WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 

«ДОКТОРА ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК ПРОФЕССОРА Б. А. РОМАНОВА, 16 ноября 1957 г.1 С докладом «Творческий п уть Б. А. Романова» вы ступ ил С. Н. В а лк.2 Д оклад «Работы Б. Л. Р ом анова по ...»

НАУЧНОЕ ЗАСЕДАНИЕ, ПОСВЯЩЕННОЕ ПАМЯТИ

ДОКТОРА ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК ПРОФЕССОРА Б. А. РОМАНОВА,

16 ноября 1957 г.1

С докладом «Творческий п уть Б. А. Романова» вы ступ ил С. Н. В а лк.2

Д оклад «Работы Б. Л. Р ом анова по истории русского им периализм а»

сделал А. Л. Сидоров .

Д рузья и товари щ и по работе, учен и ки Б. А. Р ом анова собрались

на это научное заседание д л я того, чтобы отдать дань у в а ж ен и я п ам яти этого вы даю щ егося ученого, оценить вклад, которы й он внес в развити е советской исторической науки .

Б. А. Романов был крупн ей ш им специалистом с разносторонним и ин­ тересами, сочетавш им изучен и е хронологически далеко отстоящ их друг от друга областей русской истории — ф еодальной России и русского им ­ периали зм а. Трудно сказать, в какой области Б. А. Романов сделал больш е. Одно несомненно — его вкл ад в изучен и е истории России эпохи им периализм а чрезвы чайно велик. Б. А. Романов я в л я л с я одним из вид­ нейш их специалистов в этой области .

Можно н ам етить основные линии, по которым развивалось изучение истории им п ериали зм а в трудах Б. А. Романова: дальн евосточная поли­ ти ка России в конце X IX —н ачале XX в.; ди п л ом атическая и стория рус­ ско-японской войны; некоторы е вопросы истории рабочего дви ж ен и я н а­ канун е и в период первой русской револю ции; ф инансовы е связи и отно­ ш ен и я ц арской России с западны м им периализм ом .

И зучение всех этих проблем имело и им еет больш ое значение для по­ ним ания процессов экономического и политического р азв и ти я России в период перехода от домонополистического кап и тал и зм а к им п ериа­ лизм у. Этот период хар ак тер и зу ется ш ироким п ривлечением в Россию иностранного капи тала, на основе которого р азв и в ал ся р я д отраслей про­ мы ш ленности страны и развернулось ш ирокое ж елезнодорож ное строи­ тельство. П осле заклю чени я сою за с Ф ранцией, в известной мере на базе этого политического союза и за счет притока ф р ан ц у зски х капи талов, ак ти ви зи руется п олитика России на Д альнем Востоке. Ц ар ская Россия 1 16 н оября 1957 г. состоялось совместное заседание Л енинградского отделения И нститута истории АН СССР и С ектора древнерусской лите­ ратуры И нститута русской л и тер ату р ы АН СССР (П уш кинский дом), посвящ енное п ам яти Б. А. Романова. П убликуем ы й текст представляет собой сокращ енную стенограм м у этого заседания .

2 Д оклад С. Н. В алка опубликован полностью (см.: С. Н. В а л к .

Борис А лександрович Романов. Истор. записки, т. 62, 1958, стр. 269—282) .

25* 387 вклю чилась в борьбу держ ав за раздел К итая. Здесь зав язы в ается, таким образом, узел им периалистических противоречий. Н еобходимо было все­ сторонне и зучить силы, толкавш и е Россию на этот путь, исследовать роль иностранного к ап и тал а в экономическом развити и России, вскры ть св язь м еж ду деятельностью М инистерства ф инансов и М инистерства ино­ странны х дел .

Когда Б. А. Романов п риступил к работе над этими темами, наш а н ау ка расп олагала ещ е н езначительны м кругом источников. Ч то ж е к а ­ сается исследований, то здесь мы имели п реим ущ ественно работы М. Н. П окровского, который, к а к известно, отри цал и м периалистический характер русско-японской войны .

В начале 20-х годов п оявился р яд статей Б. А. Романова, п освящ ен­ ны х дальневосточной политике ц аризм а и происхож дению русско-япон­ ской войны, среди которы х особый интерес представляю т «Витте и кон­ цессия на р .





Ялу», «Витте н акан у н е русско-японской войны», «Л ихунчангский фонд» и др. У ж е в этих статьях им был затрон ут ш ирокий круг экономических и п олитических вопросов. В них Б. А. Романов п оказал прием ы и методы политики русского ц аризм а на Д альнем Востоке, про­ следил ход дипломатической борьбы, р азвер н у вш ей ся вокруг ж елезн о ­ дорож ного строительства в К итае, в частности в связи с постройкой КВЖ Д. Много вни м ан ия в этих первы х работах, п освящ енны х дальн е­ восточной теме, Б. А. Романов уделил характеристи ке такого крупного государственного д ея тел я периода ц арствовани я Н иколая II, каки м был С. К). Витте, той роли, которую последний играл в проведении общ егосу­ дарственной п олитики России, вы ходя за пределы своих ф ункц ий мини­ стра финансов .

В этих статьях Б. А. Романов сделал много и нтересны х научн ы х наблю дений, впервы е вы яви в борьбу тенденций в п р авящ и х к р у гах ц ар ­ ской России, которы е были представлены С. Ю. В итте и В. Н. Л амздорфом, с одной стороны, Н иколаем II и А. Б езобразовы м — с другой .

Всестороннее освещ ение этого вопроса и сейчас п р едставляет в аж ­ ную и интересную задачу, ко то р ая м ож ет бы ть реш ена только при усло­ вии п ривл ечен и я обш ирного м атери ала, п оказы ваю щ его связь меж ду деятельностью М инистерства ф инансов и проведением внеш неполитиче­ ского курса, м еж ду политикой Витте и общ ей политической линией рус­ ского сам одерж авия .

Б. А. Романов откл и кал ся почти на все п о явл явш и еся в наш ей п е­ чати публикации, посвящ енны е дальневосточной п олитике царизм а. Так, например, он отозвался р азвернуты м и рец ензи ям и на вы ход и з печати в 1922 г. первого тома ж у р н а л а «К расны й архив», н а опубликование «Д невника» К уропатки на, «Воспоминаний» С. Ю. В итте и др. Он писал своп критические статьи, оп ираясь не только на м атериалы рецензируем ы х публикаций, но и н а многочисленны е самые р азли чн ы е источники, и зу чен ­ ные им .

Б. А. Романов и сам и здал много документов, представляю щ их боль­ ш ой научны й интерес. Из его п убликаций этого периода наибольш ее зн а­ чение имеют «Конец русско-японской войны», «Портсмут. П ереписка С. 10. Витте и других лиц», «П етербургская к р у п н ая б у р ж у ази я в я н в а р ­ ские дни 1905 г.», «Б езобразовский к р у ж о к летом 1904 г.» и др. В 1925 г .

в «Красном архиве» появилась п у бл и кац и я документов, п о свящ ен н ая п е­ реговорам о займ е 1905—1906 гг. П озднее было найдено много новы х документов, о тн осящ и хся к этой теме, но Б. А. Романов первы м в п а­ ш ей н ауке осветил ф инансовое полож ение ц ар и зм а в обстановке вы с­ ш его п одъем а револю ции в октябре-декабре 1905 г., когда по всей России строились баррикады, а царское правительство бы ло н акан у н е ф инансового к р ах а и только ф ин ан совая поддерж ка м еж дународной бурж уази и дала возм ож ность ц ар изм у подавить револю ционное движ ение в стране .

Потребовалось несколько лет, скр у п у л езн ая разработка отдельны х сю жетов больш ой темы, чтобы в 1928 г. создать обобщ аю щ ий труд о даль­ невосточной политике ц аризм а — кни гу «Россия в М аньчж урии (1892— 1006 гг.)». За эту работу Б. А. Романову бы ла п рисуж ден а степень к ан ­ дидата исторических наук, но т а к ая кн и га сделала бы честь любому док­ тору. П рош ло 30 л ет с мом епта вы хода в свет «России в М аньчж урии», но она не только до сих пор сохран яет больш ое научное значение, но и будет ещ е долго служ и ть незам еним ы м научн ы м и справочны м пособием дл я историков. Эта кн и га сохранила ценность потому, что она написана в результате и зучен и я огромного количества первоклассного русского и иностранного докум ентального м атери ала, к оценке которого Б. А. Рома­ нов подош ел, оп ираясь на ленинскую теорию и м периализм а. В книге впервы е приведен ранее не известны й больш ой и убедительны й материал, иллю стрирую щ ий у к азан и е В. И. Л ени на о военно-ф еодальном х арактере империалистической п олитики русского сам од ерж авия в М аньчж урии и И ране. Эта работа бы ла нани сан а на высоком идеологическом уровне .

У Б. А. Ром анова не было предш ественников в создании подобного рода исследований, и здесь его учи телям и я вл яли сь только произведения В. И. Л ени на и сам а ж изнь .

Б. А. Романов нам етил в этой книге основные этапы внеш ней поли­ ти ки царской Р о с с и и на Д альнем Востоке, о характеризовал деятельность Русско-К итайского банка, отнош ения России с А нглией и Г ерманией, во­ прос об оккуп ац ии М аньчж урии и т. д. Б. А. Романову удалось доказать, что русско-японский конф ли кт с самого н ачал а п р и н ял м еж дународны й характер, так к а к без и ностран ны х займов Р оссия не могла бы вести войну .

«Россия в М аньчж урии» имеет больш ое значение д л я и зу чен и я всего ком плекса м еж дун ародн ы х отнош ений на Д альнем Востоке, поскольку в ней не только вскры ваю тся корни дальневосточной политики царизм а, но и разоблачаю тся захватни чески е дей ствия японского им п ериали зм а в К итае и Корее. В интересах н ау ки было бы полезно вы п устить второе издание этой книги .

Е щ е один ш аг в изучен и и дальневосточной проблемы Б. А. Романов сделал, н аписав ф ундам ен тальн ы й труд — «Очерки диплом атической исто­ рии русско-янонской войны», издан н ы й в 1947 г. Эта кни га бы ла встречена с больш им интересом общ ественностью и получи ла высокую оценку спе­ циалистов. Второе ее и здан и е (1955 г.) увеличилось в объеме по срав­ нению с первы м вдвое за счет значительного расш и р ен и я круга вопро­ сов, рассм атри ваем ы х автором. Если в первом и здании Б. А. Романов дал по преим ущ еству х ар ак тер и сти к у политики русского сам одерж авия, то в новом и здании освещ ены отнош ения м еж ду всеми крупн ей ш им и импе­ риалистическим и странам и в период н азр еван и я дальневосточного конф ­ ликта, в период самой русско-японской войны и после ее окончания. Д ля него Б. А. Романов н апи сал главы, посвящ ен ны е роли США в м еж ду н а­ родны х отнош ениях на рубеж е X IX —XX вв. Особенный и нтерес представ­ л яет новый больш ой раздел о П ортсм утской конф еренции. В этом разделе Б. А. Романов со всеми подробностями проследил повседневны й ход кон­ ференции, откры в п еред читателем закулисн ую сторону дипломатической борьбы, развер н увш ей ся в П ортсмуте, нарисовал ж ивую кар ти н у происхо­ дивш их событий. К ни га значительно вы и грала от того, что Б. А. Рома­ нов вклю чил в нее написанную совсем заново заклю чительную часть, по­ свящ енную политическим итогам войны, доведя тем самы м свое исследо­ вание до образования А нтанты в Е вропе и на Д альнем Востоке. Таким образом, эта кн и га — р езу л ьтат многолетнего и всестороннего ан ал и за дальневосточной проблемы — яви лась полной диплом атической историей русско-японской войны .

Б. А. Романов много сделал и в области и здан и я исторических источ­ ников эпохи им периализм а. Помимо многочисленны х п убликаций докум ен­ тов, п ом ещ авш ихся Б. А. Романовы м в исторических ж у р н ал ах, им были составлены два больш их тем ати чески х сборника документов: «Рабочий вопрос в комиссии В. И. К оковцова в 1905 г.» и «Русские ф инансы и евро­ п ей ская бирж а в 1904— 1906 гг.» В последние годы ж и зн и Б. А. Романов продолж ал работать над подготовкой к опубликованию большого сбор­ ника документов о внеш них зай м ах ц ар и зм а с н ачала 90-х годов до п ер­ вой мировой войны .

Советские историки благодарны Б. А. Романову не только за труды, которы е он оставил, не только за проблем атику, которую оп вы двинул д л я научного изучен и я, но и за прием ы и самы й метод исследования, за то, что его работы сл уж ат прим ером глубоко научного марксистского а н а­ л и за актуальны х вопросов новейш ей истории, за то, что Б. А. Романов строил все свои работы на исследовательской основе, стрем ясь охватить и действительно охваты вая всю совокупность л и тер ату р ы и докум ен таль­ ных м атериалов по каж дой теме, за то, что он ввел в н аучны й оборот ог­ ромное количество ценны х документов, х р ан ящ и х ся в н аш их архивах .

Т руды Б. А. Ром анова п ереж и вут ещ е многие десяти лети я и сослуж ат огромную служ бу советской исторической н ау ке в подготовке новы х кад­ ров советских историков, помогут ориенти роваться в слож ны х вопросах истории внеш ней политики России и, вероятно, подтолкнут многих н аш их молодых исследователей на изучение проблем эпохи им периализм а .

Д оклад «Книга Б. А. Ром анова „Люди и нравы древней Р у си “ » сде­ лал Д. С. Л ихачев .

В этой книге больш е, чем где бы то ни было в других работах, зап е­ чатл ел ся Б. А. Романов: его своеобразная м анера и зл агать свои мысли, цго подход к историческом у м атериалу, его тем п ерам ен т ученого и худож ­ ника. М ожет быть, именно поэтому «Люди и нравы древней Руси» — одна из самы х оригинальны х книг в исторической и литературоведческой иссле­ довательской л итературе .

К нига Б. А. Романова «Люди и нравы древней Руси» необы чна п реж де всего по подходу к историческом у м атери алу: ав­ тор зад ался целью реконструировать ж и зн ь и исторические типы людей древней Руси с тем, чтобы «дать ж ивое и конкретное представление о про­ цессе классообразования в древнерусском ф еодальном общ естве». О прие­ мах своей худож ественной р еконструкц ии ж и зн и X I—X III вв. Б. А. Ром а­ нов довольно точно п иш ет сам в предисловии к книге: автор «взял на себя, к ак толмач, перевести старинны е слова» на я зы к современного чи­ тателя. Он переводит их тут ж е, на гл азах у чи тателя, дем онстрируя в книге и подлинны й текст, и его и нтерпретацию в современны х п онятиях, современны х п редставлен и ях (в книге дается, конечно, не язы ковы й п е­ ревод, а перевод п онятий и п р едставлен и й). Этот «перевод» сближ ает древ­ ние п онятия с современны ми и одновременно, путем этого сближ ения, вскры вает их различие. Чтобы п риблизить ж и зн ь древней Р уси к взору и слуху современного чи тателя, Б. А. Романов обильно вводит в свой текст вполне современны е нам вы р аж ен и я, совм ещ ая их с архаи зм ам и подлинны х древн ерусски х ' м атериалов. Эти современны е нам в ы р аж ен и я возм ож ны в книге только потому, что рядом с ними став ятся вы р аж ен и я X I—X III вв. В этом необычно остром столкновении модернизмов и ар х аи з­ мов ж и зн ь древней Руси п риб лиж ается к современному читателю до почти полной ее ощ утимости и зримости в отдельны х ее п роявлени ях. П равда, учены х читателей с консервативны м и л итературн ы м и вкусам и эта своеоб­ р азн ая м анера и зл ож ен и я н астр аи вал а отрицательно к книге Б. А. Ром а­ нова, но она ж е создавала ему близких друзей среди тех, кто предпочи­ тал острую п остановку вопросов, научную смелость и оригинальность у че­ ному снобизму н скучному научном у благоприличию .

В своей книге Б. А. Романов использует хорош о известны е источники, но он ставит им такие вопросы, которы е этим источникам ещ е не п р едла­ гались. Б. А. Романов использует эти п ам ятн и ки для воспроизведения ж и ­ вых, ярко расц веченн ы х картин древнерусской ж изни. Он изображ ает по­ гоню за беж авш им холопом, и спользуя д л я этого Русскую П равду, рисует картин ы м онасты рской ж изн и, и спользуя дл я этого К нево-П ечерский п а­ терик, воспроизводит «ж изнь человека», идя за этим человеком по следам К ириковы х вопрош аний и т. д. Эти «круги ж изни» сковы ваю тся автором в единую цепь при помощ и своеобразно выбранного «гида» — Д ан ии ла З а­ точника .

«Гид» этот вы бран на редкость удачно. Это человек, захвачен н ы й, со­ гласно концепции Б. А. Романова, процессом классообразования, человек, носимый, к ак щ еп ка, в бурном потоке ж и зн и X I—ХТТГ вв., «мизантроп», относяпщ йся к современной ему ж и зн и с критикой и с «приглядкой; к ее гримасам». Б. А. Романов не вы дум ал его — он только реконструирован им на основе реального произведения. Б. А. Романов п рим еривает его к разли чн ы м си туаци ям XI I —XI I I вв., чи тает его глазам и «Слово о полку Игорево» или расц ени вает его словами современны х ему князей. В конце концов Б. А. Романов настолько объединяет Заточни ка с его эпохой, что Заточни к становится для него неким символом своего времени. П еред нами, конечно, эксперимент, и если говорят, что эксперим ент невозм ож ен в исторической науке, то в книге Б. А. Ром анова это получает ж ивое опроверж ение .

В результате такого рассм отрения ж изн и древней Руси, дей ствуя во­ ображ ением историка, Б. А. Романов воссоздал по крохам зримы е и слыш имы е, почти осязаем ы е сцены старой русской ж изни. И эта откры в­ ш а я с я нам ж и зн ь о казы вается совсем не такой, какой она обычно нам представлялась. К ул ьту р а древпей Руси откры лась нам не с ее ф асадной стороны, а с внутренней. К нига ввела нас внутрь княж еского двора, внутрь смердьей клетп, внутрь церковного «дома». То, что показал нам здесь Б. А. Романов в современны х нам терм инах, оказалось гораздо слож нее, чем мы п редставляли себе, когда глядели на эти дворы с их ф а ­ садов. Сложность лю дских взаим оотнош ений, пестрота социального со­ става, слож ность процесса классообразования откры ли перед нами с но­ вой стороны вы соту кул ьту р ы древней Руси. Из кни ги Б. А. Романова мы отчетливо увидели и то, что ж и ть в древней Руси было вовсе не так просто и не так легко, что эпоха бы ла ж естокой, что нравы бы ли даж е не «домостроевскими», но и «додомостроевскими». И ногда Б. А. Романов рисует картин ы прям о-таки мрачны е: конкретно, во всех детал ях описана погоня за беж авш им холопом, ж естокие друж и нн ы е н р авы,, п родаж а детей «одерень», н ар у ш ен и я клятв, случаи феодального сам оуправства. Эта обри­ совка тя ж ел ы х сторон ж и зн и древней Руси вы звал а больш е всего во зр а­ ж ени й тех лпц, которы е прим итивно понимали патриотизм историка лиш ь к ак долг восхвален ия и идеали заци и прош лого своей родины. А меж ду тем разве могли мы сом неваться в том, что н ар яд у со светлы м и сторонами ж и зн и в древней Р уси бы ли и стороны темны е? Р азве могли мы забы ­ вать, что в непосредственном соседстве с великолепны м и храм ам и их творцы ю тились в ж и л и щ ах полузем ляночного типа? П ризнание высокой кул ьтур ы К иевской Руси отнюдь не требует от нас идеали заци и ее со­ циальной ж изн и, которую главны м образом и и зучает Б. А. Романов, по­ к азы в ая нам ж есточайш ую эксплуатацию смердов и холопов, их трудное ж изненное полож ение, их бесправие. Б. А. Романов п оказал высоту древ­ нерусской кул ьтуры через слож ность соц иальн ы х отнош ений того вре­ мени, через дем онстрацию процесса классообразования, свидетельствую ­ щ его об определенной стадиальной высоте русской к у льтуры, через п оказ отню дь не прим итивной, а, напротив, слож ной умственной ж и зн и того вр е­ мени, не зату ш ев ы в ая вместе с тем трудностей и горечи древнерусской ж изни, не м одернизируя ее и не п р ин и м ая тона барственной к ней сни­ сходительности .

К и евск ая Русь настолько приближ ена в книге Б. А. Ро­ манова к современному читателю, что вы зы вает в нем сострадание к че­ ловеку того времени, до о тказа «глотнувш его полы нной горечи» ж изни, к подневольному холопу или «свободному» смерду. Ч и тател ь восприни­ мает прош лое Руси к ак свое прош лое, сочувствует и сострадает ее лю ­ дям, и в этом п оразительны й худож ественны й эф ф ект книги, а вместе с тем — ее подлинны й патриотизм .

Главное в содерж ании книги — ото люди, а «нравы» в пей лиш ь фон, на котором эти люди показы ваю тся. Ч асть лю дских образов реконструи ­ руется Б. А. Романовы м почти ш ахм атовским и прием ам и из н ел и тер ату р ­ ных источников — и з Р усской П равды, из К ири ковы х вопрош аний, из М итрополичьего правосудия .

С опоставляя «Моления» Д ан ии ла Заточни ка и статьи Р усской П равды, Б. А. Романов устран и л гип отезу о Д анииле к а к о беглом кн яж еско м хо­ лопе и сом нения в том, что п ер вая редакц и я «Моления» действительно старш е второй .

Он последовательно реконструи рует ж и зн ь ф еодальной «челяди», обри­ совы вает бытовое полож ение холопов в р ам ках ф еодального общ ества, по­ к азы вает те типично ф еодальны е каналы, по которым шло пополнение ра­ бочей силы в хозяйстве ф еодала, стремление законодательства у дер ж ать эту рабочую силу в хозяйстве. В основном автор исходит здесь и з пред­ ставлен и я о ф еодальной общ ественной ф ормации, вскр ы вая л иш ь бытовую обстановку X II—X III вв. Д ля автора, к ак и для Б. Д. Грекова, основой ф еодального хозяйства остается втягиваем ы й в него всячески м и п у тям и и способами смерд .

Б. А. Романов рисует ж и зн ь «свободного смерда» к а к основной чело­ веческой ф игуры не только х озяйства ф еодала, но и всей «киевской го­ сударственности», ри сует бытовую обстановку ж и зн и смердов, топко вскры вает различное отнош ение к смердам в среде этого господствую щ его класса, н ач и н ая от полнейш его п р езр ен и я к смерду и п р и р авн и ван и я его к ж ивотном у и к он ч ая «смердолюбием» Мономаха .

Б. А. Романов обращ ается и к х озяевам вотчинного двора, светским ф еодалам, к нязьям. Здесь ц ен тр ал ьн ая и наиболее и м п о зан тн ая ф игура — В ладимир М опомах, р аск р ы тая Б. А. Ром ановы м соверш енно по-новому .

В отличие от своих предш ественников, рассм атри вавш и х М ономаха в ряду кн язей X I—н ачал а X III в. и создавш их «величественны й» и несколько абст­ рактн ы й образ этого к н я зя, Б. А. Романов п о казы вает М ономаха к а к пред­ стави тел я своего врем ени — врем ени ф еодальной раздробленности. Б. А. Ро­ манов раскры вает биографию М опомаха пе к а к нечто ун икальное, а как средпюю, типическую, плотно вклю ченную в к н яж ески й быт своего вре­ мени. М ономах в и н терп ретаци и Б. А. Р ом анова отнюдь не более м елкая и сторическая ф игура, чем у его предш ественников, но ф игура эта у ж е не и деализирована, не вознесена над эпохой, а плотно к ней пригнана, объ­ яснен а ею и введена в историческую перспективу .

Б. А. Романов рисует, кроме того, ещ е один тип кр у п н ы х ф еодалов — «князей» церкви, а затем во звращ ает нас в той ж е церковной сф ере к ни­ зам общ ества — к мелким п р едставителям клира .

Н аконец, в своей книге Б. А. Романов п о казы вает «ж изнь всякого ч е ­ ловека» древней Руси, поскольку этого всякого человека зах ваты вал и одни и те ж е стороны цепкого церковного быта. Здесь перед чи тателем прохо­ дят роды, крестины, рост ребенка, его половое воспитание, прим еры роди­ тельской власти над ним, вопросы, связан н ы е с браком, семейны м бытом, разводом, побочной семьей и, наконец, вопросы, возникаю щ ие в обста­ новке преддвери я смерти — составление завещ ан ия, последствия смерти главы семьи дл я бли ж ай ш и х ее членов .

Ни один и сторик и литературовед, зан им аю щ и й ся п ам ятн и кам и К иев­ ской Руси, не смож ет пройти мимо оригинальной и глубоко талантливой кни ги Б. А. Р ом анова — книги, подвергш ей правовы е и л итературн ы е п а­ м ятни ки древней Р уси требовательном у ан ал и зу историка, увидевш его в них не только литературн ое отраж епи е действительности, но частично и самую эту действительность .

Д оклад «Б. А. Романов к а к исследователь социальны х отнош ений в древней Руси» сделал В. Н. Вернадский .

С оциальны е отнош ения древней Руси — это тема, которой н ачинал свой н аучны й п уть Б. А. Романов и которой он зан и м ал ся на п ро тяж ен и и всей ж изн и. Работы Б. А. Ром анова в этой области представляю т чрезвы чайпо больш ой интерес. Ему прин адлеж ит, например, блестящ ий ан ализ «Устава о закупах» и «Устава о холопах», а так ж е исследование полож е­ ния смердов .

Б. А Романов отнюдь не отвергал ф еодальную природу общ ественнох’о строя К иевской Руси, к а к п ы тали сь у твер ж д ать некоторы е из его критиков. Наоборот, и проблему закр еп о щ ен и я древнерусского смерда, и проблему холопства он рассм атри вал под углом зрен ия р азв и ти я в К иев­ ской Руси именно ф еодальны х отнош ений. Д ругое дело, что Б. А. Рома­ нов (и в этом его больш ая н ау ч н ая заслуга) вы яви л близость в бытовом полож ении ф еодально-зависим ы х людей и рабов (что яви лось отраж ени ем переж и тков рабовладельческой психологии и чрезвы чайно характерно для рассм атриваем ого п ериод а), а та к ж е детально исследовал проблему п ере­ хода от свободного к несвободному состоянию в феодальном общ естве .

В. Н. В ернадский отм ечает к а к вы даю щ иеся явл ен и я советской исто­ риограф ии работы Б. А. Ром анова «К омментарии к Р усской правде», «К омментарии к С удебнику 1550 г.», а так ж е кни гу «Люди и нравы древ­ ней Руси», в оценке которой он присоедин яется к мнению Д. С. Л ихачева .

Б. А. Ром анову к а к и сторику был п рисущ р яд зам ечательны х качеств .

В своих работах он всегда ш ел от источника, его и нтерпретации, его ис­ следования. Б. А. Романов ум ел застави ть заговорить мертвы й источник .

Он обладал богатейш им историческим воображ ением, что позволяло ему представить себе психи ку лю дей прош лого. В его подходе к источнику никогда не было м одернизации или субъективизм а. Работы Б. А. Романова отличаю тся строгостью и отточенностью мысли. И менно поэтому ем у у д а­ валось восстановить ж ивую ж и зн ь со всеми ее противоречиям и и н еу ло ­ вимы ми переходами. П одлин н ая сила Б. А. Романова к а к историка — в неугасимом огне и щ ущ ей мы сли, в неутомимой ж аж д е истины .

С сообщ ением «Б. А. Романов и археологи» вы ступ ила М. А. Тиханова .

С археологией Б. А. Романов соп рикасался ещ е в студенческие годы н а за н я т и я х А. А. С пицы на и н а л ек ц и ях своего у чи теля А. Е. П реснякова, п ридававш его большое значение п ам ятн и кам м атери­ альной кул ьтуры при и зучен и и древнейш его периода истории СССР .

Но непосредственное творческое сотрудничество с археологам и началось у Б. А. Ром анова после 1934 г., когда он участвовал (в качестве рецен­ зен та и участн и ка коллекти вн ы х трудов по истории кул ьту р ы древней Руси) в работе ГАИМК. Именно к этому периоду относится, например, его р азв ерн утая р ец ен зи я на п одготовлявш ийся тогда в И нституте ф еодаль­ ного общ ества сборник «Д ревняя Русь», о к азав ш ая значительную помощ ь его авторам в разработке р я д а проблем социально-экономической исто­ рии, а так ж е истории кул ьту р ы древней Руси .

Весной 1936 г. Б. А. Романов напи сал (по за к а зу ГАИМК) больш ой критический отзы в (более 8 печ. л.) «К вопросу о русском сельском по­ селении эпохи ф еодализм а (по поводу, работ Н. il. Воронина и С. Б. Весе­ ловского)». В отзы ве, написанном не только в критическом, но и в извест­ ной мере в исследовательском плане, Б. А. Романов п однял р я д карди ­ н альны х вопросов социальной истории Р уси феодального периода и тщ а­ тельнейш им образом разобрал методику работы у к азан н ы х авторов к ак над письменны м и, так и над археологическим и источникам и и м атери а­ лами .

Особенно укрепи лись связи Б. А. Романова с археологам и в конце 30-х годов, когда он прин и м ал активное участи е в обсуж дении «Истории кул ьтуры древней Руси». Тогда ж е Б. А. Романов в зял с я н апи сать для этого и здан и я главу «Люди и нравы древней Р уси X I—X III веков», кото­ рая, правда, не вош ла в его состав, а вы ш ла отдельной книгой у ж е после войны. Им так ж е бы ли написаны три п ервы х п ар агр аф а к главе «Деньги и денеж ное обращ ение древней Руси». В своих критических зам еч ан и ях по отдельным главам и частям «Истории ку л ьту р ы древней Руси»

Б. А. Романов всегда н астаивал на необходимости при реш ен ии истори­ ческих вопросов сочетать и сследования вещ ественны х пам ятн и ков с ан а­ лизом письм енны х источников. Т ворческие дискуссии в среде археологов, в которы х участвовал Б. Л. Романов, послуж или той научной атмосферой, в которой в известной мере создавались к а к кни га «Люди и нравы древ­ ней Руси», так и ком м ентарии к П равде Русской .

II. Е. Носов сделал доклад «Б. А. Романов к а к педагог» .

Б. А Романов был не только вы даю щ им ся исследователем, историком исклю чительно ш ирокого и глубокого образования и разносторонних на­ учны х интересов, но и зам ечательны м педагогом .

У ченики, товарищ и, все те, кто в той и ли иной мере были знакомы с Б. А., помнят, с како й любовью и вниманием относился он к молодежи, стрем ясь п ередать ей свои больш ие и разносторонние зн ани я. И вот сей­ час, на н аш ем заседании, посвящ енном п ам яти Б. А., хотелось бы вспом­ нить некоторы е и з тех принципов, которые л еж ал и в основе его педаго­ гической деятельности .

В первую очередь следует остановиться на сем инарах Б. А. по Рус­ ской П равде, которые он в течение р яда лет вел на первом курсе истори­ ческого ф акул ьтета Л енинградского государственного ун иверситета. На этих сем инарах состоялось и мое первое знакомство, к ак и многих здесь присутствую щ их, с Б. А .

С еминары по Русской П равде, проводимые Б. А., были настолько свое­ образны, что заслуж иваю т специальной характеристи ки. Основной целью, которую преследовал на своих сем инарах Б. А., было не столько и зу че­ ние собственно Р усской П равды к а к законодательного п ам ятн и ка, сколько обучение студентов (в больш инстве своем только что приш едш их в уни­ верситет из средней ш колы ) н авы кам работы над источником, умению чи­ тать источник глазам и историка, прони кать через его «призму», к ак лю ­ бил говорить Б. А., в подлинную ж и зн ь изучаем ой эпохи. Д остигалось это путем упорной и тщ ательн ой (продум анной до м ельчайш их деталей) ра­ боты со своими ученикам и. Б. А. стрем ился создать на сем инарах атмос­ ф еру полного творческого равенства меж ду ним к а к руководителем и нами к ак участн и кам и сем инара. Только при этом условии, считал Б. А., семи­ нар мож ет стать подлинной «творческой лабораторией». В этих ц елях Б. А., п ри ступ ая к работе над Русской П равдой, стрем ился изолировать участников сем инара от сущ ествую щ его историограф ического о круж ен и я и поставить их перед необходимостью самим, без ссы лок на какие-либо установивш иеся точки зрения, разобраться и дать толкование той или иной статьи Русской П равды. Е стественно, что п оставленны й один н а один с таким слож ны м источником, к а к Р у сская П равда, к аж д ы й из нас, участников сем инара, чувствовал себя в известном смысле в п олож ении неумею щ его п лавать человека, брош енного в воду и лиш енного средств к спасению, кроме н адеж ды на свои собственные силы. Обычно человек в так и х случаях начинает барахтаться. То ж е самое происходило и с нами .

Но наш и попы тки разобраться в тексте источника, первоначально весьма беспомощ ны е и н аивны е, ш ли отнюдь не самотеком, к ак это нам к а ­ залось. Умелой постановкой вопросов Б. А., незам етно д л я нас, у п равлял ходом наш его м ы ш ления, постепенно все у сл о ж н яя и у сл о ж н яя стоящ ие перед нам и задачи .

По времени, например, только разбор первой статьи Р усской П равды зан ял 4 сем инарских зан яти я, н аш и суж ден ия и мысли приобретали все больш ую четкость, а наш е восприятие анализируем ого текста все боль­ ш ую и больш ую остроту. Те смысловые, логические и текстологические мелочи, на которые мы раньш е не обращ али вним ания, а иногда и вообще не зам ечали, п риобретали теперь д л я нас больш ую иаучную значимость, поскольку мы на собственном опыте видели, к а к из того или иного толко­ вани я именно этих «мелочей» вы растали нередко диам етрально противо­ полож ны е трактовки к рупн ы х исторических явлений .

Но бы вали случаи, когда в разборе той или иной статьи мы заходили в туп ик. Смысл и направленн ость статьи явно ускользали от нас. В та­ ких сл учаях Б. Л. нередко п рибегал к следую щ ему прием у. Он предлагал одному из участн и ков семинара оыть, например, истцом, другому ответ­ чиком, третьем у — судьей, четвертом у свидетелем и т. д. П олучалось своеобразное разы гры ван и е содерж ан ия отатьи по ролям. Действую щ ие ли ц а ставились Б. Л. в самы е различны е, типичны е для той эпохи поло­ ж ении, и з которы х они и долж ны были в ы п у таться тож е средствами того времени. Б резул ьтате подобного обы гры вания статей Б. Л. обычно у д а­ валось добиться от участников сем инара не только правильного их пони­ мания, но и увидеть за, казал о сь бы, м ертвы ми ю ридическими ф ормулами ж ивы х лю дей древпей Руси: одних — учреж даю щ и х законы, других — их проводящ их, третьих — их наруш аю щ их или обходящ их. И все это не в форме абстрактн ы х исторических категорий, а в форме конкретны х (ти ­ пичны х для своей эпохи) исторических образов .

Особое вни м ан ие удел ял Б. Л. вы яснению классовы х и групповы х (со­ ц иальн ы х и политических) противоречий и борьбы, скры ваем ы х за внеш не, казал ось бы, литы м и законодательны м и ф орм улам и Русской П равды .

Заверш ал ся годовой семинар, по п лан у Бориса А лександровича, п ору­ чением каж дом у из его участн и ков н апи сать небольш ой сп еци альны й до­ клад, основой которого долж ны были служ и ть всего-навсего одна или две статьи Русской П равды. Но на этот р аз Б. А. уж е рекомендовал нам озн аком иться с литературой не только по своей теме, но и вообще по Р ус­ ской П равде в целом. И вот, зн аком ясь с литературой, мы неож иданно убеж дались, что п роделан ная нами в течение года работа по постатейному текстологическом у изучению Р усской П равды, по сущ еству, явл я ется свое­ образны м отраж ени ем общего пути историограф ического осмы сления Русской П равды в «большой науке». Это, естественно, весьма возвы ш ало нас в своих глазах, ведь мы тогда еще далеко не осознавали, что весь пройденный нам и п уть — лиш ь вы полнение учебного зам ы сла, продум ан­ ного и разработанного до м ельчайш их деталей Борисом А лександровичем .

Но основной п олож ительны й р езу л ьтат подобного «учения истории»

был налицо: каж д ы й и з у частн и ков семинара теперь уж о на собственном опыте убеж дался, что изучен и е исторического ф акта по первоисточникам, к ак и изучение самого первоисточника, — основа исторической науки .

Говоря словами Бориса А лександровича, он ввел нас в историческую н ауку не с «парадного кры льц а, а с черного хода», п о казы в ая нам «не сто­ ловую, а кухню исторической науки». Да и вообще не без иронии говорил Б орне А лександрович, к а к и е ж е из вас будут «ученые муж и», если вы «не загл ян ете под ю бку истории» .

У казан н ы е педагогические прием ы находили свое проявление и в спецсем и н арах по истории СССР периода ф еодализм а, проводимы х Б. А. со студен там и старш и х курсов исторического ф аку л ьтета, в частности в его сем и н арах по вопросам источниковедения X IV —XVT вв. Основными пред­ метам и и зучен и я в этих сем инарах бы ли духовны е и договорные грамоты московских великих князей, Судебник 1550 г., а так ж е публицистические нронзведония XVI в., к а к сочинения И. С. П ересветова, Е рм олая Е разма, А ндрея Курбского, переписка И вана Грозного с Курбским. К ак н в семи­ нарах по Русской П равде, н а своих зан ят и я х по X IV —XVI вв. Борис Але­ ксандрович стрем ился преж де всего привить своим учен и кам навы ки работы над источником, ум ение не только прочесть источник глазам и историка, но и увидеть за ним ж ивую ж и зн ь изучаем ой эпохи. Он п р и зы ­ вал не бояться, говоря его словами, «любой интеллектуальн о черновой работы», так к ак именно она составляет основу всякого подлинного исто­ рического исследования .

Ч утко и вним ательно относился Борис А лександрович к любому новому наблюдению над источником, к любой свеж ей мысли. Оп был реш ительны м противником всякого упрощ енчества и догм атизации, в к а ­ кой бы форме они ни проявляли сь. В то ж е врем я он никогда не исполь­ зовал своего научного авторитета для н авязы в ан и я нам своей точки зрепил, наоборот, on п риним ал все меры, чтобы обеспечить полную творческую свободу участн и ков семинара .

Больш ое вним ание удел ял Борис А лександрович обучению своих у че­ ников и техп ике исторического (м онографического) исследования. Н апри ­ мер, на сем инаре было проведено специальное обсуж дение монографии П. А. С адикова «Очерки по истории опричнины», причем основное вни­ м ание было обращ ено на метод работы автора не только над источником, но и над конструированием самого исследования. В этом ж е плане под­ верглись рассмотрению кни га С. Б. Веселовского «Ф еодальное зем левла­ дение в Северо-Восточной Руси» и р яд других .

Борис А лександрович всегда резко отрицательно относился к стремле­ нию тех или ины х авторов подменить подлинное изучсп п е исторических явлении социологической схемой, но он всегда крайн е чутко реагировал на каж дое новое явлен ие в области «теории истории», казал о сь бы, далеко вы ходящ ее за рам ки его непосредственны х исследовательских интересов. В этом отнош ении весьм а показательн о проведенное им на сем инаре по XVI в. обсуж дение в 1949 г. известного труда А. В. В ене­ диктова «Государственная социалистическая собственность», а именно п ервы х разделов этого исследования, п освящ ен ны х теории разделенной ф еодальной собствеппости .

Особо следует отметить обсуж дение на семинаре, а так ж е на к р у ж к е по истории СССР весьма интересного и оригинального по зам ы слу иссле­ дования Д. Н. А лы п иц а «Иван Грозны й и п рип и ски к лицевы м сводам ого времени», которое привлекло к себе вним ание не только специали­ стов по истории СССР. И па этот р аз основным предметом обсуж дения бы ли вопросы источниковедческого х ар ак тер а — прием ы работы автора над летописы о, в данном случае над лицевы м сводом .

Но сперва несколько слов о, к а к бы сказать, преды стории этого не­ обычного заседания. Дело в том, что ещ е во врем я зан яти й самого Бориса А лександровича в сем инарии С. Ф. П латонова последний предло­ ж и л ему подготовить доклад об у казан н ы х п рип и сках к лицевом у своду .

С. Ф. П латонов предполагал, что эти приписки, всего вероятнее, дело рук самого ц ар я и сделаны во врем я опричнины, в ее оправдание. Б. А. Ро­ манов, к ак он р асск азал у частн и кам засед ани я уж е после дискуссии, ув л ек ся этой темой, мпого работал в архиве над сам им и рукопи сям и и приш ел к выводу, что автором приписок я в л я ет с я не И ван Грозный, а, всего вероятнее, дьяк И ван В исковаты й — гл ав а царского диплом атиче­ ского ведомства. Об этом он и сделал доклад в семинарии. Но доклад Бориса А лександровича не убедил С. Ф. П латонова .

И вот теперь (более чем через 40 ло т), задум ав обсудить н а историче­ ском к р у ж к е работу Д. Н. А лы пица, которы й п риш ел к таким ж е вы во­ дам, к а к С. Ф. П латонов (и это тем более интересно, что ни об аргум ен­ тац ии последнего, ни тем более о «неудачном» студенческом докладе Б о­ риса А лександровича он ничего не зн а л ), Б орис А лександрович к а к бы ставил н а новую п ерепроверку среди «молодых, „не испорченны х н ау к о й 1, 1 умов», к ак любил он ш утить, эту старую и отнюдь не «простую» ди с­ куссию. Ведь от того или иного ответа на происхож дение у к азан н ы х приписок, касаю щ ихся так н азы ваем ого «боярского м ятеж а» 1553 г., могло резко и зм ен иться и отнош ение больш ой н ау ки к вопросу об объективны х п рич и н ах опричнины. Д искуссия по работе Д. Н. Альш и ца бы ла бурной, страстной и ож есточенной. И не только студенты присутствовали на ней, на этот раз на заседании к р у ж к а мож но было увидеть многих м аститы х профессоров ун иверситета, и не только сп еци а­ листов по русскому ф еодализм у. К согласию не приш ли. И это тож е вхо­ дило в «учебные замы слы» Б ориса А лександровича, которы й с самого н а­ чала зап лани ровал два доклада о работе Д. Н. А лы иица — «за» и «коптра» .

Сам ж е Д. Н. А лы ш щ, отвечая молодым горячим оппонентам, признал, что даж е на защ и те его работы в ЛОИИ она не подвергалась столь ш иро­ кому и интересном у рассмотрению, к ак на этом заседании. Е щ е более пользы принесло это заседапи е самы м его молодым у частн и кам, которы е впервые почувствовали себя брош енны м и Борисом А лександровичем в са­ мостоятельное «единоборство» с больш ой наукой, да ещ е оказавш им ися в столь псобы чпой историограф ической ситуации .

Больш ое место в педагогической деятельности Б ориса А лександровича заним али его спецкурсы и спецсем ипары по истории внеш ней политики ц аризм а конца X IX —начала XX вв. Вопросы источниковедческие и в этих зан яти я х и грали первостепенную роль. Борис А лександрович считал, что перед тем, к а к п риступ ить к исследовательской работе по новой и новей­ ш ей истории, надо пройти хорош ую источниковедческую ш колу в области и зучен и я древн ейш и х периодов истории. Т ак ж е, к а к хирург, со свой­ ственной ему образностью говорил Борис А лександрович, перед тем, к а к приступить к операциям н ад ж ивы м и лю дьми, длительное врем я п р акти ­ куется па трупах, так и мы, историки, долиш ы сперва н ау чи ться рабо­ тать при помощ и не только н ож а, но лупы и пин ц ета над древними, у м ер­ ш ими ф орм ациям и, перед тем к а к п ерейти к работе п ад новой историей, отнюдь не более легкой, к а к иногда предп олагает м олодеж ь, а зн ачи ­ тельно более слож ной и трудной для и зу чен и я и осмы сления .

В есьма своеобразно относился Борис А лександрович и к выбору тем а­ тики курсовы х работ и докладов по истории СССР периода им периализм а .

Он сознательно давал у частн и кам своих семинаров такие темы, которые, хотя и были весьм а зн ачи тельны по своей проблематике, но имели огра­ ниченную и очень невы игры ш ную для обработки источниковедческую базу. Н ередко участн и ки сем инара п ы тались протестовать против таких тем, но Борис А лександрович всегда отвечал, «что н евелики заслуги при ­ готовить обед из хорош их продуктов, это почти к аж д ы й мож ет, этому и учи ться не надо, а вот попробуйте приготовить его и з плохих продуктов .

Вот именно этому и надо поучиться». И надо сказать, что резу л ьтаты подобного рода обучения бы ли обычно весьма полож ительны .

Б ол ьш ая работа бы ла проделана Борисом А лександровичем и в деле органи зац ии работы студенческого научного к р у ж к а при каф едре исто­ рии СССР, руководителем которого он был с 1948 по 1951 г. В к р у ж к е ста­ вились доклады по всем периодам истории СССР. В обсуж дениях ж е докладов участвовали не только студенты, но и члены к аф едр ф акультета, а так ж е историки других н аучн ы х учреж ден и й Л енинграда. Засед ан и я затяги вали сь иногда до позднего вечера (об одном таком заседании, посвящ енном И вану Грозному, мы у ж е говорили). И мож но было только пораж аться, к а к Борис А лександрович, несм отря на плохое здоровье, вы держ и вал подобные бурны е дискуссии .

Но п едагоги ческая деятельность Б ориса А лександровича далеко не исчерпы валась его работой в стенах Л енинградского университета .

Б орис А лександрович всегда с предельной чуткостью и вним анием отно­ сился к работе аспирантов и своих м ладш их товарищ ей по и нституту, радовался их успехам, помогал в преодолении трудностей. По любому вопросу к аж д ы й и з нас, молодых сотрудников и нститута, имел возм ож ­ ность в любое врем я обрати ться к Борису А лександровичу. «Для м еня вы, молодежь, — говорил Б ори с А лександрович, — это тот кислород, без которого я не могу ни творчески работать, ни ж ить» .

Б езв рем ен н ая кончина Б ор и са А лександровича — т я ж е л а я у тр ата дл я советской исторической науки, но она по п раву м ож ет гордиться тем н аучны м наследством, которое оставил Борис А лександрович. А мы, у ч е­ ники и товари щ и Бориса А лександровича, — тем, что учились и будем учи ться у него .

СОДЕРЖАНИЕ

–  –  –

А. А. Ф у р с е н к о. Можно ли считать компанию Н обеля русским к о н ц е р н о м ?

У. А. Ш у с т е р. П етербургские рабочие и лодзи н ски й локау т 1907 г. 362 Л. Е. Ш е п е л е в. А кционерное законодательство Временного пра­ вительства

Список трудов Б. А. Р о м а н о в а

Н аучное заседание, посвящ енное п ам яти доктора исторических наук




Похожие работы:

«О структурном функциональном компоненте в электронной истории болезни М.Г. Дарьина, Е.Р. Цой, А.С. Захватова Санкт-Петербург ФЗ (проект) "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам применения информа...»

«В. С. Флёров ВИЗАНТИЙСКОЕ В НИЖНЕ-ДОНСКИХ КРЕПОСТЯХ ХАЗАРСКОГО КАГАНАТА* А С уществует огромная историческая литература о политических и культурных контактах Хазарского каганата непосредственно с Византией и с провинциально-византийскими центрами и территориями Крыма и Таманского полуостро...»

«О.В. Сергиева Калейдоскоп религий и коммунистический режим: загадка Острова Свободы Куба – совершенно уникальный остров не только как единственное социалистическое государство на Латиноамериканском континенте, но и в смысле религиозной о...»

«Бесплатный сокращенный вариант журнала Философские науки – 1/2018 ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА. ФИЛОСОФСКАЯ РЕФЛЕКСИЯ Философская мысль в диалоге и полемике БеРДЯеВ И МАРСелЬ В КУлЬТУРНОМ КОНТеКСТе ПРеДВОеННОЙ ФРАНЦИ...»

«Парфенов Олег Москва -2010 О соединении пещер Заблудших и Ручейная. Воспоминание альпиниста-спелеолога прошлого века. Посвящается Александру Верёвкину, погибшему 4 октября 1983 года при разборке завала в сифоне пещеры Су-Акан. В этом году (2010 год) исполняется 30 лет Перовскому спелеоклубу, и исполнилос...»

«СПИРОМЕТР АВТОМАТИЗИРОВАННЫЙ МНОГОФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ МАС-1 ШБИФ.689.001-007.00.00 РЭ ВЕР. t28-03 РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ ОГЛАВЛЕНИЕ страница Глава 1 Базовые сведения о спирометре. 4 1.1. Распаковка и установка Спирометра. 6 1.2. Важные меры предост...»

«Крикунова Елизавета Александровна Гуманистический проект воспитания человека в трудах Эриха Фромма 13.00.01 – общая педагогика, история педагогики и образования Автореферат диссертации на соискание учено...»







 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.