WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 

«ПРОЛОГ ПИЛОТ. Познакомьтесь. Резидент Института экспериментальной истории в торговой республике Соан Александр Васильевич Симонов, он же генеральный судья и хранитель государственных ...»

Сценарий по пьесе А. и Б. Стругацких «Без оружия»

(авторской инсценировке романа «Трудно быть богом»

ПРОЛОГ

ПИЛОТ. Познакомьтесь. Резидент Института экспериментальной истории в

торговой республике Соан Александр Васильевич Симонов, он же

генеральный судья и хранитель государственных печатей упомянутой

республики дон Кондор. Новый резидент Института в герцогстве

Арканарском Малышев Антон Константинович, он же…

РУМАТА. Барон Румата дон Эстор .

КОНДОР. Здравствуй, Антон… Они пожимают друг другу руки .

Так… На базе с тобой говорили? Положение знаешь?

РУМАТА. Говорили. Знаю. Положение неважное .

КОНДОР. Думаешь отсюда прямо в Арканар!

РУМАТА. Если вы не возражаете .

КОНДОР. Нет, я не возражаю. Есть там постоялый двор… «Серая Радость»

называется… Там сейчас окопался Будах. Тот самый знаменитый Будах .

Математик и астроном .

РУМАТА. И еще немножко поэт, немножко колдун, немножко мистификатор, как я понял… КОНДОР. Еще я хочу предупредить тебя. Мы здесь поняли кое-что такое, чего у нас в Институте на Земле никак не могут понять. Арканар – это мир нормального средневекового зверства… Мы пришли сюда, чтобы научиться помогать этому человечеству, а не для того, чтобы утолять свой справедливый гнев .

РУМАТА. Но это же азбука, Александр Васильевич… КОНДОР. Да… да… (Глубоко вздыхает.) Ты все знаешь. Но вот что ты мог знать, но забыть. Все мы разведчики. И все дорогое, что у нас есть, должно быть либо далеко на Земле, либо внутри нас. Чтобы его нельзя было отобрать у нас в качестве заложника .

Он резким движением нахлобучивает шляпу. Румата склоняется перед ним в церемонном поклоне .

Да, все это лишнее. Пора. Итак, твое дело – наблюдение, изучение, в лучшем случае – спасение деятелей культуры и культурных ценностей… Впрочем, ты это, конечно, знаешь… РУМАТА. Знаю .

КОНДОР. Ты все знаешь. Но вот что ты мог знать, но забыть. Все мы разведчики. И все дорогое, что у нас есть, должно быть либо далеко на Земле, либо внутри нас. Чтобы его нельзя было отобрать у нас в качестве заложника .

КАРТИНА ПЕРВАЯ

ТОРГОВЕЦ. Конечно, порядку нынче против прежнего больше стало. Хоть герцог у нас еще малолетка, зато канцлер при нем – всем канцлерам канцлер .

Орел, одним словом. Опять же хлеб подешевел, а на сукно, скажем, или там на оружие цены растут… А все-таки… (Крутит головой и припадает к кружке.) ХОЗЯИН. А вы их, почтеннейший, не жалейте. Они сами себе на уме .

Выдумают, надо же!.. Мир круглый! Да по мне хоть квадратный, а умов не мути!.. Не-ет, много от грамотеев этих гноя идет, почтеннейший. Не в деньгах, мол, счастье, мужик, мол, тоже человек, дальше – больше, оскорбительные стишки, а там и до бунта недалеко… ТОРГОВЕЦ. Да разве я что говорю! Я говорю только, не надо бы так жестоко. Все-таки человек, живое дыхание… Ну, грешен – так накажите, поучите, а зачем вот так-то – сапогами да по лицу, да под ребра, а он как зайдется криком, а кровища кругом во все стороны… ХОЗЯИН. Вы почтеннейший, главное, не сомневайтесь. Раз власти так поступают – значит, знают, что делают. Орел наш дон Рэба… БУДАХ. Да не ворчи ты, старое копыто! Мало тебе от меня перепало!

ХОЗЯИН. За что заплачено, за то заплачено, а за что не заплачено, за то надо платить вовремя… БУДАХ. Скупердяй старый. Скажи лучше, для кого это ты такие хоромы готовил?

ХОЗЯИН. Не для таковских, как некоторые. Благородный дон у нас остановились… БУДАХ. Ага… Кто таков?





ХОЗЯИН. Сам скажет, коли захочет. Мне ни к нему. Пять золотых задатку дали, не как некоторые… БУДАХ. Пять золотых! Ай-яй-яй! Да ведь вся твоя ночлежка этого не стоит… А в кости он как? Играет?

ХОЗЯИН. Сами спросите… БУДАХ. Он где! Внизу!

ХОЗЯИН. Внизу. Вино пьют .

БУДАХ. Что же ты раньше не сказал, полено толстомордое?

ХОЗЯИН. Завтрак сейчас же прикажете, благородный дон?

РУМАТА. Что? Нет, потом… Я скажу, ступай .

Хозяин кланяется, отходит, оглядывается на Киру .

ХОЗЯИН. Эй, Кира, ты там с ними не очень-то, уши не распускай, а то они тебе назаказывают… КИРА. Ничего они не заказывают, папаша, не беспокойтесь .

АБА (от стойки). Пива ему позавчерашнего и хлеба горбушку, и будет с него… БУДАХ. Заткнись, губошлеп… Ладно, Кира, лапочка, принеси мне кружку пива и хлеба немного .

ХОЗЯИН. Немного… И то много на дармовщинку-то… Погоди, сам налью .

Хозяин уходит за стойку. Румата встает, переходит к столу, за которым сидит Будах, садится. Смотрит на Будаха, на Киру, которая все еще стоит рядом, снова на Будаха .

РУМАТА. Друзья мои, одному мне скучно. Позвольте уж мне с вами .

БУДАХ. А садитесь, коли хотите, мне-то что… РУМАТА. Рад с вами познакомиться, почтенный Будах… Ведь вы – Будах?

БУДАХ. Ну!

РУМАТА. Отлично. Я вас искал. Но с вами потом. Позвольте сначала закончить разговор с этой вот прекрасной девицей… Подходит Хозяин, грохает перед Будахом пивную кружку, бросает ломоть хлеба .

ХОЗЯИН. Извольте завтракать, почтенный. В последний раз. Больше вам не будет, пока не заплатите… БУДАХ. Экая ты скотина все-таки… Что ж ты со мной так при других людях, а?

ХОЗЯИН. Невелика персона… ХОЗЯИН. Много нынче горбатых да увечных развелось… ТОРГОВЕЦ. Это верно, почтенный. Пока до рынка дойдешь, все полы оборвут, все карманы обчистят… ХОЗЯИН. Карманы… Здесь, почтеннейший, и не карманами уже пахнет .

Горбатый Арата. пропасти на него нет, опять, говорят, зашевелился, уже два замка баронских сжег, под самыми нашими стенами со своими бандитами рыщет… ТОРГОВЕЦ. Ох, не быть бы опять мятежу!

АБА. Ну, чего разнылись! Недолго уж ему рыскать! Уж попался бы он мне на глаза… ХОЗЯЙКА. Конечно, порядка нынче против прежнего больше стало. Опять же хлеб подешевел, а на сукно, скажем, или там на оружие цены растут… А все-таки… ЦУПИК. А вы их, почтеннейший, не жалейте. Выдумают, надо же!.. Мир круглый! Да по мне хоть квадратный, а умов не мути!.. Не-ет, много от грамотеев этих вреда идет, почтеннейший. Не в деньгах, мол, счастье, мужик, мол, тоже человек, оскорбительные стишки, а там и до бунта недалеко… ХОЗЯЙКА. Да разве я что говорю! Я говорю только, не надо бы так жестоко .

Все-таки человек, живое дыхание… Ну, грешен – так накажите, поучите, а зачем вот так-то – сапогами да по лицу, да под ребра, а он как зайдется криком, а кровища кругом во все стороны… ЦУПИК. Вы почтеннейший, главное, не сомневайтесь. Раз власти так поступают – значит, знают, что делают. Орел наш дон Рэба… Входит Румата .

РУМАТА. Чтобы помещение было самое лучшее, белье чистое, полотняное… ХОЗЯЙКА. Сию минуту… Кира! Кружку пива благородному дону!

Из-за стойки торопливо выходит Кира. Румата и Кира секунду глядят друг на друга. Затем Румата усаживается за стол .

РУМАТА. Из рук такой прелестной девицы… А нет ли у тебя ируканского, хозяин! Я бы охотно чокнулся с этой красавицей… ХОЗЯЙКА. Подай благородному дону бутылку ируканского… Кира приносит от стойки и ставит перед Руматой глиняную бутылку и стакан. Наливает .

РУМАТА. Отлично придумано, прекрасная девица. Я намеревался чокнуться с тобой, но будет гораздо приятнее пить из стакана, которого коснулись твои розовые губки… (Протягивает стакан Кире.) Пей, мне не терпится узнать твои мысли… КИРА. Как это – узнать мои мысли!

РУМАТА. У меня на родине есть поверье, что кавалер, который пьет из стакана после девушки, узнает все ее мысли… Кира испуганно отстраняет стакан .

РУМАТА. Ну что ж, раз судьба не сулила нам познать в вине вкус губ друг друга, давай хоть побеседуем… Садись. (Кира несмело присаживается напротив Руматы.) Как тебя зовут, прекрасная девица?

КИРА. Кира, благородный дон .

РУМАТА. Чудесное имя. А меня зовут Румата. Это имя носили восемнадцать поколений моих благородных предков, и тысячи прекрасных дев произносили его с нежным трепетом… Ты тоже будешь произносить его с нежным трепетом, не так ли, Кира?

КИРА. Вы смеетесь надо мной, благородный дон… Она пытается подняться, но Румата удерживает ее .

На лестнице появляется Будах – огромный, встрепанный, в расстегнутом кафтане. Он спускается медленно, со ступеньки на ступеньку, оглядывая зальцу, затем взгляд его останавливается на Румате и Кире .

БУДАХ. Пристроился, прохвост… Успел уже… Он садится поодаль за отдельный стол .

РУМАТА. Кто это!

КИРА. Это Будах, великий чернокнижник… (Поднимается.) Здравствуйте, отец Будах .

БУДАХ. Здравствуй, лапочка. Что это за хлюст?

КИРА. Новый постоялец. Из благородных…Чего вам подать, отец Будах?

Румата встает, переходит к столу, за которым сидит Будах, садится. Смотрит на Будаха, на Киру, которая все еще стоит рядом, снова на Будаха .

РУМАТА. Друзья мои, одному мне скучно. Позвольте уж мне с вами .

БУДАХ. А садитесь, коли хотите, мне-то что… РУМАТА. Рад с вами познакомиться, почтенный Будах… Ведь вы – Будах?

БУДАХ. Ну!

РУМАТА. Отлично. Я вас искал .

БУДАХ. И кто вы такой и что вам от меня надобно!

РУМАТА. Я – барон Румата из Эстора. Долг мне вам старый отдать надо .

Пятьдесят золотых. (Он достает увесистый кошелек и принимается отсчитывать, выкладывая на стол золотые кружочки.) БУДАХ. Долг, значит… РУМАТА. Именно долг, почтенный Будах… Сорок пять… Пятьдесят .

Берите .

Сгребает монеты в кучу и придвигает к Будаху. Тот рассовывает деньги по карманам .

ЦУПИК. Богатый, видно, дон… ХОЗЯЙКА. Предложить ему пеньки купить?. .

В зальцу, гремя по-хозяйски каблуками, входит командир серых штурмовиков Цупик в узком сером мундире при шпаге. При виде его Хозяин и Торговец подобострастно кланяются. Цупик останавливается посередине зальца, зорко оглядывается – взгляд его останавливается на Будахе и Румате .

ЦУПИК. Прошу прощения, благородный дон. Вы приезжий? Прошу предъявить подорожную .

РУМАТА. Вам? Но я вас не знаю, дражайший! С какой стати? Кто вы такой?

БУДАХ. Это Цупик, бакалейщик с улицы Святого Мики… ЦУПИК. Я канцлеру своему, дону Рэбе, покорный слуга и командир серых штурмовиков!

Пауза .

РУМАТА (Будаху). Предъявить?

БУДАХ. А как хотите, благородный дон. Можете предъявить, можете не предъявить, все равно. Он читать не умеет… РУМАТА. (Приставляя острие то к лицу, то к груди, то к животу Цупика, теснит его в глубину эальца, пока он не упирается спиной к стойке.) Где тебе пустить кровь, серый хам? Из брюха, налитого пивом? Из гнилого и подлого твоего сердца? (Приставляет острие к горлу.) Или из твоей гнусной глотки?

БУДАХ. Проси прощения, бакалейщик. Беда будет небольшая, если барон тебя укокошит, но что-то мне стало тебя жалко… РУМАТА. Ты, сволочь, решил, что и люди благородной крови таковы же, как ты?. .

ЦУПИК (хрипит). Не надо… Не убивайте… Простите, благородный дон… Румата опускает шпагу, зевает .

РУМАТА. Хозяйка, каплю ируканского на стакан воды. Идите, Цупик, пусть это послужит вам уроком… (Пьет воду с вином.) Цупик, ни на кого не глядя, уходит .

БУДАХ (ему вслед). Это тебе не грамотеям руки крутить… РУМАТА. А теперь… Любезная!

ХОЗЯЙКА. Слушаю, благородный дон… РУМАТА. Завтракать! Кира. Ты будешь за хозяйку, не возражаешь? Завтрак ко мне наверх, на двоих… (Глядит на насупившегося Будаха, смеется.) Мы будем завтракать с моим другом достопочтенным Будахом…

КАРТИНА ВТОРАЯ

КОНДОР. Все это очень хорошо, мой дорогой канцлер, но кто же будет покупать!

РЭБА. Да кто угодно! Я, вы, она… Мужик и ремесленник должен только производить! А тех, кто головы поднимут, грамотеев, всяких там математиков и сочинителей убивай, как бешеных волков… КОНДОР (смеясь). Но вы же сами грамотей, дорогой канцлер!

РЭБА. Я имел в виду грамотеев-мечтателей, грамотеев-умников! Умные нам не надобны, дон Кондор! Надобны верные… ОКАНА. Ах, увольте нас от ваших рассуждений, милый!

КОНДОР. Нет-нет, прекрасная дама, это очень интересно .

РЭБА. Суть сего рассуждения весьма проста. А именно: слепая вера в непогрешимость власти, беспрекословное оной повиновение, а также неусыпное наблюдение каждого за каждым .

Пауза. Дона Окана зевает .

КОНДОР. И вы собираетесь ввести эти принципы в государственное устройство герцогства Арканарского?

РЭБА. Я уже ввожу их .

КОНДОР. А как же бароны? Родовая знать?

РЭБА. Вот именно, бароны и родовая знать. Но ведь в вашей торговой республике, дон Кондор… За окнами вдруг раздается громовой топот марширующих сапог .

«Бей, бей!», «Огня! Больше огня!», «Ура, Серые Роты! Ура, дон Рэба!» .

«Режьте, бейте, жгите!» .

Дон Кондор поднимается и подходит к окну, глядит вниз. Дон Кондор поворачивается .

КОНДОР. Высокое небо, что это за ужас!

РЭБА. Мои серые роты, дон Кондор. Мой инструмент в борьбе с баронами, книгочеями и мужичьем .

КОНДОР. Ну и сброд!

РЭБА. Ничего, зато преданны и жадны, как собаки .

КОНДОР. Ловко… Браво, мой дорогой канцлер! Вы – настоящий реформатор, вы предвосхитили идеи, которыми будут пользоваться через сотни лет!

РЭБА. Благодарю… Так вот. Пока они у меня учатся. А через год-другой… Ладно! (Поднимается.) Идти надо, дел полно – три подвала мастеровщины и грамотеев не пытано…

КАРТИНА ТРЕТЬЯ

Гостиная в нижнем этаже дома, где поселился Румата. Уно, слуга Руматы, мальчик лет шестнадцати, мрачноватый и угрюмый, ходит с пыльной тряпочкой и щеткой, занимается уборкой. Внезапно настораживается, бросает тряпку и щетку, спешит к дверям. Входит, как туча, Румата, молча сбрасывает на руки Уно шляпу и плащ, валится в ближайшее кресло .

РУМАТА. Принеси воды. Вина с водой. Живо .

УНО. Может, кушать будете?

РУМАТА. Воды, я тебе сказал! (Уно уходит.) Будь оно все проклято!

(Вскакивает, принимается расхаживать по комнате.) Люди! Это люди? Что в них человеческого? Одних режут прямо на улицах, другие покорно ждут своей очереди… Десять человек стоят, блаженно пуская слюни от преданности, а один подходит, выбирает жертву и режет. Пулемет бы сюда, пулемет!.. Свинцом по серой сволочи, по бледненькой роже дона Рэбы, по окнам его прокисшей от крови канцелярии!.. Это было бы сладостно. Это было бы настоящее дело… Пауза. Входит Уно с подносом – на подносе сверкает чаша с водой .

УНО. Там девка какая-то пришла. А может, дона. По обращению вроде девка

– ласковая, а одета по-благородному… Красивая… (Румата медленно поднимает голову, глядит на него, тот ухмыляется.) Прогнать, что ли?

РУМАТА. Балда ты. Я тебе прогоню. Где она? (Вскакивает.) Проведи сюда, быстро!

Уно выходит и возвращается с Кирой. Румата спешит к ней навстречу .

РУМАТА. Кира! Вот кстати, вот кстати!

КИРА. Здравствуйте, дон Румата. (Озирается.) Вот значит, как вы живете… РУМАТА. Садись. (Он подводит ее к дивану, садится в кресло рядом) Могла бы и раньше зайти. Сколько мы не виделись? Постой-ка… КИРА. Двадцать четыре дня .

Пауза. Уно приносит на подносе угощение, ставит на стол, уходит .

РУМАТА. Как у тебя дома?

КИРА. Лучше не спрашивайте. Озверели они все. Отец меня теперь от греха подальше к гостям не высылает, так я все дни у соседки сижу, домой только ночевать… И знаете, я у нее книгу одну прочитала, поэта Гура сочинение… Все как есть в стихах… «Поэма о горном цветке» называется. Читали?

РУМАТА. Угу… КИРА. Там про то, как благородный принц полюбил прекрасную, но дикую девушку из-за гор. Она была совсем дикая и думала, что он бог, и все-таки очень любила его. Потом их разлучили, и она умерла от горя .

РУМАТА. Это замечательная книга .

КИРА. Я даже плакала. Они так любили, они так любили… РУМАТА. Да. Любить они умели, раз умерли от любви .

Пауза .

РУМАТА. Кира, а ты хотела бы, чтобы тебя полюбил прекрасный принц?

КИРА (со вздохом). Что толку хотеть! Прекрасный принц меня не полюбит .

РУМАТА. А если принц… гм… не прекрасный!

КИРА. Нет. Мой принц – прекрасный .

РУМАТА. Ага, значит, принц все-таки есть?

КИРА. Есть .

РУМАТА. Ну, если он есть, то обязательно полюбит. Тебя нельзя не полюбить .

Кира встает .

КИРА. Зачем вы меня мучаете! Все знаете и мучаете… Идет к выходу. Румата бросается за нею, хватает за плечо, поворачивает к себе .

РУМАТА. Ну, прости меня… Прости. Все, все знаю. Знаю и… За окнами раздается треск барабана и тяжелый грохот марширующих сапог .

Кира вздрагивает и прижимается лицом к груди Руматы .

КИРА. Я больше не могу дома. Страшно мне дома. Можно, я у тебя служанкой буду!

РУМАТА. Успокойся, лапочка… Успокойся… Усаживает ее в кресло .

КИРА. Дом с утра до ночи полон этих… серых… Пьют, песни орут… и все приводят, приводят… Вчера приволокли каких-то, семью, видно, целую… старика, двух парней, женщину молодую… Били их, так били, Румата, все кровью забрызгали… Они уж и кричать перестали… Не могу я так, не вернусь, лучше убей меня!

Входит Уно .

УНО. Там какая-то дона заявилась, вас спрашивают… Настоящая стерва из благородных .

РУМАТА. Я тебя когда-нибудь выпорю. Проси!

Уно выходит. Входит дона Окана .

РУМАТА. Дона Окана?

ОКАНА. Она самая, благородный дон! Отчаявшись заполучить вас к себе на вечерние блистания, отважилась посетить жилище кавалера разочарованного, обрекшего себя на одиночество… РУМАТА. Радость нечаянная вдвойне говорит разбитому сердцу… (Церемонно подводит Окану к столу и усаживает в кресло) .

Окана пересаживается поближе к Румате .

ОКАНА. У вас забавные друзья, мой милый Румата .

РУМАТА. Вы находите?

ОКАНА. Забавные и… очень опасные .

РУМАТА. Возможно. Если дону Рэбе станет известно… ОКАНА. Благородный дон, вам нечего опасаться. Конечно, доносить модно, но сейчас… РУМАТА. Да?

ОКАНА. Глупый! Если дон Рэба узнает, что я была у вас, мне конец!

Пауза .

РУМАТА. Гм… Он так ревнив, ваш дом Рэба?

ОКАНА. Ты получал мои письма?

РУМАТА. Д-да… ОКАНА. Ты не ответил ни на одно мое письмо!

РУМАТА. Вы увлекаете меня на опасный путь, дона Окана .

ОКАНА. Для тебя я просто Окана. Ты что, боишься?

РУМАТА. Признаться, да .

ОКАНА. Дона Рэбу!

РУМАТА. Признаться, нет .

ОКАНА. Тогда чего же… (Приникает к нему.) Я извелась, я потеряла стыд, пожалей меня!

Пауза .

РУМАТА. Я могу пожалеть тебя. Только… ОКАНА. Что?

РУМАТА. Ты погибнешь .

Окана в ужасе отшатывается .

ОКАНА. Как… Почему я погибну?

РУМАТА. От любви. С непривычки. Для маленьких душ это слишком большая нагрузка .

ОКАНА. Я не понимаю… Ты что же, вообще не можешь… любить?

РУМАТА. Как бы это тебе объяснить… В самом большом сердце умещается всего одна любовь… Нет, боюсь, тебе этого не понять .

ОКАНА. Почему же? Я все поняла. Я ее видела… (Пожимает плечами.) Право, у мужчин такие странные вкусы… РУМАТА. На мой взгляд, она очень недурна… ОКАНА. (Наклоняется и Румате, доверительно кладет руку ему на колено.) Это пройдет быстро, благородный дон. А я умею ждать. Я не буду терять надежды…

КАРТИНА ЧЕТВЕРТАЯ

Рэба садится за свой стол, Цупик валится в кресло сбоку. Рэба звонит в колокольчик. Входит монах в рясе с капюшоном .

РЭБА. Приведите дона Румату .

Монахи вводят связанного Румату – без камзола, в разорванной сорочке .

РЭБА. А вот и благородный дон Румата. Наш старый и весьма последовательный недруг .

ЦУПИК. Раз недруг – повесить!

Монахи ставят Румату перед столом и, отступив, становятся справа и слева от него .

ЦУПИК. Или еще лучше – сжечь! Нужно сохранять у черни уважительное отношение к высшим сословиям. (Хихикает.) Все-таки отпрыск древнего рода… РЭБА. Хорошо. Договорились, сжечь .

РУМАТА. Развяжите мне руки .

Цупик вздрагивает, отчаянно мотает головой .

РЭБА. А? (Смотрит на Цупика.) Я вас понимаю, капитан. Но если принять некоторые меры предосторожности… Развязать его .

Один из монахов подскакивает к Румате и развязывает его. Цупик поспешно вытаскивает шпагу, штурмовики берут топоры на изготовку .

РЭБА. Итак, начнем. Ваше имя, род, звание?

РУМАТА. Восемнадцатый барон Румата дон Эстор… (Озирается .

Повелительно.) Кресло! Благодарю. (Садится.) ЦУПИК (ворчит): Болван… РЭБА. Продолжим. Сколько вам лет?

РУМАТА. Двадцать пять .

РЭБА. Когда прибыли в Арканар?

РУМАТА. Год назад .

РЭБА. С какой целью?

РУМАТА. Предложить честь и шпагу герцогу Арканарскому .

РЭБА. Странно. Покинуть блестящую столицу метрополии… РУМАТА. На то были обстоятельства .

РЭБА. Какие же?

РУМАТА. Я убил на дуэли члена августейшей семьи .

РЭБА. Вот как? А в чем была причина дуэли?

РУМАТА. Женщина .

РЭБА (со вздохом): Мое сердце обливается кровью. Обрубить столь славный росток столь славного рода! Это было бы преступлением, если бы не вызывалось государственной необходимостью .

РУМАТА. Поменьше думайте о государственной необходимости и побольше думайте о собственной шкуре… РЭБА. Вы правы. Сейчас самое время .

Он поднимает руку и щелкает пальцами. Цупик, онемев от неожиданности, приподнимается было, но за его спиной появляются двое монахов, хватают его и заворачивают руки и лопаткам .

Монахи выволакивают отчаянно брыкающегося и вопящего Цупика из апартамента. Слышится тяжелый удар, вопль резко обрывается. Монахи возвращаются и становятся за спиной дона Рэбы .

РЭБА. А теперь поговорим, дон Румата. А может, и не Румата? И может быть, даже и не дон? А? (Выжидает секунду, затем тычет большим пальцем через плечо.) При них можете говорить свободно, они не знают языка… Да и языки у них с детства того… вырезаны… Ну?

РУМАТА. Я вас слушаю .

РЭБА. Вы не дон Румата. Вы самозванец. Настоящий барон Румата Восемнадцатый дон Эстор умер полтора года назад и покоится в фамильном склепе, и святые давно упокоили его неспокойную и, прямо скажем, не очень чистую душу. Вы как, сами признаетесь, или вам помочь?

РУМАТА. Сам признаюсь. Я – барон Румата дон Эстор, и я не привык, чтобы в моих словах сомневались .

РЭБА (зловеще): Я вижу, что нам придется продолжить разговор в другом месте .

РУМАТА. Почтенный Рэба, такие вещи доказывает. Ведь вы меня оскорбляете .

РЭБА. Мой дорогой дон Румата, я никогда ничего не доказываю .

Доказывают у меня в башне. Для этого я содержу опытных, хорошо оплачиваемых специалистов. Вы понимаете меня? Известно количество крови, содранной кожи, обугленного мяса… Посудите сами, ну зачем мне доказывать то, что я и так знаю?

Пауза .

РЭБА. Предпринятые мною действия против так называемых книгочеев, ученых и прочих вредных для герцогства людей за последний год стали встречать некое странное сопротивление. Кто-то неведомый, но весьма энергичный, выхватывал у меня из-под носа и прятал самых важных, самых отпетых и отвратительных преступников. Кто он?

РУМАТА. Продолжайте .

РЭБА. Кто-то при поистине фантастических обстоятельствах, заставляющих вспомнить о враге рода человеческого, освободил из-под стражи атамана крестьянских бунтов Арату, и тот сейчас же пошел снова проливать благородную кровь… Ну?

РУМАТА. Верю. Он сразу показался мне решительным человеком .

РЭБА. Ага! Вы признаетесь?

РУМАТА. В чем?

Рэба возвращается за стол .

Румата вскакивает. Монахи за его спиной делают шаг вперед и угрожающе направляют в сторону Руматы острия шпаг .

РУМАТА. Слушайте, Рэба! Я с вами не шучу. Если с моей девушкой и Будахом что-нибудь случится, вы подохнете как собака. Я раздавлю вас!

РЭБА. Ну что это вы, в самом деле… Сидели, разговаривали… РУМАТА. Я вас ненавижу, учтите это. Я согласен вас терпеть, но за каждую подлость по отношению ко мне или моим друзьям вы ответите головой. Вы поняли меня?

РЭБА. Я хочу одного: чтобы вы были при мне, дон Румата. Я не могу вас убить. Не знаю почему, но не могу .

РУМАТА. Боитесь .

РЭБА. Ну и боюсь! Может быть, вы дьявол. Может быть, сын бога. Я даже не пытаюсь понять: я чувствую, что впадаю в ересь… РУМАТА. Я не дьявол и не бог, я – кавалер Румата Эсторский, я обременен капризами и предрассудками и привык к свободе во всех отношениях .

Запомните это .

РЭБА. Почему бы нам с вами не заключить союз? Вы и я – ведь это была бы такая сила!

РУМАТА. Там видно будет… РЭБА. Плечом к плечу! Во имя идеалов!

РУМАТА. Это мысль. Надо подумать. Так я пойду. А вы распорядитесь – всех моих к воротам, немедленно… РЭБА. Будет исполнено… Румата идет к выходу, Рэба, забежав вперед, предупредительно распахивает перед ним дверь .

КАРТИНА ПЯТАЯ

Входят Будах и Румата .

БУДАХ. Когда торжествуют серые, к власти приходят черные… Да .

Отличная мысль. Поздравляю, дон Румата .

РУМАТА. Да мысль, в общем банальная. Но она в какой-то степени отражает закономерности нашего мира… БУДАХ. Собственно, само наличие закономерностей мира свидетельствует о совершенстве мира .

РУМАТА. Вот как? Вы считаете мир совершенным, отец Будах? И это после отсидки в подвалах дона Рэбы?

БУДАХ. Мой молодой друг, в глазах высших сил совершенство выглядит иначе, чем в моих…

РУМАТА. И что, по-вашему, следовало бы сделать богу, чтобы вы сказали:

вот теперь мир добр и хорош?

БУДАХ. Что ж, извольте. Я сказал бы всемогущему: «Создатель, я не знаю твоих планов, но захоти сделать людей добрыми и счастливыми. Пусть исчезнут голод и нужда, а вместе с тем и все, что разделяет людей…»

РУМАТА. Бог ответил бы вам: «Не пойдет это на пользу людям. Ибо сильные вашего мира отберут у слабых то, что я дал им, и слабые попрежнему останутся нищими» .

БУДАХ. Я бы попросил бога оградить слабых. «Вразуми жестоких правителей», – сказал бы я .

РУМАТА. Жестокость есть сила. Утратив жестокость, правители потеряют силу, и другие жестокие заменят их .

БУДАХ. Накажи жестоких!

РУМАТА. Когда будут наказаны жестокие из сильных, их место займут сильнейшие из слабых. Тоже жестокие .

БУДАХ. Сделай тогда просто так, чтобы люди получили все и не отбирали друг у друга то, что ты дал им .

РУМАТА. И это не пойдет людям на пользу. Ибо когда получат они все даром, без трудов, из рук моих, то забудут труд и обратятся в моих домашних животных, которых я вынужден буду впредь кормить и одевать вечно .

БУДАХ (чешет в затылке). Да, я вижу, это не так просто. Я как-то не думал о таких вещах… Сделай так, чтобы больше всего люди любили труд и знание, чтобы это стало единственным смыслом их жизни!

РУМАТА. Я мог бы сделать и это. Но стоит ли лишать человечество истории?

БУДАХ. Понятно… Тогда, господи, сотри нас с лица земли и создай заново более совершенными… или, еще лучше, оставь нас и дай нам идти своей дорогой .

РУМАТА (медленно). Сердце мое полно жалости. Я не могу этого сделать .

КАРТИНА ШЕСТАЯ

Кира и Румата стоят посередине гостиной, прислушиваясь .

– Ура, серые роты!

– Слава доброму герцогу нашему!

– Грамотеев – на кол!

– Ура, орел наш дон Рэба!

КИРА. О чем ты думаешь?

РУМАТА. Я не думаю. Я боюсь .

КИРА. Ты? Боишься?

РУМАТА. Видишь ли, все дорогое, что у нас есть, должно быть либо далеко на Земле, либо внутри нас. Чтобы его нельзя было отобрать у нас и взять в качестве заложника .

Пауза .

КИРА. Что ты такое говоришь, я не понимаю… В гостиную входит черный монах в рясе с надвинутым капюшоном. Румата хватается за шпагу .

РУМАТА. Ловко! Добрый день, славный Арата. Почему вы здесь? Что случилось?

АРАТА. Все как обычно. Моя крестьянская армия разбрелась, все делят землю, на Арканар идти никто не хочет .

РУМАТА. Понятно… Садитесь, Арата .

АРАТА. Благодарю… Иногда мне кажется, что мы бессильны. Я вечный главарь мятежников, и я знаю, что вся моя сила в необыкновенной живучести… Но мои победы волшебным образом оборачиваются поражениями… РУМАТА: И что же вы намерены делать? Свести счеты с доном Рэбой?

АРАТА: Счеты? (Смотрит на свои пальцы.) Да, он вырвал мне ногти в своей канцелярии, когда я попался к нему в первый раз, и хотел четвертовать меня, когда я попался во второй… Но мало ли с кем у меня счеты? Не пройдет и года, как простой люд герцогства Арканарского полезет из своих нор с вилами и топорами – драться с серой сволочью. И снова поведу их я, чтобы они били тех, кого надо … РУМАТА. Вам понадобятся деньги… АРАТА. Да, как обычно. И оружие… (Вкрадчиво.) Дон Румата, помните, вы рассказали о себе… даже показали в небе звездочку, откуда вы к нам явились… Попы говорят, что боги владеют молниями… Дон Румата, мне очень нужны ваши молнии, чтобы разбивать крепостные стены .

Пауза .

РУМАТА. Это невозможно .

АРАТА. Вы знаете, что творится в стране?

РУМАТА. Представляю .

АРАТА. Такого даже я еще не видел. Трупы, трупы, трупы… Людишек режут, распинают и жгут прямо на улицах… РУМАТА. Знаю… Я пытаюсь вмешиваться, но все бесполезно. Там, где я вытаскиваю из петли одного, немедленно вешают десятерых… АРАТА. Дон Румата, почему вы не хотите дать мне вашу силу?

(В это время в гостиной появляется Уно. Он стоит у входа и слушает. Никто не замечает его.) РУМАТА. Не будем говорить об этом .

АРАТА. Я не звал вас. Вы пришли ко мне сами. Или бог просто решил позабавиться?

РУМАТА. Я вам двадцать раз пытался объяснить, что я не бог – вы так и не поверили .

АРАТА. Я выжгу черную и золоченую сволочь, как клопов, всех до одного, сотру с лица земли их монастыри, казармы и крепости. Можете не беспокоиться – ваши молнии будут служить только добру, и когда на земле останутся освобожденные рабы и воцарится мир, я верну вам ваши молнии и никогда больше не попрошу их .

РУМАТА. Нет. Я не дам вам молний. Постарайтесь поверить мне. Вы живучи, славный Арата, но вы тоже смертны. И если вы погибнете – ваши молнии перейдут в другие руки, уже не такие чистые, как ваши, тогда… мне страшно подумать, чем это может кончиться .

Пауза .

АРАТА. Дон Румата, вам не следовало спускаться с неба. Возвращайтесь к себе. Вы только мешаете нам .

РУМАТА. Это не так. Во всяком случае, мы никому не вредим .

АРАТА. Нет, вы вредите. Вы внушаете беспочвенные надежды .

РУМАТА. Кому?

АРАТА. Мне. Вы ослабили мою волю, дон Румата. Раньше я надеялся только на себя, а вы сделали так, что теперь я чувствую вашу силу за своей спиной .

Раньше я вел каждый бой так, словно это мой последний бой, а теперь я заметил, что берегу себя для других боев, которые будут решающими, потому что бог примет в них участие. Нет, дон Румата, уходите отсюда, вернитесь к себе на небо и никогда больше не приходите… Или без оглядки переходите к нам, обнажите ваш меч и встаньте плечом к плечу с нами!

(Пауза.) В нашем деле не может быть друзей наполовину. Друг наполовину – это всегда наполовину враг… Кира вскакивает .

КИРА. Вы не смеете так с ним разговаривать! Он добрый, он сильный! Он сильней всех на свете! Он все-все видит и знает! Что мы ему? Муравьи! Один муравейник воюет с другим муравейником… И вы хотите, чтобы он разорил один муравейник во славу другого?

УНО. Не ври! (Подбегает к Арате, становится рядом с ним.) Мы не муравьи!

Мы люди! Хозяин, я любил и почитал вас, вы знаете… Но великий Арата прав! Молнии… Нет? Пусть! Мы и без молний! Я ухожу от вас, хозяин. Если Арата возьмет меня с собой, я пойду с ним. Если не возьмет, я пойду один .

АРАТА. Я беру тебя, мальчик. Пойдем… КИРА. Уходишь? Покидаешь Румату? Он из тебя человека сделал, а ты его предаешь?

УНО. Отпусти меня… Не я предаю. Это он предает… Пусти же!

Уно вырывается из рук Киры, отходит .

АРАТА. Ну, вот и все. Слово сказано. Прощайте, дон Румата. Пойдем, мальчик .

Он поворачивается, чтобы идти, и вдруг останавливается, прислушиваясь .

Румата тоже поднимает голову. Слышится цокот множества копыт.

И сразу – грубые голоса:

– Это здесь .

– Вроде здесь… КИРА. Румата, это за нами!

В дверь ударяют кулаки. Грубый голос:

– Во имя господа! Открывай, девушка!

Румата подскакивает и окну, распахивает створку .

РУМАТА. Эй, вы! Вам что – жить надоело?

Шум мгновенно стихает. Голоса негромко:

– У меня есть приказ: взять девицу в доме дона Руматы. Будем брать .

РУМАТА. Перебью как собак!

Кира подбегает к нему, прижимается к его плечу. Голос за окном:

– Вывернуть столб, бить в дверь. Быстро!

РУМАТА (Кире). Ну что ты, маленькая! Испугалась! (Отходит от окна, обнажает шпагу.) Сейчас я их… АРАТА. Может быть, проще уйти? Я знаю потайной ход… РУМАТА. Послушайте, славный Арата. Возьмите девушку и Уно и уходите .

Спрячьте их где-нибудь. А я… В раскрытом окне появляется занесенная во взмахе рука .

КИРА. Не смей!

Она бросается к окну, заслоняя собой Румату. Метательный нож вонзается ей в грудь. Рука исчезает. Кира шатается, падает, Румата подхватывает ее .

РУМАТА. Кира!

Румата относит Киру на диван .

Пауза. Румата выпрямляется, некоторое время стоит неподвижно, затем кулаком, в котором зажата рукоять шпаги, проводит себя по глазам. Смотрит на шпагу, выходит на середину залы .

РУМАТА. Ладно. Все. Конец .

АРАТА. Надо уходить, благородный Румата .

РУМАТА. Уходить? Мне? (Трясет головой.) Я, видите ли, буду драться. Это будет мой бой .

АРАТА. Ваш? Как бы не так! (Извлекает из-под рясы короткий широкий меч .

Уно выхватывает палаш.) Нет, дон Румата. Нет, человек с далекой звезды!

Это будет наш бой. Вероятно, последний, но НАШ!

Они стоят трое плечом к плечу и слушают, как трещит и ломается под




Похожие работы:

«Кочевая аристократия енисейской периферии каганата Генеалогические реконструкции ДМИТРИЙ Д. ВАСИЛЬЕВ Историко-филологические интерпретации г р у п п древнетюркских памятников, которые могут быть объединены территориально, предлагались сравнительно редко, хотя обобщения и корреляции текстов весьма кратких н а д п и с е й позволили...»

«Арбитражный суд г.Москвы Дело № А40-163033/16-64-830 От ОТВЕТЧИКА: Международной общественной организации "Международный Центр Рерихов" Москва, М.Знаменский пер., 3/5 ИСТЕЦ: ФГБУК "Государственный музей искусства народов Востока" Москва, Никитский бульв.,...»

«Москва АСТ Я — мама! Как странно и невероятно звучат эти слова для каждой женщины. Будущая мамочка полна надежд. Как же ей хочется, чтобы ее самый лучший в мире малыш родился здоровым и крепким, рос умным, талантливым и уравновешенным! Как же этого добиться? Мы все ищем ответы на эти вопросы. Когда моя первая дочен...»

«Ерошкин Н.П. История государственных учреждений дореволюционной России СОДЕРЖАНИЕ Введение3 § 1. Государство и государственные учреждения3 § 2. Предмет и задачи истории государственных учреждений дореволюционной России9 § 3. Источники истории государс...»

«Сборщик Светлана Степановна, главный архивист отдела комплектования Государственного казенного учреждения Кемеровской области "Государственный архив Кемеровской области" Письма другу (письма Виктора Баянова Михаилу Небогатову) Наряду с фондами государственных и общественных...»

«52 М ЕЖ ДУ Н А РО Д Н Ы Е О ТН О Ш Е Н И Я И М И РОВАЯ П О Л И ТИ К А В Н О ВЕЙ Ш ЕЕ ВРЕМ Я ГЕН ЕЗИ С ТУРЕЦ КИ Х РЕЛ И ГИ О ЗН Ы Х АССОЦИАЦ И Й В Э М И ГРА Н ТСКО Й СРЕДЕ ЗАПАДНОЙ Е В РО П Ы 2-Й ПОЛ. XX В. Ф.М. Р ам азанова Н И У "БелГУ" Проблема приезжих мигрант...»

«Р.Г.Пихоя, доктор исторических наук. Российская академия государственной службы при Президенте РФ От номенклатуры к олигархии. Функционально-социальная группа на пути к сословию С оветская система предполагала принципиальную неразделенность партийной, исполнительной, законодательной и судебной власти. По существу, вс...»







 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.