WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 

Pages:     | 1 ||

«Череповецкого края как особой территории Русского Севера Учебное пособие Череповец УДК 908(470.12) Рассмотрено на заседании кафедры ББК 63.3(2Рос-4Вол) истории и философии протокол № 1 ...»

-- [ Страница 2 ] --

2. Как осуществлялась подготовка учительских кадров в Череповце?

3. Каковы были типы учебных заведений в Российской империи?

4. Какие вы знаете формы поддержки учащихся в дореволюционном Череповце?

5. Какова специфика деятельности профессиональных заведений в Череповце и Череповецком уезде?

–  –  –

1. Александровское техническое училище, учрежденное братьями И. и В. Милютиными в г. Череповце Новгородской губ.: [Краткие сведения об Училище]. – Череповец: Тип. И. Левикова, 1872. – 39 с .

2. Есин Н.Ф. Об обучении и воспитании в училище. – Череповец: [Б.и.], 1908. – 25 с .

3. Краткое описание Александровского технического училища, учрежденного братьями И. и В. Милютиными в городе Череповце. – СПб.: Тип Вульфа, 1870. – 22 с .

4. Правила для воспитанников Александровского технического училища. – Череповец: [Б.и.], 1886. – С. 1–46 .

5. Условия приема в Александровское техническое училище в г. Череповце. – Череповец: АТУ, 1887 .

6. Устав Александровского технического училища в городе Череповце:

[Утв. 9 июля 1894 г.]. – СПб: Тип. Вульфа, 1895 .

Литература

1. Батурина Н.Т. Феномен Череповца (Из истории народного образования) // Милютинские чтения. И.А. Милютин и социокультурный мир русской провинции: от прошлого к будущему: Сб. науч. работ / Ред.-сост .

А.Е. Новиков. – Череповец: ФГБОУ ВО ЧГУ, 2013. – Вып. VI. – C. 13–21 .

2. Бахарев А.И. Этапы развития народного образования в Череповце:

[XIX – 80-е гг. ХХ вв.] // Череповец: краевед. альм. – Вологда: Легия, 1999. – Вып. 2. – С. 397–424 .

3. Владимирова О.А. Уставы учебных заведений дореволюционного Череповца (Александровское техническое училище и женское хозяйственноремесленное училище) // Милютинские чтения. И.А. Милютин и культура русской провинции: Сб. науч. работ / Ред.-сост. А.Е. Новиков. – Череповец:

ФГБОУ ВПО ЧГУ, 2011. – Вып. VII. – С. 11–16 .

4. Лебедева В.В., Тяпунова В.С., Хитарян М.Г. Череповецкая учительская семинария (1875–1919 гг.) // Очерки по истории народного образования в Череповце / [Редкол.: В.Ф. Гогулин и др.]. – Л.: ЛГПИ им. А.М. Герцена, 1970. – Вып. 1. – 121 с .

5. Риммер Э.П., Бородулин М.А. Проблемы «русского Оксфорда» в Череповце // Дело и Река: [Исслед. жизни и деятельности И.А. Милютина]. – Череповец: ЧГУ, 1998. – С. 53–63 .

6. Рождественский С.В. Очерки по истории системы народного просвещения в России в ХVIII–ХIХ вв.: В 2 т. Т. 2. – СПб.: Тип. М.А. Александрова, 1912. – 234 с .

7. Солодянкина О.Ю. Провинциальное сообщество в деятельности обществ взаимного вспоможения и вспомоществования (Череповец и Вологда на рубеже XIX–ХХ вв.) // Милютинские чтения. Социально-экономическое и культурное развитие России во второй половине XIX – начале ХХI века:

Сб. науч. работ / Ред.-сост. А.Е. Новиков. – Череповец: ФГБОУ ВО ЧГУ, 2015. – Вып. VII. – С. 20–23 .

История и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 6 Традиция поклонения святым местам в Белозерском крае во второй половине XIX – начале XX века

6.1. Система формирования мест христианского полонения в Белозерском крае

На Руси традиция паломничества была воспринята вместе с принятием христианства. «Хожения» по святым местам рассматривались как главное событие в жизни верующих, как подвижничество .





Основными объектами таких путешествий являлись (и являются) места, связанные с духовными подвигами почитаемого святого или нескольких подвижников благочестия. В таких местах могли храниться их мощи, личные вещи, чудотворные иконы и другие святыни, соприкасаясь с которыми, верующий человек чувствовал себя причастным к высшим ценностям православия. В перечень таких мест входили монастыри, пустыни, скиты, пещеры, храмы, часовни и др .

Центральное место в этом перечне, несомненно, занимает монастырь. Формированию системы белозерских монастырей, почитанию и сохранению памяти об истории возникновения населявших их святых и мемориальных вещей, мест, связанных с памятью о них, посвятила свои исследования С.В. Третьякова .

По ее мнению, история пространственного и духовного освоения Белозерья началась с возникновения первых монастырских поселений. Кроме того, где бы ни возникал монастырь, около него сразу начинали селиться люди, формируя светский, профанный мир в противовес духовному, сакральному .

История и культура Череповецкого края 106 как особой территории Русского Севера Глава 6. Традиция поклонения святым местам в Белозерском крае во торой половине XIX – начале XX вв .

Обосновываясь на землях Русского Севера, подвижники создавали условия для дальнейшего развития духовных центров в этих местах. Православный ландшафт Белозерского ареала, в конце XIX в. названный Северной Фиваидой, складываясь на протяжении XIII–XX вв., включал в себя целый архипелаг обителей, локализованных на сравнительно небольшой территории, и представлял собой органичную, хотя и довольно разветвленную монастырскую систему. Наиболее интенсивные «волны» монастырской колонизации Заволжской Руси приходятся на конец XIV в. (Череповецкий Воскресенский, КириллоБелозерский, Ферапонтов монастыри), XV в. (Нило-Сорская, Ворбозомская пустыни и т.д.) и XVI в. (Кирилло-Новоезерский монастырь, Филиппо-Ирапская и Иродионово-Илоезерская пустыни, Горицкий Воскресенский монастырь, Покровский Шухтовский монастырь и др.) .

В конце XVI в. фактически завершается оформление монастырской системы исторического пространства Белозерья .

В следующие века число основанных здесь монастырей было не столь активным, но в крае было учреждено более 30 иноческих общин. Осознание белозерской земли как одной из крупнейших областей севернорусского монастырского строительства было присуще историческим представлениям местного населения .

[Третьякова 2007: 60–61] .

С.В. Третьякова утверждает, что монастырское учредительство в белозерском крае сформировало наиболее густую сеть локализации иноческих общин по линии Шексна – Белоозеро .

Распределение монастырских обителей, действующих в Белозерье в начале XX в., по уездам образовывало следующую систему. В

Кирилловском уезде действовали четыре православных обители:

Кирилло-Белозерский, Горицкий женский монастыри и НилоСорская пустынь. В декабре 1903 г. возобновилась жизнь в Ферапонтовской обители. На территории Белозерского уезда находился островной Новоезерский монастырь. В пределах Череповецкого уезда располагались Филиппо-Ирапская пустынь и Леушинский женский монастырь. В 1909 г. была образована Парфеновская монашеская женская община. В 1911 г .

История и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 6. Традиция поклонения святым местам в Белозерском крае во торой половине XIX – начале XX вв .

восстановлено действие пустынной обители преподобного Антония Черноезерского .

Отдельные из рассматриваемых монастырских обителей Белозерья являлись селение- и градообразующими компонентами .

Прежде всего, таковыми были Воскресенский «на Череповеси», Кирилло-Белозерский и Ферапонтов монастыри. Окружающие их подмонастырские слободы, преобразованные в XVIII столетии в самостоятельные поселения, сохранили свои «агиографические»

топонимы (город Кириллов, село Ферапонтово), напоминающие об основателях белозерских монастырей .

Белозерский ономастикон оказался насыщен топонимикой и гидронимикой, этимологически связанной с именами местных подвижников. Так, например, в версте от Череповецкого Воскресенского монастыря находилось село Федосьево, получившее название от имени одного из основателей монастыря – преподобного Феодосия; часть Бородаевского озера, прилегающего к монастырю, носит название его святого основоположника (озеро Ферапонтовское) .

Присутствие православных обителей в Белозерском крае ощущалось и духовно и зримо; в этноконфессиональном сознании местного населения монастырь представлялся одним из выразительных маркеров православного пространства, придавая последнему статус несокрушимой святости и чистоты [Третьякова 2007:

62–64] .

Практически все белозерские монастыри являлись материковыми, но в их числе были и островные обители. Так, в 1517 г .

поселение на острове Красном, омываемом водами озера Нового, постриженика Корнилиево-Комельского монастыря Кирилла (Белого) положило начало самой известной островной обители Белозерья. Со временем Кирилло-Новоезерский монастырь фактически стал одним из ключевых центров паломничества не только в пределах малой историко-культурной зоны (Белозерского уезда и сопредельных территорий), но и в общероссийском масштабе .

«Неземная» топография обители, бесспорно, явилась существенным фактором востребованности святыни в среде многочисленных богомольцев [Третьякова 2007: 66–68] .

История и культура Череповецкого края 108 как особой территории Русского Севера Глава 6. Традиция поклонения святым местам в Белозерском крае во торой половине XIX – начале XX вв .

Сюжет острова фигурирует еще в дохристианских фольклорных текстах. Однако православное мировоззрение привнесло в него иное звучание и, в частности, эсхатологические мотивы. Практика организации монашеской жизни на острове во многом тому содействовала. Само слово «инок» (иной, принадлежащий к другому миру) углубило семантическую значимость острова как идеального локуса для возрождения (преображения) к новой жизни вне профанного мира. Единение острова и иноческой обители образовывало «концентрированную сакральную ценность», прочно закрепив за монастырем статус центрального компонента в иерархической системе православного ландшафта [Камкин 2002: 7] .

XIX век в истории иноческих общин Белозерья явился благодатным периодом, в течение которого произошел стремительный рост их популярности, предопределенный начавшимся в русском обществе и Церкви процессом возрождения идеалов монашеского служения и заметным улучшением благосостояния монастырей .

Для отдельных монастырей края такой период был связан с эпохой деятельности выдающихся настоятелей: архимандрита Новоезерского монастыря Феофана (Соколова) (+ 1832); игуменьи Воскресенского Горицкого монастыря Маврикии (Ходневой) (+1861);

строителя Нило-Сорской пустыни; иеромонаха Никона (Прихудайлова), впоследствии ее насельника, иеромонаха Нила (+1870);

настоятеля Кирилло-Белозерского монастыря; архимандрита Иакова (Поспелова) (+1896); Леушинской игуменьи Таисии (Солоповой) (+1915) и некоторых других. Организаторский талант и духовный потенциал настоятелей и подвижников белозерских обителей позволил не только преобразить их внешний облик, но и восстановить внутренний порядок иноческого жития в исконном духе строжайшего монастырского устава [Третьякова 2007: 69] .

В изучаемый период имели значение два локальных очага монастырского средоточия (территориально соответствующие одноименным уездам) – кирилловский, где действовали монастыри, основанные в XIV–XVI столетиях, и череповецкий, где монастырское строительство продолжалось в XIX и в начале XX века. Третий очаг – белозерский, известный как область малых обителей, основателем которых в XVI в. явилось «третье поколение» подвижников (ученики Корнилия Комельского), фактически утратил История и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 6. Традиция поклонения святым местам в Белозерском крае во торой половине XIX – начале XX вв .

свой потенциал. Однако находившийся здесь всеобще известный Кирилло-Новоезерский монастырь сохранял за ним роль значимого центра религиозной, культурной и социально-экономической жизни. Лидерство в локальной монастырской системе по-прежнему оставалось за Кирилло-Белозерским монастырем [Третьякова 2007: 70] .

Поскольку подавляющее большинство монастырских обителей Белозерья было учреждено священноиноками, именно они составили впоследствии «духовную общность» – сонм местных святых, почитаемых в пределах белозерской историко-культурной области, мощи которых в указанный период находились в пределах рассматриваемого ареала.

Большинство священноиноков, избравших областью своего подвижничества белозерские земли, являлись учениками (духовными собеседниками или пострижениками материнских обителей) трех поколений святых учителей:

– преподобного Сергия Радонежского: Афанасий и Феодосий Череповецкие, Кирилл Белозерский и Ферапонт Белозерский (Можайский Лужецкий);

– преподобного Кирилла Белозерского: Мартиниан Белозерский и Нил Сорский;

– преподобного Корнилия Комельского (который сам являлся выходцем из Кирилло-Белозерского монастыря): Кирилл Новоезерский, Филипп Ирапский, Иродион Илоезерский, Зосима Ворбозомский, Даниил Шужгорский [Третьякова 2007: 74–77] .

По определению протоиерея Евгения Касаткина, «мощами называются останки святых, сохранившиеся полностью или частично. Церковь чтит как кости, так и нетленные тела святых, одинаково именуемые мощами. Это наименование останков святых означает мощь, силу, сверхъестественное проявление ввиду их причастности Божией Благодати. Церковный историк Голубинский приводит примеры нетленных (Александр Свирский), тленных (Серафим Саровский) и частично нетленных (Дмитрий Ростовский) мощей. Известны случаи и естественного нетления мумификации тел, ничего общего со святыми не имеющих»

[Протоиерей Евгений Касаткин 1994: 140–141] .

К началу обозначенного периода в храмах функционирующих и некогда упраздненных белозерских монастырей находились свяИстория и культура Череповецкого края 110 как особой территории Русского Севера Глава 6. Традиция поклонения святым местам в Белозерском крае во торой половине XIX – начале XX вв .

тые мощи их родоначальников и восприемников: в Кирилло-Белозерском монастыре – мощи святого основоположника Кирилла Белозерского (+1427; день памяти: 9 июня); в Ферапонтовской обители – мощи преподобного Мартиниана Белозерского (+ 1483: дни памяти: 12 января, 7 октября); в Нило-Сорской пустыни – мощи преподобного Нила Сорского (+1508; день памяти: 7 мая); в Кирилло-Новоезерском монастыре единственно открыто покоились нетленные мощи Килилла Новоезерского (+1532; дни памяти:

4 февраля, 7 ноября); в Красноборской Свято-Троицкой ФилиппоИрапской пустыни – мощи преподобного Филиппа Ирапского (+1527; день памяти: 14 ноября) .

Мощи некоторых святых угодников оставались в местах упраздненных и преобразованных в соборные и приходские храмы монастырей и пустыней: в Череповецком Воскресенском соборе – мощи преподобных Феодосия (+1382) и Афанасия (железный Посох) (+1392) Череповецких; в Антониевой пустыни на Черных озерках – мощи преподобного Антония Черноезерского (+1598);

под спудом церкви Живоначальной Троицы Покровского Шухтовского прихода (Череповецкого уезда) – мощи преподобного Сергия Шухтовского (+1609); в упраздненной Иродионовой Озадской пустыни – Иродион Илоезерский (+ 1541); под спудом каменного храма Благовещенья Святой Богородицы – мощи преподобного Зосимы Ворбозомского (+ около 1550) и др .

Таким образом, в действующих, а также в упраздненных в разное время и реорганизованных в приходские храмы монастырях Белозерья сохранились мощи двенадцати преподобных – родоначальников местных монастырских поселений, основанных в XIV– XVI вв. Вне белозерских пределов погребенным оказался лишь преподобный Ферапонт Белозерский (мощи подвижника находились в Лужецком Можайском монастыре Московской епархии) [Третьякова 2007: 74–80] .

Предметная среда православного монастыря являла собой целостный свято-мемориальный комплекс, насыщенный разнообразными компонентами. Знаковое место в интерьере главного монастырского храма занимали мощи святого .

Наиболее значимыми и ценными составляющими надгробных История и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 6. Традиция поклонения святым местам в Белозерском крае во торой половине XIX – начале XX вв .

комплексов и сакрально-предметного мира белозерских монастырей являлись вещи, почитаемые как свидетели и современники земных подвигов своих владельцев. Из единого комплекса реликвий, например, так или иначе соотносимых с преподобным Кириллом Белозерским, историки выделяют четыре группы священных предметов:

1. Личные (келейные) вещи преподобного: овечий тулуп, кожаный пояс с калитой, шерстяной головной убор (фрагмент клобука), деревянный ковш, две медные чаши, деревянный посох, железные вериги и др.;

2. Богослужебные предметы: фелонь и стихарь, священные сосуды и др.;

3. Памятники письменности: духовное завещание на имя князя Андрея Можайского, комплект книг из келейной библиотеки святого настоятеля и др.;

4. Мемориальные объекты: три деревянных креста, изготовленных по преданию самим Кириллом Белозерским [Третьякова 2007:

88–89] .

Таким образом, вся полнота почитаемой личности могла присутствовать и в объектах, которые соприкасались с этим святым. В результате сакральное пространство белозерских монастырей оказалось насыщено «реликвиями контакта», которые считались столь же исполненными благодати святого, как и его нетленные останки .

Они создавали особый «эффект присутствия» святого и его эпохи, производя неизгладимые впечатления на посетителей .

Особое значение в системе сакрально-мемориального пространства Белозерья имели часовни, включенные в сферу влияния белозерских монастырей. Каждому монастырю, как правило, принадлежало несколько подобных святынь. Иногда святыней становились предметы природного происхождения, как, например, камень-следовик на горе Маура. Заметим, что такого рода мегалиты всегда использовались для религиозного почитания, причем сознание народа создавало целые легенды о происхождении этих камней, окружая их ореолом святости [Третьякова 2007: 94–97] .

Почитанием пользовались и памятные кресты, которых на территории Белозерья было немало .

Кроме всего прочего, имея огромное количество святынь на История и культура Череповецкого края 112 как особой территории Русского Севера Глава 6. Традиция поклонения святым местам в Белозерском крае во торой половине XIX – начале XX вв .

своей локальной территории, местные жители посещали памятные места, расположенные по всей территории Русского Севера .

По наблюдениям Н. Суворова, в конце ХIХ в. число «угодников Божиих, в пределах Вологодской епархии почивающих, прославленных церковью и местно чтимых» насчитывалось 73. Из них одиннадцать было официально канонизировано православной церковью в разное время. Большая часть «сих святых подвижников веры и благочестия явились победителями мира в удалении от соблазнов мира в тиши пустынных келий – в сане иноческом;

пять из них, на свещнике церкви – в сане епископском; пять достигли почестей вышняго звания, быв некогда на земле сана княжескаго; одиннадцать благоугодили Богу подвигами юродствования Христа ради; семь – украшены венцами мученическими»

[Прибавления… 1864: 22] .

Русский Север отличался обилием мест поклонения, известных не только присутствием мощей святых подвижников. Если взять для примера один только уезд Архангельской губернии – Шенкурский, то в ХVIII веке из 99 церквей, находящихся на его территории, в пяти имелись богоявленные и чудотворные иконы, шесть храмов были обетными, а в трех находились мощи святых подвижников, то есть все эти храмы являлись местом постоянных паломничеств богомольцев [Краткое историческое описание… 1895: 7–200] .

Шли к святым иконам, родникам, камням и «колодчикам» со святой водой и пр. К дальним святыням (на Соловецкие острова, в Киев, в Троице-Сергиеву лавру) ходили не часто, еще реже – в Иерусалим. На поклонение Фаворским святыням в Святой Земле шли простые паломники как из числа мирян, так и из духовенства .

В конце ХIХ в. начали осуществляться групповые паломничества студентов и преподавателей Московской Духовной Академии .

6.2. Православные традиции поклонения святыням в народной среде Надо особо отметить, что если сакральная карта Белозерья имела свой неповторимый облик и отличалась от сопредельной Вологодской земли и географическими особенностями в виде разветвленных речных бассейнов, и более плотной наполненностью, то традиции поклонения святыням подобного рода в История и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 6. Традиция поклонения святым местам в Белозерском крае во торой половине XIX – начале XX вв .

документах Архангельской, Вологодской и Новгородской губерний исследуемого периода практически не отличаются друг от друга. Тем более что документы отрывочны, и сопоставления свидетельств документов соседних губерний на данную тему хорошо дополняют друг друга .

Рассказы о целительной помощи тех или иных святынь проникали в самые глухие уголки России. О некоторых даже писали в приложениях к епархиальным ведомостям. Например, в 1864 году в приложении к Вологодским епархиальным ведомостям был напечатан такой случай чудесного исцеления: «1862 года, Вологодской губернии, Устюгского уезда, Дмитриевской волости, деревни Побоища, крестьянская жена Настасья Васильева объявила, что она в продолжение 12 лет страдала от раны ужасною болью в правой ноге. Услышав о чудесах Преподобного Сильвестра, она с твердою верою в душе положила обет при малейшей возможности идти в село Воскресенское на поклонение Угоднику. В тот же самый час, как принято было такое решение, боль в ноге перестала, рана закрылась и изцеленная отправилась в Воскресенское и прошед 500 верст к мощам Преподобного Сильвестра, благодатию Божиею не чувствует в ноге никакой боли» [Вологодские епархиальные ведомости… 1864: 24] .

Крестьяне, считая паломничество богоугодным делом, предпочитали проделывать путь пешком, независимо от расстояния и времени года. Особо часто посещались ближние святыни. Верующие считали своим долгом посетить их хотя бы один раз в год .

Например, в Вологодском уезде из местных святынь крестьяне особо выделяли мощи Галактиона и Иоасафа Вологодских Чудотворцев, находящихся в Свято-Духовом монастыре в Вологде, и мощи Феодосия Тотемского [РЭМ. Д. 147. Л. 28]. Многие крестьяне Яренского уезда ходили на богомолье по обещанию в

Ульяновский монастырь. Отправлялись в Ирту в Спасов день:

«Два раза летом собиралось много богомольцев из всех ближайших деревень, которые стояли всенощною и литургию всю, служили сообща молебен и отдельно перед иконой Спасителя»

[Кремлева 1994б: 89] .

Однако все же особым почитанием севернорусских крестьян пользовались соловецкие угодники Зосима и Савватий. По рассказам крестьян села Покровского Борисовской волости Вологодской губернии, чаще всего ходили на Соловки в случаях нездоровья детей .

–  –  –

Когда решались идти, то «крестьянин шел собирать муку, яйца на соловецких. Напрошенное продавал и с этими деньгами отправлялся пешком до Устюга». Там садились на пароход и бесплатно или за умеренную цену плыли в Архангельск, а дальше – «как Бог даст». «По прибытии соловецких богомольцев помещали в гостинице на трое суток, кормили бесплатно и давали на обратную дорогу хлеб» [Кремлева 1994б: 89] .

Кроме того, паломничества выполняли и коммуникативную функцию. К паломникам относились с особым уважением, по возвращении вся деревня собиралась послушать рассказы о путешествии, смотрели принесенные ими святыни и завидовали их близким и родственникам: «Замолил и за них грехи» .

Судя по сообщениям, хранящимся в Тенишевском бюро, очень были распространены обетные богомолья. До 1861 г. для того, чтобы отправиться на богомолье, необходимо было для начала направить прошение в Консисторию для разрешения его совершить и получения паспорта на это время [ГАВО. Д. 4662. Л. 3, 4,

14. Д. 4645. Л. 4, 5. Д. 4599. Л. 6] .

Ходили большей частью женщины и девушки, реже – мужчины .

На уровне повседневного благочестия женщина выступала в роли наиболее активного носителя духовной традиции, так как жизнь и здоровье членов семьи, благополучное ведение хозяйства были в сфере ее обязанностей. Именно поэтому самыми распространенными поводами к совершению паломничества были неудачное замужество или желание выйти замуж, болезни детей, бесплодие, болезни родственников или собственные, неурядицы со скотиной (необъяснимые смерти, пропажа, болезни, бесплодие) .

Ходить старались весной или осенью, перед началом или по завершении страдных работ. Собираясь в дальний путь, выясняли, кто еще идет туда же из своей или ближних деревень. В дороге старались не вести пустых разговоров, не думать о бытовых делах, не злословить [Кремлева 1994а: 17], таким образом, на время отрекаясь от мирской жизни. Считалось непристойным ухаживать или заигрывать в пути с противоположным полом, одеваться в одежду ярких цветов .

К святыне обязательно брали пожертвование. Чаще всего предмет, выполнявший эту роль, нес информацию о несчастье, по поводу которого было предпринято «хожение»: «Если голова болит, то повойник носили. У одного сын утонул – он сотенку

–  –  –

положил» [Щепанская 1995: 119]. Иногда обворачивали несколько раз больное место пеленой или полотенцем, предназначенными в жертву, и оставляли у святыни .

По мнению Т.Б. Щепанской, «приношения (жертвы) делились на две категории: те, что оставались у святого места и должны были истлеть здесь нетронутые, и те, что предназначались нищим или хранителю святого места. Например, с рек Устьи, Ваги и Кокщеньги ходили по обету в с. Бестужево и водили туда скотину, если заболела. По народным представлениям, нужно было зайти в реку и вода исцелит. Одни давали обет зайти в воду по колено, другие – по пояс, третьи – окунуться с головой, в зависимости от тяжести заболевания. Намокшую одежду снимали и пускали по течению. Если заходили по пояс, то реке доставались штаны и юбки, а если окунались с головой – то вся одежда. „А ниже по течению – кто победнее, тот подберет“» [Щепанская 1995: 130–131] .

Вещи, отданные в качестве милостыни, по обету или находящиеся в святом месте, нельзя было снова использовать, красть, присваивать – те, которые относились к первой категории .

Адресат приношений, оставляемых у святого места, был один – Бог, а то, что принадлежит Богу, не может быть использовано человеком. Поэтому ходила масса слухов по поводу неизбежного наказания за подобное нарушение. Одна из таких историй была записана Т.Б. Щепанской у Варлаамьевского колодчика на реке Ваге: «Парень был – так он годов 18 или 19. Ходил пастухом. И ковды-то сумел сходить на этот колодчик, да кое-что побрал: там деньги оставляли, платки головные, полотенца. И потом стал выпускать коров – и у него ноги отнялись по самые бедра .

Говорят, Господь наказал» [Щепанская 1995: 137] .

Здоровому, сильному человеку брать то, что принадлежало нищему, юродивому, хранителю святого места, тоже категорически запрещалось. Все эти люди принадлежали к сакральному миру покаяния. У того же Варлаамьевского колодчика жила когдато старушка: «Принесут к Варламью-то хозяйки пищу, покушают, а остальное продают. А деньги-то старушке отдавали, Пелагее»

(предполагалось скопить на церковь). Однако, нашлось два бандита – обманули старушку: «„Дай нам денег, мы в Медлешах церковь откроем“. Деньги взяли, а старушка-то умерла. Одного-то Бог наказал – год лежал... А другой-то в сенях замерз. Наказал Бог!» [Щепанская 1995: 130] .

–  –  –

Кроме того, каждая святыня имела свой праздник и собирала в эти дни особенно много паломников. В такие дни устраивалось угощение из принесенных ими продуктов. Подаяние нищим в святом месте воспринималось как форма обетного жертвоприношения, притом наиболее эффективная, поэтому нищие всегда собирались в святых местах, и особенно по праздникам [Щепанская 1995: 117] .

Возвращаясь из святых мест, обязательно приносили с собой иконы, ладан, кусочки природных материалов (щепки, камешки, землю, песок и др.), славящиеся своими чудотворными целительными свойствами, воду из местных озера, реки, колодчика .

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

1. Православный ландшафт белозерского ареала в основных чертах сложился уже к концу XVI века. Осознание Белозерья как одной из крупнейших областей севернорусского монастырского строительства было присуще историческим представлениям местного населения .

2. Сформировался ряд тенденций, характеризующих локальную монастырскую культуру второй половины XIX – первой четверти XX века. Сеть белозерских монастырей сложилась в исторической, рано освоенной области Русского Севера. Географическая особенность Белозерья – пересечение водоразделов трех крупнейших водных бассейнов, тяготеющих к морям: Каспийскому (бассейны Волги, Шексны, Мологи); Белому (бассейны озер Воже, Лача, Кубенского и реки Северной Двины); Балтийскому (бассейн Онежского озера). Важнейшей магистралью региона являлась река Шексна. Узлы водных коммуникаций способствовали сооружению известных гидросистем (крупнейшие из них – Мариинская судоходная и канал герцога Виртембергского). На территории Белозерья располагались уездные города Белозерск, Кириллов и особенно динамично развивающийся в пореформенный период город Череповец. Сухопутные дороги связывали населенные пункты Белозерья с городами Новгородской и Вологодской губерний. Таким образом, Белозерский край второй половины XIX – первой четверти XX века «фиксировал» самые оживленные речные артерии и дорожные трассы. Местоположение белозерских обителей в районах с довольно высокой плотностью населения, географически удобных, развитых в хозяйственном отношении, стратегически важных с точки зрения естественных путей коммуникации, свидетельствовало, что монастыри края никогда не

–  –  –

находились ни в географической, ни в социальной изоляции и были всецело интегрированы в систему экономических, политических и культурных процессов [Третьякова 2007: 69–70] .

3. Высокая концентрация объектов религиозного поклонения создавала все условия для активной паломнической деятельности на Европейском Севере в XIX веке. Богомолья носили подвижнический, часто покаянный характер, при этом выполняя и коммуникативную функцию. В таких условиях складывается традиция поклонения православным святыням (подготовка, поведение в дороге и у святого места, особое внимание соседей после возвращения и т.д.), носящая устойчивый характер среди населения всей территории Русского Севера .

Вопросы для самоконтроля

1. В какой период формируется основной образ сакральной топографии Белозерья?

2. Какие особенности Белозерского ареала повлияли на активное освоение его земель монастырями?

3. Что можно назвать местом поклонения для православного населения?

3. В каких формах выражалось отношение верующего населения к православным святыням?

Литература

1. Вологодские епархиальные ведомости. Прибавления. – 1864. – № 1–6 .

2. Государственный архив Вологодской области. – Ф. 496. – Оп. 1 .

3. Камкин А.В. Островные монастыри в культурном ландшафте Русского Севера // Русская культура на рубеже веков: Русское поселение как социокультурный феномен: Сб. ст. / Гл. ред. Г.В. Судаков. – Вологда, 2002. – С. 7 .

4. Краткое историческое описание приходов и церквей Архангельской епархии. – Архангельск, 1895. – Вып. 2. – С. 7–200 .

5. Кремлева И. А. Обеты в народной жизни // Живая старина. – 1994а. – №. – С. 17 .

6. Кремлева И.А. Храм – за один день // Родина. – 1994б. – № 11. – С. 89 .

7. Протоиерей Евгений Касаткин. Русская святость // Сибирские огни. – 1994. – № 1–2. – С. 140–141 .

8. Российский этнографический музей. – Ф. 7. – Оп. 1 .

9. Третьякова С.В. Основатели монастырей в исторической памяти и религиозном укладе Белозерья (вторая половина XIX – первая четверть XX в.): Дис. … канд. ист. наук. – Вологда, 2007. – С. 60–97 .

10. Щепанская Т.Б. Кризисная сеть // Русский Север: Сб. – СПб., 1995. – С. 110–176 .

История и культура Череповецкого края 118 как особой территории Русского Севера Глава 7 Общественно-политические процессы в Череповецком крае в начале ХХ века В отечественной историографии общественно-политическая ситуация в Череповецком крае в начале ХХ в. не являлась объектом специального монографического или диссертационного исследования. В советское время рассматривались лишь отдельные аспекты данной тематики: проявления революционных настроений в Череповецкой учительской семинарии [Очерки по истории народного образования в Череповце 1970], деятельность социал-демократических кружков в крае [Очерки истории Вологодской организации КПСС 1969], крестьянское движение [Чупров 1991]. Несмотря на политическую ангажированность советских историков, в их работах содержался большой фактический материал, позволяющий реконструировать ход политических событий .

В 1990-е гг. тематика исследований стала расширяться, активизировалось изучение истории неонароднических и либеральных политических партий Череповецкого региона. Деятельность эсеровских организаций рассмотрели В.И. Чупров [Чупров 1995] и С.В. Безбережьев [Безбережьев 1992], кадетских – А.Н. Егоров [Егоров 1998]. Отдельные сюжеты общественно-политического развития края затрагивались в общих работах по истории интеллигенции [Гуркина 1998], земско-городского движения [Нардова 1994], эсеровской партии [Леонов 1997; Морозов 1998], Союза русского народа [Кирьянов 2001]. Либеральное движение в крае и выборы в Государственные Думы изучены А.Н. Егоровым [Егоров 1996] .

Начало ХХ в. характеризовалось кризисными явлениями в различных областях социально-экономической и политической жизни Российской империи .

История и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 7. Общественно-политические процессы в Череповецком крае в начале ХХ века Страна неумолимо шла к революции, возникали нелегальные политические партии различной, прежде всего социалистической, ориентации, активизировалась общественно-политическая жизнь .

Известный литератор Зинаида Гиппиус отмечала: «Политика – условия самодержавного режима – была нашим первым жизненным интересом, ибо каждый русский культурный человек, с какой бы стороны он не подходил к жизни, – и хотел того или не хотел, – непременно сталкивался с политическим вопросом» [Гиппиус 1990: 230] .

Общественно-политическая ситуация в Череповецком крае в целом соответствовала общероссийским тенденциям, но имела и свои особенности, связанные с небольшими размерами большинства северных городов, незначительным количеством городского населения края, недостаточной развитостью городского промышленного производства, преобладанием крестьянского населения .

Следствием этого был дифференцированный уровень общей образованности и политической культуры у различных слоев населения, что ярко проявилось на выборах в Государственные Думы Российской империи .

Основную роль в общественно-политической жизни играет интеллигенция, но в начале XX в. ее общая численность была незначительной. Преобладание аграрного типа производства, отдаленность от крупных культурных центров замедлили проникновение в интеллигентское сознание либеральных и революционных идей .

Чрезмерно политизированной и идеологизированной интеллигенции в Череповецком крае было мало. Это объясняется не только отдаленностью региона от центров большой политики, но и малочисленностью рабочего класса, в среде которого были наиболее популярны революционные взгляды .

Первыми по времени возникновения как по всей стране, так и в северных губерниях стали партии социалистической ориентации .

В 1896 г. высланный из Петербурга рабочий Змеев организовал в Новгороде первый социал-демократический кружок и подпольную типографию, печатавшую брошюры и листовки для распространения среди петербургских рабочих. Позднее, в 1902 г., по указанию Петербургского комитета РСДРП в Новгороде открылась подпольная типография, печатавшая в виде листовок статьи из «ИскИстория и культура Череповецкого края 120 как особой территории Русского Севера Глава 7. Общественно-политические процессы в Череповецком крае в начале ХХ века ры». Деятельность новгородских социал-демократов повлияла и на наш край. В 1897 г. в Череповецкой учительской семинарии учащиеся П. Измайлов, И. Чумаков, А. Филинцев и другие объединились в кружок для изучения марксистской литературы. К 1901 г .

кружковцы приобрели гектограф и стали выпускать журнал «Голос». 11 сентября 1901 г. полиция обнаружила нелегальную литературу семинаристов. К следствию были привлечены учащиеся семинарии и ее выпускники (около 40 человек). Был арестован и выслан учитель начальной школы Г.К. Капустин, отчислен ряд учащихся. Неизвестно, сохранился ли кружок после этих событий, но из числа череповецких семинаристов вышел целый ряд активных участников революционного движения – И.В. Тимохин (первый председатель Череповецкого уездного, а затем губернского исполкома), Ф.Г. Чучин (видный партийный и советский деятель, в 1920 г. председатель Череповецкого уездного комитета РКП(б), затем председатель коллегии ВЧК по ликвидации безграмотности, инициатор и один из первых организаторов советской филателии, в 1941 г. репрессирован) и др .

В 1905–1906 гг. в Череповце действовала социал-демократическая группа, одним из наиболее активных членов которой был С.Е. Виноградов. Группа нелегально печатала революционную литературу (листовки, брошюры), распространяла ее в городе и окрестных деревнях, поддерживала связи с центральной большевистской печатью, в частности с легальной газетой РСДРП «Новая жизнь», в которой появлялись заметки о событиях в Череповце .

Имеются отрывочные сведения о наличии социал-демократических групп в Белозерске, Устюжне, Бабаеве. Уже в 1903–1904 гг .

среди крестьян Белозерского уезда распространялось большое количество нелегальной литературы, революционные листовки с печатью социал-демократического комитета. В 1905 г. в Белозерском уезде революционную работу среди крестьян вели социал-демократы Мельников и Кузнецов, крестьяне Дороничев и Кузнецов .

Социал-демократический кружок действовал в селе Волокославинском Кирилловского уезда. Наибольшую деятельность он развернул осенью 1905 г. в период подъема Первой российской революции. В кружок входили учителя двухклассного Волокославинского училища и соседних с ним школ, а также представители земИстория и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 7. Общественно-политические процессы в Череповецком крае в начале ХХ века ской интеллигенции. Члены кружка на мимеографе печатали революционные листовки и распространяли их среди крестьян Кирилловского уезда. Кружок поддерживал связь с Вологодской группой РСДРП, получал от нее нелегальную литературу. Осенью 1906 г .

полиция напала на след кружка, начались обыски и аресты. Наиболее активный член кружка череповецкий семинарист Р.П. Деньгин был арестован и сослан в Сибирь. Всего в Новгородской губернии в 1905–1907 гг. нелегально работало не менее 60 членов РСДРП .

Существенное влияние на общественно-политическую обстановку в стране оказывала партия социалистов-революционеров (эсеров). Организации эсеров были сосредоточены в основном в южных и западных губерниях, а также в Поволжье. В северных губерниях они стали создаваться весной 1906 г. под влиянием политических ссыльных – эсеров, сосланных в регион за принадлежность к Киевскому, Харьковскому, Одесскому, Екатеринославскому, Таврическому и другим комитетам партии социалистовреволюционеров. В Новгородской губернии в 1905–1907 гг. действовало порядка 880 эсеров. Их деятельность заключалась в распространении среди населения революционных листовок и брошюр. Открыто действовать социалистические партии не могли в силу своего нелегального положения. Поэтому данных об их конкретной работе немного .

Поражение Первой российской революции нанесло серьезный удар по социалистическим партиям – упало их влияние, сократилась их численность, многие организации были разгромлены полицией. Выразительная картина положения эсеров северных губерний на конец 1908 г. приводится в первом номере органа Северного областного комитета ПСР «Голос социалиста-революционера»: «Работа могла бы вестись широко, если бы на местах всюду имелись комитеты, либо инициативные группы, связанные с центром. Но связи очень плохи, вот почему даже нельзя точно сказать, в каких городах у нас имеются прочные организационные ячейки. Связи очень неудовлетворительны вследствие многочисленных провалов последних двух лет и вследствие слишком редких объездов области членами бюро. Провал в одном из губернских городов иногда заставлял переменить все адреса в центре, отИстория и культура Череповецкого края 122 как особой территории Русского Севера Глава 7. Общественно-политические процессы в Череповецком крае в начале ХХ века чего страдала вся периферия… Объезды были очень редки, вследствие ограниченности денежных средств… Литературой за этот период бюро снабжало периферию в слишком незначительном количестве: не было новой партийной литературы… Общее впечатление от положения дел в области довольно тяжелое, но не безотрадное. Медленно и постепенно, но совершенно определенно работа нарастает» .

Весной 1909 г. Северное областное бюро ПСР поддерживало связи с эсерами Череповца и Новгорода. Кроме того, через эсеров Череповца поддерживались связи с Белозерском, Бабаевом, Тихвином. Говорить о систематической работе партии в это время не представлялось возможным. В августе 1908 г. представитель Северной области отмечал, что партийная деятельность в Новгородской губернии почти совсем затихла, поскольку большая часть работников относилась к учащейся молодежи, которая отсутствовала зимой. Весной 1909 г. член областного бюро полагал, что в Новгородской губернии отсутствовала эсеровская группа вследствие неимения литературы. По данным Департамента полиции, в конце 1908 г. в Новгороде, Череповце и Устюжне находилось 30–40 эсеров .

Тем не менее в начале ХХ в. деятельность эсеров в нашем крае не затухала. Периодически возникали небольшие эсеровские группы, действовавшие не более полугода, после чего следовали аресты (обычно провалы объяснялись успешной работой секретных сотрудников охранки). Но через какое-то время эсеровские группы возникали вновь. Из-за недостатка источников нет возможности привести какие-либо обобщенные данные о количестве групп ПСР и их численности в этот период. Можно лишь сделать вывод о том, что деятельность эсеров оставила заметный след в общественнополитической жизни северных губерний. Об этом говорит тот факт, что летом 1917 г. количество эсеров Новгородской губернии достигло 3 тысяч человек, превысив показатели любой другой политической партии. Эсеровский лозунг «Земля и воля» привлекал значительную часть крестьян и рабочих, в большинстве своем вышедших из крестьянской среды .

Другим центром общественно-политической жизни стали органы местного самоуправления – городские думы и земства. Созда

–  –  –

ние земских учреждений в России по реформе 1864 г. способствовало быстрому росту численности провинциальной интеллигенции: врачей, учителей, агрономов, статистиков и т.д. Эти люди, хорошо образованные, близко знавшие народные нужды, сделали очень много для развития просвещения и культуры в российской глубинке .

Большую роль в развитии нашего края сыграл дворянин, отставной офицер А.Н. Попов – владелец родового имения Малечкино Череповецкого уезда Новгородской губернии. В 1865 г. он избирается первым председателем Череповецкой уездной земской управы. В 1865–1872 гг. новгородское земство переживало бурный период. Это было время «горячих речей и широких планов», за которым последовала будничная повседневная работа. Наступил организационный период становления земств, и в лице Попова Череповецкое земство нашло своего «талантливого выразителя». В 1873 г. он избирается председателем Новгородской губернской земской управы, а затем дважды переизбирается на очередной срок. Его популярность как земского деятеля растет. Обычно Попов не выступал в качестве оратора. Его сферой была практическая деятельность. Он организовал первую земскую (Колмовскую) колонию для душевных больных, Череповецкую учительскую семинарию, подготовил реформу добровольного страхования в Новгородской губернии и пр. В 1874 г. по его инициативе был созван 1-й Новгородский губернский съезд врачей и организованы статистические работы .

А.Н. Попов оставался наиболее деятельным гласным и в Череповецком уезде. В 1878 г. корреспондент «Недели» писал: «Череповецкое собрание шло как-то вяло благодаря неудовлетворительному выбору гласных; все дело пришлось нести на плечах А.Н. Попову, – и за секретарским столом, и в комиссии везде слышался его голос и скрипело его перо» [Веселовский 1911: 616] .

Главное внимание в своей работе Попов уделял развитию народного образования – открытию новых сельских училищ, подготовке учительских кадров для сельских школ. После убийства народовольцами Александра II у Попова осложнились отношения с новгородским губернатором, которому давно не нравился демократизм председателя губернской управы. В 1882 г. из-за «администИстория и культура Череповецкого края 124 как особой территории Русского Севера Глава 7. Общественно-политические процессы в Череповецком крае в начале ХХ века ративного воздействия» Попов уходит с должности председателя Новгородской губернской земской управы и переезжает в полученное по наследству имение в Краснинском уезде Смоленской губернии .

На Смоленщине Попов продолжал активную земскую деятельность. Приоритетным направлением его работы оставались культура, просвещение. Попов полагал, что если русскому мужику дать образование, приобщить его к передовой культуре, то изменятся и условия его жизни и сама жизнь. В собственном имении он создал ремесленную школу, народный театр, читальню, образцовый скотный двор, знаменитый в округе сад. Его помнили и в нашем крае .

В 1895 г. Новгородское земство учредило в женской гимназии стипендию его имени, а Череповецкое постановило присвоить имя Попова одной из школ и поместило его портрет в управе .

Если студенческие и рабочие круги являлись центром притяжения различных социалистических партий, то органы местного самоуправления стали основой для либерального движения. В начале ХХ в. либералы добивались принятия конституции, введения гражданских и политических свобод, расширения прав органов местного самоуправления, привлечения общественности к решению общегосударственных вопросов и т.д. Они рассматривали земство как «кусочек конституции», как базу для эволюционного развития страны .

Широкое общественное движение началось в России осенью 1904 г. под влиянием политики князя П.Д. Святополк-Мирского, назначенного в августе того же года министром внутренних дел после убийства В.К. Плеве. Вступая в должность, новый министр заявил о необходимости со стороны правительства «искренне благожелательного и истинно доверчивого отношения к общественным и сословным учреждениям и к населению вообще» [Егоров 1996: 56]. Он прекратил ревизии земств, вернул сосланных земских деятелей, ослабил цензуру печати. Провозглашение правительством «эпохи доверия» активизировало деятельность либералов, назвавших то время «осенней весной». Не осталась в стороне от этого процесса и Новгородская губерния .

С 6 по 9 ноября 1904 г. в Санкт-Петербурге, несмотря на запрет властей, состоялся съезд земских деятелей, в работе которого приИстория и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 7. Общественно-политические процессы в Череповецком крае в начале ХХ века няли участие 103 делегата от 33 губерний. Новгородское земство на съезде представляли председатель губернской земской управы М.А. Прокофьев, председатели уездных земских управ А.М. Колюбакин (Устюжна), С.С. Холопов (Белозерск), С.Г. Бередников (Тихвин) и земский гласный, присяжный поверенный, член либерального «Союза освобождения» И.А. Корсаков. Съезд провозгласил необходимость скорейшего осуществления политических реформ, введения в стране демократических реформ и созыва народного представительства с законодательными (мнение большинства съезда) или совещательными (мнение меньшинства) правами .

Идеи съезда нашли широкий отклик в органах местного самоуправления, в среде провинциальной интеллигенции, средних городских слоев. В январе 1905 г. гласные Новгородского губернского земского собрания провели частное совещание по поводу трагических событий 9 января 1905 г. в Санкт-Петербурге и большинством голосов решили поддержать постановления съезда земских деятелей. В своих выступлениях гласные отмечали, что без конституционного представительного строя немыслимо никакое коренное улучшение в положении страны. Для участия в последующих съездах были избраны А.М. Колюбакин, С.Г. Бередников, С.С. Холопов, И.А. Корсаков и председатель Крестецкой уездной земской управы А.П. Храповицкий .

Нарастающая революция заставила власти пойти на уступки .

18 февраля 1905 г. Николай II издал указ о разрешении учреждениям и частным лицам представлять в Совет министров свои предложения по вопросам усовершенствования государственного строя. Ответом на указ стали многочисленные петиции от всех слоев русского общества с предложениями и требованиями политических и экономических реформ. Так, Енюковская сельская пожарная дружина Череповецкого уезда направила петицию в адрес Совета министров с требованием гласности в деятельности правительства и установления свободы печати .

С весны 1905 г. интеллигенция Череповца начинает широкое обсуждение вопросов политической жизни страны. На квартирах присяжного поверенного Череповецкого окружного суда Н.И. Спасокукотского и купца В.Д. Высоцкого проходили собрания, в которых участвовали врачи, учителя, юристы, купцы, земИстория и культура Череповецкого края 126 как особой территории Русского Севера Глава 7. Общественно-политические процессы в Череповецком крае в начале ХХ века ские деятели, чиновники, ученики реального училища, студенты .

Иногда приходили крестьяне из соседних деревень. На собраниях обсуждались вопросы государственного устройства России и другие злободневные проблемы, принимались резолюции с требованиями политических реформ, вырабатывались петиции в органы власти. На одном из таких собраний 8 мая 1905 г. группа женщин поддержала идею создания народного представительства и выразила желание принять в нем участие .

Летом 1905 г. в условиях дальнейшего подъема революции происходит активизация общественного движения. 25 июня 1905 г. Новгородское губернское земское собрание направило в Совет министров петицию с требованиями введения народного представительства с законодательными правами, всеобщего избирательного права, демократических свобод, амнистии политическим заключенным. Земцы приняли решение пропагандировать конституционные идеи среди населения путем организации уездных собраний. В Устюжне такие собрания прошли в первой половине июля в помещении земской управы. Их организовали известные земские деятели: Н.А. Окунев – губернский гласный, устюженский помещик; Ф.И. Родичев – весьегонский дворянин, один из основателей кадетской партии; А.И. Судаков – преподаватель Устюженского духовного училища. На собраниях обсуждалось положение в стране, давалась весьма острая критика правительства и царя. Основной темой собраний являлась проблема введения конституции. Земцы уповали на конституцию в надежде, что она оградит их от произвола властей и даст возможность осуществить необходимые реформы. В одной из резолюций земцев содержалось требование «перехода к новому строю, основанному на конституционных началах и всеобщем, равном, прямом и тайном избирательном праве, которые одни только в состоянии обеспечить стране лучшее будущее» [Егоров 1996: 58] .

Общественный подъем затронул и учителей. 14–15 августа 1905 г .

в Белозерске в помещении земской управы прошло собрание учителей Белозерского и Кирилловского уездов, организованное С.С. Холоповым, Н.И. Спасокукотским и членом уездного училищного совета В.С. Краснопольским. На собрании присутствовало около 90 человек, включая студентов. Помимо учебных вопроИстория и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 7. Общественно-политические процессы в Череповецком крае в начале ХХ века сов, обсуждались проблемы полномочий Государственной Думы и перехода к демократическому строю .

Осенью 1905 г. в нашем крае прошли земские собрания, на которых обсуждались вопросы о реформах в земстве (введение волостного земства и создание всероссийской земской организации, расширение прав земств) и о политическом положении в стране .

Череповецкое и Устюженское земские собрания в своих резолюциях осудили крайне недемократический закон о выборах в Государственную Думу от 6 августа 1905 г., лишавший избирательных прав значительные категории населения. Белозерское земство высказалось за немедленную отмену всех ограничений в деятельности местного самоуправления. Большую известность получил доклад председателя Белозерского земства С.С. Холопова, опубликованный в «Вестнике Новгородского земства». В докладе Холопов охарактеризовал основные этапы земско-либерального движения, его требования и перспективы развития .

17 октября 1905 г. вышел царский Манифест о даровании населению Российской империи гражданских свобод, о придании законодательных функций Государственной Думе и расширении избирательных прав. Либерально-демократические круги восприняли Манифест как начало новой эпохи в истории России. Манифест вызвал немедленную реакцию в Череповце. 19 и 20 октября в городе прошли многолюдные демонстрации, митинги и собрания в Народном доме с участием учащихся, земских служащих и молодежи, вынесшие постановления «самого радикального свойства» с требованием освободить политзаключенных. Растерявшиеся власти пошли на уступки и освободили «политических». Затем больше месяца на территории Соляного городка почти каждое воскресенье проходили митинги с участием крестьян, на которых выступали социал-демократы с революционными речами. 24 ноября на станции Череповец состоялся митинг служащих дороги и рабочих депо. Выступавшие на нем социал-демократы и эсеры призывали железнодорожников вступать во Всероссийский железнодорожный союз, находившийся под влиянием революционных партий .

Не осталось в стороне от революционного движения и крестьянство. В донесениях Новгородского губернского жандармского управления отмечалось, что в Череповецком и Белозерском уездах История и культура Череповецкого края 128 как особой территории Русского Севера Глава 7. Общественно-политические процессы в Череповецком крае в начале ХХ века крестьяне целыми деревнями и обществами составляли приговоры на сходах и на их основании открыто рубили лес как казенный, так и частновладельческий. В декабре 1905 г. на первом Северном областном съезде Всероссийского крестьянского союза один из делегатов, крестьянин из Белозерского уезда, рассказывал, что в деревнях, смежных с казенными лесными дачами, составлялись приговоры о принадлежности казенных лесов крестьянам. Приговоры тотчас же и приводились в исполнение. Крестьяне отправлялись в лес и брали то, что кому нужно „по домашности“ – бревна, дрова и т.д .

Манифест давал надежду либеральным кругам на кардинальные реформы в стране. 17–18 ноября в Череповце состоялось уездное земское собрание, горячо одобрившее Манифест и выбравшее делегацию к премьер-министру С.Ю. Витте, которая должна была заявить о «немедленном осуществлении реформы земств на началах бессословности и введения мелкой земской единицы» .

После издания Манифеста 17 октября 1905 г. в основном завершилось партийное размежевание в либерально-оппозиционном лагере. Были созданы две главные общероссийские либеральные партии – конституционно-демократическая партия (официальное название Партия Народной Свободы) и «Союз 17 октября». Партия кадетов объединяла различные слои интеллигенции; часть либерально настроенных помещиков, служащих и средние городские слои выступали за широкие демократические реформы. Это превращало кадетов в политических противников самодержавия и исключало возможность легализации партии. «Союз 17 октября»

привлек в свои ряды представителей торгово-промышленного и банковского капитала, просвещенного чиновничества, видных земских и общественных деятелей. Октябристы верили в способность царской власти провести умеренные либеральные реформы, которые вывели бы страну из кризиса .

Вслед за созданием руководящих органов либеральных партий началось формирование их местных отделов. В конце 1905 – начале 1906 г. кадетские организации возникли в Череповце (руководитель Н.И. Спасокукоцкий), Белозерске (С.С. Холопов), Кириллове (А.М. Тютрюмов), Устюжне (П.С. Костин). В 1906 году в Новгородской губернии насчитывалось примерно 350 кадетов .

–  –  –

Местные кадетские организации не отличались большой численностью, объединяя, как правило, по 10–20 человек. Значительное число людей, разделявших идеи партии, не вступали в ее ряды, опасаясь административных преследований. Поэтому степень влияния партии была гораздо больше, чем ее численность. В то же время отметим, что взятые абстрактно данные о численности групп мало что дают. Анализ деятельности кадетских организаций показывает их яркое разделение на «актив» и «пассив». Участие последних (а их в любой организации было большинство) в деятельности партии ограничивалось посещением партийных собраний, митингов и иных публичных мероприятий партии. Все остальные партийные функции концентрировались в руках кадетских активистов, которые, как правило, и составляли партийные комитеты. Зачастую вся партийная деятельность держалась за счет активности одного-двух лидеров. Например, в Белозерске небольшую по численности кадетскую группу организовал в конце 1905 г .

председатель уездной земской управы С.С. Холопов. Вся партийная работа была в его руках, и он формально сохранял группу даже после поражения Первой российской революции. Но когда весной 1917 г. его отозвали в Новгород на должность заместителя губернского комиссара Временного правительства, партийная деятельность без него замерла .

Одновременно с кадетскими организациями в Череповце, Кириллове, Устюжне оформились местные отделы партии октябристов. В 1906–1907 гг. в Новгородской губернии имелось 2370 октябристов. Крупнейшим в крае был Череповецкий отдел «Союза 17 октября», образованный 16 января 1906 года. Городскую организацию, в которой состояло более 100 человек, возглавляло бюро под руководством гласных городской думы А.В. Черняева и К.А. Петрова. По своей численности октябристы Новгородской губернии существенно опережали многие партии. Авторитет октябристов в Новгородской губернии во многом опирался на руководителей городского самоуправления, активно поддержавших партию. Так, в Череповце наиболее влиятельным октябристом был И.А. Милютин, занимавший должность городского головы более 40 лет. Другим известным октябристом Новгородской губернии был купец 1-й гильдии М.Я. Шульгин, возглавлявший городскую История и культура Череповецкого края 130 как особой территории Русского Севера Глава 7. Общественно-политические процессы в Череповецком крае в начале ХХ века думу Боровичей с 1893 и до 1907 г., когда он был вынужден оставить свою должность в связи с избранием в III Государственную Думу. Успеху октябристов в губернии способствовала и близость к Санкт-Петербургу. Местное чиновничество ориентировалось на настроения своих столичных коллег, а в годы премьерства П.А. Столыпина октябристы воспринимались как правительственная партия. В итоге во II–IV Государственные Думы от Новгородской губернии избиралось по 5 октябристов из 6 депутатов .

Кадеты представляли собой левый фланг русского либерализма, а октябристы – правый. Казалось бы, общность идеологии должна была сближать кадетов и октябристов. Но реальная жизнь была совсем иной. Кадеты нашего края никогда не шли ни на какие блоки с октябристами, считая их правыми. Мало того, если почитать кадетские листовки, обращения местных партийных организаций, то создается впечатление, что октябристы были одними из противников кадетов. Кадеты всегда подчеркивали, что нельзя идти ни на какие союзы с октябристами, хотя они были их идеологическими союзниками .

Совсем иное отношение было у кадетов к левым революционным партиям. Кадеты почти всегда шли на сотрудничество с ними в конкретных делах, хотя и спорили в сфере идеологии. Реальная жизнь показывает, что идеологические вопросы в провинции всегда отходили на второй план по сравнению с конкретными политическими действиями (выборы в различные органы, совместные мероприятия). Причина этого заключается в том, что провинциальные партии объединялись не на идейных позициях, а на отношении к властям и на решении конкретных дел. Отношение к местным властям, к политике государственной власти в целом было важнее идейных разногласий .

В этой связи требуется различать: одно дело – идейно-политическая доктрина партии, которая может быть консервативной, либеральной, социалистической, и другое – партийная политика на деле, которая проявляется в тактике партии, в ее отношении к власти и другим политическим силам. Зачастую именно поведение партии в конкретной ситуации говорит о ее сущности больше, чем любые красивые лозунги, написанные на ее знамени. Кадетский публицист начала ХХ века А.С. Изгоев отмечал: «Мы переживаем История и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 7. Общественно-политические процессы в Череповецком крае в начале ХХ века революционную эпоху, а в такое время быстро текущая жизнь делит людей на партии не по их программам, а по тактике… Программные различия еще не имеют такого существенного значения, чтобы на них могли основываться жизненные, большие партии. Партия конституционно-демократическая, прославленная буржуазной, несомненно, имеет в своих рядах некоторых вполне убежденных социалистов. Большой и жизненной политической партией сделала ее не программа, а тактика» [Мускатблит 1906: 7] .

Основной формой деятельности либеральных партий в годы Первой российской революции была пропаганда своих взглядов и участие в избирательных кампаниях в Государственные Думы .

Пропаганда велась через прессу, путем распространения листовок, литературы и на публичных собраниях. Отметим, что для небольших провинциальных городов открытые партийные собрания порой превращались в значимые события. На них обсуждались самые разные вопросы, ход обсуждения которых отражает умонастроения значительных кругов интеллигенции, средних городских слоев, деятелей местного самоуправления, предпринимателей .

Большинство партийных собраний были открытыми, и в первое время деятельности партии (особенно в дни выборов в Государственную Думу) в них принимали участие различные слои населения: служащие земств и городских дум, чиновники, учащаяся молодежь, приказчики, купцы, женщины, иногда крестьяне. Такие собрания были многолюдны, на них присутствовало до двух-трех сотен человек, т.е. значительно больше, чем членов партии .

Кадеты любили обсуждать теоретические вопросы, которые расширяли их кругозор. «Профессорской» партия была лишь на уровне столичных городов, на местах уровень знаний среди интеллигенции и чиновничества был невысок. Поэтому тематика теоретических вопросов была самая разнообразная .

Как правило, партийную программу, идеологию разрабатывают центральные органы партии, а в провинции человек лишь присоединяется к той или иной партии. Но и здесь есть свои нюансы. Для кадетов отдаленность от центра стала дополнительным импульсом в поиске лозунгов и формул, способных снискать симпатии местного населения и обеспечить успех в условиях жесткой политической конкуренции. Порой удивляет, насколько История и культура Череповецкого края 132 как особой территории Русского Севера Глава 7. Общественно-политические процессы в Череповецком крае в начале ХХ века подробно местные кадетские организации рассматривали партийную программу, и не только рассматривали, но и вносили в нее многочисленные дополнения и уточнения .

Еще современники отмечали наличие в кадетской партии некоторого числа лиц, разделявших социалистические идеалы. Для консерваторов это обстоятельство было наилучшим доказательством «революционности» левых либералов. Революционно-демократический лагерь воспринимал таких людей как запутавшихся в либеральной демагогии и не нашедших в себе силы разобраться в классовой сущности либерализма. Сами же либералы ничего необычного в этом, на первый взгляд противоестественном, симбиозе не видели. Они отмечали, что в кадетской партии сошлись как сторонники, так и противники социалистического строя. Однако поскольку все они «одинаково исходили из начал демократии», а построение социалистического строя всем представлялось «только вопросом отдаленного будущего», соединение этих двух течений в одной партии, «состоящей из приверженцев реальной политики, представлялось вполне допустимым, вполне возможным» [Корнилов 1917: 7]. Анализ политических взглядов и тактической линии кадетов нашего края показывает, что подавляющее большинство провинциальных либералов стояло на левых позициях в кадетской партии. Это оказывало серьезное влияние на позицию ЦК партии по различным вопросам политической жизни. Этим, в частности, объясняется неуступчивость либералов на переговорах с С.Ю. Витте и П.А. Столыпиным о вхождении в состав правительства .

Общественно-политические предпочтения населения нашего края демонстрируют итоги выборов в Государственные Думы Российской империи. В марте 1906 г. состоялись выборы в I Думу, вызвавшие у жителей северных губерний, несмотря на ограниченность избирательного законодательства и призывы левых партий к бойкоту, большой интерес. На предвыборных собраниях, проходивших в городах и крупных селах, открыто ставились и обсуждались многие злободневные вопросы развития страны и края, что способствовало вовлечению в орбиту политической жизни значительных слоев населения. Власти в ход первых выборов практически не вмешивались, а потому их результаты История и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 7. Общественно-политические процессы в Череповецком крае в начале ХХ века можно рассматривать как показатель степени влияния той или иной партии. При этом необходимо учитывать следующие обстоятельства. Кроме «Союза 17 октября» и «Союза русского народа», все остальные партии не были легализованы, а партии левее кадетов запрещены. Это означает, что кадеты и социалисты избирались в Думу не столько как представители своих партий, сколько как частные лица. В этом смысле личные качества кандидата в депутаты, его известность и авторитет играли гораздо большую роль, чем партийная принадлежность .

19 марта 1906 г. в Череповце состоялось избирательное собрание, которое определило выборщиков на губернское избирательное собрание. По городской курии были избраны городской голова, октябрист И.А. Милютин и присяжный поверенный, кадет Н.И. Спасокукоцкий. Уполномоченные от волостей Череповецкого уезда избрали четырех крестьян, одним из которых был кадет А.В. Белов. Землевладельческая курия выдвинула трех крестьян (в их числе кадет А.А. Токин) и дворянина, крупного землевладельца Н.Ф. Румянцева, активно участвовавшего в земско-либеральном движении. Предвыборные собрания в других городах края также показали растущее влияние либеральных партий. Выборщиками на губернское избирательное собрание стали: в Белозерске – кадет С.С. Холопов, в Устюжне – октябрист, присяжный поверенный Г.С. Константинов .

26 марта 1906 г. в Новгороде прошло губернское собрание по выборам депутатов в Государственную Думу. Пятерых депутатов избирало общее собрание от всех четырех курий, и одного депутата избирали крестьяне. Из 94 выборщиков 45 представляли землевладельцев, 31 – крестьян, 16 – горожан, 2 – рабочих. Собрание выбрало в Думу двух кадетов (присяжного поверенного И.А. Корсакова и волостного судью, земского гласного Д.В. Васильева);

двух либерально настроенных деятелей (череповецкого землевладельца Н.Ф. Румянцева, вошедшего в Прогрессивную группу (в будущем – партия прогрессистов), и крестьянина В.Т. Трифонова, примкнувшего в Думе к Партии демократических реформ);

двух беспартийных крестьян С.С. Караванова и А.Е. Рябчикова .

–  –  –

Общий вывод очевиден – уверенную победу одержали левые либералы – кадеты. Правые либералы октябристского толка существенно уступали им, но имели определенный авторитет и своего избирателя. Показатели социалистов не могут считаться объективными из-за запрещенного положения левых партий и объявленного ими бойкота выборов. А вот провал правых бросается в глаза – ни одного депутата от Новгородской губернии .

27 апреля открылась I Государственная Дума, с которой либеральная общественность связывала большие надежды. Этот знаменательный для России день земские и городские органы местного самоуправления отметили торжественными заседаниями. Членам Думы были направлены приветственнее телеграммы. Города украсились флагами, прошли народные гулянья. И в дальнейшем работа первого российского парламента находилась под пристальным вниманием либеральной интеллигенции. Стенографические отчеты Думы печатались в «Вестнике Новгородского земства», ее деятельность постоянно освещалась в местной печати .

Преобладающее влияние в I Государственной Думе имели кадеты. Радикализм предложенных ими реформ не устраивал царя и правительство. Конфликт Думы с самодержавием закончился ее роспуском 8 июля 1906 года. В знак протеста против произвола властей более 200 депутатов собрались в Выборге и приняли воззвание «Народу от народных представителей», в котором призвали население оказать пассивное сопротивление роспуску Думы .

К роспуску I Государственной Думы все кадетские организации нашего края отнеслись крайне отрицательно. На своих собраниях кадеты вынесли резолюции с осуждением самодержавия и призывом к народу оказать поддержку Думе. Руководитель белозерских кадетов С.С.

Холопов в своем письме в ЦК партии отмечал:

«Роспуск Государственной Думы произвел на все население угнетающее впечатление. В таком настроении объединились как прогрессивные элементы общества, так и реакционные: всех охватила паника, и положение без немедленного созыва Думы признается безвыходным, правительство и его программа не вызывают никакого доверия и успокоения» [Егоров 1996: 61] .

Однако отношение к Выборгскому воззванию, содержащему призыв к пассивному сопротивлению властям, у местных кадетИстория и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 7. Общественно-политические процессы в Череповецком крае в начале ХХ века ских групп было различным. На белозерских кадетов воззвание «особенного впечатления не произвело: все ждали большего» .

Тихвинская группа ПНС признала Выборгское воззвание с партийной точки зрения тактической ошибкой, особенно в части призывающей к нелегальным активным действиям. Крестецкая группа ПНС осудила воззвание, усмотрев в нем положения, не соответствующие принципам мирного перехода к конституционному строю .

Воззвание, по их мнению, толкает население на революционный путь, что чревато кровавыми столкновениями. Все кадетские организации сходились в одном – в невозможности и нежелательности его проведения в жизнь. С.С. Холопов считал, что для осуществления идей воззвания требуется высокая гражданская работа всего народа, чего в настоящее время не имеется. Вернувшийся из Санкт-Петербурга И.А. Корсаков пытался провести собрания и рассказать о работе Думы, но столкнулся с противодействием властей. Полиция также запретила редакторам местных газет печатать любую информацию о «крамольной» Думе .

Часть либеральных деятелей восприняла роспуск Думы как крушение всех своих надежд. 29 июля председатель Белозерской уездной земской управы С.С. Холопов ушел в отставку со своего поста, объяснив это так: «Созыв Государственной Думы давал надежду, что переживаемое Россией переходное состояние к демократическим формам управления закончится быстро, преобразованные на демократических началах земские учреждения получат должный авторитет в глазах народа, и местное хозяйство придет в надлежащее состояние, что и заставляло земских деятелей временно мириться с наблюдаемой ненормальностью и продолжать свою деятельность. Но с роспуском Государственной Думы эти надежды оказались несбыточными, по крайней мере, на продолжительный срок, и сословные земства обрекаются или на естественное вымирание, или же на поддержку путем репрессий по отношению к населению, что окончательно уронит их авторитет в глазах народа» [Егоров 1996: 61] .

Власти преследовали тех земских деятелей, которые проявляли, по их мнению, излишнюю политическую активность. 15 февраля 1906 г. постановлением Министерства внутренних дел председатель Новгородской губернской земской управы А.М. Колюбакин История и культура Череповецкого края 136 как особой территории Русского Севера Глава 7. Общественно-политические процессы в Череповецком крае в начале ХХ века был отстранен от занимаемой должности, пробыв на этом посту чуть более года. Причина его отстранения не являлась секретом .

Власти не могли допустить, чтобы земство возглавлял человек с конституционными взглядами, ставший к тому же членом ЦК кадетской партии. Под жестким контролем властей находились и общественные организации. Так, в июне 1906 г. кадет А.М. Тютрюмов был избран председателем Кирилловского вольного пожарного общества, но Новгородский губернатор не утвердил его в этой должности по политическим причинам .

Анализ прессы северо-западных губерний показывает, что кадетское влияние в большей или меньшей степени проводили большинство частных внепартийных газет неопределенно-оппозиционного направления и земская печать. Административные преследования коснулись и этих изданий. Так, в конце 1906 г. был закрыт журнал «Вестник Новгородского земства», который никогда открыто не вставал на стороны ПНС, но чьи сотрудники не скрывали своей симпатии к партии, и чьим редактором больше года был кадет А.М. Колюбакин .

Осенью 1906 г. состоялись очередные выборы земских гласных .

В результате открытого давления властей и активизации правых сил многих либеральных деятелей забаллотировали, а часть выбранных – отстранили в административном порядке. Многие либеральные земские служащие покинули свои посты, протестуя против произвола администрации. В результате кадеты лишились опоры в земствах и городских думах. Однако не все земства отказывались от своих позиций. В сентябре 1906 г. Кирилловское уездное земское собрание единогласно приняло предложение председателя земской управы кадета А.М. Тютрюмова ходатайствовать перед правительством о немедленном созыве Государственной Думы, так как на нее население возлагает надежду действительного преобразования старого строя и умиротворения. Реакция властей последовала незамедлительно – А.М. Тютрюмов был отстранен от занимаемой должности .

Побывавший осенью 1906 г. в нашем крае член ЦК кадетской партии А.М. Колюбакин писал: «Настроение всюду наблюдается или подавленное, или индифферентное и апатичное, вследствие безнадежности на успех II Думы. Все считают, что правительство

–  –  –

ничего не даст и ничего не уступит, какие бы законы Дума не выработала» [Егоров 1996: 62] .

В январе-феврале 1907 г., в обстановке уже определившегося спада революции в стране, состоялись выборы во II Государственную Думу. Они вновь проводились на основе избирательного закона от 11 декабря 1905 г. В выборах впервые участвовали партии социал-демократов и эсеров, отказавшиеся от тактики бойкота .

Власти, видя в кадетах едва ли не своего основного врага, делали все возможное, чтобы не допустить их участия в выборах. По законам того времени человек не мог принимать участие в выборах, если против него возбуждалось уголовное дело. Этим и пользовались власти, возбуждая «липовые» уголовные дела для преследования политических противников. Так, сохранилось письмо Новгородского губернатора прокурору Череповецкого окружного суда, в котором прямо говорится, что кадета А.М. Тютрюмова, состоящего в должности депутата от дворянства, можно удалить с должности в случае возбуждения против него предварительного следствия. Поэтому губернатор требовал возбудить следствие .

От Новгородской губернии во II Государственную Думу были выбраны учитель, социал-демократ П.Г. Измайлов, два октябриста – присяжный поверенный Г.С. Константинов (Устюжна) и землевладелец Н.К. Тимирев (Тихвин), а также трое беспартийных (два крестьянина и лесопромышленник), примкнувших в Думе к «Союзу 17 октября». II Государственная Дума оказалась слишком левой по своему составу и была распущена 3 июня 1907 г., что означало окончание Первой российской революции .

Общественно-политическая жизнь в нашем крае замерла, или, как написал один кадет в письме в ЦК партии, «погрузилась в летаргический сон». Местные власти получили большие полномочия по контролю за политическим положением в губерниях. Так, Высочайшим указом Правительствующему Сенату от 3 июня 1907 г .

губернаторам были предоставлены специальные полномочия, на основании которых было запрещено распространение сообщений, «возбуждающих враждебное отношение к правительству». Далее последовал еще ряд постановлений, которые вводили конкретные меры по контролю над населением края и недопущении прибытия на территорию губернии агитаторов неугодных правительству История и культура Череповецкого края 138 как особой территории Русского Севера Глава 7. Общественно-политические процессы в Череповецком крае в начале ХХ века партий. Например, постановление от 15 июня 1907 г. обязывало всех домовладельцев, содержателей гостиниц, постоялых дворов, меблированных комнат и квартир губернии в течение 12 часов предъявлять полиции виды на жительства всех прибывающих лиц и сообщать обо всех уезжающих из упомянутых помещений .

Выборы в последующие Думы проводились уже по новому, крайне недемократическому избирательному закону .

От Новгородской губернии в III Думу избрали 5 октябристов и одного прогрессиста, в IV Думу – 5 октябристов, один депутат вошел во фракцию русских националистов. Во время выборов особенно жестко контролировались печатные издания. Пытаясь ограничить распространение революционной и либеральной агитации, власти не сводили свои действия только к цензурным мерам. На местах были предприняты шаги к установлению контроля над получением печатных изданий и распространению проправительственной прессы. Во время выборов в IV Думу губернатор дал указание земским начальникам строго наблюдать за тем, какие издания выписываются волостными правлениями, направлять их списки в канцелярию губернатора, изымать левые издания. Также изымались и уничтожались все листки, воззвания, газеты и журналы, которые рассылались бесплатно без подписки для распространения. Таким образом, предвыборная агитация оппозиционных партий была чрезвычайно затруднена. Кроме того, власти непосредственно вмешивались в избирательный процесс, отстраняя неугодных лиц .

Так, данные обо всех выборщиках собирались уездными избирательными комиссиями. Если выборщик разделял неугодные взгляды, то его ставили на заметку, тщательным образом по протоколам изучали процедуру его избрания, пытаясь найти лазейку для законного опротестования выборов. Если повод не находился, то просто давался сигнал сверху и выборы нежелательного кандидата отменялись распоряжением губернатора .

Конечно, подобные методы властей не могли не сказаться на настроениях населения края. Выразительную картину положения дел на местах обрисовал вологодский кадет А.В. Васильев на партийной конференции в октябре 1908 г.: «Теперь в провинции стало жить невозможно, даже в прежние времена дышать было легче .

Все деятели изъяты, преданы суду. Земства задавлены. Газеты История и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 7. Общественно-политические процессы в Череповецком крае в начале ХХ века убивают штрафами за всякую мелочь. Обязательные постановления ввергают обывателей в тюрьму… Такое положение вещей, естественно, вызывает полнейшее озлобление» [Съезды и конференции конституционно-демократической партии 2000: 64]. В итоге от выборов к выборам наблюдалась тенденция угасания интереса к избирательным кампаниям, а роспуск первых двух Дум оказал отрицательное воздействие на избирателей. Если во время первых выборов была хотя бы слабая надежда на парламент, то к третьим выборам она практически исчезла. Пятилетняя деятельность III Думы еще сильнее разочаровала обывателей. Интерес к Думе как к новому политическому явлению явно затухал. Лишь Первая мировая война и Февральская революция пробудили население края от «летаргического сна» .

Таким образом, общественно-политические процессы в Череповецком крае в начале ХХ века в целом соответствовали общероссийским тенденциям. В годы Первой российской революции в городах северных губерний наибольшим влиянием пользовались либеральные партии – кадеты и октябристы. Это объяснялось следующими обстоятельствами. Именно в городах имелась основная социальная опора либерализма: деятели местного самоуправления, провинциальная интеллигенция, мелкое чиновничество, предприниматели. Получив возможность легально заниматься политикой после Манифеста 17 октября 1905 г., они на какое-то время стали главными выразителями общественных нужд и чаяний. Рабочий класс нашего края был относительно немногочисленным, что препятствовало широкому развитию социал-демократического движения. Каких-то экстраординарных проявлений революционного движения (массовые забастовки, вооруженные восстания) в крае не было. Эсеровские идеи находили отклик в крестьянской среде, но нелегальное положение эсеровской партии не позволяло ей стать серьезной политической силой в крае – это произойдет только в 1917 году. Выборы в Государственные Думы Российской империи, в общем, подтверждают общероссийскую ситуацию с избирательными кампаниями. Высокий уровень административного давления при выборах в совокупности с незначительными результатами деятельности Государственных Дум приводили к абсентеизму, к затуханию интереса к парламентским механизмам. ВыбоИстория и культура Череповецкого края 140 как особой территории Русского Севера Глава 7. Общественно-политические процессы в Череповецком крае в начале ХХ века ры в нашем крае, как и по всей стране, так и не стали неотъемлемой частью провинциальной политической культуры .

–  –  –

1. Охарактеризуйте деятельность социал-демократических кружков нашего края в начале ХХ века .

2. Какова роль организаций партии социалистов-революционеров в нашем крае и почему?

3. Что представляло собой либерально-демократическое движение в нашем крае? Каковы были его проявления?

4. Какие политические силы находили поддержку на выборах в Государственные Думы Российской империи в нашем крае?

5. Почему в городах северных губерний наибольшим влиянием пользовались либеральные партии – кадеты и октябристы?

6. В чем причины спада общественно-политической жизни в нашем крае после поражения Первой российской революции?

Литература

1. Безбережьев С.В. Политические партии и ЧК // Их называли КР:

Репрессии в Карелии 20–30-х годов / Сост. А.М. Цыганков. – Петрозаводск:

Карелия, 1992. – 335 с .

2. Веселовский Б.Б. История земства: в 4 т. – СПб.: Изд-во О.Н. Поповой, 1911. – Т. 4. – 696 с .

3. Гиппиус З. Петербургские дневники, 1914–1919. – Нью-Йорк: Телекс, 1990. – 312 с .

4. Гуркина Н.К. Интеллигенция Европейского Севера в конце XIX – начале XX веков. – СПб.: Нестор, 1998. – 218 с .

5. Егоров А.Н. Кадетская партия на Севере России в 1905–1907 гг.:

организационная структура, состав, численность // Северо-Запад: Историкокультурный региональный вестник. Статьи и материалы. – Череповец: ЧГУ, 1998. – Вып. 2. – С. 54–65 .

6. Егоров А.Н. Либеральная интеллигенция Череповецкого края в Первой русской революции // Череповец: Краеведческий альм. – Вологда: Русь, 1996. – Вып. I. – С. 56–63 .

7. Кирьянов Ю.И. Правые партии в России. 1911–1917 гг. – М.:

РОССПЭН, 2001. – 464 с .

8. Корнилов А.А. Партия Народной Свободы (Исторический очерк). – Одесса: Партия Народной Свободы, 1917. – 28 с .

–  –  –

9. Леонов М.И. Партия социалистов-революционеров в 1905–1907 гг. – М.: РОССПЭН, 1997. – 512 с .

10. Морозов К.Н. Партия социалистов-революционеров в 1907–1914 гг. – М.: РОССПЭН, 1998. – 624 с .

11. Мускатблит Ф. Первый русский парламент (избирательная кампания и ее итоги). – Одесса: Буревестник, 1906. – 88 с .

12. Нардова В.А. Самодержавие и городские думы в России в конце ХIХ – начале ХХ века. – СПб.: Наука, 1994. – 157 с .

13. Очерки истории Вологодской организации КПСС / Отв. ред .

В.И. Другов. – Вологда: Сев.-Зап. кн. изд-во, 1969. – 688 с .

14. Очерки по истории народного образования в Череповце / Отв. ред .

Н.Г. Лохичева. – Л.: ЛГПИ им.А.И. Герцена, 1970. – Вып. 1. – 123 с .

15. Съезды и конференции конституционно-демократической партии .

В 3-х т. – М.: РОССПЭН, 2000. – Т. 2. – 655 с .

16. Чупров В.И. О деятельности социалистов-революционеров на Севере Европейской России (1905–1914 гг.) // Вопросы истории Европейского Севера (Проблемы социальной экономики и политики: 60-е годы ХIХ– ХХ вв.): Сб. науч. ст. – Петрозаводск: Изд-во Петрозаводского ун-та, 1995. – С. 133 – 138 .

17. Чупров В.И. Социально-политическая жизнь северной деревни (1895 – февраль 1917 гг.): Моногр. – М.: Наука, 1991. – 177 с .

–  –  –

Ведущий редактор Н.А. Бачурина Ведущий технический редактор Т.С. Камыгина Дизайн обложки: В.Н. Курочкина Макет серийной обложки: А.В. Несонов Лицензия А № 165724 от 11.04.06 г .

Подписано к печати 17.11.16. Тир. 300 (1-й з-д 31) .

Уч.-изд. л. 8,27. Усл. печ. л. 8,6. Формат 60 84 1/16 .

Гарнитура Таймс. Зак .

ФГБОУ ВО «Череповецкий государственный университет»

162600, г. Череповец, пр. Луначарского, д. 5.

Pages:     | 1 ||



Похожие работы:

«ВЕСТНИК БУРЯТСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 1 / 2013 Литература 1. Игумнов А.Г. Поэтика русской исторической песни. – Новосибирск: Наука, 2007.2. Игумнов А.Г. Рифма и событие // Мир науки, культуры, образования. – 2010. – № 4.3. Игумнов А.Г. Витальное и...»

«Национальный исследовательский университет "Высшая школа экономики" Программа дисциплины "Русский язык и история языка" (майнор "Лингвистика") для подготовки бакалавра Правительство Российской Федерации Федеральное государственное автономное о...»

«Переславская Краеведческая Инициатива Тип документа: статья. — Тема документа: война. — Код: 1900. Фронтовые газеты о боевых делах воинов-переславцев Красная Армия неотделима от народа. Она впитала в себя его духов...»

«Серия "Антология мысли" (1766–1826) Н. М. Карамзин История государства Российского Тома VII—VIII Книга доступна в электронной библиотечной системе biblio-online.ru Москва Юрайт 2018 УДК 93 ББК 63.3 К21 Автор: Карамзин Николай Михайлович (1766—1826) — знаменитый историк и писатель, реформатор русского языка. Карамзин, Н. М. К21 История го...»

«Гатилова Анастасия Владимировна НАУЧНЫЕ ДИНАСТИИ ПОЛЬСКИХ ПРОФЕССОРОВ И ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ В КАЗАНСКОМ УНИВЕРСИТЕТЕ (XIX начало XX вв.) Специальность 07.00.02 Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации н...»

«Псковский регионологический журнал № 18 2014 УДК 338.24:911.3 (470.27) Ю. Д. Рожков-Юрьевский О НЕКОТОРЫХ АСПЕКТАХ ИСТОРИЧЕСКОЙ И ПОЛИТИЧЕСКОЙ ГЕОГРАФИИ КАЛИНИНГРАДСКОЙ ОбЛАСТИ Рассматриваются вопросы возникновения, развития, перехода в иной статус и прекращения существования государ...»

«УДК 65.01 ББК 65.290-2 Ш73 Eric Schmidt and Jonathan Rosenberg, with Alan Eagle HOW GOOGLE WORKS Copyright © 2014 by Google, Inc. All illustrations © Nishant Choksi 2014 This edition published by arrangement with Grand Central Publishing, New York, New York, USA. All rights reserved Шмидт, Эрик. Ш73 Как работает Google /...»

«СЫМА ЦЯНЬ И ЕГО "ИСТОРИЧЕСКИЕ ЗАПИСКИ" Свое современное название "Исторические записки" (Ши цзи) труд Сыма Цяня получил уже после смерти автора; сам Сыма Цянь называл свое сочинение "Книгой Придворного историографа" (Тайшигун шу). Название это символ...»

«ACTA UNIVERSITATIS LODZIENSIS FOLIA H ISTORICA 51, 1994 Клара Папп (Дебречен) О Ц Е Н К И Д И П Л О М А Т И Ч Е С К И Х СВЯЗЕЙ К Н Я ЗЯ РА К О Ч Е ГО С ЦА РЁМ П ЕТРО М ПЕРВЫ М В В ЕН ГЕРСК О Й И С ТО РИ О ГРА Ф И И П о...»

«АННОТАЦИЯ диссертационной работы "Indian Policy towards central Asia: Evolution and Dynamics of Changes" (Политика Индии в Центральной Азии: эволюция и динамика изменений) Оракбаевой Улболсын Маликовны, представленной на соискание степени доктора философии (PhD) по специальности "6D050500 – Регионоведение" Актуальность те...»







 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.