WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 

Pages:   || 2 |

«КОСТРИГИНА ЕКАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА Массовые источники по истории крестьянской реформы 1861 г. в Вологодской губернии (современный опыт применения компьютерных технологий и количественног ...»

-- [ Страница 1 ] --

Санкт-Петербургский государственный университет

На правах рукописи

КОСТРИГИНА ЕКАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА

Массовые источники по истории крестьянской реформы

1861 г. в Вологодской губернии (современный опыт

применения компьютерных технологий и количественного анализа

при изучении материалов северных губерний России)

Специальность 07.00.09 –

Историография, источниковедение

и методы исторического исследования

Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Научный руководитель:

доктор исторических наук, профессор С.Г. Кащенко Санкт-Петербург ОГЛАВЛЕНИЕ Введение 6 Основная часть ГЛАВА 1. Изучение последствий реформы 1861 г .

в Вологодской губернии в отечественной историографии 21 ГЛАВА 2. Источники по истории реализации реформы 1861 г .

в Вологодской губернии и методы ее изучения 56

2.1. Источники 56

2.2. Современные методы изучения условий реализации реформы 1861 г. 95 ГЛАВА 3. Некоторые результаты изучения последствий реформы 1861 г. в Вологодской губернии с применением статистических методов и компьютерных технологий 112

3.1. Вологодская губерния в годы «Великих реформ» второй половины XIX в. 112

3.2. Реформа в Кадниковском уезде 129

3.3. Последствия реформы 1861 г. в помещичьей деревне Грязовецкого уезда 149

3.4. Результаты реформы в Вологодском уезде .

Опыт анализа 50 % выборки 173 Заключение 182 Список источников и литературы 188 Приложения 221 Приложение 1. 221 Таблица 1.1. Пространство Вологодской губернии по Б.Я. Швейцеру 221 Приложение 2. 222 Таблица 2.1. Статистические сведения, извлеченные из уставных грамот по имениям временно-обязанных крестьян 222 Приложение 3. 223 Таблица 3.1. Распределение населения

–  –  –

Таблица 6.1 .

4. Распределение наделов оброчных крестьян Кадниковского уезда до и после реформы 1861 года (имения с неточно измеренной землей) 260 Таблица 6.1 .

5. Средние размеры крестьянской земли (в дес.) и коэффициенты вариации (в %) до и после реформы у различных категорий крестьян Кадниковского уезда 261 Таблица 6.1 .

6. Распределение наделов барщинных крестьян и крестьян на смешанной форме эксплуатации Кадниковского уезда до и после реформы 1861 года (имения с точно измеренной землей) 262 Таблица 6.1 .

7. Распределение платежей различных категорий крестьян Кадниковского уезда (руб. серебром) 263 Таблица 6.2 .

Таблицы по Грязовецкому уезду 264 Таблица 6.2 .

1. Распределение наделов оброчных крестьян Грязовецкого уезда до и после реформы 1861 года (имения с точно измеренной землей) 264 Таблица 6.2 .

2. Распределение наделов барщинных крестьян и крестьян на смешанной форме эксплуатации Грязовецкого уезда до и после реформы 1861 года (имения с точно измеренной землей) 265 Таблица 6.2 .

3. Распределение платежей различных категорий крестьян Грязовецкого уезда (в руб. серебром) 266 Таблица 6.2 .





4. Средние размеры крестьянской земли (в дес.) и коэффициенты вариации (в %) до и после реформы у различных категорий крестьян Грязовецкого уезда (точно измеренная земля) 266 Таблица 6.3 .

Таблицы по Вологодскому уезду 267 Таблица 6.3 .

1. Распределение наделов оброчных крестьян Вологодского уезда до и после реформы 1861 года (имения с точно измеренной землей). 50%-я выборка 267 Таблица 6.3 .

2. Распределение наделов барщинных крестьян и крестьян на смешанной форме эксплуатации Вологодского уезда до и после реформы 1861 года (имения с точно измеренной землей). 50%-я выборка 268 Таблица 6.3 .

3. Распределение платежей различных категорий крестьян Вологодского уезда (руб. серебром) 269 Таблица 6.3 .

4. Средние размеры крестьянской земли (в дес.) и коэффициенты вариации (в %) до и после реформы у различных категорий крестьян Вологодского уезда. 50%-я выборка 269

ВВЕДЕНИЕ

Несмотря на то, что со времени проведения крестьянской реформы 1861 г. прошло уже более 150 лет, интерес к ней сохраняется как среди профессиональных историков, так и в широких кругах современного российского общества, а исследования, связанные с освобождением крестьян в Российской империи, остаются актуальными. Свидетельством этого могут служить итоги обсуждения проблемы на многочисленных конференциях и семинарах, организованных в научных и образовательных учреждениях страны и за рубежом в юбилейном 2011 г.1 Важное место на этих конференциях заняло обсуждение проблем российской модернизации в XIX в., где вновь рассматривались объективные и субъективные предпосылки «Великих реформ». Внимание было уделено и вопросам экономических последствий освобождения крестьян, теме, которая традиционно занимала видное место в Анализ результатов этих конференций см., например: Александр II .

Трагедия реформатора: люди в судьбах реформ, реформы в судьбах людей. Сборник статей. СПб., 2012; Кащенко С.Г. Отмена крепостного права в Олонецкой губернии. Петрозаводск, 2012. С. 4–6; Великие реформы и модернизация России. Материалы научно-практической конференции, посвященной 150-летию отмены крепостного права. 3 марта

2011. СПб., 2011; Великая крестьянская реформа 1861 года и ее влияние на развитие России. Сборник докладов Всероссийской научной конференции, посвященной 150-летию отмены крепостного права. 4–5 марта 2011 г. М., 2011 и др .

отечественной историографии. Анализ модернизационных процессов, активно происходивших в середине XIX в. в экономике империи, вновь поставил перед историками задачу изучения экономических последствий российских аграрных реформ, среди которых важное место заняла реформа 1861 г. Следует отметить, что историки вновь обратили повышенное внимание на эту реформу и в 2017 г., когда активизировалось изучение предпосылок и итогов Русской революции 1917 г .

Вместе с тем, и сегодня результаты крестьянской реформы исследованы в границах Российской империи далеко неравномерно. Ее итоги в ряде крупных регионов страны требуют уточнения, а иногда и нового осмысления .

Изучение реформы в Вологодской губернии видится актуальным по ряду причин .

Во-первых, это была одна из крупнейших губерний на Севере страны, в которой в значительном размере существовало помещичье землевладение. Необходимость завершения работ по анализу результатов реформы в этом регионе, которые велись историками СПбГУ на протяжении последних лет с широким применением компьютерных технологий и современных математико-статистических методов, сделало актуальной задачу изучения вологодской деревни .

Во-вторых, опыт работы с материалами уставных грамот и выкупных актов, накопленный при исследовании северных уездов Новгородской и Олонецкой губерний, выявил теоретическую задачу – разработку новой, более точной методики изучения больших массивов документов, ряд показателей в которых либо отсутствует, либо отличается «неопределенностью» .

В-третьих, поскольку на сегодняшний день, из-за огромного объема архивных материалов, пока еще не написана обобщающая работа по истории реализации реформы 1861 г. в масштабах всей страны, основанная на всем массиве дел о выкупе, хранящемся в Российском государственном историческом архиве (далее – РГИА), следовало адаптировать к данной проблеме методику организации выборочного исследования. Полученные результаты должны были показать, насколько возможно написание обобщающего труда на базе репрезентативной части документов .

В-четвертых, настоящая работа актуальна и потому, что она показывает новые возможности, открывшиеся перед исследователями реформы в связи с проведенным сотрудниками РГИА и Президентской библиотеки в Санкт-Петербурге сканированием материалов Главного выкупного учреждения .

Таким образом, данная диссертация должна способствовать решению целого ряда теоретических и практических задач в области изучения аграрных реформ в России .

Объектом диссертационной работы являются экономические последствия освобождения крестьян на Севере Российской империи .

В качестве предмета исследования выступают комплекс документов по истории реформы в Вологодской губернии, включающий, прежде всего, массив дел о выкупе временно-обязанными крестьянами своих земельных наделов, отложившийся в Ф. 577 РГИА (Главное выкупное учреждение), а также новая методика анализа заключающейся в нем информации .

Применение этой методики даст представление о социальноэкономической обстановке в помещичьей деревне Вологодской губернии в период проведения реформы .

Целью диссертационного исследования являлась разработка и апробация на материалах вологодских уездов новых методов анализа источников по истории освобождения крестьян, способствующих созданию современной концепции условий реализации реформы 1861 г. в крупных регионах Российской империи .

Для достижения цели исследования ставились и решались следующие задачи:

оценить имеющиеся сегодня итоги исследования экономических последствий освобождения крестьян на Севере Российской империи, определить основные тенденции в развитии отечественной историографии реформы и дальнейшие перспективы исследований;

выявить и ввести в научный оборот комплекс источников по истории реформы 1861 г. в Вологодской губернии, установить степень сохранности и репрезентативности источниковой базы;

создать компьютерную базу данных для последующего хранения и обработки формализованных данных, извлеченных из дел о выкупе;

адаптировать математико-статистические методы обработки информации к решению проблем, связанных с изучением крестьянских наделов и платежей и их трансформации в процессе реформы;

учитывая различную степень надежности ряда дореформенных показателей, содержащихся в уставных грамотах, необходимо определить «степень устойчивости» полученных результатов путем расчета показателей вариации и «доверительных интервалов»;

для апробации предлагаемых методов провести расчеты ряда основных показателей по тем уездам Вологодской губернии, в которых имелось помещичье землевладение;

организовать искусственные выборки разных размеров и показать возможности выборочного метода при анализе больших объемов информации;

сравнить вновь полученные результаты с расчетами, проведенными в ранее опубликованных исследованиях, и объяснить имеющиеся расхождения показателей .

Гипотеза диссертационного исследования строилась на предположении о том, что находящийся в нашем распоряжении комплекс источников по истории реализации реформы 1861 г. в Вологодской губернии, после проведенной верификации и внесения соответствующих коррективов, является большой репрезентативной, естественно сформировавшейся выборкой. В силу этого все статистические расчеты можно будет проводить, используя методику выборочного исследования .

Исходя из того, что методы статистического анализа должны хорошо «работать» на крупных массивах документов и дадут представление об основных тенденциях, проявившихся в процессе наделения крестьян землей и установления пореформенных платежей, предполагалось:

1) получить надежные показатели и вариационные ряды, характеризующие систему крестьянских наделов и платежей; эти показатели должны быть сопоставимы с новейшими результатами ученых Института истории СПбГУ, полученными для других регионов;

2) объяснить и оценить (с определенной вероятностью) имеющиеся в предыдущих работах по изучению экономических последствий реформы в Вологодской губернии разногласия,2 в случае отсутствия так называемой «систематической ошибки», зависящей от автора исследования; это должно быть наглядно показано посредством сравнения вариационных рядов и расчета доверительных интервалов для средних размеров наделов и платежей, полученных в результате группировки имений по уездам и формам повинности .

Предполагалось также, что ряды распределения крестьянских наделов и платежей удастся описать с помощью функций, соответствующих нормальному закону распределения. Об этом можно Результаты, приведенные в работах А.З. Цинмана, Л.В. Беловинского и П.А. Зайончковского, полученные в результате анализа различных источников и различающиеся между собой, приведены в историографической главе настоящей диссертации .

было с большой уверенностью говорить после предварительного анализа (построения гистограмм) пореформенной ситуации в помещичьей деревне в соседних северных и северо-западных губерниях .

Было высказано предположение, что судить о степени и характере трансформации структуры крестьянских наделов и платежей можно будет путем сравнения коэффициентов вариации. Подобное сопоставление дало хороший результат в других губерниях Европейской России .

Предполагалось, что методика, направленная на организацию 10 %, 20 % и 50 % выборки, может на определенном уровне ее формирования давать адекватные происходившим процессам результаты. Это должно было коснуться, в первую очередь, пореформенной ситуации .

Впоследствии эти гипотезы были подтверждены результатами исследования .

Хронологические рамки настоящей работы охватывают время со второй половины 1850-х годов, периода, когда началась активная подготовка крестьянской реформы и появились многочисленные документы, на основании которых можно было судить о предреформенной ситуации в помещичьей деревне,3 до 1880-х годов, периода окончания выкупной операции, времени завершения формирования комплекса дел Главного выкупного учреждения Российской империи – важнейшего источника по истории реализации реформы.4 Речь, прежде всего, идет о материалах X ревизии и итогах деятельности Редакционных комиссий, нашедших отражение в статистических публикациях .

В Ф. 577 РГИА встречаются документы, имеющие отношение к выкупной операции, относящиеся к началу 1890-х гг. Однако столь позднее проведение выкупной операции обычно объясняется существованием каких-то препятствий (например, судебного разбирательства, связанного с Территориальные границы исследования включают, прежде всего, пять уездов Вологодской губернии (Вологодский, Грязовецкий, Кадниковский, Тотемский и Никольский), в которых накануне реформы существовало помещичье землевладение. По мере необходимости полученные результаты сопоставлялись с данными по остальным уездам Вологодской губернии и ряду уездов соседних северных и северозападных губерний, прежде всего, Олонецкой, Новгородской и Вятской .

В качестве источниковой базы данного труда выступает обширный комплекс документов, содержащий информацию об экономических процессах, происходивших в ходе освобождения крестьян в Вологодской губернии .

Основу этой базы составляет массив дел Главного выкупного учреждения Российской империи, отложившийся в Ф. 577 РГИА.5 Эти дела содержат важнейшие документы по истории реформы, копии уставных грамот и выкупные акты, а также большой набор сопутствующих им документов. Всего было изучено около 3500 документов, хранящихся в фондах РГИА. С 2012 г. изучались документы Ф. 577, размещенные на сайте Президентской библиотеки им. Б.Н. Ельцина в Санкт-Петербурге .

Заметное место в процессе работы занял анализ статистических материалов, подготовленных Редакционными комиссиями, Центральным и Вологодским губернским статистическими комитетами. Были проанализированы материалы, содержавшиеся в выпусках Вологодских губернских ведомостей за 1850–1860-е гг .

Методологической основой диссертации стал системный подход, базирующийся на принципах историзма, объективности и научности .

продажей или покупкой земли). Эти документы не оказали какого-то существенного влияния на результаты нашего исследования .

РГИА. Ф. 577. Оп. 6. Д. 1–1523 .

В данном труде нашел свое отражение историко-генетический метод, позволивший рассмотреть зарождение и процесс дальнейшего развития научных исследований в данной области .

Применение проблемно-хронологического метода дало возможность определить важнейшие этапы в развитии историографии реформы 1861 г., установить последовательность возникновения и решения задач источниковедческого характера. В этом плане можно отметить также метод актуализации, благодаря которому стало возможным произвести прогнозирование проблематики исследований в изучаемой области с учетом применения новейших информационных технологий .

В процессе написания работы был использован ряд современных методов исторического исследования с последующей верификацией полученных результатов .

Особое место в работе заняли междисциплинарные методы исследования. Так, широкое применение при анализе экономических последствий реформы нашли математико-статистические методы. Среди последних следует отметить разнообразные методы дескриптивной статистики, широко использованный выборочный метод анализа массовых источников, корреляционный и кластерный анализ. Нашло отражение в диссертационном исследовании применение современных информационных технологий, включая анализ сканированных источников, создание электронных таблиц и использование пакетов прикладных программ .

Были применены методы источниковедческого анализа и вспомогательных исторических дисциплин: палеографии, метрологии, хронологии, топонимики и др .

Достоверность полученных в ходе исследования результатов подтверждается проверками, осуществленными в ходе организации многочисленных выборок разного объема и сравнения выборочных результатов с показателями генеральной совокупности. Производилось сопоставление архивных и опубликованных статистических материалов .

Сравнивались разные, но связанные между собой статистические показатели, характеризующие близкие по своей сути процессы. В качестве «контрольных точек» использовались наблюдения, сделанные по Вологодской губернии историками реформы в 1960–1970-е гг .

Научная новизна исследования состоит в том, что впервые в отечественной историографии разработан ряд новых эффективных методов, позволяющих с применением современных компьютерных технологий работать с большими массивами документов в условиях неполной их сохранности и отсутствия значительной части информации в них содержащейся. Произведена адаптация уже известных статистических методов к исследованию материалов по Вологодской губернии. Впервые проведена проверка эмпирическим путем эффективности этих методов .

Впервые формализованы и введены в компьютерные базы данных сведения по Вологодскому и Кадниковскому уездам. Эта база дополнена вновь рассмотренными материалами Грязовецкого уезда .

С новых позиций и с использованием новых документов и материалов определена степень репрезентативности сохранившихся архивных документов. Произведено сопоставление известных, полученных ранее, статистических данных с целью определения уровней погрешностей в работах статистиков и практиков середины XIX в. по учету населения и в межевых работах .

Впервые на основании новых статистических данных рассмотрены противоречия, содержащиеся в работах 1960–1970-х гг. по истории крестьянской реформы в Вологодской губернии. Рассчитаны новые показатели по ряду вологодских уездов, которые можно сопоставить с результатами, ранее полученными с использованием компьютерных технологий по другим губерниям Российской империи .

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что в ходе него были разработаны и апробированы новые методы изучения результатов реформы 1861 г. в окраинных регионах Российской империи, там, где в силу удаленности от центра, не нашло широкого распространения помещичье землевладение (что ограничило объем изучаемого материала). В этих регионах с должной степенью точности в середине XIX в. не был организован учет населения и имелись большие массивы неизмеренной или неразмежеванной земли. Последнее сказалось на точности записей в уставных грамотах .

Полученные данные о степени трансформации крестьянских наделов и платежей в ходе реформы могут быть использованы при написании работ по экономической истории России, в региональных исследованиях, в специальных учебных курсах по источниковедению и методам исторического исследования в высших учебных заведениях .

На защиту выносятся следующие положения, подтверждающие выдвинутую ранее гипотезу:

1. Историографический обзор работ, посвященный результатам крестьянской реформы, показал, что и сегодня они изучены в границах Российской империи далеко неравномерно. Ее итоги в ряде крупных регионов страны требуют уточнения, а иногда и нового осмысления .

Работы, посвященные Вологодской губернии, были проведены с использованием различных источников, часть которых была нерепрезентативной. Различались и методы исследования, на определенном этапе соответствовавшие современным для того времени представлениям о возможностях статистики и способах организации исходного материала. Это привело к различным результатам, которые не в полной мере давали представления об экономических последствиях реформы. Вместе с тем исследования, связанные с изучением последствий реформы на Севере России, начиная с 1970-х гг. служили своеобразным «полигоном», на котором отлаживалась методика работы с источниками. Это в определенной степени коснулось и Вологодской губернии. Однако за прошедшие 40 лет со времени появления этих работ изменился подход к организации источниковой базы. Использование компьютерных технологий дало возможность обращаться к более сложным и «трудозатратным» математико-статистическим методам. Стало необходимо сопоставить результаты реформы в Вологодской губернии с показателями, полученными с применением новейших методов для Новгородской и Олонецкой губерний .

2. Имеющиеся в предыдущих работах и различающиеся между собой выводы, полученные в ходе изучения последствий реформы в Вологодской губернии, объяснены и оценены с применением вероятностного подхода .

3. Выявленный нами комплекс источников по истории реализации реформы 1861 г. в Вологодской губернии после проведенной нами верификации и внесения соответствующих коррективов представляет собой большую репрезентативную, естественно сформировавшуюся случайную выборку, на основании которой можно успешно проводить статистические исследования любой степени сложности. Полученные на основании анализа этих материалов результаты достаточно надежны и точны .

4. В работе представлена модель изучения основных показателей, дающих представление о тенденциях, проявившихся в процессе наделения крестьян землей и установления пореформенных платежей. На материалах Вологодской губернии построены вариационные ряды, рассчитаны средние и суммарные значения (учтены размеры доверительных интервалов для выборок), коэффициенты вариации .

5. Вариационые ряды крестьянских наделов и платежей до и после реформы удалось описать с помощью функций, соответствующих нормальному и логнормальному законам распределения. В качестве примера приведены результаты, полученные на основе анализа эмпирически полученных данных из уставных грамот и выкупных актов по Грязовецкому уезду Вологодской губернии .

6. Путем сравнения вариационных рядов крестьянских наделов и платежей до и после реформы, а также рассчитанных для Вологодского, Кадниковского и Грязовецкого уездов коэффициентов вариации, получено представление о степени и характере трансформации структуры крестьянских наделов и платежей. Установлено, что пореформенные наделы и платежи группируются в интервалах, содержащих их высшие поуездные размеры. Сформировано представление о статистической модели трансформации системы наделов и платежей в ходе реформы .

7. Анализ ситуации в двух уездах Вологодской губернии, где было широко распространено помещичье землевладение (Вологодском и Кадниковском), показал, что методика формирования 10 %, 20 % и 50 % простой случайной бесповторной выборки, с вероятностью в 95 % дает хорошие результаты, позволяющие получить достаточно надежное адекватное представление о пореформенных наделах и платежах .

Дореформенная ситуация может быть с успехом изучена уже на материалах 50 % уставных грамот и выкупных актов .

8. Рассмотрение ситуации в уездах, где помещичьих имений было весьма мало, а число уставных грамот не превышало 10–15, показало, что здесь статистические методы анализа не работают, выборка оказывается «малой» и дает крайне ненадежные результаты. В этом случае необходимо проводить «монографические исследования» с учетом каждого отдельного случая. Результат рассмотрения двух таких уездов, Никольского и Тотемского, подтвердил вывод, сделанный ранее П.А. Зайончковским о том, что заметить на таком материале какие-то закономерности невозможно .

9. Полученные конкретные результаты для вологодских уездов сопоставлены с современными результатами ученых Института истории СПбГУ, изучавших реформу в последние годы в других регионах России .

Основные выводы диссертационного исследования были представлены на международных межвузовских научных конференциях «Состояние и перспективы социально-экономического развития СевероЗапада России» (Выборг, 2010, 2013), Международном семинаре «Население Карелии и карельская семья» (Университет Yoensuu .

Финляндия, 2003), Международной научной конференции «Актуальные проблемы отечественной и всеобщей истории» (Псков, 2017) .

Положения диссертационного исследования изложены в ряде публикаций.6 Костригина Е.В. 1) К вопросу о степени изученности результатов реформы 19 февраля 1861 г. на Севере России (экономические последствия освобождения крепостных крестьян Вологодской губернии) // Состояние и перспективы социально-экономического развития СевероЗапада России. Выборг: Филиал СЗАГС в г. Выборге, 2010. С. 123–126;

2) Международный семинар «Население Карелии и карельская семья» (24– 26 сентября 2003 г. Университет Yoensuu. Финляндия) // Историография и источниковедение отечественной истории: сб. научных статей и сообщений. СПб.: ОАО «ВНИИГ им. Б.Е. Веденеева», 2003. Вып.3. С. 78– 88; 3) Реформа 19 февраля 1861 г. в северных губерниях Европейской России. Современные методы изучения экономических последствий освобождения крестьян // Ученые записки ПетрГУ. 2011. № 7,ноябрь. Т. 1 .

С. 23–26; 4) Русско-голландский исследовательский проект «Интегральная история на локальном уровне». Некоторые итоги и перспективы анализа Отдельные методические разработки, содержащиеся в диссертации, были применены в процессе работы над успешно реализованным грантом РГНФ 03-01-00063а «Выкупная операция на Севере России (экономические последствия освобождения крестьян в помещичьей деревне Олонецкой и Вологодской губернии) в разделе «Источники и методы их изучения» .

Предлагаемая в диссертации методика расчетов статистических показателей в условиях «естественно сформировавшейся выборки» была представлена в рамках международного проекта «Интегральная история на локальном уровне», реализованного учеными Российской Федерации и Нидерландов .

Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы, а также приложений, демографической ситуации в Нидерландах и России в XIX веке // Историография и источниковедение отечественной истории: сборник научных статей и сообщение. СПб.: Техника, 2001. C. 132–135;

5) Экономическое положение помещичьих крестьян Тотемского уезда Вологодской губернии в середине XIX в. (Опыт «монографического»

исследования массовых источников по истории крестьянской реформы 1861 г. и выкупной операции) // Вестник Тамбовского университета. 2011 .

Вып. 1 (93). С. 289–297; 6) Деятели реформы 19 февраля 1861 года .

Великая княгиня Елена Павловна // Состояние и перспективы социальноэкономического развития Северо-Запада России. Выборг: Филиал СЗАГС в г. Выборге, 2011. С. 33–38; 7) Изменение структуры наделов вологодских крестьян в процессе реализации реформы 1861 г. // Вестник СанктПетербургского государственного университета культуры и искусств. 2016 .

№ 3 (28), сентябрь. С. 176–180; 8) Новые методы анализа изменения структуры платежей крестьян в процессе реализации реформы 1861 года// Клио. 2017. № 12 (132). С. 77- 82 .

содержащих анализ экономической ситуации в Тотемском и Никольском уездах и материалов в табличной форме .

ГЛАВА 1. Изучение последствий реформы 1861 г .

в Вологодской губернии в отечественной историографии Изучением экономических проблем, связанных с освобождением российского крестьянства от крепостной зависимости, занималось не одно поколение отечественных и зарубежных историков и экономистов .

Тем не менее два историографических сюжета, тесно связанных с темой настоящей диссертации, изучены, на наш взгляд, в недостаточной степени. Так, не в полной мере рассмотрены работы, связанные с реализацией реформы 1861 г. в «помещичьих» уездах северной Вологодской губернии (и соседних с ней уездах других губерний). Также не проанализированы в должной степени основные этапы развития методики изучения экономических последствий освобождения крестьян, которые начинались с самых простых подсчетов размеров крестьянской земли более 150 лет назад, а на сегодняшнем этапе проводятся с использованием современных компьютерных информационных технологий и математико-статистических методов. В настоящей работе мы обращаем главное внимание на эти вопросы .

Следует обратить внимание на то, что впервые в дореволюционной историографии реформы уставные грамоты Вологодской губернии были проанализированы еще в середине 1860-х гг. Упоминание об этом мы находим на страницах Памятной книжки Вологодской губернии на 1865 и 1866 г.7 Известно, что Памятные книжки 1860 – начала 1870-х гг .

«отличались разнообразием и обстоятельностью научных публикаций .

… Это объяснялось тем обстоятельством, что редактором неофициальной части «Вологодских губернских ведомостей» (откуда перепечатывались наиболее ценные статьи – ЕК) в 1860-х гг. был секретарь ГСК известный писатель, этнограф и краевед Флегонт Арсеньевич Арсеньев».8 Здесь в Разделе II, содержащем статистические материалы, мы находим таблицу «Статистические сведения, извлеченные из уставных грамот по имениям временно-обязанных крестьян».9 В ней по каждому из уездов (в том числе по Яренскому и Усть-Сысольскому уездам, где, как принято считать, помещичьего землевладения практически не существовало) приведены сведения о количестве бывших крепостных:

крестьянах, работавших на земле и получивших в ходе реформы наделы, и дворовых .

Интерес представляют столбцы, содержащие суммарные поуездные сведения о земле: какое ее количество вошло в крестьянские наделы, сколько «оставалось за помещиком», какое количество земли было у крестьян сверх надела и сколько всего было земли, «показанной в грамотах». Это очень любопытные данные, которые, хотя и не позволяют проследить степень трансформации крестьянских наделов в процессе Памятная книжка Вологодской губернии на 1865 и 1866 г. Вологда, 1866 .

Памятные книжки губерний и областей Российской империи. СПб., 2002.. Т. 1. Европейский Север (Архангельская, Вологодская и Олонецкая губернии). С. 369–371 .

Памятная книжка Вологодской губернии на 1865 и 1866 г. Вологда,

1866. Раздел II. Статистические материалы. Паг. 2. С. 4 .

реформы, дают возможность сверить их с получаемыми нами сегодня показателями, в частности рассчитать среднюю величину пореформенного крестьянского надела на душу м.п .

Не менее важно, имея эту информацию, посмотреть, какие изменения произошли в помещичьем землепользовании после реформы. Это можно сделать, сопоставив сведения о дореформенных крестьянских наделах, содержащихся в делах о выкупе,10 с цифрами «Памятной книжки» .

Несколько непонятно, к сожалению, откуда ее составители взяли сведения о помещичьей земле, поскольку в уставных грамотах (на которые идет ссылка) такие данные практически всегда отсутствуют (подробнее об уставных грамотах см. в главе «Источники по истории реализации реформы в Вологодской губернии и методы их исследования» настоящей работы) .

Экономическая ситуация в помещичьей деревне накануне реформы 1861 г. представляла интерес для целого ряда дореволюционных историков. Одной из первых российских исследовательниц, описавших предреформенную ситуацию в ряде губерний Российской империи, была И.И. Игнатович, автор классической, неоднократно переиздававшейся и до революции и после нее, монографии «Помещичьи крестьяне накануне освобождения».11 Основным источником в этой работе стали опубликованные, и потому легко доступные «Приложения к Трудам Редакционных комиссий» (в том РГИА. Ф. 577. Оп. 6 .

Игнатович И.И. Помещичьи крестьяне накануне освобождения. 2-е изд. доп. М., 1910; Издание 3-е, дополненное. Л., 1925 .

числе «Извлечения из описаний имений по великороссийским губерниям о помещичьих имениях, имеющих более 100 душ»).12 На основании статистических данных, автор оценила общую численность крепостного населения по отдельным губерниям, в том числе и в Вологодской. В работе приведены сведения о числе имений, крестьян и дворовых людей. Вместе с Санкт-Петербургской, Самарской, Казанской и Оренбургской, она отнесла Вологодскую в группу губерний, где крепостное население составляло 25–10 %. Ссылаясь на работу А.Г. Тройницкого,13 она вывела процент крепостного населения по Вологодской губернии, равный 22,89 %.14 Она привела данные о соотношениях различных форм эксплуатации крестьян (прежде всего, оброчной и барщинной) в имениях, где было свыше 100 душ крепостных м.п., и во всех имениях Вологодской губернии .

В соответствии с эти расчетами в крупных имениях было 80,04 % оброчных и 19,96 % барщинных, во всех имениях 84 и 16 % соответственно.15 И.И. Игнатович обратила внимание на распределение «между господскою и крестьянскою удобною землею (без леса)» в отдельных губерниях. Для Вологодской губернии 73,37 % были отнесены к земле, которой пользовались крестьяне и соответственно 26,73 % находились у Приложения к Трудам Редакционных комиссий для составления положений о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости .

Сведения о помещичьих имениях. Т. 1–6. СПб., 1860 .

Тройницкий А. Г. Крепостное население в России по 10-й народной переписи. СПб., 1861 .

Игнатович И.И. Помещичьи крестьяне накануне освобождения. 2-е изд. доп. М., 1910. С. 47 .

Там же. С. 49 .

помещиков «за крестьянскими наделами».16 Она считала, что «крепостная Россия разделяется на две половины»: в нечерноземных «оброчных»

губерниях «преобладала» крестьянская земля над господской, в черноземных «издельных» губерниях «замечается или равномерное распределение удобной земли между помещиками и крестьянами, или же преобладание господской земли» .

Между тем это наблюдение во многом обесценивается исключением из рассмотрения лесных угодий, игравших важнейшую роль в Вологодской и других северных губерниях .

Рассматривая размеры дореформенных крестьянских наделов, И.И. Игнатович пришла к выводу, что Вологодская губерния стояла по этому показателю на первом месте в России. Средний их размер здесь составлял 8,68 дес. на душу м.п. Сразу за Вологодской губернией шли соседние Новгородская (8,61 дес). и Олонецкая (7,64 дес.).17 Она считала, что на размеры надела влияние оказывала система земледелия: «В таких губерниях, как, например, Новгородская, Костромская, Вологодская… где велось лядинное хозяйство, выше был и надел». Интересны и сведения относительно всей земли (крестьянской и помещичьей) в перерасчете на душу м.п. По этому показателю, дающему представление о «резервах»

земли в губернии, Вологодская занимала 4-е место (15,7 дес. на душу м.п.), после Новгородской, Екатеринославской и Санкт-Петербургской.18 Автор привела сведения и о величине «чисто денежного»

крестьянского оброка. В расчете на одно тягло вологодские крестьян платили до реформы по 17 руб. 83 коп.19 Игнатович И.И. Помещичьи крестьяне... С. 66 .

Игнатович И.И. Помещичьи крестьяне... С. 69 .

Там же. С. 70 .

Там же. С. 70 .

Исследование И.И. Игнатович сыграло очень важную роль в изучении предреформенного состоянии помещичьей деревни. Ее данные на длительное время вошли в научный оборот. Однако в поздних работах советских ученых, где были использованы материалы уставных грамот, ее выводы, базирующиеся на доступных, но, как оказалось, не всегда репрезентативных материалах Редакционных комиссий, все чаще стали подвергаться критике и пересмотру .

* Известно, что еще в 1949 г. в послевоенной Москве профессор В.Я. Яцунский обратился к историкам с призывом «сосредоточить исследовательскую энергию» на конкретных результатах реформы, развернув «широкую разработку уставных грамот» .

20 Этот призыв возымел свое воздействие. Через 10 лет П.А. Зайончковский и Б.Г. Литвак обратили внимание на вопросы реализации реформы, считая «...самое главное заключается в том, что центр тяжести изучения проблемы… переместился с исследования подготовки реформы 1861 г. на изучение ее реализации, … что, как известно, является наиболее важным делом».21 Б.Г. Литвак считал, что «мы стоим накануне появления крупных обобщающих работ, написанных на огромном фактическом материале, собирание, анализ и Яцунский В.К. Изучение местной истории в СССР // Вопросы истории. 1949. № 8. С. 110 .

Зайончковский П.А. Советская историография реформы 1861 года // Вопросы истории. 1961. № 2. С. 94 .

толкование которого – результат коллективных усилий советских историков».22 В настоящее время известны несколько детальных историографических обзоров, посвященных основным этапам изучения истории реализации крестьянской реформы в рамках всей Российской империи. Накануне юбилея реформы в 1960–1961 гг. вышли в свет две таких статьи, подготовленные крупнейшими на то время исследователями реформы П.А. Зайончковским и Б.Г. Литваком.23 Это освобождает от необходимости заниматься повторным анализом работ российских историков, вышедших до начала 1960-х гг .

Изучение аграрной истории в середине – второй половине XIX в., важной частью которой была крестьянская реформа, в дальнейшем шло быстрыми темпами, охватывая весьма широкий спектр сюжетов, направленных на анализ последствий освобождения крестьянства. Об этом свидетельствует историографический анализ работ, опубликованных в период между двумя юбилеями освобождения крестьянства в России, отмечавшимися в 1961 и 2011 гг. Продолжалась работа над историографией вопроса и в последние годы.24 Литвак Б.Г. Советская историография реформы 19 февраля 1861 г. // История СССР. № 6. 1960. С. 100 .

3айончковский П.А. Советская историография реформы 1861г. // Вопросы истории. 1961. № 2. С. 85–104; Литвак Б.Г. Советская историография реформы 19 февраля 1861 года // История СССР. 1960 .

№ 6. С. 99–120 .

Захарова Л.Г., Горланов Л.Р., Топчий А.Т. Отмена крепостного права в России. Указатель литературы (1856–1989 гг.). Томск, 1993;

Горланов Л.Р. Историография реализации крестьянской реформы 1861 г. // XVI сессия симпозиума по изучению проблем аграрной истории: Тез. докл .

В отечественной историографии реформы 1861 г. на протяжении второй половины XX – начала XXI вв. отчетливо прослеживается интересный феномен, суть которого состоит в том, что северные губернии Европейской части Российской империи ранее многих других становились своеобразным «полигоном» для изучения с использованием самых современных методов количественного анализа и технических средств .

Одна их причин этого кроется, на наш взгляд, в сравнительно небольшом объеме «северных» массовых источников (уставных грамот, выкупных актов, дел о переводе крестьян мелкопоместных имений в государственное ведомство и других сопутствующих им документов), хранящихся в фондах Российского государственного исторического архива, областных и республиканских архивов. Суммарное количество подобных дел, находящихся в этих архивах, было в несколько раз меньше, чем, например, по соседним Северо-Западным губерниям. Это позволяло превратить северный регион в интересный объект, на котором можно было тщательно отработать новые методики, в то время как большие объемы информации, содержащиеся в материалах других внутренних губерний, делали эту задачу слишком трудоемкой .

Вследствие этого, на начальной стадии изучения последствий реформы (в «докомпьютерный» период) удавалось сравнительно быстро и точно формализовать ограниченный объем информации и провести достаточно трудоемкие статистические расчеты практически вручную .

и сообщ. М., 1976; Кащенко С.Г. Экономические последствия реформы 19 февраля 1861 года. Источники и методы их изучения. СПб., 2013; Об изучении реформы 1861 г. за рубежом см., например: Павловская А.В. Крестьянская реформа 1861 г. в России в освещении английской и американской исторической литературы: дисс. … канд. ист. наук. М., 1991 и др .

Подобные исследования в полной мере соответствовали модной сегодня методологии изучения экономических процессов на «микроуровне», при которой анализ проводится весьма тщательно, с учетом малейших подробностей, содержащихся в источнике .

Вместе с тем получаемые в ходе исследования результаты были не только полезными для «отработки» перспективных методик, но и весьма интересными и содержательными, поскольку северные губернии были окраиной русского помещичьего землевладения. Крепостное право проявлялось здесь в весьма своеобразных формах и не получило той степени развития, которая была характерна даже для соседних губерний .

Особыми были здесь и способы ведения помещичьего хозяйства, и степень наделенности землей крестьян, и уровень распространения крестьянских промыслов .

Поскольку ситуация характеризовалась наличием ряда весьма своеобразных черт, она, безусловно, заслуживала специального рассмотрения. Вместе с тем выявленные здесь закономерности позволяли лучше понять экономические процессы, происходившие в аграрном секторе хозяйства соседних внутренних губерниях, прежде всего, северозападных .

С другой стороны, по времени эти исследования проводились с некоторым «запаздыванием» по сравнению с «традиционными» работами в других регионах страны. Это давало возможность взглянуть на проблему с точки зрения ранее накопленного опыта, который был использован и «модернизирован» с учетом новых возможностей, открываемых применением количественных методов и перспективных технологий .

Первые послевоенные работы 1940–1960-х гг., в которых специально изучались подготовка и последствия реформы на Севере России, написанные А.А. Токаревой, Р.В. Филипповым и А.З. Цинманом, были посвящены традиционным для советской историографии сюжетам.25 Ими детально рассматривались вопросы подготовки реформы, особенности классовой борьбы в деревне в предреформенные годы и после освобождения крестьян. Экономические последствия преобразований, хотя и были затронуты, но изучались крайне отрывочно, на единичных примерах, без систематического использования имевшихся в местных и центральных архивах массовых источников. Исследователями не были получены даже простейшие показатели, характеризующие крестьянское землепользование и платежи до реформы и их изменение в ходе ее .

Следует, однако, заметить, что к заслугам авторов этих исследований можно отнести введение в научный оборот значительного по объему фактического материала, в основном описательного характера .

Первым среди этих исследователей, обратившимся к изучению истории освобождения крестьян на территории Вологодской губернии, стал А.З. Цинман. Его исследования нашли законченное выражение в уже упомянутой выше кандидатской диссертации, защищенной в 1954 г .

В исследованиях А.З. Цинмана этого периода в качестве источника были использованы материалы Редакционных комиссий,26 статистические А.И. Скребицкого27 Н.П. Семенова,28 публикации, материалы и Токарева А.А. Крестьянская реформа в Вятской губернии. Киров, 1941; Филиппов Р.В. Реформа 1861 г. в Олонецкой губернии .

Петрозаводск, 1961; Цинман А.З. Подготовка отмены крепостного права в Вологодской губернии: автореф. дисс. … канд. ист. наук. Л., 1954 .

Приложения к трудам Редакционных комиссий для составления положений о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости .

Сведения о помещичьих имениях. Т. 1–6. СПб., 1860 .

Скребицкий А.И. Крестьянское дело в царствование императора Александра II. Материалы для истории освобождения крестьян / по периодическая печать 50-х годов XIX в. В работах использовались также фонды Центрального Государственного исторического архива в Ленинграде (в настоящее время РГИА – ЕК): фонды учреждений Министерства внутренних дел, Департамента полиции исполнительной и Земского отдела, в которых содержатся данные о положении крестьян и крестьянском движении. Особенно большой материал по исследуемой теме был извлечен из Государственного исторического архива Вологодской области: фондов канцелярии губернатора, губернского предводителя дворянства, губернского комитета по улучшению быта помещичьих крестьян, губернского статистического комитета, Вологодской палаты уголовного суда, губернского прокурора, а также из вотчинных фондов.29 Несмотря на использование автором обширного комплекса источников, последующие исследователи реформы 1861 г. сразу отметили основной недостаток этой работы. Так, Л.В. Беловинский писал впоследствии: «Некоторые особенности этих работ (в том числе и работы А.З. Цинмана – ЕК) вновь ставят на очередь изучение проблем, связанных с реализацией «Положений 19 февраля 1861 года» в северных губерниях .

К числу этих недостатков, прежде всего, следует отнести то, что уставные грамоты названными авторами совершенно не были затронуты. Только это одно сводит на нет всю научную ценность перечисленных работ .

официальным источникам сост. Александр Скребицкий. В 4 т. Бонн-наРейне: Тип. Ф. Крюгера. 1862–1868. Т. 1. 1862; Т. 2. 1863; Т. 3. 1865;

Т. 4.1868 .

Семенов Н.П. Освобождение крестьян в царствование императора Александра II. Хроника деятельности комиссий по крестьянскому делу Н.П. Семенова. В 3 т. СПб., 1889–1892. Т. 1. 1889. 848 с.; Т. 2. 1890 .

1020 с.; Т. 3. Ч. 1. 1891. 510 с.; Т. 3. Ч. 2. 1891. 847 с .

Цинман А.З. Подготовка отмены крепостного права… С. 3–4 .

А.З. Цинман, рассматривавший экономическое положение вологодского крестьянства накануне реформы, не только не использовал уставные грамоты, содержащие ценный материал по данной проблеме, но и даже сведения, помещенные в «Приложениях к Трудам редакционных комиссий», использовал выборочно, иллюстративно».30 Тем не менее работа А.З. Цинмана представляет несомненный интерес. Так, первая глава «Кризис крепостной системы хозяйства в Вологодской губернии накануне отмены крепостного права» посвящена анализу социально-экономического строя крепостной деревни Вологодской губернии в середине XIX века. Автор подробно рассмотрел географические особенности региона и их влияние на степень развития местного хозяйства, проанализировал численность и структуру населения губернии, его размещение в различных уездах .

Обращают на себя внимание наблюдения о распространении различных форм эксплуатации в помещичьей деревне губернии, которые, однако, после введения в научный оборот уставных грамот потребовали корректировки .

Интересна и вторая глава диссертации, посвященная классовой борьбе в помещичьей деревне в середине XIX в .

Центральный сюжет, связанный с подготовкой реформы (прежде всего, в Вологодском губернском комитете), занял главное место в третьей главе диссертации .

Таким образом, в диссертационном исследовании А.З. Цинмана вопросы реализации реформы должного отражения не нашли, что привело в дальнейшем к повторному обращению к теме новых исследователей .

Беловинский Л.В. Наделы и повинности бывших крепостных крестьян в Вологодской, Вятской, Олонецкой губерниях накануне и после реформы 1861 г.: дисс. … канд. ист. наук. М., 1972. С. 19–20 .

В дальнейшем Цинман и сам неоднократно возвращался к этой теме.31 Новые показатели, полученные им, нашли отражение в полемике, отраженной на страницах коллективной монографии «История северного крестьянства».32 Особое место в российской историографии реформы 1861 г. занимают П.А. Зайончковского33 .

две монографии Впервые опубликованные в 1950-е гг., они до сегодняшнего дня не потеряли своего значения, являясь по сути единственными работами, всесторонне осветившими процесс подготовки и реализации реформы на территории всей Российской империи. Тема проведения реформы в Вологодской губернии получила определенное развитие в монографии П.А. Зайончковского «Проведение в В дальнейшем А.З. Цинман в ряде статей повторно возвращался к этой теме. См. например: Цинман А.З. 1) Кризис помещичьей системы хозяйства в Вологодской губернии в первой половине XIX в. // Материалы по истории местного края. Вологод. гос. пед. ин-т (Ученые записки кафедры истории). Вологда, 1967. Т. 35. С. 101–136; 2) Подготовка отмены крепостного права в Вологодском губернском комитете // Вологодский край. Вологда, 1962.. Вып. 3. С. 288–308; 3) Наделы и повинности временно-обязанных крестьян (по материалам Вологодской губернии) // Проблемы истории крестьянства Европейской части России (до 1917 года). Межвузовский сборник статей. Сыктывкар, 1982. С. 128– 146 и др .

История северного крестьянства / под ред. П.А. Колесникова .

Архангельск, 1985. Т. 2. Крестьянство Европейского Севера в период капитализма С. 22–23 .

Зайончковский П.А. 1) Отмена крепостного права в России. М., 1954 (2-е изд. М., 1960; 3-е изд. М., 1968); 2) Проведение в жизнь крестьянской реформы. М., 1958 .

реформы».34 жизнь крестьянской Оценка методики исследования, сформулированной в этой работе, с современных позиций дана в статье С.Г. Кащенко.35 Эта книга, посвященная анализу условий освобождения крестьянства, была написана на материалах уставных грамот. Для конца 1950-х гг. это было революционное исследование, в котором были введены в научный оборот или использованы анализировавшиеся ранее другими историками 7244 уставных грамот и 3655 выкупных сделок по 33 уездам Европейской России. Сам П.А. Зайончковский считал, что использовал «примерно 9– 10 % общего числа уставных грамот, заключенных во внутренних губерниях».36 Изучая последствия реформы, П.А. Зайончковский выделил (с последующим разделением на подгруппы) три крупных экономических региона (центральный нечерноземный, центральный черноземный и окраинный), в которых рассмотрел наиболее типичные уезды. Такой прием встречается при проведении выборочных исследований и дает неплохие результаты в тех случаях, когда отбор элементов производится случайно и самих отобранных объектов достаточно много. Следует отметить, что сам автор считал, что «изучение указанных грамот все же недостаточно для каких-либо общих выводов, но мы тем не менее полагаем, что наша Зайончковский П.А. Проведение в жизнь крестьянской реформы. М., 1958 .

Кащенко С.Г. Некоторые вопросы методики изучения реализации реформы 19 февраля 1861 г. в исследованиях П.А. Зайончковского (взгляд через 50 лет) // Петр Андреевич Зайончковский. Сборник статей и воспоминаний к столетию историка. М., 2008. С. 843–860 .

Зайончковский П.А. Проведение в жизнь крестьянской реформы 1861 г. М., 1958. С. 4–5 .

работа может послужить исходным моментом для дальнейшего исследования в масштабе либо губернии, либо того или иного экономического района».37 Среди изученных уездов, входивших в окраинный район, оказались и два уезда Вологодской губернии: Никольский и Тотемский .

В Никольском уезде П.А. Зайончковский рассмотрел 13 уставных грамот и одну опись для мелкопоместных имений.38 Анализируя эти документы, он пришел к выводу, что определить количество земли, находившейся в пользовании крестьян, здесь невозможно, «точно определенных наделов в Никольском уезде до реформы не существовало, и крестьяне обрабатывали столько, сколько в состоянии были обработать». После реформы, по его наблюдению, во всех имениях, кроме одного, крестьяне получили высший размер надела в 7 дес .

«Мы не имеем возможности, – писал П.А. Зайончковский, – определить количество земли, фактически отрезанной у крестьян, однако то, что отрезка имела место, не вызывает никаких сомнений. Об этом имеются прямые указания в грамотах».39 Прирезка была обнаружена им в одной уставной грамоте и одной описи мелкопоместных имений .

Еще одним рассмотренным в монографии уездом Вологодской губернии стал Тотемский. Здесь ситуация с дореформенными наделами, казалось, была более определенной, но при тщательном анализе грамот П.А. Зайончковский обнаружил «явные несуразности», которые вновь не Зайончковский П.А. Проведение в жизнь крестьянской реформы 1861 г. М., 1958. С. 22 .

Там же. С. 289 .

Там же. С. 290. На наш взгляд, такое утверждение не совсем соответствовало истине. Подробно о реформе в Никольском и Тотемском уездах см. в Приложении 5 настоящей работы .

позволили ему сделать какие-то определенные выводы. Относительно пореформенного оброка отмечалась, что во всех имениях, кроме одного, он был установлен в высшем размере, составив 9 руб. с души м.п.40 Эти фрагменты работы П.А. Зайончковского, хотя и представляют определенный интерес, но, к сожалению, не дают представления о том, как протекало освобождение крестьян в Вологодской губернии. Это было отмечено К.В. Сивковым на страницах журнала «Вопросы истории». Он посчитал, что «…вряд ли оправдан выбор двух уездов Вологодской губернии – Никольского и Тотемского, которые дают очень немного материалов для выяснения вопроса о положении крестьянства в России после 1861 г. Перед советскими историками стоит большая и трудная задача исследования всех уставных грамот. Осуществить ее можно только объединенными усилиями многих ученых. Поэтому, чтобы получить возможность уже сейчас сделать более широкие выводы о реализации закона 19 февраля 1861 г., надо оперировать материалами уездов с большим количеством уставных грамот, чем их дают Никольский и Тотемский. Уставные грамоты и выкупные сделки этих уездов можно было бы изучить во вторую очередь».41 Таким образом, хотя в этой работе и была разработана методика применения приемов описательной статистики для получения широкого спектра основных показателей (расчета размеров отрезки и прирезки крестьянских наделов, изменения размеров оброка и т. д.), она для вологодских уездов применена не была и сопоставимые с другими губерниями и уездами результаты получены не были .

Зайончковский П.А. Проведение в жизнь крестьянской реформы 1861 г. М., 1958. С. 291–293 .

Сивков К.В. П. А. Зайончковский. Проведение в жизнь крестьянской реформы 1861 г. // Вопросы истории. 1959. № 1, январь. С. 178–181 .

Существенный сдвиг в историографии вопроса произошел после Л.В. Беловинского,42 защиты кандидатской диссертации одного из учеников П.А. Зайончковского. Эта работа по своему новаторскому подходу далеко опережала все современные ей исследования .

Прежде всего, Беловинским были впервые введены в научный оборот и обработаны массивы уставных грамоты трех северных губерний (среди последних особое место занимала Вологодская губерния) и выкупных актов и сопутствующих им документов, составлявшихся в процессе проведения выкупной операции. Всего Беловинский изучил около 2500 уставных грамот. Из них 2209 вологодских грамот были копиями, хранящимися в Ф. 577 РГИА.43 Использованы в работе были также и губернаторские отчеты .

Таким образом, значение работы Л.В. Беловинского трудно переоценить. Это было одно из первых в СССР региональных Беловинский Л.В. Наделы и повинности бывших крепостных крестьян в Вологодской, Вятской, Олонецкой губерниях накануне и после реформы 1861 г.: дисс. … канд. ист. наук. М., 1972. См.

также:

Беловинский Л.В. 1) Экономическое положение крепостных крестьян Грязовецкого уезда Вологодской губернии накануне Крестьянской реформы 19 февраля 1861 г. // Сборник научных работ аспирантов МГУ .

М.: МГУ, 1970; 2) Наделы и повинности помещичьих крестьян Вятской губернии по реформе 19 февраля 1861 г. // Вопросы аграрной истории Центра и Северо-Запада РСФСР. Смоленск, 1972 .

РГИА (в то время ЦГИА – Центральный государственный исторический архив) Ф. 577. Главное выкупное учреждение. Оп. 6 Вологодская губерния (Д. 1–1521). Меньше внимания было уделено автором аналогичным документам, хранящимся в местных областных архивах .

исследований по истории реализации реформы, подготовленное на базе сплошного изучения всего сохранившегося по крупному району массива уставных грамот, выкупных актов и сопутствующих им документов .

Для того чтобы определить степень репрезентативности изученного материала, Беловинский сравнил число ревизских душ в помещичьих имениях Вологодской губернии (по X ревизии) с количеством крестьян, числящихся в уставных грамотах. В пяти уездах, где наблюдалось помещичье землевладение (Вологодском, Грязовецком, Кадниковском, Никольском и Тотемском), число попавших в поле зрения исследователя крестьян колебалось от 89,8 до 97,7 %. Таким образом, у него имелся обширный, репрезентативный материал, позволявший при использовании адекватной методики получать корректные результаты .

Работа Беловинского интересна и тем, что в процессе формализации источника, он применил нетрадиционный метод: закодировал данные на специальных перфокартах с краевой перфорацией и тем самым получил возможность проводить разнообразные группировки, применяя специальные ящики с прорезями для установки штырей. О том, была ли применена в работе уже появлявшаяся к тому времени эффективная вычислительная техника, в работе не упоминается .

Сам автор таким образом описывал процесс занесения информации на перфокарты: «Данные уставных грамот, сгруппированные по имениям, были нанесены для удобства работы на перфокарты с краевой перфорацией. Закодированы были следующие сведения: размер имения;

вид повинности; размер дореформенного надела; количество пашни и сенокоса в наделе; количество крестьян, находящихся на трех видах повинности; размер оброка; размер надела у крестьян, находящихся на разных видах эксплуатации; разряд усадьбы; количество крестьян, получающих земли; количество земли после реформы; размер пореформенного надела; наличие и вид дополнительного платежа; форма перехода на выкуп; перенесение усадеб; время перехода на выкуп; вид и величина изменений в наделах».44 Конечно, не только эта техническая новинка была интересна в работе Л.В. Беловинского. Она заметно опережала все современные ей исследования степенью разработанности методики анализа документов .

Центральное место в работе заняли многочисленные группировки. Их цель, в частности, состояла в том, чтобы установить наличие или отсутствие связей между величиной имений, формами крестьянских повинностей, размерами наделов и оброка. Для этого автор сгруппировал имения по размерам – числу крепостных (до 20 душ, от 21 до 50 душ, от 51 до 100 душ, от 101 до 200 душ, от 201 до 500 душ, от 501 до 1000 душ, свыше 1000 душ), по виду эксплуатации (учитывались 7 различных сочетаний: «только оброк, только барщина, только смешанная повинность, оброк и барщина, оброк и смешанная повинность, барщина и смешанная повинность, все три вида повинности»), размерам дореформенного надела (до 2 дес., 2,1–3 дес., 3,1–4,5 дес., 4,6–6,5 дес., 6,6–8 дес., 8–10 дес., свыше 10 дес.), размерам оброка (до 3 руб., 3–5 руб., 5–7 руб., 7–10 руб., 10–15 руб.,15–20 руб., свыше 20 руб. на душу), размерам отрезки и прирезки (до 10 % дореформенного надела, 11–20 %, 21–30 %, 41–50 %, свыше 50 %) .

Не совсем обычная группировка производилась и по размерам пореформенного надела (до 25 % высшей нормы надела, 26–50 %, 51–75 %, 76–100 %, 100 %, 101–125 %, 125–150 %, 151–175 %, 176–200 %, свыше 200 %). Была выполнена группировка и по признаку «размер пашни Беловинский Л.В. Наделы и повинности бывших крепостных крестьян в Вологодской, Вятской, Олонецкой губерниях накануне и после реформы 1861 г.: дисс. … канд. ист. наук. С. 31–32 .

и сенокоса в пореформенном наделе» (сенокос – до 1 дес., 1,1–2 дес., свыше 2 дес.; пашня: до 1,5 дес., 1,5–3 дес., свыше 3 дес. на душу).45 К сожалению, сегодня признать такие группировки оптимальными нельзя. Беловинский и сам понимал трудности, возникавшие при таком подходе. «Следует отметить, – писал он, – что группировки по признакам “размер пашни”, размер “дореформенного надела”, “размер оброка”, “размер угодий” не могут быть признаны удовлетворительными. Более предпочтительной является равномерная шкала, что облегчает работу при применении методов математической статистики» .

На наш взгляд, проблемы при анализе сгруппированных таким образом материалов состоят не только в том, что были использованы неравные интервалы. Практика использования неравных интервалов широко используется в статистике. Для анализа в таких случаях применяют так называемые показатели «плотности» распределения .

Статистики в этом случае прежде всего обосновывают применение неравных интервалов (например, указывают на то, что границы интервала выбраны не случайно, а позволяют включать какие-то однородные, близкие по своим характеристикам объекты) .

При определении границ интервалов автором была допущена еще одна неточность, которая создала бы сегодня, в случае применения компьютеров и статистических пакетов, большие затруднения. Дело в том, что в некоторых случаях между границами интервалов существуют «разрывы», и тогда не совсем понятно, куда следует относить объекты, значения показателей которых попадают в эти разрывы… Например, указаны интервалы (для отрезки и прирезки) в 21–30 % и 41–50 % .

Беловинский Л.В. Наделы и повинности бывших крепостных крестьян в Вологодской, Вятской, Олонецкой губерниях накануне и после реформы 1861 г.: дисс. … канд. ист. наук. С. 32 .

Не ясно, таким образом, куда следует относить крестьян, у которых отрезка составляла, например, 35 %?

Тем не менее главным препятствием для получения корректных результатов в этой работе стала другая причина – отсутствие в северных губерниях больших массивов информации, для которых можно было бы произвести детальные группировки. Наиболее благоприятная ситуация сложилась в этом плане при изучении Вологодской губернии, но и тут при построении сложных комбинационных таблиц в отдельных группах оказывалось столь малое количество элементов, что приходилось работать в условиях «малых выборок», очень ненадежных при проведении расчетов. Так, например, из-за этого не удалась попытка установить зависимость между количеством удобной земли в имениях, где было свыше 100 душ крепостных, и формой эксплуатации крестьян .

В целом это хорошо спланированное исследование не привело к оптимальным результатам, прежде всего, из-за отсутствия «критической массы» информации, позволяющей применить некоторые статистические методы.46 Видимо, отсутствие впечатляющих результатов стало одной из причин того, что столь детализированные группировки в работах по истории реформ в последующие годы не применялись. Сегодня, используя возможности статистических пакетов прикладных компьютерных программ, которых не было у Л.В. Беловинского, исследователь может гораздо тоньше проанализировать массивы вологодских документов. Не прибегая к столь дробным группировкам, а сконцентрировав внимание на Подробнее об этой работе см.: Кащенко С.Г. Реформа 19 февраля 1861 г. на Севере России в работах Л.В. Беловинского. Новые методы исследования в 1970-х гг. // Историография и источниковедение отечественной истории. СПб., 2003. Вып. 3. С. 350–356 .

наделах и платежах, можно построить равномерные ряды распределения их величин, которые могут быть рассчитаны с любой степенью точности .

Это даст возможность в деталях проследить процесс деформирования системы наделов и платежей в первой половине 1860-х гг. От эмпирических распределений можно последовательно перейти к расчетам функций распределения. Кроме того, учитывая, что нам приходится работать в условиях выборки, следует рассчитывать с выбранной точностью и вероятностью так называемые «доверительные интервалы», которые дадут более объективное представление об изучаемых процессах .

Заслугой Л.В. Беловинского является и то, что он разглядел ограниченность методов описательной статистики. Он писал о том, что наличие связи можно определить с помощью аналитических таблиц и графиков, однако, если эти связи слабые, такой подход не приносит желаемого результата, при этом речь не может идти об установлении степени тесноты таких связей. Выход из этой ситуации он видел в применении корреляционного анализа – расчета коэффициента корреляции. Однако Беловинский отмечал, что: «Нахождение коэффициента корреляции является слишком трудоемким процессом, требующим больших расчетов. Для упрощения расчетов в ряде случаев удобнее измерять тесноту связи с помощью эмпирического корреляционного отношения. … Коэффициенты корреляции определялись в виде опыта в дополнение к определению эмпирического корреляционного отношения для выяснения связи между размером надела и размером имения и оброка для Вятской и Олонецкой губерний .

Основное внимание было обращено на определение эмпирического корреляционного отношения и коэффициента взаимной сопряженности .

… Методы корреляционного анализа применялись в данной работе в дополнение к таблицам для подтверждения наличия связи между признаками, а главное, для выяснения роли различных факторов в крепостном хозяйстве наканyне реформы и для определения степени влияния ряда признаков в помещичьем хозяйстве на характер наделения крестьян землей после реформы. … Последняя, основная задача не могла быть решена с помощью традиционных методов исследования».47 Таким образом, только в нескольких случаях (в Олонецкой и Вятской губерниях), где объем информации был небольшим, он рассчитывал «в виде опыта» коэффициенты корреляции. Конечно, сегодня проблем с расчетом коэффициентов корреляции не существует .

Диссертационная работа Л.В. Беловинского на долгие годы стала важным, но недосягаемым для большинства исследователей ориентиром в исследованиях последствий реформы в трех северных губерниях .

Следует заметить, что после выхода в свет работ А.З. Цинмана и Л.В. Беловинского реформа в Вологодской губернии на длительное время выпала из поля зрения историков. В дальнейшем, время от времени в обзорных работах по аграрной истории Севера России появлялись лишь отрывочные сведения, взятые в основном из этих исследований. Сегодня расчеты в диссертации Л.В. Беловинского дают возможность сопоставить вновь получаемые показатели, что помогает при определении точности расчетов .

Несомненно, заметное место в отечественной историографии аграрных реформ середины XIX в. заняла монография патриарха российской исторической науки Н.М. Дружинина «Русская деревня на переломе (1861–1880)», увидевшая свет в конце 1970-х гг.48 Интересно, Беловинский Л.В. Наделы и повинности бывших крепостных крестьян в Вологодской, Вятской, Олонецкой губерниях накануне и после реформы 1861 г.: дисс. … канд. ист. наук. С. 33–38 .

Дружинин Н.М. Русская деревня на переломе (1861–1880). М., 1978 .

что, в отличие от других современных ему историков, Дружинин высказал явное сомнение в том, что уставные грамоты могут быть достоверным источником при изучении условий реализации реформы, поскольку полученные на их основе результаты только приблизительны, ибо «цифровые данные уставных грамот часто неточны и самые грамоты далеко не все сохранились».49 Действительно, можно согласиться с тем, что анализ дореформенной ситуации (прежде всего, данных о крестьянских наделах до реформы) в уставных грамотах требует тщательной проверки, которая иногда не дает желаемых результатов, однако сегодня все чаще встречается другое мнение о том, что положение следует исправлять не путем отказа от этого источника, а путем применения более тонких статистических методов исследования, «поскольку альтернативного документа, способного в должной степени заменить уставную грамоту, до нас не дошло».50 В работе Н.М. Дружинина, посвященной широкому спектру вопросов, связанных с подготовкой и реализацией реформы 1861 г. и итогам выкупной операции, встречается и его взгляд на ситуацию, сложившуюся в Вологодской губернии .

Так, на основании материалов, хранящихся в РГИА перечневых ведомостей по X ревизии,51 автором рассчитано количество ревизских душ, проживавших в 1858–1859 гг. в помещичьих имениях Вологодской губернии и соотношение их с числом крестьян, находившихся в Дружинин Н.М. Русская деревня на переломе... С. 49 .

Кащенко С.Г. Экономические последствия реформы 19 февраля 1861 года. Источники и современные методы их изучения. СПб., 2013 .

С. 32 .

РГИА. Ф. 571. Оп. 6. Д. 1023 .

государственной и удельной деревне.52 Н.М. Дружинин приводит со ссылкой на архивные материалы и официальную статистику53 несколько иные (чем приведены в работах известных русских статистиков и демографов) данные о численности частновладельческих, государственных и удельных крестьян Вологодской губернии:

частновладельческих – 103 320 ревизских душ (26,06 %), государственных – 255 500 и 64,45 %, удельных – 37 628 и 9,49 % соответственно. Всего же насчитывалось 396 448 ревизских душ.54 Число «дарственников» в Вологодской губернии в 1879 г. по расчетам Н.М. Дружинина составляло 10 душ.55 Интересны и его описания губернии, как, впрочем, и всего северного региона в целом. Подводя итоги, Н.М. Дружинин писал: «…можно считать, что Северный край… является ярким примером экстенсивного крестьянского хозяйства. … Деревенское население, в основном избежавшее крепостного права, в пореформенные годы мало привлекало к себе внимания правительства .

Представленное самому себе, оно жило самостоятельней и свободней, чем в остальных районах…».56 Рассматривая ход выкупной операции, он также отметил, что в регионе наблюдается «менее интенсивный процесс ликвидации феодальных отношений».57

–  –  –

В 1985 г. коллективом российских ученых, специалистов области экономической истории России, был издан 2-й том коллективной монографии «История северного крестьянства», охватывающий период от реформы 1861 до 1917 гг.58 В этой работе итогам крестьянской реформы в Вологодской губернии уделено немногим более четырех страниц, причем параллельно приводятся данные трех ранее упомянутых нами исследований, выполненных П.А. Зайончковским, А.З. Цинманом и Л.В. Беловинским .

Авторы отметили, что П.А. Зайончковский «на основании сопоставления данных земельной переписи 1877 г. и данных редакционных комиссий пришел к выводу о том, что землевладение помещичьих крестьян Вологодской и Олонецкой губерний увеличилось».59 Однако «по расчетам А.З. Цинмана, помещичьи крестьяне лишились примерно одной трети своих земель, а по подсчетам Л.В. Беловинского – почти 40 %».60 Авторы монографии отметили далее, «учитывая, что данные редакционных комиссий содержат безусловно заниженные показатели о крестьянском землевладении накануне реформы, а материалы земельной переписи, характеризующие положение дел в Вологодской и Олонецкой губерниях, дают очень небольшое увеличение крестьянского землевладения, – примерно на 2 %, есть основание думать, что А.З. Цинман и Л.В. Беловинский ближе к истине, чем История северного крестьянства / под ред. П.А. Колесникова .

Архангельск, 1985. Т. 2. Крестьянство Европейского Севера в период капитализма Зайончковский П.А. Отмена крепостного права в России. М., 1969 .

С. 240 .

История северного крестьянства… С. 22–23 .

П.А. Зайончковский».61 В книге в связи с этим приводятся несколько «ключевых» цифр из работы Беловинского. В ней речь шла о том, что у 79,6 % крестьян Вологодской губернии была произведена отрезка и только у 14,4 % – прирезка, у них было отрезано 44 % земли, а душевой надел сократился с 9,8 до 5,4 дес. Но при этом, отмечал Беловинский, у 90,5 % крестьян Вологодской губернии он достигал высшей нормы или же превосходил ее. Авторы монографии сделали на основании этих цифр существенное замечание: «Создается впечатление, что северная деревня была обеспечена землей намного лучше, чем другие регионы страны, где полученные крестьянами наделы, как правило, были ближе к минимальным нормам. Но рассматривая данный вопрос, нельзя не учитывать, что на Европейском Севере значительная часть земель находилась под лесными зарослями, заболоченными лугами, то есть отличалась худшим качеством, чем во всех других районах». Далее авторы монографии перешли к выкупной операции, проанализировав ее ход и результаты .

Следует заметить, что к вопросам, связанным с реформой 1861 г., несколько позже, в начале 1990-х гг., вновь вернулся известный исследователь Б.Г. Литвак,62 подготовивший монографию, охватывающую широкий круг сюжетов, связанных с реализацией реформы в различных губерниях, среди которых оказалась и Вологодская .

Так, Литвак считал, что «в Вологодской губернии 65,5 % крестьян находились на оброке, и именно эта категория потеряла больше всего земли, хотя у 86 % крестьян размер надела соответствовал высшей норме или был выше ее. … В этой политике наделения явно сказывалось История северного крестьянства… С. 23 .

Литвак Б.Г. Переворот 1861 года в России: почему не реализовалась реформаторская альтернатива. М., 1991 .

желание северных помещиков сохранить сравнительно высокие оброки за полный надел. … По Северному району 10-я ревизия зафиксировала в Вологодской губернии 90 тыс. крестьян… в их распоряжении по данными уставных грамот до реформы находилось 793 200 дес. … получили они в Вологодской губернии – 465 563 дес., потеряли 327 637 дес., или 40,9 % дореформенного надела».63 Для всего Севера России Литвак получил средние размеры душевого надела – 3,7 дес. у бывших помещичьих крестьян, 7,2 дес. – у бывших удельных, 7,5 дес. у бывших государственных.64 По сути дела только эти краткие данные о размерах крестьянских наделов, упомянутые Б.Г. Литваком, могут представлять определенный интерес для исследователей процесса реализации крестьянской реформы в Вологодской губернии .

Несколько ранее исследователи, работавшие на историческом факультете Ленинградского государственного университета, начали работу по изучению экономических последствий освобождения крестьян на Северо-Западе России (в губерниях Новгородской, СанктПетербургской и Псковской) с использованием сначала ламповых, а затем и более совершенных компьютеров .

Эта работа заметно ускорилась с середины 1980-х гг. и завершилась созданием крупной реляционной компьютерной базы, содержащей учреждения.65 информацию из 7000 дел Главного выкупного

–  –  –

Формализованные (записанные на специальные бланки и перенесенные затем на перфокарты и перфоленты) сведения о крестьянской земле и повинностях, взятые из этих документов, были обработаны с использованием специально написанных на алгоритмическом языке ФОРТРАН программ для статистической обработки данных. Итоги этой работы затем нашли отражение в российских и зарубежных публикациях (журнальных статьях и монографии, вышедших в Германии, Финляндии и США).66 Эти работы стали первыми в отечественной историографии реформы, выполненными с применением компьютеров .

Особенностью этих работ стало получение наряду с традиционными показателями «дескриптивной» статистики (в основном, суммарных и исторического архива Санкт-Петербурга (далее – ЦГИА СПб). Ф. 190 .

Оп. 9, 10, 13–15 .

Дегтярев А.Я., Кащенко С.Г., Раскин Д.И. Новгородская деревня в реформе 1861 года. Опыт изучения с применением ЭВМ. Л., 1989;

Кащенко С.Г. 1) Реформа 19 февраля 1861 г. в Санкт-Петербургской губернии. Л., 1990; 2) Отмена крепостного права в Псковской губернии .

СПб., 1996; 3) Каstsenko S.G. Agraariolot Venajan luoteisosissa 1800 – luvun jalkipuoliskolla // Suomalaisneuvosto liittolainen histiriantutkijoiden symposio – Riika. 1985. Historiallinen Arkisto 88. Helsinki, 1986.; Degtiarev A.Ja., Kashchenko S.G., Raskin D.I. The Novgorod Countryside in the Reform of

1861. A Computer – Aided Experimental Study // Soviet Studies in History .

Spring 1992; Kascenko S.G. Die Bauernbefreiung in Gouvernement St .

Petersburg. Zur Frage der Realisierung der Reform vom 19. Februar 1861 // Forschungen zur osteuropaischen Geschichte. Band 48. Berlin, 1993. В 2009 г .

была опубликована обобщающая монография: Кащенко С.Г .

Освобождение крестьян на Северо-Западе России. Экономические последствия реформы 19 февраля 1861 года. М.;СПб., 2009 .

средних значений в контексте группировок), описывающими крестьянское землепользование и платежи, большого числа таблиц, отражающих их структуру (вариационных рядов – распределений величин наделов и платежей как на душу м.п., так и на дес. земли) в деталях, с высокой степенью точности, описывающих трансформацию всей системы наделов и платежей в процессе реализации реформы. Таким образом, были заложены основы методики, позволявшей сопоставить принципиально новые данные с результатами других исследователей на тех же территориях и в других регионах страны .

Чрезвычайно важен и тот факт, что в этих работах был накоплен известный опыт работы с данными, отличающимися неполнотой и неточностью. Как известно, такие сведения представляют собой «естественно сохранившуюся выборку», на что ранее далеко не всегда обращалось внимание. Вместе с тем работа с выборками требует применения специально статистического аппарата, адаптация которого постоянно занимала важное место в этих исследованиях .

Постепенно совершенствовались и способы организации изучаемой информации. В статье С.Г. Кащенко, опубликованной в 1989 г., когда еще не существовало доступных для историка «Систем управления базами данных», были изложены принципы создания баз, включающих широкий спектр источников по истории реализации реформы 1861 г.67 Кащенко С.Г. Массовые источники по истории аграрных реформ 60-х годов XIX века в Олонецкой губернии (К вопросу о создании компьютерных баз данных) // Вопросы истории Европейского Севера .

Петрозаводск, 1989. С. 95–107 .

Успешное изучение процесса реализации реформы 1861 г. на территории Северо-Запада Российской империи68 позволило поставить новую задачу исследования ситуации в Олонецкой, Вологодской и Вятской губерниях .

Так, мысль об изучении ряда помещичьих уездов Олонецкой губернии с использованием ранее разработанной методики с применением ЭВМ возникла еще в конце 1980-х гг., при формулировке принципов создания реляционной базы с использованием СУБД ДИСОД (Система управления базой данных «Диалоговая система обработки данных»).69 Вскоре Е.В. Лебедевой была сделана попытка при помощи компьютера обработать материалы реформы в Вытегорском уезде Олонецкой губернии.70 Петербургские исследователи вновь вернулись к идее изучения результатов реформы в Олонецкой губернии в начале 2000-х гг., когда был опубликован ряд статей и было успешно защищено диссертационное исследование А.Н. Апонасенко, подготовленное на кафедре Были изучены и уезды, находящиеся сегодня в северном регионе нашей страны. Так, например, в работах, посвященных Новгородской губернии, исследованы территории Череповецкого, Кирилловского и Белозерского уездов, которые входят в настоящее время в состав Вологодской области .

Кащенко С.Г. Массовые источники по истории аграрных реформ 60-х годов XIX в. В Олонецкой губернии (К вопросу о создании компьютерных баз данных)… С. 95–107 .

Лебедева Е.В. Изменение наделов и платежей крепостных крестьян Вытегорского уезда Олонецкой губернии в ходе реформы 1861 г. // Европейский Север: История и современность: тезисы докладов всероссийской научной конференции. Петрозаводск, 1990 .

источниковедения истории России института истории СПбГУ. Эта работа носила ярко выраженный источниковедческий характер, в которой автор поставила и в целом успешно решила сложные вопросы о степени достоверности массовых источников по истории реформы, восстановления информации путем сопоставления различных документов.71 А.Н. Апонасенко создала небольшую компьютерную базу и провела на основании ее ряд ставших традиционными для петербургских исследований статистических расчетов. Необходимо заметить, что численность крепостных в Олонецкой губернии было невелико, и количество попавших в руки исследовательницы материалов не позволило в полной мере использовать многие статистические методы .

Наиболее перспективным при исследовании северного региона является изучение Вологодской губернии, для которой число сохранившихся уставных грамот превышает 2000. Здесь имеется Апонасенко А.Н. Реформа 19 февраля 1861 г. в Олонецкой губернии: опыт компьютерной обработки массовых источников: дисс. … канд. ист. наук. СПб., 2005. См. также: Апонасенко А.Н. К вопросу о ходе межевания помещичьих земель в процессе проведения реформы 19 февраля 1861 г. в Олонецкой губернии // Северо-Запад в аграрной истории России. Калининград, 2001; Апонасенко А.Н. Массовые источники по истории реализации реформы 19 февраля 1861 г. в Олонецкой губернии // Массовые источники истории и культуры России XVI–XX вв .

Архангельск, 2002; Апонасенко А.Н. Реформа 19 февраля 1861 г. в Олонецкой губернии. Результаты обработки компьютерной базы данных // Информационный бюллетень ассоциации «История и компьютер». 2002 .

№ 30, июнь .

«критическая масса» информации, позволяющая применять сложные статистические методы .

С начала 2000-х гг. петербургскими исследователями стали предприниматься первые попытки использовать вологодские материалы .

Так, И.В. Маковская просмотрела три десятка документов, имеющих отношение к имениям Никольского и Тотемского уезда.72 Удачную попытку обработать около 230 дел сравнительно небольшого Грязовецкого уезда Вологодской губернии сделал во время обучения на кафедре источниковедения истории России студент исторического факультета СПбГУ А.А. Салий. Это исследование показало перспективность изучения уездов Вологодской губернии по ранее разработанной методике, включающей анализ суммарных и средних значений земельных наделов и фрагментов вариационных рядов.73 Тем не менее оставались вне поля изучения по новым методикам около 85 % выкупных дел, составленных в Вологодской губернии .

Маковская И.В. Изменение наделов и повинностей крепостных крестьян в Никольском и Тотемском уездах Вологодской губернии в ходе реализации реформы 19 февраля 1861 г. (по материалам фонда Главного выкупного учреждения в РГИА) // Историография и источниковедение отечественной истории. Сборник научных статей и сообщений. СПб., 2001 .

С. 136–143 .

Салий А.А. Особенности реализации реформы 1861 г. в Грязовецком уезде Вологодской губернии // Историография и источниковедение отечественной истории. Сборник научных статей.СПб.,

2003. Вып. 3. Разд. 3. Работы студентов кафедры источниковедения истории России исторического факультета Санкт-Петербургского государственного университета. С. 415–432 .

Таким образом, в настоящий момент опубликованы или находятся «

на правах рукописи

» несколько работ (статей, глав монографий и диссертаций), где затрагиваются вопросы реализации реформы в Вологодской губернии. Из них только написанное 45 лет назад диссертационное исследование Л.В. Беловинского непосредственно посвящено данной теме. Однако предложенные им оригинальные методы исследования не позволяют в полной мере оценить результаты реформы .

Показатели и группировки, полученные Беловинским, трудно сравнить с современными результатами по другим губерниям. Кроме того, надежность некоторых из них вызывает определенные сомнения .

Остается нерешенным ряд задач, требующих своего разрешения .

Среди них формализация большого массива уставных грамот и выкупных актов Вологодской губернии .

Обработка этих данных должна быть произведена с применением компьютерных технологий, что позволит эффективно строить равномерные интервальные ряды распределения крестьянских наделов и платежей с необходимой точностью. Развитие этого направления может привести к реализации идеи о нахождении так называемой функции распределения, зависящей от основных параметров (прежде всего, средних величин и средних квадратических отклонений), полученных эмпирическим путем, и, в дальнейшем способствовать построению математической модели трансформации системы крестьянских наделов и платежей в ходе реформы. Полученные данные, рассчитанные по единой методике, дадут возможность обобщить результаты и провести сравнительный анализ экономических последствий реформы в крупном регионе, включающем весь Север и Северо-Запад России .

Учитывая, что в распоряжении исследователей (из-за некорректности сведений в отдельных разделах документов и отсутствия ряда материалов) находится только часть информации – «естественно сформировавшаяся выборка», следует использовать построение «доверительных интервалов» для основных показателей. Это позволит более корректно сопоставить вновь полученные данные с опубликованными ранее и способствовать объяснению значительных расхождений в выводах, сделанных исследователями реформы на Севере России. Необходимо проверить гипотезу о том, насколько эффективно «работает» выборочный метод на материалах Вологодской губернии .

Перспективным видится и применение методов корреляционного и кластерного анализа, частично опробованных ранее на материалах Северо-Запада России .

Сегодня, когда появление универсальных статистических пакетов программ обеспечило эффективную обработку больших объемов информации, повторное обращение к массовым источникам северных губерний открывает новые горизонты для исследователей реформы 1861 г .

К сожалению, первичные архивные материалы, учитывая их огромный объем, до недавнего времени были труднодоступными для историков .

Однако важно иметь в виду, что с 2011 г., после того как был отмечен 150-летний юбилей реформы, началась совместная деятельность РГИА и Президентской библиотеки имени Б.Н. Ельцина по оцифровке документов Главного выкупного учреждения. Сканирование 90 000 документов по истории реализации реформы 19 февраля 1861 г. является важнейшим проектом, который можно сопоставить по своему значению и масштабам с крупнейшими проектами в сфере исторической демографии, разрабатываемыми в настоящее время коллективами европейских ученых .

Использование оцифрованных документов позволит поднять уровень российских исследований, при этом сократится время на обработку документов, сделается более эффективным поиск и повторное обращение к информации. Это может привести к организации новых региональных исследований .

ГЛАВА 2. Источники по истории реализации реформы 1861 г .

в Вологодской губернии и методы ее изучения

–  –  –

Изучение результатов освобождения крестьян в помещичьих имениях Вологодской губернии тесно связано с рассмотрением массовых процессов, похожих по своему содержанию и в целом происходивших в рамках устоявшихся законодательных норм. Обычно подобные исследования проводились сначала на локальном уровне (в отдельных помещичьих имениях), а затем после набора определенного объема информации и последующего анализа его содержания происходил переход на уровни уездов, губерний и регионов .

Такие работы должны быть основаны на репрезентативной источниковой базе, содержащей, в первую очередь, массовые источники, ключевая роль которых в ходе изучения реформы 1861 г. давно признана в российской историографии .

Сегодня практика работы с массовыми источниками, с одной стороны, существенно упрощается по мере внедрения в научную практику новейших информационных технологий, однако, с другой стороны, она попрежнему требует проведения тщательного источниковедческого анализа изучаемых документов, с целью определения степени репрезентативности отобранных материалов. Как показал историографический анализ работ по истории реформы на Северо-Западе и Севере России, от этого, прежде всего, зависит адекватность получаемых результатов .

Среди массовых источников по истории реформы особое значение имеет комплекс архивных документов, связанных с проведением выкупной операции в 1861–1880-х гг. Центр тяжести этого информационного массива находится в делах о выкупе крестьянских наделов (РГИА. Ф. 577 Главного выкупного учреждения России), сохранившихся по всем губерниям Российской империи, где существовало помещичье землевладение .

Здесь весьма полно представлены дела о выкупе земельных наделов крестьянами Вологодской губернии (Оп. 6). Во многом сходные документы сохранились в фондах Государственного архива Вологодской области (ГАВО), однако мы приняли решение ограничиться использованием материалов РГИА, поскольку их объем и качество позволяют провести законченное статистическое исследование по рассматриваемой теме .

К аналогичному выводу пришел в свое время в своем диссертационном исследовании и один из авторитетнейших исследователей реформы на севере России Л.В. Беловинский, отметив, что «лучше всего было бы, конечно, использовать выкупные документы как ЦГИА (в настоящее время РГИА – ЕК), так и местных архивов, но при огромном количестве сохранившихся документов это представляется весьма затруднительным».74 Следует заметить, что основным отличием документов, хранящихся в РГИА и ГАВО, является разный уровень их полноты и детализации (в частности, это связано с составлением копий и Беловинский Л.В. Наделы и повинности бывших крепостных крестьян в Вологодской, Вятской, Олонецкой губерниях накануне и после реформы 1861 г.: дисс. … канд. ист. наук. М., 1972. С. 26 .

проверкой документов перед посылкой в Санкт-Петербург), но по существу их информация в основном совпадает .

Дела о выкупе являются комплексом делопроизводственных документов (ряд которых был подготовлен чиновниками Губернского по крестьянским делам присутствия), содержащих информацию, собранную по отдельным помещичьим имениям (или селениям) Вологодской губернии. Эти документы формировались в процессе проведения выкупной операции и содержат, что особенно важно для нас, копии уставных грамот, выкупное объявление, выкупные акты, докладные записки о выкупе, постановления мировых посредников и решения сельских сходов. Кроме этого в состав дела могут входить весьма информативные документы, содержащие сведения о праве помещика на рассматриваемое в деле селение (купчие, вводные акты и др.). Иногда в деле можно встретить указания на планы крестьянских наделов или подробную роспись отдельных угодий со ссылками на эти планы .

При проведении финансовых операций важное место занимала детальная переписка различных ведомств, которая также подшивалась к делу о выкупе .

Одно из центральных мест среди документов в делах о выкупе занимают копии уставных грамот, которые представляли для нас наибольший интерес. Уставные грамоты определяли дальнейшие поземельные отношения между помещиками и временно-обязанными крестьянами, это основной документ, включивший информацию о дореформенном состоянии помещичьей деревне и тех изменениях, которые произошли в ней в процессе реформы. По сути дела она содержала в себе перечень и характеристику хозяйственных отношений, существовавших между помещиками и крепостными .

Грамоты обычно составлялись помещиками или доверенными лицами, а поверялись и утверждались мировыми посредниками, происходившими из местного дворянства .

В документах РГИА по Вологодской губернии практически не встречаются случаи отсутствия уставных грамот, часто при этом в других документах дела имеются развернутые ссылки на фрагменты уставных грамот, которые служат основанием для проведения выкупной операции .

Составление уставных грамот было обязательным. Так, уже в «Манифесте 19 февраля 1861 г.» было «признано за благо повелеть.. .

составить, поверить и утвердить по каждому сельскому обществу или имению уставную грамоту, в которой будет исчислено на основании местного положения количество земли, представляемой крестьянам в постоянное пользование, и размер повинностей, причитающихся с них в пользу помещика как за землю, так и за другие от него выгоды».75 В соответствии с документами, подписанными 19 февраля 1861 г., грамоты должны были быть введены в 1861–1863 гг., при этом их можно было составлять «для каждого селения особо, или на целое имение, состоящее из нескольких смежных селений одного владельца. Но при этом количество мирской земли и следующих за нее повинностей показывается особо по каждому сельскому обществу».76 Можно, однако, отметить, что в некоторых случаях это требование нарушалось, поскольку в отдельных имениях могли составить и одну грамоту на несколько близлежащих деревень .

Уставные грамоты имели жесткий формуляр, происхождение которого достаточно подробно описано Б.Г. Литваком в работе, посвященной Российское законодательство X–XX вв. Документы крестьянской реформы. М., 1989. Т. 7. С. 29 .

Там же. С. 225–226 .

России.77 массовым источникам по истории Первоначально предполагалось, что будут изготовлены печатные бланки, которые нужно будет заполнять в ходе перевода крестьян во временно-обязанное состояние, подобные бланки иногда встречаются в выкупных делах. В целом в Вологодской губернии уставные грамоты соответствуют формуляру .

«Классическая» уставная грамота включает несколько разделов (или отделов), расположенных в строго определенном порядке .

Грамота содержит краткие, но зачастую весьма важные сведения о помещике, владевшем имением в 1861–1863 гг. (возможно также указание на существование наследников), название селения (или нескольких селений, входивших в одно имение), при этом упоминается уезд, волость, сельское общество, иногда – номер мирового участка .

Данные о населении (числе душ м.п. по Х ревизии, тяглых и дворовых;

количестве крестьян, отпущенных после ревизии, переведенных помещиком в другие имения (часто с указанием его расположения), отказавшихся от земельных наделов и подлежавших наделению) входят в первый раздел .

Следует обращать внимание на упоминание о том, сколько дворовых «имеют право на надел и изъявили желание его получить» и кто «утерял связь с землей» и на надел претендовать не может. Иногда для понимания того, является ли владелец мелкопоместным (а в этом случае освобождение крестьян могло происходить по иной схеме), следует обратить внимание на запись в уставной грамоте или сопутствующих документах, где может быть указано, сколько крестьян «проживают в Массовые источники по социально-экономической истории России периода капитализма. М., 1979. С. 204–207 .

других селениях, записанные за тем же владельцем», или какие еще имения принадлежат этому помещику .

Интересно в этом плане «Дело о выкупе наделов в имении вдовы Штабс-Капитана Надежды Александровны Шкот, крестьянами Курилова».78 Вологодского уезда Архангельской волости деревни Несмотря на то, что число крестьян в этом имении составляло всего «11 ревизских м.п. душ», в документах было обозначено, что «настоящее имение к мелкопоместным не принадлежит, как усматривается это из выкупного акта». При этом владелица имения изъявила желание получить ссуду из «Буйскаго уезднаго Казначейства Костромской губернии» (в этой соседней губернии у нее также было владение, почему, собственно, вологодское имение и не было мелкопоместным). Выкупные процедуры затянулись до 1886 г., и владелица, не дождавшись получения денег, скончалась.79 Главная информация, извлекаемая из этого раздела уставной грамоты, состоит в том, что нам становится известным, сколько крестьян имели наделы и исполняли повинности до реформы и какое их число могло претендовать на получение надела после нее. В конце раздела указывалось, сколько душ «за тем должны, на основании Положения, получить в пользование земельный надел» .

При изучении этой ситуации в сравнительно редких «нетривиальных»

случаях сомнения у исследователя вызывают подсчеты количества крепостных, пользовавшихся земельными наделами до своего освобождения .

РГИА. Ф. 577. Оп. 6. Д. 468 .

РГИА. Ф. 577. Оп. 6. Д. 468. Л. 4 .

Обычно это происходило в имениях крупных помещиков, которые кроме вологодских деревень могли иметь владения и в других волостях, и в соседних уездах, и даже в других губерниях .

Второй раздел уставной грамоты, где указывалась земля, состоявшая в пользовании крестьян до реформы, а также «усадебная оседлость», обычно вызывает при анализе наибольшие трудности. Для северных губерний, в том числе и Вологодской, где земля в ряде случаев вообще не измерялась до реформы, случаев точного, не вызывающего сомнений указания размеров крестьянских дореформенных наделов, немного .

О такой ситуации упоминал в своей работе Н.М. Дружинин, который весьма скептически относился к этому разделу уставной грамоты,80 однако отказаться от этого источника нельзя, поскольку его нечем заменить .

Иногда потребность измерить землю вызывали какие-то «экстремальные случаи», возникавшие в том или ином имении. Так, например, в 1853 г., во владении подпоручика Д.Н. Барыкова, расположенном в Тотемском уезде,81 земля была точно измерена в процессе ревизии Тотемского уездного суда, вызванной продажей имения .

Еще одним примером может служить составленный в 1855 г., незадолго до реформы, «раздельный акт» между родственниками скончавшегося помещика подполковника П.Я. Воробьева, где размеры земли были приведены «по домашнему измерению».82 Дружинин Н.М. Русская деревня на переломе 1861–1880 гг. М.,

1978. С. 48 .

Деревни Андреево, Починка, Аникова, Матвеевка (РГИА, Ф. 577, Оп. 6. Д. 1504) .

РГИА. Ф. 577, Оп. 6. Д. 1507 .

Иногда земля измерялась вроде бы достаточно точно, по «Планам Генерального межевания», но отмечалось, что из этого количества крепостные «пользовались землей в неопределенном количестве».83 В этой связи можно упомянуть дело барона И.А. Штакельберга .

В разделе втором уставной грамоты мы находим следующую формулировку: «Всей земли, принадлежащей владельцу, числится по планам специального межевания пять тысяч четыреста десятин. В этом пространстве до обнародования положения крестьяне за оброчную повинность пользовались землею в неопределенном количестве».84 Далее после упоминания об усадебной оседлости крестьян было сделано примечание: «Означенное количество земли определено на основании планов специального межевания по дер. Душневу и Грушину, а по Житникову на основании съемки чинов корпуса межевых топографов в 1858 году».85 Конечно, подобное указание сводит на нет все усилия по определению размеров крестьянских наделов до реформы .

Часто в этом разделе уставных грамот, при упоминании крестьянской земли, встречается целый набор разнообразных «погрешностей в измерении», указывается, что «размер до реформы определить невозможно», «планов нет», земля «не показана» или находится «в чересполосном владении», «в общем пользовании» с крестьянами других селений, «определена примерно, не размежевана», «по домашнему измерению … но в натуре больше», «всей земли, всякого качества» и т. д. Встречаются случаи, когда крестьянские и помещичьи земли не были

РГИА. Ф. 577, Оп. 6. Д. 1510 .

РГИА. Ф. 577, Оп. 6. Д. 1503. Л. 17 об.-18 .

РГИА. Ф. 577, Оп. 6. Д. 1503. Л. 18 .

размежеваны. К сожалению такая ситуация встречается в губернии систематически .

Л.В. Беловинский так пишет об этом: «Довольно часто размер крестьянского надела (до реформы – ЕК) совсем не указывается (в Вологодской губернии – у 11,6 % крестьян…), или же указывается весьма приблизительно, с помощью предлогов «около», «до» и т. п. Иногда встречается формулировка: «не менее высшего размера. … В этом случае при обработке уставных грамот мы сочли возможным указывать размер надела, опираясь на приближенные данные: при формулировке «не менее высшего размера», «более высшего размера» давался надел в размере высшего; при наличии предлогов «около», «до» принималась нами за размер надела та цифра, которая в грамоте указывалась как приближенная. При определении общей площади крестьянского дореформенного землепользования за размер наделов в имениях, где таковой указан не был, принимался среднеуездный размер надела. Кроме того, при последующем инструментальном измерении иногда оказывалась некоторая разница, как в ту, так и в другую строну, между действительным размером землепользования и указанным в грамоте. В отдельных случаях в число надельных земель включались и неудобные места. В ряде грамот подобная возможность особо оговаривается и владельцы дополнительно отводят земельные площади на замещение могущих попасть в надел при нарезке неудобных мест или на восполнение недостатка земли, могущего обнаружиться при измерении. Таким образом, неточности в определении надела часто имели объективные причины и не являлись следствием стремления помещиков обмануть крестьян».86 Беловинский Л.В. Наделы и повинности бывших крепостных крестьян в Вологодской, Вятской, Олонецкой губерниях накануне и после реформы 1861 г.: дисс. … канд. ист. наук. М., 1972. С. 23–24 .

Для северных губерний (и Вологодская не является здесь исключением) с формулировками, которые указывают на весьма неточные размеры дореформенной крестьянской земли, приходится встречаться весьма часто. При этом формулировка «всего земли до реформы» может относиться и к удобной земле, и к случаю, когда объединена земля удобная и неудобная.87 Это самый трудный для анализа вариант .

Действительно, если не обращать на это внимание и включать при расчетах в состав дореформенных наделов указанную таким образом землю, велика вероятность того, что среди нее будут и неудобные участки .

Последние увеличивают площадь дореформенной крестьянской земли и при сравнении ее с пореформенными наделами, в состав которых могла входить только удобная земля, получаются завышенные размеры отрезки .

Возможны разные способы выхода из этой ситуации. Один из них, как отмечено выше, предложил Л.В. Беловинский. Другой состоит в том, что все «сомнительные» случаи исключаются из рассмотрения. Таким образом, у исследователя формируется выборка, работать с которой можно, применяя специальный статистический аппарат. Для того чтобы получить представление о степени влияния на результаты возможного включения «сомнительной» информации, можно провести два расчета, с ее учетом и без учета, и сравнить результаты (прежде всего, средние величины наделов) между собой .

Весьма полезно и знание качества измерения земли в рассматриваемый нами период. Можно считать наиболее точно измеренной землей ту, размеры которой приведены с указанием «по «Удобной» землей считались участки под усадьбами, пашнями, лесом, сенокосами, т. е. все, что приносило доход. Неудобными считались земли под дорогами, песчаные участки и болота, которые при наделении крестьян после реформы не должны были включаться в их наделы .

инструментальному измерению», по измерению специально приглашенного по этому случаю того или иного землемера и т. п. Однако на практике мерили землю «домашними средствами» – цепями, веревками, «простой саженью» и т. д., что вело к определенной, часто весьма значительной погрешности. Иногда размеры земли могли уточняться после измерения, проведенного в ходе выкупной операции .

Такие повторные измерения, сделанные профессиональными землемерами, часто с разделением на угодья, были распространены, поскольку в выкупных документах земля должна была быть указана точно .

В качестве примера можно привести «Дело о выкупе наделов в имении вдовы Штабс-Капитана Надежды Александровны Шкот, крестьянами Вологодского уезда Архангельской волости деревни Курилова».88 Здесь земля, передаваемая крестьянам после реформы, расписана весьма подробно: «Всей удобной земли предоставляется на выкуп 49 дес .

1200 саж., и кроме того неудобной 1465 саж., а всего 50 дес. 265 саж .

Земля эта заключается в следующих дачах: а., 2-й части деревни Куриловой удобной 25 дес. 1217 саж. и неудобной 1465 саж.; б., из 285 дес. 1803 саж. скотского выгона дер. Куриловой удобной 14 дес .

1929 саж.; в., из 15 дес. 1029 саж. пожни Подлески удобной 7 дес .

1749 саж.; г., из 1888 с. пожни удобной 472 саж.; д., пожни того же названия, заключающей длиннику 180 саж. и поперечнику 20 саж., т. е .

1 дес. 1200 с. – 1800 саж. и е., из 1 дес. 64 саж. пожни Подлески удобной 1232 саж.».89 На наш взгляд, такая тщательность при измерении и распределении земли после реформы объясняется тем, что дело это оказалось весьма

РГИА.Ф. 577.Оп. 6. Д. 468 .

Там же. Л. 3 .

сложным. Одна из «частей», передаваемых крестьянам, была «в общем пользовании», из-за чего дело о выкупе было возвращено и в имении была произведена дополнительная проверка. Выкуп здесь завершился только в 1886 г .

В деревне Бобылина, принадлежавшей капитану Николаю Николаевичу Брянчанинову в Вологодском уезде, доставшейся ему после смерти отца, коллежского асессора Николая Ивановича Брянчанинова, указано, что «всей удобной земли представляется на выкуп 46 дес .

1416 саж., которая заключается: а) по плану 2 части деревни Бобылина пашенной 39 дес. 40 саж., сенокосу 3 дес.1800 саж., усадебной оседлости 1 дес. 200 саж. и сверх того неудобной 1 дес. 960 саж., а не 360 саж. как числится в выкупном объявлении…». Далее также подробно описывается крестьянская земля в других участках, с указанием, что «вся эта земля показана на двух… планах специального межевания». И здесь, как мы видим, земля была перемерена, возможно, в связи с обнаружением определенных неточностей.90 В этом же разделе уставной грамоты можно найти данные о так называемом «высшем» размере пореформенного надела для уезда, например, «пятая местность 1-й нечерноземной полосы, где размер высшего душевого надела 4 дес. 1200 саж., низшего 1 дес. 1200 кв. саж.», а также об общем количестве крестьянской земли после реформы. Здесь не редкость (гораздо чаще, чем до реформы) указания на отдельные угодья, передаваемые крестьянам .

Конечно, наибольший интерес для исследователя представляют те документы, в которых точно, с разбивкой на угодья, указана крестьянская земля и до, и после реформы. В этом случае мы можем проследить не

РГИА. Ф. 577. Оп. 6. Д. 47. Л. 5 .

только изменения общего количества земли в крестьянских наделах, но и трансформацию их структуры .

В уставных грамотах фиксируется также факт переносов крестьянских усадеб, отдельно приводятся сведения об имевшихся на территории озерах и реках, регламентировались пользованием водопоем и выгонами, рыбная ловля и охота и т. п. Рассматривая ситуацию в Тотемском уезде, П.А. Зайончковский писал:91 «Во всех грамотах, в которых упоминалось о праве на ловлю рыбы, оно оставалось за помещиком. В некоторых грамотах упоминалось и об охоте, право на которую сохранялось также за помещиком» .

Отметим, однако, что реальное наделение крестьян землей происходило, на наш взгляд, несколько позже, часто во время проведения выкупной операции, для проведения которой землемерами производились повторные измерения земли и устанавливались точные границы новых крестьянских наделов .

Иногда в грамотах могло быть указано количество крестьянских дворов и, что особенно важно, к какому разряду причислены крестьянские усадьбы. Приводилась аргументация (обычно сообщались дополнительные доходы крестьян, которые они имели от удачно расположенного имения) для причисления их к более высокому, 2-му разряду .

Попытки помещиков отнести усадьбы к более высокому разряду (иногда удачные, а иногда и нет) позволяют исследователю понять, почему в отдельных имениях величина оброка была повышена по сравнению с имениями соседних владельцев .

Зайончковский П.А. Проведение в жизнь крестьянской реформы1861 г. М., 1958. С. 293 .

Иногда в документах указывается не на то, что есть в имении, а на то, чего там нет: «…в нем судоходной реки и значительных торговых городов и пристаней не имеется. В имении сем озер и рек, на коих производится рыбная ловля, не находится», «торговых площадей, рыбных ловель нет» .

Как следствие, далее делался вывод о причислении крестьянских усадеб к 1-му разряду и попытка увеличить оброк свыше максимального размера не делалась .

Один из важнейших разделов уставной грамоте посвящен крестьянским повинностям, установленным в имении как до, так и после реформы. Эту информацию прочти всегда (за исключением крайне редких случаев) можно найти в этом документе. В оброчных имениях до реформы систематически указывается и размер платежей в рублях. Последние сведения представляются достоверными, так как тщательно проверялись на всех уровнях (крестьянами, мировыми посредниками, чиновниками Губернского по крестьянским делам присутствия) при установлении размеров пореформенного оброка .

Как исключение из этого правила можно отметить уставную грамоту в оброчном имении подпоручика Д.Н. Барыкова в Тотемском уезде. Мы встречаемся с тем редко встречающимся случаем, когда оброк указан крайне неопределенно: «крестьяне платили не менее назначенных» после реформы 9 руб. Понятно, почему составители уставной грамоты вставили в текст такое указание. После реформы установить оброк свыше 9 руб .

можно было только в порядке исключения, нельзя было также увеличить оброк свыше дореформенного размера.92 Труднее обстоит дело с оценкой дореформенной повинности в имениях, где практиковались барщина или смешанная повинность. В ряде документов указывалось число дней, которые крестьяне работали на

РГИА. Ф. 577. Оп. 6. Д. 1504 .

помещика, однако характер работ в эти дни установить удается далеко не всегда. «Издельную» часть повинностей выразить в денежном выражении весьма трудно, практически невозможно. Ее стоимость варьируется от имения к имению. Правда, иногда помещики, которые не имели права поднять пореформенные платежи свыше 9 руб. на душу м.п. (высший размер платежей для Вологодской губернии), отмечали, что стоимость барщинных работ в имении составляла «не менее высшего размера оброка» .

Попытки рассчитать стоимость барщины делались и деятелями реформы в XIX в., и современными исследователями. Одна из них, касающаяся соседней Олонецкой губернии, была предпринята А.Н. Апонасенко в ее диссертационном исследовании. Она заметила, что аналогичной проблемой занимались сотрудники Олонецкого губернского присутствия.93 по крестьянским делам С этой целью последние пользовались известным руководством, подготовленным чиновниками МВД «о смешанной оброчно-барщинной повинности». Эти документы, отложившиеся в делах Национального архива Республики Карелия (НАРК), привлекли внимания А.Н. Апонасенко.94 Но если в теории рассуждать об оценке барщины можно, то на практике мы имеем такое разнообразие встречающихся ее вариантов, что вопросы, связанные с денежной оценкой, приходится оставить вне поля рассмотрения, и большинство историков предпочитает заниматься Апонасенко А.Н. Реформа 19 февраля 1861 г. в Олонецкой губернии: опыт компьютерной обработки массовых источников: дисс. … канд. ист. наук. С. 59–62 .

НАРК Ф. 24. Оп. 1. Д. 2–18. По предложению г. министра внутренних дел о смешанной оброчно-барщинной повинности .

анализом оброчных платежей, которые описаны в уставных грамотах довольно точно .

Что касается крестьянских повинностей после реформы, то в оброчных и «смешанных» селениях они указывались точно, в барщинных, после перевода крестьян на оброк, также с определением размеров последнего вопросов не возникало .

Если же перевод на оброк барщинных крестьян по какой-то причине задерживался, то в документах приводилось перечисление следующих помещику в соответствии с «Положениями» рабочих дней и указание на срок перевода бывших крепостных на оброк .

Что касается пореформенных повинностей, то в грамоте указывалось (в руб.), каким будет оброк при переходе на него «крестьян целым обществом или отдельными домохозяевами», с каждого душевого надела и сумма со всего сельского общества; сроки перехода на оброк, а также, кто будет отвечать за выплаты (обычно за это отвечало все сельское общество «круговою порукою») .

В уставной грамоте содержится информация о том, подписали или не подписали крестьяне этот документ. На это обращали внимание практически все исследователи реформы. Так, Л.В. Беловинский писал об уставных грамотах северных губерний России, что в них «обычно встречается формулировка: «При поверке на месте и при прочтении сей грамоты… крестьяне законных возражений не привели. И потому уставная грамота утверждена и введена в действие…» или же: «…грамота составлена по добровольному с обеих сторон соглашению, в соответствии с Положениями о крестьянах… а потому сия уставная грамота утверждена и введена в действие». Однако неизвестно, предъявляли крестьяне какиелибо «незаконные» (с точки зрения мирового посредника) возражения и подписали ли ее. Подписи крестьян под документами присутствуют редко;

как правило, «за неграмотностью крестьян по их просьбе руку приложил «кто-либо» из «сторонних добросовестных» или из односельчан, иногда даже из числа сельских должностных лиц».95 Интересно в этом плане сравнить выводы, полученные в разное время двумя исследователями реформы в соседней с Вологодской Олонецкой губернии, Л.В. Беловинским и А.Н. Апонасенко .

Л.В. Беловинский рассчитал, что подписали грамоты только 21 % бывших крепостных, и тем самым «северное крестьянство весьма четко выразило свое отношение к условиям своего «освобождения».96 Однако А.Н. Апонасенко считает, что для этих 21 % крестьян формулировка в уставных грамотах только соответствует факту их прочтения и введения, а точно определить сколько крестьян впоследствии подписало документ нельзя .

Возвращаясь к Вологодской губернии, заметим, что П.А. Зайончковский, проанализировав число подписанных крестьянами уставных грамот, пришел к выводу, что в Тотемском уезде Вологодской губернии «из 18 грамот только 7 были подписаны крестьянами», а в Никольском «из 17 уставных грамот было подписано 7, что составляло 50 %».97 Отказы от подписи были разными. Так, можно встретить формулировку, не объясняющую причин этого отказа: «грамота прочитана и объяснена крестьянам, после чего они, не предъявив законных возражений, от подписания отказались». Однако иногда известны и Беловинский Л.В. Наделы и повинности бывших крепостных крестьян Вологодской, Вятской, Олонецкой губерний накануне и после реформы 1861 г. дисс. … канд. ист. наук. М., 1972. С. 24–25 .

Там же. 1972. С. 119 .

Зайончковский П.А. Проведение в жизнь крестьянской реформы 1861 г. М., 1958. С. 291, 293 .

причины, по которым бывшие крепостные отказывались подписывать этот документ. Крестьян не устраивали новые наделы (они старались сохранить старые) и платежи, устанавливаемые после их освобождения, не точное определение границ крестьянских наделов и др .

«Неподписание» крестьянами уставных грамот тем не менее в большинстве случаев не стало препятствием для их введения в действие, если такое решение, после дополнительного рассмотрения жалобы, принимал мировой посредник .

Изучение вологодских уставных грамот показывает, что они представляют собой репрезентативный информационный массив, сведения которого проверялись всеми заинтересованными сторонами .

Конечно, этот источник не идеален, он содержит ряд неточных формулировок, некоторые показатели допускают различные толкования, что приводит к расхождениям в итогах расчетов. Однако даже если эти показатели нельзя уточнить данными других документов, современные статистические методы позволяют оценить погрешности и получить адекватное представление о процессах, проходивших в хозяйстве вологодских крестьян в ходе реализации реформы .

Как уже упоминалось ранее, дела о выкупе земельных наделов крестьянами Вологодской губернии включают целый набор «сопутствующих» документов, которые обычно перечислены в ведомости, расположенной в начале дела .

Среди них следует, в частности, обратить внимание на выкупные объявления помещиков и представленные в виде выписок фрагменты из Журналов губернского по крестьянским делам присутствия, в которых рассматривался вопрос о переходе на выкуп того или иного имения .

Выкупные объявления могут содержать важные для исследователя сведения о числе крестьян, наделенных землей, земельных угодьях, размерах платежей как до, так и после реформы. Иногда эти документы выполняют «контрольные функции», позволяя уточнить ранее извлеченные данные, а иногда и восполнить их пробелы .

Чаще других «сопутствующих» документов внимание историков привлекала так называемая «Докладная записка о выкупе». Обычно она представляла собой стандартный для губернии отпечатанный формуляр, с внесенными в него вручную записями. Следует иметь в виду, что наличие формуляров для уставных грамот и Докладных записок значительно упрощает их формализацию в процессе создания реляционных баз данных .

На титульном листе записки указывалось название и место расположения имения, с перечнем входящих в него населенных пунктов, а также краткие сведения о владельцах имения .

В этом документе были сконцентрированы все важнейшие для исследователя реформы сведения о крестьянских наделах (тщательно расписанных по угодьям) и платежах, соответствующие уставным грамотам, а также указывающие на исправления и изменения, происходившие в имениях после введения грамот до начала выкупной операции. Часто это был длительный период времени, охватывающий 10, 15, а иногда и более 20 лет, поскольку иногда выкупная операция происходила в 1870–1880-х гг. За это время умирали или менялись владельцы имения и их бывшие крепостные. Производилось более точное измерение земельных угодий, что иногда приводило к изменениям в повинностях крестьян, последние отражались в Докладных записках .

В случае утери в деле уставной грамоты Докладная записка практически всегда позволяет восстановить информацию, причем в самом точном виде. Она содержит пометки, сделанные ручкой или карандашом, указывающие на поправки в спорных местах. Скрупулезную правку в этих документах можно объяснить тем, что они были основанием для точного исчисления выкупных платежей и установления отношений между помещиками и финансовыми государственными органами (в записке указывалась причитающаяся помещику выкупная ссуда). В этих документах также содержится информация о залоге имения, долгах помещиков и недоимках .

Обычно в Докладной записке зафиксировано согласие или (несколько реже) несогласие крестьян на свой перевод на выкуп .

Весьма полезными оказываются встречающиеся в делах о выкупе копии документов, составленные при получении наследства, после смерти владельца. Здесь могут находиться копии с завещания и акты раздела земли между наследниками, «вводные листы», по которым осуществлялся «ввод во владение» наследников .

Ценность таких документов состоит в том, что в них, иногда с достаточно большой точностью, описаны имения или их отдельные части .

Сравнивая эти описания со сведениями о земле, находившейся в пользовании крестьян, можно составить представление о том, какую часть от общего количества составляла крестьянская земля, как велика была ее «занадельная» часть (т. е. принадлежавшая помещику) и таким образом попробовать разобраться с вопросом, каким образом изменилось помещичье землевладение в процессе освобождения крестьян. В процессе размежевания дач составлялись также «полюбовные сказки», где было указано количество земли, достававшееся каждой из «полюбовно» договаривавшихся между собой сторон .

Одним из наиболее информативных документов такого рода является запись, произведенная в 1844 г. при разделе имения в Тотемском уезде между родственниками – помещиками Воробьевыми и др., которая будет подробно рассмотрена нами далее при анализе ситуации в этом уезде.98 Ценность этой записи состоит в том, что она позволяет по-другому

РГИА. Ф. 577. Оп. 6. Д. 1509. Л. 43 .

взглянуть на результаты наделения крестьян землей, учитывая, что в последующих, составленных почти через 20 лет документах, речь идет о частях одного и того же разделенного в 1844 г. имения, доставшихся разным владельцам .

По своему уникальной является «Опись недвижимому и движимому имению помещика титулярного советника Алексея Телепнева», датированная 16 января 1846 г. В этом документе перечислены крестьянские семейства, принадлежавшие этому владельцу, так как это обычно фиксировалось в ревизских сказках, с указанием степени родства крестьян и их возраста. Конечно, и земле, измеренной с большой точностью, в этом документе уделено большое внимание.99 В состав дел часто входит также копия объявления помещика о желании предоставить бывшим крепостным их земельные наделы в «полную собственность» за выкуп. Сам процесс перехода на выкуп весьма любопытен и дает представление о реакции бывших крепостных на требование помещиком выкупа. Здесь следует обратить внимание на мирской приговор, составлявшийся в соответствии со статьей 97 «Положения о выкупе». Отметим, что реакция крестьян на шаги помещика могла быть самой разной. Так, например, в деревне Фетиньино, принадлежавшей П.Я. Воробеву в Тотемском уезде, «крестьяне по предъявлении им требования о выкупе не изъявили согласия на выкуп потому, что по бедственному своему положению не в состоянии будут вносить в казну выкупные платежи…».100 Встречаются и мирские приговоры другого содержания. Так, в имении К.А. Дружинина в Никольском уезде в приговор, датируемый 1883 г., была внесена следующая запись: «Предоставленной нам количеством всей надельной

РГИА. Ф. 577. Оп. 6. Д. 1493. Л. 17 об.-18 .

РГИА. Ф. 577. Оп. 6. Д. 1507. Л. 3 .

земли по предъявленным нам планам и выкупному акту остаемся мы вполне довольны и нам остается только благодарить своего бывшего помещика Кирилла Алексеевича Дружинина за безвозмездное предоставление нам 59 дес. 1900 сажен сенокосной удобной земли, в чем и подписуемся». Далее калиграфическим почерком перечислены фамилии и имена подписавших приговор крестьян.101 Можно заметить, однако, что из Докладной записки, приложенной к этому делу, следует, что уставную грамоту крестьяне не подписали. Возможно, это объясняется тем, что вообще в 1861–1863 гг. во многих имениях разных регионов крестьяне отказывались подписывать уставные грамоты, ожидая «настоящей воли» .

Весьма информативны и точны «Копии с журнала102 Вологодского по крестьянским делам присутствия, состоявшегося по выкупному объявлению помещика». В них еще раз упомянуты проверенные сведения об имении, включая число душ, подлежащих наделу, сведения о крестьянском землепользовании и повинностях. Иногда дело о выкупе рассматривалось несколько раз, и тогда в «Журнале» делались пояснения относительно того, что было причиной повторного обращения. Это позволяет выяснить ряд весьма непростых отношений между помещиками и крестьянами. Следует иметь в виду, что работать с четко оформленными «Журналами» гораздо легче, чем с уставными грамотами, копии которых иногда (особенно в мелких имениях) составлялись не очень грамотными и обладавшими плохим почерком людьми .

Иногда в делах можно встретить акты мировых посредников, составленные ими в процессе поверки грамот. Они содержат общие данные о числе крестьян, их землепользовании и платежах. При этом они могут содержать и уникальную информацию о нежелательных для

РГИА. Ф. 577. Оп. 6. Д.1493. Л. 20–20 об .

Выписки из протокола заседания .

крестьян изменениях в структуре ценных угодий, входивших в земельные наделы, отразившихся в их несогласии подписать уставную грамоту .

Есть в деле и многочисленные ссылки на планы, по которым крестьянам отводились земельные наделы. Обычно эти планы составлялись в процессе осуществления выкупной операции и содержат детальные описания всех угодий и неудобной земли с точностью до кв .

саженей. Имея столь подробные описания, исследователь может судить о реальности приведенных ранее в уставной грамоте данных, чересполосице угодий и других важных для получения представления о крестьянском землепользовании сведений .

Значительное место в делах в выкупе занимает переписка (запросы и ответы Главному выкупному учреждению) по финансовым вопросам, связанным с выкупными платежами крестьян и ссудой помещику. В них содержатся сведения о долгах владельца, сумме задолженности кредиторам, закладе имения, недоимках по уездному сбору и по продовольственному капиталу, прилагаются также бухгалтерские расчеты, различные квитанции об уплате сборов .

Характерным примером может служить запись в деле К.А.

Дружинина, владельца деревень Борисовой и Дмитриевой в Березниковской волости Никольского уезда, в которой старший нотариус Вологодского Окружного суда уведомлял Губернское присутствие «что на имении вместе с другими от имени Кирилла Алексеевича Дружинина числятся запрещения:

1) 1882 г. … за заем у малолетнего дворянина Валерия Николаевича Ставровского по закладной … 1500 руб., 2) 1883 г. … за заем у вдовы полковника Натальи Алексеевны Штольценвальде по закладной … 5622 руб., 3) 1883 г. … На недвижимое имение в Вологодской губернии заключающееся в 10 000 дес. земли, по делу о растрате казенных сумм в размере 18 127 руб.».103 Следует иметь в виду, что 1870–1880-е годы были временем интенсивного строительства железных дорог. Они прорезали всю страну, включая ее юг, запад, центр и даже север. Конечно, в период составления уставных грамот было трудно предположить, через земли каких имений будут проложены железнодорожные пути, однако со временем проблема отчуждения стала весьма болезненной. Весьма часто требования компенсировать потерю ценных земель отмечались в документах черноземного центра России. Однако и в Вологодской губернии такие случаи также встречались .

Здесь как помещичьи, так и крестьянские земли отчуждались под строительство Московско-Ярославской железной дороги, связавшей Москву с Волгой (в 1872 г. была построена узкоколейная линия Ярославль – Вологда). Таким образом, происходили изменения в размерах крестьянского землепользования, которые приводили к последующим изменениям в платежах. Примеры такой ситуации встречались в делах Вологодской губернии достаточно часто.104 Подводя итог обзора документов, входящих в выкупные дела, следует сказать, что мы имеем уникальный комплекс в целом достоверных документов, который, несмотря на имеющиеся в отдельных материалах неточности, позволяет адекватно представить ситуацию, связанную с изменениями в крестьянском землепользовании и платежах в процессе освобождения крестьян. Недостатки же отдельных документов удается исправить либо их перекрестной проверкой, либо путем использования статистических методов исследования .

РГИА. Ф. 577. Оп. 6. Д. 1493. Л. 4 .

РГИА. Ф. 577. Оп. 6. Д. 597, 629 и др .

Среди источников, которые органично дополняют уставные грамоты в разделах, касающихся дореформенного землепользования и повинностей крестьян, следует выделить материалы, обработанные Редакционными комиссиями, среди которых важное место занимают Приложения к трудам последней, «Сведения о помещичьих имениях», включающие описания ряда крупных имений, в том числе и Вологодской губернии.105 Этому источнику в отечественной историографии было уделено немало места.106 Собранный на местах и присылаемый в столицу статистический материал, который должен был сыграть важную роль в процессе подготовки реформы, оказался весьма большим для публикации и Редакционные комиссии опубликовали в виде развернутых таблиц только сведения о крупных имениях в 100 душ и более. Следует иметь в виду, что сведения на местах собирали не профессионалы, иногда без соблюдения единообразия, и поэтому часто данные требовали проверки. В Петербурге их сверили с другими документами и, в конце концов, подготовили к публикации .

В таком виде через десятки лет они показались удобными для разработки исследователями реформы, что нашло, в частности, Приложения к трудам Редакционных комиссий для составления положений о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости .

Сведения о помещичьих имениях. Т. 1–4. Извлечения из описаний имений по Великороссийским губерниям. СПб., 1860. Имения Вологодской губернии вошли в Т. 1 .

См., например, раздел, написанный Б.Г. Литваком в кн.: Массовые источники по социально-экономической истории России периода капитализма. М., 1979. С. 198–202 .

отражение на страницах известной монографии И.И. Игнатович, выдержавшей целый ряд изданий.107 Сведения о крупных имениях Вологодской губернии с числом крестьян свыше 100 включают информацию о 72 имениях Вологодского, 38 – Грязовецкого, 91 – Кадниковского, 4 – Никольского и 2 – Тотемского уездов.108 Представленная в табличной форме информация включает «название владельцев и имений»,109 «число душ крепостных людей мужского пола»

(с разбивкой на крестьян и дворовых, число дворов или отдельных усадеб, число тягол (отдельно оброчных, издельных, «состоящих частию на оброке, частию на барщине»), пространство земли, находившейся в пользовании крестьян и «не состоящей в их пользовании», выраженное с точностью до сотых долей десятины .

Крестьянская земля в свою очередь подразделялась на усадебную, пахатную (общее количество и на душу м.п.). Указывалось также общее количество сенокоса, выгона, кустарника и леса .

В качестве итога приводилось общее количество земли (удобной и неудобной) и среднее количество удобной земли на душу .

Игнатович И.И. Помещичьи крестьяне накануне освобождения. 3-е изд., доп. Л., 1925 .

Если сравнивать эти данные с соседней Олонецкой губернией, то там из-за небольшого числа имений и почти полного отсутствия крупных владений в Материалы Редакционных комиссий включали имения с числом крестьян свыше 50 .

Полностью указываются инициалы владельца и его дворянский титул (если он, конечно, был), селения, входящие в имения, могли быть перечислены или указаны общим числом .

Значительный интерес представляет информация о земле, не состоявшей в крестьянском пользовании. Здесь указывалось общее количество удобной и неудобной земли, «в том числе кустарнику и лесу», а также количество земли в имении в расчете на душу (т. е. на общее число ревизских душ делилась вся земля в имении). Это давало, таким образом, представление о «резерве» имевшейся там земли .

В последующих столбцах записывались повинности крестьян, платящих оброк (величина денежного оброка в руб. и коп.) с души м.п. и с тягла. В специальных столбцах указывались «добавочные повинности к денежному оброку – «произведениями» и «работами». Наконец, завершали таблицу специальные «примечания», которые могли носить самый разнообразный характер. Например, содержать интересную дополнительную информацию об особенностях расположении имения, трактовку показателей в различных столбцах и т. п .

Иногда уже при указании на число крестьян в имении встречаются интересные случаи. Так, в имении Н.П. Бердяева Васильевская сотня, расположенном в Вологодском уезде, мы впервые встречаем в этом разделе не одну, а две цифры. Одна, расположенная над чертой (112 человек), а другая – под чертой (6 человек). В приложении указано, что «цифры над чертами означают крестьян, состоящих при особых должностях и пользующихся господскою землей».110 Приложения к трудам Редакционных комиссий для составления положений о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости .

Сведения о помещичьих имениях. Т. 1. СПб., 1860. Раздел «Извлечения из описаний имений Вологодской губернии». С. 3 .

Аналогичные записи сделаны также в имениях С.А. Брянчанинова, братьев Философовых, М.И. Воропанова, Д.В. Волоцкого, князя А.А. Волконского и многих других владельцев в этом уезде .

Всего же в крупных имениях Вологодского уезда было зафиксировано 18 793 крестьянина (из них 271 был «на особых должностях») и 770 дворовых .

Аналогичные цифры для Грязовецкого уезда составляют 6128, 168, 383 соответственно, в Кадниковском уезде их было 22 779, 193, 307, в Никольском – 718, 16, 28 и, наконец, в Тотемском – 226 крестьян и 9 дворовых .

Материалы Редакционных комиссий часто использовались и сейчас еще используются историками, однако со значительной долей скепсиса относительно точности содержащихся в них данных .

Действительно, сведения, собранные по крупным имениям, являются «нерепрезентативной выборкой», поскольку содержат сведения только об имениях, в которых было свыше 100 крепостных. Более того, и некоторые крупные селения оказались в этом источнике пропущены. В ряде случаев, несмотря на довольно жесткий формуляр таблиц, записи могут быть «неоднородными» по содержанию и включать различные неточности .

Сведения, предоставленные в Редакционные комиссии с мест, в отличие от уставных грамот не проверялись и могли содержать ошибки, зависящие от тех (иногда явно заинтересованных людей), кто заполнял анкеты .

Имея информацию, извлеченную из уставных грамот и выкупных актов, мы можем сравнить с ней сведения Приложений. Впервые такую работу по северному региону провел в своей диссертации Л.Б. Беловинский. В своем исследовании он обратил внимание на два вопроса. Во-первых, он постарался выяснить, насколько полно представлены в Приложениях сведения по Вологодской губернии и, вовторых, существуют ли какие-то тенденции (например, систематическое завышение или занижение данных наделах и платежах крестьян) в этих документах .

«Нами было проведено сравнение данных «Сведений» и уставных грамот, – пишет Беловинский, – по изучаемым губерниям. Сравнивались данные как по всей совокупности имений свыше 100 душ, так и по всем имениям в отдельности. Таким образом, в последнем случае имела место данных».111 полная тождественность сравниваемых Конечно, Л.В. Беловинский, говоря о «тождественности», понимал под этим факт сравнения данных по одному и тому же имению, а не совпадение значения показателей .

К сожалению, детально рассмотрев сведения по двум небольшим губерниям Олонецкой и Вятской в целом, он для Вологодской губернии ограничился только одним Грязовецким уездом, отметив, что по землепользованию крестьян в этом уезде «данные грамот в 10 имениях были выше, а в 14 имениях – ниже данных «Сведений». По пяти имениям грамоты вообще не имеют сведений о крестьянской земле, тогда как у Редакционных комиссий они есть».112 О каких-то тенденциях в записях повинностей он упомянул только в разделе, посвященном Олонецкой губернии .

Мы использовали данные «Сведений» в основном в тех случаях, когда анализировали ситуацию в уездах, описанных «монографическим способом», без расчета обобщающих статистических показателей. Таких уездов было два: Тотемский и Никольский, в которых имелось так мало Беловинский Л.В. Наделы и повинности бывших крепостных крестьян Вологодской, Вятской, Олонецкой губерний накануне и после реформы 1861 г.: дисс. … канд. ист. наук. М., 1972. С. 40 .

Там же. С. 43 помещичьих имений, что делать какие-то статистические расчеты не имело смысла .

Как бы неточны и неполны были сведения Приложений, мы должны констатировать, что этот источник тем не менее весьма интересен, поскольку включает уникальную информацию, касающуюся размеров имений в целом, с разделением земли на крестьянскую и помещичью .

Нельзя не согласиться с Б.Г. Литваком, который писал, что:

«Содержащиеся в них (Приложениях – ЕК) систематические сведения о помещичьем землевладении … делают этот источник уникальным, позволяющим изучить эволюцию помещичьего землевладения с момента Генерального межевания до падения крепостного права … реконструировать размер имения помещика средней руки (от 100 до 300 душ крепостных), которые не оставили после себя вотчинной документации».113 По нашим наблюдениям, ценность Приложений состоит не только в этом. В таблицах Приложений можно найти уточнения, касающиеся числа деревень, принадлежавших отдельным владельцам. Эти деревни собраны вместе, в то время как в выкупных делах они часто разделены и данные нелегко сопоставить. В некоторых случаях, когда в уставной грамоте есть только глухие упоминания о крестьянских наделах и платежах, в Приложениях они тщательно расписаны .

Уместно вспомнить еще раз, что одной из первых исследовательниц, изучавших ситуацию в деревне накануне реформы 1861 г., была И.И. Игнатович, автор весьма популярных работ,114 источником для Массовые источники по социально-экономической истории России периода капитализма. М., 1979. С. 202 .

Игнатович И.И. Помещичьи крестьяне накануне освобождения. 3-е изд., доп. Л., 1925 .

которых стали Приложения к Трудам Редакционных комиссий .

В настоящее время отношение к результатам, полученным Игнатович, неоднозначное. В частности, обращается внимание на то, что использованная ею источниковая база не репрезентативна. Однако отдельные ее наблюдения представляют значительный интерес, и мы использовали их в части, касающейся Вологодской губернии .

Изучая уставные грамоты, мы должны определить, насколько полно представляют попавшие к нам документы всю «генеральную совокупность», все помещичьи имения отдельных уездов и губернии в целом. С этой целью можно сравнивать перечень уставных грамот со «Списками населенных мест Российской империи, составленным и издаваемым Центральным статистическим комитетом Министерства внутренних дел». Для нас в Вологодской губернии наибольший интерес представляет издание 1866 г., содержащее сведения за 1859 г.115 Оно содержит интересные статистические сведения, касающиеся состояния губернии накануне реформы, схематическую карту с разделением на уезды и станы, и, что наиболее важно, перечень селений, входящих в каждый уезд, сгруппированный внутри него по станам и по расположению (вдоль какой-либо реки, дороги и т. д.) .

В таблицах для каждого населенного пункта указан порядковый номер, название с указанием типа и принадлежности (например, удельная или казенная деревня), положение (при реке, пруде, колодце и т. п.), расстояние в верстах от уездного города и становой квартиры, число дворов, число жителей муж. и жен. пола отдельно. В последнем столбце таблицы располагались сведения о имеющихся там церквях и Списки населенных мест Российской империи. Т. VII. Вологодская губерния. Список населенных мест по сведениям 1859 года. СПб., 1866 .

молитвенных домах, учебных и благотворительных заведениях, почтовых станциях, ярмарках, базарах, пристанях, фабриках и заводах .

Учитывая, что в этом списке были указаны помещичьи деревни и села, можно было сравнить их со списками, составленными по уставным грамотам. Такая работа весьма непроста, учитывая имеющиеся неточности и изменения в названиях (последние имели иногда несколько вариантов) .

Определить степень репрезентативности дел о выкупе (в частности, степень их сохранности) можно также сопоставив численность крестьян в уставных грамотах с показателями известного русского статистика А.Г. Тройницкого, рассчитанными им на основании материалов X ревизии, проводившейся в России во второй половине 1850-х гг.116 В работе А.Г. Тройницкого имеется «Подробная ведомость о числе помещичьих крестьян», содержащая сведения о численности крестьян и дворовых, сгруппированные по губерниям и уездам. Здесь приведены данные по 10 вологодским уездам, в том числе по Усть-Сысольскому и Устюгскому, где общее количество ревизских душ м.п. составляло, включая дворовых – 36 человек.117 Известно, что материалы ревизий середины XIX в. содержат ряд неточностей.118 Уже вскоре после публикации А.Г. Тройницкого другим выдающимся статистиком, А.Б. Бушеном, с целью их устранения было Тройницкий А.Г. Крепостное население России по 10-й народной переписи Статистическое исследование А. Тройницкого. СПб., 1861 .

Там же. С. 29 .

См., например: Беловинский Л.В. Наделы и повинности бывших крепостных крестьян Вологодской, Вятской, Олонецкой губерниях накануне и после реформы 1861 г.: дисс. … канд. ист. наук. М., 1972 .

С. 29–31 .

выпущено новое издание статистических таблиц, при подготовке которых использовались данные окладных книг и полицейских списков.119 В этом издании приведена численность «временно-обязанных» в Вологодской губернии (без разделения по уездам). Конечно, и в новых расчетах А.Б. Бушена есть определенные погрешности тем не менее величина расхождений в показателях, приведенных в двух этих работах, невелика .

Сравнение данных уставных грамот со сведениями в работах Тройницкого и Бушена производилось и ранее исследователями реформы 1861 г., так, например, Б.Г. Литвак сделал вывод об эффективности такого способа определения степени репрезентативности массива уставных грамот по Черноземному центру России.120 Интересный источник, позволяющий выяснить степень сохранности уставных грамот Вологодской губернии, исследовала в Государственном архиве Вологодской области И.В. Маковская. Ее внимание привлек «Реестр помещичьих имений Вологодской губернии»,121 сохранившийся в фонде Вологодского дворянского депутатского собрания и датированный 1854 г., т. е. составленный незадолго до освобождения крестьян .

Этот документ включает таблицу, содержащую сведения о более чем 1300 вологодских имениях. В ней наряду со сведениями о владельцах (включая их социальный статус и родственные связи) указывается число крепостных. На основании этого источника И.В. Маковская сопоставила данные уставных грамот и «Реестра» по двум уездам с небольшим числом Статистические таблицы Российской империи, издаваемые по распоряжению министра внутренних дел центральным статистическим комитетом. СПб., 1863. Вып. 2. Наличное население империи за 1858 год / ред. А. Бушена; предисл. А. Тройницкий. С. 273 .

Литвак Б.Г. Русская деревня в реформе 1861 г. С. 44 .

ГАВО. Ф. 12. Оп. 1. Д. 234 .

помещичьих имений: Никольскому и Тотемскому. Она обнаружила, в частности, что по Никольскому уезду вошли в реестр 2, а по Тотемскому – 5 имений, на которые уставные грамоты не сохранились.122 Информативным источником по истории Вологодской губернии, охватывающим широкий спектр интересующих нас вопросов, являются «Памятные («Справочные») книжки Вологодской губернии, которые начали издавать здесь с 1853 г. Подробно история их издания содержится в фундаментальном исследовании «Памятные книжки губерния и областей Российской империи».123 Для нас значительный интерес представляли «Памятные («Справочные») книжки для Вологодской губернии» на 1856–1868 гг .

Так, на страницах «Справочной книжки за 1856 г.» был размещен любопытный «Очерк промышленности и торговли Вологодской губернии», Маковская И.В. К вопросу о способах определения степени сохранности массовых источников по истории реформы 1861 г. и их достоверности. По материалам Никольского и Тотемского уездов Вологодской губернии // Массовые источники истории и культуры России XVI–XX вв. Материалы XII Всерос. конф. «Писцовые книги и другие массовые источники истории и культуры России XVI–XX вв.: Проблемы изучения и издания», посвященной памяти В.В. Крестинина (1729–1795) .

Архангельск, 2002. С. 196–197. К сожалению, работа молодой исследовательницы по изучению крестьянской реформы в Вологодской губернии продолжена не была в связи с изменением ее научных интересов .

Памятные книжки губерний и областей Российской империи. Т. 1 .

Европейский Север (Архангельская, Вологодская и Олонецкая губернии) .

СПб., 2002. С. 369–371 .

в котором приведены данные о местной торговле, земледелии, лесах и лесных промыслах, промышленных заведениях и т. п.124 Конечно, особое внимание было уделено нами изданиям, вышедшим накануне реформы и в первые годы после нее. В «Памятной книжке для Вологодской губернии на 1860 год» мы использовали «Статистическое обозрение Вологодской губернии за 1859 г.»,125 а также исследование «производителя работ статистического комитета» Н.Ф. Бунакова «Очерк населенных местностей Вологодской губернии», в которой приведены данные о населении и обеспеченности его землей.126 В разделе «Разные сведения» были опубликованы важные сведения о состоянии помещичьих долгов, с указанием числа заложенных имений.127 В «Памятной книжке» на 1861 год мы находим интересные сведения о визите императора Александра II в Вологду 15 июня 1858 г., встрече его с губернским предводителем дворянства, губернатором, местными дворянами, посещении «выставки сельских и других произведений Вологодской губернии».128 В статье В.А. Попова «О распределении цен на жизненные припасы по Вологодской губернии» (перепечатанной из «Вологодских губернских Справочная книжка для Вологодской губернии на 1856 год .

Вологда, б.г. Паг. 2. С. 1–69 .

Памятная книжка для Вологодской губернии за 1860 год. Вологда,

1860. Паг. 2. С. 1–64 .

Там же. Паг. 4. С. 1–23 .

Там же. Паг. 6. С. 3–4 .

Памятная книжка для Вологодской губернии за 1861 год. Вологда,

1861. Паг. 2. С. 12–32 .

ведомостей»)129 обращают на себя внимания сюжеты, связанные с делением губернии по природным условиям и сельскохозяйственная характеристика отдельных частей. Размещенный в этом же издании фрагмент работы Д.Е. Любингера «Геогностический очерк» дает г.130 представление о населении губернии в 1861 Любопытна этнографическая работа Ф.А. Арсеньева «Очерк Кубенского края», в которой описываются условия жизни местного населения.131 По мере приближения дат выпуска «Памятных книжек» ко времени завершения составления уставных грамот в них появлялось все большее число работ, так или иначе связанных с процессом освобождения крестьян. Так, в «Памятной книжке на 1864 г.» можно найти сведения о мировых участках в губернии с указанием сельских обществ и землевладельцев, количества населенных пунктов и крестьян.132 Наибольший же интерес в этом плане представляют «Статистические материалы» за 1864 г., размещенные в «Памятной книжке» на 1865– 1866 гг. Здесь приведены сведения о крестьянском землепользовании и помещичьем землевладении в 7 уездах губернии, «извлеченные из уставных грамот».133 Подробнее об этом см. в историографической главе настоящей работы и Приложении 2 .

Памятная книжка для Вологодской губернии на 1862 и 1863 г .

Вологда, 1863. Вып. 1. Паг. 2. С. 73–160 .

Там же. С. 185–189 .

Памятная книжка для Вологодской губернии на 1862 и 1863 г .

Вологда, 1863. Вып.2. Паг. 1. С. 143–156 .

Памятная книжка для Вологодской губернии на 1864 год. Вологда,

1864. Паг. 3. С. 1–42 .

Памятная книжка Вологодской губернии на 1865 и 1866 г. Вологда,

1866. Раздел II. Статистические материалы. Паг. 2. С. 4 .

Не менее интересны и монографические исследования отдельных районов Вологодской губернии, воссоздающие обстановку середины 1860-х гг. Так, в очерке Н.Ф. Бунакова «Устьянщина – промышленный уголок» дается подробное описание села Устье и Устьянской волости Кадниковского уезда. Интересны сведения, касающиеся земледельческих работ и промысловой деятельности крестьян, их наделов и оброчных повинностей.134 В этой же «Памятной книжке на 1867 и 1868 гг.» можно найти статистические материалы на 1866 г.,135 где приведены сведения о количестве земли по экономическим примечаниям Генерального межевания, численности ревизского населения (по последней X ревизии), а также число и площади наделов временно-обязанных крестьян с разбивкой по уездам. На основании этой таблицы (см. Приложение 4) нами были рассчитаны размеры среднего надела в бывшей помещичьей и удельной деревне .

И, наконец, в 1866 г. в Вологодской губернии была осуществлена хорошо известная демографам перепись сельского населения, получившая высокую оценку Центрального статистического комитета .

Материалы этой переписи, приведенные в «Прибавлениях» к Памятной книжке за 1867–1868 гг.,136 представляют несомненный интерес для изучения ситуации в вологодской деревне после реформы 1861 г .

Памятная книжка Вологодской губернии на 1867 и 1868 г. / изданная Вологодским губернским статистическим комитетом. Вологда,

1868. Паг. 3. С. 1–42 .

Там же. Паг. 2. С. 1–55 .

Статистические материалы, составленные из ведомостей однодневного исчисления жителей: Прибавление к Памятной книжке Вологодской губернии за 1867–1868 г. Вологда, 1868. Паг. 1. С. 1–35 .

В процессе написания работы нами использовались материалы газеты «Вологодские губернские ведомости», выходившей в губернии с 1838 г. Наибольший интерес для исследователя реформы представляют статьи и заметки, размещенные в номерах за 1850–1860-х гг .

Здесь регулярно печатаются фрагменты описаний Вологодской губернии и отдельных ее уездов, появляются статьи, посвященные сельскому хозяйству, промыслам, фабрикам и заводам .

Сразу после реформы здесь давались разъяснения относительно отдельных статей Положений 19 февраля 1861 г. Начиная с № 32 за 1861 г. из номера в номер начинают печатать раздел, посвященный деятельности Вологодского губернского по крестьянским делам присутствия. Иногда, как, например, в № 34 за 1861 г., можно найти копии с Журнала его заседания .

В некоторых случаях помочь разобраться с ситуацией в отдельных помещичьих имениях Вологодской губернии помогают регулярно размещаемые на страницах этой газеты объявления о продаже имений .

Типичным можно считать объявление о продаже деревни Сидоровской в Кадниковском уезде: «В Кадниковском уездном суде будет продаваться имение, … Кадниковского уезда, 1-го стана, по деревне Сидоровской, принадлежавшее покойной кол. ас. Марье Тимофеевне Чернавиной, за неплатеж к генерал-майорше Александре Ивановне Витовтовой по заемному письму … 50 000 руб. ассигнациями, на серебро же 1428 руб .

57 коп. Имение это составляет земли всякого качества 19 дес. 1076 саж. и на этой земле поселено 4 ревизских мужской души крестьян, принадлежавших Г. Чернавиной». Здесь есть краткие сведения о помещичьих долгах, о земле в имении и о числе крепостных.137 Поскольку

Вологодские губернские ведомости. 1861. № 35 .

долгов у вологодских помещиков было немало, такие объявления (часто с указанием стоимости имения) не были редкостью .

В процессе написания диссертации нами были использованы статьи по истории, географии и статистике Вологодской губернии и ее уездов, размещенные П.П. Семеновым в Географическо-статистическом словаре Российской империи,138 «Материалы «Этнографического бюро» князя В.Н. Тенишева»,139 ряд описаний северных губерний России первой половины XIX в. А.П. Андреева, Н.П. Брусилова, К.Ф. Бергштрессера, И.И. Пушкарева и др.140 Семенов П.П. Географическо-статистический словарь Российской империи / Сост. по поручению Рус. геогр. о-ва д. чл. О-ва П. Семенов, при содействии д. чл. В. Зверинского, Н. Филиппова и Р. Мака. В 5 т. СПб., 1863–1885 .

Русские крестьяне. Жизнь. Быт. Нравы: Материалы «Этнографического бюро» князя В.Н. Тенишева. CПб., 2007. Т. 5 .

Вологодская губерния. Ч. 2. Грязовецкий и Кадниковский уезды..; Ч. 3 .

Никольский и Сольвычегодский уезды ; CПб., 2008. Т. 5. Ч. 4. Тотемский, Усть-Сысольский, Устюгский и Яренский уезды .

Андреев А.П. Записки об Олонецкой губернии, составленные покойным учителем Петрозаводского уездного училища Александром Андреевым. СПб., 1855; Брусилов Н.П. Опыт описания Вологодской губернии Николая Брусилова, Вологодского Гражданского губернатора, Действительного Статского советника и кавалера. СПб., 1833;

Бергштрессер К.Ф. Опыт описания Олонецкой губернии, составленный К. Бергштрессером. СПб., 1838; Военно-статистическое обозрение Российской империи, издаваемое по Высочайшему повелению при 1-м Отделении Департамента Генерального Штаба. Т. 1–17. СПб., 1848–1858 .

Т. 2. Северо-Восточные губернии. Ч. 1–4. 1850–1853; Ч. 2. Олонецкая Некоторые из них следует отнести к исследованиям, выполненным в духе распространенной в первой половине века «описательной статистики», однако в них уже содержится и богатый цифровой материал, и весьма интересные и полезные практические наблюдения .

Представленные в настоящем разделе диссертации источники позволяют в полной мере решить поставленные задачи и осуществить исследование условий реализации реформы 1861 г. в Вологодской губернии .

2.2. Современные методы изучения условий реализации реформы 1861 г .

Центральным сюжетом в процессе изучения экономических последствий реформы в крестьянских хозяйствах является анализ системы наделов и повинностей, сложившейся до и после освобождения крестьян в помещичьей деревне, определение степени ее изменения в результате реализации Положений 19 февраля 1861 г .

Несмотря на скептическое отношение отдельных исследователей к данным, содержащимся в материалах дел о выкупе крестьянских наделов (прежде всего уставных грамотах),141 сегодня доминирующим мнением считается необходимость введения в научный оборот и последующий губерния. 1853; Ч. 3. Вологодская губерния. 1850; Пушкарев И.И .

Описание Вологодской губернии. СПб., 1846 .

Пожалуй, наиболее известной и показательной в этом плане является упоминавшаяся нами работа Н.М. Дружинина «Русская деревня на переломе» (М., 1978) .

анализ как можно большего объема этих документов, при тщательном подходе к определению степени репрезентативности их содержания.142 Современные информационные технологии и статистические методы анализа массовых источников, на наш взгляд, позволяют в полной мере решать эти задачи .

Одной из ключевых проблем до недавнего времени являлась необходимость при сплошном исследовании выкупных документов вводить в научный оборот тысячи (при изучении ситуации в отдельных губерниях) и десятки тысяч (в крупных регионах) уставных грамот и выкупных актов. Трудоемкость поиска этих документов в центральных и местных архивах, их предварительной формализации была сопоставима и даже превосходила трудоемкость последующей статистической обработки содержащихся в этих документах показателей .

Ситуация в этом плане существенно изменилась в лучшую сторону после осуществления сотрудниками РГИА и Президентской библиотеки им. Б.Н. Ельцина в Санкт-Петербурге работы по сканированию и организации доступа исследователей к материалам Главного выкупного учреждения (Ф. 577 РГИА), содержащим основную массу уставных грамот Традиции изучения уставных грамот закладывались в отечественной историографии достаточно давно, практически современниками реформы, и успешно развивались в советское и постсоветское время. См., например: Зайончковский П.А. Советская историография реформы 1861 г. // Вопросы истории. 1961. № 2. С. 85–104;

Литвак Б.Г. Советская историография реформы 19 февраля 1861 года // История СССР. 1960. № 6. С. 99–120; Кащенко С.Г. Освобождение крестьян на Северо-Западе России. М.;СПб., 2009. С. 15–59; Кащенко С.Г .

Экономические последствия реформы 19 февраля 1861 года. Источники и методы их изучения. СПб., 2013 и др .

и выкупных актов по всей территории Российской империи. На сегодняшний день простой и удобный доступ по каналам связи к документам этой библиотеки имеют сотрудники ряда научных центров Санкт-Петербурга, в том числе и преподаватели Института истории СПбГУ. Эти документы по Вологодской губернии были широко использованы на заключительном этапе написания настоящей работы .

В целом в последние десятилетия решены и традиционные проблемы формализации информации, содержащейся в выкупных документах, и создания, с целью хранения в электронном виде и последующей обработки, реляционных баз данных .

Как известно, разработкой формуляра для анализа уставной грамоты занимались с 1925 г. профессора Ярославского педагогического института М.М. Полосин и В.Н. Бочкарев. Члены их рабочей группы опубликовали ряд статей, посвященных изучению ситуации в нескольких уездах Ярославской, Московской и Тверской губерниях, а также в Нижнем Новгороде.143 В дальнейшем их бланк был доработан Б.Г. Литваком, который, рассмотрев формуляры своих предшественников, пришел к выводу, что их подход страдает крупным недостатком, поскольку «в силу индивидуального подхода авторов к группировке первичных данных Синотов И.П. Аграрная реформа 19 февраля 1861 г. в Ярославской губернии (Бурмакинская волость Ярославского уезда) // Труды Ярославского пед. ин-та. Ярославль, 1929. Т. III, вып. 3. С. 83–109;

Полосин И.И. Шуваловщина в 1858–1878 гг. (Из истории аграрной реформы в Верейском уезде Московской губернии). Очерк 1 // Труды общества изучения Московской области. М., 1930. Вып. 6. Ч. 2. С. 7–50 и др .

уставных грамот эти данные с большим трудом поддаются своду».144 Предложенный Б.Г. Литваком новый формуляр был положен в основу проведенных им в дальнейшем крупных исследований условий реализации реформы в Московской губернии и Черноземном центре России.145 Как уже упоминалось, оригинальный способ формализации данных для трех северных губерний Российской империи был разработан Л.В. Беловинским, использовавшим для этой цели перфокарты с краевой перфорацией. Однако приемы Беловинского использовать сегодня в условиях существования развитых информационных технологий было бы, по крайней мере, неестественным .

Новые бланки, позволяющие заносить формализованную информацию уставных грамот и выкупных актов для последующего ввода и обработки на ЭВМ, были предложены С.Г.Кащенко в его работах по изучению ситуации в северо-западных губерниях России.146 Литвак Б.Г. О некоторых приемах публикации источников статистического характера // Исторический архив. 1957. № 2. С. 155–156 .

Литвак Б.Г. 1) Итоги изучения уставных грамот Московской губернии // История СССР. 1958. № 6. С. 145–158; 2) Русская деревня в реформе 1861 г. Черноземный центр. 1861–1895. М., 1972 и др .

Дегтярев А.Я., Кащенко С.Г., Раскин Д.И. Новгородская деревня в реформе 1861 года. Опыт изучения с применением ЭВМ. Л., 1989;

Кащенко С.Г. 1) Реформа 19 февраля 1861 г. в Санкт-Петербургской губернии. Л., 1990; 2) Отмена крепостного права в Псковской губернии .

СПб., 1996; 3) Освобождение крестьян на Северо-Западе России .

Экономические последствия реформы 19 февраля 1861 года. М.;СПб., 2009 .

Впоследствии они были адаптированы А.Н. Апонасенко в ее диссертации, посвященной изучению реформы в Олонецкой губернии.147 В настоящей работе мы постарались учесть все лучшее, что было разработано нашими предшественниками в последние годы. Прежде всего, перед нами стояла задача получить показатели, которые были бы сравнимы с показателями, полученными исследователями Института истории СПбГУ по различным регионам страны. На сегодняшний день их работы охватывают территории Новгородской, Санкт-Петербургской, Псковской, Олонецкой, отдельные уезды Тамбовской, Орловской, Вятской и Тверской губерний. Ведутся работы по изучению Московской губернии.148 Апонасенко А.Н. Реформа 19 февраля 1861 г. в Олонецкой губернии: опыт компьютерной обработки массовых источников: дисс. … канд. ист. наук. СПб., 2005 .

Кащенко С.Г. 1) Освобождение крестьян на Северо-Западе России .

Экономические последствия реформы 19 февраля 1861 года. М.;СПб., 2009; 2) Отмена крепостного права в Олонецкой губернии. Учебное пособие по специальному курсу. Петрозаводск; СПб., 2012; 3) Орловская деревня в начале 60-х гг. XIX века. Экономические последствия освобождения помещичьих крестьян. СПб.;Брянск, 2013; Валегина К.О .

Массовые источники по истории реализации реформы 19 февраля 1861 г .

в Тамбовской губернии (опыт количественного анализа структуры наделов и платежей): дисс. … канд. ист. наук. СПб., 2016; Дмитриева О.В .

1) Реализация реформы 19 февраля 1861 г. в Осташковском уезде // Вестник филиала СЗАГС в г. Выборге (научные труды и материалы) .

Выборг, 2011. С. 109–126; 2) Реализация реформы 19 февраля 1861 г. в Калязинском уезде // 150-летие отмены крепостного права в России .

Сборник материалов круглого стола. СПб., 2012. С. 151–162;

Козьмина Ю.В. Особенности реализации реформы 1861 года в Яранском Для этого, прежде всего, в электронные таблицы Microsoft Excel вносились данные, содержащиеся в уставных грамотах, выкупных актах и сопутствующих им документах Вологодской губернии. Указывался архив, номер фонда и дела, где находилась информация. Вместе с названием губернии заносились названия уездов, волостей и селений, фамилия владельца (владельцев в разные годы). Нас интересовал и ряд дат, связанных с проведением измерительных работ в имении, составлением и поверкой уставных грамот мировым посредником, переводом бывших крепостных на оброк и завершением их перевода на выкуп .

Из раздела уставной грамоты, содержащей сведения о населении, извлекалась информация о числе ревизских душ (тяглых и дворовых), проживавших в селении, отпущенных на волю после X ревизии, не подлежащих наделению землей и получивших земельный надел после реформы .

Поскольку в работе важнейшую часть исследования составлял анализ крестьянских наделов, на эту часть информации было обращено особое внимание .

Нас интересовало количество земли, находившейся в пользовании крестьян до реформы (при этом в закодированном виде указывалось, с какой точностью вносилась в документы площадь этой земли). Если это было возможно, отдельно указывались площади удобной и неудобной земли, размеры усадебной земли и угодий. Для пореформенных наделов также указывались размеры земли, иногда с разбивкой на угодья .

Также тщательно вносилась информация о до и пореформенных крестьянских повинностях. Кодировалась форма повинностей (оброк, уезде Вятской губернии // Актуальные проблемы российской истории и культуры: сборник научных работ преподавателей, аспирантов и студентов. Выборг, 2006. С. 44–45 и др .

барщина, смешанная, «прочая» – в том случае, когда крестьяне в разных частях имения выполняли разные повинности), а также размеры оброка до и после реформы, указанные в рублях .

В случае «повышения разряда усадьбы» (это происходило, когда бывшие крепостные имели ощутимые «выгоды» от своих наделов и усадеб) такая информация также фиксировалась в записях .

И, наконец, интерес представляли указания на то, как крестьяне отреагировали на введение уставной грамоты: подписали они этот документ или не подписали под каким-то предлогом .

Особенностью настоящей работы является то, что мы отказались от записи информации на бумажных носителях – бланках, а сразу вносили ее в электронные таблицы Microsoft Excel. Таким образом, отсканированные в РГИА документы, размещенные на сайте Президентской библиотеки, с экрана монитора сразу вводились в память параллельно работающего второго компьютера .

В дальнейшем введенная информация проходила несколько стадий проверки (как во время ввода данных, так и в процессе обработки, прежде всего, при формировании рядов распределения наделов и платежей) .

На наш взгляд, для решения поставленных в диссертации задач, было достаточно использовать электронные таблицы (на стадии формирования базы данных), а для расчетов применять широко распространенные статистические пакеты прикладных программ .

В работах по истории реформы, подготовленных в Институте истории СПбГУ, в последние годы была реализована определенная схема расчета статистических показателей, которая позволила сопоставить полученные результаты в северных, северо-западных и ряде центральных губерний Российской империи .

В нашей работе широкое применение нашли методы так называемой описательной статистики. Нами был рассчитан целый ряд средних показателей, под разным углом проанализированы изменения в количестве надельной земли и крестьянских платежей. Были проведены многочисленные группировки, среди которых особое место заняли расчеты вариационных рядов (рядов распределения) .

Суть этой схемы состояла в том, что первоначально в каждом уезде отдельно для каждой из категорий крестьян (состоявших на оброке, барщине и смешанной повинности, а также в тех селениях, где присутствовала «комбинация» таких повинностей) рассчитывалось суммарное количество земли до и после реформы. Разница этих сумм, выраженная в абсолютных величинах и процентах, давала представление об общем изменении в количестве земли .

Учитывался и тот факт, что число крестьян, пользовавшихся землей до реформы, могло измениться после X ревизии, а также в ходе ее реализации. Таким образом, следовало также рассчитать средние размеры наделов (этот показатель учитывал и количество земли, и число крестьян), а затем проанализировать разницу. Средняя величина надела и его изменение дает представление сразу о двух процессах – изменении количества земли и числа душ, подлежащих наделению .

В процессе первоначальной обработки информации (сам процесс систематизации исходных данных и расчета простых показателей иногда называется в статистике статистической сводкой данных) наиболее трудоемким и требующим особого внимания является этап проведения группировок .

Так, например, в диссертации Л.В. Беловинского, в разделе, посвященном Вологодской губернии, группировки занимали весьма важное место, однако признать их удачными в полной мере нельзя .

Причиной этого при изучении им Олонецкой и Вятской губернии было недостаточное количество информации (подробнее о работе Л.В. Беловинского см. в главе настоящей диссертации, посвященной историографии вопроса).149 В случае с Вологодской губернией, где число уставных грамот было достаточно велико, работы с группировками виделись более перспективными. Для того чтобы сделать наши расчеты сопоставимыми с данными по другим губерниям и уездам, полученными нашими коллегами, мы решили использовать вариационные ряды (ряды распределения) крестьянских наделов до и после реформы и платежей оброчных крестьян .

Расчет таких рядов до и после реформы позволяет в деталях проследить процесс деформации структуры этих наделов. Применение компьютеров позволяло не только точно произвести расчеты, но и варьировать величину выбранных нами равных интервалов в зависимости от поставленной задачи. Полученные результаты оформлялись в виде многочисленных таблиц, а также в ряде случаев и графиков (гистограмм и графиков функций распределения) .

При изучении крестьянских повинностей до реформы историки в последние годы обычно рассматривают только оброчную деревню .

Действительно, сведения о крестьянских оброках, выраженных в рублях, обычно можно найти в уставных грамотах и выкупных документах .

Попытки оценить в денежном виде барщину и смешанную повинность чаще всего не были успешными .

В нашей работе мы рассмотрели ситуацию в оброчной деревне нескольких уездов Вологодской губернии, сопоставив общие размеры оброка до и после реформы, а также их средние значения в расчете на душу м.п. и десятину удобной земли .

Беловинский Л.В. Наделы и повинности бывших крепостных крестьян в Вологодской, Вятской, Олонецкой губерниях накануне и после реформы 1861 г.: дисс. … канд. ист. наук. М., 1972. С. 32 .

Последний показатель имеет особое значение, так как позволяет сопоставить два процесса: изменение количества крестьянской земли и платежей, которые, как оказалось, зачастую имели противоположную направленность .

Вместе с тем ситуацию с платежами после реформы можно изучать для всех категорий крестьян, включая бывших барщинных, поскольку после реформы на оброк через некоторое время были переведены все крепостные, а в уставных грамотах указывалось, каким станет этот оброк .

Поэтому, как и в случае с оброчными крестьянами, нами были проведены расчеты средних значений, а также вариационных рядов для крестьян, находившихся ранее на барщине и смешанной повинности .

Оказывается полезным, наряду с расчетом средних и суммарных значений количества земли и платежей, найти показатели вариации, однородности изучаемых показателей .

Для этого мы использовали коэффициенты вариации (выражаемое в долях или процентах частное от деления среднего квадратического отклонения на среднюю арифметическую величину) .

Ранее коэффициенты вариации при изучении экономических последствий крестьянской реформы были применены С.Г. Кащенко в ходе изучения крестьянских наделов и платежей новгородских крестьян.150 Он показал путем сравнения этих коэффициентов, что и крестьянские наделы, и крестьянские платежи после реформы усреднялись, нивелировались. В процессе реформы они были «подтянуты» к «высшим»

для каждого новгородского уезда размерам .

Для того чтобы изучить изменение структуры платежей, мы построили и сопоставили вариационные ряды платежей в расчете на душу м.п .

Кащенко С.Г. Освобождение крестьян на Северо-Западе России.С. 224, 226, 235, 241 и др .

Одним из методов исследования, впервые реализованным в отечественной историографии реформы, стало нахождение на основании ранее полученных эмпирическим путем рядов распределения так называемых функций распределения .

Расчет параметров таких функций позволяет более точно смоделировать ситуацию, сложившуюся с крестьянским землепользованием и платежами до и после реформы в отдельных уездах .

Так, например, после построения таких функций путем интегрирования можно находить суммарные значения количества земли и платежей в любых интервалах и затем сравнивать их между собой. В случае, когда удается доказать, что функции распределения можно построить на основании одних и тех же закономерностей, с учетом ранее полученных показателей описательной статистики (средних величин и средних квадратических отклонений), можно a priori, еще до построения вариационных рядов, рассчитав параметры функции, получить представление о происходивших на территории уездов процессах .

Работа по поиску оптимальных функций распределения была проведена нами на материалах Грязовецкого уезда. Были рассмотрены две возможные аппроксимации исходных данных: на основе логнормального и нормального законов распределений, широко применяемых в статистике .

Так, при анализе ситуации с крестьянскими платежами проверка полученных результатов показала, что лучшее приближение к реальной ситуации дает логнормальное распределение

–  –  –

арифметическое значение и среднее квадратическое отклонение следующим образом:

Подробно результаты этой аппроксимации приведены в параграфе настоящей работы, посвященном ситуации в Грязовецком уезде .

Еще одним статистическим методом, широко примененным нами в этой работе, стал так называемый выборочный метод .

Этот метод предполагает работу с данными в условиях частично сохранившейся информации или со специально сформированной «выборкой» из всего массива документов (так называемой «генеральной совокупности») .

В нашем исследовании мы сразу предположили, что дошедшие до нас данные выкупных дел являются «естественно образовавшейся выборкой»

из генеральной совокупности .

Действительно, в фонде Главного выкупного учреждения содержатся не все составленные в начале 1860-х гг. уставные грамоты. Об этом литературе.151 многократно говорилось в научной Следовательно, дошедшие до нас материалы этого фонда являются «выборкой». Эта выборка большая и часто, по отдельным губерниям, превосходит 90 % от всего составленного в свое время массива документов. Можно предположить, в частности, что у нас отсутствуют данные о некоторых владениях мелкопоместных дворян, поскольку освобождение крестьян в таких имениях происходило по особым правилам .

Однако не только из-за сохранности документов можно считать, что мы имеем дело с выборкой. Как уже говорилось в разделе настоящей работы, посвященной источникам, в уставных грамотах есть ряд показателей, которые являются неточными. Речь, прежде всего, идет о дореформенных наделах крестьян. Игнорирование этого факта может привести к завышению размеров этих наделов и, как следствие, к неоправданному увеличению размеров отрезки крестьянской земли в ходе реформы. Более того, в некоторых случаях информация о дореформенном крестьянском землепользовании может вообще отсутствовать. Если исключить такую информацию из рассмотрения, то снова можно говорить о том, что у нас имеется только «выборка» из генеральной совокупности данных .

Но если мы имеем дело с «выборкой», то необходимо использовать хорошо разработанный в статистике аппарат выборочного метода. В частности, следует доказать, что имеющаяся у нас выборка репрезентативная (прежде всего, достаточно большая и случайная) .

Далее мы должны рассмотреть так называемые «доверительные интервалы», в которые с определенной вероятностью попадают значения Литвак Б.Г. Русская деревня в реформе 1861 г… С. 37; Кащенко С.Г. Экономические последствия реформы 19 февраля 1861 года .

Источники и методы их изучения. СПб., 2013. С. 109–112 и др .

генеральной совокупности. В настоящей работе мы постарались оценить величину погрешностей в расчетах, связанных с отсутствием части информации .

При изучении больших массивов уставных грамот, а их в рамках всей Российской империи было составлено не менее 100 000, возникает и другая проблема, связанная с искусственным отбором (существует большое число их разновидностей) какой-то части информации. Такая задача может решаться также на уровне отдельных регионов и даже губерний и уездов .

Известно, что одним из первых произвел крупное выборочное исследование при изучении реформы 1861 г. П.А. Зайончковский, использовав так называемый «типический отбор». Он рассмотрел ряд уездов из различных регионов империи и сделал на основании анализа экономической ситуации на этой территории обобщающие выводы .

В целом отношение к выборочному методу у исследователей было весьма настороженным. С этим можно согласиться, поскольку в имеющихся до недавнего времени выборочных исследованиях не были соблюдены требования, предъявляемые к организации отбора, и не давалась оценка точности полученных результатов .

Для нас организация выборки представляла особый интерес. Мы, прежде всего, старались найти уровень погрешностей, полученных при расчете показателей в Вологодской губернии. Далее нас интересовал вопрос о том, насколько сказываются на точности таких расчетов размеры отбираемых в выборку документов, как сказывается анализ выборочных массивов на окончательные выводы. С этой целью нами по ряду уездов были проведены 10 %, 20 % и 50 % выборки, для показателей которых были построены «доверительные интервалы». Сравнивались между собой и вариационные ряды .

Одним из примененных в настоящей работе эффективных статистических методов, который, к сожалению, пока еще не часто применяется исследователями реформы, стал так называемый «кластерный анализ».152 .

Этот метод дает возможность формировать отдельные группы изучаемых объектов (кластеры), так, чтобы входящие в них элементы были близки между собой по ряду каких-то существенных, ранее отобранных исследователем признаков. Применение этого метода позволяет производить классификацию объектов и дает возможность объединить в кластеры отдельные уезды одной или нескольких губерний .

В этом случае можно говорить о близости социально-экономических показателей развития этих уездов и возможности применения в процессе изучения таких кластеров близких статистических методов. Например, могут быть применены одни и те же способы отбора элементов, выработаны общие критерии для формирования внутри уездов, попавших в одни и те же кластеры, выборок. Внутри кластеров при расчете уже упоминавшихся «функций распределения» в качестве параметров можно использовать значения сходных показателей .

Впервые кластерный анализ в процессе изучения последствий реформы был применен в соседних Новгородской, Санкт-Петербургской и Олонецкой губерниях. В одни и те же кластеры попали сходные по своим социально-экономическим показателям уезды разных губерний.153 Интересным в этой связи представляется тот факт, что Лодейнопольский уезд Олонецкой губернии оказался наиболее близким по От английского слова «cluster» – «группа, скопление» .

Кащенко С.Г. Освобождение крестьян на Северо-Западе России .

Экономические последствия реформы 19 февраля 1861 года. М.;СПб.,

2009. С. 364–365 .

своим социально-экономическим характеристикам не к соседним северным уездам, а к Шлиссельбургскому уезду Санкт-Петербургской губернии.154 Реализация кластерного метода происходила в настоящей работе с применением стандартных статистических пакетов программ .

Для определения наличия связи между различными показателями нами применен часто используемый историками корреляционный анализ .

Конечно, гораздо более часто исследователи применяют для этой цели различные группировки, о которых речь в нашей работе шла выше. Однако уже на ранней стадии изучения реформы они пришли к выводу о том, что группировки не только не единственный способ определения таких связей, но и далеко не самый эффективный .

Впервые об этом задумался в своем диссертационном исследовании Л.В. Беловинский. Изучая связи между величиной крестьянских наделов и их изменениями с формами эксплуатации и размером имения, он, с одной стороны, посчитал, что для этой цели подойдут таблицы и графики, но, с другой – обнаружил, что при наличии слабых связей этот способ работает плохо.155 Л.В. Беловинский первым в этой связи обратил внимание на методы корреляционного анализа: расчеты коэффициентов корреляции и корреляционного отношения. Однако в «докомпьютерную эпоху» расчет коэффициентов корреляции оказывался слишком сложным .

Сегодня, когда с применением статистических пакетов трудности проведения расчетов коэффициентов корреляции остались в прошлом, мы рассчитали ряд наиболее часто применяемых историками парных Кащенко С.Г. Отмена крепостного права в Олонецкой губернии .

Петрозаводск, 2012. С. 130 .

Беловинский Л.В. Наделы и повинности... С. 33 .

линейных коэффициентов корреляции, которые приведены в разделе, посвященном конкретным результатам реформы .

Таким образом, при анализе массовых источников – прежде всего, уставных грамот, – мы применили ряд статистических методов, которые, на наш взгляд, позволили адекватно оценить экономические последствия освобождения крестьян в Вологодской губернии .

ГЛАВА 3. Некоторые результаты изучения последствий реформы 1861 г .

в Вологодской губернии с применением статистических методов и компьютерных технологий

–  –  –

Рассматриваемая в диссертации Вологодская губерния занимала «северо-восточную оконечность Европейской России».156 «Расстилаясь длинным неправильным многоугольником от юго-запада к северовостоку, – писали русские статистики середины XIX в., – она касается западною оконечностью Новгородской губернии (Череповецкого и Кирилловского уездов), а восточным краем упирается в подножие Уральского хребта, погранично с Березовским уездом Тобольской губернии. Край губернии, лежащий на север, совпадает с границами губернии Архангельской (Мезенского, Пинежского и Шенкурского уездов), и Олонецкой (уезда Каргопольского). На юге, за пределами губернии Вологодской, лежат пригранично губернии: Пермская (уезд Чердынский), Вятская (уезды: Слободский, Орловский и Котельнический), Корстромской Социально-экономическая ситуация в губернии неоднократно описывалась в различных работах, поэтому мы используем те наблюдения, которые были сделаны ранее, в трудах статистиков и географов XIX в., и известных современных российских историков .

(уезды: Ветлужский, Кологривский, Чухломский, Солигаличский и Буинский) и Ярославская (уезды Любимский и Пошехонский). В числе губерний Европейской России, после Архангельской, эта губерния по пространству своему, занимает первое место, равняясь своим объемом почти всей Испании или точнее, вмещая в себе 5/6 частей этого государства».157 В длину губерния протянулась «почти на 1200 верст, а в ширину – до 557 верст».158 Территория губернии представляла собой огромную равнину, постепенно повышавшуюся в северо-восточном направлении. В целом можно согласиться с военными статистиками середины XIX в. в том, что губерния в силу своей удаленности от жизненно важных центров страны не имела большого военно-стратегического значения.159 Губерния включала 10 уездов – Вельский, Вологодский, Грязовецкий, Кадниковский, Никольский, Сольвычегодский, Тотемский, Устюгский,160 Усть-Сысольский и Яренский. Следует заметить, что в 1860–1880-е гг .

каких-либо изменений в административно-территориальном делении не Списки населенных мест Российской империи. СПб., 1866.. Т. VII .

Вологодская губерния. Список населенных мест по сведениям 1859 года .

С. I .

Памятная книжка для Вологодской губернии на 1861 г. Вологда,

1861. Исторические и статистические сведения о Вологодской губернии .

С. 33 .

Военно-статистическое обозрение Российской империи. СПб., 1850 .

Т. II. Ч. 3. Вологодская губерния В литературе часто встречаются также несколько иные названия этого уезда: Устюжский, Велико-Устюгский или Великоустюжский, а также и другие, близкие по написанию .

наблюдалось, и, таким образом, все производимые далее в тексте диссертации расчеты охватывали сопоставимые территории.161 По своим размерам губерния считалась одной из самых обширных в Европейской России. По оценкам, сделанным в разные годы, ее площадь составляла 35–37 миллионов десятин. «Пространство Вологодской губернии, – писали авторы “Списка населенных мест 1859 г.”, – еще неприведенное в точную известность, одни сокращают в 6890 кв. миль (Брусилов), другие распространяют до 8400 кв. миль (Шуберт). Среднее между этими числами измерение, основанное на исчислении астронома Швейцера, составляет 7200 кв. миль».162 Важно иметь в виду, что в рассматриваемый нами период измерение земли проводилось разными способами, что приводило к расхождениям в цифровых показателях. Это происходило из-за различных подходов к исчислению пространства под реками и озерами, неточных представлений о площадях земель на глухих окраинах, из-за устаревших практических методов измерений (использования примитивной техники), а иногда и изза различных методик вычисления. Об этом стоит упомянуть, так как на основании этих наблюдений можно сделать вывод о степени погрешности, присущей измерительным операциям того времени, как на локальном, местном уровне, на территории отдельных Вологодских уездов, так и в общегосударственном масштабе .

Российские военные статистики с некоторой долей иронии писали в середине XIX в. об обширных пространствах вологодской земли, «ни кем Статистический временник Российской империи. СПб., 1887. Сер III .

Вып. 19: Указатель изменений в распределении административных единиц и границ империи с 1860 по 1887 гг. / сост. В.В. Зверинский .

Списки населенных мест Российской империи. Т. VII. Вологодская губерния. Список…. С. I .

никогда невиданной, а тем менее измеренной», о том, что ряд мест губернии имеет «весьма неопределенное положение», а пунктов, определенных астрономически, было крайне мало. Конечно, прежде всего, это замечание касалось «северо-восточных пределов» губернии, тем не менее и в других ее частях положение с точностью измерений земельных пространств оставляло желать лучшего.163 Сравнить результаты измерения площади губернии более точно можно на основании данных табл. 1 .

Опираясь на данные «Военно-статистического обозрения», относящегося к 1850 г., мы произвели расчеты погрешностей в измерениях русского военного картографа Ф.Ф. Шуберта, географа Е.Ф. Зябловского, вологодского губернатора Н.П. Брусилова и др., использовавших разнообразные источники (от широко известных в эти годы материалов «Генерального межевания» до «показаний гражданского начальства») .

Для всей территории губернии погрешности составляли от 7,5 до 13,5 % .

Таблица 1 Площадь Вологодской губернии по разным исчислениям в различных единицах измерения164

–  –  –

Обычно считается, что среди внутренних губерний России менее благоприятными для земледелия были земли Европейского Севера .

Территория Вологодской губернии была освоена местными жителями слабо. Это являлось следствием и сурового климата, и в целом плохого качества почвы, которая играла весьма важную роль в процессе освоения территории. Так, давая оценку качества земли, российские географы отмечали, что она в юго-западной части губернии «вязкого, иловатого, глинистого свойства», на северо-востоке «богата примесью песка и Источники: Географическо-статистический словарь Российской империи. СПб., 1863. Т. 1. С. 523; Дружинин Н.М. Русская деревня на переломе... С. 205 .

извести», а если и встречались в лесах «черноземные полосы», то они были «редкие и незначительные».165 Можно упомянуть и данные местных землемеров о площади земли в губернии, полученные с разбивкой по угодьям «по сведениям Губернской Чертежной». Вся территория оценивалась ими в «6751 кв. миль, т. е .

330 799 кв. в., или 34 458 229 дес.». Из них под лесами было 32 289 254 дес., неудобной земли насчитывалось 1 020 789 дес., «городской земли» – 31 755 дес. «За исключением усадебной сельской земли», по этим подсчетам, «остаются 1 108 386 дес. полевой земли (из них пашенной 726 648 дес. и сенокосной 381 920 дес.)».166 Не трудно посчитать, что в этом случае леса в губернии занимали почти 94 % площади .

Об этом пишет и Н.М. Дружинин: «По данным губернаторских отчетов, вологодские леса занимали 9/10 всего пространства губернии и перемежались озерами и болотами».167 Климат в губернии считался «умеренно континентальным», весна приходила поздно, сменялась коротким летом, длившимся не более двух с половиной месяцев, а зимы были холодными и продолжительными .

Погода была неустойчивой, часто наблюдались длительные дожди и ранние заморозки, губительные для урожаев зерновых. Впрочем, из-за огромной протяженности губернии климат в разных ее частях иногда мог довольно существенно различаться. Юго-западные уезды находились, по Географическо-статистический словарь Российской империи. СПб.,

1863. Т. 1. С. 525 .

Памятная книжка для Вологодской губернии на 1861 г. Вологда,

1861. Исторические и статистические сведения о Вологодской губернии .

С. 33 .

Дружинин Н.М. Русская деревня на переломе… С. 205 .

мнению местных жителей, в более благоприятных условиях. Отмечалось, например, что Никольский уезд «превосходит другие сухостью воздуха» .

Особенностью губернии, как, впрочем, и многих других регионов Севера и Северо-Запада России, было большое число протекавших здесь рек (более 4000). Здесь же насчитывалось и несколько тысяч озер. Однако судоходных рек было не более полутора десятков.168 Традиционно значительная часть населенных пунктов располагалась по берегам рек, которые служили транспортными путями. Однако они из-за суровых климатических условий были судоходны только непродолжительное время .

Уже упоминалось, что огромные площади находились под болотами, часто поросшими лесом. По замечанию военного инженера и этнографа барона П.К. Услара: «Вологодская губерния есть одно огромное, более или менее топкое болото, покрытое сплошным лесом, осушенное и разчищенное вековыми усилиями населения».169 Важной торгово-транспортной артерией считалась судоходная река Сухона, которая протекала по территориям Вологодского, Тотемского и Устюгского уездов. По ее берегам в губернском и уездных городах были построены пристани. Большое значение в Никольском и Устюгском уездах имела река Юг. Сливаясь с Сухоной, она образовывала Северную Двину .

Один из притоков последней, судоходная Вычегда, протекала в УстьСысольском, Яренском, Сольвычегодском и Устюгском уездах. Реки способствовали и развитию сельского хозяйства. По словам полковника Географическо-статистический словарь Российской империи. СПб.,

1863. Т. 1. С. 525 .

Памятная книжка для Вологодской губернии на 1861 г. Вологда,

1861. Исторические и статистические сведения о Вологодской губернии .

С. 33 .

Сухаржевского, «пышная флора долин Сухоны и Вычегды поражает путешественника, даже прибывшего с юга».170 По еще одному притоку Северной Двины, Ваге, сплавлялись плоты, груженые льном и хлебом. По р. Печоре в Усть-Сысольском уезде чердынские купцы перевозили хлеб в Архангельскую губернию.171 Традиционно считалось, что вологодские уезды по «естественным признакам, характеру культуры и размещению населения», составляли три «естественные области» .

Юго-Западная часть (уезды Вологодский, Кадниковский, Грязовецкий и часть Вельского) заметно выделялась численностью и плотностью населения, а также степенью окультуренности почвы. Население здесь, по вологодским меркам, было наиболее плотным. В этой части проживало подавляющее большинство (около 97 %) вологодских крепостных крестьян и находилась основная часть помещичьих имений. Распаханные площади составляли до четверти всей земли, что объективно может считаться весьма высоким показателем для любой из северных губерний России .

Отмечалось, что в Вологодском и Вельском уездах располагались заливные луга, которые представляли для хозяев особую ценность .

Можно отметить, что уезды этой «области» напоминали по своим географическим и социально-экономическим характеристикам соседние территории Новгородской, а также «заволжскую часть» Ярославской губернии. Статистики отмечали, что земледелие здесь находится в сравнительно хорошем состоянии. Конечно, и здесь, учитывая площадь лесов, длительное время существовала «огневая система» (подсечное Памятная книжка для Вологодской губернии на 1861 г. Вологда,

1861. Исторические.... С. 35 .

Географическо-статистический словарь Российской империи. СПб.,

1863. Т. 1. С. 525 .

земледелие), однако заметное распространение к этому времени получила и трехпольная система. Современники отмечали, что своего хлеба здесь обычно не только хватало на местные нужды, но и часть излишка использовалась в винокурении .

«Хлебопашество и скотоводство, – писал Н.М. Дружинин, – были развиты в юго-западных уездах, где климат был мягче и давно установилась трехпольная система земледелия. Крестьяне сеяли здесь рожь, ячмень и овес, местами лен и коноплю, имели огороды и получали в случае хорошего урожая сам – 5 на озимых полях и сам – 3, сам 3,5 – на яровых. Земледелию помогало развитое скотоводство. В 1867 г. в среднем на крестьянскую семью … приходилось по 1,2 лошади, по 3 головы рогатого и 2,6 головы мелкого скота».172 Можно выделить распространение в этих уездах различных промыслов, приносивших дополнительные заработки крестьянским хозяйствам. Практиковалось крестьянское отходничество.173 В средней части (Никольском, Великоустюжском, Тотемском и части Вельского уездов) плотность населения была существенно ниже. Ее Дружинин Н.М. Русская деревня на переломе… С. 206 .

Н.М. Дружинин считал, что «наиболее населенным и экономически развитым районом был юго-западный угол губернии (Вологодский, Грязовецкий и южные части Кадниковского, Тотемского и Никольского уездов): здесь леса были вырублены и почти все пространство превращено в луга и пашни. Дальше к северу – там, где р. Сухона и юг образуют Северную Двину, начинались хвойные леса; города и деревенские поселения были разбросаны преимущественно по течению рек, далеко друг от друга. Еще гуще, непроходимее были леса в остальной северной части губернии, в зоне сурового климата» (Дружинин Н.М .

Русская деревня на переломе… С. 205) .

территория – «обширная лесная площадь, в которой все население и культура сгруппированы вдоль течения рек», площадь пашни составляла не более 4 %, а 95 % приходилось на леса. Здесь получили широкое распространение разнообразные лесные промыслы и охота. Помещичьих хозяйств практически не было, крестьяне чаще использовали подсечное земледелие (вырубался и сжигался мелкий лес и на его месте высевали рожь или лен). Однако именно здесь выращивалась большая часть вологодского льна, лучшими считались «нижнесухонский» и «югский» .

Наконец, в третьей, северо-западной части губернии (УстьСысольском, Сольвычегодском, Яренском уездах) плотность на кв. милю едва составляла 40 жителей. Здесь находилась зона сплошного леса, «среди которого живут только звероловческие финские племена», иногда, по рекам, встречались поселки, населенные русскими. Если верить расчетам, которые на таких удаленных территориях были весьма затруднительны, пашни составляли здесь доли процента от общей площади, хотя и здесь высевали лен.174 «Чем дальше на север, – отмечал

Н.М. Дружинин, – тем более суживались возможности полевого хозяйства:

в Яренском и Усть-Сысольском уездах, а отчасти в Сольвычегодском, даже посевы ржи и овса были невозможны и оставался единственный промысел, обеспечивавший существование населения, – использование леса в целях звероловства, охоты на дикую птицу и лесных заготовок…».175 Географическо-статистический словарь Российской империи. СПб.,

1863. Т. 1. С. 526 .

Дружинин Н.М. Русская деревня на переломе… С. 206 .

По сведениям российских статистиков на 1861 г. в губернии проживало 960 848 жителей об.п.176 (458 014 душ м.п.), что составляло в среднем 133 чел. на кв. милю .

По расчетам авторитетного российского демографа В.М. Кабузана, на основании архивных материалов, отложившихся в процессе проведения X ревизии,177 всего в губернии насчитывалось 951,6 тыс. жителей обоего пола, из них 218,6 (или 23,0 %) были частновладельческим крестьянами .

Несколько иную цифру приводит в своем исследований А.Г. Тройницкий – по его расчетам, базировавшимся на результатах той же переписи в Вологодской губернии, было 215 152 души об.п. крепостных (102 805 мужчин и 112347 женщин). При этом собственно крестьян было 99 135 душ м.п., а дворовых – 3670.178 Н.М. Дружинин приводит со ссылкой на архивные материалы и официальную статистику179 несколько иные данные о численности частновладельческих, государственных и удельных крестьян Вологодской губернии: частновладельческих было 103 320 ревизских душ (26,06 %), государственных – 255 500 и 64,45 %, удельных – 37 628 и 9,49 % соответственно. Всего же насчитывалось 396 448 ревизских душ.180 Географическо-статистический словарь Российской империи. СПб.,

1863. Т. 1. С. 525 .

Кабузан В.М. Крепостное население России. СПб., 2002. С. 141 .

Тройницкий А.Г. Крепостное население в России по 10-й народной переписи. СПб.1861. С. 26 .

РГИА Ф. 571, Оп. 6. Д. 1023, 1024; Материалы для статистики России, собираемые по ведомству Министерства государственных имуществ. СПб., 1861. Вып. IV. С. 132–133 .

Дружинин Н.М. Русская деревня на переломе… С. 9 .

Население при небольшой плотности было размещено крайне неравномерно. Так, в Вологодском уезде она была максимальной, а в Усть-Сысольском – в пятьдесят раз меньше .

Если проанализировать социальную структуру населения, то надо обратить внимание на то, что потомственных дворян здесь было 1660, личных – 2687. Много было представителей духовенства (белое насчитывало 14 978, черное – 399 человек). Торговлей занималось 2662 купца, мещан насчитывалось 26 184, «цеховых» – 1155 .

Как уже отмечалось выше, основную массу населения составляло крестьянство. По данным П.П. Семенова, число государственных крестьян превышало 560 тыс. человек, еще 86 тыс. – были удельными. Известно также, что в губернии находилось более 6 тыс. «половников», безземельных крестьян, находившихся «по контрактам» на чужих землях и имевших право свободного перехода. «Заводскими» числились 2853 человека.181 Б.Г. Литвак в одной из своих последних работ182 писал: «По Северному району 10-я ревизия зафиксировала в Вологодской губернии 99 тыс. крестьян… (помещичьих – ЕК) в их распоряжении по данными уставных грамот до реформы находилось 793 200 дес.... получили они в Вологодской губернии – 465 563 дес., потеряли 327 637 дес., или 40,9 % дореформенного надела».183 Географическо-статистический словарь Российской империи. СПб.,

1863. Т. 1. С. 525 .

Литвак Б.Г. Переворот 1861 года в России: почему не реализовалась реформаторская альтернатива. М., 1991. С. 165 .

На самом деле, если верить суммарным цифрам, в таком случае крестьяне потеряли несколько большее количество – 41,3 % от дореформенного надела .

Есть и другие данные о численности и структуре населения губернии.184 Эти расхождения также представляют для исследователя значительный интерес, поскольку дают представление о точности исчисления числа крепостных. Последняя, в свою очередь, дает исследователям реформы возможность оценить репрезентативность фонда изученных документов .

К 1861 г. в губернии насчитывалось 12 городов (10 уездных и 2 заштатных), посад и 266 сел. «Города в Вологодской губернии, – писали современники событий, – вообще не многолюдны и не богаты; во многих из них жители занимаются земледелием».185 В деревнях (их было около

12 000) редко было более 50 дворов, в основном здесь встречались маленькие поселения с числом дворов менее 10. Преобладало русское В «Памятной книжке на 1861 г.» (С. 37) даются другие цифры, которые незначительно отличаются от упоминавшихся ранее. Так, население оценивается в 950 612 душ об. пола (452 732 м.п. и 497 800 ж.п.). Потомственных дворян было 1601, личных – 2850, купцов – 2499, мещан – 25 872, цеховых – 1022, государственных крестьян – 554 463, удельных – 84960, помещичьих – 216 016 (из них 104 031 м.п.), дворовых – 8312 (3870 м.п.), «половников» – 6198, приписанных к заводам – 2824. Некоторые из этих данных приводит в автореферате своей диссертации Е.А. Трунина, отмечая, что «основная часть населения губернии, насчитывающего к началу 1860-х гг. 950 612 человек, проживала в сельской местности (95,7 %)». (Трунина Е.А. Вологодская губернская администрация в 1860-е гг.: автореф. дисс. … канд. ист. наук. СПб., 2008 .

С. 17) .

Памятная книжка для Вологодской губернии на 1861 г. Вологда,

1861. Исторические... С. 47 .

население (около 84 %), в Усть-Сысольском и Яренском уездах в значительном числе жили зыряне (коми) .

Основным «коренным занятием» местного населения считалось земледелие, которым жители, по мнению некоторых современников, занимались «чрезвычайно усердно». При этом оно было в разной степени развито на территории губернии. Останавливаясь на земледелии можно отметить, что в южных и «отчасти в средних уездах» выращивались «серые хлеба» и яровая пшеница. В отдельные годы при надлежащем удобрении получали неплохие (по местным меркам) урожаи .

В северных уездах произрастали рожь и ячмень. Хотя местные жители и занимались огородничеством, считалось, что оно «как особая отрасль промышленности почти не существует» .

Местный климат в те годы не давал возможностей для развития садоводства, лишь кое-где встречались «плодовые кустарники» – малина и смородина .

Впрочем, по мнению Н.М. Дружинина, «суровый климат с коротким летом и, следовательно, незначительным вегетативным периодом, дремучие леса и непроходимые болота, глинистая почва, требовавшая большого количества удобрений, превращали земледелие из основного занятия жителей в подсобное, второстепенное…».186 Местное население занималось рыболовством, на севере важное место занимала охота, которая в Яренском и Усть-Сысольском уездах считалась основным занятием населения .

Дружинин Н.М. Русская деревня на переломе… С. 126 .

Среди промыслов187 обычно отмечали лесные, «занимавшие очень много рук»: заготовка леса и сплав бревен, постройка речных судов, сидка смолы, дегтя, скипидара и сажи и т. д.) .

«Главное минеральное богатство губернии» составляла соль, добывали железную руду, ломали плитняк. «Природные условия, – писал Н.М. Дружинин, – в значительной степени определяли характер промышленности и торговли Вологодской губернии. Помимо ее главного богатства – неисчерпаемых лесных угодий – губерния имела большие запасы соли и железной руды. Леса питали производство лесопильных заводов, сплавлявших свою продукцию к Архангельску и дальше – за границу, и давали материал для производства деревянных изделий .

Соляные варницы, существовавшие еще в XVI–XVII вв., снабжали солью соседние губернии. Железная руда переплавлялась в чугун, доставлявший сырье для железоделательных заводов. Излишки зерна сбывались на местные рынки, в частности на винокуренные заводы. Лен служил материалом для полотняных фабрик, а скот использовался кожевенными и свечно-сальными заводами. Кроме того, функционировали писчебумажные, дегтекуренные и сажекоптильные предприятия. Судя по губернаторским отчетам, в 1861 г. в губернии числилось 184 предприятия с продукцией на 901 653 руб.».188 По сведениям вологодских статистиков, промышленность была развита сравнительно слабо, в основном упоминались небольшие предприятия. Некоторое исключение составляли три солеваренных Разнообразным промыслам в Вологодской губернии второй половины XIX в. посвящена работа: Левашов И.И. Кустарные промыслы Вологодской губернии: исслед. 1888 г. // Отчеты и исследования по кустарной промышленности в России. СПб., 1892.. Т. 1. С. 373–386 .

Дружинин Н.М. Русская деревня на переломе… С. 206–207 .

завода – «с производством на сумму 212 900 руб.». Упоминались 6 винокуренных, 3 железоделательных и чугуноплавильных предприятия, 3 – по производству бумаги, 2 «свечновосковых» завода и 12 «свечносальных», 2 полотняные фабрики, 48 кожевенных, 2 стеклянных, 32 кирпичных, 4 сыроваренных, 2 солодовенных, 5 мыловаренных, 28 красильных и набивных производств .

Общий объем всего производства оценивался в 940 тыс. руб.189 Считается, что объемы торговли в губернии значительно упали после постройки Петербурга. Она потеряла свое важное транзитное значение, однако крупные партии товаров перевозились отсюда и в Архангельск, и в Петербург .

Внутри губернии торговля была сосредоточена в городах и посаде (здесь насчитывалось около 1100 лавок), на ярмарках. В 1860 г. сюда завезли товара примерно на 2 млн руб., а продано было на 1 млн руб .

Н.М. Дружинин отмечал: «Произведенные продукты свозились скупщиками на местные ярмарки и частично служили оптовым торговцам источниками для экспорта. По сведениям губернаторских отчетов…» в 1861 г. было 150 ярмарок, привезено товаров на 2 020 000, продано на 1 071 000 руб.190 Традиционно различные мануфактурные изделия, а также чай, сахар, мыло, овощи, везли сюда из Москвы, Ярославля, Ростова, Нижнего Новгорода. В губернии производили и продавали продукцию сельского хозяйства (зерновой хлеб, лен, масло, яйца, кожи, сало, щетину, сальные свечи), а также рыбу, различные лесоматериалы, деготь, смолу, скипидар, Памятная книжка для Вологодской губернии на 1861 г. Вологда,

1861. Исторические... С. 61 .

Дружинин Н.М. Русская деревня на переломе… С. 205 .

сажу. Хотя значительную часть этого товара потребляли на местах, часть его вывозилась за пределы губернии .

Подводя итоги своего обзора Европейского Севера, Н.М. Дружинин писал: «…можно считать Северный край с его лесными чащами и многоводными реками ярким примером экстенсивного крестьянского хозяйства. В условиях разнообразной и богатой фауны плотность трудового населения была очень мала, отдаленные уезды не были изучены, обмежованы и освоены; охота и рыболовство, т. е .

использование готовых даров природы, занимали главное место в обеспечении населения источниками питания и денежного дохода;

земледелие занимало скромное место – в условиях отсталой огневой системы и сурового климата оно не могло дать достаточных урожаев .

Промышленность и торговля были мало развиты. Деревенское население, в основном избежавшее крепостного права, в пореформенные годы мало привлекало к себе внимания правительства. Представленное самому себе, оно жило самостоятельней и свободней, чем в остальных районах…».191 В заключение, однако, следует сказать, что оценивая хозяйства северных губерний Российской империи, можно сделать вывод, что Вологодская губерния занимала здесь одно из первых мест. Несмотря на то, что по территории Вологодской и соседних с ней Олонецкой и Вятской губерний проходила северная граница помещичьего землевладения, вологодская помещичья деревня была наиболее значительной по численности, далеко превосходящей в этом плане своих соседей, и уже поэтому представляет для историков, занимающихся экономическими последствиями освобождения крестьян, исключительный интерес .

Дружинин Н.М. Русская деревня на переломе… С. 209 .

Перейдем далее к рассмотрению последствий реализации реформы 1861 г. в помещичьей деревне отдельных уездов Вологодской губернии, используя описанную ранее методику исследования .

–  –  –

Прежде всего, проанализируем ситуацию в сравнительно малоизученном Кадниковском уезде, где было развито помещичье землевладение, и в силу этого имеется значительный объем информации .

Кадниковский уезд был расположен в юго-западной части губернии и, по расчетам известного российского астронома и географа Б.Я. Швейцера, занимал пространство в 308,6 кв. миль или 14 932 кв. верст .

По сведениям на 1860 г., жителей здесь (без учета горожан) было 138 814 душ об. п. (66 214 м.п.). Плотность населения (на этот раз с учетом городских жителей) оценивалась в 458 душ м.п. на кв. милю. Это был один из трех вологодских уездов, где заметное развитие имело помещичье землевладение. Здесь проживало 242 дворянина, 26 925 «казенных» крестьян, 1702 – «удельных». Из крепостной зависимости вышли после реформы 103416 крестьян и 968 дворовых людей .

Всех населенных мест в уезде насчитывалось «до 1900, но они были чрезвычайно мало населены».192 В «Списке населенных мест» приведены несколько другие, хотя и близкие сведения о наличном населении уезда.193 Число дворов здесь

Географическо-статистический словарь Российской империи. СПб.,1865. Т. II. C. 411 .

оценивалось в 20 584, где проживало 127 814 человек (60 909 м.п. и 66 905 ж.п.). Плотность составляла на 1 кв. милю – 66,83 дворов и 414,55 душ об.п.194 Из общего числа селений (1755) с числом жителей от 1 до 5 было 403, от 6 до 25 – 1253. Таким образом, на 100 селений «мелких (от 1–25 жителей)» было 94,2.195 По таблице о крепостном населении, опубликованной А.Г. Тройницким,196 в этом уезде накануне реформы на крепостном праве состояло 48 670 душ м.п. и 832 дворовых м.п. Если добавить к этому количеству 53 490 крестьянок и 820 дворовых женщин, то мы получим 102 160 крестьян и 1652 дворовых, что почти совпадает с данными, приведенными выше .

Почва в уезде оценивалась как «преимущественно глинистая, требующая тщательного удобрения», «болотистых пространств было довольно», леса были расположены, в основном, в северной и восточной частях уезда (всего лесные пространства оценивались в 756 тыс. дес. и, таким образом, составляли 49 % всей территории уезда) .

Лес был «преимущественно владельческий» и занимал здесь около 298 тыс. дес., отмечалось, что в уезде встречались корабельные рощи.197 Списки населенных мест Российской империи. СПб., 1866. Т. VII .

Вологодская губерния. Список населенных мест по сведениям 1859 года .

С. XXVIII .

Там же. С. XXIX .

Там же. С. XXX .

Тройницкий А.Г. Крепостное население в России, по 10-й народной переписи: стат. исслед. СПб., 1861. С. 29 .

Географическо-статистический словарь Российской …C. 410 .

Главным занятием местных крестьян было хлебопашество. Пашни занимали территорию более 100 000 дес. Высевались «серые» хлеба, которых хватало для местного потребления, оставались и излишки, часть которых шла на винокурение. Так, известно о предприятии г. Лихачева, «выкурившего в 1862–1863 гг. 50 050 ведер алкоголя» (всего же в уезде было два завода) .

Крестьяне также выращивали лен. Здесь, как впрочем и в других уездах губернии, они занимались скотоводством, хотя и отмечалось, что скот у них «мелкой простой породы, в сенокосах ощущается недостаток и скот кормят зимой сухими листьями, собираемыми в лесах в значительном количестве». Всего по оценке на 1864 г. в уезде было 33 639 лошадей, 60 825 голов крупного рогатого скота, 29 864 овцы и 300 свиней.198 Дополнительными занятиями было рыболовство (по территории уезда протекала р. Сухона и находились озера), различные промыслы и отходничество. Местные жители сплавляли лес, гнали деготь и смолу .

Плотники и землекопы уходили на работу в Петербургскую и Новгородскую губернии. Делали в уезде сани, деревянную посуду, выделывали кожи и льняную пряжу, изготавливали обувь, валяли из шерсти сапоги и шляпы. Отмечалось, что «произведения» крестьян сбываются не только в уезде, но и вывозятся в Вологду и другие города .

Ярмарок здесь насчитывалось свыше 30 .

Сам уездный центр, город Кадников, «не был замечателен ни в промышленности, ни в торговых отношениях», он был расположен в 42 верстах от Вологды, по почтовому тракту из Архангельска в СанктПамятная книжка Вологодской губернии на 1865 и 1866 г. Вологда,

1866. Раздел II. Статистические материалы. Паг. 2. С. 26 .

Петербург и Москву. В 1861 г. здесь насчитывалось 2402 жителя об.п .

(1092 м.п.), из них купцов было 190, а мещан – 1309.199 Таким видели Кадниковский уезд в 1860-х гг. российские статистики .

* Перейдем теперь к анализу системы крестьянского землепользования и платежей до и после реформы 1861 г .

Для Кадниковского уезда мы будем придерживаться следующей схемы исследования .

Первоначально рассмотрим показатели, касающиеся населения, землепользования и платежей, на основании данных всех уставных грамот и выкупных актов, извлеченных нами из Ф. 577. РГИА .

Как бы хорошо не сохранилась информация в этом уезде, какая-то ее часть отсутствует, и мы все равно имеем весьма большую репрезентативную, естественно сформировавшуюся выборку, близкую по своему объему к «генеральной совокупности». О репрезентативности этого массива документов говорит тот факт, что здесь представлены имения разных размеров, расположенные во всех волостях, где было помещичье землевладение, присутствуют все формы эксплуатации крестьян. Определенное исключение гипотетически может составить часть так называемых мелкопоместных имений, поскольку освобождение крестьян осуществлялось в них по особым правилам. Однако число крестьян в таких имениях было незначительно, и их отсутствие не может повлиять на конечные результаты исследования .

Географическо-статистический словарь Российской империи. СПб.,1865. Т. II. C. 410 .

Кроме того, как уже неоднократно упоминалось ранее, отдельные дореформенные показатели в уставных грамотах могут отсутствовать или быть внесены в них с большими погрешностями. Поэтому для всех показателей, имеющих отношение к численности крестьян, наделам и платежам, мы рассчитаем так называемые «доверительные интервалы», куда с определенной вероятностью должны попасть «генеральные»

значения.200 Далее мы последовательно рассмотрим ситуацию с крестьянской землей, используя искусственно сформированные случайные 10 %, 20 % и 50 % выборки, и сравним получаемые новые показатели (доверительные интервалы для выборок) с показателями, полученными ранее для всей совокупности уставных грамот .

На основании рассмотренной нами 981 уставной грамоты уезда201 Кадниковского можно сделать вывод, что общее число помещичьих крестьян достигало здесь 47 830 душ м.п., из них тяглых было 47 049 душ (или 98,37 %), еще 781 (1,63 %) – были дворовыми .

Сравнение этих данных с ранее приведенными материалами А.Г. Тройницкого202 и Памятной книжки за 1865 и 1866 г.203 показывает, что у нас имеется информация о 96,7–99,6 % тяглых крестьян и примерно 94 % дворовых .

Имеются в виду показатели для всего массива информации или «генеральной совокупности» данных .

РГИА.Ф. 577. Оп. 6. ДД. 759–1490 .

Тройницкий А.Г. Крепостное население в России, по 10-й народной переписи: стат. исслед. СПб., 1861. С. 29 .

Памятная книжка Вологодской губернии на 1865 и 1866 г. Вологда,

1866. Раздел II. Статистические материалы. С. 4 .

Таким образом, можно с уверенностью сказать, что в нашем распоряжении оказалась большая репрезентативная выборка данных .

Разница в цифрах (большее количество крепостных у А.Г. Тройницкого), на наш взгляд, определяется тем, что последний учел имения мелкопоместных владельцев, дела которых с определенной вероятностью не попали в Ф. 577. Поскольку эта разница меньше 2 %, то, как уже отмечалось ранее, можно считать, что эти имения не оказали существенного влияния на развитие ситуации в помещичьей деревне .

Из общего числа крепостных, 40 026 (или 85,07 %) находилось, по нашим расчетам, на оброке, 512 (или 1,09 %) – на барщине, 5977 (или 12,70 %) – на смешанной повинности и, наконец, еще 534 (или 1,13 %) жили в селениях, где разные группы крестьян исполняли различные повинности (такие селения в дальнейшем будем называть «прочими») .

Исходя из того, что мы имеем, хотя и большую, но все же естественно сформировавшуюся выборку, можно рассчитать доверительные интервалы для всей совокупности, куда с определенной вероятностью будут попадать процентные соотношения крестьян, находящихся на разных формах повинностей .

Поскольку одна из задач нашего исследования состоит в том, чтобы определить, насколько искусственно сформированные выборки разного объема позволяют судить о параметрах «генеральной совокупности», мы рассчитали также аналогичные проценты для организованных нами 10 %, 20 % и 50 % случайных бесповторных выборок (см. табл. 2) .

Таблица 2 Процент крепостных в Кадниковском уезде, находящихся на разных формах эксплуатации, полученный на основании выборок (доверительные интервалы)

–  –  –

Из данных табл. 2 видно, что достаточно хорошие результаты дает только 50 % выборка. 20 % выборка дает приемлемые результаты только для оброчной деревни. В остальных случаях мы получили неудовлетворительные результаты, поскольку число наблюдений было

–  –  –

очень невелико (5–6 случаев). 10 % выборка не может быть эффективно использована .

Для сравнения, приведем цифры, полученные для Кадниковского уезда Л.В. Беловинским. По его расчетам в уезде было 81,6 % оброчных, 3,5 % барщинных и 14,9 % крестьян, находившихся на смешанной повинности.208 Эти цифры в целом описывают ситуацию примерно так же, как и наши показатели. Некоторые расхождения можно объяснить тем, что у нас введена еще одна категория крестьян, проживающих в «прочих»

деревнях, т. е. там, где повинность либо не была указана, либо часть крестьян в деревне находилась на оброке, часть – на барщине или смешанной повинности .

Перейдем теперь к рассмотрению крестьянского землепользования .

Произведем оценку среднего (на душу м.п.) количества земли, находившейся в пользовании крестьян до реформы. Сделать это довольно трудно, поскольку, как мы уже отмечали, у значительной части крестьян земля в уставных грамотах до реформы была указана либо неточно, либо такие указания отсутствовали. Таким образом, здесь также приходится говорить о том, что мы работаем в условиях выборки .

Начнем с изучения ситуации в оброчной деревне, где проживало подавляющее большинство кадниковских крестьян .

В нашем распоряжении имеется информация о 33 533 душах м.п., для которых до реформы имелись сравнительно точные указания о количестве удобной надельной земли. В среднем, у этой категории крестьян до реформы было 12,83 дес. на душу м.п. Эту величину можно считать «оценкой» настоящей генеральной средней .

Беловинский Л.В. Наделы и повинности бывших крепостных крестьян в Вологодской, Вятской, Олонецкой губерниях накануне и после реформы 1861 г.: дисс. … канд. ист. наук. С. 53 .

Рассчитаем доверительные интервалы для «генерального» среднего значения крестьянских наделов. С вероятностью 66 % мы можем говорить об интервале [12,50; 13,17], с вероятностью 95 % интервал «растягивается» и становится равным [12,16; 13,50], и, наконец, с вероятностью 99 % он равен [11,83; 13,83] .

Можно сравнить эти показатели с результатами Л.В. Беловинского .

Для оброчных крестьян Кадниковского уезда он получил средний дореформенный размер, равный 11,9 дес. на душу м.п.209 Этот показатель попадает в наш интервал, рассчитанный с вероятностью в 99 %. Однако нас несколько насторожило расхождение нашей оценки среднего размера (12,83 дес. на душу) и средней, полученной Л.В. Беловинским. Рассмотрим еще раз его расчеты. Исходя из его размеров среднего надела у различных категорий крестьян (11,9 дес. у оброчных, 4,2 дес. у барщинных, 8,4 – у находившихся на смешанной повинности и 11,4 дес. в среднем по уезду) мы, учитывая ранее рассчитанные им же доли этих категорий крестьян, пересчитали средний взвешенный размер надела кадниковских крестьян. Оказалось, что средний размер по уезду в 11,4 дес. можно было получить в том случае, когда надел оброчных был не ниже 12,25 дес., что несколько ближе к нашему показателю. Это приводит к мысли, что в расчеты Л.В. Беловинского возможно вкралась небольшая неточность, на которую, однако, сразу «среагировали» наши доверительные интервалы .

Беловинский Л.В. Наделы и повинности бывших крепостныхкрестьян… С. 89 .

Распределение крестьянских наделов до реформы представлено в Табл. 6.1.1 Приложения.210 Из него видно, что они варьировались в широком диапазоне. Встречались, правда чрезвычайно редко, у 0,41 % крестьян наделы, не достигавшие 2 дес. на душу, однако были и наделы, превышавшие 25 дес., ими пользовались 9,53 % оброчных крестьян. Для северных уездов столь большие наделы встречались сравнительно часто, здесь нужно помнить о том, что качество земли, предоставленной крестьянам, было невысоким .

В целом распределение наделов было довольно равномерным. Так, в промежутках длиной по 0,5 дес., начиная с 6,5 дес. до 11,5 дес., насчитывается в основном по 3–4 % случаев в каждом. Наиболее часто встречаются наделы в интервалах от 5 до 6,5 дес. Здесь число случаев, приходящихся на каждый интервал, составляет 5–7 % .

Ситуация с надельной землей у оброчных крестьян кардинально меняется после реформы. Прежде всего, сокращается до 5,92 дес .

средний размер пореформенного надела. Этот показатель является весьма точной «оценкой» генеральной средней. Три доверительных интервала выглядят следующим образом [5,84; 5,96], [5,76; 6,04], [5,64;

6,12], с вероятностью 66 %, 95 % и 99 % соответственно .

Если сравнивать «оценки» средних размеров наделов до и после реформы, то можно говорить о том, что средний размер сократился на 6,91 дес., или 53,86 % .

Значительный интерес представляет ряд распределения пореформенных наделов (см. Табл. 6.1.1 Приложения). Из него следует, что после реформы практически исчезли наделы, превышавшие 8 дес. на Эти распределения впервые получены нами с равными интервалами для отдельных категорий крестьян Кадниковского уезда и сравнить их с ранее сделанными наблюдениями нельзя .

душу м.п., и наделы меньшие 4 дес., зато 53,45 % всех наделов пришлось на интервал от 6 до 6,5 дес. Поскольку мы «включаем» левую границу каждого интервала, это означает, что около половины крестьян получили надел в 6 дес., т. е. высший размер, установленный Положением для Кадниковского уезда. Об усреднении, нивелировке наделов свидетельствует и коэффициент вариации, сократившийся с 0,78 до 0,43 .

Теоретический и практический интерес представляет вопрос об организации искусственной выборки. Необходимо выяснить, какого вида должна быть эта выборка и каким должен быть ее размер, для того чтобы результаты, полученные при обработке выборочного материала, были близки к ранее полученным нами оценкам для всей генеральной совокупности .

Рассмотрим сначала 50 % простую случайную бесповторную выборку .

В нее попали 17 622 оброчных душ м.п. Средний размер дореформенного надела (оценка) составляет здесь 12,25 дес. на душу м.п. (таким образом, мы получили разницу в 0,58 дес., или в 4,52 % по сравнению с ранее полученным результатом). Доверительные интервалы составляют для этой выборки [11,76; 12,74], [11,27; 13,23] и [10,79; 13,72] c вероятностью 66 %, 95 % и 99 % соответственно. Таким образом, полученная нами ранее оценка средней для всех учтенных нами крестьян в интервал с 66 % вероятностью не попадает, но уже находится там в интервале с 95 % вероятностью .

Распределение дореформенных наделов представлено в Табл. 6.1.2 Приложения. Как и в аналогичном распределении, полученном для всех оброчных крестьян, здесь можно говорить о том, что крестьянские наделы распределены в весьма широком интервале. Интересно, что на промежуток от 5 до 7 дес. в обоих распределениях приходится почти одинаковое число случаев, 22,77 % и 28,66 % соответственно. Близки в процентном отношении и числа больших наделов, превышающих 25 дес .

(9,54 % и 7,50 % соответственно). В целом можно говорить о том, что в случае 50 % выборки вариационный ряд хорошо передает все тенденции в распределении дореформенных крестьянских наделов .

После реформы для 50 % выборки мы получаем оценку среднего размера в 5,81 дес. на душу м.п. Доверительные интервалы для «генеральной» средней составляют [5,74; 5,88], [5,66; 5,95], [5,59; 6,02] с вероятностью 66 %, 95 % и 99 % соответственно. Все они пересекаются с интервалами, полученными для всех оброчных крестьян после реформы .

Еще более похожим выглядит ряд распределений крестьянских наделов после реформы. Особенно это заметно в интервале от 6,0 до 6,5 дес. на душу, куда попадают наделы 54,08 % оброчных крестьян .

Рассмотрим теперь 20 % и 10 % выборки (см. Табл. 6.1.3 Приложения) .

Оценка среднего размера дореформенного крестьянского надела для 20 % выборки составляет 11,94 дес. на душу (доверительные интервалы [11,09; 12,78] (66 %), [10,24; 13,64] (95 %); [9,41; 14,49] (99 %). Таким образом, оценка для «генеральной» средней по всей совокупности данных не попадает в первый интервал, но уже содержится во втором и третьем .

Для этой же выборки оценка среднего пореформенного надела составляет 5,72 дес. (доверительные интервалы [5,57; 5,87] (66 %); [5,42; 6,02] (95 %);

[5,27; 6,17] (99 %)). Таким образом, и здесь в первый интервал оценка для «генеральной» средней по всей совокупности данных не попадает, но уже со второго в нем содержится .

Распределения наделов до и после реформы в целом похожи на то, что мы видим для всей совокупности данных. Действительно, сравнивая таблицы 6.1.1 и 6.1.3 мы видим, что до реформы модальный интервал примерно один и тот же [5; 6,5]. Практически одинаков процент селений с большими наделами, свыше 15 дес. на душу м.п. Некоторое исключение для 20 % выборки составляет промежуток [3,5; 4], где находится 6,54 % случаев .

Зато пореформенное распределение и для всей совокупности данных и 20 % выборки отчетливо показывает одну и ту же закономерность – 52–53 % крестьян после реформы получили надел равный или близкий к высшему в 6 дес. на душу м.п .

Рассматривая 10 % выборку мы видим, что оценка дореформенной средней составляет здесь 13,64 дес. (доверительный интервал [12,78;

14,50] (66 %)). В этот интервал с некоторым трудом попадает оценка для «генеральной» средней по всей совокупности данных. После реформы оценка средней составляет 5,90 дес., что практически совпадает с оценкой для «генеральной» средней по всей совокупности данных. Таким образом, наша 10 % выборка оказалась даже «более удачной», чем 20 % .

Распределение удобной земли до реформы меньше соответствует «генеральному», а вот после реформы оно дает очень хорошие результаты, отчетливо показывая одни и те же закономерности .

Значительный исследовательский интерес представляет еще одна задача, выяснение того, насколько влияет на конечный результат «точность» указанной в уставных грамотах дореформенной земли .

Отберем все оброчные селения, в которых указана дореформенная земля не только точно, но и приближенно .

Попробуем выяснить теперь, насколько отличаются «точные» средние от средних значений дореформенных крестьянских наделов, рассчитанных при условии, что земля в уставных грамотах содержит «неточные»

формулировки .

Для таких селений оценка средней величины надела составляет 14,83 дес. на душу м.п., а доверительные интервалы с вероятностью 66 %, 95 % и 99 % равны [14,38; 15,29], [13,91; 15,75] и [13,46; 16,12] соответственно .

На основании этого можно сделать утверждать, что указание на точность измерения земли в уставных грамотах сильно влияло на результаты. В нашем случае, разница в средних составила 2 дес., или 15,6 % от «точной» средней .

Следовательно, можно сделать два вывода. При приблизительном указании крестьянской дореформенной земли в уставных грамотах, ее реальное значение завышалось. Поэтому, если не обращать внимания на формулировки при указании земли в уставных грамотах, то и процент сокращения крестьянских наделов в процессе реформы будет также намного завышен.211 Распределение наделов до и после реформы в таких селениях представлено в Табл. 6.1.4. Как и следовало ожидать, распределение наделов после реформы здесь традиционное (ср. Табл. 6.1.1), а вот распределение дореформенных наделов значительно отличается за счет большего процента наделов, превышающих 25 дес. на душу м.п., их здесь 14,58 % .

В Памятной книжке за 1865 и 1866 г. по сведениям, «извлеченным из уставных грамот по имениям временно-обязанных крестьян», в Кадниковском уезде было крестьян муж. п. – 47 259 и еще 34 дворовых, им было отведено в надел 273 824 дес. 2383 с. удобной земли, «сверх надела» ими было приобретено 12 828 дес. 1796 саж. При этом у помещиков после наделения крестьян осталось 484 955 дес. 965 саж.212 Следовательно, по этим данным средняя величина надельной земли на Для селений с «неточным указанием» на дореформенную землю, как и следовало ожидать, среднее количество земли после реформы почти равно ранее рассчитанному и составило 5,89 дес. на душу м.п .

Памятная книжка Вологодской губернии на 1865 и 1866 г. Вологда,

1866. Раздел II. Статистические материалы. С. 4 .

душу муж. п. составляла 5,79 дес., еще 0,27 дес. на душу было у этих крестьян сверх надела .

Таблица, содержащая сведения о числе и размерах пореформенных наделов в Кадниковском уезде, приведена в Памятной книжке за 1867– 1868 гг.213 Произведенные нами расчеты (см. Табл. 4.1 Приложения), дали значение среднего показателя, равное 5,92 дес. на крестьянский надел .

Таким образом, данные местной официальной статистики, относящиеся к пореформенным наделам всех крестьян в Кадниковском уезде, практически совпадают с нашими оценками для оброчных крестьян .

Это и понятно, потому что оброчные крестьяне значительно преобладали в уезде .

Рассмотрим теперь до и пореформенные наделы у других категорий крестьян Кадниковского уезда, состоявших на барщине, смешанной повинности и проживавших в «прочих» селениях. Рассматривать различные выборки здесь не имеет смысла, ибо число наблюдений невелико .

Средний размер надела у барщинных крестьян составлял до реформы 9,94 дес. на душу м.п., это значительно меньше, чем у оброчных .

Такая ситуация встречается на Севере и Северо-Западе России довольно часто и объясняется тем, что со своих наделов барщинные «должны были кормить» только себя, а оброчные и себя, и помещика. После реформы барщинные крестьяне получили в среднем по 5,91 дес. на душу, что практически совпадает с наделами у оброчных. У крестьян, состоявших на смешанной повинности, средние размеры наделов до реформы были равны 10,97 дес., а после освобождения – 6,03 дес. Здесь можно говорить Памятная книжка Вологодской губернии на 1867 и 1868 г./ изданная Вологодским губернским статистическим комитетом. Вологда, 1868. Паг. 3 .

С. 16 .

о том, что эта категория крестьян занимала некоторое промежуточное положение между оброчными и барщинными, а после реформы получили наделы на несколько сотых десятины больше чем последние. Данные о наделах до и после реформы сведены в Табл. 6.1.5 Приложения .

Из этой же таблицы видно, как сильно, в 3 и более раз, сократились коэффициенты вариации. Это свидетельствует о ранее отмеченной тенденции: нивелировке наделов, преобладании их в интервале от 6 до 6,5 дес. Эту же тенденцию можно отчетливо наблюдать и на данных Табл. 6.1.6, в которой приведено распределение наделов барщинных крестьян и состоявших на смешанной повинности. Так, у барщинных в интервал от 6 до 6,5 дес. попали наделы 38,27 % крестьян, у состоявших на смешанной повинности – 44,97 %. В интервал от 6,5 до 7 дес. попали наделы 33,14 % и 15,71 % крестьян соответственно. Дореформенное распределение здесь напоминает ситуацию в оброчной деревне .

Рассмотрим теперь изменения в структуре крестьянских платежей в Кадниковском уезде в процессе реализации реформы. Как уже упоминалось, крестьянские платежи до реформы мы можем проанализировать только у оброчных крестьян. После реформы мы имеем размеры оброка для всех категорий крестьян .

По нашим расчетам, оценка среднего оброка до реформы составила 8,01 руб. с души м.п. Мы имеем также три доверительных интервала – 7,95-8,09 руб. с души м.п. (вероятность 66 %), 7,88–8,16 руб. (с вероятностью 95 %) и, наконец, 7,80–8,23 руб. (с вероятностью 99 %) .

Показатель, полученный Л.В. Беловинским – 7,37 руб. с души м.п., – не попадает ни в один из наших интервалов.214

Беловинский Л.В. Наделы и повинности бывших крепостныхкрестьян… С. 172 .

Попробуем объяснить эту ситуацию. У Л.В. Беловинского отмечено, что максимальный размер оброка до реформы в 15 руб. был у 112 душ м.п.215 Однако распределение дореформенного оброка (Табл. 6.1.7) показывает, что больших платежей было заметно больше .

Так, есть, например, 293 души м.п. с платежами от 15 до 15,5 руб. с души, 134 души – от 15,5 до 16 руб. и т. д. Компьютерный поиск позволяет быстро найти имения с крупными платежами. Так, в имении Е.К. Омельченко в уставной грамоте показано, что платежи крестьян до реформы составляли 15,42 коп. с души,216 что больше того максимума, который отмечен в работе Беловинского. Более 15 руб. в год платили и крестьяне помещика П.А. Межакова.217 В имении А.В. Волоцкого, в деревне Чекшина «крестьяне… составляя 42 тягла, платили до сих пор по 25 руб. серебром в год с тягла, а всего 1050 руб. серебром».218 Поскольку крестьян было 69 душ, то на каждую приходилось по 15 руб. 22 коп .

Встречались и деревни, в которых на 200 душ платежи составляли «с давних лет» не менее 15 руб. с души.219 Можно предположить, что некоторые из таких кадниковских деревень не были учтены Л.В. Беловинским, что и привело к небольшому занижению среднего дореформенного размера надела .

После реформы оценка среднего показателя крестьянских платежей у оброчных стала равна 7,67 руб., а доверительные интервалы 7,63–7,73 руб. ( c вероятностью 66 %), 7,58–7,78 руб. (с вероятностью Беловинский Л.В. Наделы и повинности бывших крепостных крестьян… С. 93 .

РГИА. Ф. 572. Оп. 6. Д. 1214. Л. 17 .

РГИА. Ф. 572. Оп. 6. Д. 1154. Л. 15 об .

РГИА. Ф. 572. Оп. 6. Д. 877. Л. 27 об .

РГИА. Ф. 572. Оп. 6. Д. 949. Л. 14 об .

95 %) и, наконец, 7,52–7,83 руб. (с вероятностью 99 %). Таким образом, оценка среднего сократилась на 34 коп. или 4,24 %. Это понятно, поскольку повышать оброк после реформы было нельзя, а сокращать до максимального размера в 9 руб. приходилось .

Поскольку после реформы в конце-концов были переведены на оброк все категории крестьян, можно рассчитать также средний размер оброка для барщинных крестьян. Его оценка равна 8 руб. 70 коп. при доверительных интервалах для «генеральной» средней 8,59–8,81 руб. (c вероятностью 66 %), 8,49–8,92 руб. (с вероятностью 95 %) и 8,38–9,03 руб .

(с вероятностью 99 %) .

Таким образом, пореформенный показатель среднего размера платежа для барщинных оказался несколько большим, чем у оброчных, поскольку в барщинных деревнях устанавливать высший размер надела можно было, не оглядываясь на дореформенные платежи. В деревне со смешанной формой эксплуатации оценка среднего размера пореформенного платежа составила 8,26 руб. с доверительными интервалами 8,17–8,40 (при вероятности 66 %), 7,99–8,54 руб .

(вероятность 95 %), 7,85–8,68 руб. (вероятность 99 %). Таким образом, крестьяне в этих деревнях оказались после реформы в положении лучшем, чем барщинные, но хуже, чем оброчные .

Интерес представляют также вариационные ряды (распределение) величин платежей у этих категорий крестьян после реформы (см .

Табл. 6.1.7). Из нее видно, что 73,5 % барщинных платили высший размер оброка в 9 руб., такой же оброк стали вносить и 61,65 % состоявших на смешанной повинности .

О нивелировке платежей, их усреднении после реформы свидетельствуют и коэффициенты вариации. Так, до реформы у оброчных он был равен 0,26, а после реформы – 0,19. У барщинных он стал равен 0,07, а у крестьян на смешанной повинности – 0,18 .

Таким образом, помещики кадниковского уезда постарались установить для своих крестьян высшие размеры пореформенных платежей, предоставив им в то же время высший размер наделов .

Как мы увидели, в уезде произошло сокращение размера оброка – процесс, облегчавший экономическую ситуацию для крестьян, однако он шел параллельно с процессом сокращения крестьянских наделов, тяжело сказавшимся на крестьянских хозяйствах. Дать представление об этом может анализ изменения величины оброка в расчете на десятину удобной земли .

Оценка средней величины оброка на десятину земли в оброчной деревне до реформы оказалась равной 62,4 коп. с дес., после реформы он составил 1 руб. 29 коп., т. е. вырос более чем в 2 раза. Эти цифры практически совпадают с результатами Л.В. Беловинского (70 коп. до реформы и 1 руб. 30 коп. после нее).220 Этот показатель говорит о том, что сокращение крестьянских наделов в уезде шло гораздо более быстрыми темпами, чем сокращение платежей, и объективно положение крестьян заметно ухудшилось.221 Беловинский Л.В. Наделы и повинности бывших крепостных крестьян… С. 172 .

Для сравнения, в барщинной деревне после реформы на дес .

удобной земли приходилось 8,70–5,91 по 1,47 руб., а в деревнях со смешанной формой эксплуатации – 8,26–6,03 по 1,36 руб .

–  –  –

Как уже было отмечено выше, расположенный в юго-западной части губернии Грязовецкий уезд, вместе с соседними Вологодским и Кадниковским, составляли особую зону, с высокой плотностью населения и, по вологодским представлениям, окультуренной почвой .

По свидетельству современников: «Юго-западная часть губернии… занимает местность, не заливаемую водой в весеннее время и открытую с юга для влияний климата умеренного, поэтому и народонаселение здесь более или менее густо разместилось по всем направлениям, оставив не занятыми только некоторые болотистые и поемные пространства».222 Однако П. Семенов описывая местность, где расположен уездный город Грязовец, отмечал, что он не только расположен по архангельскомосковскому тракту, но и «окружен с северо-запада и юго-запада болотами (грязями), от коих вероятно и получил название свое». В самом уездном центре в 1860 г. проживало 2537 душ м.п. (1188 м.п.).223 Его жители занимались хлебопашеством и мелкими промыслами («вязанием чулок и варег»), купечество торговало «льном, холстом, маслом, салом и сырыми кожами» .

«По исчислению астронома Швейцера», площадь уезда составляла 4647,7 кв. верст или 95,97 кв. миль. Таким образом, по своим размерам Списки населенных мест Российской империи. СПб., 1866. Т. VII .

Вологодская губерния. Список населенных мест по сведениям 1859 года.С. XXIX .

Географическо-статистический словарь Российской империи. СПб.,

1863. Т. 1. С. 704 .

Грязовецкий уезд занимал последнее место в перечне 10 вологодских уездов.224 В двух станах уезда числилось, по спискам 1859 г., 37 391 мужчин и 42200 женщин, все местное наличное население, составлявшее, таким образом, 79 591 человек, проживало в 13 723 дворах.225 П.П. Семенов приводит несколько иные, но близкие данные о численности и структуре уездного населения. По его расчетам в 1861 г .

число жителей, без учета городского населения было 82 563 (из них 38 471 м.п.), дворян в уезде насчитывалось 210, «казенных» крестьян – 45 548, «удельных» – 1100 и, наконец, вышедших из крепостной зависимости – 29 620. На кв. милю (с учетом горожан) приходилось 860 человек.226 Таким образом, по местным вологодским меркам, население в уезде было весьма плотным .

Близкие сведения приведены и в «Списке населенных мест». По плотности населения уезд занимал второе место в губернии после Вологодского. Здесь на 1 кв. милю приходилось 144,45 дворов и 848,37 душ об.п. По этому показателю уезд значительно опережал не только остальные 8 уездов, но и идущий на 3-м месте Кадниковский уезд.227 По данным о крепостном населении Грязовецкого уезда, собранным А.Г. Тройницким,228 в этом уезде накануне реформы на крепостном праве состояло 14 083 души м.п. и 1043 дворовых м.п .

Список населенных мест... С. II .

Там же. С. XXVII .

Географическо-статистический словарь... С. 704 .

Список населенных мест… С. XXIX .

Тройницкий А.Г. Крепостное население в России, по 10-й народной переписи: стат. исслед. СПб., 1861. С. 29 .

Среди крепостных было также 15 277 крестьянок и 1174 дворовых женщины. Таким образом, если верить подсчетам Тройницкого, в уезде было 29 360 помещичьих крестьян об. п. и 2214 дворовых .

Селения в уезде были небольшими, по расчетам местных статистиков на 1000 селений уезда в 264 было только 1–5 дворов, в 635 – от 6 до 25 дворов, и, таким образом, на 100 селений «мелких» (от 1 до 25 дворов) было 87 %.229 К сожалению, к сведениям «Списка», как и в других уездах губернии, надо относиться осторожно.230 Главное занятие жителей сельской местности составляло земледелие: «Уезд принадлежал к числу плодороднейших в губернии и уступал только Вологодскому». Под пашней находилось до трети всех земель (весьма высокий показатель для северной губернии), и «за местным потреблением хлеба оставался избыток», который с вологодской пристани отправляли к Санкт-Петербургу и Архангельску. В значительном объеме выращивался лен, холст также отправлялся в столицу. Под сенокосами находились 66 425 дес. (для сравнения, пашня занимала 156 тыс. дес.). На 1861 г. в уезде насчитывалось 18 тыс. лошадей и 35 тыс .

голов рогатого скота .

Лес (преимущественно дровяной) занимал 196 тыс. дес. или 40 % всей площади уезда. Однако лесные промыслы считались «незначительными». Здесь, как и в других уездах губернии, крестьяне занимались сидкой дегтя и смолы, однако в «размерах только необходимых для домашнего употребления». Из остальных промыслов было распространено «прядение и выделка холста». В 1860 г. в уезде было 10 заводов и фабрик: полотняная и ватная, три винокуренных, два

–  –  –

сыроваренных, два кожевенных предприятия. На трех уездных ярмарках торговали льном, пряжей и холстом.231 * Перейдем далее к анализу статистических показателей, характеризующих по данным уставных грамот землепользование и платежи крестьян в Грязовецком уезде .

На основании рассмотренных нами 419 документов Грязовецкого уезда можно сделать вывод, что общее число помещичьих крестьян достигало здесь 14 078 душ м.п., из них тяглых было 13 437 душ (или 95,47 %), еще 641 человек (4,53 %) были дворовыми. По данным А.Г. Тройницкого,232 в имениях Грязовецкого уезда проживало 15 126 крестьян, по сведениям Памятной книжки за 1865 и 1866 г. – 13 305 бывших крепостных.233 Таким образом, наша информация превосходит последнюю цифру. Если же верить цифрам Тройницкого, мы имеем данные о 93,07 % ревизских душах, населявших помещичьи имения в этом уезде .

В своем диссертационном исследовании Л.В. Беловинский также приводит цифры о числе крепостных – 12 340 душ м.п., что меньше нашей цифры на 12,35 %.234 Таким образом, можно с уверенностью сказать, что в нашем распоряжении оказалась большая репрезентативная выборка данных .

Географическо-статистический словарь…С. 705 .

Тройницкий А.Г. Крепостное население в России…С. 29 .

Памятная книжка Вологодской губернии на 1865 и 1866 г. Вологда,

1866. Раздел II. Статистические материалы. Паг. 2. С. 4 .

Беловинский Л.В. Наделы и повинности бывших крепостных крестьян в Вологодской, Вятской и Олонецкой губерниях накануне и после реформы 1861 года : дис. … канд. ист. наук. М., 1972. С. 28 .

Из общего числа крепостных, 37,45 % находилось по нашим расчетам на оброке, 31,64 % – на барщине, 14,11 % – на смешанной повинности и, наконец, еще 16,80 % жили в селениях, где разные группы крестьян исполняли разные повинности (такие селения в дальнейшем будем называть «прочими») .

Как и в Кадниковском уезде, мы можем рассчитать доверительные интервалы, куда с определенной вероятностью будут попадать процентные соотношения крестьян, находящихся на разных формах повинностей (см. табл. 3) .

–  –  –

«Прочие» селения Вероятность 66 % [16,26; 17,35] Вероятность 95 % [15,71; 17,90] Вероятность 99 % [15,16; 18,45] Для сравнения, приведем цифры, полученные для Грязовецкого уезда Л.В. Беловинским. По его расчетам в уезде было 39,0 % оброчных, 40,7 % барщинных и 20,3 % крестьян, находившихся на смешанной повинности .

Эти цифры близки к нашим, а различия, как и в предыдущем уезде, можно объяснить наличием у нас категории «прочих» крестьян .

Произведем далее оценку среднего количества земли, находившейся в пользовании крестьян до реформы. Как уже неоднократно упоминалось, здесь нам приходится работать в условиях естественно сформировавшейся выборки .

Рассмотрим сначала те случаи, когда мы точно знаем количество удобной земли, находившейся в пользовании крестьян до реформы .

В оброчных селениях оценка среднего размера крестьянского надела составляла 6,96 дес. на душу м.п. или, учитывая ошибку выборки, «генеральная» средняя с вероятностью 66 % должна находиться в интервале [6,42; 7,49], и, соответственно, с вероятностью 95 % – в интервале [5,89; 8,02] и 99 % – в интервале [5,36; 8,56] .

Можно сравнить эти данные с результатами Л.В. Беловинского .

В работе последнего средний размер крестьянского надела в уезде составлял 6,9 дес. на душу м.п., а у оброчных крестьян – 7,2 дес.235 Этот показатель уверенно попадает уже в первый интервал .

Беловинский Л.В. Наделы и повинности бывших крепостныхкрестьян… С. 82, 89 .

Как обычно, рассмотрим распределение наделов оброчных крестьян до реформы (Табл. 6.2.1 Приложения). Из нее следует, что встречались самые разные наделы, от 1 до 25 дес. на душу и выше. Интересно отметить, что в интервале от 1,5 до 2,5 дес. находились наделы пятой части крестьян. Такие нестандартные случаи встречаются обычно при наличии крупных имений, оказывающих существенное влияние на характер распределения. Значительное число крестьян (от 5 до 9 %) имели наделы в интервалах 4,0–4,5; 4,5–5,0; 6,0–6,5; 6,5–7,0; 7,0–7,5 дес., в других интервалах они были распределены более равномерно .

После реформы ситуация в оброчной деревне значительно изменилась. Так, оценка среднего размера земли составила 4,41 дес .

(сократилась на 2,55 дес., или 36,64 %). «Генеральная» средняя с вероятностью 66 % должна находиться в интервале [4,29; 4,59], и, соответственно, с вероятность 95 % – в интервале [4,15; 4,67] и 99 % – в интервале [4,03; 8,81] .

У Л.В. Беловинского для всего уезда средний размер пореформенного надела составил 4,6 дес., а в целом он сократился на 35,2 %.236 Существенно после реформы изменилось распределение наделов земли на душу м.п. (Табл. 6.2.1 Приложения). Из нее видно, что практически исчезли наделы свыше 5,0 дес., а в интервал от 4,5 до 5,0 дес. попали наделы 55,96 % оброчных крестьян. Таким образом, мы и здесь видим нивелировку, усреднение крестьянских наделов, концентрацию их вокруг высшего для уезда размера в 4,5 дес. Об этом свидетельствует и сокращение коэффициента вариации с 0,81 до 0,31 .

Рассмотрим теперь ситуацию с наделами в барщинной деревне и там, где крестьяне находились на смешанной форме эксплуатации .

Там же. С. 161 .

Оценка среднего размера дореформенного надела составила у барщинных крестьян 5,37 дес. на душу м.п. Это на 1,59 дес. или на 22,84 % меньше, чем у оброчных. Объяснение этому явлению было дано нами ранее. Доверительные интервалы для дореформенного среднего составляют с вероятностью 66 % [5,15; 5,59], и, соответственно, с вероятностью 95 % – [4,93; 5,81] и 99 % – [4,70; 6,03]. Л.В. Беловинский получил средний надел для барщинных крестьян, равный 5,5 дес. на душу, что хорошо вписывается в наши интервалы.237 После реформы оценка средней сократилась до 4,25 дес. на душу. Сокращение составило 1,12 дес., или 20,86 %. Доверительные интервалы для пореформенного генерального среднего составляют с вероятностью 66 % [5,17; 4,35], и, соответственно, с вероятностью 95 % – [4,09;4,43] и 99 % – [4,00; 4,52]. Из таблицы 6.2.2.Приложения видно, как изменилась структура наделов в ходе реформы. В барщинной деревне до реформы основная часть крестьянских наделов приходилась на интервалы от 3,5 до 6,0 дес. на душу м.п., после реформы 63,93 % крестьян получили наделы, близкие к высшему размеру в 4,5 дес. Сократились и коэффициенты вариации с 0,38 до 0,18 .

В деревне со смешанными формами эксплуатации оценка дореформенного размера наделы составила 4,91 дес. (доверительные интервалы составляют с вероятностью 66 % [4,60; 5,22], и, соответственно, с вероятностью 95 % – [4,29; 5,53] и 99 % – [3,97; 5,84]) .

После реформы оценка составила 4,33 дес. (сокращение 0,58 дес. или 11,81 %), доверительные интервалы с вероятностью 66 % [4,24; 4,42], 95 % – [4,16; 5,51] и 99 % – [4,07; 5,60] .

Беловинский Л.В. Наделы и повинности бывших крепостныхкрестьян… С. 89 .

В работе Л.В. Беловинского средний дореформенный надел в таких деревнях указан равным 9,2 дес.238 К сожалению, такой высокий показатель не вписывается в общую схему. Он мог быть получен только в том случае, если автор при анализе уставных грамот для этой категории крестьян учел не только точно указанную удобную землю, но и «сомнительные» варианты .

Распределение наделов в таких деревнях представлено в Табл. 6.2.2 Приложения. До реформы большинство случаев приходится на интервалы от 3 до 6 дес. на душу, после реформы 73,82 % крестьян получили наделы, близкие к высшему размеру. О нивелировке наделов свидетельствует и сокращение коэффициента вариации от 0,42 до 0,14 .

Интересно сравнить полученные нами пореформенные данные со сведениями статистиков 60-х гг. XIX в .

В Памятной книжке за 1865 и 1866 г. сведения, «извлеченные из уставных грамот по имениям временно-обязанных крестьян» для Грязовецкого уезда были следующими: учтенных крестьян муж.п. – 13 233 и еще 72 дворовых, им было отведено в надел 57 508 дес. 1727 кв .

с., удобной земли, «сверх надела» ими было приобретено 1850 дес. 471 с .

При этом у помещиков после наделения крестьян осталось 37 346 дес .

454 1/2 с.239 Следовательно, по этим данным средняя величина надельной земли на душу м.п. составляла 4,35 дес., еще 0,14 дес. на душу было у этих крестьян сверх надела. Есть и еще одна таблица, содержащая сведения о числе и размерах пореформенных наделов в Грязовецком уезде, Беловинский Л.В. Наделы и повинности бывших крепостных крестьян… С. 89 .

Памятная книжка Вологодской губернии на 1865 и 1866 г. Вологда,

1866. Раздел II. Статистические материалы. Паг. 2. С. 4 .

размещенная в Памятной книжке за 1867–1868 гг.240 Произведенные нами на основании этой таблицы расчеты (см. Табл. 4.1 Приложения) дали значение среднего показателя, равное 4,51 дес. на крестьянский надел .

Эти данные, относящиеся ко всем категориям крестьян в уезде, близки к нашим результатам .

Перейдем теперь к анализу крестьянских платежей .

До реформы в оброчной деревне на душу м.п. оценка среднего размера оброка составляла 9,46 руб. с души м.п. Доверительные интервалы составили с вероятностью 66 % [9,22; 9,69], 95 % – [8,99; 9,93] и 99 % – [8,75; 10,16]. Аналогичный показатель, рассчитанный Л.В. Беловинским (9,77 дес. на душу м.п.), попадает во второй интервал .

После реформы оценка среднего платежа в оброчной деревне стала равной 8,33 руб. (сократилась на 1,13 руб. или на 11,95 %) .

Доверительные интервалы стали равны с вероятностью 66 % [8,24; 8,45], 95 % – [8,13; 8,55] и 99 % – [8,03; 8,65] .

Сравним теперь ряды распределения платежей оброчных крестьян до и после реформы (Табл. 6.2.3 Приложения). Будем рассматривать только «сопоставимые» имения, для которых точно известны земля и платежи до и после реформы (и, следовательно, эти показатели можно сопоставить) .

До реформы эти платежи варьировались в весьма широком диапазоне от 4 до 20,50 руб. с души м.п., наиболее часто встречались оброки в интервалах от 7 до 7,50 руб., 7,50 до 8 руб., и от 8,5 до 9,5 руб. После реформы платежи до 8,50 руб. практически сохранились прежними, а в интервал от 9 до 9,50 руб., содержащий высший для уезда размер в 9 руб., попали платежи 55,07 % оброчных крестьян. Таким образом, мы можем Памятная книжка Вологодской губернии на 1867 и 1868 г./ изданная Вологодским губернским статистическим комитетом. Вологда, 1868. Паг. 3 .

С. 16 .

наблюдать два процесса – сокращение платежей, приходившихся на душу м.п., и их нивелировку, концентрацию вокруг высшего размера. Об этом говорит и сокращение коэффициента вариации с 0,24 до 0,13 .

Как мы уже упоминали для Кадниковского уезда, в поле зрения попали два параллельных, но противоположно направленных процесса – сокращение наделов и платежей. Установить, какой из них шел более интенсивно, позволяет сравнение средних размеров платежей, приходящихся на десятину удобной земли до и после реформы. Для оброчных крестьян Грязовецкого уезда дореформенный показатель оказывается равным 1,36 руб. на десятину удобной земли, после реформы этот показатель вырос до 1,89 руб., т. е. на 0,53 руб. или 38,97 % .

После реформы мы имеем данные о платежах для всех категорий крестьян. Так, в барщинной деревне оценка пореформенного размера платежа на душу м.п. составила 8,77 руб., что на 0,44 руб. больше, чем у оброчных. Доверительные интервалы стали равны с вероятностью 66 % [8,69; 8,83], 95 % – [8,63; 8,90] и 99 % – [8,56; 8,97]. Распределение платежей (Табл. 6.2.3 Приложения) показывает концентрацию их вокруг высшего размера (74,54 % случаев). Мы можем также рассчитать средний размер платежей, приходившихся в барщинной деревне на десятину удобной земли. Он оказывается равным 2,06 руб., что на 0,17 руб. больше, чем у оброчных .

В деревне со смешанной формой эксплуатации оценка пореформенного размера платежа на душу м.п. равна 8,79 руб., почти такая же, как у барщинных. Доверительные интервалы стали равны с вероятностью 66 % [8,71; 8,87], 95 % – [8,64; 8,95] и 99 % – [8,56; 9,03] .

Распределение платежей (Табл. 6.2.3 Приложения) показывает концентрацию их вокруг высшего размера (78,32 % случаев). Мы можем также рассчитать средний размер платежей, приходившихся на десятину удобной земли. Он оказывается равным 2,03 руб .

Рассмотрим еще одну возможность в ходе исследования крестьянских наделов и платежей, которую дает применение современных компьютерных технологий. Речь идет об использовании так называемых функций распределения величин, которые могут заменить эмпирические ряды распределения наделов и платежей. В качестве примера нами был выбран Грязовецкий уезд Вологодской губернии .

На рис. 1 представлено графическое изображение (гистограмма) распределения дореформенных размеров наделов, построенная по всей совокупности имеющихся данных .

Рис. 1. Распределение размеров наделов крестьян до реформы, столбики – исходные эмпирические данные, сплошная линия – логнормальная аппроксимация, пунктирная линия – нормальная аппроксимация .

На этом же рис.

1 изображена логнормальная аппроксимация распределения, соответствующая функции:

где x – величина надела на душу, а – параметры логнормального распределения обычно используемые в математике для описания данного вида распределения .

Параметры логнормального распределения могут быть выражены через более понятные статистические характеристики, такие как среднее арифметическое значение, и среднее квадратическое отклонение, следующим образом:

Среднее арифметическое, среднее квадратическое отклонение, медиана и мода для логнормальной аппроксимации могут быть определены через параметры как:

–  –  –

где x соответствует величине размера надела на душу .

Параметрами нормального распределения являются величины: – среднее арифметическое значение (математическое ожидание) и – среднеквадратическое отклонение ( – дисперсия) .

Отметим, что нормальное распределение является симметричным, а все три средних величины: среднее арифметическое, медиана и мода равны между собой:

Параметры для обеих аппроксимаций были получены с помощью метода наименьших квадратов .

Рассмотрим теперь пореформенную ситуацию .

На рис. 2 изображено распределение размеров наделов крестьян и соответствующие логнормальная и нормальная аппроксимации .

Прежде всего, отметим, что, на наш взгляд, логнормальная аппроксимация заметно лучше, чем нормальная соответствуют распределению надельной земли, которое имело место как до, так и после реформы .

В различных сферах описаны многочисленные примеры логнормального распределения. Так, например, возраст вступления в брак, размер ферм и доход компаний имеют такие распределения.241 Рис. 2. Распределение размеров наделов крестьян после реформы, столбики – эмпирические данные, сплошная линия – логнормальная аппроксимация, пунктирная линия – нормальная аппроксимация .

В табл. 4 представлены результаты оценок параметров распределения крестьянских наделов до и после реформы. Можно также рассчитать, как изменилась общая площадь крестьянской земли, проведя вычисления, как на основании эмпирических данных, так и их нормальной и логнормальной аппроксимаций .



Pages:   || 2 |



Похожие работы:

«ОТ Р Е ДАК ТОРА сОДЕРжАниЕ 1. инТЕРвью...... 4 сТР. Этот номер "Foto сферы" получился какой-то весь такой "мужской". Две осСпелеолог РГО Антон Юшко новные темы номера – интервью с удивительными мужчинами, деятельность 2. мАсТЕР-КлАсс......12 сТР. которых необычна даже для фотосферы. Мокро-Коллоди...»

«Религиозная организация – духовная образовательная организация высшего образования "Оренбургская духовная семинария Оренбургской Епархии Русской Православной Церкви" УТВЕРЖДАЮ иерей Алексей Колыванов проректор по учебной работе ""_20_ г. Рабочая программа дисциплины "ИСТОРИЯ ЗАПА...»

«1 ИССЛЕДОВАНИЕ ТЕРМОЛЮМИНЕСЦЕНЦИИ В МИНЕРАЛАХ, ПРЕТЕРПЕВШИХ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНУЮ УДАРНУЮ НАГРУЗКУ Ивлиев А.И., Бадюков Д.Д., Кашкаров Л.Л., Куюнко Н.С. Институт геохимии и аналитической химии им. В.И. Вернадского РАН, г. Москва ugechem@geochem.home.chg.ru Вестник Отделения наук о Земле РАН, № 1(20)2002 U...»

«ЦАМО Содержание Введение Общие сведения об архиве. Адрес и телефоны Структура ЦАМО Как попасть в архив Общие сведения по работе в архиве Оформление заявки (требования) Уточнить судьбу военнослужащего Учётно-послужная карт...»

«54 сборном пункте за селом части ожидали своей очереди и заниА. Бугаев мали определённые места в разворачивающейся колонне. На этот раз Партизанский полк шёл впереди, а в арьергарде – Офицерский с 1-й батареей87. Светило солнце. Было тепло и сухо. Проходя по твёрдой, укатанной грунтовке, о недавней непролазной грязи даже...»

«Электронный научно-образовательный журнал ВГСПУ "Грани познания". №3(37). Апрель 2015 www.grani.vspu.ru О.Н. Савицкая, в.а. Журавлев, Н.в . лепихОв, л.Ю. ТепикиНа (волгоград) Волгоградский государстВенный социально-педагогический униВерситет как хранитель и транслятор наследия...»

«Л.Б. Баяхунова Александр Васильевич Александров Вехи биографии Александр Васильевич Александров широко известен как один из основателей и первый руководитель крупнейшего военного художественного коллектива России – Ансамбля песни и пляски Красной...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "ПОВОЛЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СЕРВИСА" (ФГБОУ ВО "ПВГУС") Кафедра "Философия, история и правоведение" РАБОЧАЯ УЧЕБНАЯ ПРОГРАММА по дисциплине "Ф...»

«194 Бернд Алоиз Циммерман о будущем балета: попытка реформирования Надежда ДОНЦЕВА БЕРНД АЛОИЗ ЦИММЕРМАН О БУДУЩЕМ БАЛЕТА: ПОПЫТКА РЕФОРМИРОВАНИЯ Имя Б. А. Циммермана (1918–1970), немецкого композитора-авангардиста второй половины ХХ века, нередко принято связывать (и прежде всего в о...»

«Аврелий Виктор ПРОИСХОЖДЕНИЕ РИМСКОГО НАРОДА Текст приводится по изданию: Римские историки IV века. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 1997. — 414 с., илл . Тексты сочинений Секста Аврел...»

«Национальный исследовательский университет "Высшая школа экономики" Программа дисциплины "Русский язык и история языка" (майнор "Лингвистика") для подготовки бакалавра Правительство Российской Федерации Федеральное государственное автономное образователь...»

«Контрольные работы по истории России XIX век Россия в 1801 – 1815 гг. Вариант I Определите государственный строй России в начале XIX в.: 1.А) конституционная монархия Б) демократическая республика В) абсолютная монархия Г) дворянская диктатура.2. Укажите название крупнейшей территор...»

«Муниципальное образовательное учреждение дополнительного образования детей "Дом детского творчества" Проектно-исследовательская работа "Часы"Выполнили: Чекрыгин Сергей, 7 класс Объеди...»

«ЧИТАЯ КНИГИ Рец.: Таран Л. В. Французька, російська і українська історіографія (70-ті рр. ХІХ поч. ХХ ст.). Видавництво НДУ імені Миколи Гоголя. Ніжин, 2009. 247 с. Ключевые слова: русско-украинская истори...»

«1 ФОРМИРОВАНИЕ И ЭВОЛЮЦИЯ ПРОСТРАНСТВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ РУССКИХ ПРАВОСЛАВНЫХ МОНАСТЫРЕЙ УДК 726.05:271.2-788(470) ББК 85.11:86.372г(2) Н.А . Петров-Спиридонов, Н.А. Коротаев Московский архитектурный институт (государственная академия), Москва, Россия Аннотация В статье рассм...»

«Дмитрий Травин Теории особого пути России: классики и современники Препринт М-43/15 Центр исследований модернизации Санкт-Петербург ББК 63.3(2) + 66.1(2) УДК 94(47+57) Т 65 Т 65 Травин Д. Я. Теории особого пути России: классики и современники...»

«МЕССИАНСКАЯ АГАДА Оглавление. "ОСВЯЩЕНИЕ ПРАЗДНИКА" (ОТДЕЛЕНИЕ) Благословение праздника – Кадеш (для всех). 5 Зажигание пасхальных свечей ПЕРВАЯ ЧАША "ОСВЯЩЕНИЕ" Урхац (омовение) Карпас и сол...»

«МБУК "ЦБС Меленковского района" Центральная районная библиотека Методико-библиографический отдел "Удивительный мир обезьян": 2016 год – год Огненной обезьяны Рекомендательный список литературы Меленки, 2016 ББК 91.9я 1:28.691(2Рос=Рус) У 30 "Удивительный мир обезьян – 2016 год – год Огненной обезьяны: рекоменда...»

«формула кино #21(май)2011 журналыипутеводители содержание формула кино Кадр"Трансформеры3"4 Новости ВозвращениеШварценеггераиноваярольЭммыУотсон6 Цифры и фактыПрограммаКаннскогофестиваля иновыепроектыРоманаПолански10 Выбор звезд НадеждаМихалковаиКонстантинКрюковокино12 Прокат14премьермая14 Крупн...»

«А. Г. Кравецкий Лингвистические и текстологические стандарты синодальных типографий П ереписка чиновников синодальных типографий является важнейшим источником для описания истории языка и текста церковно...»







 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.