WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 

Pages:     | 1 || 3 |

«МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ (УНИВЕРСИТЕТ) МИД РОССИИ Лингвострановедение: методы анализа, технологии обучения Тринадцатый межвузовский семинар по лингвострановедению (Москва, 16-17 ...»

-- [ Страница 2 ] --

Охраняя догматы, Сорбонна столь же ревностно охраняла суеверия средних веков, вроде веры в колдовство и черную магию. Когда Жанна д’Арк попала в руки англичан и герцог Бедфорд выдвинул против нее обвинение в сношениях с нечистой силой, Сорбонна писала похвалы глубокомыслию и проницательности этого следователя, а когда Жанну сожгли — отслужила благодарственное молебствие .

Студенческие волнения продолжались и в XV в. Студенты Сорбонны регулярно объявляли забастовки после арестов студентов полицией. В 1453 г. университет бастовал по случаю смерти Раймона де Морегара, студента, убитого стражей Шателе. В Сорбонне в период между 1443 и 1445 гг. девять месяцев шла забастовка против отмены налоговых льгот. С сентября 1444 г. по март 1445 г. шла непрерывная 6-месячная забастовка. В 1446 г. прошли бунты против отмены судебной автономии университета и подчинения его парламенту Парижа .

В эпоху реформации Сорбонна представляла собой вначале умеренное, невоинствующее крыло европейского католицизма, т. е. наиболее непопулярное в те времена течение .

Она печатала в своих типографиях, кроме святых книг, еще латинских авторов и некоторые произведения итальянских писателей (книгопечатание появилось в 1469 году во Франции также под покровительством Сорбонны). К этой же эпохе относится и создание богатейшей библиотеки, для которой было специально построено отдельное здание .

Тенденции Сорбонны явно высказались, когда парижский парламент раньше, чем зарегистрировать указ Генриха Валуа о допущении иезуитского ордена во Францию, обратился за отзывом к Сорбонне. Сорбонисты ответили, что они считают иезуитов опасными плутами и негодяями, а орден их скопищем злодеев. Папа велел сжечь публично этот отзыв, но никого, однако, из сорбонистов инквизиция не привлекла к ответственности. На парламент отзыв Сорбонны подействовал весьма мало: иезуитам было позволено устраиваться во Франции, но только не носить гласно своего имени .

Вскоре, однако, коллеж попал в руки Гизов и католической реакции. Это произошло в связи с тем, что Танкэрель, один из способнейших учеников Сорбонны, написал трактат, в котором некоторыми новыми аргументами пытался обосновать теорию Григория VII, Иннокентия III и Бонифация VIII о праве пап низвергать и возводить на трон светских властителей .

Трактат появился в год закрытия Тридентского собора — в 1563 году. На автора посыпались обвинения. Прокурор парламента по настоянию королевского канцлера потребовал у Сорбонны осуждения книги, но декан сорбонских докторов отвечал, что вопрос это сложный и о нем можно много спорить за и против. Тогда последовало тяжелое унижение для гордого учреждения: сорбонистов заставили угрозами публично покаяться и извиниться в присутствии председателя, прокурора и 2-х членов парламента .

С этих пор лозунгом Сорбонны становится месть династии Валуа. Сорбонна сближается с Гизами и, по необходимости, со всей ультракатолической партией. Она громит Генриха III, радуется его изгнанию из Парижа, проклинает и объявляет его низложенным с престола, когда он осаждает Париж. Когда убили Генриха III, Сорбонна убеждает парижан сопротивляться наварскому королю до последней капли крови и первая открыто ставит кандидатуру Филиппа Испанского. «Бог не простит Франции, если она королем своим сделает ренегата», — повторяли сорбонисты даже в последние дни осады [4] .

Когда Генрих IV пришёл к власти, он не мстил Сорбонне, но заботился лишь о том, чтобы не допустить ее до активной роли впредь. В следующем веке Ришелье, сам воспитанник Сорбонны в 1606-1607 гг., в 1622 г. стал ее провизором. На посту премьер-министра, с 1629 по 1642 г. Ришелье обновил и расширил Сорбонну, а также завещал после своей смерти часть своей библиотеки. Строительство церкви Сорбонны — часовни Святой Урсулы Сорбоннской было завершено в 1642 году под руководством племянницы и наследницы Ришелье герцогини д’Эгильон. Именно там покоится прах Ришелье .





Впоследствии среди провизоров Сорбонны, т. е. ее управляющих и покровителей были такие известные в свое время люди как Мазарини, кардинал де Ретц, кардинал де Флери и др. [4; 5; 9] Однако роль кардинала Ришелье в судьбе университета была неоднозначной. На посту провизора Сорбонны Ришелье не только лишил Сорбонну всякой тени политического влияния, но даже вмешивался в чисто религиозные и научнобогословские функции сорбонистов, которые с яростью отстаивали последние остатки своей независимости .

Декарт подвергся самому полному и решительному осуждению Сорбонны; любопытно, что с ее стороны он был осужден почти слово в слово теми же выражениями, как и со стороны своего протестантского критика, голландского пастора Воета, непримиримого врага Сорбонны и сорбонистов .

В XVIII веке Сорбоннский коллеж был богатым учреждением, делами которого управлял «провизор» с четырьмя докторами, выбранными из своей среды всеми членами. Финансами заведовали специальные чиновники, назначаемые провизорами .

Вольтер, Дидро и энциклопедисты также осуждены Сорбонной, но, как это ни странно, несколько менее сурово, чем автор «Discours de la mthode». К янсенистскому движению Сорбонна отнеслась милостиво, может быть, вследствие вражды Пор-Рояля к иезуитам, которых Сорбонна продолжала ненавидеть [4] .

Как и все французские университеты, в 1791 г. Сорбонна была закрыта по закону Ле-Шапелье. В 1808 году декретом Наполеона его здания отданы в распоряжение университета города Парижа. Во времена Французской революции часовня Сорбонны служила для отправления культа Высшего Разума. Наполеон обустроил в ней артистические ателье. Со времени принятия закона об отделении религии от государства в 1905 году, здание приспособлено для официальных приемов и выставок .

Лишь в 1821 г. Парижский университет Сорбонна возобновил свою работу .

По иронии истории, в судьбе Сорбонны принял участие потомок кардинала Ришелье, премьер-министр при Людовике XVIII. Он построил для университета амфитеатр на 1200 мест. Большой амфитеатр (вместе с другими залами) — исторический памятник с сентября 1975 года. Барочная часовня Сорбонны является национальным историческим памятником и находится под защитой государства с февраля 1887 года [4; 9] .

Первая половина ХХ в. стала периодом блестящего возрождения Сорбонны. Преподававшие в ней ученые были на пике научных достижений в различных областях, начиная от ядерной физики и кончая Школой Анналов в истории и сравнительно-историческим методом в языкознании и литературе. Среди профессоров Сорбонны того периода лауреаты Нобелевской премии супруги Кюри и Жолье-Кюри и др .

Однако ни здания, ни педагогическая или управленческая структура не претерпели изменений в этот период .

Первая мировая война почти не затронула профессорскопедагогический состав Сорбонны в силу возрастного фактора. Ее жертвам среди студенчества посвящен памятник в холле библиотеки .

В межвоенный период численность студенчества стала расти, в 2 раза между 1921 и 1926 гг., затем в 3 раза в 1930 гг., достигнув 14500 человек. Две трети студентов были гуманитариями, 41% составили девушки, а 30% студенты-иностранцы, пребывание которых было облегчено открытием Международного университетского городка в 14 округе Парижа .

Вторая мировая война оставила глубокий шрам в истории Сорбонны. Законы об исключении лиц еврейского происхождения, принятые правительством Виши, затронули как студентов, так и преподавателей. Многие ученые, как и гуманитарии (Марк Блок), так и естественники, были депортированы или расстреляны .

Сразу же после войны рост численности студентов возобновился. К 1965 г. она достигла 61 400 человек. Оборотной стороной этого процесса явилась явная неприспособленность ни материальной базы, ни структуры университета к такому количеству студентов. Демократизация высшего образования, позволяющая получить его выходцам из небогатых семей, показала устарелость обучающих и принимающих структур, которые теперь надо было адаптировать к условиям массового высшего образования. Изменившаяся реальность, к которой университет не был готов, вызвала волнения в студенческой среде конца 1960-х гг [5] .

Студенческие протесты стали одним из проявлений возрожденного независимого духа Сорбонны второй половины ХХ в. Студенческое движение во Франции, имеющее давнюю историю, возобновляется при III Республике и после Освобождения. Начиная с XIX в. студенты Сорбонны и, в частности, ее филологического факультета, принимают участие в политической жизни страны: буланжизм, дело Дрейфуса, война в Алжире позволяют студентам Сорбонны определиться в своих политических пристрастиях и способствуют развитию общественной жизни студенчества [4; 5; 9] .

Однако майские события 1968 г. начались не в Париже, а в одном из новых факультетов Сорбонны в Нантере, построеннного специально для того, чтобы адаптировать университет к наплыву новых студентов. Филологический факультет в Нантере был закрыт на несколько дней в связи с проблемами между студентами и администрацией. Волнения захватили и Сорбонну. В качестве протеста против этого административного закрытия около 400 парижских студентов заняли двор Сорбонны и начали собственные демонстрации. Студенческие протесты вынудили власти прибегнуть к силе. Так, автономия Сорбонны была нарушена 3 мая по просьбе ректора Жана Роша, который вызвал полицию для «наведения порядка и изгнания [с территории университета] его нарушителей». Территория Сорбонны была «зачищена» силами правопорядка. Вечером начались ожесточенные столкновения сотен студентов с полицией. Со стороны протестующих в ход пошли камни, бутылки, вырванные из мостовой решетки. Окрестности Люксембургского сада также были «зачищены». В ходе подавления акции протеста были использованы гранаты со слезоточивым газом, 574 студента были арестованы, с обеих сторон были раненые. Подобное нарушение университетской автономии вызвала возмущение не только со стороны студентов, но и некоторых деканов (среди которых был и декан филологического факультета в Нантере) и бывшего ректора Сорбонны .

6 мая 8 студентов были вызваны в дисциплинарную комиссию. Некоторые преподаватели из Нантера пришли поддержать их. Все это вызвало ожесточенное сопротивление студентов, Латинский квартал покрылся баррикадами. Впоследствии Сорбонна была несколько раз за месяц оккупирована протестующими студентами и быстро стала международным символом студенческих протестов, вплоть до ее окончательной «зачистки» органами правопорядка 14-16 июня .

Волнения 1968 г. закончились введением плана Э. Фора, который предусматривал усиленную университетскую автономию и отказ государства от прямого вмешательства в политику (в т. ч. экономическую) университета. Сорбонна, или Парижский университет, была реорганизована сначала в 9, а затем в 13 университетов, различающихся по направлениям обучения и относящихся к трем академиям Парижа и парижского региона. Четыре из этих университетов находятся в основном в исторических зданиях Сорбонны, остальные — в других кварталах Парижа и его пригородах. Отныне университеты возглавлялись президентом - профессором, избранным административным Советом. Управление имуществом бывшего Парижского университета было передано общественному учреждению, управляемому ректором академического округа и обладающему финансовой автономией – канцелярии университета .

Самой продолжительной забастовкой во Франции ХХ в. была забастовка 1986 г., длившаяся 3 месяца (с марта по май). Она ставила цель помешать проведению реформ второго цикла обучения (создание новых специальностей) и воспринимаемых студентами как попытка подогнать высшее образование под нужды рынка и сделать его еще менее доступным. В Париже каждую неделю организовываются миллионные демонстрации протеста, переходящие в беспорядки. В конце концов, студенты решают остаться в Париже на несколько дней, столкновения с полицией становятся все более ожесточенными. 4 декабря студенты занимают Сорбонну. Один из манифестантов вследствие неосторожного обращения с гранатой потерял руку. На следующий день полиция «зачищает» Сорбонну и один из студентов погибает в ходе операции. Жак Ширак вынужден отказаться от реформы, а министр образования Ален Деваке уходит в отставку .

13 университетов, созданных после событий 1968 г., унаследовали привычное имя «Сорбонна». Сами здания Сорбонны принадлежат нескольким различным учреждениям .

Парижский муниципалитет является их собственником с непременным и бессрочным условием нахождения там Парижского академического учебного округа. В зданиях Сорбонны располагаются ректорат Парижской академии (Acadmie de Paris) и канцелярия Парижских университетов (Chancellerie des universits de Paris), а также Национальная школа хартий, Практическая школа высших исследований (cole pratique des hautes tudes) и частично университеты Париж I, Париж III, Париж IV и Париж V .

Теперь название «Сорбонна» применимо, скорее, к этим четырем университетам. Также в зданиях Сорбонны располагается межуниверситетская библиотека Сорбонны, курсы французской цивилизации (Cours de civilisation franaise de la Sorbonne) и обсерватория Сорбонны, курсы повышения квалификации (activits de formation continue) и диссертационные советы (les soutenances de thses) [4; 5; 9] .

Управление зданием осуществляет канцелярия Парижских университетов. Созданная в 1971 г., канцелярия является также собственником Международного университетского парижского городка на бульваре Журдан и литературной библиотеки Jacques-Doucet на площади Пантеон. Наследница традиций, заложенных семьей Ришелье и блестящими учеными прошлого, канцелярия сегодня является гарантом университетского престижа, который на протяжении веков составляет славу Сорбонны [5] .

Таким образом, мы можем сделать вывод, что Сорбонна не только была старшей дочерью королей Франции при Старом режиме, но и остается старшей дочерью Французской Республики, каков бы ни был номер последней - Третьей, Четвертой и Пятой .

Список литературы

1. Назарян А.Г. Почему так говорят по-французски. - М.: Наука, 1968. – 312 с .

2. Французско-русский лингвострановедческий словарь по фразеологии / Хайитов Б. Т.- М.: Московский лицей, 1997. – 50 с .

3. Французско-русский фразеологический словарь / Под ред .

Я.И.Рецкера. М., 1963. – 1111 с .

4. Wikipedia.- URL: http://ru.wikipedia.org

5. La Sorbonne. – URL : http://www.sorbonne.fr

6. Le Grand Robert de la langue franaise en 7 v. Dictionnaire alphabtique et analogique de la langue franaise. - Le Robert lectronique. P., 1998

7. Rey A., Chantreau S. Dictionnaire des expressions et locutions figures. - P.: Robert, 1984. – 1035 p .

8. Vauvert. - URL: http://www.littre.org/definition/vauvert

9. Wikipedia. - URL: http://www.fr.wikipedia.org

Об авторе:

Нагаева Ксения Эдуардовна – канд. филол. наук, доцент, профессор кафедры лингвистики и профессиональной коммуникации в области политических наук МГЛУ. Научная специализация:

лингвострановедение, лингвокультурология .

Е-mail: zlobovsky@mail.ru .

FRENCH PHRASEOLOGICAL UNIT’S

TOPONYMS AS NATIONAL HISTORICAL

MEMORY’S EXPRESSION

–  –  –

Moscow State Linguistic University – 38, Ostozhenka, Moscow, 119034 .

Abstract: It is common knowledge that set phrases reflect national culture integrally, by their meaning or their components. The study is limited by the research of French toponyms-components of phraseological units or periphrases. This article is devoted to the analysis of phraseological units’ components or periphrasis designating cultural and historical monuments situated on the left riverside of Paris .

The article deals with 3 phraseological units: au diable Vauvert, femme du Quartier and fille ane des rois de France. In two former set phrases the objects of the research are the toponomical components and in the latter set phrase it’s meaning as a whole .

The date of the phraseological unit au diable Vauvert’ origin is different in various dictionaries, but from the author’s point of view, the one of the XVI s. is the most reasonable. The location of the toponym’s referent is also doubtful. So, at present there are still some details about this set phrase to find out .

Quartier is the component of the phraseological unit femme du Quartier. Quartier (Latin) is situated on the left bank of the Seine, around the Sorbonne, is in the 5th and the 6th arrondissements of Paris. The area gets its name from the Latin language, which was widely spoken in and around the University since Latin was the language of learning in the Middle Ages in Europe .

The phraseological unit fille ane des rois de France means Sorbonne, the historical building of the former University of Paris .

The name “Sorbonne” has been used with different meanings over the centuries. The oldest one represented Collge de Sorbonne. The historical meaning is the University of Paris; in present it is used for the universities which are successor institutions of the University of Paris .

Key words: set phrase, phraseological unit, national culture, component, meaning, toponym, periphrasis .

References

1. Nazarian A.G. Pochemu tak govoriat po-frantsuzski [Why they say so in English]. Moscow, Nauka, 1968. 312 p .

2. Frantsuzsko-russkii lingvostranovedcheskii slovar' po frazeologii / Khaiitov B. T.- M.: Moskovskii litsei, 1997. 50 p .

3. Retsker Ia.I. Frantsuzsko-russkii frazeologicheskii slovar' [Frenchrussian linguistic-cultural dictionary of phrase and idioms] .

Moscow, 1963. 1111 p .

4. Wikipedia. Available at: http://ru.wikipedia.org (accessed 05 May 2015)

5. La Sorbonne. Available at: http://www.sorbonne.fr (accessed 05 May 2015)

6. Le Grand Robert de la langue franaise en 7 v. Dictionnaire alphabtique et analogique de la langue franaise. - Le Robert lectronique. P., 1998

7. Rey A., Chantreau S. Dictionnaire des expressions et locutions figures. – Paris, Robert, 1984. 1035 p .

8. Vauvert. Available at: http://www.littre.org/definition/vauvert (accessed 05 May 2015)

9. Wikipedia. Available at: http://www.fr.wikipedia.org (accessed 05 May 2015)

About the author:

Nagaeva Xenia E. – PhD. Philology Sciences, Associate Professor, Department of Linguistics and professional communication in the field of political science MSLU.Scientific specialization: linguistics and area studies, cultural linguistics .

Е-mail: zlobovsky@mail.ru .

***

ЛОНДОНСКИЙ СИТИ КАК ЧАСТЬ

КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКОГО

НАСЛЕДИЯ ВЕЛИКОБРИТАНИИ

–  –  –

Московский государственный институт международных отношений (университет) МИД России. 119454, Россия, Москва, просп. Вернадского, 76 .

В статье рассматривается история старейшей части Лондона – Сити, известного как «квадратная миля», от Римского завоевания до наших дней. Автор предлагает этимологический анализ топонимов, позволяющий проследить историю Лондона в его первоначальных границах. Названия городских улиц, восходящие к римскому периоду, дают представление о рельефе местности и занятиях населения. Далее в статье дается исторический обзор возникновения гильдий, ливрейных компаний и Лондонской городской корпорации, до сих пор играющей существенную роль в жизни столицы Великобритании. Наряду с историческими событиями, автор предлагает информацию о современном росте и развитии ливрейных компаний. Описывая возникновение и деятельность первых кофейных заведений, автор показывает их роль в формировании влиятельных финансовых учреждений, включая страховую компанию Ллойда и Лондонскую фондовую биржу .

Отдельный раздел статьи посвящен истории возникновения Судебных Инн, их специфике и роли в подготовке адвокатов .

В статье также показана роль Сити в эпоху Просвещения. В заключение автор подводит читателя к мысли, что лондонский Сити служит живым памятником истории, культуры и национальных традиций .

Ключевые слова: лондонский Сити, Лондонская стена, грифон, гильдия, ливрейная компания, Хартия Вольностей, Лондонская городская корпорация, коммерция, финансовый центр, Фондовая биржа, Английский банк, Судебные Инны, Монумент, Великий лондонский пожар .

Англичане гордятся тем, что их родина – колыбель демократии: Великая Хартия Вольностей, первый английский парламент и четкое разделение власти на королевскую и парламентскую. Англичане законопослушны – это неудивительно, после четырех веков римского права. Жители Британских островов необыкновенно прагматичны: «длительное активное участие в торгово-промышленной деятельности» сделали из них хороших коммерсантов [2]. И, наконец, англичане, свято чтут традиции. Все это позволяет говорить о том, что жизнь англичан проходит в рамках треугольника, вершины которого – демократия, коммерция и закон, а стороны – традиции .

Лондонский Сити не только часть культурного наследия Великобритании, но и хранитель исторической памяти народа. Сити – сердце Лондона, старейшая его часть, которая оставалась самой важной на протяжении, практически, двадцати столетий. Лондиниум (Londinium) – а именно так исторически называлась эта часть современного города – исторически возник при римлянах, построивших его по образцу римских городов, в 43 г. н.э. Появившийся вскоре мост через Темзу (Лондонский мост) превратил Лондиниум в перекресток торговых дорог и обеспечил экономическое процветание города. Уже во II в. н.э. Лондиниум имел большой порт, был крупным коммерческим центром и имел статус civitas – город, гражданская община .

В конце II – начале III века годами римляне создали Лондонскую стену с семью воротами. Это было каменное оборонительное укрепление, построенное вокруг города и спускающееся к берегу. До наших дней сохранились фрагменты Лондонской стены, являющиеся частью экспозиции Лондонского музея .

Городская топонимика позволяет реконструировать границы Стены по названиям лондонских улиц: Лондон Уолл (London Wall = Лондонская стена), Олдгейт (Aldgate = Старые ворота), Ньюгейт (Newgate = Новые ворота), Бишопсгейт (Bishopsgate = Епископские ворота), Олдерсгейт (Aldersgate = Ольховые ворота), Ладгейт (Ludgate = Задние / Боковые ворота), Мургейт (Moorgate = Болотные ворота), Крипплгейт (Cripplegate = Инвалидные ворота) .

У историков и лингвистов нет единого мнения об этимологии названий Ludgate и Cripplegate. Согласно валлийской легенде, еще до завоевания Британских островов Римской империей на месте нынешнего Лондона существовало валлийское поселение, связанное с именем короля Лада (Lud), который был там же похоронен. В честь него и были названы ворота Ладгейт. Археолог А. Винс утверждает, что название Крипплгейт связано с существовавшим подземным проходом, или тоннелем (crepel gate), ссылаясь на соответствующее значение саксонского слова crepel [4, с. 43]. Однако существует вероятность того, что позже первоначальное название ворот изменилось на нынешнее Cripplegate в связи с тем, что возле этих ворот просили подаяние многочисленные калеки (cripples). В пользу этой версии говорит тот факт, что за границей Стены расположена церковь Святого Жиля (Эгидия), покровителя калек и прокаженных. Кстати, в этой церкви похоронен поэт Джон Мильтон, венчался Лорд-протектор Оливер Кромвель, здесь крестили писателя Даниэля Дефо .

В англосаксонский период население города увеличилось:

в 886 году Альфред Великий положил начало новой застройке и заселению опустевшей территории внутри Лондонской стены. Саксонское поселение Люденвик (Lundenwic), расположенное за пределами Стены, постепенно пришло в упадок и стало называться «старым поселением» (eald = старый и wic = поселение, рынок), а затем – Старым рынком (Ealdwic) [3]. Сегодня это район Aldwych (Олдвич) и улица с таким же названием, расположенная между Сити и Вестминстером .

Лондон (будущий Сити) имел привилегии, включая разрешение на восемь монетных дворов, в то время как в столице, Винчестере, их насчитывалось всего шесть. Это свидетельствует о значимости Лондона как торгово-финансового центра еще в IX-X веках .

Лондонская стена простояла 1600 лет и много лет определяла границы города. По Стене можно узнать границы современного Сити и в наши дни. Сити не случайно называют «квадратной милей» – эта часть Лондона, действительно, изначально составляла почти квадратную милю. Сейчас, правда, есть еще более популярное название – «квадратная миля денег», – указывающее на торгово-финансовое значение Сити в жизни города .

Символом и хранителем Сити является грифон – мифическое животное: наполовину лев, наполовину орел. В Средние века считалось, что этот зверь, родом из Индии, обладает даром находить и охранять сокровища. Поэтому лучшего сторожа для Сити найти было сложно. Десять статуй грифонов стоят на больших улицах, охраняя Сити: их раскрытые пасти повернуты в сторону въезжающих .

В середине XI века король Эдуард Исповедник построил Вестминстерское аббатство и Вестминстерский замок в качестве места для заседаний правительства – между аббатством и Темзой, сознательно выведя властные структуры из будущего Сити. Тогда же произошло разделение на торговоделовую и административную части столицы. Сегодня они известны как the City of London и the City of Westminster .

Свое нынешнее название – the сity of London – город приобрел в XII веке: французское слово cit появилось после Норманнского завоевания Англии. В норманнский период появилось новое понятие – the Сity of London (лондонский Сити), – означавшее район Лондона, со своей администрацией, в пределах Лондонской стены. (Примечательно, что королевская резиденция, замок Тауэр, была построена за пределами Лондонской стены.) В Средние века основную роль в развитии городов, играли гильдии (guilds) – братства ремесленников и купцов, которые контролировали производство соответствующих товаров и торговлю. Слово guild происходит от древнеанглийских слов guildan – платить и gegield – братство. Право на создание гильдии часто включалось в хартию вольностей, которую город «выкупал» у короля. Хартия освобождала горожан от многих феодальных повинностей и позволяла избирать собственную администрацию и иметь собственный суд [2, с. 62]. Подобную хартию Лондон получил от Эдуарда Исповедника, а в 1067 году Вильгельм Завоеватель подтвердил существовавшие привилегии Лондона; в 1075 году город получил новую хартию, согласно которой жители Лондона не полностью подчинялись новой администрации и были освобождены от некоторых налогов. Лондон не был включен в Книгу Страшного суда (the Domesday Book) – первую поземельную перепись, проведенную в 1085-1086 годах .

Уже в XII веке была учреждена Лондонская городская корпорация (the Corporation of the City of London). В 1189 году Сити получил право избирать мэра с согласия короля, а с 2015 года Лондонская городская корпорация согласно хартии короля Иоанна Безземельного, уже самостоятельно избирала лорда-мэра, двух шерифов, двадцать пять олдерменов и сто советников. Таким образом, Сити получил право на выборы и свой «парламент» раньше всей остальной страны – первый английский парламент был созван в 1265 году .

Монарх не имеет права войти на территорию Сити без разрешения лорда-мэра. Этим правилом воспользовались в XVII веке члены парламента – пуритане-оппозиционеры: узнав, что король Карл I выдал ордер на их арест, они нашли убежище в Сити .

Старейшими лондонскими гильдиями были братства ткачей, торговцев шелком и шерстью. В XIV веке некоторые гильдии Сити превратились в крупные торговые и финансовые корпорации – ливрейные компании (livery companies). В настоящее время существует 110 ливрейных компаний. Часть из них сохраняет свою специализацию уже много веков (Почтенная компания суконщиков, Почтенная компания ткачей), в то время как другие давно не существуют (Почтенная компания изготовителей луков). Среди ливрейных компаний появилось довольно много новых, например, «Почтенная компания информационных технологий», «Почтенная компания педагогов» и др. Члены ливрейных компаний («ливрейные люди») избирают ежегодно лорда-мэра лондонского Сити. Выборы, как и прочие важные мероприятия, проходят в здании Лондонской городской корпорации – Гилдхолле (Guildhall) .

XVI век – эпоха Стюартов – стал для Англии веком расцвета международной торговли и банковского дела. Королева Елизавета поощряла развитие коммерции, и оказала покровительство сэру Томасу Грэшему, открывшему в 1565 году Королевскую биржу .

В XVII веке в Сити появились первые кофейни (coffeehouses), быстро превратившиеся в центры притяжения для литераторов, ученых и деловых людей. Некоторые кофейни стали своеобразными офисами для представителей той или иной профессии, заложив основы создания финансовых учреждений. Так, страховая компания Ллойда (Lloyd’s of London), зародилась в конце 1680-х годов в кофейне Эдварда Ллойда, где моряки и судовладельцы заключали договоры по страхованию грузов и судов. Лондонская фондовая биржа (the London Stock Exchange) начала проводить свои первые операции в 1698 году в кофейне Джонатана. Открытие в 1694 году Банка Англии напротив здания Королевской биржи стимулировало развитие Сити как финансового и делового центра. Банк, расположенный на улице Треднидл-Стрит (Threadneedle Street), англичане шутливо называют «старой леди с улицы Треднидл» (the Old Lady of Threadneedle Street) .

Шутка родилась после того, как одна из лондонских газет опубликовала карикатуру, изображавшую премьер-министра У. Питта (XIX век), пытавшегося достать золото из сундука, на котором сидела старая леди .

В течение нескольких веков в Сити происходит основная часть валютных торгов, а в XX веке многие транснациональные корпорации открыли здесь свои штаб-квартиры. Наряду с Нью-Йорком, Сити является одним из основных финансовых центров мира .

В 1695 году Сити получил статус города с собственным гербом и флагом. Сегодня Сити административно является отдельным графством, имеющим привилегию самоуправления и правительство, состоящее из 25 олдерменов, представляющих каждый из административных районов Сити .

Город-графство также имеет собственную полицию, лордамэра и представительство в Британском парламенте .

В Сити проживает всего около 7800 человек, но по рабочим дням количество народа возрастает до 330 000 за счет банковских служащих и сотрудников страховых и прочих компаний. Зато в выходные дни улицы Сити пустынны, здесь можно встретить, в основном, туристов, поэтому некоторые станции метро в эти дни не работают. В связи с тем, что работающие в Сити бизнесмены имеют свои интересы в развитии городаграфства, а также следуя исторической традиции, к выборам в парламент Сити допускаются не только его жители, но и не проживающие, но работающие избиратели (32 000 человек) .

Один из районов Сити и станция метро называются Темпл (Temple). Это напоминание об ордене тамплиеров, или рыцарей храмовников, которые в XII веке имели свою резиденцию в Лондоне. Затем орден разросся и разбогател. Была куплена земля в Сити для постройки большого монастырского комплекса, включавшего церковь, жилые постройки, места для тренировки боевых навыков и отдыха рыцарей-монахов .

Храмовников еще называли Красными Рыцарями – из-за красных крестов на их плащах. Именно этот крест, а также меч тамплиеров изображены на гербе Сити. Позже храмовники утратили влияние, многие из них были казнены, а в 1324 году собственность ордена тамплиеров в Лондоне была передана более скромным рыцарям ордена Госпитальеров .

Место, на котором ранее был расположен монастырь, стало известно как Темпл, прибежище профессиональных юристов Лондона. Занявшие место монахов юристы сформировали два сообщества, Внутренний Темпл (Inner Temple) и Миддл темпл (Middle Temple), названия которых упоминались уже в рукописи 1388 года. Наследниками Ордена тамплиеров стали Судебные Инны. Термин «Судебные Гостиницы» (Inns of Court), возник в связи с тем, что здесь также находили временный приют люди, приезжавшие на судебные заседания со всей страны .

Средневековые Судебные Инны, включавшие Внутренний Темпл (Inner Temple), Миддл темпл (Middle Temple), Грейз инн (Gray’s Inn) и Линкольнз инн (Lincoln’s Inn) были организованы по той же системе, что и колледжи в университетах Оксфорда и Кембриджа – они предлагали жилье и место для обучения действующим адвокатам и их студентам .

В Англии существуют поверенные в делах (solicitors) и адвокаты, имеющие право представлять клиента в уголовном суде (barristers). Чтобы получить право адвокатской практики в Англии и Уэльсе, человек должен принадлежать одной из этих адвокатских корпораций (гильдий). Для того, чтобы стать членом корпорации, будущий барристер должен присутствовать на 24 обедах в Судебных Иннах. Студентами Иннов были Оливер Кромвель, Махатма Ганди, Маргарет Тэтчер. Неподалеку от Судебеых Инн расположены Королевский суд Лондона (the Royal Courts of Justice) и Центральный уголовный суд (Old Bailey) .

Несомненный исторический интерес представляет ФлитСтрит (Fleet Street), получившая свое название по имени реки Флит. Когда-то прилегающая территория, в частности, нынешняя улица Стрэнд, принадлежала тамплиерам, позже на Стрэнде открылся Королевский суд, и Флит-Стрит оказалась заселенной судебными чиновниками. В XVI-XVII веках на Флит-Стрит обосновались редакции лондонских газет, а в эпоху Просвещения, с развитием литературы и прессы, улица стала центром издательской деятельности. Хотя в последнее десятилетие многие офисы газет и журналов сменили адреса, Флит-Стрит все еще имеет репутацию центра британской прессы .

Говоря об эпохе Просвещения, нельзя не упомянуть знаменитого жителя Сити, доктора Сэмюэла Джонсона – лексикографа, поэта, эссеиста и литературного критика. В 1755 году С. Джонсон опубликовал словарь английского языка, над которым работал девять лет. Это был первый фундаментальный толковый словарь с примерами, и его значение для английского языка сравнимо со значением Словаря Академии Российской для русского языка [1, с. 142]. Дом, в котором жил и работал С. Джонсон, превращен в музей .

Несколько раз за свою историю Сити подвергался разрушениям. Он пережил два пожара (в 1123 и 1666 годах) и немецкие бомбардировки («Лондонский Блиц») в течение 57 ночей в 1940 году. Но каждый раз Сити отстраивался заново .

Великий лондонский пожар 1666 года разрушил почти все здания в Сити, однако его удалось восстановить, практически по старому плану. Единственным условием был запрет на строительство деревянных зданий. В память о Великом пожаре и усилиях лондонцев по восстановлению города, в 1671-1677 гг. архитектором и астрономом сэром Кристофером Реном был возведен «Монумент в память о Великом лондонском пожаре» (Monument to the Great Fire of London), который часто называют просто «Монумент» (то же название имеет и ближайшая станция метро). Памятник представляет собой дорическую колонну высотой 61,5 метра, увенчанную золотым шаром с язычками пламени, символизирующими огонь. Это самая высокая отдельно стоящая колонна в мире .

Внутри колонны имеется винтовая лестница, ведущая на смотровую площадку .

Среди разрушенных зданий Сити был и собор Святого Павла, который также поручили заново отстроить К. Рену .

Это был пятый собор, построенный в честь Святого Павла, на одном и том же месте – самом высоком холме Лондона, Ладгейт Хилл. Открытый в 1708 году, в день, когда архитектору исполнилось 76 лет, собор стал одной из основных достопримечательностей как Сити, так и всего Лондона. До 1961 года здание собора было самым высоким не только в Сити, но и во всем Лондоне. Закон не разрешает постройку зданий, закрывающих вид на собор. В крипте соборе имеется банкетный зал, в котором можно заказать фуршет, банкет и проч. Именно в этом соборе происходили венчания членов королевской семьи и празднование «бриллиантовых юбилеев» королевы Виктории и Елизаветы II. Усыпальница собора способствует формированию национальной идентичности британцев: в нем погребены такие известные люди как адмирал Г. Нельсон, герцог А. Веллингтон, литератор С. Джонсон, первая английская сестра милосердия Флоренс Найтингейл, премьер-министры У. Черчиль и М. Тэтчер. А первым в соборе был похоронен его архитектор – Кристофер Рен (1723 г.). На надгробной плите – надпись: «Lector, si monumentum requiris, circumspice» (Читатель, если ищешь памятник, оглянись вокруг). Лондонский Сити – это тоже памятник: живой памятник истории, культуре и традициям .

Список литературы

1. Воевода Е.В. Великобритания: История и культура = Great Britain: Culture Across History: учеб. Пособие по англ. яз. для студентов II курса ф-та МЭО / Е.В. Воевода. Моск. Гос. ин-т междунар. Отношений (ун-т) МИД России, каф. англ. яз. № 2. – М.: МГИМО-Университет, 2009 .

2. Крысько В.Г. Этнопсихология и межнациональные отношения .

Курс лекций / В.Г. Крысько.— М.: Издательство «Экзамен», 2002 / [Электронный ресурс] Код доступа: http://ru.convdocs .

org/docs/index-21669.html?page=21

3. Online Etymology Dictionary / [Электронный ресурс] Код доступа: http://www.etymonline.com

4. Vince, Alan. Saxon London. Seaby, 1990 .

Об авторе:

Воевода Елена Владимировна – доктор педагогических наук, доцент, зав. кафедрой педагогики и психологии, профессор кафедры английского языка № 2 МГИМО МИД России .

E-mail: elenavoevoda@yandex.ru .

–  –  –

Moscow State Institute of International Relations (University), 76 Prospect Vernadskogo, Moscow, 119454, Russia .

Abstract: The articles considers the history of the oldest part of London – the City, known as “The Square Mile”, from the time of the Roman Conquest to the present days. The writer gives an etymological analysis of place names which makes it possible to trace the history of culture of London within its historical borders .

The names of streets dating back to the Roman period give an idea of the kind of landscape and occupation of the population. The article goes on to give a historical survey of establishing guilds, livery companies and the Corporation of the City of London that still plays a significant role in the life of the British capital. Along with historical events, the author offers information about the growth and development of modern livery companies. Describing the emergence and activities of the first coffee-houses the article shows their role in giving birth to influential financial institutions including Lloyd’s of London and the London Stock Exchange. A special section of the article addresses the history of the Inns of Court and their specific role in training barristers. The paper also shows the role of the City at the age of the Enlightenment. The author comes to the conclusion that the City of London serves as a living monument to history, culture and traditions .

Key words: the City of London, London Wall, gryphon, guild, livery company, charter of freedom, the Corporation of the City of London, commerce, financial centre, the Stock Exchange, the Bank of England, the Inns of Court, the Monument, the Great Fire of London .

References

1. Voevoda E.V. Velikobritanija: Istorija i kul'tura = Great Britain:

Culture Across History: ucheb. Posobie po angl. jaz. dlja studentov II kursa f-ta MJeO / E.V. Voevoda. Mosk. Gos. in-t mezhdunar .

Otnoshenij (un-t) MID Rossii, kaf. angl. jaz. № 2. – M.: MGIMOUniversitet, 2009 .

2. Krys'ko V.G. Jetnopsihologija i mezhnacional'nye otnoshenija .

Kurs lekcij [Ethnopsychology and inter-ethnic relations. A Lecture course.] / V.G. Krys'ko.— M.: Izdatel'stvo «Jekzamen», 2002 / [Jelektronnyj resurs] Kod dostupa: http://ru.convdocs.org/docs/ index-21669.html?page=21

3. Online Etymology Dictionary / [Jelektronnyj resurs] Kod dostupa:

http://www.etymonline.com

4. Vince, Alan. Saxon London. Seaby, 1990 .

About the author:

Elena Voevoda – Doctor Habil., PhD (Education), Head of the Department of Pedagogy and Psychology, Professor at English Language Department №2. Moscow State Institute of International Relations (University). E-mail: elenavoevoda@yandex.ru .

***

ПАМЯТНИКИ ГЕРОЯМ ФОЛЬКЛОРА

И ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

КАК ВЫРАЖЕНИЕ АНГЛИЙСКИХ

НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНЫХ

ТРАДИЦИЙ

–  –  –

Московский государственный институт международных отношений (университет) МИД России. 119454, Россия, Москва, просп. Вернадского, 76 .

Литература играет важную роль в передаче национальнокультурного своеобразия страны. В героях произведений помимо авторского идеала выражается дух нации, стремления людей, их верования, убеждения и взгляды. В свою очередь, архитектура через памятники литературным персонажам популяризирует литературу как вид искусства, и тем самым обогащает духовную культуру народа, развивая чувство прекрасного. Данная статья посвящена памятникам героям фольклора и литературы Великобритании, находящиеся на ее территории. Для анализа были выбраны наиболее выдающиеся произведения, или легенды, о которых известно далеко за пределами Британских островов: легенды о леди Годиве и Робине Гуде, “Приключения Алисы в Стране Чудес”, рассказы о Шерлоке Холмсе, “Питер Пэн”, “Медвежонок по имени Паддингтон”. Истории, связанные с тем или иным персонажем, переносят читателя в определенную эпоху со своими ценностями, культурно-историческими реалиями и тем самым дают представление об определенном периоде истории. Так, например, известно, что лесная армия Робина Гуда состояла из отличных лучников, поскольку соревнования по стрельбе из лука стали проводиться в Англии не раньше XIII века. Два произведения, созданные в середине-конце XIX века, такие как “Алиса в Стране Чудес” (1865), рассказы о Шерлоке Холмсе (1872), живо передают колорит Викторианской эпохи. Интересными для лингвистов представляются идиомы, связанные с легендой (peeping Tom) или же произведением, где они были употреблены как реалии, отражающие быт, повседневную жизнь Англии (as mad as a hatter, a Cheshire cat grin, turtle soup). Несмотря на существование в вымышленном мире художественного произведения или легенде, герои данных произведений стали известны и увековечены в памятниках благодаря своему уму, силе, храбрости, чувству юмора и находчивости .

Ключевые слова: архитектура, памятники литературным героям, национальный характер, фольклор, реалииантропонимы, национальная культура, историческая память, идиомы, национальное самосознание, культурное наследие .

Литература как своеобразная хранительница черт национального характера показывает всю его многогранность, сложившуюся под влиянием исторических, экономических, политических и природных факторов. Характеры людей, отображающих национальные особенности, не только выступают объектом художественного познания, но и изображаются с точки зрения писателя, тоже несущего в себе дух своего народа, своей нации. Следовательно, художественные произведения и национальный фольклор могут служить средством приобщения к духовной культуре другого народа. Особый интерес в данном случае представляют реалииантропонимы, а именно имена персонажей художественной литературы и фольклора. Имена собственные как единицы языка выступают носителями определенного национального колорита. Упоминание таких имен вызывают у носителей языка дополнительные ассоциации, активирует культурноисторические, общественно-политические сведения о той или иной эпохе .

Мне хотелось бы рассмотреть основных наиболее известных английских героев легенд и литературных персонажей и показать их важность, ценность в национальной культуре .

Последнее выражается в желании народа увековечить их в памятниках архитектуры. Создание таких сооружений дает возможность представителям той или иной культуры помнить о невидимой связи поколений, сохранять уважительное отношение к значимому прошлому своей страны .

Обращаясь к теоретическим основам лингвострановедения, следует отметить, что антропонимы относятся к лингвострановедческим реалиям из-за их высокой “национальнокультурной маркированности” [1, с. 115] – предметам, понятиям, явлениям, характерным для истории, культуры, быта того или иного народа страны, не встречающимся у других народов .

Кто они, литературные герои, воплощенные в монументальных скульптурах? Начнем с истоков – Леди Годива. Считается, что события произошли в 1043 году. Отягощенные непомерными поборами, жители средневекового Ковентри выступали за освобождение от налогов. Как это ни странно, спасение пришло от жены лорда, который пренебрегал мольбами жителей. Леди Годива неоднократно просила мужа, Леофрика, уменьшить налоговое бремя, но слышала только отказы. Женщина продолжала настаивать и однажды, охмелев на пиру, или уже от отчаяния, Леофрик согласился снизить налоги, при условии, что его жена днем проедет по улицам города обнаженной. Взяв с мужа слово, Годива на следующий день отправилась в свое знаменитое шествие и мгновенно стала героиней простого люда .

Замечательный эпизод из истории. Но большинство ученых, занимающихся Средневековьем, едины в том, что этот выезд обнаженной женщины никогда не был на самом деле .

Профессор английской и американской литературы и языка Даниель Донохью исследует происхождение и культурную значимость этого мифа в книге “Lady Godiva: A literary History of the legend” [6] и предоставляет сведения о том, как миф развивался на протяжении веков. Согласно исследованиям Донохью, история была основана на событиях из жизни Годифью (Годгифью – Дар Божий), реально жившей в Ковентри женщины во второй половине XI века. Она была замужем за одним из влиятельных людей Англии. Современные историки не считают Годифу особенно примечательной, поскольку то немногое, что о ней написано, гласит, что она была женой известного мужчины. Но Донохью подчеркивает: спустя два столетия после ее смерти летописцы в бенедектинском аббатстве Святого Албана вставили легенду в свои Латинские истории. По словам Донохью, история существует в качестве мифа о происхождении города Ковентри. В ее конце граф Леофрик утверждает соглашение о налогах своей печатью .

Известно, что Леофрик в 1043 году построил бенедиктинский монастырь, который в одночасье превратил Ковентри из маленького поселения в четвёртый по величине средневековый английский город. Леофрик наделил монастырь землей и отдал во владение обители двадцать четыре деревни, а леди Годива подарила такое количество золота, серебра и драгоценных камней, что ни один монастырь Англии не мог сравниться с ним по богатству. Годива была очень набожной и после смерти мужа, находясь на смертном одре, передала все его владения церкви. Граф Леофрик и леди Годива были похоронены в этом монастыре .

Одна из интересных второстепенных линий сюжета этого мифа связана с “любопытным Томом” (peeping Tom). Этот герой появляется в мифе только в XVII веке. Согласно легенде, в знак уважения и признательности к поступку Леди Годивы, жители Ковентри не вышли на улицу во время ее процессии в обнаженном виде и даже закрыли ставни окон .

Так сделали все за исключением Тома, чье похотливое любопытство заставило его смотреть на нее. Впоследствии он был ослеплен или умер в знак наказания, по разным версиям легенды. Со временем этот персонаж стал символом вины за человеческое желание смотреть на обнаженную женщину .

Миф о Годиве наполнен противоречиями. Леди повинуется своему мужу, но смело оспаривает его взгляды на налоги .

Она гарцует на лошади обнаженной по улицам города, но в то же время остается скромной и благонравной. Она одна из представительниц правящего класса, но при этом сочувствует нелегкому положению обычных людей. Как считает Донохью, мифы традиционно делают культурную работу по передаче истории, традиций и общих ценностей. Леди Годиву до сих пор почитают за то, что ее образ выражает смелость и убеждение в том, что женщина достаточно храбра, чтобы показав свою ранимость, остаться сильной и верной своим взглядам. Вместе с тем, леди Годива олицетворяет собой свободно мыслящих женщин того времени, которые сталкивались с большими трудностями их серьезного восприятия .

Статуя леди Годиве открыта 22 октября 1949 года в центре Ковентри (Cathedral Lanes Shopping Centre), ее автор Вильям Рид Дик. Статуя символизирует возрождение города после бомбардировки во время Второй мировой войны. Памятник был передан в дар городу, чтобы поднять моральный дух в те времена, когда восстановительные работы были отложены из-за недостатка средств .

Робин Гуд один из немногих, наряду с королем Артуром, легендарных героев английских баллад, вышедших за рамки фольклора и ставших важной культурной реалией. О нем пишут романы, ставят спектакли, снимают фильмы. Одним словом, герой популярен и по сей день. По преданию, Робин Гуд был предводителем шайки лесных разбойников, действовавшей в лесах около Ноттингема и боровшейся за справедливость. Они грабили богатых рыцарей и священников, отдавая добытое беднякам. Личность прототипа так и не установлена. Предположительно, Робин жил в начале XIV века, во времена правления короля Эдуарда II, или даже позже: в одной из баллад фигурирует королева Кэтрин, которую иногда отождествляют с Екатериной Арагонской (1485—1536) .

Наибольшей популярностью пользуется художественная версия Вальтера Скотта, согласно которой Робин жил во второй половине XII века, то есть был современником Ричарда Львиное Сердце и Иоанна Безземельного. В пользу первой версии и против версии Скотта говорит ряд исторических деталей: так, соревнования по стрельбе из лука стали проводиться в Англии не раньше XIII века. Баллады о Робине Гуде были записаны ещё в XIV веке, что обусловило сравнительно небольшую вариативность сюжетов .

Популярность этого народного героя обусловлена его благородным отношением к бедным и притесненным крестьянам и своей ненавистью к авторитарным властям .

В 1952 году жители города Ноттингем торжественно открыли памятник славному защитнику угнетенных. Известный английский скульптор Д. Вудфорт изобразил героя с натянутым луком, который Робин Гуд направляет в сторону Ноттингемского замка .

Сначала памятник Робину Гуду украшал одну из площадей Ноттингема, но потом его перенесли именно во двор замка .

Сделано это было по необходимости, потому что охотники за сувенирами частенько пытались выкрасть лук и стрелы .

Горожане ежегодно устраивают народный праздник в честь Робина Гуда, на котором проводятся состязания в стрельбе, потешные битвы и церемонии .

Одним из персонажей детской литературы, достойным внимания можно считать Алису из Страны Чудес Льюиса Кэрролла. Стоит отметить, что в 2015 году празднуется 150летие этой сказки .

В книге есть нечто такое, что захватывает воображение взрослых и доставляет радость детям. Обе книги об Алисе — фантазии, в них отразилось увлечение “бессмыслицами”, широко распространенное в Викторианскую эпоху в Англии. Приключения Алисы — это сон, в котором происходят странные вещи. В их основе лежит более серьезное отношение к языку, чем мы можем это позволить себе наяву. Многие из шуток-грез невозможно перевести на другие языки .

Например, если есть насекомое, которое называется butterfly (бабочка), то, благодаря логике сновидений, можно иметь bread-and-butterfly (летающий бутерброд) [3, c. 8] .

Данное произведение может представлять особый интерес для лингвистов, поскольку имена персонажей или их образ часто отражают особенности английского быта Викторианской Англии, жизненный уклад, национальное самосознание, стремления и идеалы английского народа. К примеру, в Белом Кролике, уделяющем чрезмерное внимание одежде и пунктуальности, воплотился особый британский тип – нервный невысокого ранга чиновник, благоговеющий перед людьми, наделенными властью и всегда старающийся выглядеть хорошо перед ними [2]. Интересным можно считать факт забавного обыгрывания старинных британских поговорок вроде “улыбки Чеширского Кота”. Так, в Средние века в Чешире (откуда родом сам Льюис Кэрролл) на вывесках питейных заведений красовался скалящийся леопард со щитом в лапах .

Правда, образ заморского зверя давался местным художникам тяжеловато — в итоге его оскал больше походил на улыбку, а сам леопард — на добродушного кота. Так и родилась популярная идиома “улыбается как чеширский кот” (a Cheshire cat grin). Нетрудно заметить, что Кот, как и другие люди и животные Страны Чудес в английском языке имеют обращение, выраженное безличным местоимением “it” .

Это не обязательно обозначает, что Кот не мужского пола .

Большинство персонажей мужчины за исключением Алисы, Королевы и Герцогини. Британцы Викторианской эпохи ко многим одушевленным предметам обращались при помощи этого местоимения, к этой группе относятся животные и даже маленькие дети. Даже такие персонажи как Белый Кролик и Ящерица Билль, а также сынок Герцогини имеют обращение “it” .

Фольклорный образ чудаковатого Шляпника тоже отражал реальное положение дел. В XVIII-XIX столетиях при обработке фетра нередко применялись свинец и ртуть. Отравление их токсичными парами зачастую приводило к помешательству и считалось профессиональной болезнью шляпников — отсюда берет свое начало идиома “безумен, как шляпник” (as mad as a hatter). В английском языке есть фразеологическая единица “as mad as a March hare” выражение связано с некоторыми особенностями зайца. Так, в марте эти животные переживают период спаривания и в это время особи мужского пола наиболее активны, возбуждены и безумны. Поэтому Кэрролл неспроста наделяет зайца таким эпитетом и делает участником безумного чаепития .

Рассмотрим еще одного персонажа Mock Turtle. Его имя имеет несколько вариантов перевода на русский, например, “Черепаха Квази”, “Черепаха с телячьей головой”, “ЛжеЧерепаха”, “Как бы черепаха”. Во времена Льюиса Кэрролла черепаховый суп считался деликатесом и был очень дорогим. Из-за этого многие ели квазичерепаховый суп, который готовился из говядины и приправлялся специями для придания вкуса настоящего черепахового деликатеса .

Весь текст книги пронизан событиями, явлениями, присущими английской культуре Викторианской эпохи – чайные церемонии, игра в крокет, встречи с членами королевской семьи. Имена многих персонажей основаны на английских пословицах или идеях того времени. Более того, разговоры Алисы с самой собой показывают определенные аспекты детского образования Викторианской эпохи: читателю становится известно, что девочка учит латынь, обладает посредственными знаниями географии, знает видоизмененные поучительные стишки, которые она должна заучивать наизусть .

Существует точка зрения, что в книге изображается социальная тирания и протест. Произведение позволяет обрести утраченную детскую непосредственность. При ближайшем рассмотрении Алиса не очень-то милая девочка. Она резка, своевольна и высокомерна. В ней нет скромности, и это в духе британского империализма, но нет и страха. Нужно иметь много мужества, чтобы во время суда над Червонным Валетом, когда Королева закричала: “Отрубить ей голову!” – ответить ей: “Вы просто несчастные карты — и все”, и противостоять набросившейся на нее колоде, которая еще минуту назад была олицетворением империалистического общества. Алиса попадает в безумство, царящее на колониальных территориях, но ей все же удается сохранить свое здравомыслие. Этот образ типичной англичанки Викторианской эпохи везде и всегда воспринимается как живое существо [3, c. 9] С точки зрения исторического подхода к “Алисе в стране чудес” читатель имеет возможность приблизиться к тенденциям, культуре, философии Викторианской эпохи. Одним из распространенных подходов к этому произведению – видение в нем политической аллегории, где Страна Чудес (Зазеркалье) выступает символом Англии, под тираническим правлением Королевы червей прототипом которой является Королева Виктория [9]. По другой версии это могли быть мать самого писателя или даже антипод Алисы [8]. Чрезмерное насилие, приписываемое “аристократии” Страны Чудес, а также смешное искажение правосудия в Суде (сначала казнь, потом приговор) – отражение краха британской судебной системы. Все эти факты относят книгу к жанру политической сатиры, возможно, больше, чем сам Льюис Кэрролл представлял .

Наконец, в “Алисе в стране чудес” прослеживаются следы социальных вопросов Викторианской эпохи. На самом деле, книга о приключениях Алисы могла сама помочь сформулировать некоторые из них, например, образование детей. В эпоху правления королевы Виктории дети представляли собой проблему. С ними обращались, как с маленькими взрослыми: их заставляли работать, жестоко наказывали, или попросту игнорировали .

Таким образом, произведение может быть прочитано как сатирическая критика детского образования и обращения с детьми. Элисон Лурье приходит к выводу, что работа Кэрролла представляет собой радикальную реакцию на безличный морализм британского образования, указывая на то, что все взрослые в Стране Чудес, особенно те, кто похож на гувернанток или профессоров глуповатые, деспотичные, жестокие или сумасшедшие [7] .

Существует также и феминистские интерпретации “Алисы в стране чудес”. Произведение изменяет представление о роли женщины в обществе. Современники Викторианской эпохи полагали, что женщина должна быть “ангелом дома”, послушной и семейной. Алиса же представляется читателю активной, храброй и нетерпеливой, она критически относится к окружающей ее обстановке и к взрослым, которых она встречает. Лаура Циолковски считает главную героиню самой яркой представительницей Викторианской эпохи из всех женских персонажей. В представлении Алисы Страна Чудес кажется нецивилизованной страной, где можно испытать чрезмерную жестокость Герцогини, грубые замечания Шляпника, дикарское поведение Королевы. Соответственно такая страна нуждается в морально-нравственном управлении [5] .

Прототипом Алисы является Алиса Лидделл, дочь декана одного из колледжей в Оксфорде. Скульптура героини установлена в 1990 году в городе Гилдфорд в Южной Англии недалеко от дома, в котором жил Льюис Кэрролл. Скульптор Джинна Арджент сделала девочку похожей на свою дочь Донну. Примечательно, что памятники установлены и другим не менее ярким персонажам “Алисы в Стране Чудес” .

Так, в Лландидно (Уэльс) в 2012 году скульптор Саймон Хеджер увековечил “опаздывающего” Кролика и Безумного Шляпника. Также на западном побережье Лландидно выделяется своей величественностью скульптура Чеширского Кота .

Особенности жизни в Англии начала прошлого века ярко описаны и в рассказах о самом знаменитом сыщике. Несмотря на то что Артур Конан Дойл писал о Шерлоке Холмсе более 40 лет, этот временной период охватывает три различные эпохи в жизни Великобритании (Георгианскую, 1714 – 1830 гг., Викторианскую, 1837 – 1901, Эдвардианскую, 1901 – 1910 гг.) в рассказах о Шерлоке Холмсе отражена поздняя Викторианская эпоха. Главный герой полностью воплощает ценности этого времени, что по праву считается “идеальным героем своего века” .

Человек, веривший в разум больше всего, был идеалом своего времени, когда наука бросила вызов устоявшимся верованиям. Чарльз Дарвин своим “Происхождением видов” в 1859 году изменил Западный мир, поставив под сомнение библейскую веру в сотворение мира Богом. На смену креационизму пришло осознание того, что загадки и тайны физического мира можно объяснить наукой. Посредством своего героя Дойл замечательно популяризировал уверенность людей Викторианской эпохи в неизменное действие законов науки, что позволяло подготовленному наблюдателю устанавливать происхождение причин из следствий. Холмс мог реконструировать преступление, проследив физические улики и составить целостную картину .

Когда Ватсон и Холмс впервые встретились в “Красном по белому” (“A study in Scarlet”, 1887), последний был занят в лаборатории, где только что придумал безошибочный тест на выявление пятен крови. То, что в Скотланд-Ярде впервые внедрили в практику снятие отпечатков пальцев в том же году, что появилась “Собака Баскервилей”, в журнале “Стрэнд”, не является случайным совпадением. Научный рационализм был привычным делом, а Шерлок Холмс выступал его “знаменосцем” .

Но роль Холмса в качестве непревзойденного викторианского джентльмена была также важна для того, чтобы сделать его героем. Среди значительных перемен, связанных с индустриальной революцией был также развивающийся средний класс, у представителей которого было растущее беспокойство по поводу своего места в обществе. Известная фразаклише из детектива “дворецкий сделал это”, произошла от реально существующего страха представителей высшего и среднего классов, что те, кто ниже по положению поднимут бунт. Холмс предлагает читателям подтверждение традиционных английских ценностей, особенно полезных в те времена, когда Англия начинала чувствовать неуверенность относительно своего места в мире. С каждым преступлением, которое он раскрывает, восстанавливается социальный порядок, и ценности собственного класса вновь утверждаются [12] .

Что же делает Шерлока Холмса таким интересным? Он герой, но не безупречный. Несмотря на то что сыщик постепенно развивается и переходит от холодной “машины разума” к человеку более естественному, он всегда остается интеллектуально выше, чем обычный человек. Секрет его популярности заключается в том, что произведения, где он является главным героем, очень хорошо написаны, и их интересно читать .

В Великобритании существует несколько памятных знаков, связанных с именем Холмса. В марте 1990 года в Лондоне на Бейкер-стрит, 221-Б – по адресу, который связан с именем великого сыщика и детектива – открылся постоянный музей-квартира. Дом постройки 1815 года британское правительство объявило архитектурным и историческим памятником. В 1991 году бронзовый Холмс был установлен на Пикарди-плейс в Эдинбурге, где родился Конан Дойль .

В Лондоне памятник самому известному в мире сыщику и детективу был открыт 24 сентября 1999 года у станции метро на Бейкер-стрит. Холмс предстал, задумчиво глядящим вдаль, одетым по дождливой лондонской погоде – в длинный плащ, шляпу с небольшими полями и с трубкой в правой руке. Автором трехметрового бронзового памятника стал известный английский скульптор Джон Даблдей .

Питер Пэн – яркий герой детской литературы появился впервые в 1902 году в романе шотландского писателя и драматурга Джеймса Барри “Белая птичка”. В нем Питер Пэн появляется эпизодически, так как роман ориентирован на взрослую публику. Несколько лет спустя публикуется детский роман “Питер Пэн в Кенсингтонском саду”. Позднее писателем были созданы и другие приключенческие истории, а сам персонаж стал очень популярным. На чем же основана его популярность? Питер Пэн – мальчик, который не хочет взрослеть, и загадочным образом у него это получается. Барри не объясняет этот факт, но очевидно, что это результат стойкого желания оставаться ребенком. Он почувствовал себя брошенным родителями, когда узнал, что у них родился еще один малыш, не пожелал расти в такой семье. Чудным образом он оказывается в Нетландии, на маленьком острове, за пределами нашего мира, где обитают феи, русалки, краснокожие и пираты. Здесь Питер Пэн становится предводителем мальчиков, которых потеряли няни в парках и местах, подобных Кенсингтонскому саду. В Нетландии Питер Пэн представляется ребенком с богатым воображением, любящим приключения, иногда он нарушает спокойствие, но все же слывет героем, спасающим и защищающим своих друзей [10] .

Таким образом, Питер Пэн символизирует вечное детство, детскую безответственность и радость игры. Временами он бывает очень эгоистичным и раздражающим, но его детская невинность и чувство справедливости одерживают верх над его незрелым поведением и заставляют выбирать его правильный путь в конце .

В приключенческом романе о Питере Пэне и его друзьях дети счастливы, они делают то, что хотят, и вокруг нет взрослых, которые ограничивают их. Они растут естественно, имея много времени на игру и веселье и это, возможно, мечта каждой семьи. Когда люди думают о Питере Пэне, они с оптимизмом смотрят на свою жизнь. Можно предположить, что антигероями в этом произведении являются взрослые .

Они часто боятся рисковать, так как не берут на себя ответственность за то, чтобы быть естественными. И, возможно, они не проживают свою жизнь, так как они хотели бы этого по-настоящему, поэтому в романе и проводится мысль, что нет смысла взрослеть, поскольку человек просто жертвует своей индивидуальностью и счастьем .

Стоит отметить, что личная трагедия писателя вдохновила его на создание образа Питера Пэна. Так, воспитываясь в многодетной семье, его счастливое детство было омрачено и разрушено смертью его брата Дэвида, который погиб в результате несчастного случае на катке. Мать писателя была опустошена такой утратой и, чтобы как-то утешить ее, маленький Джеймс, которому было тогда шесть лет, начал подражать манерам погибшего Дэвида и имитировать его речь. Эта причудливая загадочная ситуация длилась годы и становилась еще таинственнее, когда Джеймсу исполнилось тринадцать лет, именно в этом возрасте не стало его брата, и он буквально перестал расти. Он был не выше полутора метров и не брился до двадцати четырех лет. Писатель говорил всегда тонким, высоким голосом [4] .

Исследователи творчества Джеймса Барри склонны думать, что у него не складывались отношения с женщинами из-за застенчивости, и, возможно, из-за того, что он физически и эмоционально был в состоянии вечного мальчишества .

В 1899 году уже состоя в несчастливом браке, Барри подружился с маленькими Джорджом, Джоном и Питером Дэвисами и их матерью Сильвией в Кенсингтонском саду. Отец мальчиков был слишком занятым адвокатом, чтобы уделять детям много своего времени. Поэтому бездетный Барри был счастлив играть с детьми Дэвисов. Его горе и горе его матери оказало влияние на всю его последующую жизнь. Через творчество писатель пытался восстановить беззаботное детство первых лет своей жизни. Тем временем Джеймс Барри начал оживлять в памяти свое детство, рассказывая первые истории о Питере Пэне сыновьям своих друзей Дэвисов .

Основанная на игре воображения, эта драма – победа вечного мальчика над взрослым Капитаном Крюком. Тем самым писатель идеализирует детство и делает акцент на неспособности взрослых вернуть его. Именно эти темы сделали это произведение классическим .

Увековечить своего литературного героя решил сам автор .

Бронзовая статуя Питера Пэна стоит в Кенсингтонском саду, рядом с Гайд Парком. Точное расположение памятника было выбрано самим писателем, жившим неподалеку от Кенсингтонских садов, которые отчасти и вдохновили его на создание этого произведения. Еще в раннем произведении “Белая птичка” Питер улетает из своей детской и приземляется рядом с озером Лонг-Уотер на то место, где сейчас стоит статуя .

Писатель планировал создание памятника еще в 1906 году, он фотографировал шестилетнего Майкла Дэвиса в костюме Питера Пэна, чтобы помочь скульптору воссоздать этот образ. В 1912 году статуя была заказана Джорджу Фрэмптону, и первого мая того же года состоялось открытие памятника .

Памятник популярен среди посетителей парка. Своей дерзостью, мужеством и жизнерадостностью Питер Пэн, должно быть, и заслужил такую любовь народа .

“Медвежонок по имени Паддингтон” Майкла Бонда был создан в канун Рождества 1956 года. Никому неизвестный на тот момент телеоператор Би-би-си Майкл Бонд заметил игрушечного мишку, одиноко сидящего на полке магазина Селфриджес, и решил купить его в подарок своей жене Бренде. Он выбрал ему имя Паддингтон в честь близлежащего к его дому вокзала. Бонд начал писать о нем истории, но больше для забавы, нежели для публикации. Первая книга появилась в 1958 году, в которой Паддингтон приехал “зайцем” из Перу в Лондон. Он был совсем один в незнакомом месте, в руках у него была шляпа и потрепанный чемоданчик. К медвежонку крепилась записка, гласившая: “Пожалуйста, позаботьтесь об этом медвежонке. Спасибо”. По словам Бонда, упоминание об этой записке пришло из воспоминаний писателя об эвакуировавшихся детях на железнодорожных станциях во время Второй Мировой Войны. У всех детей были такие ярлычки, и все они держались за свои сокровенные вещи. Очень печально, что Паддингтон в этом смысле также представлен беженцем. Можно утверждать, что в данном случае проводится параллель между войной, ее последствиями и положением медвежонка. Это напоминание о важных исторических моментах. Остро встает и вопрос о принятии иностранцев, о том, что все мы разные, и должны быть добрыми. Именно поэтому Майкл Бонд показывает важность семьи Браунов для Паддингтона, их сочувствие, и доброе отношение к новому члену их семьи. Благодаря их неравнодушию, у медвежонка появилось место, которое он вполне может назвать своим домом [11] .

Замеченный Мистером Брауном, сжалившимся над медвежонком, Паддингтон отправляется в семью Браунов на постоянное жительство. Автор описывает забавные приключения “незнакомца в незнакомом месте” .

Медвежонок пытается решить смешные проблемы и часто воспринимает все буквально, что заставляет ужасаться Браунов, их соседей и всех, кто встречает его. Например, он чуть не утонул в ванне, не сообразив, что можно просто вытащить из нее затычку. Вместо этого он пытался вычерпать воду своей дырявой шляпой. Или же ему в диковинку, что у Браунов в ванной два крана – один с горячей водой, другой с холодной и для того, чтобы умыться, приходится набирать полную раковину воды и окунать туда мыльные руки .

Несмотря на свое иностранное происхождение, медвежонок выражает типичные черты англичан (пусть и уж в некоторой степени являющиеся стереотипами) – необходимость носить шляпу, любовь к мармеладу, подчеркнуто вежливое обращение к людям (Мистер, Миссис, Мисс), стоицизм, проявляющийся в разумном и хладнокровном подходе к различным ситуациям, преобладание оптимизма и привлекательности в его характере .

В рассказах о Паддингтоне раскрываются такие темы, как иммиграция, терпимость и вопрос принятия / непринятия иностранцев. Медвежонок – нелегальный иммигрант, небольшой, коричневого цвета, выглядящий не так, как все, одинокий и считающийся незваным гостем в крупном городе, где люди стараются не замечать проблемы других. Майкл Бонд глубокомысленно подошел к изображению жизни иммигранта в детских рассказах. Медведь Паддингтон приехал из Дремучего Перу, именно этот писатель употребил такую фразу, на которую перуанцы не в обиде. Здесь коннотация скорее положительная, нежели отрицательная, поскольку речь идет о представлении Перу экзотической страной. Отмечу, что перуанцы составляют менее 0,1% иммигрантов в Великобритании, но статус беженца, приписываемый Паддингтону, не является причиной для обиды или тревоги .

На сегодняшний день вокзал Паддингтон имеет связь с одноименным литературным героем, которому поставлен там памятник Маркусом Корнишем в 2000 году – бронзовая статуя, изображающая медвежонка таким, каким он был представлен в первой книге Майкла Бонда, основанной на иллюстрациях Пеги Фортнум .

В заключение стоит отметить, что памятники героям английского фольклора и художественной литературы известны благодаря ценным качествам персонажей произведений .

Так, благородство, справедливость, находчивость и смелость, умение отстаивать свои интересы, острый ум, храбрость, оптимизм, чувство юмора, составляют неотъемлемую часть натуры таких персонажей, как Годива, Роибин Гуд, Алиса, Шерлок Холмс, Питер Пэн, медвежонок Паддингтон. В книгах с этими героями отражается дух времени и национальнокультурные традиции различных эпох, начиная со Средневековья и заканчивая новой историей. Наиболее ярко освещена Викторианская эпоха в произведениях Льюиса Кэрролла и Артура Конан Дойла. Именно во времена правления Королевы Виктории (1837 – 1901) произошли перемены во всех сферах человеческой жизни, быстро развивалась научная мысль, был введен строгий моральный кодекс (джентльменство), сделано немало технических открытий, изменилось мировосприятие людей .

Важной потребностью общества является обращение к исторической памяти, обеспечивающей связь поколений, их преемственность. Безусловно, памятники как элементы социального и культурного наследия способны передавать накопленные за предыдущие века представления о ценностях, нравственных категориях исторического прошлого. Именно литература и памятники культуры, олицетворяющие дух времени, носят как культурно-эстетический, так и воспитательный характер, что, несомненно, способствует росту национального самосознания .

Список литературы

1. Томахин, Г.Д. Лингвистические аспекты лингвострановедения / Г.Д. Томахин // Вопросы языкознания. – 1986. - № 6. – С. 113Alice’s adventures in Wonderland: Main characters [Electronic resource]. Available at: http://www.jiffynotes.com/ AlicesAdventuresinWonderland/MainCharacters.html

3. Burgess, Anthony All about Alice / A. Burgess // The UNESCO Courier. – 1982. - № 6. – P. 7-10 .

4. Cellania Miss The dark side of Peter Pan [Electronic resource] .

Available at: http://www.neatorama.com/2013/09/16/The-DarkSide-of-Peter-Pan/

5. Ciolkowski Laura E. Visions of Life on the Border: Wonderland Women, Imperial Travelers, and Bourgeois Womanhood in the Nineteenth Century / L. E. Ciolkowski // Genders. – 1998. - № 27 .

Available at: http://iiav.nl/ezines/web/GendersPresenting/2003/ Nr37en38/genders/g27_vision.html

6. Donoghue, Daniel Lady Godiva: A literary history of the legend / D. Donoghue – Blackwell Pub, 2008. – 176 p .

7. Lurie, Alison Don’t tell the grown-ups: The subversive power of children’s literature / A. Lurie. – NY: Back Bay Books, 1998. – 256 p .

8. Millikan, Lauren The queen of hearts [Electronic resource] .

Available at: http://www.carleton.edu/departments/ENGL/Alice/ FootQueen.html

9. Millikan, Lauren Victorian interpretations [Electronic resource] .

Available at: http://www.carleton.edu/departments/ENGL/Alice/ CritVict.html

10. Peter Pan – the boy who wouldn’t grow up [Electronic resource] .

Available at: https://wikiwebclass.wikispaces.com/Peter+Pan

11. Sulcas, Roslyn On his best behaviour and hoping to fit in / R. Sulcas // The New York Times. – 9 Jan., 2015 [Electronic resource] .

Available at: http://www.nytimes.com/2015/01/11/movies/ paddington-a-new-film-based-on-michael-bonds-books.html?_r=0

12. The era of Sherlock Holmes [Electronic resource]. Available at:

http://www.pbs.org/wgbh/masterpiece/hound/tg_era.html

Об авторе:

Кошелева Инна Николаевна – кандидат филологических наук, старший преподаватель кафедры английского языка №4 МГИМО МИД России. Научная специализация - Сравнительноисторическое, типологическое и сопоставительное языкознание .

E-mail: ipozdnysheva@yandex.ru .

THE MONUMENTS TO THE FOLKLORE

AND FICTIONAL CHARACTERS

AS A REFLECTION OF ENGLISH NATIONAL

CULTURAL TRADITIONS

–  –  –

Abstract: Literature plays an important role in transmission of national-cultural distinction. Besides the author’s ideal the spirit of the nation, people’s aspirations, their beliefs and convictions are expressed in fictional characters. In its turn, architecture popularizes literature as a form of art through the monuments to the characters. Consequently, it enriches the spiritual culture of the nation and develops aesthetic sense. The present article is devoted to the monuments to the folklore and literary characters of Great Britain which are situated on its territory. The most widely-known legends or prominent works were chosen for the analysis: the legends about Lady Godiva and Robin Hood, “Alice’s adventures in Wonderland”, stories about Sherlock Holmes, “Piter Pan”, “A bear called Paddington”. The stories bring a reader into the era with its values, cultural-historical realia illustrative of a period of history. For example, Robin Hood’s army is known to have consisted of excellent archers because archery competitions began to be held in England until the 13th century at the earliest. “Alice in Wonderland” (1865) and stories about Sherlock Holmes (1872) explore the Victorian culture. Some idioms referring to the legend (peeping Tom) or the literary work reflect English realia: way of living, everyday English phrases (as mad as a hatter, a Cheshire cat grin, turtle soup). They are of particular interest for linguists. Moreover, despite existence in a fictional world these protagonists of the legends and books became well-known and immortalized due to their intelligence, strength, bravery, sense of humour and resourcefulness .

Key words: architecture, monuments to the fictional characters, national character, folklore, realia-anthroponyms, national culture, historical memory, idioms, national consciousness, cultural heritage .

References

1. Tomakhin, G.D. Lingvisticheskie aspekty lingvostranovedeniia / G.D .

Tomakhin // Voprosy iazykoznaniia. – 1986. - № 6. – S. 113-118 .

2. Alice’s adventures in Wonderland: Main characters [Electronic resource]. Available at: http://www.jiffynotes.com/ AlicesAdventuresinWonderland/MainCharacters.html (accessed 18 July 2015)

3. Burgess, Anthony All about Alice / A. Burgess // The UNESCO Courier. – 1982. - № 6. – P. 7-10 .

4. Cellania Miss The dark side of Peter Pan [Electronic resource] .

Available at: http://www.neatorama.com/2013/09/16/The-DarkSide-of-Peter-Pan/ (accessed 18 July 2015)

5. Ciolkowski Laura E. Visions of Life on the Border: Wonderland Women, Imperial Travelers, and Bourgeois Womanhood in the Nineteenth Century / L. E. Ciolkowski // Genders. – 1998. - № 27 .

Available at: http://iiav.nl/ezines/web/GendersPresenting/2003/ Nr37en38/genders/g27_vision.html (accessed 18 July 2015)

6. Donoghue, Daniel Lady Godiva: A literary history of the legend / D. Donoghue – Blackwell Pub, 2008. – 176 p .

7. Lurie, Alison Don’t tell the grown-ups: The subversive power of children’s literature / A. Lurie. – NY: Back Bay Books, 1998. – 256 p .

8. Millikan, Lauren The queen of hearts [Electronic resource] .

Available at: http://www.carleton.edu/departments/ENGL/Alice/ FootQueen.html (accessed 18 July 2015)

9. Millikan, Lauren Victorian interpretations [Electronic resource] .

Available at: http://www.carleton.edu/departments/ENGL/Alice/ CritVict.html (accessed 18 July 2015)

10. Peter Pan – the boy who wouldn’t grow up [Electronic resource] .

Available at: https://wikiwebclass.wikispaces.com/Peter+Pan (accessed 18 July 2015)

11. Sulcas, Roslyn On his best behaviour and hoping to fit in / R. Sulcas // The New York Times. – 9 Jan., 2015 [Electronic resource] .

Available at: http://www.nytimes.com/2015/01/11/movies/ paddington-a-new-film-based-on-michael-bonds-books.html?_r=0 (accessed 18 July 2015)

12. The era of Sherlock Holmes [Electronic resource]. Available at: http://www.pbs.org/wgbh/masterpiece/hound/tg_era.html (accessed 18 July 2015)

About the author:

Inna Nikolaevna Kosheleva – PHD in philology, assistant professor of English language Department №4, MGIMO Moscow state institute of international relations (University) .

E-mail: ipozdnysheva@yandex.ru .

***

ШВЕДСКИЕ ЛИТЕРАТУРНЫЕ МУЗЕИ В

ЛИНГВОСТРАНОВЕДЧЕСКИХ РЕАЛИЯХ

–  –  –

Российско-шведский центр РГГУ, 125993, Москва, Миусская площадь, 6 .

В Швеции насчитывается около двух десятков писательских музеев. Одна часть домов-музеев и их экспозиций наглядно подтверждает тот факт, что родные пенаты имели огромное значение для творчества таких писателей, как, например, Сельма Лагерлёф, Астрид Линдгрен. Другая часть музеев свидетельствует о том, что усадьбы в свое время служили средоточием дискуссий о литературе, местом творческого общения. Центром притяжения в эпоху национального романтизма на рубеже XIX-XX веков был Эвралид знаменитого поэта Вернера фон Хейденстама. Местом паломничества и своеобразным культурным и общественным центром являлся Странд, дом писательницы Эллен Кей .

Главный писательский музей шведской столицы – это «Голубая башня», мемориальная квартира Августа Стриндберга .

Морбакка, усадьба Сельмы Лагерлёф в Вермланде, – самый посещаемый туристами писательский музей .

Эвралид – усадьба Вернера фон Хейденстама, поэтанеоромантика и Нобелевского лауреата, расположена у озера Вэттерн. На берегу этого озера находится и другой примечательный музей-усадьба – Странд Эллен Кей (она была писательницей, педагогом и идеологом борьбы за освобождение женщин) .

К литературным топонимам следует отнести вымышленный город Вадчёпинг, расположенный в центральной части Эребру. Его название происходит от города из романа Яльмара Бергмана «Маркуреллы из Вадчёпинга» .

Помимо Вадчёпинга, имеется еще один топоним, вызывающий литературные ассоциации: детский культурноразвлекательный центр Юнибаккен, что означает «июньская горка». Название для музея предложила Астрид Линдгрен (У писательницы есть произведение «Мадикен и Пимс из Юнибаккена».) Сегодня, когда произносится название «Виммербю», оно воспринимается не только как небольшой городок в южной части страны, но и как целый художественный мир, связанный с героями Астрид Линдгрен (Astrid Lindgrens vrld i Vimmerby) .

В Виммербю в 1981 году был открыт тематический парк именно под таким названием: «Мир Астрид Линдгрен» .

Рассмотренные в статье топонимы: «Голубая башня», Морбакка, Эвралид, Странд, Вадчёпинг, Виммербю, – являются лингвострановедческими реалиями, отражающими культурно-историческую память народа и связанными с литературным творчеством выдающихся писателей Швеции .

Ключевые слова: лингвострановедение, Швеция, шведский язык, безэквивалентная лексика, музеи, топонимы, художественная литература, шведские писатели, лингвострановедческие реалии .

Как известно, в лингвострановедении рассматривается связь между языком и культурой, социокультурными реалиями, анализируется язык с целью выявления национальнокультурной семантики. Объектом исследования становятся чаще всего безэквивалентные лексические единицы, не имеющие словарных эквивалентов в силу отсутствия соответствующих реалий, а также фразеология, афористика, в том числе и топонимика. Именно в безэквивалентной лексике нагляднее всего проявляется специфика национальной культуры. А географические названия, приобретающие культурноисторический компонент значения, многое могут рассказать о стране изучаемого языка, ее прошлом и традициях .

В России такие топонимы, как Ясная Поляна или Мелихово, воспринимаются в более широком культурном контексте, так как они тесно связаны с литературными музеями Льва Толстого и Чехова. Топонимика шведского языка также отражает значительные этапы в истории шведской литературы и творчества писателей-классиков. Шведам понятно, что за такими названиями, как Морбакка, Эвралид или «Голубая башня», стоит нечто большее, воплощающее собой целый пласт национальной истории и культурных реалий .

По всей Швеции насчитывается около двух десятков писательских музеев. Они представляют собой жилище, где обитал писатель, будь то целая усадьба или квартира, или даже просто мемориальная комната в доме, теперь занятом другими, или экспозиция. Здесь ощутимо взаимопроникновение жизни и творчества, мира реального и мира воображаемого, вымышленного, созданного писательским талантом. [1] Одна часть домов-музеев и их экспозиций наглядно подтверждает тот факт, что родные пенаты имели огромное значение для творчества таких писателей, как, например, Сельма Лагерлёф, Астрид Линдгрен. Кто-то из них возвращался в отчий дом и жил там до самой смерти, а кто-то, раз за разом, возвращался в родные края мысленно, в своих произведениях, открыто признавая значение среды для своего творческого развития .

Другая часть музеев свидетельствует о том, что усадьбы в свое время играли роль центра притяжения. Это были гостеприимные дома, где любили собираться писатели, куда приезжали многочисленные посетители. Такие дома служили средоточием дискуссий о литературе, местом творческого общения. Центром притяжения в эпоху национального романтизма на рубеже XIX-XX веков был Эвралид знаменитого поэта Вернера фон Хейденстама. Местом паломничества и своеобразным культурным и общественным центром являлялся Странд, дом писательницы Эллен Кей .

Главный писательский музей шведской столицы – это, разумеется, «Голубая башня», мемориальная квартира Августа Стриндберга (Strindbergsmuseet – Bl tornet i Stockholm) .

Стриндберг (1849-1912) – горожанин в своем творчестве, хотя и оставил нам пленительные описания сельской жизни в шведских шхерах. Как начинающий писатель, он прославился романом «Красная комната». Стокгольм неотделим от имени писателя, так же как Стриндберг неотделим от истории европейского театра, будучи представителем «новой драмы», неотделим от новаторства в развитии шведской литературы и шведского языка .

Квартира в «Голубой башне» (так называл этот дом сам писатель), по улице Дроттнинггатан, 85, на Норрмальме, единственная из двадцати четырех квартир, где жил писатель в Стокгольме, которая уцелела и которую сегодня можно посетить. Здесь писатель прожил последние годы жизни, с 1908 по 1912 год, вплоть до своей смерти. [2] Бльшая часть меблировки осталось в квартире со времен Стриндберга. Писатель обставлял комнаты как сцены из собственных пьес. В столовой находились бюстики Гёте и Шиллера, над пианино висела маска его любимого композитора Бетховена .

Важная часть музея-квартиры – библиотека писателя, состоящая из почти трех тысяч томов. Он снимал чердачное помещение в «Голубой башне» и там хранил свои книжные сокровища. Во многих книгах сохранились его пометки .

Здесь много произведений художественной литературы, прежде всего классиков – Шекспира, Гёте, Бальзака. Затем, это научные издания .

Главная экспозиция музея-квартиры показывает его жизнь и творчество в контексте времени, центральное место писателя в культурной жизни Швеции, его известность за рубежом. Есть тематические разделы, посвященные его драматургии, его отношению к женскому вопросу, к истории, науке, живописи, музыке. Письма, фотографии, издания его произведений – часть экспозиции. Здесь можно также увидеть фрагменты из экранизаций его произведений, послушать его любимую музыку .

Морбакка, усадьба, где прошло детство Сельмы Лагерлёф, находится в провинции Вермланд ( Mrbacka, Selma Lagerlfs hem). Сельма Лагерлёф (1858–1940) – писательница патриархальной шведской старины и дворянских гнезд .

Для последующих поколений она осталась автором «Саги о Ёсте Берлинге», трилогии о Лёвеншельдах и книгой о путешествии Нильса Хольгерсона с дикими гусями по Швеции .

[3] Среда ее детства оказала большое влияние на развитие ее поэтического дарования. О своем доме она написала в 1920е годы ностальгические книги «Морбакка», «Мемуары ребенка» и «Дневник» .

Сельма Лагерлёф сама признавалась, что никогда не стала бы писательницей, если не выросла бы в Морбакке, с ее старинными обычаями и обилием легенд. К родному дому и воспоминаниям детства она обращалась во многих художественных произведениях. В своей Нобелевской речи она благодарит родной край и атмосферу в Морбакке за то, что стала писательницей .

Самая первая постройка появилась здесь в конце XVIII века, и в доме было четыре комнаты и кухня, плюс две комнаты на втором этаже. Это было низенькое, деревянное, выкрашенное в красный цвет здание. В нем писательница выросла и провела свои первые двадцать три года жизни, после чего покинула родительскую семью и переехала в Стокгольм для получения образования. В 1885 году умер ее отец, а через некоторое время была продана Морбакка, так как ее небогатая семья окончательно разорилась .

Но Сельма мечтала вернуть дом обратно. И в 1907 году, после успеха романов «Иерусалим» и «Нильса», ей удалось его выкупить. Она занялась перестройкой дома (1921–23), и именно тогда усадьба приобрела свой сегодняшний вид. А после получения Нобелевской премии в 1909 году писательница выкупила еще и землю с лесом, которые раньше принадлежали усадьбе, и сама занялась земледелием. Известно, что она вдохновлялась современными общественными теориями, и ее работники получали пенсию и пособие по болезни .

Господский дом отстроен в каролинском стиле. Это шведский архитектурный стиль, который использовался в XVII – начале XVIII веков. В то время в стране возводились многие роскошные дворцы и усадьбы. Характерным для этих зданий были строгие фасады с колоннами и так называемая каролинская вальмовая крыша. Вальмовой называется четырехскатная крыша с треугольными скатами (вальмами) от конька до карниза по торцовым сторонам .

Согласно завещанию Сельмы Лагерлёф, усадьба после ее смерти находится под управлением специально созданного фонда. В течение лета усадьба ежедневно открыта для экскурсий и посещений .

Дом Сельмы Лагерлёф – самый посещаемый туристами с момента его открытия для экскурсий в начале 1940-х годов. И сегодня в Морбакку ежегодно приезжают около сорока пяти тысяч посетителей. Причин здесь много, помимо любви шведов к творчеству писательницы. Прежде всего, Сельма Лагерлёф родилась в необычайно красивых местах, здесь прекрасная равнинная природа. Затем, величественный господский дом, с чудесным садом. Вообще-то Морбакка стала местом паломничества еще с тех времен, когда здесь жила Сельма Лагерлёф. Посетители приезжали сюда, чтобы увидеть знаменитую писательницу. Ведь она стала первой шведкой, получившей Нобелевскую премию по литературе в 1909 году, и первой женщиной, ставшей в 1914 году членом Шведской академии. Ее личность, ее творчество и ее жилище привлекали туристов. Она не только родилась и выросла в Морбакке, но и вернулась сюда в зрелом возрасте и прожила здесь затем до самой смерти. Всего она провела в Морбаккке более сорока пяти лет своей жизни .

По мнению критиков, Сельма Лагерлёф, как никто другой, смогла создать такие притягательные картины своей провинции Вермланд, что эти края в реальности стали местом паломничества по следам ее литературных героев. Теперь туристы осматривают дом писательницы, знакомятся с экспозициями о жизни Сельмы Лагерлёф и гуляют по чудесному саду. Как правило, сюда приезжают летом, зато зимой здесь устраивается знаменитый рождественский базар .

Творчество Сельмы Лагерлёф традиционно относят к школе национального романтизма в Швеции. После эпохи романтизма первой половины XIX века происходит возврат этого направления в литературу и искусство, но уже на рубеже XIX–XX веков, под названием неоромантизм, или «национальный романтизм». Круг поэтов-неоромантиков восстал против «реализма сапожников» и опять обратился к прошлому, культивируя ностальгически окрашенные воспоминания о славных былых временах. Главным представителем неоромантиков был Вернер фон Хейденстам (1860–1940), Нобелевский лауреат 1916 года и член Шведской академии. В своем творчестве он воспел провинции Нэрке и Эстергётланд .

Эвралид – усадьба Хейденстама в провинции Эстергётланд (Heidenstams vralid). Здесь поэт прожил 1925–1940 годы. Главное здание усадьбы – белый деревянный дом в два этажа, строгой архитектуры, возведенный по чертежам самого Хейденстама. Дом стоит на берегу озера Вэттерн. Перед зданием разбит вишневый сад и терраса. К югу от террасы расположена могила поэта. Сегодня усадьба находится под управлением фонда Эвралида, который был основан согласно завещанию Хейденстама. [4] В усадьбе проводятся экскурсии. Интерьер господского дома сохранился нетронутым, мебель и обстановка такие же, как до смерти поэта в 1940 году. На первом этаже располагаются библиотека, кабинет, столовая и кухня. На втором этаже – шесть спален. В Эвралид часто наведывались гости. Здесь есть так называемая Китайская комната, в которой всегда останавливался знаменитый писатель-путешественник Свен Хедин, когда приезжал погостить в Эвралид. Есть Розовая комната, или комната Принца: в ней всегда гостил принц Евгений. Эти гостевые комнаты выходят окнами на озеро Вэттерн. В так называемой Лесной комнате, с видом на лес, останавливались то скульптор Карл Миллес, то писатель и художник Альберт Энгстрём .

День Эвралида празднуется ежегодно 6 июля, одновременно с днем рождения Хейденстама. Писатели или деятели культуры награждаются премией Эвралида. В этот день звучит музыка у могилы поэта, на которую возлагаются венки. Стипендиат года произносит торжественную речь и получает денежную премию. После официальной церемонии он приглашается правлением фонда Эвралида в дом, где за праздничным столом подается традиционное меню, которое всегда подавалось на день рождения Хейденстама, состоящее из трех блюд: голец, выловленный в озере Вэттерн, цыпленок и клубника .

В период жизни в Эвралиде Хейденстам почитался национальным скальдом, главной фигурой поэтического движения неоромантиков-ниттиталистов, то есть тех, кто пришел в литературу в 1890-е годы. Их творчество было в основном поэтическим (исключение составляла проза Сельмы Лагерлёф.) В своих стихах Хейденстам изображает пустыни и пальмовые рощи Востока, Библейские высоты, Иерусалим и Дамаск, швейцарские Альпы, русские степи, Грецию и Рим .

Но наибольшее значение имели для него родные места вокруг озера Вэттерн. Здесь он вырос и сюда же вернулся на склоне лет. У него есть стихи о Вэттерне, лесных озерах, пустошах.

Такова природа центральной и восточной Швеции:

спокойная гладь озер, болота, поросшие мхом. Прекрасные картины родной природы присутствуют и в его воспоминаниях детства – в книге «Когда цвели каштаны». Кроме того, он сам писал акварели с пейзажами родных мест .

Эвралид находится на восточном берегу Вэттерна. Хейденстам очень любил показывать своим гостям исторические достопримечательности этих мест: старинные церкви, рунические камни, места, связанные с Фолькунгами и святой Биргиттой. Он написал книгу о паломничестве святой Биргитты, у него есть исторический роман о Фолькунгах и много стихов на средневековые сюжеты .

Озеро Вэттерн занимает особое место в поэзии Хейденстама. Он обращается к легенде о драгоценном камне, который будто бы лежит на дне озера, и потому вода в нем так и сияет. Он научил своих читателей видеть прекрасную синеву этого озера .

На берегу этого озера находится и другой примечательный музей-усадьба – Странд Эллен Кей. [5] Эллен Кей (1849–1926) была писательницей, педагогом и идеологом борьбы за освобождение женщин, главным участником дискуссий в шведском обществе рубежа веков. Она относилась к числу тех, кто, как сказали бы сегодня, формировал общественное мнение в своей стране и кто служил центром притяжения для многих своих сторонников и читателей .

Эллен Кей родилась в усадьбе Сундсхольм, под Вестервиком. Ее отец был политиком и депутатом парламента, мать принадлежала к дворянскому роду. Родители отличались либеральными взглядами, и в доме была большая библиотека, так что Эллен много читала с детства .

В тридцатилетнем возрасте Эллен Кей переехала в Стокгольм, работая школьной учительницей. Она стала активно заниматься политикой, социальными вопросами, образованием, правами женщин. Писала статьи о женском и рабочем движении, о народном образовании. В 1900 году она получила международную известность благодаря своей самой известной книге о детском воспитании, «Век ребенка», которая была переведена на двадцать шесть языков. Совершенно естественно, что ее дом был открыт для единомышленников, для гостей и посетителей, где бывали многие известные деятели, писатели, художники. Дом этот называется Странд, он был построен на крутом берегу озера Вэттерн в 1910–1911 годах, и здесь писательница прожила до самой своей смерти (Ellen Keys Strand) .

Архитектура Странда – смешение разных стилей, которые любила Кей: в нем угадываются черты югендстиля, итальянской архитектуры, типично шведской усадьбы, не в последнюю очередь ее собственного дома детства – усадьбы под Вестервиком. Писательница, как и многие другие в то время, наконец построила дом своей мечты .

Странд сохранился в первоначальном виде, каким он был при жизни писательницы, и сегодня является популярными местом для экскурсий. В доме находится большая библиотека, собранная Эллен Кей. Мебель и другие предметы обстановки были перевезены в основном из усадьбы родителей Эллен Кей, а также из дома ее бабушки и дедушки. Многие произведения искусства – это подарки художников: принца Евгения, Рикарда Берга, Карла Ларссона, Андерса Цорна .

В 1914 году она основала фонд, который, согласно ее последней воле, должен был управлять Страндом. В частности, дом следовало использовать как летний пансионат для женщин. Сегодня фонд выполняет свою задачу, принимая заявки на получение стипендии и проживание в доме. Фонд также поддерживает усадьбу и парк в надлежащем состоянии .

К литературным топонимам следует отнести вымышленный город Вадчёпинг. Он расположен в центральной части Эребру и воссоздает городскую среду былых времен: самый старинный дом здесь датируется XV веком! Есть тут ремесленные мастерские, пекарни, магазинчики, музеи и выставки, есть театр под открытым небом, а в декабре проводится знаменитая старинная рождественская ярмарка .

Название Вадчёпинг происходит от вымышленного города из романов Яльмара Бергмана (1883–1931), который родился в Эребру. Город Вадчёпинг «появился на свет» в 1919 году, в романе «Маркуреллы из Вадчёпинга». Хотя само это название встречалось годом раньше в «Мемуарах мертвеца», под буквой «W». Затем город описывается в романах 1920-х годов. Исследователи творчества Бергмана считают, что в образе Вадчёпинга писатель объединил свои впечатления от двух реальных городов, в которых он жил: Эребру и Вестероса. Теперь в Вадчёпинге есть музей самого Яльмара Бергмана (Hjalmar Bergman-museet i Wadkping, rebro). [6] Яльмар Бергман – крупнейший прозаик и сатирик начала XX века, обновивший искусство романа в шведской литературе. Раннему его творчеству присущи мистицизм, сказочные мотивы, сюжеты из средневековой Италии. Начинающий писатель творил в тени неоромантиков-ниттиталистов .

Но затем юношеское подражание превратится в умелое пародирование, игру со стилями и станет отличительной чертой таланта Бергмана. Сатирическая заостренность и шаржированность персонажей ярко проявилась в комической повести «Завещание его милости» (1910), события которой разворачиваются в патриархальной шведской усадьбе. В 1910-е годы Бергман создает социально-психологические романы так называемого Бергслагенского цикла, семейные хроники из провинции Бергслаген, где находится и родной город писателя Эребру .

Центральное место в романах Бергслагенского цикла занимают «Маркуреллы из Вадчёпинга» (1919). Трактирщик Маркурелл пытается стать «своим» в добропорядочном буржуазном кругу местных жителей. Он изо всех сил старается пробиться наверх, в высшее вадчёпинское общество. Картины провинциальной жизни и ее нравов, красочные сатирические образы сделали этот роман самым популярным в творчестве Яльмара Бергмана .

Помимо Вадчёпинга, имеется еще один топоним, вызывающий литературные ассоциации: Юнибаккен (Junibacken i Stockholm), что в переводе на русский язык означает «июньская горка». Название для музея предложила Астрид Линдгрен (У писательницы есть произведение «Мадикен и Пимс из Юнибаккена».) [7] Этот детский культурно-развлекательный центр даже трудно назвать музеем в традиционном понимании слова. Настоящий мир сказки, расположенный на острове Юргорден в Стокгольме, где представлена не только Астрид Линдгрен, но и другие детские писатели. Экспозиция музея сама является произведением искусства, здесь проводятся спектакли, а в книжном магазине можно приобрести детские книги на разных языках .

Музей Юнибаккен видит свою миссию в том, чтобы детская книга всегда оставалась важной частью культуры, чтобы в ребенке поощрялось желание к чтению книг, чтобы и родители читали детям вслух. Именно по детским книгам делаются выставки и проходят театральные представления .

В музее есть также выставка, посвященная литературной премии Астрид Линдгрен, самой большой в мире премии по детской литературе .

Из всех детских писателей XX века Астрид Линдгрен (1907–2002) действительно больше всех известна за рубежом и переведена на многие языки, а ее герои стали частью детства множества людей в самых разных странах, помимо Швеции .

Астрид Линдгрен выросла в крестьянской семье, на хуторе в провинции Смоланд. В литературу она пришла в сороковые годы своими книгами о Пеппи Длинный чулок и о знаменитом сыщике Калле Блумквисте, Затем, в 1950–60-е годы, были написаны «Мио, мой Мио!», трилогии о Малыше и Карлссоне, об Эмиле из Лённеберги. В следующие десятилетия издаются «Братья Львиное Сердце» и «Роня, дочь разбойника». Герои Линдгрен известны детям не только по книжкам, но и по экранизациям и театральным постановкам .

И сегодня, когда произносится название «Виммербю», оно воспринимается не только как небольшой городок в южной части страны, но и как целый художественный мир, связанный с героями Астрид Линдгрен (Astrid Lindgrens vrld i Vimmerby) .

В Виммербю в 1981 году был открыт тематический парк именно под таким названием: «Мир Астрид Линдгрен». [8] Его площадь составляет 130 000 кв.м. Это и парк, и театр, где в соответствующих декорациях разыгрываются представления с участием знаменитых персонажей писательницы. Здесь можно встретить героев Пеппи Длинный чулок, Эмиля из Лённеберги, Карлссона, Мадикен, братьев Львиное Сердце, Роню, дочь разбойника и других. Литературные герои ставят сцены из книг или просто играют с детьми .

С 2007 года при парке работает культурный центр «Нэс Астрид Линдгрен». В его состав входят несколько строений, связанных с жизнью и творчеством писательницы. Это дом, где она родилась, старая пасторская усадьба и новый павильон, где расположена главная экспозиция, посвященная писательнице .

Дом Астрид Линдгрен, небольшая постройка, выкрашенная в традиционный красный цвет, сохранился в том же виде, в каком он был во времена ее детства. Это делает его обстановку уникальной. Именно так все и выглядело, когда здесь жила родительская семья Астрид. В доме проводятся экскурсии. А в пасторской усадьбе расположена большая библиотека и информационный центр .

Таким образом, рассмотренные в статье топонимы: «Голубая башня», Морбакка, Эвралид, Странд, Вадчёпинг, Виммербю, – являются лингвострановедческими реалиями, отражающими культурно-историческую память народа и связанными с литературным творчеством выдающихся писателей Швеции .

Список литературы

1. Чеснокова Т.А. Литературная карта Швеции. М., 2015 .

2. http://www.strindbergsmuseet.se/index.html

3. http://www.marbacka.com/minnesgarden.php

4. http://www.ovralid.net/

5. http://www.ellenkey.se/index.php/om-strand

6. http://www.orebro.se/5893.html

7. http://www.junibacken.se/om-junibacken/sagan-om-junibacken

8. http://www.vimmerby.com/astrid-lindgrens-vimmerby/

Об авторе:

Чеснокова Татьяна Анатольевна – кандидат филологических наук, переводчик, преподаватель Российско-шведского центра РГГУ. Научная специализация: шведский язык, теория и практика перевода, история шведской литературы, шведское лингвострановедение, культура Швеции. E-mail: tatianachesnok@mail.ru .

–  –  –

Abstract: As it is known, linguistic and cultural studies deal with consideration of the connection between language and culture, socio-cultural realities, and analysis of language for detection of national-cultural semantics. Equivalent-lacking lexical units having no lexical equivalents due to unavailability of the corresponding realities have mostly become the subject of research as well as phraseology, aforistica, and toponymy .

In Russia, such toponyms as Yasnaya Polyana or Melikhovo are perceived in a broader cultural context as they are closely linked with the literary museums of Lev Tolstoy and Chekhov. Toponymy of the Swedish language also reflects the prominent stages in the history of the Swedish literature and the creative work of classical literary writers .

One can count around two dozens of writers’ museums throughout Sweden. One part of the memorial houses and their expositions are a clear proof of the fact that ‘lares and penates’ had a great significance for creative work of such writers as, for example, Selma Lagerlf and Astrid Lindgren. The other part of the museums speaks for the fact that the premises were the center of literary discussions and a place of creative communication .

The center of attraction in the age of national romanticism at the turn of XIXth-XXth centuries was vralid of the famous poet Verner von Heidenstam. The Strand house of writer Ellen Key was the place of pilgrimage and kind of a cultural and public center .

The main writer’s museum of the Swedish capital is Bl tornet (lit. “The Blue Tower”) the memorial residence of August Strindberg .

Mrbacka, Selma Lagerlf’s manor in Vrmland is the writer’s museum most frequently visited by tourists .

vralid located near Lake Vttern is the manor of Verner von Heidenstam, a Swedish neo-romantic poet and Laureate of the Nobel Prize. There is another remarkable estate museum on the shores of this lake – Ellen Key’s Strand (a feminist writer, a pedagogue and an ideologist of the fight for emancipation) .

Wadkping, a fictitious city in central rebro should also be referred to literary toponyms. Its name derives from the city in Hjalmar Bergman’s novel Markurells i Wadkping .

In addition to Wadkping, another toponym causing literary associations is children’s cultural and amusement center Junibacken which means “June Hill”. It was Astrid Lindgren who offered the name for this museum (she is the author of the book titled “Madicken and Pims from Junibacken”) .

At present, once you say Vimmerby, it is perceived not only as a small town in the southern part of the country but as the enire world of art connected with Astrid Lindgren’s heroes. In 1981, the theme park called “The World of Astrid Lindgren” (Astris Lindgrens vrld I Vimmerby) was opened in Vimmerby .

Therefore, the toponyms discussed in this article: Bl tornet, Mrbacka, Strand, vralid, Wadkping, Vimmerby are the realities of the linguistic and country studies reflecting the nation’s cultural and historical memory and connected with literary work of the outstanding Swedish writers .

Key words: Linguistic and cultural studies, Sweden, Swedish, Non-equivalent vocabulary, museums, toponyms, imaginative literature, Swedish writers .

References

1. Chesnokova Т.А. Literaturnaya karta Swetsii. М., 2015 .

2. http://www.strindbergsmuseet.se/index.html

3. http://www.marbacka.com/minnesgarden.php

4. http://www.ovralid.net/

5. http://www.ellenkey.se/index.php/om-strand

6. http://www.orebro.se/5893.html

7. http://www.junibacken.se/om-junibacken/sagan-om-junibacken

8. http://www.vimmerby.com/astrid-lindgrens-vimmerby/

About the author:

Tatiana A. Chesnokova – PhD, translator, lecturer, RSUH (Russian State University for the Humanities), Russian – Swedish Center .

Research interests: Swedish, Interpreting and Translation Studies, History of Literature, Swedish culture, Linguistic and cultural studies .

E-mail: tatianachesnok@mail.ru .

***

–  –  –

Московский государственный институт международных отношений (университет) МИД России. 119454, Россия, Москва, просп. Вернадского, 76 .

Многие аспекты человеческой жизни (экономические, социальные, политические, культурные) всегда имели непосредственную и первоочередную связь с проблемами питания .

Еда и питье говорят о том, какие приоритеты ставят люди в жизни, ибо место еды определяет и место других ценностей или радостей жизни, демонстрирует их истинную роль в культуре того или иного народа. Гастрономические традиции народа лучше всего свидетельствуют о его национальных склонностях и национальном характере. А гастрономическая система является важным компонентом национальной идентичности. Об этом свидетельствует устойчивость расхожих представлений о национальных кухнях: существуют блюда и особенности приема пищи, которые в массовом сознании тесно связаны с определенной нацией. Целью представленной статьи является проследить, как исторически складывалась современная итальянская гастрономическая модель и формировались ее основные элементы .

Ключевые слова: Итальянская кухня, региональная кухня, гастрономическая модель, кулинарная система, история питания, итальянская идентичность .

На первый взгляд гастрономические традиции не относятся ни к культурологи, ни к лингвострановедению. Однако на деле многие аспекты человеческой жизни (экономические, социальные, политические, культурные) всегда имели непосредственную и первоочередную связь с проблемами питания. Еда и питье говорят о том, какие приоритеты ставят люди в жизни, ибо место еды определяет и место других ценностей или радостей жизни, демонстрирует их истинную роль в культуре того или иного народа .

В целом гастрономические традиции народа лучше всего свидетельствуют о его национальных склонностях и национальном характере. А гастрономическая система является важным компонентом национальной идентичности. Об этом свидетельствует устойчивость расхожих представлений о национальных кухнях: существуют блюда и особенности приема пищи, которые в массовом сознании тесно связаны с определенной нацией. С этой точки зрения интересно рассмотреть, как исторически складывалась современная итальянская гастрономическая модель и формировались ее основные элементы актуальные и в наши дни, что и является целью данного исследования .

Прежде чем приступить к исследованию, важно разграничить понятия «итальянская кухня» и «региональная кухня» .

Понятие «итальянская кухня» относится к последним десятилетиям XIX века и связано с событиями эмиграции итальянцев в поисках работы и еды в такие страны как Америка, Аргентина, Великобритания. Именно с рациона итальянских эмигрантов началось распространение в мире под обобщенным названием «итальянская кухня». Таким образом, определение «итальянский» является показателем стороннего взгляда на итальянскую кухню. Между тем для кулинарного кода Италии прилагательное «итальянский» совершенно нетипично. Для Италии более приемлемы региональные коннотации: abbachio alla romana (седло барашка по-римски), fegato alla veneziana (печень по-венециански), bistecca alla fiorentina (бифштекс по-флорентийски). Данный парадокс существует и поныне. Итальянская кухня получила признание во всем мире, во многих столицах наблюдается рост числа итальянских ресторанов, итальянские рецепты популярны среди многих народов. Но это всего лишь усредненное представление, некая хаотическая выборка из региональных кухонь, которая за границей представляет собой единое целое, а внутри страны разбросана по разным регионам и даже городам .

Современная гастрономическая система итальянцев прошла долгий исторический процесс формирования, изменяясь под влиянием воздействия других кулинарных традиций и новых продуктов. Гастрономическая модель складывалась постепенно, приобретая с ходом истории свои черты, и тесно связана с процессом изменения рациона. Параллельно со становлением гастрономической системы складывалось отношение к приему пищи, что вылилось в полноценную систему трапезной этики: сервировка стола, порядок подачи блюд, правила поведения за столом, манеры, застольные развлечения, общение .

Римская культура, как и греческая, не слишком ценила первозданную природу. В системе римских ценностей природа (natura) была противоположностью цивилизации, города (civitas), то есть некоего искусственного порядка, созданного человеком для того, чтобы выделиться из природы и отдалиться от нее. Аналогичным образом противопоставлялись упорядоченные примыкающие к городу обрабатываемые земли (ager) и первозданная природа, лес (saltus). Лесное хозяйство было, несомненно, развитым, но это был именно побочный, маргинальный промысел. Стержнем продуктовой промышленности римлян было полеводство и садоводство .

Триада экономических и культурных ценностей: зерновые, виноград, оливы. Зерновые (хлеб, паста, тесто), виноград (вино) и оливы (масло) и по сей день являются основными гастрономическими элементами итальянкой кухни .

Совсем иными были способы производства кельтских и германских народов, которые жили в окружении лесов и предпочитали использовать первозданную природу (saltus):

охота, рыбная ловля, сбор лесных ягод, свободный выпас скота в лесу. Таким образом, возникает противопоставление:

хлеб – мясо, вино – пиво (или другие напитки на основе брожения), оливковое масло – сливочное масло или сало .

Интересно, что после падения Римской империи две культуры питания не перемешались, а стали существовать параллельно. Как пишет итальянский историк и культуролог Массимо Монтанари: «Внутри этой общей культуры не только сохранялись признаки дихотомии, несводимой к общему знаменателю, но и стали отмечаться важные социальные различия. В центральных и северных областях Европы высшие слои, светские и церковные, восприняли «моду» — иного слова не подберешь — на хлеб, вино и оливковое масло… Наоборот, в областях, только что покорившихся власти и воспринявших культуру германских народов, именно высшие слои восприняли их образ жизни и питания (страсть к охоте, высокий уровень потребления мяса), в то время как простой народ так и не отошел от традиционной модели: образ «бедняка», питающегося овощами, который появляется в стольких литературных памятниках эпохи, не только продукт идеологической пропаганды» [8, c. 42] .

Ответить на вопрос о том, хорошо ли питались в Средние века, не просто. Люди того времени в повседневной жизни отличались умеренностью в еде: как бедные, так и богатые за столом довольствовались малым. Пиры устраивались только по особым случаям: семейное торжество или общее празднование. Конечно, богачи любили поесть много, но говорить о разнообразнии и изысканности средневекового стола не приходится. Застольная роскошь, наряду с одеждой, в средневековом менталитете выражала скорее этику власти и репрезентации, объединяя тем самым аристократию и горожан [9, c.119] .

Как утверждают историки, в Средние века в нормальный период достигался пищевой баланс для большинства активного населения с учетом неизбежных различий между отдельными социальными слоями, а внутри одного слоя – между представителями различных профессий [1, c. 48] .

Никто не боялся умереть с голоду, кроме нищих и безработных. Тем не менее, часть населения жила в состоянии неудовлетворительного питания по причине частных в то время неурожаев и гражданских войн, что влекло к экономическому кризису .

Именно средневековая культура овладела искусством приготовления пасты и пирогов (tortelli). Tortеlli – это пирожки с фаршем внутри, вокруг которого защипывается тонко раскатанное тесто. Далее они варятся в воде или в бульоне (можно жарить в масле) и подаются с сыром или сладкими (с сахаром или медом). Один из героев пародии на рыцарские романы «Морганте» итальянского поэта XIV в. Луиджи Пульчи1 обжора Маргутте восклицает: «Я верю в пирог и в tortellо. Один — родитель, другой — его сынок».2 Старший современник Пульчи Теофило Фоленго в своей поэме в стихах Baldus также создает народный образ пирогов и tortelli, вставив их, вместе с gnocchi и полентой из бобов, в список лакомств, которые покойная жена крестьянина Тоньяццо готовила мужу.3 В Средние века начало распространяться самое известное блюдо Италии – макароны. Хотя паста была известна еще древним римлянам: они раскатывали тесто с водой, делая из него подобие широкой лапши. Данная традиция – традиция приготовления свежей пасты – сохранилась и в современной Италии. А в Средние века в Италию приходят сухие макаронные изделия, изобретение которых приписывают арабам .

Сухая паста появилась на Сицилии, где господствовали арабы. Не смотря на то, что геоклиматические условия региона в целом подходят для эффективного высушивания макарон – их производство было дорогостоящим. Тем не менее, итальянцы смогли по достоинству оценить преимущества пасты (долгое хранение, прежде всего). Распространению сухих макаронных изделий во многом способствовали приморские города (Неаполя и Генуи), которые могли перенять новшество у сицилийцев и внедрить его в свою практику, тем более что морякам такой сухой продукт с длительным сроком хранения был просто необходим. В XVII веке неаполитанцы даже «отберут» у сицилийцев эпитет «макаронники». Поскольку приморские города жили во многом за счет торговли, то они смогли сделать ставку на такой коммерчески успешный продукт как сухая паста. Особенно отличилась Генуя: генуБиография и краткий очерк творчества Л.Пульчи http://www.girodivite .

it/antenati/xvisec/_folengo.htm Лучшее издание «Morgante» вышло под ред. G. Fatini, 3 vv., Torino, 1927; Lettere di Luigi Pulci a Lorenzo il Magnifico e ad altri, a cura di S .

Bongi, Lucca, 1886; Strambotti di Luigi Pulci fiorentino, ed. A. Zenatti, Firenze, 1887. Русских переводов Луиджи Пульчи не имеется .

Текст произведения http://www.libromania. it/titolo.asp?autore=Folengo %2C+Teofilo&titolo=Baldus эзские купцы были главными распространителями сицилийской пасты в северных регионах Италии, а в следующий век Генуя упоминается уже как самостоятельный производитель различных типов пасты: в XIV в. некоторые рецепты пасты в кулинарных книгах будут помечены как «генуэзские». Почти сразу же возникает союз пасты и тертого сыра, особенно рекомендуются пармский сыр. С массовым распространением тестомесильных машин и механических прессов макароны, производство которых удешевилось, сделались основным блюдом итальянцев. В XIX-XX вв., когда многочисленные региональные кухни вступили в фазу активнейшего взаимообмена, паста стала проникать все дальше и дальше на север страны и, в конце концов, сделалась своеобразным символом Италии, а эпитет «макаронники» будет характеризовать всю итальянскую нацию .

Кулинарное искусство, которое достигло огромных высот в эпоху Императорского Рима, а в Средние века значительно сдало свои позиции, в XIV веке начало возрождаться .

Эпоха Возрождения внесла заметные изменения в итальянскую кухню: на смену необузданному обжорству приходит изысканное изобилие. В эпоху Возрождения происходит изменение гастрономических вкусов элиты, а пиры и застолья достигли необычайной роскоши и размаха. Отличительным признаком застолья эпохи Возрождения становится количество, разнообразие и изысканность блюд: обилие мяса и дичи, разнообразие вин, избыток специй и соли .

По-прежнему были велики различия в питании «верхов»

и «низов» общества, крестьян и горожан. Простой народ ест два раза в день: утром (desinare) и вечером (cena). Пища готовится по утрам, вечером, как правило, доедают оставшееся от завтрака. Еда была довольно однообразной. Рацион составляют овощной суп, вареная говядина или жаренное мясо (телятина, баранина). Посты соблюдаются неукоснительно, следовательно, два раза в неделю едят рыбу с овощами – нутом или цветной капустой. Но основным продуктом питания является хлеб (pane), что подтверждается тем, что остальные продукты питания называют companatico, т.е. сопутствующими хлебу. Данное слово сохранилось в современном итальянском языке и обозначает продукты, которые подают и едят вместе с хлебом. Однако хлеб бедняков отличался от хлеба богачей. На столе последних присутствовал пшеничный хлеб из просеянной муки. Крестьяне, даже если и выращивали пшеницу, почти не знали вкуса пшеничного хлеба .

Их уделом были ржаной хлеб из муки плохого помола, просеянной, с добавлением рисовой муки, которой гнушались состоятельные. Хлеб заменяли лепешками из муки различных злаков. Важное дополнение к зерну составляли бобовые: бобы, горох, чечевица. С горохом или бобами обычно готовили тушеное мясо .

Слово «хлеб» вошло в обыденное сознание как константа ментальности и языковой картины мира.

В итальянском языке мы находим множество подтверждений этому:

buono come il pane (добрый как хлеб), рer un tozzo di pane (досл. за ломоть хлеба - за гроши, очень дешево), non pane per i suoi denti (досл. этот хлеб ему не по зубам – это ему не по силам), trovar pane per i propri denti (досл. найти хлеб для своих зубов – дать пищу для ума), perdere il pane (досл. потерять хлеб – остаться без работы), misurare il pane (досл. взвешивать хлеб – быть жадным) .

Нашли отражение в языковом сознании народа и другие продукты питания, являющиеся основным рационом еще со времен Римской империи:

buon vino fa buon sangue (хорошее вино полезно для здоровья), dire pane al pane e vino al vino (досл. называть хлеб хлебом и вино вином – называть вещи своими именами), andare liscio come l'olio (идти как по маслу), calmo come l'olio (досл. спокойный как масло – говориться о спокойном море), essere pane e cacio (досл. быть как хлеб и сыр - быть неразлучными друзьями), il cacio sui maccheroni (досл. сыр на макароны - быть кстати, оказаться под рукой в нужный момент), essere alto come un soldo di cacio (досл. быть высоким как небольшой кусок сыра – от горшка два вершка) .

Трудно переоценить значение рыбы в итальянской гастрономической модели. Благодаря географическому положению Апеннинского полуострова рыба является богатейшим природным пищевым ресурсом, который начали использовать еще во времена античности.

В языке мы находим множество подтверждений того, насколько рыба укоренилась в языковой картине мира итальянцев:

pesci grossi / piccoli (досл. крупная / мелкая рыба - важный человек / маленький человек), non sapere che pesci prendere (досл. не знать, какую рыбу ловишь - не знать, как действовать в той или иной ситуации), fare il pesce in barile (досл. солить рыбу в бочках – проявлять безразличие, притворяться), buttarsi a pesce su qd (досл. бросаться как рыба на когонибудь - проявлять радость, браться за дело с энтузиазмом), prendere a pesci in faccia (досл. тыкать рыбой в лицо – обращаться грубо, унижать) .

Рыба и рыбные блюда (рыбный суп) составляли на протяжении веков основу питания прибрежного населения, состоящего из бедняков. Рыба считалась легким для пищеварения и полезным для организма продуктом: в итальянском языке существует даже выражение еssere sano come un pesce (быть здоровым как рыба). Свежая, а также соленая, копченая, сушеная рыба заметно дополняла и разнообразила стол в первую очередь в дни многочисленных долгих постов .

Рыба стала пищей монастырей, она означала покаяние, была символом легкости как пищеварительной, так и духовной .

Морская рыба была доступна всем слоям населения, следовательно, она не являлась предметом чревоугоднических помыслов. Поэтому еще со времен Древнего Рима ценной и изысканной считается речная, а не морская рыба. Происходит своеобразная инверсия престижа. Данная тенденция сохраняется в Италии и по сей день: в меню ресторанов (если только он находится не на побережье) присутствует большой ассортимент речной рыбы. Морская рыба ловится в море, омывающем достаточно большую территорию с несколькими областями, в то время как речная рыба является аутентичным свидетельством местной кулинарной самобытности, являющейся неотъемлемой частью общей национальной культуры .

В отличие от бедняков зажиточные люди Ренессанса питаются три раза в день: к привычному в Средние века двухразовому приему пиши, утренний завтрак (desinare) и вечерний обед (cena), добавился полдник (merenda). Основное отличие трапезы богачей от трапезы бедняков – почти ежедневное потребление мяса, обилие дичи, добытой в собственных владениях или доставленной крестьянами, отборные и разнообразные вина, иногда привезенные из других областей Италии. Кроме того, богатые люди могли позволить себе специи и соль, на которые распространялась государственная монополия и которые стоили дорого .

Именно в эпоху Возрождения в Италии зарождается особый культурный феномен, который можно назвать становлением высокой кухни. В этот период наблюдается склонность к пирам с избытком мяса и напитков. В праздничных застольях оживет римская традиция, когда сотрапезники наслаждались отлично приготовленными и красиво поданными блюдами, а также музыкой, беседой и театральными зрелищами. Ученые беседы перемежались с танцами под аккомпанемент лютни, декламацией стихов, чтением новелл, выступлениями артистов, музыкой. С начала XIV века историки стали включать в свои сочинения описания трапез и пиров .

В это время публикуется также и первая со времен античности европейская поваренная книга. К сожалению, многие из этих текстов либо утеряны, либо недоступны, и поэтому для изучения истории кулинарии XIV-XV вв. большую роль играют художественные и литературные памятники. Описания подобных застолий встречаются у Боккаччо и Антонио Альберти еще в XIV в. Очень часто устроители пышных застолий стремились показать великолепие, богатство семьи, ее власть, а провождение времени за трапезой стало обычаем и со временем широко распространилось во всех слоях общества.4 В XV в. в Италии появляются таверны (остерии), которые отвлекали посетителей от монотонности домашней жизни. Там можно было приятно провести время: пообщаться с приятелями, послушать новости, сыграть в карты, кости, найти подружку, выпить, вкусно поесть. Во Флоренции посещение мужчинами таверн приобрело такие масштабы, что женщины потребовали от властей принять постановление, запрещающее подавать в тавернах слишком тонкие блюда. (История культуры стран Западной Европы в эпоху Возрождения.Под. ред. Брагиной Л.М. - М.:Высш.школа, 1999. С. 198) .

Интересно провести сравнение средневекового застолья, в описании которого упор делался на количество съеденного и выпитого (например, на свадьбе одного феодала в конце ХV в. было съедено 300 бычьих туш, 62 тыс. кур, 5 тыс. гусей, 75 кабаньих туш) [8, c.268] и пира в эпоху Ренессанса, когда на смену необузданному обжорству придет изысканное изобилие при частой перемене блюд. Примером такого застолья послужит меню торжественного обеда, составленное Бартоломео Стефани (Bartolomeo Stefani), поваром герцога Мантуанского. Данное меню Стефани приводит в своей кулинарной книге «Похвальная профессия повара и искусство хорошо готовить и составлять изысканные меню» (L'arte di ben cucinare et istruire i men periti in questa lodevole professione di Bartolomeo Stefani cuoco di Sua Altezza Serenissima il Duca di Mantova) вышедшей в свет в 1662 г.5 Первая перемена холодных блюд (буфет): Клубника с сахаром в белом вине. Суп из голубей в молоке и мальвазии .

Паштет из фазана в собственном соку. Колбасная нарезка в корзинке, сплетенной из цветов. Филе индейки на вертеле .

Голова кабана на вертеле, нашпигованная ветчиной. Торт из марципанов с фруктами. Сладкие лимоны и китайские апельсины в желе .

Первая перемена горячих блюд: Густой молочный суп из грудок фазана с фисташками. Овощное рагу. Каплуны, выдержанные в молоке и вареные в белом вине. Свиная нога, сваренная в бульоне. Паштет из грудок куропаток. Начиненные цыплята тушеные в мальвазии .

Вторая перемена горячих блюд: Фазаны на вертеле. Перепелки на вертеле, приготовленные на сильном огне с гранатовым соусом .

Третья перемена горячих блюд: Бедро лани, жаренное с каперсами. Рябчики на вертеле, приготовленные на медленном огне с королевским соусом. Жареные перепелки с кислым соусом и цветками жасмина. Жареная крольчатина с

Ссылка на электронную версию книги «L'arte di ben cucinare et istruire

i men periti in questa lodevole professione di Bartolomeo Stefani cuoco di Sua Altezza Serenissima il Duca di Mantova» - http://www.saperesapori.eu/ articles.asp?id=38 королевским соусом. Жареные голуби, покрытые сахаром и корицей .

Вторая перемена холодных блюд (буфет): Цветная капуста с трюфелями, устрицы, фенхель, спаржа, артишок, оливки, свежий виноград, мед, груши .

Третья перемена холодных блюд (буфет). Со стола убираются фрукты и стелется чистая скатерть. Стол украшает сахарная фигура в виде кипариса и четыре сахарные вазы с букетами роз по краям стола. Гостям подаются различные варенья и засахаренные фрукты .

Пристальное внимание к культуре питания в XIV—XV вв. историки объясняют целым рядом причин. Например, застолье являлось своеобразной психологической компенсацией, освобождением от гнетущего страха голода, вполне оправданного в Средние века. Голод был таким же неотъемлемым атрибутом средневекового мира, случался так же часто и разил так же безжалостно, как страшные эпидемии и непрерывные войны, внутренние и внешние. Историки подсчитали, что голод повторялся раз в четыре или пять лег: с 1276 по 1348 год шестнадцать раз [1, c. 47] .

В качестве еще одной причины расцвета кулинарного искусства в эпоху Возрождения, можно называть укрепление роли городов и подъемом экономики: люди избавляются от голода и становятся более избирательными в своих гастрономических предпочтениях .

XV-XVII вв. стали периодом Великих географических открытий: проложен путь в Индийский океан вокруг Африки, открыты Центральная, Южная и Северная Америки, совершено кругосветное путешествие Магеллана и открыты Филиппины, Большие Зондские и Молуккские острова и многие другие ранее не известные европейцам земли. Великие географические открытия познакомили итальянцев с новыми продуктами (помидоры, картофель, кукуруза, фасоль и др.) .

Интересно, что помидоры - неотъемлемый ингредиент итальянской кулинарии - появляется в кулинарных книгах только в XVII в. благодаря книге неаполитанца Антонио Латини (Antonio Latini) «Современный дворецкий» («Lo Scalco alla Moderna», 1694 г., Неаполь). Знаменитый неаполитанский повар опубликовал рецепт соуса из помидоров в «испанском стиле».6 До этого помидоры были известны в Италии только в качестве элемента для украшения и назывались «волчьи персики» (pesca del lupo). Свое современное название pomo d’oro (золотой плод) этот овощ получил в XVI в .

благодаря итальянскому ботанику и врачу, уроженцу г. Сиена Пьеру Андреа Маттиоли (Pier Andrea Mattioli).7 Действительно, привозимые в Италию помидоры были желтого цвета, а не красного. В 1778 г. еще один известный неаполитанский ботаник и гастроном Винченцо Коррадо (Vicenzo Corrado) в своей книге «Искусный повар» (Il cuoco galante) опубликует рецепт соуса из помидоров с пастой. Так постепенно начинают завоевывать свои позиции макароны с соусом – блюдо, которое является кулинарным символом Италии. Помидоры же так плотно вошли в сознание итальянцев, как неотъемлемый атрибут итальянской жизни, что нашли даже свое отражение в языке в выражении rosso come un pomodoro (красный как помидор) .

Благодаря великим географическим открытиям возрос приток восточных и заокеанских пряностей, а цены на них снизились. В Средние века пряности были известны в Италии и использовались в качестве лекарственных средств, но стоили так дорого, что были недоступными для подавляющего большинства населения.8 Вследствие своей высокой цены пряности нередко заменяли собой золото в штрафах, контрибуциях и других платежах. Генуэзцы в XII в. платили в качестве жалования солдатам 48 золотых монет и 2 фунта перца [10, c.344]. Право торговли пряностями в то время Рецепт соуса популярен и в наши дни: помидоры, мелко нарезанный лук, чеснок, соль, перц, оливковое масло, уксус (вино). (Latini A. Lo scalco alla moderna, I. Napoli, 1692-1694. / Biblioteca gastronomica digitale / www.academiabarilla.it) .

Другой известный итальянский ботаник и гастроном неаполитанец Винченцо Коррадо (Vincenzo Corrado) также описал помидоры как плод «цвета шафрана» (frutto color zafferano) .

Наладить торговлю пряностями в Европе было нелегко, т.к. старая посредница в восточной торговле Византия все больше дряхлела, а церковь запрещала западным купцам торговать с «неверными» мусульманами, угрожая отлучением. Только в XIII в. Венеция уговорила папу Иннокентия III дать ей в виде исключения разрешение на ведение торговлю пряностями. Похлебкин В.В. Поваренное искусство и поварские приклады .

М.: Центр-полиграф. 2008. С. 343 .

было поделено между Венецией, Пизой и Генуей до тех пор, пока в XIV в. Венеция не стала единоличным монополистом по торговле пряностями с Востоком, вследствие чего и без того высокие цены на них возросли еще больше .

В 1408 г. португалец Васко да Гамма впервые минуя посредников в торговле - Венецию и арабов - привез на своих кораблях пряности.

А через три года организовал грандиозную экспедицию по доставке свыше двух тысяч тонн пряностей, что вызвало сенсацию в торговых кругах Европы:

монополия Венеции на завоз и продажу пряностей рухнула .

Пряности и приправы (черный перец, лавровый лист, мускатный орех, корица, имбирь, гвоздика, перец, шафран и др.) стали использоваться при приготовлении пищи, но их широкое употребление в Италии объясняется скорее гастрономическими вкусами эпохи, модным поветрием, чем пристрастием итальянцев к пряностям и специям. К XVII в .

наметилась тенденция постепенного угасания интереса итальянцев к пряностям .

Из напитков первое место традиционно занимало виноградное вино. Интересно отметить, что шоколад, появившейся в начале XVII в. во Франции и в Испании, стал очень популярен в высшем обществе. В Италии же шоколад не нашел приверженцев. Зато стал очень популярным кофе. Кофе был завезен в Италию венецианскими купцами, но сначала продавался в аптеках как арабское лекарственное средство .

В начале XVII в. в Венеции была открыта первая кофейня (bottega del caff). Кофейни становятся местом посиделок, литературных встреч, оживленных дискуссий. В начале XX в. была изобретена кофеварка для эспрессо. Кофейни переквалифицируются в бары, смысл которых в том, чтобы зайти, быстро выпить кофе за стойкой и отправиться дальше по своим делам. Остаются лишь некоторые исторические кофейни, хранящие традиции прошлых веков. В современном итальянском языке эти два заведения так и различаются по названию: bar и caff .

Гастрономические вкусы и предпочтения ренессансного общества нашли свое отражение в «Книге по кулинарному искусству» (De arte coquinaria, 1460), автором которой был знаменитый в свое время повар мессер Мартино да Комо (Martino da Como). была написана им предположительно между 1460-м и 1465-м годами. Это была первая в истории Европы настоящая кулинарная книга, в которой рецепты были описаны подробно и точно .

К концу XIX века итальянцы начинают осознавать себя как единая нация и начинают собирать гастрономические традиции: блюда всех регионов перечисляются вместе при сохранении всех достижений локальных и региональных традиций.9 В это время выходит в свет знаменитая кулинарная книга писателя и эрудита Пеллегрино Артузи (Pellegrino Artusi) «Наука о питании и искусство приготовления хорошей еды» (La scienza in cucina e l’arte di mangiar bene). В этом сборнике рецептов автор объединил типичные блюда региональной кухни, снабдил их своими комментариями, рассуждениями и интересными историями из жизни. Поваренную книгу Артузи на рубеже XIX–XX вв. читали все итальянские семьи, и она сделала для объединения страны больше, чем сделал роман «Обрученные» (I promessi sposi) Алессандро Мандзони (Alessandro Manzoni) - первый современный исторический итальянский роман, написанный без языковой напыщенности и пуризма, простым, понятным, но в тоже время богатым и гибким языком, послужившим примером итальянского литературного языка .

Успех книги Пеллегрино Артузи, возможно, объясняется тем, что для автора еда и процесс ее приготовления были синонимичны стилю жизни и культуре быта. А сама книга не является простым сборником рецептов. Это сборник философских эссе и размышлений о жизни и обществе. Автор с ренессансной убедительностью утверждает естественную природу человека, которая нуждается в хорошей пище, может и должна получать от неё удовольствие. «Почему в иерархии чувств необходимое для жизни и её продолжения считается самым низменным? Почему то, что удовлетворяет другие чувства – живопись, музыка и прочее называ

<

Первый гастрономический справочник был издан в 1548 году в Миstrong>

лане Ортенсио Ландо. В путеводителе точно описываются городам и местностям всей страны, включая даже территории на Севере, сейчас уже относящиеся к швейцарскому кантону Тичино, но входящие в географическое понятие Италии. Изучая этот текст, можно представить себе какой была гастрономия, экономика, социальные контакты по всей стране в XVI веке .

ется искусством, считается благородным, а то, что удовлетворяет вкус, считается низким? Почему полагают, что человек, наслаждающийся прекрасной картиной или музыкальной симфонией, более возвышен, нежели тот, кто наслаждается превосходным блюдом?» [2, c. 112]. В конце предисловия Артузи призывает к здоровому образу жизни, который является залогом здорового аппетита. Здоровый аппетит, по мнению автора, нужен для того, чтобы получать удовольствие от еды, наслаждаться ею. Таким образом, постепенно и благодаря обмену рецептами между регионами и даже городами, рацион итальянцев расширялся и обогащался оригинальными кулинарными идеями .

Анализ того, как исторически складывалась итальянская гастрономическая модель и формировались ее основные элементы, помогает понять основные постулаты итальянской кухни. Прежде всего, это сложившийся исторически баланс между едой как ежедневным поддержанием жизни, т.е. первейшей и неизбежнейшей из человеческих потребностей, и едой как наслаждением. Итальянцам свойственна сильная фиксированность на еде, причем, как на блюдах, так и на ритуале потребления пищи, настоящий «культ еды». Эта тенденция объясняется долгой экономической отсталостью страны, когда присутствовала постоянная угроза голода и недоедания, а отвлечение от страха перед голодом находили не только в постоянном эксперименте с самыми разными, зачастую малосъедобными продуктами (мука из каштанов), но и в постоянных разговорах о еде .

Еще одной характеристикой итальянской кухни можно назвать разнообразие региональных продуктов, что также имеет свое историческое объяснение. Продвижение региональной кухни является своеобразным противовесом усредненной и обезличенной итальянской кухни «на экспорт», которая распространяется по всему миру. В современной Италии распространены регионально маркированные продукты, которые циркулируют по всему полуострову. Данный процесс был подкреплен как коммерческой выгодой, так и большим спросом. В итоге зародился новый вид туризма – агротуризм (винно-гастрономический туризм). Еще во времена Древнего Рима, несмотря на наличие единого государства, наблюдалось большое разнообразие продуктов и гастрономических традиций различных областей Апеннинского полуострова .

После падения Римской империи и вплоть до XIX в. единое централизованное государство отсутствовало: Италия была расчленена на множество государств. Данный факт только способствовал формированию и укреплению в сознании итальянцев региональной кухни .

Рим, будучи когда-то центром огромной империи, центром потребления и наслаждения жизнью, только способствовал усилению самобытности провинций, поскольку придавал региональную маркированность и культурную значимость производимых там продуктам. В основе региональных гастрономических традиций лежит принцип отбора продуктов питания по месту, где они произрастают при оптимальных геоклиматических условиях. Отсюда вытекает еще один постулат итальянской кулинарной системы - естественность (naturalezza), понимаемое как доверие природе. Естественность проявляется как определенный, ясно различимый вкус .

Как видно из исторического обзора, изысканность пиров знати не вошла в кулинарные традиции Италии. Простоте и естественности итальянской системы питания противопоставляется искусный процесс приготовления. С одной стороны, нужно сохранить естественность и простоту пищи, ибо именно такова исконная гастрономическая традиция Италии, с другой – пища нуждается в искусном приготовлении .

Данный парадокс - баланс между естеством (ингредиентами) и культурой (процессом приготовления и употребления) – характеризует итальянскую кулинарную традицию .

Список литературы

1. Антонетти П. Повседневная жизнь Флоренции во времена Данте. М.: Молодая гвардия, 2004. - 287 с .

2. Артузи П. Наука о питании и искусство приготовления вкусной еды (пер. И.Алекберова). Издательство «ITA Casa Еditrice», 2011. - 112 с .

3. Буркхардт Я. Культура Италии в эпоху Возрождения. М., 1996. с .

4. Виоле-ле-Дюк Э.Э. Жизнь и развлечения в Средние века. СПб., 1997. - 375 с .

5. Гак В.Г. Семантические основы сопоставления двух культур // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. 1998. № 2 .

6. История культуры стран Западной Европы в эпоху Возрождения (Под. ред. Брагиной Л.М.). - М.:Высш.школа, 1999. - 479 с .

7. Каппати А., Монтанари М. Итальянская кухня. История одной культуры. М.: НЛО, 2006. - 480 с .

8. Монтанари М. Голод и изобилие. История питания в Европе .

СПб.: Александрия, 2009. – 286 с .

9. Ле Гофф Ж. Цивилизация средневекового Запада. М: Издательская группа Прогресс, Прогресс-Академия, 1992. - 376 с .

10. Похлебкин В.В. Поваренное искусство и поварские приклады .

М.: Центрополиграф, 2008. - 571 с .

11. Ребора Дж. Происхождение вилки. История правильной еды .

М.: Колибри, 2007.-231 с .

12. Средневковый быт / Сб. статей под ред. О.А. ДобиашРождественской. Л.: Издательство «Время», 1925. - 279 с .

13. Ястребицкая А.Л. Западная Европа ХI-ХIII в. М., 1978. - 176 с .

14. Artusi P. La scienza in cucina e l’arte del mangiar bene. Torino:

Einaudi, 1970. (В статье использованы материалы с официального сайта книги http://www.artusi.net/la-famiglia/storia-dellafamiglia-artusi/pellegrino-artusi.html) .

15. Bocca G. Italiani strana gente. Milano: Mondadori, 1997 .

16. Capatti A., Montanari M. La Cucina italiana. Storia di una cultura .

Roma: Laterza, 1999 .

17. La Cecla F. La pasta e la pizza. Bologna: Il Mulino, 1998 .

18. Lupton D. L’anima nel Piatto. Bologna: Il Mulino, 1999 .

19. Montanari M. Il cibo come cultura. Roma: Laterza, 2004 .

20. Montanari M. La fame e l’abbondanza. Storia dell’alimentazione in Europa. Roma-Bari: Laterza, 1993 .

21. Teti V. Il colore del cielo. Geografia, mito e realt dell’alimentazione mediterranea. Roma: Meltreni, 1999

22. Biblioteca gastronomica digitale: www.academiabarilla.it .

23. www.saperesapori.it

Об авторе:

Воронец Светлана Михайловна – кандидат филологических наук, старший преподаватель кафедры романских языков имени Т.З. Черданцевой МГИМО МИД РФ .

E-mail: svetlanissima@gmail.com .

–  –  –

Moscow State Institute of International Relations (University), 76 Prospect Vernadskogo, Moscow, 119454, Russia .

Abstract: Gastronomic system is an important component of national identity. This is evidenced by the stability of ordinary representation of ethnic cuisines: there are culinary specialties and especially the food, which in the mass consciousness is closely connected to a specific nation. The article examines the historically evolved modern Italian gastronomic model and formed its basic elements relevant in our days .

Key words: Italian Cuisine, regional cuisine, gastronomic model, cooking system, food history, Italian identity .

References

1. Antonetti, P. 2004, Povsednevnaia zhizn' Florentsii vo vremena Dante [The daily life of Florence in the time of Dante], Moskow: Molodaia gvardiia .

2. Artuzi, P. 2011, Nauka o pitanii i iskusstvo prigotovleniia vkusnoi edy [Nutritional science and the art of cooking delicious], ITA Casa Еditrice .

3. Burkkhardt, Ia. 1996, Kul'tura Italii v epokhu Vozrozhdeniia [Culture of Italy during the Renaissance], Moskow .

4. Viole-le-Diuk, E.E. 1997. Zhizn' i razvlecheniia v srednie veka [The life and activities in the Middle Ages], St. Petersburg .

5. Gak, V.G. 1998, Semanticheskie osnovy sopostavleniia dvukh kul'tur [Semiotic basis of a comparison between the two cultures], Vestnik Moskovskogo universiteta № 2. [Journal of the Moscow University № 2.], Moskow .

6. Istoriia kul'tury stran Zapadnoi Evropy v epokhu Vozrozhdeniia [Cultural History of Western Europe during the Renaissance], Moskow, 1999 .

7. Kappati, A. Montanari, M. 2006, Ital'ianskaia kukhnia. Istoriia odnoi kul'tury [Italian Cuisine. The story of one culture], Moskow .

8. Montanari, M. 2009, Golod i izobilie. Istoriia pitaniia v Evrope [Hunger and abundance. The history of food in Europe], St. Petersburg .

9. Le Goff, Zh. 1992, Tsivilizatsiia srednevekovogo Zapada [The civilization of the medieval West], Moskow .

10. Pokhlebkin, V.V. 2008, Povarennoe iskusstvo i povarskie priklady [Cookbooks Art and Cooking butts], Moskow .

11. Rebora, Dzh. 2007, Proiskhozhdenie vilki. Istoriia pravil'noi edy [The origin of the fork. History of proper food], Moskow .

12. Srednevkovyi byt [Medieval life], Sbornik statei pod redaktsiei Dobiash-Rozhdestvenskoi О.А. [a collection of articles edited by Dobiash-Rozhdestvenskaja О.А.], Leningrad, 1925 .

13. Iastrebitskaia, A.L. 1978, Zapadnaia Evropa. [Western Europe in ХIХIII century], Moskow .

14. Artusi P. La scienza in cucina e l’arte del mangiar bene. Torino: Einaudi, 1970 .

15. Bocca G. Italiani strana gente. Milano: Mondadori, 1997 .

16. Capatti A., Montanari M. La Cucina italiana. Storia di una cultura .

Roma: Laterza, 1999 .

17. La Cecla F. La pasta e la pizza. Bologna: Il Mulino, 1998 .

18. Lupton D. L’anima nel Piatto. Bologna: Il Mulino, 1999 .

19. Montanari M. Il cibo come cultura. Roma: Laterza, 2004 .

20. Montanari M. La fame e l’abbondanza. Storia dell’alimentazione in Europa. Roma-Bari: Laterza, 1993 .

21. Teti V. Il colore del cielo. Geografia, mito e realt dell’alimentazione mediterranea. Roma: Meltreni, 1999

22. Biblioteca gastronomica digitale: www.academiabarilla.it .

23. www.saperesapori.it

About the author:

Svetlana M. Voronets – Candidate of Philology, Senior Lecturer, Tamara Z. Cherdantseva Roman Languages (Italian, Portuguese and Latin) Department, MGIMO University of the Ministry of Foreign Affairs of Russia. E-mail: svetlanissima@gmail.com .

***

КОЛИЗЕЙ КАК ОТРАЖЕНИЕ

ИСТОРИИ РИМА В ЛИТЕРАТУРНЫХ

ПРОИЗВЕДЕНИЯХ

–  –  –

Московский государственный институт международных отношений (университет) МИД России. 119454, Россия, Москва, просп. Вернадского, 76 .

МГУ имени М.В. Ломоносова, Москва, Ломоносовский проспект, 31/1 .

Колизей – самый репрезентативный символ Вечного Города от древности до настоящего времени. Он описан в различных литературных источниках как современников, восхищавшихся величием инженерной мысли Древнего Мира, так и путешественниками, посетившими Италию в разные эпохи. В статье рассматривается отражение истории известнейшего амфитеатра в литературе .

Ключевые слова: Колизей, история Рима, памятники истории и культуры, литература .

Колизей - один из самых известных и самых парадоксальных памятников Рима, который можно было назвать воспроизведением истории Вечного города в миниатюре. О нем писали путешественники от древности до нашего времени, он упомянут в художественных произведениях или как блистательная арена, свидетельствующая о величии создавшего его народа, или как романтическая руина, освещенная лунным светом .

Амфитеатр всегда был одной из основных черт «типичного» римского города, наряду с храмом покровителей города, фонтанами, термами. Эта модель неоднократно воспроизводилась как в самой Италии, так и за ее пределами, куда распространялась власть Римской империи. Достаточно вспомнить планы таких городов, как Ним и Арль во Франции, Эл Джем в Тунисе, Пула в Хорватии, в которых до наших времен сохранились руины древних амфитеатров, сходных с Колизеем .

Самое древнее и самое подробное литературное упоминание встречается у Светония, который перечисляет постройки, осуществленные в Риме императором Веспасианом, по его возвращении с Иудейской войны: «Предпринял он и новые постройки: храм Мира близ форума, храм божественного Клавдия на Целийском холме, начатый еще Агриппиной, но почти до основания разрушенный Нероном, и, наконец, амфитеатр посреди города, задуманный, как он узнал, еще Августом» [5, с.203]. В жизнеописании Тита Светоний говорит об освящении Колизея при императоре Тите: «Щедростью он, однако, никому не уступал: при освящении амфитеатра и спешно выстроенных поблизости бань он показал гладиаторский бой, на диво богатый и пышный; устроил он и морское сражение на прежнем месте, а затем и там вывел гладиаторов и выпустил в один день пять тысяч разных диких зверей» [5, с.210] .

Поэту Марциалу описание зрелищ Колизея, точнее амфитеатра Флавиев, в сборнике эпиграмм, позднее названном «Книгой зрелищ», приносит литературное признание .

Не только литература свидетельствует о том, что время возведения Колизея – максимальный расцвет могущества Римской Империи. Достаточно вспомнить успешные походы Веспасиана в Британию, расширение Римской империи за счет включения в состав ее провинций Родоса, Самоса, Ликии, Византия, присоединения царства Ликии. Правление Тита ознаменовалось падением Иудеи. Заказчики нового амфитеатра могли себе позволить сооружение, впечатляющее своими размерами, вместительностью и отделкой. Однако, эпитет «колоссальный» (на латыни Colosseum, на итальянском Collosseo) закрепился за амфитеатром Флавиев только в VIII веке, по одной версии, благодаря колоссальности его размера, по другой - из-за гигантской статуи Нерона из золоченой бронзы, стоявшей поблизости к сооружаемому амфитеатру. По свидетельству Светония, статуя Нерона была переделана по приказу Веспасиана в статую Бога-Солнца (Гелиоса), наподобие Родосского Колосса .

При Флавиях Колизей – это также модель римского общества имперской эпохи, в которой зрительские места занимались сообразно статусу. Как пишет русский философ В.В. Розанов, посетивший Колизей в начале XX в. в своих «Впечатлениях об Италии»: «Чем далее шли ярусы кверху, тем понижалось общественное положение зрителей» [3, с.275]. Внизу, ближе к арене, сидел император, вокруг сенаторы, жрицы, затем всадники, выше представители низших классов .

Колизей также может быть свидетельством высокого уровня организации зрелищ в античном мире, обеспечиваемого инженерной продуманностью так называемых «спецэффектов». В Колизее устраивались гладиаторские бои и морские сражения «наумахии», как и уже упоминалось выше в цитате из Светония. Меньше чем за день благодаря сложной системе шлюзов и работе рабов арена амфитеатра превращалась в озеро глубиной около двух метров. Однако наумахии проходили до времен Домициана Флавия, который изменил структуру арены, добавив под ней ипогеи и коридоры [8] .

Светоний пишет и о том, что в Колизее «было убито пять тысяч зверей». Современные археологи до сих пор находят кости и черепа не характерных для Италии животных (львов, носорогов, жирафов, страусов, тигров), которых зрители могли увидеть благодаря мировому владычеству Рима. Травля зверей превращалась в сложную театральную постановку на фоне соответствующих декораций, устанавливаемых на арене. С их помощью иногда разыгрывались целые мифологические сюжеты .

Существует мнение, что в Колизее происходило domnаtio ad bestias – осуждение на растерзание животными, когда осужденного привязывали к столбу и выпускали против него разъяренное животное или оставляли на арене один на один с диким животным, предоставляя возможность защищаться легким копьем или силой мышц. Это послужило одной из причин считать Колизей местом истязания христианских мучеников, в память которых в амфитеатре, по инициативе папы Бенедикта XIV, был воздвигнут крест. Однако, предположение о том, что на арене Колизея погибли мученики, скорее всего, не является обоснованным. В агиографической литературе, в passiones (описания мученичества святых) или acta martyrum (документы судебных процессов против христиан в Римской империи), нет конкретного упоминания амфитеатра Флавиев. Из христиан, осужденных на domnatio ad bestias именно в Риме, самыми известными являются святой великомученик Евстафий Плакида [2] и святая великомученица Татьяна [4], при этом обоих звери чудом не тронули. В обоих житиях говорится о том, что святые были брошены на съедение зверям в цирк. Речь, скорее всего, идет о римском Большом Цирке (Circus Maximus, Circo Massimo), так как Колизей является именно амфитеатром, а не цирком. Тем не менее, представление о мученичестве христиан в стенах Колизея оказалось довольно устойчивым. О мученичестве в Колизее пишет, например, В.В. Розанов: «Кровь мучеников – ведь она здесь, на этих точках земли, на эту самую гальку и песок и глину лилась…» [3, с. 223] В Средние века Колизей, как и Рим, переживает упадок, но, тем не менее, сохраняет свой авторитет религиозного центра, в который стекаются пилигримы, чтобы поклониться святыням Вечного Города, а также попросить благословения на странствие до Святой Земли. Именно средневековым паломникам приписывают слова: «Пока Колизей стоит будет стоять и Рим, исчезни Колизей — исчезнут Рим и вместе с ним весь мир» .

В XI –XII вв. Колизей по сути превращается в крепость Франджипани и Аннибальди, которые попеременно владеют величественной руиной. Подобная судьбы памятника довольно хорошо отображает историческую ситуацию в Италии, в которой большую роль играют именно влиятельные семьи. Впоследствии семьи вынуждены были уступить Колизей императору Священной Римской Империи Генриху VII, прославленному в «Божественной комедии» Данте как надежда Италии на разумное правление, потому что первый германский император из люксембургского дома стоял выше различных враждующих между собой итальянских партий .

Он, по сути, провел «национализацию» Колизея, подарив амфитеатр senatus et popolus romanorum, однако истинным владельцем памятника по иронии судьбы впоследствии становятся различные религиозные братства или папы, противником которых выступал император .

Эпоха Ренессанса, ознаменовавшаяся интересом к античной культуре, коллекционированием статуй, живописи и рукописей, оказывается на редкость неудачной для архитектурных сооружений античности. Они или полностью разрушаются, или перестраиваются. Иногда из их фрагментов создают новое сооружение или интерполируют их в христианский храм, что является продолжением более ранней тенденции, возникшей еще при легитимизации христианства в Риме. Подобная тенденция напоминает также византийскую религиозную гимнографию, в которой для прославления Христа и Христианской Церкви иногда использовались цитаты из античных гимнов языческим богам. Примечательно, что в эту эпоху Колизей фактически не упоминается в литературе, но становится сценой для разыгрывания такого жанра «религиозного» театра, как мистерии. Фрагменты Колизея можно обнаружить в Латеранской базилике, соборе св .

Петра, палаццо ди Венециа, Канчеллерии и палаццо Фарнезе. Камень из Колизея использовался для замощения площади Капитолия в 1698 .

В эпоху Просвещения и рационализма Папа Климент XI решил использовать античное здание еще более «практичным» образом и сделал из него завод по добыванию селитры, сырьем для которых стали отбросы и навоз. Посетивший в 1765 году Рим шотландский писатель Джеймс Босуэлл (1740-1795) поражен при виде куч навоза и животных у стен древнего амфитеатра. Однако, это не мешает ему восхищаться памятником: «трудно сказать, что более восхищает тебя в этом прекрасном здании – потрясающая мощь или безукоризненный вкус» [6, с. 270] .

В конце восемнадцатого - начале девятнадцатого века Колизей привлекает внимание первых «туристов», совершающих гран-тур по Европе с образовательно-воспитательными целями. Для путешественников-иностранцев это прекрасная руина, увитая плющом и символизирующая былое величие и упадок Древнего Рима, а романтическое место для прогулок под луной. О Колизее в своих письмах и в романе «Коринна» пишет мадам де Сталь, называя его самой красивой руиной Рима, заключающей в себе всю его историю. Байрон посвящает несколько строф в четвертой песне «Паломничества Чайльд Гарольда», обозначив современное ему состояние памятника, намекая на его былое великолепие и цитируя средневековых пилигримов: [1, с.143-145] В руинах - но каких! Из этих глыб Воздвиглось не одно сооруженье .

Но издали сказать вы не могли б, Особенно при лунном освещенье, Где тут прошли Грабеж и Разрушенье .

Лишь днем, вблизи, становится ясней, Расчистка то была иль расхищенье,

И чем испорчен больше Колизей:

Воздействием веков иль варварством людей .

Но в звездный час, когда ложатся тени, Когда в пространстве темно-голубом Плывет луна, на древние ступени Бросая свет сквозь арку иль в пролом, И ветер зыблет медленным крылом Кудрявый плющ над сумрачной «стеною, Как лавр над лысым Цезаря челом, Тогда встают мужи передо мною, Чей гордый прах дерзнул я попирать пятою .

«Покуда Колизей неколебим, Великий Рим стоит неколебимо, Но рухни Колизей - и рухнет Рим, И рухнет мир, когда не станет Рима» .

Я повторяю слово пилигрима, Что древле из Шотландии моей Пришел сюда. Столетья мчатся мимо, Но существуют Рим и Колизей И Мир - притон воров, клоака жизни сей .

О почерневших сводах и плющах, увивающих своды Колизея, пишет и Эдгар По.

Он также видит в Колизее модель истории Рима:

Прообраз Рима древнего! Святыня, Роскошный знак высоких созерцаний, Оставленный для Времени веками Похороненной пышности и власти [10] .

Памятник овеян романтически-упадническим ореолом, который соответствует моде начала-середины девятнадцатого века .

Но именно в девятнадцатом веке пробуждается национальное сознание итальянцев, с которым связано и более пристальное внимание к памятникам древней культуры .

Предпринятые до того времени разрозненные попытки сохранения Колизея и его изучения приобретают более систематический характер. В 1804 году подготовлен доклад о вреде, нанесенном Колизею, во время использования руин в качестве селитряного завода. С 1805 года архитекторы Палацци, Кампорези и Штерн пытаются провести ряд восстановительных работ в Коллизее. Начатые с 1790 г. архитектором К .

Луканджели раскопки и реставрацию продолжают известные археолог Карло Феа и архитектор Джузеппе Валадье .

Масштабные работы внутри Колизея совпадают с нарастанием итальянского освободительного движения. В конце 40-х – начале 50-х годов девятнадцатого столетия архитектор Джованни Батиста де Росси открывает новые части амфитеатра и выстраивает заново изнутри стены и лестницы третьего и четвертого ярусов и спас от падения одну из стен здания [8]. В 1871 году Колизей окончательно освобождают от «романтического» плюща, а Рим становится столицей объединенного государства. Памятник обновляется подобно Молодой Италии. В 70-80 годы – это время активных раскопок и новых открытий вокруг амфитеатра Флавиев под руководством археологов П. Розы и Р. Ланчани. В это же время с арены убирают крест и остатки сооружений религиозного культа. В связи с этим стоит вспомнить реформы, производимые в отношении церкви, а именно ликвидацию Папского Государства и лишение Папы светской власти .

В начале 20 века в Колизее иногда устраиваются народные гуляния и музыкальные представления. Так, Розанов описывает концерт военного итальянского оркестра, исполнявший марши в стенах освещенного электричеством Колизея и пришедшие послушать музыку итальянские семейства [3, с.222] .

Колизей вдохновляет итальянского диктатора Муссолини на постройку здания, которое символизировало бы возрождение «новой Римской империи». Таким образом появляется так называемый «квадратный Колизей» или Дворец итальянской цивилизации, спроектированный Марчелло Пьячентини для нового римского квартала Всемирной выставки (ЭУР). Примечательно, что при Муссолини в древний Колизей снова вернули крест в знак примирения церкви и государства .

В наше время Колизей стал одним из самых посещаемых туристами памятников искусства. Его изображение тиражируется на многочисленных открытках и изготовленных из разных материалов миниатюрных моделях. В массовом сознании он стал негласным символом Рима, подобно БигБену для Лондона или Эйфелевой башне для Парижа, не говоря уже об использовании амфитеатра Флавиев в кинематографе XX века.

Достаточно перечислить такие фильмы, как:

«Римские каникулы», «Гладиатор», «Жизнь после людей», «Возвращение дракона» («Путь дракона»). Однако Колизей нередко становится местом действия псевдоисторических боевиков, режиссеры которых жертвуют исторической правдой и показывают Колизей, например, при Нероне. Однако, об этом анахронизме пишет и Розанов, упоминая ложу Нерона, которую в Колизее показывали не совсем исторически просвещенным туристам. В фильме «Гладиатор» Риддли Скотта герои именуют амфитеатр Флавиев Колизеем, забывая о более позднем происхождении данного эпитета. Подобные анахронизмы остаются незамеченными не только массовым зрителем, но и разбирающимися в истории людьми, так как Колизей уже воспринимается и как некий условный символ античной зрелищной культуры, воплощенной в краткой и емкой формуле panem e circenses .

Подводя итоги, стоит отметить, что уникальность Колизея заключается в его необыкновенной стойкости и вместе с тем способности «встраиваться» в разные эпохи. Он принадлежит в равной степени, как Древнему Риму, так и современной столице Италии, отображая все перипетии ее истории, о чем свидетельствуют литературные источники разных времен .

Список литературы

1. Байрон Паломничество Чайльд Гарольда. Песнь IV, 143-145 .

2. Мученичество святого Евстафия и кровных его / Жития византийских святых. СПб.: Corvus. Terra Fantastica, 1995. Пер. С .

Поляковой .

3. Розанов В.В. Рим / Русские письма о Риме. М.: Аграф, 2007 .

4. Ростовский Дмитрий Жития святых. Барнаул: Издательство прп. Максима Исповедника, 2003-2004 .

5. Светоний Гай Транквил Жизнь двенадцати цезарей. Книга VIII. М., 2012 .

6. Хибберт К. Рим: Биография города. М.: АСТ, 2014 .

7. Хопкинс М. К. Колизей. Пер. с англ. А. Николаева. М.; СПб., 2007 .

8. Цирес А.Г. Архитектура Колизея. М.: Издательство Академии Архитектуры СССР, 1940 .

9. Meijer Fik Un giorno al Colosseo. Il mondo dei gladiatori. Ed .

Laterza, 2006 .

10. Эдгар По The Coliseum / Стихотворения. Пер. К.Д. Бальмонта .

http://poe.velchel.ru/index.php?cnt=6

Об авторах:

Павлова Анна Николаевна – преподаватель кафедры романских языков (итальянского, португальского и латинского) имени Т.З. Черданцевой МГИМО МИД РФ .

E-mail: annik.pavlova@yandex.ru .

Сиднева Светлана Александровна – к.ф.н., старший преподаватель кафедры итальянского языка факультета иностранных языков МГУ имени М.В. Ломоносова .

E-mail: lucia80@mail.ru .

THE COLOSSEUM AS A REFLECTION

OF ROME’S HISTORY IN THE LIGHT

OF LITERATURE

A.N. Pavlova, S.A. Sidneva Moscow State Institute of International Relations (University), 76 Prospect Vernadskogo, Moscow, 119454, Russia .

Moscow State University Lomonosov (MSU). Lomonosovskij Prospect 31 .

Abstract: The Colosseum is the most representative symbol of the Eternal City from the antiquity to the present time. It is described in various literary sources as by the contemporaries, who admired the brilliant work of art created by Ancient Roman architects and engineers, as by the travelers who visited Italy in different periods. The article examines how the history of the most famous amphitheater is reflected in literature .

Key words: Colosseum, Rome’s history, monuments of history and culture, literature .

References

1. Byron Childe Harold's Pilgrimage, Cantos IV, 143-145 .

2. The Martyrdom of Saint Eustache and its blood / Lives of the Byzantine saints, SPb, Corvus. Terra Fantastica, 1995, Trans. Polyakova .

3. Rozanov VV, Rome / Russian letters of Rome, Moscow, Agraf, 2007 .

4. Rostovsky Dmitry, Lives of the Saints, Barnaul, Publishing st. Maximus the Confessor, 2003-2004 .

5. Suetonius Gaius Tranquillo, The Twelve Caesars, Book VIII, Moscow, 2012 .

6. Hibbert C., Rome: the biography of a city, Moscow, AST, 2014 .

7. Hopkins M. K, The Colosseum, Trans. from English by Nikolayev A, SPb, 2007 .

8. Tsires A. G, The architecture of the Coliseum, Moscow, Publishing House of the USSR Academy of Architecture, 1940 .

9. Meijer Fik, Un giorno al Colosseo. Il mondo dei gladiatori, Ed. Laterza, 2006 .

10. Edgar Allan Poe, The Coliseum / Poems, Trans. Balmont K. D http:// poe.velchel.ru/index.php?cnt=6

About the authors:

Anna N. Pavlova – Lecturer at Tamara Z. Cherdantseva Roman Languages (Italian, Portuguese and Latin) Department, MGIMO University of the Ministry of Foreign Affairs of Russia .

E-mail: annik.pavlova@yandex.ru .

Svetlana A. Sidneva – Candidate of philological Sciences, Senior lecturer of Italian Department of Foreign Languages, Moscow State University Lomonosov Moscow State University .

E-mail: lucia80@mail.ru .

–  –  –

Московский Государственный Университет имени М.В. Ломоносова, г. Москва, Ленинские горы, 199991, Главное здание МГУ, ауд. 1718 .

Период арабского владычества (711-1492 гг.) - важный период не только с политической, но и с культурологической точки зрения в истории Испании. Арабское влияние является важной составляющей испанской культуры. В статье рассматриваются основные памятники арабской архитектуры, представляющие собой вершину мавританского архитектурного стиля – башня Хиральда (Giralda) в Севилье, мечеть-кафедральный собор в Кордове (La Mezquita-Catedral de Crdoba) и дворец Альгамбра (Alhambra) в Севильи .

Речь идет об их истории, современном состоянии и отражении в языке; приводятся пословицы и поговорки, где они упоминаются .

Ключевые слова: арабское влияние, памятник, башня, крепость, дворец, мечеть, орнамент, мавританский стиль .

Говоря об Испании, нельзя не отметить ее неоднородность и многоликость. Каждая из 17 автономных областей, которые, в свою очередь, разделены на 50 провинций, отличается удивительным разнообразием: (diversidad)-природным, культурным, языковым (в Испании четыре официальных языка-кастильский, каталанский, галисийский, баскский – и множество диалектов). Основу исторического своеобразия Испании составляет сплав трех религий и как следствие трех куль тур - христианской, иудейской и мавританской, исторически сосуществовавших на территории Пиренейского полуострова .

Остановимся на арабской (мавританской) архитектуре, которая оставила большой след в культуре Испании .

Архитектура Испании в целом представляет собой триединство культур, которые легли в основу национального зодчества. Смешение мавританских, готических и романских традиций стало определяющим во внешнем облике городов .

Нельзя, однако, забывать и о сугубо испанском стиле, который придал зданиям отличительные черты местного колорита. Многоликость городов обусловлена историческими событиями, а в частности, многочисленными завоеваниями берегов Испании различными народами, каждый из которых внёс свою лепту в то, какой мы видим страну сегодня; переплетение традиций отразилось не только в городах, но также и в архитектуре отдельных зданий. Например, известный шедевр Антонио Гауди Собор Святого Семейства (La Sagrada Famila), построенный в 1882-1926 гг., представляет симбиоз культур, начиная от романской, заканчивая каталонским модерном. Большая часть зданий, сооружений, парков является культурным наследием ЮНЕСКО; немалую роль сыграл в нем и арабский стиль .

Мавританская архитектура Испании объединила черты испанского и берберского стилей. Завоевание испанской земли представителями халифата датируется VIII веком. Просуществовало это господство вплоть до XIII столетия, превратившись в небольшой Гранадский эмират. Падение последнего произошло спустя два столетия, в 1492 году.

Историки выделяют три периода развития мавританской архитектуры:

на испанской почве первый представлен мечетью в Кордове;

второй (переходный) иллюстрируют Алькасар и башня Хиральда; третий (расцвет) воплощают замки Альгамбра, Хенералифе (Гранада) .

Большое количество садов Испании выполнено именно в мавританском стиле. Исламский сад является отображением миропонимания, культурных и материальных ценностей народа. Если учесть, что родина арабов — пустыня, то становится понятным значение, которое имеет для этих народов вода. Мавританские сады наполнены фонтанами, родниками, прудами. Общий вид самого замка, окружённого садом, напоминает оазис .

Мавританский стиль в архитектурных памятниках Испании не однороден, но имеет одну общую черту — в орнаменте и украшении стен и фасадов отсутствует изображение живых существ, как того требовала религия арабов .

Мавританский орнамент отличается изяществом, чёткими линиями; куб и квадрат — священные символы, именно поэтому эти фигуры используются не только в украшении поверхностей, но и в самих конструкциях зданий. Центр мавританского сада — водоём, от которого расходятся каналы и аллеи в четырёх направлениях, как четыре реки, упомянутые Кораном .

Основные элементы – это подковообразные арки (иногда имеют стрельчатое завершение), сводчатые перекрытия, которые образуют восьмиконечную звезду, орнамент из гипса, наборные потолки. Основу дворца составляет внутренний двор, вокруг которого располагаются все помещения и залы .

Отделка стен — панели из разных сортов дерева, ковры, тканевые покрытия (шёлк, органза, бархат, парча, муар). Интерьер всегда отличается яркими деталями, многоцветьем, роскошью .

Исламское искусство, которое стало активно развиваться в Испании в VIII веке, своего расцвета достигло в X столетии, в период пика могущества Кордовского Халифата. Наиболее яркими памятниками того времени являются мечеть в Кордове, дворцовый комплекс рядом с Кордовой Медина Асахара, а также дворец Альгамбра в Гранаде .

Знаменитая мечеть (Mezquita) была построена в XIII веке по приказу кордовского халифа. В основу была положена конструкция главной святыни в Дамаске. В Кордову было привезено множество античных колонн, недостающее количество было изготовлено на месте. Со временем мечеть не могла вмещать огромное число прихожан, что стало причиной преобразований в период с X по XII вв .

Этот памятник архитектуры напоминает крепость. Усиливает впечатление малое количество окон и зубчатые стены .

Севильские архитектурные комплексы относятся к более позднему этапу мавританской эпохи. В XII веке здесь была построена мечеть с заметными отличиями от памятников предыдущего периода. Особенно ярко это проявилось в облике севильского минарета — Хиральды .

Она имеет форму прямоугольного параллелепипеда. Выполнена из белого кирпича. Имеет абсолютно ровную нижнюю часть и рельефный орнамент в виде панно, украшающий верхнюю часть колокольни. Узор этих каменных панно напоминает переплетение арок в кордовской мечети. Этот орнамент стал отличительной чертой переходного периода мавританской культуры .

Благодаря влиянию арабов в испанской архитектуре появилось немало новшеств. Мавры ввели использование декоративных садовых прудов при строительстве дворцов и загородных резиденций. Нужно отметить, что это новшество прижилось не только в Испании, а и в других европейских странах, и сегодня декоративный садовый пруд является неотъемлемой частью многих загородных домов .

Для арабской архитектуры характерно богатое орнаментальное убранство — резьба по камню, гипсу, дереву, обилие изразцов, кладка из кирпича и камня разного цвета, мозаика полов и стен, многоцветные росписи. Покрывая поверхности, сплошной декор как бы дематериализует их: камень не выглядит камнем, кружевная резьба и дробный рисунок облицовок делают его невесомым .

Нужно отметить, что след ислама в Испании оказался настолько глубоким, что проник даже в архитектуру христианских королевств на севере страны. Таким образом, возникло два новых стиля в архитектуре Испании: мосарабский – в среде христианских меньшинств в мусульманской Испании и мудехар - в среде арабских меньшинств в христианской Испании. Типичные черты стиля мудехар – это богато украшенные внутренние дворики, изящные арки, орнаменты куполов и башен .

Вершиной мавританского архитектурного стиля является дворец Альгамбра в Гранаде, последний оплот мавров, который был взят испанскими войсками в 1492 году. С этого момента Реконкиста (борьба за отвоевание испанских земель) считается завершенной. Существует легенда о том, что последний мавританский король Боабдиль, вручив Фердинанду Арагонскому и Изабелле Кастильской ключи от Гранады, рыдал, покидая свой любимый дворец,, на что его мать Аиша сказала: «Что же ты плачешь как женщина над тем, что не смог защитить, как мужчина» .

Альгмбра (исп. Alhambra, от араб. каср альхамра — «красный замок») — архитектурно-парковый ансамбль, расположенный на холмистой террасе в восточной части города Гранада в Южной Испании. В состав обширного комплекса, заключенного в крепостные стены с башнями, входили также мечети, жилые дома, бани, сады, склады, кладбище .

Отличительной чертой ансамбля является отсутствие подковообразных арок, вместо которых появились полуциркульные своды с приподнятым верхом. Зачастую арки поднимаются непосредственно с карнизов. Архитекторы используют очень стройные, тонкие колонны. Стены до высоты плеча человека украшены разноцветной мозаикой из кафеля.. Основные цвета в интерьере — белый, голубой, красный. Украшают стены надписи, в виде фризов, или медальонов .

Честь основания Альгамбры, новой правительственной резиденции мавританской династии Насридов, принадлежит ее первому эмиру Аль-Ахмару. На самом высоком Красном холме Гранады, где еще с IX века существовала древняя римская крепость, он начал в 1239 году возводить новый замок .

Дошедшие до нашего времени дворцовые и административные здания Альгамбры относятся к XIV веку, когда в Гранаде правили просвещенные государи — Иусуф I и его сын Мухаммед I. Во многом благодаря Мухаммеду I Альгамбра и сохранилась до сих пор: Мухаммед I общался с архитекторами, художниками и рабочими; он много времени проводил в садах, где сам сажал деревья, редкие растения, прекрасные кусты и красивые цветы .

Парадной резиденцией в Альгамбре был дворец Комарес, а композиционным центром его служил Миртовый дворик .

Название это появилось только в XVII веке, оно произошло оно от прямоугольного водоема, который занимает большую часть двора и обсажен по своим длинным сторонам подстриженными миртовыми деревьями. Зеркальной, поднятой почти до уровня мраморного пола поверхности водоема п = отведена огромная роль в композиции этого дворика. Отражая золотисто-розовую башню Комарес (высота ее 45 метров), возвышающуюся на северной стороне дворика и голубое небо, водоем расширяет пространство и создает ощущение простора .

В башне Комарес большая часть пространства занята квадратным Тронным залом (или «Залом послов»), в котором находился трон правителей Гранады «Зал послов» был возведен в XIV веке и является самым обширным в Альгамбре (его размеры — 11,3х11,3х18,2 метра) .

К дворцу Комарес тесно примыкает Львиный дворик .

Здесь протекала частная жизнь гранадских султанов .

Здание дворца-сада целиком возведено во второй половине XIV века. В центре небольшого открытого дворика располагается фонтан, окруженный фигурами 12 львов, которые дали название двору. Львы изваяны из какого-то особенного полудрагоценного мрамора и расположены, как лучи звезды .

Они были принесены сюда из старого дворца в Альбайсине. Число львов не случайно. Согласно легенде, 12 львов поддерживали трон библейского царя Соломона .

На северной стороне Львиного дворика располагается «Зал двух сестер». В нем томились две сестры-христианки, умершие от тоски по разлученным с ними возлюбленным .

Этот квадратный отличается великолепным орнаментальным убранством, в котором арабские мастера искусно обыграли холодный блеск изразцов, теплоту и благородство дерева и пластичность матового стука .

В 1492 году после падения Гранадского эмирата Альгамбра стала королевской резиденцией. Христианский правитель Фердинанд Великолепный в 1515 году отдал специальный приказ о сохранении Альгамбры — «столь исключительного и великолепного сооружения». В наши дни на территории Альгамбры находится королевский дворец, который был возведен позже одним из испанских королей .

В XVI—XVII вв. на месте мечети построена церковь Санта-Мария, а рядом с дворцовым комплексом появился дворец Карла V .

Карл V ехал в Валенсию, чтобы устроить там свою резиденцию, но увидев Альгамбру, был так поражен ее красотой, что пожертвовал месторасположением резиденции на берегу моря, чтобы остаться в Гранаде .

Дворец испанского короля с его пилястрами и барельефами совершенно не похож на воздушную архитектуру Альгамбры. Он представляет другую эпоху, другие вкусы, иную систему эстетических и нравственных ценностей и потому выглядит несколько чужеродно среди зданий мавританского ансамбля. Американский писатель Вашингтон Ирвинг, посетивший Гранаду, сравнивал его «с высокомерным и непрошеным гостем» .

После воцарения Бурбонов, начиная с царствования Филиппа V (1700—1746), испанские короли практически утратили интерес к Альгамбре .

В 1812 г. французская оккупационная армия, уходя, взорвала некоторые постройки Альгамбры. По приказу маршала Сульта под многие башни подложили взрывчатку. Существует легенда о том, что оккупанты собирались взорвать и дворцовый комплекс, но его спас капрал инвалидной команды Хосе Гарсия, бросившись на пороховой шнур; в честь его подвига у входа в Алькасабу установлена мемориальная доска .

В 1821 году Альгамбра пострадала от землетрясения .

Со второй трети XIX в. Альгамбра стала привлекать европейских и американских романтиков — литераторов и художников; в частности, она произвела сильное впечатление на Вашингтона Ирвинга, жившего в 1829—1832 г. в Испании, а также на Джорджа Ноэла Гордона Байрона, ФрансуаРене де Шатобриана, Виктора Гюго, Генриха Гейне, Эдварда Бульвер-Литтона, Фенимора Купера .

Альгамбра присутствует и в творчестве испанских писателей - так, например, Альгамбре посвящен исторический роман Хинеса Перес де Ита. «Повесть о Сегри и Абенсеррахах», мавританских рыцарях из Гранады (1595). Действие пьесы Ф.Гарсия Лорки «Донья Росита, девица, или язык цветов», написанно в 1935 году происходит в Гранаде, а одно из его действий непосредственно в Альгамбре .

Существует мнение о том, что А.С. Пушкин написал свою сказку «Золотой петушок» в 1834 году после ознакомления с историей Альгамбры и связанными с ней легендами .

Альгамбра нашла свое отражение и в музыке – ей посвящена музыкальная пьеса Исаака Альбениса «В Альгамбре» из цикла «Воспоминания о путешествии» (1886—1887), фортепьянная пьеса Клода Дебюсси Линдараха (1901 и прелюдия Винные ворота (1910), а также фантазия на темы Альгамбры (2000) из сборника оркестровых пьес Джулиана Андерсона .

Альгамбра также получила свое воплощение и на экранешироко известен фильм Красотка из «Альгамбры (1989) .

(Совместное производство — Испания, Куба. Режиссёр — Энрике Пинеда Барнет) В наши дни замок Альгамбра является одним из самых посещаемых музеев в Испании. В ней проводятся концерты и различные праздничные мероприятия. В 1984 году Альгамбра была занесена в список Всемирного Наследия ЮНЕСКО .

О Гранаде существует знаменитая испанская пословица – Quien no ha visto Sevilla, no ha visto la maravilla. Quien no ha visto Granada no ha visto nada. – Кто не видел Севильи, не видел чуда, кто не видел Гранады, тот ничего не видел .

Эти слова иллюстрируют значимость, которую занимает арабский компонент в культуре Испании. Арабская архитектура является важной составляющей в культурной картине мира современной Испании .

список литературы

1. Garca Cortzar, Fernando. Breve historia de Espaa./ Garca Cortzar, F.- Madrid: Anaya ELE, Alianza Editorial, 1993, 853 c .

2. Gran Diccionario Enciclopdico Ilustrado Espasa. [Edicin Enciclopdica] Madrid: Espasa-Calpe, S.A., 2002.1780 c .

3. Киселев А.В. Geografa e Historia de Espaa./ Киселев А.В. Пособие для учащихся гимназий и школ с углубленным изучением испанского языка.Санкт-Петербург, Каро, 2001. 270 с .

4. Watt Montgomery. Historia de la Espaa islmica.Madrid. /Watt Momtgomery- Alianza Editorial, 2008., 216 c .

об авторе:

стрельцова екатерина Юрьевна – кандидат филологических наук, доцент кафедры иностранных языков для географического факультета иностранных языков и регионоведения МГУ имени М.В. Ломоносова. E-mail:kstreltsova@mail.ru .

ArAbic style in spAnish Architecture As A reflection of the historicAl memory of the people

–  –  –

Lomonosov Moscow State University, Moscow, Leninskiye Gory, 199991, Main building, auditorium 1718 .

Abstract: The period of the Arab dominion (711-1492) is the most important period not only with political, but also from the cultural point of view in the history of Spain. The Arab influence is an important component of the Spanish culture. In his article the main monuments of the Arab architecture representing top of Mauritian architectural style tower of Hirald (Giralda) in Seville, a mosque

- a cathedral in Cordoba (La Mezquita-Catedral de Cordoba) and the Alhambra (Alhambra) palace in Seville are considered. Their history, modern use and reflection in the language are investigated (proverbs and sayings where they are mentioned) .

Key words: an Arab influence, a monument, a tower, a fortress, a palace, a mosque, an ornament, a Mauritian style .

References

1. Garca Cortzar, Fernando. Breve historia de Espaa./ Garca Cortzar, F.- Madrid: Anaya ELE, Alianza Editorial, 1993, 853 c .

2. Gran Diccionario Enciclopdico Ilustrado Espasa. [Edicin Enciclopdica] Madrid: Espasa-Calpe, S.A., 2002.1780 c .

3. Kiselev A.V. Geografa e Historia de Espaa./ Kiselev A.V. Posobie dlia uchashchikhsia gimnazii i shkol s uglublennym izucheniem ispanskogo iazyka. Sankt-Peterburg, Karo, 2001. 270 s .

4. Watt Montgomery. Historia de la Espaa islmica.Madrid. /Watt Momtgomery- Alianza Editorial, 2008., 216 c .

About the author:

streltsova catherine yurevna – PhD, Associate Professor of the department of Foreign Languages for the Faculty of Foreign Languages and Area Studies, Lomonosov Moscow State University .

E-mail: kstreltsova@mail.ru .

ЛингвокуЛьтурные особенности ноосферы франкоязычных кантонов Швейцарии (на примере кантона во)

–  –  –

Московский государственный институт международных отношений (университет) МИД России. 119454, Россия, Москва, пр. Вернадского,76 .

Данная статья посвящена выявлению и анализу лингвокультурных особенностей ноосферы франкоязычной Швейцарии на примере кантона Во .

Для характеристики социокультурной ситуации Швейцарии автором статьи используется понятие ноосферы, понимаемой как результат взаимодействия природы и общества, определяющим фактором которого является разумная человеческая деятельность .

Уникальность социокультурной ситуации Швейцарской конфедерации состоит в существовании культурной надстройки, системы ценностей, которая позволяетлингвокультурным общностям, составляющим население Швейцарии, чувствовать себя единой нацией, несмотря на значительные языковые и культурные различия .

С точки зрения социолингвистики, кантон Во является наиболее типичным для изучения швейцарского варианта французского языка .

Анализ литературы по данной тематике и собственные наблюдения автора позволяют подтвердить положение о том, что языковой нормой французского языка Швейцарии является литературный язык Франции, а гельветинизмы, безусловно присутствующие в швейцарском варианте, могут рассматриваться как разновидность нормы. При этом гельветинизмы как лингвокультурное явление, также как и отношение швейцарцев к своему родному языку представляют определенный научный интерес .

Характерной особенностью ноосферы франкоязычной Швейцарии являются не столько историко-архитектурные памятники (самым известным из которых нам представляется замок Шильон), сколько культурно-исторические ландшафты, такие как виноградники Лаво, входящие в список объектов Всемирного наследия Юнеско .

Автором предпринимается попытка найти лингвокультурные реалии, типичные именно для этого региона .

Ключевые слова: франкофония, ноосфера, лингвокультурные особенности, швейцарский вариант французского языка, Швейцария, кантон Во, замок Шильон, террасовые виноградники Лаво .

Под ноосферой понимается сфера взаимодействия природы и общества, в пределах которой разумная человеческая деятельность становится главным определяющим фактором развития .

Понятие ноосферы как облекающей земной шар идеальной, «мыслящей» оболочки, формирование которой связано с возникновением и развитием человеческого сознания, ввели в начале XX века Пьер Тейяр де Шарден и Эдуард Леруа, французские философы, представители католического модернизма. Владимир Иванович Вернадский внёс в этот термин материалистическое содержание: ноосфера — новая, высшая стадия биосферы, связанная с возникновением и развитием в ней человечества, которое, познавая законы природы и совершенствуя технику, начинает оказывать определяющее влияние на ход процессов в охваченной его воздействием сфере Земли, глубоко изменяя её своей деятельностью. Становление и развитие человечества как новой преобразующей природу силы выразилось в возникновении новых форм обмена веществом и энергией между обществом и природой .

На наш взгляд, Швейцария является редким примером позитивного воздействия человеческого разума и развития техники на природу, результатом которого в начале ХХI века в центре Европы есть государство, где на лоне уникальных культурно-исторических ландшафтов гармонично сосуществуют многочисленные лингвокультурные общности, самыми крупными из которых являются немецкоговорящие и франкоговорящие швейцарцы (Suisse Allemande (Almanique), Suisse Romande. Уникальность социолингвистической ситуации Швейцарии состоит в том, что несмотря на языковую и культурную близость к культурам метрополий (Германии, Франции и Италии), в Швейцарской Конфедерации сформировалась собственная культурная надстройка, отражающая особенности исторического развития, политического, административного и социального устройства этого уникального государства. Сформировались собственные швейцарские ценности, благодаря которым люди, разговаривающие на разных языках, чувствуют себя единой нацией .

Одной из таких ценностей является бережное отношение к природе и охрана культурных ценностей. В стране, население которой на 2015 год составляет чуть более 8 млн. человек, находится 11 объектов Всемирного наследия Юнеско (для сравнения: в России (143,5 млн. человек) - 26 объектов, во Франции - 39, в Италии - 50). По критериям Юнеско эти объекты должны отражать важность взаимосвязи человеческих ценностей, существующих в течение определенного периода времени или в пределах определенной культурной области, и развития архитектуры или технологии, монументального искусства, градостроительства или ландшафтного планирования .

Швейцарская Конфедерация состоит из 26 кантонов .

Каждый кантон имеет право самостоятельно решать, какой язык или языки являются официальными на его территории .

Системные различия идут не только по лингвокультурологическому принципу (Suisse Allemande, Suisse Romande), но и на уровне особенностей кантонов, входящих в одну лингвокультурную общность.

Франкоязычными являются кантоны:

Женева, Юра, Невшатель, Во, Фрибург и Вале (последние два являются двуязычными, часть их населения говорит на немецком). Также франкоговорящее население проживает на севере кантона Берн. С юридической точки зрения двуязычными (официальные языки: немецкий и французский) являются кантоны Вале, Фрибург и Берн. Таким образом, франкоязычным является 22,8% населения Швейцарии .

Кантоны Женева, Во и Новшательдо1536 являлись одной территорией и относились к зоне распространенияфранкопровансальского языка, а кантон Юра – к области лангдойля (langue d’ oil). Литературный французский язык был введен в кантоне Женева в 1668 году, отчасти этим фактом объясняется наибольшая приближенность женевского варианта французского языка к норме(lefranaisstandard, le franais des Franciliens –жителей Иль де Франс).Кантон Во стал использовать французский язык в административной и образовательной сфере только в 1806, кантон Вале с 1824, а кантон Фрибург – в 1886. С этого момента началась официальная борьба с местными наречиями, в первую очередь в школах .

Поэтому литературный французский язык отчасти воспринимался как явление, навязанное сверху, как «взятая поносить одежда, не совсем подходящая по размеру.[3,c.2] Мы остановили свой выбор на кантоне Во, поскольку он является, с точки зрения многих исследователей (Ладыгина 2014, Богданова 2008), наиболее типичным для изучения лингвокультурных особенностей франкоязычных швейцарцев. Однако, в отличие от Женевы и Цюриха, он не так известен российской аудитории .

Кантон Во расположен на западе Швейцарии и по своей территории занимает 4 место среди кантонов.Он простирается от берегов озера Леман (Женевское) до Невшательского и Муртенского озёр. На западе он граничит с Францией (с департаментами Эн, Юра и Ду), так же как и на юге (департамент Верхняя Савойя) .

Название восходит к латинскому Pagus Valdensis, от Valdidum, просторечной формы Valdidum, означающего «сильный», «прочный», «могущественный», французское Pays Vaudois. Также существует трактовка, основанная на франкопровансальском Vd, или немецком Waldou Waadt, что означает лес, Лесная Страна — такое наименование этих территорий восходит к VII веку .

Согласно туристическим справочникам, в кантоне Во можно увидеть всё, чем славится Швейцария – горы (Юра и Альпы), леса, реки, долины и живописный берег Лемана (Женевского озера), вдоль которого протянулась цепочка фешенебельных курортов, известная как Швейцарская Ривьера. На этой небольшой территории можно увидеть огромную лингвокультурную разницу между жителями административного центра кантона – Лозанны и курортных городов (Веве и Монтрё) и жителями небольших горных и прибрежных селений, занимающихся сельским хозяйством .

Ментальность и, как следствие, язык этих демографических групп имеют существенные отличия. Многочисленные исследования направлены на изучение несоответствий в suisse romand (швейцарский французский) и franais de rfrence (стандартный французский), однако общепринятым положением является тот факт, что языковой нормой французского языка Швейцарии является литературный язык Франции, а гельветинизмы, безусловно присутствующие в швейцарском варианте, могут рассматриваться как разновидность нормы .

Французский язык жителей швейцарской Ривьеры (городов Лозанны, Вёве, Монрё) мало чем отличается от стандарта, хотя автор этих строк явилась свидетелем сцены, когда на набережной Монтрё один пожилой господин, приветствуя при встрече своего приятеля, произнёс: Adieu, monvieux (Привет, старина)! Подобная речевая ситуация невозможна в Иль де Франс и на подавляющем большинстве территории Франции, однако такое употребление приветствия adieu (прощай!) в значении bonjour (здравствуй!) существует на юге Франции и в зоне франкопровансальского языка [6,c.187] .

Жителей же глубинки кантона Во, по мнению многих иссследователей (P. Singy, Ладыгина) отличает комплекс языковой неуверенности (inscurit linguistique). «Этот комплекс в частности проявляется в том, что язык французов, прежде всего парижан, представляется им более престижным и правильным, чем их собственный французский язык» [5, с. 35] .

Главная разница между швейцарским вариантом и стандартным французским имеет фонетическую природу и касается, в особенности, темпа речи и интонации, а также особенностей произношения, в частности несоблюдение оппозиции закрытого и открытого э в пользу открытого звука, носовых а и э в пользу носового э, обозначение женского рода на конце слов (напр., journe (e:j).[2, с. 48] Особенности произношения кантона Во является темой многих юмористических выступлений в пределах самой Suisse Romande .

Лексические особенности французского языка в Швейцарии обусловлены 3 основными причинами:

- сохранение функциональных архаизмов (напр., употребление числительного huitante, adieu (прощай) вместо bonjour (здравствуй), djeuner (в значении завтрак), dner (в значении обед);

- заимствования из соседних контактных языков (poutzer (убирать, от немецкого poutzen), а также местных говоров и диалектов (chenit(m) - dsordre, ordure; bobet stupide, simplet восходят к диалекту patois, panosse (f) – половая тряпка, регионализм кантона Фрибург (1411), широко распространены в Швейцарии, употребляются также в близлежащих регионах Франции);

- развитие собственных языковых новообразований для обозначения собственных политических, административных, социальных и культурных реалий (напр., natel (tlphone portable) сокращение от швейцарской телефонной компании National Telefon) .

Еще десятилетие назад считалось, что высокообразованные франкофоны (особенно молодое поколение и женщины) Швейцарии наиболее чувствительны к локальным диалектам, следят за своим французским и всячески стараются нивелировать oсобенности своей речи при общении с французами.[4,c.5] Сейчас ситуация не так однозначна. Замечено, что в определенных ситуациях публичные политики, наоборот, утрируют региональный акцент для демонстрации своей близости к избирателям. В любом случае, франкоязычная Швейцария настолько близка к Франции и настолько малочисленна, что говорить о собственной норме невозможно .

Соседство с Францией во многом определяет историю территорий, на которых сейчас находится кантон Во. В 1265 году они были захвачены Герцогством Савойя. В ходе Бургундских войн войска кантона Берн захватили значительную часть современной территории Во и к 1536 году аннексировали её. Именно в эту эпоху жил Франсуа Бонивар, настоятель одного из Женевских аббатств, который по приказу Карла III Савойского был заключен в Шильонский замок в 1530-1536 гг .

26 мая 1536 года после двухнедельной осады замок был взят бернцами, а Бонивар был освобожден. Впоследствии Шильонский замок перешел к кантонуВо, и с начала XIX века и по настоящее время в здесь располагается музей .

26 июня 1816 года в Шильонский замок посещает Джорж Байрон, он видит камеру ниже уровня озера, в которой Бонивар провел 4 года. Впечатления от увиденного настолько сильны, что за два дня (27-29 июня 1816 года в Уши (Лозанна)) поэт пишет поэму «Шильонский узник», которая делает Шильонский замок самой известной достопримечательностью Швейцарии .

Средневековая бастилия c высоты птичьего полета напоминает военный корабль, пришвартованный у берега Женевского озера рядом с городом Монтре .

В переводе с кельтского chillond означает «каменная платформа» - Шильонский замок расположен на едва возвышающейся над поверхностью Женевского озера скале в 10 метрах от берега, с которым его соединяет мост. Скалистый остров между озером и круто возвышающимися горами был заселен еще в доисторические времена .

На протяжении сотен лет проход судов по Женевскому озеру и стратегически важная дорога между озером и горами контролировались с этого острова. Это было просто идеальное место для форпоста, охранявшего «европейский шелковый путь» в Альпах – дорогу, соединяющую север и юг Европы, названный после «la route d’Italie» (итальянская дорога), которая не утратила своего значения до сих пор – прямо над замком парит на 50-ти метровых пилонах одна из главных «артерий» Европы, железобетонная эстакада дороги Е27, соединяющая Швейцарию и Италию .

Шильонский замок для швейцарцев – это память о той эпохе, когда этот народ был стражем горных дорог и перевалов в Европе, осуществляя контроль за перемещением товаров в Европе .

Шильонский замок является символом несгибаемой твердости швейцарцев в борьбе за свою независимость от Савойи, приверженности к родному (французскому) языку в борьбе против немецкоязычной администрации Берна, это память о Лозаннской республике, образованной под влиянием Великой Французской Революции .

Шильон является самым известным швейцарским памятником за рубежом. Однако для всего остального мира он связан не столько с историей этой страны, сколько с романтическим образом шильонского узника, созданного великим Байроном и его многочисленными переводчиками. Страшные муки заточения, отчаяние, первые признаки безумия, описанные Байроном, резко диссонируют с идиллическим пейзажем, окружающим замок .

Именно здесь начинаются террасовые виноградники Лаво, которые 28 июня 2007 годабыли внесены во Всемирное наследие ЮНЕСКО .

800 гектаров виноградников Лаво (Lavaux, vignoble en terrasses), второго по величине винодельческого региона Швейцарии, растянулись на 40 км между замками Шильон и Уши (Лозанна) .

Террасовые виноградники Лаво – это уникальный пример культурно-исторического ландшафта, результат тысячелетней рукотворной деятельности человека по использованию крутых склонов предгорья Альп, спускающихся к Леману, для виноделия .

История виноградников, которые можно увидеть сейчас, восходит к Средневековью, когда в XI веке монахибенедиктинцы прибрежных монастырей начали выращивать виноградную лозу на узких полозках земли (террасах (terrasse)), которые поддерживаются каменными стенами и спускались ступеньками к берегу Женевского озера. На протяжении тысячелетия швейцарские виноделы сохраняли древнюю конфигурацию виноградников, используя традиционные способы строительства и с большой осторожностью привнося в них новые технологии .

На сегодняшний день Лаво объединяет 14 сельских поселений (villages), производящих прекрасные вина, самыми известными из которых являются марки Calamin (grandcru) и Desaley (grandcru) (АОС), а также обширную туристическую инфраструктуру, которая позволяет воочию убедиться в результате уникального взаимодействия человека с окружающей его природой .

Несмотря на запредельные цены на недвижимость между Лозанной и Монтрё, Лаво сохранил свой исторический облик и устоял перед натиском урбанизации .

Район виноградников разделен автотрассой и двумя ветками железной дороги. Необходимо отметить, что железнодорожное сообщение является одной из характерных особенностей Швейцарии, только в этой стране можно на поезде подняться на высоту 4000 метров. Многочисленные маршруты Train des vignes (поезд по виноградникам) позволяют непосредственно приблизиться к виноградникам, посмотреть на труд виноделов, а на специальных train crmaillre (зубчатая цепь) можно подняться на высоту до 2 тысяч метров и полюбоваться открывающимся оттуда видом на Лаво и Леман. Затем остановиться в одной их пинт (pinte), маленьком ресторанчике, типичном для Лаво и попробовать местного белого вина .

Своим тонким изысканным вкусом вина Лаво обязаны особенностям и разнообразию почв виноградников, а также микроклимату - «трем солнцам» (trois soleils), которые освещают и согревают лозу. Первое солнце светит с неба, второе солнце – это его лучи, отраженные от глади озера, а третье – это тепло, сохраненное каменными стенами в течение дня и отдаваемое лозе ночью .

Лаво представляет собой миру удивительной красоты и гармонии пейзажи, где плоды уважительного к традициям труда поколений только улучшили изумительные виды Лемана и предгорья Альп .

Небольшой ассоциативный эксперимент, проведенный при подготовке этого доклада, показал, что Швейцария воспринимается в России как страна шоколада, сыра, банков и часов, а также лыжного отдыха в горах (по частотности ответов на стимул Швейцария). А ведь это страна, которая многому могла бы научить: уважению к себе, друг к другу, к своим соотечественникам, говорящим на других языках и имеющим другие культурные традиции, к соседям, которые говорят на том же языке, работают рядом, но с которыми не всегда легко понять друг друга, уважению к собственной истории, пусть и не столь богатой яркими событиями, к традициям, а главное – к окружающей среде, которая ощущается этим народом как дом, в котором они живут. Поэтому суровая природа Швейцарии (высокие горы, узкие перевалы, глубокие озера и бурные реки), не воспринимается как враждебная человеку, а наоборот, она защищает его, создает ощущение уюта и спокойствия. Разумное политическое устройство, также основанное на взаимоуважении, равноправии и административной независимости кантонов, стабильность законов, высокий уровень жизни, благоприятный деловой климат – всё это делает Швейцарию удивительно привлекательной страной, где человек гармонично существует в созданной им ноосфере .

список литературы

1. Дмитриева Е.Г. Лексико-семантические и стилистические особенности французского языка в Швейцарии. Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук .

Москва: Московский университетДружбы Народов, 2008. – 227 с .

2. Ладыгина Е.В. Французский язык в Швейцарии. Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук .

Москва: Московский государственный университет, 2014. – 205 с .

3. Burri J. Identit : parlez-vous romand ? Available at: http:// www.hebdo.ch/hebdo/cadrages/detail/expressions-romandessondagemise en ligne le 23.04.2015

4. Singy P. Accent vaudois: le complexe des riches? // Le franais dans le domaine francoprovenal. Une realite plurinationale. Berne, 2002 .

5. Singy P. L’inscurit linguistique en Suisse romande, quelle pertinence accorder au critre sexuel ? // Singy P. Les femmes et la langue: L’insecurit linguistique en question. Lausanne-Paris, 1998 .

6. Walter H. Le Franais d’ici, de l, de l-bas. LGF, Paris, 2009 .

об авторе:

метельская Людмила николаевна – кандидат филологических наук, доцент кафедры французского языка МГИМО МИД России .

Научная специализация – этнопсихолингвистика, межкультурная коммуникация. Е-mail: ludmilamet@mail.ru .

Linguo-CuLturaL PeCuLiarities of noosPhere of frenCh sPeaking Cantons in switzerLand (Case study: Vaud Canton)

–  –  –

Moscow State Institute of International Relations (University),76, Prospect Vernadskogo, Moscow, 119454, Russia .

Abstract: This article exposes and analyses linguo-cultural peculiarities of the noosphere of the French speaking Switzerland using the Vaud Canton as an example .

To characterize the sociocultural situation in Switzerland, the author uses the concept of ‘noosphere’, which means the result of interaction between the nature and society where the determining factor is the human intelligent activity .

The unique sociocultural status of the Swiss Confederation implies a cultural superstructure and the system of values that allow different linguo-cultural communities within Switzerland’s population to feel as unified nation irrespective of their significant language and cultural distinctions .

From the sociolinguistic point of view, the Vaud Canton can serve as a typical benchmark for studying the Swiss version of the French language .

Analysis of the existing research materials on this topic combined with personal experience enabled the author to prove the thesis that the French language norm in Switzerland is the literary language of France, whereas the Helvetican features, obviously traced in the Swiss version of the language, are just variations of the norm. Wherein the helvetinisms as linguo-cultural phenomen on and the Swiss people’s attitude to their native language present another scientific research challenge .

The French speaking noosphere of Switzerland is typically characterized not as much by historical and architectural monuments (the most renowned of which is the Chillon Castle), but rather by its cultural and historical landscapes, such as the Lavaux terraced vineyards included into the UNESCO’s World heritage List .

The author makes an attempt here to expose thelinguo-cultural realitie stypical just for that particular area .

Key words: Francophony, noosphere, linguo-cultural peculiarities, Swiss version of the French language, Switzerland, theVaud Canton, the Chillon Castle, the Lavaux terraced vineyards .

References

1. Dmitrieva E.G. Lexico-grammaticheskie osobennosti franthuzskogo yazika v Tchveitsarii. Cand. Diss. [Lexico-grammatic and stylistic particularities of French Language in Switzerland, Cand. Diss.] M., 2008 .

2. Ladyguina E.V. Franthuzskiy yazik v Tchveitsarii. Cand. Diss .

[French Language in Switzerland, Cand. Diss.] M., 2014 .

3. Burri J. Identit : parlez-vous romand ? Available at: http://www .

hebdo.ch/hebdo/cadrages/detail/expressions-romandes-sondage

4. Singy P. Accent vaudois: le complexe des riches? // Le franais dans le domaine francoprovenal. Une realite plurinationale. Berne, 2002 .

5. Singy P. L’inscurit linguistique en Suisse romande, quelle pertinence accorder au critre sexuel ? // Singy P. Les femmes et la langue: L’insecurit linguistique en question. Lausanne-Paris, 1998 .

6. Walter H. Le Franais d’ici, de l, de l-bas. LGF, Paris, 2009 .

about the author:

Ludmila nikolaevna Metelskaya – PHD in philology assistant professor of French language Department MGIMO (U) Moscow State

Institute of International Relations (University). Research interests:

ethnopsycolinguistics, intercultural communication .

Е-mail: ludmilamet@mail.ru .

***

КАНАДСКИЕ ПАМЯТНИКИ ЮНЕСКО

ЧЕРЕЗ ЛИНГВОСТРАНОВЕДЧЕСКИЕ

РЕАЛИИ

–  –  –

МГУ имени М.В. Ломоносова, Факультет журналистики, 125009, Россия, Москва, ул. Моховая, 9 В мае 2015 года отмечалось 70-летие ЮНЕСКО, однако объекты Всемирного наследия этой организации появились в Канаде гораздо позже, чем в других странах, – лишь в 1978 году. Тем не менее, некоторые из них по древности и своему значению для мировой цивилизации не уступают многим давно признанным памятникам культуры. Например, поселение викингов на мысе Л‘Анс-о-Медоус XI века н.э. (оно и стало первым объектом ЮНЕСКО в стране). Хотя до сих пор, с лёгкой руки первого премьер-министра страны Дж.А. Макдональда, бытует мнение, что «у Канады мало истории, зато слишком много географии», последний по времени канадский объект, включённый в список культурного наследия ЮНЕСКО – «Ландшафт Гран-Пре» (2012), тоже посвящён истории Канады – трагедии акадийцев, жестоко изгнанных со своей земли английскими властями (1755). Мы остановимся на этих канадских достопримечательностях по двум причинам: им посвящены известнейшие произведения мировой литературы – древние исландские саги и поэма Генри Лонгфелло «Эванжелина»;

кроме того, они являются ключом к ряду лингвострановедческих реалий, прочно вошедших в культуру Канады, но непонятных иностранцу (например, «Земля Винланд» или «Куры с Востока») .

Обо всём этом рассказывается в спецкурсе «”Канадские страницы” мировой литературы», который читает автор статьи на факультете журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова .

Ключевые слова: объекты Всемирного наследия ЮНЕСКО в Канаде; Л‘Анс-о-Медоус; Ландшафт Гран-Пре; плавания викингов к берегам Северной Америки; депортация акадийцев в ХVIII веке; исландские саги; поэма Г. Лонгфелло «Эванжелина»; лингвострановедческие реалии; спецкурс «”Канадские страницы” мировой литературы» .

В мае 2015 года в мире широко отмечалось 70-летие ЮНЕСКО. Однако создаётся впечатление, что высказывание первого премьер-министра Доминиона Канада Джона Александера Макдональда (1815–1891): «У Канады мало истории, зато слишком много географии» всё ещё тяготеет над страной – первый объект Всемирного наследия ЮНЕСКО на территории Канады был внесён в список только в 1978 году .

Сегодня в Канаде насчитывается около 2% от общего числа памятников ЮНЕСКО, а ряд объектов ждёт своей очереди на рассмотрение, как, например, Клондайк, памятный по эпохе «золотой лихорадки» и рассказам Джека Лондона [6] .

Но Клондайк с его особым миром золотоискателей, с его реалиями, не единственная канадская достопримечательность, которая нашла отражение в литературе. В спецкурсе «”Канадские страницы” мировой литературы», который читает автор этих строк на факультете журналистики Московского университета, представлено много известных имён и произведений, а мы расскажем о двух, имеющих «свои» памятники ЮНЕСКО, – исландских сагах и поэме Генри Лонгфелло «Эванжелина», связанных с рядом лингвострановедческих реалий, давно вошедших в язык и культуру Канады, но не всегда понятных иностранцу .

Тем самым первым, 1978 года, объектом наследия ЮНЕСКО в Канаде стал Национальный исторический памятник XI века Л‘Анс-о-Медоус (провинция Ньюфаундленд и Лабрадор) [6]. Одно из первых занятий курса называется «Загадочная земля Винланд» и объединяет сведения по истории, литературе и топонимике Канады, ведь древнейшие литературные памятники – исландские саги «Сказание о гренландцах» и «Сага об Эйрике Рыжем, или Красном» стали и первыми письменными источниками по ранней истории Канады [3]. Они рассказали о плаваниях викингов и основании ими трёх поселений на рубеже X–XI веков на берегах нынешней территории Нунавут на Баффиновой земле (в сагах это «Хеллюланд» – «Страна плоских камней»), на побережье Лабрадора («Маркланд» – «Лесная страна») и на острове Ньюфаундленд: «Винланд» – «Виноградная страна». Все эти названия часто встречаются в исторической и художественной литературе, а также в периодике [См., например, 7, c. 154–167] .

Реальное подтверждение событий, описанных в исландских сагах, посчастливилось найти норвежскому археологу Хельге Ингстаду лишь в 1960-х годах – на севере Ньюфаундленда, на мысе Л‘Анс-о-Медоус: остатки поселения викингов 1000 года н.э. [9, c. 8–9]. Кажется, в самой Канаде открытие Ингстада произвело меньше впечатления, чем в соседних США, – там стали ежегодно отмечать 9 октября День Лейфа Эйрикссона Счастливого (сына Эйрика Рыжего), хотя точных сведений о том, что он побывал и на земле будущих США, не имеется [11] .

Исландия и Канада оказались связанными культурным наследием и лингвострановедческими реалиями гораздо больше, чем можно было бы предположить: начавшаяся в XVIII веке иммиграция исландцев в Новый Свет, привела к тому, что ещё в XIX веке на карте Канады появилась Новая Исландия (в провинции Манитоба), и сегодня Канада – самый большой регион проживания исландцев после их родины. В районе озера Виннипег есть много поселений с исландскими названиями, а в первом из них, Гимли (по-исландски – «Рай») открыт Музей Новой Исландии [10] .

Ныне в Университете Манитобы имеется отделение исландского языка и литературы, в стране действует Исландский Канадский клуб, объединяющий исландцев всех провинций, издаются периодика и научные журналы на исландском языке – благодаря «канадской мозаике», внутренней политике страны по отношению к переселенцам: в отличие от «плавильного котла» США, она не настаивает на превращении в «канадца», позволяет сохранять язык, культуру и традиции .

Следующий памятник наследия ЮНЕСКО в Канаде, о котором мы расскажем, был включён в список совсем недавно – в 2012 году. Это историко-культурная достопримечательность XVIII века, Ландшафт Гран-Пре (провинция Новая Шотландия) [6]. О нём речь идёт на занятии «Судьба Акадии на весах канадской истории и на страницах поэмы Генри Лонгфелло ”Эванжелина”». Но что такое Акадия? Для неё в Канаде есть особое определение – «страна из кусочков», “un pays en morceaux” [2, c. 71]. Это изолированные друг от друга регионы на побережье Атлантики в провинциях Новая Шотландия, Нью-Брансуик, остров Принца Эдуарда, Ньюфаундленд. Центром Акадии считается Новая Шотландия, именно там в 1605 году было основано первое французское поселение в Новом Свете – Пор-Ройаль. Отсутствие постоянного языкового контакта между квебекским и акадийским вариантами французского языка в Канаде дало ощутимые различия в лексике, произношении и реалиях. Например, популярное в Квебеке блюдо “poutine” – это жареный картофель с сыром и соусом. А вот в Акадии “poutine (ou poutine rpe)” – картофельные пельмени, известные ещё со времён первых поселенцев. И если вы встретите в акадийских газетах выражение “la poutinomanie”, как, впрочем, и в квебекских, то речь, конечно, идёт о привязанности к традиционному блюду [4, c. 385]. Акадийцы испокон века живут в окружении англофонов, вынуждены вступать с ними в контакты. Англизация акадийского французского идёт быстрее, чем в Квебеке1. Например, франкоязычные рыбаки-акадийцы Ньюфаундленда зимой становятся лесорубами, говорят по-английски, и Лежёны превращаются в Янгов, Лебланы – в Уайтов, и как определить, акадиец перед вами или нет? Проще всего это сделать, если вы услышите презрительное прозвище англосаксов – “les poules de l’Est” (куры с Востока). [2, c. 94–95] .

Связано оно с беспримерно жестокой страницей в истории Акадии – депортацией тысяч акадийцев английскими колониальными властями в 1755 году, трагедия, которая так тронула американца Лонгфелло и которой он посвятил поэму «Эванжелина» [5; 12]. Когда Акадия перешла к англичанам, О положении французского языка в Квебеке с позиций лингвокультурологии см. подробнее: Веденина Л.Г. Французский язык – духовная ценность Квебека и квебекцев [1] .

то новые колониальные власти решили предъявить от имени Британской короны акадийцам обвинение – в преданности французам, своему языку и своей религии. Затем вывезти и разбросать её жителей по всей громадной территории Английской Америки, а их возделанные поля, дома, скот и всё прочее имущество оставить новым переселенцам из Англии .

Изгнание акадийцев передано Лонгфелло через трагедию разлучённых влюблённых – Эванжелины и Габриэля. История была реальной, она передавалась из поколения в поколение. Сохранились и подлинные имена её героев – Эванжелина, дочь Бенедикта Бельфонтена, была помолвлена с Габриэлем Лажёнессом, не случайно подзаголовок поэмы – «Акадийская быль». Пройдя всю Америку, героиня обретает своего возлюбленного через много лет, на смертном одре в Пенсильвании, – чтобы умереть вместе с ним. Лонгфелло написал поэму почти 100 лет спустя после изгнания акадийцев из родных мест, в 1847 году, тщательно изучив воспоминания современников трагедии. И только через пять лет после издания поэмы, в 1852 году в лавке эдинбургского старьёвщика был случайно обнаружен подлинный приказ короля Британии, когда-то украденный из колониальной канцелярии: захватить акадийцев во время воскресной молитвы в церкви, объявить пленниками Короны, спешно погрузить на корабли [8, c. 39–41; 14, р. 61–62]. И именно так, практически дословно по приказу, уже было описано в поэме Лонгфелло! Поначалу люди не волновались, когда их разлучали с близкими, – им говорили, что всех везут во французскую часть Канады .

Из деревни Гран-Пре, где начинается действие «Эванжелины», вывезли 1600 человек [13, p. 511]2, и печальные строки поэмы: “Naught but tradition remains of the beautiful village of Достаточно сложно оказалось найти русский перевод «Эванжелины» .

До 1917 года трижды издавалось лишь её прозаическое изложение («Евангелина», пересказ О. Петерсон. – В кн.: Г.В. Лонгфелло и его произведения (Певец молодой Америки)/Сост. О. Петерсон. – СПб., 1911; с .

7–22; Логнфелло. Разлучённые, или Евангелина. Повесть о печальной невесте, искавшей своего жениха. С английского Е.Б. – М.: 1900; 2-е изд. – 1912). В советское время «Эванжелина» не была включена в большой том «Избранного» Г. Лонгфелло. – М.: 1958, хотя автор вступ. статьи Б.Б. Томашевский отметил, что «…этой поэмой Лонгфелло окончательно утвердил гекзаметр в англоязычной поэзии» и «поэма пользовалась широкой популярностью в Америке и Англии» (Указ. соч., с. ХХI). Не Grand-Pr” / «Ныне от славной деревни Гран-Пре лишь преданье осталось…» [12, p. 87; 5, c. 119]3 сегодня подкреплены ЮНЕСКО – церковь, памятник Эванжелине и крест в память о депортации возведены в ХХ веке, они не позволили дать этому месту иное название, как «Ландшафт Гран-Пре», или “Le Paysage de Grand-Pr” [6] .

J’entends toujours la voix triste et plaintive De nos aeux, les martyres de Grand-Pr... – поётся в акадийской народной песне-плаче [14, p. 176] .

А образ Эванжелины стал символом Акадии и ещё одной лингвострановедческой реалией: с ним связана верность в любви и преданность родине. Изображение памятника Эванжелине в Новой Шотландии можно встретить повсюду: на открытках, магнитиках, в виде фигурок… Вспомним и тот факт, что долгое время в Акадии издавалась газета «Эванжелина» [14, p. 178]4 .

Курс «”Канадские страницы” мировой литературы» предусматривает домашнюю работу студентов с оригиналами произведений писателей на английском и французском языках (официальных языках Канады), ведь о Канаде писали Рабле, Вольтер, Купер, Шатобриан, Киплинг, Дж. Лондон, есть индейские и инуитские (эскимосские) легенды, изложенные по-английски и по-французски, книги о Канаде современных писателей. А рассказ о канадских памятниках Всемирного наследия ЮНЕСКО, объединённый с лингвострановедческими реалиями, и обращение к литературным произведениям на языке оригинала помогают студентам не только усвоить учебный материал, но и прикоснуться к подлинной культуре изучаемой страны, Канады .

включили «Эванжелину» и в том американской поэзии составители серии «Библиотека всемирной литературы» (Г. Лонгфелло, У. Уитмен, Э .

Дикинсон). Перевод Г. Кружкова представлен в небольшой книжечке карманного формата: Песнь о Гайавате. Поэмы. Стихотворения.

– М.:

Художественная литература, 1987. (Прим. автора статьи – Е.О.) По другим данным, около 2000 человек. – См.: Лонгфелло. Разлучённые, или Евангелина. – М.: 1900. – С. 3 (предисловие, без указания его автора) .

Газета одно время носила название «Голос Эванжелины»; она была закрыта в начале 1980-х годов из-за финансовых трудностей (Е.О.) .

Список литературы

1. Веденина Л.Г. Французский язык – духовная ценность Квебека и квебекцев. В сб.: Материалы XXXVI и XXXVII международных конференций Российского общества по изучению культуры Северной Америки. Отв. ред. Л.Г. Михайлова. – М.:

Факультет журналистики МГУ, 2014. – С. 182–188 .

2. Голубева-Монаткина Н.И. Французский язык в Канаде и США .

Социолингвистические очерки. – М.: КомКнига, 2005 .

3. Исландская сагa об Эйрике Красном в переводе С.Н. Сыромятникова. – Санкт-Петербург, 1890, а также более поздние переводы Б.И. Ярхо и М.И. Стеблин-Каменского .

4. Клоков В.Т. Словарь французского языка в Канаде. Квебек и Акадия. – Саратов: Издательство Саратовского университета, 2004 .

5. Лонгфелло Генри. Эванжелина. Перевод с англ. яз. Г. Кружкова. В кн.: Песнь о Гайавате. Поэмы. Стихотворения. – М.:

Художественная литература, 1987. – С. 119–155 .

6. Объекты Всемирного наследия ЮНЕСКО в Канаде: http:// whc.unesco.org/en/statespartie/ca (дата обращения: 15 сентября 2015) .

7. Прингл Хизер. Викинги в Америке. National GeographicРоссия. 2012. No 11. С. 154–167 .

8. Реферовская Е.А. Французский язык в Канаде. Изд. 3-е. – М.:

Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2012 .

9. Тишков В.А., Кошелев Л.В. История Канады. – М.: Мысль, 1982 .

10. Arnason Brock. Nya Island I Kanada: The Icelandic Settlement of the

Interlake Area of Manitoba. Manitoba History. No 27. Spring 1994:

http://www.mhs.mb.ca/docs/mb_history/27/icelandicsettlement .

shtml (дата обращения: 15 сентября 2015) .

11. Jacobs Frank. New Iceland – A Forgotten Nordic Colony in Canada:

http://bigthink.com/strange-maps/136-new-iceland-a-forgottennordic-colony-in-canada (дата обращения: 15 сентября 2015) .

12. Longfellow H.W. Evangeline: A Tale of Acadie. In: The Complete Poetical Works. – Boston and New York, 1902. – Р. 86–122 .

13. Lauvrire Emile. La tragdie d’un peuple. Paris, 1923 .

14. Lauvrire Emile. Brve histoire tragique du peuple acadien. Son martyre et sa rssurrection. Paris, 1947 .

Об авторе:

Овчаренко Елена Феликсовна – кандидат филологических наук, руководитель Информационного Центра «Канадская библиотека»

факультета журналистики; ответственный редактор лингвострановедческого альманаха «Северные грани», МГУ имени М.В. Ломоносова. Научная специализация: лингвокультурные исследования, медиаисследования (Франция, Французская Канада) .

E-mail: felicella@inbox.ru .

–  –  –

Journalism Department, Lomonosov Moscow State University, Mokhovaya str., 9, Moscow, 125009 Abstract: The article considers L’Anse aux Meadows National Historic Site and Landscape of Grand Pr (Canadian UNESCO World Heritage) in connexion with Literary, Linguistic and Area Realities. Comparisons traditionally are one of leading means of teaching. In our days there are many interdisciplinary special courses dedicated to this problem, and we propose «”Canadian Pages” of World Literature» for students of MSU Journalism Department. The analysis of Icelandic Sagas and “Evangeline” by H .

Longfellow gives us the images of North America historical destiny .

Key words: Canadian UNESCO World Heritage; L’Anse aux Meadows National Historic Site; Landscape of Grand Pr; Viking’s Voyages for North America; Deportation of Acadians in ХVIII century; Icelandic Sagas; “Evangeline” by H. Longfellow; Linguistic and Area Realities; «”Canadian Pages” of World Literature» (special course) .

References

1. Vedenina L.G. Frantsuzsky jazyk – doukhovnaya tsennost’ Kvebeka i kvebektsev [French Language as spiritual Value of Quebec and Quebec population]. In: Materialy XXXVI i XXXVII Mezhdounarodnoi konferentsii Rossiyskogo obshchestva izouchenia amerikanskoi kul’tury [Proc. of XXXVI and XXXVII International Russian Society of American Culture Studies Conferences]. М., Fakul’tet journalistiky MGU, 2014, pp. 182–188 .

2. Goloubeva-Monatkina N.I. Frantsuzsky jazyk v Canade i SShA .

Sotsiolingvisticheskie ocherky [French Language in Canada and USA .

Sociolinguistic Essays]. M., KomKniga, 2005 .

3. Islandskaya saga ob Erike Krasnom v perevode S.N. Syromiatnikova [Icelandic Saga about Eric the Red. Translation by S.N. Syromiatnikov] .

Saint-Petersburg, 1890, and other late translations by Boris Jarkho, Mikhail Steblin-Kamensky .

4. Klokov V.T. Slovar’ frantsuzskogo jazyka v Kanade. Kvebek i Akadia [Le Dictionnaire du Franais au Canada. Qubec et Acadie]. – Saratov, Izdatel’stvo Saratovskogo universiteta, 2004 .

5. Longfellow H.W. Evangelina. Perevod G. Krouzhkova. V knige: Pesn’ o Gayavate. Poemy. Stikhotvorenia. M., Khoudojestvennaya literatura, 1987 .

6. Canadian UNESCO World Heritage http://whc.unesco.org/en/ statespartie/ca (accessed 15.09.2015) .

7. Pringl H. Vikingi v Amerike [Vikings in America]. National GeographicRossiya. 2012. No 11. P. 154–167 .

8. Referovskaya E.A. Frantsuzsky yazyk v Kanade [French Language in Canada]. Izd. 3-e. – M., LIBROCOM, 2012 .

9. Tishkov V.A., Koshelev L.V. Istoria Kanady [History of Canada] .

Moscow: Mysl’, 1982 .

10. Arnason Brock. Nya Island I Kanada: The Icelandic Settlement of the

Interlake Area of Manitoba. Manitoba History. No 27. Spring 1994:

http://www.mhs.mb.ca/docs/mb_history/27/icelandicsettlement.shtml (accessed 15.09.2015) .

11. Jacobs Frank. New Iceland – A Forgotten Nordic Colony in Canada:

http://bigthink.com/strange-maps/136-new-iceland-a-forgottennordic-colony-in-canada (accessed 15.09.2015) .

12. Longfellow H.W. Evangeline: A Tale of Acadie. In: The Complete Poetical Works. – Boston and New York, 1902, pp. 86–122 .

About the author:

Ovcharenko Elena Felixovna – PhD in Philology, Director of Information Center “Canadian Library”, Journalism Department;

Managing Editor of Linguistic and Area Almanac “Northern Verges”, Lomonosov Moscow State University. Linguistic and Area Studies;

MediaStudies (France, French Canada). E-mail: felicella@inbox.ru .

–  –  –

Московский государственный институт международных отношений (Университет) МИД России, 119454, Москва, пр .

Вернадского, 76 .

В статье рассматриваются два предмета-артефакта, воплощающие материальное и духовное начала в земной жизни русского человека, - топор и икона. Топор был главным и незаменимым орудием в Великой Руси: его использовали для рубки леса, для строительства дома, для искусной резьбы по дереву, о чем свидетельствуют многочисленные поговорки на тему топора. У древних славян топору – оружию языческого бога Перуна – приписывалась магическая сила, поэтому он служил оберегом в различных жизненных ситуациях. Топор использовался как боевое и церемониальное оружие, и как орудие казни, а в 19 в. как символ протестного движения против самодержавной власти, что нашло отражение в политической жизни (тайное «общество топора») и в русской литературе. В отличие от топора, который как орудие социального выживания и идеологической борьбы стал анахронизмом, другой, духовный, символ – икона – был и остается непременным атрибутом существования русских. Приведенные в статье примеры доказывают, что икона сопровождала русского человека всю его жизнь, от рождения до смерти, играла важную роль в ключевых моментах жизни не только отдельного человека, но всей страны. Особое внимание обращается на роль чудотворных икон в истории России, русской церкви, русского искусства и литературы. Особенное почитание икон русскими объясняется непоколебимой верой в их чудодейственную силу, что стало сюжетом произведений многих русских писателей: Гоголя, Лескова, Бунина, Льва Толстого, Достоевского, Ремизова, Горького. Открытие «черных досок» в 20 в. стало важным, знаковым событием в возрождении иконы не только для русской культуры, но и для русских людей, вернувшихся к православной вере на рубеже веков .

Ключевые слова: национально-культурный символ, топор, оружие, оберег, идеологическая борьба, икона, духовный символ, чудотворная икона .

На протяжении веков русскому человеку сопутствовали и до сих пор сопутствуют два предмета – артефакта, воплощающие материальное и духовное начала в его земной жизни .

Это топор и икона .

У многих народов топор – широко распространенный символ власти, связанный с древними богами солнца и бури, символ грома, плодородия, дождя, приносимого небесными богами, исправления ошибок, принесения жертвы, поддержки, помощи. У древних славян топору – оружию языческого бога Перуна – издревле приписывалась магическая сила .



Pages:     | 1 || 3 |



Похожие работы:

«8-ое ЗАСЕДАНИЕ РУКОВОДЯЩЕГО КОМИТЕТА НАЦИОНАЛЬНОГО ДИАЛОГА ПРОЕКТ ПО ВОДНОЙ ПОЛИТИКЕ В ОБЛАСТИ ИУВР 12 мая 2015г., г. Душанбе СТРАТЕГИИ РЕФОРМЫ ВОДНОГО СЕКТОРА В СУЛТОН РАХИМЗОДА ПЕРВЫЙ ЗАМЕСТИТЕЛЬ МИНИСТРА...»

«М.Л. ЧЕШКОВ Дореволюционная Россия и Советский Союз: анализ преемственности и разрыва Современная российская мысль концентрируется на поиске национальной, культурной и даже цивилизационной идентичности, что стало отправным пунктом выработки нового общественного сознания в целом и исторического...»

«Язык, сознание, коммуникация: Сб. статей / Ред. В.В. Красных, А.И. Изотов. – М.: Диалог-МГУ, 1999. – Вып. 7. – 136 с. ISBN 5-89209-383-2 Национальная специфика фразеологизмов русского и корейского языков © кандидат филологических наук Пак Сон Г...»

«Глава 5 XAFS СПЕКТРОСКОПИЯ ДЛЯ СТРУКТУРНОГО АНАЛИЗА Для исследования атомного строения веществ в химии главным образом применяют дифракционные методы исследования, основанные на измерении дифракции рентгеновских лучей, электронов или нейтронов на кристаллической решетке вещества. Наиболее распространенным среди этих...»

«ВАРИАНТ 21 ЧАСТЬ 1 Ответами к заданиям 1–19 являются последовательность цифр или слово (словосочетание). Сна чала укажите ответы в тексте работы, а затем перенесите их в БЛАНК ОТВЕТОВ № 1 справа от номе ра соо...»

«1 Кружок "Краевед" МОУ ДОД "Центр детского творчества "Бригантина" г. Зеленоградск, филиал в МОУ СОШ п. Мельниково Битва под Рудау Работу выполнила: Артеменко Кристина Руководитель: Ефремов Л. А. учитель истории Мельниково,2008 Содержание Вве...»

«Электронный журнал "Психологическая наука и образование" www.psyedu.ru / ISSN: 2074-5885 / E-mail: psyedu@mgppu.ru 2012, №2 Становление народного образования Великобритании в XIX в. к...»

«Собрание сочинений в семи томах. Том 1. Разнотык. Михаил Михайлович Зощенко zoschenkomihail.ru Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке http://zoschenkomihail.ru/ Приятного чтения! Собрание сочинений в семи томах. Том 1. Разнотык. Михаил Михайлович Зощенко Автобиографии. Рассказы и фельетоны 1914–1924 Гоголек Ска...»

«www.rak.by И у детей бывают опухоли. (Книга для родителей) М.: Практическая медицина, 2005. Дурнов Л.А., Поляков В.Е. УДК 616-006:616-053.2 ББК 57.33 Д84 Рецензент В.В. Старинский — д-р мед. наук, профессор, зам. директора по научно-исследовательс...»

«РЕЦЕНЗИЯ на книгу А.Е.Ухова "Истина в классической и неклассической эпистемологии: системный подход" E-mail: philos1@molochnoe.ru Кандидат философских наук, доцент Кафедры философии и истории Вологодской государственной молочнохозяйственной академ...»

«СИНЕМА ПРЕСТИЖ представляет НАТАЛИ ПОРТМАН и ЛИЛИ-РОУЗ ДЕПП в фильме РЕБЕККИ ЗЛОТОВСКИ ПЛАНЕТАРИУМ ("Planetarium") Франция, 2016, триллер, 105 мин. Венецианский кинофестиваль – внеконкурсная...»

«УРУШАДЗЕ Амиран Тариелович ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ КУЛЬТУР НА КАВКАЗЕ В КОНЦЕ XVIII – ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX вв. Специальность 07.00.02 – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Ростов-на-Дону Рабо...»

«ЧЕЛОВЕК И ЗАКОН Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охраны культурного наследия. Свидетельство ПИ ФС77-23853 от 07.04.2006 г. А. Пржездомский Н. Винниченко Председатель В. Романова В. Гриб редакционного совета: С. Степашин П. Крашенинн...»

«Вестник ПСТГУ I: Богословие. Философия 2013. Вып. 3 (47). С. 112-124 АТЕИЗМ В ТЕОРИИ И ПРАКТИКЕ СОВЕТСКОЙ ШКОЛЫ 1 9 5 0 1 9 6 0 Х ГГ. (НА ПРИМЕРЕ ГОРЬКОВСКОЙ ОБЛАСТИ) П. Д. САЖИН Предложенная к публикации статья раскрывает одну из важнейших тем в истории советской школы — атеи...»

«Культурно историческая психология Cultural Historical Psychology 2014. Т. 10. № 2. С. 123—126 2014. Vol. 10, no. 2, рр. 123—126 ISSN: 1816 5435 (печатный) ISSN: 1816 5435 (print) ISSN: 2224 8935 (online) ISSN: 2224 8935 (online) © 2014 ГБОУ...»

«Приложение № 4 к Основной образовательной программе начального общего образования, утвержденной приказом директора МБОУ "Школа № 3" от 19.01.2016 № IV-7 РАБОЧАЯ ПРОГРАММА по учебному предмету "Окружающий мир" для 1-4 классов 1. Планируемые результаты освоения программы В процессе изучения курса "Окружающий мир" в 1-4...»

«Остапенко А.А. Пещеры массива Тхач // Спелеология в России, вып. 1, М., 1998. С. 23-30. А.А. Остапенко. Пещеры массива Тхач. 6 с., 3 рис., библ. 6 назв . РЕФЕРАТ. Физико-географические условия, ориентировочные маршруты заброски, история и перспективы сп...»

«1 ИСТОРИЯ ОДНОГО ФИЛЬМА Съемки в госпитале фактически были закончены. Мы обсудили методы лечения, сняли "картинку" и спокойно собирали технику – штативы, микрофоны. "А почему именно военные медики так восприимчивы к новому?" уже перед уходом спросила я. "Потому, что они, как никто, знают грань между жизнью и смерт...»

«Государственное бюджетное общеобразовательное учреждение среднего общего образования СРЕДНЯЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА № 191 С УГЛУБЛЁННЫМ ИЗУЧЕНИЕМ ИНОСТРАННЫХ ЯЗЫКОВ КРАСНОГВАРДЕЙСКОГО РАЙОНА САНКТ...»

«44 Pedagogical Journal. 4`2014 Publishing House ANALITIKA RODIS ( analitikarodis@yandex.ru ) http://publishing-vak.ru/ УДК 373.51 Проектная деятельность учащихся на уроках истории (на материале изучения темы "Политические рефо...»

«ЧАСТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ РУССКАЯ ХРИСТИАНСКАЯ ГУМАНИТАРНАЯ АКАДЕМИЯ РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ Б1.В.ДВ.1 . ЕВРОПЕЙСКИЙ ЭЗОТЕРИЗМ 16 – 19 вв. ОСНОВНАЯ ОБРАЗОВА...»

«Есть сказки, которые проникают в умы и души, становясь для своих читателей параллельными мирами с происходящими там событиями, полными таинственностей и внезапностей. Гости VII рождественского бала "Алиса в стране чудес", переступившие 4 декабря...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "ИРКУТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" ФГБОУ ВО "ИГУ" Исторический факультет Отделение...»

«МОСКАЛЕНКО Николай Ильич Взаимодействие педагогов и старшеклассников в ^ процессе предупреждения отклоняющегося поведения подростков 13.00.01 общая педагогика, история педагогики...»

«Муниципальное бюджетное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования "Научно-методический центр" Урок города "Память сильнее времени. О ратном и трудовом подвиге кемеровчан в годы Великой Отечественной войны". (методические рекоменда...»







 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.