WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 

Pages:     | 1 ||

«КОСТРИГИНА ЕКАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА Массовые источники по истории крестьянской реформы 1861 г. в Вологодской губернии (современный опыт применения компьютерных технологий и количественног ...»

-- [ Страница 2 ] --

Eckhard Limpert, Werner A. Stahel, and Markus Abbt, Log-normal Distributions across the Sciences: Keys and Clues. May, 2001 / Vol. 51. No. 5 .

Bio Science. 341–352 .

Таблица 4 Размеры крестьянских наделов до и после реформы 1861 г .

–  –  –

Подсчеты, выполненные на основании эмпирических данных, показывают, что реформа привела к сокращению земли, находящейся в распоряжении крестьян Грязовецкого уезда, примерно на 30 % от общей площади .

Рассмотрим, как может быть оценено суммарное изменение количества земли с помощью различных средних оценок: среднего арифметического, медианы и моды. Наиболее адекватно, на наш взгляд, изменение общей площади оценивается изменением средних арифметических величин. Если до реформы средний арифметический размер надела, рассчитанный на основании эмпирических данных, равнялся 6,4 дес. на душу, то после реформы он уменьшился до 4,4 дес., что соответствует примерно 30 % уменьшению общей площади .

Похожую тенденцию демонстрирует и оценка по медиане .

Действительно, до реформы медиана равнялась 6,7 дес. и уменьшилась до 4,5 дес. после. Отметим, что использование медианных оценок в качестве средних величин дает 33 %, оценку общего сокращения. Оценка по медиане, равная 6,7 дес., в данном контексте означает, что половина крестьян уезда владела наделами меньше 6,7 дес., а вторая половина имела большие наделы. Наиболее плохая оценка суммарного изменения площади земли получается при использовании в качестве средних величин оценок по моде .

Рассмотрим, насколько хорошо нормальная и логнормальная аппроксимации соответствуют эмпирическим данным. Использование нормальной аппроксимации дает неточные оценки изменения площади земли. Так, для нормальной аппроксимации среднее значение изменилось с 5,4 дес. до реформы до 4,4 дес. после, что соответствует 18,5 % уменьшению общей площади. Гораздо лучше отражает реальную ситуацию логнормальная аппроксимация, для которой соответствующие средние значения изменились с 6,0 дес. до 4,4 дес., что соответствует 27 % уменьшению общей площади .

Вместе с уменьшением размера среднего надела существенно уменьшился и разброс значений наделов. До реформы среднее квадратическое отклонение составляло 3,6 дес., после реформы 0,9 дес .

Почти 70 % крестьян уезда получили наделы площадью около 4,5 дес., таким образом, прослеживается явное усреднение крестьянских наделов уезда до «высшего» размера. Следует также отметить хорошее совпадение распределения размеров наделов после реформы с логнормальной аппроксимацией .

Таким образом, можно констатировать, что в результате проведения реформы крестьянская земля в Грязовецком уезде Вологодской губернии оказалась распределена по логнормальному закону со средним значением, равным установленному «высшему» размеру надела, и средним квадратическим отклонением, примерно равным одной тридцатой от среднего значения. В случае проведения аналогичных расчетов на материалах других регионов полученные нами функции распределения позволят произвести эффективное сравнение ситуации, сложившейся в отдельных уездах различных губерний империи. Параметры этих функций дают представление об основных статистических показателях, о суммарных значениях крестьянской надельной земли в целом, а также изменениях в количестве земли в ходе реформы .

Рассмотрим далее, как изменилась структура и величины денежных платежей оброчных крестьян уезда в ходе реформы .

Рис. 3 показывает распределения платежей на душу до и после реформы для оброчных крестьян. Здесь приведено графическое изображение (гистограмма) интервального вариационного ряда. По осям абсцисс на графиках отложены размеры платежей на душу, а по осям ординат – число крестьян, которые платили данную величину оброка .





Как можно заметить из гистограммы, произошло уменьшение величины оценки по моде для послереформенных платежей по сравнению с дореформенными .

Рис. 3. Распределение величин платежей на душу для оброчных крестьян – до (а) и после (б) реформы, столбики – эмпирические данные, точечная линия – логнормальная аппроксимация, пунктирная линия – нормальная аппроксимация .

Поскольку интерес представляет поиск аналитических выражений, описывающих полученные на основании эмпирических данных функции распределения, нами рассмотрены две возможные аппроксимации исходных данных: на основе логнормального и нормального законов распределений .

Так, на рис.

3, а), б) представлены логнормальные и нормальные аппроксимации распределения величин платежей до и после реформы:

Параметры для обеих аппроксимаций были, как и в случае с наделами, получены с помощью метода наименьших квадратов .

В табл. 5 представлены результаты статистического анализа изменения платежей в расчете на одну душу. Средний арифметический размер платежей, вычисленный на основе исходных данных, уменьшился примерно на 12 %, а среднее квадратическое отклонение уменьшилось на 40 %. Таким образом, можно констатировать, что платежи в расчете на одну душу для крестьян, которые, как до, так и после реформы, несли лишь денежные повинности, уменьшились после реформы. Одновременно уменьшился и разброс в размере платежей .

Оценки исходных данных с использованием медианы и моды также показывают уменьшение платежей на (11–13) %. В табл. 5 также представлены оценки средних величин и дисперсий для нормальной и логнормальной аппроксимаций исходных данных, полученные на основании выше приведенных формул. Обе аппроксимации дают примерно одинаковые результаты, и в целом адекватно отражают тенденции в изменениях среднего арифметического значения, среднего квадратического отклонения, медианы и моды для исходных данных .

Таблица 5 Платежи на душу до и после реформы 1861 г .

–  –  –

* Для оброчных крестьян, которые как до, так и после реформы несли денежные повинности .

** Для всех крестьян уезда .

Как уже было отмечено ранее, уменьшение послереформенных платежей в расчете на одну душу сопровождалось увеличением размера платежей в расчете на одну десятину крестьянской земли .

На рис. 4 представлено распределение величин платежей на одну десятину для оброчных крестьян до и после реформы .

Рис. 4. Распределение величин платежей на десятину – до (а) и после (б) реформы, столбики – эмпирические данные, точечная линия – логнормальная аппроксимация, пунктирная линия – нормальная аппроксимация .

Тенденция, обнаруживаемая на рис. 4, аналогична той, которую мы наблюдали ранее в распределениях крестьянских наделов в том же Грязовецком уезде. До реформы имел место значительный разброс в значениях, хорошо описываемый логнормальной зависимостью, а после реформы подавляющее большинство крестьян уезда платили примерно одинаковую сумму около 2 руб. на одну десятину .

Логнормальная аппроксимация заметно лучше, чем нормальная, соответствуют распределению величин платежей на десятину земли, которое имело место до реформы .

Известно, что нормальное распределение является симметричным и определено как для положительных, так и для отрицательных значений переменной, в то время как логнормальное распределение несимметрично и определено только для положительных значений аргумента. Поскольку крестьянский денежный платеж априори мог быть только положительной величиной, а распределение платежей по величинам могло иметь существенную асимметрию, то нет ничего удивительного в том, что логнормальная аппроксимация лучше соответствует распределению крестьянских платежей .

В табл. 6 представлены результаты анализа изменения платежей на одну десятину крестьянской земли для оброчных крестьян. Средний арифметический размер платежей, вычисленный на основе исходных данных, увеличился примерно на 39 %, в то время как среднее квадратическое отклонение уменьшилось почти на 60 %. Оценки эмпирических данных с использованием медианы и моды также показывают увеличение платежей на одну десятину на 50 % и 41 %, соответственно .

В табл. 6 также представлены оценки средних величин и дисперсий для нормальной и логнормальной аппроксимаций исходных данных .

Логнормальная аппроксимация для эмпирических данных заметно лучше отражает величины и тенденции в изменениях среднеарифметического значения и среднеквадратического отклонения исходных данных .

В целом обе аппроксимации – и нормальная, и логнормальная адекватно оценивают общие тенденции изменения платежей в ходе реформы .

–  –  –

Результаты расчетов демонстрируют хорошее совпадение распределения величин платежей на душу и на десятину земли крестьян как до, так и после реформы с логнормальной аппроксимацией .

Представляет несомненный интерес проведение аналогичных расчетов на материалах других регионов и сравнение ситуации, сложившейся в отдельных уездах различных губерний империи, на основании полученных нами функций распределения, которые дают более полное статистическое описание структуры платежей до и после реформы .

3.4. Результаты реформы в Вологодском уезде .

Опыт анализа 50 % выборки Вологодский уезд располагался в наиболее экономически развитой юго-западной части губернии. На его землях располагался губернский город, что наложило заметный отпечаток на деятельность жителей уезда .

Площадь уезда вместе с оз. Кубенским по расчетам Б.Я. Швейцера составляла 5932,1 кв. верст или 114,79 кв. миль.242 Для понимания того, как точно в это время приводились статистические сведения, можно упомянуть также площади уезда, приведенные в «Памятной книжке за 1865 и 1866 гг. Там в специальной таблице (см. Приложение 1) указаны цифры – 5939,3 кв. верст и 122,75 кв. миль соответственно.243 В 1861 г. число жителей без губернского города составило 120 749 душ об. п. (из них 58 519 мужчин), по плотности населения это был Списки населенных мест Российской империи. СПб., 1866. Т. VII .

Вологодская губерния. Список населенных мест по сведениям 1859 года.С. II .

Памятная книжка Вологодской губернии на 1865 и 1866 г. Вологда,

1866. Раздел II. Статистические материалы. С. 1 .

один из самых густонаселенных уездов, где число жителей на кв. м (на этот раз с учетом городского населения) оценивалось в 1120.244 Приблизительно известна и социальная структура населения. Так, дворян в уезде было 214, «казенных» крестьян – 32 070, среди вышедших из крепостной зависимости было 3386 дворовых, еще 78 010 числились временно-обязанными. Проживали в уезде и 1350 «удельных» крестьян.245 Эти данные несколько расходятся с приведенными на 1859 г. в «Списке населенных мест», где указано, что всего наличного населения в Вологодском уезде было 111 859 человек, из них 53 128 мужчин и 58 731 женщин.246 Плотность, видимо без горожан, составляла по «Списку…» на кв. милю – 158,68 дворов и 981,22 душ об.п.247 Впрочем, как писали сами составители «Списка…»: «Все эти выводы, конечно, можно считать только приблизительными, потому что нельзя вполне ручаться за верность сведений, не только о числе жителей и количестве дворов; но даже и населенных мест».248 По сведениям о крепостном населении Вологодского уезда, собранным А.Г. Тройницким,249 в уезде накануне реформы на крепостном праве состояло 33 930 душ м.п. и 1667 дворовых м.п. Среди крепостных было также 36 939 крестьянок и 1755 дворовых женщин. Таким образом, если верить подсчетам Тройницкого, в уезде было 70869 помещичьих крестьян об.п. и 3422 дворовых .

Географическо-статистический словарь Российской империи. СПб.,

1863. Т. I. C. 523 .

Там же .

Списки населенных мест Российской империи. …С. XXVIII .

Списки населенных мест Российской империи. …С. XXIX .

Списки населенных мест Российской империи. …С. XXXI .

Тройницкий А.Г. Крепостное население в России… С. 29 .

«Почва земли» оценивалась здесь как преимущественно песчаноглинистая и иловатая. «При тщательном удобрении она дает удовлетворительные урожаи, и в особенности вокруг Кубенского озера» .

Уезд считался одним из плодороднейших в губернии. Под пашней здесь находилось до 165 000 дес., хлеба не только хватало на местные нужды, но «небольшой избыток озимого» продавали в Вологду. «Разведение льна и хмеля доставляет жителям большие выгоды; из льна делают преимущественно пряжу и холст, поступающий на продажу на Вологодскую пристань» .

Местные сенокосы также считали лучшими в губернии, под ними было до 78 000 дес. Лучшие заливные луга находились на берегах местных рек и озер (оз. Кубенского, р. Сухоны с притоками и др.) .

Скотоводство местных крестьян также оценивалось достаточно высоко, так в 1861 г. в уезде было 33 530 лошадей, 64 000 голов крупного рогатого скота, 23 600 овец .

Садоводство, впрочем, как и в целом в губернии, здесь было развито мало, отмечались, впрочем, крестьянские сады около Кубенского озера .

Лес в губернии в значительной степени был вырублен, считалось, в частности, что хотя на территории и было много болот, но «пространства, на которых вырублен лес, осушились от них». Значительные лесные массивы находились в западной и юго-западной частях уезда, ближе к границам Череповецкого и Пошехонского уездов. Они занимали 90 974 дес., или 1/6 часть уезда. В связи с этим отмечалось, что главные лесные промыслы (сплав леса, судостроение, сидка смолы и дегтя, производство деревянной посуды) были развиты в западной части уезда.250

Географическо-статистический словарь Российской империи. СПб.,1863. Т. I. C. 522–523 .

Среди занятий населения традиционно для губернии отмечалось рыболовство, писали также, что «извоз и работа на судах составляют прибыльные промыслы» .

Заводов в уезде было 7 (сыроваренный, стеклянный, лесопильный, два винокуренных, писчебумажный, чугунолитейный) .

Торговля велась на 9 ярмарках, где продавали лошадей и скот, «красный товар», металлические изделия, хлеб, кожи, лен, холст, пряжу .

Такова была ситуация в этом наиболее развитом уезде губернии накануне реформы 1861 г .

* Для Вологодского уезда (учитывая положительный опыт анализа ситуации в Кадниковском уезде) мы сразу рассмотрим 50 % выборку и на основании ее сделаем выводы об экономических последствиях реформы .

Произведем оценку размера среднего надела земли, находившейся в пользовании крестьян до реформы. Рассмотрим только те случаи, когда точно знаем количество удобной земли, находившейся в пользовании крестьян до реформы .

В оброчной деревне оценка среднего размера крестьянского надела составила 5,42 дес. на душу м.п., с вероятностью 66 %, «генеральная»

средняя должна находиться в интервале [5,17; 5,66] (и, соответственно, с вероятностью 95 % – в интервале [4,91; 5,92] и 99 % – в интервале [4,66;

6,17]) .

Для барщинных крестьян оценка среднего размера дореформенного надела составила 4,85 дес. на душу м.п., с вероятностью 66 %, «генеральная» средняя должна находиться в интервале [4,58; 5,38] (и, соответственно, с вероятностью 95 % – в интервале [4,32; 5,39] и 99 % – в интервале [4,05; 5,64]) .

В деревне со смешанными формами эксплуатации оценка среднего размера дореформенного надела составила 6,52 дес. на душу м.п., с вероятностью 66 %, «генеральная» средняя должна находиться в интервале [6,04; 7,00] (и, соответственно, с вероятностью 95 % – в интервале [5,57; 7,47] и 99 % – в интервале [5,09; 7,95]) .

Можно сравнить эти данные с результатами Л.В. Беловинского.251 Следует помнить о том, что показатели, полученные Беловинским, нельзя считать точными, хотя бы из-за предлагаемой им интерпретации определения неточных размеров наделов. Тем не менее его оценки уверенно попадают в наши интервалы. Особенно это заметно для деревень со смешанной формой эксплуатации (средний размер по Л.В. Беловинскому составляет здесь 6,6 дес. на душу м.п.). Показатели для оброчной и барщинной деревень попадают в интервалы для 95 % вероятности .

После реформы ситуация со средними наделами заметно меняется .

В оброчной деревне оценка среднего размера крестьянского надела составила 4,56 дес. на душу м.п., с вероятностью 66 %, «генеральная»

средняя должна находиться в интервале [4,38; 4,73] (и, соответственно, с вероятностью 95 % – в интервале [4,20; 4,91] и 99 % – в интервале [4,02;

5,09]) .

В барщинной деревне оценка среднего размера крестьянского надела составила 4,15 дес. на душу м.п., с вероятностью 66 %, «генеральная»

средняя должна находиться в интервале [4,06; 4,24] (и, соответственно, с вероятностью 95 % – в интервале [3,97; 4,32] и 99 % – в интервале [3,88;

4,41]) .

Беловинский Л.В. Наделы и повинности бывших крепостных крестьян в Вологодской, Вятской и Олонецкой губерниях накануне и после реформы 1861 года: дис. … канд. ист. наук. М., 1972. С. 93 .

В деревне со смешанной формой эксплуатации оценка среднего размера крестьянского надела составила 4,45 дес. на душу м.п., с вероятностью 66 %, «генеральная» средняя должна находиться в интервале [4,35; 4,65] (и, соответственно, с вероятностью 95 % – в интервале [4,25; 4,66] и 99 % – в интервале [4,15; 4,76]) .

По данным Памятной книжки за 1865 и 1866 г. в Вологодском уезде на 33 351 душу м.п. было отведено в надел 144 451 дес. 697 кв. с. удобной земли и еще «сверх надела» ими было приобретено 13 848 дес. 1663 с .

При этом у помещиков после наделения крестьян осталось 68 742 дес .

835 с.252 Таким образом, средняя величина надельной земли на душу м.п .

составляла к этому времени 4,33 дес., еще 0,42 дес. на душу было у этих крестьян сверх надела .

По данным Памятной книжки за 1867–1868 гг.253 расчеты (см. Табл. 4.1 Приложения) дали значение среднего показателя, равное 4,50 дес. на крестьянский надел .

Эти показатели очень хорошо вписываются в наши доверительные интервалы. Показатель Л.В. Беловинского (4,2 дес. на душу м.п.) также близок к нашим результатам .

Рассмотрим теперь распределение крестьянских наделов до и после реформы (Табл. 6.3.1 и 6.3.2 Приложения) .

Из них видно, что общая тенденция, отмеченная в двух других ранее рассмотренных нами вологодских уездах, отмечена и здесь. Около 66 % оброчных крестьян получили после реформы надел от 4 до 5 дес .

Памятная книжка Вологодской губернии на 1865 и 1866 г. Вологда,

1866. Раздел II. Статистические материалы. Паг. 2. С. 4 .

Памятная книжка Вологодской губернии на 1867 и 1868 г./ изданная Вологодским губернским статистическим комитетом. Вологда, 1868. Паг. 3 .

С. 16 .

(интервал, в котором лежит высший для уезда размер в 4,5 дес. на душу м.п.), в этом же интервале находятся пореформенные наделы 76 % барщинных и 62 % крестьян, исполнявших смешанную повинность .

Об усреднении размеров наделов свидетельствуют и изменения коэффициентов вариации – от 0,39 до 0,28 у оброчных, с 0,46 до 0,19 у барщинных и с 0,62 до 0,19 у исполнявших смешанную повинность .

Cледует отметить заметное сокращение размеров крестьянских наделов. Так, у оброчных оно составило 15,87 %, у барщинных – 14,44 % и у состоявших на смешанной повинности – 31,75 % .

Как и ранее, крестьянские платежи до реформы мы можем проанализировать только у оброчных крестьян. По нашим расчетам оценка среднего дореформенного оброка на душу м.п. составила в уезде 8,14 руб.; при этом доверительные интервалы равны: 7,91–8,37 руб. (c вероятностью 66 %), 7,69–8,59 руб. (с вероятностью 95 %) и, наконец, 7,46–8,82 руб. (с вероятностью 99 %). Оценка, полученная Л.В. Беловинским – 8,12 руб. на душу м.п., попадает уже в первый интервал .

После реформы оценка среднего размера платежей у оброчных сократилась до 7,72 руб.; при этом доверительные интервалы равны:

7,62–7,93 руб. (c вероятностью 66 %), 7,25–8,42 руб. (с вероятностью 95 %) и, наконец, 7,08–8,56 руб. (с вероятностью 99 %). Эта тенденция не вызывает сомнений, поскольку повышать оброк по «Положению» было нельзя .

Поскольку после реформы в конце-концов были переведены на оброк все категории крестьян, можно рассчитать также средний размер оброка для всех крестьян уезда. После реформы оценка среднего размера платежей у барщинных составила 8,82 руб.; при этом доверительные интервалы равны: 8,76–8,88 руб. (c вероятностью 66 %), 8,69–8,95 руб. (с вероятностью 95 %) и, наконец, 8,62–9,01 руб. (с вероятностью 99 %) .

Оценка среднего размера платежей у состоявших на смешанной повинности составила 8,46 руб., при этом доверительные интервалы равны: 8,30–8,61 руб. (c вероятностью 66 %), 8,15–8,77 руб. (с вероятностью 95 %) и, наконец, 7,90–8,94 руб. (с вероятностью 99 %) .

Сокращение оброка, таким образом, шло параллельно с процессом сокращения крестьянских наделов. Как уже упоминалось, дать представление об ухудшении или улучшении положения крестьян может анализ изменения величины оброка, в расчете на десятину удобной земли .

Крестьянские платежи в расчете на десятину мы можем проанализировать только у оброчных крестьян. По нашим расчетам, оценка среднего дореформенного оброка в расчете на десятину удобной земли составил в Вологодском уезде 1,50 руб. После реформы этот показатель стал равен 1,69 руб. Таким образом, он увеличился на 12,67 % .

Этот результат говорит о том, что экономическое положение крестьян в уезде ухудшилось .

В барщинной деревне на дес. удобной земли после реформы приходилось 2,13 руб., в «смешанной» – 1,90 руб .

Интерес представляют также вариационные ряды (распределение) величин платежей до и после реформы. Из табл. 6.3.3 видно, что после реформы 60,83 % оброчных, 83,82 % барщинных и 62,33 % крестьян, состоявших на смешанной повинности, платили по 8,5–9,5 руб., а практически высший размер платежей, составлявший для уезда 9 руб. с души м.п .

О нивелировке, усреднении платежей свидетельствует и изменение коэффициента вариации, который сократился у оброчных крестьян с 0,22 до 0,16 .

Изучение ситуации в Вологодском уезде показало не только то, что в процессе реформы надельная земля и повинности местных крестьян изменились в соответствии с теми тенденциями, которые были описаны ранее, но и то, что 50 % выборка позволила установить эти тенденции, а полученные на основании ее «доверительные интервалы» включили известные нам по другим работам показатели, которые мы рассматривали как своеобразные «контрольные точки» .

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Анализ отечественной историографии реформы 1861 г. на Севере Российской империи показал, что здесь прослеживается интересное явление, суть которого состоит в том, что этот регион значительно ранее многих других становился своеобразным «полигоном» для изучения экономических последствий реализации реформы с использованием современных статистических методов и технических средств. Наиболее отчетливо это нашло отражение в диссертационном исследовании 1970-х гг. Л.В. Беловинского, намного опередившем свое время .

Одна из причин этого крылась в сравнительно небольшом объеме «северных» уставных грамот и выкупных актов, хранящихся в фондах РГИА, областных и республиканских архивов. Общее число таких дел было в несколько раз меньше, чем в соседних регионах. Это позволяло тщательно отработать новейшие методики, в то время как размеры информации, содержащейся в материалах других губерний, делала эту задачу непосильной .

Одновременно, получаемые в этих работах результаты были не только важными для определения степени эффективности новых методов, но и весьма содержательными, так как три северные губернии (Олонецкая, Вологодская и Вятская) являлись окраиной помещичьего землевладения .

Отношения помещиков и крепостных проявлялись здесь в весьма своеобразных формах, что сказывалось и на способах ведения помещичьего хозяйства, и степени наделенности крестьян землей, и характере повинностей. Обнаруженные здесь закономерности позволяли лучше понять экономические процессы, происходившие в соседних северо-западных губерниях .

Развитие компьютерных технологий и проведение крупных исследований на базе материалов Санкт-Петербургской, Новгородской, Псковской, Олонецкой, ряда губерний Черноземного центра страны вновь поставило перед исследователями задачу разработки новых методов исследования, которые, как оказалось, можно было применить на материалах Вологодской губернии, одной из крупнейших северных губерний, отличающейся рядом особенностей, связанных с неточным указанием в архивных делах дореформенных показателей .

Такое исследование было проведено в настоящей работе .

Поскольку на сегодняшний день из-за огромного объема архивных материалов ученые пока еще не смогли написать обобщающую работу по истории реализации реформы 1861 г. в масштабах всей страны, основанную на всем массиве дел о выкупе, следовало уделить особое внимание методике организации выборочного исследования. Его результаты должны были показать насколько возможно написание работ на базе репрезентативных искусственно сформированных выборок .

Анализ ситуации в уездах Вологодской губернии, где было сравнительно широко распространено помещичье землевладение (Вологодском и Кадниковском), показал, что методика формирования 10 %, 20 % и 50 % простой случайной бесповторной выборки, с вероятностью в 95 % дает хорошие результаты, позволяющие получить достаточно надежное адекватное представление о пореформенных наделах и платежах. Дореформенная ситуация может быть с успехом изучена на материалах 50 % уставных грамот и выкупных актов .

Рассмотрение ситуации в уездах, где помещичьих имений было мало, а число уставных грамот не превышало 10–15, показало, что здесь статистические методы исследования практически «не работают» .

Выборка оказывается «малой» и дает крайне ненадежные результаты. В этом случае необходимо проводить «монографические исследования» с учетом каждого отдельного случая. Результат рассмотрения двух таких уездов, Никольского и Тотемского, подтвердил вывод, сделанный ранее П.А. Зайончковским о том, что заметить на таком материале какие-то закономерности невозможно. Подобные исследования в полной мере соответствуют распространенной сегодня методологии изучения экономических процессов на «микроуровне», когда анализ проводится весьма тщательно, с учетом малейших подробностей, содержащихся в документах. Результаты этого исследования приведены в Приложении 5 .

Полученные в процессе работы над диссертацией результаты, характеризующие крестьянские наделы и платежи, позволили сопоставить их с данными по другим губерниям Российской империи, прежде всего, Севера и Северо-Запада России, рассчитанными по единой методике .

Особую роль здесь сыграли вариационные ряды, давшие возможность проследить трансформацию системы крестьянских наделов и платежей в процессе реформы .

Во всех уездах Вологодской губернии, где было развито помещичье землевладение, явственно наблюдается одна и та же тенденция, ранее отмеченная в других российских губерниях. После реформы происходит нивелировка крестьянских наделов и платежей, их усреднение, подтягивание к «высшим» пореформенным размерам. Так, в Вологодском и Грязовецком уездах крестьянские наделы группируются вокруг величин в 4,5 дес. на душу м.п. и 9 руб. оброка. В Кадниковском уезде это происходит в интервале, содержащем 6 дес. на душу.

Даже в Никольском и Тотемском уездах, где небольшой объем информации не дает делать какие-то далеко идущие выводы, просматривается устойчивая тенденция:

большинство пореформенных наделов близки к 7 дес. на душу – высшему для этих уездов размеру .

Это позволяет в каждом из этих уездов провести успешную аппроксимацию вариационных рядов наделов и платежей с помощью логнормального распределения. Вместе с тем, наличие разных по величине высших размеров в уездах Вологодской губернии при построении вариационных рядов для всей губернии представляет собой полимодальное распределение .

Расчет коэффициентов вариации для до и пореформенных распределений наделов и платежей подтверждает это наблюдение .

Величины этих коэффициентов сокращаются в процессе реформы в несколько раз .

Новые скорректированные данные о величине сокращения крестьянских наделов и платежей в расчете на душу м.п. и рост платежей в расчете на дес. удобной земли свидетельствуют о более высоких темпах сокращения земли по сравнению с платежами и, таким образом, об ухудшении экономического положения вологодских крестьян .

Для того, чтобы определить наличие связи между показателями, описывающими экономическую ситуацию в вологодской деревне накануне и после реформы 1861 г., нами был рассчитан ряд коэффициентов корреляции между показателями, характеризующими размеры помещичьих имений и величиной крестьянских наделов и платежей. Как уже упоминалось нами при анализе диссертационного исследования Л.В. Беловинского, впервые попытки определить подобные связи были осуществлены им при помощи системы группировок. Однако расчет коэффициентов корреляции потребовал бы, в условиях отсутствия ко времени написания диссертации Л.В. Беловинского возможности применения электронных вычислительных машин, слишком больших временных затрат, при этом не была бы гарантирована должная точность в расчетах .

В настоящей работе была предпринята попытка произвести расчет коэффициентов корреляции. К сожалению, проведенные нами расчеты дали отрицательный результат, который свидетельствует об отсутствии значимой линейной связи между этими показателями .

Действительно, если рассчитывать связь между размерами имений и общим количеством крестьянской земли и платежей, можно предположить наличие высокой связи. Такую связь, естественно, и показали коэффициенты линейной корреляции, рассчитанные для Кадниковского уезда. Они находились в пределах 0,87–0,95 для генеральной совокупности и 50 % выборки. Это, однако, очевидная связь, которую можно сформулировать следующим образом: «Чем больше крестьян в имении, тем больше в нем земли и тем больше собирается платежей» .

Интерес представляла гипотетически возможная связь между числом крестьян и количеством земли и платежей, приходящихся на душу м.п .

Построенное коррелляционное облако дало возможность предположить, что ни линейной, ни более сложной формы связи здесь нет .

Величина линейного коэффициента парной корреляции между числом крестьян и средними величинами наделов и платежей до реформы колебалась от –0,17 до 0,29 для разных размеров выборки и генеральной совокупности. Это говорит о практическом отсутствии такой связи .

Значительный интерес представляют результаты кластерного анализа, произведенного для уездов Северо-Запада и Севера России со сходными характеристиками в области крестьянского землепользования и уровня платежей до и после реформы. Для 32 уездов СанктПетербургской, Новгородской, Псковской, Олонецкой и Вологодской губерний в результате кластерного анализа (для каждого из уездов вводились различные показатели уровня размеров наделов и платежей, а также высшие их величины по Положениям 19 февраля 1861 г.) были получены следующие результаты. Оказалось, что Грязовецкий и Вологодский уезды Вологодской губернии составляют один кластер, сходный по своим характеристикам. Кадниковский уезд ближе по своим показателям не к другим вологодским уездам, а к Кирилловскому и Белозерскому уездам Новгородской губернии (в настоящее время эти территории входят в состав Вологодской области), а также к уездам Олонецкой губернии .

Показатели и вариационные ряды, характеризующие ситуацию с наделами и платежами в имениях таких кластеров, рассчитанные ранее петербургскими историками в Новгородской и Олонецкой губерниях, дали весьма похожие результаты. Это говорит о том, что предлагаемая нами методика может быть успешно применена в выявленных кластерах и указывает на перспективы ее применения в других регионах России .

Анализ источниковой базы показал, что в распоряжении исследователя имеется обширная репрезентативная выборка данных, на основании которой можно успешно изучать результаты реализации реформы, однако подход к исследованию должен существенно отличаться от традиционных методов. Вместо точных показателей о средних размерах крестьянских наделов и платежей следует перейти к построению так называемых доверительных интервалов, которые с определенной вероятностью включают «генеральные показатели» .

Опыт анализа результатов реформы на материалах Вологодского уезда показал, что на Севере России, регионе наиболее трудном для изучения, приемлемые результаты, адекватно описывающие происходившие здесь процессы, можно получить на основе изучения половины случайно отобранных документов. Еще более точные результаты можно получить на основании аналогичной выборки в других регионах страны. Это создает хорошие предпосылки для завершения работы по изучению результатов реформы 1861 г. на территории всей Российской империи .

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

I. Архивные источники Российский государственный исторический архив. Ф. 577 (Главное выкупное учреждение). Оп. 6. (Дела о выкупе земельного надела временно-обязанными крестьянами). Вологодская губерния .

Дела 1529 (Вологодский уезд) Дела 530758 (Грязовецкий уезд) Дела 7591490 (Кадниковский уезд) Дела 14911503 (Никольский уезд) Дела 15041521 (Тотемский уезд) Дело 1522 (Устюгский уезд) Дело 1523 (Яренский уезд)

II. Официально-документальные материалы

1. Крестьянская реформа в России 1861 года. Сборник законодательных актов. М.: Госюриздат, 1954. 494 c .

2. Отчет по Главному комитету об устройстве сельского состояния за девятилетие с 19 февраля 1861 г. по 19 февраля 1870 г. СПб. : Тип .

2-го Отд-ния Собств. Е. И. В. Канцелярии, 1870. 93 с .

3. Реформы Александра II / сост. О. И. Чистякова, Т. Е. Новицкая. М.:

Юридическая литература, 1998. 464 с .

4. Российское законодательство Х–ХХ веков. В 9 т. / под ред .

О.И. Чистякова. Т. 7. Документы крестьянской реформы / Т. Е. Новицкая, В. А. Федоров, А. М. Четвертков и др. М.: Юрид. лит., 1989. 816 с .

5. Сборник правительственных распоряжений по устройству быта крестьян, вышедших из крепостной зависимости [с 1 января 1857 г. по 1 января 1873 г.]. СПб.: Земский отд. М-ва внутр. дел, 18611876 .

Т. 13 .

III. Статистические источники и справочники

1. Андреев, А. П. Записки об Олонецкой губернии, составленные покойным учителем Петрозаводского уездного училища Александром Андреевым / А. П. Андреев. СПб : Тип. Я. Ионсона,

1855. 39 с .

2. Бергштрессер, К. Ф. Опыт описания Олонецкой губернии, составленный К. Бергштрессером / К. Ф. Бергштрессер. СПб.: Тип .

Экспедиции заготовления Гос. бумаг, 1838. 135 с .

3. Брусилов, Н. П. Опыт описания Вологодской губернии Николая Брусилова, Вологодского Гражданского губернатора, Действительного Статского советника и кавалера / Н. П. Брусилов .

СПб.: Императорская Академия Наук, 1833. 64 с .

4. Военно-статистический сборник / сост. под общ. ред. Ген. Штаба генерал-майора Н. Н. Обручева, управляющего делами Военноученого комитета и профессора военной статистики. СПб.: Военная типография Главного штаба, 1871. Вып. 4. Россия. 922 с .

5. Военно-статистическое обозрение Российской империи. Издаваемое по Высочайшему повелению при 1-м Отделении Департамента Генерального Штаба: Т. 117. СПб.: Тип. Деп. Ген. Штаба, 18481858. Т. 2. Северо-Восточные губернии. Ч. 14. 18501853;

Ч. 2. Олонецкая губерния. 1853. 130 с.; Ч. 3. Вологодская губерния.1850. 382 с .

6. Вологда. XII начало XX века: краевед. слов. / Ф. Я. Коновалов, Л. С. Панов, Н. В. Уваров. Архангельск: Сев.-Зап. кн. изд-во, 1993 .

299 с .

7. Вологодская энциклопедия / гл. ред. Г. В. Судаков. Вологда: Русь, 2006. 608 с .

8. Главнейшие данные поземельной статистики по обследованию 1887 г. СПб., 18951897. Вып. 7. Вологодская губерния. 34 с .

9. Крестьянское движение в России в 18701880 г. Сборник документов и материалов / под ред. П. А. Зайончковского. М.: Наука, 1968. 612 с .

10. Крестьянское движение в России в 18811889 гг. Сборник документов и материалов / под ред. А. С. Нифонтова, Б. А. Златоустовского. М.: Социально-экономическая литература, 1960. 961 с .

11. Материалы для статистики России, собираемые по ведомству Министерства государственных имуществ: [в 6 вып.]. СПб.: Тип .

Министерства гос. имуществ, 18581871. Вып. IV. 1861. 137 с .

12. Памятная книжка для Вологодской губернии на 1856 год. Вологда:

Тип. губ. правл., 1860. 62, 3, 64, 23, 104, 20 с .

13. Памятная книжка для Вологодской губернии на 1861 год / сост. по распоряжению господина начальника губернии. Вологда: Тип. губ .

правл., 1861. 64, 79, 129,35 с .

14. Памятная книжка Вологодской губернии на 1862 и 1863 г. / [Волог .

ГСК]. Вологда: Губ. тип., 1863. Вып. 1. 90, 189, 42 с .

15. Памятная книжка Вологодской губернии на 1862 и 1863 г. / [Волог .

ГСК]. Вологда: Губ. тип., 1863. Вып. 2. 170 с .

16. Памятная книжка Вологодской губернии на 1864 г. / [Волог. ГСК] .

Вологда: Губ. тип., 1864. 154, 46, 83, 61с .

17. Памятная книжка Вологодской губернии на 1865 и 1866 г. / [Волог .

ГСК]. Вологда: Губ. тип., 1866. 69, 71, 47, 27,120, 86 с .

18. Памятная книжка Вологодской губернии на 1867 и 1868 г./ изданная Вологодским губернским статистическим комитетом; под ред .

исправ. долж. секретаря комитета Ф. А. Арсеньева. Вологда: Тип .

губ. правл. 1868. 60, 55, 118, 69 с .

19. Памятная книжка Вологодской губернии на 1870 г./ изданная Вологодским губернским статистическим комитетом. Вологда: Тип .

Волог. губ. правл., 1870. 5, 55, 27, 20, 25, 81 с .

20. Памятная книжка Вологодской губернии на 1873 г. / изданная Вологодским губернским статистическим комитетом; под редакцией члена-секретаря комитета Ф.А. Арсеньева. Вологда: Тип .

Волог.губ.правл.,1873. 66,93,66,93 с .

21. Памятная книжка Вологодской губернии на 1875 и 1876 г. / изданная Вологодским статистическим комитетом. Вологда: Тип. Волог. губ .

правл., 1875. 73, 151,74 с .

22. Памятная книжка Вологодской губернии на 1879 год. Вологда: Тип .

Волог. губ. правл., 1879. 95 с .

23. Памятная книжка Вологодской губернии на 1880 год. Вологда: Тип .

Волог. губ. правл., 1880. 111 с .

24. Памятные книжки губерний и областей Российской империи. СПб., Дмитрий Буланин. 2002. Т. 1: Европейский Север (Архангельская, Вологодская и Олонецкая губернии) : указатель содержания / сост .

Н. М. Балацкая и др. 820 с .

25. Первое издание материалов Редакционных комиссий для составления положения о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости. СПб., 18591860. Ч. I–XVIII .

26. Приложения к трудам Редакционных комиссий для составления положений о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости:

Сведения о помещичьих имениях свыше 100 душ. СПб., 1860. Т. 14 .

Извлечения из описаний имений по Великороссийским губерниям .

Т. 1. Астраханская, Владимирская, Вологодская, Воронежская .

Вятская, Казанская, Калужская и Курская губернии. Губерния Вологодская. С. 130 .

27. Пушкарев, И. И. Описание Вологодской губернии / И. И. Пушкарев .

СПб.: Тип. К. Винберга, 1846. 127 с .

28. Русские крестьяне. Жизнь. Быт. Нравы: Материалы «Этнографического бюро» князя В. Н. Тенишева. CПб.: Деловая полиграфия, 2007. Т. 5. Вологодская губерния. Ч. 2. Грязовецкий и Кадниковский уезды. 839 с .

29. Русские крестьяне. Жизнь. Быт. Нравы: Материалы «Этнографического бюро» князя В. Н. Тенишева. CПб.: Деловая полиграфия, 2007.. Т. 5. Вологодская губерния. Ч. 3. Никольский и Сольвычегодский уезды. 683 с .

30. Русские крестьяне. Жизнь. Быт. Нравы: Материалы «Этнографического бюро» князя В. Н. Тенишева. CПб.: Деловая полиграфия, 2008.. Т. 5. Вологодская губерния. Ч. 4. Тотемский, Усть-Сысольский, Устюгский и Яренский уезды. 807 с .

31. Семенов, Н. П. Освобождение крестьян в царствование императора Александра II. Хроника деятельности комиссий по крестьянскому делу Н. П.Семенова. В 3 т. / Н. П. Семенов. СПб.: Изд .

М. Е. Комарова. 18891892. Т. 1. 1889. 848 с.; Т. 2. 1890. 1020 с.; Т. 3, ч. 1. 1891. 510 с.; Т. 3, ч. 2. 1891. 847 с .

32. Семенов, П. П. Географическо-статистический словарь Российской империи / П. П. Семенов; сост. по поручению Рус. геогр. о-ва д. чл. ова П. Семенов, при содействии д. чл. В. Зверинского, Н. Филиппова и Р. Мака. В 5 т. СПб.: Тип. В. Безобразова и К, 1863–1885. Т. 1 .

1863. 716 с.; Т. 2. 1865. 898 с.; Т. 3.1866. 743 с.; Т. 4. 1873. 867 с.;

Т. 5. 1885. 1000 с .

33. Скребицкий, А. И. Крестьянское дело в царствование императора Александра II. Материалы для истории освобождения крестьян / по официальным источникам сост. Александр Скребицкий. В 4 т. Боннна-Рейне: Тип. Ф. Крюгера. 18621868. Т. 1. 1862. 968 с.; Т. 2. 1863 .

715 с.; Т. 3. 1865. 1298 с.; Т. 4.1868. 1263 с .

34. Список населенных мест Вологодской губернии: составленный в 1881 г. в алфавитном порядке, по уездам и волостям с показанием расстояния от уездного города и местного волостного правления .

Вологда : Тип. губ. правл., 1881. 154 с .

35. Справочная книжка для Вологодской губернии на 1853 год. Вологда:

Губ. тип., [1853]. 123 с .

36. Справочная книжка для Вологодской губернии на 1854 год / составленная по распоряжению г. начальника губернии. Вологда:

Губ. тип., б.г. 227 с .

37. Справочная книжка для Вологодской губернии на 1855 год / составленная по распоряжению г. начальника губернии. Вологда:

Губ. тип., б.г. 92, 154 с .

38. Справочная книжка для Вологодской губернии на 1856 год / печатана по распоряжению г. начальника губернии и с дозволения С.Петербургского цензурного комитета. Вологда: Губ. тип., б.г. С. 786, 94 с .

39. Старая Вологда. XII начало XX вв.: сборник документов и материалов / гл. ред. Ф. Я. Коновалов. Вологда: Легия, 2004. 568 с .

40. Статистические материалы, составленные из ведомостей однодневного исчисления жителей: Прибавление к Памятной книжке Вологодской губернии, за 18671868 год / Изд. Вологодского губернского статистического комитета ; под редакцией действительного члена исправ. долж. секретаря комитета Ф. Арсеньева. Вологда, 1868. 73, 37 с .

41. Статистические таблицы Российской империи, издаваемые по распоряжению министра внутренних дел Центральным статистическим комитетом / сост. А. Бушен СПб.: Типо-лит. Т-ва И .

Н. Кушнерев и К°, 1863. Вып. 2. Наличное население империи за 1858 год / ред. А. Бушен; предисл. А. Тройницкий. 330 с .

42. Статистический временник Российской империи. Указатель изменений в распределении административных единиц и границ империи с 1860 по 1887. СПб.: Издание Центрального статистического комитета Министерства Внутренних дел, 1887. 5, 74с .

43. Статистический очерк Вологодской губернии. Составлен асессором Вологодского губернского правления коллежским советником Дубравиным // Справочная книжка для Вологодской губернии на 1853 год. Вологда: Губ. тип., 1855. С. 78127 .

44. Тройницкий, А. Г. Крепостное население в России по 10-й народной переписи / А. Г. Тройницкий. СПб.: Стат. отд. Центр. стат. ком., 1861 .

93 с .

45. Шляпин, В. П. Статистические сведения о составе волостей Вологодской губернии / В. П. Шляпин // Стат. сб., изд. Вологодским губернским статистическим комитетом / под ред. Н. А. Полиевктова .

Вологда: Типография губернского правления, 1883. Т. 3. С. 48–213 .

IV.Воспоминания, дневники, переписка

1. Вологда в воспоминаниях и путевых записках: Конец XVIII начало ХХ века / Администрация г. Вологды, Комитет по культуре и искусству администрации Вологодской области, Вологодская областная универсальная научная библиотека / сост .

М. Г. Ильюшина; ред. Н. Н. Белова. Вологда: Русь, 1997. 380 с .

2. К истории введения уставных грамот: сообщ. П. Н. Миллер // Минувшие годы. 1908. № 3. C. 208219 .

3. Конец крепостничества в России. Документы, письма, мемуары, статьи. М.: МГУ, 1994. 528 c .

4. Крестьянская реформа 1861 г. в свидетельствах современников / сост. Н.И. Приймак, Н.Г. Рогулин, Л.В. Завьялова и др. СПб.:

Издательство Лема, 2013. 344 с .

5. Крестьянское дело в Главном комитете об устройстве сельского состояния. 18611882 // Русская старина. 1884. № 2. C. 277287 .

6. Лазарев, Е. Е. Воспоминания об освобождении крестьян / Е. Е. Лазарев. М.:Сеятель, 1918. VI. 91 с .

7. Левшин, А. И. Достопамятные минуты в моей жизни А. И. Левшин // Русский архив. 1885. № 2. С. 475557 .

8. Мировые посредники первого призыва // Исторический вестник. 1904 .

№ 7. C. 88100. [Подпись: К- Н. А.] .

9. Носович, С. И. Крестьянская реформа в Новгородской губернии .

18611863 г. Зап. С. И. Носовича. СПб.: Тип. М. М. Стасюлевича, 1899. 197 с .

10. Павлов, Н. И. Редакционные комиссии 1859–1860 гг. (Отрывок из воспоминаний) / Н. И. Павлов // Исторический вестник». 1901. № 11 .

C. 515529 .

11. Филиппов, К. Заметки мирового посредника / К. Филиппов. СПб.: Тип .

А. П. Червякова, 1867. 24 с .

V. Библиографические издания

1. Библиография журнальных статей по вопросу об устройстве и улучшении быта помещичьих крестьян // Современник. 1858. № 7 .

С. 2636 .

2. Библиография журнальных статей по крестьянскому вопросу // Современник. 1858. № 10, 11; 1859. № 2, 7. [Критический обзор] .

3. Библиография книг и журнальных статей по улучшению быта крестьян // Сельское благоустройство. 1858. № 212; 1859. № 12 .

4. Дворянские усадьбы Вологодского края и их владельцы: прошлое и настоящее: библиогр. указ. / сост. Н. Н. Фарутина; ред .

Е. Л. Демидова. Вологда: ВОУНБ, 2015. 260 с .

5. Дилакторский, П. А. Опыт указателя литературы по северному краю с 1766 до 1904 года / П. А. Дилакторсский. Вологда: Изд-во Вологодского общества изучения северного края, 1921. 311 с .

6. Межов, В. И. Земский и крестьянский, вопросы. Библиографический указатель книг и статей, вышедший по первому вопросу с самого начала введения в действие земских учреждений и ранее, по второму с 1865 г., вплоть до 1871 г. / В. И. Межов. СПб., 1873. 80 с .

7. Межов, В. И. Крестьянский вопрос в России. Полное собрание материалов для истории крестьянского вопроса на языках русском и иностранных, напечатанных в России и за границей. 17641864 / В .

И. Межов. СПб., 1865. XII, 421 с .

8. Отмена крепостного права в России. Указатель литературы (18561989) / cост. Л. Г. Захарова, Л. Р. Горланов, А. Т. Топчий .

Томск: ТГУ, 1993. 168 c .

9. Степановский, И. К. Вологодские губернские ведомости» в период 50-летнего их существования: 1838–1888 гг.: указатель статей и заметок, относящихся к Вологодской губернии, помещенных в

–  –  –

VI. Монографии, статьи, тезисы

1. Александр II. Трагедия реформатора: люди в судьбах реформ, реформы в судьбах людей: сборник статей. СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2012. 295 с .

2. Антонова, С. И. Статистические источники по истории СССР периода капитализма / С. И. Антонова. М.: Изд-во Московского ун-та, 1968. 76 c .

3. Анфимов, A. M. Крестьянское хозяйство Европейской России 18811904 гг. / А. М. Анфимов. М.: Наука, 1980. 237 с .

4. Апонасенко, А. Н. К вопросу о ходе межевания помещичьих земель в процессе проведения реформы 19 февраля 1861 г. в Олонецкой губернии / А. Н. Апонасенко // Северо-Запад в аграрной истории России. Калининград: Изд-во Калининградского гос. ун-та, 2001 .

С. 5360 .

5. Апонасенко, А. Н. Массовые источники по истории реализации реформы 19 февраля 1861 г. в Олонецкой губернии / А. Н. Апонасенко // Массовые источники истории и культуры России XVIXX вв. Архангельск: Правда Севера, 2002. С. 20–27 .

6. Апонасенко, А. Н. Реформа 19 февраля 1861 г. в Олонецкой губернии. Результаты обработки компьютерной базы данных / А. Н. Апонасенко // Информационный бюллетень ассоциации «История и компьютер». 2002. № 30. C. 6869 .

7. Арсеньев, Ф. А. Вологодская губерния. Очерк кустарных промыслов по изделиям, собранным Вологодским губернским земством / Ф. А. Арсеньев. Вологда: Типография Вологодского Губернского правления, 1882. 66 с .

8. Беловинский, Л. В. Наделы и повинности помещичьих крестьян Вятской губернии после реформе 19 февраля 1861 г. / Л. В. Беловинский // Вопросы аграрной истории Центра и СевероЗапада РСФСР. Материалы межвуз. науч. конф. Смоленск, 1972 .

С.196229 .

9. Беловинский, Л. В. Экономическое положение крепостных крестьян Грязовецкого уезда Вологодской губернии накануне Крестьянской реформы 19 февраля 1861 г. / Л. В. Беловинский // Сборник научных работ аспирантов МГУ. М.: МГУ, 1970 .

10. Бессмертный, Ю. Л. Некоторые вопросы применения математических методов в исследованиях советских историков / Ю. Л. Бессмертный // Математические методы в исторических исследованиях. М., 1972 .

С. 314 .

11. Большев, Л. Н. Таблицы математической статистики / Л. Н. Большев, Н. В. Смирнов. М.: Наука. Главная редакция физико-математической литературы, 1983. 416 с .

12. Бушен, А. Б. Об устройстве источников статистики населения в России / А. Б. Бушен. СПб., 1864 .

13. Вадзинский, Р. Н. Статистические вычисления в среде Excel / Р. Н. Вадзинский. СПб.: Питер, 2008. 608 с .

14. Великая крестьянская реформа 1861 года и ее влияние на развитие России. Сборник докладов Всероссийской научной конференции, посвященной 150-летию отмены крепостного права 45 марта 2011 / под общ. ред. В. М. Баутина. М., 2011. 184 с .

15. Великая крестьянская реформа 1861 года и ее влияние на развитие России. Сборник докладов Всероссийской научной конференции, посвященной 150-летию отмены крепостного права. 45 марта 2011 г. М.: Издательство РГАУ-МСХА им. К. А. Тимирязева, 2011 .

185 c .

16. Великая реформа. Русское общество и крестьянский вопрос в прошлом и настоящем. Юбилейное издание. В 6 т. М.: Издание Товарищества И. Д. Сытина, 1911. Т. 1. 260 с.; Т. 2. 256 с.; Т. З .

268 с.; Т. 4. 280 с.; Т. 5. 368 с.; Т. 6. 353 с .

17. Великие реформы в России. 18561874. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1992. 336 с .

18. Великие реформы и модернизация России. Материалы научнопрактической конференции, посвященной 150-летию отмены крепостного права. 3 марта 2011 г. Санкт-Петербург / гл. ред .

Н. М. Кропачев. СПб.: ФГБУ «Президентская библиотека им .

Б. Н. Ельцина, 2011. 215 с .

19. Венецкий, И. Г. Теоретические и практические основы выборочного метода / И. Г. Венецкий. М.: МЭСИ, 1975. 67 с .

20. Вершинский, А. Н. Салтыковская вотчина в XIX веке: этюд по истории крепостного хозяйства / А. Н. Вершинский. Тверь:

[ Типография им. Карла Маркса], 1929. 37 с .

21. Власова, И. В. Дорогами земли Вологодской. Этнографические очерки / И. В. Власова. М.: ИЭАРАН, 2001. 280 с .

22. Воропонов, Ф. Ф. Теория достаточности крестьянских наделов / Ф. Ф. Воропонов // Вестник Европы. 1881. № 2. С. 773793 .

23. Гмурман, В. Е. Теория вероятностей и математическая статистика:

учеб. пособ. для вузов / В. Е. Гмурман. 10-е изд., стереотипное. М.:

Высшая школа, 2004. 479 с .

24. Голикова, Н. И. Выкупные акты и контракты помещичьих и государственных крестьян Вологодской губернии в 6090-е гг. ХIХ в .

/ Н. И. Голикова // Проблемы историографии и источниковедения истории Европейского Севера. Вологда, 1992. С. 108115 .

25. Голикова, Н. И. Политика царизма в государственной деревне Европейского Севера в 60–80-е годы XIX в. / Н. И. Голикова // Историография и источниковедение истории северного крестьянства СССР. Вологда, 1980. С. 7282 .

26. Громыко, Г. Л. Теория статистики: учебник / Г. Л. Громыко. 2-е изд., перераб. и доп. М.: ИНФРА-М, 2005. 476 с .

27. Дегтярев, А. Я. Новгородская деревня в реформе 1861 г.: опыт изучения с использованием ЭВМ / А. Я. Дегтярев, С. Г. Кащенко, Д. И. Раскин. Л.: Изд-во ЛГУ, 1989. 198 с .

28. Дмитриева, О. В. Реализация реформы 19 февраля 1861 г. в Калязинском уезде / О. В. Дмитриева // 150-летие отмены крепостного права в России: cборник материалов круглого стола / под ред. С. Г. Кащенко. СПб.: Президентская библиотека, 2012 .

С. 151162 .

29. Дмитриева, О. В. Реализация реформы 19 февраля 1861 г. в Осташковском уезде / О. В. Дмитриева // Вестник филиала СЗАГС в г. Выборге (научные труды и материалы). Выборг: Филиал СЗАГС в г. Выборге, 2011. С. 109126 .

30. Долбилов, М. Д. Александр II и отмена крепостного права / М. Д. Долбилов // Вопросы истории. 1998. № 10. С. 3281 .

31. Долбилов, М. Д. Земельная собственность и освобождение крестьян / М. Д. Долбилов // Собственность на землю в России:

история и современность / под общ. ред. Д. Ф. Аяцкова. М.:

РОССПЭН, 2002. C. 45153 .

32. Долбилов, М. Д. Статистический эксперимент реформаторов:

коллизии в расчетах высших крестьянских наделов при освобождении / М. Д. Долбилов; отв. ред. А. П. Корелин // Россия сельская. XIX начало XX века. М.: РОССПЭН, 2004. С. 83106 .

33. Долгова, В. Н. Статистика: учебник и практикум / В. Н. Долгова, Т. Ю. Медведева. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Издательство Юрайт, 2017. 626 с .

34. Дроздов, В. П. Экономическое положение пореформенного крестьянства / В. П. Дроздов // Крепостное право в России и реформа 19 февраля. Сборник статей. М.: Тип. И.Д. Сытина, 1911 .

С. 364382 .

35. Дружинин, Н. М. Журнал землевладельцев. 18581860 гг. / Н. М .

Дружинин // Ученые записки Института истории РАНИОН. Т. 1. 1926 .

С. 465518; Т. 2, 1927. С. 251311 .

36. Дружинин, Н. М. Русская деревня на переломе. 18611880 / Н. М. Дружинин. М.: Наука, 1978. 287 с .

37. Дружинин, Н. К. Выборочное наблюдение и эксперимент: общие логические принципы организации / Н. К. Дружинин. М.: Статистика, 1977. 176 с .

38. Дулов, А. В. Географическая среда и история России. Конец XV середина XIX в. / А. В. Дулов. М.: Наука, 1983. 256 с .

39. Дюк, В. А. Обработка данных на ПК в примерах / В. А. Дюк. СПб.:

Питер-Пресс, 1997. 240 с .

40. Европейский Север: История и современность: тезисы докладов всероссийской научной конференции. Петрозаводск: Карельский научный центр РАН, 1990. 186 с .

41. Елисеева, И. И. Общая теория статистики / И. И. Елисеева, М. М. Юзбашев. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Финансы и статистика, 2002. 480 с .

42. Ефименко, А. Я. Крестьянское землевладение на Крайнем Севере / А. Я. Ефименко // Русская мысль, 1882. № 4. С. 183216 .

43. Жегалова, С. К. Материалы по истории земледелия и земледельческой техники Европейского севера XIX века / С. К. Жегалова // Вопросы аграрной истории Европейского севера СССР. Вологда: Б. и., 1970. Вып. 3. С. 475501 .

44. Загоруйко, Н. Г. Прикладные методы анализа данных и знаний / Н. Г. Загоройко. Новосибирск: Изд. Института математики, 1999. 270 с .

45. Зайончковский, П.А. Отмена крепостного права в России / П. А. Зайончковский. М.: Просвещение, 1968. 368 с .

46. Зайончковский, П. А. Проведение в жизнь крестьянской реформы / П. А. Зайончковский. М.: Соцэкгиз, 1958. 467 с .

47. Зайончковский, П. А. Советская историография реформы 1861 г. / П. А. Зайончковский // Вопросы истории. 1961. № 2. С. 85104 .

48. Захарова, Л. Г. Великие реформы 18601870 годов: поворотный пункт российской истории? / Л. Г. Захарова // Отечественная история. 2005. № 4. С. 151167 .

49. Захарова, Л. Г. Александр II и отмена крепостного права в России / Л. Г. Захарова. М.: РОССПЭН, 2011. 736 с .

50. Захарова, Л. Г. Отечественная историография о подготовке крестьянской реформы 1861 г. / Л. Г. Захарова // История СССР. 1976. № 4 .

С. 5476 .

51. Захарова, Л. Г. Самодержавие и отмена крепостного права в России (18561861) / Л. Г. Захарова. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. 256 с .

52. Земства на Северо-Западе России в конце XIX – начале XX века: к вопросу об эффективности местного самоуправления в дореволюционной России / И. И. Дитрих, С. Г. Кащенко, В. В. Приятелев и др. СПб.: Изд-во СЗАГС, 2010. 115 с .

53. Игнатович, И. И. Помещичьи крестьяне накануне освобождения / И. И. Игнатович. 3-е изд., доп. Л.: Мысль, 1925. 405 с .

54. Йейтс, Ф. Выборочный метод в переписях и обследованиях / Ф. Йейтс. М.: Cтатистика, 1965. 434 с .

55. Ильин, В. В. Теоретическая политология: Реформы и контрреформы в России. Циклы модернизационного процесса / В. В. Ильин, А. С. Панарин, А. С. Ахиезер / под ред. В. В. Ильина. М.: Изд-во МГУ, 1996. 400 с .

56. Индова, Е. И. Источники по истории Европейского Севера в собрании Государственного исторического музея / Е. И. Индова // Материалы по истории Европейского Севера СССР: северный археографический сборник. Вып.1. Труды Вологодской научной конференции по историографии и источниковедению, декабрь 1969 г. Вологда: [б. м.], 1970. С. 489496 .

57. Информационные технологии для гуманитариев / под ред .

В. Л. Акимова, Н. М. Арсентьева. Л. И. Бородкина, И. М. Гарсковой .

М.; Саранск: [б. м.], 1998. 215 с .

58. Историческая информатика / Е. Б. Белова, Л. И. Бородкин, И. М. Гарскова и др. М.: Мосгорархив, 1996. 267 с .

59. История Европейского Севера СССР феодальной и капиталистической эпох в дореволюционной и советской историографии / под ред. П. А. Колесников // Вопросы аграрной истории: мат-лы науч. конф. по истории сел. хоз-ва и крестьянства Европейского Севера СССР. Вологда: ВГПИ, 1968. С. 465500 .

60. История крестьянства России с древнейших времен до 1917 г. / отв .

ред. В. И. Буганов, И. Д. Ковальченко. Т. 3. Крестьянство периода позднего феодализма (середина XVII в. 1861 г.) / отв. ред .

А. А. Преображенский. М.: Наука, 1993. 664 с .

61. История северного крестьянства / под ред. П. А. Колесникова .

Архангельск: Северо-Западное книжное издательство, 1984. Т. 1 .

Крестьянство Европейского Севера в период феодализма. 432 с .

62. История северного крестьянства / под ред. П. А. Колесникова .

Архангельск: Северо-Западное книжное издательство, 1985. Т. 2 .

Крестьянство Европейского Севера в период капитализма 383 с .

63. Источниковедение: Теория. История. Метод. Источники российской истории / И. Н. Данилевский, В. В. Кабанов, О. М. Медушевская и др .

М.: Российский гос. гуманитарный ун-т; Ин-т «Открытое общество», 2004. 701 с .

64. Кавтарадзе Г. А. Жалобы крестьян первой половины XIX века как источник для изучения их социальных требований /

Г. А. Кавтарадзе // Вестник Ленинградского университета. Серия :

История. Язык. Литература. 1968. Вып. 4, № 20. С. 54–61 .

65. Канищев, В. В. Источниковедческие и технологические проблемы сопоставления массовых источников по истории крестьянской реформы 1861 г. / В. В. Канищев, Р. Б. Кончаков, Э. А. Морозова // Информационный бюллетень Ассоциации «История и компьютер» .

2006. № 34. С. 119120 .

66. Карпачев, М. Д. Буржуазные реформы 18601880-х годов в оценке английской и американской буржуазной историографии / М. Д. Карпачев // Буржуазные реформы в России второй половины XIX века. Межвуз. сб. науч. тр. Воронеж, 1988. С. 124139 .

67. Кащенко С. Г. Реформа 19 февраля 1861 г. на Севере России в работах Л. В. Беловинского. Новые методы исследования в 1970-х гг. / С. Г. Кащенко // Историография и источниковедение отечественной истории: сборник научных статей. СПб.: ОАО «ВНИИГ имени Б. Е. Веденеева», 2003. Вып.3. С. 350356 .

68. Кащенко, С. Г. Некоторые вопросы методики изучения реализации реформы 19 февраля 1861 г. в исследованиях П. А. Зайончковского (взгляд через 50 лет) / Кащенко С. Г. // Отечественная история. 2004 .

№ 4. С. 8192 .

69. Кащенко, С. Г. Освобождение крестьян на Северо-Западе России .

Экономические последствия реформы 19 февраля 1861 г. / С. Г. Кащенко. М.; СПб.: Альянс-Архео, 2009. 550 с .

70. Кащенко, С. Г. Массовые источники по истории аграрных реформ 60-х годов XIX века в Олонецкой губернии (К вопросу о создании компьютерных баз данных) / С. Г. Кащенко // Вопросы истории Европейского Севера. Петрозаводск: ПГУ, 1989. С. 95107 .

71. Кащенко, С. Г. Орловская деревня в начале 60-х гг. XIX века .

Экономические последствия освобождения помещичьих крестьян / С. Г. Кащенко. СПб.; Брянск, 2013. 340 c .

72. Кащенко, С. Г. Отмена крепостного права в Олонецкой губернии С. Г. Кащенко. Петрозаводск: Изд-во Петр ГУ, 2012. 276 с .

73. Кащенко, С. Г. Отмена крепостного права в Псковской губернии .

Опыт компьютерного анализа условий реализации крестьянской реформы 19 февраля 1861 г. / С. Г. Кащенко. СПб.: Изд-во СПбГУ, 1996. 157 с .

74. Кащенко, С. Г. Реформа 19 февраля 1861 г. в Санкт-Петербургской губернии / С. Г. Кащенко. Л.: Изд-во ЛГУ, 1990. 196 c .

75. Кащенко, С. Г. Экономические последствия реформы 19 февраля 1861 г.: Источники и современные методы их изучения / С. Г. Кащенко. СПб.: Изд-во «Лема», 2013. 280 с .

76. Кизеветтер, А. А. Русский Север. Роль Северного края Европейской России в истории Русского государства. Исторический очерк / А. А. Кизеветтер. Вологда: Вологодское центральное общество сельского хозяйства, 1919. 66 с .

77. Ковальченко, И. Д. Аграрная типология губерний Европейской России на рубеже XIXXX веков (Опыт многомерного количественного анализа) / И. Д. Ковальченко, Л. И. Бородкин // История СССР. 1979 .

№ 1. C. 8192 .

78. Ковальченко, И. Д. Консерватизм, либерализм и радикализм в России в период подготовки крестьянской реформы 1861 года / А. А. Ковальченко // Отечественная история. 1994. № 2. С. 318 .

79. Ковальченко, И. Д. Русское крепостное крестьянство в первой половине XIX в. / И. Д. Ковальченко. М.: Изд-во МГУ, 1967. 400 с .

80. Ковальченко, И. Д. Современные методы изучения исторических источников с использованием ЭВМ / И. Д. Ковальченко, Л. И. Бородкин. М.: Изд-во МГУ, 1987. 88 с .

81. Ковальченко, И. Д. Социально-экономический строй крестьянского хозяйства Европейской России в период капитализма / И. Д. Ковальченко, Т. Л. Моисеенко, Н. Б. Селунская. М.: Изд-во МГУ, 1988. 224 с .

82. Ковальченко, И. Д. Социально-экономический строй помещичьего хозяйства Европейской России в эпоху капитализма / И. Д. Ковальченко, Н. Б. Селунская, Б. М. Литваков. М.: Наука, 1982 .

263 c .

83. Козьмина, Ю. В. Особенности реализации реформы 1861 года в Яранском уезде Вятской губернии / Ю. В. Кузьмина // Актуальные проблемы российской истории и культуры: сб. науч. работ преподавателей, аспирантов и студентов. Выборг: Филиал СЗАГС в г. Выборге, 2006. С. 4445 .

84. Колесников, П. А. Из истории нашего края (Краткий исторический очерк) / П. А. Колесников // Край наш Вологодский: Историкоэкономические очерки о городах и селах Вологодской обл. / сост .

П. А. Колесников, И. М. Королев. Архангельск; Вологда: СевероЗападное книжное изд-во, 1982. С. 337–348 .

85. Колесников, П.А. История Европейского Севера СССР феодальной и капиталистической эпох в дореволюционной и советской историографии // Вопросы аграрной истории. Материалы науч .

Конференции по истории сел. Хоз-ва и крестьянства Европейского Севера СССР. Вологда : ВГПИ, 1968. С.465-500 .

86. Колесников, П. А. Северная деревня в XV первой половине XIX вв. / П. А. Колесников. Вологда: Северо-Западное книжное издательство. Вологодское отделение, 1976. 416 с .

87. Количественные методы в исторических исследованиях / Гарскова И. М., Изместьева Т. Ф., Милов Л. В. и др.; под ред .

И. Д. Ковальченко. М.: Высш. шк., 1984. 384 с .

88. Комзолова, А. А. Политика самодержавия в Северо-Западном крае в эпоху великих реформ / А. А. Комзолова. М., Наука, 2005. 380 с .

89. Комиссаренко, А. И. История крестьянства России с древнейших времен до 1917 г. / А. И. Комиссаренко. M.: Наука, 1993. 368 с .

90. Комиссаренко, А. И. История северного крестьянства / А. И. Комиссаренко. Архангельск: Северо-Западное книжное издательство, 1984. 314 с .

91. Компьютеризированный статистический анализ для историков / под ред. Л. И. Бородкина, И. М. Гарсковой. М.: Ист. ф-т МГУ, 1999. 187 с .

92. Корелин, А. П. Дворянство в пореформенной России. 18611904 гг .

Состав, численность, корпоративная организация / А. П. Корелин. М.:

Наука, 1979. 303 с .

93. Корнилов, А. А. Крестьянская реформа / А. А. Корнилов. СПб.: ТипоЛитография Ф. Вайсберга и П. Гершунина, 1905. 271 с .

94. Королев, Ю. Г. Выборочный метод в социологии: учеб. пособ. / Ю. Г. Королев. М.: МЭСИ, 1975. 66 с .

95. Костригина, Е. В. Деятели реформы 19 февраля 1861 года. Великая княгиня Елена Павловна / Е. В. Костригина // Состояние и перспективы социально-экономического развития Северо-Запада России. Выборг: Филиал СЗАГС в г. Выборге, 2011. С. 3338 .

96. Костригина, Е. В. Изменение структуры наделов вологодских крестьян в процессе реализации реформы 1861 г. / Е. В. Костригина // Вестник Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств. 2016. № 3 (28), сентябрь .

С. 176180 .

97. Костригина Е. В. К вопросу о степени изученности результатов реформы 19 февраля 1861 г. на Севере-России (экономические последствия освобождения крепостных крестьян Вологодской губернии) / Е. В. Костригина // Состояние и перспективы социальноэкономического развития Северо-Запада России. Выборг: Филиал СЗАГС в г. Выборге, 2010. С. 123126 .

98. Костригина, Е. В. Международный семинар «Население Карелии и карельская семья» (2426 сентября 2003 г. Университет Yoensuu .

Финляндия) / Е. В. Костригина // Историография и источниковедение отечественной истории: сб. науч. статей и сообщений. СПб.: ОАО «ВНИИГ им. Б. Е.Веденеева», 2003. Вып. 3. С.7888 .

99. Костригина, Е.В. Новые методы анализа изменения структуры платежей крестьян в процессе реализации реформы 1861 года / Е.В .

Костригина // КЛИО. 2017.№ 12 (132). С.77-82 .

100. Костригина, Е. В. Реформа 19 февраля 1861 г. в северных губерниях Европейской России. Современные методы изучения экономических последствий освобождения крестьян / Е. В .

Костригина // Ученые записки ПетрГУ. 2011. Ноябрь. Т. 1, № 7. С .

2326 .

101. Костригина, Е. В. Русско-голландский исследовательский проект «Интегральная история на локальном уровне». Некоторые итоги и перспективы анализа демографической ситуации в Нидерландах и России в XIX веке / Е. В. Костригина // Историография и источниковедение отечественной истории: сб .

науч. ст. и сообщ. СПб.: Техника, 2001. C.132135 .

102. Костригина, Е. В. Экономическое положение помещичьих крестьян Тотемского уезда Вологодской губернии в середине XIX в. (Опыт «монографического» исследования массовых источников по истории крестьянской реформы 1861 г. и выкупной операции) / Е. В. Костригина // Вестник Тамбовского университета. 2011. Вып. 1 (93). С. 289297 .

103. Крестьянское хозяйство: история и современность: материалы к всерос. науч. конф. Вологда, окт. 1992 г. / [отв. ред. М. А. Безнин] .

Вологда: Изд-во Вологод. пединститута, 1992. Ч. 2. 236 с .

104. Кузницкий, С. А. Половничество на Севере. К вопросу о малоземельных и безземельных / С. А. Кузницкий. Архангельск:

Губернская типография, 1911. 40 с .

105. Левичева, И. Н. Государственный банк и крестьянская реформа 1861 года / И. Н. Левичева // Вестник банка России. 2004. № 33, 9 июня. С. 5965 .

106. Летопись города Вологды (11471962) / под общ. ред. В. М. Малкова .

Вологда: Вологодское книжное издательство, 1963. 256 c .

107. Литвак, Б. Г. К истории формуляра уставной грамоты / Б. Г. Литвак // Археографический ежегодник. 1957. М., 1958. С.157169 .

108. Литвак, Б. Г. О приемах публикации источников статистического характера / Б. Г. Литвак // Исторический архив. 1957. № 2. С.155156 .

109. Литвак, Б. Г. Очерки источниковедения массовой документации XIX

– начала XX вв. / Б. Г. Литвак. М.: Наука, 1979. 294 с .

110. Литвак, Б. Г. Переворот 1861 года в России / Б. Г. Литвак. М.:

Политиздат, 1991. 302 с .

111. Литвак, Б. Г. Предварительные итоги обработки уставных грамот шести губерний черноземного центра / Б. Г. Литвак // Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы. 1960. Киев, 1962. С. 418425 .

112. Литвак, Б. Г. Русская деревня в реформе 1861 г. Черноземный центр. 18611895 / Б. Г. Литвак. М.: Наука, 1972. 422 с .

113. Литвак, Б. Г. Советская историография реформы 19 февраля 1861 г. / Б. Г. Литвак // История СССР. 1960. № 6. С. 99121 .

114. Маковская, И. В. Изменение наделов и повинностей крепостных крестьян в Никольском и Тотемском уездах Вологодской губернии в ходе реализации реформы 19 февраля 1861 г. / И. В. Маковская // Историография и источниковедение отечественной истории: сб .

науч. ст. и сообщ. СПб.: Техника, 2001. C.136143 .

115. Маковская, И. В. К вопросу о способах определения степени сохранности массовых источников по истории реформы 1861 г. и их достоверности. По материалам Никольского и Тотемского уездов Вологодской губернии / И. В. Маковская // Массовые источники истории и культуры России XVI–XX вв.: матер. XII Всерос. конф .

«Писцовые книги и другие массовые источники истории и культуры России XVIXX вв.: Проблемы изучения и издания», посвященной памяти В. В. Крестинина (17291795). Архангельск: Правда Севера,

2002. С.195200 .

116. Мандель, И. Д. Кластерный анализ / И. Д. Мандель. М.: Финансы и статистика, 1988. 176 с .

117. Масленников, А. Н. Неземледельческие промыслы Вологодской губернии / А. Н. Маслениников. Вологда: Изд-во Вологод. губ .

земства, 1903. 103 с .

118. Массовые источники по социально-экономической истории России / под ред. И. Д. Ковальченко. М., 1979. 445 с .

119. Мироненко, С. В. Великая, но неудачная. К 150-летию крестьянской реформы 1861 года / С. В. Мироненко // Великая крестьянская реформа 1861 года и ее влияние на развитие России. Сборник докладов Всероссийской научной конференции, посвященной 150-летию отмены крепостного права 45 марта 2011 г. / под общ .

ред. В. М. Баутина. М., 2011. С. 1719 .

120. Миронов, Б. Н. Российская империя: от традиции к модерну: в 3 т. / Б. Н. Миронов. СПб.: Дмитрий Буланин, 2015 .

121. Олдендерфер, М. С. Кластерный анализ. Факторный, дискриминантный и кластерный анализ: пер. с англ. /

М. С. Олдендерфер, Р. К. Блэшфилд; под. ред. И. С. Енюкова. М.:

Финансы и статистика, 1989. 215 с .

122. Островский, А. В. Сельское хозяйство Европейского Севера России .

18611914 гг. / А. В. Островский. СПб.: Нестор, 1998. 356 с .

123. Павловская, A. B. Отмена крепостного права в России глазами Запада / А. В. Павловская. М.: Изд-во МГУ, 1996. 138 с .

124. Панин, Л. И. Списки населенных мест Российской империи как исторический источник / Л. И. Панин // Археографический ежегодник .

М., 1959. С. 178193 .

125. Попов, С. А. Информационный потенциал приговоров крестьянских сходов как исторического источника / С. А. Попов // Архивы Республики Коми: из прошлого в будущее: материалы науч.-практ .

конф. (г. Сыктывкар, 2324 октября 2012 г.). Сыктывкар: Изд-во ООО «Центр оперативной полиграфии», 2012. С. 158163 .

126. Попов, С. А. Освещение процедуры принятия решений крестьянских сходов периода пореформенной России в трудах исследователей конца XIX начала XX веков / С. А. Попов // Проблемы истории материальной и духовной культуры народов Европейского СевероВостока: всерос. науч. конф. студентов и аспирантов: материалы конф. (г. Сыктывкар, 2728 марта 2009 г.) / отв. ред. A. A. Беловол, Л. А. Максимова, O. A. Юдина. Сыктывкар: Изд-во Сыктывкарского ун-та, 2010. Ч. 2. С. 2830 .

127. Попов, С. А. Приговоры крестьянских сходов: альтернативные источники изучения пореформенной общины / С. А. Попов // Документальное наследие России: теория и практика сохранения и использования научных фондов. Сб. науч. ст. к 60-летию Научного архива Коми НЦ УрО РАН / отв. ред. A. M. Асхабов. Сыктывкар: Издво Коми НЦ УрО РАН, 2013. С. 359364 .

128. Потанин, Г. Н. Этнографические заметки по пути от г. Никольска до Тотьмы / Г. Н. Потанин // Живая старина. 1899. Вып. 1. С. 2360;

Вып. 2. С.167235 .

129. Практикум по статистике в Excel / Б. В. Соболь, Л. В. Борисова, Т. А. Иваночкина, И. М. Пешхоев. Ростов н/Д: Феникс, 2010. 384 с .

130. Проблемы агарной истории Северо-Запада России. К 150-летию отмены крепостного права в России. Труды межрегиональной научной конференции, 2022 сентября 2011 г. Псков: Стерх, 2011 .

529 с .

131. Прокофьева, Л. С. Обзор материалов архива ЛОИИ АН СССР по аграрной истории Европейского Севера СССР / Л. С. Прокофьева // Материалы по истории Европейского Севера СССР: северный археографический сборник. Вып.1. Труды Вологодской научной конференции по историографии и источниковедению, декабрь 1969 г. Вологда: [б. м.], 1970. С. 506521 .

132. Просвирина, Г. И. Деятельность различных государственных учреждений России в области сельского хозяйства в конце XIX начале XX вв. (По материалам Вологодской губернии) / Г. И. Просвирина // Социально-правовое положение северного крестьянства (досоветский период). Вологда: Вологодский ГПИ,

1981. С. 4549 .

133. Родигина, Н. Н. Юбилеи реформ Александра II как феномен общественной жизни России второй половины XIX в. / Н. Н. Родигина, М. А. Коркина // Александр II. Трагедия реформатора: люди в судьбах реформ, реформы в судьбах людей:

сб. статей. СПб.: Издательство Европейского университета в СанктПетербурге, 2012. С. 240261 .

134. Румянцева, М. Ф. Вологодское чиновничество в конце ХVIII века / М. Ф. Румянцева // Актуальные проблемы археографии, источниковедения и историографии: материалы к Всерос. науч .

конф., посвящ. 50-летию Победы в Великой Отечественной войне .

Вологда: ВГПИ, 1995. С. 261262 .

135. Рындзюнский, П. Г. Крестьяне и город в капиталистической России второй половины XIX века: (взаимоотношения города и деревни в социально-экономическом строе России) / П. Г. Рындзюнский. М.:

Наука, 1983. 269 с .

136. Рындзюнский, П. Г. Утверждение капитализма в России / П. Г. Рындзюнский. М.: Наука, 1978. 298 с .

137. Салий, А. А. Особенности реализации реформы 1861 г. в Грязовецком уезде Вологодской губернии / А. А. Салий // Историография и источниковедение отечественной истории .

Сборник научных статей СПб.: ОАО «ВНИИГ» им. Б. Е. Веденеева,

2003. Вып. 3. Разд. 3. Работы студентов кафедры источниковедения истории России исторического факультета Санкт-Петербургского государственного университета. С. 415432 .

138. Селунская, Н. Б. Современная англо-американская буржуазная историография аграрного строя России эпохи капитализма / Н. Б. Селунская // История СССР. 1979. № 4. C. 229240 .

139. Сивков, К. В. П. А. Зайончковский. Проведение в жизнь крестьянской реформы 1861 г. / К. В. Сивков // Вопросы истории. 1959. № 1, январь. С. 178181 .

140. Сидоров, М. К. Труды для ознакомления с Севером России / М. К. Сидоров. СПб.: Тип. и лит. Д. И. Шаметкина, 1882. 343 с .

141. Синотов, И. П. Аграрная реформа 19 февраля 1861 г. в Ярославской губернии (Бурмакинская волость Ярославского уезда) / И. П. Синотов // Труды Ярославского пед. ин-та. Ярославль, 1929 .

Т. III, вып. 3. С. 83109 .

142. Славко, Т. И. Математико-статистические методы в исторических исследованиях / Т. И. Славко. М.: Наука, 1981. 158 с .

143. Славко, Т. И. Математические методы в исторических исследованиях / Т. И. Славко. Екатеринбург: УрГУ, 1995. 178 с .

144. Советов, П. А. Аграрная реформа на Европейском Севере России:

проблемы переходной экономики / П. А. Советов. Апатиты: изд .

Кольского научного центра РАН, 1998. 195 c .

145. Соловьев, A. A. О крестьянском земледелии в Вятской губернии в конце XIX начале XX вв. / А. А. Соловьев // Марийский археографический вестник. 1998. Йошкар-Ола, 1998. С. 91105 .

146. 150-летие отмены крепостного права в России. Сборник материалов круглого стола / под ред. С. Г. Кащенко. СПб.: Президентская библиотека, 2012. 226 с .

147. Территориальная выборка в социологических исследованиях / [И. Б. Мучник, Е. С. Петренко, Е. Э. Синицын, Т. М. Ярошенко; отв .

ред. Т. В. Рябушкин]. М.: Наука, 1980. 218 с .

148. Токарева, А. А. Крестьянская реформа 1861 г. в Вятской губернии / А. А. Токарева. Киров: Кировское обл. изд., 1941. 76 с .

149. Трофимов, П. М. Очерки экономического развития Европейского Севера России / П. М. Трофимов. М.: Изд-во социальноэкономической литературы, 1961. 264 с .

150. Трунина, Е. А. Административно-территориальное устройство, состав населения, социально-экономическое состояние Вологодской губернии накануне реформ Александра II / Е. А. Трунина // Историческое краеведение и архивы. Материалы межрегиональной научной конференции. Вологда, 15 марта 2007 г. Вологда:

Управление архивов Вологодской области, 2007. Вып. 14. С. 8491 .

151. Тюрин, Ю. Н. Анализ данных на компьютере / Ю. Н. Тюрин, А. А. Макаров. М.: ИНФРА, 2003. 544 с .

152. Филиппов, Р. В. Реформа 1861 г. в Олонецкой губернии / Р. В. Филиппов. Петрозаводск: Госиздат Карельской АССР, 1961 .

224 c .

153. Фортунатов, А. Сельскохозяйственная статистика Европейской России / А. Фортунатов. М.: Тип.-лит. т-ва И. Н. Кушнерев и К, 1893 .

264 с .

154. Хайнен, Х. Расцвет и упадок советских исследований о рабстве:

очерк о взаимосвязи политики и науки / Х. Хайнен // Вестник древней истории. 2014. № 4 (291). С. 143178 .

155. Христофоров, И. А. Российская деревня и аграрные реформы в зеркале микро- и макроистории / И. А. Христофоров // Российская история. 2013. № 1. С. 3347 .

156. Христофоров, И. А. Судьба реформы: русское крестьянство в правительственной политике до и после отмены крепостного права (18301890-е гг.) / И. А. Христофоров. М.: Собрание, 2011. 368 с .

157. Христофоров, И. А. Экономическое развитие российской деревни в XIX веке: пора ли подводить историографические итоги? / И. А. Христофоров // Вестник истории, литературы, искусства. 2014 .

Т. IX. С. 47-64 .

158. Цинман, А. З. Кризис помещичьей системы хозяйства в Вологодской губернии в первой половине XIX в. / А. З. Цинман // Материалы по истории местного края: сб. ст. / Вологод. гос. пед. ин-т. (Ученые записки кафедры истории). Вологда: Б. и., 1967. Т. 35. С. 101136 .

159. Цинман, А. 3. Подготовка отмены крепостного права в Вологодском губернском комитете / А. З. Цинман // Вологодский край. Вологда:

Книжное издательство,1962. Вып. 3. С. 288308 .

160. Цинман, А. З. Наделы и повинности временно-обязанных крестьян (по материалам Вологодской губернии) / А. З. Цинман // Проблемы истории крестьянства Европейской части России (до 1917 года) .

Межвуз. сб. стат. Сыктывкар, 1982. С. 128146 .

161. Цинман, А. З. Новые данные о крестьянском движении в Вологодской губернии (18611863) // Историография и источниковедение истории северного крестьянства СССР: северный археографический сб. / А. З. Цинман; под ред. П. А. Колесникова .

Вологда: Изд-во ВГПИ, 1980. С. 50–68 .

162. Цинман, А. З. Уставные грамоты как источник по изучению отмены крепостного права в Вологодской губернии / А. З. Цинман // Ученые записки (ВГПИ). Вологда, 1967. Т. 32. Вып. 2. Гуманитарные науки .

С.151–154 .

163. Чернуха, В. Г. Крестьянский вопрос в правительственной политике России (6070 годы XIX в.) / В. Г. Чернуха. Л.: Наука. Ленингр. отдние, 1972. 226 с .

164. Чернуха, В. Г. Правительственная политика и институт мировых посредников / В. Г. Чернуха // Внутренняя политика царизма XVI начала XX веков. Труды ЛОИИ. Л., 1967. Вып. 8. C. 197238 .

165. Шварц, Г. Выборочный метод: руководство по применению статистических методов оценивания / Г. Шварц. М.: Статистика, 1978. 213 с .

166. Швецов, М. Очерки из истории Вологодского края / М. Швецов .

Вологда: Типография А. А.Галкина,1911. 85 с .

167. Экология и история Вологодской области: тез. докл. к науч. конф. / редкол. Н. К. Максутова и др. Вологда: ВГПИ, 1990. 39 с .

168. Янсон, Ю. Я. Опыт статистического исследования о крестьянских наделах и платежах / Ю. Я. Янсон. СПб.: Изд-во М. Стасюлевича, 1877. 160 с .

169. Яцунский, В. К. Изучение местной истории в СССР / В. К. Яцунский // Вопросы истории. 1949. № 8. С. 74113 .

170. Degtiarev, A. Ja. The Novgorod Countryside in the Reform of 1861 .

A Computer – Aided Experimental Study / A. Ja. Degtiarev, S. G. Kashchenko, D. I. Raskin // Soviet Studies in History. Spring, 1992 .

85 p .

171. Emmons, T. The Russian landed gentry and the peasant emancipation of 1861 / T. Emmons. Cambridge, 1968. XI. 386 p .

172. Field, D. Reforms of 1860s / D. Field // Windows on the Russian past .

Columbus, 1977. P.89104 .

173. Hoch, St. The banking crisis, peasant reform and the redemption operation in Russia, 18601870 / St. Hoch // American historical rev .

N.Y., 1991. Vol. 2. P. 155187 .

174. Каstsenko, S. G. Agraariolot Venajan luoteisosissa 1800 – luvun jalkipuoliskolla / S. G. Каstsenko // Suomalaisneuvosto liittolainen histiriantutkijoiden symposio – Riika. 1985. Historiallinen Arkisto 88 .

Helsinki, 1986. P. 4572 .

175. Kascenko, S. G. Die Bauernbefreiung in Gouvernement St. Petersburg .

Zur Frage der Realisierung der Reform vom 19. Februar 1861 / S. G. Kascenko // Forschungen zur osteuropaischen Geschichte .

Band 48. Berlin, 1993 .

P. 8391 .

176. Limpert, E. Log-normal Distributions across the Sciences: Keys and Clues May 2001 / E. Limpert, W.A. Stahel, M. Abbt // Bio Science .

Vol. 51, No. 5. P. 341352 .

177. Saunders, D. Russia in the age of reaction and reform, 18011881 / D. L. Saunders. London; New York: Longman, 1992. 386 p .

178. The peasant in nineteenth-century Russia / ed. by Vucinich W. S. Stanford, 1968. XX. 314 p .

179. The transformation of Russian society. Aspects of social change since 1861 / ed. by C. Black. Cambridge (Mass.), 1960. VIII. 695 p .

180. Wildman, A. K. The defining moment: Land charters and the postemancipation agrarian settlement in Russia, 1861–1863 / A. K. Wildman .

Pittsburgh, 1996. 67 p .

181. Zenkovsky, S. The emancipation of the serfs in retrospect / S. Zenovsky // Russian rev. Stanford, 1961. Vol. 20, N. 4. P. 280293 .

VII. Диссертации и авторефераты диссертаций

1. Апонасенко, А. Н. Реформа 19 февраля 1861 г. в Олонецкой губернии: опыт компьютерной обработки массовых источников:

автореф. дис. … канд. ист. наук: 07.00.09 / Апонасенко Анна Николаевна. СПб., 2005. 26 с .

2. Баданов, В. Г. Земства на Европейском Севере России (18671920 гг.): автореф. дис. … канд. ист. наук: 07.00.02 / Баданов Вадим Георгиевич. Петрозаводск, 1996. 26 с .

3. Беловинский, Л. В. Наделы и повинности бывших крепостных крестьян в Вологодской, Вятской и Олонецкой губерниях накануне и после реформы 1861 года: дис. … канд. ист. наук: 07.00.09 / Беловинский Леонид Васильевич. М., 1972. 202 c .

4. Валегина, К. О. Массовые источники по истории реализации реформы 19 февраля 1861 г. в Тамбовской губернии (опыт количественного анализа структуры наделов и платежей): автореф .

дис.... канд. ист. наук: 07.00.09 / Валегина Карина Олеговна. СПб.,

2016. 23 с .

5. Голикова, Н. И. Подготовка и реализация реформы 1866 года в государственной деревне Европейского Севера: дис. … канд. иcт .

Наук: 07.00.02 / Голикова Нина Ивановна. Л., 1983. 242 с .

6. Грисюк, С. В. Итоги и перспективы применения количественных методов при изучении отечественной истории: дис.... канд. ист. наук:

07.00.09 / Грисюк Сергей Владимирович. М., 1986. 275 с .

7. Лейман, И. И. Ярмарки на Европейском Севере России в XIX начале XX вв.: дис. … канд. иcт.наук: 07.00.02 / Лейман Ирина Игоревна. Сыктывкар, 2007. 243 с .

8. Литвак, Б. Г. Проведение крестьянской реформы в русском черноземном центре (18611895 гг.): автореф. дис. … д-ра ист. наук / Литвак Борис Григорьевич. М., 1968. 65 с .

9. Литвак, Б. Г. Уставные грамоты Московской губернии как источник по истории реализации «Положений» 19 февраля 1861 г.: автореф .

дис. … канд. ист. наук / Литвак Борис Григорьевич. М.,1956. 16 с .

10. Павловская, А. В. Крестьянская реформа 1861 г. в России в освещении английской и американской исторической литературы:

автореф. дис. …канд. ист. наук: 07.00.02 / Павловская Анна Валентиновна. М., 1991. 26 с .

11. Пинаевский, Д. И. Народонаселение Европейского Севера России во второй половине начале XX вв.: автореф. дис.... канд. ист. наук:

07.00.02 / Пинаевский Дмитрий Иванович. Сыктывкар, 1999. 22 с .

12. Приятелев, В. В. Деятельность Вологодского губернского земства по развитию кооперативных организаций в Вологодской губернии:

18701917 гг.: дис. … канд. ист. наук: 07.00.02 / Приятелев Вячеслав Викторович. СПб., 2006. 225 с .

13. Просвирина, Г. И. Крестьянское хозяйство Европейского Севера в конце XIX – начале XX вв. (По материалам Вологодской губернии):

дис. … канд. ист. наук: 07.00.02 / Просвирина Галина Ивановна. М., 1982. 360 с .

14. Русеева, Н. Н. Половники на Европейском Севере России в конце XVIII второй трети XIX в.: дис.... канд. ист. наук: 00.07.02 / Русеева Наталья Николаевна. Сыктывкар, 2011. 236 с .

15. Саблин, В. А. Социально-экономическое развитие северной деревни .

(19171920): автореф. дис. … канд. ист. наук: 00.07.02 / Саблин Василий Анатольевич. М., 1987. 18 с .

16. Савицкий, И. В. Дворянство Европейского Севера России в середине XIX начале XX вв. (По материалам Олонецкой, Вологодской и Архангельской губерний): автореф. дис. … канд. ист. наук: 00.07.02 / Савицкий Иван Владимирович. Петрозаводск, 1998. 30 с .

17. Трунина, Е. А. Вологодская губернская администрация в 1860-е гг.:

дис.... канд. ист. наук: 00.07.02 / Трунина Елена Александровна .

СПб., 2008. 229 с .

18. Цинман, А. З. Подготовка отмены крепостного права в Вологодской губернии: автореф. дис. … канд. ист. наук: 00.07.09 / Цинман Абрам Зальманович. Вологда, 1954. 16 с .

19. Шендерюк, М. Г. Земские подворные переписи как источник для изучения крестьянского хозяйства Северо-Запада России: (Опыт количеств. анализа): автореф. дис. … канд. ист. наук: 00.07.09 / Шендерюк Марина Геннадьевна. М., 1990. 23 с .

ПРИЛОЖЕНИЯ

–  –  –

Памятная книжка Вологодской губернии на 1867 и 1868 г., изданная Вологодским губернским статистическим комитетом. Вологда, 1868. Паг. 3. С. 16 .

Данные в этом столбце рассчитаны нами .

Данные в этом столбце рассчитаны нами .

–  –  –

Тотемский и Никольский уезды были двумя Вологодскими уездами, в которых помещичье землевладение имело весьма ограниченные размеры, здесь было немного имений и проживавших в них крестьян, поэтому анализ ситуации, по нашему мнению, следует производить не методами статистики, а путем детального рассмотрения каждого имения, производя так называемое «монографическое» описание .

Эти два уезда были рассмотрены П.А. Зайончковским при анализе окраин Российской империи.260

5.1. Тотемский уезд

Находившийся в юго-восточной части губернии Тотемский уезд соседствовал на юге с двумя костромскими уездами (Чухломским и Солигаличским). На севере он имел общие границы с Великоустюгским и Вельским, в восточной части – с Никольским, на западе – с Грязовецким и Кадниковским уездами Вологодской губернии .

Площадь уезда была равна 433,65 кв. миль, а число местных жителей на 1870 г. – 114 139 душ об. п. (54 769 м.п.). С учетом городского населения плотность здесь составляла 270 человек в расчете на кв. милю.261 Однако, как уже упоминалось, по мнению военных статистиков, даже в середине XIX в. имелись «пространства вологодской земли», «никем никогда невиданной, а тем менее измеренной», в силу чего ко всем сведениям, связанным с определением площадей, надо относиться весьма осторожно .

Зайончковский П.А. Проведение в жизнь крестьянской реформы 1861 г. М.,

1958. С. 289–293 .

Географическо-статистический словарь Российской империи. СПб., 1885. Т. V .

С. 201 .

Хотя эти территории и не представляли особого интереса для нашего исследования, поскольку земли здесь находились, прежде всего, в пользовании удельных крестьян, мы постараемся изучить имевшиеся здесь помещичьи имения с тем, чтобы получить представление и об «окраинах» помещичьего землевладения .

Население Тотемского уезда проживало в 1178 населенных пунктах, среди которых было 37 сел. В 406 поселениях насчитывалось менее 50 жителей, в 452 – от 51 до 100, в 318 – от 101 до 500, и только в 2 – более 500262 (в Леденгском заводе были учтены 1370 и в с. Шуйское – 752 человек).263 Сравнительно крупных дворянских имений было мало. Так, в «Описаниях помещичьих имений свыше 100 душ…» можно найти только два имения: Д.Н. Барыкова («деревни Аниково, Андреева починка и Матвеевка») со 104 крестьянами и Воропановых («сц. Княжево с деревнями»), где проживало 122 души м.п.264 Земля в уезде считалась по северным меркам среднего качества. «Из ископаемых богатств» обычно упоминался только рассол, на котором работали солеваренные заводы. До 85 % всей площади занимали леса .

Можно говорить о различиях в занятиях жителей в разных частях уезда .

Считалось, например, что по р. Сухоне «хлебопашество достаточно обеспечивает жителей, а судостроение достигло широких размеров…», «заработки делают жизнь даже избыточною». Здесь занимались рыбной ловлей, однако почти весь улов обычно не вывозили, а потребляли на месте .

Русские статистики и географы в середине XIX в. отмечали особенности земледелия в уезде: «…обширность земледельческих угодий и среднего качества почва не только обеспечивают поселянина, но дают ему еще возможность излишек хлеба сбывать на Сухонские пристани и рабочим Леденгского завода».265 Обычно Географическо-статистический словарь Российской империи. СПб., 1885. Т. V .

С. 201–202 .

Уездный г. Тотьма располагался в 205 верстах. от губернского города. В 1863 г .

здесь проживало 3528 жителей об. пола .

Приложения к трудам Редакционных комиссий для составления положений о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости. Сведения о помещичьих имениях .

Т. 1. СПб.,1860. Раздел «Извлечения из описаний имений Вологодской губернии» .

С. 30 .

Географическо-статистический словарь… С. 202 .

отмечалось сравнительно слабое распространение животноводства: «Скот здесь содержится для навоза». Считалось, что местный рогатый скот мелкий .

В землях по р. Кокшенге ситуация несколько отличалась. Говорили, что «здесь и почва одна из лучших в губернии и леса смолистее других местностей…» .

В урожайные годы здесь наблюдался избыток хлеба, который вывозили в Архангельск .

Однако считалось, что и в этой части уезда животноводство было не развито, мясо жителям заменяла рыба: морская рыба – «палтусина», сельдь, треска привозилась из Архангельской губернии, заметное место в рационе жителей занимала местная речная рыба.266 В нашем распоряжении есть и статистические показатели, характеризующие развитие скотоводства в уезде. По сведениям 1864 г. здесь насчитывалось 32 311 лошадей, 48 158 голов крупного рогатого скота, 42 768 овец, 5835 свиней и 17 коз.267 Известно и замечание о том, что территория губернии, несмотря на ее огромную протяженность, представляет «изумительное однообразие», а «осмотрев, например, часть Тотемского уезда, можно составить себе понятие о наружном виде целой губернии».268 Юго-западная часть губернии несколько отличалась от остальных местностей, даже «не в следствие каких-нибудь особенных свойств местности, а единственно вследствие изменений, произведенных в ней густым народонаселением и обработкою почв».269 Можно предположить, что это наблюдение известного русского военного статистика П.К. Услара, изучавшего в 1845–1849 гг. Вологодскую губернию, прежде всего, относилось к уезду Вологодскому, но близость к нему рассматриваемого нами В уезде было развито и льноводство, как известно льняное семя и волокно вывозились отсюда в Архангельск. Были развиты разнообразные лесные промыслы – лес частично сплавлялся в Архангельск, а дровяной шел на заводы. В уезде строили суда, гнали смолу и деготь, изготавливалась посуда из дерева. В 1873 г. здесь работали лесопильный и два солеваренных завода .

Памятная книжка Вологодской губернии на 1865 и 1866 г. Вологда, 1866 .

Раздел II. Статистические материалы. С. 26 .

Военно-статистическое обозрение… С. 9 .

Там же .

Тотемского уезда позволяет распространить эти соображения и на территорию последнего .

Общую численность помещичьих крестьян в Тотемском уезде можно оценить по данным рассмотренных нами материалов уставных грамот и выкупных актов в 1003 душ м.п. тяглых и 41 душу м.п. дворовых (что составляет в сумме 1044 ревизских душ) .

Обычно возникающая проблема состоит в том, чтобы как можно более точно оценить репрезентативность наших данных путем сравнения полученной на основании архивных документов суммы крепостных с данными официальной статистики. Для ее решения рассмотрим данные о крепостном населении Тотемского уезда, собранные А.Г. Тройницким.270 По его сведениям, в уезде накануне реформы на крепостном праве состояло 1077 душ м.п. и 53 дворовых м.п. Среди крепостных было также 1179 крестьянок и 88 дворовых женщины. Таким образом, если верить подсчетам Тройницкого, в уезде было 2256 помещичьих крестьян об.п. и 141 дворовых .

Разницу с нашими данными, которая составляет 74 крестьянина м.п. и 12 дворовых м.п. можно считать несущественной для нашего исследования, поскольку как-то заметно сказаться на выводах не может .

Возможна ситуация, при которой документы в некоторых имениях, расположенных на границах разных уездов (и даже разных губерний), были «сгруппированы» в делах Ф. 577 РГИА так, что попадали только в один из уездов. Таким образом, отдельные селения вполне могли попасть в дела соседних с Тотемским уездов и даже в близлежащую Костромскую губернию.271 Давая оценку материалам по Тотемскому уезду, мы можем говорить о том, что сохранившиеся в фондах Главного выкупного учреждения дела о выкупе являются репрезентативной естественно сформировавшейся выборкой, позволяющей уверенно работать с этим источником .

Следует, однако, постоянно иметь в виду, что даже по сведениям на 1870 г.

(в период проведения выкупной операции) по всему уезду было «в числе жителей:

дворян 76, крестьян 109 106». Таким образом, бывших крепостных в уезде было в это

Тройницкий А.Г. Крепостное население в России, по 10-й народной переписи:

стат. исслед. СПб., 1861. С. 29 .

Так, например, среди дел Вологодского уезда Вологодской губернии встречаются уставные грамоты на деревни соседнего Грязовецкого уезда .

время менее 2 % от всего крестьянского населения.272 Это еще раз говорит о том, что в рамках всей губернии помещичье крестьянство уезда играло весьма скромную роль .

Среди тотемских имений можно выделить ряд оброчных, в которых проживали 451 тяглый и 7 дворовых м.п. Следовательно, оброчных крестьян было здесь около 50 %. Для сравнения, барщинных было 359 (36 %) крестьян и 33 м.п. (70 %) дворовых .

Таким образом, можно говорить о том, что основная масса дворовых проживала в барщинных имениях, что в общем-то было обычным явлением, поскольку именно в таких селениях чаще всего жили сами помещики .

В двух имениях, где проживали 71 душа и 122 души м.п. крестьян и 1 дворовый, крестьяне состояли либо на смешанной повинности, либо некоторые из них исполняли разные виды повинностей .

Интересно, что П.А. Зайончковский, ссылаясь на данные Редакционных комиссий, приводит заметно отличающиеся цифры. «Число помещичьих крестьян в уезде, – пишет он, – составляло 1077 ревизских душ, из которых 231 была на оброке, а 846 – на барщине».273 Сравнивая эти данные с нашими, можно сказать, что существенное расхождение можно объяснить только разной интерпретацией форм эксплуатации, что, в общем, весьма распространено, если мы сравниваем дореформенные официальные данные и уставные грамоты .

П.А. Зайончковский на основании рассмотренных им 18 уставных грамот, получил, что в помещичьих имениях числилось 995 ревизских душ,274 что немного меньше полученных нами результатов, но разность эта составляет менее 0,8 %. Это также вполне можно объяснить различными подходами при изучении 1-го раздела грамот .

Некоторые наблюдения П.А. Зайончковского оказываются в нашем случае весьма полезными. Так, он считает, что в 18 грамотах Тотемского уезда в девяти надел указывается точно, в 7 – приблизительно, с предлогами «до» или «около». Только в двух грамотах не содержится указаний на размер надела».275 «Однако, – пишет он Географическо-статистический словарь Российской империи. СПб., 1885. Т. V .

С. 201 .

Скребицкий А. Крестьянское дело в царствование императора Александра II .

Бонн-на-Рейне. 1865–1866. Т. III. С. 1244 .

РГИА. Ф. 577. Оп. 6. Д. 1504–1521 .

Зайончковский П.А. Проведение в жизнь крестьянской реформы 1861 г. М.,

1958. С. 290–291 .

далее, – анализ грамот, по которым надел указан точно, в отдельных случаях свидетельствует об обратном».276 Изучать ситуацию в Тотемском уезде весьма удобно, так как малое число помещичьих имений позволяет провести тщательный анализ каждого из них .

Первым в ряду имений (по описи дел Главного выкупного учреждения, хранящихся в РГИА по Тотемскому уезду) находится владение, принадлежавшее подпоручику Дмитрию Николаевичу Барыкову.277 В состав имения входили три деревни: Андреева починка, Аникова и Матвеевка .

Всего в имении проживало по 10-й ревизии 105 душ м.п. тяглых крестьян и 7 душ м.п. дворовых. После реформы в этом имении были наделены землей 102 крестьянина (44 – из Матвеевки, 34 – Андреевой починки, 24 – из Аниковой). Не получили надел дворовые и 3 крестьянина, которые, видимо, «потеряли связь с землей». До реформы в пользовании крестьян находилось «всего» 502 дес. удобной земли (без разбивки на угодья). Известно только, что 14 дес. из них занимали крестьянские усадьбы и выгон .

В документе отмечено, что «означенное количество земли заявлено публично самим помещиком Барыковым, а на основании решения Тотемского уездного суда, состоявшегося 7 июня 1853 г., и описи, составленной по случаю продажи имения опекунским советом за просроченный прежним владельцем долг, причитается г-ну Барыкову земли 2881 дес. 351 саж., но земля не размежевана…».278 После реформы крестьянам был предоставлен в пользование «высший размер»

надела (он составлял 7 дес. на душу м.п., поскольку и Тотемский и Никольский уезды были отнесены к 9-й местности 1-й нечерноземной полосы), и, таким образом, они получили 714 дес. «на все общество».279 Им фактически было прирезано 212 дес. земли (или 42,2 % от всего дореформенного количества). В более поздних выкупных документах указано также, что еще 48 дес. 2352 кв. саж. на этот раз неудобной земли крестьяне получили безвозмездно .

Зайончковский П.А. Проведение в жизнь крестьянской реформы 1861 г. М.,

1958. С. 291 .

РГИА. Ф. 577. Оп. 6. Д. 1504 .

РГИА. Ф. 577. Оп. 6. Д. 1504. Л. 7 .

Там же. Л. 7 об .

П.А. Зайончковский обратил, однако, внимание на замечание, содержавшееся в уставной грамоте: «А остальное затем количество земли обращается затем в непосредственное распоряжение владельца». На основании чего он сделал вывод о том, что там «была осуществлена не прирезка, а отрезка земли. Далее, развивая эту мысль, он заключил: «Таким образом, данные о прирезках и отрезках едва ли могут претендовать на точность».280 С последним утверждением спорить трудно, однако, говоря об отрезках в имении Барыкова, можно предположить, что речь все-таки идет не об отрезках, а об оставлении за владельцем так называемой «занадельной» земли .

Документы этого имения дают не часто встречающуюся возможность детально изучить структуру земли, перешедшей к крестьянам после реформы .

В Матвеевке им перешло 4 дес. 900 кв. саж. усадебной земли, 111 дес. 2300 кв .

саж. пашни, 66 дес. 1775 кв. саж. сенокосов, 124 дес. 2225 кв. саж. леса. Таким образом, у крестьян этой деревни на душу м.п. пришлось после реформы 2,5 дес .

пашенной земли, 1,6 дес. покосов и 2,8 дес. леса, следовательно, в наделе были представлены все виды жизненно важных угодий .

Пашней, сенокосами и лесом (в несколько иных пропорциях, но в целом по 7 дес .

на душу м.п.) были наделены также и крестьяне двух других, ранее указанных деревень Барыкова .

Крестьяне в этом имении и до реформы, и после реформы находились на оброке .

В уставной грамоте было указано, что они «платили не менее назначенных» после реформы 9 руб.). Оброк после реформы был назначен им в 9 руб. с души (высший размер оброка для Тотемского уезда, полагавшийся при получении «высшего размера»

надела). Имея такую информацию, ничего сказать об изменении в размерах оброка мы не можем. В уставной грамоте отмечено также, что «оброк крестьяне обязаны вносить в два срока, по 4 рубля 50 коп. с души, а со всех душ 459 руб. и именно 1 июля и 1 декабря».281 Подводя некоторые итоги, можно сказать, что в данном имении, крестьяне которого «не имели никаких особых выгод» (их усадьбы были отнесены к низшему, 1му разряду), освобождение сопровождалось улучшением их экономического положения. Бывшие помещичьи крестьяне, скорее всего, получили возросший Зайончковский П.А. Проведение в жизнь крестьянской реформы 1861 г. М.,

1958. С. 292 .

РГИА. Ф. 577. Оп. 6. Д. 1504. Л. 8 .

земельный надел, в структуру которого вошли разнообразные угодья, а новый оброк был не более прежнего. Это подтверждается и тем, что никаких возражений крестьян по поводу наделения их землей и установленного оброка в документах отмечено не было .

Интересно заметить, что в некоторых северо-западных губерниях России исследователи реформы уже сталкивались с такой ситуацией в случаях, когда дела велись опекунами, целью которых было расплатиться за просроченные долги .

В имении Барыкова также имелись долги, а вели дела опекуны малолетних наследников .

Поскольку в имении Барыкова крепостных было свыше 100 душ м.п., можно было ожидать, что данные об этом имении будут приведены в материалах Редакционных комиссий. Действительно, среди двух имений Тотемского уезда, попавших в сведения о помещичьих имениях свыше 100 душ, встречается это имение, в которое включены «д. Аниково, Андреева починка и Матвеевка».282 Количество указанных здесь крестьян (104 души – 38 оброчных тягол) и 8 дворовых практически совпадает с численностью крепостных, указанных в уставной грамоте. Иначе однако выглядит положение с крестьянской землей. В таблице указано, что всего удобной земли было 224 дес., а на душу – 2,15 дес. У помещика же было 2664,15 дес., при этом «всего в имении на душу» было 25,62 дес. Если исходить из этих цифр, то прирезка земли в этом имении была значительно большей, чем по уставной грамоте .

Интерес для исследователя может представить приведенное в этой же таблице указание на дореформенный крестьянский оброк, он составлял 20 руб. с тягла .

Попробуем пересчитать его в расчете на душу м.п. Поскольку в имении было 38 тягол, то общий размер платежей составлял 760 руб., или по 7 руб. 31 коп. с каждой из 104 душ. Если это так, то становится понятным, почему в уставной грамоте о крестьянских платежах до реформы глухо указано: «платили не менее назначенных после реформы 9 руб.». Если крестьяне на самом деле платили менее 9 руб., как это Приложения к трудам Редакционных комиссий для составления положений о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости. Сведения о помещичьих имениях .

Т. 1. СПб., 1860. Раздел «Извлечения из описаний имений Вологодской губернии» .

С. 30 .

выходит из «Сведений…», то установить больший оброк по Положению было уже нельзя… При изучении следующего по порядку имения, указанного в описи, возникает ряд вопросов, которые можно назвать типичными .

В селениях Зубариха, Рослова, Матвеевка (Пустошь тож), Аникова, Фетиньева283 проживало 122 тяглых крестьянина, которые имели право на надел и получили его после реформы .

В уставной грамоте, составленной отдельно на первые две деревни, указано, что «всей земли при имении 1983 дес., которые за исключением лесных дач находятся в пользовании крестьян». Однако в следующем деле мы сталкиваемся с документом на три следующие деревни. Земля до реформы (на все эти селения вместе) указывается так же равной 1983 дес. Подобные совпадения бывают крайне редко .

Можно сделать предположение, что указанные ранее 1983 дес. земли, находились в пользовании крестьян всех пяти деревень, которые следует рассматривать как одно имение .

Если эта земля действительно была в распоряжении крестьян, то получается, что средний душевой надел до реформы равнялся 17,25 дес. на душу м.п .

Следует иметь в виду, что средние размеры, составлявшие 15–20 дес. на душу м.п., нельзя считать чем-то исключительным не только для северных, но и для северозападных губерний России.284 В качестве примера можно привести описание землепользования крестьян в вологодских деревнях по правому берегу реки Сухона: «Дер. Княжево, при 185 д.об.п., владеет возделанною землею на протяжении 5 в. в дл. и 1 в ширину», «по правым притокам Сухоны селения кучатся только около церквей, между которыми находятся чрезвычайно большие промежутки, так что жители имеют возможность возделывать землю в таком объеме, в каком позволяют силы, от чего почти все здешния деревни окружены обширными полями».285 РГИА. Ф. 577. Оп. 6. Д. 1505, 1506 .

Кащенко С.Г. Освобождение крестьян на Северо-Западе России. М.;СПб.,

2009. С. 482, 486, 490–491 и др .

Географическо-статистический словарь Российской империи. СПб., 1885. Т. V .

С. 202 .

Между тем упоминание о лесных дачах, входивших в состав этой земли, но находившихся в распоряжении помещика, позволяют сделать вывод о том, что ранее рассчитанный размер среднего надела является несколько завышенным .

После реформы (в процессе выкупной операции) размеры крестьянской земли были уточнены, и в ней были вычленены угодья.286 В первых двух деревнях, где проживали 63 души м.п., оказалось усадебной земли – 6 дес. 562 кв. саж., пашни – 290 дес. 178 кв. саж., сенокоса – 77 дес. 1160 кв .

саж., леса – 60 дес. 500 кв. саж. При этом на душу приходилось все те же 7 дес. Еще 29 дес. 1731 кв. саж., на этот раз неудобной земли, были «предоставлены крестьянам сверх надела безвозмездно» .

Теперь после реформы на ревизскую душу приходилось 4,6 дес. пашни, 1,2 дес .

сенокоса, около 1 дес. леса .

В остальных трех деревнях крестьяне также получили на душу м.п. «высшие»

7 дес., в составе наделов были различные необходимые в хозяйстве угодья .

Крестьяне всех деревень находились до реформы на оброке, размер которого был точно указан в документах. Он составлял в первых деревнях до реформы 17 руб .

15 коп. для каждого из 34 тягол (в сумме эти платежи составляли 583 руб. 10 коп., т. е .

9 руб. 25 коп. на душу м.п.). В остальных трех деревнях крестьяне платили 540 руб. на 59 душ или по 9 руб. 15 коп. с души .

После реформы все крестьяне стали вносить «высший» девятирублевый оброк, т. е. на 1,6–2,7 % меньше, чем до реформы .

Подводя итоги, можно сказать, что точно судить о степени изменения крестьянских наделов достаточно трудно .

С полной уверенностью можно сказать только, что и здесь крестьяне получили после реформы наделы в 7 дес., причем в состав этого надела входили и пашня, и сенокосы, и лесные участки .

Крестьянские же платежи, как видно из дел, несколько сократились .

Интерес для исследователей представляет деревня Фетиньева. Она относится к такому встречающемуся типу северных селений, где крепостные крестьяне К 1882 г. крестьянская земля была перемерена землемером Розенфельдом и пореформенные наделы приведены в документах с разбивкой по угодьям с точностью до квадратных саженей .

принадлежали разным мелким владельцам, а уставные грамоты составлялись на отдельные части селения .

10 душ помещика Н.Д. Бартенева, имевшие землю в двух местах, уже упоминались ранее.287 Четыре части Фетиньева принадлежали родственникам: П.Я., А.Я., Я.Я. Воробьевым и Марье Ивановне Леонович.288 Воробьевы владели 21, 12 и 23 крестьянами в разных частях, у Леонович было 14 крестьян, состоявших на оброке. «По приблизительному домашнему измерению» в пользовании всех крестьян было «до» 600 дес. 675 кв. саж. Из уставных грамот понять, сколько крестьянской земли было в каждой части отдельно невозможно. В документах, например, говорится, что у Леонович «планов нет», и, следовательно, показать угодья невозможно .

Приблизительные расчеты показывают, что до реформы в этом селении в целом приходилось в среднем примерно 8,6 дес. на душу м.п .

После реформы все крестьяне получили 7 дес. удобной земли «за выкуп», а в частях А.Я. Воробьева и Я.Я. Воробьева им было также предоставлено «в дар» еще 6 дес. и 11 дес. 1200 кв. саженей земли соответственно, неопределенного качества .

Если произвести расчеты общего количества земли, полученного крестьянами после реформы, можно видеть, что размеры ее составили 490 дес. (или 507 дес. с учетом дарения). Следовательно, отрезки земли могли составить около 93–110 дес .

или 15,5–18,3 % .

Переходя к рассмотрению крестьянского оброка, заметим, что до реформы нам известны выплаты крестьян, равные 756 руб. Но во взглядах на платежи у разных владельцев не было единства .

У А.Я. Воробьева крестьяне платили по 10 руб. 33 коп. с души м.п., у П.Я. Воробьева – 9 руб. 14 коп., у Я.Я. Воробьева – 10 руб., у М.И. Леонович оброк оценивался в 15 руб. с души .

Объяснение последнему можно найти в замечании относительно спора из-за разряда имения, который устанавливался в процессе реализации реформы .

В документах М.И. Леонович упоминалось, что крестьяне получают дополнительные доходы, сплавляя лес в Макарьев и Нижний Новгород, в силу чего предлагалось поднять разряд их усадеб до 2-го. Однако на встречу владельцу не пошли, и во всех

РГИА. Ф. 577. Оп. 6. Д. 1506 .

Там же. Д. 1507, 1508, 1509, 1513 .

частях селения был установлен 1-й разряд. Таким образом, платежи после реформы поднять более 9 руб. не удалось, и они были установлены в размере высшего для уезда .

В селении общая сумма оброка сократилась с 765 руб. до 630 руб., т. е. на 135 руб. или 17,6 %.

Следовательно, мы видим два «параллельно идущих» процесса:

сокращение наделов, ухудшавшее экономическое положение крестьян, и удобное для них сокращение платежей .

Для того чтобы сопоставить эти процессы, традиционно производится расчет величины оброка на десятину удобной земли до и после реформы .

До реформы на 600 дес. 675 кв. саж. земли приходилось 756 руб. оброка, что составляло 1 руб. 26 коп. в расчете на дес. После реформы 490 (или 507) дес. земли соответствовали 630 руб. оброка (1,28 руб. или 1,24 руб. на десятину удобной земли) .

Сравнение этих показателей означает, что процессы сокращения наделов и платежей шли примерно одинаково .

Если рассматривать отдельно часть деревни, принадлежавшую Леонович, где оброк в расчете на душу сократился на 6 руб. или 40 %, следует признать, что здесь окончательная ситуация сложилась в пользу крестьян .

В деле, составленном на деревню Фетиньева, принадлежавшую семейству Воробьевых, мы обнаружили интересный документ, который позволяет под новым углом посмотреть на дворянские имения в уезде. «1844 года Октября 3 дня, – записано в этом документе, – мы нижеподписавшиеся полковник Яков Яковлев, подполковник Павел Яковлев, капитан Иван Яковлев Воробьев, капитан и опекун малолетних Обтяжновых, коллежская асессорша Пелагея Васильева Бартенева, штаб-ротмистрша Любовь Иванова Кобылятская, поручик Афанасий Марков Асонов и коллежский регистратор Алексей Яковлев Воробьев вследствие Высочайшей воли, изложенной в мнении Государственного Совета… положились при г. Тотемском Уездном Судье Пшеницыне общее и через полосное наше владение, состоящее Тотемского уезда… в деревнях Тевигине, Телякове, Юркине, Зубарихе, Рослове, Свертневе, Оникове, Пустоше, Фетиньино и Починке к спокойному и безпорному между нами владения разделить согласно имеемым нами актам».289 «Разделив» свои владения, они тем не менее в разных частях их не размежевали, что нашло отражение в ряде уставных грамот. Впоследствии выкупная операция в этих

РГИА. Ф. 577, Оп. 6. Д. 1509. Л. 43 .

деревнях затянулась в связи с необходимостью уточнить спорные моменты. Если внимательно посмотреть на список помещиков и деревень, становится ясно, что большинство этих помещиков состояли в родстве, и именно их деревни вошли в специальную таблицу, составленную П.А. Зайончковским.290 Действительно, он упоминает деревни Матвеевку, Аниково, Фетьино (точнее, Фетиньево – ЕК), где до реформы у крестьян было 1983 дес. земли, деревни Рослово и Зубориха, где также в пользовании крестьян было 1983 дес .

В деревне Фетиньево помещиков Воробьевых до реформы состояло 700 дес .

675 кв. саж. (на самом деле, в документах указаны 600 дес. 675 кв. саж.291 – ЕК) и те же 600 дес. 675 кв. саж. указаны Зайончковским в деревне «Фетьино» помещицы Леонович… Такие совпадения площадей земли в имениях родственников не могут быть случайными, здесь речь явно идет о неразмежеванных крестьянских наделах в разных частях имений. Говорить, таким образом, о больших процентах отрезки надо весьма осторожно .

П.А. Зайончковский отмечает, однако, «что в 12 грамотах из 18 указывается на произведенную отрезку, при этом в большинстве грамот она составляет огромнейший процент».292 Он вынес в специальную таблицу имения помещиков Бартенева, Воробьева и Леонович, в которых, по его расчету, отрезки составляли от 72 до 83 %.293 Еще один интересный пример представляет имение семейства помещицы И.И. Воропановой.294 Им принадлежали 4 деревни, где числилось по ревизии 122 тяглых и 1 дворовый .

Ситуация в этом имении была для исследователя реформы совершенно неопределенной. В грамоте сообщалось, что «всей земли в общем пользовании по плану генерального межевания было 9621 дес. 1451 с.», причем крестьяне пользовались землей в «неопределенном количестве». Повинности крестьян также невозможно как-то оценить. Известно, что одна половина крестьян была на издельной повинности, другая – на оброке, причем они ежегодно менялись .

Зайончковский П.А. Проведение в жизнь крестьянской реформы 1861 г. М.,

1958. С. 293 .

РГИА. Ф. 577, Оп. 6. Д. 1509. Л. 61 .

Зайончковский П.А. Проведение в жизнь …С. 292 .

Там же. С. 293 .

РГИА. Ф. 577, Оп. 6. Д. 1510 .

Формально после освобождения крестьяне получили обычные 7 дес. земли на душу и стали вносить по 9 руб. оброка с души. Между тем все эти расчеты вызывают сомнения из-за указания, что «за крестьянами сохраняется пока вся земля, которой они пользовались» .

Интересно, что пролить свет на эту ситуацию может запись в таблице в Материалах редакционных комиссий. Действительно, в имении Воропановых «Сц .

Княжево с дер.» проживало 122 крестьянина и 1 дворовый (всего 42 двора), таким образом, в этом имении было свыше 100 душ, и оно попало в список крупных владений Тотемского уезда.295 Указание на повинности крестьян в этом имении носит двоякий характер. Во-первых, имеются сведения о 42 «издельных тяглах», однако есть и комментарии к этой цифре, вынесенные в Приложение .

«Крестьяне, – записано в таблице, – в отношении отправления господских повинностей разделяются на 24 повытка (надела на душу – ЕК), в которых работников мужского пола от 16 до 60 лет – 68 и состоит часть на изделии, часть на оброке с платежом 12 руб. с повытка».296 Денежный оброк с тягла указан в таблице равным 12 руб .

Что же касается земли в имении, то усадебной – было 6 дес. (по 0,05 дес. на душу), про лес сказано только, что крестьяне «пользуются им на постройки и отопление», всего же земли у крестьян (под усадьбою, пашней и сенокосом) – 621 дес., или по 5,09 дес. на душу .

У помещика в имении было 12 234,45 дес. удобной и неудобной земли, из них «кустарнику и лесу» 9036,73, всей же удобной на душу – 110,28 дес .

Остается вспомнить приведенное нами ранее описание дер. Княжево, в которой «жители имеют возможность возделывать землю в таком объеме, в каком позволяют силы» .

Примером маленькой северной деревушки, где проживало всего 5 крепостных (при этом здесь было три владельца: А.И., И.И. и Д.И. Долговы) может служить сельцо Приложения к трудам Редакционных комиссий для составления положений о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости. Сведения о помещичьих имениях .

Т. 1. СПб., 1860. Раздел «Извлечения из описаний имений Вологодской губернии» .

С. 30 .

Там же .

Пуховицино.297 До реформы у крестьян было «всего» (т. е. без указания на качество земли) 58 дес. 1697 кв. саж. земли, кроме того, в общем пользовании с другими владельцами был выгон, составлявший «по показаниям крестьян до 22 дес.». После освобождения бывшие крепостные получили по 7 дес. удобной земли на душу (11 дес .

2100 кв. саж. пашни, выгон (с кустарником и дровяным лесом) и 4 дес. 70 кв. саж. леса) .

Среди удобной находились и 898 кв. саж. неудобной земли, переданные крестьянам безвозмездно .

До реформы крепостные платили 69 руб. оброка, сумма эта после реформы сократилась до 45 руб. (по 9 руб. с души) .

Исходя из этой информации, пуховицинские крестьяне в процессе освобождения могли потерять от 23 до 45 дес. (от 39 до 56 %), поскольку их наделы до реформы могли составить 11,7–16,1 дес. на душу., а после реформы были равны 7 дес .

Платежи в расчете на душу м.п. составляли до реформы 13,8 руб. с души, а после реформы стали равны 9 руб., т. е. уменьшились на 4,8 руб. или на 34,8 %. При пересчете повинностей на дес. получается, что до реформы они составляли 1,18– 0,86 руб., а после реформы – 1,29 коп., т. е. несколько выросли, что говорит об ухудшении положения крестьян .

Еще одним примером ситуации, сложившейся в ходе освобождения крестьян, может служить барщинное имение помещика И.А. Инихова, включающее деревни Фефилатова, Федорова и Ивановская.298 В этом владении до реформы пользовались наделами 62 крестьянина, в 1862 г .

10 из них по различным причинам отказались от своего надела (известно, например, что две души «выбыли по приговору крестьянского схода в Тобольскую губернию») .

Площадь земли, состоявшей у крестьян накануне реформы, по уставным грамотам точно определить нельзя. В грамоте лишь отмечено, что «всей земли в общем с помещиком пользовании» было 534 дес. Так как имение было барщинным, часть помещичьей земли обрабатывалась крестьянами (барщины было «2080 мужских дней и 1560 – женских в год»). После освобождения бывшие крепостные получили 7десятинные наделы и перешли на оброк в 9 руб .

РГИА. Ф. 577, Оп. 6. Д. 1511 .

РГИА. Ф. 577, Оп. 6. Д. 1512 .

В состав крестьянского надела после проведения выкупной операции (произошло это только в 1882 г.) включили 3 дес. 2000 кв. саж. под усадьбами, 57 дес. 1200 кв. саж .

пашенной земли, 85 дес. 2292 кв. саж. покосов, 146 дес. 1608 кв. саж. леса. Еще 7 дес .

1323 кв. саж. неудобной земли бывшим крепостным было дано «сверх надела» .

В 1865 г. крестьяне попросили поменять им часть строевого леса на сенокосы .

В имении помещика В.Н. Обтяжнова было 165 ревизских душ, состоявших на барщине, один крестьянин был отпущен сразу после ревизии. Всей крестьянской земли до реформы насчитывалось «до 1500 дес.», выгон площадью 100 дес. был «в общем с помещиком пользовании». Средний надел составлял в этом имении не менее 9,1 дес .

и не более 10,4 дес. на душу После освобождения надел сократился до 7 дес., в силу чего бывшие крепостные потеряли от 23 до 33 % земли. В состав надела теперь вошли 6 дес. 1020 кв. саж. под усадьбами, 232 дес. 1602 кв. саж. пашенной земли, 103 дес. 1528 кв. саж. покосов, 154 дес. 650 кв. саж. леса, а также «сверх надела», подлежащего выкупу, крестьянам было добавлено 35 дес. 532 кв. саж. Заметим, что учет земли, с точностью до квадратных саженей, был произведен только в 1870 г. и притом «глазомерным измерением» .

После освобождения в селениях вместо барщины был назначен оброк в 9 руб. с души .

Семье Обтяжновых принадлежали в этом уезде еще два владения. У помещицы Е.Г. Обтяжновой, жившей здесь вместе с малолетними детьми, были в собственности селения Тевигина и Юркина,299 а также Аникова.300 Выкуп по этим деревням была зафиксирован в двух делах .

В первых двух деревнях крестьянской земли, определенной «примерно», в силу неразмежеванности,301 было около 550 дес. (следовательно, по 7,7 дес. на каждую из 71 душ). В деревне Аниковой на 85 проживавших там душ м.п. приходилось 600 дес .

(т. е. в среднем, несколько меньше – по 7,1 дес.). После реформы все бывшие крепостные получили по 7 дес .

Таким образом, в первом случае были произведены отрезки 9,6 % земли, а во втором – крестьянские наделы почти не изменились. Из текста уставной грамоты и РГИА. Ф. 577, Оп. 6. Д. 1517 .

РГИА. Ф. 577, Оп. 6. Д. 1518 .

Земля в имении была измерена землемером только в 1882 г .

других содержащихся в деле документов трудно судить о форме повинностей крестьян до реформы, но все-таки с большой долей вероятности можно предположить, что это были оброчные деревни, где, однако, для части крестьян платежи могли быть заменены рубкой леса. В Тевигиной и Юркиной крестьяне платили до реформы оброка 640 руб. (т. е. по 9 руб. 01 коп.), в Аниковой – «более» 845 руб. (т. е. не меньше 9 руб .

94 коп.). После реформы их перевели на девятирублевый оброк .

Если пересчитать дореформенные повинности на дес., видно, что в первых двух деревнях они составляли 1 руб. 17 коп., в Аниковой – 1 руб. 40 коп. После реформы он стал равен 1 руб. 28 коп .

Следовательно, можно утверждать, что хозяйственное положение бывших крепостных в первых двух селениях несколько ухудшилось, а в Аникиной – стало лучше .

В барщинном имении А.И. Панова, включавшем деревни Дьякова, Фролова, Княжева,302 по X ревизии было записано 132 крестьянина и 33 дворовых. Реально пользовались землей до и после реформы 129 крестьян .

Необычна запись, относящаяся к крестьянскому землепользованию накануне реформы. Отмечено, что у крепостных было 603 дес. 2330 кв. саж. земли, но пользовались они наделами в два раза большими… Если это было действительно так, то на душу м.п. здесь приходилось по 9,4 дес. После реформы крестьяне получили 903 дес. (т. е. по 7 дес. на душу), однако в 1883 г., во время проведения выкупной операции, оказалось, что крестьянам, кроме этой земли «в дар» было выделено еще 200 дес. 1800 кв. саж. земли (из них 178 дес. 1285 кв. саж. считалось удобной) .

С учетом подаренной земли душевой надел составил уже 8,4 дес., сократившись только на 1 дес. (или 10,6 %) .

Можно говорить о том, что важным экономическим последствием реформы для крестьян стал их перевод на девятирублевый оброк .

В оброчном имении Д.П. Скворцова303 на 56 душ м.п. «по домашнему измерению»

(«но в натуре больше») было и до, и после реформы 392 дес. земли (т. е. по 7 дес. на душу), платили они и до, и после освобождения одну и ту же сумму в 480 руб. 20 коп .

(по 8 руб. 57 коп. с души). Сказать что-либо об изменении положения этих крестьян вряд ли возможно .

РГИА. Ф. 577, Оп. 6. Д. 1519 .

РГИА. Ф. 577, Оп. 6. Д. 1521 .

И наконец, в селении Петровском помещиков Розиных,304 в пользовании 7 крестьян до реформы (один из них не имел права на надел)305 было 117 дес .

465 саж., после реформы им на 6 душ оставили 42 дес. земли. Отрезки, следовательно, составили 75 дес. 465 кв. саж. (или 64,16 %), при этом оброк сократился с 60 руб. (на все селение) до 54 руб. (что составило по 9 руб. с души) .

Таким образом, крестьяне этого селения понесли после реформы существенный урон, поскольку их земельные наделы сократились больше, чем платежи .

Попробуем подвести некоторые итоги результатов реформы по уезду в целом .

Прежде всего, надо отметить, что в силу немногочисленности помещичьих имений в уезде какие-то далеко идущие выводы будут выглядеть неубедительно .

Можно, конечно, отметить общую для губернии тенденцию – после реформы практически все бывшие крепостные получили по 7 дес. на душу м.п. и стали платить по 9 руб. оброка. Таким образом, «высшие размеры» наделов и платежей, установленные Положениями, стали для местных помещиков ориентиром при проведении реформы .

Не было отмечено и нарушений (так, например, не было иногда, хотя и редко, встречающегося на Северо-Западе России увеличения оброка по сравнению с дореформенными размерами), помещиками была предпринята только одна неудавшаяся попытка попробовать поднять разряд усадьбы с целью увеличить пореформенные платежи выше максимума. Учитывая, что помещичьих имений в уезде мало, проводить расчеты обобщающих статистических показателей, на наш взгляд, не следует из-за их ненадежности. Анализ, проведенный для каждого тотемского поместья, показывает разнообразные ситуации, крайнюю неоднородность картины, большие погрешности в дореформенных показателях. Поэтому даже расчеты средних величин не могут дать убедительного представления о наличии тенденций .

Вместе с тем при рассмотрении показателей для губернии в целом сведения по Тотемскому уезду увеличат общий объем имеющейся информации и помогут создать «критическую массу» данных, при достижении которой начинают более уверенно работать статистические методы. Это позволит получить представление о среднестатистических результатах реализации реформы в рамках губернии .

РГИА. Ф. 577, Оп. 6. Д. 1520 .

Интересно указание на то, что имение Розиных не было мелкопоместным (видимо, в него входили и другие селения) .

Такой вывод полностью совпадает с замечанием К.В. Сивкова, который в рецензии на монографию П.А. Зайончковского еще в 1959 г. писал: «…не должны быть, конечно, оставлены без внимания и уставные грамоты двух названных уездов (по Никольскому уезду их всего 14, по Тотемскому – 18; касаются они только 21/4 тысяч ревизских душ)».306 Для полноты преставления о результатах реформы в этом уезде, сложившегося у современников, можно привести данные, опубликованные в Памятной книжке за 1865 и 1866 гг., «извлеченные из уставных грамот по имениям временно-обязанных крестьян» .

В Тотемском уезде освобожденых крестьян насчитали 1509 душ муж. п., свободу получили также 46 дворовых,307 им было отведено в надел 10 577 дес. 697 кв. саж., удобной земли. При этом у помещиков после наделения крестьян осталось 78 796 дес .

1815 саж.308 Если верить этим цифрам, средняя величина надельной земли на душу муж. п .

составляла 7,01 дес., что является одним из самых больших показателей в Вологодской губернии. Отметим также, что, расчеты, произведенные нами по данным таблицы, содержащей сведения о числе и размерах пореформенных наделов в Тотемском уезде, размещенной в Памятной книжке за 1867–1868 гг.,309 дают нам средний показатель, равный 7 дес. на крестьянский надел. Это является свидетельством того, что в этом уезде все освобожденные крестьяне получили высший размер надела, установленный Положениями 19 февраля 1861 г .

Сивков К.В. П. А. Зайончковский. Проведение в жизнь крестьянской реформы 1861 г. // Вопросы истории. № 1. Январь, 1959. С. 178–181 .

Конечно, такие цифра о крепостном населении в уезде расходятся со всеми, которыми мы оперировали раньше. Но, с другой стороны, они дают представление о точности учета населения в эти годы .

Памятная книжка Вологодской губернии на 1865 и 1866 г. Вологда, 1866 .

Раздел II. Статистические материалы. Паг. 2. С. 4 .

Памятная книжка Вологодской губернии на 1867 и 1868 г., изданная Вологодским губернским статистическим комитетом. Вологда, 1868. Паг. 3. С. 16 .

5.2. Никольский уезд

По данным о крепостном населении Никольского уезда, собранным А.Г. Тройницким,310 здесь накануне реформы «на крепостном праве состояло»

1359 душ м.п. и 41 дворовый м.п. Среди крепостных было также 1499 крестьянок и 52 дворовые женщины. Таким образом, если верить подсчетам Тройницкого, в уезде было 2858 помещичьих крестьян об.п. и 93 дворовых .

Изучавший реформу в Никольском уезде П.А. Зайончковский311 на основании данных Редакционных комиссий насчитал в уезде 1359 душ м.п., из которых 1268 находились на оброке и 91 – на барщине.312 Он рассмотрел 13 уставных грамот и 1 опись для мелкопоместных имений313 и получил, что в них указано на 131 душу м.п .

больше, т. е. 1490 душ, что объяснялось, по его мнению, либо неточностями в сведениях, поступавших в Редакционные комиссии, либо «перемещением некоторой части крепостного населения в период между 1858 и 1861 гг.» .

По «Описаниям помещичьих имений свыше 100 душ», здесь находилось 4 сравнительно больших по северным меркам владения: князя П.В. Вяземского (дер .

Гришино, Душнево и Житниково) со 171 крепостным, С.М. Зубова («сц. Гладвинево с 4 деревнями») – 145 душа м.п., А.П. Кабат в Березниковской волости – 249 крестьян и Веры Петровны Дурново в Кемской волости – 153 ревизских душ.314 Как и для Тотемского уезда, далее последовательно проанализируем ситуацию, сложившуюся в имениях никольских помещиков .

Тройницкий А.Г. Крепостное население в России, по 10-й народной переписи:

стат. исслед. СПб., 1861. С. 29 .

Зайончковский П.А. Проведение в жизнь крестьянской реформы 1861 г. М.,

1958. С. 289–291 .

Скребицкий А. Крестьянское дело в царствование императора Александра II .

Т. III. C. 1244 .

РГИА. Ф. 577. Оп. 6. Д. 1491–1503 .

Приложения к трудам Редакционных комиссий для составления положений о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости. Сведения о помещичьих имениях .

Т. 1. СПб., 1860. Раздел «Извлечения из описаний имений Вологодской губернии» .

С. 30 .

Одно из таких владений, включавшее деревни Борисова и Дмитриева Березниковской волости, принадлежало помещику Кириллу Алексеевичу Дружинину .

В этом имении, доставшемся ему по духовному завещанию от матери, коллежской советницы Надежды Михайловны Дружининой, на момент составления уставной грамоты в августе 1862 г. было 72 души м.п. «Всей земли до обнародования Положения состояло в пользовании крестьян до 504 дес.», из «Примечания» в уставной грамоте следовало, что «это количество означено на основании показания сельского схода при сторонних добросовестных».315 На крестьянские усадьбы приходилось в этих деревнях 2 дес. 2220 с .

На первый взгляд, такому указанию на общее количество дореформенной земли, учитывая упоминание о показании заинтересованного схода и указание с точностью до кв. саженей размера усадеб, можно было бы относиться с доверием. Однако не надо забывать, что высший размер пореформенного надела в Никольском уезде был равен 7 дес. на душу (так как находился в 9-й местности 1-й нечерноземной полосы), и, таким образом, на 72 крестьянина общий размер надела должен был составить именно 504 дес. Как это случалось и ранее, это может говорить о том, что «дореформенная»

крестьянская земля была «оценена» уже после опубликования Положений 19 февраля 1861 г., и сведения были «подтянуты» в соответствии с его нормами .

Далее в уставной грамоте можно прочитать: «Так как состоящее ныне в пользовании крестьян … количество земли соответствует высшему душевому размеру, то и предоставляется состоящее ныне в пользовании их 504 дес. Пределов крестьянского надела в настоящее время обозначить нельзя, потому что крестьяне означенных деревень имеют общее чересполосное с временно-обязанными крестьянами Г. Зубовой и со свободными хлебопашцами». Такая запись подтверждает наши сомнения относительно точности в записи размеров дореформенной земли .

Среди документов дела имеется также «Вводный лист», датируемый 1856 г., в котором присутствуют списки крестьян и упомянутых ранее вольных хлебопашцев .

С землей, поступившей крестьянам, разобрались только к 1883 г., когда были подготовлены выкупные документы. Здесь все встало на свои места: «Крестьянам д. Дмитриевой предоставляется за выкуп земель: усадебной 1900 с., пашни – 49 дес .

327 с., перелогу – 1 дес. 250 с., дровяного лесу – 33 дес. 2323 с. Итого 85 дес. удобной и неудобной 3 дес. 1329 с.; д. Борисовой усадебной – 4 дес. 1253 с., пашни – 347 дес .

РГИА. Ф. 577. Оп. 6. Д. 1493. Л. 12 .

710 с., перелогу – 3 дес. 1299 с., мешаного лесу – 4 дес. 1287 с., лесу по мокрому грунту – 34 дес. 1071 с. Итого: 398 дес. удобной и 3 дес. 1866 с. неудобной». Крестьяне также получили покосы по рекам (21 дес.). И таким образом, общий размер земли составил 504 дес., т. е. по 7 дес. на душу. Более того, крестьяне получили безвозмездно сенных покосов 59 дес. 1900 с. и 35 д. 718 с. неудобной земли. «Всего же вместе с подаренной удобной землей у них стало 563 дес. 1900 с.».316 В выкупном деле отмечено, что уставная грамота не была подписана крестьянами. В конце этого документа было сделано примечание: «Грамоту эту составил исполняющий обязанности мирового посредника по Никольскому уезду надворный советник Петр Тетерин … Особое присутствие, заменяющее Уездный мировой съезд, рассмотрев эту грамоту и найдя, что она составлена правильно, оную утверждает…».317 Примерно такая же ситуация складывается и с крестьянскими платежами. Из уставной грамоты известно, что крестьяне состояли на оброке, выплачивая «до 600 руб.».318 В выкупном акте приведены примерно те же сведения: «До реформы с тягла платили по 15 руб. с серебром, а с 40 тягол – 600 руб., это составляет по 8 руб .

33 коп. с души». Поскольку этот оброк ниже высшего размера он и остался таким после реформы.319 Таким образом, если верить этим данным, ситуация в этом имении в ходе реформы почти не изменилась, однако в полной мере доверять этому нельзя .

В Никольском уезде было расположено одно из имений князей Вяземских,320 включавшее деревни Душнева, Житникова и Грушина .

В начале 1860-х гг., когда составлялась уставная грамота, оно принадлежало князю Павлу Васильевичу Вяземскому, а затем распродавалось по частям. Имение следовало отнести к числу крупных, поскольку в Душневе было записано по X ревизии 68 крестьян и 4 дворовых, в Житникове («вместе с Марковым починком») – 89 крестьян, в Грушине – 15. Дворовые Вяземского отказались от получения земли, и наделены ею после реформы были 172 души .

РГИА. Ф. 577. Оп. 6. Д. 1493. Л. 28–28 об .

Там же. Л. 13 .

Там же. Л. 12 об .

Там же. Л. 6 .

РГИА. Ф. 577. Оп. 6. Д. 1503 .

Землей крестьяне до реформы «пользовались в неопределенном количестве», а после освобождения все они получили «высший размер» в 7 дес. на душу м.п., «сверх этой земли все остальное поступает в непосредственное распоряжение помещика»

(всего же земли в поместье «по планам Генерального межевания» было 5400 дес.).321 Крестьяне имения состояли на оброке и платили до реформы по 7 руб. с души .

Эти платежи остались за ними после освобождения, «хотя за такой надел и полагался бы после реформы оброк в 9 руб.». Особых выгод для крестьян расположение имения не представляло, усадьбы были отнесены к низшему 1-му разряду и попыток поднять оброк предпринято не было. Грамота была подписана крестьянами в августе 1862 г .

В дальнейшем процедура выкупа отдельных деревень этого имения затянулась на долгие годы. После реформы оно не раз переходило из рук в руки. В августе 1874 г .

часть этого имения (дер. Грушина) приобрел («по купчей крепости») от князей Александра Васильевича и Владимира Васильевича Вяземских (которые, видимо, стали владельцами после Павла Васильевича) «флота капитан-лейтенант» барон Иван Антонович Штакельберг, на имя которого в 1888–1891 гг. составлялись выкупные документы. Новый владелец вновь продал часть этой земли и в связи с тем, что от покупателя поступила жалоба (связанная с нарушением прав крестьян), дело о выкупе затянулось до 1891 г. Другие деревни этого имения были переведены на выкуп гораздо раньше .

Из дела можно понять, что платежи крестьян после реформы остались без изменения, а что произошло с наделами – не ясно .

Поскольку в этом имении было свыше 100 душ м.п., оно попало в «Описание»

таких имений.322 В соответствии с ним здесь проживали 171 крестьянин и 5 дворовых .

Они составляли 73 оброчных тягла. У крестьян до реформы было 6 дес. усадебной земли (по 0,04 дес. на душу). Интересно, однако, другое. В разделе «крестьянская земля» здесь указано, что у крепостных было 2766,11 дес. (по 16,18 дес. на душу) «под усадьбами, пашнею, сенокосом и лесом», а у помещика (за крестьянским наделами) РГИА. Ф. 577. Оп. 6. Д. 1503. Л. 8 об .

Приложения к трудам Редакционных комиссий для составления положений о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости. Сведения о помещичьих имениях .

Т. 1. СПб.,1860. Раздел «Извлечения из описаний имений Вологодской губернии» .

С. 31 .

было еще 3000 дес. Если сложить эти две цифры, мы получим сумму, близкую к указанной в выкупном деле для всего имения .

Если согласиться с данными «Описаний», мы можем совсем по-другому оценить результаты реформы в этом имении. Сокращение средних наделов в этом случае составило 9,18 дес. или 56,7 %. Таким образом, в имении произошло огромное сокращение удобной земли. Что же касается крестьянских оброков, то они указаны в «Описаниях» не совсем обычно «по 14 руб. 28 2/3 коп. с тягла» (т. е. в сумме 1043 руб.) с добавлением о том, что к оброчным повинностям есть и прибавление «по 2 пары белок и по 1 горностаю». Даже без учета «белок и горностая», на душу м.п. в этом имении оброк должен был составить около 6 руб. Если это было так, то повинности в имении были увеличены на руб. (т. е. на 16,7 %), чего по «Положению» 19 февраля 1861 г. делать было нельзя .

Таким образом, мы имеем кардинально различающиеся ситуации, проанализированные на основании разных источников .

На это же имение, видимо на непроданную часть, отдельно были составлены в 1867 г. выкупные документы, на этот раз на имя П.В. Вяземского. В выкупаемой части тех же деревень числилось в Душневе 4 дворовых и 60 крестьян, в Житникове (с Марковым починком) 15 крестьян. До реформы пользовались землей и получили ее после освобождения 72 души м.п. Так же, как и в предыдущем случае, в уставной грамоте указано только общее количество земли в имении и сделано примечание, что «крестьяне пользовались землей в неопределенном количестве». После реформы все они получили по 7 дес. на душу м.п. и стали «платить прежний оброк» по 7 руб.323 Еще одно дело, имеющее отношение к этим владениям, связано с проведением выкупной операции Н.А. Неведомской и И.А. Штакельбергом «в частях» деревни Грушиной, которая проходила в 1886 г. В деле фигурируют те же 15 душ Штакельберга и еще 46 душ, принадлежавших до реформы Неведомской.324 У последних до реформы было «всей земли около 322 дес.». Эту же землю (по 7 дес. на душу) они получили после реформы. Интересно примечание о том, что землей крепостные «пользовались в общем чрезполосном пользовании с крестьянами других 5-ти владельцев».325 Только к 1886 г. с наделами, наконец, разобрались, и выкупная операция была осуществлена .

РГИА. Ф. 577. Оп. 6. Д. 1492 .

РГИА. Ф. 577. Оп. 6. Д. 1500 .

РГИА. Ф. 577. Оп. 6. Д. 1500. Л. 12 об .

Это примечание дает также представление о том, насколько неточными должны были быть сведения во всех этих владениях о дореформенных крестьянских наделах .

Крестьяне Неведомской платили до реформы 335 руб. 71 коп. c души м.п. Эта же сумма сохранилась и после реформы .

В том же уезде было расположено имение помещицы В.П. Дурново, состоящее из деревень Путилова, Горки и Серпова.326 Здесь проживало 153 крестьянина и 21 дворовый. Для этого имения из двух уставных грамот известно только общее количество земли в имении, составлявшее около 7 тыс. дес. Там же присутствует указание на то, что «крестьяне пользуются землей в неопределенном количестве» .

Всего получили землю после реформы по 7 дес. руб. на душу м.п. 149 крестьян. До реформы часть из них исполняла барщину, другие – были на оброке («по 50 руб .

серебром с тягла, а по 70 ассигнациями»).327 После реформы все они были переведены на оброк по 9 руб. с души .

Сведения об этом имении попали в «Описания», составленные в Редакционных комиссиях.328 Данные о числе крестьян и дворовых в этом описании полностью совпадают. Соответствует сведениям уставных грамот и содержащееся здесь примечание о том, что «количество земли, находящейся в пользовании крестьян, не показано, а сказано, что из общего количества земли в имении 8809,30 дес. крестьяне наделены усадебною, пахотною и сенокосною землею, прочими же угодиями пользуются по мере надобности с разрешения помещицы». Любопытно указаны в «Описании» повинности крестьян. Они платили по 20 руб. с тягла и кроме того поставляли помещику по паре рябчиков и по 8 аршин холста, а также ежегодно отрабатывали по 5 дней и поставляли 1 подводу в течение двух или трех лет.329 Еще одно значительное по местным представлениям имение принадлежало в Никольском уезде семейству Зубовых. В 1870–1871 гг. было оформлено дело по переводу на выкуп крестьян двух деревень Верховины и Старины, расположенных в РГИА. Ф. 577. Оп. 6. Д. 1494 .

Там же. Л. 36 .

Приложения к трудам Редакционных комиссий для составления положений о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости. Сведения о помещичьих имениях .

Т. 1. СПб.,1860. Раздел «Извлечения из описаний имений Вологодской губернии» .

С. 31 .

Там же .

Кемской волости и принадлежавших Степаниде Михайловне Зубовой.330 В этом владении проживало 95 душ м.п., «всей земли в пользовании крестьян до обнародования Положений состояло по указанным деревням 790 дес.», а получили они после реформы по 7 дес. на душу («665 дес. удобной земли в пашнях и покосах»).331 Таким образом, размеры крестьянской земли сократились на 125 дес. или 15,8 % .

Что же касается повинностей, то они остались без изменения. Крестьяне и до, и после реформы состояли на оброке и платили 718 руб. в год (по 7 руб. 55 коп. с души м.п.) .

В 1881 г. перешли на выкуп крестьяне деревни Каинова в той же Кемской волости .

Деревня принадлежала «девицам из дворян Елизавете, Александре, Вере Николаевнам Зубовым и Татьяне Николаевне Иваницкой, урожденной Зубовой».332 «Всей земли» до реформы у них было на 23 души м.п. около 200 дес., а после реформы им было выделено по 7 дес., т. е. 161 дес. удобной земли (и еще 5 дес. 1874 саж. неудобной). Скорее всего, эти 5 дес. неудобной земли входили в состав дореформенных 200 дес., и таким образом с осторожностью можно сказать, что отрезано у крестьян было около 17 % земли. Крепостные Зубовых состояли до реформы на оброке, уплачивая ежегодно по 118 руб. 35 коп. (т. е. по 5 руб.14 коп. с души). Этот же оброк сохранился за ними и после реформы. Крестьяне при ознакомлении с уставной грамотой «никаких законных возражений не сделали» и «руку приложили» .

В 1883 г. была заключена выкупная сделка в еще одном владении, принадлежавшем Степаниде Михайловне Зубовой, дер. Борисова. Здесь до реформы было 5 дворовых и 27 крестьян, двое из последних «до обнародования Положений не пользовались землей и в настоящее время надела получить не изъявили желания».333 До реформы «всей земли в пользовании крестьян было около 200 дес.», однако «пределов крестьянских наделов обозначить нельзя, потому что крестьяне деревни Борисова имеют общее чресполосное владение с временно-обязанными крестьянами РГИА. Ф. 577. Оп. 6. Д. 1495 .

Там же. Л. 15 об .

РГИА. Ф. 577. Оп. 6. Д. 1496 .

РГИА. Ф. 577. Оп. 6. Д. 1497. Л. 14 .

г. Дружининой и князя Вяземского».334 Видимо, из-за разбора с этой чересполосицей дело о выкупе затянулось до 1883 г .

После реформы крестьяне получили по 7 дес. на душу. Если верить данным о дореформенном наделе, то отрезка составила здесь около 12,5 % .

Так как крестьяне состояли до реформы на оброке и платили 181 руб. 52 коп .

серебром со всего селения (а с души по 7 руб. 26 коп.), этот оброк, меньший 9 руб., и был за ними сохранен .

Для всех деревень, принадлежавших этому семейству, характерно наделение крестьян землей после реформы по 7 дес., и сохранение бывшего до 1861 г. оброка .

Земля у крестьян отрезалась в пределах 12–17 % .

Поскольку в имении Зубовой было свыше 100 ревизских душ, оно попало в Материалы Редакционных комиссий.335 В описании имения указано, что здесь проживало 145 крестьян и 2 дворовых человека, до реформы у них было 462,12 дес .

удобной земли (т. е. по 3,19 дес. на душу) и 270,46 дес. неудобной. Кроме того, крестьяне пользовались помещичьим лесом с разрешения владельцы. Указано также, что у помещицы было в этом имении 6280,84 дес. кустарника и леса. Состояли крестьяне на оброке и платили по 15 руб. с тягла (или в пересчете на душу м.п. по 8 руб. 12 коп.). Сравнивая данные уставных грамот и Описаний, можно сказать, что трактуется дореформенная ситуация в этих документах по-разному. Прежде всего, в Описании приведен существенно заниженный размер крестьянской дореформенной земли и завышен размер дореформенного оброка .

В трех деревнях помещицы А.П. Кабат, Легитова, Горки и Погорелова, было 265 крепостных. Здесь положение крестьян до реформы было более определенным. В их пользовании «одной удобной земли» состояло «по планам Генерального межевания и крепостным актам» 1165 дес. 967 с.336 После реформы их надел увеличили, до 1590 дес., что составило по 6 дес. на душу. Есть в уставной грамоте и интересное замечание: «Поверка земли в натуре и отрезка оной от лесной дачи произведена РГИА. Ф. 577. Оп. 6. Д. 1497. Л. 14 об .

Приложения к трудам Редакционных комиссий для составления положений о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости. Сведения о помещичьих имениях .

Т. 1. СПб., 1860. Раздел «Извлечения из описаний имений Вологодской губернии» .

С. 31 .

РГИА. Ф. 577. Оп. 6. Д. 1499. Л. 6 .

г. Никольским уездным землемером». Не совсем ясно, однако, что произошло с этим лесом. Возможно, у крестьян была отрезана часть лесных угодий и заменена на другую «удобную» землю, возможен, однако, и другой вариант, когда часть помещичьего леса была «отрезана» от лесных угодий помещика и добавлена крестьянам .

До реформы крестьяне этого имения состояли на смешанной повинности:

«платили по 16 руб. с тягла и ходили на господские работы».337 После реформы 254 человек перешли на оброк (по 8 руб. 55 коп. с души), а еще 11 душ, которые были перечислены поименно, пожелали остаться на барщинных работах. Эта ситуация сохранялась до 1865–1866 гг., когда имение было переведено на выкуп .

Таким образом, анализируя ситуацию в этом имении, мы можем сказать только, что количество крестьянской земли в ходе реформы увеличилось на 36,5 % .

Поскольку в имении А.П. Кабат проживало свыше 100 душ м.п., оно попало в Материалы редакционных комиссий.338 Сами селения здесь не указаны, отмечено только, что имение находилось в Березниковской волости Никольского уезда. Всего у крестьян, которых числилось 249 душ м.п., было в пользовании до реформы 1577,17 дес., по 6,33 дес. на душу м.п. У помещицы в этом имении оставалось 92,84 дес. «занадельной земли». Описан и характер крестьянских повинностей, 16 руб .

оброка с тягла и 6 летних дней издельной повинности. В целом, с некоторыми коррективами данные в этом имении по двум источникам вполне сопоставимы. Можно, однако, обратить внимание на некоторое расхождение в описании крестьянской земли до реформы. Если верить данным Описаний, то количество земли у крестьян осталось после реформы практически тем же .

В Никольском уезде было расположено еще одно владение ранее упоминавшейся нами помещицы Н.А. Неведомской, которое было переведено на выкуп в 1863–1864 гг .

Здесь, в деревне Беликовой с починком накануне реформы проживало 107 крестьян, у которых в пользовании состояло «около 800 дес. земли».339 После реформы все они получили по 7 дес. земли, что составило 749 дес. на все крестьянское общество. Если РГИА. Ф. 577. Оп. 6. Д. 1499. Л. 6 об .

Приложения к трудам Редакционных комиссий для составления положений о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости. Сведения о помещичьих имениях .

Т. 1. СПб.,1860. Раздел «Извлечения из описаний имений Вологодской губернии» .

С. 31 .

РГИА. Ф. 577. Оп. 6. Д. 1500. Л. 12 .

верить цифре о дореформенном количестве крестьянской земли, то можно говорить о том, что крестьянские наделы сократились примерно на 6,3 %. В этой оброчной деревне до реформы крестьяне платили 754 руб. 28 коп. оброка (по 7 руб. 14 коп. с души м.п.), в соответствии с Положением этот же оброк сохранился у крестьян Неведомской и после реформы .

В 1882 г. была закончена выкупная операция в имении С.Н. Саблиной, владевшей сельцом Малышево и деревней Слободка. К началу 1860-х гг. в числе владельцев этого имения упоминается подпоручик Н.Н. Бестужев-Рюмин. По уставной грамоте в Малышево проживали 2 дворовых и 29 тяглых крестьян.340 Один дворовый был отпущен, а второй подлежал наделению землей «на равных правах с крестьянами». Со ссылкой на план 1853 г., в уставной грамоте было указано, что «всей земли в пользовании крестьян было до 481 дес. 1000 с.». После реформы их наделы резко сократились. Крестьяне получили по 7 дес. на душу, а в сумме на 30 душ – 210 дес. До реформы они находились на барщине, а после перехода на выкуп стали платить причитавшийся за высший размер надела оброк по 9 руб. с души .

Интересно, что в этом деле находится еще один документ, связанный с этими же деревнями. Это «Опись» для имения наследников дворянина В.В. Зверева. Скорее всего, это документы на две части одного и того же имения. В этой части речь идет о 9 наделенных крестьянах, у которых до реформы было «примерно до 80 дес. удобной земли». После реформы они получили по 7 дес. на душу, но поскольку до реформы они состояли на оброке и платили по 6 руб. 66 коп. с души, этот оброк не увеличили до 9 руб., а оставили прежним.341 В Докладной записке о выкупе, который происходил сразу на две части имения, указывается, что в свое время было составлено две уставные грамоты .

Попробуем подвести некоторые итоги анализа ситуации в отдельных имениях Никольского уезда .

Прежде всего, следует отметить, что объем имеющейся по этому уезду информации не позволяет сделать какие-то обобщающие выводы с применением статистического аппарата. Особенно сложно проанализировать дореформенное крестьянское землепользование. П.А. Зайончковский считал, что определить количество земли, находившей в пользовании крестьян до реформы, невозможно,

РГИА. Ф. 577. Оп. 6. Д. 150. Л. 10 .

Там же. Л. 12 .

поскольку в 5 грамотах надел не был указан вовсе, а в 6 земля была показана примерно. Только в 3 документах надел был указан, но, по мнению автора, «точность»

этого указания довольно относительна.342 Несколько проще обстоит дело с пореформенными наделами и платежами. Так, еще современники реформы на основании уставных грамот получили представление о пореформенной крестьянской земле. В Памятной книжке за 1865 и 1866 г. приведены сведения, «извлеченные из уставных грамот по имениям временно-обязанных крестьян». В Никольском уезде речь идет о 1320 крестьянах и 1 дворовом, которым было отведено в надел 8982 дес. 697 кв. с., удобной земли и еще «сверх надела» ими было приобретено 151 д. При этом у помещиков после наделения крестьян осталось 14694 дес. 705 кв. с.343 Если верить этим цифрам, средняя величина надельной земли на душу м. п .

составляла к этому времени 6,80 дес., еще 0,11 дес. на душу крестьянам было предоставлено сверх надела. Еще один показатель среднего пореформенного размера надела в Никольском уезде дает нам таблица, включающая данные о числе и размерах пореформенных наделов, приведенная в Памятной книжке за 1867–1868 гг.344 Здесь на 1321 надел приходится 9133 дес., т. е. 6,91 дес. в расчете на надел .

В целом можно прийти к выводу о том, что результаты реформы в Никольском уезде, связанные с изменением наделов и платежей, могут быть получены с большой осторожностью, и какого-то объективного тренда получить не удается .

Зайончковский П.А. Проведение в жизнь крестьянской реформы 1861 г. М.,

1958. С. 289–290 .

Памятная книжка Вологодской губернии на 1865 и 1866 г. Вологда, 1866 .

Раздел II. Статистические материалы. Паг. 2. С. 4 .

Памятная книжка Вологодской губернии на 1867 и 1868 г., изданная Вологодским губернским статистическим комитетом. Вологда, 1868. Паг. 3. С. 16 .

–  –  –

Таблица 6.1 .

2 Распределение наделов оброчных крестьян Кадниковского уезда до и после реформы 1861 г. (имения с точно измеренной землей) .

50 % выборка

–  –  –

Таблица 6.1 .

3 Распределение наделов оброчных крестьян Кадниковского уезда до и после реформы 1861 г. (имения с точно измеренной землей) .

10 % и 20 % выборки

–  –  –

Таблица 6.1 .

5 Средние размеры крестьянской земли (в дес.) и коэффициенты вариации (в %) до и после реформы у различных категорий крестьян Кадниковского уезда

–  –  –

Таблица 6.2 .

2 Распределение наделов барщинных крестьян и крестьян на смешанной форме эксплуатации Грязовецкого уезда до и после реформы 1861 г .

(имения с точно измеренной землей)

–  –  –

Таблица 6.3 .

1 Распределение наделов оброчных крестьян Вологодского уезда до и после реформы 1861 г. (имения с точно измеренной землей) .

50 % выборка

–  –  –

Таблица 6.3 .

2 Распределение наделов барщинных крестьян и крестьян на смешанной форме эксплуатации Вологодского уезда до и после реформы 1861 г .

(имения с точно измеренной землей). 50 %-я выборка

Pages:     | 1 ||



Похожие работы:

«Философская антропология 2017. Т. 3. № 1. С. 179–185 УДК 101.9 + 128 DOI: 10.21146/2414-3715-2017-3-1-179-185 КНИЖНЫЙ ДИСКУРС Павел ГУРЕВИЧ доктор философских наук, доктор филологических наук, профессор, главный научный сотрудник сектора истории антропологических учений. Инсти...»

«Теория относительности В среде продвинутых спиннингистов вопрос "На что?", возможно, и не считается признаком дурного тона, но уж точно не проходит как самый важный и животрепещущий. Вот, например, звонит один другому, чтобы поинтересоваться итогами...»

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР О Т Д Е Л Е Н И Е Л И Т Е Р А Т У Р Ы И ЯЗЫКА ЛИТЕРАТУРНЫЕ ПАМЯТНИКИ И. А. К Р Ы Л О В БАСНИ ИЗДАНИЕ ПОДГОТОВИЛ А. п. м о г и л я н с к и й ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК С С С Р МОСКВА ЛЕНИНГРАД РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ СЕРИИ "ЛИТЕРАТУРНЫЕ ПАМЯТНИКИ" Академик В.П.ВОЛГИН (пр...»

«Язык, сознание, коммуникация: Сб. статей / Ред. В.В. Красных, А.И. Изотов. М.: "Филология", 1998. Вып. 5. 124 с. ISBN 5-7552-0124-2 К истории музыкальной терминологии © кандидат филологических наук Н. Г. Ткаченко, 1998 Культурологический аспект в обучении русскому языку иностранных учащихся, не...»

«Российская академия наук Карельский научный центр Институт языка, литературы и истории МЕЖКУЛЬТУРНЫЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В ПОЛИЭТНИЧНОМ ПРОСТРАНСТВЕ ПОГРАНИЧНОГО РЕГИОНА Материалы международной научной конференции, посвященной 75-летию Института языка, литературы и истори...»

«ИСТОРИЯ ПОЯВЛЕНИЯ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ЭТНОНИМОВ ОРОКОВ САХАЛИНА Анатолий Фёдорович Старцев, доктор исторических наук, Институт истории археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН, Владивосток E-mail: starcev.42@mail.ru Аннотация В начале ХХI в. по этногенезу и этнической истори...»

«ИНФОРМАЦИОННЫЙ ВЕСТНИК САРАТОВСКОГО ОБЛАСТНОГО МУЗЕЯ КРАЕВЕДЕНИЯ Выпуск 10 Выпуск 97 январь нОябрьнОябрь-декабрь 2012 года 2003 года ПАДАЛ ПРОШЛОГОДНИЙ СНЕГ 14 января в рамках акции "Субботний вечер в музее" п...»

«О.В. Сергиева Калейдоскоп религий и коммунистический режим: загадка Острова Свободы Куба – совершенно уникальный остров не только как единственное социалистическое государство на Латиноамериканском континенте, но и в смысле религиозной обстановки, обусловленной сосуществованием различных религий. Это государство не от...»

«А. В. ШАРОВА Шарова Антонина Владимировна кандидат исторических наук доцент, факультет гуманитарных наук, Национальный исследовательский университет "Высшая школа экономики" Россия, 105066, Москва, Старая Басманная ул., 24/1, стр. 3 Тел.: +7 (495) 772-95-90 *22898 E-mail: asharova@hse.ru...»

«Приложение Институт Естественных наук Направление 21.03.03 Геодезия и дистанционное зондирование (код, наименование) Образовательная программа Геодезия и дистанционное зондирование (Магистерская программа) Область профессиональной деятельности: Описание образовательной получение информации о поверхности и физических полях...»

«Правительство Российской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Национальный исследовательский университет "Высшая школа экономики" Факультет права Программа дисциплины "История политической и правовой мысли России" для направления 40.04.01...»

«№4 ноябрь, 2012. Лицеист Музей – это сокровищница духовной жизни народа. Каких только музеев нет на земле! В них собрано по крупицам то, что несет в себе историю, культуру, богатейший опыт человечества. О школьном музее страноведения мы беседуем с директором Старокрымског...»

«Программа для магистратуры специальностей: 6М020500 Филология: тюркские языки", прием 2017 г. Методология современной лингвистической тюркологии 1. Современные тюркские языки: классификация по языковым группам 2. Генеалогическая классификация со...»

«Rif. 2990 Лионард срл via dei Banchi, 6 ang. Piazza S. Maria Novella 50123 Firenze, Italia Тел. +39 055 0548100 Факс. +39 055 0548150 ИНН 01660450477 REA PT 173842 Уставной капитал 30.000 Евро www.lionard.com...»

«ИНТЕРВЬЮ С СОФРОНОВЫМ М.В. INTERVIEW WITH: MIKHAIL V. SOFRONOV Проект: Китаеведение – устная история Выполнено при поддержке международного гранта РГНФ – Национальный Научный Совет Тайваня (ННС) 2012, проект № 12-21-10000, 8122100100007 Supported by the Russian Humanitarian Scientific Foundati...»

«Медведев Александр Валерьевич АНГЛОСАКСОНСКОЕ ЗАВОЕВАНИЕ БРИТАНИИ И СТАНОВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ В РАННЕСРЕДНЕВЕКОВОЙ АНГЛИИ Специальность – 07.00.03 – Всеобщая история (средние века) Автореферат диссертации на соискание ученой сте...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Южно-Уральский государственный университет Кафедра истории Ч9.я7 Т415 АРХИВОВЕДЕНИЕ Методические указания Челябинск Издательский центр ЮУрГУ Ч9....»

«Конспект лекций 1. Методология и теория исторической науки. Давно замечено, что общественный интерес к истории усиливается в переломные эпохи. На крутых поворотах общественного развития, ког...»

«Anna Bednarczyk От пейзажа к философской рефлексии (на примере избранных стихотворений Владимира Берязева) Acta Universitatis Lodziensis. Folia Litteraria Rossica nr 3, 33-41 От пейзажа к философской рефлексии.| 33 ANNA BEDNARCZYK d (Polska) ОТ ПЕЙЗАЖА К ФИЛОСОФСКОЙ РЕФЛЕКСИИ (НА ПРИМЕРЕ ИЗБРАННЫХ С...»

«Вестник Томского государственного университета. История. 2014. № 1 (27) ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ РОССИИ УДК 070 В.В. Шевцов "ЕНИСЕЙСКИЕ ГУБЕРНСКИЕ ВЕДОМОСТИ" – ЗАБЫТАЯ ГАЗЕТА ВОСТОЧНОЙ СИБИРИ Исследование выполнено в рамках проекта "Человек в меняющемся мире. Проблемы идентичности и социальной адаптации в истории и современности...»







 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.