WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 

«( К истории указа о трехдневной барщ ине) До определенного момента одной из специфических особен­ ностей крепостного права в России следует признать противоречи­ вость ...»

С. Б. О К У Н Ь, Э. С. П А И Н А

У К А З ОТ 5 АП РЕЛЯ 1797 г. И ЕГО ЭВОЛЮЦИЯ

( К истории указа о трехдневной барщ ине)

До определенного момента одной из специфических особен­

ностей крепостного права в России следует признать противоречи­

вость законодательных актов, его устанавливающих, равно как и

34 Сб. РИО, т. 9, стр. 427—428

35 2 П С З т. X, отд. 1, № 19086 .

отсутствие соответствующих указов, его регламентирующих. Но

если в плане юридического оформления прав дворянства на вне­ экономическое принуждение крестьян в течение X V I I I и первой половины X I X в. сделано было очень много, то второй вопрос — о регламентации того же внеэкономического принуждения, хотя в эти годы и ставился, но практически реализовался в весьма сла­ бой степени. Впервые в правительственных кругах заговорили о не­ обходимости регулирования обязанностей помещичьих крестьян в явном расчете на возможность затем распространить эти пра­ вила и на другие категории закрепощенного населения в связи с крестьянским движением 50-х—60-х годов X V I I I в. и столь уси­ лившимися в это время побегами крепостных. В 1763 г. в записке, посвященной крестьянским побегам, Н. И. Панин прямо указывал, что регламентация обязательств крепостных может послужить мо­ гучим средством для удержания их на старом местожительстве .

«Помещики, — писал Панин, — не должны требовать от крестьян более четырех рабочих дней в неделю, и в сутки взыскивать с кре­ стьянина, чтоб он или вспахал доброй земли десятину, или накосил сена три копны, или нарубил однополенных дров полторы са­ ж ен и — не более, величина же оброка не должна превышать двух рублей» .

1 При этом следует иметь в виду, что предложения Па­ нина вовсе не предусматривают снижения крестьянских повинно­ стей, а желаемый результат он считает возможным достигнуть уже фактом регламентации даже в максимальных размерах принятых в те годы барщинных и оброчных повинностей.2 В общей форме этот же вопрос — об определении крестьянских повинностей — под­ нимался в первоначальном варианте Н аказа Екатерины II Уло­ женной комиссии, а в конкретном выражении был определен в ре­ чах и мнениях Якова Козельского, Григория Коробьина и др.3 Однако записки, подаваемые в Сенат виднейшими царедворцами, советы, даваемые самой императрицей в Наказе, равно как и мне­ ния, высказываемые депутатами в Уложенной комиссии, практи­ чески не имели в эти годы никакого значения. Более того, зако­ нодательство по крестьянскому вопросу этих лет, совершенно не затрагивая вопроса о фиксации барщинных обязанностей кре­ постных, вместе с тем значительно расширяло права помещиков .

Таковы указы от 17 января 1765 г. о предоставлении помещикам возможности ссылать своих крепостных в каторжные работы в Си­ бирь без суда, от 22 августа 1767 г. — о категорическом запреще­ 1 С. С о л о в ь е в. История России с древнейших времен, кн. 5. Изд. 2 .

СПб., 1895, стр. 1477 .

2 По данным К. И. Щепетова, преобладающей в эти годы была трехднев­ ная барщина, хотя в ряде мест была барщина по четыре и даже больше дней в неделю. Оброчные повинности в это время колебались от 1 до 2 рублей с ревизской души. См.: Очерки истории России во второй половине X V III В М., 1956, сто. 54—55 .

3 См.: Сб. РИО, Т. 32, стр. 406—410, 494—502 .

нии крестьянам подавать жалобы на своих владельцев, и др.4 И лишь значительно позднее, уже в конце столетия, имели место осторожные попытки вмешательства государства во взаимоотноше­ ния помещиков и крестьян (у к а з 1797 г .





). Столь запоздалое обра­ щение к вопросам, которые поднимались еще в начале 60-х годов X V I I I в., как и в 90-х годах, преимущественно лишь в от­ ношении барщины, можно объяснить рядом обстоятельств. Прежде всего к концу X V I I I в. в связи с начавшимся процессом разло­ жения крепостной системы наблюдается заметный рост числа бар­ щинных хозяйств, поскольку теперь барщина выступает уже «как форма более интенсивной и многообразной эксплуатации крестьян­ ской массы и как основа порождаемого этими же условиями свое­ образного вотчинного предпринимательства, при отсутствии у по­ мещиков соответствующих денежных капиталов, заменяемых „ка­ питалом орудий*4, как любили говорить в начале X I X в.».5 Во второй половине X V I I I в. и в дальнейшем, как справедливо отме­ чает Н. Л. Рубинштейн, барщина уже была призвана «обслужи­ вать не потребительские нужды замкнутого феодального хозяй­ ства, а новые рыночные отношения товарного хозяйства, и это но­ вое экономическое содержание определило глубокие внутренние противоречия барщинного хозяйства».6 Это новое качество старой феодальной ренты явилось одним из важнейших факторов, опреде­ ливших мощный взрыв крестьянского движения в 1796— 1797 гг., который и толкнул правительство на своеобразно осуществленную попытку регламентации барщинных обязательств. Крестьянские волнения, ознаменовавшие начало царствования Павла I, в отли­ чие от событий 1773— 1775 гг. развернулись не на окраинных райо­ нах империи, а охватили свыше 30 губерний, преимущественно цент­ ральных: Владимирскую, Калужскую, Курскую, Орловскую и др .

Это были уже исключительно выступления помещичьих крестьян, вызванные увеличением барщинных и оброчных повинностей и уси­ лением деятельности вотчинных предприятий, т. е. порожденные процессом разложения помещичьего хозяйства и его ориентацией на производство для рынка. Первой и непосредственной реакцией на полученные сведения о крестьянских волнениях, вспыхнувших в Орловской губернии в конце ноября 1796 г. в имениях М. М. А н д ­ реева и в начале января 1797 г. в имениях Н. П. Голицыной и С. С. Апраксина, явились три, непосредственно, как нам представ­ ляется, связанных друг с другом царских указа. 12 декабря 1796 г .

появился указ, фактически отменивший екатерининское запреще­ ние крестьянам жаловаться на своих помещиков и разрешавший подавать прошения, но лишь за одной подписью, 14 января 1797 г. — указ о предании суду распространителей слухов «об от­ 4 1 П СЗ, т. X V II, № 12311; т. X V III, № 12966 .

5 Н. Л. Р у б и н ш т е й н. Сельское хозяйство в России во второй поло­ вине X V III в. М., 1957, стр. 95 .

6 Там же, стр. 96 .

ложении крестьян от должного повиновения своим помещикам»

и, наконец, 29 января 1797 г. — указ, предписывавший крепостным «спокойно пребывать в прежнем их звании, быть послушными по­ мещикам своим в оброках, работах и, словом, всякого рода кре­ стьянских повинностях, под опасением за преслушание и свое­ вольство неизбежного по строгости законной наказания» .

7 Вне вся­ кого сомнения, указы 1797 г. имели своею целью устрашение крепостных крестьян и были призваны покончить со всеми теми иллюзиями, которые обычно возникали в крестьянской среде при вступлении на престол нового монарха. Однако связанный с ними общей целью указ 1796 г., разрешавший крестьянам жаловаться на владельца, призван был иным методом помочь в борьбе с кре­ стьянским движением. Это было своеобразным предупреждением, что отныне «государево око» будет взирать на взаимоотношения помещика и крестьянина; это было, в сущности, и косвенным тре­ бованием некоторой регламентации крестьянских повинностей .

О целенаправленности этого указа ярко свидетельствует павловская резолюция на шести крестьянских жалобах, которые были ему доложены генерал-прокурором 31 марта 1797 г. Предписав приз­ вать жаловавшихся крестьян с целью «кротким образом внушить им дерзость поступка их противу помещиков своих», а затем «сни­ сходительно наклонить их к раскаянию и должному повиновению помещикам», Павел в то же время приказывает сообщить шести владельцам этих крестьян, что «собственная неумеренность в об­ разе их домоправления, или слабый присмотр за приказчиками, суть следствия как для их, так и для правительства к заботам и беспокойствам и что единая умеренность в поступках противу их крестьян и собственную их пользу, и успокоение правительству до­ ставить может, о чем всемерно стараться должны».8 А через не­ сколько дней требование регламентации крестьянских повинностей было предъявлено уже ко всему дворянству весьма своеобразным, как мы отмечали, образом в манифесте от 5 апреля 1797 г .

В исторической литературе этот документ, именуемый обычно указом о трехдневной барщине, неоднократно был предметом дли­ тельных споров. Суммируя мнения, высказывавшиеся по поводу этого указа до 1904 г., Е. П. Трифильев отмечал, что хотя почти все исследователи расценивали его как попытку правительства ог­ раничить барщину, однако все они в то же время приходили к заключению, что «этот закон остался на бумаге и никакого прак­ тического значения не имел».9 Такова точка зрения В. И. Семевского, Н. К. Шильдера, В. О. Ключевского, С. Ф. Платонова и др. Сам же Трифильев стремится на основе конкретного мате­ 7 1 П СЗ, т. X X IV, № 17636, 17730, 17769 .

8 М. В. К л о ч к о в. Очерки правительственной деятельности времени Павла I. Пгр.. 1916, стр. 533 .

9 Е. П. Т р и ф и л ь е в. Очерки из истории крепостного права в России .

Харьков, 1904, стр. 293 .

риала показать, что указ от 5 апреля соблюдался и имел большое практическое значение.10 В 1911 г. М. В. Клочков выступил не только против концепции Трифильева, но и против точки зрения его предшественников, считавших, что этот указ, хотя и не был реа­ лизован, все же имел своею целью ограничить барщину тремя днями в неделю.1 Анализируя указ от 5 апреля, Клочков спра­ ведливо отмечает, что в нем содержатся «две главные мысли»:

первая — «о принуждении крестьян к работам в воскресные дни»

и вторая — «о разделении недели поровну между помещиками и крестьянами, короче — о трехдневной барщине».12 Первая мысль выражена столь четко и определенно, что никаких сомнений вы­ звать не может. В этой части указ от 5 апреля повторял статьи Уложения Алексея Михайловича, которые, действительно, в ка­ тегорической форме запрещали использование крестьян на барских работах в воскресные дни. Что же касается второй мысли, то ее изложение в указе, по мнению Клочкова, дает возможность поразному трактовать эту часть документа, поскольку о регламента­ ции крестьянских обязанностей говорится в придаточной фразе к основному законодательному положению и при этом не в импе­ ративной форме: «Повелевая всем и каждому наблюдать, дабы ни­ кто и ни под каким видом не дерзал в воскресные дни принуждать крестьян к работам, — Павел, как бы разъясняя это положение, добавлял,— тем более, что для сельских издельев остающиеся в неделе шесть дней, по равному числу оных вообще разделяемые как для крестьян собственно, так и для работ их, в пользу поме­ щиков следующих, при добром распоряжении достаточным будут на удовлетворение всяким хозяйственным надобностям».13 Окон­ чательный вывод, к которому пришел Клочков, сводился к тому, что и Сенат, и местные органы расценили этот документ только как указ о запрещении работать в воскресные дни и что отдель­ ные случаи требования со стороны верховной власти ограничения барщины тремя днями, о которых сообщает Трифильев, не меняют общей картины. Однако не соглашаясь полностью с утверждением Трифильева о большом практическом значении указа 1797 г., кото­ рым, по его мнению, повсеместно и в обязательном порядке вводи­ лась трехдневная барщина, мы в то же время не можем согласиться и с Клочковым, усматривающим в этом документе лишь доброе пожелание, к тому же никого и ни к чему не обязывающее. Пав­ ловский манифест от 5 апреля 1797 г., на наш взгляд, нельзя рас­ сматривать лишь как указ о запрещении работ в воскресные дни и в то же время нельзя считать и указом о трехдневной барщине .

10 Там же, стр. 293—309 .

1 Сборник статей, посвященных С. Ф .

1 Платонову. СПб., 1911, стр. 127— 175. Переиздано: М. В. К л о ч к о в. Очерки правительственной деятельности Павла I. Пгр., 1916, стр. 528—569 .

12 Там же, стр. 534—535 .

13 1 П С З, Т. X X IV, № 17909 .

И дело здесь не в плохой редакции этой второй части указа, о чем в свое время писали В. И. Семевский, Е. С. Шумигорский, и др .

Наоборот, если уже касаться редакционной стороны, то придется отметить, что здесь мы имеем блестящий образец законодательного искусства, поскольку трехдневная барщина диктуется помещикам без формального нарушения традиционного принципа невмеша­ тельства правительства во взаимоотношения крепостного со своим владельцем. Сенат в сопроводительном документе к указу от 5 ап­ реля, как это справедливо отметил Клочков, ограничивал его со­ держание запрещением работ в воскресные дни, ни словом не упо­ миная о трехдневной барщине .

Действительно, ни в одном из 91 ра­ портов, изученных Клочковым, нет ни малейшего намека, чтобы местные власти восприняли этот документ как указ, касающийся не только запрещения работ в воскресные дни, но и работ на бар­ щине свыше трех дней в неделю.1 М еж ду тем этот указ, не бу­ дучи законом о трехдневной барщине, вполне реально подготавли­ вал фиксацию повинностей крестьян в помещичьем хозяйстве .

И основным для понимания значения указа 1797 г. является от­ нюдь не формулировка, какой сопровождался он сенатским чинов­ ником при рассылке на места, и не трафаретное повторение этой же формулировки в ответах местной администрации. Впрочем, если уже идти по этому пути, то следует отметить, что в рапортах архиепископов и митрополитов в Синод, подтверждающих получение указа о распубликовании манифеста от 5 апреля, содержание его излагалось более пространно, — «чтоб помещики не принуждали крестьян своих к работам по воскресным дням и о протчем».15 Вся сила этого манифеста как документа, ограничивающего бар­ щину, заключалась, как нам представляется, в первую очередь, в том, что он подлежал «всенародному» распубликованию. По рас­ поряжению Сената, указ от 5 апреля должен был быть разослан «для объявления как помещикам, так и всенародно», что и было выполнено по решению Синода местными священниками.16 Со­ вершенно естественно, что отныне после того как крестьянам ста­ новилось известно, что сам царь считает три дня в неделю работы на помещика «при добром распоряжении достаточны будут на удовлетворение всяким хозяйственным потребностям», превыше­ ние этой нормы должно было восприниматься крепостными как нарушение царского если не указа, то мнения. Это особенно было опасно в павловские времена в связи с предоставлением крестьянам права подачи жалоб. В том, что этот документ был воспринят крестьянами как царская санкция на трехдневную барщину, сомне­ 14 См.: М. В. К л о ч к о в. Очерки правительственной деятельности..., стр. 546—547 .

15 Ц ГИ А СССР, ф. 796 Канцелярии Синода, оп. 78, 1797 г., д. 223, лл. 12, 18, 44, 45 .

16 Там же, оп. 209, д. 344, л. 451 .

ний быть не может. Порой в своей трактовке указа от 5 апреля крестьяне даже шли еще дальше. Так, в сентябре 1797 г. в Кумоловской волости Петербургского уезда «крестьянские жены отказа­ лись ходить в работу для вымолачивания хлеба, отзываясь, что единственно надлежит их мужьям три дни в неделе работать, а не им». В конечном счете пришлось отправить в Кумоловскую мызу исправника «исследовать о упорстве крестьян и их жен в исправ­ лении на основании высочайшего именного манифеста, в 5-й день апреля 797 г. изданного, господских работ», поскольку «сила сего манифеста равномерно исполнима должна быть крестьянами и их женами».17 Убедительной иллюстрацией создавшегося в деревне положения является тот факт, что в те годы помещики или их управители в тех случаях, когда приходилось давать объяснения в связи с жалобами крестьян, прежде всего стремились уверить начальство, что барщина в их имениях не превышает установлен­ ных трех дней в неделю. Так, помещик Владимирской губернии Н. В. Соляников, сообщая во второй половине апреля 1797 г .

генерал-прокурору А. Б. Куракину о волнении в его имениях, пи­ сал, что крестьяне им «сельскими изделиями» не отягощаются и «во всех летних работах», заняты «в неделе три д н я ».18 Любопыт­ ная формулировка содержится и в экстракте по делу управителя имением графа Н. П. Румянцева, которое велось в Алатырском уездном суде. В 1799 г. крестьяне обратились к своему владельцу с просьбой перевести их с барщины на оброк. Но Румянцев отка­ зал крестьянам в их ходатайстве, сообщив при этом, что он «вот­ чин, особливо многоземельных, на оброке иметь не желает и не тре­ бует более, как три дня на себя работы в неделю, как положено за­ конами».19 Более того, распубликовав указ, который, по существу, не содержал в себе обязательного, «указного» начала, Павел в даль­ нейшем стремится на его основе регламентировать применение кре­ постного труда не только в помещичьем имении, но и приписных крестьян. В именном указе Сенату от 16 марта 1798 г. «О дозволе­ нии покупать к заводам и фабрикам крестьян» Павел в § 4 спе­ циально оговаривал, чтобы «в распределении крестьянам при за­ водах и фабриках работ поступать согласно манифесту,... в 5 день апреля 1797 г. о разделении вообще крестьянских работ изданному, т. е. чтоб из количества годных в работу половина всегда в работе заводской находилась».20 Не исключено, что в общий замысел Павла о регулировании взаимоотношений помещика с крестьянами входило и намерение ограничить оброчные повинности. Во всяком случае некоторым основанием для подобных предположений мо­ жет служить эпизод, произошедший во время проезда Павла по 17 Ц ГИ А СССР, ф. 1345 V департамента Сената, оп. 98, д. 184, л. 2 об .

18 Крестьянское движение в России в 1796— 1825 гг. М., 1961, стр. 81 .

» Ц ГИ А СССР, ф. 1345 V департамента Сената, оп. 98, д. 547, лл. 9 об.— 11 .

20 1 П СЗ, Т. X X V, № 18442 .

19 О те ч е с тве н н о е и сто ч н и к о в ед ен и е Смоленской губернии в мае 1797 г. Помещица Козловская в конце 1800 г., а затем уже после убийства Павла и ее сын стали усиленно ходатайствовать о снятии опеки с их имения. Когда навели справки, почему это имение попало в опеку, обнаружились следующие под­ робности. Переменяя лошадей в деревне Теплуха, Павел «изволил взойти в избу к крестьянину Даниле Семенову и у жены того крестьянина Неолиды Евстратовой спрашивал, сколько они платят госпоже своей в год оброку, которая и объявила, что платят они деньгами по двадцати семи рублей, после чего вскоре и последо­ вало о взятьи деревень в опеку высочайшее повеление».21 В Смо­ ленской же губернии оброк колебался от 2 до 8 рублей серебром .

Таким образом, взимаемый с крестьян оброк значительно превос­ ходил общепринятую высшую норму .

Итак, может создаться представление, что у Павла в конце X V III в .

все же наличествовал определенный замысел регулиро­ вания взаимоотношений помещика и крестьянина, что «ук аз без указа» о трехдневной барщине не только был распубликован, но, если основываться на материалах судебной практики, со всей стро­ гостью проводился в жизнь. А таких фактов можно привести не­ мало. Упомянем и мы о них, ограничиваясь лишь двумя случаями, с целью проиллюстрировать однотипность подхода к указу от 5 апреля как в высших, так и в низших инстанциях. В ноябре— декабре 1797 г. в Санкт-Петербургской палате суда и расправы рассматривалось дело арендатора имения помещика Опица капи­ тана Теренберха, обвиняемого в том, что он «в противность пуб­ ликованного сего 797 г. апреля в 5-й день указа постоянно держал крестьян на работе в неделе более трех дней». Признав Терен­ берха «неисполнителем высочайшего указа», Петербургская палата постановила лишить его капитанского чина и впредь, «яко оказав­ шегося в притеснении крестьян, ни до какой аренды не допускать, и о том и публиковать в ведомостях». В свою очередь с помещика Опица была отобрана подписка, что он не будет принуждать кре­ стьян к работам «в неделю более трех дней».22 В 1800 г. крестьяне воскресенского помещика Татаринова обратились с жалобой к мо­ сковскому главнокомандующему, что помещик отягощает их «чрез­ мерными работами». Воскресенский уездный суд определил, что действительно здесь имеет место «излишняя» работа, превышаю­ щая трехдневную барщину, поскольку во время покоса и уборки хлеба все крестьяне на десять дней посылаются на барскую работу, а в другое время также имеет место превышение норм, ибо два дня работают на помещика, два дня на себя, а остальные три дня половина работает на себя, а половина на владельца. Таким обра­ 21 Ц ГИ А СССР, ф. 1374 Канцелярии генерал-прокурора Сената, оп. 3, д. 2743, л. 25 об .

22 Там же, ф. 1345 V департамента Сената, оп. 98, д. 184, лл. 1— 12;

см.: Е. П. Т р и ф и л ь е в. Очерки из истории..., стр. 137— 142; М. В. К л о чк о в. Очерки правительственной деятельности..., стр. 556—558 .

зом, и здесь имеет место не трехдневная барщина, а работа по три с половиной дня в неделю. 23 « Однако оперируя даже такими фактами, мы не имеем доста­ точных оснований, чтобы утверждать, что указом от 5 апреля в России была введена трехдневная барщина. Много лет спустя, вспоминая в связи с обстоятельствами, о которых мы будем го­ ворить ниже, о павловском указе, М. С. Воронцов охарактеризовал его как «регулирование» крепостного права «из страха» перед кре­ стьянским движением. В этом, собственно, и заключается расшиф­ ровка всего того, что имело место в конце X V I I I в. Мысль о не­ обходимости регулирования взаимоотношений помещика и кре­ стьянина безусловно и не раз возникала у Павла I. Но было это обусловлено отнюдь не стремлением ограничить крепостное право и улучшить положение крестьян, а исключительно убеждением, что этим путем можно ограничить поводы к массовым крестьян­ ским выступлениям. Отсюда сочетание часто внешней широты об­ щего замысла с ограниченностью мероприятий, предпринимаемых для его реализации, которые всецело определялись лишь силою ударов, обрушивавшихся в эти годы на господствующий класс со стороны бунтующих крестьян. Туманная формулировка о трех­ дневной барщине в указе от 5 апреля, призывая, с одной стороны, помещиков к ограничению своих требований, давала в то же время крестьянам определенное основание рассчитывать на поддержку в этом вопросе со стороны правительства при условии точного со­ блюдения указа от 29 января 1797 г., т. е. полного подчинения крепостных помещикам и выполнения до разбора дела всех воз­ ложенных на них повинностей. В тех же случаях, когда крестьяне не протестовали и не возникала опасность «возмущения», никого не интересовало, что творилось в имениях, и помещик мог исполь­ зовать труд крепостных в таких размерах, в каких ему это забла­ горассудится .

Переходя к рассмотрению судьбы указа от 5 апреля 1797 Г;

уже на протяжении первой четверти X I X в., т. е. в царствование Александра I, можно прийти к заключению, что и тогда, как и в павловское царствование, этот указ и был и не был. М. М. Спе­ ранский во «Введении к уложению государственных законов»

1809 г. характеризует этот указ не только как первую попытку регулирования взаимоотношений помещика и крестьянина, но и как поныне действующий законодательный акт: «Постановление о раз­ деле поселянских работ, с ограничением их тремя днями, — писал Сперанский, — постановление весьма примечательное, потому что оно со времени укрепления крестьян помещикам есть в сем роде первое».24 Об этом же свидетельствует, как и в павловские вре­ 23 Ц ГИА СССР, ф. 1345 V департамента Сената, оп. 98, д. 601, лл. 1 1 об,— 12 .

24 М М С п е р а н с к и й. Проекты и записки. Подгот. к печати А. И. Копанев и М. В. Кукушкина. Под ред. С. Н. Валка. М.—Л., 1961, стр. 159 .

19* мена, правительственная практика. Так, в 1809 г. министр внутрен­ них дел А. Б. Куракин, сообщая Комитету министров об отказе крестьян в Могилевской губернии работать по инвентарям и до­ казы вая «ослушность» этих крестьян, ссылаясь при этом на пол­ ную «законность» возложенных на них повинностей, писал: «Р ас­ пределение работ сделано в надлежащем порядке и с великой уме­ ренностью, ибо малосемейные вовсе уволены от работ, имеющие в семействе по одной рабочей душе мужеска и женска иола обя­ заны служить по половину дня в неделю, а имеющие 2 души по 1 дню и так далее; самые большие семейства не работают более как три дня в неделю на помещика».25 В 1825 г., опять-таки ми­ нистр внутренних дел, теперь уже В. С. Ланской, в своем пред­ ставлении в Комитет министров об отказе крестьян в Гродненской губернии работать по инвентарям, уже прямо апеллирует к пав­ ловскому указу о трехдневной барщине. У казы вая на отсутствие специального законодательства по этому вопросу, Ланской писал, что «все инвентари, не превышающие повинностей, назначенных вы ­ сочайшим манифестом 5 апреля 1797 г. по три дня в неделю, были правильны и оных держаться должно».26 Если теперь мы обра­ тимся к деятельности губернаторов, то и здесь мы неоднократно столкнемся с обращением к указу от 5 апреля как к закону, пол­ ностью сохранившему свою силу в плане ограничения барщинных работ. Т ак, в начале 1818 г. крестьяне помещиков Алексеевых обратились с жалобой к тамбовскому губернатору на притеснение их приказчиком. Рассмотрев эту жалобу, губернатор, «поставив»

владельцам «на вид» «беспорядки», происходящие в их имении, потребовал, в первую очередь, чтобы «на работы господские оп­ ределены были три дня».27 Этого же закона придерживались и дворянские представители в тех случаях, когда им надлежало раз­ работать положение об управлении тем или иным имением, когда оно передавалось владельцу на определенных условиях. Именно так обстояло дело с имением помещиков Кафтыревых, которым оно в 1821 г. возвращалось из опеки при условии, что они будут уп­ равлять им, руководствуясь положением, выработанным предста­ вителями дворянства Ярославской губернии. В этом положении указывалось, что следует вести «обработку вообще барских полей уравнительно и для обоюдных польз помещика и крестьян про­ изводить брат на брата, то есть половина должна находиться на барщине, а другая заниматься домашним своим хозяйством .

В сем положении барщины само собою разумеется, что одинокие крестьяне обязаны быть три дня на барщине, а три дня дома».28 Аналогичное положение было выработано представителями дво­ 25 Крестьянское движение в России в 1796— 1825 гг., стр. 251 .

26 Там же, стр. 575 .

27 Ц ГИ А СССР, ф. 1409 Собственной е. и. в. канцелярии, оп. 1, д. 2806, лл. 38—38 об .

28 Крестьянское движение в России в 1796— 1825 гг., стр. 694 .

рянства той же губернии и в 1824 г. для помещицы Носковой, на которую поступила жалоба от крестьян на «обременение» их гос­ подскими работами.29 Порой вспоминали о законах от 5 апреля 1797 г. и 16 марта 1798 г. и в связи с «отягощением» приписанных к фабрикам и заводам крестьян. В 1816 г. рязанский губернатор в связи с жалобой на неповиновение рабочих на фабрике Козлова приказал, чтобы приписные «не были бы отягощены» и не рабо­ тали «свыше мер, предписанных в высочайших указах 5 апреля 1797 г. и 16 марта 1798 годов».30 Д а и крестьяне помнили об указе 1797 г. как о законе, ограничивающем барщину. «В рассуждении господских работ, — доносит симбирский губернатор Александру I в 1818 г., — все крестьяне помещицы Наумовой единогласно ут­ вердили», что в то время как им «положено работать три дня на господина и три дня на себя», это правило не соблюдалось и их заставляли работать даже по воскресным дням.31 Итак, все вышеприведенное весьма убедительно, на первый взгляд, свидетельствует, что закон о трехдневной барщине дей­ ствительно существовал и за его реализацией строго наблюдали соответствующие органы. Но почему же в таком случае столь бле­ стящий знаток крестьянского вопроса, как Н. И. Тургенев, именно в эти годы отмечал, что хотя «закон императора Павла»

и существует, но «сила сего закона остается для крестьян недей­ ствительною... Известно, — пишет далее Тургенев, — что не все помещики довольствуются тремя днями работы крестьян своих, вопреки существующему и никем не отмененному закону. Известно, что многие помещики, сверх трех дней работы, берут с крестьян другие подати в натуре и деньгами. Известно, что некоторые за­ ставляют крестьян своих работать не 3, а 4, 5 и даже 6 дней в не­ делю».32 П. И. Пестель в «Русской Правде», исходя из существую­ щего положения, не считает нужным даже упомянуть о формально существующих регламентациях и прямо заявляет, что в России «участь крепостных людей в полной мере зависит единственно от мысли и воли их господ и что никакого не существует опреде­ лительного постановления, взаимные их отношения, обязан­ ности и права устанавливающего и положения крестьянского состояния, ясно определяющего».33 И действительно, много­ численные крестьянские жалобы александровского времени на­ глядно свидетельствуют, насколько справедливы утверждения Тургенева и сколь, в конечном счете, обоснованно заключение Пестеля .

29 Ц ГИ А СССР, ф. 1286 Департамента полиции исполнительной, оп. 3, 1824 г., д. 251, лл. 1—2 .

30 Рабочее движение в России в X IX веке. Т. I, Ч. 1. 1800— 1825. М., 1955, стр. 382 .

31 Крестьянское движение в России в 1796— 1825 гг., стр. 634 .

32 Архив братьев Тургеневых, т. III, вып. 5. Игр., 1921, стр. 419 .

33 Восстание декабристов, т. V II. М., 1958, стр. 173 .

Единственно, что в законодательном плане в годы царствования Александра I было связано с манифестом от 5 апреля 1797 г., это указы от 14 февраля и 30 сентября 1818 г. Первый из них возла­ гал на духовных лиц обязанность следить за выполнением закона, запрещающего господские работы в воскресные дни и, в случае нарушения такового, предписывал доносить об этом министру д у­ ховных дел и народного просвещения.34 Но уже через семь меся­ цев духовенство было освобождено от этой обязанности, которая возложена была на губернскую администрацию. При этом действие указа от 5 апреля, помимо воскресных дней, было распространено на двунадесятые и храмовые праздники.35 Однако в этих указах никаких упоминаний о трехдневной барщине не содержалось .

Правительственная политика в крестьянском вопросе во второй четверти X I X в. определялась, в первую очередь, двумя момен­ тами: во-первых, прогрессирующим кризисом крепостного хозяй­ ства и, во-вторых, неуклонным ростом крестьянского сопротивле­ ния. Оба эти обстоятельства при том условии, что правительство имело своею целью сохранить, по возможности, крепостное право, все же должны были усилить стремление к регламентации взаимо­ отношений помещика и крестьянина. Но в этом случае возникала другая проблема: каким путем осуществить эту регламентацию, чтобы не вызвать нареканий со стороны дворянства, что особенно казалось опасным в свете событий 1823 г .

И выход был найден в модернизации старого законодательства, за которое ответ несут «предки», но за выполнением которого сле­ дить должны «потомки» .

Именно так и получилось с указом 5 ап­ реля 1797 г., который в П С З в 1830 г. был наименован манифе­ стом «О трехдневной работе помещичьих крестьян в пользу поме­ щика и о непринуждении к работе в дни воскресные».36 Дальней­ шей трансформации подвергся текст этого документа при составле­ нии Свода законов. Судя по материалам II Отделения Собственной е. в. канцелярии, составлением первой книги Свода гражданских узаконений — «О состояниях» — и, в частности, «изложением у за­ конений главы о крепостных людях», вошедшей в IX т. Свода за­ конов, занимался М. А. Корф.37 Статья 389 этого Свода 38 ук азы ­ вала, что «владелец может налагать на крепостных своих всякие работы, взимать с них оброк и требовать исправления личных по­ винностей, с тем только, чтобы они не претерпевали чрез сие разо­ рения и чтоб положенное законом число дней оставляемо было на исправлении собственных работ». В сущности, указанный здесь рубеж эксплуатации крестьян не до полного «разорения» ничего не менял по сравнению с существовавшим положением и никого 34 1 П СЗ, т. X X X V, № 27270 .

35 Там же, № 27549 .

36 Там же, Т. X X IV, № 17909 .

37 Ц ГИ А СССР, ф. 1 2 5 1 — Сперанский, оп. 1, д. 86б, лл. 27, 72 .

38 СПб., 1835 .

и ни в чем не ограничивал. Однако упоминаемое в этой статье «положенное законом» число барщинных дней подготавливало пе­ реход к следующей, 590-й статье названного Свода, которая уже не на практике, а законодательным путем превращала манифест 5 апреля 1797 г. в закон о трехдневной барщине. «К рестьяне,— гласила эта статья, — обязаны работать на своего помещика три дня в неделю». Запрещение же принуждать крестьян к работам в воскресные и праздничные дни составило уже вторую часть дан­ ной статьи IX т. Свода законов. Законодательным основанием как для первой, так и для второй части статьи послужил павловский указ 1797 г. В этой же неизменной формулировке, но под другими номерами, названная статья вошла в последующие издания Свода законов 1842 и 1857 гг. Таков путь превращения придаточного предложения павловского манифеста в императив и включения его в Свод законов .

Однако и после 'всего этого судьба незаконнорожденного павлов­ ского отпрыска мало изменилась. Более того, в практической дея­ тельности о нем, в сущности, вспоминали так же редко, как и прежде. Характерно, что в Общем наказе гражданским губерна­ торам в 1837 г., где гражданским властям предписывалось строго следить, дабы крестьяне «не употреблялись в работы в воскрес­ ные и праздничные дни», о наблюдении за ограничением барщины напомнить не сочли возможным.39 Изредка о трехдневной барщине вспоминал какой-либо помещик, ж алуясь на крестьян, отказавшихся выполнять «узаконенной 3-дневной по вотчине повинности».40 Ф и ­ гурировала она и при составлении инвентарей для юго-западных губерний, т. е. Правобережной Украины. Но в целом, в масштабе империи, к этому указу, в сущности, не обращались в течение 20 лет. Однако крестьянские волнения конца 40-х и начала 50-х го­ дов X I X в. вновь заставили обратиться, но уже в несколько иной форме, к попытке регулирования обязанностей, возлагаемых на крепостных крестьян. Настроение правящих кругов и их новое отношение к старому павловскому указу очень ярко раскрывает переписка П. Д. Киселева и М. С. Воронцова 1851 — 1852 гг .

В письме к Воронцову Киселев указывал, что павловский закон может явиться исходным моментом для регламентации крестьян­ ских обязанностей, которые теперь должны уже включать не только число дней, но и нормы выработки с учетом всех специфи­ ческих особенностей района. В своем ответе Воронцов поддержал идею Киселева об использовании павловского указа, но трактовал его, однако, как путь к решительному повороту в крестьянском во­ просе. «Закон императора Павла не довольно ясен, — писал Ворон­ ц ов,— и редко где исполняется по намерению законодателя. По­ править это, по моему мнению, нетрудно и не может иметь никаких U 2 П СЗ, т. X II. отд. 2, № 10303, § 34 .

Крестьянское движение в России в 1826— 1849 гг. М., 1961, стр. 120 .

дурных последствий, ни произвесть каких-нибудь опасных слухов .

Не нужно нового узаконения — одно подтверждение указом из Се­ ната, а когда этого не хотят, то и один циркуляр с высочайшего соизволения от министра внутренних дел, был бы достаточен, чтобы привести это важное дело в порядок. Довольно объявить, что император Павел, выдавая этот указ, имел в виду поставить гра­ ницы для употребления крестьян на сельские работы в пользу помещика так, чтобы было справедливо для крестьян и достаточно для владетеля, ибо никто не может сказать, чтобы трех дней в пользу помещика не было довольно».41 Прошло немного времени, и в начале 1853 г. проблема регулирования крестьянских повин­ ностей приобрела еще большую остроту. «Вы говорите почти все, что я осмелился сказать в своем ответе, — писал 24 апреля 1853 г .

Воронцов Киселеву, — вы сознаете, что мы стоим на волкане, вы боитесь восстания крестьян, которое грозит стране и существо­ ванию дворянства; вы говорите, что желаете регулирования кре­ постного права даже из страха тех последствий, которые угро­ жают нам. Вы совершенно правы; я разделяю этот страх и, по­ добно вам, желаю регулирования из страха, но также по чувству справедливости и по правилам нашей святой религии».42 Это письмо Воронцова, равно как и связанные с его обращением к Николаю мероприятия по воскрешению закона о трехдневной барщине, не­ посредственно были вызваны событиями, развернувшимися в ян­ варе 1853 г. в селе Маслов К ут Пятигорского уезда Ставрополь­ ской губернии. Восстание крепостных, которое удалось подавить лишь с помощью артиллерии и где толпу, кричавшую «мы хотим воли», разогнали лишь после того, как было убито и ранено свыше 300 человек, т. е. более 15% неподчинявшихся крестьян, естест­ венно, не могло не заставить правительство вновь заняться вопро­ сом о возможности предотвращения таких выступлений. Тем более приходилось обо всем этом думать, что 1853 г., в начале которого и произошло восстание в Масловом Куте, ознаменовался значи­ тельным числом крестьянских выступлений, убийств помещиков и представителей вотчинной администрации.43 А в довершение всего, когда следственное дело о событиях в Масловом Куте попало в руки Николая I, уже началась Восточная война, которая еще больше обострила внутреннее положение страны. При том условии, что решительные акции, направленные против крепостного права, для правительства в этот момент были невозможны, естественно, приходилось ограничиваться лишь новой попыткой регулирования взаимоотношений крестьян и помещиков. Но так как всякий новый акт в этом плане мог вызвать тревогу и недовольство дворянского 41 А. П. З а б л о ц к и й - Д е с я т о в с к и й. Граф П. Д. Киселев и его время, т. IV. СПб., 1882, стр. 249 .

42 А. П. З а б л о ц к и й - Д е с я т о в с к и й. Граф П. Д. Киселев и его время, т. II. СПб., 1882, стр. 327—328 .

43 Крестьянское движение в России в 1850— 1856 гг. М., 1962, стр. 732 .

сословия, решено было внешне действовать, как это и советовал Воронцов, в пределах старых законодательных актов, в то же время пытаясь как-то их модернизировать. В изложении следствен­ ного дела «о возмущении крестьян в с. Маслов Кут помещиков Калантаровых» среди причин, вызвавших это событие, в качестве «второго предмета» фигурировал подробный раздел «об обремени­ тельных оброках и работах». И хотя здесь и указывалось, что на барщине крестьяне заняты «по три дня в неделю», но одновре­ менно с этим сообщалось, что «по особому согласию крестьян» они трудились «понедельно» и «без зачета ненастных дней и прихода к месту помещичьих работ».44 И уже 22 октября того же 1853 г .

председатель Комитета министров А. И. Чернышев обратился с секретным письмом к министру внутренних дел Д. Г. Бибикову, в котором, ссылаясь на материалы следствия по делу владельца села Маслов К ут Калантарова, указывал, что этот помещик « з а ­ ставлял крестьян, вместо определенных по закону в пользу вла­ дельца три дня в неделю, работать в течение нескольких недель сряду, предоставляя равное число дней в пользу крестьянина, но тогда уже, когда удобное для работ время прошло, а также посы­ лал крестьян для господских работ в дальние места, не считая в их пользу те дни, которые они провели в следовании туда и обратно».45 Сообщив Николаю I об опасениях, что подобные случаи «злоупо­ требления помещичьей властью «могут быть и в других местах», Чернышев доводил до сведения Бибикова, что «го суд ар ь... изво­ лил признать необходимым циркулярно подтвердить гг. предво­ дителям дворянства, чтобы они сами наблюдали и при всех слу­ чаях внушали помещикам о непременном соблюдении закона, по коему крестьяне обязаны работать в пользу помещика только 3 дня в каждую неделю».40 Проект этого циркуляра, составленный по подсказке Воронцова и «по непосредственным указаниям» царя и им же утвержденный, одновременно с этим письмом пересылался Чернышевым Бибикову, и при этом особо оговаривалось, что «его величеству угодно, дабы сей циркуляр, в предупреждение разных толков, был сообщен секретно, и чтобы ему вообще не было дано гласности».47 Через два дня, 24 октября 1853 г., Бибиков уже разо­ слал этот циркуляр не только всем губернским предводителям дво­ рянства, но и губернаторам, особо при этом подчеркивая необхо­ димость сохранения строжайшей тайны и даже предписывая всю переписку по этому вопросу с предводителями вести в пакетах с надписью «в собственные руки».48 Специфической особенностью этого циркуляра было указание, чтобы обязанности крестьян были 44 Ц ГИ А СССР, ф. 1268 Кавказского комитета, оп. 6, 1853 г., д. 46, л. 67 об .

45 Крестьянское движение в России в 1850— 1856 гг., стр. 385 .

46 Там же, стр. 385 .

47 Там же .

48 Там же, стр. 386, 650 .

не просто ограничены тремя днями в неделю, но тремя днями в ка­ ждую неделю. При такой формулировке нельзя было, как это де­ лалось почти повсеместно, использовать труд крестьян в течение всего уборочного или посевного времени, возвращая им перерабо­ танные дни в период, уже непригодный для сельскохозяйственных работ. В циркуляре было также оговорено, что «при отсылке кре­ стьян для господских работ в места, отдаленные от их жительства, время, употребленное ими на переход туда и обратно, непременно должно быть зачитаемо в число следующих в пользу владельца рабочих дней».49 Однако то обстоятельство, что в отличие от мани­ феста от 5 апреля 1797 г. этот циркуляр не только не оглашался «всенародно», но держался в строжайшем секрете, в конечном счете свело на нет и его требования. Кое-где местная администрация вначале весьма ретиво взялась за его реализацию. Так, тверской губернатор, исполняя циркуляр министра внутренних дел от 24 октября 1853 г., сообщил губернскому предводителю дворян­ ства, что в имении помещика Неронова в Калязинском уезде кре­ стьяне чрезвычайно обременены различными повинностями, а бар­ щину выполняют «нередко по 6 дней в неделю», и потому необхо­ димо принять меры к «облегчению крестьян от обременительных для них распоряжений помещика».50 Но очень скоро эта админи­ страция успокоилась, поняв, что, если не произойдет чрезвычай­ ных событий, никто за неисполнение этой инструкции взыскивать не будет, как и не взыскивали с помещиков за невыполнение соот­ ветствующих статей Свода законов .

Таков был путь, пройденный указом от 5 апреля 1797 г. в годы крепостного права. Возникнув «из страха» в связи с крестьянским движением 1796— 1797 гг. в Орловской губернии, он после дол­ гих мытарств воскрес, опять-таки «из страха»! в связи с крестьян­ ским движением 1853 г. в Ставропольской губернии. Не выполня­ ясь систематически и повсеместно, это «локальное» регулирование, естественно, не могло дать какого бы то ни было эффекта ни в пе­ риод разложения, ни в момент глубокого кризиса крепостной си­ стемы. Вместе с тем следует отметить, что при составлении Мест­ ного положения 1861 г. по великороссийским, новороссийским и бе­ лорусским губерниям указ от 5 апреля 1797 г. и секретный цир­ куляр министра внутренних дел от 24 октября 1853 г. в опосред­ ствованном виде нашли свое отражение в гл. III « О повинности издельной (барщине)». М ы имеем в виду статью 196, гласившую, что «рабочие дни, в счет повинности отбываемые, не могут быть переносимы помещиком с одной недели на другую иначе, как по взаимному соглашению с крестьянами», и статью 197, согласно ко­ торой «причитающиеся на каждую неделю с целого общества, от­ Там же. стр. 386 .

50 ЦГИА СССР, ф. 1286 Департамента полиции исполнительной, оп. 14, 1853 г., д. 820, лл. 91 об.—92 об .

бывающего издельную повинность, число рабочих помещик может требовать на работу в те дни недели, какие он сам назначит, с тем, однако же, чтобы в один день не было требуемо более одной трети

•общего числа всех рабочих дней, причитающихся со всего обще­ ства на целую неделю».51 И только тогда, после официальной ликвидации крепостного права, трехдневная барщина впервые в общероссийском масштабе была введена в имениях, где крестьяне переведены были в разряд




Похожие работы:

«Серия История. Политология. Экономика. Информатика. 100 НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ 2013 № 8 (151). Выпуск 26 УДК 941471.081 ТРАДИЦИИ И НОВАЦИИ В КРЕСТЬЯНСКИХ ПРЕДСТАВЛЕНИЯХ О ПОМЕЩИЧЬИХ ДОБРОДЕТЕЛЯХ В 60-90-Е ГГ. XIX В*. В статье рассматривается феномен восприятия помещ ика бывш ими кр...»

«Зеляк Виталий Григорьевич ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ОЛОВОДОБЫВАЮЩЕЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ МАГАДАНСКОГО СОВНАРХОЗА: 1957-1962 ГГ. В статье проводится анализ динамики развития второй по значимости отрасли Магаданского совнархоза оловодобычи. Коллективу горняков удалось преодолеть многие кризисные явления, сл...»

«Суханова Наталья Исто и~ Япон кои Православно И _ ер ~~е~ автономии к путь •.••.•.•.•.•.•• БОГООЛОВОКАЯ И ЦбРКОВНО-ИОТОРИЧвОКАЯ БИБЛИОТЕКА ИСТОРИЧЕСКАЯ КНИГА "Врата радости Господней". Иллюстрация из журнала "Нихон сэйкёкайхо". Февраль 1968. Т. 1,№ 3. С. 11.РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ...»

«СПЕЛЕОЛОГИЯ САМАРСКОЙ ОБЛАСТИ сборник статей Самарской областной спелеокомиссии, Самара, 1998. Сборник статей СПЕЛЕОЛОГИЯ САМАРСКОЙ ОБЛАСТИ обобщает результаты исследований более чем за тридцатилетний период и является итогом работы нескол...»

«ИСТОРИЯ ОБЩЕСТВ И ЦИВИЛИЗАЦИЙ С. А. ДАВЫДОВ ДРЕВНЯЯ МЕСОПОТАМИЯ: СКОВАННАЯ СВОБОДА И ЭМАНСИПИРОВАННОЕ РАБСТВО Рабовладение в Древнем Междуречье имело специфику, отличавшую его от классического. С одной стороны, здесь свободные люди несли тяжелое бремя повинност...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Владимирский государственный университет Кафедра истории и музеологии КОНСПЕКТ ЛЕКЦИЙ ПО ДИСЦИПЛИНЕ "ИСТОРИЧЕСКОЕ АРХИВОВЕДЕНИЕ" Составители В.В. Гуляева И.Д. Левковский Владимир 2008 УДК 930.25 ББК 79.3 К65 Рецензент Кандидат...»

«Светлой памяти моего отца лейтенанта Ильинского Михаила Фёдоровича — кавалера орденов Отечественной войны II степени, Красной Звезды и медали "За оборону Ленинграда", павшего смертью храбрых за нашу Советскую Родину, —...»

«В ПОМОЩЬ ПРЕПОДАВАТЕЛЯМ ПРОГРАММА ПО ИСТОРИИ РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ М. А. Маслин, В. В. Богатов, А. Д. Косичев, В. А. Кувакин, А. Т. Павлов, П. С. Шкуринов РАЗДЕЛ 1. ВВЕДЕНИЕ Тема 1. Предмет и задач...»







 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.