WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

«истории Б.И.Николаевский Тайные страницы истории Содержание Ю Фельштинский Несколько слов об авторе этой книги Б. И. НИКОЛАЕВСКИЙ К ИСТОРИИ БОЛЬШЕВИСТСКОГО ЦЕНТРА Б. И. НИКОЛАЕВСКИЙ ...»

-- [ Страница 1 ] --

Николаевский Б

Тайные страницы

истории

Б.И.Николаевский

Тайные страницы истории

Содержание

Ю Фельштинский Несколько слов об авторе этой

книги

Б. И. НИКОЛАЕВСКИЙ

К ИСТОРИИ "БОЛЬШЕВИСТСКОГО ЦЕНТРА"

Б. И. НИКОЛАЕВСКИЙ

К БИОГРАФИИ МАЛЕНКОВА И ИСТОРИИ КОМПАРТИИ

СССР

Глава 1. "На заре туманной юности .

. "

Глава 2. Генезис "советских ташкентцев"

Глава 3. Московское студенчество в 1922-1924 гг .

Глава 4. Маленков в МВТУ Глава 5 .

Личный секретариат Сталина Глава 6. Сталин в борьбе за власть Глава 7. Сталин и Маленков ДОКУМЕНТЫ

I. ГЕРМАНИЯ И РУССКИЕ РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ В ГОДЫ

ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОИНЫ

II. ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПОЛИТБЮРО И ДРУГИЕ

СЕКРЕТНЫЕ ДОКУМЕНТЫ 1934 ГОДА ПРИЛОЖЕНИЕ

ЛЕНИН И ДЕНЬГИ БОЛЬШЕВИСТСКОЙ

ОРГАНИЗАЦИИ

БИОГРАФИЯ МАЛЕНКОВА

ГЕРМАНИЯ

И РУССКИЕ РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ

В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ

ВОЙНЫ

ПРОТОКОЛЫ ПОЛИТБЮРО

И ДОКУМЕНТЫ ОСОБОГО ОТДЕЛА

НКИД СССР, 1934 Редактор-составитель доктор исторических наук Ю .

Г. ФЕЛЬШТИНСКИЙ В книгу вошли не публиковавшиеся ранее докумен­ ты и материалы из архива известного русского историка Б. И. Николаевского, хранящиеся в Гуверовском институ­ те (Стенфорд, США). В ней рассматриваются такие сюже­ ты, как история "Большевистского центра", Ленин и день­ ги большевистской организации, Германия и русские революционеры в годы первой мировой войны, био­ графия Маленкова, постановления Политбюро ЦК ВКП(б) 1934 г .

Для научных сотрудников, преподавателей, студен­ тов и всех, интересующихся историей России .

Несколько слов об авторе этой книги Сын священника, Борис Иванович Николаевский (1887-1966) учился в гимназии в Самаре и в Уфе. В 1903— 1906 гг. — большевик, затем меньшевик. В 1904 г., будучи гимназистом, был впервые арестован за принад­ лежность к молодежному революционному кружку, судим за хранение и распространение нелегальной социал-де­ мократической литературы. В тюрьме провел около ше­ сти месяцев. В общей сложности до революции арестовы­ вался восемь раз, на короткие сроки. Дважды отпускался по амнистии 1905 г. За участие в первой русской рево­ люции приговорен к двум годам. Бегал из тюрем, три ра­ за ссылался. Революционной деятельностью занимался в Уфе, Самаре, Омске, Баку, Петербурге, Екатеринославе. В 1913-1914 гг. работал в легальной меньшевистской "Ра­ бочей газете" в Петербурге. После революции, в 1918гг. как представитель ЦК меньшевиков ездил с по­ ручениями от партии по всей России. С 1920 г. — член ЦК партии меньшевиков. В феврале 1921 г. вместе с другими членами ЦК меньшевистской партии арестован и после одиннадцатимесячного заключения выслан из РСФСР за границу. В эмиграции (в Германии, Франции и США) про­ должал принимать активное участие в политической дея­ тельности партии меньшевиков. 20 февраля 1932 г. ли­ шен, вместе с семьей Троцкого и рядом других эмигран­ тов, советского гражданства .

Однако политическая деятельность Николаевского, как бы к ней ни относиться, не была в его жизни глав­ ным .





Б. И. Николаевский был прежде всего историк, и его заслуга перед Россией и русской историей состоит в том, что начиная с 1917 г. он собирал, хранил (и сохранил для потомков) бесценнейшую коллекцию архивных материа­ лов. После февральской революции, когда революционе­ ры по всей стране громили центральные и местные архи­ вы (особенно полицейские), Николаевский, как предста­ витель ЦИКа Советов, вошел в комиссию по изучению Архива департамента полиции. В 1918 г. вместе с П. Е .

Щеголевым он составил проект организации Главного управления по архивным делам. И именно Николаевский убедил тогда большевика Д. Б. Рязанова взяться за спа­ сение архивов. В 1919-1921 гг. Николаевский стоял во главе историко-революционного архива в Москве, выпустил ряд книг по истории революционного движения в России и на Западе .

Как социал-демократа Николаевского в первую оче­ редь интересовала история революционного движения в России и в Европе. Но его интересы как историка шли далеко за пределы спектра, ограниченного узкими рамка­ ми социал-демократии. Он был чуть ли ни единственным меньшевиком, пытавшимся понять трагедию власовского движения и оправдать его (чем обрушил на свою голову многочисленную критику однопартийцев). Его способ­ ность списываться с людьми самых разных политических взглядов, от монархистов до коммунистов, заставлять их относиться к нему как к историку с полным доверием, убеждать их в необходимости написания мемуаров или же составить подробные ответы на многочисленные и конкретные вопросы — не может не поразить каждого, кто сегодня работает с собранными Б. И. Николаевским архивами. Настолько, насколько это было возможно в те годы, он располагал информацией, которая позволяла ему знать все, всех и все обо всех. За справками к нему обращались писатели, историки и публицисты из разных уголков мира. И почти всегда получали от него толковые и конкретные сведения. Он обладал уникальной, почти фотографической памятью и был "ходячей энциклопеди­ ей" русской революции .

Но меньшевик Б. И. Николаевский не смог бы завое­ вать столь безусловного доверия расколотой русской эмиграции и даже командированных за границу совет­ ских коммунистов, если бы его личные этические принци­ пы как историка и собирателя архивов обычно не стояли над политикой и над потребностями момента. Посвящен­ ный во многие человеческие и политические тайны свое­ го времени, он ни разу не позволил себе погнаться за сенсацией и опубликовать ставший ему доступным мате­ риал в ущерб интересам своего информатора .

Как собиратель архивов Николаевский оставил во­ семьсот с лишним коробок архивных материалов. Сегод­ ня они хранятся в Гуверовском институте (Стенфорд, США). Как историк и публицист, он опубликовал большое количество статей на русском и основных европейских языках. Уделяя много времени архивам, переписке с людьми и политической деятельности, Николаевский был менее продуктивен как автор собственных книг .

Его са­ мая известная книга — об Азефе, написанная в 1932 г. с традиционной точки зрения, сегодня не кажется очень ценной. Много позже Николаевский пришел к новым, очень важным, сенсационным выводам: Азеф провокато­ ром не был, а был полицейским агентом и аккуратно пе­ редавал информацию о готовившихся террористических актах директору департамента полиции Лопухину. Имен­ но Лопухин (чуть ли не с согласия Витте) клал эту инфор­ мацию под сукно и тем самым умышленно допустил не­ сколько террорис тических актов. Об этом Николаевскому сообщила вдова Лопухина, с которой он беседовал уже в эми­ грации. Эти данные Николаевский собирался использо­ вать в новом издании книги. "У меня подобрались неиз­ данные материалы о Лопухине и его отношениях с Витте (в связи с большой борьбой между Витте и Плеве) [... ] много нового и важного материала, который я охотно дал бы в качестве" особого введения и добавления", — писал Николаевский. [ГА, кол. Николаевского, ящик 500, папка

8. Письма Б. И. Николаевского проф. П. Шейберту от 28 декабря и 14 марта 1962 г. ] Однако разработать эту тему Николаевский не успел. Нового издания не было .

Борис Иванович Николаевский скончался в 1966 г., оставив незавершенными многочисленные свои проекты по изданию книг и исторических сборников. Его бесцен­ ное архивное собрание - лучший памятник умершему ис­ торику .

Идея выпуска исторического сборника, основанного на материалах собственного архива, принадлежала Б. И .

Николаевскому. С тех пор прошло несколько десятиле­ тий. Ушел из жизни историк. Из-за финансовых затрудне­ ний так никогда и не вышел задуманный им сборник- Ряд материалов был опубликован в периодической печати .

Другие — похоронены в папках архива .

В настоящее издание вошли два не публиковавших­ ся ранее текста историка: К истории "Большевистского центр а" и К биографии Маленкова и истории компар­ тии СССР. Первая работа является предисловием к не­ законченному фундаментальному труду Б. И. -Николаев­ ского — многотомному сборнику документов по истории " Большевистского центра" .

Вторая работа, название которой принадлежит ре­ дактору этой книги, -незаконченная биография Маленко­ ва, ставшего на короткий срок руководителем советского государства. По отрывочным фразам переписки, которую Николаевский вел в то время, можно легко понять, чем должна была закончиться работа о Маленкове. Николаев­ ский пришел к выводу, что Сталин был убит .

"Жизнь всегда требует компенсации и если и дарит таким хорошим подарком, как удар у Сталина (или удар по Сталину?), то отплачивает на другом, — писал Никола­ евский бывшему руководителю французской компартии, известному историку и публицисту Борису Суварину 23 марта 1953 г. Я все более и более прихожу к выво­ ду, что Сталин умер в результате большой борьбы, кото­ рая заполнила первые месяцы этого года и смысл кото­ рой состоял в разгроме личного секретариата Сталина блоком Маленкова с Берией" [Международный институт социальной истории в Амстердаме. Архив Б. К. Суварина, папка 1. ] "Похоже, что Сталину помогли умереть и что на этой почве теперь начинается борьба", — писал он Т. И .

Вулих через две недели, 6 апреля [ГА, кол. Николаевского, ящик 207, папка 16-] "[... ] Пытаюсь расшифровать значение событий, предшествовавших смерти Сталина (теперь я убежден, что было что-то вроде дворцового переворота и что Ста­ лину "помогли умереть")", — заключает Николаевский в другом своем письме Суварину. [Архив Б. К. Суварина, папка 1. Письмо Николаевского Суварину от 14 апреля 1953 г. ] Однако после расстрела Берии и снятия Маленкова окончание работы над биографией Маленкова потеряло для Николаевского всякий смысл, и книга осталась неза­ вершенной .

Во второй части сборника публикуются документы, представляющие интерес и для историков, и для широко­ го круга читателей. Материалы Гуверовского института публикуются с любезного разрешения администрации .

Ю. ФЕЛЬШТИНСКИЙ Бостон Б. И. НИКОЛАЕВСКИЙ К истории "Большевистского центра" Большевистский центр" (БЦ) - так называлась орга­ низация, которая в 1906гг. стояла во главе большевистской фракции тогда формально еще единой РСДРП. История этого Центра до сих пор остается совершенно неизученной. Во всей огромной литературе по истории большевистского движения нет ни одной работы, которая содержала бы попытку дать обзор деятельности этой организации, хотя исключительная важность последней для общей истории большевизма очевидна .

В первые годы революции советские историки боль­ шевизма, правда, пытались затрагивать вопрос об этом Центре, хотя и с большой сдержанностью. О нем, напри­ мер, упоминал Г. Е. Зиновьев в своей "Истории Россий­ ской коммунистической партии (большевиков)" (ГИЗ. Пет­ роград, 1923). Но чем прочнее становилась диктатура, тем реже делались такие упоминания, а за последние го­ ды само название "Большевистский центр" исчезло из официальных курсов истории большевизма; в частности, полностью молчат о нем "Краткий курс истории ВКП (б)", отредактированный Сталиным, и обзор той же истории, напечатанный во втором издании Большой советской энциклопедии .

Знакомство с материалами о БЦ позволяет понять причины замалчивания: в его истории было слишком много таких сторон, привлекать внимание к которым со­ ветские историки считают нежелательным .

В истории БЦ следует различать три главных перио­ да: от мая 1906 г. до мая 1907 г. (т. е. между Стокголь­ мским и Лондонским съездами РСДРП), с мая до конца 1907 г. (до выезда за границу Ленина и Богданова, а за­ тем Красина и ряда других членов БЦ) и, наконец, с на­ чала 1908 г. до официального роспуска БЦ, который со­ стоялся после пленума ЦК в январе 1910 г .

Относительно первого из этих периодов вопрос о формах функционирования тогда БЦ нельзя считать вы­ ясненным. А. Богданов в воззвании "К товарищам боль­ шевикам", которое было выпущено группой "Вперед" по поводу официального роспуска БЦ на пленуме ЦК РСДРП в январе 1910 г., создание БЦ относит ко времени Лон­ донского съезда (май 1907 г. ). Только об этом Центре го­ ворят и официальные комментаторы Института МарксаЭнгельса-Ленина2. О том, что особый Центр боль­ шевистской фракции был создан уже в Стокгольме пишет только Зиновьев.

Рассказав, что на этом этапе съезда по­ бедили меньшевики (большинством 62 против 46 голосов), он прибавляет:

"Большевикам ничего не осталось, как подчиниться, т. к. они были в меньшинстве, а рабочие требовали един­ ства. Но на деле Объединительный съезд нисколько не объединил большевиков с меньшевиками, и на деле мы уехали из Стокгольма двумя отдельными фракциями. В ЦК взяли несколько наших товарищей, как мы тогда гово­ рили, — заложниками. Но в то же время, на самом съез­ де, большевики составили свой внутренний и нелегаль­ ный в партийном отношении Центральный комитет. Этот период в истории нашей партии, когда мы были в мень­ шинстве и в ЦК, и в Петроградском комитете и должны были скрывать свою сепаратную работу, был для нас очень тяжелым и мучительным... Положение было такое, словно две партии действовали в рамках одной"3 .

Зиновьев, который был членом Центра, созданного в мае 1907 г., а в 1906--1907 гг. был одним из наиболее крупных представителей большевиков в Петербургском комитете, конечно, был осведомлен о творившемся тогда на верхушке большевистской фракции. Какой-то свой центр она имела и в 1906-1907 гг. — и скрывать его существование было "очень тяжело и мучительно". Но и Зиновьев не относит к нему название "Большевистский центр". С другой стороны, Богданов, который в тот пери­ од был вообще одной из центральных фигур большевист­ ской фракции, отнюдь не говорит, что в 1906-1907 гг .

вообще не существовало никакого центрального органа фракции. Он только говорит, что центр, получивший на­ звание "Большевистского центра", был создан в Лондоне .

Противоречия между этими свидетельствами нет; и правильнее всего будет считать, что большевистская фракция Стокгольмского съезда, выпустившая тогда осо­ бое "Обращение к партии'Ч, одновременно создала свою особую внутреннюю организацию с каким-то центром, но этот центр, хотя он фактически выполнял все те функции, которые позднее легли на БЦ, еще не носил та­ кого официального названия .

Кто именно входил в БЦ первого состава, точно не­ известно: в печати имена членов ни в то время, ни позд­ нее названы не были. Несомненно, чю стержнем БЦ была тройка в составе Ленина, Богданова и Красина, которая в письмах Богданова фигурирует под названием "финансо­ вой группы", а в заявлении Камо-Петросяна — под назва­ нием "коллегии трех"- Именно она фигурирует и в доку­ ментах Лондонского съезда в качестве полномочной представительницы большевистской фракции, которой были переданы 60 тыс. руб. из наследства Саввы Морозо­ ва, "лицом, имевшим формальное и моральное право распорядиться деньгами по своему усмотрению"5 .

Добывание средств и расходование их на дела, ко­ торые вела большевистская фракция, действительно, составляли важную часть функций "тройки". Но ими она не ограничивалась: она вела также все конспиративные предприятия большевистской фракции, а эти предприя­ тия были и многообразны и разносторонни. Красин был исключительно талантливым организатором-инженером .

"Во все стороны умен", —так, по рассказу Горькогоб, оха­ рактеризовал Красина Савва Морозов; и Красин действи­ тельно создал вокруг БЦ даже не трест, а целый сложный комбинат всевозможных тайных лабораторий, мастер­ ских, типографий и пр., обслуживавших не только боль­ шевистские, но и иные, совсем не социал-демократиче­ ские "боевые предприятия". Достаточно сказать, что и дача Столыпина была взорвана бомбами, изготовленны­ ми в лабораториях БЦ, и при экспроприации в Фонарном переулке в ход были пущены снаряды того же происхож­ дения .

Выработка политической линии большевизма в тот период происходила в более широкой коллегии, чем эта " тройка". К участию в обсуждении вопросов бывали при­ влекаемы также крупнейшие партийные литераторы и практики движения, но очень похоже, что они не состав­ ляли прочно закрепленного коллектива, состав участни­ ков которого был бы точно определен в организационном порядке. Вернее всего это были организационно не­ оформленные совещания центральных работников фракции, которые "тройка" созывала по мере необходи­ мости. Поскольку "тройка" была едина в своих настрое­ ниях, постольку принятие ее предложений было обеспе­ чено.. .

Весьма возможно, что в этот период весь центр большевистской фракции, поскольку он был как-то за­ креплен организационно, состоял из одной этой "тройки" .

жжж Лондонский съезд (май 1907 г. ), внеся существен­ ное изменение во внутрипартийную обстановку, принес большие изменения и в структуру большевистской фракционной организации. Большевиков на нем оказа­ лось лишь немногим больше, чем меньшевиков: 105 большевикам противостояло 197 меньшевиков плюс 4 тя­ готевших к последним "нефракционных". Но в ряде во­ просов вновь вошедшие в РСДРП национальные социалдемократические группы (особенно польская) были бли­ же к большевикам, и в союзе с ними большевики получи­ ли большинство в ЦК. Это большинство было весьма не­ прочным: распространялось оно далеко не на все вопро­ сы, но меньшинством в ЦК большевики во всяком случае быть перестали. Тем не менее о роспуске своего фракци­ онного центра большевики и теперь не думали. Наобо­ рот, они расширили этот центр, подвели под него строго оформленную организацион ную базу и официально дали ему название "Больше­ вистский центр" .

В новый Центр теперь было введено 15 человек, а именно: А. А. Богданов, И. П. Гольденберг (Мешковский), И. Ф. Дубро-винский, Г. Е. Зиновьев, Л. Б. Каменев, Л. Б .

Красин, В. И. Ленин, Г- Д. Линдов, В. П. Ногин, М. Н. По­ кровский, Н. А. Рожков, А. И. Рыков, В. К- Таратута, И. А .

Теодорович и В. Л. Шан-цер7 .

Г. Зиновьев был единственным из ближайших со­ трудников Ленина последующих лет, который позднее сделал попытку объяснить мотивы этого решения боль­ шевиков: по его словам, они не верили в возможность длительной совместной работы с меньшевиками в новом общепартийном ЦК, где все зависело от голосования " националов", в надежности которых большевики не были уверены, а потому решили продолжать свою работу по подготовке к расколу .

"Мы решили, — пишет Зиновьев, — что в ЦК мы бу­ дем работать и страдать по долгу службы, но настоящую работу мы будем делать в своем БЦ, ибо было ясно, что этот "брак поневоле" с меньшевиками будет непродолжи­ тельным'^ .

Есть все основания полагать, что именно такими со­ ображениями на тогдашних совещаниях большевиков бы­ ло официально обосновано решение об укреплении и оформлении их фракционной организации. Но внима­ тельный анализ списка членов нового состава БЦ на фо­ не дальнейшей тактики Ленина во внутрифрак-ционных отношениях заставляет думать, что поведение Ленина в этом вопросе определялось также и соображениями ино­ го порядка: он уже в то время предвидел возможность конфликта внутри фракции большевиков и принимал ме­ ры для закрепления своих позиций против позиций двух остальных членов старой руководящей большевистской " тройки", — против Богданова и особенно Красина .

жжж Такой конфликт действительно пришел очень скоро, — и именно он определил всю дальнейшую судьбу БЦ .

Полное и всестороннее выяснение действительных причин этого конфликта внутри БЦ возможно только в итоге, с одной стороны, подробного анализа общей эво­ люции политической и тактической мысли большевизма эпохи революции 1905-1907 гг. и, с другой, выяснения личных отношений между руководящими деятелями большевистской фракции, и прежде всего, конечно, меж­ ду Лениным, Богдановым и Красиным .

Несомненно, что внутри большевистской фракции 1905- 1907 гг. имелись весьма существенные разногла­ сия как по воп росам большой политики и тактики, так и по вопро­ сам тактики борьбы внутрипартийной, т. е. борьбы про­ тив меньшевистского крыла партии. В ходе этих споров Ленин далеко не всегда имел на своей стороне большин­ ство фракции. Было немало случаев, когда он или оста­ вался в меньшинстве, или, как рассказывает один из ме­ муаристов, бывал вынужден "в полном боевом порядке" переходить на позиции противника, даже не доводя дела до голосования (он очень не любил оставаться в мень­ шинстве, особенно внутри своей собственной фракции) .

Так бывало и по крупным политическим вопросам: имен­ но так он поступил в декабре 1905 т. на большевистской конференции в Таммерфорсе, когда он считал правиль­ ным участие в выборах в Государственную думу, но из выступлений других делегатов понял, что он останется едва ли не одиноким9 .

Опытный стратег внутрипартийной борьбы, Ленин понимал значение исторически сложившихся внутрипар­ тийных коллективов-фракций и, как правило, крайне бе­ режно относился к коллективу своей фракции. Поскольку инициатива была в его руках, на расколы в рядах своих сторонников он шел только в случаях крайней необходи­ мости. Если брать вопросы большой политики, такой крайней необходимости в 1908--1909 гг. не было: разно­ гласия между Лениным и так называемыми "отзовистами" и "ультиматистами" (т. е. сторонниками "отзыва" социалдемократических депутатов из Третьей государственной думы или предъявления им "ультиматума" об изменении тактики) были в тот момент несравненно менее крупными и менее актуальными, чем, например, те разногласия, ко­ торые отделяли его от большинства большевиков в декабре 1905 г. или в августе 1907 г. 10, — а тогда Ленин и не думал о расколе, хотя последствия принятых против его мнения решений именно тогда могли иметь несрав­ ненно более вредные (с его точки зрения) последствия .

Таким образом, приходится считать несомненным, что непримиримое отношение Ленина к Богданову и его группе в 1908---1909 гг. вызывалось не остротою рас­ хождения по общеполитическим вопросам .

Особенно неправильными являются попытки основ­ ную причину этого конфликта искать в несогласии Лени­ на с философскими взглядами Богданова. Отличительные черты этих взглядов Богданова Ленину были хорошо из­ вестны еще с начала 1900-х гг. Если верить его поздней­ шим рассказам, Ленин уже с того времени считал эти вз­ гляды ошибочными и указывал на это Богданову, но они не помешали Ленину принять политическую помощь Бог­ данова, которая была предложена последним в самый критический период политической биографии Ленина: в 1904 г., когда Ленин, порвавший не только с недавними коллегами по редакции "Искры", но и с руководящей группой "искровских" практиков членами ЦК в России (во главе с Носковым, Краси­ ным, Кржижановским и др. ) — был политически почти одинок. Без помощи —политической, литературной и матермальной - Богданова и его-друзей Ленин тогда не смог бы поставить свой литературный орган, не смог бы вообще построить свою фракциюіі. Богданов, встав на его сторону, политически буквально спас Ленина. Именно Богданов в начале 1905 г. вернул на сторону Ленина Кра­ сина, вместе с которым стал главной силой большевизма в России 1905— 1906 гг. Группа литературно-политиче­ ских друзей Богданова составляла главные кадры сотруд­ ников всевозможного рода большевистских легальных из­ даний в 1905-1908 гг .

Ленин позднее усиленно подчеркивал, что он уже в 1904 г. оговаривал свое несогласие с философскими вз­ глядами Богданова; документальных подтверждений это­ го свидетельства не имеется, но если оно правильно, то во всяком случае, несомненно что Ленин тогда так редак­ тировал свои оговорки, что они только подкрепляли ос­ новную мысль его заявлений: признание полной возмож­ ности самого тесного политического союза, несмотря на наличие философских разногласий. Именно об этом гово­ рило и решение БЦ, принятое в самом конце второго пе­ риода его истории, накануне отъезда редакции "Пролета­ рия" (Ленин, Богданов и Дубровинский) за границу (декабрь 1907 г. ). В этих условиях совершенно непонят­ но, почему буквально через два месяца после принятия последнего решения, уже в начале 1908 г., отношения Ленина с Богдановым "до крайности испортились", а вскоре затем; оказалось необходимым резкое выступле­ ние Дубровинского против Богданова, инспирированное и подготовленное Лениным12 .

Подобное поведение Ленина тем более нуждается в объяснении, что его противники были настроены отнюдь не агрессивно. Наступление вели не они против Ленина, а Ленин против них. Они искали компромисса, были гото­ вы на уступки, обращались к посредникам (эту роль пы­ тался играть Горький) и прилагали все усилия, чтобы из­ бежать разрыва, чтобы не доводить дело до открытой борьбы. Ленин систематически и решительно отвергал их предложения, отказывался от переговоров и посредников и обострял обстановку, возводя в преступление каждую неудачную формулировку своих противников и их сто­ ронников в России... Свое наступление на группу Богда­ нова Ленин развертывал, правда, лишь постепенно, но изучение ленинских документов и переписки показывает, что причиной этой постепенности были не колебания Ле­ нина, а исключительно его стремление возможно лучше подготовить каждый новый шаг своего наступления, воз­ можно вернее обеспечить свою полную победу. Решение — и очень твердое — провести полный разрыв с Богдано­ вым и всею его группою Лениным было принято уже в самом начале его второй эмиграции .

жжж Политические разногласия и разномыслие по фило­ софским вопросам между Лениным и Богдановым, несо­ мненно, имелись, и свое влияние на Ленина они, конеч­ но, оказывали. Но и темпы разрыва, и его формы (край­ няя личная заостренность), и сам разрыв вообще опреде­ лялись расхождениями, лежавшими в иной плоскости. О ней Ленин старается молчать. Только крайне редка у не­ го прорываются отрывочные намеки этого рода. Его про­ тивники об этой иной плоскости говорят больше, хотя и они стараются говорить о ней крайне сдержанно, тоже намеками. Эта сдержанность понятна: речь шла о крайне щекотливых сторонах их общей деятельности недавнего прошлого, рассказывать о которых открыто было невы­ годно им всем. Именно эта щекотливость данной группы вопросов была причиной усиленного старания Ленина перевести спор на политическую и философскую почву .

В листовке "К товарищам большевикам", которая была написана Богдановым и издана группою "Вперед" в ответ на заявление Ленина о роспуске БЦ (январь 1910 г .

), Богданов писал:

"Большевики, учредившие на Лондонском съезде Большевистский центр, смотрели на него, как на органи­ зацию, которая, с одной стороны, выражает основные идеи революционного крыла партии, развивая их печатно, с другой -объединяет различные большевистские группы, разбросанные по России, и заведует, под их кон­ тролем, материальными средствами большевиков. В этих задачах исчерпывалось все назначение Большевистского центра; его права не подлежали спору, пока он выполнял их; его права кончались с того момента, как он переста­ вал служить какой-либо из них. Так понимали смысл Большевистского центра все большевики" .

Сводя всю политическую роль БЦ к работе по изда­ нию печатных органов для развития "идей революцион­ ного крыла партии", Богданов считался с решениями IV общепартийной конференции, (ноябрь 1907 г. ), которая признала недопустимым "существование особых фракци­ онных центров, конкурирующих в своих функциях с ЦК"

13. На деле политические функции были значительно бо­ лее обширными. Но наиболее важным в цитированных выше словах Богданова является подчеркнутое нами заявление Богданова о роли БЦ в качестве органа, кото­ рый заведует "материальными средствами" всех больше­ вистских организаций. Речь шла, конечно, не о тех сред­ ствах, которые поступали в кассы местных организаций в нормальном порядке, путем всевозможных сборов и доб­ ровольных пожертвовании: этих средств всегда с трудом хватало на текущую работу местных организаций, кото­ рые, как правило, даже не имели возможности отправ­ лять в ЦК требуемые уставом отчисления. Речь шла о ма­ териальных средствах совсем другого происхождения, которые, по словам Богда­ нова, исчислялись "сотнями тысяч рублей" .

Вопрос о расходовании этих средств был главной причиной наиболее острой критики, которую Богданов направляет против руководителей БЦ .

"Поскольку ему [т. е. БЦ], — пишет Богданов, — надо было воздействовать на общественное мнение партии, он старался делать это путем денежной зависимости, в кото­ рую он ставил, как отдельных членов партии, так и це­ лые организации, большевистские и не только больше­ вистские. За последние два года не было дано организа­ циям ни одного денежного отчета, а истрачены были сот­ ни тысяч. Попытки некоторых организаций установить постоянный контроль над принадлежащими им суммами встречали со стороны БЦ энергичный отпор и потерпели полное крушение. Таким образом, и в идейном, и в мате­ риальном, и в организационном смысле БЦ стал бескон­ трольным вершителем большевистских дел, поскольку они зависели от заграницы" .

Формулировки, которые употребляет Богданов, сви­ детельствуют о его стремлении быть как можно более осторожным и как можно меньше приподнимать завесу над секретными сторонами жизни БЦ. Он, несомненно, прилагал усилия, чтобы не дать волю своим подлинным настроениям. Но существо его обвинений ясно: он и его единомышленники заявили, что Ленин, прикрываясь фирмой БЦ, который перестал считаться с мнениями со­ здавших его организации, захватил в распоряжение сво­ ей группы "огромные денежные средства" (формулировка той же листовки) всей большевистской фракции, — и на эти средства вел работу по укреплению положения свое­ го узкого кружка и по коррумпированию остальных час­ тей большевистской фракции, по коррумпированию всей партии вообще .

Обращение это было написано Богдановым в Марте или даже в апреле 1910 г., когда уже выяснилась вся не­ примиримость конфликта с Лениным и вскрылось все значение тактики Ленина, стремившегося во что бы то ни стало не допустить самостоятельной политической дея­ тельности Богданова и его единомышленников. Равным образом не менее остро должен был воспринимать эти обвинения Ленин 14, — и именно эти обвинения опреде­ ляли общую атмосферу их отношений .

Роль, сыгранная в этом расколе вопросом об " имуществе всей фракции", объясняет также и причины резкости тогдашних отзывов Ленина о Красине. Послед­ ний в философских спорах определенной позиции не за­ нимал, хотя по-видимому, склонялся к взглядам Богдано­ ва^. В вопросах политических Красин, видимо, был бли­ же к бойкотистам, но активно не выступал16. Поэтому, если бы причины разрыва лежали исключительно в плос­ кости философских и политических споров, то не было бы причин для осо бенного обострения личных отношений между Лени­ ным и Красиным. Но эти отношения сильно обострились, и Ленин с раздражением писал о Красине как о "мастере посулы давать и очки втирать" 17 .

Этот отзыв совершенно необъясним, если б дело шло о Красине как политическом деятеле, но он больше, чем понятен, если считать, что он относится к Красину как министру финансов БЦ, у которого были сложные счеты с Лениным, принимавшим ответственное участие в решении всех запутанных дел, проводившихся: БЦ для пополнения своей кассы .

жжж Правильное решение вопроса о подлинных при­ чинах конфликта внутри БЦ невозможно без выяснения отношений, которые сложились внутри него, и в особен­ ности внутри его основного ядра, так называемой "фи­ нансовой группы" Ленин-Богданов-Красин, в результате развития той стороны деятельности, которая официально называлась финансовыми операциями БЦ .

Об этих финансовых операциях и вообще о бюджете БЦ известно очень мало. Финансовый отчет БЦ никогда и нигде опубликован не был. Известно, что такой отчет был представлен тому расширенному совещанию БЦ, ко­ торое одно только и было созвано за границей в июне 1909 г. под названием "совещания расширенной ре­ дакции Пролетария". Но прежде всего это был отчет только за время от 1 декабря 1907 г. до 15 мая 1909 г., т .

е. говорил лишь о том периоде, который нами выше определен как последний, третий период деятельности БЦ, когда главные деятели последнего находились уже за границей. Но и за этот период ни сам отчет, ни какие-ли­ бо отдельные цифровые его показатели в печати тоже не появлялись .

Указанное совещание создало для рассмотрения этого отчета особую ревизионную комиссию в составе А .

И. Рыкова, М. П. Томского, Н. А. Скрыпника и В. М. Шулятикова, которая представила совещанию свое заключе­ ние относительно рассмотренного отчета; это заключе­ ние опубликовано в протоколах совещания, и из него видно, что с отчетностью о расходах для периода до 15 сентября 1908 г., когда значительная часть расходов производилась в России, дело обстояло в высшей степе­ ни плохо, ибо тогда "не велось точных и подробных отче­ тов"; "многие оправдательные документы" по конспира­ тивным соображениям вообще не были взяты, часть других погибла при арестах. В результате, решение реви­ зионной комиссии довольствуется сухой констатацией, что "указанные в отчетах суммы в кассу поступили и бы­ ли израсходованы на нужды фракции". Только для перио­ да после 15 сентября 1908 г., когда заведывание кассой перешло за границу, в руки Та ратуты, ревизионная комиссия смогла установить, что "техническое ведение отчетности стало удовлетвори­ тельным и ясным"18 .

Необходимо отметить, что в условиях подполья дей­ ствовать тогда приходилось не только БЦ, но и всем другим революционным и социалистическим организаци­ ям; тем не менее они всегда старались по мере возмож­ ности публиковать свои финансовые отчеты, как в рас­ ходной, так и в приходной частях19. БЦ не только не пуб­ ликовал никакого финансового отчета в тогдашних пе­ чатных сообщениях об указанном совещании, но и не включил абсолютно никаких цифровых данных в подроб­ ные протоколы этого совещания, составленные для архи­ ва, причем это относится к обеим частям отчета, как при­ ходной, так и расходной. Никаких сведений по этому во­ просу не дала и редакция "Протоколов совещания расши­ ренной редакции Пролетария", изданных в 1934 г. Инсти­ тутом Маркса-Энгельса-Ленина, хотя в распоряжении этой редакции находились все материалы архивов — и личного архива Ленина, и архива ЦК большевистской партии .

Полезно добавить, что и в 1910 г., когда БЦ был распущен, никакого денежного отчета или вообще сооб­ щения о его кассе тоже опубликовано не было. Группа " Вперед" указала на это обстоятельство в заметке, посвя­ щенной разбору денежного отчета Заграничного бюро ЦК РСДРП с 1 февраля по 30 апреля 1910 г. 20. На эту замет­ ку Ленин ответил очень резкой репликой, но вопрос о де­ нежном отчете БЦ и в ней был обойден полным молчанием21 .

Причины столь упорного молчания, конечно, ни в коем случае не могут быть объяснены необходимостью охранять секреты подпольной организации от полиции .

Так поступать лидеры БЦ должны были потому, что сек­ реты своего финансового отчета они скрывали не только от полиции, но и от общественного мнения той партии, в состав которой они тогда формально входили, но от ко­ торой они прятали целый ряд важных сторон своей дея­ тельности — в том числе все те, которые так обогащали их кассу .

жжж Таким образом, от самого БЦ до нас не дошло ника­ ких указаний о его бюджете: ни о размерах средств, по­ ступивших в его кассу, ни об их происхождении, ни о ста­ тьях его расходов. Если мы имеем возможность в извест­ ной мере заполнить этот пробел, то этим мы обязаны от­ дельным разрозненным указаниям, которые проскальзы­ вают в специальной исторической литературе, в мемуа­ рах и т. д. Подчеркиваем, что все основные сведения мы берем из литературы большевистского лагеря и только для проверки и дополнении привлекаем литературу ино­ го происхождения .

Касса БЦ имела два основных источника своего по­ полнения. Это были, с одной стороны, пожертвования, поступавшие от от дельных лиц или в результате широких сборов, и, с другой стороны, суммы, которые БЦ получал в качестве дохода от экспроприации, производимых большевистски­ ми боевыми дружинами в различных частях страны. Каж­ дый из этих источников приносил в кассу БЦ весьма существенные пополнения, но в то же время каждый из них был и причиной весьма серьезных осложнений и внутри самой большевистской фракции, и за ее предела­ ми — между большевистской фракцией и центральными общепартийными учреждениями .

Из поступлений первой группы наиболее значитель­ ными (и в то же время с наибольшими трениями связан­ ные) были два: наследство Н. П. Шмита, принесшее в кассу БЦ около 280 тыс. рублей, и так называемые аме­ риканские деньги, точные размеры которых неизвестны, но во всяком случае исчисляются в десятках тыс. рублей .

Конфликты, развертывавшиеся вокруг этих поступ­ лений, вырастали в результате присвоения большевика­ ми сумм, которые, по мнению их противников, подлежали передаче в центральную общепартийную кассу. В наибо­ лее чистом виде это существо спора вырисовывается в деле с американскими деньгами. Эти деньги были полу­ чены от сборов, проведенных в США летом 1906 г. в свя­ зи с приездом туда М. Горького .

Эта поездка была организована большевиками .

Главным ее инициатором был Л. Б. Красин, но уже в пе­ риод организации этой поездки (март 1906 г. ) действо­ вал Объединенный ЦК РСДРП, в который входили и боль­ шевики, и меньшевики; и Горький ехал в Америку, имея письма к Американской социалистической партии, офици­ альное — от этого ЦК, и личное — от Ленина, который то­ гда был одним из двух представителей РСДРП в Интернационале22. Фактическим организатором поездки был большевик H. Е. Буренин, один из активных работников большевистской центральной Боевой группы, выбранный для этой работы Красиным23- Как совершенно правильно указывает лидер американской социалистической партии М. Хилквит, поездка и с общественной, и с финансовой стороны была организована крайне неудачно — людьми, которые совсем не понимали американских условий и ду­ мали только о том, чтобы сорвать как можно больше денег. Ошибки, сделанные в процессе организации этой поездки, сильно помогли успеху той кампании травли Горького, которая была умело раздута агентами тогдаш­ него царского посольства. Широкая кампания сборов, проводимых по каналам, не связанным с рабочим движе­ нием, была полностью сорвана, и только после того, как организаторы поездки Горького убедились в провале сво­ их планов, они обратились к рабочим организациям. С помощью Американской социалистической рабочей пар­ тии, еврейских рабочих организаций и нью-йоркской группы со действия РСДРП Горькому удалось прорвать ту бло­ каду, которая была начата против него .

Именно этими организациями были проведены и сборы денег. Точное выяснение истории всей этой кампа­ нии и финансовых ее результатов требовало бы специ­ ального обследования тогдашней американской рабочей печати. Но и поверхностное знакомства с последней убеждает, что кампания эта проводилась как общая кам­ пания всех групп РСДРП, причем особенно важную роль играли, с одной стороны, ежедневная еврейская газета " Фор-вертс" и, с другой, нью-йоркская группа содействия РСДРП. "Фор-вертс" в то время фактически проводила политическую линию Бунда, а группа содействия, хотя и включала в свой состав также и большевиков, возглавля­ лась определенными меньшевиками (М. Роммом, Д. М .

Рубиновым и др. ), которые проводимые в фонд Горького сборы поддерживали и организовывали как сборы в пользу всей партии. Никогда и нигде, ни в печати, ни в процессе внутриорганизационных переговоров, группам, поддерживавшим и проводившим кампанию этих сборов, ни сам Горький, ни кто-либо из его представителей не делал и намека, что сборы производятся на нужды фракции большевиков. Если бы такое заявление ими бы­ ло сделано, ни одна из указанных организаций не приня­ ла бы участия в таких сборах24 .

Тем не менее все средства, собранные во время этой кампании, поскольку они попали в руки H. Е. Буре­ нина, были отправлены не общепартийному ЦК, в состав которого тогда входили и большевики, а в БЦ, который под разными предлогами их передачу в общепартийную кассу задерживал. После долгих и безрезультатных пере­ говоров вопрос был поставлен перед ревизионной комис­ сией Лондонского съезда. Уклончивые ответы представи­ теля большевиков в Берлине, на чье имя была переведе­ на часть денег из Нью-Йорка, помешали комиссии выне­ сти решение; дело было передано в ЦК25, но этот по­ следний, имевший большинство из большевиков и польских социал-демократов, несмотря на все настояния никакого дополнительного расследования не произвел26Вопрос был похоронен. Деньги остались в кассе БЦ .

ратута ("Виктор") добился "путем недопустимых угроз"28. Большевики во главе с Лениным категорически отвергали эти обвинения, и за подписями Ленина, Зино­ вьева, Каменева и Дубро-винского опубликовали заявле­ ние о том, что Таратута это дело "вел вместе с нами, по нашему поручению, под нашим контролем" и что они все "целиком отвечают за это дело"29. Каменев утверждал, что правильность их версии подтверждается многочис­ ленными документамиЗО, которые они не могут публико­ вать по соображениям конспирации .

Вопрос этот был поставлен на пленуме ЦК в январе 1910 г.

Подробностей мы не знаем, но известно, что об­ суждение закончилось принятием следующей резолюции:

"ЦК считает необходимым признать, что игнорирование ЦК его членами, входящими в состав БЦ, при совершении различных операций" по реализации пожертвования "бы­ ло неправильно, и в особенности неправильно было со­ гласие передать без ведома ЦК на рассмотрение предста­ вителей партии социалистов-революционеров спор БЦ с частными лицами"31 .

При оценке этой резолюции необходимо иметь в ви­ ду, что она была принята после того, как БЦ заявил о своей готовности самораспуститься и передать все свои средства в кассу общепартийного ЦК. В этих условиях многим участникам пленума казалось не только ненуж­ ным, но и прямо вредным настаивать на проведении бо­ лее решительного осуждения членов БЦ и на подчерки­ вании ставшего, как им казалось, академическим вопроса о том, кто именно обладал моральными правами на на­ следство Шми-та — БЦ или общепартийный ЦК — так как оно все равно переходит в кассу общепартийного ЦК- Ес­ ли, тем не менее, пленум, на котором решающий голос все же принадлежал умеренным большевикам и людям, к ним близким, счел необходимым в особой резолюции за­ крепить свою оценку поведения членов БЦ как "непра­ вильное" и квалифицировать их поведение как "игнори­ рование ЦК", то это нельзя не рассматривать как показа­ тель сильного недовольства теми недопустимыми прие­ мами, которые БЦ применял в борьбе за наследство Шмита .

Таково было положение вопроса в дореволюцион­ ные годы. Теперь соображения старой конспирации отпа­ ли, но ни один из тех многочисленных документов, кото­ рые по утверждению Каменева имелись в распоряжении БЦ и якобы доказывали -бесспорную правильность их толкования воли Шмита, не опубликован, хотя документы эти должны храниться в архивах ЦК КПСС. Это вызывает тем более основательные подозрения, что даже больше­ вистская мемуарная литература с бесспорностью устанав­ ливает, что второе обвинение, выдвинутое тогда против Таратуты, было вполне правильным: он действительно угрожал убийством тех, кто будет пытаться помешать пе­ редаче большевикам наследства Шмита. Об этом рассказал С. П. Шестернин, старый социал-демократ из Иваново-Вознесенска, который не иг­ рал активной роли в большевистском движении, но был использован БЦ как человек, занимавший солидное общественное положение, для получения наследства Шмита и вывоза его за границу. В своих воспоминаниях " Реализация наследства после Н. П. Шмита и мои встречи с Лениным"32 он рассказывает, между прочим, о первой встрече представителей БЦ (Ленин, Красин, Таратута) с юным братом Шмита и его адвокатами. Встреча эта со­ стоялась в Выборге весною 1907 г. Разговор шел вполне нормальным порядком, стороны выясняли положение во­ проса. Внезапно Таратута вскочил и "резким металличе­ ским голосом" заявил: "Кто будет задерживать деньги, того мы устраним". Ленин поспешно "дернул Тарату-ту за рукав", а среди питерских адвокатов, сопровождавших молодого Шмита "произошло какое-то замешательство" .

Это была, наивно прибавляет Шестернин, "единственная шероховатость" во всех переговорах, но именно она де­ лает понятным, почему через несколько дней адвокаты сообщили, что Шмит-брат от своих прав на наследство отказывается, передавая эти права двум юным сестрам Шмита .

Если Таратута (а ответственность за его действия, как мы видели, приняло на себя все тогдашнее бюро БЦ во главе с Лениным) позволял себе делать столь откро­ венные угрозы на сравнительно широких совещаниях, то имеются все основания считать правильными старые рас­ сказы Андриканиса, мужа старшей из сестер Шмита, ко­ торый утверждал, что Таратута "путем недопустимых угроз"33 добивался от него передачи наследства в БЦ, а не в ЦККаменев, возражая Мартову, доказывал, что спор между БЦ и Андриканисом шел не о том, кому должен Андриканис передать наследство Шмита, а о том, какую долю этого наследства Андриканис может удержать в свою пользу 34. Но эта версия Каменева ни в коем случае не опровергает рассказа Андриканиса; наоборот, именно она делает последний законченно цельным .

Н. А. Андриканис, молодой московский адвокат, в 1905---1907 гг. был членом большевистской организа­ ций Москвы и в качестве большевика поддерживал сно­ шения с семьей Шмита. На старшей из сестер Шмита он женился в 1907 г. В то же время БЦ привлек его к хлопо­ там по реализации наследства35. В 1907- 1908 гг. Анд­ риканис входил в состав большевистской группы содей­ ствия РСДРП в Париже; но в конце 1908 г. из этой группы вышел, хотя и заявил, что остается социал-демократом36- Именно к этому времени относится начало суда между БЦ и Андриканисом, причем этот суд (его предсе­ дателем был М. А. Натансон, один из лидеров партии эсе­ ров) обязал Андриканиса внести в кассу большевиков не то треть, не то половину той суммы, которая была полу­ чена его женой из наследства Н. П. Шмита37. Несомнен­ но, что именно к этому времени относится и вторая полоса угроз со стороны Таратуты, который должен был быть недоволен этим решением суда, и обращение Андрикани­ са в ЦК с жалобой на эти угрозы, на поведение БЦ в этом деле вообще, и его специальное указание на недопусти­ мое поведение БЦ, который пытается обратить на фракционные нужды состояние Шмита, завещанное пар­ тии. Текст этого обращения Андриканиса в печати неиз­ вестен, но Каменев его определял как попытку "доста­ точно искусно маскировать тяготеющее на нем обвине­ ние в покушении на партийное имущество"38 .

Это обвинение в основе, по-видимому, правильно:

бывший большевик Андриканис к делу реализации на­ следства Шмита подходил, конечно, с корыстными лич­ ными целями, стараясь урвать себе как можно большую долю. Но сама возможность такого подхода была создана той корыстной фракционной игрой, которую повел вокруг наследства БЦ. В только что приведенной цитате Каме­ нев говорит о покушении Андриканиса на партийное имущество. Но в то время, когда Шмит делал свои распо­ ряжения о передаче его имущества партии, зимой 1906г., существовала только одна объединенная РСДРП, с общим ЦК, с общею социал-демократической фракцией в Государственной думе и т. д. Только этой объединен­ ной партии принадлежало все партийное имущество. БЦ имел имущество фракционное. Но лидеры большевист­ ской фракции решили и партийное имущество захватить в пользу своей фракции: так они поступили с американ­ скими деньгами, собранными в фонд Горького, так они поступили с наследством Шмита. Андриканис в начале 1907 г. пытался против этого бороться и дал общепар­ тийному ЦК сведения об игре, которую вели большевики .

Но ЦК, в котором тогда большинство составляли больше­ вики вместе с их прочными союзниками, польскими соци­ ал-демократами, от этого сообщения отмахнулся: предо­ ставил большевикам вести это дело, оставив за собой лишь право вернуться к вопросу, когда реализация на­ следства будет закончена, и лишь обязав большевиков держать ЦК в курсе этого дела .

После этого Андриканис замолчал больше, чем на два года- В это время он входил в парижскую группу большевиков-ленинцев, посещал их собрания. Его никто не беспокоил. БЦ им занялся только с конца 1908 г., по­ сле того, как реализация той половины наследства Шми­ та, права на которую перешли к младшей сестре, вышед­ шей замуж за Таратуту, уже подошла к концу. Весною и летом 1909 г. дело БЦ против Андриканиса разбиралось третейским судом. Судьями были лица безупречной, по партийным понятиям, честности — Натансон, А. Ю. Фейт и др. Очень важно, что этот суд обязал Андриканиса пе­ редать БЦ не всю ту долю наследства, которую получила жена Андриканиса, старшая из сестер Шмита, а только часть — или треть, или половину. Это решение может иметь только одно объяснение: Андриканис очевидно доказал, что сам БЦ признал его права на остальную часть наследства. В эмиграции, действитель­ но, тогда ходили слухи, что после первых разоблачений Андриканиса, в 1907 г., он замолчал об этом деле пото­ му, что между ним и представителями БЦ было заключе­ но соглашение, согласно которому Андриканис, за под­ держку большевистской версии о том, что наследство бы­ ло предназначено не для всей партии, а только для од­ ной большевистской фракции, получил согласие БЦ оста­ вить часть наследства в личную пользу. Чтобы иметь воз­ можность присвоить общепартийное имущество, предста­ вители БЦ заплатили Андриканису большое отступное .

Решение третейского суда Андриканис, несомненно, выполнил39. Но осенью 1909 г. началась новая полоса угроз со стороны Таратуты, который стремился этим пу­ тем оторвать из "львиной доли", оставшейся у Андриканиса, еще какую-то часть для кассы БЦ. Именно эти но­ вые угрозы Таратуты заставили Андриканиса незадолго до январского пленума ЦК обратиться к членам послед­ него с новой жалобой "на недопустимые действия" Тара­ туты.

Но и теперь Андриканис не довел дела до конца:

очень похоже, что дело было замято, так как представи­ тели БЦ заключили с Андриканисом какое-то соглашение .

Конечно, в ущерб интересам партии .

жжж Вторым важнейшим источником пополнения кассы БЦ были доходы от экспроприации казенных сумм, произ­ водимых большевистскими "боевыми дружинами" и род­ ственными им группами. Волна экспроприации (их тогда называли сокращенно "эксами") в 1906-1908 гг. широко расплескалась по всей стране. Их производили как раз­ личные революционные группы, так и случайные отряды людей, которых революция и безработица выбила из нормальной колеи. В качестве орудия борьбы против правительства их особенно часто применяли организации партии эсеров и союза эсеров-максималистов, а также ряд революционных национальных партий (польская социалистическая партия, грузинские социалисты-феде­ ралисты, армянская партия Дашнакцутян и т. п. ). Особо следует поставить анархистов, которые вели пропаганду в пользу экспроприации не только казенных средств, но и у частных лиц и широко развили практику такого рода выступлений .

В рядах социал-демократии отношение к экспропри­ ациям было резко отличным у большевиков и у меньше­ виков. Впервые этот спор развернулся в апреле 1906 г .

на съезде в Стокгольме. Большевики, рассматривая экс­ проприации как одну из форм "партизанских боевых вы­ ступлений" против правительства, признавали экспроприации допустимыми, но только казенных сумм, обязательно под строгим контролем партии и с тем, чтобы добытые таким путем средства были обраще­ ны обязательно на работу по подготовке восстания .

Меньшевики, наоборот, подчеркивая деморализующее влияние экспроприации, призывали "бороться против вы­ ступлений отдельных лиц или групп с целью захвата денег под именем или девизом социал-демократической партии" .

Захват казенных средств меньшевики считали воз­ можным только в одном единственном случае: если власть в данной местности перешла в руки революцион­ ных органов. В подобных случаях меньшевики признава­ ли возможность конфискации капиталов в государствен­ ном банке и в правительственных учреждениях, но ис­ ключительно по указанию этих органов революционной власти и при условии полной отчетности и гласности40 .

Стокгольмский съезд принял резолюцию меньшеви­ ков, которая, таким образом, стала общеобязательным партийным решением по этому вопросу. Лондонский съезд в мае 1907 г. это запрещение подтвердил, допол­ нив его решением о роспуске всех специальных боевых дружин и групп, причем это решение прошло подавляю­ щим большинством (блок меньшевиков с Бундом, польскими социал-демократами и частью социал-демократов Латышского края при воздержании значительной части большевиков)41. Тем не менее большевики не только после Стокгольмского, но и после Лондонского съезда продолжали сохранять во всяком случае некото­ рые из своих боевых дружин и проводили экспропри­ ации, причем и политическое, и непосредственно практи­ ческое руководство этими выступлениями находилось в руках основной тройки БЦ "финансовой группы" послед­ него, т. е. Ленина, Богданова и Красина .

Особенно широкую деятельность в этой области развивали большевики Урала, с одной стороны, и Закав­ казья — с другой. И боевые организации, созданные в этих районах, и люди, стоявшие во главе их, были совер­ шенно различными по типу. Уральские большевики, во главе которых стояли три брата Кадомцевых (Эразм, Иван и Михаил), делали попытки создания в подполье массовой рабочей милиции, разрабатывали далеко иду­ щие военно-стратегические планы восстания на Урале и т. д., и свои экспроприации проводили главным образом для получения денежных средств на эту работу, а в БЦ передавали относительно лишь небольшую часть дохо­ дов от своих предприятий42. Группа же большевиков-боевиков Закавказья никакими большими планами восста­ ния не задавалась и составляла небольшой, но тесно сплоченный кружок отчаянно смелых "удалых добрых молодцев" (Ленин назы вал их главаря С. Т. Петросяна-Камо "кавказским разбойником" и в этом определении была не одна только добродушная шутка, которая относилась не к одному только Камо), которые с южной романтикой были увлече­ ны Лениным, жили впроголодь (ряд из них поумирал мо­ лодыми от туберкулеза), но мечтали совершить крупный "экс", захватить 200-300 тыс. руб.

и принести их Ленину:

возьми и делай, что знаешь43 .

Для нас важно прежде всего установить, что вся ра­ бота обеих этих групп проходила под непосредственным руководством не только всей указанной тройки, как цело­ го, но и Ленина лично. Для Урала имеется прямое свиде­ тельство в этом духе, исходящее, несомненно, от Э. Ка­ домцева. С. М. Познер в своих комментариях к "Протоко­ лам Первой конференции военных и боевых организаций РСДРП" в совершенно категорической форме утверждает, что "ни одно важное предприятие на Урале не соверша­ лось без ведома Ленина и "Любича", И. А. Саммера" (по­ следний был уполномоченным БЦ по сношениям с Ура­ лом, прикрываясь в то же время официальным внутри­ партийным положением "агента ЦК"). А за 1906-1907 гг .

на Урале большевиками было проведено много десятков "эксов", большей частью мелких ограблений казенных винных лавок и т. д., но иногда и весьма крупных (при экспроприации почтового поезда на Деме, под Уфой, в августе 1906 г., в руки большевиков попало свыше 200 тыс. руб. ). Из этих денег, как теперь известно44, в кассу БЦ поступило 60 тыс. руб. (через того же Саммера) .

Что касается до экспроприации в Закавказье, то, по свидетельству М. Н. Лядова, вопросы о них всех обсужда­ лись в БЦ. Непосредственное участие в разработке пла­ нов принадлежало больше всего Красину, в которого, по свидетельству Лядова, "Камо был прямо влюблен". "Вот человек, — говорил Камо, — он с полслова все понимает, дает сразу такой совет, который предрешает успех всего дела"45. Общее количество денег, захваченных группой Камо, надо определить приблизительно в 325-350 тыс .

руб., причем главная экспроприация на Эриванской пло­ щади в Тифлисе (25 июня 1907 г. ) дала не меньше 250 тыс. руб. Все эти суммы были переданы в БЦ. 250 тыс .

руб., взятых в Тифлисе, лично привез Камо и сдал их в штаб-квартиру БЦ в Куоккала. Крупская пишет, что эти деньги "нельзя было использовать", так как номера пятисотрублевок были известны и сообщены правитель­ ством по банкам. Но это не вполне точно: из 250 тыс. в пятисотрублевках было только 100 тыс. Остальные 150 тыс. были в более мелких купюрах, и размен их никаких трудностей не представлял. Лядов нарисовал небольшую сценку в штаб-квартире БЦ, когда Крупская и жена Бог­ данова зашивали пятисотрублевки в жилет Лядова, кото­ рый и повез их за границу для попытки размена 46 .

Наследство Шмита принесло БЦ в общей сложности около 280 тыс. руб., которые в кассу поступили частями в 1907-1909 гг., боевые предприятия на Урале и на Кавка­ зе, даже если не считать злополучных пятисотрублевок, дали значительно большую сумму. А ведь нам известны далеко не все предприятия БЦ этого рода .

Приходный бюджет БЦ исчислялся действительно многими сотнями тысяч рублей — в этом отношении Бог­ данов был совершенно прав. Красин был настоящим ге­ нием и в организации предприятий такого рода, и вооб­ ще в использовании всевозможных источников добычи средств. Мы уже указали, что бомбами, изготовленными в лабораториях БЦ, была взорвана дача Столыпина (25 августа 1906 г. ), они же сыграли решающую роль и в знаменитой экспроприации в Фонарном переулке в Пе­ тербурге (27 октября 1906 г. ). Оба эти предприятия бы­ ли организованы эсерами-максималистами. Устное преда­ ние, прочно державшееся в социал-демократических кругах дореволюционных лет, говорило, что именно по­ этому значительная часть денежных сумм, захваченных в Фонарном переулке, попала в руки БЦ, как попала туда же часть денег, похищенных эсерами-оппозиционерами в банке Московского Общества взаимного кредита в Москве (апрель 1906 г. ) .

Дело этим не ограничилось. Известно, что в 1906гг. большевики в Петербурге и Москве серьезно раз­ рабатывали план выпуска фальшивых денег. К этому пла­ ну Красин вернулся в 1907 г. и заказал в Германии бумагу с водяными знаками для печатания фальшивых трехрублевок47 .

жжж Основная тройка БЦ — его "финансовая группа" в составе Ленина, Богданова и Красина — в 1906-1907 гг .

была талантливо построенным аппаратом для "принуди­ тельного отчуждения" в пользу большевистской фракции не только правительственных средств, но и сумм, пред­ назначенных для общепартийной кассы. В выборе мето­ дов не стеснялись: лишь был бы крупный доход. Никаких признаков, которые давали бы основание говорить о на­ личии каких бы то ни было разногласий по этим вопро­ сам внутри "финансовой группы", найти не удается не только для периода до Лондонского съезда, но и для того полугодия после этого съезда,, когда политические лиде­ ры БЦ продолжали оставаться в России. Но отсутствие разногласий внутри "финансовой группы" отнюдь не сле­ дует принимать за доказательство отсутствия разногла­ сий внутри фракции большевиков вообще. Наоборот, можно доказатьг что разногласия по этому вопросу среди большевиков существовали, и притом весьма значитель­ ные. Разложение, которое экспроприации вносили в на­ родные массы вообще, а в ряды рабочих организаций в особенности, было настолько велико, что отрицательное отношение к ним проникало и в среду большевиков. Строгая фракционная дисциплина, которая этими последними была установлена, не позволяла этому отрицательному отношению вырываться наружу. Но на Лондонском съезде вскрылись его размеры Основная борьба по этому вопросу на съезде велась не на пленарных заседаниях, а в комиссиях, материалов о работе которых не сохранилось. Ничего не говорят о ней и мемуаристы, так как авторы-большевики (едва ли не единственные, кто имел возможность печатать свои воспоминания об этом съезде) предпочитают обходить этот вопрос молчанием. Но по рассказам немногих из участников съезда, доживших до наших дней, мы можем установить, что в комиссии съезда, которая обсуждала этот вопрос, выяснилось наличие существенных расхож­ дений внутри большевиков .

Целый ряд видных больше­ виков во время закулисных переговоров заявляли, что они не могут открыто выступить с осуждением той прак­ тики, которая до тех пор применялась их лидерами, так как многие из них разделяют ответственность за это про­ шлое, но что они будут бороться против ее применения в будущем, настаивая лишь на предании забвению того, что было в прошлом, так как постановка вопроса о про­ шлом только обострит отношения .

Положение осложнялось тем фактом, что вопрос об экспро-приациях ставился как частный случай большого вопроса о "партизанских формах борьбы" против терро­ ристических мероприятий правительства, а практика пар­ тизанских нападений на карательные полицейские отря­ ды, которые расправлялись с населением в периоды на­ родных волнений, была широко развита не только в При­ балтийском крае (движение "лесных братьев"), но и на Кавказе, особенно в Грузии. И. Г. Церетели вспоминает, что Ленин тогда в частном разговоре поставил перед Н .

Н. Жордания вопрос, согласится ли он исключить из пар­ тии, как того требовала резолюция меньшевиков, тех гу­ рийских крестьян -социал-демократов, которые нападут на казаков, насильничающих в их родных деревнях48. В результате комиссия, по существу одобрявшая мысли, по­ ложенные в основу меньшевистского проекта резолюции, приняла ряд поправок, существенно смягчавших его фор­ мулировки. И этот смягченный проект был предложен съезду от имени четырех из пяти основных группировок (кроме большевиков) .

Эти воспоминания о тогдашних спорах в комиссии и за кулисами полностью подтверждаются анализом дан­ ных, закрепленных в официальных протоколах съезда .

Проект резолюции, предложенный комиссией от имени четырех делегаций (меньшевики, польские социал-демократы, Бунд и латыши), на заседании 1 июня 1907 г. был принят большинством в 170 голосов против 35 и 52 воздержавшихся. Для общего настроения съезда характерно не только это огромное большинство (66 % ) высказавшихся против партизанских выступле­ ний; едва ли не еще более показательно, что лишь со­ всем ничтожное меньшинство (всего 13, 6 % ) открыто проголосовало против резолюции, т. е. защищало прак­ тику партизанских нападений .

Так как голосование было поименным, то имеется возможность более детально разобраться в настроениях делегатов-большевиков. Из 35 человек, голосовавших против резолюции, большую половину составили социалдемократы Латышского края (18 делегатов), где была особенно широко развита партизанская борьба против карательных отрядов. Российских большевиков среди противников резолюции оказалось всего 17 человек, что составляет только 16, 2 % общего состава большевист­ ской фракции съезда (на съезде было 105 большевиков) .

Для понимания общего настроения большевистской фракции едва ли не еще более характерен другой факт:

несмотря на строгую дисциплину, которая царила среди большевиков на съезде, нашлось шесть делегатов-большевиков, которые подали свои голоса за резолюцию, т .

е. за запрещение экспроприации, причем все эти делега­ ты были из центрального промышленного района (трое из Москвы). В подавляющей массе делегаты-большевики при голосовании воздержались, причем среди воздер­ жавшихся были такие видные представители больше­ вистской фракции, как А. П. Смирнов, тогда один из ли­ деров Петербургской организации; С. Г. Шаумян, извест­ ный тогда лидер большевиков Закавказья; H. Н. Накоряков, который тогда был представителем Уральского об­ ластного комитета большевиков для политического" ру­ ководства теми боевыми дружинами, о которых было рас­ сказано выше49. Отметим, попутно, что среди воздер­ жавшихся был также К. Е. Ворошилов, тогда делегат от Луганска, и ряд других провинциальных большевиков .

Настроение на съезде было таково, что многие из недав­ них сторонников "партизанских выступлений" в дни съез­ да начинали пересматривать свое отношение к вопросу .

Это общее настроение большевистской фракции съезда, конечно, нашло свое отражение также в голосо­ вании и членов самого БЦ, который как раз в те дни был избран в новом расширенном составе. Среди них не на­ шлось голосовавших за резолюцию комиссии, но зато против резолюции, т. е. в защиту партизанских выступле­ ний, проголосовало всего только три члена БЦ: Ленин, Дубровинский и Каменев. Полезно здесь же отметить, что среди остальных большевиков, проголосовавших то­ гда вместе с Лениным, было очень мало людей, оставив­ ших какой-либо след в истории большевистского движе­ ния. Таковыми можно считать лишь М. Н. Лядова, М. Томского и Ем. Ярославского. Сре­ ди остальных было несколько второстепенных деятелей боевых организаций, например Н. Скворцов из Златоуста50, Э. Лугановский из Нижнего Тагила и др. — сплошь рядовые провинциальные работники, не играв­ шие никакой мало-мальски заметной роли .

Это была изоляция Ленина по данному вопросу внутри его собственной фракции, изоляция тем более подчеркнутая, что по случайным причинам оба осталь­ ных члена "финансовой группы" в списках голосовавших не фигурировали: Богданов был на съезде с совещатель­ ным голосом, а Красин, арестованный в Москве, вообще отсутствовал. Но и при учете этой случайности наличие расхождения между позицией Ленина и позицией боль­ шинства членов БЦ было весьма заметным. Из 15 членов БЦ на съезде с решающими голосами присутствовало 11 (кроме Красина арестованы были Рыков и Шанцер), из которых 5 воздержалось при голосовании (ГольденбергМешковский, Зиновьев, Рожков, Тара-тута и Теодорович), а трое вообще не занесены в список участвовавших в го­ лосовании (Линдов, Ногин и М. Н. Покровский). Объясне­ ние этому их отсутствию может быть, по-видимому, толь­ ко одно: они не хотели, чтобы их имена стояли в списке хотя бы только воздержавшихся при голосовании резо­ люции с осуждением экспроприации, к которым они (от­ носительно Линдова и Ногина это известно) относились резко отрицательно, но в то же время считали невозмож­ ным и голосовать за резолюцию осуждения, так как это слишком подчеркивало бы наличие глубокой трещины внутри БЦ по столь больному вопросу.

Именно поэтому они покинули заседание51 перед началом голосования:

это был обычный тогда прием .

Таким образом, внутри БЦ определенных защитни­ ков экспроприации было всего 5 человек (Ленин, Богда­ нов, Дубровинский, Каменев и Красин), а людей, которые или колебались в этом вопросе, или относились к экспро­ приациям с большею или меньшею долей осуждения, бы­ ло не меньше 8 (позиция Рыкова и Шанцера в точности неизвестна) .

Конечно, на отношение к данному вопросу порою влияли факторы случайного характера. Известную роль играли, например, местные конфликты вокруг экспропри­ ации (по-видимому, именно в этом направлении следует искать объяснения позиции Шаумяна, который принадле­ жал к последовательным ленинцам, но был вынужден ве­ сти борьбу с бандитизмом и вымогательствами, которые Сталин насаждал в Баку). Но к этим случайным факторам очень хорошо подходит старая истина о наличии своей закономерности даже и в случайностях. Первопричиной их всех было разлагающее влияние экспроприации на судьбы рабочего движения; и те элементы большевист­ ской фракции, которые больше других были склонны счи­ таться с интересами этого движения, пер выми начинали рвать с экспроприаторской практи­ кой БЦ 1906-1907 гг. Совсем не случайно среди воздер­ жавшихся или уклонившихся от голосования за резо­ люцию с осуждением экспроприации было так много большевиков, которые в последующие годы принадлежа­ ли к лагерю "большевиков-примиренцев": Меш-ковский, Ногин, Линдов, Теодорович, Рожков .

жжж Именно эти будущие "примиренцы" во время заку­ лисных переговоров в Лондоне давали обещания поло­ жить конец практике экспроприации, но это все были обещания, данные без хозяина. Ни с "большевиками-соглашателями", ни с официальными решениями съезда " финансовая группа" считаться не собиралась, а она и при новом составе БЦ держала в своих руках и весь аппарат БЦ, и в особенности все нити его конспиративных предприятий. В этом вскоре все убедились на примере большой экспроприации на Эриванской площади в Тифлисе (25 июня 1907 г. ), которая была проведена группою Камо с благословения "финансовой группы" .

Благословение было выдано уже после Лондонского съезда; тем более после съезда "финансовая группа" приняла от Камо "имущество", захваченное на Эриван­ ской площади, и подписала договор с группой Камо об его реализации .

Ленин во всех этих переговорах принимал личное участие, и Крупская совсем не случайно, каждый раз, ко­ гда упоминает о Камо, перечисляет всех членов "финан­ совой группы"; подчеркивая, что Камо "страстно был привязан к Ильичу, Красину, Богданову"52 - ко всем троим. "Финансовая группа" свои предприятия конспири­ ровала не только от официальных общепартийных цен­ тров, но и от пленума самого БЦ: только так можно было толковать данное Камо ("кавказской группой") обязатель­ ство "финансовой группе" ("коллегии трех") "ни при ка­ ких условиях" не нарушать общую тайну и не переносить "обсуждение дела о порученном имуществе в какую бы то ни было партийную организацию, не допускать такого обсуждения, не участвовать в нем" .

Формулировки этого договора не оставляют места для сомнений в том, что запрет этот касался и пленума БЦ — его, по-видимому, даже больше и прежде всего, а юридическая точность формулировок заставляет думать, что их авторство принадлежит не Камо, а вернее всего Ленину, который один в "финансовой группе" прошел школу юридических наук и в то же время имел огромный опыт в практике внутрипартийных споров, лучше других предусматривал возможные в этой области осложнения .

Политические разногласия, которые вскоре после разгона Второй государственной думы (3 июня по ст. ст .

1907 г. ) легли между Лениным и Богдановым, ни в коей мере не мешали их дружному сотрудничеству по делам, касавшимся "финансовой группы" Никаких указаний на расхождения в этой послед­ ней плоскости мы не имеем, и совместная работа их жен по зашиванию тифлисских пятисотрублевок в старую жи­ летку Лядова с полным основанием может быть рассмат­ риваема как своеобразный символ прочности этой их ко­ операции. Более важно, что это была жилетка именно Лядова, того самого, чье имя в протоколах Лондонского съезда в списке защитников права на "эксы" стояло ря­ дом с именем Ленина; равно как не менее важен и дру­ гой факт, что непосредственно после Лондонского съезда в центральном аппарате БЦ появился Дубровинский, ко­ торый в Лондоне по этому вопросу об "эксах" голосовал тоже вместе с Лениным .

Это были, конечно, детали, но они крайне характер­ ны и для тогдашнего настроения Ленина, и для общей ат­ мосферы в БЦ после Лондонского съезда. Крупская сбли­ жение Ленина с Дуб-ровинским объясняет "беззаветною преданностью Инокентия делу" и его "решительностью в борьбе", напоминая при этом и об его личном участии в московском восстании декабря 1905 г., и об его роли в кронштадтском восстании июля 1906 г. 53 Эти биографи­ ческие справки верны; Дубровинский действительно от­ личался и большим личным мужеством, и преданностью делу. Но не следует забывать, что в аппарат БЦ Ленин его взял не после декабря 1905 г. и не после июля 1906 г., хотя и тогда он уже знал Дубровинского лично, а только с июня- 1907 г., после Лондонского съезда, на ко­ тором Дубровинский доказал не личное мужество, а свою готовность вместе с Лениным идти даже на защиту "эк­ сов" .

Ленин, конечно, ценил и "беззаветную преданность делу революции" и "решительность в борьбе", но с его точки зрения не это было главным: своими ближайшими сотрудниками он делал все же только тех, кто показывал свою способность стать его верным оруженосцем, и в мае 1907 г. мерилом такой верности он был склонен брать го­ товность идти с ним до конца в вопросе об экспропри­ ациях. Даже близость по большим политическим вопро­ сам имела для него в это время меньшее значение. Так, например, Меш-ковский и Рожков54 в июле 1907 г. были ему политически много ближе, чем Каменев, который как раз в это время выступил в печати главным оппонентом Ленина по вопросу об участии в Третьей государственной думе55, но своим помощником по редактированию "Про­ летария" Ленин все же выбрал не их, а Каменева, кото­ рый хотя и занимал другую позицию по вопросу о выбо­ рах, но, как мы видели на Лондонском съезде, тоже го­ лосовал вместе с Лениным против резолюции о запреще­ нии партизанских выступлений .

В период, непосредственно следовавший за Лондон­ ским съездом, при подборе ближайших сотрудников для работы в цент ральном аппарате БЦ для Ленина решающую роль играли соображения, связанные с интересами "финансо­ вой группы". Личные отношения между членами этой по­ следней и их ближайшими сотрудниками были, казалось, самыми лучшими. Во всяком случае, между Лениным и Богдановым, которые жили на одной общей даче "Ваза" в Куоккала. После Лондонского съезда вместе с ними посе­ лился и Дубровинский, и "Ваза" окончательно стала штаб-квартирой БЦ .

Был только один пункт, который заставляет думать, что уже тогда в отношениях между членами "финансовой группы" намечалась некая трещина. Это было появление В. К. Таратуты ("Виктора") на руководящей работе в БЦ .

Вокруг этого "Виктора", начиная с 1906 г., накопи­ лось много неприятных разговоров и обвинений. Не толь­ ко Землячка (Р. С. Залкинд), которая среди большевиков с давних пор была известна как крайне неуживчивый че­ ловек, почти склочница по натуре, но и такие уравнове­ шенные люди, как И. А. Саммер ("Лю-бич") и ряд других (позднее, с 1908 г., среди них видную роль стал играть Богданов), были убеждены, что Таратута является поли­ цейским агентом-провокатором. Это обвинение было не­ правильным, и мы теперь знаем, что именно придавало внешнюю убедительность некоторым из улик против Таратуты: среди ближайших сотрудников Ленина в те годы за границей действительно был провокатор —доктор Жи­ томирский — "Отцов", который и был виновен в выдачах, приписанных в свое время Таратуте56. Но в те годы Жи­ томирского никто не подозревал, а скандальные истории личного характера, которых было много в биографии Тара-туты, делали правдоподобными и обвинения в преда­ тельстве .

Этого Таратуту Ленин взял под свое особое покро­ вительство с того момента, когда выяснилось, что Таратута сможет сыграть большую роль в деле получения на­ следства Шмита, и на Лондонском съезде именно Ленин провел Таратуту в члены БЦ и в кандидаты в общепар­ тийный ЦК. В истории партии это. был вообще един­ ственный случай, когда в центральное учреждение изби­ рали человека, против которого несколько раз возбужда­ лось обвинение в его связи с полицией; поэтому вполне естественно, что его кандидатура вызывала серьезные возражения особенно среди большевиков, которые лучше других были знакомы с биографией Таратуты. Но Ленин бросил на чашу весов весь свой авторитет и настоял на избрании. Приблизительно к этому времени относится разговор Ленина с Н. А. Рожковым, который крайне ва­ жен для понимания не только Таратуты, но и Ленина. На основании сведений, которые он имел о Таратуте по Москве, Рожков охарактеризовал последнего, как "про­ жженного негодяя". Ленин не оспаривал характеристики, но настаивал, что именно поэтому Таратута и является особенно "незаменимым человеком" для большевиков .

"Тем-то он и хорош, — говорил Ленин, — что ни пе­ ред чем не остановится. Вот, вы, скажите прямо, могли бы за деньги поит на содержание к богатой купчихе?

Нет? И я не пошел бы, не мог бы себя пересилить. А Вик­ тор пошел... Это человек незаменимый" .

Для Ленина такой подход к вопросам элементарной морали был вообще характерен. Он при всяком удобном и неудобном случае старался внушать своим последова­ телям, особенно из молодежи, что "партия не пансион для благородных девиц" и что "иной мерзавец может быть для нас именно тем и полезен, что он — мерзавец" 57 .

Конечно, далеко не всякого "мерзавца" Ленин брал под свое высокое покровительство, а тем более далеко не каждого из них он проводил в состав центральных партийных органов. Моральные качества партийного ра­ ботника с точки зрения Ленина не должны были служить непреодолимым препятствием при его продвижении на высокие посты в партии. Но выдвигал на такие посты Ле­ нин все же только тех, чья деятельность с его точки зре­ ния была особенно полезной, причем по важности поста, на который он проводил соответствующего работника, и по размеру усилий, на которые он был готов при этом пойти, преодолевая сопротивление окружающих, всегда можно понять, как много надежд на своего нового канди­ дата он возлагает, насколько важное место он ему в сво­ их планах отводит .

Среди всех аналогичных дел случай Таратуты был наиболее трудным во всей огромной партийной практике Ленина. По приведенному выше его разговору с Рожко­ вым видно, какие огром-, ные трудности Ленин должен был преодолеть. Такие вопросы ставил, конечно, не один Рожков, который тогда отличался большой покладисто­ стью в отношениях с Лениным. Были другие, сговориться с которыми было много труднее. По напряженности борь­ бы, которую он был готов по этому вопросу выдержать, мы можем понять, что в своих планах на будущее Ленин отводил Та-ратуте весьма значительное место. Здесь мы возвращаемся к основному вопросу внутренней истории БЦ — к вопросу о взаимоотношениях между Лениным, Богдановым и Красиным .

жжж При подведении итогов деятельности БЦ за время его существования в России приходится констатировать, что никаких признаков наличия мало-мальски значитель­ ных расхождений внутри "коллегии трех" для периода до роспуска Второй государственной думы найти не удается;

и если Ленин, тем не менее, уже на Лондонском съезде принимал меры для проведения "своих" кандидатов в БЦ, то причину следует искать в другой плоскости .

Оба его коллеги по этому триумвирату были слиш­ ком крупными индивидуальностями и слишком самостоя­ тельными людьми, чтобы Ленин мог надеяться превра­ тить их в простые пешки в его руках .

В те годы они оба, и Богданов и Красин, прочно стояли на позициях орто­ доксального большевизма и были не только последова­ тельными сторонниками курса на восстание со всеми со­ ответствующими выводами, но и убежденными сторонни­ ками партизанских выступлений, т. е. прежде всего "эк­ сов". Ленина они оба, особенно Богданов, в настроениях которого было много элементов примитивной революци­ онной романтики, ценили исключительно высоко и при­ знавали его ведущую роль, но умели самостоятельно мыслить политически, самостоятельно разбирались в лю­ дях и событиях и были способны свои мнения отстаивать, отказываясь от них лишь после того, как им приводили убедительные аргументы. Поэтому пока "коллегия трех" в указанном составе была руководящим органом БЦ, при всех размерах личного влияния Ленина, руководство большевистской фракцией было руководством коллектив­ ным .

Но Ленин был слишком авторитарной натурой, что­ бы надолго ограничивать себя ролью хотя бы и первого, но все же только одного среди трех равноправных чле­ нов правящего триумвирата. В точности неизвестно от кого исходила инициатива расширения БЦ на Лондонском съезде 1907 г. и какими именно мотивами руководствова­ лись эти инициаторы; в частности, неизвестно как имен­ но относился к этой реформе Ленин, поддерживал ее или нет, но он во всяком случае ее использовал в своих инте­ ресах: подбирание кадров лично с ним связанных и лич­ но ему преданных руководящих работников БЦ Ленин производил для того, чтобы ослабить свою зависимость от остальных членов "коллегии трех", чтобы расчищать себе дорогу к роли единоличного руководителя фракции большевиков .

Отсутствие на съезде Красина ему помогало, ибо главной трудностью на пути Ленина к этой цели был не Богданов, а Красин .

Разбирая теперь, в исторической перспективе, поли­ тические и социальные концепции Богданова и сопостав­ ляя их с концепциями Ленина, легко убедиться, что са­ мые основы их подхода к социализму были существенно отличными друг от друга, так что лишь общей атмосфе­ рой эпохи первой русской революции можнп объяснить их пребывание в рядах одной и той же большевистской фракции. В 1904--1907 гг. Богданов полностью сходился с Лениным в выводах о тактике российской социал-демократии и о методах борьбы против абсолютизма. "Время", популярный орган БЦ, редактором которого Богданов, вместе с Зиновьевым, был в 1906--1907 гг., политически ничем не отличался от "Пролетария", редактором которо­ го в те годы был Ленин. На всякого рода авантюрные мероприятия Богданов шел с едва не большею готовностью, чем Ленин, едва ли не с боль­ шею охотой, чем последний, хватался за наиболее риско­ ванные планы. В основе лежало подчинение всех задач основной задаче организации победоносного восстания. " На баррикаде взломщик-рецидивист будет полезнее Пле­ ханова", —так заявлял тогда, по свидетельству В. С. Войтинского, Богданов; и эта хлесткая фраза, несомненно, вполне правильно отражала полноту гегемонии задачи восстания и над сознанием, и над психологией тогдашне­ го Богданова. Но по существу своего мировоззрения он всегда был гуманистом до мозга костей, и в ряду очеред­ ных задач социалистического движения он всегда с осо­ бенной настойчивостью стремился выдвигать на важное место задачу формирования такого пролетарского авангарда, который большую задачу своего класса пони­ мает как задачу "собирания человека", носителя новой " коллективистической" культуры .

"Человек", т. е. настоящий человек, способный по­ строить социалистическое общество, "еще не пришел" — писал Богданов в 1907 г., в самый разгар своей активной работы в "коллегии трех", — но он сам близок, и его си­ луэт ясно вырисовывается на горизонте"58. Его взгляды на эту группу вопросов, конечно, с годами уточнялись и усложнялись; к ним он подходил с разных сторон и в со­ ответствии с этим подчеркивал разные стороны пробле­ мы, но в основе его решение этой проблемы оставалось до конца тем же самым. И в 1909 г., когда он во время конфликта в Совете Каприйской школы заявлял, что в те­ чение всей своей жизни он вел борьбу против двух вра­ гов -"против авторитарного чувства и против индивидуа­ листического сознания", причем "наиболее ненавистным" для него было первое — "авторитарное чувство"; и в 1920 г., когда он главной задачей культурной работы среди пролетариата объявлял "борьбу против фетишей", кото­ рые с его точки зрения были "синонимами бесчеловечности"59 —он имел в виду все ту же большую задачу "соби­ рания человека" .

Для Ленина такой подход к проблеме задач социа­ листического движения был органически чужд; "автори­ тарное чувство" ему никогда не было ненавистно; и удив­ ляться следует не тому, что позднее, в эмиграции, эти расхождения выдвинулись на заметное место во фракци­ онных спорах, а тому, что в России, в 1906-1907 гг., они никакой роли не играли, их, по-видимому, вообще не за­ мечали. Причина лежала, конечно, в напряженной атмо­ сфере тех лет и в стремлении Богданова идти в ногу с коллегами по фракции. Но в эмиграции, когда на очередь встали задачи подведения итогов, эти расхождения не могли не дать себя почувствовать, и борьба с Богдано­ вым для Ленина была тем менее трудна, что проблемы, которые ставил Богданов, в те годы не могли не казаться проблемами далекого будущего; конкретные же политические выводы из них сам Богданов стал де­ лать лишь значительно позднее, аргументами от проле­ тарской культуры доказывая необходимость для пролета­ риата выдвигать только те лозунги, которые согласованы с интересами крестьянствабО .

С Богдановым у Ленина пути разошлись навсегда уже в 1908 г. Даже после революции он не делал попы­ ток привлечь Богданова к работе, хотя и не наложил ве­ то на избрание его в Коммунистическую академию. Но с его влиянием в Пролеткульте Ленин повел решительную борьбу, и при помощи правительственных декретов до­ бился устранения оттуда Богданова. Со своей стороны, не искал компромисса, тогда и Богданов который, остав­ шись одиночкою, в 1917 г. высказался за участие в коа­ лиционном правительстве, а после Октября считал неиз­ бежным перерождение советской диктатуры в новую, не­ виданную в истории форму диктатуры над пролетариатомбі. В последующие годы Богданов вернулся к своей ос­ новной специальности (медицина), много работал над то­ гда совсем неизученной проблемой переливания крови, производя на себе самом крайне опасные эксперименты, от одного из которых он и погиб в 1928 г. В Москве тогда ходили слухи, что игра со смертью, имевшаяся в этих экспериментах, была своеобразной формой самоубий­ ства. От многократных предложений писать воспомина­ ния он неизменно отказывался и лишь изредка соглашал­ ся давать отдельные конкретные справки; отказался на­ писать и воспоминания о Ленине62 .

При такой значительности расхождений в основных посылках, Ленин, конечно, мог считаться с мнениями Богданова, поскольку это было необходимо для сохране­ ния единства фракции, но мало-мальски значительного влияния на него Богданов оказать не мог. Разрыв с ним для Ленина был сравнительно легок. Совсем иначе об­ стояло дело с Красиным .

Последний, конечно, не мог конкурировать с Лени­ ным в способности намечать основную линию большой политики и последовательно вести ее сквозь сложный пе­ реплет всевозможных запутанных отношений. Но он об­ ладал весьма живым, оригинальным и гибким умом, умел давать остроумные формулировки и создавать хитроум­ ные комбинации, сыпал меткими определениями, кото­ рые прилипали к людям и событиям. Своими огромными связями в мире ученых, писателей и артистов, среди тех­ нической интеллигенции, даже в торгово-промышленных кругах, большевики эпохи первой революции были обяза­ ны прежде всего и больше всего Красину, который умел импонировать в любом обществе — от Саввы Морозова до Веры Комиссаржевской, а исключительный его орга­ низаторский талант позволял ему на ходу закреплять но­ вые знакомства, включая каждое из них на надлежащее место в широко разветвленной, но прочно слаженной организационной сети. Конечно, это была сеть почти ис­ ключительно техниче ского аппарата партии. В политическом и даже орга­ низационном строительстве Красин участия принимал мало. Как он сам признает в своей автобиографии, эта работа его не привлекала. Но для подпольной организа­ ции технический аппарат имел огромное значение: и в результате усилий, главным образом Красина, большеви­ ки в этой области превосходили все остальные организа­ ции революционного подполья той эпохи .

Вся эта сторона работы БЦ лежала на Красине, рав­ но как и работа военная, боевая, а также все заботы о финансах большевистской фракции: расходы БЦ были огромны, он должен был не только содержать весь огромный центральный аппарат фракции, но и почти полностью покрывать бюджет Петербургской организа­ ции большевиковбЗ, а также помогать важнейшим из организаций в провинции. Добывание денег на покрытие всех этих нужд лежало почти исключительно на Красине, который был министром финансов БЦ .

И размахом этой своей работы, и общей практиче­ ской складкой ума, и многосторонним жизненным опы­ том, и даже меткими острыми словечками, Красин не мог не импонировать Ленину. В. С. Войтинский, несомненно, прав, когда пишет, что Красин в те годы был вообще единственным человеком в большевистской организации, к которому Ленин "относился с настоящим уважением"64 .

Быть может, правильнее говорить даже о большем: из воспоминаний Крупской мы знаем, что у Ленина бывали полосы увлечений то тем, то другим партийным работни­ ком. Обычно такие увлечения бывали весьма кратковре­ менными. Только "роман с Красиным" пережил все испы­ тания временем и политических расхождений .

Есть много оснований считать, что в 1906-1907 гг., в период совместной работы в "коллегии трех", очень ча­ сто не Ленин, а именно Красин вел за собою остальных, увлекая их на путь 'своих всегда блестящих, но очень ча­ сто и крайне авантюристических планов. И очень похоже, что, когда позднее, в 1911 г., Ленин писал Рыкову, предостерегая его против Красина, как "мастера посулы давать и очки втирать", то это предостережение следует понимать в свете запоздалого автобиографического при­ знания человека, который сам не раз жестоко ошибался, смотря на события сквозь очки, "втертые" ему Красиным .

Начиная с 1908 г. они разошлись и лично, и полити­ чески — и разошлись очень далеко. Письма Красина, напечатанные его вдовою65, дают далеко не полное представление об этом расхождении. Но элементы своего старого отношения к Красину Ленин продолжал сохра­ нять, и после Октябрьской революции он немедленно же начал делать попытки привлечения Красина к работе на ответственном посту. Очень интересные заметки на эту тему сохранились в записях Троцкого. Как известно, Ок­ тябрьский пе реворот Красин "встретил с враждебным недоумени­ ем, как авантюру, заранее обреченную на провал. Он не верил, — писал Троцкий, — в способность партии спра­ виться с разрухой. К методам коммунизма относился и позже с ироническим недоверием". О своих первых по­ пытках привлечь Красина Ленин рассказывал Троцкому, прибавляя: "Упирается, — а министерская башка!" Но уже к периоду Брестского мира Красин вошел в работу: ска­ залась старая закваска. Однако он никогда не отказывал себе в удовольствии жестоко критиковать хозяйственную политику диктатуры. Ленину это явно нравилось. Он "ве­ село хохотал над злым и метким словечком противника" .

Так впоследствии Ленин неоднократно цитировал красинское "универсальный запор"66, определение, которое Красин дал результатам хозяйственного строительства эпохи военного коммунизма .

жжж На фоне именно этих личных отношений в 1906гг. глубоко за кулисами БЦ развертывалась борьба за влияние на аппарат фракционной организации .

Ленин, конечно, был бесспорным и общепризнан­ ным политическим вождем большевиков, хотя несомнен­ но, что не все его фракционные выступления встречали общее одобрение67. Но он далеко не был таким же об­ щепризнанным и безраздельным хозяином организацион­ ного аппарата БЦ. Официальным секретарем последнего, правда, была Н. К. Крупская, послушная исполнительни­ ца всех указаний Ленина. Именно к ней стекалась вся корреспонденция БЦ и именно она принимала на явоч­ ных квартирах всех, обращавшихся в БЦ. Но прежде все­ го с нею рядом сидел другой секретарь БЦ -М Я. Вайн­ .

штейн ("Михаил Сергеевич"), который был подчинен не­ посредственно Красину, и именно этому другому секрета­ рю (даже Крупская не называет его вторым секретарем) Крупская должна была передавать всю ту корреспон­ денцию и к нему направлять всех тех людей, которые об­ ращались в БЦ по делам, связанным с военной и боевой работой фракции, а также в связи со всевозможными техническими предприятиями. А так как в большевист­ ских организациях того времени военная и боевая рабо­ та, как связанная с работой по подготовке восстаний, расценивалась как много более важная, чем работа об­ щеполитическая (ведь восстание рассматривалось, как " высшая форма" движения), то удельный вес тех функций, которые лежали на "другом секретаре", был во всяком случае не меньшим, чем удельный вес функций, лежав­ ших на Крупской. По существу, с точки зрения обычной для большевиков того времени расценки, последняя пе­ редавала на решение Красина все наиболее важные и секретные дела БЦ .

Но необходимо иметь также в виду, что аппарат организаций, находившихся в ведении Красина, был во­ обще чем-то вроде второго, более глубоко запрятанного и более строго законспирированного этажа сложного подпольного здания БЦ — со своими особыми адресами для переписки, особыми явками для приезжающих, со сложными, многостепенными паролями, показывающими положение данного лица в организационной иерархии и меру его посвященности в секреты специальной работы.. .

Общепартийными явками и адресами работники этих спе­ циальных организаций пользовались лишь в исключи­ тельных случаях, когда не имели возможности по той или иной причине воспользоваться аппаратом своих соб­ ственных явок и адресов. И нет ничего удивительного в том, что в этой среде начинали нарастать настроения, склонности рассматривать общепартийную работу как ра­ боту низшего типа по сравнению с тою, которой заняты они, работники военных и боевых организаций68 .

Уже эта роль Красина, который был бесспорным ру­ ководителем военных и боевых организаций, создавала для него особое положение внутри "коллегии трех". Но еще большее значение имела его роль кассира и мини­ стра финансов БЦ. Кассу последнего и большую часть ис­ точников ее пополнения он прочно держал в своих руках, никому не передавая этих своих связей, никого к этим делам не подпуская. Это давало ему возможность строго контролировать и расходную часть бюджета БЦ, глазом опытного хозяина проверять обоснованность предъявляе­ мых к кассе требований и решать, какие из них и в каком объеме надле-жат удовлетворению .

Именно это создавало для Ленина особенно трудное положение.

Ролью только политического вождя, который на свою аудиторию воздействует лишь статьями и реча­ ми, он никогда не довольствовался, а всегда стремился держать в своих руках и нити организационных связей:

он превосходно знал, что только таким путем можно дер­ жать в руках те руководящие кадры партийных работни­ ков, которые необходимы для функционирования всякой организации. Уже весной 1901 г. он провел Крупскую в секретари "Искры". "Это, конечно, означало, -прибавляет Крупская, — что связи с Россией будут вестись все под тесным контролем Владимира Ильича"69. С тех пор этих нитей Ленин никогда не выпускал; Крупская неизменно оставалась секретарем всех тех центров, политическим лидером которых он был .

Лучше других он понимал и значение партийной кассы и поэтому тоже всегда старался полностью ставить ее под свой личный контроль. В 1906--1907 гг. касса впервые полностью ушла из его рук - контролировать ее Ленин мог только через "коллегию трех", она же "финан­ совая группа" БЦ. Уходили и важнейшие связи. Ленин уже не был хозяином внутри БЦ — и именно на этом фоне становится понятным все значение для него вопроса о Таратуте .

Конечно, многое зависело от связи последнего с де­ лом о наследстве Шмита: как указано выше, реализация последнего принесла в кассу БЦ в общем около 280 тыс .

руб. И Ленин правильно рассчитал, что так решительно поддерживая Таратуту и проводя его на такие ответ­ ственные посты в БЦ и в общепартийном ЦК, он не толь­ ко помогает последнему закрепить его положение в тех кругах, от которых многое зависело в области реализа­ ции наследства, но одновременно и прочнее привязывает его к себе лично .

Сестра Шмита, завещавшего свое состояние социалдемократической партии, совсем не была той "богатой купчихой", за которую ее можно было принять по приве­ денным выше словам Ленина в разговоре с РожковымРади "острого словца" Ленин не пожалел эту юную кур­ систку (в 1907 г. ей было лет 18-19) из талантливой се­ мьи миллионеров Морозовых, которая вслед за старшим братом-студентом и, несомненно, под его влиянием, а за­ тем под впечатлением его трагической гибели увлеклась романтикой революции. В те бурные годы таких было не­ мало. Отнюдь не было исключением и то обстоятельство, что для нее в эту революционную романтику важной составной частью вплелось ее личное увлечение Таратутой, настоящей биографии которого ("прожженного него­ дяя") она, конечно, не знала, но положение которого в партийной иерархии (сначала секретарь большевистской организации в Москве, затем член ЦК от большевиков) ей, несомненно, было известно и не могло не импониро­ вать. Ленин это превосходно понимал. Именно в этом ключ к объяснению его настойчивости в проведении Таратуты на высокие посты в партии: поступая так, он под­ нимал шансы на брак Таратуты с Елизаветою Шмит, а вместе с тем и на "реализацию наследства" ее покойного брата в желательном для Ленина смысле .

Вскоре он, по-видимому, -и лично познакомился с Е .

П. Шмит, которая летом 1907 г. жила в Финляндии, непо­ далеку от Куоккала, уже вместе с Таратутой. Чтобы уско­ рить получение наследства (как несовершеннолетняя, она не могла им распоряжаться до замужества), был устроен ее фиктивный брак с А. М. Игнатьевым, ответ­ ственным организатором Боевой группы при ЦК, одним из доверенных людей Красина: с формального разреше­ ния этого Игнатьева в конце 1907 г. Е. П. Шмит начала подписывать все документы, которые были необходимы для продажи ее доли в наследстве брата .

В деле Таратуты Ленин ставил крупную ставку, но расчет был точным .

Ближайшее будущее показало, что роль Таратуты в планах Ленина не вводилась в рамки одной "реализации наследства Шмита". Во всяком случае, присмотревшись к нему ближе, Ле нин убедился, что он вполне пригоден и для услуг более длительного характера, и очень скоро взял курс на все более и более близкое привлечение Таратуты к участию в засекреченной работе БЦ, особенно к делам, связанным с кассою последнего- Полное развитие этого " нового курса", подрывавшего монопольное положение Красина как неограниченного "хозяина" кассы БЦ, отно­ сится к последнему, третьему периоду существования БЦ, составляя одну из наиболее важных особенностей этого периода .

жжж Полицейские репрессии, которые с начала зимы 1907-1908 гг. обрушились на революционные организа­ ции, пытавшиеся в 1906-1907 гг. создавать свои базы на территории Финляндии, ускорили развитие событий. Пе­ тербургская полиция все чаще делала набеги на погра­ ничные пункты, излюбленные революционерами. Круп­ ская пишет, что полиция особенно усиленно охотилась за Лениным и "искала его по всей Финляндии"70. Это утвер­ ждение совершенно не соответствует действительности:

никаких следов специальной охоты за Лениным в архивах царской полиции найти не удалось, хотя они в отноше­ нии именно Ленина изучены с большой старательностью .

Охоты специально за Лениным полиция не вела. Но­ ябрьские и декабрьские 1907 г. полицейские набеги на Териоки, Куоккала и т. п. были направлены прежде всего против эсеров, связанных с террором, и против анархистов-"махаевцев" из группы "Рабочего заговора" — оттуда тянулись нити к разным экспроприациям и актам эконо­ мического террора (убийства инженеров и т. д. ). Из большевиков задеты были лишь М. Я. Вайнштейн, секре­ тарь БЦ по линии предприятий Красина, и кое-кто из "бо­ евиков", главным образом из связанных с латышскими " лесными братьями". Но, конечно, было ясно, что это лишь начало, за которым скоро пойдут продолжения .

Финляндия переставала быть мало-мальски надежным убежищем. Период "малой эмиграции" (так называли революционную работу с опорными базами в Финляндии) кончался, приближалось время уходить в эмиграцию " большую", более далекую от границ России .

"Как водится, — писал Мартов Аксельроду 10 декаб­ ря 1907 г., — первым уехал Ленин"71. Последний вообще с исключительной старательностью берег себя от ареста, считая, что без него — если арест надолго вырвет его из активной работы — все развитие внутрипартийных отно­ шений пойдет иными путями. Он еще в октябре забрался в глубь Финляндии, к Гельсингфорсу, и оттуда добился решения БЦ о необходимости перенести редакцию "Про­ летария", центрального органа БЦ, за границу. В ре­ дакцию были избраны Ленин, Богданов и Дубровинский, что обеспечивало решающее влияние Ленина. Одновре­ менно было принято запрещение полемики на страницах нелегальной большевистской печа ти по философским вопросам — в изданиях легаль­ ных эта полемика была признана допустимой на основе полного равенства обеих основных групп, т. е. и ортодок­ сальных марксистов плехановского толка, и сторонников Богданова. Это последнее решение фактически ограничи­ вало влияние Богданова, так как до того в легальных большевистских органах (в 1907 г. основным их теоретически-политическим органом был "Вестник жизни", еже­ месячный журнал выходивший в Петербурге под ре­ дакцией П. П. Румянцева) в вопросах философии едва ли не безраздельно хозяйничали "богдановцы" .

С этими решениями в кармане Ленин 20 января 1908 г. прибыл в Женеву. Вторая эмиграция встречала невесе­ ло: скверная погода, скверные новости, за границей шли аресты большевиков. В первый же вечер, возвращаясь с Крупской после разговоров с женевскими большевиками, Ленин обронил: "У меня чувство, точно в гроб ложиться приехали" .

В гроб он, конечно, не лег, оружия не сложил, а, на­ оборот, начал новый сложный партийный маневр. Но третий период истории БЦ начинался, действительно, в крайне тяжелой со всех точек зрения обстановке: и в от­ ношении общеполитическом, и с точки зрения внутрипар­ тийной, и, наконец, под углом личных отношений, наме­ чавшихся внутри БЦ .

В течение предшествующих лет все политические расчеты и Ленина лично, и всей большевистской фракции строились в надежде на близкое и победонос­ ное восстание, которое разом разрешит все больные во­ просы современности. И политически, и психологически это была крайне азартная игра, в которой боевые дружи­ ны, партизанские выступления и экспроприации казались крупными козырями, и их пускали в ход, не заботясь о возможных на этой почве внутрипартийных осложнениях .

Экспроприация на Эриван-ской площади в Тифлисе еще вчера казалась особенно удачным ходом. Теперь стало ясным для всех, что ставка на восстание бита, что движе­ ние стоит перед длительной полосой не только нараста­ ющей правительственной реакции, но и внутреннего рас­ пада тех сил, на которые оно опиралось. И за азартную игру, за пущенные в ход тифлисские козыри, предстоит расплачиваться .

Двести пятисотрублевых билетов, которые вывез Лядов зашитыми в жилет, разменять и за границей было нелегко. Справки, которые наводили предварительно, да­ вали основание думать, что попытки размена по загра­ ничным банкам могут быть проведены с успехом, что во всяком случае широкого оповещения о номерах пятисотрублевок еще не сделано, но было ясно, что после раз­ мена первого же билета соответствующие меры будут приняты, и тогда все остальные пятисотрублевки потеря­ ют всякую ценность. А речь шла об огромной сумме — о ста тысячах рублей — и для попытки их спасения был вызван сам Красин, который с помощью других "финансистов" БЦ разработал план одновре­ менного размена пятисотрублевок в ряде крупных цен­ тров Европы. Была мобилизована большевистская моло­ дежь, и в первых числах января 1908 г. попытки размена были сделаны в банках Парижа, Женевы,. Стокгольма, Мюнхена и т. д. Все они закончились полнейшим прова­ лом; являвшиеся в банки с пятисотрублевками были аре­ стованы; в некоторых странах начались обыски и аресты русских эмигрантов, от которых тянулись какие-то нити к арестованным,, причем обстановка некоторых из таких обысков и арестов показывала большую осведомленность полиции о закулисной стороне дела. Печать запестрела сенсационными сообщениями72 .

Настоящая причина этого полнейшего провала вскрылась только после революции: среди "финансистов", привлеченных к разработке плана размена, были не только Таратута и М. М. Литвинов, будущий нарком по иностранным делам, а тогда представитель БЦ в Париже, но и доктор Житомирский ("Отцов"), доверенный человек Ленина по делам большевистских групп в эмиграции еще в 1903-1904 гг. и в то же время главный осведомитель заграничной парижской охраны по большевикам. Через него Департамент полиции был в курсе всех приготовле­ ний Красина и заблаговременно снесся с полициями ино­ странными .

Арестованные были сплошь большевиками, среди них несколько пользовавшихся широкой известностью, как, например, Литвинов, который незадолго перед тем большевиками был назначен официальным секретарем русской социал-демократической делегации на Междуна­ родном социалистическом конгрессе в Штутт-гарте (август 1907 г. ): у него теперь, при аресте в Париже, бы­ ло найдено двенадцать пятисотрублевок из числа похи­ щенных в Тифлисе. Такие же пятисотрублевки были най­ дены у ряда других арестованных, и в иностранной печа­ ти открыто писали, что тифлисская экспроприация была делом большевиков, а так как в та время РСДРП была формально единой партией, о внутренних отношениях в которой иностранцы были мало осведомлены, то ино­ странная печать тифлисскую экспроприацию объявляла вообще делом РСДРП .

Положение осложнялось еще и тем фактом, что не­ задолго перед этими арестами какими-то эмигрантами из России были сделаны попытки мелких экспроприаторских налетов в Швейцарии, Англии и США. И вполне серьез­ ной стояла угроза нарастания антиэмигрантских настрое­ ний в тех странах Запада, где как раз чаще всего эми­ гранты находили приют. С этим тесно была связана и опасность осложнений с социалистами Запада, в памяти которых еще жили воспоминания о том вреде, который их движению бил причинен "партизанскими выступлени­ ями" анархистов 1880- 1890-х гг. Экспроприаторский уклон в рядах русских социалистов среди социалистов Запада сочувствия вообще никогда не ветре чал, а в начале 1908 г. местами отношение послед­ них переходило в острое раздражение в связи со вскрыв­ шимися попытками нелояльного использования больше­ виками симпатий иностранных социалистов к русскому революционному движению73 .

В этих условиях вполне понятно, что сообщения об арестах обострили борьбу, которая завязалась внутри РСДРП вокруг вопроса о тифлисской экспроприации уже с осени 1907 г .

Целый ряд партийных деятелей был и раньше недо­ волен излишней, по их мнению, мягкостью резолюции Лондонского съезда. "Недостаточная решительность осуждения съездом так называемых экспроприации", — как писал позднее Г. В. Плеханов, была главной причи­ ной отказа последнего быть представителем партии в Международном социалистическом бюро. Роль большеви­ ков в тифлисской экспроприации стала скоро известной, хотя никаких точных доказательств вначале не имелось, и это вынудило меньшевиков потребовать от социал-де­ мократической делега-гации Международного социали­ стического конгресса в Штуттгар-те уже в августе 1907 г .

издания особой декларации с осуждением экспроприации74. Комитет закавказских организаций РСДРП, находив­ шийся в руках меньшевиков, почти немедленно после тифлисской экспроприации приступил к| расследованию этого дела и установил не только состав группы КамоПетросяна, которая провела эту экспроприацию, но и имена тех большевиков, занимавших видные посты в об­ щепартийной организации, которые были политическими покровителями этих экспроприаторов: во главе этих по­ кровителей стоял Сталин, немедленно после экспропри­ ации покинувший Тифлис и перебравшийся в Баку. Но следствие, проводимое на Кавказе, не могло выяснить всего дела в его полном объеме, так как было установле­ но, что главные руководители и инспираторы находились в центре, куда и ушли все похищенные деньги. Попытки же поставить вопрос в ЦК наталкивались на сопротивле­ ние не только большевиков, но и польских социал-демократов, которые, правда, на Лондонском съезде выступа­ ли реши-тельно против экспроприации, но теперь упорно заявляли, что отказываются верить в причастность руко­ водящих деятелей большевистской фракции к тифлис­ ской экспроприации, совершенной уже после съезда, в прямое нарушение его постановлений .

Уже первые сообщения об арестах в Берлине (КамоПетросян и др. ) произвели на ЦК большое впечатление, причем, несомненно, значительное влияние оказывало настроение немецких социал-демократовЖ: такие члены ЦК, как польские социал-демократы Л. Тышко и Ю. Ю .

Мархлевский, в течение многих лет жившие в Германии и тесно связанные с немецкими социал-демократами, не могли не быть особенно чувствительны к их настроени­ ям. В результате ЦК уже 4 января н. ст. 1908 г. постано­ вил заявить, что он "никому из арестованных в Берлине не давал никаких поруче ний" (это было ответом на сообщения о найденной бумаге для печатания фальшивых трехрублевок). Одно­ временно ЦК поручил Центральному заграничному бюро (ЦЗБ) произвести расследование всех обстоятельств, свя­ занных с этими арестами .

Еще большее впечатление на ЦК произвели сообще­ ния об арестах в Париже и других городах по делу о раз­ мене тифлисских пятисотрублевок. Под влиянием послед­ него ЦК постановил послать на Кавказ особую свою де­ легацию в составе H. Н. Жордания и Данишевского ("Гер­ ман") с широкими полномочиями для расследования не только дела о тифлисской экспроприации, но и другого дела о поведении закавказских большевиков, а именно дела о расколе в Баку, который был проведен в октябреноябре 1907 г. Сталиным75 .

Такой состав делегации был крайне характерен для настроений ЦК в первые недели после получения сооб­ щений об арестах при размене пятисотрублевок. ЦК в ян­ варе 1908 г. функционировал в составе 8 человек, из ко­ торых трое были большевиками (Рожков, ГольденбергМешковский и Зиновьев), двое -меньшевиками (Б. И .

Гольдман ["Игорь"] и М. И. Бройдо ["Яков", он же "Ромул"]) и по одному от польских социал-демократов — А .

Вершав-ский (А. Барский), от Бунда — Либер (М. И .

Гольдман) и от латышской социал-демократии — Данишевский ("Герман") .

Так как в вопросе об экспроприациях поведение Барского было колеблющимся и в рядах самих большеви­ ков не было твердой уверенности в возможности защи­ щать полностью деятельность "коллегии трех" (особенно колебался тогда в этом вопросе Рожков), и так как, с дру­ гой стороны, Либер, вобще уже тогда очень близкий к меньшевикам, в вопросах об экспроприациях полностью шел с последними, то очень часто решающее значение приобретал голос Данишевского ("Германа"), который заявлял себя "внефракционным" и "примиренцем", голо­ суя так, как того, по его мнению, требовали интересы партии. Нередко именно его голосом проходило решение, неблагоприятное для большевиков. И именно последни­ ми была пущена в обращение острота о "германизации" ЦК, которую проводит своими голосованиями "Герман"76 .

Этот состав делегации ЦК, гарантировавший объек­ тивность ее обследования, предопределял ее позицию .

Об ее отношении к расколу, проведенному Сталиным в Баку, можно судить по тому факту, что большевистская конференция в Баку в марте 1908 г. обратилась в ЦК "с протестом против действий его членов, использовавших имя центрального учреждения не для объединения и примирения, а для узкофракционных целей"77. А об ее отношении к тифлисской экспроприации говорит офици­ альное сообщение о присутствии обоих ее членов на за­ седаниях Пятого очередного съезда закавказских органи­ заций РСДРП, который, заслушав доклад Комитета о произведенном по поводу тифлисской экспроприации расследовании, принял резо­ люцию об "исключении из организации членов партии или групп членов, принимавших со времени Лондонского съезда участие в экспроприациях, как лично, так и созна­ тельным содействием в той или иной форме"78 .

Если бы члены делегации ЦК считали это решение неправильным, они, согласно существовавшей в партии практике, обязаны были так или иначе заявить об этом своем несогласии. Сделать это им было легко, так как та­ кое заявление охотно напечатал бы "Пролетарий". Но этого не сделал не только H. Н. Жордания, но и Данишевский, и это дает право считать, что последний был согласен с приведенным выше решением Закавказского съезда, во всяком случае, в его основе .

Протокола того заседания ЦК, на котором эта де­ легация по возвращении с Кавказа делала свое сообще­ ние, в нашем распоряжении не имеется, но можно счи­ тать несомненным, что доклад этот вызвал сильное недо­ вольство со стороны большевиков и был причиной ост­ рых трений внутри ЦК. О существе принятого ЦК реше­ ния можно судить по следующим трем фактам, которые были с ним связаны .

Первым была публикация ЦК особого заявления в печати по делу о тифлисской экспроприации; это заявле­ ние гласило:

"ЦК заявляет, что РСДРП ни в ком случае не может быть признана ответственной за тифлисскую, равно как и за другие экспроприации. На последнем съезде партии была принята резолюция, категорически запрещающая экспроприации. ЦК расследует до конца данное дело, и если будет констатировано нарушение резолюции пар­ тии, то партия примет к провинившимся самые энергич­ ные меры, согласно резолюции съезда"79 .

Вторым был протест Закавказского комитета против решения ЦК и издание им особого листка, в котором За­ кавказский комитет обвинял ЦК в стремлении затянуть расследование дела о тифлисской экспроприации80 .

Наконец, третьим был выход из ЦК одного из двух меньшевиков, которые тогда входили в ЦК, с протестам против решения, принятого ЦК по делу о тифлисской экс­ проприации, так как в этом решении сказалась "система затушевывания" этого дела81 .

Из сопоставления этих трех фактов следует, что ЦК на этом заседании отказался утвердить доклад своей де­ легации, отменил решение, принятое Закавказским съез­ дом, и принял какое-то решение о дополнительном или проверочном расследовании, которое никогда не было произведено. Текст заявления для печати, внешне зву­ чавший весьма решительно, по существу, в тогдашней обстановке, был простым прикрытием колебаний ЦК еделать какой-либо реальный шаг для борьбы с большевист­ скими экспроприаторами .

В действительности расследование, произведенное Областным комитетом закавказских организаций, совер­ шенно точно установило состав группы, которая была физической исполнительницей акта экспроприации; были выяснены имена лиц, которые являлись ее покровителя­ ми и укрывателями перед партийной организацией, рав­ но как и факт отправки денег в БЦ. Точность собранных тогда данных теперь бесспорна: теперь их подтверждают документы и воспоминания, изданные историками. Прав­ да, невыясненными в то время оставались нити, которые тянулись из Тифлиса, от группы Камо-Петросяна, к БЦ и его руководителям — к Ленину, Богданову и Красину в их конспиративном центре в Куоккале. Невыясненной оста­ валась вся вообще группа вопросов, связанных с экспро­ приаторским центром большевистской фракции. Все эти вопросы могло выяснить, действительно, только рассле­ дование, производимое ЦК, если бы он пожелал серьезно заняться выяснением роли БЦ в экспроприациях. Но для расследования этой группы вопросов нужно было не от­ менять решение Закавказского съезда, а, наоборот, утвердив его, показать твердое желание ЦК покончить с существующим злом. Как раз этого желания у ЦК не име­ лось .

жжж В эмиграции, которая была более подробно осве­ домлена о событиях, связанных, с одной стороны, с аре­ стами Камо-Петросяна в Берлине, и, с другой, с историей попыток размена за границей тифлисских пятисотрублевок, борьба вокруг этих споров не только принимала бо­ лее острую форму, но и затрагивала основные проблемы социал-демократического строительства .

В кругах меньшевиков господствовало острое возму­ щение. Роль Литвинова в техническом аппарате больше­ вистской фракции (закупка оружия за границей и т. д. ) была достаточно широко известна, и теперешний арест его с тифлисскими пятисотрублев-ками доказывал при­ частность этого аппарата к экспроприации 25 июня 1907 г. Неопределенные сведения о существовании тайного большевистского центра, который ведает всеми их бое­ выми предприятиями, имелись и раньше. Теперь станови­ лись бесспорными не только факт существования такого центра, не только его роль организатора экспроприаций вообще, но и факт организации им экспроприации уже после Лондонского съезда, который запретил экспропри­ ации огромным большинством голосов. Опираясь на это решение, официальные представители партии категори­ чески отрицали ее причастность к такого рода деяниям;

и в то же время, как теперь выяснилось, лидеры фракции, которая играла решающую роль в общепартий­ ном ЦК, за спиною партии такие экспроприации проводи­ ли. Создавалось совершенно невозможное для партии положение. "Группа вдохновителей, орга­ низаторов и попустителей экспроприации, — писал тогда "Голос социал-демократа", орган меньшевиков, — топит престиж партии, дискредитирует ее в глазах обществен­ ного мнения и пролетарских партий"82 .

Но этим дело не ограничивалось. Результатом экс­ проприации было образование внутри партии "никому неизвестной группы", законспирированной от партии и неконтролируемой даже партийным общественным мне­ нием, в руках которой скопляются "значительные денеж­ ные средства, добытые запрещенным партией способом", и которая "распределяет эти деньги по своему усмотре­ нию", оказывая тем самым воздействие на политику пар­ тии в желательном для этой группы направлении. "Если все это так, — делал вывод "Голос социал-демократа", — а это, к сожалению, именно так, — то, значит, внутри партии существует нечто вроде каморры, заговорщиче­ ская организация самого вредного типа, нечто среднее между тайным центральным комитетом и группой под­ рядчиков бандитного дела" .

Наиболее непримиримо в отношении большевиков в меньшевистском лагере тогда был настроен Плеханов, который прямо ставил вопрос о необходимости офици­ ального разрыва с большевиками. Как уже отмечено вы­ ше, он еще в Лондоне протестовал против слишком мяг­ кого отношения съезда к экспроприаторским похождени­ ям большевиков. Теперь он настаивал на постановке во­ проса ребром .

"Читали ли Вы о берлинской истории? — писал он Мартову еще 9 декабря 1907 г., немедленно же после по­ лучения первых сообщений об аресте Камо-Петросяна. — Дело так гнусно, что, право, кажется нам пора разорвать с большевиками. Очень прошу Вас написать мне, что Вы думаете об этом?"83 .

Позднее, после ареста Литвинова и др., когда выяс­ нилось все значение этих событий, Плеханов предлагал меньшевистским лидерам за границей обратиться с воз­ званием к меньшевикам в России, "КЛИКНУТЬ КЛИЧ" С ПРИЗЫВОМ СПЛОТИТЬСЯ ДЛЯ борьбы ВО ИМЯ "торжества социал-демократических принципов над большевистским бакунизмом".

Он считал, что есть все шансы на успех в этой борьбе, при одном обязательном условии:

"Только надо, конечно, говорить до конца и от­ казаться от того страха перед большевистской Марьей Алексеевной, которым всегда отличались меньшевики и который никогда не был началом премудрости. Начало премудрости, это - как раз обратное поведение, полное бесстрашие"84 .

Для Плеханова в этом последнем случае речь шла о беспощадной критике большевиков не только за экспро­ приации. "Большевистским бакунизмом" он называл весь их курс на восстание всю их тактику "вспышкопускательства"85, и считал необходимым в этой борьбе идти до са­ мых крайних выводов, не останавливаясь перед формальным разрывом организационных свя­ зей. Среди остальных представителей руководящей груп­ пы меньшевиков за границей настроения были различ­ ные. Ближе всех к Плеханову в этом вопросе стоял Мар­ тов; но, конечно, различия касались лишь вопроса о фор­ мах и организационных выводах: необходимость самой решительной борьбы против экспроприаторской эпопеи признавали все без исключения. Положение было крайне напряженным .

Решение ЦК о передаче расследования всего этого дела в руки Центрального заграничного бюро (ЦЗБ) в не­ которой степени разрядило эту напряженность: так как в ЦЗБ в подавляющем большинстве были меньшевики (пять меньшевиков против двух большевиков)86, то со­ здавалась уверенность в возможности вскрыть правду на путях внутрипартийной легальности. Огромное большин­ ство, которое создалось на Лондонском съезде против экспроприации, казалось, давало гарантию на то, что та­ кое же большинство будет и в ЦК за проведение необхо­ димых мер против большевиков, эту резолюцию нару­ шивших .

Главную работу по расследованию взял на себя Г. В .

Чичерин .

Большевики с самого начала ставили расследова­ нию всякие препятствия. Более крупные из них по своему положению в партии обычно отказывались от дачи каких бы то ни было объяснений: тогда утверждали, что такую директиву они получили от руководителей фракции .

Другие давали уклончивые и явно неполные объяснения .

Но настроения широких кругов сочувствующих были бла­ гоприятными для расследования. Охотно давали показа­ ния и немцы — именно с их помощью было установлено, что бумагу для печатания фальшивых трехрублевок зака­ зывал лично Красин. Роль последнего вообще вырисовы­ валась с достаточной полнотой. Появились указания и относительно роли Богданова.

Из "коллегии трех" вне по­ ля зрения расследования оставался один только Ленин:

он был предусмотрительнее всех других .

Большевики, входившие в состав ЦЗБ, т. е. Алексин­ ский и Житомирский, с самого начала изнутри ЦЗБ сабо­ тировали следствие.

Позднее, когда следствие целиком перешло в руки большевиков, Житомирский рассказывал в своих показаниях, как они это делали:

"Атмосфера была фракционной, приходилось многое скрывать от т. т. меньшевиков (потому что меньшевика­ ми велась агитация против большевиков) и скрывать да­ же от большевиков и от Кона, потому что симпатии его были на стороне меньшевиков. Например, бумага на склад попала через известного товарища, а Кону мы это­ го не говорили. Я этого сам не знал, и когда даже узнал, не сообщил Кону, зная меньшевистские симпатии Кона, боялся, что это станет популярным во всей партии"87 .

Особенно ожесточенную кампанию против ЦЗБ и ха­ рактера ведения им расследования вел Алексинский, в то время особенно близкий к Ленину. В ряде писем в ЦК Алексинский доказывал, что дело носит фракционный ха­ рактер и что большинство членов ЦЗБ не только являют­ ся в качестве меньшевиков стороною в этом деле, но и что они по своему партийному стажу не являются доста­ точно компетентными, чтобы разобраться в тех партий­ ных тайнах, которые им в процессе расследования стано­ вятся известными; особенно настаивал он на неконспиративности того порядка расследования, который был заве­ ден ЦЗБ и который, по его мнению, делал возможным раскрытие этих секретов перед царской полицией. Тот факт, что последняя обо всех этих секретах узнавала ни через кого иного, как второго представителя большеви­ ков в ЦЗБ, Житомирского, стал известен лишь много позднее .

Несмотря на всю настойчивость Алексинского, ЦК, действовавший в России, продолжал подтверждать пол­ номочия ЦЗБ. Правда, в заседании 1 апреля 1908 г., заслушав письмо-протест Алексинского ("тов. Петр"), ЦК принял следующее решение: "ЦК постановил запросить представителей национальных групп по этому поводу и послать в ЦЗБ следующее заявление: ЦК обращает вни­ мание ЦЗБ на то, что ЦК получена жалоба, свидетель­ ствующая о неконспиративном ведении дела и что в виду этого возник вопрос, не является ли желательным составление для ведения этого дела особой комиссии с соблюдением всех условий, гарантирующих беспри­ страстие следствия"88 .

Но это предложение, принятое по настоянию боль­ шевиков-- членов ЦК, не было поддержано национальны­ ми социал-демократическими организациями, представи­ тели которых в ЦК играли тогда решающую роль. Об этом свидетельствует частное письмо Л. Тышко к Алек­ синскому от 11 апреля 1908 г., который дает обоснование своему отказу поддержать предложение Алексинского об отстранении от следствия ЦЗБ .

"Вот в немногих словах мое мнение о Вашем конфликте в Бюро из-за следствия, — читаем мы в этом письме. —Я вполне понимаю Вашу позицию психологиче­ ски, но политически она, по моему мнению, несостоя­ тельна и может повредить партии. Нам, т. е. ЦК и пар­ тии, необходимо раздавить голову гидре инсинуаций, клеветы, нашептываний и сплетен, которые окружают это дело. Имеются товарищи, которые желают нажить на этом деле политический капитал и сделать его ареной фракционной борьбы. Поэтому именно необходимо участие Бюро в следствии, так как Бюро представляет от­ части круги самых ярых обвинителей. Участие Бюро луч­ ше всего даст ЦК возможность "испортить игру" некото­ рым товарищам, желающим ловить рыбу в мутной воде .

По сравнению с этим соображением все остальные явля­ ются второстепенными. Партийность и фракционность следствия не страшны, я не счи таю себя партийным, а кроме меня был бы еще тов., которого Вы навряд ли сочтете партийным. Наконец, об­ виняемый товарищ, если бы по окончании следствия счел это нужным, мог бы потребовать дополнительного след­ ствия, но до этого, по существу дела, вовсе не дошло бы .

Важнее — неконспиративность, но тайны Вы и так не со­ блюдете, а наоборот, дадите устранением Бюро только новую пищу для сплетен в кулуарах и создадите массу мифов"89 .

Если считать, что Тышко в этом письме высказывает свои действительные соображения, то приходится сде­ лать вывод, что он и его друзья даже в это время еще не были уверены, что руководители большевистской фракции не имели отношения к тифлисской экспропри­ ации и что обвинения этого рода были продиктованы же­ ланием противников большевиков "ловить рыбу в мутной воде". Как они эту свою уверенность согласовывали с со­ вершенно бесспорно установленными фактами, о кото­ рых они не могли не знать из современной печати, в на­ стоящее время понять почти невозможно. Но поскольку они были уверены в неправильности обвинений, выдви­ нутых против лидеров большевистской фракции, по­ скольку позиция Тышко, доказывавшего необходимость привлечения ЦЗБ к ведению следствия, была, конечно, бесспорной: именно этот путь был наиболее правильным для того, чтобы "раздавить голову гидре инсинуаций, клеветы" и т. д .

Но теперь мы знаем, что эта уверенность была со­ вершенно неправильна, что действительность была мно­ го хуже, чем думали даже наиболее крайние обвинители из меньшевистского лагеря, и что мало-мальски объек­ тивное следствие должно было не "раздавить голову гид­ ре" клеветы, а, наоборот, вскрыть, какую игру вели боль­ шевики за спиною партии и за ее счет. Алексинский это знал, а особенно хорошо знали те, кто стоял за ним, т. е .

Ленин с Богдановым. Они не могли не понимать, что вскрытие правды безнадежно скомпрометирует и их фракцию, и их лично, и прилагали все усилия, чтобы не допустить до такого вскрытия. Им нужно было во что бы то ни стало сорвать расследование, а для этого прежде всего вырвать его из рук ЦЗБ .

жжж Эта борьба единым фронтом всей большевистской фракции за срыв расследования дела о тифлисской экс­ проприации переплеталась со сложною борьбой внутри этой фракции, где начинался процесс выделения новой группировки чистых ленинцев из старого большевистско­ го блока, как он сложился в годы первой революции. Это выделение отмечало одновременно начало нового этапа в развитии больших концепций Ленина, которому в пер­ вые же дни своей второй эмиграции пришлось остро по­ чувствовать отно шение иностранных социалистов к экспроприа­ торским похождениям большевиков .

В связи с попытками размена тифлисских пятисотрублевок в Женеве тогда был арестован доктор Н. А. Се­ машко, игравший в эмиграции последующих лет значи­ тельную роль в качестве преданного ленинца под псев­ донимом Н. Александров, а после революции ставший на­ родным комиссаром здравоохранения. Прямого отноше­ ния к размену он не имел — его арест был вызван фактом получения на его адрес писем одним из участников раз­ мена. Семашко приходился дальним родственником Пле­ ханову, к которому жена Семашко обратилась за помо­ щью. Женевский старожил Плеханов имел там широкие знакомства, и, как писал позднее Семашко, "одного его слова было достаточно, чтобы выяснить недоразумение" .

Тем не менее Плеханов помогать отказался. "Ну, что же,

-ответил он, — с кем поведешься, от того и наберешься" 90 .

Тогда в дело попытался вмешаться Ленин, который обратился к знакомому депутату-социалисту. Обычно по­ следние эмигрантам в помощи не отказывали, особенно, когда обращался известный социалист, член Бюро Социа­ листического Интернационала, каким тогда был Ленин .

Но теперь Ленин натолкнулся на отказ .

"Мне запомнилось, — вспоминает Крупская, расска­ завшая об этом эпизоде, — каким полуудивленным, по­ лупрезрительным тоном передавал Ильич слова швейца­ рского депутата, говорившего, что их республика суще­ ствует сотни лет, и она не может допустить нарушения права собственности" .

Это изложение Крупской, несомненно, не вполне точно: швейцарский депутат-социалист, в программе ко­ торого стоял пункт об обобществлении орудий производ­ ства, конечно, защищал не незыблемость права собствен­ ности вообще. Он отрицал не возможность отчуждения этой собственности в порядке законодательных меропри­ ятий, как об этом говорила программа его собственной партии, а был против "нарушения права собственности" в порядке ограблений того типа, которое по директиве Ле­ нина было совершено на Эриванской площади в Тифли­ се. Разница между этими двумя типами "нарушения права собственности" не могла не быть ясна не только Ленину, но и Крупской. Тем более интересно ее сообщение о впе­ чатлении, произведенном на Ленина этой его беседой со швейцарским социалистом .

"Борьба за демократическую республику была пунк­ том нашей тогдашней программы, буржуазная демокра­ тическая республика стала для Ильича особо ярко теперь вырисовываться как более утонченное, чем царизм, но все же несомненное орудие порабощения трудящихся масс. Организация власти в демократической республике всячески способствовала тому, что вся жизнь насквозь пропиталась буржуазным духом. Мне думается, - при­ бавляет в заключение Крупская, — не пережив революции 1905 г., не пережив второй эмиграции, Ильич не смог бы написать свою книгу "Государство и революция"91 .

Столь огромным, по рассказу Крупской, было впе­ чатление, произведенное на Ленина отказом швейца­ рского депутата-социалиста помочь большевику, который был арестован в связи с попытками размена тифлисских пятисотрублевок .

Крупская не принадлежала к числу особенно про­ ницательных наблюдателей, и многое из того, что проис­ ходило на ее глазах и о чем она даже рассказывает в своих воспоминаниях, ею было понято неправильно. Но в одном ей нельзя отказать: она так полно подчинила свое "я" личности своего мужа, так старательно приучала себя смотреть на все его глазами, что в своих воспоминаниях, временами даже не вполне понимая значения его боль­ ших концепций, она тем не менее точно фиксирует от­ тенки его настроений. Именно поэтому ее замечания о беседе со швейцарским социалистом приобретают осо­ бый интерес .

Путь политического развития Ленина был очень не­ прост. Элементы российского самобытничества прочно сидели в мироощущении молодого Ленина. Идея программы-минимум, важным звеном в которую входило тре­ бование "буржуазной демократической республики", бы­ ла центральной для всей большой концепции путей раз­ вития России с самого момента возникновения "Группы освобождения труда", этой основоположницы российской социал-демократии. К этой концепции, которая полно­ стью отвергала российское самобытничество, Ленин при­ шел не сразу. Ее он принял не без большого внутреннего сопротивления. Только после своей первой поездки за границу в 1895 г. и личных встреч с Плехановым и Ак­ сельродом Ленин ее полностью воспринял. И с того мо­ мента она плохо или хорошо, другой вопрос -определяла границы его политических исканий .

Но важным элементом в эту концепцию входило умение уважать значение того, что русские революционеры-бунтари прежних эпох так охотно называли "серы­ ми буднями" рабочего движения Запада — умение ценить спокойную "прозу" массового движения по сравнению с кажущейся "поэзией" героических ударов отдельных лич­ ностей. Из воспоминаний той же Крупской мы знаем, что настоящего понимания этих особенностей рабочего дви­ жения Запада у Ленина не было и раньше, но если мы сравним его высказывания об этом движении до 1905 г. с высказываниями после 1908 г., то мы легко убедимся, что наблюдение Крупской вполне правильно .

Теоретически Ленин и после первой русской рево­ люции еще целый ряд лет остается на почве старой кон­ цепции развития, защищает идею программы минимум и даже с особенной настойчивостью выдвигает лозунг " буржуазной демократической республики" —с этих позиций официально он сходит только в самом конце эмиграции, только совсем накануне революции февраля 1917г. Но на европейское рабочее движение во­ обще и на лидеров социалистических партий Запада, в частности, он уже с самого начала своей второй эми­ грации начинает смотреть все более и более свысока, приучается все чаще и чаще писать о них тем самым "полуудивленным, полупрезрительным тоном", который Крупская у него впервые подметила после его беседы со швейцарским депутатом-социалистом .

Тем важнее значение этого рассказа Крупской: он показывает, что начало психологического разрыва Лени­ на с рабочим движением Запада стояло в непосредствен­ ной связи с экспроприаторской эпопеей БЦ 1906-1907 гг .

, — что этот разрыв вырос на почве тех столкновений, .

которые Ленин тогда имел с социалистами Запада, считавшими такого рода деятельность недопустимой. Но этот психологический разрыв с рабочим движением Запа­ да был исходным пунктом всего большого процесса раз­ вития Ленина от старых минималистских концепций " Группы освобождения труда" к новым максималистским концепциям октября 1917 г. — к чистому ленинизму. V Крупская права, когда говорит, что "не пережив революции 1905 г., не пережив второй эмиграции, Ильич не смог бы написать свою книгу Государство и рево­ люция". Эту формулу нужно только конкретизировать, на места неопределенных алгебраических знаков поставив конкретные арифметические величины, которые даны тою же Крупской: на данный характер развития Ленина влияние оказала не революция 1905 г. в ее целом, а эпо­ пея "партизанских выступлений", организуемых БЦ; по­ следний, решающий толчок для нее дала не "вторая эми­ грация" вообще, а столкновение с европейскими социа­ листами в связи с попытками размена тифлисских пятисотрублевок .

И теория ("Государство и революция"), и практика Ленина 1917 г. была прямым порождением теории и практики "коллегии трех" 1906-1907 гг. Таков большой политический итог деятельности БЦ 1906--1907 гг .

Необходимо подчеркнуть теперь же, и со всей на­ стойчивостью, что этот свой большой вывод из опыта большевистской деятельности 1906-1907 гг. Ленин в пе­ чати начал выявлять далеко не сразу. Вполне возможно, что он и сам его осознал лишь постепенно. Тем более це­ нен рассказ Крупской, который заставляет историка на­ сторожиться и подмечать в словах и делах Ленина те элементы его новой концепции, которые начинают то здесь, то там прорываться на поверхность .

Как ни сильно было впечатление от беседы со швей­ царским социалистом, как ни велико было возмущение против последнего, Ленин не пошел напролом против этих настроений, как он нередко делал во внутрироссийских спорах. В открытую борьбу для защиты тех сторон большевистской политики революционных лет, которые проходили по линии — "коллегии трех", он не ввязался .

Несомненно, он понимал невозможность политической защиты той деятельности, в которой было так много не­ политических примесей. Только этим можно объяснить тот факт, что он не только сознательно отказался от по­ пыток ее защиты, но и явно поставил своей задачей уйти от политической ответственности за ее деятельность. Во всяком случае, он не только никогда не высказывался по этим вопросам в печати, но и на закрытых партийных со­ вещаниях, на конференциях и на пленумах ЦК, когда де­ баты подходили к этим щекотливым темам, "честь" ответ­ ственных выступлений Ленин под тем или другим пред­ логом передавал другим, все усилия прилагая к тому, чтобы у сторонних наблюдателей складывалось впечат­ ление, - будто инициативная роль в этого рода деятель­ ности принадлежала не ему и будто он лишь из фракци­ онной солидарности шел вместе со своими коллегами. Не случайно на пленумах 1908--1910 гг., когда обвинения в прямой причастности к экспроприаторским похождениям прямо или косвенно выдвигались против целого ряда де­ ятелей большевистской фракции, против Ленина лично, насколько известно, такие обвинения ни разу никем бро­ шены не были, хотя, как теперь документально установ­ лено, его прямое участие в руководящей деятельности этого рода было весьма велико. Он умел прятать следы .

А немногим позднее, с осени 1908 г., Ленин внешне даже встал в ряды партийных деятелей, которые вели борьбу против экспроприаторской, эпидемии и начал в " Пролетарии" кампанию по разоблачению вредного влия­ ния "эксизма" на рабочие организации. Правда, огонь своей критики "Пролетарий" сосредотачивал исключи­ тельно на экспроприациях анархистских или особенно " лбовских"92, участники которых выступали открыто в ка­ честве внепартийных боевых отрядов (хотя последние и вышли из большевистских дружин, и до конца поддержи­ вали с ними дружеские связи). Деятельность чисто боль­ шевистских партийных дружин, например Южного Урала (главным образом района Уфы), созданных братьями Кадомцевыми93, которые были подлинными насадителями " эксизма" на Урале, а тем более деятельность "кавказской группы" Камо-Петросяна, сыгравшей ту же роль в Закав­ казье на страницах "Пролетария" и всех вообще изданий, выходивших под редакцией Ленина, освещения, конечно, не нашла .

Взятая под этим углом зрения деятельность Ленина того времени объективно была не чем иным, как попыт­ кою выбраться из тупика, в который большевистская фракция была заведена дея тельностью коллегии трех, свалив на других поли­ тическую ответственность за те деяния, в проведении ко­ торых решающее участие принимал и сам Ленин. Именно под этим углом зрения надлежит рассматривать и тот раскол внутри БЦ, который был проведен Лениным в 1908-1909 гг .

Идеологическая и политическая платформа для это­ го раскола Лениным была выбрана с точным расчетом и " с заранее обдуманным намерением" показать миру, что он рвет с тем крылом большевизма, который стремление к философской ревизии марксизма в области теории со­ четает с упорным желанием сохранить бойкотистские и авантюристические элементы старой большевистской тактики 1905-1907 гг. Ленин, конечно, хорошо знал, что он делал, и в основном эта платформа действительно правильно выделяет наиболее характерные элементы по­ зиции той группы вчерашних ближайших соратников Ле­ нина, отмежеваться от которых он стремился, и возло­ жить на которую ответственность за неудобные для него стороны их недавней общей деятельности он ставил сво­ ей задачей94. Не соответствующим правде было только стремление Ленина всемерно затушевать свою собствен­ ную активную роль в создании и применении на практике этой старой большевистской тактики, его попытки сло­ жить с себя самого ответственность за содеянное, возло­ жив ее исключительно на других, которые во многом бы­ ли лишь его учениками и последователями. Это показы­ вало, что во всем этом ленинском расколе целью был не действительный пересмотр старой большевистской такти­ ки, а только тактический маневр, чтобы вывести себя из под удара, направив этот последний на других, и сохра­ нить для себя возможность еще более беззастенчивых маневров в будущем .

Но идеологическими и политическими вопросами далеко не исчерпывалось содержание той большой игры, которую тогда вел Ленин. На авансцене велись споры о " Махах и Авенариусах", печатались статьи с опровержени­ ем аргументации "бойкотистов" и "отзовистов" и т. д., а за кулисами шла ожесточенная борьба за влияние в БЦ, которая, в переводе на язык реального соотношения сил была борьбой за право распоряжаться секретными капи­ талами большевистской фракции. И только на фоне этой последней борьбы становятся понятными многие загадки, которые сбивают с правильного пути исследователя, опе­ рирующего материалами об одном только открытом для внешнего мира идеологическом и политическом конфлик­ те между Лениным и группою Богданова, Красина, Луна­ чарского и др .

Первые столкновения внутри "коллегии трех", она же "финансовая группа", имели место, несомненно, уже в первые дни по приезде Ленина в Женеву: тогда произо­ шла первая встреча за границей членов этой коллегии, и во время нее не мог не быть поднят вопрос о положении, которое создалось в результате послед них провалов — попытки размена тифлисских пя­ тисотрублевой, с одной стороны, и попытки выпуска фальшивых трехрублевок, с другой. В обеих этих попыт­ ках, если подходить к ним с точки зрения чисто деловой, было так много самонадеянного авантюризма и непродуманности, что Ленин — человек мертвой практической хватки — не мог этого не заметить. Очень похоже, что именно в эти дни Ленин впервые увидел Красина в новом для него свете- как "мастера посулы давать и очки втирать"95 .

И нет сомнения, что именно в этот момент Ленин должен был выступить -не мог не выступить — против предложения рискованных авантюр, особенно за грани­ цей. Конечно, не потому, что он теперь перешел в лагерь принципиальных противников такого авантюризма, а просто потому, что теперь он должен был яснее и кон­ кретнее увидеть все связанные с ним опасности, с одной стороны, и не мог не потерять свое прежнее почти без­ граничное доверие к счастливой звезде их главного инициатора, с другой .

В частности, несомненно, что именно Ленин должен был в это время настоять на прекращении всех дальней­ ших попыток размена тифлисских пятисотрублевок. В пользу этого последнего вывода говорят следующие со­ ображения. В январе 1908 г. во время арестов при по­ пытках размена в руки полиции попало около 50 таких билетов. На руках у организаторов оставалось не меньше

150. Известно, что и Красин, и Богданов были оптимиста­ ми в вопросе о возможности успеха новых попыток в этом направлении, и позднее, действительно, они оба та­ кие попытки делали. Богданов организовал попытку их размена в Северной Америке. Но эта попытка закончи­ лась провалом Красин пошел другим путем: после ряда сложных опытов ему удалось технически настолько со­ вершенно "подправить" номера пятисотрублевок, что какое-то число этих билетов им были реализованы, несмот­ ря на то, что к этому времени во всех банках мира уже был установлен строжайший контроль за русскими пятисотрублевками96 .

Таким образом из той "коллегии трех", которая в 1907 г. заключила договор с "кавказской группой" Камо и которая поэтому считала себя имеющей право распоря­ жаться суммами, добытыми при экспроприации в Тифли­ се, только один Ленин после января 1908 г. не имел от­ ношения к попыткам реализации уцелевших пятисотрублевок. Несомненно также, что именно Лениным было продиктовано то решение БЦ от июня 1909 г. (после устранения Богданова, Красина и их сторонников), кото­ рое содержало заявление, что БЦ "не имеет никакого ка­ сательства к этим деньгам"; равно как. несомненно, что не без его одобрения после январского пленума ЦК было проведено сожжение всех тех пятисотрублевок, которые к этому времени ленинский БЦ смог собрать97. Иными словами: Ленин не только не принимал участия в позд­ нейших попытках размена пятисотрублевок, но и нахо­ дился в лагере тех, что боролся против возобновления по­ пыток такого размена .

В свете этих фактов едва ли можно сомневаться в том, что уже с первого совещания "коллегия трех", т. е. с конца января или начала февраля 1908 г., Ленин начал бороться против попыток дальнейшего использования тифлисских пятисотрублевок; и существует много основа­ ний полагать, что споры именно по этому вопросу были причиной появления первой глубокой трещины в личных отношениях между Лениным, с одной стороны, Богдано­ вым и Красиным, с другой — трещины, которая разраста­ лась тем быстрее, чем яснее для Ленина становились трудности, которые возникали для его политической ра­ боты в результате разоблачения экспроприаторских по­ хождений недавнего прошлого .

Для наблюдателя извне тогда могло казаться, что этот раскол внутри "коллегии трех" отягчал положение Ленина. Во вторую эмиграцию он ехал со сравнительно большими планами, как литературно-издательской, так и партийно-политической деятельности. "Пролетарий" дол­ жен был стать регулярно выходящим еженедельником с литературным отделом, во главе которого предполага­ лось поставить Горького. Когда в Финляндии намечались эти планы, состояние кассы БЦ казалось весьма прочным (только незадолго перед тем в эту кассу поступило 150 тыс. руб., захваченных при тифлисской экспроприации в мелких купюрах); перспективы — весьма обнадеживаю­ щими. Тем тяжелее было разочарование, когда уже в феврале-марте начали вырисовываться кризисные симп­ томы. Уже с марта в письмах Ленина в качестве постоян­ ной начинает звучать нота жалобы на финансовые затруднения. Арест Красина в Финляндии (22 марта 1908 г. ), несмотря на его скорое освобождение98, конечно, сильно ухудшил положение, тем более, что из эмиграции, куда вынужден был уехать Красин, ему было труднее мо­ билизовать свои денежные связи. Впрочем, источники легальных доходов у Красина давно начали иссякать. В апреле начинаются перебои с регулярным выходом "Про­ летария". В письме Ленина к Горькому от 19 апреля со­ всем тревожный сигнал: "Воют в России от безденежья.. .

Во всей этой картине, как она вырисовывается из переписки Ленина и других документов, наименее понят­ ным является один момент: несмотря на этот надвигаю­ щийся финансовый кризис, Ленин, который обычно хоро­ шо понимал важность финансовой базы для успешности политической работы и нередко шел на компромиссы, лишь бы обеспечить эту базу, на этот раз совершенно не­ преклонно держал курс на разрыв с Богдановым — конеч­ но, превосходно понимая, что это будет одновременно разрывом не только с Красиным, т. е. министром финан­ сов БЦ, но и с Горьким, которого Ленин очень высоко це­ нил и сотрудничеством с которым он крайне дорожил, и со многими другими видными представителями "старой гвардии" большевизма .

Причина этой крайней непримиримости Ленина пол­ ностью понятной будет лишь после того, как мы устано­ вим, что как раз в это время новые союзники Ленина, шедшие на смену старым большевикам типа Богданова и Красина, заканчивали в Москве работу по реализации первой части наследства Шмита, что должно было прине­ сти кассе БЦ около 190 тыс. руб. в совершенно полноцен­ ной валюте, не требующей никакого риска при размене .

Ленин был в курсе этой работы — и от Шестернина, кото­ рый выступал в Москве доверенным человеком офици­ альной наследницы, и от Таратуты, который вместе со своею женой, этой наследницей, поджидал деньги в Па­ риже.

Опасность срыва этой операции была ничтожной:

Шестернин был вполне надежным человеком, лично свя­ занным с Лениным; прочно привязан к последнему был теперь и Таратута .

В этих условиях ликвидация конфликта с Богдано­ вым и Кра-синым не улучшала, а, наоборот, сильно ухуд­ шала бы обстановку: если бы соглашение с Богдановым и Красиным было достигнуто, БЦ, несомненно, восстановил бы финансовую диктатуру Красина под наблюдением " коллегии трех"; именно в эти руки тогда перешли бы и капиталы Шмита; продолжение же и обострение конфликта создавало на верхушке большевистской фракции положение междуцарствования, которое было крайне выгодно Ленину, так как он имел большинство в редакции "Пролетария", с одной стороны, и получал фак­ тический контроль над наследством Шмита, с другой .

Правда, требования соглашения делались все на­ стойчивее и настойчивее со всех сторон. "Восстановле­ ния единства большевистской фракции" требовали в этот момент не только большевистские группы в эмиграции;

не только ведущая группа большевиков-литераторов, ко­ торую в это время собрал к себе на Капри Горький, при­ нимавший близко к сердцу тогдашний раскол и стоявший полностью на стороне Богданова и Красина; в этом же смысле Ленину писали и "питерские друзья"99, под тако­ вым псевдонимом, несомненно, фигурировали находив­ шиеся в Петербурге члены БЦ во главе с Рожковым, Гольденбергом-Мешковским, Лин-довым и др. Но все эти требования, с точки зрения Ленина, обязывали только к одному: нужно было так провести желательный и даже необходимый раскол, чтобы внешне ответственность за него падала не на него, а на противников. Опыт в этой области у него был большой, в своих силах он был впол­ не уверен. Курс на раскол был взят круто, хотя и был за­ маскирован фальшиво-миролюбивыми фразами .

жжж В двадцатых числах мая 1908 г. Ленин получил со­ общение, что первая часть наследства Шмита реализова­ на, все документы оформлены и Шестернин выезжает с ними из Моск­ вы в Париж для их вручения формальной наследнице .

Необходимо было спешить Случайно это совпало во времени с большим рефе­ ратом Богданова о "приключениях одной философской школы", который был назначен в Женеве на 28 мая: на нем Богданов собирался раскритиковать Плеханова... Это было как нельзя более на руку Ленину. Формально, по соглашению, которое действовало в-редакции "Пролета­ рия", Богданов имел все права на такое выступление. Но оно, конечно, создавало столь же несомненное право и для контрвыступления любого члена редакции. А между этими "другими" членами редакции, между Лениным и Дубровинским, уже давно существовало полное еди­ номыслие в этом вопросе. "И тот, и другой, — вспоминает Крупская, — чрезвычайно ценили Плеханова... И тот, и другой считали, что Плеханов прав в области фило­ софии, и полагали, что в области философских вопросов надо решительно отгородиться от Богданова, что теперь борьба на философском фронте приобрела особое значе­ ние" .

Ленин с самого начала второй эмиграции обрабаты­ вал в этом направлении Дубровинского, в котором еще с 1903-1904 гг. сидели "примиренческие" настроения — стремление перекинуть мост для сближения с меньшеви­ ками и восстановить партийное единство. Ленин пользо­ вался этим настроением в своих целях, превращая Дуб­ ровинского в таран для дробления связей, поддерживаю­ щих единство большевистской фракции. "Ильич видел, что никто так хорошо, с полуслова, не понимает его, как Иннокентий. Иннокентий приходил к нам обедать, и они долго после обеда обдумывали планы работы, обсуждали создавшееся положение. По вечерам сходились в кафе Ландольт и продолжали начатые разговоры. Ильич зара­ жал Иннокентия своим "философским запоем", как он вы­ ражался" 100 .

Когда он считал это нужным и когда дело шло о по­ лезном человеке, Ленин умел не считаться со временем, чтобы прочно вколачивать свои мысли в головы собесед­ ников, крепко привязывать-их к себе. Для тех лет Дубро­ винский стал самым полезным для Ленина его помощни­ ком. Правда, он не вполне отказался от своих собствен­ ных оценок, от своих особых оттенков в подходах к во­ просам и людям. Но в тот период, в 1908-1910 гг., это было даже полезно Ленину: со своей репутацией "старо­ го примиренца" Дубровинский имел доступ туда, куда че­ ловек с репутацией "непримиримого большевика" про­ никнуть бы не мог. В основном же он работал в том на­ правлении, которое тогда было особенно выгодно Лени­ ну. Именно это заставляло последнего им дорожить, старательно и осторожно вдалбливая в его голову свои планы и концепции .

При этих отношениях Ленину легко было сговорить­ ся с Дубро-винским по вопросу о выступлении против Богданова. Дубровин-ский согласился взять на себя это выступление: Ленин набросал тезисы, которых следовало держаться, и около 25 мая отправился в путь: сначала в Париж, чтобы закрепить свое влияние на судьбу капита­ лов Шмита, а затем в Лондон, для работы в Британском музее над своей философской книгой против Богданова, о которой уже было широко известно в кругах больше­ вистской эмиграции и разговоры о которой не раз при­ крывали совсем не философские моменты деятельности ЛенинаЮІ .

Расчет Ленина оказался вполне правильным. Вы­ ступление Ду-бровинского, который от собственного име­ ни и имени Ленина резко напал на Богданова, в кругах большевистской эмиграции, которая не была посвящена в подробности закулисных отношений, произвело впечат­ ление разорвавшейся бомбы и дало первый толчок для обособления верных "ленинцев" от "богдановцев": Лени­ ну было выгодно и само это обособление, и в особенно­ сти тот факт, что оно проходило в его отсутствие, а сле­ довательно - не требовало потери времени .

Еще более выгодной была для него реакция Богда­ нова, который в виде протеста против выступления Дубровинского заявил о своем уходе из редакции "Пролета­ рия", чем поспешили воспользоваться Ленин с Дубровинским, под предлогом недостатка литературных сил не­ медленно кооптировавшие в редакцию Зиновьева. По­ следний, до апреля живший в Петербурге и входивший в тамошнюю коллегию ЦК, был Лениным заблаговременно, еще в конце апреля или начале мая, вызван в Женеву под предлогом недостатка в "Пролетарии" литературных сил и теперь прочно занял место секретаря редакции .

Богданов, по-видимому полагавший, что его, по его прежнему положению в БЦ, будет невозможно устранить из редакции, в течение последующих месяцев вел пере­ говоры о своем возвращении в редакцию, но Ленин и Дубровинский так вели эти переговоры, что возвращение становилось все менее возможным .

В результате совещание членов БЦ, состоявшееся в августе 1908 г„ санкционировало "добровольный" выход Богданова из редакции, пополнив ее москвичом Шанцером ("Марат"), который, правда, был противником Лени­ на (особенно в вопросах организационной политики), но не занимал боевой позиции; в вопросах философских не разделял взглядов Богданова и из-за болезни был вооб­ ще мало активен. Все это делало его весьма покладистым представителем оппозиции в редакционной коллегии, ко­ торый сам себя считал меньшинством, в то время, как Богданов при каждом удобном и неудобном случае под­ черкивал, что большевист екая делегация на последней широкой общепартий­ ной конференции (август 1907 г. ) именно его, а не Лени­ на избрала докладчиком для защиты той тактики, кото­ рую она считала правильной (бойкот Третьей госу­ дарственной думы). Но и этот представитель оппозиции в редакции появился только с сентября 1908 г., а три лет­ них решающих месяца, когда были подготовлены и про­ ведены совещание членов БЦ и пленум ЦК, редакционная коллегия "Пролетария", бывшая тогда единственным формальным представительством БЦ за границей, состоя­ ла именно только из Ленина и его надежных союзников Дубровинского и Зиновьева .

Насобирав в Британском музее полные тетради вы­ писок из работ философов (эти тетради напечатаны в Ленинских сборниках), а также благополучно оформив дела с капиталами Шмита, в конце июня Ленин вернулся в Женеву. Первая волна бурных возмущений и острых разговоров, вызванных выступлением Дубровинского против Богданова, к этому времени уже отошла в про­ шлое. Можно было приниматься за организационное за­ крепление новых отношений. Кроме Зиновьева для рабо­ ты в "Пролетарии" Ленин вызвал из Одессы Воровского .

Одновременно, по уговорам Ленина, в Женеву пересе­ лился Таратута. О последнем Крупская осторожна пишет, что он "стал помогать в хозяйственных делах и вел пере­ писку с другими заграничными центрами в качестве сек­ ретаря Заграничного бюро ЦК "102. Это определение не вполне точно: Заграничное бюро ЦК было создано лишь позднее, на пленуме ЦК в конце августа; в его состав Та­ ратута не входил ни тогда, ни позже. Но хозяйственные дела БЦ в его руки действительно с самого начала пере­ шли почти полностью (в августе это было оформлено), и он вообще стал одним из наиболее близких и доверенных сотрудников Ленина, особенно по подготовке и проведе­ нию предстоящих совещаний .

В. В. Боровский, которым Ленин особенно дорожил как литературной силой, приехать отказался. Опублико­ вано второе письмо к нему Ленина с попыткою уговорить все же работать для "Пролетария" и приехать хотя бы только на конференцию. В нем Ленин давал интересную характеристику тогдашнего положения так, как он хотел его рисовать людям, сотрудничеством которых он доро­ жил. Оно датировано 1 июля 1908 г., т. е. через несколь­ ко дней после возвращения Ленина в Женеву .

"Положение у нас трудное, — читаем мы в этом письме, — надвигается раскол с Богдановым. Истинная причина — обида на критику на рефератах (отнюдь не в редакции). Теперь Богданов выискивает всякие разногла­ сия. Вытащил на свет божий бойкот вместе с Алексин­ ским, который скандалит напропалую и с которым я вы­ нужден был порвать все отношения. Они строят раскол на почве эмпириомонистической-бойкотистской. Дело разразится быстро. Драка на ближайшей конференции неизбежна. Рас кол весьма вероятен. Я выйду из фракции, как толь­ ко линия "левого" и истинного "бойкотизма" возьмет верх. Вас я звал, думая, что Ваш быстрый приезд помо­ жет утихомирить. В августе нового стиля все же непре­ менно рассчитываем на Вас, как на участника конфе­ ренции. Обязательно устройте так, чтобы могли съездить за границу. Деньги вышлем на поездку всем большеви­ кам. На местах давайте лозунг: мандаты давать только местным и действительным работникам. Убедительно просим писать для нашей газеты. Можем платить теперь за статьи и будем платить аккуратно" 103 .

Еще совсем недавно Ленин доказывал, что расхож­ дения имеются только по вопросам философским, кото­ рые "ни в коем случае непозволительно смешивать... с партийным делом"; еще совсем недавно доказывал, что " мы свое фракционное дело должны вести по-прежнему дружно: в той политике, которую мы вели и провели за время революции, никто из нас не раскаивался. Значит, наш долг отстаивать и отстоять ее перед партией. Это сделать мы можем только все вместе" (письмо Горькому от 19 апреля 1908 г. ) .

Теперь положение меняется. Правда, Ленин попрежнему инициаторами раскола выставляет своих про­ тивников, которые якобы "выискивают всякие разногла­ сия", но защищать общее "партийное дело" Ленин теперь согласен уже только на той политической платформе, ко­ торую он считает правильной. Об этом он заявляет от­ крыто. Если его точка зрения не победит, он "выйдет из фракции". Ленин знал, что Воровский-противник бойко­ та, а потому уговаривает его "обязательно" приехать на конференцию, которая в августе будет решать этот во­ прос. "Деньги вышлем на поездку всем большевикам", — успокаивает он и прибавляет: "Можем платить теперь за статьи и будем платить аккуратно". В последней фразе — самое существо: финансовый кризис кончился, денег имеется достаточно, и распоряжается ими он, Ленин .

жжж Созвать на август общепартийную конференцию, как того хотел Ленин, не удалось. Не вполне даже ясно, были ли действительно сделаны конкретные шаги в этом направлении: аресты, проведенные в Петербурге в апреле-мае 1908г., вывели из строя почти всех активных дея­ телей тогдашнего состава ЦК. Правда, большинство отде­ лалось легкими карами. Только Рожков, за которым в Москве числились дела по 1905-1906 гг., был отправлен туда и по суду пошел в Сибирь на поселение, да Жордания, чья подпись стояла под Выборгским воззванием, разделил судьбу остальных "вы-боржцев". Остальные от­ делались или ссылкой в административном порядке, или просто высылкой из столицы .

В обстановке предыдущих лет такие аресты не ока­ зали бы большого влияния на функционирование ЦК, но лето 1908 г. было совсем иным. Общий распад партийных организаций, начавшийся сразу же после разгона Второй государственной думы, теперь принял характер особенно массового явления и вплотную подошел к центральным учреждениям партии. Раньше эти последние были окру­ жены сильно разветвленной периферией, откуда было легко черпать резервы для заполнения трещин, получав­ шихся в результате полицейских набегов. Теперь же и набеги стали более часты* ми, и удары, ими наносимые, вернее попадали в цель (провокация свивала все более и более прочные гнезда во всех революционных организа­ циях); и периферия так сильно поредела, что находить пополнения становилось делом все более трудным .

В результате, щели, образовавшиеся после весенних арестов, оказались незаполненными. Разбитая коллегия ЦК не была восстановлена; и начиная с апреля до осени ЦК в России фактически не функционировал. Из старых работников ЦК уцелели только Мешковский, который сосредоточил свою работу на социал-демократической фракции Государственной думы, да М. (И. Бройдо ("Яков" ), который после своего протеста против затушевывания дела о тифлисской экспроприации, правда, по настоянию друзей, вернулся в ЦК, но фактически тоже целиком ушел в работу по помощи думской фракции. А социал-де­ мократов, которые обслуживали социал-демократиче­ скую фракцию Государственной думы, помогая их думской работе, в то время полиция не трогала: их черед пришел позднее .

Все это заставило Ленина отказаться от созыва кон­ ференции, но помогло его главной задаче: реорганиза­ ции центрального партийного комитета таким образом, чтобы последний подпал под непосредственный контроль группы Ленина. Вместо конференции был созван пленум ЦК (24-26 августа 1908 г. ). Ему предшествовали сове­ щания членов БЦ, которые и для Ленина, и для судеб партии имели значение во всяком случае не меньшее, чем заседания официального пленума ЦК: эти совещания БЦ фактически предрешили исход пленума .

Полное собрание БЦ устроить было нельзя не толь­ ко потому, что больше трети его членов скитались по тюрьмам и ссылкам. За границей членов БЦ было всего 9 человек, но и относительно них нет точных сведений, все ли они были на совещании в августе 190, 8 г. Об этом со­ вещании, хотя оно сыграло решающую роль в развитии БЦ, вообще никогда и нигде не было опубликовано ника­ кого сообщения, и его значение теперь приходится восстанавливать по разрозненным замечаниям, попадаю­ щимся в различного рода источниках .

Во всяком случае известно, что из 9 членов БЦ, на­ ходившихся за границей в августе 1908 г., пятеро примк­ нули к лагерю Ленина (сам Ленин, Дубровинский, Зиновьев, Каменев и Таратута), а четверо оказались в лагере Богданова и Краси­ на (Богданов, Красин, М. Н. Покровский и В. Л. Шанцер) .

Правда, не все они были одинаково готовы идти до край­ них выводов из нараставших конфликтов — до согласия на открытый раскол. У некоторых были заметны "прими­ ренческие" настроения. Известную роль играли индиви­ дуальные оттенки во взглядах (так, например, Покров­ ский не разделял "бойкотистских" настроений Богданова, а Каменев еще до 1912-1913 гг. числился "богдановцем" по вопросам философским). Это вынуждало Ленина ма­ неврировать, но в основном соотношение сил уже опре­ делилось: Ленин имел большинство .

С другой стороны, над обеими группами страшной угрозой висело расследование об экспроприаторской де­ ятельности БЦ, которое производилось Центральным за­ граничным бюро по полномочию ЦК и которое к этому времени уже вплотную подошло к вопросу о личной роли таких центральных фигур большевистской фракции, как Богданов и Красин. Открытый раскол большевистской фракции, какими бы спорами он ни был формально за­ маскирован, сделал бы неизбежным вынесение на суд об­ щепартийных центров вопросов, связанных с подлинны­ ми причинами этого раскола, и мало-мальски гласное об­ суждение этих причин необходимо привело бы к жесто­ кому политическому и организационному расколу всего большевистского крыла партии, к дискредитации всей его политической деятельности, к личной дискредитации его лидеров, к какой бы из внутренних группировок они ни принадлежали. Этого, конечно, не хотел никто из них —Ленин даже меньше Богданова. Рвать друг с другом от­ крыто они не могли и должны были продолжать вместе тащить тяжелую колымагу ответ ственности за прошлое .

При численном соотношении сил внутри фракции это сводилось к тому, что Богданов, который к этому времени не мог не начать понимать основы "двойной бухгалтерии" партийно-политической игры Ленина (этот термин в ли­ тературу ввел именно Ленин, конечно — по другому пово­ ду), вынужден был помогать последнему.. .

В такой обстановке Ленин провел это совещание БЦ. Его первым делом была формальная ликвидация ста­ рой "коллегии трех", "финансовой группы", и официаль­ ное закрепление функций распоряжения капиталами БЦ за людьми, целиком и полностью ему преданными. По­ этому на совещании была избрана новая "финансовая ко­ миссия" БЦ, в состав которой вошли Зиновьев (редакция "Пролетария"), Крупская (секретарь БЦ), Котляренко (транспорт) и Таратута (касса). Пятым в комиссию был введен Житомирский 104, функции которого в комиссии не вполне ясны (он не был связующим звеном между этой комиссией и заграничными группами, так как пле­ нум ЦК готовил замену ЦЗБ новым Заграничным бюро ЦК, в которое Житомирский намечен не был, равно как позднее, в 1911-1912 гг., он не был введен в большевистскую Заграничную организацию РСДРП), но который теперь попал в самый центр конспиративной ра­ боты БЦ .

Есть много оснований считать, что это смещение старой "коллегии трех" и избрание новой "финансовой комиссии", бывшее настоящим внутриорганизационным переворотом в БЦ и к тому же проведенное столь незна­ чительным большинством, вызвало на совещании немало острых столкновений. Несомненно что именно с этого со­ вещания началась борьба между Лениным, с одной сто­ роны, и Красиным и Богдановым, с другой, которая со­ провождалась крайне тяжелыми взаимными обвинения­ ми. Но подлинное существо которой до сих пор остается неизвестным. Полицейские источники говорят, что в то время группа Ленина обвиняла Красина в том, что он "са­ мовольно удержал 140 тыс. руб. "фракционных денег, по­ лученных от тифлисской экспроприации105. Эти поли­ цейские сообщения заслуживают самого внимательного к себе отношения не только потому, что полиция обладала тогда хорошими источниками осведомления о внутренней жизни БЦ106, и потому, что оно по существу совпадает с теми отрывочными указаниями на причины острых внут­ ренних конфликтов, которые содержатся в документах, опубликованных историками .

Согласно этим последним данным, особенной остро­ ты этот центральный конфликт достиг в начале 1909 г., причем на заседании коллегии БЦ 23 февраля Зиновьев, Каменев и Таратута (Ленин на этом заседании отсутство­ вал) "принесли готовую резолюцию", в которой Богданов и Красин "объявлялись присвоителями партийного имущества и клеветниками", подлежащими исключению из фракции107 .

В чем именно указанные три члена БЦ, действовав­ шие явно с согласия Ленина, усматривали "присвоение партийного имущества и клевету" из документов, опубли­ кованных историками, не видно, но больше, чем правдо­ подобно, что именно этот пробел должен быть заполнен уже процитированным выше полицейским сообщением о 140 тыс. руб., которые Красин якобы "самовольно удер­ жал" из сумм, поступивших в БЦ от тифлисской экспро­ приации: эта цифра, действительно, точно соответствует той сумме, которую Камо сдал членам "коллегии трех" в Куоккала в июле или августе 1907 г. — если из общего " дохода" от указанной экспроприации (общая сумма похи­ щенного тогда в официальных сообщениях определялась приблизительно в 250 тыс. руб. ) исключить те 100 тыс .

руб. в пятисотрублевках, которые были не пригодны для реализации .

Это объяснение т. е. допущение, что обвинение в " присвоении партийного имущества", выдвинутое группой Ленина против Богданова и Красина, относилось к их от­ казу дать новой финансовой комиссии отчет в расходова­ нии сумм, поступивших в БЦ от тиф лисской экспроприации, является, действительно, единственно возможным объяснением причины возникно­ вения указанного обвинения: речь могла идти только о таком "партийном имуществе", источник происхождения которого не мог быть назван открыто, но которое в то же время было настолько велико, чтобы оправдать острый конфликт между столь крупными и еще недавно столь близкими между собою партийными деятелями. Для пе­ риода после Лондонского съезда таким поступлением в кассу БЦ при Красине было только одно поступление от тифлисской экспроприации, причем передача его "кол­ легии трех", как мы теперь знаем, была связана обяза­ тельным условием "ни при каких условиях не переносить обсуждение дела о полученном имуществе в какую бы то ни было партийную организацию" (заявление Камо). И Красин, и Богданов (как мы это знаем из писем последне­ го), считали себя морально связанными этим последним обязательством. В 1908-1909 гг., когда Камо сидел уже в немецких тюрьмах и вел там исключительно тяжелую борьбу против выдачи его в Россию на суд и верную казнь (тогда это казалось несомненным), какое бы то ни было нарушение этого условия должно было казаться Богданову и Красину особенно недопустимым 108, так как огласка каких бы то ни было закулисных подробностей могла вредно отразиться на положении Камо .

Именно поэтому и Богданов, и Красин не считали возможным давать какие бы то ни были объяснения по существу выдвинутого против них обвинения в "присвое­ нии партийного имущества" и особенно возмущались по­ ведением Ленина, который, в качестве третьего члена " коллегии трех", в свое время принимал участие в заклю­ чении соглашения с "кавказской группой", а теперь не только допускал, что его ближайшие сотрудники (Зино­ вьев, Каменев и Таратута) предъявляют Богданову и Кра­ сину требование дать им отчет в расходовании этих сумм, но и явно их поддерживал, вернее даже подстре­ кал их к усилению агрессии в этом направлении. Ибо ни у кого, конечно, не было и тени сомнения в том, что до­ статочно было Ленину сказать одно слово, чтобы указан­ ная тройка его верных адъютантов от нападения на Кра­ сина и Богданова отказалась .

Острота личного раздражения Богданова и Красина против Ленина в тот момент определялась тем, что они его поведение считали лично непорядочным .

Необходимо добавить, что ни Ленин, ни его помощ­ ники, конечно, не считали Богданова и Красина людьми, которые способны "присвоенное партийное имущество" обратить в свою личную пользу. Характерно, что в этом последних не обвинял даже начальник Петербургского Охранного отделения, который в цитированной выше за­ писке от 28 марта 1909 г. писал о предполагаемом ис­ пользовании этих денег Красиным "на пропаганду отзо­ визма" .

Ленин, конечно, лучше знал Богданова и Красина, чем генерал Герасимов, начальник Охранного отделения в Петербурге, чья подпись стояла под указанной запис­ кой. Он, несомненно, был также осведомлен о том, что оставшуюся часть тифлисской добычи Богданов с Краси­ ным отказывались передавать на партийные нужды, так как считали необходимым хранить ее на расходы, связан­ ные с борьбой за жизнь Камо, которого они считали свое­ образным гером-самородком, и других арестованных участников экспроприации .

Почему в подобных условиях Ленина все же разре­ шал Зиновьеву, Каменеву и Таратуте так заострять борь­ бу против Богданова и Красина, остается не вполне яс­ ным. По-видимому, это было с его точки зрения необхо­ димым для того, чтобы разбить старую "коллегию трех", т. е. создать формальное оправдание для формирования новой, полностью ему послушной финансовой комиссии, которая получит право бесконтрольно распоряжаться ка­ питалами Шмита .

Таким образом, в основе того главного конфликта, который взорвал "коллегию трех" и до крайности обост­ рил внутренние от-ношения в БЦ вообще, лежал вопрос о праве распоряжаться теми "темными деньгами", которые имелись в распоряжении БЦ .

Чтобы покончить с этой стороной конфликтов, необ­ ходимо добавить, что на том совещании членов БЦ, кото­ рое состоялось 21-30 июня 1909 г. в Париже и известно как "Совещание расширенной редакции Пролетария-", была сделана попытка подведения итога и ликвидации всех конфликтов, которые раздирали БЦ в 1908-1909 гг .

Была избрана особая "конфликтная комиссия", в состав которой вошли исключительно те члены БЦ, которые зи­ му 1908-1909 гг. жили в России и не принимали личного участия в борьбе вокруг БЦ за границей. В эту комиссию вошли Гольден-берг-Мешковский, Дубровинский и Рыков, на рассмотрение которых был передан конфликт внутри старой "коллегии трех", причем они получили для озна­ комления даже секретную переписку между Лениным и Красиным, которая не только до сих пор не опубликова­ на, но, по-видимому, и не сохранилась109.

В результате своей работы, эта комиссия предложила совещанию БЦ принять нижеследующую резолюцию:

"Ознакомившись с рядом конфликтов между боль­ шевиками, принимавшими участие во внутрифракционной борьбе последних месяцев, комиссия предлагает рас­ ширенной редакции "Пролетария": а) признать, что эти конфликты между революционерами, долгое время рабо­ тавшими рука об руку, отнюдь не могут быть поставлены на счет чьей бы то ни было злой воли, а целиком объяс­ няются неизбежным раздражением сторон в разгорячен­ ной атмосфере фракционной борьбы, причем каждая из сторон субъективно руководствовалась мотивами идей­ ными и партийными;

б) потребовать прекращения всех третейских и про­ чих судов, как ведущих к безысходной склоке, сеющих смуту и дезорганизацию; в) призвать всех товарищей, во­ влеченных в эти конфликты, по мере возможности ликви­ дировать все личного характера столкновения путем частных объяснений" .

При анализе этой резолюции необходимо иметь в виду, что комиссия эта состояла только из одних сторон­ ников Ленина, которые незадолго перед тем фактически выбросили из БЦ Богданова и Красина, лично на совеща­ ние не прибывшего — явно из нежелания участвовать в обсуждении склочных вопросов; что по тем же причинам на совещании не присутствовал Покровский, который хо­ тя и расходился с Богдановым и Красиным политически, но в вопросах внутрипартийных их поддерживал; из про­ тивников Ленина на совещании в это время был только один Шанцер,, уже тяжело больной. Тем показательнее эта резолюция и ее голосование .

Так как в основе всех конфликтов лежало обвине­ ние Красина и Богданова в "присвоении партийного имущества", то резолюция, которая не сочла нужным да­ же упомянуть об этом обвинении по существу, объектив­ но была, конечно, отмежеванием от него, и лишь пыта­ лась не оправдать, а хотя бы только объяснить поведе­ ние тех, кто это обвинение выдвигал, ссылкой на "разго­ ряченную атмосферу фракционной борьбы" .

Ленин, конечно, понял этот смысл резолюции и пы­ тался против него протестовать. Он указал, что в докла­ де совершенно нет упоминания о его конфликте с Краси­ ным. Его поддержал только один Таратута, говоривший о "необходимости обсудить и ликвидировать конфликт" с Красиным. Протоколы этого совещания БЦ вообще край­ не неполны. Особенно они кратки в передаче дебатов по докладам конфликтной и ревизионной комиссий. Но от­ ношение совещания к этому вопросу выявилось уже в том, что Зиновьев, сразу же после речи Таратуты предло­ жил закрыть прения, и это предложение, несмотря на возражения Таратуты, было принято. Совещание боль­ шинством в 8 голосов против одного (Ленина) резо­ люцию комиссии, приняло. Ленин оговорил свое недо­ вольство, заявив, что "оставляет за собою право на осо­ бое мнение". Это заявление, конечно, лишь подчеркнуло отрицательное отношение совещания к поведению Лени­ на в деле Красина .

Так как в этом заседании участие принимали 11 че­ ловек — 8 членов БЦ и 3 делегата, с мест — то при го­ лосовании двое явно воздержались: ими должны были быть Таратута и, вернее всего, Каменев. Ленин не имел полной поддержки даже со стороны всей тройки его вер­ ных помощников из эмиграцииПО .

Значение этого решения было подчеркнуто одновре­ менным принятием решения по делу о долге БЦ некой А .

И. Умновой, состоятельной женщины из числа сочувство­ вавших большевикам. Де ло это не имело само по себе никакого интереса .

Значение оно приобретало лишь ввиду своей связи с де­ лом Ленина-Красина. Умнова принадлежала к числу тех людей, у которых Красин, когда был кассиром БЦ, в тя­ желые для кассы моменты производил кратковременные займы, иногда довольно крупные. С того времени оста­ вался его долг Умновой в несколько тыс. руб. Красин подтверждал правильность ее претензии и настаивал на том, что новая финансовая комиссия БЦ должна ей этот долг уплатить, но эта новая финансовая комиссия и лич­ но Ленин платить отказывались, требуя, чтобы расплату произвел Красин из средств, которые он якобы удержал .

Вокруг этого вопроса шла довольно острая борьба, так как Умнову поддерживали некоторые из эмигрантовбольшевиков, видные деятели военных и боевых органи­ заций, связанных с БЦ, которые были осведомлены об этом старом долге. Комиссия предложила долг Умновой заплатить, правда, с оговоркой: "постаравшись добиться скостки" .

Это предложение встретило возражения. Таратута дважды настаивал на обсуждении этого вопроса по суще­ ству, но предложение это было дважды отклонено. Ленин просил занести в протокол, что он "вносит по этому во­ просу особое заявление" (в архивах этого документа не оказалось). При голосовании лишь один Ленин голосовал против предложения комиссии (Каменев и Скрыпник воз­ держались)! 11 .

Это второе поражение Ленина, дважды подряд по­ битого по одному и тому же вопросу, с особенной ясно­ стью подчеркивает, что поражение было не случайным, что даже на этом совещании политических единомыш­ ленников методы его борьбы против вчерашних ближай­ ших друзей встречали осуждение. Совещание настолько определенно считало его неправым, что даже тройка его постоянных адъютантов того времени — Зиновьева, Каме­ нева и Таратуты — не выдерживала испытания и уклоня­ лась от прямой с ним солидаризации .

Таким образом, мы можем подвести итог этой группе конфликтов: их точное содержание в тогдашних формулировках нам до сих пор неизвестно, и вполне воз­ можно, что известным оно никогда не станет, так как все участники ушли из жизни, не оставив, по-видимому, сво­ их воспоминаний, а важнейшие документы, скорее всего, уничтожены. Но главные линии этих конфликов устано­ вить все же удается. Основное, что взорвало "коллегию трех" — это руководящее ядро БЦ 1906-1907 гг. — а за­ тем и весь БЦ, т. е. старый большевистский блок эпохи революции 1905 г., было не чем иным, как спором на почве дележа "темных денег", которые попали в распоря­ жение этого БЦ .

Незаконный (речь идет о, незаконности с точки зре­ ния внутрипартийной конституции) способ получения этих денег вынуждал людей, в распоряжение которых эти деньги попадали, сосредото чивать это право распоряжения в руках небольшой, весьма замкнутой группы лиц, которая по своему типу все больше и больше становилась, как еще в те годы правильно определил Мартов, чем-то "средним между тайным центральным комитетом и группой подрядчиков бандитного дела". Внутреннее развитие этой группы шло по пути острых конфликтов и расколов, взаимных интриг и обвинений, в которых, конечно, верх одерживали "наи­ более приспособленные" к такой борьбе. Это превращало такой центр в фактор морального разложения окружаю­ щей среды. Но в то же время колоссальные материаль­ ные средства, которыми располагал один БЦ, при умелом ими, пользовании, давали огромные возможности влиять на движение в целом .

Первое убедительное доказательство правильности этой двойной роли, которую играл БЦ, принес ближай­ ший пленум ЦК, заседавший 24-26 августа 1908 г .

** На совещании БЦ в августе 1908 г. эти острые конфликты, разлагавшие старый БЦ изнутри, выявились еще далеко не полностью, их напряженность была отно­ сительно еще не высокой. Ленин умело дозировал свое движение к власти: старая "коллегия трех" уже была упразднена. Богданов с Красиным уже перестали играть ведущие роли в БЦ. Руководство уже перешло в руки той новой четверки (Ленин, Зиновьев, Каменев и Таратута), которую немногим позднее Богданов назвал тайным "антибойкотистским центром" 112, действующим за спиною БЦ, но под его фирмой. Касса — и это было самым важ­ ным —уже полностью находилась под контролем Ленина .

Но фикция единства большевиков еще продолжала оста­ ваться полезной для Ленина и он ее поддерживал. Пред­ ставитель "богдановцев" входил не только в узкую ре­ дакцию "Пролетария", но и в новую финансовую комис­ сию! 13. На пленум 24-26 августа большевики явились, как единая фракция, с Лениным и Богдановым во главе .

Конечно, всю внутрипартийную игру направлял Ленин, но Богданов ему всемерно помогал .

Этот пленум не обсуждал ни одного политического вопроса, не принял ни одного политического решения, но в истории партии он сыграл огромную роль: именно с не­ го начинается переход и общепартийного центра под контроль Ленина .

Вопросы, стоявшие в его порядке дня, можно разде­ лить на две основных группы: это были, с одной стороны, вопросы порядка функционирования ЦК в тех новых условиях, которые создались в России в результате обще­ го развала партийных организаций и последних провалов членов ЦК, и, с другой, вопросы, связанные с расследо­ ванием дела об экспроприации в Тифлисе. По обоим Ле нин одержал победу, которая стала возможной только потому, что он получил помощь со стороны пред­ ставителей социал-демократических партий Латышского края и Польши .

Поведение представителей этих партий на августов­ ском пленуме 1908 г. было существенно отличным от по­ ведения представителей этих организаций в ЦК, как он функционировал зимой 1907- 1908 гг.: тогда эти пред­ ставители, хотя они политически примыкали к большеви­ кам, в вопросах внутрипартийных отношений стремились сохранить независимость и каждый такой вопрос рас­ сматривали под углом интересов партии, не становясь на позицию защиты во что бы то ни стало фракционных ин­ тересов большевиков. Теперь, наоборот, представители этих организаций целиком вошли в орбиту политики Ле­ нина .

Для социал-демократов Латышского края (таково было тогда официальное название социал-демократиче­ ской партии Латвии) это изменение поведения их пред­ ставителей определялось сменой самих представителей в результате борьбы различных групп за влияние на руко­ водящие учреждения их партии. В июне 1907 г. на Вто­ ром съезде этой партии победили большевики, но почти немедленно же после съезда латышские большевики рас­ кололись на две группы: сторонников "боевизма" (так то­ гда называли в Латвии защитников экспроприации) и противников участия в выборах в Государственную думу, с одной стороны, и противников "боевизма" и сторонни­ ков участия в выборах не только в Государственную ду­ му, но и в органы местного самоуправления, с другой .

Позиция этой второй группы большевиков была близка к позиции Ленина, выступавшего тогда против бойкота Государственной думы, но отличалась от нее тем, что эта группа у себя в Латышском крае действи­ тельно вела решительную борьбу со сторонниками "бое­ визма", выступая открыто против них и не отказываясь от установления контакта с меньшевиками для проведения этой борьбы. Зимой 1907-1908 гг. именно эта группа большевиков играла руководящую роль в ЦК СДЛК и именно ее представителем в общепартийном ЦК был Данишевский, считавший правильным решительную борьбу против "боевизма" распространять и на все другие орга­ низации РСДРП .

"Боевизм" в Латышском крае тогда был распростра­ нен очень широко. На Лондонском съезде больше поло­ вины латышских делегатов голосовали вместе с Лениным против резолюции, которая запрещала экспроприации .

Особенно многочисленными сторонники "боевизма" были в эмиграции, куда должны были скрыться все участники вооруженных восстаний и всевозможных "партизанских выступлений" 1905-1907 гг. Именно этими эмигрантамибоевиками" в мае 1908 г. была проведена особая секрет­ ная конференция, на которой, согласно тогдашнему сооб­ щению ЦК СД/1К, был разработан "целый план дезорганизаторской кампа­ нии", т. е. кампании по захвату власти в партии. ЦК на это ответил исключением из партии участников указан­ ной конференции. Третий съезд СДЛК в декабре 1908 г .

это исключение утвердил 114 .

Но латышские "боевики" с давних пор прочными ни­ тями были связаны с руководящими деятелями "боевых групп" БЦ и играли большую роль в работе большевист­ ского Военно-технического бюро 1905-1907 гг. Так, сре­ ди привлеченных по делу о большевистской лаборатории в Куоккала (1907 г. ) почти половина была латыши из бывших "лесных братьев"; материалы по истории этого бюро, опубликованные С. М.. Познером, пестрят латыш­ скими именами115. Эти связи продолжали, конечно, со­ храняться в эмиграции. Отдельные лытышские "боевики" были привлечены Красиным для участия уже в первой попытке размена пятисотрублевокііб. Еще более значи­ тельным было их участие в попытках размена тех же пятисотрублевок в Америке, налаженных Богдановым в 1909-1910 гг. едва ли не исключительно через одних ла­ тышей .

Латышские "боевики", которые в мае 1908 г. разра­ ботали "целый план дезорганизаторской кампании" про­ тив ЦК СДЛК, не только политически стояли на позициях группы Богданова-Красина, но, несомненно, были связа­ ны с ними и организационно. В переводе на термино­ логию общепартийных отношений, их деятельность вес­ ны и лета 1908 г. была ничем иным, как заговором ла­ тышских "богдановцев" против латышских "ленинцев" (которые, развиваясь в том же направлении, что и Ле­ нин, были не только более смелы в своем отказе от ста­ рой большевистской политики бойкотизма, но и более ис­ кренни в своем разрыве с "бое-визмом" -делали на прак­ тике более решительные практические выводы из этого разрыва) .

Только на фоне всех этих фактов становится понят­ ным значение приглашения на августовский пленум ЦК РСДРП Крамса-Кронберга в качестве представителя ЦК СДЛК. По своей позиции он примыкал к лагерю латыш­ ских бойкотистов-"боевиков"117, жил в эмиграции и ни в какой мере не был затронут теми настроениями, которые определяли эволюцию ЦК СДЛК в 1907-1908 гг. в на­ правлении все более и более решительного разрыва с бойкп-тистсккми и "боевистскими" элементами старо­ большевистского наследства. Принадлежал ли КрамсКронберг к числу участников майской конференции "боевикоІМозаговорщиков установить в точности нам не уда­ лось, но политически, по всем своим взглядам он бы и именно в их лагере.

Тем характернее, что организаторы пленума представителем от СДЛК привлекли именно его:

в вопросе о раследовании тифлисской экспроприации он, конечно, никак не мог занять той нежелательной и для Ленина, и для Богданова с Красиным позиции, которую занимал в январе-апреле Данишевский .

Полезно здесь же добавить, что Крамс-Кронберг, в роли представителя ЦК СДЛК больше никогда не появля­ ется — ни на общепартийную конференцию РСДРП, ни на пленум ЦК в январе 1909 г. их организаторы (ими были ленинцы) представителей ЦК СДЛК вообще не пригласили118 .

Иначе обстояло дело с польской социал-демократией. Общая позиция этой партии оставалась неизменной;

перемен на руководящих постах в ней не происходило .

Ее представителями в общепартийном ЦК оставались те же самые лица. Но поведение их коренным образом из­ менилось. Всего за четыре месяца перед тем, в апреле 1908 г., Тышко весьма убедительно доказывал Алек-синскому, что с точки зрения интересов партии расследова­ ние дела об экспроприации в Тифлисе необходимо оста­ вить в руках ЦЗБ с его меньшевистским большинством, так как только таким образом возможно отразить напад­ ки клеветников, распространяющих слухи, будто партий­ ное большинство стремится покрыть виновников этой экспроприации. Теперь, наоборот, тот же Тышко помог Ленину с Богдановым провести резолюцию об изъятии дела расследования из рук ЦЗБ и передачи его особой комиссии, назначенной ЦК- Это было самым откровенным актом укрывательства виновников: комиссия эта никогда не была созвана, никакого расследования она не произ­ водила, никакого доклада никому не представляла. Един­ ственное о чем заботился член БЦ, поставленный во гла­ ве ее (Зиновьев), это об изъятии из рук лиц, производив­ ших раньше расследование, всех документов, которые доказывали руководящее участие членов БЦ как в орга­ низации этой экспроприации, так и в размене захвачен­ ных тогда денег119 .

Специально для того, чтобы подчеркнуть именно этот характер работы будущей комиссии, Ленин провел на пленуме и другое решение, имевшее отношение к расследованию экспроприаторской эпопеи: о назначении партийного суда над Мартовым и еще одним меньшеви­ ком, Семеновым, секретарем парижской группы содей­ ствия, по обвинению в "нарушении условий безопасности личного состава ЦК", которое было выдвинуто против них двумя членами БЦ -Богдановым и Таратутой. Это ре­ шение, не имеющее прецедентов в партийной истории, представляет особенный интерес, помимо всего прочего еще и тем, что показывает, с какой мерой беззастенчиво­ сти Ленин считал для себя возможным тогда действо­ вать, до какой степени хозяином он себя тогда чувство­ вал в ЦК .

Преступление Мартова и Семенова было усмотрено в тех сведениях о причастности Богданова и Таратуты к попытке размена тифлисских пятисотрублевой, которые они включили в показания, данные ими представителю ЦЗБ. Это Бюро расследование вело в качестве представи­ теля ЦК партии по официальному поручению и полномо­ чию последнего, и все члены партии, лояльные по отно­ шению к ЦК, были обязаны помочь этому расследованию сообще нием всех сведений, имевших отношение к делу .

Сведения, сообщенные Мартовым и Семеновым, были правильны — теперь это-совершенно бесспорно. Впро­ чем, Богданов и Таратута и не обвиняли Мартова и Семе­ нова в сообщении неправильных сведений, они заявляли только, что сведения, сообщенные последними, были-" нарушением условий их безопасности" .

Но ЦК, принявший в январе 1908 г. решение о расследовании дела о тифлисской экспроприации, состо­ ял из взрослых людей, которые понимали, что выяснение прикосновенности кого бы то ни. было к делам, связан­ ным с тифлисской экспроприацией, неизбежно влечет за собою какое-то "нарушение условий безопасности" для соответствующих лиц. какие бы меры предосторожности при этом ни были приняты. ЦК считал себя вправе на это идти, так как речь шла о членах партии, этим званием прикрывающих такую свою деятельность, какую партий­ ный съезд и ЦК считали враждебной интересам партии .

Если среди таких членов партии были члены ЦК, то тем важнее было выяснить правду, чтобы защитить партию от вредных последствий их действий .

В результате получалось, что пленум ЦК в августе 1908 г. назначил партийный суд над теми партийными деятелями, которые лояльно выполнили свой партийный долг, рассказав представителям партии, действовавшим по поручению ЦК, правду об антипартийной деятельно­ сти двух большевиков (также являвшихся членами Центрального комитета), причем в задачу суда было со­ знательно поставлено укрывательство этой антипартий­ ной деятельности .

В свете всего вышесказанного поведение Ленина на пленуме в августе 1908 г. приобретает особое значение .

Ленин знал, что Мартов и Семенов говорили правду, хотя они знали лишь небольшую часть всей правды, и именно потому, что это была правда, Ленин стремился как можно скорее и решительнее продолжать расследование. Посту­ пать так он мог только будучи полностью-уверен в том, что на данном пленуме ему гарантировано большинство Необходимо добавить, что в этой же резолюции — о партийном суде над Мартовым -последнему поставлено в вину еще одно преступное деяние, а именно "разобла­ чение... тайн,... угрожающих важнейшим материальным интересам партии". Речь шла о наследстве Шмита, при­ чем авторы резолюции во главе с Лениным это наслед­ ство объявили надлежащим поступлению в партию, ибо только в этом случае можно было говорить о "важнейших материальных интересах партии". Но пленуму, конечно, не было сообщено, что большая половина этого наслед­ ства уже поступила в кассу БЦ и что руководители по­ следнего, во главе с Лениным, производят из этих денег большие расходы, не имея никакого намерения переда­ вать это имущество партии. Ленин и его коллеги совершенно сознательно присваивали в пользу БЦ имущество которое заведомо для них должно было быть передано всей партии .

Хозяйничание БЦ в общепартийном ЦК на этом пле­ нуме выявилось с небывалым дотоле цинизмом, причем несомненно, что причиной такого поведения Ленина и других большевиков была совершенно твердая уверен­ ность Ленина в полной поддержке со стороны не только " латыша", сторонника экспроприации, который поддержи­ вал других экспроприаторов в силу своего рода фракци­ онной солидарности, но и со стороны поляка Тышко, ко­ торый и на Лондонском съезде выступал против экспро­ приации, и у себя в Польше вел борьбу с экспроприа­ торским поветрием. На чем была основана эта уверен­ ность Ленина?

В основе общего отношения польских социал-демократов к различным группировкам РСДРП лежал, конеч­ но, тогдашний взгляд Розы Люксембург, их главного тео­ ретика, на меньшевиков как на наиболее опасных врагов польской социал-демократии. Этот взгляд Р. Люксембург особенно окреп после того, как меньшевики, начиная с 1907 г., начали, говоря ее словами, "покровительство­ вать Польской социалистической партии"120, т. е. начали открыто выступать в пользу объединения с так называе­ мой "левицей"- с рабочим крылом ППС, которое тогда порвало с "революционной фракцией", -националистиче­ ским крылом этой партии, возглавляемым Пилсудским .

Но эта общая оценка меньшевиков действовала и раньше, зимой 1907--1908 гг., когда Тышко защищал пра­ вильность передачи дела расследования тифлисской экс­ проприации в руки ЦЗБ. За период между апрелем и августом 1908 г. никаких перемен под этим углом не произошло. Поэтому действительные причины изменения поведения Тышко следует искать не в области идеологии и высокой политики, где решающую роль играла Р. Люк­ сембург, а в области политики практической, в области внутрипартийных отношений и интриг, где почти безраз­ дельно хозяйничал сам Тышко. Для того, чтобы сразу войти в эту группу отношений, правильно будет напом­ нить один момент в отношениях между большевиками и Тышко, который вскрывает прения на пленуме БЦ ("рас­ ширенная редакция "Пролетария") в июне 1909 г., во время обсуждения доклада ревизионной комиссии. Во время обсуждения выступил один из членов этой ревизи­ онной комиссии, М. П. Томский, который, в качестве единственного "пролетария от станка" на этом пленуме вообще держал себя с большой долей независимости. В своей речи он, между прочим, заявил, что "ревизионной комиссии бросилась в глаза слишком сильная и периоди­ ческая поддержка национальным организациям. Как буд­ то поляки хотят идти с нами за деньги. Ставлю вопрос об отмене субсидий национальным организациям, ибо у нас заброшено много местных организаций" .

Прений по докладу ревизионной комиссии, равно как и по докладу комиссии конфликтной, было немного — во всяком случае немного о них сохранилось в протоко­ лах. Но замечание Томского вызвало целых ряд реплик .

На защиту национальных организаций главным против­ ником Томского выступил Зиновьев. "Отказ давать субси­ дии национальным организациям, — говорил он, -противоречил бы резолюции о задачах большевиков в партии (Смех. Марат просит занести в протокол)"121 .

В этом злом замечании Томского и в этом смехе, ко­ торым пленум БЦ встретил парадную фразу Зиновьева о "задачах большевиков в партии", поставленных им в пря­ мую связь с выдачей постоянных дотаций группе Тышко, были вскрыты не только причины выдачи этих дотаций, но и подлинное отношение лидеров БЦ к лидерам польской социал-демократии: за те 10 месяцев, которые отделяли августовский пленум ЦК от июньского пленума БЦ, связь между поведением группы Тышко и размерами дотаций из секретных большевистских фондов выясни­ лась с полной очевидностью. Осуществлять "задачи боль­ шевиков в партии", т. е. стать хозяином в аппарате по­ следней, БЦ действительно мог только при помощи груп­ пы Тышко. Но за эту помощь приходилось постоянно и много платить. Помощью Тышко пользовались, но к его группе относились с плохо скрываемым презрением, и очень стремились избавиться от необходимости работать вместе с ним122 .

Но заплатив Тышко за поддержку, Ленин постарался возможно полнее использовать создавшееся положение и, не довольствуясь желательными для него решениями по вопросам, связанным с расследованием дела о тифлисской экспроприации, заставил Тышко провести и целый ряд общих решений о порядке работы общепар­ тийного ЦК в Дальнейшем. Основное в этих решениях было перенесение — и фактическое, и формальное — ру­ ководства работою ЦК за границу, что фактически стави­ ло ЦК под контроль Ленина. Впервые в истории партии руководящим органом были объявлены пленумы ЦК, ко­ торые могли собираться только за границей. Для ведения работы в России создавалась узкая коллегия ЦК, имев­ шая права вести только "текущую работу". Состав этой коллегии был определен в 5 человек - по одному от большевиков, меньшевиков, поляков, латышей и Бунда - причем Ленин добился от поляков согласия на избрание их представителем (вернее заместителем представителя, но сам представитель никогда в Петербурге не появлял­ ся) Дубровинского. Это избрание было закреплено в официальной резолюции пленума, и таким образом боль­ шевики имели в русской коллегии ЦК фактическое боль­ шинство, ибо в полном составе эта коллегия не собира­ лась ни разу, а всю текущую ее работу до конца 1908 г .

вел именно Ду-бровинский. Одновременно для предста­ вительства "интересов ЦК за границей" было создано За­ граничное бюро ЦК в составе трех человек, а именно Зиновьева, Тышко и Ноя Рамишвили (меньшевик), т. е. тоже с закрепленным за большевиками большинством. Если прибавить,, что официальная касса ЦК была в это время хронически пу­ ста и что только одни большевики имели материальную возможность оплачивать людей, которые целиком отда­ вались партийной работе, то механика захвата Лениным центрального аппарата партии станет вполне ясной. В деле этого захвата помощь поляков была обязательным условием — она несомненно была оговорена в том согла­ шении, которое было заключено между Лениным и Тыш­ ко перед этим пленумом .

Богданов в своем обращении "К товарищам больше­ викам",, которое было выпущено в начале 1910 г. от име­ ни группы "Вперед" в связи с заявлением Ленина о ро­ спуске БЦ, давая характеристику методов деятельности Ленина, указал, что последний "поскольку ему надо воз­ действовать на общественное мнение партии", старается делать это "путем денежной зависимости, в которую он ставит как отдельных членов партии, так и целые орга­ низации -большевистские и не только большевистские" .

Эту деятельность БЦ по коррумпированию партии Богда­ нов относит только к последним двум годам существова­ ния БЦ, к 1908- 1910 гг., когда Богданов был уже в оппо­ зиции и не оказывал определяющего влияния на полити­ ку БЦ. В действительности коррумпирование происходи­ ло и в 1906-1907 гг., когда Богданов был членом верхов­ ной "коллегии трех" и принимал решающее участие в на­ правление всей деятельности большевистской фракции .

Пока эта вредная деятельность Ленина была направлена против других фракций и против беспартийных рабочих организаций (профсоюзов и т. д. ), Богданов не замечал ее вредных сторон, -во всяком случае он не обращал на них нужного внимания... Но по существу указание Богда­ нова, конечно, правильное. Именно во второй эмиграции, после 1908 г., работу коррумпирования партии путем подкупа "как отдельных членов партии, так и целых орга­ низаций, большевистских и не только большевистских", Ленин развернул с такой систематичностью и с таким размахом, как никогда раньше .

Об этой стороне деятельности БЦ и Ленина лично до сих пор известно очень мало. В особом заявлении, ко­ торое Богданов и Шанцер подали 1 июня 1909 г. в БЦ, они привели некоторые данные такой деятельности БЦ в отношении большевистских организаций, занимавших по­ литическую позицию, нежелательную для Ленина, при­ чем при проведении этих финансовых репрессий БЦ не останавливался перед тем, что задержка в получении обычных дотаций БЦ порою приводила к полицейским провалам123 .

Богданов, конечно, знал о финансовой основе согла­ шения Ленина с Тышко. И, несомненно, это соглашение он имел в виду, когда писал в 1910 г., что Ленин "путем денежной зависимости" кор румпирует "не только большевистские" организации .

Присвоив капиталы Шмита, которые были завещаны пар­ тии, Ленин с их помощью прежде всего привлек на свою сторону группу Тышко, тем самым обеспечив за собою с осени 1908 г. возможность контроля всех общепартийных центров .

Примечания 1 Социал-демократические листовки 1894-1917. Би­ блиографический указатель / Изд. Института Ленина при ЦК ВКП(б). Т. 1. 1931. Это воззвание группы "Вперед" регистрируется под No 1078; там же раскрыто авторство Богданова .

2 См.: Протоколы совещания расширенной редакции "Пролетария" (далее: Протоколы "Пролетария") / Изд .

Института Маркса-Энгельса-Ленина при ЦК ВКП(б) .

1934. С. 264, прим. 1. См. также: Ленин В. И. Сочинения .

2! изд. T. XIV. С. 507 [5 изд. Т. 47. С. 177] .

3 Зиновьев Г. История российской коммунистической партии (большевиков) (далее: История РКП(б). Петро­ град, 1923. С. 124 4 Очень характерно, что в числе делегатов Стокгольмского съезда, которые подписали это обраще­ ние, отсутствует И. Сталин, хотя он на том съезде был:

он - один из немногих делегатов-большевиков, которые это воззвание не подписали .

5 Протоколы Пятого съезда РСДРП / Изд. Института Маркса-Энгельса-Ленина. 1935. С. 631. Лицом этим бы­ ла М. Ф. Андреева .

6 Горький М. Собрание сочинений. М., 1952. Т. 17 .

С. 54, 7 Протоколы "Пролетария". С. 264, прим. 1 8 Зино­ вьев Г. История РКП (б). С. 129 .

9 Гольдман-Горев Б. И. За кулисами первой рево­ люции // Историко-революционный бюллетень. М., 1922 .

No 1. С. 17 .

10 На Третьей общепартийной конференции 3-5 августа 1907г. все без исключения делегаты-большевики, 9 человек, высказались против Ленина, считавшего необ­ ходимым участие социал-демократов в Третьей госу­ дарственной думе, и выставили докладчиком от фракции не Ленина, а Богданова, который был сторонником бой­ кота Думы .

11В этом изложении мы опираемся на даты знаком­ ства Ленина с Богдановым (см. письмо Ленина к Горько­ му от 25 февраля 1908 г. // Ленин В. И. Сочинения. 4 изд .

Т. 13. С. 412). Но Н. Валентинов-Вольский в кн. "Встречи с Лениным" (Изд. им. Чехова. Нью-Йорк, 1953 С. 320) вносит в эти даты существенную поправку, относя начало встреч Ленина с Богдановым не к лету, а к началу (фев­ раль) 1904 г. Показания Н. Валентинова, как правило, от­ личаются большой точностью (в ряде пунктов они подда­ ются объективной проверке), им можно доверять, но пе­ ренесение даты знакомства Ленина с Богдановым на февраль, а, может быть, даже на конец января 1904 г., крайне важно для биографии Ленина, т. к. доказывает, что и к реше­ нию писать "Шаг вперед, два шага назад" (а именно этот момент следует считать отправным для Ленина, начав­ шим работу по оформлению большевизма, как особой фракции) Ленин пришел лишь после начала встреч с Бог­ дановым .

12 Это ясно и из воспоминаний Н. К. Крупской "Вос­ поминания о Ленине" (1932. С. 138, 143-144) .

13 Коммунистическая партия Советского Союза в ре­ золюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. 7 изд. Т. 1,. М., 1954. С. 184 .

14 В сочинениях Ленина и в других материалах о нем почти отсутствуют отклики Ленина на эти обвинения .

Есть много оснований считать, что причина лежит в той строгой цензуре, которой подвергаются все ленинские материалы публикуемые в СССР. Проскальзывают только разрозненные намеки. С этой точки зрения особенно ин­ тересно письмо Ленина к Зиновьеву (осень 1909 г. ), ко­ гда Ленин писал свою статью "О фракции сторонников отзовизма и богостроительства" в качестве ответа на " Отчет" Богданова и Красина об устранении их из ре­ дакции "Пролетария". Посылая окончание этой своей ста­ тьи Зиновьеву, Ленин поясняет, что он не уверен, "не лучше ли похерить ее всю, ответив Богданову буквально парой строк по поводу его сплетен об "имуществе всей фракции". Решайте!" (Ленинский сборник. T. XIII. С. 173 .

В Сочинениях Ленина (4 изд. ) это письмо не перепечата­ но). В статье Ленина вопросу об "имуществе" посвящено действительно всего полторы строчки (Ленин В, И., Сочи­ нения. 2 изд. T. XIV. С. 160), но не вполне ясно, следует ли из этого делать вывод, что статья была сокращена Зи­ новьевым .

15 В неизданных заметках Л. Д. Троцкого имеется запись, что Мешковс-кий-Гольденберг ему рассказывал о том, что Красин "и по философским взглядам примыкает" к Богданову. Разговор с Мешковским относится, по-видимому, к 190-9 г .

16 Такой вывод приходится сделать из одного заме­ чания, мимоходом брошенного в воспоминаниях Н. К .

Крупской. Рассказывая о начале "войны на новом фрон­ те", — войны Ленина с бойкотистами после роспуска Вто­ рой государственной думы, она пишет: "В маленькой дач­ ке горячо защищал свою позицию Ильич. Подъехал на велосипеде Красин и, постояв у окна, внимательно слу­ шал Ильича. Потом, не входя в дачу, задумчиво пошел прочь... Да, было над чем подумать" (Воспоминания о Ленине/Партиздат. М., 1932. С. 119) .

17 Письмо Ленина Рыкову от 26 февраля 191)1 г. // Ленин В. И. Сочинения. 4 изд. Т. 34. С. 389 .

18 Протоколы "Пролетария". С. 128-129. Необходи­ мо добавить, что именно это заключение ревизионной комиссии имеет в виду Л. Б. Каменев в кн. "Две партии" (2 изд. Л., 1924. С. 161), когда пишет, что контроль кассы Большевистского центра "находился всецело в руках представителей местных организаций, которые периоди­ чески проверяли расходы Большевистского центра", и что в последний раз, в мае 1909 г., представители этих местных организаций признали, что "вся отчетность про­ верена и расходы одобрены". Сопоставление под-линного текста заключения ревизионной комиссии с изложением, даваемым Каменевым, дает образчик неточности цитат этой книги Каменева .

19 Так, например, был представлен Лондонскому съезду 1907 г. и опубликован тогда же финансовый отчет ЦК РСДРП, действовавшего с мая 1906 по май 1907 г .

(так называемый стокгольмский или меньшевистский ЦК) [см.: Лондонский съезд РСДРП. Полный текст протоколов Париж, 1907 С 440--441; Протоколы Пятого съезда РСДРП. 1936. С. 630--631]. Равным образом свои финан­ совые отчеты за 1906 и 1907 гг. печатал ЦК партии эсе­ ров в "Партийных известиях" (см.: Сннридонович Л. И .

Революционное движение в России СПб 1914 Вып. 2 С, 390 401) .

20 Заметка "О том, как не надо составлять денеж­ ные отчеты", напечатанная за подписью "член партии" в первом сборнике "Впе­ ред" (Июль 1910 г С 59-63) .

21 Заметка "О фракции впередовцев", в No 15-16 " Социал-демократа" от 30 сентября — 12 октября 1910 г., с. 10. Заметка без подписи, но она включена в Сочинения Ленина (2 изд. T. XIV. С. 346-351) .

22 Hillquit Morris. Loose Leaves From a Busy Life. 1934 P. 110-114 .

23 Его воспоминания о поездке с Горьким в Америку были напечатаны в "Новом мире" (М., 1940, No 6, июнь), перепечатаны в сб.: Горький в воспоминаниях современ­ ников (М., 1955. С. 223-240). Общие воспоминания Буре­ нина "Из жизни большевистского подполья" изданы в Москве (1933) с предисловием Горького (это предисловие перепечатано в последнем собрании Сочинений Горько­ го. Т. 26. 1953. С. 110-114) .

24 Многие моменты закулисной организационной стороны этой кампании могут быть установлены по книгам протоколов собраний нью-йоркской группы содей­ ствия РСДРП, которые сохранились со второй половины 1890-х гг. и находятся в распоряжении редакции данных материалов, равно как и материалы о тогдашнем приезде Горького, собранные Д. М. Рубиновым (в том числе пись­ ма и неизданные рукописи Горького). Во многом за ак­ тивность, проявленную именно в этой кампании, ЦК РСДРП осенью 1906г. перевел нью-йоркскую группу из категории "групп содействия" в категорию полноправных партийных групп. Из газет в кампании сборов участие принимали, кроме "Форвертса", также The Worker, New Jork Call u New Jork Volkszeitung .

25 Протоколы Пятого съезда РСДРП. 1935. C. 632 .

26 Мартов Л. Спасители или упразднители? Париж,

1911. С. 3, прим .

27 Ярославский Ем. Очерки по истории ВКП(б). Т. 1/ .

1937. С. 204. 28 /Мартов Л. Спасители или упразднители?

С. 20-21 .

29 Каменев Л. Две партии. С. 184 .

30 Там же. С. 181 .

31 Эта резолюция не была включена в официальное извещение о пленуме. Впервые она была опубликована Мартовым (Спасители или упразднители? С. 21). Точ­ ность текста не только не была оспорена, но Каменев, перепечатав ее (в кн.: Две партии. С. 181), подтвердил ее правильность. По соображениям конспирации, Мартов опустил имена Шмита и Андриканиса, мужа одной из се­ стер Шмита, с которым у Большевистского центра был суд. Полный текст резолюции неизвестен 32 Шестернин С. П. Реализация наследства после Н .

П. Шмита и мои встречи с Лениным // Старый большевик .

М. 1933. Т. 5 (8). С. 153 .

33 Мартов Ю. Спасители или упразднители? С. 20 .

34 Каменев Л. Две партии. С. 183 .

35 Полицейские источники регистрируют факт аре­ ста Красина 1 мая 1907 г. на квартире Андриканиса в Москве (Цявловский М. Большевики: Документы по исто­ рии большевизма с 1903 по 1916 год бывшего Московско­ го Охранною отделения. 2, зд. Задруга, 1918, С. 209). В это время в Лондоне заседал съезд РСДРП, но Красин на нем не присутствовал .

36 Об этом говорил Мартов в показаниях на след­ ствии по делу Таратуты .

37 Шестернин С. Л. Указ. соч. С. 156. Это соответ­ ствует указанию Каменева, который говорил что у Андри­ каниса "осталась львиная доля имущества" (цит.: Каме­ нев Л Две партии. С. 182) .

38 Каменев Л. Две партии. С 183 .

39 За это говорят следующие соображения: в июне 1900 г. в кассе Центра, как было объявлено на расширен­ ном совещании редакции "Пролетария", имелось круглым счетом около 125 тыс. руб. (Протоколы "Пролетария". С .

131). В январе 1910 г. на пленуме ЦК Центр, по его дан­ ным, располагал суммой, которую следует определить приблизительно в 200-210 тыс. руб. (он принимал на се­ бя обязательства сдать в разные сроки "держателям" 475 тыс. фр. франков, 30 тыс франков оставалось у него на руках на издательскую деятельность, около 20 тыс .

франков было выделено на покрытие различных обяза­ тельств Центра и т. д. ) Иными словами, после июньского совещания Центра его кассовая наличность увеличилась на 75-85 тыс. руб, что и составляет приблизительно ту сумму, которую Андриканис, по решению суда, дол­ жен был передать Центру (половина от 190 тыс. руб) .

40 КПСС в резолюциях, Т. 1, 1954. С. 108—109, 129Протоколы Пятого съезда РСДРП. 1935 С. 608О деятельности уральских боевых организаций см.: К истории боевых организаций на Урале (составлен­ ные по рассказам Э. С. Кадомцева, О. М. Кадомцевой, Н .

Н, Накорякова и М. И. Ефремова) // Пролетарская рево­ люция. 1925. No 7 (42). С. 99— 111; Протоколы Первой конференции военных и боевых организаций РСДРП / Под. ред. С. М. Познера / Изд. Института Маркса-Энгельса-Ленина. 1032. С. 341-343" Воспоминания Э. С. Кадом­ цева, выпущенные отдельной брошюрой в 1947 г., ничего нового не дают. Рассказ о планах восстания на Урале ин­ тересным образом скрещивается с соответствующими страницами утопического романа А. Богданова "Красная звезда" (1908), подтверждая одновременно и правиль­ ность рассказов о них Э. С. Кадомцева, и знакомство с этими планами Богданова .

43 Литература о группе Камо богата, хотя и она крайне недостаточна. Наиболее важны книга Б. Бибинейшвили "Камо" с предисловием М. Горького (М., 1934) и статья С. Медведевой-Тер-Петросян "Тов. Камо" в журна­ ле "Пролетарская революция" (1924. No 8-9. С. 117— 148), а также воспоминания Крупской (Воспоминания о Ленине. 1932. С. 116, 161-102 и др. ). Ценные указания дает М. Н. Лядов в примечаниях к указанной книге Бибинейшвили и в некрологе на смерть Красина (Проле­ тарская революция. 1926. No 11. С. 11-12) .

44 Там же, 1926. No 7 (42). С. 111 .

45 Там же. 1926. No 11 (58). С. 11 .

46 Бибинейшвили Б. Указ соч. C. 129--130 .

47 Войтинский В. Годы побед и поражений. Берлин,

1924. Т. 2. С. 104; Ю. Мартов, статья в "Социалистиче­ ском вестнике" (за подписью "М. "). 1922; No 16. С. 8 .

48 Эти итоги по работам комиссии Лондонского съезда мы подводим по рассказам видных социал-демократов Р. А. Абрамовича и И. Г. Церетели .

49 Пролетарская революция., 1925. No 7 (42). С .

104 .

50 Позднее он примкнул к "впередовцам" и жил эми­ грантом в Париже .

51 Присутствие их всех на этом заседании 1, июня устанавливается по протоколам .

52 Крупская Н. К. Воспоминания о Ленине. С. 116, 161 .

53 Там же. С. 139 .

54 Н. А. Рожков был согласен с Лениным в вопросе о выборах, и Ленин передоверил ему заключительное слово по своему докладу на Петербургской конференции в июле 1907 г. (речь Рожкова на вечере Истпрофа // Ма­ териалы по-истории профессионального движения / Изд .

ВЦСПС. М., 1907. T. IV. С. 41) .

55 См. брошюру Н. Ленин и Юрий К[амен]ев "За и против бойкота", 1907. Статья Каменева "За бойкот" пе­ репечатана в сборнике статей последнего: Между двумя революциями / Изд. Новая Москва, 2 изд. М., 1923. С .

234-243 .

56 Именно Житомирским был выдан немецкой по­ лиции Камо, арест которого в Берлине в конце 1907 г ка­ зался особенно тяжелой уликой против Та-ратуты. В пре­ дательской роли последнего был уверен и сам Камо .

57 Войтинский В. Годы побед и поражений. Т. 2. С .

103. Проповеди на тему "политики без грязи не бывает" были вообще обычными для Ленина (см., например: Га­ рей П. А. Воспоминания социал-демократа. Нью-Йорк,

1946. С. 423) .

58 Богданов А. Новый мир. 3 изд. 1920. С. 40 (1 изд .

вышло в 1907 г) .

59 Богданов А. Элементы пролетарской культуры в развитии рабочего класса / ГИЗ. М., 1920. С. 68 60 Там же. С. 182. Богданов доказывал, что в соци­ ально-политических блоках лозунги выдвигает авангард (т. е. пролетариат), но он обязан помнить, что "пределом возможных лозунгов" является "приемлемость их для наиболее отсталых частей блока" (т. е. для крестьян­ ства). Это было написано в период рас цвета "военного коммунизма", в год увлечения "ар­ миями труда" (1920). В литературе 1908-1914 гг. наме­ ков на расхождение по этой линии еще нет .

61 Эти мысли А. Богдановым отчетливее всего сфор­ мулированы в брошюрах и книгах: Уроки первых шагов революции. М., 1907 (за коалиционное правительство);

Вопросы социализма. М., 1918; Курс политической эконо­ мии. Т. 2. Вып. IV. Общая теория капитализма. М., 1924 (раздел "Военно-экономические -формации"). См. также статьи о Богданове Н. И. Бухарина "К съезду Пролеткуль­ та" (Правда. 1921. 22 нояб. ) и "Коллективистическое ликвидаторство" (Правда. 1921. 10 дек. ); и Сергея Г. " Незавидное счастье" (Спутник коммуниста, М., 1923. No 24), в которых даны выдержки из писем самого Богдано­ ва и группы его сторонников, называвших себя "коллек­ тивистами". Несомненно, что именно из этой группы вы­ росла коммунистическая оппозиционная группа "Рабочая правда", выступившая в 1922-1923 гг. с особой платфор­ мой и несколькими воззваниями (см.: Социалистический вестник. Берлин, 1923. No 3) .

62 В 1922 г. автор этих строк обратился к Богданову через H. Н. Суханова с просьбой дать свои воспоминания о БЦ для исторического журнала "Летопись революции", который начал тогда выходить в Берлине под ред. М .

Горького, Ю. О. Мартова, Б. И. Николаевского и Н. С. Ру­ санова (вышел один том). Богданов ответил, что писать всю правду о том периоде еще не пришло время.. .

63 По сведениям В. С. Войтинского, который тогда входил в состав Петербургского комитета большевиков, этот последний зимой 1906- 1907 гг. получал "т БЦ не меньше 2-3 тыс. руб. в месяц (Войтинский В. Годы побед и поражений Т. 2. С. ЮЗ) .

64 Там же. С. 104 65 Leonid Krassin: His Life and Work. By His Wife Lubov Krassin. London [без кода] .

66 Троцкий Л. Портреты революционеров / Москов­ ский рабочий. М., 1991. С. 224-225 .

67 По этому вопросу Ленин занимал место на самом крайнем фланге среди большевиков: считая невозмож­ ной совместную работу с меньшевиками, он держал курс на раскол и часто умышленно обострял положение. Так, в период выборов во Вторую государственную думу Ле­ нин уговаривал Г. А. Алексинского провести разрыв с меньшевиками в рабочей курии Петербурга. И только ка­ тегорический отказ Алексинского встать на этот путь по­ мешал проведению тогда формального раскола; крайний "меньшевик", Алексинский тем не менее раскол в то вре­ мя считал ненужным и вредным .

68 Слабым отражением этих настроений был доклад И. X. Лалаянца ("Иза-ров") на Первой общерусской кон­ ференции военных и боевых организаций РСДРП (М,

1932. С. 90) Необходимо отметить, что Ленин вслед за этим выступил в "Пролетарии" с указанием на неправиль­ ность подобных оценок и на опасность таких настроений (Ленин В. И. Сочинения. 4 изд. Т. 12. С. 374-375) .

69 Крупская Н. К. Воспоминания о Ленине. С. 45 70 Там же. С. 120 71 Письма П Б. Аксельрода и Ю. О. Мартова. Бер­ лин, 1924 С. 176 .

72. Имена арестованных и другие подробности см. в кн.: Бибинейшвили Б. Камо. С. 132-136 .

73 Наиболее ярким примером была история со спе­ циальной бумагой, изготовленной одной немецкой фаб­ рикой поздней осенью 1907 г. по заказу Красина и сдан­ ной ею на склад немецкого социал-демократического из­ дательства в Берлине, где она и была найдена немецкой полицией во время обысков в декабре 1907 г. По экспер­ тизе Германского Имперского Банка, по своим особым во­ дяным знакам бумага эта предназначалась для изготов­ ления русских трехрублевок. Красин, выступавший перед немецкими социал-демократами в качестве представите­ ля ЦК РСДРП, конечно, не сообщил им о характере сдава­ емой на хранение бумаги, и как заведующий издатель­ ством, так и представители Форштанда социал-демокра­ тической партии имели тогда большие неприятности с немецкой полицией (см. статью Мартова в "Социалисти­ ческом вестнике". 1922 No 16) 74 Полный текст этой декларации нам неизвестен .

Упоминание о ней имеется в резолюции Парижской груп­ пы содействия РСДРП (Голос социал-демократа. 1908. No 3, март) .

75 Примечания к "Письмам Аксельрода и Мартова", с. 184 (составителем этих примечаний был Б. И. Никола­ евский, редактировались они совместно с Л. С. Цедербаум-Дан и Ф. И. Даном), посылку на Кавказ делегации Жорда-ния-Данишевский относят к осени 1907 г. Эта да­ та тогда была указана по воспоминаниям Ф. И. Дана, но из статьи Т. Анкидиновой "Из истории бакинской органи­ зации большевиков" (Пролетарская революция. 1941. No

4) видно, что свое обследование в Баку эта комиссия проводила в феврале 1608 г. В феврале же оба ее члена присутствовали на Пятом съезде закавказских организа­ ций РСДРП. Таким образом, несомненно, что решение о посылке этой делегации ЦК или его Бюро приняли не позднее конца января 1908 г. по н. ст .

76 Зиновьев Г. История РКП (б). С. 129 .

77 Пролетарская революция. 1941. No 4. С. 69 .

78 Голос социал-демократа. 1908. No 3, март. Имена исключенных по конспиративным причинам опубликова­ ны не были — они были особо сообщены по организаци­ ям. Среди них было имя Сталина, но роль последнего в деятельности группы Камо вообще и в тифлисской экс­ проприации 25 июня 1907 г., в частности, позднее была сильно преувеличена: насколько удается установить, Сталин был осведомлен о характере деятельности этой " партийной группы", приходил на ее конспиративную квартиру для политических докладов и прикрывал ее пе­ ред местной партийной организацией, но руководителем ее ни в каком отношении не был. Все сношения с "кол­ легией трех" БЦ группа вела непосредственно через Ка­ мо, который был связан лично с Красиным еще с 1903— 1904 гг. Сталин никакой роли в этих сношениях не играл;

вернее всего даже не был в курсе .

79 Пролетарий (Женева). 1908. No 23, 11 марта .

Заявление это появилось тогда также и в иностранной социалистической печати .

80 Этот листок Областного комитета закавказских организаций нам неизвестен, о нем мы знаем лишь по ре­ шению пленума ЦК от января 1909 г. [ВКП(б)] в резо­ люциях и решениях. Т. 2. М., 1935. С. 137] .

81 Этим меньшевиком был М. И. Бройдо ("Яков"). О конфликте в ЦК он тогда же написал подробное письмо Аксельроду, но это письмо не сохранилось и о нем из­ вестно лишь по упоминанию в письме Мартова (Письма Аксельрода и Мартова. С. 183-184) .

82 Эта и следующая цитаты взяты из статьи "Не по­ ра ли покончить?", напечатанной в No 1— "Голоса соци­ ал-демократа", февраль 1908 г. Автором статьи был Ю .

О. Мартов, но в печати она появилась в сильно смягчен­ ном виде (см. письмо Аксельрода к Плеханову от 26 фев­ раля 1908 г. в кн.: Переписка Г. В. Плеханова и П. Б. Ак­ сельрода. М., 1925. Т. 2. С. 2. 57) .

83 Социал-демократическое движение в России: Ма­ териалы / Под ред .

А. Н. Потресова и Б. И. Николаевского. Т. К Л., 1928 .

С. 175 .

84 Письмо Плеханова к Аксельроду от 29 января 1908 г. // Переписка Плеханова и Аксельрода. C. 250Плеханов имел в виду тот вариант бакунизма, ко­ торый в истории русского революционного движения свя­ зан с так называемыми "южными бунтарями" 1875-1877 гг. и с европейскими попытками "прямого действия" в 1867-1878 гг. (статьи Кропоткина в "Бюллетене юрской федерации", попытка Коста, Кравчин-ского и др. в ита­ льянской Романье и т. д. ) .

86 Из меньшевиков в ЦЗБ входили Г. В. Чичерин (секретарь ЦЗБ), В. А. Бухгольц, А. И. и М. Ф. Назарьевы-Петровы, В .

К. Серьежников; от большевиков — Г. А. Алексинский и провокатор Житомирский ("Отцов") .

87 Кон - это Оскар Кон, немецкий социал-демократ, адвокат, приглашенный защитником арестованного КамоПетросяна. "Известный товарищ", через которого на склад попала "бумага" (т. е. бумага для изготовления фальшивых трехрублевок), это Красин .

88 Неизданный протокол заседания ЦК РСДРП от 19 марта (1 апреля) 1908 г .

89 Из неизданного протокола ЦК РСДРП от 29 декаб­ ря 1907 г. (11 января 1908 г. ) видно, что ЦК принял ре­ шение поручить Тышко "принять участие в Берлинском следствии в качестве члена ЦК". Сведений о том, кто именно был вторым членом ЦК, получившим подобное поручение, в нашем распоряжении не имеется, равно как не имеется и) сведений о пределах полномочий этих чле­ нов ЦК, которым было поручено участие в следствии .

90 Семашко Н. Из воспоминаний // Пролетарская революция. 19. 21. No 1. С. 175 .

91 Крупская Н. К. Воспоминания о Ленине. С. 143 .

92 Из статей и заметок "Пролетария", направленных против "лбовцев", наиболее интересны корреспонденции о положении в Перми (Пролетарий. 1908. No 39, 26 нояб­ ря. С. 8) и особенно большая статья "Страничка из недав­ него прошлого Уральского рабочего движения", напеча­ танная за подписью "Рабочий 3" (1909 No 45, 25 мая) .

93 Оба старшие брата Кадомцевы - Эразм, бывший офицер, и Иван, бывший гимназист, главные организато­ ры дружин и руководители экспроприации в Уфе в 1906 г., игравшие затем видную роль на Первой конференции военных и боевых организаций РСДРП и в созданном ею Центральном военно-боевом бюро, в 1908. -1917 гг. жи­ ли эмигрантами в Париже, входили там в состав больше­ вистской группы содействия и числились правоверными " ленинцами". Младший их брат, Михаил, бывший воспи­ танник кадетского корпуса и активный участник "дружин", в те годы был на каторге. После революции все они бы­ ли деятелями большевистской партии .

94 Создать впечатление, что он рвет с экспроприа­ торским крылом большевизма, Ленину было особенно важно по соображениям его внутрипартийной стратегии .

Это было необходимо не только для улучшения отноше­ ний с польскими социал-демократами, которым, несмотря на всю "гибкость" их поведения в отношении большеви­ ков, было важно иметь возможность говорить, что с экс­ проприаторскими авантюрами большевиков уже поконче­ но, но и потому, что большою ставкою в игре Ленина бы­ ло стремление привлечь в число своих союзников Плеха­ нова, резко отрицательное отношение которого к экспро­ приациям было широко известно .

95 Письмо Ленина к Рыкову от 25 февраля 1911 г. // Ленин В. И. Сочинения. 4 изд. Т. 34. С. 389 .

96 В литературе об этом эпизоде известно по рас­ сказу М. Лядова в публикации: Леонид Борисович Красин (некролог) // Пролетарская революция. 1926. No 11 ( 58) .

C. 1(R). У Красина к этому времени, по сведениям Депар­ тамента полиции, оставалось 38 пятисотрублевок (Боль­ шевики. С. 39), но все ли они были реализованы или только часть, точно неизвестно. Деньги, полученные от этой операции, Красин, действовавший в согласии с Бог­ дановым, частью передал группе "Вперед" на ее изда­ тельскую деятельность. Остальное ушло на организацию помощи Камо-Петросяну и другим арестованным членам той "кавказской группы", которая в 1907 г., передавая добычу от тифлисской экспроприации, заключила соот­ ветствующий договор с "коллегией трех", т. е. с Лени­ ным, Богдановым и Красиным. Последние двое до конца считали себя морально связанными этим договором, осо­ бенно потому, что как раз в это время и сам Камо, и ряд других участников тифлисской экспроприации сидели по тюрьмам под угрозой казни, часто в крайне тяжелых условиях, но ни один из них не вступил на путь выдачи правительству известных им секретов "коллегии трех" .

Вся помощь им велась Богдановым и Красиным. Ленин, третий член "коллегии трех", на вопрос о моральных обязательствах смотрел иначе .

Эпопея тифлисской экспроприации не будет полна, если мы не прибавим, что в 1911 г., после трех с полови­ ной лет скитаний по немецким и русским тюрь мам и психиатрическим больницам, Камо удалось (не без помощи, полученной-от Богданова и Красина) бе­ жать из тифлисской больницы. За границей он повидался также и с Лениным. Об этом свидании имеется рассказ Крупской, тем более характерный, чем несомненнее же­ лание рассказчицы в выгодном свете изобразить поведе­ ние Ленина. Камо, пишет Крупская, "страшно мучился тем, что произошел раскол между Ильичом, с одной сто­ роны, и Богдановым и Красиным, с другой. Он был горя­ чо привязан ко всем троим. Кроме того, он плохо ориен­ тировался в сложившейся за годы его сидения обстанов­ ке Ильич ему рассказывал о положении дел. Камо попро­ сил меня купить ему миндаля. Сидел в нашей парижской гостинной-кухне, ел миндаль, как это делал у себя на ро­ дине, и рассказывал об аресте в Берлине, о годах симу­ ляции, когда он притворялся сумасшедшим, о ручном во­ робье, с которым он возился в тюрьме. Ильич слушал, и остро жалко ему было этого беззаветно смелого челове­ ка, детски наивного, с горячим сердцем, готового на ве­ ликие подвиги и не знающего после побега, за какую ра­ боту взяться. Его проекты были фантастичны. Ильич не возражал, осторожно старался поставить Камо на землю, говорил о необходимости организовать транспорт и т. п .

В заключение, так как у Камо было лишь легкое лет­ нее пальто, "Ильич притащил ему свой мягкий серый плащ, который ему подарила мать и который Ильичу осо­ бенно нравился... Разговор с Ильичом, — прибавляет Крупская, -ласка Ильича немного успокоили Камо" (Круп­ ская Н. К. Воспоминания о Ленине. С. 161-162) .

Эти заключительные строки, явно рассчитанные на то, чтобы смягчить у осведомленного читателя впечатле­ ния от характера приема Лениным человека, который ис­ ключительно много пострадал в значительном мере по вине и его, Ленина, не соответствуют действительности:

Камо ни в какой мере не успокоился, а вскоре поехал в Грузию для проведения новой экспроприации (план кото­ рой он разработал с Красиным — тот тоже остался вер­ ным себе), был арестован при попытке привести его в ис­ полнение, был приговорен к казни, от которой его спасла амнистия 1913 г. После революции был большевиком, погиб в 1922 г. при случайной катастрофе .

97 Кроме ряда указаний в мемуарной литературе (см., например- Крупская Н. К. Воспоминания о Ленине .

С. 157), об этом сожжении имеется сообщение в циркуля­ ре Департамента полиции от 4 июля 1910г.: "В последнее время: состоялось полное собрание ЗБЦК из I) Марка (А И. Любимов), 2) Игоря (Б. И. Гольдман-Горев), 3) Тышко, 4) Ионова (Ф .

Койген), 5) латыша. Бюро обсуждало вопросы:... 2 О сожжении всех пятисотенных кредитных билетов, остав­ шихся после тифлисской экспроприации 1907 г., и под­ вергло сожжению все те кредитные билеты, которые уда­ лось собрать, но 38 остались у инженера Красина" (Боль­ шевики. С. 39) .

98 В истории тогдашнего ареста Красина и его осво­ бождения есть много неясных моментов. По документам Департамента полиции видно, что полиции была извест­ на его прикосновенность к тифлисской экспроприации и ею роль в размене пятисотрублевок; ей не могла не быть известна его роль в подготовке выпуска фальшивых трехрублевок (о ней знал Житомирский); на основании именно этих сведений Департамент полиции потребовал его ареста в Финляндии, но не представил финляндским властям доказательств этих обвинений в требуемый фин­ ляндскими законами месячный срок - по-видимому, из-за нежелания обнаружить источник своей информации .

Имея все эти данные, Департамент полиции не только не сообщил о них прусской полиции, которая не допустила бы проживания Красина в Берлине, но и не препятство­ вал возвращению Красина в 1013 г. в Петербург .

99 Письмо Ленина к Горькому от 24 марта 1908 г .

100 Крупская Н. К. Воспоминания о Ленине. С. 139 .

101 Указываемые нами здесь даты передвижений Ленина не вполне совпадают с теми, которые даны в приложениях к его Сочинениям, в особенности ко второ­ му изданию. "Хронологическая канва" биографии Ленина в этих Сочине ииях не только весьма неполна, но и не всегда точ­ на. Немало ошибок содержит и книга Крупской. В частно­ сти, выступление Дубровинского она описывает как вы­ ступление на докладе не Богданова, а Луначарского. Это совершенно не соответствует действительности. Доклад Луначарского был позднее, на нем ни Дубровинский, ни кто-либо другой из сторонников Ленина не выступали (после столкновения на докладе Богданова дальнейшие выступления для задачи, которую ставил Ленин, были уже не нужны). Ошибка Крупской, которая сама ни на од­ ном из этих докладов не была, вполне объяснима, хотя и не понятно, откуда именно она взяла некоторые детали (см.: Крупская Н. КВоспоминания о Ленине. С. 143-144) .

О выступлении Дубровинского имеется также отчет какого-то агента в делах Департамента полиции (см.: Корден В. Товарищ Инокен-тий/ Изд. Политкаторжан. М., 1930. С .

76) .

102 Крупская Н. К. Воспоминания о Ленине. С. 142 .

103 Ленин В. И. Сочинения. 4 изд. Т. 34. С. 345 .

104 Этот состав новой "финансовой комиссии" БЦ, избранной в августе 1908 г., опубл. в кн.: Протоколы " Пролетария". С. 284, прим. 127 .

105 См. доклад начальника Петербургского Охран­ ного отделения от 28 марта 1909 г. (Большевики. С. 22) .

106 Кроме Житомирского, входившего, как указано выше в состав "финансовой комиссии" БЦ за границей, центральными информаторами полиции по большевикам в то время были Л. Э. Серова-Лангвальд, состоявшая тех­ ническим секретарем Бюро ЦК в Петербурге, которая пользовалась большим доверием руководителей этого Бюро (см.: Голубков А, Из эпохи реакции // Пролетарская революция. 1928. No 9. С. 125 и др. ), а также М. И. Бряндинский, бывший в 1909-1911 гг. "техническим агентом ЦК" в Москве (Большевики. C. XVIII- XIX и др. ) .

Заявление, поданное Богдановым в расширен­ ную редакцию "Пролетария" 31 мая 1909 г. (Протоколы " Пролетария". С. 162) .

108 Красин в это время руководил всеми попытками помочь Камо. Именно по его совету, переданному Камо через защитника О. Конда, Камо решился пойти на по­ пытку симуляции сумасшествия (Медведева-Тер-Петросян С. Товарищ Камо // Пролетарская революция. 1924. No 8С. 131) .

109 Во всяком случае редакция "Протоколов Проле­ тария" в особом примечании оговорила, что "этой пере­ писки в архиве Института Маркса-Энгельса- Ленина не имеется" (с. 281, прим. 107) .

110 Протоколы "Пролетария". С. 123-125 .

I l l Там же. C. 124 .

112 Там же. С. 161 .

113 В заявлении, обращенном к БЦ ("расширенной редакции Пролетария") от 1 июня 1, 900 г. Богданов на­ зывает Шанцера членом этой финансовой комиссии (там же. С. 166) .

114 Краткий, но содержательный рассказ об отно­ шениях внутри социал-демократической организации Ла­ тышского края за 1907-1908 гг. дан в статье Степана "По поводу тактического поворота социал-демократии Ла­ тышского края" (Голос социал-демократа. 1909. No 15, июнь. С. 15-16) .

115 См.: Боевая группа при ЦК РСДРП (б) /Под ред .

С. М. Познера/ ГИЗ. М., 19, 2(7 .

116 При попытке размена в Стокгольме был аресто­ ван Ян Страуян, латыш-боевик, в эмиграции "впередовец". См. его воспоминания "Боевая быль" (Изд. Старый большевик, М., 1935); Он же. К истории лесных братьев / / Старый большевик. 1933. No 3. С. 232-239 .

117 На Лондонском съезде РСДРП Крамс-Кронберг голосовал за допустимость экспроприации (Протоколы " Пролетария". С. 610) .

118 В официальном сообщении об этой конфе­ ренции говорится, что СДЛК не смогла принять участие " в силу полицейских условий". Это сообщение вызвало ре­ шительный протест Заграничного комитета СДЛК, кото­ рый к этому времени освободился от захвата его "боеви­ ками" и особым письмом оповестил партийные органы, что "на партийной конференции социал-демократия Латышского края не была представ­ лена не в силу полицейских условий, а потому, что, к на­ шему глубочайшему сожалению, ни ЦК СД/1К, ни ее За­ граничный комитет не были осведомлены Центральным комитетом РСДРП о конференции" (Голос социал-демократа. 1909. No 12, март. С. 15) .

119 Пленум включил в эту комиссию и меньшевика, но таковым он назначил персонально H. Н. Жордания, который в это время был в тюрьме. Решения пленума опубликованы: ВКП(б) в резолюциях. Т. К М., 1936. С .

122-126 .

120 Из письма Р. Люксембург к Тышко от 10 августа 1909 г. // Протоколы "Пролетария". С. 260. В письме под­ черкнуто отрицательное отношение Р. Люксембург к "та­ тарскому марксизму" большевиков, только для того, что­ бы резче оттенить признание "меков" (более опасной за­ разой для партии), против которых Р. Люксембург была готова тогда идти на союз даже с "татарским марк­ сизмом" .

121 Протоколы "Пролетария". С. 129 -130 .

122 В архиве С Семковского, секретаря Загранично­ го секретариата оргкомитета РСДРП 1912-1917 гг., со­ хранилось письмо Ганецкого, польского социал-демокра­ та из группы, стоявшей в оппозиции к группе Тышко, где со слов Троцкого передается, что на пленуме ЦК в янва­ ре 1910 г. "Ленин предлагал устроить окончательное со­ вещание без Тышко". Ленин явно хотел освободиться от зависимости от Тышко что, впрочем, не помешало ему снова использовать Тышко в 1911 г .

123 Протоколы "Пролетария". С. 165-167 .

Б. И. НИКОЛАЕВСКИЙ К биографии Маленкова и истории компартии СССР ГЛАВА 1 "На заре туманной юности... " когда Маленков начинал делать свою коммунистиче­ скую карьеру, его защитники подчеркивали, что он вы­ шел из рабочей семьи, и в этом хотели видеть, если не оправдание, то хотя бы объяснение его грубости, которая выделялась даже на большевистском фоне тех лет, когда подобную грубость в обращении и кабацкий жаргон в разговоре усиленно культивировал Сталин, выдавая их за плебейский стиль советской революции. Но обычный быт средней рабочей семьи в старой России далеко не был таким грубым, как его порою пыта-. ются изобразить. В нем, конечно, было много примитивности, вызванной прежде всего низким жизненным уровнем, хотя прими­ тивность далеко не всегда порождает грубость .

Более важно другое: ссылка на рабочее происхож­ дение Маленкова вообще не верна, так как Маленков вы­ шел не из рабочей семьи. Правда, позднее он учился на Рабфаке, но ни он сам, ни его отец, ни вообще кто-либо из его близких никогда не стояли за рабочим станком .

Маленков вышел, действительно, из плебейских низов старой России, но это были совсем не рабочие, не проле­ тарские низы. Его отец был крестьянином-кулаком (в на­ стоящем, а не в большевистском значении этого слова) и прасолом-скупщиком, настоящим "пауком-мироедом", обирающим целую округу, на которого Маленков-сын по­ ходил не только по внешности .

Именно от отца Маленков-сын получил в наследство ту основу, на которой вырос его теперешний облик. Но это была только основа. Наследство, полученное от прошлого, Маленков-сын в такой мере развил и приумно­ жил, что его теперешние отличительные признаки вооб­ ще правильнее будет считать не унаследованными, а благоприобретенными. Свои теперешние грубость и без­ граничную жестокость он не принес из отцовского дома, а воспитал в себе в аппарате советской диктатуры, в его канцеляриях и застенках. И если они для чего-либо ха­ рактерны, то не для рабочего быта старой России, не для старой России вообще, а для тех новых отношений, кото­ рые коммунистическая партия взрастила в аппарате дик­ татуры. В ней, в этой грубости, нашло свое внешнее вы­ ражение то чувство безграничного презрения к людям, к человеческим жизням и к человеческому достоинству, ко всему человеческому в человеке вообще, которое, конеч­ но, имелось в зароды ше в старой России, но которое только теперь, под советской диктатурой, заполнило весь быт человеческого общества .

Маленков был продуктом этой среды. Именно она его создала, обработав его по образу и подобию своему, подогнав под выработанный ею стиль. Его грубость пото­ му и производила такое впечатление на наблюдателей, что она неразрывно была связана с беспощадностью и жестокостью, с полной бесчеловечностью .

О происхождении Маленкова и о ранних годах его жизни нет никаких официальных сведений. Из советских биографических справок мы знаем только, что он родил­ ся 8 января 1902 г. (тогда было 26 декабря старого стиля 1901 г. т. е. второй день старого русского Рождества) в Оренбурге, и что он в возрасте "18 лет вступил добро­ вольцем в ряды Красной армии и с 1919 до 1922 г. был политработником эскадрона, полка, бригады, полит­ управления на Восточном и Туркестанском фронтах", причем формально в коммунистическую партию он всту­ пил в апреле 1920 г. Это все, что говорят официальные советские источники о детстве и юности Маленкова. Нет ни слова ни о родителях, ни о школе, где он учился, ни вообще о том, что он делал в течение первых 18 лет сво­ ей жизни, до вступления в ряды Красной Армии .

Маленков по происхождению из крестьян села Дедо­ во, расположенного сравнительно недалеко от Орен­ бурга, к северо-востоку от него. Если в середине 1860-х гг. в нем числилось 212 дворов с 2114 жителями, то че­ рез четверть века, к началу 1890-х гг., оно выросло до 528 дворов при 3700 жителей. Церковь, школа, почта и телеграф, три водяные мельницы, две ярмарки в году, базар еженедельно по субботам — таковы официальные данные об этом селе для конца XIX в., когда была прове­ дена железная дорога, которая связала край с центрами страны и дала мощный толчок для его развития. Точных данных развития села в, позднейшие годы в нашем рас­ поряжении нет, но именно на начало XX в. падает его наибольший рост .

Отец Маленкова принадлежал к числу наиболее за­ житочных крестьян села и не только вел крестьянское хо­ зяйство, но и был торговцем-прасолом, держал неболь­ шую лавку, кажется имел мельницу, скупал и отправлял в город на продажу муку, рыбу, яйца, скот, масло и т. п. все, чем была богата оренбургская деревня того време­ ни. Судя по всему, это был типичный представитель на­ рождающейся тогда торговой деревенской буржуазии, с большой инициативой, с неутомимой жаждой наживы .

Край был богатый, почти нетронутый - у самых границ башкирских кочевий, расхищение земель которых тогда еще было в полном разгаре. Торговал с башкирами и отец Маленкова. Больших капиталов он иметь не мог .

Тем больше было желание их создать. Хищник эпохи пер­ воначального накопления, с крепкой хваткой, с неумени­ ем и нежеланием разбираться в средствах, образования он не имел, но природной смекалкой был наделен в выс­ шей мере. И тот факт, что своего старшего сына, Георгия, он отправил учиться в губернский город, отдав в лучшее из существовавших тогда в Оренбурге среднее учебное заведение (их там было много — две гимназии, реальное училище, два кадетских корпуса, казачье юн­ керское училище, коммерческое училище, учительская семинария, семинария духовная и т. п. ) показывал, то он понимал пользу образования: так поступали тогда совсем не многие из людей его карьеры .

В гимназии — это была первая мужская гимназия Оренбурга, Маленков-сын впервые появился осенью 1912 г. и, выдержав блестяще экзамены, поступил сразу во второй класс. Едва ли не с первых же дней выдвинулся и своими способностями, и памятью, и умением работать .

Память у него была блестящая — все услышанное запо­ минал навсегда, легко схватывал новые мысли, умел де­ лать выводы. Но держался не одной только памятью, а много читал, мотого работал. Едва ли не с первого же го­ да выдвинулся на место первого ученика в классе — и так шел до конца, став признанным кандидатом на золотую медаль .

Учился по всем предметам на круглую пятерку: и по истории, и по словесности, и по иностранным языкам, но самым любимым его предметом была математика. Любил возиться с решением сложных задач, выходя далеко за рамки заданного учителем. Хорошо писал, и в старших классах учитель словесности почти постоянно заставлял его читать вслух перед классом написанные им сочине­ ния, выставляя их за образцовые по стилю и ясности мысли .

Был неплохим товарищем. Если просили, не отказы­ вал в помощи тем, кто в ней нуждался; помогал решить задачу, разбирал сложную теорему, разъяснял трудное место в учебнике. Но в его поведении всегда чувствовал­ ся некоторый холодок. Он держался определенно в сто­ роне от общей жизни класса, не принимал участия не только в обычных гимназических проделках и проказах, но и в спортивных играх, которыми увлекались едва ли не все одноклассники. По крайней мере его школьный то­ варищ, вспоминая теперь о тех годах, как ни рылся в па­ мяти, не мог припомнить Маленкова участником их гим­ назических игр, равно как и не мог припомнить его и тан­ цующим на гимназических балах. Сдержанный, даже не­ сколько замкнутый, всегда аккуратно одетый, немного увалень по внешности, круглолицый и уже тогда с наме­ ком на двойной подбородок, Маленков мало с кем в клас­ се и вообще в гимназии сходился .

Правда, с годами наметилась небольшая группка мо­ лодых людей, с которой он общался больше, чем с други­ ми. Но настоящей дружбы не было и между ними. У Ма­ ленкова явно была какая-то своя особая жизнь, в кото­ рую он никого из товарищей по гимназии старался не впускать. Эта жизнь была связана с жизнью и работой его отца, к которому Маленковсын был очень привязан, но которого он явно несколько стыдился. Как то раз, уже в годы войны, в зимний вечер, Маленков сказал, что он должен повидать отца. С прия­ телем он зашел на постоялый двор, около базара, в трак­ тир третьего разряда "с правом приносить свои напитки" .

Низкие, закопченные потолки, тусклый свет керосиновых ламп с плохо прочищенными стеклами, тяжелый, спертый воздух, ударивший в нос, когда вошли с морозной улицы .

Базарный день был, по-видимому, удачным, и теперь, за бутылкой хмельного, происходило подведение итогов .

Спорившие, по-видимому, провели какую-то общую опе­ рацию и теперь расходились во мнениях относительно норм дележа общего барыша. Выражения, которыми об­ менивались спорившие, не принадлежали к числу лега­ лизованных практикой британского парламента, хотя, не­ сомненно, были весьма красочными. Под низкими потол­ ками они звучали даже более увесисто, чем обычно в жизни. Где-то в углу дошло до потасовки, и только с тру­ дом более уравновешенные смогли предотвратить общую свалку .

Маленков не стал дожидаться возможности перего­ ворить с отцом, который был одной из центральных фи­ гур среди споривших. Он передал ему принесенный свер­ ток и, перекинувшись несколькими фразами, поспешил увести товарища. Некоторое время Маленков шел молча, явно приводя в порядок мысли. Затем бросил несколько замечаний о "нашей некультурности" и о том, как "много еще нам нужно учиться" .

Чувствовалось, что эти мысли у него давно наболе­ ли. Его, несомненно, тяготило виденное, было стыдно за отца, и в то же время чувствовалось, что именно эта сре­ да — по-настоящему родная ему среда, что в делах, кото­ рые ее волновали, он хорошо разбирался, к ее атмосфе­ ре с детства привык, с нею сроднился С ранних лет он сопровождал отца в его деловых поездках, бывал с ним в башкирских степях, знал породы лошадей, сорта шерсти, цены на продукты. Его и в гимназические годы встречали на городских базарах, у крестьянских возов с продукта­ ми, он смотрел, щупал пальцами, пробовал на язык, при­ ценивался Это был сын своего отца, причесанный, при­ глаженный, с наведенным внешним лоском, но с тем же самым нутром, что и отец .

Одной из отличительных особенностей гимназии был весьма пестрый состав учащихся в отношении как социальном, так и национальном. В большинстве это бы­ ли дети чиновников и офицерства, для которых почти за столетие перед тем гимназия и была создана: в таком го­ роде, как Оренбург, иначе и быть не могло. Это ведь был "город-ухо", которое Москва приложила к выходам из Средней Азии и сделала его центром для своего служило­ го люда, прокладывавшего пути все дальше и дальше на юго-восток. Со времени проведения железной дороги, особенно после 1905 г., среди учащихся все большую и боль­ шую роль начинали играть выходцы из других слоев на­ селения — дети торговцев, зажиточных ремесленников с городских окраин, состоятельных крестьян. Казаков в этой гимназии не было- как раз в это время, накануне мировой войны, была основана третья мужская гимназия, в создании которой большую роль играли казачьи объединения, и все дети казаков перешли туда из первой гимназии Заметную группу среди учащихся составляли дети представителей национальных групп коренных обитате­ лей края: казахов и башкир. Привлечение в русские шко­ лы детей из влиятельных семей аристократии различных национальных групп, включенных в империю, вообще было старым правилом на окраинах. В сравнительно не­ давние годы вербовать таких учащихся в гимназию при­ ходилось почти силком, в порядке своего рода повинно­ сти В начале XX в. к насилиям в этой области прибегать уже не приходилось: понимание роли русской школы как фактора приобщения к общей культуре получало все большее и большее распространение, среди казахов и башкир уже начала складываться своя национальная ин­ теллигенция, и в двери русской школы добровольно сту­ чалось все большее количество желающих учиться из не­ русских национальных групп. Тут была молодежь не только, и даже не столько, из рядов туземиой аристокра­ тии, но и дети интеллигентов, торговцев, духовенства .

Ученики из казахов и башкир были и в том классе, с которым шел Маленков. Среди них встречались и велико­ возрастные лентяи; и когда, например, Маленков был в 4-м классе, т. е. в первый год войны, много толков в гим­ назии вызвало обнаружение факта, что один из одноклассников-казахов уже имеет нескольких жен и детей .

Более важной была другая сторона: гимназисты этой группы приносили в класс знакомство с другой стороной жизни края, в котором начиналось и башкирское, и казахское национальное движение. Особенно много было разговоров о последнем в 1916 г., когда казахское восстание вплотную подкатилось к Оренбургу .

Двое из гимназистов-казахов, Кидрас Юлмухамедов и Угтен Булибаев, принадлежали к той небольшой групп­ ке из четырех одноклассников, которой держался Мален­ ков. Характерно, что все четыре участника были детьми людей, так или иначе связанных с торговлей, и сами ин­ тересовались ею. На эти темы шли главные разговоры, в которых Маленков принимал живое учас-цие, хотя о де­ лах отца рассказывал очень мало. Не лишне прибавить, что оба эти казаха-гимназиста позднее пошли с больше­ виками, и в 1920-х гг. играли определенную роль в жизни края .

Лично Маленков в тот период большого интереса к политическим событиям не обнаруживал. О революцион­ ном движении и о революционных партиях в гимназии тогда вооб­ ще мало знали, или мало интересовались. Маленков был среди наименее интересующихся. Он об этом говорил от­ крыто, заявляя, что политика его не интересует и что он хочет быть инженером и приложит все усилия к тому, чтобы после гимназии попасть в Томский технологиче­ ский институт .

Не обнаруживал Маленков своих симпатий к рево­ люционному движению, а тем более к большевизму, и позднее, в 1917-1918 гг., когда события остро поставили этот вопрос перед всеми. В Оренбурге эти события про­ ходили более бурными темпами, чем во многих других районах страны. Несомненно, свое влияние оказывала пестрота национального состава населения. Националь­ ные конфликты, хотя и не вставшие еще во весь свой рост, заостряли социальные антагонизмы. Вопросы стави­ лись, быть может, более упрощенно, более примитивно, но руки к оружию тянулись легче .

Большевистские настроения появились и в гимна­ зии. Были доклады местных большевистских лидеров, бы­ ла создана ячейка из гимназистов. Смотреть и слушать ходили многие — далеко не только из симпатизирующих .

Маленкова среди них не бывало. К лагерю сочувствую­ щих его никто не причислял. Наоборот, казалось, что он тяготеет к лагерю противников. И когда в декабре 1917 январе 1918 г. в Оренбурге начались первые вооружен­ ные схватки с большевиками и вождь "белых", казачий атаман Дутов выпустил воззвание с призывом создавать из учащейся молодежи "рабочие дружины" для укрепле­ ния противобольше-вистского тыла, Маленков среди многих других гимназистов старших классов примкнул к этому движению. Большой активности он, правда, не проявил. Этот эпизод вообще был весьма кратковремен­ ным. Все же в работах на железной дороге он участие принял, и, заменяя бастовавших рабочих, расчищал пути от снега, разгружал вагоны .

События революционного времени, конечно, внесли расстройство в жизнь гимназии. Занятия шли с перебоя­ ми. И учащимся, и учителям было не до "их, когда кругом шли бои. В конце 1918 г., когда красные снова вышли на подступы к городу, было решено провести ускоренный выпуск, которому суждено было стать последним выпус­ ком в истории старой Оренбургской мужской гимназии .

Настоящих экзаменов не было — было не до них. Комис­ сия решала по отзывам преподавателей, и решала, ко­ нечно, весьма снисходительно. "Аттестаты зрелости" по­ лучили все без исключения, кто был в восьмом классе .

Это был класс, в котором шел Маленков. Последний та­ ким образом окончил гимназию и получил все соответ­ ствующие права, включая право на золотую медаль, на которую твердо рассчитывал: она обеспечивала прием в Томский технологический институт. Правда, самой медаему не выдали: время было не до чеканки медалей .

Но в гимназических книгах он был зарегистрирован золо­ тым медалистом выпуска 1919 г.: последним золотым ме­ далистом, имя которого должно было быть записано на старую золотую доску, висевшую в актовом зале .

Выпускной акт, на котором вручали дипломы, состо­ ялся уже не в Оренбурге, а в Троицке, уездном городе на северо-востоке от Оренбурга, куда в начале января 1919 г. перекочевало казачье правительство, войсковые и пра­ вительственные учреждения, вся "элита" старого Орен­ бурга, включая и канцелярию гимназии .

ГЛАВА 2 Генезис "советских ташкентцев" Официальная советская биография Маленкова гово­ рит, что в 1919 г. 18-летним юношей Маленков вступил добровольцем в ряды Красной армии и затем в течение последующих трех лет был политработником. Что побудило его так поступить?

Какие мотивы могли толкнуть на этот путь того Маленко­ ва, с годами юности которого мы только что познакоми­ лись?

Прежде всего необходимо установить, что 18 лет Маленкову исполнилось только в январе 1920 г. Поэтому, если советские биографы говорят о вступлении 18-летнего Маленкова в Красную армию в 1919 г., то речь может идти только об осени 1919 г., в крайнем случае о конце лета. Это обстоятельство важоно для биографии Мален­ кова. Оренбург, как указано выше, был одним из тех го­ родов России, где гражданская война и началась раньше, и раньше же приняла крайне острые формы, чем во многих других районах страны. Вооруженная борьба в го­ роде и за город началась с ноября 1917 г. и продолжа­ лась без перерывов до конца лета 1919 г. Город несколь­ ко раз переходил из рук в руки. Последний раз красные его заняли 22 января 1919 г. Но это отнюдь не было окончанием борьбы за Оренбург. Получив подкрепление, белые перешли в контрнаступление, тем более ожесто­ ченное, что в городе красные производили жестокую расправу со всеми, кто так или иначе поддерживал бе­ лых. Был объявлен "красный террор", и каждую ночь шли расстрелы. Белые рвались в город, помимо всего прочего потому, что едва ли не у каждого кто-то из родных, близ­ ких или друзей сидел в тюрьме, ожидая расправы, а красные сражались с тем же ожесточением, зная, что если колесо военного счастья перевернется и город возьмут белые, то такая же судьба ждет не только их самих, но и их родственников, их близких. В течение последующих 5-6 месяцев город был на положении по­ чти осажденного, почти взятого в кольцо, с тонкой лини­ ей связи по железной дороге. Бои шли на подступах к го­ роду, даже в его пригородах .

Положение изменилось только в июне — июле, ко­ гда большое весеннее наступление адмирала Колчака было окончательно сломлено, и белые, потерпев жесто­ кие разгромы в боях на линии Уральских гор, под Уфою, Екатеринбургом (Свердловск), Златоустом и др., ката­ строфически быстро покатились назад, в глубь Сибири .

После этого пришел черед и белым под Оренбургом .



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |



Похожие работы:

«КРАТКАЯ ИСТОРИЯ РОДНОГО СЕЛА КРУТЕЦ КРУТЕЦ (координаты 52°5314 с. ш.44°3936 в. д.) — село в составе Телегинского сельского поселения Колышлейского района Пензенской области России. КРУТЕЦ (Новая Оленевка, Болдырево, Васильевское, Ильич), русское село, быв...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ И ССЛЕДО ВАН И Я ПО И СТО ЧН И КО ВЕДЕН И Ю И СТО РИ И РО ССИ И Д О О КТЯБРЬСКО ГО П ЕРИ О Д А СБОРНИК СТАТЕЙ М осква 1993 042(02)1 Редколлегия: Д.и.н. КУ Н В.А. (ответственный редактор) ЧКИ К.и.н. БУРДИ А О.Н. (отве...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ МАТЕРИАЛЬНАЯ И ДУХОВНАЯ КУЛЬТУРА НАРОДОВ РОССИИ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием (г. Сибай, 29–30 мая 2014 г.) Уфа РИЦ БашГУ УДК 37.0(470+571)(063) ББК 74.04.(2) М 33 Редакционная ко...»

«© В.Т. Власенко Форма одежды и знаки различия Внутренних Войск МВД СССР Справка об авторе статьи Майор Внутренних войск Власенко Валерий Тимофеевич. Родился в 1949 году. 22 года прослужил во Внутренних войсках МВД СССР, затем служил в мил...»

«КАМІТЭТ ПА АРХІВАХ І СПРАВАВОДСТВУ ПРЫ САВЕЦЕ МІНІСТРАЎ РЭСПУБЛІКІ БЕЛАРУСЬ АРХЕАГРАФІЧНАЯ КАМІСІЯ БЕЛКАМАРХІВА БЕЛАРУСКІ НАВУКОВА-ДАСЛЕДЧЫ ІНСТЫТУТ ДАКУМЕНТАЗНАЎСТВА І АРХІЎНАЙ СПРАВЫ БЕЛАРУСКІ АРХЕАГРАФІЧНЫ ШТОГОДНІК Выпуск 3 Мінск УДК 930.25(476)(058) ББК 79.3(4Беи)я5 Б43 Рэдакцыйная калегія Галоўны рэдактар докт...»

«ББК 86.376 Б62 С. S. Lewis The Storyteller written by Derick Bingham Christian Focus Publications Ltd. Geanes House, Fearn, Tain, Ross-shire, IV20 1TW, Scotland, Great Britain Cover Illustratior by Mark Vinney Важное замеч...»

«ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 23 ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ 2010. Вып. 3 УДК 94(47).041/042 Д.А. Котляров "СЛУЖАЩИЙ ЦАРЬ" – КАЗАНСКИЙ ХАН МУХАММЕД-АМИН И ВЕЛИКИЕ КНЯЗЬЯ ВСЕЯ РУСИ Рассматриваются взаимоотношения казанского хана Мухаммед-Амина с великими князьями московскими Иваном III и Василием III. Дается характери...»

«ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ СЕМИНАР СЕКТОРА ЭТИКИ 29 декабря 2011 – 12 января 2012 О.П. Зубец Завершающий комментарий Этот текст, завершающий нашу дискуссию – если ее можно завершить, в чем я л...»

«МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ "СРЕДНЯЯ ШКОЛА № 4" Конспект урока по русскому языку на тему: "ВЫРАЗИТЕЛЬНЫЕ СЛОВООБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ СРЕДСТВА". (2 урока) Учитель русского языка и литературы Кузьмина И.В. Класс: 12 "З". Дата проведения: 07.09.15 Ц е л и : позн...»

«"Владимир Филиппов. 10 мифов Древней Руси. Анти-Бушков, анти-Задорнов, анти-Прозоров": Яуза, Эксмо; Москва; 2014 ISBN 978-5-699-70985-4 Аннотация Наша древняя история стала жертвой задорновых и бушковых. Историческая литература катастрофический "желт...»

«г о о бг Все смотрят, но не все видят Что значит быть художником? Умение видеть красоту природы во всем ее многообразии и мастерски переносить на холст, бумагу разными графическими, живописными или пластическими средствами по...»

«ПРОФИЛЬ КОМПАНИИ ПЕРФОРИРОВАННЫЕ И РИФЛЕНЫЕ ЛИСТЫ PERFORATED AND EMBOSSED PLATES Содержание Gatti Precorvi Профиль группы Группа История и присутствие в мире Ценности Наше призвание и ценности Иновации Исследование и развитие Технология Инжиниринг и перфорация Изделия Перфорированные и рельефные листы, солнечные шторы, кровли, последующая обра...»

«КОРРЕЛЯЦИЯ ПОНЯТИЙ "КОМПОЗИЦИЯ" И "АРХИТЕКТОНИКА" В ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИИ Бердник Елена Станиславовна канд. филол. наук, старший научный сотрудник, ведущий научный сотрудник кафедры истории украинской литературы и фольклористики Донецкого национального университета, Украина, г....»

«Annotation В этом произведении известнейшего романиста нашего времени С. Рушди нашли яркое воплощение его художественное мастерство и масштабность как писателя. Это история любви, история рок-музыки и раздумья над судьбами людей и самой нашей планеты в современном глобализующ...»

«М.М. Шахнович Л.Я. Штернберг и "наука о религии" В конце V в. под влиянием сочинения немецкого просветителя И.Г. Гердера "Идеи к философии истории человечества" формируется представление о единстве человечества, с одной стороны, и о самостоятельной ценности каждой отдельной куль...»

«ЦЕНТР ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ мых ранее в ОГПУ, были куда более разветвленными и затрагивали уже тысячи людей. Нагнеталась истерия: пункты политических обвинений сплетались в фантасмагорическую картину, подчас н...»

«АЛЕ:КСАНДР ИОСИФОВИЧ НЕУСЫХИН АКАД ЕМИ Я НА УК ССС Р ИНСТИТУТ ВСЕОБЩЕЙ ИС ТОРИИ А. И. НЕУСЫХИН nОБЛЕМЫ ЕВРОПЕЙСКОГО ФЕОДАЛИЗМА Избранные труды код э кземпляра 320832 1. 11111 111111111111111...»

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ (19) (11) (13) RU 2 586 181 C2 (51) МПК B24B 1/00 (2006.01) B24D 3/20 (2006.01) C09K 3/14 (2006.01) ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ (12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ 2014108739/02, 28.08.2012 (21)(22) Заявка: (72) Автор(ы): ШВАБЕЛЬ Марк Дж. (US), (24) Дата...»

«ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА № 359 Июнь 2012 КУЛЬТУРОЛОГИЯ УДК 792.5 Е.И. Александрова РЕЖИССУРА МАССОВЫХ СЦЕН В ОПЕРЕ: 1907–1917 гг. Изучается постановочный опыт режиссеров-новаторов дореволюционной России – П. Оленина и И. Лапицкого. Проводится анализ исторического влияния режиссуры драмы на общие идеи формирования и развития...»

«Бозиева Наима Борисовна, Гупсешева Залина Залимхановна ЖАНР БАСНИ В АДЫГСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ В статье рассматриваются истоки и становление жанра басни в адыгских (адыгейской, кабардинской, черкесской) литературах. Цель работы из...»







 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.