвардия монголов роди­ лась из нукерства, дружины хана, из молодых воинов, лич.но преданных хану и со службой у него, связывающих всю свою будущность. Своеобразной клятвой верности нукеров друг другу являлся^-абычай побратимства (анда)л известный, кстати, еще у скифов. Служба хану со стороны нукера при­ равнивалась к службе рабской. Отдавая одним из первых Чингису в нукеры своих детей, будущих видных сановников государства Мухали и Буха,. Гуун Ува говорил": **Да будут они рабами у порога твоего!** [Козин, 1941, с 5 114]. Эти слова не следует понимать буквально, они лишь свидетель­ ство тому, что служба хану воспринималась как зависи­ мость, определенные обязательства, взятые или по собст­ венному почину при поступлении на службу, или, как в данном случае, по приказанию отца. Отношения хан— нукер проецировались и на отношения Я?ан—кешиктён. Именно мает совая личная преданность кешиктенов (турхаутов и кебтеулов) хану определяла и доверие к ним, и то, что1они бла­ годаря этому занимали ключевые посты в государстве. Но дело было не только в этом .

Военно-административная система, сращение в аппарате управления государством военного и гражданского начал, являлась примечательной и всеобщей особенностью аппара­ та управления кочевых государств. Эту систему, основан­ ную на десятеричном членении, мы находим у гуннов, жуаньжуаней, тибетцев, чжурчжэней. Десятки, сотни*, тысячи и тьмы были административными -единицами многих кочевых го­ сударств, административными единицами, включающими такое количество- людей, которое часто, в известной мере прибли-v женно, в случае необходимости могло бы выставить ТО, 100, 1000 или 10 000 воинов. Самообеспечение*отправляющегося на службу воина (конь, снаряжение, сопровождающие его служащие вспомогательных войск) было характерной -чертой этой системы. Эта система хорошо сочеталась с родо-пле­ менным и так называемым вторичным родо-племённым делени­ ем, легко инкорпорируя его в свой соётав. Это была сис­ тема государственных органов, связанных иерархической подчиненностью, аппарат,управления, располагавший сред­ ствами для обеспечения выполнения его, властных решений .

Десятники, сотники, тысячники, темники являлись лицами, целиком занятыми делами управления. Нукеры, гвардейцыкешиктены, безусловно, сохраняли связь со своими перво­ начальными родо-племенными объединениями или объедине­ ниями, имевшими родо-племен-ное оформление, но их связь с ханом и государством была уже более прочной * Власть военных — столь ж, древняя, сколь древним является само е государство как механизм управления. В наше время приход к власти военных означает слабость государственного ме­ ханизма, его неспособность управлять обществом без наси­ лия. Было ли то.же самое в кочевых государствах, в госу­ дарстве Чингис-хана? В подавляющем большинстве госу­ дарств обязанный службой здоровый мужчина был одновре­ менно и воином. Но не везде и далеко не всегда воин был связан постоянно с оружием и конем, этим главенствующим оснащением всех армий древности и средневековья вплоть до недавнего времени. Кочевник был теснее, чем житель оседлого государства, связан с конем, в том числе и спе­ циальным боевым конем. Он приходил на службу с конем и оружием, а не получал их с казенных складов и конских заводов. Это являлось характерной достопримечательностью кочевого быта, жизни кочевой общины и кочевого государ­ ства. В известной мере именно поэтому военно-администра­ тивная система была и наиболее удобной формой государ­ ственного механизма государств кочевников. Гвардия хана и его дружина являлись орудием власти хана, гарантом вы­ полнения его властных решений. Недаром, по материалам "Сокровенного сказания”, одним из необходимых свойств власти хана было обладание силой (юочу) [Скрынниковд, 1987]. Сращение военного и гражданского начал организа­ ции аппарата управления стало особенностью многих коче­ вых государств, хотя и не было, безусловно, их монопо­ лией .

Брокельман, 1928. — Brockelmann С. Mitteltrkischer Wortschtz nach Mahmud al-KaSarls Divan luat at Turk. Budapest—Leipzig, 1928 .

Виттфогель, Фэн Цзяшэн, 1949. — W it t f o g e l К., Feng C h ti a - s h e n g .

History of Chinese Society Liao. Philadelphia, 1949 .

Доватур, 1982. — Доватпур A M.3 Папистов Д.П., Шитова И.А. Народы нашей страны в "Истории" Геродота. М., 1982 .

Козин, 1941. — Козин С.А. Сокровенное сказание. Монгольская хроника 1240 г. Т. 1. М.-Л., 1941 .

Кычанов, 1974. — Пычанов ЕМ. К вопросу об уровне социально-экономи­ ческого развития монгольских племен XII в. — Роль кочевых наро­ дов в цивилизации Центральной Азии. Улан-Батор, 1974 .

Кычанов, 1986. — Пычанов ЕМ. О татаро-монгольском улусе XII в. — Восточная Азия и соседние территории в средние века. Новоси­ бирск, 1986 .

Ляо ши. — Ляо ши (История династии Ляо)• Шанхай, 1936 (Сыбу бэйяо) .

Скрынникова, 1987. — Скрынникова Т.Д. Монгольские термины сакральности правителя XIII в. — V Международный конгресс монголоведов (Улан-Батор, сентябрь 1987). Доклады советской делегации. Т. I .

История, экономика. М., 1987 .

Сяо Цицин, 1978. — H sia o C h H - c h H n g. The Military Establishment of the Yuan Dynasty. Cambridge (Mass.) — London, 1978 .

Тун цзянь цзи ши бэньмоs ' - Юань шу. Тун цзянь цзи ши бэньмо (Всепро­ никающее зерцало истории, составленное тематически). Пекин, 1956 .

Юань ши. — Юань ши (История династии Юань). Шанхай, 1936 (Сыбу бэйяо) .

Т.Д. С к р ы н н и к о в а

ИДЕИ "СОКРОВЕННОГО СКАЗАНИЯ" О ВЛАСТИ В ЛЕТОПИСЯХ XVII в .

Проблема власти была одной из основных проблем, кото­ рые решались авторами ’Сокровенного сказания" XIII в. и ’ известных нам исторических летописей XVII в., поскольку эти сочинения создавались в интересах пришедшего к влас­ ти рода и отражали точку зрения последнего на историче­ ское развитие. Задача данной статьи состоит в том, что­ бы показать, в какой форме идеи XIII в. формулировались в XVII в. "Сокровенное сказание" - письменный источник периода существования первого монгольского государства, что и определило его характер. Целью автора "Сокровенно­ го сказания" было объяснить необходимость центральной власти и сформулировать идеи, ее обосновывающие. Сравне­ ние его с летописями XVII в., на мой взгляд, интересно, так как конец XVI—XVII вв. были переломными в истории монголов, это было время перехода от раздробленности к возрождению государственности. Последнее неизбежно свя­ зано с возрастанием роли верховного правителя — хагана — и соответственно с обоснованием права власти отдельны^ правителей, объединивших под своей эгидой значительные монгольские территории и претендовавших на верховное господство. При этом больдюе значение имело идеологиче­ ское обоснование единовластия - основной идеи, актуаль­ ной для монголов обоих периодов — XIII и XVII в в .

В архаической и традиционной культурах выделяются два типа власти, или "господства — подчинения", — хариз­ матический и традиционный. Харизма — субстанция, пони­ маемая как качество, выходящее за пределы повседневного, хотя и направленное на повседневное: ведь религиозные или магические действия имеют посюсторонние, прежде все­ го экономические цели. Выполнение этих задач возможно людьми, обладающими вышеуказанным внеповседневным каче­ ством, — харизматиками. Под харизматическим авторитетом, таким образом, понимается господство над людьми, кото­ рые подчиняются избраннику вследствие веры в наличие у него этих исключительных качеств .

В отличие от харизматического традиционный авторитет покоится на убеждении в нормативности того, что сущест­ вовало всегда, например патриархальная власть. В связи с этим можно отметить большую роль генеалогии (действи­ тельной или мнимой) в обосновании власти, роль "слова" умершего правителя и выборы .

©Т.Д.Скрынникова, 1993 Описанные два типа власти между собой связаны: в пе­ риод стабильности действует установка на повседневно при­ вычное и на веру в него как в непреложную норму, в эпоху перемен необходимо новое право в сфере установленного традицией. Это новое право и привносилось харизматиком, вводившим новые отношения. Но после смерти новатора воз­ никал вопрос о преемнике, что и приводило к возникнове­ нию правил, и в конце концов — к традиции. Безусловно, в реальности поиск ’чистых" типов абсурден .

’ Монгольское летописание представляет собой единую сис­ тему связанных между собой памятников. В каждом из них обязательно находилось место Чингис-хану — основателю верховной власти рода Борджигин, потомки которого, по ма­ териалам авторов всех монгольских исторических сочинений, правили в разных уголках Монголии. Когда сочинения XVII в .

повторяют "Сокровенное сказание" и друг друга целыми бло­ ками, в которых фиксируется традиционный принцип обосно­ вания власти — генеалогический, то позволяет это делать жанр, в котором написано как "Сокровенное сказание", так и многие сочинения XVII в. Сохраняя в данной статье об­ щепринятый перевод названия, считаю возможным предложить свое понимание жанра сочинения и свой вариант перевода его названия .

Как показывают обзорные статьи данного сборника, проб­ лема определения жанра монгольского памятника XIII в. — "Монголын нууц товчоо" — представляет определенные труд­ ности. Называя памятник сказанием, летописью, хроникой, эпосом и т.д., исследователи доказывали правомерность данной ими жанровой характеристики материалом самого па­ мятника, отдавая предпочтение одной из его сторон. Но Д.С.Лихачев уже обратил внимание на то, что "главная причина смешения и неясного различения отдельных жанров в древнерусской литературе состояла в том, что основой для выделения жанра, наряду с другими признаками, служи­ ли не литературные особенности изложения, а самый пред­ мет, тема, которой было посвящено произведение" [Лиха­ чев, 1979, с. 58|. Что касается "Сокровенного сказания", то все возможные в XIII в. жанры были сведены в одном произведении, чтобы доказать право Чингис-хана на вер­ ховную власть не только в монгольском улусе, но и на за­ воеванных территориях. Предлагаемый мною перевод назва­ ния и соответственно обозначение жанра памятника опреде­ ляются как монгольским термином товчоол так и содержани­ ем памятника. Что касается перевода монгольского слова товчоо, то можно выделить следующие его значения — 'крат­ кое изложение*, 'сводка* |МРС, 1957, с. 401], т.е. све­ дение в одном источнике в кратком виде различных данных в разных литературных формах, что и привело к таким раз­ ночтениям в определении его жанра. На мой взгляд, в рус­ ском языке есть слово, определяющее сходный с монголь­ ским характер древнерусской литературы и адекватно пере­ дающее значение монгольского термина. Довольно распрост­ раненный род памятников древнерусской литературы назы­ вался ’свод” — авторская компиляция как предшествующих ’ летописей и других памятников, так и устной традиции, причем автор не всегда был творцом всего текста своего труда .

Д.С.Лихачев отмечал, что "в древнерусской письменно­ сти одни произведения входят в состав других. Соответ­ ственно и жанры не равноправны и не однородны, а состав­ ляют своеобразную иерархическую систему. Есть,жанрысюзерены" и,жанры-вассалы”. В научной литературе обыч­, но принято называть более или менее крупное объединение письменных произведений сборниками — устойчивого и неус­ тойчивого состава... Состав их может быть весьма разли­ чен, но тип сохраняется неизменным" [Лихачев, 1979, с. 58]. При этом он писал, что "включаемые в состав этих объединяющих жанров произведения отнюдь не однородны по жанру. Жанр сборника только отчасти определяется жанра­ ми входящих в него произведений" [Лихачев, 1979, с. 59], "без внешней мотивировки, как особенность самой жанро­ вой структуры произведения" [Лихачев, 1979, с. 61]. Инте­ ресно то, что в данных цитатах Д.С.Лихачев называет "жанр-сюзерен" сборником "жанров-вассалов", но, по его мнению, немалое распространение имели своды. Поскольку более всего характер сводов имели исторические сочине­ ния, то Д.С.Лихачев часто говорит о летописных сводах, отмечая, что "ни одно из понятий — свод, летопись, лето­ писец, редакция летописи — не имеет строгого определе­ ния и различными учеными понимается иногда по-различному" [Лихачев, 1983, с. 366]. "Понятие летописного свода было выработано в науке еще в XIX в. — в работах П.М.Строева и К.Н.Бесстужева-Рюмина. Однако П.М.Строев и К.Н.Бесстужев-Рюмин представляли себе летописные сво­ ды как механическое соединение разнообразного материала .

А.А.Шахматов же открыл в русских летописях сознательную волю их составителей, стремившихся вложить в составляе­ мые ими своды определенную историко-политическую концеп­ цию ~ концепцию того или иного феодального центра" [Ли­ хачев, 1983, с. 361] .

Свод как "жанр-сюзерен" не только допускает, но и предполагает включение других жанров, а именно мифа, ле­ тописи, эпоса, легенды, притчи и т.д., не однородных по своему составу, но работающих на основную концепцию про­ изведения, что полностью соответствует и структуре ?Монголын нууц товчоо". Учитывая характер жанра, а также со­ ответствующее значение монгольского термина, предлагаю вниманию специалистов новую интерпретацию названия памят­ ника — "Тайный свод монголов" — для обсуждения. Это крат­ кое отступление от ведущей темы статьи хочу завершить на­ поминанием, что данный жанр был известен и в XVII в. — "Алтай тобчи" ("Золотой свод"), "Эрдэнийн тобчи" ("Драго­ ценный свод"). Их объединяет не только общий принцип сос­ тавления произведений данного жанра, но и простое включе­ ние большой части "Сокровенного сказания" в упомянутые источники для доказательства главного — права на власть отдельных монгольских правителей .

Параллелей для доказательства необходимости централь­ ной власти, одного правителя в исторических сочинениях довольно много. Характер примеров, носящих черты фолькло­ ра, свидетельствует о бытовании этих идей в традиции древности. Например, автор "Сокровенного сказания" выра­ жает свою мысль в форме пословицы: "§ 198. Разве для то­ го существует солнце и луна, чтобы и солнце и луна све­ тили и сияли на небе разом? Так же и на земле. Как может быть на земле разом два хана?" [Козин, 1941, с. 142] .

Лубсан Данзан будто вторит ему, когда пишет: "Если два солнца всходят, священные воды иссякают; если два хана властвуют, весь народ погибает" [Лубсан Данзан, 1973, с. 216] .

Подчеркнем также, что для традиционного сознания мон­ голов, как и для других народов периода средневековья, характерна образная структура социума, чаще всего антро­ поморфная. Чингис-хан говорит: "Для многих других голов стал я единой головой!" [Лубсан Данзан, 1973, с. 188] .

Неважно, что сказанное в XVII в. относится к Чингис-хану, жившему в XIII в. Для автора это цитирование было необходимо, значит, оно было авторитетно и имело значе­ ние для монгольского народа XVII в. В "Сокровенном ска­ зании", когда речь идет о необходимости социальной орга­ низации народа, где "нет ни малых, ни больших, ни пло­ хих, ни хороших, ни головы, ни ног" [Козин, 1941, с. 206], Бодончар, предок Чингис-хана, говорит: "Добро человеку быть с головой, а шубе, с воротником" [Козин, 1941, с. 206].

Тот же мотив был повторен через четыре столетия:

"Стал верховным хаганом, а сам слабый [человек], трудно хвосту стать головой" [Лубсан Данзан, 1973, с. 263]. И в уста подданного Чингис-хана Лубсан Данзан, автор "Алтай тобчи", вкладывает слова о необходимости единовластия:

"Некогда была змея, имевшая тысячу голов и один хвост .

Множество голов ее дергали одна другую из стороны в сто­ рону и были придавлены и убиты повозкой. Была еще одна змея, имевшая тысячу хвостов и одну-единственную голову .

Хвосты ее, следуя за единственной головой, вошли все в одну дыру и не были придавлены повозкой. Подобно тем хвостам мы стали тысячей твоих хвостов" [Лубсан Данзан, 1973, с. 192] .

Фольклорная традиция в объяснении необходимости еди­ новластия обнаруживается в сочинениях, которые отнесены исследователями к буддийским.

Поскольку истинный прави­ тель, по буддийской концепции, это проводник "двух зако­ нов", хан-чакравартин, то во всех летописях можно отме­ тить общие главные черты:

1. Монголия включается в ряд стран, функционирующих согласно "двум законам". Уровень раскрытия в сочинении связи не имел значения. Если Саган Сэцэн в "Эрдэнийн тобчи" рассматривает это детально, даже с разбором основ­ ных буддийских догматов, то, например, автор "Шара туджи" не стал полностью излагать преемственность "двух зако­ нов": не дал характерную для буддийской традиции генеа­ логию индийских правителей и практически не проработал генеалогию тибетских .

2. Все правители — индийские, тибетские, монгольские — определяются как ханы-чакравартины .

3. Обязательно подчеркивается, что истинные правители выполняли свои обязанности, сообразуясь с концепцией ”двух законов**, даже Чингис-хан. Авторы летописей упо­ требляли для этого фразу: *Правил^ руководствуясь „дву­ ’ мя законам^**** .

Идеологическое обоснование права власти правителя в рамках буддизма в летописях XVII в. не элиминировало тех идей, которые сформировались в традиционной политической культуре монголов к XIII в. и отразились в **Сокровенном сказании”. Это проявилось, как мы видели, в утверждении необходимости единовластия: хан, потомок Чингис-хана, — верховный правитель монголов может быть только один. На утверждение этой идеи была направлена уже сама структу­ ра сочинения, когда счет времени велся на поколения, а вехой в поколении являлся законный наследник верховных прав Чингис-хана. Эту форму счета хронисты соблюдали да­ же в том случае, когда примогенитурный принцип передачи власти нарушался. Как они восстанавливали недостающие звенья, видно из лет.описей XVII в., описывающих,события предшествующего периода,'в частности XV в. Например, к

Мандухай-хатун обращаются с такими словами:

Если пойдешь за потомка хагана, Под защитой Неба-владыки ты будешь, Править станешь всем своим народом.. .

[Лубсан Данзан, 1973, с. 278] .

Здесь речь идет о Бату-мункэ, будущем Даян-хане, от­ цом которого был Болху-джинон, не имевший титула *'хан**/ **хаган” [Лубсан Данзан, 10 73, с. 276]. Наименование Ба­ ту-мункэ потомком Хагана — характерная для монгольского средневекового сознания ретроспекция. Даян-хан — пото­ мок Чингис-хада с естественным получениемблагодаря по­ * кровительству Неба прерогатив власти, которые вместе со званием **хан''/**хаган** получают его старшие потомки. Не­ пременное включение в хроники генеалогий, связанных с Чингис-ханом, отражало традиционный тип *'господства-подчинения”. Сочинения, написанные с целью пропаганды идей буддизма, в сущности своей отразили глубинное бытование традиционных представлений, объясняющих социальные явле­ ния законом Неба. Как в XIII в. постулировалось небесное происхождение монгольских правителей, для чего приводи­ лась легенда о рождении Бодончара, предка Чингис-хана, от лунного луча, так и в XVII в. авторам важно, и они это подчеркивают, что Бодончар — сын Неба [Шара туджи, 1957, с. 128]. Более того, небесное происхождение и не­ порочное зачатие приписываются не только светским лицам, но даже главе секты гелукпа — IV Далай-ламе Йондан Джамцо .

"Его отец - Сумер-тайджи, Его мать, в чье чрево вошел — Байзан Дзула, он, дочь Онун-Уйдзан-нойона, потомка Хабуту-хасара .

Увидела мать, как подъехал, привязав белого коня, и сел на войлок дымника Удивительно красивый мальчик .

У матери в голове очутился он и попал таким образом в чрево .

Прошло десять месяцев и, когда кропила [молоком] по поводу первого восхода солнца Первого числа первого месяца года земли-коровы, Появился из чрева высокородной матери, Байзан Дзула, [мальчик], обладавший прекрасным телом .

В Это время светом радуги очертился силуэт юрты, уси­ лился цветочный дождь, тихо звучал голос дракона, и за­ пах, не ощущаемый прежде, распространился, а ушей достиг звук, не слышанный ранее1 [Жамба, 1960, с. 68]. Помимо ' указания на небесное происхождение в тексте на обязатель­ ную принадлежность к роду Чингис-хана указывает титул отца — тайджи, хотя, как видим из изложенного отрывка, отцом как таковым он не является .

В обосновании единовластия авторы XVII в. проявляли двойственность. С одной стороны, по их мнению, истинный правитель — хан-чакравартин, с другой - они следовали идеям "Сокровенного сказания" о небесном происхождении правителя. Эта двойственность присутствовала даже в од­ ном произведении. Так, например, Лубсан Данзан как апо­ логет распространявшегося учения писал, что Тогон Темур был свергнут, так как он преступил наставления Пагбаламы [Лубсан Данзан, 1973, с. 251], т.е. нарушил идеаль­ ное правление на основе "двух законов". И он же сообщал, что Тогон Темур лишился своей столицы "по воле Великого Неба" [Лубсан Данзан, 1973, с. 254], что находит объяс­ нение в другой политической культуре, а именно тради­ ционной. Всемогущее, всемудрое, всепронизывающее Небо1, согласно текстам XVII в., являясь сакральной силой, име­ ет наиболее универсальный характер. И природные явления12, и рождение людей3, и перекочевки [Лубсан Данзан, 1973, с. 213] — все сферы жизни и деятельности — результат 1 Перевод монгольского слова тэнгри как "Небо" и написание его с заглавной буквы представляется наиболее точным. Просто небо, как и в тюркских текстах, обозначается словом х е х — "синий". Неправиль­ но было бы передавать монгольское понятие XIII в. тэнгри русским термином "Бог", так как последнее персонифицировано. В Монголии высшее персонифицированное небесное божество — Хормуста-тэнгри — появилось позднее, в источнике XIII в. не упоминается .

2 "Бушевала снежная метель согласно закону Неба" [Лубсан Дан­ зан, 1973, с. 21] .

3 "Рожденный по изволению вечного синего Неба августейший ви­ тязь, владыка мой" [Лубсан Данзан, 1973, с. 241] .

всеведения Неба. Благоволение Неба охраняет человека [Лубсан Данзан, 1973, с. 115], тогда как неблаговоление губит [Лубсан Данзан, 1973, с. 278] .

Авторы XVII в., естественно, много внимания уделяют Чингис-хану, ведь с ним связаны славные страницы мон­ гольской истории, образование первого монгольского госу­ дарства. И в период возрождения государственности ссыл­ ки на его деятельность как на пример для подражания име­ ли большое значение. И здесь, безусловно, все основыва­ ется на системе традиционных представлений. "Верховному Небу, своему отцу, поклонимся" [Лубсан Данзан; 1973, с. 123], — призывал Чингис-хан, поскольку, по его сло­ вам, это необходимо [Лубсан Данзан, 1973, с. 192] .

Универсальностью Неба объясняется то, что Чингис-ха­ ну принадлежит весь мир. "Небо пожаловало [мне весь] мир от восхода до заката", — говорит Чингис-хан [Лубсан Дан­ зан, 1973, с. 188]. Это — традиционная формула, характе­ ризующая универсальность правителя в качестве "сына Не­ ба" .

Во всех случаях эта универсальная связь с Небом "сына Неба" осуществляется через качество, обозначаемэе словом "сила" (монг. Ш е й ). "Сила" правителя тождественна "си­ ле" Неба, благодаря "силе" Неба умножается "сила" прави­ теля [Лубсан Данзан, 1973, с. 93, 227]. Так же, как в XIII в., авторы сочинения XVII в. отмечали, что "сила" законного хана приумножается "силой" покоренных правите­ лей [Лубсан Данзан, 19 73, с. 250] .

Нужно отметить, что представление об универсальности "сына Неба" в мировоззрении авторов XVII в. сохраняло свое значение при разработке идеологического обоснования его права власти не только над монгольским народом, но и над всем миром. Причем авторы говорят об этом почти оди­ наково. Лубсан Данзан, сообщая о Хубилае, писал: "Силою и властью Неба подчинил своей власти монголов, тибетцев и китайцев" [Лубсан Данзан, 1973, с. 291]. Жамба говорил об этом более развернуто: "Если говорить о качестве, да­ рованном древним Небом, [можно сказать, что, когда] »,сила" (kS) стала огромной, подчинили своей власти Монго­ лию, Тибет и Китай" [Жамба, 1960, с. 67] .

Правомерно задаться вопросом: силу какого качества правителя увеличивает Небо? В традиционной политической культуре при обосновании права верховной власти как ос­ новы социальной гармонии в системе традиционных пред­ ставлений ведущая роль принадлежала вере в божествен­ ность монарха, в его связь с Небом — неперсонифицированным божеством, обладавшим созидательной и мироустроительной функциями. Хаган как участник космологического действа является носителем идеи закона, регулятором ми­ ропорядка, что схематически выглядит так: Тпдгг — qayan — delekei (u lu s), т.е. Небо — хаган — вселенная (народ/государство), и представляется как "две трансформации миро­ вого закона: от закономерностей природы — в личное каче­ ство и из личного качества в императив мирового закона" [Мартынов, 1978, с. 36] .

1 1 -2 223 Качеством, которое позволяло правителю осуществлять функцию регулятора природы и социума, являлась харизма, представления о которой широко отразились в монгольских источниках, поскольку служили обоснованием второго типа "господства — подчинения" — харизматического, в дополне­ ние к традициойному — ссылке на принадлежность к роду Чингис-хана. Монгольская хроника XVII в. "Алтай трбчи" сохранила традиционные представления средневековых монголов о ха­ рактере сакральности правителя; носителя титула хаган .

Титул маркировал верховную власть, которая определялась наличием субстанции, излучающей сияние и обеспечивающей функцию защитй как самого ее обладателя: "Хагана вытащи­ ли из ямы, и когда стали рубить его, то тело его не под­ далось, меч разлетелся на мелкие куски, падавшие [во­ круг]. Когда хагана бросили в воду, он не потонул, ос­ тался наверху. Не смогли его убить" [Лубсан Данзан, 1973, с. 270], — так и социума* в котором он находится: "Когда он (хаган) там жил, то среди народа не было ни болезней, не было ни йадежа скота, ни* гололедицы, ни голода. Жили, не подозревая, что это происходило потому* что прислужи­ вающий у них человек и есть Чжингтай-хаган. Когда он спал, из тела его исходил свет" [Лубсан Данзан, 1973, с. 271]. 3 общем виде функция хана выглядит так: "Ханы,, происшедшие от могущественного Тэнгрц, хорошо поддержи­ вают и помогают своей защитою тому, чтобы исчезли и унич­ тожились болезни, голод, помехи, время смерти, чтобы умножились семена и зерно, чтобы прибавились годы и доб­ родетели. Пусть наступит благополучие, здоровье, спокой­ ствие, блаженство и подобное живительному дождю счастье и благоденствие”.[Лубсан Данзан, 1973, с. 297] .

В источниках мною^ выделены различные термины для раз­ ных периодов монгольского летописания, обозначающие са­ кральную субстанцию избранных,— харизму, посредством ко­ торой осуществлялась, согласно представлениям монголов, связь с Небом: slde, suu ja li, дедедеп snesn. На мой взгляд, эти термины обозначают не разные понятия, а одно _ имен­ но харизму, различия же'терминов объясняются проблемами этно- и культурогенеза, которые нам еще предстоит изу­ чить .

В "Сокровенном сказании" харизма Чингис-хана обозна­ чалась термином slde. Известно, что этот термин имеет много значений, указанных как в словарях, так и в пере­ водах текстов. Процитирую перевод С.А.Козина, выделив его интерпретацию термина во всех трех случаях. Первое употребление термина, как известно, связано с намерени­ ем Есугэй-багатура сосватать невесту Тэмуджину. Когда они встретились в пути с унгиратским Дай-сэченом, послед­ ний сказал Есугэй-багатуру: "Духом своего Киятского пле­ мени являлись во сне моем и предрекли..." [Козин, 1941, с. 86], объясняя увиденного во сне белого сокола. Позже Джамуха перед смертью говорил Чингис-хану: "§ 201 .

Счастьем анды, одаренного всем, я побежден и раздавлен" |Козин, 1941, с. 157 |. Аналогичный смысл содержится в словах тангутского-правителя, который заявлял: "§ 249...Ныне же мы пребываем в страхе перед величием самолич­ ного пришествия твоего1 [Козин, 1941, с~ 180]. Два по­ следних примера имеют конкретное указание на принадлеж­ ность slde Чингис-хану. Но и в первом случае харизма ав­ тором атрибутируется: "Вы являетесь slde народа кият", — говорит Есугэю Дай-сэчен. Ив этих примеров становится очевидным, что носителем харизмы является глава рода (племени), т.е. сначала Есугэй, а после его смерти — Чингис-хан. Хотя С.А.Козин переводит термин по-разному, со­ вершенно ясно, что slde — обозначение субстанции, защи­ щавшей собственный социум и устрашавшей и побеждавшей чужой, иконографическое выражение которой на данный исто­ рический период — сокол, что, как известно, связано с солнцем. Кроме конкретной деятельности, направленной на обеспечение биологического и социального аспектов жизни общества, функцией предводителя было совершение магических действий, имеющих также посюстороннюю, как мы ви­ дим, направленность. Что касается Чингис-хана, то в "Со­ кровенном сказании" отмечаются совершения обряда покло­ нения солнцу (§ 103), обряда окропления знамени (§ 193) и обряда воздвижения знамени (§ 202).

Обращает на себя внимание тот факт, что культ знамени связан с властью:

лица, проводившие обряды, носили в качестве показателя власти титулы хана или бе*и — старшего рода, т.е. они были главами родов, племен или конфедерации племен. В "Сокровенном сказании" обладание slde — прерогатива Чингис-хана. Несправедливое замалчивание имен других харизматиков можно объяснить позицией автора — необходи­ мостью обоснования права на власть уже победившего и пришедшего к этой власти Чингис-хана и его рода, так как "Сокровенное сказание" посвящено именно этому. Но посколь­ ку автор включал в свою хронику описания событий, сохра­ нившихся в памяти родов и племен, составивших монголь­ скую этнокультурную общность, он не мог не отразить реаль­ ность такой, какой она была, поэтому обряды в его сочи­ нении проводят и другие предводители: § 73, 106, 167, 170, 181. Можно говорить о неравенстве харизмы:

-победила более сильная, а термин slde закрепился только за Чин^ гис-ханом, обозначая его харизму, тогда как харизма Угэдэя уже обозначалась термином suu Qali — правило, распро­ странившееся и на его потомков .

Термин suu $ali имел особое значение в период монголь­ ской династии Юань в Китае (XIII-XIV вв. при обозначе­ ) нии сакральной субстанции правителя, что нашло отражение в инициальной формуле официальных документов различного характера. Эта сакральная субстанция связывалась с солн­ цем, локализовалась в голове и проявлялась как сияние или нимб. С нею связан и* мотив личного бессмертия, и представление о правителе как регуляторе социума [Скрынникова, 1987]. Для монгольской письменной традиции харак­ терно сохранение этих представлений и в последующий пе­ 11-3 223 165 риод. Так, в "Алтай тобчи" ойратский Тогон-тайши (первая половина XV в.) о себе говорил: "Если ты (Чингис-хан. — Т. С. ) — обладающий величием (монг. sutu, более точное зна чение “ "обладающий харизмой". — Т.С.) августейший [вла­ дыка], то и я — потомок ханши, обладающей величием (ха­ ризмой. - Т.С.)" [Лубсан Данзан, 19 73, с. 269]. Примеров характеризующих правителей XVII в. как "обладающих хариз мой" (sutu), можно привести множество^, для летописей XVII XX вв. это превратилось в формулу .

Необходимо обратить внимание на другой термин, вошед­ ший в тексты благодаря распространению буддийского уче­ ния, а именно на термин дедедеп snesn, связанный с пред­ ставлениями о жизни и смерти. Обращает на себя внимание приказание относительно Тогон-тайши, когда он был в мон­ гольском плену: "Перестань чесать гребдем его.волосы, причеши ему стержень" [Лубсан Данзан, 1973, с. 260]. Это буквальный перевод ^монгольского выражения: sn inu samlaquz ban baraju 'youl samla. А " тексте "Hтории монгольского в рода Борджигин" в этой же ситуации употребляется другой термин. Автор пишет, что Монхубэй, увидев, как причесы­ вают Тогон-тайши, говорит: "Не только причеши [ему] ко­ су, но и разрушь [его] отверстие Брахдеы" (здесь и далее перевод этого текста-мои. — Т.С.) Монгольский текст: едйпи дед еде-г samnaqu и baituyai gegefyci-yzn ivmeg-у г tasulatuyaz .

% При полном совпадении первой части выражений в обоих па­ мятниках выделяются разночтения второй части, что труд­ но интерпретировать. Ясно одно, 'что эти дна объекта, обозначенные как хоцЪ. ! дедеЬ&г-угп irmeg, связаны между со­ и бой и их разрушение приводит к смерти, человека. Благода­ ря обращению к тибетской традиции я смогла дредложить такой перевод терминбв:, youl — gegebSz-угп ггтед — дедедеп sпезйп ( зии даЫ) "жизненный сосуд" — "отверстие Брахмы" — "свет-душа" (= "харизма") ' [Скрынникова, 19896]. Понятие светлой души,,т.е. харизмы,* отразилось в тексте Ломи следующим образом «.Автор, пишет*, что два монгольских пра­ вителя обращаются к "высшему'тенгри, обладающему хариз­ мой (монг.~ stu) августейшеМу Чингис-хану с просьбой:

„Может ли твоя свет-душа' (дедедеп snesn) увидеть, кто из нас.двоих истинный [правитель]?"" [Ломи, 1957, с. 56] .

Вышесказанное позволяет сделать вывод, что все три термина — slde, вии galz, gegegeh snesn — первоначально обозначали один и тот же феномен — харизматическую са­ кральную субстанцию солнечной природы, выполняющую функ­ цию организации природы и социума. Но развитие системы традиционных представлений, вносило коррективы в значение уже функционировавших терминов,- требовало появления но­ вых. Вероятно, не последнюю роль в этом процессе играет многокомпонентность монгольского этноса. Механизм совме­ щения в культурном контексте двух разных терминов, выра­ жавших типологически сходные явления, — задача дальней­ шего исследования .

Постоянные параллели "Сокровенному сказанию" в тек­ стах XVII—XVIII вв. и прямое его цитирование — это не только прием средневековых авторов, который использует­ ся ими как ссылка на древность для придания авторитета пропагандируемому явлению. Мы видели, что идеи XIII в .

пронизывают ткань повествования в летописях XVII—XVIIIвв., становясь естественной принадлежностью последних. Сущест­ вование традиционной политической культуры и в XVII в .

свидетельствует о непрерывности данной традиции, несмот­ ря на активное проникновение буддийской концепции идвух законов1 в качестве государственной политической доктри­ ' ны, в рамках которой традиционные представления нашли свое выражение. Материал летописей показывает, что даже в районах наивысшец политической активности,' там, где возникали государственные образования и в качестве идео­ логического обоснования права власти привлекался буд­ дизм, выдвинувший новые критерии истинного правителя, продолжали действовать традиционные принципы .

Во главу угла поставлен принцип единовластия как сгсновной закон нормального функционирования государства .

Именно эту идею прежде всего отражают и "Сокровенное сказание", и летописи XVII в. Идее единовластия, т.е .



Pages:     | 1 || 3 | 4 |



Похожие работы:

«Стандарт FCI ТАКСА № 148 / 09. 05. 2001 / D Источник: www.fci.be СТРАНА ПРОИСХОЖДЕНИЯ: Германия ная, выносливая, проворная охотничья собака с хорошим чутьем.ДАТА ПУБЛИКАЦИИ ДЕЙСТВУЮЩЕГО СТАНДАРТА:. г. ГОЛОВА НАЗНАЧЕНИЕ: Охотничья собака для работы в ноВытянутая в длину при виде сверху и сбоку, равноре и на поверхности. мерно...»

«Тема урока: Объединение Руси вокруг Москвы. Куликовская битва. Дата проведения: 02.02.17г.Цели: – сформировать представление об освободительной борьбе русского народа против монголо-татарского ига;– показать значение Куликовской битвы и создания Московского государства;– развивать воображение, наглядно-образное мышление, уме...»

«Кузьмин М.И., Ярмолюк В.В. Внутриплитовый магматизм и связанные с ним месторождения полезных ископаемых. История выявления внутренних структур Земли Изучение структуры Земли, сложнее, чем нашей планетной системы. Планета Плутон расположена в 6 млрд. км от Земли. Математические расчеты в 1915 году позволили П. Ловеллу теоретически...»

«Приказ Роскомархива от 18.08.1992 N 176 О Примерном положении об архиве государственного учреждения, организации, предприятия Законодательство России Текст документа по состоянию на июль 2011 года В целях совершенствования организации ведомственног...»

«М орская летопись Н.А. Черкашин КОМАНДОРЫ ПОЛЯРНЫХ МОРЕЙ Москва "Вече" УДК 94(47) ББК 63.3(2) Черкашин, Н А. 448 Командоры полярных морей / Н.А . Черкашин. — М.:Вече, 2014.— 480 с : ил. — (Морская летопись). ISBN 978-5-4444-1841-3 Знак информационной продукции 12+ Документаль...»

«Anna Bednarczyk От пейзажа к философской рефлексии (на примере избранных стихотворений Владимира Берязева) Acta Universitatis Lodziensis. Folia Litteraria Rossica nr 3, 33-41 От пейзажа к философской рефлексии.| 33 ANNA BEDNARCZYK d (Polska) ОТ ПЕЙЗАЖА К ФИЛОСОФСКОЙ РЕФЛЕКСИИ (НА ПРИМЕРЕ ИЗБРАННЫХ...»

«Британия: традиции и современность Кузнецов Александр Павлович, к.г.н., доцент кафедры естественнонаучных дисциплин Академии социального управления (АСОУ), 16 мая 2016 автор УМК по географии, атласов и хрестоматий. ".нет для них ничего дороже всяких обычаев и традиций" "Англичанам свойственна тоска Почему же именно в Великобритании соблюдение трад...»

«Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования Национальный исследовательский университет Высшая школа экономики Факультет гуманитарных наук Департамент иностранных языков Рабочая программа дисциплины Научно-исследовательский семинар: "Российско-британские отношения: история и совре...»

«ОЧЕРК ИСТОРИИ КАФЕДРЫ И КЛИНИКИ НЕРВНЫХ БОЛЕЗНЕЙ ЖМИ I ЛМИ ПСПбГМУ им. акад. И.П. ПАВЛОВА Во второй половине XIX века в нашем городе инициатором создания и открытия лечебных учреждений был принц Александр Петрович Ольденбургский, который командовал Гвардейским Корпусом. Непосредственным поводом, привлекшим внимание принца...»

«Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "ТюмГМА Минздравасоцразвития России" Кафедра детских болезней педиатрического факультета Зав. кафедрой д.м.н. Храмова Е.Б. Учебный ассистент _ _ Схема – алгоритм учебной истории болезни (для студентов педиатрического факультета) Ф....»

«о т з ыв официального оппонента на диссертацию Прилуцкого Виталия Викторовича "Протестные движения в США в 1820-1850-е гг." по специальности 07.00.03 . все­ общая история (новая и новейшая история) на соискание ученой степени доктора исторических наук Ди...»

«Кондрашкина Е. А.К ВОПРОСУ О ЕДИНОМ МАРИЙСКОМ ЛИТЕРАТУРНОМ ЯЗЫКЕ Адрес статьи: www.gramota.net/materials/1/2007/3-1/43.html Статья опубликована в авторской редакции и отражает точку зрения автора(ов) по рассматриваемому вопросу. Источник Альманах современной науки и образования Тамбов: Грамота, 2007. № 3 (3): в 3-х ч. Ч. I. C....»

«37 Очерки истории гражданской войны на Дону Однако атаманская власть твёрдо вела свою линию, и жизнь на Дону складывалась в соответствии с программой действий, вскоре разработанной Калединым. Укреплялась, по мере возможности, конечно, дисциплина в войсках, запрещались митинги и собрания, упразднялись успевшие возникнуть...»

«Христианская медитация. Созерцательная традиция Церкви вчера и сегодня. Мудрость пустыни. Монастицизм в Египте Среди основателей египетского монастицизма в древних источниках появляются пять имён. Эти пятеро вызывали всюду удивление своей...»

«УПРАВЛЕНИЕ ПО КУЛЬТУРЕ АДМИНИСТРАЦИИ МУНИЦИПАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "ГОРОД САРАТОВ" МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "ДЕТСКАЯ ШКОЛА ИСКУССТВ № 10" Методическая разработка дополнительного урока по теме "Анималистический жанр" "Художник рисует животных" Выполнила: преподаватель истории изобр...»

«Приказ Минтруда России от 07.04.2014 N 203н Об утверждении профессионального стандарта Специалист в области обращения с отходами (Зарегистрировано в Минюсте России 28.05.2014 N 32469) Документ предоставлен КонсультантПлюс www.consultant.ru Дата сохранения: 11.03.2015 Приказ Минтруда России от 07.04.2014 N 203н Документ предоставлен Консуль...»

«Псковский регионологический журнал № 18 2014 УДК 338.24:911.3 (470.27) Ю. Д. Рожков-Юрьевский О НЕКОТОРЫХ АСПЕКТАХ ИСТОРИЧЕСКОЙ И ПОЛИТИЧЕСКОЙ ГЕОГРАФИИ КАЛИНИНГРАДСКОЙ ОбЛАСТИ Рассматриваются вопросы возникновения, развития, перехода в иной статус и прекращения существования государс...»

«Вестник угроведения. Т. 8, № 1. 2018. УДК 27-36(511.131) DOI: 10.30624/2220-4156-2018-8-1-28-36 Памятники агиографической словесности на удмуртском языке А.В. Камитова ФГ БУН "Удмуртский федеральный исследовательский центр Уральского отделения Российской академии наук", Ижевск, Российская Федерация, akamito...»

«МИНОБРНАУКИ РОССИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Горно-Алтайский государственный университет" РАБОЧАЯ ПРОГРАММА по учебной практике по получению первичных профессиональных умений и навыков (архивная) Уровень основной образовательной программы:...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО МОСКВЫ СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ 2 МУЗЕИ Государственный историко-культурный музей-заповедник "Московский Кремль" Художественные музеи Исторические музеи Естественно-научные музеи Музеи современного искусства и арт-пространства Необычные музеи ТЕАТРЫ Музыкальные театры Драматические т...»

«Страна: Чехия РОЖДЕСТВЕНСКАЯ СКАЗКА В ПРАГЕ, ДРЕЗДЕНЕ И НЮРНБЕРГЕ ДРЕЗДЕН ПРАГА НЮРНБЕРГ – КАРЛОВЫ ВАРЫ – ФРАНТИШКОВЫ ЛАЗНИ Проведите Рождество в Праге и позвольте себе окунуться в его праздничную, расслабленную и волшебную атмосферу! Вы не пожалеете об этом....»

«2013/2(12) УДК 130.2 Селезнева Е.Н.ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ АКТУАЛИЗАЦИИ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ Аннотация. В статье предложено рассмотрение категории "культурное наследие" и ее значения для макроисторического изучения общества и культу...»







 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.