WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«исследования по истории России Редакторы-составители О. Р. Айрапетов, Мирослав Йованович, М. А. Колеров, Брюс Меннинг, Пол Чейсти XVI Модест Колеров Москва 2014 УДК 947 (08) ББК ...»

-- [ Страница 3 ] --

На всех важных встречах присутствовала супруга Парского Елена Григорьевна, которая в условиях нехватки образованных и надежных работников исполняла обязанности личного секретаря при муже. Семейственность широко распространилась в штабе Северного фронта. Точно так же поступал и его начальник штаба Костяев, секретарем при котором была Ольга Андреевна Костяева170. Письмоводителем при сменившем Костяева Н. Н. Доможирове являлась его супруга Е. Я. Доможирова-Новицкая171. Однако все это не помешало Костяеву позднее обвинить исключительно одного Парского в злоупотреблении своим положением и незаконности привлечения жены на роль секретаря, осведомленного о содержании секретных документов. Несомненно, присутствие Парской и ее вмешательство в военные вопросы раздражали генштабистов. Если секретарем при муже она могла быть, то едва ли могла являться доверенным лицом по особо важным вопросам .

Некоторые, как, например, Малышев, все же ее приняли. Впрочем, даже Малышев считал, что вместо Парской для оперативных вопросов существуют «лица Генштаба»172. По другим данным, влияние Парской на кадровые вопросы стало причиной просьб

–  –  –

Там же. Л. 329 .

170 РГВА. Ф. 105. Оп. 1. Д. 166. Л. 199 .

171 Санников Л. И. Военные специалисты и дело «Весна» // Известия Русского Севера (Архангельск). 2012. Ноябрь. № 5 (17). С. 42 .

172 РГВА. Ф. 24 380. Оп. 7. Д. 33. Л. 39 .

об уходе с Северного фронта группы выпускников ускоренных курсов Военной академии: Н. Н. Доможирова, А. К. Малышева, В. Е. Стасевича, К. А. Умнова173. Беспокоила окружающих болтливость, экспансивность и восприимчивость Парской к гипнозу174. Эти черты Парской делали возможным разглашение ею секретных сведений .

Парская была секретарем при муже фактически с тех пор, как он поступил в Красную армию, с 26 февраля 1918 г. Супруге Парский доверял и некоторые ответственные поручения. Так, например, 25 октября 1918 г. она была командирована РВС Северного фронта в Москву175, чтобы выяснить вопрос о направлении на фронт генштабистов, а также уточнить, относились ли к Северному фронту Псковская и 2-я Новгородская дивизии. Помимо этого требовалось обсудить вопрос о штабе 7-й армии и о его персональном составе. Парский в качестве командарма видел Е. А. Искрицкого, а начальником штаба — В. Е. Медиокритского, которые и получили соответствующие назначения 1 ноября. Впрочем, каждый из них пробыл на новых должностях очень короткий срок, причем Медиокритский впоследствии был обвинен в принадлежности к антибольшевистскому подполью .

Кроме того, Парская должна была получить общую ориентировку о положении на фронтах (особенно в отношении Финляндии и действий немцев), так как ее супруг допускал возможность скоординированного наступления союзников на Советскую Россию, в том числе с территории Финляндии, что особенно беспокоило бывшего генерала. Наконец, Парская затрагивала вопрос об освобождении арестованных в Петрограде генштабистов и другие вопросы. Все эти вопросы Парская по старому знакомству 27 октября изложила Малышеву для передачи новому начальнику штаба РВСР Костяеву (22 октября сменил Н. И. Раттэля), которого не было на месте. Малышев записал вопросы, но заявил, что давать ответы не уполномочен, а по некоторым вопросам не был в курсе дела. Впрочем, миссия Парской успехом не увенчалась .

На следующий день Парская была принята Костяевым в присутствии члена РВСР С. И. Аралова и генштабиста Г. И. Теодори. Парская повторила прежние вопросы. Однако в официальной обстановке супруга командующего фронтом была воспринята начальником штаба РВСР, несмотря на знакомство, как частное

–  –  –





Там же. Л. 5, 122об .

175 Там же. Л. 20 .

лицо, тогда как запрашиваемые секретные сведения могли быть предоставлены только генштабисту, официально командированному от штаба фронта176. 28 октября 1918 г. в кабинете Костяева состоялось совещание в присутствии Костяева, С. И. Аралова, Малышева и Теодори. На совещание пришла Парская, задававшая вопросы по особо секретным делам .

Костяев в тот же день телеграфировал Вацетису просьбу об отчислении Парской от должности секретаря, так как она в курсе секретного постановления о 2-й Новгородской дивизии .

Возможно, причиной телеграммы было не столько беспокойство о сохранении сведений в секрете, сколько стремление продемонстрировать лояльность властям. Источник своей осведомленности Парская Костяеву не назвала. Позднее заявляла, что слышала об этом в вагоне поезда177. После неудачи этой командировки, Парский, видимо, решил быть осторожнее. В связи с инцидентом было назначено следствие, которое вел отдел военного контроля при РВСР, а позднее Реввоентрибунал Республики .

Недоумевали по поводу Парской и представители партии .

Член РВС Северного фронта Е. М. Пятницкий познакомился с четой Парских только 12 октября, но участие супруги командующего в заседаниях вызывало у него удивление. Во всяком случае, такое заявление он сделал в своих показаниях по делу Парского178 .

Уже 30 октября последовала телеграмма председателя Реввоентрибунала при РВСР Данишевского С. И. Аралову из штаба Восточного фронта, находившегося тогда в Арзамасе, о временном отрешении Парского от должности и вызове его в Москву .

Данишевский потребовал немедленно отправить следователя в Ярославль для проведения расследования, причем следователю надлежало предоставить право ареста служащих штаба, не исключая возможности ареста самого Парского и его жены179 .

Однако тогда Парский сохранил свой пост, но его злоключения на этом не кончились .

Деятельность Парского не сводилась исключительно к исполнению должностных обязанностей командующего фронтом .

30 октября 1918 г. он, например, подготовил докладную записку о поражении Германии и его отражении на Северном фронте,

–  –  –

Там же. Л. 42 .

178 Там же. Л. 40 .

179 Там же. Л. 21 .

в которой были выражены опасения в отношении расширения масштабов интервенции на Севере180 .

Парский просил немедленного усиления Северного фронта до 20–25000 человек, считал, что для победы необходимы сильные резервы в центре и воздержание от частных наступлений181. Он планировал запереть противника в районе Архангельска и портов Белого моря, а весной перейти в энергичное наступление .

Военный центр, по мнению Парского, следовало перенести из Петрограда в Вологду или Бологое, чтобы не опасаться удара по Петрограду .

В других документах Парский высказывал предположение, что именно на Севере начнется наиболее масштабное вторжение интервентов182. Предложения Парского сводились к тому, чтобы иметь в Московском районе общий резерв, а резерв фронта — в западной его части, в районе Званка—Чудово и Бологое183. Стоит отметить, что к этому времени еще не было завершено формирование 7-й армии, в задачу которой должна была входить оборона Петрограда. Кроме того, командующий войсками фронта постепенно увеличивал свои требования относительно присылки подкреплений. Теперь он считал необходимым наличие в западной половине фронта 30000 человек, причем только для обороны, тогда как для наступления требовалось еще 10000 человек184. По оценке Парского, изложенной в записке, силы противника на Севере были еще сравнительно невелики — против 6-й армии было сосредоточено не более 15000 человек, а на Мурмане имелось не более 8000 человек. Итого — в пределах 23000 человек. Парский допускал возможность подчинения Финляндии англичанам и французам, под давлением которых финны могли присоединиться к интервенции. В перспективе северная интервенция могла быть расширена до 55000 человек без особого напряжения для противника.

Генштабист резюмировал:

«Трудно сказать определенно, задавался ли неприятель серьезными намерениями по отношению Котласа, Вятки и Вологды или же только старался пугать нас, поставив под известную угрозу тыл левого фланга Восточного фронта, т. е. преследуя цели демонстративные. Думаю, что последнее было более вероятно, по крайней мере, до сих пор. Иначе нет сомнения в том, что

–  –  –

Там же. Л. 323 .

182 Там же. Л. 324 .

183 Там же. Л. 326 .

184 Там же. Л. 327 .

сюда были бы двинуты большие силы, которые действовали бы более энергично; совершенное ничтожество наших сил и средств на указанных направлениях, все же удерживающих неприятеля, и что, конечно, небезызвестно ему, как нельзя лучше подтверждает сказанное .

Однако совершенно неправильно думать, что неприятель и впредь будет действовать на нашем Севере подобным образом»185 .

Больше всего Парский опасался удара противника по станции Званка. С овладением этим пунктом Северный фронт можно было разрезать пополам, угрожая тылу 6-й армии, а также Петроградскому району и левому флангу Северного фронта. Станция Званка в дальнейшем сыграла свою роль в следственном деле Парского .

Видя, что обвинений против него становится все больше, Парский решил сделать ответный ход. 12 ноября он написал витиеватое письмо председателю РВСР Л. Д. Троцкому, на поддержку которого рассчитывал.

Письмо было следующим:

«Секретно. В собственные руки .

Глубокоуважаемый Лев Давыдович, Чуть ли не месяц тому назад хотел я обратиться к Вам с подобным же письмом, но так как реальность ярче, настойчивее всего, то и тут пришлось поступиться своими чувствами и личными переживаниями в пользу общего дела, в пользу острых нужд момента .

Я хорошо понимаю, что и сейчас мы живем в такое время, когда все личное нужно глушить в своем сердце и далеко отбрасывать в пользу общего, но именно из-за этой-то пользы, во имя дальнейшей плодотворной работы на страдной ниве Красной армии я и обращаюсь к Вам .

С момента своего назначения на пост командарма186 Сев[ерного] фронта, я начал остро ощущать, что вокруг меня создается вверху атмосфера какого-то непонятного предубеждения, вылившегося с течением времени в форму уже определенного, систематического преследования и травли, пользуясь всем и вся; при этом, как ни странно, ставилось в вину, наряду с недостаточной энергией, как бы и широкое ее проявление, как объезд фронта;

не зная, в чем дело, я, тем не менее, почувствовал и чувствую, чем дальше, тем больше, что становлюсь предметом какой-то гнусной

–  –  –

Т. е. командующего армиями Северного фронта .

интриги, но совершенно в ней не могу разобраться и отдать отчета .

Все это ставит меня в невыносимое нравственное положение, тяжело отстаивается на деле и еще тяжелее может сказаться на нем в будущем .

Прослужив 8 месяцев в Красной армии, беззаветно отдав ей все свои мысли, стремления и силы, не считаясь с бесконечной усталостью за время войны и известной подорванностью своих сил, я все же не мог отказаться от призыва Реввоенсовета Республики стать во главе трудного дела — командования фронтом. И я принялся за него со всею энергией, которая еще сохранилась во мне .

Путем напряжения, путем страшной затраты сил не только мной, но и всеми моими товарищами по штабу, нам удается преодолевать все препятствия, и наша фронтовая работа совершенствуется со дня на день, не взирая на неблагоприятные условия .

Но вот, в дополнение определенно сложившегося у меня впечатления о какой-то недоброжелательности ко мне сверху, разыгрывается инцидент с моим неожиданным отозванием в Москву, арестом, производством расследования и проч., причем, по-видимому, только благодаря Вашему настойчивому вмешательству это дело и было прекращено .

Не подумайте, многоуважаемый Лев Давыдович, что я вспоминаю об этом с чувством какой-то личной обиды — нет, но я не могу не видеть, вместе с тем, всей искусственности подстроенной картины моей мнимой вины и в том самом, несомненно, продолжения все той же непонятной для меня интриги. Обиден не самый факт ареста, а незаслуженная в высшей степени подозрительность и то, что наряду с известным доверием, выразившимся в моем назначении на такой пост и вполне подтверждающимся, как мне казалось не раз, Вашим внимательным ко мне отношением, может существовать параллельно там же, вверху, какая-то систематическая травля и преследование187 .

Бороться со всем этим я не могу; для этого нет и времени, да и охоты оправдываться по мелочам в такое большое время, как мы живем, нет охоты окунаться во все эти интриги. С другой стороны, оставить это так, очевидно, нельзя, так как интрига эта, несомненно, имеет какие-то корни; доказательством последнему может служить хотя бы и то, что сейчас, после уже прорвавшегося так сказать эксцесса с моим арестом, это систематическое и в высшей степени несправедливое недовольство моей деятельностью про

<

Надпись на полях красным карандашом: Арест в Москве .

должается, в чем нельзя не видеть вполне определенного желания тем или иным способом заставить меня отойти от фронта .

Эта же мысль как бы находит себе подтверждение и в том предложении, какое мне сделал главком Вацетис во время моего вызова в Москву, а именно: обещая посодействовать моему какому-либо другому устройству, если я после всего происшедшего сочту неудобным для себя оставаться на занимаемом посту, он предлагал мне подать об этом соответствующее заявление .

Несмотря на понятное чувство горечи и известной личной обиды, я считал, что мой отход в настоящий момент является недопустимым, в видах пользы общего дела .

С другой стороны все продолжающееся настойчивое стремление как бы обвинить меня в бездеятельности и поставить единственным ответчиком за все и про все, заставляет меня предполагать возможность того, что меня сорвут с фронта в такой момент, когда это будет еще более остро чувствительно для общего дела, чем в настоящее время .

Поэтому я и обращаюсь к Вам, как к единственному лицу, могущему осветить мое положение, с просьбой дать совет и указание, как я должен поступить в подобном случае?

Если, по Вашему мнению, моя работа действительно недостаточно энергична и не отвечает остроте момента, то, разумеется, я готов немедля отойти от дела, дав дорогу другим, более, быть может, молодым и желательным кандидатам. И в таком случае, я готов посвятить свои силы какой-либо другой деятельности вроде литературной, педагогической и проч .

Мне остается добавить, что взяв добровольно и вполне сознательно в свои руки знамя Красной армии в острый момент ее зарождения, я, как сейчас, так и впредь, ни в каком случае не откажусь бороться до конца под ним за Народную Свободу .

Хотелось бы теперь горячо выразить Вам свою глубочайшую сердечную признательность за всегдашнее доброжелательство и внимание, которые неизменно я встречал с Вашей стороны и которым я, несомненно, обязан тем, что дело, искусственно созданное против меня, заглохло в момент его зарождения .

В ожидании Ваших указаний глубокоуважающий и искренно преданный Дмитрий Парский г. Ярославль 12 ноября 1918 г.»188 .

РГВА. Ф. 1. Оп. 3. Д. 63. Л. 5–6об .

Ответ Троцкого неизвестен, но это письмо не спасло Парского от ухода со своего поста. Обстоятельства оказались сильнее административных возможностей и личных связей военспеца .

Последней каплей, переполнившей чашу терпения военного руководства в отношении Парского, стала история с 15-м пехотным Юрьевским полком и директивой от 17 ноября 1918 г .

Предыстория инцидента была следующей. В связи с окончанием мировой войны и уходом немцев с оккупированных территорий, главком Вацетис 16 ноября приказал 7-й армии перейти в наступление и овладеть Нарвой и Псковом, чтобы их не заняли белые. Обстановка была неясной. Петроград находился под постоянной угрозой нападения со стороны Финляндии .

Применительно к Юрьевскому полку мотивы Вацетиса, предположительно, были следующими. На сентябрь 1918 г. в полку служило 40% эстонцев. Однако Вацетис не учел потери, из-за чего 60% состава полка оказалось среди больных и раненых .

Как следствие, национальный состав части в результате боев полностью изменился. Парский и Глезаров решили, что в основе распоряжения Вацетиса о переброске полка лишь факт формирования последнего в Ямбурге и наличие большого процента эстонцев189. Данное обстоятельство могло сыграть свою роль при взятии Нарвы, но, как указано выше, национальный состав полка за два месяца изменился. Как следствие, Парский осмелился не исполнить приказ. Более того, он выступал за проведение активных действий в направлении Финляндии, рассчитывая на союз с красными финнами190. Эти самостоятельные планы вызывали обеспокоенность главкома И. И. Вацетиса .

Уместна характеристика Парского, данная Вацетисом в связи с анализом Рижской операции 1917 г.: «При своих высоких положительных качествах, Парский страдал многими крупными недостатками, между которыми немалое место занимал бюрократизм и хлесткая фраза»191 .

По причине сложной фронтовой обстановки Парский не спешил бросать все силы на Нарву и Псков. 17 ноября Парский передал директиву №0259 о переходе 7-й армии в наступление по девяти адресам192, в том числе на Восточный и Южный

–  –  –

Директивы командования фронтов. Т. 1. С. 470 .

191 РГВА. Ф. 39 352. Оп. 1. Д. 54. Л. 81–82 .

192 Передана в Петроград в штаб Петроградского военного округа, командующему 7-й армией, военному комиссару Петроградской коммуны и начальнику фронты (якобы для общей ориентировки), что не вызывалось необходимостью. Директива передавалась шифром через ответственных за прием секретных телеграмм лиц. Парский за годы службы был убежден, что директивы должны сообщаться всем фронтам для координации действий. Теперь это выстраданное в старой армии знание он пытался применить на благо Красной армии. Впрочем, подобные действия явно выходили за пределы его компетенции. Тем более, что Парский не учитывал политической обстановки, наличия антибольшевистского подполья в РККА, что предполагало особые меры секретности .

В этой же директиве 10 пунктом шло распоряжение о переброске Юрьевского полка на станцию Званка193. В тот же день Данишевский и Аралов телеграфировали комиссару Глезарову в штаб Северного фронта с копией Троцкому о том, что передача директивы несекретным порядком и неисполнение приказа в отношении Юрьевского полка возмутительны194 .

Юрьевский полк 19 ноября со станции Плесецкой был направлен в Вологду, далее — на станцию Званка, а в итоге к 22 ноября он оказался в Ямбурге, как и хотел Вацетис .

Парскому пришлось давать объяснение своим действиям. 24 ноября он отметил, что Юрьевским полком он считал себя вправе распоряжаться как командующий фронтом, отправив его на станцию Званка вместо Ямбурга, как хотел Вацетис. Держать полк между северо-западным и северным театрами военных действий Парский считал наиболее целесообразным, поскольку опасался угрозы со стороны Финляндии и Мурмана, а 7-й армии требовались для наступления не только армейский, но и фронтовой резервы, хотя Юрьевский полк для этого был слишком мал .

Член РВС Северного фронта Л. М. Глезаров поддержал Парского.

К сожалению, его доклад сохранился фрагментарно в виде копии, составленной Глезаровым для себя, однако уцелевшую часть важно воспроизвести в полном объеме:

морских сил, в Вологду командующему 6-й армией, в Серпухов главнокомандующему, в Смоленск командующему Западным районом обороны, в Арзамас командующему Восточным фронтом, в Козлов командующему Южным фронтом .

193 Директивы командования фронтов. Т. 1. С. 466. Юрьевский полк тогда составлял 1250 человек при 110 лошадях, 19 пулеметах и 6 бомбометах. Полком командовал Яновский при военкоме Янсоне. Однако на станции не имелось достаточно запасов продовольствия и помещений для полка .

194 РГВА. Ф. 24 380. Оп. 7. Д. 33. Л. 24 .

«копия .

Доклад члена Реввоенсовета Северного фронта Л. М. Глезарова по вопросам, предложенным Революционным трибуналом Республики .

I. О подписании директивы комсев Парского за № 0259, содержащей неисполнение оперативного приказа главкома и порядок рассылки каковой комментируется Реввоенсоветом Республики как разглашение государственной тайны .

Докладывая по сему вопросу, должен, прежде всего, заявить, что считаю себя в полной и равной мере с командующим фронтом Парским ответственным не только за скрепление своей подписью директивы командующего, но и по существу самой директивы, так как вполне разделяю соображения комсева, вызвавшие ее и вполне соглашаюсь с распоряжениями комсева, изложенными в упомянутой директиве .

I[I].

Касательно направления б[ывшего] 15-го Петроградского Юрьев-Ямбургского полка в Званку вопреки переданному приказанию главкома о переброске его в Ямбург докладываю нижеследующее:

Я, равно как и комсев, полагал, что мотивом, побудившим главкома к переброске именно этого полка и именно в Ямбург послужило то обстоятельство, что указанный полк формировался до отправления его на фронт в г. Ямбурге и имел в своем составе значительное число эстонцев; ясно, что такой качественный состав части сыграл бы значительную роль при исполнении поставленной боевой задачи (занять Нарву) .

Но, к сожалению, в настоящее время состав полка сильно отличается от первоначального, так как в непрерывных боях он потерял и почти всех эстонцев и часть прежнего командного состава и, будучи пополнен разнообразным людским элементом, уже не представляет собою той крепкой, сплоченной и стойкой части, каковой он являлся в начале своих действий на Северном фронте .

Боевой же состав полка — 640 штыков — не мог, конечно, послужить фактором переброски его в район непосредственных действий против Нарвы, так как в районе Ямбург—Гатчина сосредотачивается большая часть 6-ой стрелковой дивизии — ок[оло] 4000 штыков .

Таким образом, переброска Юрьевского полка именно в Ямбург, по моему глубокому убеждению, не соответствовала бы действительным намерениям главкома .

Между тем, политическая обстановка, требующая от нас активных действий на направлениях нарвском и псковском, предписывает нам сугубую осторожность по отношению к ближайшим подступам к Петрограду со стороны Карельского и Междуозерного перешейков, наименее в данный момент обеспеченных от успешного нападения неприятеля и наиболее грозных по последствиям в случае активных действий его. К тому же положение на фронте 6-ой армии к этому времени значительно ухудшилось .

Все это выражено и в директиве главкома. «Удерживаясь прочно на фронте от Котласа до Финского залива», — приказывает главком, чем как будто приостанавливает выполнение ранее возложенной на 6-ую армию задачи (взять Архангельск) и обращает этим наше слабое положение»195 .

В ноябре 1918 г. представители Полевого штаба РВСР и Реввоентрибунала Республики генштабист П. М. Майгур и следователь А. К. Илюшин приезжали в штаб Северного фронта для расследования. Переговоры Данишевского по прямому проводу с П. М. Майгуром открыли картину совершенно ненормальных взаимоотношений между сотрудниками штаба Северного фронта, прежде всего, между комиссарами Глезаровым и Пятницким196. Эти события даже затмили расследование упущений самого Парского. Майгур тогда заявил: «Выясняются крайне ненормальные отношения членов реввоенсовета к Парскому и друг [к] другу, вследствие чего обстановка в штабе фронта тяжелая, что отрицательно сказывается на работе штаба фронта и даже штабов армий. Разногласия дошли до того, что Глезаров поехал в Москву жаловаться на Пятницкого, а Пятницкий во всем винит Глезарова и Парского, и даже считает последнего не на месте. Наштафронта стоит на стороне Пятницкого, вследствие этого штаб разделился на два враждебных лагеря, отчего, конечно, много страдает работа. Этим, пожалуй, отчасти можно объяснить и тот сепаратизм седьмой армии, который стал нам здесь известен. Дело в том, что командарм и реввоенсовет 7 почти не признают распоряжения фронта и не считаются с ними, вследствие чего Пятницкий совместно с наштафронта принужден был прямо от своего имени заявить Искрицкому, что если приказания не будут выполняться, то Искрицкий со своим штабом будет арестован. В этих ненормальных отношениях штарма 7 со штабом Архив семьи Глезаровых (Москва) .

Подробнее об этом конфликте см.: Ганин А. В. «Штаб разделился на два враждебных лагеря…» Дело об «измене» в штабе Северного фронта // Военноисторический журнал. 2012. № 12. С. 28–31 .

фронта довольно отрицательную роль играет и Петроградский округ, кроме того, должен указать, что при наштафронте имеется 2 комиссара, из которых один тянет руку Пятницкого, а другой — Глезарова…»197 .

Данишевский дал следователям по делу Парского широкие полномочия и распорядился провести полное расследование ситуации в штабе Северного фронта и вокруг Парского198. Он инструктировал следователей: «Пока выясняйте все. Отметьте тех, которые мешают работе и примите все меры к успокоению внутренней междоусобицы, склоки»199. Таким образом, учитывалась непростая ситуация в штабе и РВС Северного фронта .

В докладе Илюшина от 27 ноября 1918 г. сообщалось: «Взаимоотношения членов Ревсовета Северфронта Пятницкого и Глезарова между собой достигли того, что один из них должен уйти и только тогда работа штаба может войти в нормальное русло .

Вражда двух членов ревсовета Севфронта сказалась и на комиссарах штаба Турчан и Иофин200. Так один, Турчан, отчасти оправдывал Пятницкого, другой, Иофин, резко его во всем обвинял и оправдывал Глезарова .

Получалось впечатление, что у каждого члена ревсовета по одному комиссару при Наштафронте, которые следят друг за другом, сохраняя хорошие отношения между собой .

Междоусобица членов ревсовета… есть результат резко противоположных индивидуальных особенностей. Так т. Пятницкий — уравновешенный с твердым определенным ясно взглядом… но как больной туберкулезом и довольно в значительной

–  –  –

Там же. Л. 29, 30 .

199 Там же. Л. 30 .

200 Турчан Владимир Мартынович (27.06.1888–1951) — словак, член РСДРП(б) .

Окончил 2-ю Киевскую школу прапорщиков (1915) и Военную академию РККА (1926). Участник первой русской революции, арестован и сослан в Архангельскую губернию как член военной организации при Петербургском комитете РСДРП (б). Участник Первой мировой войны. Прапорщик. Последний чин в старой армии — штабс-капитан. Участник Гражданской войны в России, комиссар разведывательного отдела военного совета Северного участка и Петроградского района, комиссар штаба Северного фронта. Окончил Военную академию РККА. В дальнейшем — на разведывательной работе. Командир полка, дивизии, начальник Одесской пехотной школы. Комдив (1935). Награжден орденом Красного Знамени (1921).

Репрессирован (Подробнее см.:

Алексеев М. А., Колпакиди А. И., Кочик В. Я. Энциклопедия военной разведки 1918–1945 гг. М., 2012. С. 772). Иофин Ефим — комиссар отдела снабжения военного совета Северного участка и Петроградского района .

форме, t° все время не ниже 38,0 — проявляет иногда резкую нервозность. Тов. Глезаров — молодой, самолюбивый, старающий всюду проявить свое «я» .

Проявление Глезаровым своего «я» достигло апогея за время пребывания т. Пятницкого в Москве, где он получил от Начштафронта Доможирова телеграмму, в которой указывал т. Пятницкому, что не знает, кто Главком фронта Парский или Глезаров .

Сохраняя до поездки в Москву дружеские отношения, Пятницкий по возвращении в штаб повел решительную борьбу с «системой» Глезарова, который, по словам т. Пятницкого, перевел и на личную почву. Личные отношения членов ревсовета фронта разделили на два лагеря и комиссаров. Иофин давно работает с Глезаровым (работал с ним в Петербурге и на фронте), к тому же они друзья — что, конечно, и сказалось в отношениях к Пятницкому, как человеку, им новому и неизвестному. Глезаров нашел в этом вопросе в лице Иофина горячего своего сторонника .

т. Турчан, по его словам, старался быть нейтрален — но борьба Пятницкого и Глезарова зашла так далеко, «что средины здесь не выберешь» … Работа штаба может быть плодотворна при условии отстранения одного из них. И несмотря на то, что Пятницкий болен, он безусловно будет более полезен штабу, чем Глезаров. За свое сравнительно короткое пребывание в штабе он пользуется уважением и есть уверенность, что работа штаба будет вполне нормальна, а также пользуется достаточным уважением в среде местных партийных работников, что сглаживает шероховатость взаимоотношений штаба с местными властями .

Для единства работы комиссаров штаба необходимо переместить и тов. Иофина — на соответствующую должность, но в другой штаб»201 .

Комиссар Глезаров, как старый сотрудник Парского, дал высокую оценку ему как военному специалисту: «Отношения мои с комсевом наилучшие; я считаю Дм. П. Парского работником вполне честным и искренне преданным Советской власти; отношусь к нему как комсеву с должным уважением, полагая за ним все права и обязанности командующего, хотя и упрекаю его в недостатке твердой воли»202. При этом отношения с комиссаром Пятницким «сплошная аномалия, безобразны и недопустимы»203 .

РГВА. Ф. 24 380. Оп. 7. Д. 33. Л. 48об.–49об .

Там же. Л. 90об .

203 Там же .

Пятницкий, в свою очередь, считал Глезарова дезорганизатором, а Парского находящимся не на своем месте и даже говорил об этом заместителю Троцкого Э. М. Склянскому в Москве 2 ноября 1918 г. По мнению Пятницкого, «для меня выяснилось, Д. П. Парский бесхарактерен, нерешителен, безынициативен, мнений своих не отстаивающий»204. Критически в отношении Парского был настроен и член РВСР С. И. Аралов, считавший, что Парский не продемонстрировал достаточно интереса к фронту .

Пятницкий отмечал: «С этого времени (возвращение из Москвы в Ярославль 2 ноября 1918 г. — А. Г.) начинается моя борьба с Реввоенсоветом Северного фронта. В отношении Д. П. Парского борьба эта сводилась к откровенным заявлениям почти на каждом заседании Реввоенсовета, что Командующий фронтом, как таковой, ничем себя не выявляет, распоряжения его лишены энергии и твердости, директивы — ясности и резкости. На заседаниях (РВС фронта. — А. Г.) я видел перед собой академика, но никак не боевого генерала»205 .

Индифферентный к вопросам фронта Парский, по наблюдению Пятницкого, оживлялся в двух случаях — когда речь шла о Карельском перешейке и при получении категорических телеграмм Вацетиса. Его преследовала навязчивая идея о взятии Выборга. Вместе с тем Парский жаловался на травлю со стороны Вацетиса и писал на его телеграммы пространные ответы .

Пятницкий резюмировал: «Мое заключение о Парском: человек 1) бесхарактерный, 2) легко поддающийся влиянию, 3) [с] широким, пожалуй, слишком широким, кругозором, нередко свойственным бесплодным мечтателям, 4) решительности нет,

5) энергии нет, 6) боевого духа нет. Человек мягкий, изнеженный, избалованный, с глубоким и, безусловно, ложным убеждением, что его не понимают, что ему завидуют, а потому преследуют;

что если бы его поняли и дали широкую возможность действовать по своему усмотрению, то он бы сделал очень многое. Таковы в общих чертах мои отношения к Д. П. Парскому, мнение мое о нем. Должен указать, что с внешней стороны отношения у нас самые лучшие, мы спорим, но никогда не вздорим»206 .

Сам Парский в объяснениях от 24 ноября 1918 г. отметил:

«Члена Реввоенсовета Глезарова я знаю уже в течение 5-ти ме

–  –  –

Там же .

206 Там же. Л. 96об.–97 .

сяцев, так как служил вместе с ним в штабе Петроградского района и Северного участка, где я был военным руководителем, а он — Комиссаром. За время нашей совместной службы как в Петрограде, так и в Ярославле между нами были всегда хорошие и доброжелательные отношения, никаких недоразумений никогда не происходило; если же в редких случаях у нас на почве службы происходили разногласия, то в конечном счете мы всегда находили почву для соглашения и приходили к тому или иному решению вопроса. Единственно, что можно отметить, в некоторых случаях проскальзывавшее стремление у т. Глезарова выйти из пределов предоставленной ему законом роли и решить тот или иной вопрос самостоятельно. Наряду с этим должен сказать, что, как мне казалось, я всегда пользовался полным доверием товарища Глезарова .

Члена Реввоенсовета Пятницкого я знаю гораздо меньше — немного больше месяца. Тем не менее и по отношению к нему могу сказать, что наши отношения были также вполне хорошими и, сколько помню, никаких недоразумений между нами не было. О доверии, каким я пользуюсь со стороны тов. Пятницкого, я не могу высказаться с такой определенностью, как это сделал выше по отношению т. Глезарова, так как служил с т. Пятницким меньше, и мы еще недостаточно знаем друг друга, но по-видимому и с его стороны недоверчивого отношения ко мне нет. Что же касается до совместной с ним службы, то, как мне иной раз казалось, вероятно, в силу его тяжелой болезни, он проявлял некоторую неровность и иногда также выходил из своей законной роли, правда, преимущественно в вопросах меньшего значения, несмотря на то, что в общем Т. Пятницкий определенно стремится поддерживать вполне правильную линию поведения члена Реввоенсовета и политического деятеля»207 .

Отношения Глезарова и Пятницкого Парский считал ненормальными, но затруднялся назвать причину этого. По свидетельству Парского, Глезаров иногда перед заседаниями РВС фронта здоровался со всеми, кроме Пятницкого. Последний на это резко реагировал. В частности, публично назвал Глезарова дураком .

По возвращении из Москвы Пятницкий отзывался о Глезарове, постоянно прибавляя «болван, дурак, мальчишка»208. Распоряжения Глезарова он нередко аннулировал. Работа штаба была практически парализована .

–  –  –

Парский отмечал: «Таким образом, создалась крайне нездоровая и вредная для дела атмосфера, тяжесть которой, несомненно, ощущают на себе не только я, Наштафронта и другие работники, но и сами т. т. Глезаров и Пятницкий; о последнем они не раз выражали мне лично»209. По мнению Парского, возможным вариантом решения конфликта мог быть отзыв одного из членов РВС .

Тем не менее военспец так и не решился донести о конфликте в РВСР до того, как развернулось следствие по его делу .

И. д. начальника штаба Северного фронта Н. Н. Доможиров считал, что «Д. П. Парский — человек кабинета и карты»210 .

Доможиров отмечал частую нерешительность, «слабый, мягкий и восковой характер командующего фронтом», вследствие чего комиссар Глезаров привык все решать единолично 211. Из-за конфликта между комиссарами «ни одно заседание Реввоенсовета благополучно не проходило»212, а «создавшаяся обстановка в штабе может совершенно расстроить начавшую входить в норму работу: Реввоенсовет в том составе, в каком он сейчас, не может дать уверенности в спокойной и плодотворной работе, так как нервность, царящая наверху, передается всему штабу»213 .

22 ноября 1918 г. на заседании РВСР было постановлено заменить Парского на посту командующего Северным фронтом другим бывшим генералом-генштабистом Д. Н. Надежным, а Парского назначить в распоряжение начальника Всероссийского главного штаба214. На следующий день Надежный был уже в Полевом штабе РВСР в Серпухове, где получил инструкции и предписание отправиться в Ярославль для вступления в должность. Среди поставленных перед ним задач была организация штаба Северного фронта. Это свидетельствует о том, что даже к концу ноября штаб Северного фронта еще не был до конца сформирован. Также от Надежного требовалась срочная организация 18-й и 19-й стрелковых дивизий из всех частей фронта, за исключением входящих в состав 2-й Новгородской дивизии .

Наконец, Надежному предписывалось закончить организацию 7-й армии и ее штаба и образовать резерв215 .

–  –  –

Там же. Л. 98 .

211 Там же .

212 Там же. Л. 98об .

213 Там же. Л. 99 .

214 РГВА. Ф. 1. Оп. 3. Д. 48. Л. 86 .

215 РГВА. Ф. 6. Оп. 2. Д. 1. Л. 160–161 .

В связи с расследованием дела Парского по приказу реввоентрибунала курсовик П. М. Майгур в ноябре 1918 г. был командирован в Ярославль и на станцию Званка для расследования неисполнения Парским приказа главкома о переброске Юрьевского полка и о передаче РВС Северного фронта секретной инструкции главкома по всем фронтам216 .

4 февраля 1919 г. дело по обвинению бывшего командующего Северным фронтом Парского в совершении ряда преступлений против Советской власти было заслушано на распорядительном заседании Реввоентрибунала при РВСР. Председательствовал К. Х. Данишевский, в заседании участвовали член Реввоентрибунала С. И. Аралов, заместитель члена Реввоентрибунала А. Я. Анскин и секретарь А. М. Лукина. По итогам обсуждения дела было решено считать, что в действиях Парского не было злого умысла, обвинение было признано недоказанным, а дело прекращено. Парского признали совершившим ряд ошибок217. При этом было решено «признать недопустимой неосторожностью передачу безответственному лицу, личному секретарю, секретных поручений и доверие ему совершенно секретных данных»218 .

Передача директивы № 259 Южному фронту, не граничившему с Северным, была признана нецелесообразной и опасной для военной тайны. Задержка в исполнении приказа главкома о переброске Юрьевского полка была квалифицирована как проявление неспособности Парского вникнуть в сущность политики Советского правительства, а приглашение на должность в штаб кадета Кичкина расценено как идущее вразрез с советской политикой .

Парский, по мнению заседавших, «не вполне оправдал доверия (так в документе. — А. Г.) Советского Правительства и поручение ему ответственного поста в обстановке суровой гражданской войны не желательно». Решение постановлено сообщить председателю РВСР Л. Д. Троцкому и главкому И. И. Вацетису, а также начальнику Всероссийского Главного штаба. Также решено освободить Парского от обязательства о выезде из Москвы, данного им 14 декабря 1918 г.219 Покидая Северный фронт, Парский издал прощальный приказ (приказ РВС Северного фронта № 32 от 26 ноября 1918 г.): «Сдав командование вновь назначенному команд[ующим] ар[миями]

–  –  –

РГВА. Ф. 11. Оп. 5. Д. 1005. Л. 38 .

218 РГВА. Ф. 24 380. Оп. 7. Д. 33. Л. 1 .

219 Там же. Л. 1об .

Сев[ерного] фронта Д. Н. Надежному, я оставляю фронт, в пределах которого прослужил 9 месяцев .

Считаю своим нравственным долгом искренно поблагодарить всех строевых и штабных товарищей-сослуживцев по фронту, от рядового красноармейца до командующего армией включительно, за их самоотверженную службу на пользу общего дела .

Только благодаря Вашим дружным усилиям, товарищи, и могло расти и укрепляться среди самой неблагоприятной обстановки дело защиты свободы на нашем Севере .

Особенно благодарю я от лица службы моего ближайшего помощника по управлению фронтом нач[альника] штаба фронта товарища Н. Н. Доможирова .

Приняв штаб совершенно неожиданно и в трудную пору его формирования, он своим умением учесть важность момента и проникнуть в суть дела, своею неутомимой энергией, соединенной с доброжелательным и справедливым отношением к людям, быстро создал штаб и наладил его работу, которая в настоящее время идет по вполне правильному пути. Помощь его в деле управления фронтом сказывалась, прежде всего, в правильной всегда оценке боевой обстановки во всей ее совокупности, в верном военном взгляде, умеющем отличать важное от неважного и суть от пустяков, в проявлении им большой инициативы, наконец — в обстоятельном и добросовестном всегда докладе .

Благодарю также и всех прочих товарищей — сослуживцев по штабу фронта за их тяжелый труд .

Отходя от фронта, я сердечно приветствую всех товарищей, искренно желаю полного во всем благополучия служебного и житейского, а главное — с честью и до конца выполнить возложенный на нас всех великий долг защиты свободы народной и завоеваний революции»220. Помимо Парского приказ был подписан только Пятницким и Доможировым .

Во всей этой истории самым удивительным было произвольное перемещение командующего Северным фронтом по территории Советской России в сентябре—октябре 1918 г., в результате чего фронт на протяжении месяца оставался без руководства и надлежащего управления. Не менее интересно то, что партийному руководству об этом донесли сами же военспецы — выпускники ускоренных курсов военной академии, конфликтовавшие со старшим поколением генштабистов, к которому принадлежал Парский. В результате бывший генерал попал под маховик реп

<

РГВА. Ф. 105. Оп. 1. Д. 1. Л. 3об .

рессий, однако наказание для Парского оказалось сравнительно мягким, тем более, что следствие установило отсутствие у него злого умысла. И то, что он руководствовался лишь пользой дела, насколько себе ее представлял .

Серьезным фактором, осложнявшим работу штаба Северного фронта, стал острый конфликт внутри РВС фронта между комиссарами Пятницким и Глезаровым. В результате конфронтации штаб разделился на две противоборствовавшие группировки .

На этом фоне и разворачивалось следствие по делу Парского, причем конфликт комиссаров затмил даже события вокруг командующего фронтом .

Непорядок в штабе фронта вызывал справедливые нарекания в штабах подчиненных армий. 21 ноября 1918 г. член РВС 6-й армии Н. Н. Кузьмин телеграфировал Л. Д. Троцкому с копиями

В. И. Ленину, Я. М. Свердлову, Г. Е. Зиновьеву, Н. И. Подвойскому, К. К. Юреневу, Б. П. Позерну и в РВС Северного фронта:

«В № 468 вы писали «твердость вашего фронта является важнейшим условием всех успехов», я ответил успокоительно. [В] настоящее время произошел ряд изменений, заставляющих меня бить [в] набат и обратить ваше серьезное внимание на положение Северного фронта. Семнадцать лет революционной деятельности и тринадцать лет пребывания [в] нашей партии приучили меня [к] дисциплине, субординации и повиновению. Ясно понимая, что нарушаю порядок сношения, я, тем не менее, предпочитаю быть [по] вашим приказаниям отданным под суд и даже расстрелянным, но молчать более не могу, ибо долг старого партийного работника для меня выше требования формальной дисциплины. За три с лишком месяца работы по боевой организационной спайке частей на севере нам вместе с товарищем Кедровым, Наумовым, Ореховым, Миничевым, Гиттисом удалось из мелких разрозненных отрядов создать армию, научившуюся наносить удары регулярным войскам союзников. С организацией Северного фронта и 7 армии, казалось, работа наша пойдет успешнее и легче, но ряд шагов штаба Севфронта в том его составе, который сейчас имеется, заставляет меня, как комиссара армии, предупредить высшего представителя военной власти о моих тревогах за твердость 6 армии. В наступивший тревожный и решительный момент развития революции данный состав штаба Севфронта, как он выявился рядом дезорганизующих и переменчивых распоряжений, может повредить только, но не улучшить наше положение. Я не говорю уже о странной реорганизации штаба, где жены генералов и полковников состоят секретарями и делопроизводителями у своих мужей, заведывающих отделами устроив предварительно фигуру кадрили кавалеры перемените своих дам (основание смотри приложение к приказу № 1 Севфронта). В то время, как мы буквально изнемогаем, не имея опытных руководителей и специалистов, громадный штат специалистов забрал штаб фронта, захватив [в] качестве секретарей и делопроизводителей своих жен. Для меня непонятно, почему боевая армия должна взять на свое довольствие более 300 человек штабных, отнимая от боевых частей скудные запасы продовольствия, будучи вынужден настойчиво доказывать, что за это довольствие необходимы деньги и настояв на оплате, несмотря на угрозы прислать приказ о бесплатной выдаче. И не понимаю, почему боевая армия должна брать из своего состава штыки и посылать [их] в качестве караульных команд штабу фронта. Из того, что штаб фронта не может наладить отношений с ярославским и петроградским военным комиссариатом он всю свою работу сваливает на 6 армию. Случай [с] Юрьевским полком показывает, что штаб фронта даже не хочет заняться теми частями, которые он берет в свое распоряжение. Приказом штаба фронта Юрьевский полк был взят от нас и в 24 часа переброшен на ст. Званка [к] 7 армии. Выйдя из нашего распоряжения, он не встретил [в] Званке ни представителей 7 армии, ни штаба фронта .

Командир запросил нас, мы запросили фронт и получили предложение передать распоряжение выгрузиться [в] Званке, а за продуктами ехать [в] Бологое. Так как часть нами не подчинена, то мы воздержались от передачи распоряжения, уведомив штаб фронта, что [в] Званке нет помещения, а из Петрограда продукты достать раз [в] восемь скорее, чем из Бологого. Случай с отрядом Мандельбаума, который телеграммой № 182 командующего фронтом сначала был отдан в наше распоряжение, в каковом он все время и был. Но, когда мы указали, что давать ему директивы и указания помимо нас непосредственно из штаба фронта, является нарушением порядка сношения, то телеграммой 6297 он был сделан самостоятельным, причем неясно, кто из нас будет его довольствовать и как понимать самостоятельный отряд, подчиненный фронту и действующий [в] районе 6 армии и без подчинения и связи с ней. Это новая армия, но почему-то она действует на нашей территории. Требования об отсылке в центр таких опытных работников как Внуков и Сидоров, инспектора артиллерии и заведывающего артснабжением и, наконец, перевод тов. Гиттиса [в] 8 армию, ставит нашу армию в безвыходное положение .

Попав под управление супружеского Генерального штаба я опасаюсь за твердость фронта и боюсь, что нас так запутают приказами, что придется ослушаться и предпочесть попасть под суд и быть расстрелянным за непонимание, чем выполнять то, что по твоему глубокому убеждению вредит делу, я не знаю, подлежит ли исполнению приказ начснабсева о снабжении ботинками вместо сапог наших пехотных частей в то время, как лично главкосевом приказано, что они должны снабжаться сапогами, так как мы воюем на болотах и в лесах .

Огромная созидательная организационная работа по снабжению, формированию и сколачиванию частей тормозится и разрушается, так как штаб фронта вместо организации собственных складов решает вопрос проще и берет [в] свое распоряжение с огромной затратой труда и энергии созданные армейские базисные склады. Казалось бы, главная забота [на] фронте заключается [в] снабжении нас, [с] созданием фронта мы не получаем ответов, несмотря на целый ряд запросов. Таким образом, организация штаба фронта, долженствующего нам облегчить работу, [в] данном его составе тормозит и не оказывает никакой помощи и, опасаясь за твердость фронта, я считаю долгом революционера и комиссара армии заранее довести до сведения высших властей .

Член Реввоенсовета 6 Н. Кузьмин. Считаю, что все вышеизложенное правильно, к чему присоединяюсь. Член Реввоенсовета Орехов»221 .

В ответной телеграмме на следующий день Троцкий одернул Кузьмина: «Ваша телеграмма, заключающая неопределенные жалобы на отдельные распоряжения, исходящие от разных учреждений, имеет, к сожалению, характер прокламации, а не точных указаний на злоупотребления. Если в штабе Северного фронта имеются непорядки, вы обязаны были сообщить о них комиссару Глезарову. Если находите нужным мое вмешательство, укажите точно имена и факты и приложите план реорганизации Северного фронта… Если ваша мысль сводится к тому, что члены Реввоенсовета Северного фронта недостаточно наблюдают за штабом, формулируйте это точно. Я поставлю вопрос о смене комиссаров…»222 .

Дело Парского и конфликт в штабе Северного фронта, по всей видимости, сыграли роль в последовавшем в 1919 г. упразднении этого фронта .

РГВА. Ф. 10. Оп. 2. Д. 631. Л. 1–3; также см.: Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф. 17. Оп. 109. Д. 22 .

Л. 8–14 .

222 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 109. Д. 22. Л. 42 .

23 декабря 1918 г. Кузьмин направил в Высшую Военную Инспекцию обширное послание о реорганизации Северного фронта, в котором изложил свои претензии к штабу фронта и к Пятницкому в развернутом виде. Не исключено, что этот документ стал отправной точкой для последовавшего в феврале 1919 г. упразднения Северного фронта. Кузьмин писал: «Тов. Троцкий телеграммой за № 1141 от 23/XI ответил мне на мой № 250 от 22/XI, посланный и Вам, чтобы я указал точно факты и предложил план реорганизации Севфронта .

По существу факты были указаны мною в № 250, но я могу и теперь их еще подчеркнуть. План реорганизации теперь может быть несколько запоздал, но все же можно указать те черты, которые могут исправить недостатки механизма .

Я думаю, что основной ошибкой при создании Северного фронта (здесь и далее подчеркнуто читателями. — А. Г.) было то, что туда набрали людей, совершенно незнакомых с фронтом, не знающих местных условий, составили штаб, где на 500 человек только 4 своих, а все остальные, за исключением 10–20 лиц, благожелательно-нейтрально саботирующие и к тому же, как начальство, претендующие на беспрекословное повиновение им и преклонение перед их знаниями, дипломно, может быть и большими, но по существу сомнительными. Это первое .

2) 6-я армия была раньше Северо-Восточным фронтом и, следовательно, все учреждения были построены по этому типу .

Случайно здесь подобрался состав лиц, один из которых, как Калашников и Сидоров (коммунисты, чрезвычайно дельные и опытные в своей отрасли люди) эвакуировали имущество бывшего Северного фронта в эти места и знали все до мельчайших подробностей, другие, как я, эвакуировали сюда штаб Юго-Западного фронта (я был с декабря 1917 г. до вступления немцев в Киев комиссаром Ю[го-]З[ападного] фронта) с его имуществом. Вместо назначения разных генералов и неопытных комиссаров, которых пришлось потом устранить, следовало назначить Калашникова и Сидорова по их специальностям с небольшим количеством опытных людей во фронт, и тогда бы просто и безболезненно произошла перестройка Северо-Восточного фронта. Тогда во фронтовой организации были бы люди, знающие нужды всего района, люди дельные, работоспособные, энергичные, а главное, свои, и уже доказавшие, что они очень и очень заботятся о том, чтобы на Республику смотреть как на народное достояние, а не на дойную корову, из которой надо выжимать все, что можно выжать .

Армия должна верить в честность и знания фронта. Мы этого не получили. 3) Игра в начальство нам не свойственна, как старым членам партии, а когда к нам приезжает фронтовой комиссар, который третирует нас, как каналий и через 2 слова в третье обещает отставить и убрать, то мы начинаем чувствовать себя несколько странно. Тов. Пятницкого никто из нас не знал, а ведь Миничев, Орехов, Гончаров и я с 1903, 1905 года в партии, Наумов с 1913 года. Карьеристами никто из нас не был, да и не будет .

Мы подчинимся любому приказу партии и, если надо, чтобы над нами были генеральствующие комиссары, пусть будет, но верить все-таки не можем. Когда я послал № 250, то тов. Троцкий дал товарищеское указание, что я неопределенно ставлю вопрос и только .

Тов. Пятницкий посмотрел строже и № 215 назвал мою телеграмму «панической и истерической», меня «неосведомленным и преступно-легкомысленным». Если такое отношение должно быть у старшего комиссара к младшему в рабоче-крестьянской армии, то это надо циркулярно разъяснить, чтобы мы знали .

На что мы указали с Ореховым: 1) Мы указали, что в штабе фронта 15 родственных пар, что комфронта Парский имеет секретарем жену свою Парскую, что наштаб Костяев имеет секретарем жену свою Костяеву и т. д. Может быть, это было разрешено высшими властями. Пусть, но нам, работникам в низах, никогда не отрывавшимся от масс, их мнение лучше известно, и мы считали своим долгом доложить об этом. Ведь Костяев, сделавшись наштабом при главкоме, не сделал жену свою секретарем, а оставил ее [в] штабе фронта .

2) Из приложенной переписки о пайке видно, что мы были от начала до конца правы в недоверии к штабу фронта, ибо Реввоенсов[ет] фронта утвердил штаты, очень удобные для служащих, но совершенно не соответствующие законным требованиям… В результате тов. Калашников, по докладу которого я написал ряд запросов в центр и о пайке и о военно-подъемных деньгах, стал неприятен Севфронту, и на него возможны нападки .

А по-моему его надо сделать начальником снабжения фронта, ибо дельнее работника (и вдобавок коммуниста) в этой области вряд ли сумеем найти на нашем фронте, вдобавок хорошо знающего, как район 6-й армии, так и район 7-й армии, оперирующей там, где был бывш. Северный фронт, и где он около 9 месяцев работал по снабжению. Это несколько плохо для нас, но зато хорошо для дела .

4) Приложенное III показывает, какую волокиту устраивает Севфронт… Эта волокита и рутина в недалеком будущем неминуемо должна привести к тому, что прекратится снабжение армии самыми необходимыми вещами. Уже в настоящее время, в силу создавшегося порядка пополнения, база не имеет белья, обоза, упряжи, а запасы валенок, папах и целый ряд других вещей свелись к минимальному количеству. Единственным источником снабжения армии некоторыми вещами служат в настоящее время мастерские, производящие починку и ремонт упряжи, обоза, кухонь и вновь строящие белье, шаровары, шинели и целый ряд других вещей. И только благодаря деятельности означенных мастерских в значительной степени устранено то критическое положение, в которое была поставлена армия за отсутствием назначений центром шинелей. Обоз и упряжь поступают в склады исключительно из означенных мастерских .

Но при ежедневно увеличивающейся армии и отсутствии на рынке самых необходимых материалов, мастерские не могут дать всего необходимого для армии. Пополнения были необходимы из Центра и в самом ближайшем времени… Я прошу расследовать, отдать меня под суд, если я «панически настроен» или я не осведомлен и преступно легкомыслен, если по-мальчишески отношусь к делу, но не оставлять дела так .

По-моему надо быстрее решить вопрос, потому что работать далее так становится трудно. Я, работая в армии с декабря 1917 года, был участником совещаний в Москве по устройству дивизий, проводил в Питере всю подготовку среди масс, более 4 месяцев работаю на фронте, участвовал в ряде боевых столкновений, представлен к ордену Красного Знамени, но никогда в таком глупом положении не был, как теперь, благодаря комиссару Пятницкому»223 .

Несмотря на арест и следствие, Парский не боялся заступаться за других арестованных. Так, 12 декабря 1918 г. он ходатайствовал о скорейшем расследовании дела Семена Сергеевича Розанова, сидевшего в Бутырской тюрьме. На запрос председателя ВЧК Ф. Э. Дзержинского заместитель Троцкого Э. М. Склянский в секретном обращении написал: «Д. П. Парский, испытанный наш работник»224. Таким образом, репрессии не отразились на позитивном восприятии бывшего генерала большевистским военным руководством .

После ареста и расследования Парскому уже не доверяли командных постов в РККА. В результате потенциал Парского

–  –  –

оказался использован в Красной армии довольно слабо. В разгар Гражданской войны, в 1919–1920 гг., он находился на малозначимых должностях, занимаясь в основном военно-научной работой .

С 15 ноября 1918 г. он входил в состав военно-исторической комиссии по исследованию и использованию опыта войны 1914–1918 гг .

при Всероссийском Главном штабе в качестве ответственного редактора225. Бывшему генералу было поручено написание раздела о революционном периоде истории войны, т. е. о событиях 1917–1918 гг. от февральского переворота до Брестского мира226 .

О тех событиях он знал не понаслышке. Помимо этого Парский работал ответственным редактором журнала «Военное дело»

(в 1919 г. там вышел цикл его статей о новых военных уставах), с 22 июня 1919 г. состоял в комиссии по разработке уставов при организационном управлении Всероглавштаба227. Интересно, что Парский предугадал вектор эволюции комсостава РККА, когда отметил в одной из статей, что в будущем «военный специалист и политический деятель сольются в одном лице или, по крайней мере, поймут друг друга»228 .

11 января 1919 г. на совещании у главного комиссара военноучебных заведений И. Л. Дзевялтовского говорилось о неудовлетворительности содержания журналов «Военное дело» и «Красный офицер» и о том, что нужны преобразования. Дзевялтовский предлагал создать общую редакцию для таких изданий во главе с Парским, причем основным журналом должен быть еженедельник «Красный офицер», тогда как к нему каждые в две недели добавлялись приложения — журнал «Военное дело» — научный журнал для комсостава или журнал «Красная армия» — популярный журнал для красноармейцев. Однако сотрудники «Военного дела» были против таких перемен, опасаясь, что из-за этого будет разрушена вся их работа, а новые журналы не появятся229 .

Ко дню 23 февраля 1919 г. Парский дал юбилейное интервью газете «Известия», в котором заявил: «Красная армия, на мой взгляд, представляет собою теперь очень солидную силу, с которой трудно будет справиться не только отечественной авантюре, но даже союзникам: они уже начинают сознавать и чувствовать, РГВА. Ф. 11. Оп. 5. Д. 1043. Л. 106 .

РГВА. Ф. 11. Оп. 1. Д. 60. Л. 174об.; Д. 83. Л. 132 .

227 РГВА. Ф. 11. Оп. 5. Д. 1043. Л. 596а об., 600; Д. 1044. Л. 32 .

228 Парский Д. Наши новые воинские уставы // Военное дело. 1919. № 19 (48) .

30.06. Стб. 632 .

229 РГВА. Ф. 11. Оп. 1. Д. 83. Л. 21 .

что Красная армия представляет собою силу, с которой приходится считаться .

Несмотря на море клеветы, лжи и инсинуаций, несмотря на весь хаос, из которого приходилось создавать новую армию, я, как специалист, могу засвидетельствовать, что Красная армия, росшая на моих глазах, выражаясь по-библейски, буквально из горчичного зерна, выросла в большую боевую силу .

Нельзя не отметить, что нашими военными верхами была проявлена необычайная энергия и произведена колоссальная работа при самых неблагоприятных и тяжелых условиях: результаты их трудов налицо .

В заключение мне, как специалисту… хочется выразить пожелание, чтобы Красная армия наряду с численным ростом своим, стремилась к большей организованности и особенно к большей связанности во всех своих боевых действиях .

Красной армии, по-моему, …предстоит большое будущее»230 .

В другой статье 1919 г. Парский отметил: «Теперь у нас есть сильная армия… мы имеем сейчас правильную воинскую организацию, единство командования, располагаем штабами и прочими учреждениями… Определенные стремления и планы, сознание и полная ориентировка руководят в настоящее время каждым органом, каждым отдельным работником; повсюду идет более или менее систематическое строительство… теперь мы можем вести военные действия в широких размерах, можем успешно наступать»231 .

Товарищ Парского по службе в старой армии бывший генерал В. Ф. Новицкий так характеризовал деятельность своего друга в РККА в 1918–1921 гг.: «Служба Д. П. в Красной армии протекала частью на фронте, частью в центре. Но в строевых, командных должностях он пробыл недолго, и его деятельность на фронте не отмечена чем-либо значительным. Гораздо плодотворнее, шире и разностороннее была его работа в центре, в Москве, где, участвуя в занятиях военно-исторической комиссии, а также в многочисленных других комиссиях и совещаниях, он неустанно трудился над разработкой вопросов по усовершенствованию новой военной системы, по укреплению боеспособности Красной армии, на основании опыта как Мнение специалиста (Беседа с бывш. генералом Д. П. Парским) // Известия .

1919. № 42 (594). 23.02 .

231 Парский Д. Воспоминания и мысли о жизни и службе в Ямбургском отряде Красной армии. С. 194 .

мировой, так и гражданской войны. Между прочим, ему принадлежит идея единого воинского устава, в котором он хотел объединить все правила красноармейской службы, как мирного, так и военного времени. Он сам и составил первый текст такого красноармейского катехизиса, текст, не получивший, впрочем, одобрения высших инстанций. Мне кажется, что в этом вопросе Парский стоял на ложном пути и едва ли пришел бы когда-либо к какому-нибудь удовлетворительному результату, следуя этой дорогой. Тем не менее, сама идея и нова, и оригинальна, и доказывает способность покойного широко охватывать вопросы воспитания и образования войск, глубоко над ними задумываться»232 .

Новицкий упомянул и о недостатках Парского: «Однако, при всех указанных выше отличных качествах Д. П., в его личности чего-то не доставало, что-то мешало ему стать в первые ряды военных людей. Это что-то — отсутствие яркости, блеска, огня, отсутствие той особой, моральной силы, которая подчиняет себе окружающих, создает личное обаяние, укрепляет авторитет .

Отлично зная войска и солдата, уважаемый всеми, с кем он служил и над кем начальствовал, он, тем не менее, нигде и никогда не уловлял сердец и потому, даже при самых благоприятных условиях, не мог бы сделаться выдающимся военачальником. Глубоко понимая военное дело, обладая искусством хорошо излагать свои мысли и устно, и на бумаге, он никогда не производил сильного впечатления как лектор и как писатель. Было что-то обволакивающее его личность, что-то смягчающее в ней краски, умеряющее напряжение его умственных и душевных сил; как будто бы свет, горевший внутри него, был виден нам сквозь матовое стекло. И он горел этим мягким, тихим светом, который никогда не накалял окружавших его предметов, но всегда согревал каждого, кто близко подходил к нему…»233 .

Несмотря на прекращение преследований, положение Парского и в 1919 г. оставалось по-прежнему тяжелым. 4 ноября 1919 г. он писал начальнику Полевого штаба РВСР бывшему Генштаба генерал-майору П. П. Лебедеву, что перегружен работой в редакции журнала «Военное дело», а также по составлению уставов. Кроме того, в связи с болезнью жены он иногда вынужден не спать по ночам. В довершение всех несчастий в тюрьму попал брат Парского, причем, по мнению Дмитрия Павловича, Новицкий В. Памяти Д. П. Парского. С. 194–195 .

–  –  –

арестован он был лишь потому, «что он интеллигент и бывший дворянин»234 .

Тяжелые жизненные обстоятельства отражались на здоровье и внешнем облике бывшего генерала и были замечены современниками. 18 июня 1920 г. в военно-исторической комиссии Парский делал доклад: «Рижская операция 19–26 августа (1–8 сентября) 1917 года»235. Нелицеприятную характеристику бывшего генерала в связи с этим выступлением оставил историк Ю. В. Готье, записавший в своем дневнике в тот же день: «Сегодня я попал в Военно-историческую комиссию, где читался доклад о «рижской операции» в августе 17-го года, т. е. бегстве развращенной русской армии из-под Риги. Доклад делал генерал Парский, сморщенный лимон алкоголического типа… Генералы говорили о том, как их били, и мне не чувствовалось, чтобы кому-нибудь из них было особенно больно за себя, за армию, за Россию. Прежде столовые, теперь паек, вот все, что стояло и стоит на первом плане у русских вождей. Слушатели были большей частью обезьяны, настоящие горильи хари, призванные составить новое русское офицерство во славу мирового пролетариата. Было интересно, но я ушел с чувством боли, стыда и жалости»236 .

В 1919–1920 гг. Парский активно печатался в «Военно-историческом сборнике», публикуя мемуарно-исследовательские работы о Первой мировой и Гражданской войнах. В 1920 г. Парский вошел в состав Особого совещания при главкоме, состоявшего из старых генералов237. Среди прочих он подписал воззвание к бывшим офицерам с призывом встать на защиту страны в период советскопольской войны. В связи с этим он вновь (ранее по причине его перехода на сторону красных) подвергся шельмованию белыми .

Известный писатель А. И. Куприн даже заявил: «Возбуждает ли доверие Парский, спасший ценою Риги свою жизнь, а угодничеством перед советскою властью свою должность?»238 Эти резкие оценки ни на чем, кроме антибольшевизма Куприна, не основывались .

20 декабря 1921 г. Парский умер от сыпного тифа. В. Ф. Новицкий отмечал в связи с этим, что «болезнь, которая свела его в могилу, постигла его среди кипучей работы военно-исторического

–  –  –

РГВА. Ф. 33 987. Оп. 3а. Д. 45. Л. 107 .

236 Готье Ю. В. Мои заметки. М., 1997. С. 411 .

237 РГВА. Ф. 25 863. Оп. 2. Д. 317. Л. 15 .

238 Куприн А. И. Мы, русские беженцы в Финляндии: Публицистика (1919– 1921). СПб., 2001. С. 242–243 .

характера, которой он отдавался с особой любовью и энергией в последние месяцы своей жизни»239. В некрологе, опубликованном на страницах военно-научного журнала «Военная наука и революция», отмечалось, что Парский «везде оказывался на высоте своего положения, проявляя энергию, настойчивость, глубокое понимание основ Красной армии и большую, чисто идейную преданность делу Рабоче-Крестьянской России… Глубоко преданный делу строительства армии, он первый составил план единого воинского устава и подал доклад о проведении единого метода в деле обучения и подготовки войск, который и сейчас служит основой работы в этом направлении. Этим он создал необходимый фундамент, оказав тем самым крупнейшую услугу республике .

Со смертью Д. П. Парского мы теряем одного из деятельнейших и лучших представителей военных специалистов»240 .

В. Ф. Новицкий в статье памяти Парского справедливо отзывался о нем, как о «человеке, не совсем обыкновенном по своим умственным и душевным качествам, оставлявшем по себе глубокое впечатление в каждом, имевшем к нему какое-либо отношение»241 .

По оценке Новицкого, «всегда стоявший вне всякой политики, весь преданный военному делу, он был озабочен лишь одной мыслью — служить нелицемерно России, а не ее явным или тайным врагам, хотя бы и из лагеря наших прежних союзников… Таков был этот недюжинный человек, отдавший все свои силы на служение русскому солдату, которого он любил, которого он знал и понимал»242 .

Сын генерала Анатолий жил в Орле, где работал заведующим чертежной мастерской, был арестован и расстрелян в 1937 г .

Думается, не такого будущего для своей семьи хотел его отец, поступая на службу в РККА .

Д. П. Парский являлся одним из демократически настроенных генералов императорской армии. За свою дореволюционную службу он выработал определенные взгляды на вопросы военного строительства и военного управления, по итогам русскояпонской войны резко критиковал недостатки старой армии, выступал за реформирование вооруженных сил и органов власти в целом. Многим сослуживцам его взгляды казались невиданНовицкий В. Памяти Д. П. Парского. С. 195 .

Командное управление штаба РККА. Д. П. Парский (некролог) // Военная наука и революция. Военно-научный журнал (Москва). 1921. Кн. 2. С. 486 .

241 Новицкий В. Памяти Д. П. Парского. С. 190 .

242 Там же. С. 194, 195 .

ным вольнодумством. По своим убеждениям он действительно оказался заметно ближе к большевикам, чем многие представители кадрового офицерства и Генерального штаба. После захвата власти большевиками генерал с готовностью поступил на службу новой власти. По патриотическим мотивам Парский стремился принять участие в защите Советской России от немецкого наступления в начале 1918 г. Однако причины того, что он оказался в рядах красных, думается, не только патриотические, но и идейные. Дореволюционные взгляды Парского были близки социалистическим идеалам. В результате он стал не только одним из первых, но и одним из наиболее преданных старых боевых генералов, превратившихся в военных специалистов Красной армии. В 1918 г. Парский внес значительный вклад в ее создание, применяя на пользу РККА свои обширные знания и опыт. Тем не менее бывший генерал не смог в полной мере сориентироваться в новых условиях и совершил ряд служебных ошибок, негативно отразившихся на его должностном положении. Как следствие, Парский оказался отстранен от руководства войсками и занялся военно-научной работой. Пострадал и сам военспец, попавший под репрессии, и дело военного строительства в Советской России, поскольку квалификация этого опытного военачальника оказалась использована в новой армии далеко не в полной мере .

–  –  –

12-го октября 1918 г. при встрече председателя Революционного военного трибунала Республики т. Данишевского с Генштаба Малышевым в гор. Москве последним было доложено частным образом т. Данишевскому о только что совершенном им совместно с командующим Северным фронтом объезде целого ряда городов. Причем Генштаба Малышев вручил тов. Данишевскому предписание от 29/IX за № 17290, подписанное командующим Северным фронтом Парским и за комиссара фронта Экеманом, в котором предписывается Генштаба Малышеву «29 сентября отправиться совместно со мной (командующим Северным фронтом) в г. г. Вологду, Ярославль, Серпухов, Москву, Епифань и Скопин для осмотра частей и штабов войск, расположенных на фронте» .

С этого предписания т. Данишевским была снята копия в присутствии Генштаба Теодори. 27-го октября с. г. (1918 г. — А. Г.) приехала в Полевой штаб Революционного военного совета республики Елена Георгиевна Парская, жена командующего Северным фронтом, занимавшая тогда должность личного Секретаря его, и хотела видеть начальника штаба Ф. В. Костяева .

Последнего не было в штабе и Парская была принята Генштаба Малышевым, состоящим для особых поручений при начальнике Полевого штаба. Последнему Парская передала все вопросы, на которые хотела получить ответ. Генштаба Малышев записал все вопросы, но ответа не дал, ибо не был на то уполномочен и даже по некоторым вопросам не был в курсе дела. На другой день Парская была принята начштаба Костяевым в присутствии члена Революционного военного совета Республики т. Аралова и Генштаба Теодори. В присутствии последних Парская задала начштаба Костяеву те же вопросы, что и Генштаба Малышеву .

Так как многие из вопросов были секретного характера, то начштаба Костяев ответил отказом и указал Парской, что на такие вопросы секретного характера можно дать ответ лишь особо доверенному лицу Генштаба, а не секретарю командующего. Того же дня начальником штаба Костяевым была послана телеграмма главкому Вацетису с изложением указанного случая. На основании указанных данных было назначено следствие. Следствие сначала велось отделом военного контроля при Революционном военном совете Республики, потом было передано Революционному военному трибуналу Республики при Р. В. С. Р. Между тем, 16 ноября Революционному военному совету Республики была передана чрезвычайно-секретная директива. Командующему Парскому была передана строго секретным порядком, по Юзу243, с доверенным лицом у аппарата, а 17 ноября в Полевом штабе была получена копия директивы Парского, переданной не секретным порядком. Кроме того, директива Парского расходилась в существенном с директивой Реввоенсовета Республики в отношении Юрьевского полка. Кроме того, 26 ноября было получено отношение скопинской уездной чрезвычайной комиссии, в котором последняя уведомляет, что «с рекомендацией гр. Парского

Имеется в виду телеграфный аппарат Юза .

поступают на службу в штаб Революционного военного совета Северного фронта кадеты группы г. Скопина Павел Федорович и Сергей Федорович Кичкины». На основании всех этих данных Революционный военный трибунал Республики при Р.В.С.Р .

продолжал следствие для выяснения их и привлечения к суду трибунала командующего Северного фронта Парского .

Был опрошен целый ряд ответственных должностных лиц, а равно и б. командующий Северного фронта Парский.

Из данных ими показаний выяснилось следующее:

1. По делу о[б] объезде частей и штабов войск, расположенных на фронте, для осмотра их, выясняется следующее .

По показанию б. командующего Северным фронтом Парского, «поездка на фронт была вызвана назначением командующего армиями Северного фронта и необходимостью возможно скорее овладеть делом на месте, познакомившись со старшим командным составом, собрав все необходимые сведения и сделав тут же все нужные указания по части оперативной и организационной .

Кроме того, мне было известно, что в районе 6 армии, на архангельском и котласском направлении, в это время шли бои, не имея правильного представления о серьезности положения, я решил проехать к командующему 6 армии лично, чтобы убедиться (в машинописном варианте — избавиться. — А. Г.) в этом и посильно помочь делу своими знаниями и опытом. Получил от Главкома приказание оживить действия против неприятеля в 6 армии, что я хотел осуществить личным воздействием. Военная обстановка на западной половине фронта, где в то время никаких действий не происходило, вполне развязывала мои руки для того, чтобы поехать в Вологду и Вятку». Против всего этого возражать не приходится. Кроме того, судя по показаниям Парского, поездка в Вологду и Вятку оправдала себя по достигнутым ею результатам. Этого не отрицают и принимавшие участие в поездке .

Дальше б. командующий Парский в своих показаниях отмечает:

«Во время всех моих поездок положение на Северном фронте было следующее: в районе 6 армии, на архангельском, шенкурском и котласском направлениях шли бои среднего напряжения, причем на последнем из направлений бои были преимущественно успешные для нас, а на остальных двух шли небольшие бои с переменным успехом. В общем, к этому времени выяснилось, что положение в 6 армии, вследствие очевидных небольших сил неприятеля и недостаточной настойчивости в его действиях, не являлось угрожающим. Разумеется, только при этих условиях я и счел возможным отправиться в Козлов, а на обратном пути заехать в Епифань и Москву». Эти показания правдивы и подтверждаются показаниями по этому вопросу начштаба Костяева. Начштаба Костяев в своих дополнительных показаниях отмечает, что «надобность видеть главкома была для решения некоторых вопросов (организационного и оперативного характера)», а в Москве останавливались в первый раз — до поездки, потому, что «командующий фронтом должен был быть в Москве для получения указаний по формированию, во второй раз — был обратный проезд из Козлова в Москву, где реализировались все данные после совещания в Козлове». На это же указывает и сам б. командующий Северным фронтом Парский .

Поездка в Пермь тоже должна быть признана необходимой и оправдавшей себя, ибо б. командующий Северным фронтом Парский относительно ее проводит достаточно основательные мотивы и данные. «Посещение штаба 3 армии в Перми дало следующие результаты: мы разобрались в оперативном положении и боевых задачах этой соседней с нами армии, что было совершенно необходимо, т. к. тыл ее в Вятке соприкасался с тылом правого фланга 6 армии (котласское направление), а, имея в виду возможность продвижения англичан к Вятке с севера на соединение с чехословаками, действовавшими против Перми, нам предстояло разрешать как бы общую с 3 армией боевую задачу .

Поэтому было крайне важно побывать на месте, ориентироваться во всем необходимом и установить связь со штабом 3 армии. Кроме того, была совместно проектирована граница между районами обоих армий, каковая и была утверждена впоследствии главкомом на заседании в Козлове. Тут же в Перми был выхлопотан необходимый для 6 армии броневой поезд и указанные выше

10.000 пар сапог (см. показания Парского)». В Епифани б. командующий Северным фронтом Парский остановился с целью повидаться со своими близкими родными, с которыми не виделся все четыре года войны. Но неправда, что он пробыл в Епифани только около 5 часов. Генштаба Малышев отмечает, что в Епифани «остановились целый день»; а начштаба Костяев определенно указывает, что останавливались «с 6 часов утра до 8 часов вечера». Посещение Арзамаса и Скопина б. командующий Северным фронтом Парский отрицает. Но на это не указывает также никто из свидетелей .

Поездка началась 29 сентября и закончилась с окончательным приездом в Ярославль, 23 октября. Поездка из Петрограда по фронту продолжалась дней 8 (с 29 сентября по 6 октября), во время которой были посещены Вологда, Вятка, Пермь, Ярославль. Потом была предпринята поездка для доклада главкому из Ярославля в Москву—Козлов—Москву—Петроград, продолжавшаяся приблизительно дней 10 (с 7 октября по 16 октября) .

В Петрограде остановились дней семь (с 17 октября по 23 октября), где собрали окончательно штаб и выехали в Ярославль .

Итак, совершенная бывшим командующим Северного фронта Парским поездка по фронту и для доклада к главкому не может быть признана ненужной. Но вместе с тем ясно, что она носила слишком затяжной характер, в чем виновен командующий Северным фронтом Парский .

II. По делу о поручении личному секретарю секретных вопросов для выяснения их установлено следующее:

Личный секретарь б. командующего Северным фронтом Д. П. Парского Е. Г. Парская состояла личным секретарем со дня назначения Парского командующим Северным фронтом, т. е .

с 15 сентября. В должности было утверждено приказом по штабу фронта. 25 октября сего года (1918 г. — А. Г.) Е. Г. Парская была командирована в Полевой штаб Р. В. С. Р. к начальнику штаба для выяснения следующих вопросов: 1) Командующим 7-й армии предназначается Искрицкий, начальником штаба Медиокрицкий (так в документе, правильно — Медиокритский. — А. Г.) .

Комиссаров нет. Инструкции даны. Штаб находится в Тихвине .

2) Какова окончательная судьба Псковской и 2-й Новгородской дивизий. 3) Относительно 2-й Петроградской дивизии. 4) В каком положении дело освобождения арестованных в Петрограде офицеров Генштаба. 5) В Олонецкой группе командиром назначен вместо Бурова, Золотухин. 6) Дать общую ориентацию о положении и задачах других фронтов и о силах противника .

7) Каковы наши планы в связи с возможной переменой ориентации Финляндии и наступлении оттуда «союзников». 8) Выдать для Парского подробный мандат. 9) Порядок посылки срочных донесений. 10) Что еще для передачи на Северный фронт. Эти вопросы записаны Генштаба Малышевым со слов Е. Г. Парской для доклада начштаба. Парский в своем показании отмечает, что «все указанные вопросы было поручено моему секретарю передать начштаба Костяеву только потому, что по самому существу этих вопросов требовался не немедленный ответ здесь же на месте через секретаря, а просто напоминание о наших насущнейших нуждах, требовавших скорейшего разрешения. При этом Костяеву было хорошо известно официальное положение Е. Г. Парской как моего личного секретаря и доверенного человека». Это показание опровергается показанием Е. Г. Парской, которая говорит:

«Реввоенсовет фронта командировал меня в Москву для осведомления и выяснения следующих пунктов…». Генштаба Малышев подтверждает это своим указанием: «Я принял Парскую, записав все вопросы с ее слов, на каковые она желала получить ответ» .

Так что не может быть сомнений в том, что задача Парской состояла не в напоминании, а именно в выяснении и получении ответа .

Что касается существа вопроса, то приходится сказать, что некоторые вопросы носили совершенно секретный характер .

Начштаба Костяев в своем показании заявляет по этому поводу: «Секретное постановление Реввоенсовета Республики о 2-й Новгородской дивизии ей было известно. Я был изумлен, откуда у нее эти сведения, она запуталась в ответе и уже потом через Малышева сказала, что она про это постановление слышала в каком-то вагоне, но не от Д. П. Парского, что меня еще больше изумило. Эти сведения были настолько секретны, что о них знали только лица, которых это касалось, и у меня они были только в 2-х экземплярах». Уже этого вполне достаточно для того, чтобы сказать, что личный секретарь был посвящен в секретные дела, к тому же личный секретарь, который не умеет сохранять секреты .

Начштаба Костяев говорит в своем показании: «Она накануне рассказала все Малышеву, а по существу дела она ему рассказывать ничего не могла. По положению к исполнению обязанностей личного секретаря она могла быть допущена, но не в качестве доверенного лица» .

Это совершенно правильно. Личный секретарь того или иного должностного лица является лицом неответственным, а потому не может получать заданий, которые по своему секретному характеру не должны быть известны личному секретарю. Этого не мог не знать командующий Северным фронтом Парский, этого не могли не знать те члены Реввоенсовета, с ведома которых происходило это. Ответственность за это они несут не меньшую, чем командующий фронтом .

Кроме того, есть указания на то, что Е. Г. Парская принимала участие или по крайней мере присутствовала на заседаниях Реввоенсовета. Начштаба Костяев отмечает: «Парская присутствовала на всех заседаниях Реввоенсовета Северного фронта, на которых она не могла присутствовать». Более исчерпывающие и вполне заслуживающие доверия показания по этому поводу дает член Реввоенсовета Севфронта тов. Пятницкий. «Она (Парская) участвовала — вернее присутствовала на заседаниях Р. В. С. Севфронта. Я лично видел ее на трех заседаниях. На заседаниях она, по указанию Парского, делала заметки и давала ему на его вопросы все нужные ему справки. Иногда она даже вмешивалась в прения по вопросам, обсуждаемым на собраниях .

Должен заметить, что замечания ее, которые она делала, были незначительными и никакого влияния на обсуждение вопросов, по крайней мере, на тех заседаниях, где я присутствовал, не имели. Мне присутствие женщины, не члена Совета, показалось ненормальным. Я высказал свое недоумение другим членам Реввоенсовета Севфронта, на что те заявили, что это обыкновенное явление, и что она постоянно присутствует на собраниях Совета, ибо она личный секретарь Парского. От них же я узнал, что Парский считает присутствие ее необходимым, мотивируя тем, что она личный секретарь его». Это не отрицает ни Е. Г. Парская, ни б. командующий фронтом Д. П. Парский. Последний объясняет, что «необходимость ее присутствия в то время, как и других членов штаба, обусловливалась спешностью дела, когда у всех было много срочной работы. Приходилось отдавать тут же на месте нескольким лицам разнообразные приказания весьма срочного характера; часть их них я здесь же обыкновенно диктовал своему личному секретарю» .

Ясно, что личный секретарь присутствовал на заседаниях Реввоенсовета фронта. В данном случае не столько важна роль, какую она играла или могла играть в том или другом смысле, но порядок на заседаниях совета, точнее система работы на заседаниях совета (присутствие неответственных лиц), возглавляемого командующим фронтом. И нельзя же старому, заслуженному военному руководителю оговариваться, что «положения о личных секретарях в то время известно мне не было, и я не помню точно сейчас, было ли оно объявлено к тому времени» (Парский) .

Парский не мог не знать, что все военные законы, не противоречащие по существу законам Советской России, не вредящие интересам ее, не препятствующие усилению и проведению в жизнь диктатуры пролетариата остаются в силе. Допущенная ошибка в этом отношении не столько требует наказания, сколько свидетельствует о том, что Д. П. Парский занимал несоответствующее положение .

Но к тому же необходимо принять во внимание еще одно обстоятельство. Начштаба Костяев указывает: «Парская вмешивалась во все. Влияния в смысле оперативном иметь не могла, но в смысле личного подбора штабных служащих имела отрицательное значение, причем лучшие идейные работники подвергались косвенному преследованию и фактически старались из штаба уйти» .

И это косвенно подтверждается указанием б. командующего фронтом Парского. «Обычная работа ее заключалась… в ведении кандидатских списков, лично мне известных или хорошо рекомендованных доверенными людьми лиц». Ясно, что в руках личного секретаря командующего фронтом были нити, нити, ведущие и направляющие так, что нельзя было отказаться вмешаться в то или другое дело .

Кроме того, судя по показаниям, Е. Г. Парская как личный секретарь командующего фронтом, совершенно не соответствует этому назначению. Тов. Пятницкий показывает: «Елена Григорьевна (Парская) мне в смысле конспирации не внушает никакого доверия, ибо она крайне экспансивна, невыдержанна и вдобавок очень много говорит со всеми, по-видимому, чувствуя потребность крайне нервных натур — говорит очень много. Парский мне говорил, что Е. Г. крайне восприимчива к гипнотизму и является превосходным медиумом». Генштаба Малышев подтверждает это. «Для характеристики Парской могу сказать, что она любит много и со всеми говорить, это я заметил во время нашей поездки по фронтам». Об этом говорит сам собою факт сообщения Парской своих заданий Генштаба Малышеву, которому, по словам начштаба Костяева, «она по существу дела рассказывать ничего не могла». Видно, что Е. Г. Парская была совершенно не подходящей на должность личного секретаря командующего фронтом и совершенно недопустимой в качестве доверенного лица, присутствующего на заседаниях Совета, посвященного во многие секретные вопросы, выполняющего секретные поручения. Но это было личное желание Командующего фронтом, и это делалось с ведома Членов Р. В. С. фронта .

Итак, приходится считать установленным, что Д. П. Парский, будучи командующим Северным фронтом, поручал своему личному секретарю Е. Г. Парской задания, имевшие секретный характер, командировав личного секретаря — в сущности лицо неответственное — в качестве доверенного лица для выяснения этих секретных заданий. Кроме того, личный секретарь Командующего фронтом присутствовал на заседаниях совета. Такой порядок исполнения обязанностей этой должности является явно нежелательным и явно недопустимым, тем более, если принять во внимание характер жены Парского; командующий фронтом Парский поручал личному Секретарю — жене своей секретные задания для выяснения их, допуская присутствовать на заседаниях Совета фронта, зная при том, еще и характер жены, подвергая опасности военные тайны .

III.

По делу о передаче командующему Северным фронтом директивы за № 259 по всем адресам выясняется следующее. Директива командсева за № 259 о переходе 7 армии в наступление была передана, как видно из заявления, по следующим адресам:

Петроград, Штаокр командарму 7, Вологда командарму 6, копии — Серпухов главкому, Смоленск командзапрайона, Арзамас командвостфронта, Козлов командюжфронта, Петроград наморси и военкомпет. Директива была принята в Вологде дежурным по штабу Федоровым, в Серпухове — дежурным по штабу Васильевым, в Петрограде — дежурным комиссаром Мухиным, в Москве — дежурным комиссаром Погуторовым. Из сказанного видно, что директива оперативная — о наступлении 7 армии, совершенно секретного характера, была передана также и тем лицам, кому она не подлежала знать (так в документе. — А. Г.) по оперативным действиям. Тов. Пятницкий по этому поводу указывает: «Дм. П. Парский настаивал на том, что все оперативные директивы должны быть сообщены всем фронтам, что только в этом случае может быть необходимая координация действий, что мы всегда страдали оторванностью от других фронтов и что неосведомление об оперативных задачах всех фронтов — есть грубая ошибка». Командсев Парский подтверждает это в своем показании .

«Передача директивы была сделана на основании требования устава полевой службы, изд. 1912 г. §§24–26», «в целях общей ориентировки». Не будем возражать против осведомления соседних по оперативным действиям армий, но общая ориентировка, безусловно, должна зависеть от центра .

И нельзя в данном случае, как и вообще в подобных случаях, придерживаться мертвой буквы, устава полевой службы 1912 г., но нужно руководствоваться принципом целесообразности. Необходимо понять те условия, в каких приходится вести войну пролетариату Советской России, окруженной врагами не только извне, но и изнутри. Поэтому каждый неосторожный шаг грозит ударом в спину. Это должен был знать командсев Парский, принимая на себя ответственный пост командующего фронтом .

Нельзя усмотреть целесообразности в передаче упомянутой оперативной директивы по девяти адресам при данных условиях .

Нельзя не обратить внимания также на факт предупреждения со стороны других должностных лиц штаба Севфронта. Наштасев Доможиров докладывает: «По поводу рассылки директивы по многим адресам докладываю, что об этом в заседании Реввоенсовета вопрос мною был поднят, но ему не придали должного внимания. Член Р. В. С. Севфронта Пятницкий докладывает, когда я указал Д. П. Парскому, что мы должны ограничиться осведомлением только одного, в крайнем случае, двух фронтов, то мне на это было отвечено, что моя точка зрения ошибочна, что мы всегда страдали оторванностью от других фронтов…»

Кроме того, способ передачи директивы не всегда гарантирует сохранение тайны ее. Совершенно правильно директива была передана дежурным по штабам — ответственным лицам .

Но директива по своему характеру могла быть передаваема только доверенным лицам. Дежурный по штабу таковым не является .

Кроме того, директива в Смоленск и Козлов была передана через комиссара главной телеграфной конторы гор. Москвы, т. е. еще через третье лицо, когда не видно насущной необходимости передавать по этому адресу .

Итак, передачу командсев Парским оперативной директивы за № 259 по многим адресам и не вполне секретным порядком, приходится признать нецелесообразной. Конечно, в совершении данного факта не видно злого умысла, проявляется в нем лишь старый уклад мысли, не усвоившей и может быть не способной усвоить смысл и условия борьбы пролетариата. Но все-таки б .

командсев Парский является ответственным за это, как человек облеченный доверием Советской России и выдвинутый ею на передовые посты. Ответственным [и] являются и те члены Р. В. С. Севфронта, которые допустили такие действия командсева .

IV. По делу о нарушении приказа главкома о направлении Юрьевского полка выясняется следующее. Согласно директивы главкома за № 259/III Юрьевский полк из состава 6 армии следовало направить в Ямбург. Командсев Парский распорядился направить Юрьевский полк вместо Ямбурга на ст. Званка по следующим соображениям: 1) «Так как командующим армиями Северного фронта, а, следовательно, и ответчиком за его действия являюсь я, то я и счел вправе распорядиться этими войсками по своему усмотрению в зависимости от обстановки для выполнения тех боевых задач, которые были мне поставлены»; 2) «Фронтовых резервов у меня вовсе не было, а, между тем, предстояла боевая операция со всеми ее случайностями, и я должен был во что бы то ни стало образовать свой резерв .

Целью этого моего распоряжения о Юрьевском полке и было образование группы фронтового резерва на ст. Званка, в пункте которому я придавал чрезвычайно важное значение, учитывая большую угрозу, могущую всегда возникнуть по отношению к тылу 7 армии со стороны Финляндии» (Парский). Дальше в своем объяснении командсев Парский, основываясь на уставе полевой службы 1912 года добавляет: «Считаю себя вправе распоряжаться войсками фронта, вверенными мне, по своему усмотрению, в зависимости от склада боевой обстановки и тех общих задач, которые ставит мне высшее командование. Если бы я ограничился слепым, т. е. только дословным исполнением приказаний, то считал бы, что этим нарушил дух основного воинского закона и моя роль — роль доверенного и ответственного распорядителя на фронте, — свелась бы лишь к точной передаче приказаний, получаемых сверху» (Парский) .

В общем, против этого возражать не приходится. высшее командование указывает намеченную цель, дает определенную задачу, а решение задачи предоставляется командованию фронта .

Но этим не исключается право высшего командования, кроме цели и задачи, в отдельных случаях давать распоряжения применять те или другие средства для выполнения определенной задачи и достижения намеченной цели, право перегруппировки и переброски войск из одного фронта на другой и даже в определенном направлении и на определенный пункт в зависимости от склада общей войсковой обстановки. Высшее командование имеет в виду именно общее положение, общую обстановку, руководствуется необходимостью и целесообразностью в общем масштабе, поэтому нельзя пренебрегать определенными его указаниями и распоряжениями ради отстаивания прав самостоятельности. Это можно отнести именно к данному случаю. Это должен был знать и понять командсев Парский .

К тому же вопрос о необходимости направления Юрьевского полка именно на ст. Званку получает другой характер. Начштаба Севфронта Доможиров в своем докладе указывает: «Получив снова утвердительное распоряжение, я вторично доложил, что опасность со стороны Олонецкого перешейка и Финляндии в данное время невелика, особенно со стороны Финляндии, что Юрьевский полк численно настолько мал, что он, безусловно, не выполнит задачи фронтового резерва, что главком имел его в виду по всей вероятности использовать на важнейшем нашем направлении, как простое подкрепление слабым частям 7 армии» .

На это было указано им и членом Реввоенсовета т. Пятницким при первом обсуждении этого вопроса .

Итак, направление Юрьевского полка командсев Парским на ст. Званка, а не в Ямбург, приходится признать нецелесообразным, тем более, что этим было изменено определенное распоряжение главкома о переброске полка в Ямбург, которое в данном случае исполнить было необходимо. Вторичное распоряжение о переброске полка в Ямбург было исполнено, но разноречивость приказаний вызывала «болтание» полка между Званкой и Петроградом. Ссылка на устав полевой службы в данном случае неуместна. Не приходится усматривать в этом поступке преступления Государственного значения против Советской власти, преступления, повлекшего за собой тяжкие последствия, ибо совершение такового не было допущено. Но приходится усмотреть то, что Д. П. Парский, как командующий фронтом, не оправдал доверия Советской власти, не понял возложенных на него Советской Россией задач .

V. По делу о приглашении в штаб Севфронта С. Ф. Кичкина выясняется следующее. Б. командсев Парский по этому поводу дает следующее объяснение: «Я особенно старался тщательно подобрать, хотя бы часть работников в штаб фронта из числа людей, хорошо известных мне по прежней службе или, по крайней мере, хорошо рекомендованных товарищами, пользующимися моим безусловным доверием. Поэтому я пригласил на ответственную должность казначея штаба С. Ф. Кичкина, которого хотя и знал лично мало, но слышал о нем много весьма хорошего, как о человеке высокой честности, весьма опытном и способном к ведению денежных и хозяйственных дел». Скопинская уездная Чрезвычайная Комиссия сообщает совершенно другое. Уведомляя Р. В. С. Республики о предстоящем поступлении на службу в Реввоенсовет Севфронта кадетов группы г. Скопина, Павла и Сергея Федоровича Кичкиных, Ч. К. указывает, что упомянутые кадеты были взяты заложниками от г. Скопина, что «они вели себя открыто, как главари местной кадетской группы и игнорировали распоряжения Советской власти и несочувственно относились к Красной армии». Б. Командсев Парский свидетельствует, что ему совершенно неизвестно, каковы его отношения к Советской власти, но что ему приходилось слышать, что он отнюдь не принадлежит к числу контрреволюционеров .

В своем сношении председателю Рязанской Губчрезком от 26 октября б. командующий Северным фронтом Парский указывает, что «Реввоенсовет фронта предназначил С. Ф. Кичкина на одну из должностей в штаб и что телеграмма Реввоенсовета сегодня посылается». В своем показании он отрицает это, говоря, «приглашение С. Ф. Кичкина на службу в штаб фронта исходило исключительно от меня, а не от Реввоенсовета» .

Уже из сказанного ясно, в какое противоречивое положение попал б. командсев Парский. Все-таки невозможно усмотреть злого умысла или же цели окружать себя противниками Советской власти в приглашении в штаб Кичкина, но это указывает на грозную неосторожность в приеме ответственных лиц в штаб Северного фронта .

Заключение: Из всего изложенного можно усмотреть следующее. Объезд частей и штабов войск, расположенных на фронте, нельзя признать ненужным, но все-таки вся поездка в совокупности, включая поездку для доклада Главкому, была слишком продолжительной. Дальше, поручая своему личному секретарю важные и секретные задания для выяснения их, передавая оперативную директиву за № 259 по многим адресам и не вполне секретным порядком, приглашая в штаб Кичкина, скопинского кадета, б. командсев Парский проявил недопустимую неосторожность, а, направляя Юрьевский полк вместо Ямбурга на ст .

Званка и, таким образом, не исполняя директивы высшего командования, проявил непонимание политики Советской власти, предполагая развить военные действия с Финляндией. Конечно, нельзя усмотреть во всем этом злого умысла б. командсева Парского или его желания вредить интересам Советской России .

Но это показывает, что Д. П. Парский как команд. фронтом не соответствовал своему назначению и, таким образом, не оправдал доверия Советской России .

«31» января 1919 г .

Военный следователь Революционного военного трибунала Республики Ад. Анскин

–  –  –

а втор текстов, написанных в камере Лубянской тюрьмы ОГПУ СССР, — Александр Александрович Потехин (1896–1933). Родился в Калужской губернии. Дворянин, сын исправника Александра Ивановича Потехина. Окончил Калужскую гимназию и военное училище. Выпущен в чине прапорщика. Участник Перовой мировой войны, Белого движения: служил в Марковской артиллерийской бригаде, заведующий политчастью, штабс-капитан1. Эвакуировался в 1920 г. из Крыма на Лемнос. Жил с мая 1921 до 1923 г. в Сараево. Затем в апреле 1923 г .

переселился в Прагу. Окончил в 1928 г. Русский юридический факультет. В 1925–1926 гг. входил в студенческую группу евразийца П. Н. Савицкого. Затем вместе с народным социалистом В. С. Озерецковским2 работал в Праге для активистского журнала «Борьба за Россию», пытавшегося объединить левых и правых эмигрантов на платформе свержения коммунистической власти .

ЦА ФСБ РФ. Д. Н-7833. Т. 3. Л. 150–151 .

Озерецковский Вениамин Сергеевич (1888 — после 1948), окончил физикоматематический факультет Московского университета. Член Юридического общества. Член Трудовой народно-социалистической партии, член правления издательства «Задруга». По постановлению Коллегии ГПУ от 8 сентября 1922 г. выслан из СССР в 1922 г. Жил в Праге. Работал в Земгоре. Член организации «Борьба за Россию». После 1945 сотрудничал в издававшейся в Чехословакии советской газете .

Секретарь группы поддержки журнала «Борьба за Россию»

Был агентом базировавшейся в Праге и Варшаве организации «Опус», перебрасывавшей в СССР антисоветскую литературу .

В конце ноября 1928 г. А. А. Потехин с заданием редактора журнала «Борьба за Россию» Сергея Мельгунова пробрался в СССР через польскую границу, нелегально побывал в Москве3. Затем Потехин благополучно тем же путем вернулся в Польшу, побывал в Париже, поселился в Праге. Его заметки о поездке были опубликованы журналом «Борьба за Россию» под заголовком «Мои впечатления» за подписью «Курьер»4 .

Главными впечатлениями автора были ощущение финансово-экономического краха, видимый рост числа недовольных и заметное усиление репрессий. Но текст он свой завершал оптимистично: «Народные массы насторожились. Что будет — неизвестно, но то, что произойдет грандиозный взрыв, который покончит с существующей властью, в этом имеется довольно твердая уверенность. Во что выльется этот взрыв, будет ли это стихийно-анархическое восстание безработных и крестьянской массы красной армии или взрыв примет организованные формы выступления крестьянского Бонапарта — сказать нельзя. Одно ясно, что грядущая власть должна опереться на широкие массы российского крестьянства и вести национальную политику в интересах основного пласта населения России — ныне ограбленного и разоренного большевиками крестьянства»5 .

Поездка и публикация наделали много шума. Группа интеллигентов, с которыми Потехин пообщался в Москве, была через полгода арестована. Известнейший московский адвокат Сергей Павлович Ордынский умер в тюрьме во время следствия. Беседовавшие с эмиссаром близкие когда-то к Трудовой народно-социалистической партии и Сергею Мельгунову служащие кооперации Иван Игнатьевич Большов, Иван Давыдович Ринкман, магистр истории Иван Иванович Мосолов получили по 10 лет лагерей. За недоносительство зубному врачу Елене Александровне Ордынской-Никитиной дали 5 лет. Ее подругам Людмиле Ивановне Солбовой-Толпыго и Надежде Николаевне Шполянской, только слышавшим о приезжем, — по 3 года ЦА ФСБ. Д. Н-7833. Т. 2. Л. 159–160 .

Курьер [А. А. Потехин]. Мои впечатления (По разговорам на местах) // Борьба за Россию. 1928–1929. №№ 110–114 .

Курьер [А. А. Потехин]. Мои впечатления (По разговорам на местах) // Борьба за Россию. Декабрь 1928. № 110. С. 10 .

концлагеря. 3 года лагеря получила и узнавшая о приезде Потехина от Мосолова жившая в Ленинграде Надежда Бернардовна Эмлер67 .

В то же время в 1929 году выявить все связи Потехина в Москве ОГПУ не удалось. После поездки в СССР Потехин жил в Париже, Праге. В 1929–1930 гг. работал в Варшаве журналистом в эмигрантской газете «За свободу». В 1929 г. наладил связи с Русским общевоинским союзом (РОВС), с главой галлиполийского землячества в Праге генералом В. Г. Харжевским8. Провел по его поручению переговоры с польской военной разведкой .

Вместе с приехавшим из Болгарии выпускником кадетского корпуса Дмитрием Федоровичем Потто (1904–1933) в сентябре 1931 г. при помощи польской разведки перешел границу СССР в Белоруссии. Через Калугу Потехин добрался до Москвы с целью разведки и, возможно, подготовки покушения на Молотова или Сталина .

23 сентября 1931 г. оба были схвачены агентами ОГПУ на Ленинградском вокзале в Москве. Для того, чтобы спасти от расстрела родственников (брата и сестру) и друзей, предоставивших ему кров, Потехин выдал все свои контакты в Советской России и дал на следствии подробные показания .

Александр Потехин заявил: «Я являюсь членом РОВС’а, исповедующим террор в качестве оружия политической борьбы. Ген. Харжевский9 командировал меня в СССР для разведки обстановки и условий для террористической деятельности. […] Если бы я встретил в бытность свою в Москве Сталина или МоБывшая сотрудница издательства «Задруга», студентка Ленинградского университета .

ЦА ФСБ РФ. Д. Н-5453. Л. 185–186 .

Харжевский Владимир Григорьевич (1892, Литин — 1981 Лейквуд, США):

Руководитель Галлиполийской группы в Праге, генерал-майор. Учился в Горном институте в Санкт-Петербурге. Призван в армию в 1914 г. в чине прапорщика. В 1917 — капитан. Участник похода отряда Дроздовского из Румынии на Дон. Участник Второго Кубанского похода. С июня 1918 по октябрь 1919 — офицер 1-го Дроздовского полка, с октября 1919 — командир 2-го Офицерского стрелкового генерала Дроздовского полка, полковник. В сентябре 1920 генерал-майор, командир Дроздовской дивизии в боях в Северной Таврии и на Перекопе. Эвакуировался с дивизией в ноябре 1920-го в Галлиполи. С 1921 г. — в Болгарии, с 1924 — в Чехословакии .

Окончил Горную академию в Пшибраме. Инженер. С 1944 жил в Германии, с 1945 — в Марокко, с 1956 — в США. С 1967 — начальник РОВС .

В текстах допросов фамилия пишется и как Хоржевский, и как Харжевский .

В публикации опечатки везде исправлены .

лотова и опознал бы их, я бы стрелял, поскольку убийство их отвечало бы идее центрального террора. […]»

«По вопросу о своих политических убеждениях я уже показывал и вновь подтверждаю: я явлюсь националистом-активистом .

Для меня целью является создание великой свободной России .

Причем в эту формулу я вкладываю то содержание, которое вкладывается каждым националистом .

Образ правления в будущей России должен решать русский народ свободным волеизъявлением. Я являюсь сторонником активной борьбы с советской властью — всеми способами и средствами, имея в виду единую и единственную цель, которая обозначается с моей точки зрения одним словом — Россия […] .

Я националист-активист, считающий, что форма и образ правления грядущей России должен установить путем свободного волеизъявления русский народ. На пути к освобождению русского народа предстоит борьба с диктатурой коммунистической партии, диктатурой очень сильной. В борьбе с диктатурой допустимы все средства, которые ведут к победе. Я явлюсь сторонником республиканского образа правления, опирающегося на интересы большинства населения»10 .

«Если бы в это время, когда я был у Кремля, мне удалось встретить т. Сталина или другого вождя, я, не задумываясь, открыл бы по нему огонь»11, — с юношеской бравадой заявил на допросе в ОГПУ Дмитрий Потто12 .

Сделка с ОГПУ осуществилась лишь отчасти. О судьбе жившей в Калуге сестры Потехина у автора данных не имеется. Но брат Николай, дававший Потехину место для ночлега, продолжал работать в Москве бухгалтером и был репрессирован только в январе 1935 г.13 Получил 5 лет лагерей. Выжил .

Давший офицерам приют в Москве двоюродный дядя А. А. Потехина, профессор медицины, сотрудник Института физиатрии и ортопедии Николай Ильич Коротнев получил 10 лет лагерей, был расстрелян в Сандормахе в 1937 г. Его жена Эмилия Альбертовна умерла на Лубянке во время следствия. Племянница Нина Коротнева, дочь — Софья Коротнева и ее муж — профессор исЦА ФСБ. Д. Н-7833. Л. 186 .

ЦА ФСБ. Д. Н-7833. Т. 4 Л. 5 .

Подробный рассказ о переброске А. А. Потехина в СССР опубликован автором в журнале «Родина» (№ 5, 2011) и в книге автора «Соблазн активизма .

Русская республиканско-демократическая эмиграция 20–30-х гг. XX века и ОГПУ СССР» (М., 2011) .

ЦА ФСБ РФ. Д. Р-35 980. Л. 2–6 торико-философского института Георгий Михайлович Пригоровский были высланы в Сибирь на 10 лет14. Специалист по древней истории Г. М. Пригоровский был расстрелян в 1937 г .

Александр Потехин в своих показаниях не разочаровал заказчиков, но его надежды не оправдались: после полутора лет заключения, получив все им необходимое, от небесталанного журналиста и юриста чекисты избавились .

8 марта 1933 г. А. А. Потехин и Д. Ф. Потто Коллегией ОГПУ СССР приговорены к расстрелу15. 27-летний Дмитрий Потто был расстрелян 9 мая 1933 г.16 Дата исполнения приговора в отношении Потехина в документах отсутствует .

Потехину и Потто Заключением Генпрокуратуры РФ от 30 декабря 2002 г. было отказано в реабилитации, «поскольку они прибыли на территорию СССР для совершения террористического акта» .

Между тем из дела видно, что никаких реальных террористических действий на территории СССР они не предпринимали .

Вывод прокурора строится лишь на том, что оба имели оружие, на не вполне добровольных признаниях обвиняемых в намерении и готовности вести террор. Не учтено и то, что казнены они были согласно решению неконституционного внесудебного органа .

В деле Потехина и Потто были обнаружены написанные в тюрьме в 1932 г. заметки А. А. Потехина о жизни русской эмиграции. В этой публикации представлено написанное на Лубянке эссе А. А. Потехина «Лицо эмиграции», его дополняют рассказывающие о жизни русских эмигрантов в Чехословакии отрывки из допросов, которые «иллюстрировали» общие рассуждения автора .

Поставленные перед Потехиным следователями вопросы говорят о желании ОГПУ получить своего рода «пособие», которое помогло бы ее агентам вживаться в эмигрантскую среду, знать слабости и привычки русских пражан. Ему были предоставлены списки русских эмигрантов — более сотни человек, некоторым он дал развернутые характеристики. Публикуются наиболее интересные биографические заметки А. А. Потехина о русских эмигрантах в Праге, независимо от того, оставили ли их герои яркий след в истории России .

Автор выражает благодарность кандидату исторических наук В. Г. Чичерюкину-Мейнгардту (РГГУ), чьи работы о РОВС в Праге помогли в подготовке комментариев к публикации .

ЦА ФСБ, Д. Р-48 015. Т. 1. Л. 1–2 .

ЦА ФСБ. Д. Н-7833. Т. 2. Л. 5 .

ЦА ФСБ. Д. Н-7833. Т. 1. Л. 4 .

Александр Потехин. Лицо эмиграции (1932) Чрезвычайно трудно говорить о лице эмиграции. Пожалуй, самой характерной чертой является то, что на этом расплывчатом туманном лице нет характерных черт. Эмиграция распылена, разделена перегородками, как горизонтальными, так и вертикальными .

Эмиграция в Югославии резко отличается от эмиграции в Чехословакии или во Франции. Государства отложили свой отпечаток на характер и быт эмиграции в каждой стране. Горизонтальные перегородки, безусловно, имеются. В эмиграции есть прослойка, правда, очень тонкая, людей, или сохранивших средства, или нажившихся в эмиграции на разных коммерческих предприятиях, включая сюда выгодные браки, не столько на богатых невестах, сколько на богатых женихах из числа всевозможных «нуворишей», ищущих «родовитых невест» .

С этой категорией лиц мне лично не приходилось сталкиваться. Знаю, что они избегают «русских голодранцев», боясь, что у них попросят «на бедность» … Среди эмигрантской массы эти люди не пользуются ни любовью, ни уважением. Живут они своей замкнутой жизнью, вращаясь исключительно среди иностранцев .

Поскольку на Западе все определено наличностью, постольку, вероятно, они пользуются уважением среди влиятельных кругов, которые «делают» политику и доллары .

Основной пласт эмиграции составляют люди, которые своим горбом зарабатывают себе кусок хлеба. Им пришлось выдержать страшную конкуренцию с рабочими-иностранцами — местными жителями. Большинство как-то устроилось, стали десятниками и помощниками инженеров, попали в постоянный кадр. Работать приходилось зверски, брать «пьесы» (аккордные работы) для того, чтобы сменять поношенное «хаки» на европейский костюм .

Из рядов молодежи кое-кто пробился в инженеры .

Если в роли чернорабочего знание языка не обязательно, то в дальнейшем с этим вопросом приходилось весьма и весьма сталкиваться. Большинство языков не знало, и теперь едва освоилось, особенно старики, которым приходится туго. Большинство из них за нищенское вознаграждение служат сторожами, невзирая ни на диплом, ни на генеральский чин. Школу тяжелого физического труда прошли почти все, начиная с шахт на Пернике в Болгарии, через бетонные работы в Центральной Европе, кончая заводами «Рено» и «Ситроена» .

Тяжелая работа отложила свой неизгладимый след. Люди ушли в себя, замкнулись и смирились со своей судьбой. Большинство обременено семьями. Всякий заработанный франк идет на семью, или на то, чтобы обеспечить себя на черный день. Во Франции это особенно важно, т. к. социальное страхование там проведено весьма относительно только в последнее время. Нормально при всякой поломке руки или ноги рабочие просто выбрасывались на улицу на попечение частной «благотворительности» .

Люди этой категории не могут позволить себе какихлибо. излишеств. Нормально это трезвые и скромные труженики, завоевавшие себе не только положение десятников, но и уважение среди рабочих-иностранцев. О штрейкбрехерстве этих людей я иногда читал в радикальных эмигрантских изданиях, но этого упрека мне не приходилось слышать от рабочихиностранцев, местных жителей. Им отлично известно, что участие в забастовке для рабочего-иностранца равносильно не только го выгоне с завода, но и высылке из страны. Обычно сами рабочие перед забастовкой говорят такому человеку: «Ты — приходи» … Трудно говорить об общем отношении со стороны иностранцев к русским рабочим-эмигрантам. Во Франции все рабочие «на ты», «на ты» они обращаются и к русским, не делая никакой разницы с прочими рабочими. На заводах живут дружно, шоферы — ругаются. Но тут опять-таки особая атмосфера. Шоферы — это особый мир в Париже. Драки и поножовщина среди шоферов — обычное явление .

Для всего Запада характерно то, что там развит большой пиетет ко всякому мастеру, десятнику, словом, к рабочему высокой квалификации. Конечно, пиетет этот ограничен узкими рамками завода, рабочего квартала, лавочки и квартиры, но в этих рамках и проходит весь день русского рабочего-эмигранта. Также как и все рабочие, в воскресенье он спит до десяти утра, медленно одевается, обедает, надевает «выходной костюм» и отправляется погулять с женой, а если не женат, то отправляется к приятелям и надирается в доску. Тут он идет дальше иностранца. У него не «грошовая душа», а широкая русская натура. Семейные кончают воскресенье, если не с гостями, то в кино .

Характерно, что 99% русских этой категории смотрят на все иностранное с величайшим презрением и чувством собственного превосходства. В эти немногие минуты воскресного отдыха он отдает дань своим националистическим эмоциям, а в понедельник в 7 утра он становится на работу часов на 10, следовательно, вне дома нормально часов 12 и так изо дня в день до вечера субботы .

Какая тут политика, какая идеология? Далеко не все успевают пробежать газету, для большинства 15 франков в месяц — слишком большой расход. Считают, что если будет что-нибудь интересное, то все равно расскажут… И так течет жизнь этих людей день за днем без просвета и без передышки, если не считать минуты личных радостей и огорчений .

Примерно по рассказам также живут эти люди в Германии и Австрии. По рассказам и по мимолетным впечатлениям там большее врастание русских в местную жизнь и меньшая обособленность, чем во Франции, где, собственно говоря, все обособлены .

В Чехословакии — сейчас я не беру иждивенцев — есть две категории: 1) инженеры, вкрапившиеся по заводам, главным образом, в провинции, в частности в Пльзене на шкодовских17 заводах, 2) Казаки-земледельцы, целиком растворившиеся в чешской деревне и изрядно забывшие русский язык. Благодаря сугубо националистическим законам о труде иностранцев и неизжитому еще цеховому строю, попасть на чешскую фабрику в качестве рабочего почти невозможно. Лично мне это не удавалось, и приходилось становиться чернорабочим на постройках или на сельскохозяйственные работы. Эмигрантов-рабочих на фабриках в ЧСР — мало и их влияние ничтожно. Пролетариат в ЧСР страшно расслоен, среди рабочих заметно чванство. Квалифицированный рабочий не разговаривает с чернорабочим, а мастер (старший мастер) — особа «грата» .

Продвижение по лестнице рабочей иерархии чрезвычайно сложно и все-таки кое-кто из русских достиг мастерского звания. Стоит ли говорить, что он совсем очешился. Кое-кто принял подданство и устроился в госаппарате, главным образом, в Карпатской Руси18 и в Словении. Работают там на ролях врачей, учителей, мелких чиновников. Большинство целиком ушло в работу и растворилось в местной жизни. Кое-кто выписывает эмигрантские газеты, а масса читает чешскую желтую прессу .

Характерно для эмиграции в ЧСР, что она рассасывается .

Большинство едет во Францию или в колонии, единицы направОружейные и машиностроительные заводы фирмы «Шкода» (koda Plze) .

Современная Закарпатская область Украины. В 1920–1930-е регион с преимущественно русинским и венгерским населением входил в состав Чехословакии с 1919 по 1939 гг. Карпатской Руси должна была быть в рамках ЧСР обеспечена автономия, но она была частично предоставлена только в 1938 г .

ляются в Латинскую Америку. Едут туда люди, получившие образование во ВТУЗах и на медицинском факультете .

Больше всего вросла в местную жизнь эмиграция в Югославии. Там она заняла среднекомандные высоты в промышленной жизни и госаппарате, в области искусства она стала там гегемоном. Правда, большинство эмигрантов приняло подданство и ушло в местную жизнь .

Р.[S.] Кадетские Корпуса Югославии19 поставляют рекрут в Сербские военные училища .

Болгарскую жизнь я знаю не лучше Югославянской, т. е. весьма поверхностно. Общее впечатление, что там живут еще беднее и работают в еще более тяжелых условиях, чем в других странах .

Масса работает физическим трудом, приобретая квалификацию в этой области .

В Польше внешние условия несколько лучше. Там физическим трудом почти никто не работает (теперь). Те, кто работал на лесозаготовках уехал или во Францию, или в Америку. Внешние условия там, пожалуй, лучше, если не считать правительственного нажима и полицейских трудностей .

Если всюду в Западной Европе эмигранты живут в каморках, в подвалах или на чердаках, то в Польше живут в комнатах и даже в квартирах. Объясняется это тем, что там осталось сохранившее довоенные квартиры русское население, которое слилось с эмиграцией. Трудно узнать там, кто эмигрант, кто подданный, кто занимает промежуточное положение и живет по «карте побыта»20. Эмигранты рассосались в местной жизни и работают в качестве мелкой интеллигенции .

Кризис в Польше чувствуется еще больше, чем где бы то ни было. С «реформами» Пристора21 интеллигенцию поразогнали и выбросили на улицу. Заработать буквально нечего. Живут в сравнительно хороших комнатах и голодают, в то время как на Западе кризис, хотя и сильно ударил по эмиграции, но все-таки квалификация спасла многих рабочих при выгонке. О кризисе я скажу ниже. Здесь я в общих чертах обрисовал внешние условия жизни основной толщи эмиграции, которая политикой не занимается и живет в тяжелых условиях борьбы за кусок хлеба. Не будет Имеются в виду русские кадетские корпуса .

–  –  –

Александр Пристор (Aleksandir Baej Pristor); (1874–1941, Москва, Бутырская тюрьма), премьер-министр Польши в 1931–1933, затем в 1933–1938 — маршал Сената .

преувеличением сказать, что количественно такой эмиграции подавляющее большинство. Это бесформенная масса отдельных людей, которая вынуждена думать об одном: перебиться, чтобы не умереть с голоду, и эта забота отнимает у нее все время, особенно теперь, когда голод стал неотвратимой реальностью Поскольку я заговорил о пластах, отметив тонкую прослойку богатых и основную толщу трудовой эмиграции, приходится отметить две разновидности, еще два слоя — это иждивенцы и подонки .

В первые годы всевозможные правительства, особенно славянских стран, довольно щедро раздавали субсидии. Субсидии эти давались не только, вернее, не столько студентам высших школ, сколько бывшим профессорам, инженерам, докторам, журналистам, писателям и т. д. и т. п. Теперь эти субсидии почти всюду прекратились, и получатели их перешли (в массе) в основной слой трудовой эмиграции или опустились и стали просто подонками общества .

Надо сказать, что в буквальном смысле подонков общества среди эмигрантов сравнительно мало. Уголовная статистика всех стран отмечает весьма малую преступность в рядах эмигрантов. Сравнительная статистика отмечает, что не только в процентном отношении, но даже и количественно дореволюционная эмиграция пользовалась ночлежными домами гораздо чаще, чем нынешняя. Среди преступлений преобладают мошенничество, мелкие кражи и т. п .

Всюду, конечно, можно встретить русских эмигрантов оборванцев, нищих и пропойц, но их сравнительно мало. Дошедшие до крайности находят в себе силы покончить самоубийством. Самоубийства довольно распространены, особенно теперь .

Но, если внешняя деморализация сравнительно незначительна, то внутренняя несравненно шире, особенно среди тех кто получал субсидии, лишился их и готов на все, чтобы снова найти благодетеля и, на худой конец, благодетельницу. В этом отношении пример дают титулованные. В Болгарии, например, кличка «князья» является синонимом «сволочи» .

Стоит ли говорить, что среди всей этой массы людей, которые не только занимаются, но просто интересуются политикой — маленькая горстка, отношение к которой скорее ироническое. Политика — дело грязное… Без организации вы ничего не сделаете, а где организация, там и провокации. В этом убеждены все, и поэтому считают правильным «держаться подальше от греха» .

«Знаете, у меня в России родные… Играть их головами я не намерен» .

Боятся и местной полиции. «Все-таки, знаете, политика… Мы здесь не у себя дома». Таковы политические рассуждения массы .

Главное, не до политики, когда жрать нечего или приходится работать по 72 часа в неделю на сдельщине .

Образно соотношение между эмигрантской массой и людьми, «занятыми политикой» можно сравнить с огромной осенней лужей в случайно теплый осенний день, который вызвал к жизни с десяток комаров-толкачей. Вялые толкачи по инерции как шаманы проделывают ритмические движения, кружась над болотной лужей. Возможно, что «толкачи» воображают, что представляют собой, если не все болото в целом, то, во всяком случае, лужу, над которой они вытанцовывают свои предсмертные судороги. Так и политиканы толкутся над эмигрантским болотом, не понимая того что они отделились от болота и живут своей толкочиной жизнью. Они сами по себе, болото — само по себе… Велико эмигрантское болото, и, право, не знаю, есть ли там проточная вода. В эмиграции можно задохнуться от одного сознания: каждый день одно и тоже… И это говорит человек, который вел максимально разнообразный образ жизни .

Я постараюсь начертить средний тип маленького человека, ставшего политическим эмигрантом. Их — основная масса, в конце концов, они определяют лицо эмиграции. Не буду здесь касаться истории, беру акт таким, каким он есть. Начну с чисто внешних признаков .

Маленькая комната подметена чисто. Мебели в ней немного. Кровать застлана потертым одеялом времен эвакуации. Застелена аккуратно, по-военному. В углу висит образ Спасителя, под ним иконка Благовещения. Белый Архангел Гавриил приносит радостную весть Богородице-Деве. У образов горит лампадка, и ее красный мигающий свет бросает блики на стены полутемной комнаты подвального этажа .

На стенках развешаны открытки. Великий Князь Николай Николаевич 22 окружен умершими героями белого движения с генералом Врангелем 23 во главе. На противоположной

Великий Князь Николай Николаевич (1856, Санкт-Петербург — 1929, Анstrong>

тиб), Верховный Главнокомандующий всеми сухопутными и морскими силами Российской Империи (1914–1915), Наместник на Кавказе и главнокомандующий Кавказским фронтом (1915–1917). В эмиграции с марта 1919. С 1924 принял на себя общее руководство РОВС. Русским Зарубежном Съездом, проходившим в апреле 1926 в Париже, был признан «вождем» .

Врангель Петр Николаевич (1878, Новоалександровск — 1928, Брюссель) .

Участник Русско-японской и Первой мировой войн. Генерал-лейтенант. С янстенке большая фотография Кремля. Под ней портреты… По старомодным костюмам нетрудно догадаться, что это его мать, отец и близкие. Фотографии с большим трудом удалось «выцарапать из Советской России». Так, по крайней мере, кажется владельцу комнаты. Тут же пришпилены две—три женские головки. Если это не популярные кинозвезды, то, очевидно, симпатии… Возможно, что это и не симпатии, так просто выпрошенные фотографии какой-нибудь любительницы сниматься, которая раздает направо и налево ненужные ей, надоевшие дубликаты. Но тут они приобретают особый смысл. Когда реальность беспросветная, на сцену выступают иллюзии, которые становятся реальностью в его субъективном сознании .

Стол покрыт листом промокательной бумаги. В углу лежат книги и пожелтевший номер когда-то купленного «Возрождения». Среди книг под низом лежит «Евангелие». Владелец комнаты — не Жанна24. Евангелие он прячет. Хотя к нему редко заходят, но все-таки могут зайти .

Внизу под столом, накрытые чистой, но старой тряпкой, стоят кухонные принадлежности. Среди них — примус. Это камень преткновения и причина крупных разговоров с хозяйкой, которая считает, что примус портит стены. Но без примуса невозможно свести бюджета, и, главное, нельзя вскипятить чай .

Чай имеет гораздо большее значение, чем простое утоление жажды, и возможность протолкнуть в пищевод колбасу с хлебом. Конечно, иностранцы перегибают, утверждая, что чай для русских имеет религиозно-обрядовое значение. Это пересол, но в чаепитии имеется все-таки элемент, если не национальной гордости, то национального обособления. В самом деле, не станет же он хлестать на ночь пиво, как немец, или «ординет» (красное вино) как француз, или черное кофе как на Балканах… В углу стоит шкаф. Там аккуратно сложенное белье, тщательно завернут в простыню черный костюм и брюки в полоску .

Сшить их удалось путем долгих усилий. Понадобилось много не только выдержки в смысле урезывания себя, но и дипломативаря 1919-го командовал Кавказской Добровольческой армией. Правитель Юга России и Главнокомандующий Русской Армии в Крыму и Польше (1920) .

Эвакуировал Русскую Армию из Крыма в ноябре 1920. С 1922 — в Королевстве СХС. В 1924 создал и возглавил РОВС. С 1927 в Бельгии. Работал инженером. Умер от скоротечного туберкулеза. По одной из версий — отравлен агентами ОГПУ .

Жанна Д’Арк .

ческих способностей, чтобы условиться относительно рассрочки, чтобы и материал был поставлен хороший, чтобы это было и не очень дорого, но солидно… Черный костюм и брюки в полоску надеваются редко, но он также необходим, как года четыре тому назад заветной мечтой сотен тысяч эмигрантов был синий костюм, в котором можно было показаться всюду… На этом пути приносились человеческие жертвы. Каждый эмигрант Центральной и Западной Европы знает случаи, когда люди морили себя голодом и вгоняли в туберкулез и затем в могилу из-за синего костюма… Тут играло роль не столько франтовство и желание кого-то «обольстить». Может быть, играло роль и это, но главное — надоело всем останавливать на себе взоры прохожих, будь то кино или просто воскресная улица, когда сразу по костюму определяют: «Ах, это бедный русский» .

Вот это сожаление, это слащавое участие надоело и больно било по самолюбию. В Европе скрыть свою бедность можно только хорошим костюмом, а скрыть эту бедность надо, чтобы избавиться от лицемерных вздохов сытых мещан, которые не прочь потолковать о русской трагедии после 500 грамм свинины, залитых двумя литрами пива… Рядом с черным костюмом и завернутыми ботинками, и парадной шляпой висит обычный, который чередуется рабочей синей блузой. Каждый из них висит на вешалке, сменяя другой… Вот примерно внешняя обстановка комнат среднего эмигранта. Тут, конечно, встречается масса разновидностей. Конечно, у семейных вносятся кое-какие коррективы. Далеко не у всех вы встретите портреты белых вождей. Если на столе валяются «Последние новости», то на стенках вывешены портреты Толстого, Некрасова, Чернышевского и Герцена. Кнопками прикреплена фотография безрукой статуи Венеры Милосской и развалины Акрополиса. Обычно в такой комнате больше книг, часто иностранных, больше хаоса и беспорядка. Зачастую на полу валяются спички и окурки выплюнутых из мундштука сигарет .

Редко кто не украшает своих комнат. Есть у людей какие-то глупые привычки проявить свое «я» вовне, хотя бы это и ограничивалось всего-навсего пределами своей комнаты, вернее ее стен. Это уже одно указывает на то, что человек «скрытничает». Таких людей вообще очень мало. Хоть и стали люди замкнутыми, хотя и ушли в себя, но в своей комнате каждый хочет себя чувствовать в своей атмосфере .

В шесть часов утра комната оживает и приводится в порядок .

Движения хозяина настолько автоматизированы, что вы наперед знаете, что предшествует чему… И этот автоматизм тянется не только в течение всего дня на заводе. Нет, он продолжается вплоть до того момента, когда он становится безработным и начинает рыскать в поисках работы… Конечно, было бы большой ошибкой думать, что у этого человека, включенного в трансмиссию производства, нет внутреннего мира, нет своей философии… Правда, последняя часто укладывается в одной цветистой фразе, иногда даже в одном слове: наплевать… Но дело не в «философии». Чем живет этот человек?.. Если это старик, то, конечно, живет он прошлым. Но старики повымерли или поставлены в такие тяжелые условия жизни, что о прошлом считают лучшим и не вспоминать. Конечно, среди эмигрантов имеется категория людей, которая вытравила у себя мысль о России, превратившись в иностранцев, ненавидящих не только Россию, но и все русское. Таких сравнительно немного .

Держатся они особняком, и стараются не встречаться с «этими эмигрантами», Было бы, конечно, большим преувеличением сказать, что вот эти маленькие люди, ставшие политическими эмигрантами, только и думают, что о России. Нет, конечно. Жизнь с ее реальностью властно втиснулась даже в самые интимные уголки его души, поставив свои задачи и требования .

Россию-Русь переживают эмоционально. Характерно, что среди книжек вы всегда найдете Есенина с его гимнами «О Русь .

Малиновое поле», с «известкой колоколен», на которых «невольно крестится рука», и наряду с этим создавшим «Москву Кабацкую». Несколько лет тому назад Есенина поносили. Теперь его томики читают, читают внимательно, возможно, и потому, что на него ополчилась официальная советская критика .

Россию переживают, как рождественскую елку. Как хорошее, хорошее воспоминание, связанное с детством. Унылая равнина с болотами и перелесками кажется каким-то лучезарным миром, в котором все чудесно .

Любят не только коробку, футляр. Россия — это огромный массив в одну шестую часть земной суши. Русский народ, в представлении вот этого маленького человека является самым большим, самым талантливым народом в мире. Народнического преклонения перед этим народом нет по той простой причине, что он не противопоставляет себя народу, а чувствует себя его звеном, частью этого единого целого во всем его многообразии .

Поэтому он ненавидит всяких сепаратистов (особенно украинских), считает себя вправе ругательски ругать русский народ за его инертность, пассивность, но в данном случае он себя ничуть не противопоставляет народу .

Несмотря на всю убогость жизни со всеми ее теневыми сторонами, несмотря на то, что его расценивают только как рабочие руки, живя на Западе, он гордится тем, что он русский. Не зная языка, с западной техникой он освоился скорее, чем другие иностранцы .

На его глазах простой русский крестьянин, вместе с ним ставший эмигрантом, великолепным образом освоился с гордостью Запада, с его техникой, и работает как лучший заправский мастер. Вера в способность, в талантливость русского человека основана у него на опыте, который у него всегда перед глазами .

Безусловно, эмигрантская масса сделала очень много для ознакомления Запада с русской культурой, главным образом, в области искусства. Я бы не сказал, что масса этих людей не интересовалась жизнью современной России. Интерес есть, даже большой, который перемежается тоскливым сознанием своей оторванности .

Жизнь в Советском Союзе они представляют в самых общих чертах, но представление это весьма и весьма относительное, и окрашено в общий цвет непримиримости по отношению к режиму нынешней диктатуры .

Во всех читальнях на видном месте висят советские газеты:

«Правда», «Известия», «Вечерняя Москва» … Но мало кто читает эти газеты. Сложилось какое-то общее мнение, что советская пресса ни в малой степени не отражает подлинной жизни. Скажу, что и в отношении к зарубежным изданиям, освещающим жизнь в Советском Союзе, отношение достаточно скептическое. Рядовой эмигрант считает, что «врут и те, и другие» .

Вот это общее неверие и является одной из характерных черт, определяющих массовый отход от политики. Но, если в массе эмиграция отошла от политики, то это не значит, что у каждого эмигранта нет своего, если не политического идеала, то какого-то переживания в этой области. Не будет большим преувеличением сказать, что у каждого эмигранта в этой области есть свой рецепт спасения родины .

Среди всего этого хаоса «отдельных мнений» можно схематически набросать некоторые общие линии. Я уже говорил о непримиримости по отношению к нынешнему режиму диктатуры .

Современный строй считают совершенно неприемлемым. В этом отношении имеются разве только теневые разногласия. Всякая попытка даже сменовеховства заранее обречена на гибель, поскольку она рассчитана на эмигрантскую массу. В этом отношении чрезвычайно характерен провал евразийства .

Второй общей чертой является теперь пожалуй общее неверие в то, что эмиграция будет играть какую-либо значительную роль в жизни будущей России. В эту будущую Россию верят почти что все, но какова эта Россия будет, каждый скажет по-своему .

«Скептик» скажет — не знаю, когда эта Россия будет, но думаю, что нас там не будет во всяком случае. Другие не так безнадежно смотрят на роль эмиграции в грядущей России, правда, ограничивают эту роль как вспомогательную, техническую .

Дальше воображение не идет. Есть, пожалуй, общая вера в то, что из пепла и развалин революции преображенная Россия выйдет свободной и великой. Никто не станет определять конкретное время, никто не станет уточнять, когда это произойдет, просто верят в то, что это будет .

Дальше начинается хаос особых мнений. Одни говорят, что из рядов Красной Армии придет русский Бонапарт, который продиктует свою волю ненавистной Европе, установив в России начала гражданской свободы и личной неприкосновенности .

Опираясь на штыки победоносной армии, он в интересах нации отменит диктатуру компартии, предоставит всем гражданам равную для всех свободу, которая может быть ограничена только в интересах всей нации, а не отдельных групп классов и народностей. Любители конкретизации видят в этой роли одни Ворошилова, другие — Тухачевского, Буденного. Большинство склоняется теперь к «неизвестному» теперь Начдиву, которого вынесет волна «событий» .

Как и когда произойдут эти события, зависит от веры каждого. Одни думают, что это начнется в результате военных действий, другие полагают, что они наступят тогда, когда начнется разложение в рядах компартии, третьи рассчитывают на восстания в колхозах, которые перейдут в стихийный бунт, к которому присоединится Красная армия, оформив движение .

Можно до бесконечности продолжать список всех этих рассуждений, характерной чертой которых является то, что они остаются всего лишь рассуждениями без всякой плоти .

Суровая жизнь заставляет работать, а не заниматься подготовкой реализации этих фантазий, которые дальше мечтаний не идут .

Среди хаоса «особых мнений» можно отметить категорию людей, которых можно назвать пораженцами. Эти считают, что спасение придет путем краха всей системы в виде ли военного поражения, краха ли пятилетки, отношение к которой, кстати, в массе весьма сочувственное .

Относительно интервенции почти никто не говорит. Ее все считают просто нереальной. Разговоры о «походе» отошли в вечность. В этот поход никто не верит. Воинственные настроения являются большей частью предметом шуток. Усталые, разбитые жизнью люди не очень-то хотят снова взяться за оружие .

Часто вы услышите, за кружкой пива начинается разговор о походе. По деланной серьезности тона «докладчика», предлагающего заняться распределением «должностей», нетрудно догадаться о характере «прений». Сводятся они к тому, что каждый начинает выдумывать себе сугубо тыловую должность, которым изобиловала Добрармия25… Но если не верят в интервенцию, то допускают возможность войны Союза с одним из соседних государств. Как себя будут держать в таком случае эмигрантские массы — сказать трудно .

Вернее всего, что начнется разнобой. Судя по настроениям, можно полагать, что масса постарается остаться нейтральной или «окопаться» где-либо в тылу. Пораженцы могут принять активное участие в военных действиях, руководствуясь тем принципом, что военное поражение явится основой освобождения России от нынешнего режима .

Те, кто верит в то, что основой освобождения явится победа, будут активно содействовать Красной армии. Таких будет немало, особенно, если учесть «теплые чувства» подавляющего большинства эмигрантов по отношению к Европе вообще, а к соседям — в особенности .

Характерно то, что почти все без исключения мало в чем расходятся в отношении к Европе. В лучшем случае ее расценивают как «меньшее зло». Массе эмигрантов пришлось столкнуться с европейской массой. Европу узнали и с лицевой стороны, и с изнанки. Не скажу, чтобы это знание послужило в пользу Европы. Размеренное мещанство и кичливое самомнение, и самодовольство охватывает все слои. Лицемерие и неискренность переплетается с торгашеской психологией. Отношение ко всему у европейца определяется выгодой в самом меркантильном понимании этого слова. Каждый может много рассказать о своем знакомстве с Европой. Одно можно отметить, что вряд ли кто скажет старое восторженное «Ах, Европа!…» .

Добровольческая Армия (Вооруженные силы Юга России) — Белая армия

с ноября 1917 по март 1920 .

Отсюда в достаточной мере вытекает разочарование в европейском политическом строе. Сторонники европейских конституций держатся еще в рядах старорежимных интеллигентов. К парламентаризму эмигрантская масса относится весьма скептически .

Ругать парламентаризм просто вошло в привычку подавляющего большинства маленьких сереньких людей, ставших политическими эмигрантами .

Гораздо большими симпатиями пользуется фашизм. Одно время увлечение фашизмом было большим, чем теперь, особенно после Советско-Итальянского сближения и после выступлений Италии против эмигрантов. Большим сочувствием пользуется немецкий вариант фашизма. Тех, кого советские газеты называют социал-фашистами, т. е. социал-демократы, всевозможные народные социалисты пользуются в глазах рядового эмигранта не меньшей антипатией, чем в пределах Союза. Что касается пилсудчины26, отношения к ней различны. Живущие в Польше в массе ей сочувствуют, вне пределов Польши отношение к ней диаметрально противоположное .

Как общее правило можно сказать, что масса разочаровалась в Европе, в европейской культуре, в европейском социально-политическом строе. Экономический кризис властно продиктовал рядовым эмигрантам целый ряд вопросов, которые стали в порядке дня. Масса людей очутилась на улице без всякой надежды улучшить свое положение. Участились случаи самоубийств, но, конечно, они не могут принять массовый характер выхода из положения .

В связи с кризисом развивается авантюризм. Правда, этот авантюризм, если можно так выразиться, носит, как правило, частноправовой характер, но, конечно, не исключена возможность, что какая-то категория людей не откажется и от политического авантюризма и пойдет на весьма рискованные предприятия, тем более, что очень многим терять абсолютно нечего. Кроме того безвыходного положения, в которое они попали .

Из всего, что уже было сказано выше, видно, что духовный багаж идей, среди которых вращается рядовой эмигрант, не очень велик. Можно отметить общее снижение культурного уровня .

Это будет верно по отношению к слоям эмиграции, которые вы

<

Авторитарный режим («санация»), установленный в Польше после майского

переворота 1926 г. маршалом Юзефом Пилсудским (1867–1935), ограничивал права парламента, оппозиции, левых партий. Пилсудский занимал посты премьер-министра и военного министра .

шли из рядов интеллигенции, что не касается крестьян, казаков и т. д., то они заметно выросли в эмиграции .

Из так называемой молодежи и из молодежи многим удалось кончить высшую школу. Кое-кто из окончивших устроился по специальности и ушел с головой в свою работу, в свою частную жизнь .

Я уже указывал на то, что эмигрантская масса отошла от политики. Политическая мысль находится в состоянии застоя или просто упадка. В газетах читают фельетоны и новости кино .

О какой-нибудь разработанной идеологии говорить не приходится. Если трудно сосчитать количество «партий», то в каждой «партии» число членов можно сосчитать по пальцам. Повторяю, что людей, занятых политикой — горстка, не они составляют лицо эмиграции. Поэтому, говоря о лице эмиграции, можно говорить только о политических склонностях ее рядовых членов .

При этом склонности эти в достаточной мере зависят от индивидуальности .

В этом ералаше сам черт ногу себе сломает, и, тем не менее, можно наметить некоторые виды, главным образом, по отрицательному признаку .

Так большинство эмигрантов одним из главных вопросов в судьбах России считает крестьянский вопрос. Подавляющее большинство сходится на отрицании возможности дореволюционной реставрации земельных отношений. О помещичьей реставрации если и идут разговоры, то только в кругах Маркова II27 (тоже эмигрант). В этом смысле вопрос считается вполне решенным .

Никто не говорит об имущественной реставрации старых земельных отношений. Наряду с этим мало и сторонников нынешней коллективизации .

Если так можно выразиться, большинство считает идеалом видеть Россию, разбитую на отдельные хутора. Хуторская Россия должна стать основой благополучия страны. Поскольку невозможно везде и всюду провести хуторскую систему, постольку мысль останавливается на отрубах. Словом, в этой области Столыпин считается вождем. К идее Столыпина делается только

Марков Николай Александрович (Марков-второй) (1866, Симферополь —

1945, Висбаден), помещик Курской губернии, инженер. Черносотенец, один из руководителей Союза Русского народа, депутат Государственной Думы III–IV созывов. В эмиграции в Германии. Председатель Высшего монархического совета (1921–1927). Сотрудник русской секции «Антисемитского интернационала». Редактор нацистского еженедельника «Мировая служба .

Международная корреспонденция по просвещению в еврейском вопросе» .

поправка на ликвидацию крупного землевладения и на сохранение совхозов в виде крупных культурных государственных имений .

В последнее время замечается известный сдвиг в отношении к колхозу, особенно среди людей, склонных к сугубому этатизму, но таких немного. Большинство склонно сравнивать колхозы с аракчеевскими военными поселениями, и предсказывает гибель Советской власти именно на этом фронте .

Что касается пятилетки в области создания самостоятельной промышленности, как я уже сказал, отношение положительное. Идея создания независимой от Европы промышленности импонирует среднему эмигранту, но возможность проведения пятилетки считается весьма сомнительной. Скептики считают, что это очередной блеф, к которому нельзя относиться серьезно. Иные придают пятилетке большое значение, учитывая надежды, которые на нее возлагают рабочие массы и неизбежные разочарования, которые наступают, тогда, когда пятилетка закончится .

Считают, что в пять лет не удастся построить социализм, что реальные достижения будут далеки от надежд, которые возлагались в период строительства. Массы устанут от темпов, и вторая пятилетка не вызовет пафоса. В связи с неизбежными разочарованиями начнется, если не прямой отход рабочих масс от власти, то упадочничество и апатия .

Люди, которые смотрят на все с точки зрения западного экономического кризиса, говорят, что настроить заводы не штука, а вот распределить то, что создают шахты и фабрики — не удастся. Естественно, начнется сначала затоваривание складов, а затем сокращение производства и рост безработицы, которой, кстати, дает способствовать и техника, на которую нажимает пятилетка .

Тех, кто до сих пор считает пятилетку сплошным очковтирательством, сравнительно мало. Правые, настроенные враждебно к рабочим, потирают руки, и не без наслаждения говорят, что теперь большевики «примутся за рабочих» и выдрессируют их как следует не митинговать, а работать на сдельщине (после июльской речи Сталина28) .

Видимо, все же имеется в виду речь И. В. Сталина на совещании хозяйственstrong>

ников 23 июня 1931 г. («Шесть условий Сталина»). Он говорил о необходимости «поднять зарплаты квалифицированных рабочих по сравнению с неквалифицированными», «развить хозрасчет» .

Отношение к рабочим различное. Одни считают рабочих виновниками тех бед, которые пронеслись над Россией. Таких сравнительно мало. Гораздо больше, хотя тоже мало, тех, кто считает, что большевики «лопнут» на рабочем вопросе. Большинство относится к рабочим сочувственно, симпатизируя больше провинциальному пролетариату, который «более загнан и не получает подачек от властей» .

Общим местом является утверждение, что кучка большевиков спекулирует именем рабочих. О власти рабочих и крестьян говорят с иронией. Вся социальная структура представляется достаточно упрощенной. Советы считают сплошной фикцией и буффонадой. Политическая власть находится в руках дисциплинированной и централизованной компартии, которая послушно исполняет волю Политбюро, находящегося в руках секретариата, в частности, в руках генерального секретаря, воля которого и является генеральной линией партии. О массовой работе партии и разработке отдельных положений никто не имеет никакого понятия. Просто считают, что рядовые партийцы, услужливо забегая вперед, покорно пляшут под сигнальную дудку из центра, с одной стороны, желая выслужится, а с другой, боясь ОГПУ .

О работе Контрольных Комиссий знают немногие, для рядового эмигранта это не важно. Вся жизнь в России у него определяется тремя буквами: Г. П. У. Из этой «схемы» делают и соответствующие выводы о непрочности власти .

В энтузиазм масс никто не верит. Рабочих считают одним из звеньев терроризированной России, поэтому и отношение к ним не отличается от отношения ко всем. Что касается отношения к рабочему вопросу вообще, то в этой области произошли колоссальные сдвиги. Людям, никогда не работавшим, в частности, физическим трудом, за одиннадцать лет эмиграции на собственной шкуре пришлось испытать рабочую жизнь. В жилистых мозолистых руках вы не узнаете рук титулованного гвардейского офицера, большая часть интересов которого сузилась теперь рамками своего завода и условиями зарплаты .

48-ми часовая английская неделя, больничная касса, страховка от безработности и инвалидности, справедливая оплата труда, право на достойное существование, бесплатное обучение детей, обязательное предоставление двухнедельных отпусков… все это стало само собой подразумеваемым, особенно тем, кому пришлось работать далеко не в таких условиях. Воспоминания о двенадцатичасовом рабочем дне на аккорде при нищенской оплате труда в антисанитарных условиях — не относятся к разряду приятных .

Довольно часто в каком-нибудь дешевом ресторане можно услышать такой разговор:

—Работал я у Х… Ну и сволочь… Проработай я у него еще полгода, сам бы сделался большевиком и открутил бы ему голову как паршивой собаке .

К слову сказать, разговор рядовых эмигрантов мало по своей форме отличается от блатного наречия, разве только вставкой «блатных» словечек той территории, где находится эмигрант .

Вообще же говоря, представление о большевиках у массы довольно слабое. Окрашено оно воспоминаниями первого года революции, эпохи самосудов, массового ухода с фронта и партизанской войны.

Но не будет преувеличением сказать, что фигура того большевика с пулеметной лентой через плечо, блестящими глазами на немытом месяц лице, ему ближе и симпатичнее слишком по-европейски одетого полпреда в дорогом «Роллс-ройсе»:

«Ишь, подлюга, в цилиндр нарядился…»

—Что делать… Власть портит людей, — вторит ему рабочийсиндикалист, не понявший его русской реплики, но прочитавший ее содержание в его глазах .

Кризис многих выгнал на улицу. Живут эти люди не выгнанными русскими рабочими.

Надо сказать, что если в эмигрантских «благотворительных организациях» вас накормят актуальными советами вроде «отчего бы вам не сесть на землю или не проехать в … Бразилию», то рядовой эмигрант, не состоящий ни в каких организациях, поделится с вами буквально последним:

—Сам в таком положении был… То обстоятельство, что в СССР нет безработицы, а на Западе она приняла огромные размеры, многих заставляет задуматься, но выводов из этого не делают… Правда, иногда в эмигрантских столовках вы услышите такой разговор:

—Да что толку ишачить (от слова ишак. Ишачить — значит работать физическим трудом). Все равно ничего не купить без карточек, а по карточке — жди очереди. Вот Матрена Марковна получила из дому письмо. Так и пишет, что без заборной книжки в кооперации ничего не купишь… Характерно, что в таких разговорах никто не ссылается на «Возрождение» или «Последние новости». Им не верят. А вот письмо «Матрены Марковны» — авторитет, правда, только в том случае, если оно не написано в советских тонах. Тогда это письмо не получает обращения, а получившие считают, что «заставили написать»… Также как в земельном вопросе, так и в промышленном средний эмигрант совершенно не склонен возвращать фабрики прежним владельцам. Этот вопрос, пожалуй, еще более заострен, потому что в него вносится больше эмоциональности .

Надо сказать, что в большинстве бывшие владельцы фабрик за границей живут, ни в чем себе не отказывая, т. е. очень многие из них сохранили средства. Относятся они к рядовой массе как к пустому пространству, мало трогаясь самоубийствами на почве голода. Есть среди них и «благотворители», но преобладают гукасовы29 .

Само собою никому не приходит в голову делать им подарок в виде оборудованной фабрики. Конечно, все предпочитают, чтобы эта фабрика осталась бы за государством. Что же касается новых фабрик, которые будут строиться «после переворота», то большинство считает полезным допустить частную инициативу при условии государственного контроля, чтобы вновь выстроенная фабрика «не подрывала бы государственной промышленности» .

Стоит ли говорить, что слово «социализм» мало кому импонирует в рядах зарубежной массы. Принцип частной собственности считается незыблемым, но, в сущности, он распространяется в ограниченных пределах собственного хутора, собственного дома, кстати, если он не очень велик и обслуживает только собственные нужды, собственного автомобиля собственного костюма, словом, всего того, что служит непосредственным нуждам каждого человека. В этих пределах собственность считается священной и неприкосновенной .

Что же касается средств и орудий производства, то тут выступают на первый план интересы государства — нации, поэтому всякие ограничения считаются не только допустимыми, но и полезными.

Наряду с этим вопрос эксплуатации человека человеком обычно трактуется достаточно оппортунистически:

—Ну что ж, дал заработать, а не нравится — уходи… Это уж вопрос государства создать такие условия, чтобы человеку

Гукасов Абрам Осипович, (1872, Шуша — 1969, Женева), российский неstrong>

фтепромышленник, доктор естественных наук (геолог), доктор философии .

Издатель и спонсор газеты «Возрождение» (1925–1940) и журнала «Возрождение» (1949–1974). С 1926 — председатель правления Российского центрального (национального) объединения .

было куда уйти и найти приличную хорошо оплачиваемую работу, тогда и хозяин не будет драть с тебя шкуру… Конкретизируя порой несвязные высказывания и эмоции рядовых эмигрантов, их можно подвести под общую рубрику, которую я бы назвал национал-этатизмом .

Не очень впадая в крайность, можно сказать, что рядовая эмигрантская масса в процессе изнурительной работы на шахтах и заводах «поставила на ноги» Трубецкого30. Если у последнего право предоставляет и ограничивает свободу, то масса заменит право государством, делая ударение на сильном централизованном (или деконцентрированном) аппарате власти, без которого не мыслит государства. В глазах этой массы государство не только должно предоставлять и ограничивать свободу человека, но на его обязанности лежит широкое социально-экономическое регулирование человеческих отношений .

Старая либеральная доктрина: государство — ночной сторож — никого не удовлетворяет. Мощь государства — вот что импонирует рядовому сознанию. Эта мощь ставится выше индивидуальной свободы .

Сам по себе термин «свобода» мало у кого вызывает пафос .

Этот термин заплеван семечками казенщины, о которой редко кто может вспоминать без брезгливого содрогания. Но содержание термина (свободы), т. е автономия личности в пределах государственного порядка, считается необходимым условием роста и развития государства-нации .

Государство может расширять и сужать пределы личной автономии, но эти его действия должны иметь разные для всех последствия. Любой современный эмигрант, будет горячо протестовать против сословных, классовых или вообще каких-либо групповых привилегий или ограничений. Тоже можно сказать относительно национальных группировок, в частности, еврейского вопроса. Если еще каких-нибудь пять лет в отдельных правых группировках слышались проклятия на головы еврейства, то сейчас даже в этих кругах отношение к евреям сильно изменилось, и сейчас мало кто считает себя антисемитом

Трубецкой Евгений Николаевич (1863, Ахтырка — 1920, Новороссийск) —

русский философ, правовед. В 1906–1911 профессор энциклопедии и истории философии права в Московском университете. В 1905–1907 — кадет, с 1906 — один из лидеров партии «Мирное обновление». Член Государственного Совета (1907–1908, 1915–1917). В 1918 в Москве член «Правого центра», в 1919 г. в Киеве и Одессе — член Бюро Совета государственного объединения России .

и собирается в будущем вводить любые правила для евреев .

Но вот к кому отношение резко изменилось к худшему — это к иностранцам. Отмечу здесь мимоходом, что рядовая масса не делает особого различия между отдельными нациями и, как это не покажется странным, больше всего симпатизирует немцам .

Возвращаясь к государственному идеалу, приходится отметить, что современная демократия с ее парламентаризмом и прочими атрибутами, массе чужда. Я уже говорил о больших симпатиях к фашизму как к таковому. Сильная национальная власть — у всех на языке. Отсюда логически вытекает тяготение к диктатуре. Поскольку в рядовом представлении не угасла вера в творческое влияние сильного человека, постольку естественно мысль останавливается на личной диктатуре .

Но тут эта мысль сталкивается очевидным для всех безлюдьем в эмиграции .

Этот пробел заменяет вера, что диктатор явится из рядов Красной армии или из тех рядов, которые идут на смену старой партийной гвардии. Я уже указывал на иррациональную веру в «события», которые явятся началом конца нынешнего строя .

Обычно все рассуждения начинаются с «завтрашнего дня», когда эти события произойдут. Словом, в этой области стараются мысль не обременять фактами .

Наиболее «реальной» картина эта рисуется в следующем виде .

Под влиянием событий правящая партия станет перед тупиком, который заставит ее резко переменить курс. Если в эпоху военного коммунизма возможен был переход к нэпу, то теперь после «ликвидации нэпа» в новый нэп никто не поверит, поэтому станут на очередь, гораздо более решительные меры, на которые очень трудно будет пойти старому партийному руководству, десятками лет воспитанному в духе марксизма .

Одновременно с этим молодежь, которая научилась управлять и которой не захочется расставаться с властью и принять на свои головы последствия краха системы, вынуждена будет пойти на «дворцовый переворот». Естественно, что заговорщикам из рядов партийной молодежи на первых порах придется произвести переоценку ценностей, найти более широкую базу сочувствия. Отсюда логически вытекает переход от классового признака к общенациональному. Практически это будет означать признание начал личной свободы, равной для всех, переход от интернационализма к национализму в общегосударственном масштабе, передышку от взятых темпов с тем, чтобы впоследствии развернуть еще более интенсивное строительство, опираясь на «здоровую экономическую базу», т. е. на мелкую частную собственность .

Стоит ли говорить, что эта теория дворцового переворота более всего близка сердцу эмигрантской молодежи, т. е. людям, которым уже перевалило за 30 лет. Характерно, что роль эмиграции в этой теории сведена к нулю. Правящий аппарат после переворота государственной власти она видит составленным из бывшей партийной молодежи и беспартийных спецов. Для эмигрантской молодежи в этой схеме останется техническо-вспомогательная роль мелких спецов. Импортировать своих политических стариков, на которых они насмотрелись в течение 11 лет, она не собирается .

Что же касается рядовой массы, то для нее идеалом является работа самого скромного масштаба .

—Буду себе работать бухгалтером. По крайней мере, буду знать, что работаю в России и на Россию .

Пойти на примирение с нынешней властью без каких-либо очень резких потрясений — эмигрантская масса никогда не пойдет .

И молодежь, и более старое поколение представляет себе «послепереворотный» период как диктатуру нации, которую осуществит единоличный диктатор, но, само собою, диктатура рассматривается как строй переходного периода. Большинство, конечно, скажет, что нам бы дожить только до этого времени .

Никто не будет долго спорить о продолжительности этого срока, но никто не будет говорить и о стабильности этой формы государственного правления .

Тут и встает вопрос о монархии или республике, который дебатируется гораздо более интенсивно, чем задачи сегодняшнего дня, иными словами, пути, которые приблизили бы эти «события», которые должны вынудить партийную молодежь на переоценку ценностей и на совершение государственного переворота .

Обычно на эту реплику вам возразят, что события эти наступят неизбежно, но совершенно стихийно, и никаким способом при всем своем желании вызвать их искусственно — немыслимо .

Вера в эти события и пассивное ожидание их открывает простор для разговоров на тему: монархия или республика .

Трудно сказать, кого больше, монархистов или республиканцев. Скажу, что спор этот многим надоел, вероятно, по бессодержательности .

Если обратиться к внешнему критерию, то создастся впечатление, то республиканцы в большинстве. Наибольший тираж имеют «Последние новости»31 и «Сегодня»32, газета хоть и меньшинственная, но имеющая большой тираж среди эмигрантов вне пределов Латвии. Обе газеты, как известно, стоят на республиканских позициях, к ним приближается «Руль»33 .

Непредрешенческие «Возрождение»34 и «За Свободу»35 имеют значительно меньший тираж, а ни одна монархическая газета не выдерживает и года издания, умирая естественной смертью из-за недостатка средств, из-за недостатка тиража. Но все же, думается мне, что эмоциональных монархистов значительно больше, чем республиканцев. Правда, кирилловцы36 представляют собой ничтожное меньшинство. Масса издевается над ними и над «императором». Из общевоинского союза их просто выкидывают .

Монархизм массы носит какой-то эмоциональный характер .

Екатеринбургский расстрел Императора Николая II и его семьи создал ему ореол мученичества.

Ему готовы простить все, все ошибки его царствования и наряду с этим те же люди скажут:

«Нет, реставрации Романовых мы не хотим, путь уж будет тот, кого выберет народ» .

Наиболее пессимистически настроенные монархисты говорят, что мы не достойны царя. Иные скажут, почему же будущему диктатору впоследствии не стать императором. Словом, ничего конкретного, ничего определенного у них нет. Это какой-то странный монархизм без личного монарха, это какая-то вера в неизвестность. Характерно, что монархисты такого типа терпеть не могут конкретных монархистов-кирилловцев .

Партийных республиканцев — горстка, которая ни в малой мере не представляет лица эмиграции. Конечно, имеются «Последние новости», леволиберальная газета, издавалась в Париже. Редактировалась П. Н. Милюковым в 1920–1940 гг. Считается самой популярной и влиятельной газетой русской эмиграции .

«Сегодня» — независимая демократическая газета. Самая крупная русская газета Прибалтики. Издавалась в Риге в 1919–1940 гг .

«Руль» — газета издавалась в Берлине правыми кадетами в 1920–1931. Редактировалась лидерами правого крыла партии И. В. Гессеном и В. Д. Набоковым .

«Возрождение», умеренно-консервативная, праволиберальная газета. Издавалась А. О. Гукасовым в Париже 1925–1940 гг .

«За Свободу» — ежедневная демократическая газета. Издавалась в 1920– 1932 гг. в Варшаве при финансовой помощи правительства Польши. Редактировалась Д. В. Философовым .

Сторонники великого князя Кирилла Владимировича (1876, Царское Село — 1938, Париж). Двоюродный брат Николая II. В августе 1924 г. в эмиграции провозгласил себя Императором Всероссийским Кириллом I .

и беспартийные республиканцы, которые более характерны для основного массива эмигрантской толщи. Основой этого республиканизма является отказ от идеи монархии, как неприемлемой для массы русского народа. Для этих людей политическая реставрация также неприемлема, как реставрация помещичьего землевладения, отдача фабрик и заводов прежним владельцам, уплата военных и довоенных долгов .

Мимоходом отмечу здесь, что отказ СССР от платежей по дореволюционным долгам в основной массе вызывает полное сочувствие. Это, кажется, единственная мера Советской власти, которая пользуется полным признанием основной массы эмигрантов .

Вообще же о республиканизме эмигрантской массы можно сказать, что он не отличается радикализмом. Мало вы встретите республиканцев из эмигрантской толщи, которые стали бы отстаивать республиканский радикализм. В республике видят только гарантию от реставрации. Одно время большим успехом пользовалась идея Советов без коммунистов .

Говоря же о лице эмигрантской массы, приходится отметить, что сама по себе политика для него не характерна. Масса ушла в быт и в достаточной степени живет растительной жизнью .

Политические разговоры и гадания на кофейной гуще являются предметом воскресных послеобеденных разговоров, при этом тема эта считается скучной и неприятной потому, что часто кончается если не ссорой, то криком, который всем надоел .

Очень многие ищут утешения в церкви. Посещаемость церквей большая. Создались и церковные кружки. Отход от православия в католичество — ничтожный. Церковная распря епископов (Антония37 и Евлогия38) переживается массами и является основой для раздоров среди рядовых эмигрантов. Сейчас это уже начинает сглаживаться и отходить в историю .

Общественная жизнь среди эмигрантов развита слабо. Также как и политические организации, разные культурно-просветительные общества рождаются, как пузырьки на болоте, и с таМитрополит Антоний (Храповицкий) (1863, Ватагино — 1936, СремскиКарловци) Председатель Русского Заграничного Церковного Собора, с 1921 председатель Архиерейского синода Русской Православной Церкви за границей, монархист .

Митрополит Евлогий Георгиевский (1868, Сомово — 1946, Париж) .

С 1921-го — Управляющий русскими православными приходами Московской Патриархии в Западной Европе. С февраля 1931 — в юрисдикции Константинопольского Патриархата .

кой же быстротой исчезают. Длительность их жизни трудно определить без секундомера .

Нельзя сказать, что эмигранты жили бы разрозненно. Своеобразная общественность слагается по признаку хорошего знакомства. Это не кружковщина в старом понимании слова. Нет, это своеобразный быт. Знакомые объединяются по странному признаку взаимной симпатии и приятности совместного времяпровождения в часы праздничного отдыха. Часто, вернее, чаще всего сходятся люди, совершенно различные и по политическим взглядам, и по положению в прошлом, и по вере в будущее. Само собою, эти люди часто ругаются, но жить друг без друга им скучно. Мирятся. В нужде друг другу помогают без всяких разговоров. Конечно, знают друг о друге всю подноготную, чем живет, сколько получает, с кем знаком. У кого бывает, кто его родители, словом, все .

Часто сбиваются довольно большие компании, проникнуть туда нетрудно, но стать там «своим человеком» без длительного наблюдения не так-то легко. Как правило, в эмиграции чрезвычайно легко познакомиться с кем угодно. Не так легко войти в доверие. Боятся нарваться не столько на политического провокатора, сколько на проходимца или сплетника .

Нет эмигранта, который бы не осуждал бы сплетни и не поносил бы сплетников, но нигде сплетни не расцветают таким махровым цветом, как в эмиграции. Сплетничают не только женщины, сплетничают мужчины и даже дети. Самым любимым объектом сплетен является половая жизнь или даже самый обычный простой флирт. Тут уж не убережется самый опытный «конспиратор» .

Так его выведут на свежую воду, с такими подробностями, каких он и во сне не видел. Но это — не важно. Раз пущенная сплетня живет долго и упорно, пока ее не сменит новая. Похлеще и поядовитее. И странно, если трудно войти вполне своим человеком в какую-нибудь компанию, то нет ничего более легкого навести справки о коем угодно, особенно в области его «сердечных дел» .

Между прочим, это довольно большая тема в жизни эмигранта .

Надо сказать, что разменяться браком с к. н. сербкой, чешкой, француженкой и т. д. ему не хочется. Русских сравнительно немного. Есть среди них и «патриотки», которые ни за что не выйдут за иностранца, но это как сказать… На почве сердечных дел постоянно происходят драмы, которые венчают романы. При этом часто поднимается такое количество грязи, что вечное становится противным. Стоит ли говорить, что все эти сугубо интимные дела становятся общественным достоянием. Но тем не менее бракомания становится повальным явлением, усугубляющим и без того чудовищную нищету и связанные с ней поиски «выхода из положения». Появляются друзья и все это кончается если не поножовщиной, то мордобитием. Первое место в этом отношении занимают Франция и Югославия .

Само собою, есть и счастливые браки, можно указать на многие примеры героизма в совместной борьбе за жизнь .

Чего больше, сказать затрудняюсь. Одно могу сказать, что тоска по «уголке» настоящего личного счастья гораздо более характерна для среднего рядового эмигранта, чем совокупность всех его идеалов, если не считать одной тоски. Это — тоска по родине. Вот, в общих чертах, круг, в котором происходит жизнь маленького человека, стенки крохотной комнаты которого украшены портретами Николая Николаевича или Льва Николаевича Толстого .

*** Я уже упомянул о разрыве и диспропорции, которая существует между основным массивом эмиграции и «политиками», которые живут и работают не только в отрыве от современной России, но достаточно они обособились и от эмиграции. Живут в каком-то особом, ими созданном мире, подставляя друг другу ножки. Там можно перечислить целый ряд «группировок», начиная от Маркова II, кончая Соломоном39 .

Общее, что можно сказать про все эти «группировки», что живут они за счет сокращений штатов, ввиду «прекращения акции». Новыми активными членами группировки эти не пополняются, скорее от них отходят сокращенные члены, которые в силу необходимости включаются в трудовую жизнь основной массы эмиграции и отходят от политики. В общем, это особый мир, малоинтересный, лично мне малоизвестный. Часто там возникают разговоры о создании единого фронта, но разговоры остаются разговорами, вероятно, по бессодержательности самого акта .

Соломон Георгий Александрович (1868, Бессарабия — 1934, Брюссель),

журналист, друг Л. М. Красина, близкий знакомый В. И. Ульянова-Ленина в 1890-е гг. Был близок к большевикам. После 1917 — сотрудник НКИД и НКвнешторга, директор фирмы «Аркос» в Лондоне. Невозвращенец (1923), поддерживал левых оппозиционеров, член групп «Воля народа» и «Борьба»

Г. З. Беседовского (с 1930), автор книг «Среди красных вождей» (1930), «Ленин и его семья» (1931) .

В большинстве это генералы не только без солдат, но даже и без офицеров. Персонально этот мир никогда меня не интересовал, а в последнее время я просто избегал лишних знакомств по вполне понятным причинам .

Принято говорить, что все эти группировки разделяются на два основных течения: активисты и пассивисты. Чем они отличаются по существу, затрудняюсь сказать .

Одни кричат об активном сопротивлении нынешней власти, другие об этом не кричат, призывая к идеологической борьбе, в сущности и те, и другие топчутся на одном месте по той простой причине что и у тех, ни у других нет ни денег, ни людей. Призывы активистов и «тактика» пассивистов (вернее, эволюционистов), в одинаковой мере прежде всего разбиваются об индифферентизм ближайшей эмигрантской массы .

По большей части все эти группировки находятся в стадии умирания, защищая свои дореволюционные позиции. Кускова40 продолжает свой спор с Милюковым41, и сама говорит, что спор это возник 25 лет назад. Спор, конечно, глубоко принципиален, но, право, от него иногда голова начинает пухнуть .

Периодически на аморфном теле эмиграции появляются новые «организации», которые лопаются с такой же быстротой, как и возникают. Периодически возникают мысли создать общую, так сказать, надпартийную организацию, но тут же возникают «трудности», которые просто по шаблону упирается во внутреннее сопротивление части «организаций», не желающих объединиться .

Кускова (Прокопович) Екатерина Дмитриевна (1869, Уфа — 1958, Женеstrong>

ва), публицист и издатель. Выслана из Советской России. В Праге с 1922 по 1939. Выступала за внутреннее «обволакивании» советской власти путем проникновения в нее «здоровых сил» и перерождение большевистского режима. В период нэпа доказывала, что есть возможность внутренней эволюции советского строя, поддерживала «возвращенчество» .

Милюков Павел Николаевич (1859, Москва — 1943, Экс-ле-Бель, Савойя), историк. Лидер Конституционно-демократической партии — Партии народной свободы, депутат Государственной Думы III и IV созывов. Министр иностранных дел России в первом составе Временного правительства (март— апрель 1917). В эмиграции в Лондоне 1919–1920, в Париже в 1920–1940 .

Лидер Парижской демократической группы ПНС, главный редактор газеты «Последние новости», один из лидеров Республиканско-демократического союза (1924–1928), глава Республиканско-демократического объединения (1925–1940). В 1921 — выдвинул идею «новой тактики» — отказа от вооруженной борьбы против большевизма в ожидании его термидорианского перерождения. В 1943 одобрил внешнюю политику И. В. Сталина .

Далее вопрос упирается в отсутствие средств у объединителей. Своих нет, надо достать. Достать, само собою, можно только легальным способом. Денег никто не дает, и не потому чтобы не сочувствовали идее свержения диктатуры компартии, а потому, что капиталисты уверены в том, что просители к этой роли никуда не годятся .

Кроме того, многие капиталисты, заинтересованные в русских деньгах, не очень заинтересованы компрометировать себя общением с антисоветскими элементами .

Затрудняюсь сказать, какие сдвиги произошли среди деловых кругов Европы, но, насколько мне известно, еще летом этого года, эти круги стремились к установлению прочных связей с представителями внешторга42 .

Не думаю, что они в то же время за спиной занимались оказательством помощи контр-революции, и не потому, что они честны и прямолинейны, а просто потому, что они уверены в том, что просители так или иначе разболтают, а это отразится невыгодно на коммерческих сделках. Кроме того, давняя критика показала, что даваемые суммы не только не дают никакого процента, но просто можно считать выброшенными «псу под хвост» .

—Деньги можно получить только под какое-нибудь реальное дело, но дела вы не создадите без денег… В этом заколдованном кругу бьются политиканы, грустно посматривающие на пустые кассы .

В этом круговращении обособленно стоит Р.О.В.С.43 Безусловно, это единственная в эмиграции организация, которая носит массовый характер. Почти в каждом крупном городе не только Европы, но и Америки и Африки можно встретить представителей РОВС .

Как правило, это вполне легальная открытая организация, построенная по принципу союза комбатантов, имеющая свой устав, применительный к местным условиям каждой из европейских стран, за исключением стран, граничащих с СССР, где власти не разрешают открывать отделения союза .

Я затрудняюсь сказать о количестве членов РОВСа. Полагаю, что оно исчисляется десятками тысяч .

Народный комиссариат внешней торговли СССР .

Современное написание: РОВС — Российский общевоинский союз. Создан на базе Русской Армии П. Н. Врангелем в 1924 г. Объединил более 100000 бывших военнослужащих Белой армии .

Характерно, что это единственная из эмигрантских организаций, члены которой регулярно вносят членский взнос и где за неуплаты членского взноса и известных отчислений в Фонд спасения родины исключают из членов Союза. Благодаря этому РОВС располагает своими средствами и достаточно независим в материальном отношении .

Собственно говоря, РОВС слагается из трех основных элементов: галлиполийцев44, казаков и участников великой и гражданской войны, не бывших на Галлиполи (включая сюда Лемнос, Бизерту, Гатандоу) .

Самой действенной и организованной частью становым хребтом РОВСа являются галлиполийцы, среди которых можно отметить участников боев рядах 1-го армейского корпуса: Корниловцев, Дроздовцев, Марковцев, Алексеевцев45, юнкеров военных училищ .

Как известно, кадры этих частей Добровольческой Армии комплектовались за счет студенческой и среднешкольской молодежи, превратившейся в последние годы войны 1914–17 гг. в прапорщиков. Попав за границу, большинство из них поступило в заграничные высшие школы, получив там высшее образование .

Возрастно эти люди близки друг другу. Сейчас им 28–35 лет .

В прошлом их объединяет общность судьбы. В настоящем они лучше всех устроены в материальном отношении. В большинстве — это очень дисциплинированные люди, стремящиеся поддерживать взаимную связь, оказывая друг другу всякую поддержку в смысле устройства на работу и при вынужденной безработице. Всюду они образуют свои землячества и союзы и играют в РОВСе, несмотря на свое возрастное «младенчество», роль первой скрипки .

Ниже я остановлюсь на жизни пражского галлиполийского землячества, хотя тут оговорюсь, что легальная жизнь Землячест-ва и Союза меня никогда не интересовала. Долгое время я обще держался в стороне, а последнее время я просто избегал открытого общения по вполне понятным причинам .

Сейчас я остановлюсь на других элементах, которые входят в РОВС: казаках и союзах участников мировой войны. ПодавляВоеннослужащие частей, находившихся в 1921–1822 г. в лагере на Галлиполийском полуострове .

Добровольческие, «цветные полки» Белой Армии, названные именами погибших генералов Л. Г. Корнилова, М. Г. Дроздовского, С. Л. Маркова и М. В. Алексеева .

ющее большинство казаков во главе с генералом Богаевским46 персонально входят в РОВС, хотя вообще они имеют свою особую казачью организацию (станицы, хутора, в состав которых входят поголовно все казаки, не исключая самостийников и эсеров, настроенных враждебно по отношению к РОВС. Так в какой-нибудь станице парижской состоят и самостийники, и члены РОВС в подавляющем большинстве) .

Что касается участников мировой и гражданской войн, то это в массе бывшие кадровые офицеры, по большей части очень старые, к жизни мало приспособленные, материально плохо устроенные .

Среди них разложение несравненно большее, чем в первых двух группах. Они говорят, что хранят традиции старой армии. Со стороны галлиполийцев отношение к ним довольно скептическое, хотя после похищения ген Кутепова47 и назначения ген Миллера48 удельный вес их несколько поднялся. Иронически галлиполийцы называют их дезертирами гражданской войны, в чем есть доля истины. В свою очередь старички тоже недолюбливают галлиполийцев и называют их продуктами революции и гражданской войны .

Все союзы с их подотделами, отделениями и т. д. входят в отделы, отделы подчинены Председателю РОВС, который, назначая себе преемника, руководит жизнью Союза .

Богаевский Африкан Петрович (1872, ст. Каменская — 1934, Париж), с 1929 — атаман Всевеликого Войска Донского. Генерал-лейтенант .

Кутепов Александр Павлович (1882, Череповец — 1930), участник русскояпонской и Первой мировой войны. В 1917 — полковник. С апреля 1917 командовал Лейб-Гвардии Преображенским полком. В 1918 — первопоходник, командир Корниловского полка. В 1919–1920 — командир 1-го Армейского корпуса. Генерал от инфантерии. В 1921 руководил поддержанием дисциплины в Галлиполи. В 1921 в Болгарии. С ноября 1922 — помощник Главнокомандующего Русской армии. С марта 1924 в Париже в распоряжении великого князя Николая Николаевича. В 1928 — январе 1930 — председатель РОВС .

Похищен на улице в Париже 26 января 1930 г. агентами ОГПУ, оказал сопротивление и был убит .

Миллер Евгений Карлович (1867, Динабург — 1939, Москва), участник Первой мировой войны. Генерал-лейтенант. В 1919–1920 — генерал-губернатор Северной области, Главнокомандующий вооруженными силами России на Северном фронте. Эвакуировался из Архангельска со штабом на двух ледоколах 19 февраля 1920 г. из-за восстания в войсках гарнизона, оставив армию на фронте. С мая 1920 — главноуполномоченный по военным и морским делам П. Н. Врангеля в Париже. В 1922 — начальник штаба Русской Армии, с июня 1923 — в распоряжении великого князя Николая Николаевича, с 1925 — старший помощник председателя РОВС, с 1930 — председатель РОВС. 22 сентября похищен в Париже агентами НКВД и вывезен в Москву .

Казнен на Лубянке 11 мая 1939 г .

РОВС — организация открытая и легальная, устав которой согласован с конституционными требованиями той страны, в которой она находится. Поэтому всюду в союзах, землячествах проведено выборное начало. Председатель, секретарь и члены Правления выбираются на год и ведут всю местную работу .

У галлиполийцев имеется кроме этого параллельное руководство. При каждом отделе имеется начальник галлиполийской группы, назначаемый из Парижа. В свою очередь, он назначает старших в отдельные союзы. Фактически они являются руководящим началом, через них все старосты и председатели подчинены начальнику галлиполийской группы и через него сносятся с РОВС .

Командование предлагает список кандидатов, которые потом выбираются на общих собраниях. Самым слабым местом воинских организаций является фактическое отсутствие идеологии. Теоретически предоставлены очень широкие рамки, каждому верить, во что он хочет. Практически это проводится. Действительно, рядом с монархистом вы встретите республиканца, бонапартиста. Никто не станет выгонять социалиста. Официально принята программа непредрешенчества, но идеологическая работа совершенно отсутствует .

Для вступления в землячество требуется непримиримость по отношению к большевикам, вера в освобождение России и участие в белом движении. Раньше строго проводился формальный признак пребывания на Галлиполи (в т. ч. Лемнос, Бизерта). Теперь, чтобы открыть двери для молодежи, не бывшей в гражданской войне, этот признак не соблюдается. Требуется всего-навсего ручательство двух членов землячества. Механизм всех этих организаций мало чем отличается от прочих. Однородность личного состава и общность в прошлом как-то компенсирует отсутствие сколько-нибудь развитой и конкретной идеологии, которую, собственно говоря, заменяет дисциплина .

От общего фона среднеэмигрантского типа, намеченного мною выше, Пражское галлиполийское землячество отличается своим студенческим характером. Как и во всех воинских организациях, при землячестве имеется суд чести, который безжалостно вышибает всех за малейшие проступки, включая сюда появление в нетрезвом виде, ссоры, если будет допущена какая-нибудь некорректность, хотя бы в отношении не члена землячества .

Публика там достаточно подтянута, дисциплинирована .

Как и всюду, землячество не ведет никакой идеологической работы. Всякая идеология считается политикой, которой нет места в армии. Само собой это касается рядовых членов землячества, на обязанности которых лежит регулярное внесение членских взносов. Этим, собственно говоря, исчерпывается круг обязанностей. Никто не сделает никакого замечания, если кто-либо не явится на общее собрание, на галлиполийской праздник (9 ноября), на встречу нового года, детскую елку, Галлиполийский бал, встречу начальства и общее разговение на Пасху .

Собственно говоря, этими моментами и определяется вся жизнь землячества .

Надо сказать, что хотя участие во всех этих празднествах и необязательно, но фактически все принимают в них самое живое участие, без всяких понуканий. Галлиполийцы гордятся своей спайкой. При всех студенческих старостатах они играют решающую роль. Если галлиполийцы решат пробойкотировать какой-нибудь вечер, то им всегда удается его сорвать .

Правда, к этому они прибегают редко .

Поддержка галлиполийцев означает успех. Надо сказать, что среди эмигрантской массы отношение к галлиполийцам самое сочувственное, и их всегда поддерживают. Поэтому галлиполийские вечера всегда дают доход. Надо сказать, что все правление, которое было при мне, не скомпрометировало себя ни разу какиминибудь растратами. Все деньги, которые поступают с вечеров, за исключением весьма незначительного процента на текущую работу идут в большей части на поддержку студентов-галлиполийцев, не получающих стипендии. Известная часть, особенно в последнее время идет в «Фонд спасения родины». Я уже сказал, что галлиполийцы вкрапливаются во все студенческие организации .

В частности, они захватили власть в студенческом кооперативе, который открыл столовку «Огонек»49, который и является как бы клубом, куда приходят обедать главным образом галлиполийцы .

Вообще же вход туда совершенно открыт .

Официальной идеологией, как я уже сказал, является непримиримость и борьба без предрешения будущих форм правления .

Скажу, что в массе это является пустым звуком. Люди занялись своими науками, подумывают о том, как бы стабилизироваться .

Объединяет людей, главным образом, прошлое. Подавляющее большинство прошло через белое движение в одних и тех же частях, относятся к своей организации и друг другу с уважением и по-товарищески. Большинство знает, что это последний этап

Русский ресторан «Огонек» c начала 1930-х до 1945 находился по адресу:

Praha II. Nov Msto, Mal tpnsk 11 .

перед тем, как разлететься как пыль по всему миру и больше никогда не встретиться. Какое-то время уехавшие пишут письма .

Потом эти письма приходят все реже и реже .

Отсутствием идеологии хотел в свое время воспользоваться евразиец Савицкий50, отдавая себе ясный отчет в ценности волевого человеческого материала, входящего в состав землячества .

Но сменовеховский уклон газеты «Евразия»51 решил отношение землячества к евразийству. Только человек 10 осталось евразийцами, и их вышибли .

Относительно возможностей борьбы среди рядовых членов вы не услышите ничего конкретно. В «поход» откровенно никто не верит. Что же касается террора, то большинство сочувствует ему, считает для себя невозможным о нем говорить, так как персонально в силу своих личных качеств, не чувствует себя лично к нему способным. Все же, думается мне, что если мысль о терроре не будет оставлена, то кадры террористов будут черпаться из галлиполийцев .

Я уже говорил о личном составе, что он чрезвычайно однороден. Чего-нибудь яркого в нем нет. Члены правления несут свои обязанности «по очереди», и, в сущности, ничем не отличаются от прочих членов. Больше года никто не несет этой повинности .

Что же касается председателей, то при мне бывал (когда я был в Праге и не состоял в землячестве) Малышев. Имени отчества его не знаю. Знаю, что он человек малосимпатичный, ин

<

Савицкий Петр Николаевич (1895, Чернигов — 1968, Прага), один

из идеологов евразийства. Введенный в заблуждение ОГПУ, тайно посетил СССР в 1927 г. для встречи с «единомышленниками». Географ, экономист .

Приват-доцент Русского юридического факультета в Праге. Преподавал в Пражском немецком университете. В 1929–1930 отмежевался от просоветского крыла евразийства. Создал в 1932 Евразийскую партию в эмиграции. Один из активистов эмигрантского оборонческого движения (РЭОД) .

Директор Русской гимназии в Праге в 1940–1945. Арестован в 1945 .

Вывезен в СССР. Осужден на 8 лет лагерей. В заключении в Дубровлаге (Мордовия). С 1954 — в Подмосковье. Вернулся в Прагу в 1956. Арестовывался чехословацкой политической полицией в 1960 за издание сборника лагерных стихов на Западе .

«Евразия» (Париж, 1928–1929), еженедельник по вопросам культуры и политики. В редколлегию входили Петр Арапов, Лев Карсавин, Сергей Эфрон, Дмитрий Святополк-Мирский, Петр Сувчинский и др. Издание перешло на леворадикальные просоветские позиции. В 1929 г. Николай Трубецкой вышел из редколлегии газеты, а Петр Савицкий, Владимир Ильин и Николай Алексеев выпустили брошюру «О газете «Евразия» (газета «Евразия» не есть евразийский орган)» .

триган, и его быстро выставили. Потом был П. М. Трофимов52, которого сменил Васнецов53, сын художника Васнецова, человек старый, лет 45, кажется, приват-доцент. Знаком с ним шапочно .

Ни в какие дела, кроме сугубо легальных, его не втягивают, да и он на это не способен. Обременен семьей и связан профессорской стипендией, следовательно, больше всего боится Завазала54, который метит попасть консулом в СССР55 .

–  –  –

[…] Ген. Харжевский — человек дельный, симпатичный, отличающий я молчаливостью; происходит из бедной семьи, учился с в Горной Академии, на войну пошел прапорщиком запаса, а войну окончил генералом. По окончании гражданской войны он вновь поступил в Горную Академию в Пшибраме и блестяще ее закончил56 .

[…]

Трофимов Павел Михайлович, капитан. Во время Первой мировой войны —

в 14-м стрелковом полку «Железной» дивизии. Во время Гражданской войны — участник Дроздовского похода на Дон из Румынии. Затем — в Дроздовской дивизии. Был неоднократно ранен. В Праге с 1923 г. Учился в Железнодорожном училище в Праге. Старший галлиполийской группы РОВС .

В конце 1929 или начале 1930 г. по заданию РОВС Трофимов нелегально перешел советско-польскую границу. Арестован ОГПУ .

Васнецов Михаил Викторович (1884–1972, Прага), сын художника В. М. Васнецова. Окончил в 1908 году математический факультет Московского университета, астроном. С 1914 года в запасном полку в Одессе. Затем — преподаватель метеорологии в Авиационной школе в Киеве, затем в Евпатории. Поручик .

Офицер-галлиполиец, В 1932 году рукоположен в дьяконы, а в 1933 получил сан священника. Служил в церкви Святого Николая, затем с 1945 — в подвале «сборовне» Профессорского дома, позже — в Храме Успения Пресвятой Богородицы на Ольшанском кладбище в Праге. Известен как отец Михаил Васнецов .

Завазал Зено (Зенон) (1881–1934), чешский политик и общественный деятель, советник политического департамента МИД ЧСР, глава беженского департамента МИД ЧСР, куратор «Русской Акции». Доктор философии, член Совета Русского заграничного исторического архива, член Куратория Русского народного университета в Праге. С 1932 — Генеральный консул ЧСР в Дрездене .

ЦА ФСБ РФ. Н-7833. Т. 2. Л. 35–74 .

ЦА ФСБ Д. Н-7833. Т. 2. Л. 30 .

По вопросу о связях и окружении Харжевского показываю следующее […] Политические его связи: поддерживают его в Праге: Цуриков Н. А.57, Долгоруков П. Д.58, д-р. Крамарж59 .

С А. В. Ильиным отношения у него испортились. В очень хороших с ним отношениях Петр Бернгардович Струве60 .

Относительно бытовых связей поименованных лиц с СССР мне известно очень мало. Знаю, что у Цурикова имеются кое-какие родственники, но, насколько известно мне, он с ними не переписывается, по крайней мере, так говорит. Случайно знаю, что к нему из СССР приезжала мать или мачеха и снова уехала .

Было это несколько лет назад .

Политическая физиономия их достаточно известна. На деньги, которые они получают через Крамаржа, они участвуют в газете «Россия и Славянство» .

Цуриков Николай Александрович (1886, Тульская губерния — 1957, Мюнхен) .

В 1911 г. окончил юридический факультет Московского университета. Публицист. Участник Первой мировой войны и Белого движения. Жил в Праге. Член редколлегии газеты «Россия и славянство» (1928–1934). Печатался в «Руле», «Возрождении», «Борьбе за Россию», «За свободу», «Молве», «Мече». Автор книги «Генерал Корнилов и его дело» (1930). Один из идеологов активизма .

В 1941 арестован нацистами. В 1945 бежал из Праги в Германию .

Долгоруков Петр Дмитриевич (1866–1951, Владимир), князь. Член I Государственной думы от Курской губернии. Кадет. Товарищ председателя Думы .

Подписал Выборгское воззвание. Приговорен к трем месяцам тюремного заключения. В 1909 избран председателем Суджанской уездной земской управы. В ноябре 1920 выехал из Крыма в Константинополь. С 1922 в Праге .

С 1927 — председатель Объединения русских организаций в Чехословакии .

Глава Русского национального комитета. В 1945 в Праге арестован «Смерш» .

Приговорен к 5 годам заключения, по истечении срока не выпущен на свободу .

Умер во Владимирской тюрьме. Брат-близнец: Долгоруков Павел Дмитриевич (1866–1927), один из лидеров партии кадетов. Арестован в 1926 во время нелегальной поездки в СССР. Расстрелян в Харькове как заложник — «в ответ» на убийство советского полпреда в Польше Войкова .

Крамарж Карел (1860–1937), первый премьер Чехословакии, лидер Национально-демократической партии, русофил .

Петр Бернгардович Струве (1870, Пермь — 1944, Париж), в 1900-х — лидер российского либерализма, редактор журнала «Освобождение», с 1905 — член партии кадетов и ее ЦК. Депутат Государственной Думы II созыва. С 1907 — редактор журнала «Русская Мысль», участник сборника «Вехи» (1909), инициатор и участник сборника «Из глубины» (1918). Член «Особого совещания» ВСЮР, министр иностранных дел в правительства ген. П. Н. Врангеля .

Председатель Российского зарубежного съезда в апреле 1926 года В 1920-е редактор журнала «Русская Мысль» (Прага) и газеты «Возрождение» (Париж), в 1920–1930-е — газеты «Россия и славянство» (Белград). С 1928 — профессор Белградского университета .

Сам Харжевский только недавно начал выходить на политическую сцену, поэтому не успел еще обзавестись знакомствами .

Главным образом его окружают полковые товарищи-дроздовцы .

В их среде он чувствует себя несравненно легче. В частности, к его друзьям можно отнести Фридмана61 Александра Карловича, которого считали «социалистом». На самом деле это обычный очень скромный армейский офицер, человек бледный, заурядный, зарабатывает мало, живет очень скромно. Откуда он родом — не знаю, лет ему около 50-ти, женат, живет под Прагой в Ростоках — дроздовец .

Лупенко62 — шофер у итальянского военного атташе. Здоровеннейший толстый субъект, Екатеринославский помещик. Человек грубый, подозрительный. Что у них общего, не знаю, но, по-видимому, они очень дружны63 .

[…] Лупенко — шофер итальянского атташе. Юрист, в очень хороших отношениях с Харжевским. Мне лично крайне не симпатичен и своей внешностью, и своими манерами. Симпатии у нас были взаимными. Кто-то распустил про него слух, что во время гражданской войны он был палачом. Это неправда, но внешность у него такова, что все поверили64 .

[…] Доброхотов Дмитрий Дмитриевич65 — что-то вроде делопроизводителя по открытому руководству галлиполийцами. О нем уже говорилось .

Личная жизнь Харжевского мало известна, но, полагаю, что она вообще сведена к какому-то минимуму. Пожалуй, он ограничивается редкими выпивками в кругу дроздовцев и то весьма ограниченном .

Фридман Александр Карлович, уроженец Полтавской губернии. Окончил

гимназию, Чугуевское военное училище, участник Русской-японской войны (поручик). Во время Первой мировой войны служил в 12-м стрелковом полку на Юго-Западном, Северо-Западном и Румынском фронтах. В 1917 — полковник, командир 494-го Верейского пехотного полка. Во время похода из Румынии — в штабе полковника М. Г. Дроздовского, во 2-м Кубанском походе — командир роты, в 1919–1920 — помощник командира 1-го генерала Дроздовского стрелкового полка. Арестован «Смерш» в мае 1945. Погиб в 1946 г. в ГУЛАГе .

Лупенко Иван Леонтьевич, подпоручик, жил в Праге .

ЦА ФСБ Д. Н-7833. Т. 3. Л. 85–86 .

ЦА ФСБ Д. Н-7833. Т. 3. Л. 109 .

Доброхотов Дмитрий Дмитриевич, последний председатель Союза Галлиполийцев в Праге. Выехал в США .

В Праге все знают, кто за кем ухаживает, но никто не знает, за кем ухаживает Харжевский, думаю, ни за кем. Человек он очень осторожный и настороженный, и одно для него характерно: если поверит, то верит до конца. Круг бытовых знакомств Харжевского находится вне круга моих бытовых знакомств .

Среди его знакомых известен мне Студенцов66, дроздовец, прилизанный блондин, с круглым русским лицом и выцветшими бровями, типичный мещанин, думающий об уюте. Окончил архитектурное отделение и работает инженером. Откуда он родом — не интересовался. В галлиполийском землячестве ведет секретарскую работу, ухаживает за чешками и подумывает, как бы жениться. Каких-либо рискованных замыслов у него нет. Почему он, вернее, с ним дружит Харжевский — не знаю, а дружат крепко. Одно время Харжевский жил с ним на одной квартире. Нормальный тон разговора у них: Харжевский трунит, а Студенцов огрызается .

В хороших отношениях Харжевский с шофером Сикорским, брюнет, высокого роста, красивый, по образованию — юрист .

С ним я знаком только шапочно, он старше меня по университету. Одно время он дружил с дроздовцем Ситниковым Михаилом Михайловичем67, кажется, из Ростова, но теперь они разошлись .

Ситников — сутяга .

Каких-либо других знакомств Харжевского я не знаю. Допускаю, что они есть, но кто это — для меня неизвестно .

На вечерах, на которых он должен присутствовать по обязанности, он со всеми ровен, со всеми одинаково любезен. Пожалуй, лучше других он относится к чете Скулари. Он — какой-то приват-доцент, похож на соплю, потирает всегда потные руки и хихикает, фигура достаточно омерзительная. Женат он на Елене Владимировне Набоковой68, толстой блондинке. Одно время говорили, что Харжевский за ней ухаживает, а насколько это верно — не знаю, думаю, что это вранье69 .

[…] Студенцов Г. В., капитан, дроздовец .

Ситников М. М., доктор права. Поручик Дроздовского полка. После Второй мировой войны — в США .

Набокова Елена Владимировна (1906–2000), в первом браке Сколари, во втором — Сикорская. Опубликованы ее письма к брату писателю В. В. Набокову: Владимир Набоков. Переписка с сестрой. Ann Arbor, 1985 .

ЦА ФСБ Д. Н-7833. Т. 3. Л. 86–87 .

Генерал Харжевский Владимир Григорьевич, лет 38-ми .

Он небольшого роста, плотный, коренастый, с большой головой, в области темени следы трепанации черепа, шатен, холодные пронзительные глаза серо-стального цвета, черты лица резкие, угловатые, уши оттопыренные, специфически-военной выправки нет .

Родился он в городе Виннице, там же учился в реальном училище, Он из небогатой семьи, с детства стал зарабатывать уроками .

Затем учился в Петербурге в горной академии, где, между прочим, был знаком с Глебом Бокием. С одного из старших курсов Харжевский ушел отбывать воинскую повинность, затем вернулся в академию, и, не окончив ее, был мобилизован в 1914 году как прапорщик запаса. Окончил войну он подполковником .

Был в конце войны на Румынском фронте. После февральской революции он занимал выборные должности; кажется, был даже комиссаром корпуса .

Он участвовал в Дроздовском походе, и почти всю белую эпопею провел в дроздовских частях. Гражданскою войну он окончил генерал-майором, командуя Дроздовским офицерским полком .

Был на Галлиполи, откуда переехал в 1922-ом году в Болгарию, где пробыл года 1. Затем он приехал без визы в Чехословакию, где поступил в Пшибрамскую горную академии, где был лидером студенческого союза и начальником галлиполийской группы в ЧСР. Все время поддерживал сношения с генералом Кутеповым, который к нему очень хорошо относился. В 1928 году Харжевский окончил академию, затем поступил на хорошо оплачиваемое место70 .

[…] Могу назвать артиллериста-марковца капитана Сурина, о котором он мне сказал, что Сурин изъявил желание ехать в СССР и спрашивал меня, согласен ли был бы я взять его с собой в СССР .

Сурин — первопоходник, сейчас землемер, живет в районе Братиславы, кажется, холост, хорошо зарабатывает. Замкнутый, молчаливый, сосредоточенный человек71 .

[…] Отмечу Александра Карловича Фридмана, лет 50-ти, живет в Ростоки под Прагой № 22. Он кадровый офицер — полковник ЦА ФСБ Д. Н-7833, Т. 3. Л. 103 .

ЦА ФСБ Д. Н-7833. Т. 3. Л. 114 .

или подполковник, женат. Жена его72 в каких-то родственных отношениях с Шапиловскими (Шапиловская73 зубной врач, мужа не знаю74), с которыми они и живут на одной квартире. Вся легальная часть конспиративной переписки Харжевского идет по этому адресу .

А. К. Фридман служит билетером в галлиполийской столовой — «Огонек». С Харжевским их соединяет дружба по Дроздовскому полку, помощником командира которого был Фридман, когда Харжевский начал службу там рядовым, и окончил ее командиром полка .

Всю переписку Фридман передает Харжевскому за обедом .

Фридман меня хорошо знает с 1924 года. Одно время он увлекался евразийством. Знаю, что в Дроздовском полку его назвали «социалистом», настолько он был либерален .

Инж. Сендульский75 также один из адресов для переписки ген.ерала Харжевского. Очевидно они встречаются регулярно, т. к. все мои письма в этот адрес своевременно приходили .

О нем ничего не знаю, не знаком. Слышал, что он состоятельный человек, Играет в бридж с приезжающими иностранцами и генералом Рябиковым76 .

Года 4 тому назад к Харжевскому обращался с просьбой о посылке в СССР инженер Александровский77. Бывш. гардемаФридман (Андриянова) Вера Александровна (? — 1960-е), воспитатель детского сада в Праге .

Шапиловская (Андреянова) Елизавета Александровна, зубной врач в Праге .

Шапиловский Владимир Павлович, участник похода отряда Дроздовского из Румынии, капитан, артиллерист. В Праге — преподаватель русского языка и литературы .

Сендульский Н. Н., инженер .

Рябиков Павел Федорович (1875–1932), участник русско-японской и Первой мировой войны, офицер штаба 2-й Маньчжурской армии. С 1906 служил в Главном управлении Генштаба. В 1910–1914 — заведующий обучением Академии Генштаба. Начальник разведотделения штаба Северного фронта, командовал пехотным полком. Участник Белого движения на Восточном фронте с лета 1918. С мая 1919 года 2-й генерал-квартирмейстер Ставки, начальник штаба Восточного фронта. Участник Сибирского Ледяного похода .

В эмиграции жил сначала в Китае, с 1927 в Чехословакии. Преподаватель в Русском народном университете в Праге, член учебного комитета Высших военно-учебных курсов генерала Н. Н. Головина. Специалист в области агентурной разведки .

Александровский Георгий, мичман флота, в чине подпоручика участвовал в боях в Северной Таврии в составе офицерской роты Дроздовского стрелкового полка .

рин, живет в Пильзене, работает на заводах Шкода, хорошо оплачивается. Женился и от движения отошел78 .

[…] Доброхотов Дмитрий Дмитриевич, ограниченный, глуповатый человек, но с хитрецой, любит делать таинственный вид, как будто бы он то-то знает, но посвящен в дела мало. Живет он бедно, получает стипендию и, кажется, поет. Доброхотов — вольноопределяющийся или офицер .

Студенцов79 — имени-отчества не знаю, секретарь галлиполийского землячества, лет 35-ти, инженер-артиллерист, в прошлом — пехотный офицер военного времени затем дроздовец, командир роты. Служит на каком-то предприятии, хорошо зарабатывает. Холост. Хочет жениться. С Харжевским жил на одной квартире. Отношения между ними хорошие. Меня знает. Бывает у Мягковых. Думаю, что между ними не только бытовые отношения, но достоверно ничего сказать не могу80 .

[…] Скуляри Елена Владимировна, урожденная Набокова, живет в Праге с 1924 года, лет 28, она дочь известного В. Д. Набокова .

Муж ее работает в естественном факультетете приват-доцентом. Харжевский встречается с ней в «Огоньке» за обедом и на вечерах. Ходили слухи, что он за ней ухаживает81 .

[…] Больше в Праге у него82 друзей нет .

Враги его в Праге. Генерал Ходорович83, нач. VI отдела РОВСа, кажется, имеет родственников в СССР, он долго прожил ЦА ФСБ Д. Н-7833. Т. 3. Л. 116 .

Студенцов Г. В., капитан Дроздовского стрелкового полка. Умер в Праге .

ЦА ФСБ Д. Н-7833. Т. 3. Л. 116 .

–  –  –

Ходорович Николай Николаевич (1857–1936) — генерал от инфантерии .

Во время русско-японской войны — командир 165-го Луцкого полка, начальник военных сообщений 3-й Маньчжурской армии, с 1905 — генералмайор. В 1906–1911 — начальник военных сообщений Киевского военного округа. С 1911 — генерал-лейтенант, начальник штаба Омского военного округа. С 1915 — помощник главного начальника Киевского военного округа. С 1916 — главный начальник Киевского военного округа. В 1917 — генерал от инфантерии. Участвовал в формировании Чехословацкого корпуса. В 1919 — в распоряжении Главнокомандующего ВСЮР. Эвакуировался из Крыма в ноябре 1920. В эмиграции в Королевстве СХС. В 1922 переехал в Прагу. Получал чехословацкую пенсию. С 1930 — начальник отдела РОВСа в Чехословакии .

в Киеве, где имеет связи. Не любит Харжевского, подчиненного ему по галлиполийской линии, который с ним часто ругается. Ему лет 70. О конспиративной работе Харжевского он не знает .

Хитьков84 Александр Александрович, участник белого движения, теперь инженер, типичный эмигрантский общественный деятель, участник разных общ. организаций. Лет 34-х. Уроженец гор. Винницы, есть родственники в УССР. У них личная неприязнь на почве мелочного самолюбия Хитькова, который, между прочим, пустил слух, что Харжевский еврейского происхождения85 .

[…] Забыл упомянуть о близкой знакомой Харжевского «галлиполийской даме» Клеопатре Давыдовне Асеевой, урожденной Геголашивли, лет 48–50, вдове, близкой к жене Крамаржа, урожденной Абрикосовой»86 .

[…] Асеева К. Д.87 — старшая галлиполийская дама. Среди галлиполийцев пользуется любовью и доверием. В очень хороших отношениях с Н. Н. Крамарж, которой «без лести предана» .

По своему масштабу — провинциальная полковая дама. Гордится «своими галлиполийцами». Если к К. Д. Вадиной могла прилипнуть сплетня, что она находится в каких-то связях с ГПУ, то к К. Д. Асеевой такие сплетни не прилипнут. Со всеми другими дамами-«звездами», за исключением Крамарж, отношения у нее натянуты. Те относятся к ней как к провинциалке, она же их терпеть не может. Другое дело «подчиненные» ей жены

Хитьков Александр Александрович (? — после 1960, Пльзень), участник

Первой мировой и Гражданской войн. Закончил Пражский политехникум, участник семинара П. Б. Струве. Секретарь союза участников Великой войны в Чехословакии. Работал инженером в Праге и Пльзене на заводах «Шкода» .

Член группы бывших студентов пражских вузов, демократов-активистов, издававшей в Праге газету «Второе поколение» (1930–1931). Писал: «Нам нужно не только отвоевать себе право на Родину, но и завоевать себе в ней хоть какое-то положение, которого мы по молодости не могли иметь раньше. Если мы в течение ближайших 10 лет не отвоюем себе право на Родину, то вообще уже не сможем позже завоевать в ней влияние; ибо из «молодости» превратимся в «старость», совершенно минуя самый плодотворный и существенный период человеческой жизни — период средних лет — период устроения всей жизни. В этом заключается не только особенность нашего поколения. Но и его трагедия» .

ЦА ФСБ Д. Н-7833. Т. 3. Л. 117 .

–  –  –

Сестра полковника С. Д. Гегелашвили .

галлиполийцев. С этими она делится, чем может. Харжевский88 относится к ней хорошо, но, конечно, учитывает, что она — болтушка .

Гегелашвили89 — приходится ей братом. Бывший корниловец, сейчас офицер чешской службы. Несмотря на лысую голову и возраст под пятьдесят. Усердно посещает все танцевальные вечера и пляшет до 5-и утра. Фигура — глубоко комичная, мастер выпить. Когда рассказывает анекдот, первый смеется с какой-то детской наивностью. Знаком со всеми. Ухаживает за всеми девицами. Начиная с 14 лет, и кончая «дамами-патронессами». Все относятся к нему крайне благодушно, сокращенно называют его Гегелой. Корниловцы говорят, что в бою он был не того… Возможно, что врут. По роду оружия — артиллерист, кадровый .

[…] Фенин Александр Иванович90 — лет пять как порвал с пшибрамской академией, и живет в Праге в Профессорском доме, получая академическую стипендию. Во время Шахтинского процесса писал какие-то опровержения. Сотрудничал в «Борьбе за Россию». Писал очень скучно. Читал доклады. Уверял, что Донбасс — маломощная база. Симпатии его склонялись к Кузбассу. Относился, по своим политическим убеждениям к разряду либеральной общественности. Семья

Руководитель Галлиполийской группы в Праге, генерал-майор Владимир Гриstrong>

горьевич Харжевский. Учился в Горном институте в Санкт-Петербурге. Призван в чине прапорщика. Закончил Гражданскую войну в Крыму командиром Дроздовской дивизии. Окончил Горную академию в Пшибраме. Инженер .

Гегелашвили Соломон Давыдович (1885–1972), артиллерист, полковник русской армии, служил в Добровольческой армии, в Корниловской артиллерийской бригаде. С 1924 в Чехословацкой армии, командир 1 артиллерийского полка, майор; с 1939 начальник отдела РОВС в Чехословакии, выехал в Германию в апреле 1945, с 1948 в Аргентине, глава отдела РОВС .

Фенин Александр Иванович (1865, Екатеринославская губ. — 1944, Прага), горный инженер, промышленник. Окончил Харьковское реальное училище и Санкт-Петербургский Горный Институт, управляющий рудниками в Донбассе (Вознесенский, Макеевский, Максимовский, «Общества русских копей»). Жил в Харькове. Глава управления торговли и промышленности в правительстве А. И. Деникина. В эмиграции декан Русской горной секции при Высшей горной академии в Пшибраме. Деятель Российского торговопромышленного и финансового союза. Делегат Российского Зарубежного съезда в 1926 г. в Париже. Автор книги «Воспоминания инженера. К истории общественного и хозяйственного развития России (1883–1906 гг.)»

(Прага, 1938) .

его с ним. Галлиполийцы относятся к нему сдержанно, по какому-то поводу повздорили с его сыном инженером-горняком .

Как будто в 1930 году ездил в Палестину, там его расшиб автомобиль, но остался жив .

[…] Ситников — юрист, дроздовец. Одно время принимал участие в евразийстве, но потом, после постановления землячества, оттуда ушел. Я с ним даже на «ты». Вместе с ним работал в старостате Юрфака. Хитрый мужик с рыжей елейной бородой, интриган, любит судиться. Принимает деятельное участие в жизни православного прихода. Через Крамарж устроился на чешскую госслужбу. Со всеми, кем нужно — в приятельских отношениях .

Честолюбие его удовлетворяется теми делишками, которые ловко обстряпывает .

Человек, в общем, дельный, не вор, не пьяница. О себе рассказывать не любит. Думаю, что он из какой-нибудь бедной мещанской семьи, т. к. масштаб этого человека маленький, то это обстоятельство, вероятно, его тяготит. На фронте, говорят, имел тягу к хозяйственным частям. Он настолько тактичен, что никогда не рассказывает о своих боевых «подвигах». Вообще, помалкивать он умеет очень хорошо. В Пражскую колонию он врос основательно. Само собой, на что-нибудь рискованное он никогда не пойдет91 .

[…] Николай Алексеевич Раевский92 или в просторечии «Пупочка» — представляет собой интересную фигуру, во всяком случае, колоритную. Вообще говоря, он окончил естественный факультет и получил звание доктора. В прошлом — артиллерист-дроздовец. Помешан он на французском языке, который знает хорошо ЦА ФСБ. Д. Н-7833. Т. 3. Л. 107–109 .

Раевский Николай Алексеевич (1894, Вытегра — 1988, Алма-Ата), закончил в 1913 году Каменец-Подольскую гимназию. Учился на естественном отделении физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета. Окончил Михайловское артиллерийское училище. На Южном фронте .

Поручик Белой армии — капитан Дроздовского полка, в РОВС — подполковник. Окончил естественный факультет Карлова университета и в 1930-м защитил докторскую диссертацию. Работал переводчиком. Автор мемуаров «1918 год. Добровольцы. Дневник галлиполийца» и «Дневник пражского студента» (неопубл.). Арестован «Смерш» в 1945. Вывезен в СССР. Приговорен к 5 годам лагерей и 3 годам поражения в правах. В Маринских лагерях, затем до 1960 г. в ссылке в Минусинске. Жил в Алма-Ате. Работал переводчиком в институте клинической и экспериментальной хирургии. Писатель, пушкинист. Автор книг «Если заговорят портреты», «Портреты заговорили», «Друг Пушкина П. В. Нащокин» .

и которым зарабатывает кусок хлеба. Стоит ли говорить, что он знаком со всей Прагой. Небольшого роста и непропорционально толстый, он обожает танцы и стремится к высоким и тощим дамам современно конструктивного типа с худощавой линией .

Обладает способностью говорить без конца. Голос у него неприятный, который становится просто несносным, благодаря медному деревянному смеху. Стоит ли говорить, что он невероятный сплетник, правда, не злостный. Если нужно распустить к. н .

слух, то «пробалтываются» в присутствии Раевского или в интимном разговоре с ним. Через два дня слух этот превращается уже в давным-давно известную новость .

В летнее время в коротеньких трусиках он любит прохаживаться по речному пляжу, особенно в воскресные дни, когда пляж становится палевым от груды тел. Если в это время «Пупочка»

сопровождает какую-нибудь даму, и если эта дама — баронесса или просто говорит по-французски, то на лице Раевского сияет восторженная радость, если эта дама имеет какое-нибудь касательство к дипломатическому корпусу, то «Пупочка» просто пышет счастием. Вообще говоря, человек он популярный. Если займет 50 крон — отдает, если же сорвет 5 крон, то пиши — пропало93 .

[…] По поводу не пражан, вообще — могу сказать, что другие, кого мысленно перебирал в памяти, мало отличаются от тех, кто перечислен мной и которых можно охарактеризовать одним словом: бузой. Те, кто посерьезней и посильней, окончили ВУЗы и разъехались. Часть ушла в провинцию Теперь их, видимо, повышибали и, думается, что они съехались в Прагу. Вот эти люди представляют из себя значительный интерес, хотя бы потому, что это не пражские иждивенцы. Если отдельные лица там и зарабатывают самостоятельно кусок хлеба, то общий дух казенного содержания там сохранился. Это дух в достаточной мере разложил людей94 .

[…] Надо сказать, что женщины, не в пример мужчинам, представляют свое сплоченное единство. Существует у них своя иерархия, свой «генеральный штаб», который руководит и объединяет, вероятно, 90% всех русских женщин в Праге .

ЦА ФСБ. Д. Н-7833. Т. 3. Л. 112 .

ЦА ФСБ. Д. Н-7833. Т. 3. Л. 113 .

Головку этого «штаба» составляют: С. В. Панина (графиня)95, В. Н. Вергун96, княгиня Н. Г. Яшвиль97, А. В. Жекулина98. Последняя стоит несколько в стороне по старости. Второй ярус этого штаба составляют К. Д. Асеева (галлиполийцы), Вахнина (Союз участников Великой войны), Ломшакова99 (шкодовка), ге

<

Панина Софья Владимировна (1871, Москва — 1956, США), графиня, осstrong>

новательница «Лиговского народного дома» в Петербурге (1903). В 1917 депутат Петроградской городской думы, член ЦК Партии Конституционных Демократов, товарищ министра государственного призрения, затем товарищ министра народного просвещения. Арестована большевиками 28 ноября 1917, освобождена 19 декабря 1917. В 1918–1920 — на Юге России. 1921– 1924 — представитель при Верховном Комиссаре по делам беженцев в Лиге Наций. С 1924 в Праге. Руководила культурным центром «Русский очаг» .

С января 1939 в США, работает в «Толстовском фонде» (Комитет по оказанию помощи русским эмигрантам) .

Вергун Вера Николаевна, супруга славянско-галицийского политика Д. Н. Вергуна, публицист .

Яшвиль Наталья Григорьевна (1861, Санкт-Петербург — 1939, Прага), княгиня. Художница, иконописец. После гибели в Киеве в январе 1918 сына Владимира и мужа дочери Георгия Михайловича Родзянко выехала на Юг, помогала Белому движению. Эмигрировала, прибыла в 1922 г. в Прагу с дочерью. Член Seminarium Kondakovianum, затем член правления Института им. Н. П. Кондакова .

Жекулина (ур. Евреинова) Аделаида Владимировна (1866, Киев — 1950, Брюссель) Окончила историко-филологический факультет Высших женских (Бестужевских) курсов в Петербурге. В Киеве основала частную гимназию (1906, по программе мужской гимназии) и вечерние Высшие женские курсы .

Эмигрировала в Константинополь, где с декабря 1920 руководила гимназией (в сентябре 1921 г. 500 детей переехали в Чехословакию в открытую Гимназию в Моравской Тшебове). С 1922 Жекулина постоянно живет в Праге .

Основательница Русской гимназии в Праге. Член Педагогического бюро по делам русской низшей и средней школы за границей. Председатель Объединения русских учительских организаций за границей. В 1933 учредила в Праге Общество попечения о русских детях. В 1939 переехала к родным в Бельгию .

Ломшакова Екатерина Алексеевна, супруга одного из видных эмигрантов, инженера профессора Алексея Степановича Ломшакова (1870, Барнаул — 1960, Прага). А. С. Ломшаков — профессор Политехнического института в Петербурге. Депутат Государственной Думы I созыва. В Чехословакии — создатель Комитета по обеспечению русских студентов в Чехословацкой республике. В 1920–1950-е — заведующий кафедрой в Чешской высшей технической школе в Праге. Технический советник на заводах «Шкода» .

Возглавлял Общество русских инженеров и техников, Русский академический союз, Русскую академическую группу. С 1928 — председатель Общества русских инженеров, с 1932 — председатель правления Объединения русских эмигрантских организаций в Чехословакии .

неральша Рябикова100, Т. Н. Родзянко, дочь Яшвиль101, молодая Жекулина102, Изюмова .

Стоит ли говорить, что партийная принадлежность у них не играет никакой роли. Головка эта выкристаллизовалась в силу личных качеств и авторитетности. Так. Панина кроме всего в очень хороших отношениях с Алисой Масарик103, Яшвиль– с дипломатическим корпусом, Жекулина — с МИД и гимназической молодежью .

В. Н. Вергун как облупленных знает всех славянских деятелей104. Кроме этого, пользуется симпатией молодежи, хорошо говорит, умеет вести собрания. Со всеми перечисленными лицами я знаком, но хорошо знаю только Вергун. С остальными любезно разговаривал, но дальше этого знакомство не шло .

Надо сказать, что, когда я за кого-то просил, они всегда шли навстречу и помогали, чем могли. Репутацией я пользовался отличной .

Если ко всем перечисленным лицам прибавить Надежду Николаевну Крамарж105, проливающую «золотой свет», то будет закончена карта звездного неба. Все остальные представСупруга генерала Павла Федоровича Рябикова (1875–1932) .

Татьяна Николаевна Родзянко (1892–1933) — художница, дочь Н. Г. Яшвиль .

102 Евреинова (Жекулина) Наталия Сергеевна (1893–1983), супруга историка, активиста Республиканско-Демократического Союза Бориса Алексеевича Евреинова (1888–1933) .

103 Масарик Алиса (1879–1966), дочь первого президента Чехословакии Т. Г. Масарика. Общественный деятель. Педагог, социолог, член парламента Чехословакии в 1919. Глава общества Красного Креста Чехословакии (1919–1938) .

После смерти матери с 1923 г. — фактически «первая леди» в ЧСР, в эмиграции в США в 1938–1945 и после захвата власти КПЧ — с 1948 .

104 В статье «Братство могил» (декабрь 1914) В. Н. Вергун писала: «Братские могилы русских воинов и мученически пролитая кровь галичан обязывают русское общество, во всеоружии исторической правды, неподдельного просвещения, со всею силою негодующей к оскверненной памяти павших за величие и единство Руси, сказать безумной «Украине» и ее радетелям в столицах:

«Довольно братской крови и слез сирот! Работа твоя Каинова. Русь едина и неделима. В ее семье нет места вражде братьев. Русский народ пролил кровь не затем, чтобы, победив Австрию, этот позор Европы, на груди своей отогреть нового Мазепу!» .

105 Крамарж Надежда Николаевна (ур. Хлудова, в первом браке — Абрикосова) (1862, Москва — 1936, Прага), супруга первого премьера Чехословацкой республики, лидера Национально-демократической партии Карела Крамаржа (1860–1937). В Праге была покровительницей Галлиполийского землячества .

Возглавляла Братство для погребения православных русских граждан и для охраны и содержания в порядке их могил в Чехословакии. Семья Крамарж — ляют собой планеты или даже астероиды, которые не имеют не только самостоятельного света, но самостоятельного пути .

Все они вращаются около одной из этих звезд или главной ее планеты .

Открытую жизнь я вел в период университета и деятельно принимал участие в жизни колонии устройством воскресников при Очаге. Тут собиралась, главным образом, молодежь. Тогда еще я называл всех «разноцветными девицами», уподобляясь известному чеховскому приват-доценту. Правда, трудно вспомнить всех этих бесконечных Зин, Оль, Мань и т. д. и т. н. Большинство из них вышло замуж (иронически наши воскресники называли «брак-трестом»). Со всеми я сохранял хорошие отношения, при встрече здоровался, но кто сейчас где — затрудняюсь сказать .

Надо учитывать текучесть Пражской колонии .

После ликвидации «брак-треста», хорошее отношение у меня сохранилось с семьей Вергунов и с семьей Мягковых, о чем я уже говорил. Суммируя, я могу сказать, что знаком я с половиной русской Праги .

[…] Близко знаком только с двумя семьями. Последние годы я просто не делал попыток сколько-нибудь расширить круг знакомств по вполне понятным причинам. Особенно я не стремился углублять отношений. Когда я в последний раз уезжал из Праги в Париж, то провожали меня только Вергуны, хотя я не делал тайны из своего отъезда. Когда я приехал в ЧСР и жил в Мельнике, то не решился никого вызывать, как ни скучно мне было сидеть «на лоне природы». Упоминаю об этом в качестве иллюстрации моего конспиративного доверия к представительницам прекрасного пола Праги и ее окрестностей .

[…] Стоит ли говорить, что люди, среди которых я вращался, настроены крайне антисоветски. Не надо читать чешской прессы, чтобы представить, что там писалось о ГПУ в связи с делом Ванека106, и, если не писалось, то говорилось в кулуарах. Одно главный спонсор строительства Православного храма Успения Пресвятой Богородицы на Ольшанском кладбище (закончен строительством в 1935) .

106 Сотрудник чешской миссии в Москве Карел Ванек. В декабре 1931 оклеветан советскими властями в статье-сообщении ТАСС, опубликованном «Известиями». Обвинялся не только в шпионаже, но и в попытке заговора: якобы дипломат с помощью завербованного «агента Г.» собирался организовать теракт против посла Японии в Москве, чтобы спровоцировать войну Японии и СССР .

Дипломат был безосновательно объявлен «персоной нон грата». Карелу Вамогу сказать, что настороженность там должна быть огромной .

Это с одной стороны, а с другой — заграницей нет таких людей, которые бы относились ко мне так, как моя сестра, готовая ради меня пойти на все .

Возвращаясь к пражским женщинам, должен сказать, что они организованы не только в порядке факта, но вполне официально. «Общество пражских женщин» входит в «Общество славянских женщин», имеет своих представительниц в центральном бюро (Вергун — вице-председательница, Панина, Рябикова и Вадина — члены Президиума). Русских поддерживают югославянки и чешки, оппозиция — польки и болгарки .

Фактически дела решаются в согласительной комиссии между русскими и польками, как наиболее культурными. Председательница — чешка Смоляржева-Чапкова (народная демократка107). Что касается рядовых членов русского общества, то они очень дисциплинированы и ревностно поддерживают свой президиум, подыскивающий для них работу, организуя мастерские и сбыт, устройством периодических кустарных выставок. Слово президиума, как правило, для них закон. Рекомендация одной из президиума (фактического) — все .

В самые последнее годы, когда я уже не жил регулярно в Праге, туда приехала Ольга Дмитриевна Новосильцева с детьми .

Ольга. Дмитриевна. — сестра мужа моей сестры. К ней я относился очень хорошо, гораздо лучше, чем к ее брату, и когда приезжал, всегда заходил к ней. Живет она очень бедно. Все интересы в детях, ничего особенно собой не представляющих»108 .

«Мягковы и Новосильцевы сейчас обыватели. Вергуны занимаются общественной работой. Старик Дмитрий Николаевич и сын Кирилл — сокола. Сын, кроме того принимает участие в общественной работе в кружке национальной молодежи, любит потрепаться. Женат, учится в политехникуме. Старуха Вера неку пришлось покинуть Москву. Позже эта история имела продолжение .

В 1933 г. ОГПУ выяснило, что славист и бывший сотрудник советского полпредства в Праге Р. О. Якобсон в 1931 г. посылал из Праги деньги и книги филологу Н. Н. Дурново в Москву через все того же Карела Ванека. Это дало повод к арестам более 60 ученых и фабрикации «Дела славистов» (Дела «Русской национальной партии»). Из уже репрессированных в 1934 году — в 1937–1938 гг. были расстреляны 11 человек .

107 Член одной из правительственных партий ЧСР — «Национально-демократической партии Чехословакии» (чешское название — eskoslovensk nrodn demokracie) .

108 ЦА ФСБ. Д. Н-7833. Т. 3. Л. 118–121 .

Николаевна принимает участие в каком-то славянском женском обществе. Дочери — две Татьяна и Анастасия вышли замуж за границей, одна — Ксения служит в американском госпитале в Париже, одна Ирина — учится в ун-те в Праге»109 .

«Относительно семьи Вергунов могу сказать следующее .

С этой семьей я был в очень хороших личных отношениях, особенно с Верой Николаевной и ее детьми. Дмитрий Николаевич110 (профессор) читает какие-то лекции в Торговой Академии, говорит на всех славянских языках и наречиях без акцента, был журналистом и корреспондентом «Нового времени». Уверяет, что он старый социал-демократ, не обижается, когда ему на это в ответ смеются в глаза. Человек он не столько правый, сколько бестолковый и несуразный. Добрый, хотя и взбалмошный. Всех славянских деятелей знает очень хорошо. Знает, кто из них что, когда и где украл, кто состоял при австрийской охранке, кто при русском военном атташе в Вене. Сам он — уроженец Галиции, и только перед войной принял русское подданство. Старый славянский деятель. Был старостой русского сокольства заграницей .

Теперь его вышибли .

Как и все получает академическую стипендию. Человек несдержанный. Никто всерьез его не принимает и всякий всегда ждет, что он что-нибудь выкинет. Лично я в не всегда ценил то, что он совсем нелюбопытный. По своему характеру он не принадлежит к тем, кто способен вести к. н. конспиративную работу. О контр-революционных связях в СССР от него я никогда не слышал. Уверен в том, что их у него нет, иначе он бы не выдержал и схвастнул бы. Лично у него друзей нет, хотя со всей колонией он, конечно, знаком. Все всегда ждут, что ВерЦА ФСБ. Д. Н-7833. Т. 3. Л. 129–130 .

Вергун Дмитрий Николаевич (1871, Городок — 1951, Хьюстон) общественный деятель, филолог, журналист, публицист и поэт. Окончил гимназию в Лемберге (Львов), Венский университет, доктор философии. Неославист, в Австро-Венгрии подвергался преследованиям. В 1907 переехал в Россию .

Работал в газете «Новое время». Генеральный секретарь Всеславянского исполнительного комитета. Товарищ председателя петроградского Галицкорусского Общества, В 1917–1918 — преподавал русский язык и филологию в Коммерческой академии и в МГУ. В 1919–1921 в Париже. На Парижской мирной конференции в составе делегации Карпаторусского конгресса добивался создания автономной Карпатской Руси в составе России. В Праге с 1921 — преподаватель Высшей торговой школы (1922–1928) и Русского педагогического института им. Я. А. Коменского (1923–1925), председатель русского сокольства за границей (1923–1930). В 1940 выехал в Югославию, затем в США .

гун что-нибудь выкинет, выкидывать номера он умеет. Человек он радушный и гостеприимный .

У Вергунов всегда много народу, объясняется это, главным образом, обилием барышень. Вполне естественно, что я зорко приглядывал к тем, кто у них бывает .

[…] О Вере Николаевне Вергун111 я уже говорил. В противовес мужу она пользуется и симпатией, и авторитетом. Деятельность свою ограничивает пределами Праги. Состоит (состояла?) вицепредседательницей Общества славянских женщин, играет большую роль в Обществе русских женщин. Политикой не занимается, не всегда читает газеты. Из СССР приехала, кажется в 1922 г. с детьми. В Ленинграде у нее была сестра, с которой она переписывалась не очень часто. Думаю, что отношения у них таковы, какими они могут быть у двух шестидесятилетних старух, из которых у каждой есть своя семья, свои заботы .

Сестра — Мария Николаевна Рейнике. Адреса не знаю. Зайти к ней никогда бы не решился, т. к. во-первых, мало ее знаю, а во-вторых, знал, что дочери ее комсомолки, и, в третьих, при самых благоприятных обстоятельствах, это в лучшем случае для меня — деконспирировало бы мою поездку. Во всяком случае, старуха МарияНиколаевна могла бы написать иносказательно Вере.Николаевне. Веру Николаевну, само собой, я никогда не посвящал в свою «работу», хотя, думаю, что она как человек умный, догадывалась, но никогда не интересовалась. Для нее было важно то, что я сын Юлии Константиновны112, ее большого друга .

Сын Вергунов — Кирилл113 — женился двадцати лет. Жена его на годика два старше его. Кирилл учится в политехникуме, кажется, хорошо. В характере у него много от отца, хотя он симпатичный, может быть. потому, что моложе. Серьезно я с ним никогда не говорил, хотя знал, что политика его интеПублицист, в России — автор журнала «Славянский век» .

Матери А. А. Потехина .

113 Вергун Кирилл Дмитриевич (1907, Вена — 1945, Пльзень) С 1908 — в Петербурге, в 1918 — в Калуге, с 1921 — в Риге, Праге. В 1926 с отличием окончил русскую гимназию в Праге и затем Пражский политехникум. Инженер-строитель. С 1930 — председатель Чехословацкого отдела и Союзного Бюро Народно-трудового союза нового поколения (НТСНП). В 1936 в Белграде. Член Исполнительного бюро НТСНП. С 1941 в Берлине. Вел идеологический семинар. В июне 1944 арестован гестапо. Освобожден в 1945 г. Погиб во время бомбежки эшелона на ст. Пльзень в апреле 1945 .

ресует, но больше всего ему нравится «фигурять», заниматься болтовней, выступать на митингах с призывом… объединиться .

Человек он малосамостоятельный и всегда находился под женской опекой. По окончании техникума собирается ехать в Аргентину. Думаю, что инженер из него получится толковый, что же касается его политических экскурсов, то я к ним всегда относился, делая вид, что серьезно, а с ним и его национальной молодежью предпочитал резаться в покер. В этом отношении он и его друзья — собаку съели, и «скрестить» с ними «шпаги» было приятно. Его друзья — представители «национальной молодежи»114 производили на меня тягостно серое впечатление .

Ими я не интересовался, знал каких-то Вась, Коль, знал, что они — олухи… Организация их — вполне открытая, и даже больше похожа на проходной двор, где долго не задерживаются, и, плюнув, идут в частную жизнь, в уголок «настоящего личного счастья» … Собрать самые точные сведения об этой «организации» — не представляет никакой трудности, была бы охота .

По своей природе Кирилл — человек открытый, и я затруднился бы сказать, где его откровенность переходит в болтливость .

Специального интереса он не представлял, поэтому поддерживал с ним только добрые дружеские отношения и уверен в том, что не ошибся в этом отношении .

Его жена — Вера Дмитриевна Барсова — миловидная блондинка, пожалуй, умнее и одареннее своего мужа, увлекается музыкой, и только. Политикой не интересуется, газет не читает .

Бесхарактерная. Волю у нее заменяет «закон», который для нее превыше всего. Она — дочь священника, умершего в Австрии (Баден). С ней мы были большими друзьями, потом поссорились .

На прощанье она решила все-таки дать свою карточку, которую я взял с собой «на счастье». Но, тем не менее, из Парижа послал ей письмо, после которого говорить о мире не приходится .

Со мной бывают срывы… И если мне пришлось бы вернуться, то, не сомневаюсь, что она встретила бы меня, выражаясь пражским жаргоном, — мордой об стол… Стоит ли говорить, что она вполне добродетельна. Вся семья ее находится заграницей. Мужа любит искренно, и он для нее — все .

Если ничтожный интерес и могут представлять перечисленные Вергуны, то совсем малоинтересны дочери, которых

Члены Союз русской национальной молодежи («нацмальчики»), с осени

1931 — Национальный союз нового поколения (НСНП). С 1943 — Национально-Трудовой Союз (НТС) .

четыре. Правда, все они очень миловидны, относятся ко мне как к старшему брату. Интересы их — в музыке, в спорте и в танцах. Старшие две вышли замуж. Татьяна — в Аргентину. С ней я был, пожалуй, дружнее, чем с другими. Вторая, Настя — в Париже. Ее я знаю меньше других, мужа ее видел раза два, и то мельком — в Париже. Он — добродетельный инженер на французской службе в частной, кажется, электротехнической конторе. Живут они, видимо друг другом и никого и ничего не замечают вокруг .

Младшие две — Ксеня и Нина, если не вышли еще, то, наверняка, выйдут. Находятся ли они в Праге или в Париже — не знаю .

Ксеня училась в Париже в американском госпитале, Ирина собиралась туда же. Как общее правило, среди всей молодежи нет секретов друг от друга и от их матери. Все они очень дружны, и всегда делятся всем друг с другом, совместно разбирают до нитки всех знакомых, особенно новых. Все очень любят свою мать и дорожат своей репутацией, которая у них безупречна с точки зрения эмигрантской морали .

Все вышеизложенное относится к времени до апреля 1931 года, когда я уехал официально из Праги, и после чего связь с Вергунами прервалась. Кроме этого, начиная с августа 1928-го года, я бывал в Праге наездами. Правда, эти наезды длились иногда месяцев по 6, но промежутки тоже был по нескольку месяцев115 .

[…] В. Ф. Смирнова я знаю достаточно хорошо. Для характеристики этого человека достаточно одного немногосложного слова, но я предпочитаю воздержаться от оценок. Собственно говоря, ругать его не за что. Нельзя ругать человека за то, что он мал, туп, безызвестен. Такова его природа. Его внешность гармонизирует с внутренним содержанием. В детских изданиях до революции печатались рассказы о мурзилках. Вот, если на Смирнова надеть цилиндр и фрак, то это будет точная копия Мурзилки (фотографически точная). Я не знаю прошлого Смирнова, кто он, откуда. Достаточно поговорить с ним десять минут, чтобы выяснить, что разговаривать с ним не о чем. Даже на тусклом фоне эмигрантского безлюдья он выделяется своей безызвестностью .

—Да-с, точно-с, слушаю-с, вот немногосложный багаж его лексикона. Со Смирновым меня познакомил в первые дни приезда в Прагу Батраков. Сравнивать этих людей невозмож

<

ЦА ФСБ Д. Н-7833. Т. 3. Л. 121–125 .

но. У Батракова есть полет, есть инициатива, есть живость, но наряду с этим есть и желание держать около себя лакея, обязанности которого немногочисленны: признавать своего барина. Смирнов состоял при Батракове, получая вознаграждение в виде мелких подачек. Надо сказать, что тогда Батраков играл видную роль среди галлиполийцев, в частности, среди марковцев. В качестве марковца он и представил мне Смирнова… В дальнейшем Смирнов поступил на медицинский факультет .

Он относился к разряду тех многочисленных русских студентов, которые способны сутками сидеть над книгой, изучить до мелочи всю ее внешность — просаленные страницы, где, на какой странице прилипла сопля предыдущего читателя, он знает, что на 377-й странице подчеркнуто «потому что». Словом, промусолив книжку, в течение двух месяцев и оставив копоть сковородки, на которой сало, он идет на экзамен. Результат известен: «Приходите в следующий раз». Стоит ли говорит, что университета Смирнов не кончил и за неуспешность был лишен стипендии .

Говорят, судьба никогда не лишает человека всех своих благ. Действительно, она наградила Смирнова двумя качествами: басом и складной душой. Оба эти обстоятельства помогли ему устроиться при нищем приходе пражской православной церкви. Правда, это было время экономического подъема, когда не представлялось трудным поступить на постройку или даже на фабрику, но у Смирнова оставалось понятие «благородства»

и «черную работу» он считал ниже своего достоинства. Он предпочитал за гроши драть свою глотку при чтении «Апостола»

и получать на чай после свадеб и похорон. Стоит ли говорить, что за эти годы В. Смирнов приобрел «популярность». В Праге трудно найти человека, который бы не знал Смирнова и расходился бы в его оценке. Жизнь его потекла, хотя подчас и впроголодь, зато с передышками дикого пьянства. Тут Смирнов был незаменим с провозглашением «многие лета» и старых полковых песен .

Но ничто не вечно. Смирнов влюбился. Возможно, что это ему внушила Марго де Табенски или просто Маргарита Ивановна Табенская, не имеющая возможности найти что-нибудь подходящее. У этой женщины кроме подчеркнутой гордости своим дворянским происхождением нет ничего, если не считать большой дозы нахального апломба, явно непропорционального по отношению куриным мозгам и куриной хитрости. Когда на двадцать пятом году жизни, она кончала гимназию в Моравской Тшебове, классная дама, нежно похлопывая ее по щеке тихо произносила: «Ма птит116». Так и привилась к ней эта кличка .

Теперь на долю Смирнова выпала обязанность содержать свою супругу. Доход при приходе был явно недостаточным. Он устроился в какую-то халтуру, которая разъезжает по чешской провинции, спекулируя именем русских песен. Но вот ударил кризис. Естественно, что чешские мещане, прежде всего, отказались от удовлетворения своих «русофильских» эмоций. Вылупив глаза, Смирнов бегал по Праге в поисках, где бы перехватить, где бы устроиться. Чем увенчались его поиски — я, право, не знаю, и откровенно сказать, мало интересовался»117 .

[…] Говорят, что Петя Пихно118 глуп, истеричен и несуразен .

С этим я не согласен. Правда, Петра Пихно в лицо я видел всего раз, но знаю его достаточно хорошо. Хотя не помню его отчества .

Основной его чертой является то, что он — абсолютный лодырь, «принципиально» не желающий работать. Я не согласен, что он глуп. Он сумел сообразить, что, играя на активизме, без большого риска можно прожить какой-то промежуток времени, ничего не делая, и уехать из Праги, не заплатив долгов .

В дальнейшем он сумел найти тысячи «объективных трудностей», которые не позволили ему рисковать собой. Его «несуразность и истеричность» — просто плохая маска, которую он надел для имитации «горения». Я не говорю, что он талантлив. Нет, конечно, но его данных было бы достаточно, чтобы ему поверили, правда, с оговорками и предоставили возможность добиться того, чего он добивался. Пражское отделение ОПУС’а переправило его в Польшу для того, чтобы он пожил у границы. Для чего была предпринята эта «остроумная» комбинация, я право не знаю .

Бранд119 достал ему паспорт на имя Сосновского и поселил его Фр.: «моя малышка» .

ЦА ФСБ Д. Н-7833. Т. 3. Л. 127–129 .

118 Петр Пихно — агент организации ОПУС в Польше в конце 1920-х — начале 1930-х .

119 Бранд(т) Владимир Владимирович (после 1895–1942, Смоленск, др. данные — Варшава), во время Первой мировой войны — капитан артиллерии, затем подполковник Добровольческой армии. Член «Союза защиты Родины и Свободы» Б. Савинкова, агент ОПУС в Польше, сотрудничал с польской разведкой. Поэт, прозаик. Член редколлегии газеты «За свободу». Участник варшавской «Таверны поэтов». Член редакционного комитета варшавского у Орлова120, который был одновременно начальником участка ПКП121, где-то в пределах львовской экспозитуры. Когда Орлов проворовался, и его выгнали, Пихно был командирован к Маркову122. Тут началось то, к чему стремился Пихно. В начале он напускал на себя важность, что он от «центра», но потом решил просто отоспаться. Отсыпался он месяца три или четыре. Причем спал во все промежутки между утренним завтраком, обедом и ужином .

Когда ему пробовали дать какое-нибудь поручение самого невинного характера, он ухитрялся так напутать все, что следующий раз к нему предпочитали не обращаться. С наступлением весны молодой организм, естественно, предъявил свои требования. Она начал шляться к соседним учительницам, помещицам. Всюду он трепался и сплетничал. Маркову он внушал, что на него, Пихно, возложены какие-то особые поручения. Для придания себе пущей важности он многозначительно писал письма во все концы. Марков робко написал в Прагу, что присутствие Пихно нежелательно. Пихно был предупрежден, что ОПУС123 в отношении к нему не берет никаких обязательств .

Петя, конечно, и бровью не повел, зная, что в ОПУС’е сидят интеллигенты .

Но, тем не менее, не без моего участия, через месяц его выгнали. Сначала его подобрал тот же Орлов, устоявшийся волостным писарем на крессах124, но после того, как Петя полез с ухаживаниями к его супруге, Орлов его выгнал. Пихно переехал в Луцк к какой-то «двоюродной кузине», и как будто нашел тихую пристань .

Там, вероятно, он и по сие время. Вероятно, продолжает писать бесконечные письма с планами борьбы, выпрашивая сто зложурнала «Меч», с № 21 соредактор газеты «Меч» (1934–1939). В конце 1930-х — член Совета НТСНП, председатель идеологической комиссии 3-го съезда НТСНП .

120 Орлов, сотрудник польской контрразведки на границе с СССР .

121 Пограничный контрольный пункт .

122 Марков Александр Александрович, агент ОПУС в Польше на советской границе в районе Ровно .

123 Внепартийная республиканская организация с центром в Праге, проводившая переброску агентов и литературы в СССР в конце 1920-х — начале 1930-х .

Участвовали члены РДО П. Н. Милюкова, партии «Крестьянская Россия», группы журнала «Борьба за Россию», группы А. Ф. Керенского. Являлась объектом манипуляций со стороны ИНО ОГПУ .

124 Восточные окраины Польши .

тых на первые шаги и канцелярские расходы. Стоит ли говорит, что Пихно уверяет всех, что он террорист и т. д., и т. П.125 .

[…] Предъявленная мне фотография В. С. Озерецковского126 мало его напоминает. Он сильно обуржуазился, отрастил русую бородку и усы. Ушел с головой в благотворительную деятельность в Земгоре. Право, не знаю, чем он сейчас занят. Судя по последним разговорам с ним, он разочаровался во всем. Возможно, что он избегал меня в связи с тем, что работать и зарабатывать себе кусок хлеба ему приходилось в окружении эсеров. Не скрывал и того, что ему не нравится, что я работаю с Харжевским. О своих родных он говорил мало. Не знаю, порвалась ли у него с ними духовная связь, но, во всяком случае, знаю, что он твердо решил не путать «в эти дела» родных: «Сам никогда не стану и другим не советую», — не раз говорил он. Ко мне Озерецковский относился хорошо, но знал меня хорошо. Во всяком случае, он допускал, что, зарвавшись, я мог бы сунуться без спросу. Он, конечно, ошибался, но, во всяком случае, избегал говорить и о своем прошлом (политическом) и о своих близких. Как будто, у него осталась в Москве мать. Жива ли она — не знаю, также не знаю, есть ли у него братья и сестры .

Озерецковский — человек очень скрытный и выдержанный .

Узнать от него что бы то ни было по «проболотам»127, конечно, невозможно. Кроме этого, он человек чрезвычайно упрямый. Если он на чем-нибудь упрется, то его не собьешь никакими доводами .

Если все же попытаешься его сбить, несмотря на свою природную деликатность, становится просто грубым128 .

[…] С Мягковыми я познакомился году так в 1924–1925 .

Семья состоит из Александра Геннадьевича Мягкова129, седого ЦА ФСБ Д. Н-7833. Т. 3. Л. 127–129 .

Озерецковский Вениамин Сергеевич. О нем см. прим. 2. «В окружении эсеров» — работал в Праге в Земско-городском союзе, которым руководили эсеры .

127 Т. е. если он проболтается .

128 ЦА ФСБ Д. Н-7833. Т. 3. Л. 129–131 .

129 Мягков Александр Геннадьевич (1870, Казань — 1957, Прага), племянник Н. К. Михайловского (1842–1904). Окончил Костромское реальное училище, учился в Петербургском технологическом институте, Горном институте. Работал начальником партии на строительстве Транссиба, вел геологоразведку в Сибири, на Чукотке и в Маньчжурии. Один из организаторов вместе с Б. В. Савинковым «Союза защиты Родины и Свободы» .

В 1921 — заведующий хозяйственным отделом Русского политического сухопарого старика с козлиной бородкой. В свое время (савинковское) занимался политикой, теперь ушел в обывательство, вышел даже из Сокольства. Типичный интеллигент левокадетского толка. Служит в каком-то страховом обществе, кажется, получает стипендию, находится под большим влиянием (башмаком) жены .

Человек безвредный и бесполезный .

Вера Викторовна130, его жена. Сестра Савинкова131, энергичная дама с невозможным характером. Держит всю семью в руках .

Фактический диктатор семьи. Дает уроки французского языка, главным образом в семьях чешских евреев. Большая юдофилка .

Слегка похожа на бульдога. Поклонница (политически) Милюкова и «Последних новостей». Политикой не занимается, хотя и является хранительницей личного архива Савинкова. Где этот архив, я не знаю. О брате она не говорит, т. к. знает отношение к нему эмиграции. Брата любит и считает, что «большевики его убили». Спорить с ней невозможно. То, что она вдолбила себе в голову, то закон. Знакомых у них мало, старых — растеряли, новых — не приобрели. В жизни колонии участия не принимали .

комитета в Варшаве, выслан из Польши в октябре 1921. Руководитель Пражской группы «Народного союза защиты Родины и революции», член Исполкома республиканско-земледельческой партии в ЧСР, член Союза русских инженеров и техников в Праге, член Успенского братства. Дочь Александра Александровна Мягкова (1901–1924), студентка, покончила жизнь самоубийством .

130 Мягкова (ур. Савинкова) Вера Викторовна (1885?–1942). В письмах Савинкова — «Милая Руся». Передала архив Б. В. Савинкова в Русский зарубежный архив, который был вывезен в Москву в 1945–1946 гг. и ныне находится в ГАРФ .

131 Савинков Борис Викторович (1879, Харьков — 1925, Москва), член Боевой организации ПСР. Организатор терактов. В 1906 приговорен в Севастополе к смертной казни, бежал в Румынию. Руководитель Боевой организации ПСР в 1908–1911. Литератор. Военный корреспондент на Западном фронте во время Первой Мировой войны. Писатель. В 1917 комиссар Юго-Западного фронта .

Управляющий военным министерством Временного правительства. Глава «Союза защиты Родины и Свободы». Организатор восстаний в Ярославе, Муроме и Рыбинске в 1918. В 1919 в Париже, член Русского политического совещания .

С 1920 в Польше возглавил Русский политический комитет. Во главе «Народного союза защиты Родины и революции» пытался организовать партизанскую войну против большевиков. Выслан из Польши в сентябре 1921. О финале гражданской войны написал повесть «Конь вороной». В августе 1924 г. ОГПУ удалось заманить его в СССР. Приговорён к расстрелу, замененному 10 годами тюрьмы, так как признал советскую власть. В тюрьме занимался литературной работой. Покончил жизнь самоубийством на Лубянке 7 мая 1925 — после того, как не получил амнистии (по другой версии — убит чекистами) .

Думаю, что и не принимают. Вся жизнь ее — в детях, которым она хочет дать хорошее образование. Считает их маленькими и держит в ежовых рукавицах .

В прошлом, очевидно, была эсерка, теперь эсеров ненавидит .

Всякий, кто скажет что-нибудь неодобрительное по адресу ее брата Бориса, автоматически становится ее врагом. Лет около 60-ти .

Дочь их Лидочка132 была моей большой приятельницей и только, несмотря на все сплетни. Она — то, что называют «милой барышней». Любит похохотать, смеется от всякой, даже неудачной остроты, не особенно умная. При разговоре о политике закрывает уши. Великолепно говорит по-французски, по-немецки, английски (без акцента). Очень хорошо владеет чешским языком .

Лингвистические способности у нее большие. Идет на поводу у матери, и отношения между ними — отношения большой к маленькой. Лидочка, в присутствии матери, искренно считает себя маленькой, несмотря на свои 24 года .

Сын Адя (Геннадий) должен был в 1931 году окончить франц. гимназию в Праге и поступить в Политехникум. Вероятно, окончил и вероятно поступил. Парню около 18-ти лет .

Интересуется палеонтологией и спортом и только. Выглядит пятнадцатилетним мальчиком. Ребенком. Если Лидочка может разыграть роль, что за ней ухаживают, то Адька с ненавистью относится к «девчонкам» в чем находит покровительство родителей. Мальчик довольно странный, не самостоятельный. И в нем, и в сестре постоянная заботливость родителей вызывала погашение личной инициативы. Живут в Праге V Zatisi 17 .

О первой моей поездке А. Г. [Мягков] узнал от Озерецковского и я взял с него слово, чтобы он не распространялся на эту тему .

О второй и последней они, конечно, не знали и, думаю, что узнать не могли, хотя и не отрицаю того, что мое долгое отсутствие без писем вызвало с их стороны разговоры и догадки, т. к. формальным прикрытием моей поездки была поездка во Францию. С Мягковыми у меня была личная переписка из Польши и из Франции,

Успенская Лидия Александровна (урожд. Савинкова-Мягкова) (1906,

Санкт-Петербург — 2006, Париж). Окончила русскую гимназию в Праге и Пражский французский институт, где работала секретарем. Профессиональная медсестра. С 1939 переехала во Францию, в Париж. Работала в госпитале Валь Де Граас. Переводчик и секретарь в Экзархате Московской Патриархии в Западной Европе. Супруга иконописца и богослова, преподавателя Богословского института св. Дионисия Леонида Александровича Успенского (1902–1987) .

хотя я писал крайне редко. С апреля прошлогогода связь с ними прекратилась. Из Парижа я написал им открытки с колониальной выставки .

Новосильцевы — старые знакомые моей семьи. Леонид Николаевич Новосильцев133 был знаком с моими родителям, когда меня не было на свете. В прошлом он — калужский адвокат, член Государственной думы, правый кадет. Во время империалистической войны был призван в армии, т. к. незадолго до этого сложил свой депутатский мандат. Во время революции был председателем союза офицеров, сидел в Быхове и был с Корниловым в первом кубанском походе. Злые языки говорят, что болтался с обозом .

Сейчас он в Сараеве в Югославии, служит мелким чиновником югославянского артиллерийского ведомства, состоит бессменным председателем колонии, стал эмигрантским провинциалом .

Из грошей, которые он получает, он отправляет какие-то средства на поддержку семьи, которая живет в Праге и состоит из его жены Ольги Дмитриевы, сестры мужа моей сестры, женщины старой, больной, и задавленной эмигрантской нищетой, которая живет своими детьми .

Дети ее без исключения — бессовестные эгоисты, которые принимают все усилия матери как должное и ругаются на то, что мало. Ольга Дмитриевна134 — раба своих детей. Она терпеливо выносит все обиды и бежит как собачонка на всякую ласку со стороны детей, хотя бы самую грубую. Правда, «бегать» ей приходится редко .

Новосильцев Леонид Николаевич (1872–1934, Сараево), окончил Алекstrong>

сандровскую военно-юридическую академию. Член Государственной думы I и IV созывов от Калужской губернии, участник Перовой мировой войны, подполковник. Соратник генерала Л. Г. Корнилова, арестован 29 августа 1917, освобожден в Быхове 24 октября 1917. Участвовал в создании Добровольческой армии и Ледяном походе. Побывал в Москве с тайной миссией, встречался с представителями Правого и Национального центра. В 1918 произведен в полковники, юрисконсульт технического совета при Военном управлении (1919–1920). Эмигрировал из Новороссийска в 1920 в Болгарию, затем Королевство СХС. В Белграде служил управляющим аппарата правительственного уполномоченного по оказанию помощи беженцам. Затем в Сараево, работал на артиллерийском складе, преподавал в кадетском корпусе. Был членом правления сараевского отделения Общества офицеровартиллеристов в Югославии, членом Общества ревнителей военных знаний, секретарем парламентской группы .

134 Новосильцева Ольга Дмитриевна (урожд. Гончарова, 1874–1970), умерла в США .

Старший сын Игорь135 — высокий брюнет, человек грубый, вообразил себя артистом, позировал в кино, даже добрался до вторых ролей, спился. Зарабатывает комиссионерством. Иногда много, но никогда не помогая матери. С женой своей Ниной Еранцевой развелся или разошелся, и она уехала в Марсель. Лет ему 26, окончил Сараевский кадетский корпус. Политикой одно время интересовался, но потом увидев, что это дело нерентабельное, забросил, перестал читать эмигрантские газеты, болтается с пьяной компанией в земгоровской столовой, приползая подчас чуть ли не на четвереньках домой, где его лечат от «сердечного припадка» .

Младший брат его Олег136 более симпатичен как человек, весь в науке и во флирте, которому уделяет, по его словам, 6 часов в неделю. Получает «федоровскую стипендию» (М. М. Федорова137), которую устроил ему я. Человек нерешительный, апатичный, безынициативный. В политическом отношении — сумбур. Тем, что происходит в Союзе, интересуется, главным образом, в области строительства. Сам он студент архитектурного отделения Политехникума. Политикой не занимается. Как человек несравненно более симпатичен, чем старший брат. Парень довольно красивый,

Новосильцев Игорь Леонидович (1905, Калуга — 2002, Спринг-Вэлли штат

Нью-Йорк), окончил Русский кадетский корпус в г. Сараево в 1925. Переехал в Чехословакию, учился в Лесном институте. Слушатель Русского народного университета в Праге. Играл в русском театре и служил в коммерческих фирмах. Во время Второй мировой войны в Берлине работал в пропагандистской организации «Винета». С декабря 1944 г. начальник отдела культуры и искусства Главного управления пропаганды Комитета освобождения народов России (КОНР). С 1946 в Италии, затем в США с 1962. Преподавал русский язык в школе ВВС США при Сиракузском университете. Автор статей по истории РОА. Похоронен на кладбище монастыря Ново-Дивеево (шт. НьюЙорк) вместе с братом .

136 Новосильцев Олег Леонидович (1907–1998?) .

137 Федоров Михаил Михайлович (1859, Бежецк — 1949, Париж), окончил физико-математический факультет Санкт-Петербургского университета .

В 1905 — товарищ министра торговли и промышленности, управляющий министерством торговли и промышленности (1906). В 1906–1909 издатель газеты «Слово». Глава Центрального (Всероссийского) кооперативного объединения. С 1914 руководитель Земско-городского комитета по обеспечению армии. С мая 1918 — один из руководителей Национального центра .

В 1919 — член Особого совещания при главнокомандующем Вооруженными силами Юга России. С 1920 в Париже, член Русского национального комитета. Участник Зарубежного съезда 1926 г. С 1929 редактор журнала «Борьба за Россию». В 1922 основал Центральный комитет по обеспечению высшего образования русскому юношеству за границей («Федоровский комитет»), предоставлявший стипендии студентам .

и пользуется успехом. Хорошо танцует. Лет ему 23–24. Товарищ он хороший. Безусловно, из всех детей О. Д. Новосильцевой он — самый симпатичный. Человек нерешительный, даже робкий. Без всякой инициативы .

Дочь Вера138 известна в Праге, главным образом, по скандальным романам. Она очень красива, но груба. Скандалы происходят, главным образом, из-за вмешательства в романы ее родителей и родственников. Окончила Институт. Все ее мысли и помыслы — в новом платье. Позировала у художников, служила в какой-то торговой фирме. Из-за ее грубости по отношению к матери я часто с ней ругался. Со всеми младшими Новосильцевыми я на «ты». Вера не очень умна, малокультурна, но очень и очень себе на уме. Главное в ней — эгоистка на все 100% .

Симпатична в ней простота в обращении. Знакома она со всеми, не прочь покрутить роман, в колонии у нее не очень хорошая репутация. До марта 1931 года с перерывами жили в Grand Pension на Бубенече в Праге139. […] Группой «Россия и Славянство» можно назвать сотрудников печатного еженедельника, выходящего в Париже под тем же названием. Основателем и главным редактором «России и Славянства» является Петро Струве, сотрудниками — его ученики .

Хорошее отношение Струве с Крамаржем положило материальную базу еженедельника. Лидер партии чешских народных демократов Крамарж «посоветовал» партийному министру чешского коалиционного кабинета народному демократу Мотоушку140 открыть кредит, вернее, дать субсидию «России и Славянству» из фонда, ассигнованного министру торговли и промышленности Мотоушку на агитацию и пропаганду. Теперь, когда положение самого Крамаржа поколебалось в рядах его немногочисленной партии чешских рантье, вопрос о субсидии повис в воздухе. И есть полное основание предполагать, что газета закроется за недостатком средств .

Идеологически группа Струве проводит так называемый либеральный консерватизм. Надо сказать, что она довольно одинока в эмиграции. «Правые» группируются около «Возрождения», «левые» — около «Последних новостей». «Россия и Славянство»

входит как бы клином между этими «течениями» .

Новосильцева Вера Леонидовна (1908–1998) .

ЦА ФСБ Д. Н-7833. Т. 3. Л. 139–141 140 Йозеф Матоушек, министр промышленности и торговли в коалиционном правительстве Чехословакии в 1931 г., национал-демократ .

Отношения с РОВСом неравномерные. «Россия и Славянство»

к нему всей душой, а РОВСовская масса относится к ней пренебрежительно. Лучше, чем масса, относится к ней Харжевский .

Надо сказать, что еженедельник издается очень скучно и пестрит профессорскими некрологами. Из числа сотрудников, входящих в редакционную коллегию, наиболее активными являются Цуриков Н. А. (Николай Александрович) и Кирилл Иосифович Зайцев141, враждующие между собой. Цуриков является сторонником чистого активизма, Зайцев склоняется к культурничеству .

Струве их примиряет .

Сам Цуриков был персонально в очень хороших отношениях с Кутеповым, и последний поручал ему писать нужные статьи и некрологи. Между Харжевским и Цуриковым отношения хорошие. Последнее время положение самого Цурикова пошатнулось .

Струве сказал ему, что его писания никто не читает. У группы нет «молодежи». Организовать «молодежь» поручено Цурикову. В этом направлении он сделал кое-какие шаги и привлек кое-кого из Пражского Союза Нац. молодежи и даже добился для «молодежи» отдельного листа в одном из номеров раз в месяц .

Молодежи этой лет под 30 и пишет она суконным языком трафаретные фразы .

Вообще, сколько-нибудь серьезной организацией «Россию и Славянство» назвать нельзя. Связей у нее нет, количество сотрудников почти полностью исчерпывается количеством редакционной коллегии, опубликованным в заголовках еженедельника .

Среди «молодежи», насколько мне не изменяет память, принимает участие Байдалаков142, Каликин, из которых в лицо знаю

Кирилл Иосифович Зайцев (1887, Санкт-Петербург — 1975, Джорданвилль),

писатель, богослов. Окончил экономическое отделение Санкт-Петербургского политехнического института и юридический факультет университета .

В эмиграции в Праге — приват-доцент административного права Русского юридического факультета. В Париже с 1927 — сотрудник газеты «Возрождение», затем в 1928–1933 редактор газеты «Россия и Славянство». С 1935-го в Харбине, ректор Харбинского педагогического института. В 1936–1938 гг .

профессор политэкономии юридического факультета Харбинского университета. В 1944-м рукоположен в сан диакона, а в 1945-м — в сан иерея .

В 1949 г. выехал из Шанхая в Сан-Франциско. Редактор журнала «Православная Русь», профессор духовной семинарии РПЗЦ, архимандрит .

142 Байдалаков Виктор Михайлович (1900, Конотоп — 1967, Вашингтон), окончил Елисаветградское кавалерийское училище. В 1919–1920 воевал в Донской армии, хорунжий. Эвакуирован из Крыма в Галлиполи. В 1929-м окончил Белградский университет, инженер-химик. С 1928-го — председатель правления Союза Русской Национальной Молодежи (СРНМ). Член СоКаликина, но хорошо с ним не знаком, знаю, что он интересуется церковными вопросами .

Тираж «России и Славянства» — ничтожный и без субсидии она существовать не может. Популярности — нет. Из редакторов кроме Струве лично я знаю Зайцева, Струве (сына) 143, Цурикова144 .

[…] Всеславянская лига в противовес академическому составу «России и Славянства» собрала элементы иного порядка. С этой группировкой я совсем не знаком, и могу сказать только то, что слышал.В тех кругах, в которых я вращался, относятся к ней весьма пренебрежительно и считают ее каким-то сборищем проходимцев самой низкой марки .



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |



Похожие работы:

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Кирилл Васильевич Чистов Библиографический указатель РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК МУЗЕЙ АНТРОПОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ ИМ. ПЕТРА ВЕЛИКОГО (КУНСТКАМЕРА) Кирилл Васильевич Чистов Библиографический указатель С а н к т -Пе тер бур г ББК 72.3 Настоящий биб...»

«Дорохова Надежда Евгеньевна "Р0ССИЙСКИЕТ0РИИ0БЩЕСТВЕНН0-ПОЛИТИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ НА РУБЕЖЕ XVII1-XIX ВЕКОВ Специальность 07.00.02 Отечественная история Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Томск-2006 Работа выполнена на кафедре отечественной истории ГОУ В...»

«EUROCLIO ЕВРОПЕЙСКАЯ АССОЦИАЦИЯ ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ ИСТОРИИ ОБЩЕСТВЕННОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ АЗЕРБАЙДЖАНСКИХ ИСТОРИКОВ АХУНДОВА Наргиз Чингиз гызы ГУСЕЙН-ЗАДЕ Рауф Алишир оглу КАВКАЗ И ВЕЛИКИЕ ТЮРКСКИЕ ИМПЕРИИ БАКУ 2012 Настоящая публикация является научно-популярным изданием, в котором впервые кратко и доходчиво р...»

«Московская окружная железная дорога (МОЖД) Евсеев А.Б. 19 июля 2007 г. Аннотация В этой статье приведены краткие материалы, которые удалось разыскать в Интернете по предмету Московской Окружной Железной Дороги (МОЖД). Информации крайне мало и всё ограничено двумя ссы...»

«Фонд "Историческая память" "Уничтожить как можно больше." Латвийские коллаборационистские формирования натерритории Белоруссии, 1942-1944 гг. Сборник документов Москва УДК 94(470+571)"941/945" ББК 401.213(Рос)я2 У 59 Редакционная коллегия сборника: Д.С. В...»

«Журнал "Реформатский взгляд", №2:2 (2016) 5 Профессиональный успех как знак избрания? О Кальвине, кальвинизме, Вебере и постсоветской науке Дмитрий Бинцаровский Аннотация В этой статье анализирует...»

«ВЫДАЮЩИЕСЯ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ И ОБЩЕСТВЕННЫЕ ДЕЯТЕЛИ НА ЗЕМЛЕ ВОРОНЕЖСКОЙ В рамках проекта по краеведению подготовила заместитель руководителя по ВМР Повалюхина Инна Алексеевна В древней Руси воевод...»

«Комитет образования и науки Администрации города Нягани ТРЕБОВАНИЯ по проведению школьного этапа Всероссийской олимпиады школьников по истории на территории города Нягань в 2017-2018 учебном году Составитель: Р.Н. Мусина Нягань 2017   Методические требования к организации и проведению Школьного этапа Всероссийской Олимпиады по истории на 2017-2018...»

«1. Цели освоения дисциплины Цель курса – введение магистров в проблемное поле исторически сложившихся теоретических подходов к способам, технологиям и направлениям развития личности посредством различных видов искусства (воздействия на нее художественных образов, участие в их создании и т.п.).2. Место дисциплины...»

«Г. М. Рогачев РЕДКАЯ АСТРОЛЯБИЯ ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ ИЗ КОЛЛЕКЦИИ ЦЕНТРАЛЬНОГО ВОЕННО-МОРСКОГО МУЗЕЯ Астролябия один из ранних, и в то же время, один из сложнейших древних астрономических инструментов. Название происходит от греческого слова astro звезда и lab...»

«Рабочая программа учебного курса по истории для 10 класса на 2017-2018 учебный год Учитель истории: Джуманьязова Эльвира Германовна Пояснительная записка к рабочей программе по истории России и всеобщей истор...»

«Мишель Терещенко ПЕРВЫЙ ОЛИГАРХ Михаил Иванович Терещенко (1886–1956) Необычайная история жизни моего деда, как ее рассказала бы мне моя бабушка Киев Ника-Центр УДК 82-94 ББК 66.3(2Рос)8 Т35 Перевод с французского: В.С. Воеводская, С.И. Нов...»

«Электронный архив УГЛТУ ГРНТИ 13.91 УДК 008:39 А.В. Березина УГЛТУ, Екатеринбург ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬ ВВЕДЕНИЯ ПОНЯТИЯ МУЛЬТИКУЛЬТУРАЛИЗМ В РОССИЙСКИХ РЕАЛИЯХ На основе рассмотрения истории возникновения и введения понят...»

«ПЕРВЫЙ ТУР 10-11 класс Максимальная оценка – 100 баллов Время на подготовку – 3 часа. 1. [6 баллов]. Перед Вами гербы городов и отрывки из исторических документов или высказывания историков, объясняющие происхождение этих гербов. Соотнесите отрывки с определенным историческим событием, а затем и с городом, с которым оно связано. Назовите го...»

«Приказ Минтруда России от 07.04.2014 N 203н Об утверждении профессионального стандарта Специалист в области обращения с отходами (Зарегистрировано в Минюсте России 28.05.2014 N 32469) Документ предоставлен КонсультантПлюс www.consultant.ru Дата сохранения: 11.03.2015 Приказ Минтруда России от 0...»

«Т. Е. Ворожейкина Государство и общество в России: исчерпание государствоцентричной матрицы развития Электронный ресурс URL: http://www.civisbook.ru/files/File/Voroj_2002.pdf ГОСУДАРСТВО И ОБЩЕСТВО В РОССИИ: ИСЧЕРПАНИЕ ГОСУДАРСТВОЦЕНТРИЧНОЙ МАТРИЦЫ РАЗВИТИЯ* Т.Е. Ворожейкина ПРИ ВСЕХ РАЗЛИЧИЯХ в идеологических,...»

«Открой моё сердце, Господь Исцеление для сокрушенных сердцем Кэти Отс с Робертом Пол Лэмом Посвящение Моей матери Которая стала моим лучшим другом и наперсницей. Твоё воспитание помогло мне пройти через многие тяжелые времена....»

«ДОКЛАД на 4-ой международной конференции IAPD на тему: "История становления и развития частной (сыскной) детективной деятельности". Время доклада: 10 мин.; Место: Николаевский дворец (большой зал); Доклад исполнил...»

«ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СОВЕТА ДИРЕКТОРОВ КАДЕТСКИХ КОРПУСОВ РОССИИ (ОСД КОУ системы народного образования РФ) "ННККС" МБОУ СОШ-7, ул.А.Лежена,22, г. Новосибирск-89, 630089, РФ; т.:8-913-712-60-06. E-mail: general.bnw@ngs.ru Сайт: www.cadet-corps.ru П Р И К А 3 № 736, Председа...»

«МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "Виловатовская детская школа искусств" ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ПРЕДПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА В ОБЛАСТИ МУЗЫКАЛЬНОГО ИСКУССТВА "Народные инструменты"...»







 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.