WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 

«На протяжении всего ХХ века Россия отходила от традиционных форм демографического и семейного поведения, семейных отношений, кото рые столетиями верой и правдой служили российскому ...»

Часть 1 От какого берега мы отчалили

Глава 1 Светлое прошлое или тупики демографической архаики?

На протяжении всего ХХ века Россия отходила от традиционных форм

демографического и семейного поведения, семейных отношений, кото

рые столетиями верой и правдой служили российскому обществу. Они

обеспечивали устойчивое воспроизводство населения России, позволя

ли восстанавливать его потери в годы исторических испытаний, потому

Глава 1. Светлое прошлое или тупики демографической архаики?

что хорошо согласовывались с формами тогдашней социальной, эконо мической, политической жизни, были неотъемлемой частью ее систем ной организации. Нараставшая во второй половине XIX века критика этих форм и отношений означала не то, что они вообще были плохими, а то, что вследствие многосторонних исторических перемен все больше нарушалось прежнее системное соответствие, и меняющееся общество ощупью искало пути его восстановления. При этом ясно было лишь то, с чем хотело расстаться все большее и большее число людей. А вот к че му, к каким новым формам частной жизни они хотели прийти, — здесь полной ясности не было, да и не могло быть .

Конечно, никогда нет недостатка в разных более или менее утопи ческих предсказаниях, высказывались благие намерения, которые вполне могли и не осуществиться. Но конкретные пути обновления частной жизни могла выработать только массовая историческая прак тика, предугадать их в подробностях было невозможно .

Одним из идеологических ответов общества на вызов времени стало распространение консервативных утопических чаяний, «утопия прошлого». Для нее характерно неприятие любых перемен, поиски утраченного «золотого века», безудержная идеализация минувшей жизни и несбыточное стремление вернуться к тому, что было .

Казалось бы, кто станет возражать против снижения смертности?

Прямо никто и не возражал. Но глубокая консервативная интуиция не могла не чувствовать в этом ключевом для всех демографических перемен повороте серьезной угрозы сложившемуся порядку вещей .

Успешная борьба со смертью требует от человека сознательных, «целе рациональных» индивидуальных усилий, а неотъемлемая черта всех традиционных крестьянских обществ, в том числе и общинной, «собор ной» России, — неодобрительное отношение ко всякой автономной индивидуальной активности. Поэтому и невесть откуда взявшаяся активность в борьбе со смертью еще сто лет назад нередко встречалась в России с неодобрением — она наносила удар по всему ее традицион ному мироощущению .

–  –  –

Глава 2. Средневековая смертность документов .

Непосредственной причиной сохранения высокой смертности была весьма архаичная для европейской страны того времени структу ра заболеваемости и связанных с ней причин смерти. На рубеже XIX и ХХ веков страна не избавилась от эпидемий холеры, оспы, сыпного тифа; даже и в годы, свободные от эпидемий, огромная роль принадле жала заболеваниям и причинам смерти экзогенной природы, которые на Западе все больше и больше оказывались под контролем .

В частности, уже в конце XIX века европейские страны очень силь но оторвались от России по смертности от инфекционных болезней (табл. 2.1) .

Таблица 2.1 .

Смертность от некоторых инфекционных болезней в России и странах Западной Европы, 1893–1895, смертей на 100 000

–  –  –

Глава 2. Средневековая смертность к началу ХХ века была почти в 4 раза меньше, чем в Англии, в 2,5–3 раза меньше, чем в Голландии, Бельгии и Франции (табл .





2.2). Недостаток во врачах в России был особенно ощутим потому, что медицинский персонал был распределен весьма неравномерно: 50% врачей находи лись в губернских городах, 25% — в уездных и только около 25% — вне городов, т.е. там, где жило подавляющее большинство населения.

Ма лому числу врачей соответствовало и незначительное число больниц:

на всю Россию их было всего 3669 (2187 общих и 1782 специальных) .

Таблица 2.2 .

Обеспеченность врачами населения Европейской России и некоторых стран Западной Европы, рубеж XIX и XX веков

–  –  –

Глава 2. Средневековая смертность му числу людей .

Все эти составные части системы здравоохранения были несовер шенны, постоянно подвергались критике за неразвитость и неэффек тивность. Но все же уже в самом конце XIX — первом десятилетии ХХ века наметилось весьма заметное по тем временам улучшение и инфраструктуры системы охраны здоровья, и показателей смертно сти и продолжительности жизни. Для иллюстрации можно привести данные о развитии врачебной сети земской медицины (табл. 2.3) .

–  –  –

Источник: Паевский 1970: 290 .

Судя по многим признакам, снижение смертности стало достаточ но заметным не ранее 1890 года, но с тех пор оно быстро распространя лось по всей стране (табл. 2.6) .

Таблица 2.6 .

Снижение смертности по губерниям Европейской России, 1861–1913

–  –  –

* 49 губерний .

Источник: Рашин 1956: 187–188 .

Конечно, изменения в смертности даже в самом конце XIX и в на чале XX века были непоследовательными, противоречивыми. Это подтверждается более детальным анализом таблиц смертности право славного населения (табл. 2.7) .

Таблица 2.7 .

Возрастные вероятности смерти (1000 qx) православного населения Европейской России, 1874–1910

–  –  –

ХХ век Россия встретила с одним из самых высоких в мировой истории уровнем рождаемости. На рубеже столетий общий коэффициент рож даемости по 50 губерниям Европейской России был близок к 50 на ты сячу человек населения (Рашин 1956: 168), тогда как в западноевропей ских странах он колебался вокруг 30 на тысячу. Показатель итоговой (суммарной) рождаемости (число рождений на одну женщину), по не которым оценкам, превышал 7 (Kuczynski 1969: 213), число рождений на одну женщину, состоявшую в браке на протяжении всего периода плодовитости, было больше 9 (Вишневский 1977: 132–133). Б. Миро нов, обобщив различные локальные исследования второй половины XIX века, пришел к выводу, что среднее количество родов, приходив

–  –  –

Глава 3. Неэффективная рождаемость чика у него“)» (Пушкарева 1997: 69) .

Даже если сделать оговорку, что девочки могли быть проигнорированы как существа, не достойные упо минания, так что в семье могло быть не трое, а, скажем, шестеро детей, такое определение многодетности не слишком отличается от современ ного, и, судя по тону, речь идет о факте не слишком частом .

Конечно, к началу ХХ века смертность была уже не столь высока, как в первой половине XVIII, во времена Ломоносова. Положение хотя и медленно, но менялось — по крайней мере, во второй половине XIX века, — и число выживающих детей стало увеличиваться. На это указывают и уже упоминавшееся ускорение роста населения, и приве денные в таблицах Приложения расчетные оценки числа детей, дожи вающих до разных возрастов. Но все же, как видно из таблицы 3.1, и в конце XIX столетия высокая смертность сохраняла в России свое значение важнейшего демографического регулятора, сводившего на нет эффект очень высокой рождаемости. У женщин, появившихся на свет в 1860 х годах, сразу после отмены крепостного права, и рождав ших детей в 1880–1890 х годах, до достижения 20 летнего возраста умирало больше половины детей .

Таблица 3.1 .

Доля детей, доживающих до возраста 1 год, 10, 15 и 20 лет, у разных поколений матерей, %

–  –  –

* 1900–1902 .

Источник: 1 Якобсон 1912; 2 Окинчиц 1912; 3 Личкус 1913 (автор пишет, что в последние три года Мариинский родовспомогательный дом ограничил прием выкидывающих женщин, иначе их число было бы больше); 4 Пирожкова 1912;

5 Генс 1928: 42 .

На рубеже веков регулирование деторождения в России имело очень малое распространение, в Европейской России оно, по оценкам исследователей, снижало среднее число рождений в браке менее чем на 10% (Вишневский 1977: 131–133). В результате в России сохранялась необычайно высокая, по тем временам, рождаемость. В целом по Рос сии она все еще имела оправдание в высокой смертности, но уже по являлись социальные слои, в которых смертность заметно снижалась, и они искали способа ответить на это снижение снижением рождаемо сти. Однако такие поиски были затруднены неготовностью российского общества к принятию многих европейских социальных нововведений, одним из которых и было «планирование семьи» .

Глава 4 Семья в кризисе

–  –  –

Глава 4. Семья в кризисе Испольщина давно уже не имеет широкого распространения в Европе, Тодд нашел ее следы лишь в некоторых районах, больше все го — на севере Италии .

В России же эту родственную ей итальянскую аграрную систему давным давно разглядели и похвалили, — хваля са мих себя и свысока поглядывая на остальных. «Где же наше русское, на родное богатство? Смело отвечаю: в крестьянстве и его землевладении .

Совсем другое у европейских народов... [В Англии] самое коренное, са мое многочисленное население — батраки, т.е. люди, не имеющие ни кола, ни двора, которым опереться не на что, у которых нет почвы под ногами, нет своей избы, и потому они нищенствуют... Всего лучше еще у итальянцев, на севере Италии, где земледельческий народ живет на праве половничества, т.е. работает из пола...» (Огарев 1956: 136–137) .

По меркам своего времени, патриархальная семья в России была абсолютно естественной, «нормальной». Согласованность основных черт такой семьи, равно как и крестьянской общины, в которую она входила, со строем хозяйственной жизни делала этот тип социальной организации прочным, устойчивым. Он же, в свою очередь, придавал устойчивость хозяйственной да и политической системе. Столетиями отцовская семья была кирпичиком, из каких складывались обществен ные устои, так она и виделись авторам прошлого века. «В основе всех частных и общественных отношений, — писал К. Кавелин, — лежит один прототип, из которого все выводится, — именно двор или дом, с домоначальником во главе, с подчиненными его полной власти чада ми и домочадцами» (Кавелин 1989: 197). На этом фундаменте и впрямь выросло очень многое в культуре и идеологии русского общества, его мироощущении, его представлениях о добре и зле, о соотношении кол лективистских и индивидуалистских ценностей .

Настал, однако, момент, когда все это здание — вместе с семейным фундаментом — начало терять свою вековую устойчивость. Деревня все в меньшей степени определяла лицо экономики страны, а в самой деревне натуральное хозяйство стремительно отступало под натиском 49 товарно денежных отношений. Тогда и начал трещать по швам при вычный семейный уклад. Вырастая из тесного костюма натуральнохо зяйственных отношений, сталкиваясь со все новыми задачами, прио бретая все более разнообразный и сложный социальный опыт, русский человек быстро менялся и начинал задыхаться в узких рамках устарев ших институтов, среди которых семья, в силу своего повсеместного присутствия, занимала одно из первых мест.




Похожие работы:

«Атаев Мурад Реджепдурдыевич Интеграционные процессы на Североамериканском континенте в условиях мировой глобализации (конец 1980-х гг . начало XXI в.) Специальность: 07.00.03 Всеобщая история (новейший пери...»

«МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КРАСНОДАРСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ СТАВРОПОЛЬСКИЙ ФИЛИАЛ кафедра общеправовых дисциплин ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА РОССИИ Направление подготовки (специальн...»

«ОГЛАВЛЕНИЕ МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ К ПРОВЕДЕНИЮ ПАРЛАМЕНТСКОГО УРОКА В ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЯХ ПЕРМСКОГО КРАЯ. 2 ПЕРВЫЙ ОПЫТ РОССИЙСКОГО ПАРЛАМЕНТАРИЗМА, 1906ГГ. 4 ПРИЛОЖЕНИЯ 8 СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ. 29 ИСТОРИЯ РОССИЙСКОГО ПАРЛАМЕНТАРИЗМА 1906 – 2006 ГГ. 30 ПРИЛОЖЕНИ...»

«1 К 400-летию окончания Смутного времени Татьяна Токарева Осада Троице-Сергиева монастыря. 23 сентября 1608 г. – 12 января 1610 г . Героическая оборона Троице-Сергиева монастыря является одной из ярких страниц истории нашего края. Однако этому знаменательному событию не посвящаются особые дни памяти, н...»

«УДК 93 Данилова Д.В. студент 4 курс, факультет филологии и истории Кафедра всеобщей и отечественной истории Елабужский институт КФУ Россия, г. Елабуга РОЛЬ ЖЕНЩИНЫ ВО ВНЕШНЕЙ РАЗВЕДКЕ И КОНТРРАЗВЕДКЕ. Женщины – разведчики являются самым опасным противником, причем их труднее всего изобличить. Чарльз Рассел, американский контрразведчик Аннотация....»

«А К А Д ЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ ИСТОРИИ СССР Редакционная коллегия: Н. И. ПАВЛЕНКО (главный редактор), В. И. БОВЫКИН, В. И. БУГАНОВ, А. А. ЗИМИН, И. Д . КОВАЛЬЧЕНКО, Б. Г. ЛИТВАК, А. Г. ТАРТАКОВСКИЙ (ответственный секретарь), Л. В. ЧЕРЕПНИН, С....»

«газшодъ попЪЬЗ^рэпм&ЬРЬ има^ыгьавь зъаъмияФр ИЗВЕСТИЯ АКАДЕМ ИИ НАУК АРМЯНСКОЙ ССР *!"ишгш1|иа||шС (^штрдшБ&Ьг № 12, 1964, Общественные науки СООБЩЕНИЯ И ПУБЛИКАЦИИ Н Е О П У Б Л И К О В А Н Н А Я СТАТЬЯ Н. Я. М А Р Р А О Б "АРК'АУНЕ" (К столетию со дня рождения академика Н. Я. М а р р а ) Работа Н. Я. Марра "Арк'а...»

«Джеку и Эми посвящается John Truby THE ANATOMY OF STORY 22 steps to becoming a master storyteller FARRAR, STRAUS AND GIROUX NEW YORK Джон Труби АНАТОМИЯ ИСТОРИИ 22 шага к созданию успешного сценария Перевод с английского Москва УДК 791.43:82-293.7...»







 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.