WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 

Pages:   || 2 |

«Череповецкого края как особой территории Русского Севера Учебное пособие Череповец УДК 908(470.12) Рассмотрено на заседании кафедры ББК 63.3(2Рос-4Вол) истории и философии протокол № 1 ...»

-- [ Страница 1 ] --

Череповецкий государственный университет

История и культура

Череповецкого края

как особой территории

Русского Севера

Учебное пособие

Череповец

УДК 908(470.12) Рассмотрено на заседании кафедры

ББК 63.3(2Рос-4Вол) истории и философии протокол № 1

И90 от 29.08.2016 г .

Одобрено на заседании УМС ЧГУ,

протокол № 4 от 23.12.15 .

А в т о р ы : А.В. Кудряшов – канд. ист. наук, доцент; О.А. Кобякова – учитель истории МБОУ «СОШ № 28» г. Череповца; С.А. Алексеев – учитель истории Женской гуманитарной гимназии г. Череповца; А.В. Всеволодов – ст .

преподаватель; О.Ю. Солодянкина – д-р ист. наук, профессор; Н.В. Алексеева – канд. ист. наук, доцент; А.Н. Егоров – д-р ист. наук, профессор Р е ц е н з е н т ы: Н.В. Косорукова – канд. ист. наук, доцент;

Е.М. Иванова – канд. филол. наук, доцент Н а у ч н ы й р е д а к т о р: Н.В. Алексеева – канд. ист. наук, доцент И90 История и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера : учебное пособие / А. В. Кудряшов, О. А. Кобякова, С. А. Алексеев и др. ; [под ред. Н. В. Алексеевой]. – Череповец : ЧГУ, 2016. – 142 с .

ISBN 978–5–85341–715–1 Данное учебное пособие содержит сведения об основных вехах истории Белозерья и Череповси с древнейших времен до 1918 года. Также в нем рассмотрены некоторые вопросы социокультурной направленности второй половины XIX – начала XX века (образование, духовное развитие, политические события), мало затрагиваемые в других публикациях .

Пособие предназначено для студентов и школьников г. Череповца и Череповецкого района, а также для всех интересующихся историей родного края .

УДК 908(470.12) ББК 63.3(2Рос-4Вол) © ФГБОУ ВО «Череповецкий ISBN 978–5–85341–715–1 государственный университет», 2016 Оглавление Введение

Глава 1. Древняя и средневековая история Белозерья

1.1. Древнейшие памятники региона

1.2. Эпоха неолита в крае

1.3. Эпоха раннего металла (энеолит и бронза) в регионе

1.4. Ранний железный век в регионе

1.5. Эпоха Великого переселения народов

1.6. Финно-угорское население в IX–XI веках

1.7. Древнерусская колонизация края

1.8. Регион в составе Древнерусского и Московского государства.......38 Вопросы для самоконтроля

Литература

Глава 2. Очерк по истории Череповца (1362–1918)

2.1. Начало истории

2.2. Образование и развитие города до середины XIX в.

2.3. Город Череповец и И.А. Милютин

2.4. Череповец в начале XX века

2.5. Череповец в годы Первой мировой войны

2.6. Революционные события в крае

Вопросы для самоконтроля

Литература

Глава 3. Светское феодальное землевладение в Белозерском уезде в первой четверти XVII века

Вопросы для самоконтроля

Литература

Глава 4. О понятии «Череповецкий край» (по источникам второй половины XIX – начала XX века)

Вопросы для самоконтроля

Источники

Литература

Глава 5. История образования в череповецком уезде в последней трети XIX – начале XX века

5.1. Подготовка учительских кадров

5.2. Профессиональные учебные заведения. Александровское техническое училище

5.3. Формы помощи учащимся Череповца и Череповецкого уезда.... 101 Вопросы для самоконтроля

Источники

Литература





Глава 6. Традиция поклонения святым местам в Белозерском крае во второй половине XIX – начале XX века

6.1. Система формирования мест христианского полонения в Белозерском крае

6.2. Православные традиции поклонения святыням в народной среде

Вопросы для самоконтроля

Литература

Глава 7. Общественно-политические процессы в Череповецком крае в начале ХХ века

Вопросы для самоконтроля

Литература

Введение Сегодня на всех уровнях преподавания истории ставится вопрос об интеграции региональной, локальной и этнической истории в федеральную, а через нее – в мировую историю. В историкокультурном стандарте прописана многоуровневая структура преподавания истории: федеральный уровень, региональный и локальный. Такая структура призвана формировать российскую гражданскую идентичность и чувство патриотизма через любовь к большой и малой Родине .

Сегодня само понятие «регион» нуждается в серьезном переосмыслении. Если раньше под этим понятием мы подразумевали территории определенных субъектов Федерации, то сегодня оно усложняется и дополняется новыми смыслами. Предлагается такая структура данного понятия: микрорегион (социокультурное локальное пространство) (например, в нашем случае, Череповец, Белозерье); мезорегион или собственно регион (Новгородские земли или Вологодская земля, в зависимости от того о каком периоде идет речь в применении к микрорегиону); макреригион (историческое, социокультурное и геополитическое пространство большого историко-культурного региона (Русский Север); мегарегион (историческое, государственно-политическое, геополитическое и социокультурное пространство, объединяющее всю страну или всю страну и несколько граничащих и иных стран) (например, Российская Федерация). Таким образом, когда мы рассматриваем историю мезорегиона Вологодская земля, которая была в разное время гораздо больше современной Вологодской области и имела в своем составе Новгородские, Поморские, Олонецкие и территории других сопредельных земель, нужно помнить, что это история, в которую включены истории и данных локальных земель. Одновременно с этим история Вологодской земли является составной частью истории и макро-, и мега-регионов .

История и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера На основании вышесказанного, целью данного учебного пособия была попытка раскрыть некоторые вопросы нашего микрорегиона, которые мало затрагиваются в краеведческих пособиях областного масштаба (мезорегиона) и показать особенности развития края на основе общности исторических культурных корней. Белозерье и Череповесь до 1918 года принадлежали Новгородской губернии и были более интегрированы в экономическую систему западных регионов Русского Севера (макрорегион) больше, нежели восточных и северо-восточных, при этом сохраняя социокультурную основу всех северных русских. Именно поэтому все вопросы, поднятые в пособии относятся к периоду до 1918 г. и охватывают широкий спектр задач от формирования населения на данной территории и истории края с древнейших времен до политических и социокультурных проблем .

Пособие разделено на семь глав. Главы авторские и посвящены отдельным проблемам истории края .

Первая глава, автором которой является археолог, кандидат исторических наук, заведующий отделом истории и природы края Череповецкого музейного объединения, доцент кафедры истории и философии ЧГУ А.В. Кудряшов, раскрывает нам самые древние страницы истории Белозерья: дает представление о древнейшем заселении данной территории, характеризует материальную культуру его автохтонного населения по данным археологических раскопок .

О.А. Кобякова, краевед, учитель школы № 28 г. Череповца, преподаватель кафедры истории и философии ЧГУ, во второй главе дает характеристику социально-экономического, политического и культурного развития Череповецкой земли с периода основания в 1362 г. Череповецкого Воскресенского монастыря до 1918 г .

Учитель истории и обществознания ЖГГ г. Череповца С.А. Алексеев в третьей главе представляет данные о том, как земли Заягорбской и Череповецкой волостей в первой четверти XVII в были отданы в руки членов Можайской городовой корпорации и иноземцам и реконструирует механизм формирования в Белозерском уезде системы светского феодального землевладения .

А.В. Всеволодов, старший научный сотрудник отдела фондов МБУК "Череповецкое музейное объединение", старший преподаватель кафедры связей с общественностью, журналистики и рекламы ЧГУ, трактует популярное сегодня понятие «Череповецкий История и культура Череповецкого края 6 как особой территории Русского Севера край» в теоретическом и даже географическом плане на материале источников второй половины XIX в. (учебных текстов, воспоминаний, путевых заметок и др.) анализирует некоторые способы концептуализации историко-культурных связей Череповца и окружающей территории. С точки зрения автора, адекватным пространственным и административным «воплощением» Череповецкого «края» можно считать Череповецкий уезд, существовавший в 1780–1917 гг .

О.Ю. Солодянкина доктор исторических наук, профессор кафедры истории и философии ЧГУ, в пятой главе свидетельствует о том, что Череповец последней трети XIX – начала ХХ в. выделялся целой сетью учебных заведений: начальных, средних, средних специальных. Большая концентрация учебных заведений и учащихся при минимальном количестве населения привела к появлению броских журналистских названий города – «Северные Афины», «Русский Оксфорд», «Новгородский Гейдельберг» и т.п. Но такое количество учащихся в маленьком провинциальном городе (каждый шестой житель города был учащимся) появилось благодаря созданной атмосфере – ориентации на знания, профессиональные умения – и в немалой степени благодаря успешно работающей системе материальной поддержки, «запущенной» благотворительными организациями .

Кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и философии ЧГУ, Н.В. Алексеева в следующей главе дает представление о традиции паломничеств в среде белозерского населения XIX в .

В последней главе А.Н. Егоров, доктор исторических наук, зав .

кафедры истории и философии Череповецкого государственного университета, рассматриваются проявления революционного и либерального движений в Череповецком крае в начале ХХ века, показывает основные формы деятельности в крае партий социалистической и либеральной ориентаций .

Данное учебное пособие совмещает два направления в изучении регионального компонента: краеведческий и локальный. Традиционное краеведение отдает предпочтение изучению исторических событий, процессов, имеющих место на определенной территории, очерченной определенными границами в конкретный период времени. Изучение же «локуса» подразумевает под собой рассмотрение микросообществ с их микроисториями, т.е. все, что связано с культурными традициями, ментальностью, социопсихоИстория и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера логическими мотивами. Для этого авторами были использованы археологические, демографические, социокультурные, культурологические, социологические, экономико-статистические, политологические, историко-географические и другие исследования и подходы .

Несомненным достоинством данного коллективного труда является использование новейших данных в изложении тех научных проблем, которые были затронуты .

Пособие предназначено для студентов исторического отделения Череповецкого государственного университета и направлено на подготовку учителей истории на краеведческой основе и применении (использованием) знаний в дальнейшей работе по специальности. Оно опирается на теоретические знания, полученные студентами на других исторических дисциплинах и тесно связано с методикой преподавания истории. На историческом направлении идет подготовка историков и будущих учителей к тому, что им предстоит быть организаторами краеведческой работы в школе и в учреждениях дополнительного образования, вести внеклассную работу с учащимися, уметь организовать их для проведения региональных исследований, использовать краеведческий материал в преподавании истории и в патриотическом воспитании школьников. Данные материалы призваны углубить и расширить знания студентов и придать им конкретную практическую направленность .

Пособие включает вопросы для самоконтроля и предназначено для использования как на предметах исторического цикла в высших учебных заведениях, так и на уроках истории в школе и во внеурочной учебной деятельности .

История и культура Череповецкого края 8 как особой территории Русского Севера Глава 1 Древняя и средневековая история Белозерья Западные и часть центральных районов современной Вологодской области занимают особое место в ее истории. Некогда они входили в состав Новгородской губернии, в 1918 г. большая часть из них оказалась в составе вновь созданной Череповецкой губернии, еще позднее они вошли в состав Череповецкого округа Ленинградской области, где находились до образования в 1936 г. современной Вологодской области. В данной главе рассматривается регион, в который входили Чагодощенский, Бабаевский, Устюженский, Кадуйский, Белозерский, Вашкинский, Кирилловский, Шекснинский и Череповецкий районы Вологодской области .

В физико-географическом отношении территория региона представляет собой равнину, в одних местах всхолмленную, в других – плоскую и волнистую. С юга Белого озера проходит Белозерская гряда – цепь возвышенностей, южнее она переходит в Андогскую гряду. С северо-востока от Белого озера проходит Кирилловская гряда. Юго-западная часть региона представляет собой плоскую равнину. Северная и центральная части территории региона относятся к подзоне средней, а южная – к подзоне южной тайги. Большая часть почв региона относится к дерново-подзолистым, подзолисто-суглинистым и супесчаным почвам .

Основная часть рек и озер данного региона входит в бассейн Волги и Каспийского моря, лишь северо-восточные территории связаны с бассейном реки Онеги и Белого моря .

Наиболее крупными водными артериями края являются река Шексна, которая до образования Рыбинского водохранилища соединяла Белое озеро с Волгой, с притоками, крупнейшими История и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 1. Древняя и средневековая история Белозерья из которых являются Суда с Андогой и Колпью, а также река Молога с притоками Чагодой, Кобожей. Значительные размеры имеют также реки, впадающие в Белое озеро, – Кема, Ковжа с Шолой .

В регионе находится большое количество озер, среди них есть водоемы довольно крупных размеров: Белое озеро, Андозеро, Лозско-Азатское озеро, озеро Воже, а также сотни озер поменьше .

В результате образования в 1941 г. Рыбинского водохранилища, а в 1965 г. Шекснинского водохранилища зарегулированным оказалось все течение р. Шексны. Подъем воды способствовал затоплению пойменных и части надпойменных берегов этой реки и ее притоков, а также Белого озера. Самые большие затопленные территории региона приходятся на нижнее и среднее течения реки Шексны .

Письменные источники по истории региона редки и скупы .

Наиболее древним письменным источником считаются записки VI в. готского историка Иордана о народах и племенах, населявших северные и восточные территории нынешней Русской равнины, в которых впервые упоминается племя «весь». Другими письменными источниками, упоминавшими местное население «весь»

и Белое озеро, являются русские летописи. Эти сведения относятся к IX–X вв. В последующие времена территории региона редко упоминаются в летописных трудах. Исключение составляют события, связанные с восстанием местных жителей на реках Волге, Шексне и Белом озере в 1071 г. под предводительство местных волхвов, подавленным великокняжеским воеводой Яном Вышатиным. Наиболее массовыми письменными материалами, относящимися к местному краю, являются многочисленные грамоты, преимущественно XV–XVI вв., уцелевшие в лихолетье. Эти грамоты различаются на жалованные, меновые и духовные. Они сохранились в большинстве своем в архивах местных монастырей. Важными документами являются также писцовые книги XVI в., такие как «Писцовая книга езовых волостей и государевых дворцовых оброчных угодий Белозерского уезда 1585 года», а также «Переписная дозорная книга Дворцовых земель Вологодского уезда 1589–1590 гг.». Таким образом, основными источниками, относящимися к раннему периоду истории края от каменного века до Средневековья, являются археологические материалы .

История археологического изучения Белозерского региона подИстория и культура Череповецкого края 10 как особой территории Русского Севера Глава 1. Древняя и средневековая история Белозерья робно освещалась в публикациях археологов Л.А. Голубевой и Н.А. Макарова [Голубева 1973: 5–18; Макаров 1997: 10–14] .

История Череповецкого краеведческого музея начинается в XIX веке с дара открывающемуся заведению коллекций археологических материалов и монет историком и коллекционером Е.В. Барсовым, сотрудником Румянцевской библиотеки, уроженцем Череповецкого уезда. Это были материалы, собранные преимущественно на территории уезда. Данные коллекции составили основу будущих фондов музея .

Археологическое обследование региона началось в середине XIX века с обследования берегов Белого озера и старого городища «Белоозеро» в истоке реки Шексны из Белого озера столичными археологами Я.М. Лазаревским и Ю.Б. Иверсоном .

В 20-е гг. XX в. археологические работы в крае были продолжены. Река Шексна и ее притоки были обследованы Г.П. Гроздиловым и В.И. Равдоникасом. В середине 20-х гг. XX века в Череповецком губернском музее работала выпускница МГУ археолог М.Е. Арсакова, уроженка г. Тотьмы. Ею были проведены разведки в бассейне реки Шексны, Белого озера, озера Воже. Кроме того,

М.Е. Арсакова провела раскопки ряда памятников разных эпох:

Покрово-Моложской стоянки, находившейся на реке Мологе между Устюжной и Пестово; курганного могильника у деревни Болтинской (ныне могильник Никольское III) на реке Кеме; кургана у села Дмитриево на реке Колоденке и других объектов. Мария Ермолаевна систематизировала коллекции музея, составила каталоги археологических памятников и местонахождений археологического материала в регионе .

В 30-е гг. XX века в регионе работали московские археологи:

П.А. Сухов, А.Я. Брюсов. П.А. Сухов обследовал верхнее течение реки Шексны, обнаружил ныне широко известный памятник Крутик у деревни Городище Кирилловского района и определил его как славянское городище. А.Я. Брюсов осуществлял работы в бассейне озера Воже, на реках Модлоне, Еломе и др. Им были раскопаны известные памятники: свайное поселение на реке Модлоне, Караваевский могильник. А.Я. Брюсов поддерживал тесные связи с директором Череповецкого краеведческого музея К.К. Морозовым. Часть коллекций из раскопок Брюсова были переданы в Череповецкий музей .

История и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 1 .

Древняя и средневековая история Белозерья В 40-е гг. XX в. начинаются многолетние разведки краеведов региона. А.А. Алексеева осмотрела большое количество рек и озер края, ею были собраны многочисленные коллекции подъемного археологического материала с Лозско-Азатской озерной системы, Белого озера, реки Шексны и других водоемов области. На территории нынешних Белозерского и Вашкинского районов в это время работал краевед В.В. Гарновский, редактор районной газеты «Красная Шола». Им были собраны многочисленные археологические материалы со стоянок и поселений Белого озера, его притоков – Кемы, Шолы и др. В 40–60 гг. XX в. работы по обследованию региона осуществляли Л.А. Голубева, Н.В. Тухтина, А.В. Никитин, М.В. Фехнер. Начались масштабные раскопки Древнего Белоозера Л.А. Голубевой, которые продолжались до 1965 г. Н.В. Тухтина, А.В. Никитин проводили разведки и раскопки на Шексне, ее притоках – Суде, Колпи, на Белом озере .

Н.В. Тухтина исследовала ряд средневековых могильников: Торово – на Шексне; Дудино, Бабаево – на реке Колпи; могильники верхней Суды. А.В. Никитин раскапывал многочисленные курганы на реке Колпи в Бабаевском районе Вологодской области, а также обследовал и реку Суду. И.К. Цветкова и Р.В. Козырева обследовали стоянки каменного века на озерах региона. И.К. Цветкова раскопала стоянку Васькин Бор на Азатском озере .

В 70-е гг. XX в. продолжила работы в регионе Н.В. Тухтина, которая исследовала могильники в бассейне Мологи, на реке Кобоже. В 1974–1981 гг. Л.А. Голубева раскапывала поселение Крутик. Московский археолог С.В. Ошибкина проводила раскопки и разведки на крупных озерах – Лозско-Азатском и Андозере. Ею раскапывались стоянки на Андозере у деревни Калинино. На Колпи исследовал погребальные памятники Н.В. Гуслистов, вологодский археолог .

С начала 80-х гг. XX в. наступил новый этап исследований региона. Масштабные работы проводила экспедиция Института археологии АН СССР под руководством Н.А. Макарова, которая осуществляла широкие разведки на Белом озере, реке Шексне и сопредельных территориях. Н.А. Макаровым были проведены исследования могильника Никольское III на реке Кеме, могильника Нефедьево в Кирилловском районе Вологодской области, ряда могильников и поселений, располагавшихся на волоковых путях, соИстория и культура Череповецкого края 12 как особой территории Русского Севера Глава 1. Древняя и средневековая история Белозерья единявших бассейны реки Шексны и реки Волги с водными артериями бассейна Белого моря. Исследованиям экспедиции подвергся также могильник Древнего Белоозера, где были обнаружены и исследованы погребения по обряду сожжения X – начала XI века .

Значительные работы были проведены в регионе С.Д. Захаровым, учеником Н.А. Макарова. Им были собраны и систематизированы огромные коллекции подъемного материала, происходящего с Древнего Белоозера. Подробнейший анализ вещевого инвентаря, изучение топографии находок позволили существенно дополнить известные сведения о древнем городе Белоозеро, а также характеризовать хозяйственный уклад его населения, уточнить его датировку, реконструировать торговые и политические связи древних жителей города. С.Д. Захаров продолжил также раскопки известного торгово-ремесленного центра – Крутика, его могильников, им открытых, используя самые современные и тонкие методы археологических исследований .

С 1981 г. на протяжении тридцати полевых сезонов Северорусская археологическая экспедиция под руководством вологодского археолога А.Н. Башенькина изучала памятники археологии раннего железного века и средневековья региона. Работы экспедиции развернулись в Молого-Шекснинском междуречье: на Шексне и ее притоках Суде, Колпи, в бассейне реки Мологи – на Чагодоще, Песи, Кобоже и др. За время работы экспедицией обнаружены сотни новых памятников археологии, исследовано несколько десятков поселений и могильников, среди них имеются уникальные объекты, которые изучались впервые в регионе: «длинные» курганы, сопки, «домики мертвых», городища железного века, грунтовые могильники раннего железного века и мн. др. А.Н. Башенькиным исследованы целые комплексы археологических памятников, включавших в себя поселения, грунтовые могильники, курганы, «домики мертвых» и другие объекты (с. Никольское на реке Суде, деревня Куреваниха на реке Мологе выше г. Устюжны, Усть-Белая на реке Кабоже, Хутор Любахин на реке Песи, Варшавский шлюз на реке Чагоде, Чагода на одноименной реке и др.) .

А.Н. Башенькиным открыт и исследован целый пласт материалов, позволяющих реконструировать исторические процессы, происходившие в раннем железном веке и раннем средневековье не только на территории региона, но и на всем Русском Севере .

История и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 1. Древняя и средневековая история Белозерья С 1986 г. изучением археологических памятников каменного века белозерского региона занимается археолог Н.В. КондаковаКосорукова. Объектами ее особого интереса являются памятники эпохи мезолита. Экспедиция, возглавляемая ею, за годы своего существования изучила большое количество стоянок мезолита и других эпох каменного века и раннего металла. Работы проводились в основном в западной части Вологодской области: на реках Мологе, Суде, Колпи, Андоге и их притоках. Здесь были исследованы стоянки вблизи д. Лиственка, Усть-Вешарка, Лотова Гора, Усть-Андога 1, Зеленый Берег и др. Последние годы экспедиция под руководством Н.В. Косоруковой все усилия прикладывает для изучения торфянниковых стоянок, располагающихся в Кирилловском районе на реках Модлоне, Еломе: стоянки Погостище 14, датируемой мезолитом, и ранненеолитической стоянки Караваиха 4 .

На этих стоянках сохраняется влажный культурный слой, содержащий органику. Здесь обнаружены в большом количестве изделия из кости и рога, деревянные предметы и конструкции, изделия, изготовленные из прутьев и лыка .

С 1987 г. средневековые памятники археологии исследует Шекснинская экспедиция Череповецкого музейного объединения под руководством А .

В. Кудряшова. Основное внимание в начале своей деятельности экспедиция уделяла территории, которая получила название «Средняя Шексна». Она включала в себя среднее течение реки Шексны, территорию по нижней Суде и реке Андоге с Андозером, а также пространство, располагающееся между реками Шексной и Андогой. За неполные три десятилетия экспедицией было изучено более трех десятков поселений, а также более полутора десятков могильников. Изучению подверглись комплексы археологических памятников, включавших в себя поселения, а также принадлежавшие им могильники. Такие комплексы, как правило, изучались на протяжении нескольких лет. Среди них были памятники у деревни Минино на реке Большой Юг в Череповецком районе. Здесь изучались три поселения и два грунтовых могильника. Комплекс в урочище «Черный ручей» на реке Андоге включал в себя два поселения и три могильника. На Андоге также подверглись широким раскопкам комплексы «Ступолохта», Муриновская пристань, где изучались и поселения и могильники .

Комплексы из поселения и могильника изучались также в Кривце История и культура Череповецкого края 14 как особой территории Русского Севера Глава 1. Древняя и средневековая история Белозерья на реке Суде, у деревни Нефедово на Родионовском озере, в Никольском-Андогском на реке Андоге, в Селище на Маттерке и др .

Экспедиция раскапывала поселения от самых крохотных, представляющих собой охотничье-рыболовный стан, до крупных торгово-ремесленных центров, близких к древнерусским городам. К числу последних относятся Луковец, находящийся на острове в Рыбинском водохранилище, поселения в Череповце (Соборная горка, Октябрьский мост, Урывково). Последние годы экспедиция изучает средневековые памятники бассейна реки Шолы и Шольского озера .

Несмотря на значительные масштабы археологических исследований, которые велись в последние годы и ведутся ныне, древняя и средневековая история края и всего Русского Севера попрежнему таит немало нераскрытых тайн, и, значит, перед археологами все так же, как и в начале XX в., стоят задачи изучения материальной и духовной культуры древнего населения края .

1.1. Древнейшие памятники региона

Большинство археологов, изучавших древнюю историю региона, считают, что он осваивался в эпоху мезолита – среднекаменного века, которая приходится на время после таяния последнего ледника и формирования на его территории современного ландшафта, т.е. в IX–VIII тыс. до н. э. Вместе с тем имеются сведения о том, что территория нынешней Вологодской области была обитаема и в более раннее время. На востоке области по течению р. Сухоны имеются местонахождения древнейших (предположительно палеолитических) кремневых находок, оставленных человеком. В селе Нюксеница, в частности, найдены остатки разрушенной карьером стоянки, с находками грубого кремневого орудия и костей ископаемых животных – мамонта, бизона. Стоянка может быть датирована временем 18–20 тыс. лет назад. По мнению некоторых специалистов, в это время среднее течение реки Сухоны могло быть свободно от ледника и пригодно для проживания древних охотников на животных мамонтовой фауны. В бассейне Шексны также найдены остатки ископаемых животных – мамонта, бизона, большерогого оленя. Некоторые кости были датированы радиоуглеродным анализом и дали даты 10–20–30 тыс .

История и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 1. Древняя и средневековая история Белозерья лет назад. Таким образом, мамонты и другие животные продолжительное время находились на территории нашего региона. Как известно, рядом с этими животными часто жили и охотники на них

– люди. Исходя из этого, можно предположить, что нахождение памятников палеолита на Шексне и Белом озере может быть делом будущего времени .

Известно, что в эпоху мезолита, в VIII–VI тыс. до н.э. территорию края заселяли люди – охотники, рыболовы и собиратели .

Места проживания этих людей (стоянки) обнаружены практически на всей территории региона. Заселение территории происходило как с юга и юго-востока по Волге, Шексне, Сухоне и ее притокам, так и с западных территорий, со стороны Прибалтики и Центральной Европы. Охотники были вооружены копьями, луками со стрелами с кремневыми наконечниками. Охота велась с использованием ловчих ям. Охотникам также помогала прирученная собака. В целом орудия, которыми пользовались мезолитические жители, изготавливались из камня, кости и плотного рога, а также из дерева. Кремень был прекрасным материалом для изготовления не только наконечников, но и ножей, резцов, проколок, скребков и других орудий. Кремневые пластинки, которые скалывались с нуклеусов – обработанных кремневых ядрищ, с острыми режущими краями, могли использоваться не только для изготовления орудий, но и для использования их в качестве вкладышей в составных орудиях. Основа таких орудий изготавливалась из кости или рога, а в пазы, прорезанные в ней, вставлялись пластинки, которые закреплялись клеем. Таким способом можно было изготовить кинжал, копье, гарпун. Технология изготовления орудий на пластинах, снятых с нуклеусов, называлась пластинчатой и была характерна преимущественно для мезолита. Следует оговориться, что в мезолите орудия изготавливались из кремневых сколов – отщепов, а также из кремневых заготовок. При этом использовалась техника ретуширования – снятия микросколов для придания орудию нужной формы и остроты. Широко использовался сланец. Из него изготавливались крупные рубящие орудия: топоры, тесла, стамески, долота и др. Универсальным материалом для изготовления различных изделий являлись кость и плотный рог. Чаще всего использовали длинные кости крупных животных. Их раскалывали и подвергали дальнейшей обработке. Часто использовался плотный История и культура Череповецкого края 16 как особой территории Русского Севера Глава 1. Древняя и средневековая история Белозерья рог таких животных, как северный олень, лось. К сожалению, изделия из кости и рога редко сохраняются на стоянках с сухим слоем. Основная часть этих изделий обнаружена при раскопках торфянниковых стоянок. Подобную стоянку с влажным культурным слоем (Погостище 15 в Кирилловском районе Вологодской области) на протяжении ряда лет раскапывает археолог Н.В. Косорукова. Ею обнаружены многочисленные костяные и роговые наконечники стрел и копий, гарпуны и другие зубчатые орудия, кинжалы, пешни, орудия с пазами для вкладышей [Косорукова 2014: 4–15] .

Здесь также обнаружены проколки, кочедыки для плетения и многочисленные подвески из зубов и клыков животных – лося, бобра, куницы. На стоянке обнаружены кости животных – лося, северного оленя, медведя, волка, бобра, птиц и рыбы. Здесь же найдены остатки деревянных изделий со следами обработки .

Мезолитические стоянки обнаружены в большом количестве на крупных водных артериях края, а также на больших озерах. На Мологе, Суде, Колпи, Шексне они часто занимали высокие боровые террасы высотой 5–10 м над водой. Имеются стоянки мезолита и на небольших реках. Порой они занимали невысокие береговые террасы (около 2 м над водой). Важнейшим признаком мезолитического времени является отсутствие керамики – глиняной посуды. Жители мезолитического времени использовали деревянную посуду типа мисок и корытец, а также корзины. Жилища эпохи мезолита на территории края практически не выявлены, по всей видимости, они представляли собой легкие сооружения, переносимые с места на место во время сезонных миграций, типа чума, который использовали до недавнего времени кочевые народы .

К сожалению, мезолитические погребения в регионе не изучались археологами, и представление о погребальном обряде в мезолите можно получить, опираясь на материалы исследованных погребений на сопредельных территориях – Оленеостровского могильника на Онежском озере, Попово на озере Лача, Минино на Кубенском озере. Своих умерших жители мезолитических стоянок хоронили по обряду трупоположения в грунтовых ямах – могилах .

Ямы были очень мелкими и тесными. Погребения иногда посыпались охрой – минеральной краской. Известны случаи коллективных захоронений в одной могиле. Погребения сопровождались костяными орудиями – копьями, кинжалами, проколками, издеИстория и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 1. Древняя и средневековая история Белозерья лиями их сланца и кремня. На одежде погребенных иногда находились многочисленные нашивки из зубов, костей животных. В могилы клали также пищу – мясо и рыбу, известны случаи помещения в могилу охотничьих собак. Страх перед мертвыми заставлял древних людей повреждать тело умершего человека, плотно его связывать .

В мезолите население расселилось практически по всей территории бассейна Белого озера и реки Шексны .

1.2. Эпоха неолита в крае

Неолит – новый каменный век. В нашем регионе он охватывает период V – середина III тыс. до н. э. В это время количество стоянок на территории края резко увеличивается, особенно в III тыс. до н.э. – во время, когда исследователи отмечают потепление климата. В этот период люди появляются не только на больших реках и озерах, но и на незначительных по размерам озерах и речках. Часто поселения жителей неолита были приурочены к устьям небольших речек или ручьев. Большая часть стоянок неолита располагалась на низких берегах, иногда на песчаных отмелях. На больших озерах они занимали мысы, заливы, острова, даже малые по размерам. Стоянки располагались, как правило, на южной оконечности островов, поскольку люди защищались от холодных северных ветров росшим на них лесом. Большое количество стоянок неолита обнаружено на больших озерах Белозерья: на Белом озере, на Лозско-Азатской озерной системе, состоящей из многих озер, связанных протоками с Лозско-Азатским озером – самым большим по размерам. Немало стоянок найдено также на Андозере, а также на меньших по размерам озерах – Ухтомьярском, Ворбозомском, Шольском и др. Занятия жителей эпохи неолита не изменились по сравнению с предыдущей эпохой: по-прежнему они добывали пищу охотой, рыболовством и собирательством. Важнейшим признаком наступления неолита является появление глиняной посуды, обожженной на огне. Неолитические сосуды имели разные размеры, но отличались округлым или острым дном. Стенки и венчики сосудов украшались орнаментом. Чаще всего орнамент представлял собой композиции, нанесенные ямками и гребенками. Такую История и культура Череповецкого края 18 как особой территории Русского Севера Глава 1. Древняя и средневековая история Белозерья керамику называют ямочно-гребенчатой. Появление глиняной посуды позволило использовать вареную пищу, что, безусловно, способствовало укреплению здоровья и увеличению продолжительности жизни неолитических охотников и рыболовов .

Некоторые стоянки эпохи неолита в регионе были раскопаны археологами. На Лозско-Азатском озере И.К. Цветковой были изучены стоянки Васькин Бор, Р.В. Козыревой – стоянка Пальцево .

С.В. Ошибкина раскапывала стоянку неолита на Андозере у деревни Калинино. В Кирилловском районе на реке Еломе Н.В. Косорукова раскапывает стоянку Караваиха 4, единственную торфянниковую стоянку этого времени. Культурные слои эпохи неолита раскапывались и на многослойных поселениях другими археологами. Так, была исследована стоянка эпохи неолита при раскопках поселения Молебный, остров на Робозере в Белозерском районе экспедицией ЧерМО под руководством А.В. Кудряшова .

При этом на ней были обнаружены остатки наземного жилища .

В эпоху неолита орудия по-прежнему изготавливались из кремня, сланца, кости и рога, а также из дерева. При обработке кремня использовалась как пластинчатая техника, так и отжимная ретушь .

Увеличилось число ретушированных орудий, в том числе наконечников копий и стрел с двухсторонней обработкой. Каменные орудия из сланца делались более совершенными, использовались при этом шлифовка, пиление и сверление камня. Последнее удавалось с помощью сверла из дерева и кости и применения крупнозернистого песка в качестве абразива. Каменные топоры и тесла вставлялись в деревянные рукояти особой конструкции. Орудия из кости и плотного рога также имели широкое распространение .

Во время раскопок на торфянниковой стоянке раннего неолита Караваиха 4 Н.В. Косорукова нашла во влажном слое многочисленные костяные и роговые наконечники стрел и копий, гарпуны, кинжалы, пешни и рыболовные крючки, остатки орудий с кремневыми вкладышами и другие изделия. Так, на стоянке обнаружены многочисленные подвески из зубов и когтей животных. Имеется также находка подвески, изображающей утку с отверстием для подвешивания. В слое сохранились также поплавки из коры деревьев и каменные грузила от ставных сетей, остатки рыболовных История и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 1. Древняя и средневековая история Белозерья сооружений, рыболовные ловушки типа верш. В слое также найдены остатки корзин, рогож. Имеется немало деревянных предметов со следами обработки .

Среди них – деревянная колотушка, а также деталь рыболовного снаряжения – «кораблика», который использовался для ловли хищной рыбы на поверхности воды. Способы ловли рыбы становятся все более разнообразными, широко используются заколы – перегородки из кольев и нетолстых стволов деревьев на реках и ручьях. В нешироких проходах в заколах устанавливались ловушки, сплетенные из прутьев и коры. В неолите некоторые поселения – стоянки были более долговременными, чем в мезолите, поэтому на некоторых из них удалось исследовать остатки жилищ. Часть их была слегка углублена в землю, наземная часть конструкции жилища удерживалась на столбах, от которых сохранились круглые ямы. Очаги для приготовления пищи, очевидно, размещались перед входом в жилище. Здесь же находилась «рабочая зона», где осуществлялся процесс обработки камня .

В эпоху неолита погребальный обряд был схож с мезолитическим погребальным обрядом – умерших помещали в грунтовые ямы. Погребения также частично посыпались охрой. В могилы с погребенным помещали орудия и пищу. Иногда погребения заваливались крупными камнями из-за боязни мертвых, а тела умерших частично разрушались. На территории региона исследованы могильники и отдельные неолитические погребения (например, Караваевский могильник на реке Еломе, раскопанный А.Я. Брюсовым, могильник на Мысе Бревенном). Погребение в жилище эпохи неолита было обнаружено С.В. Ошибкиной на стоянке Андозеро .

Неолитические погребения были найдены С.В. Ошибкиной в могильнике Каргулино, расположенном рядом с городом Белоозеро .

Эпоха неолита стала большим шагом вперед в жизни человека .

Кроме посуды и новых способов обработки камня и других материалов человек широко использовал долбленые лодки, занимался ткачеством, изобретал новые способы охоты и рыболовства. В это время также развивалось первобытное искусство – человек занимался орнаментацией своих вещей и керамики, изготовлял каменные костяные, деревянные фигурки людей и животных, рисовал на камнях .

–  –  –

В более развитых южных регионах Евразии эта эпоха характеризуется появлением новых металлических орудий труда из меди и бронзы, зарождением и развитием земледелия и скотоводства .

Энеолит – медно-каменный век, как и бронзовый век на северных территориях отличались рядом особенностей. Здесь по-прежнему охота и рыболовство были главными, если не единственными, занятиями жителей, а металлические предметы, если и оказывались на территории региона, то в качестве привозных и очень редких вещей. В эти эпохи изделия из камня продолжали составлять основой вид орудий труда вместе с орудиями из кости, рога и дерева. В наших краях признаками новой эпохи энеолита является нахождение обломков пористой керамики – глиняной посуды. В это время в тесто будущего сосуда замешивали обломки раковин, траву, птичий пух, опилки. Во время обжига сосуда на огне примеси выгорали и образовывали поры – пустые отверстия, по которым и дали название пористой керамике. Горшок этого времени слегка закруглялся ко дну, украшался разнообразным орнаментом в виде зигзагов, оттисков мелкогребенчатого штампа, елочных узоров. В эпоху энеолита появляются изделия из янтаря и продолжают появляться кремневые фигурки, обработанные ретушью. В эту эпоху техника обработки кремня достигает совершенства: изделия, обработанные струйчатой ретушью, представляют собой настоящие произведения искусства .

При раскопках энеолитического поселения Куреваниха V на реке Мологе вблизи г. Устюжны Н.В. Косорукова обнаружила остатки жилища, слегка углубленного в землю с очагом на дне жилищной ямы. Интересна стоянка этого времени на реке Модлоне, исследованная А.Я. Брюсовым. Здесь обнаружено множество забитых в землю свай, на которых, по мнению исследователя, помещалось свайное жилище. Материалы энеолита, в первую очередь, пористую керамику, удалось обнаружить во многих местах региона. Она есть на Андозере, Лозско-Азатском озере, на Шоле, Сойде и на территории современного Череповца – на стоянках реки Ягорбы .

На смену энеолиту приходит бронзовый век – время, в которое в некоторых районах Евразии стали использовать первый искусстИстория и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 1. Древняя и средневековая история Белозерья венный металл – бронзу (сплав меди с оловом или иными добавками). Бронзовый век на территории лесной зоны Восточной Европы датируется II – серединой I тыс. до н.э. Находки изделий из бронзы этого времени в регионе крайне редки. Здесь по-прежнему у населения преобладают орудия из камня, дерева, кости и рога. В середине II тыс. до н.э. в центре Русской равнины появляются племена скотоводов, использующих каменные и бронзовые топоры. Они выращивали крупный и мелкий рогатый скот, свиней. Эти племена исследователи относят к культуре боевых топоров. Особенность каменных топоров этого времени состоит в том, что они были сверлеными, т.е. деревянная рукоять вставлялась в отверстие. Такой топор исследователи называют боевым. Отдельные топоры с просверленным отверстием найдены в небольшом количестве и на территории нашего региона: в бассейне реки Мологи, на реке Кобоже, на озере Мороцком, на реке Шексне (Луковец) и в других местах .

Несмотря на то, что в регион в это время проникало небольшое количество древнего кочевого скотоводческого населения, основная масса местных жителей продолжала заниматься своими традиционными занятиями – охотой, рыболовством, собирательством .

Каменные орудия, кость и рог, дерево по-прежнему были основными материалами для изготовления орудий труда. В это время появляется глиняная посуда, украшенная «сеткой». Такой отпечаток на посуде оставался после прикладывания к сырой глине ткани или рогожи. Такой «сетчатый сосуд» дополнительно украшался ямочным, гребенчатым орнаментом в разных композициях .

В бронзовом веке кремневые орудия отличаются тщательной обработкой, высоким качеством, особенно наконечники копий и стрел, обработанные ретушью. Появляются новые типы наконечников с прямыми или вогнутыми основаниями, а также треугольные с черешком. Бронза появлялась на территории региона в качестве привозных товаров. Примером такого изделия является бронзовый орнаментированный топор – кельт, происходящий из шекснинского поселения Луковец. Этот топор датируется первой половиной I тыс. до н.э .

Энеолитические погребения обнаружены в могильниках на Тудозере (бассейн Онежского озера), в Каргулино на реке Шексне .

Костяки погребений в песке не сохранились, могилы овальной История и культура Череповецкого края 22 как особой территории Русского Севера Глава 1. Древняя и средневековая история Белозерья формы были густо засыпаны охрой. Внутри могильной ямы обнаружены редкие кремневые изделия – погребальный инвентарь, а также янтарные изделия – пуговицы, подвески, нашивки. Янтарь попадал в регион в результате торговых операций или с переселенцами, переместившимися на Север Русской равнины из Прибалтики .

1.4. Ранний железный век в регионе

Ранний железный век продолжался с середины I тыс. до н.э. до середины I тыс. н.э. Это было время коренных перемен в жизни местного населения. Большие изменения произошли в хозяйстве, в общественной жизни, в системе расселения, в погребальной обрядности, в домостроительных традициях. Причинами всех этих перемен можно считать изменения в развитии технологий и в целом в развитии производительных сил местного общества. Основным фактором, повлиявшим на развитие хозяйства, является зарождение местной металлургии, которая была привнесена на территорию региона из соседних территорий. Сырьем для получения первого местного металла – железа служили местные болотные и луговые руды, которые в огромном количестве встречаются и доныне в бассейнах рек Шексны, Мологи, Суды и Андоги, а также Белого озера .

Сыродутное железо получали кустарным способом. Для этого использовались печи, сооружаемые из камней, обмазанных глиной, или печей, помещаемых в ямах. Топливом для создания температуры 800–1000 °С, необходимой для восстановления железа, был древесный уголь. Внутрь печи мехами подкачивался воздух, поэтому производство называли сыродутным. Процесс продолжался до образования из руды крицы – куска железа. После этого крицу извлекали из печи и проковывали молотом, обивали шлаки, устраняли поры в железе. Прокованная крица служила сырьем для кузнецов, которые изготовляли из железа различные предметы – оружие, орудия труда, бытовые вещи. В нашем крае наиболее ранние следы выплавки железа относятся к VII–VI вв. до н.э. Они обнаружены на городище Куреваниха XIII на реке Мологе .

Появление орудий из железа способствовало быстрому вытеснению орудий из камня, хотя на ряде памятников железные и каИстория и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 1. Древняя и средневековая история Белозерья менные орудия какое-то время сосуществовали. Из железа изготовляли втульчатые топоры-кельты, ножи горбатой и серповидной форм, наконечники стрел (в большинстве своем двушипные), наконечники копий, иглы, шилья и другие вещи. Имелись редкие находки железных серпов, что свидетельствует о проникновении земледелия в жизнь местных жителей. С появлением железа технический прогресс ускорился. Это привело к изменению образа жизни местного населения. Жители стали вести оседлую жизнь, проживая в постоянных поселениях – деревнях и поселках. Некоторые поселения были укреплены валами с частоколом и рвами, это были городища. Городищ на территории региона было немного, на сегодня их известно около двух десятков. Люди защищали за их стенами свою жизнь и имущество, главным из которого был скот. Появление оружия из железа (наконечников копий, боевых топоров) подтверждает, что начинаются военные столкновения разных племен и групп населения .

Постройки-жилища строили из дерева. Известно, что некоторые жители проживали в полуземлянках, одну из которых раскопал А.Н. Башенькин в Пугино на нижней Суде. Обнаружены также постройки столбовой конструкции, имевшие вытянутую овальную в плане форму. Длина таких построек достигала 30 м. Внутри их находились очаги в ямах. Кроме земледелия и скотоводства, которые в то время становились все более важными занятиями, люди занимались ремеслами, а также продолжали ловить рыбу и охотиться .

Охота на пушного зверя способствовала участию местных жителей в торговле. В обмен на пушнину в край поступали цветные металлы, украшения из стекла, бронзы. Развивалось ювелирное ремесло, местные мастера-ювелиры изготавливали украшения из цветных металлов – детали поясных наборов, пряжки, булавки, бусы и другие вещи .

Распространялось ткачество. Для изготовления тканей использовался вертикальный ткацкий станок. Так называемые грузики «дьякова типа», используемые для подвешивания нитей основы, находят на многих поселениях раннего железного века края. В среде местного населения распространяется культ животных – медведя, водоплавающих и хищных птиц, лося. Многие зооморфные предметы имеют аналогии в Предуралье и Прикамье .

История и культура Череповецкого края 24 как особой территории Русского Севера Глава 1. Древняя и средневековая история Белозерья Дьяковская археологическая культура раннего железного века, основной территорией распространения которой является ВолгоОкское междуречье и Верхняя Волга, присутствует на части территории региона. Элементы этой культуры обнаружены на реке Шексне и ее притоках, на реке Мологе. Основным исследователем памятников раннего железного века в крае являлся А.Н. Башенькин, который раскопал их более двух десятков: грунтовых могильников, «домиков мертвых», городищ, селищ. Основная часть исследованных памятников находится в бассейне реки Мологи .

Наиболее известными памятниками раннего железного века, раскопанными Севернорусской экспедицией, являются городище Бабушкино в Чагодощенском районе, городища и могильники у деревни Куреванихи на Мологе, селища и могильники в устье реки Белой, впадающей в реку Кобожу. В раннем железном веке в регионе распространяется коневодство, которое проникает в край со степняками – кочевниками со стороны Волги .

Глиняная посуда эпохи раннего железного века была плоскодонной, стенки ее были покрыты «сеткой» или штриховкой, украшены часто дополнительным орнаментом в виде композиций из ямок и гребенок. К концу времени существования раннего железного века «сетка» исчезает. Погребальный обряд местного населения в раннем железном веке изменился. От трупоположения местные жители перешли к трупосожжению. Обряд кремации был привнесен на северные территории с юга, от жителей степей и лесостепей, из Причерноморья. По представлениям населения того времени, огонь имел священную, очищающую силу. С дымом погребального костра, на котором помещались не только тело умершего, но и вещи, положенные с ним, а также заупокойная пища, жертвенные животные, душа человека поднималась к небесам и переносилась в мир мертвых предков. После того как погребальный костер затухал, родственники или жрецы собирали прах в виде кальцинированных костей, обломков сосудов, оплавленных вещей с костра, очищали его от золы и угля и помещали в берестяные короба, туеса, полотняные мешки или сосуды. После этого «урна» помещалась в погребальное сооружение – в «домик мертвых», выполненный в виде наземного сруба или сруба помещавшегося на сваи, в грунтовый могильник, в курган, в высокую насыпь – сопку. Иногда в могильнике раннего железного века одноИстория и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 1. Древняя и средневековая история Белозерья временно присутствовали разные погребальные сооружения. В могильниках железного века найдены десятки и даже сотни вещевых находок – наконечники стрел, ножи, топоры-кельты, проушные топоры, украшения из бронзы (бляхи, накладки, булавки со спиральным навершием, подвески, фигурки уточек, медведей с отверстиями для подвешивания и мн. др.). В материальной культуре местных жителей чувствовалось очень сильное влияние культур народов Поволжья и Прикамья, а также степняков. На некоторых памятниках найдены предметы, имевшие аналогии в культуре скифов – навершия мечей с «завитками», фрагменты кинжалов, навершия ножен кинжалов, бронзовая трехлопастная стрела. Значительная доля восточных и юго-восточных элементов в материальной культуре местного населения в раннем железном веке свидетельствует, по мнению А.Н. Башенькина, о притоке на Север групп населения с Прикамья, Нижнего Поволжья и даже из степей [Башенькин 1997: 13–20] .

1.5. Эпоха Великого переселения народов

Представления об этой эпохе связывается у большинства людей с движением варваров в Европе на границе Римской империи и на ее территорию в III–VI вв. На самом деле массовые переселения людей и в Европе, и в Азии происходили во все времена. Нам уже известно о том, что заселение нынешнего Русского Севера началось еще с мезолита. Причинами переселений были поиски источников пропитания, а также политические причины, когда передвижение масс населения вызвано давлением опасных соседей извне. Население прибывало в северные территории и в эпохи энеолита, и бронзы, и раннего железного века. Не было исключением и время середины второй половины I тыс. Нам известны массовые перемещения людей по территории Восточной Европы, в том числе и на Север .

По материалам, относящимся к этому времени, прослеживается несколько направлений переселений групп населения в бассейны Мологи, Шексны и Белого озера. В IV–V вв. на Мологе расселяется вновь прибывшее население, связанное своей культурой с южными и юго-восточными окраинами Восточно-Европейской равнины. Следы этих переселенцев обнаружены в археологическом История и культура Череповецкого края 26 как особой территории Русского Севера Глава 1. Древняя и средневековая история Белозерья комплексе Усть-Белая. Здесь были раскопаны две большие сопки, сооружавшиеся в несколько приемов. Каждая из этих сопок включала в себя несколько погребений – кремаций, сопровождавшихся многочисленными вещевыми находками. Многие находки, обнаруженные здесь, имели аналогии в Волго-Окских древностях – пряжки-сюльгамы, накладки, удила, инструменты-лопаточки и другие предметы. Население, заселившее в IV–V вв. Мологу, распространяло свое влияние на Юго-Западное Белозерье. Сюда проникают курганы, сопки – высокие насыпи. Население, прибывшее с юга и юго-востока, было преимущественно скотоводческим, оно занималось ремеслом, в том числе ювелирным, о чем свидетельствуют находки льячек – ложечек для разлива расплавленной бронзы в формы, инструментов – лопаточек, тиглей. Это население было хорошо вооружено, оно использовало для ведения войны проушные боевые топоры, копья с длинной втулкой, наконечники стрел .

Приток населения с юго-востока на Мологу оборвался с проникновением сюда в середине I тыс. славяно-балтского населения .

В середине I тыс. н.э., по свидетельству А.Н. Башенькина, наблюдается продвижение в западные районы современной Вологодской области славяно-балтского или «кривичского» населения с территории современной Белоруссии и Псковско-Новгородских земель. Они заселяли реку Мологу и ее притоки. Это население было земледельческим. Заселяя берега рек, они вырубали леса, сжигали остатки срубленных деревьев, корчевали пни и засевали поля зерновыми культурами. Сняв с поля несколько урожаев, после того как почва оскудевала, они забрасывали разработанный участок, переходили на другие очищенные от леса участки берега .

Такое земледелие называют подсечно-огневым. Новое население осваивало берега Мологи, Чагоды, Кабожи, вытесняя и ассимилируя местное финно-угорское население, занимавшееся преимущественно охотой и рыболовством .

Другим важным занятием нового населения было скотоводство .

Скот пасли на очищенных от леса и кустарников поймах рек. Эти жители проживали в неукрепленных лесных поселениях, для жилья сооружали себе небольшие срубные постройки, слегка углубленные в землю размерами от 44,5 до 58 м. Вещевой инвентарь, обнаруженный на селищах, довольно скромный – ножи, некоторые инструменты, редкие бусы, другие украшения. Погребальным обИстория и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 1. Древняя и средневековая история Белозерья рядом славяно-балтского населения было трупосожжение. Кремации помещались в различных погребальных сооружениях: курганах, имевших удлиненную форму и за это получивших название «длинные курганы»; в курганах сферической, подпрямоугольной формы. Погребения помещались также в очень высоких насыпяхсопках, а также в грунтовых могильниках, представлявших собой иногда неглубокие ямки, куда помещались остатки кремаций. У этого населения известны и «домики мертвых». В погребальных сооружениях обнаружены многочисленные вещи: ножи с уступами и с прямыми спинками, головные венчики, удила, браслеты из серебра и бронзы, среди них имеются изделия с утолщенными концами. Имеются находки поясных В-образных пряжек, бус и даже бронзового косметического пинцета .

Памятники этого населения исследованы А.Н. Башенькиным на реке Чагоде в комплексе Варшавский шлюз, на могильнике Чагода 1, на могильнике в урочище «Хутор Любахин» на реке Песи, на могильнике Усть-Белая IV на реке Кобоже. А.Н. Башенькин считает заселение бассейна Мологи славяно-балтским населением началом массовой славянской колонизации края, хотя она затронула только современные Чагодощенский и Устюженский районы Вологодской области и была остановлена в продвижении на Шексну заболоченным Молого-Шекснинским междуречьем. Славянобалтское население, ассоциирующееся с археологической культурой «длинных курганов», ассимилировавшее местных финноугров, стало основным населением на долгое время (до VIII– IX вв.), до прихода сюда с территории Новгородской земли славянского населения, сооружавшего сопки [Башенькин 1997: 20– 21] .

Бассейн реки Шексны и Белого озера был заселен финноугорским населением. В VII–VIII вв. сюда проникают группы населения, культура которых связана с культурами населения ВолгоКамья. Следы проникновения этого населения в регион обнаружены на реке Андоге в Кадуйском районе и на реке Шоле в Белозерском районе. На Андоге обнаружено несколько памятников, располагавшихся в урочище «Черный ручей» вблизи села Никольское (Андога). Здесь экспедицией Череповецкого музейного объединения под руководством А.Н. Башенькина исследованы: поселение Черный ручей 2 и могильник Черный ручей 4. Во время раскопок История и культура Череповецкого края 28 как особой территории Русского Севера Глава 1. Древняя и средневековая история Белозерья поселения на нем был найден погребальный комплекс этого времени, содержавший остатки погребений по обряду кремации и множество вещей из погребального инвентаря. Поселение имело средние размеры (0,5–0,7 га). Здесь были обнаружены остатки построек – наземных и углубленных в землю прямоугольной формы .

Судя по обнаруженным материалам, основными занятиями жителей были охота, рыболовство, железоделательное производство и кузнечное ремесло. Присутствовала также и обработка цветных металлов .

Был исследован грунтовый могильник, принадлежавший поселению. Могильник содержал погребения по обряду сожжения .

Кальцинированные кости, оплавленные бронзовые и стеклянные изделия, предметы из железа и кости помещались в грунтовые ямы разных типов. Несколько погребений, содержавших кроме костей фрагменты украшений, рыболовные крюки, железную пряжку, нож, шило, находились в округлых ямах диаметром 0,3–0,4 м, глубиной от поверхности до 0,4 м. Они были датированы по радиоуглероду VII–VIII вв. Другие погребения этого времени размещались в ямах бльших размеров. Те ямы имели овальную форму и длину от 1,5 до 3–6 м. Ямы больших размеров содержали внутри себя россыпи кальцинированных костей с вещами, углистые прослойки .

Представляется, что эти большие ямы символизировали своеобразный «дом мертвых», похожий на котлованы построек-землянок, обнаруженных на поселении. Среди находок, происходящих из погребений, имеется немало металлических деталей: так называемых «неволинских поясов»-пряжек, наконечников ремней, накладок со шпеньками для крепления к ремню: Ж-образных, круглых с тиснеными вставками, прямоугольных приостренных, полуовальных, накладок-«тройчаток» и др. Здесь же найдено множество бронзовых спиралек, обоймочек, фрагментов шумящих подвесок. Были найдены круглые прозрачные бусы с красными глазками, бусы с выпуклыми глазками. В погребальном комплексе, найденном на берегу реки Андоги на территории поселения, среди кальцинированных костей также находилось немало изделий, датированных VII–VIII вв., имеющих аналогии в Прикамье: Ж-образные накладки, полуовальные накладки, тисненые накладки из пластинчатой бронзы с изображениями большерогих оленей, прямоугольные накладки с приостренным краем. Кроме того, обнаружены два История и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 1. Древняя и средневековая история Белозерья крупных ножа с прямой спинкой и обоймами, скобы колчана, два бронзовых браслета из толстого дрота и прямоугольного сечения и многие другие вещи. На поселении найдены фрагменты глиняной посуды, резко отличающейся от местной керамики. Они были изготовлены из красной глины, имели очень мелкие примеси, были прекрасно обожжены. Отмечается закругленная форма дна этих сосудов. Аналогии такой керамике известны в Прикамье и Предуралье. Она была распространена среди финно-угорского населения [Кудряшов 2012: 48–54] .

Материалы, близкие к неволинским и ломоватовским древностям Прикамья, обнаружены также на средней Андоге, в могильнике Ступолохта. Среди материалов грунтового могильника раннего средневековья, разрушенного более поздними курганами X– XI вв., были обнаружены вещи, близкие ранним прикамским вещам – браслеты бронзовые, перстень с печаткой, желто-краснозеленые и другие бусы. Материалы раннего средневековья, близкие по происхождению к восточно-финским, прикамским, обнаружены также на поселении Усть-Сойда на реке Шоле в Белозерском районе. Здесь в могильнике с сожжениями, принадлежавшем поселению, обнаружены арочная поясная накладка с утраченной тисненой вставкой, железная фитильная трубка, поясная пряжка и наконечник ремня .

Следует отметить, что проникновение прикамского и нижневолжского финно-угорского населения в регион Шексны и Белого озера в третьей четверти I тыс. н.э. было не первым и не последним. Эти переселения начались в далекие времена энеолита и бронзы и продолжались до начала II тыс. Новое население смешивалось с местными финно-уграми, ассимилировало их и само ассимилировалось. Именно в это время начинает формироваться культура местного этноса, получившего название в русской летописи «белозерская весь» .

1.6. Финно-угорское население в IX–XI веках

В I тыс. н.э. финно-угры стабильно проживали в бассейне реки Шексны и Белого озера. А.Н. Башенькин поддерживал идею от том, что финно-угорское население, будущая весь, формируется уже в раннем железном веке в результате проникновения в регион История и культура Череповецкого края 30 как особой территории Русского Севера Глава 1. Древняя и средневековая история Белозерья прикамского и поволжского населения и смешения его с местными финно-уграми. Если бассейн Мологи во второй половине I тыс .

был плотно заселен славяно-балтским населением, то на Шексне и Белом озере прочные позиции занимали финно-угры. В IX в. сюда продолжают просачиваться группы восточно-финского населения, подпитывая своими культурными элементами культуру местного сообщества. Находки этого времени – шумящие украшения, зооморфные подвески, изображающие коньков, медведей, уток, инструменты-лопаточки, стеклянные бусы. Памятников, имеющих материалы IX в., не очень много в регионе: материалы могильника и поселения в комплексе «Черный ручей», материалы поселения Крутик в Кирилловском районе Вологодской области, УстьСойда на реке Шоле, могильников реки Суды вблизи деревни Никольское в Бабаевском районе. Значительно больше памятников веси белозерской стало в X веке. Культура веси была преимущественно восточно-финской. В ней отразились культурные элементы таких древних народов, как меря, мордва, древние марийцы. Это подтверждают находки, обнаруженные на реке Шексне и Белом озере: шумящие подвески с цилиндрическими щитками, подвески с круглыми щитками, подвески со щитками треугольной и прямоугольных форм, подвески, украшены «косоплеткой», многие сделаны по восковой модели. На подвесках крепились разнообразные привески: бутылковидные, воронковидные, подвески-лапки, бубенчики. Поселения веси на Шексне и Белом озере были разными .

Это были лесные деревушки, состоявшие иногда из одного-двух домов. Как правило, такие деревни располагались в глухих местах, на реках и озерах. Они занимали береговые мысы, иногда острова на озере. Часто они возникали в устьях небольших речек и ручьев .

Основными занятиями жителей таких деревень были скотоводство, рыболовство и охота, преимущественно специализированная пушная. Кое-где местные жители занимались подсечным земледелием. Добыча пушного зверя, в первую очередь бобра, затем белки, куницы, лисы, позволяла местным охотникам выменивать на пушнину качественные ремесленные изделия, необходимые для автономной жизни, в том числе украшения в виде бус, бронзовых изделий, цветные металлы и другие предметы. Часто на крохотных финно-угорских лесных селищах археологи обнаруживают престижные вещи: бусы, украшения из цветных металлов, серебряные История и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 1. Древняя и средневековая история Белозерья монеты – восточные дирхемы или европейские денарии. Охота велась также в целях добычи мяса диких животных (лосей, северных оленей, которые в те времена водились в лесах региона, медведя и др.), а также птиц. Мясо бобра также составляло часть пищевого рациона. Кроме шкуры и мяса у бобра вырезали бобровую струю

– мешочки с пахучей железой, вырабатывающей секрет. Их высушивали и продавали восточным купцам, которые везли струю в далекие страны. Из нее делали лекарства и парфюмерию. Местные жители разводили крупный рогатый скот, овец, коз, свиней. В их хозяйстве была и лошадь, которую использовали не только для обработки земли, но и для перевозки грузов на волокушах или во вьюках. При усадьбах имелись небольшие огороды, в которых выращивались овощи. Конечно, широко было распространено собирательство грибов, ягод, трав, которые заготавливались впрок .

Жители малых финно-угорских селений сбывали свои продукты и охотничью добычу в крупных селениях, располагавшихся, как правило, на больших реках и озерах. Рядом проживали их соплеменники, которые традиционно занимались выращиванием скота, земледелием, охотой и рыболовством. Тут же жили иногда ремесленники, они добывали железную руду, выплавляли из нее железо, которое подвергали кузнечной обработке. Здесь проживали люди, занимавшиеся, как правило, посреднической торговлей между местными жителями и приезжими купцами. В этих крупных центрах занимались прядением и ткачеством, производством нехитрых украшений из цветных металлов. Такими центрами, в которых проживало преимущественно финно-угорское население были Крутик, раннее Белоозеро, Луковец, поселения в устье Ягорбы: Октябрьский мост и Соборная горка, Минино 5 на реке Большой Юг, Кривец на Нижней Суде и др. Постройки веси были различными по конструкции. Кое-где строили срубные наземные дома, преимущественно двухкамерные, в том числе и на Крутике. В других местах местные жители сооружали жилища, слегка углубленные в землю, в котлованы подпрямоугольной и овальной формы. В таких жилищах-котлованах, напоминающих форму судна, проживали жители некоторых финно-угорских селищ – на поселении Никольское VI на реке Суде, раскопанном А.Н. Башенькиным, на поселениях Октябрьский мост, Луковец .

Внутри котлована находились очаги. Такие жилища имели ширину История и культура Череповецкого края 32 как особой территории Русского Севера Глава 1. Древняя и средневековая история Белозерья до 3 м, глубину в материке до 1 м, длину до 9–10 м. Внутри жилых построек находились очаги разных конструкций: известны печикаменки, очаги в овальных и корытообразных ямах, редко использовались в регионе глинобитные печи. Местные финно-угорские жители использовали глиняную посуду, изготовленную вручную, украшенную часто орнаментом в виде композиций, состоявших из оттисков гребенки, ямок, вдавлений, оттисков полых косточек, веревочки, насечек разной формы .

До XI в. погребальный обряд местных финно-угров представлял собой кремацию, традиции которой сохранялись с раннего железного века. Трупосожжение совершалось на погребальном костре .

Покойник помещался на костер в богатых, украшенных бронзовыми и стеклянными украшениями одеждах. Рядом с покойником помещалась глиняная посуда с пищей, орудия труда, оружие, жертвенные животные. После сгорания тела на костре, кости и часть погребального инвентаря, как и в прежние времена, собирались в емкости-сосуды, туеса, мешки и помещались в грунтовые ямы, в курганы, «домики мертвых» срубных наземных и столбовых конструкций. Иногда кости рассыпались на дерн или в небольшие мелкие ямы. В разных местах региона, как выяснилось, существовали разные погребальные традиции: где-то больше распространился курганный обряд погребений, где-то грунтовый, а где-то господствовали «домики мертвых». В некоторых местах все эти обряды сосуществовали. На реке Суде, например, вблизи деревни Никольское Бабаевского района, существовали одновременно курганы, сопки, грунтовые могильники и «домики мертвых» .

Интересна конструкция сопки – высокой насыпи, исследованной А.Н. Башенькиным в могильнике Никольское XI. Ее высота была до 4 м над землей, диаметр – до 20 м. В основании сопки был сложен очаг – символ дома, на котором стояли три лепных горшка и железная сковорода. Здесь была положена связка стеклянных привозных бус и брусок серебра. Очаг символизировал дом мертвых .

Сопка была сооружена в несколько приемов. Интересно, что женские и мужские погребения (кремации) помещались по разные стороны насыпи .

Это символизировало женскую и мужскую половины дома. Погребения сопровождались богатым инвентарем, включавшим инструменты, ножи, стрелы, украшения (браслеты, перстни, подвески, височные кольца). Сопка датирована А.Н. БаИстория и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 1. Древняя и средневековая история Белозерья шенькиным IX–X вв. У Никольского были исследованы два «домика мертвых». Один представлял собой сруб размерами 6,86,8 м, засыпанный песком. У постройки был вход, перед которым прослеживались следы ритуального костра. Здесь же у входа обнаружено скопление крупных пережженных костей – погребение коня с седлом и остатками упряжи. Горшки с останками сожженных покойников находились, видимо, по стенкам домика. С разрушением сруба эти сосуды обрушились в ровики, окружавшие домик .

Другое сооружение, получившее название «домик мертвых», было найдено на территории поселения Никольское VI. Здесь было обнаружено скопление кальцинированных костей с большим количеством вещевых находок, часть которых была оплавлена .

Домик находился на большом столбе, от которого сохранилась большая столбовая яма. Здесь были найдены два цилиндрических навесных замка, на которые, очевидно, запирали домик. Среди находок в большом количестве были обнаружены бусы, металлические украшения из бронзы и серебра, ножи, инструменты, фрагмент крестика с грубым изображением распятья. На реке Андоге в могильнике «Ступолохта» были исследованы два кургана с погребениями по обряду сожжения, где были обнаружены остатки более полутора десятка погребений по обряду сожжения. Курганы сооружались в два приема. Первоначальная погребальная площадка подквадратной формы оконтуривалась ровиками. После сооружения первоначальной насыпи вокруг кургана возводился второй ровик и насыпалась последующая насыпь. Погребения помещались в курган, в ровики и за пределами ровиков в виде пятен рассыпанных костей вперемешку с вещами. Вещевой инвентарь составлял более 330 находок: оружие – боевой топор, стрелы, детали колчана, свыше десятка шумящих подвесок, браслеты пластинчатый, дротовый, ладьевидные, браслет с каннелюрами, более десятка крупных бронзовых бутылковидных подвесок, бубенчиков, флаконовидных бронзовых бус, а также бус из стекла, сердолика, хрусталя. Были найдены вещи из серебра, ножи и многие другие изделия. Следует признать, что в курганах Ступолохты имеются вещи, характерные как для восточно-финских культур, так и для прибалтийско-финской культуры, что объясняется как близостью территории к ареалу проживания групп прибалтийско-финского населеИстория и культура Череповецкого края 34 как особой территории Русского Севера Глава 1. Древняя и средневековая история Белозерья ния, так и начавшейся древнерусской колонизацией региона. С XI в .

под влиянием славяно-русского населения начинает распространяться обряд трупоположения .

1.7. Древнерусская колонизация края Начало освоения региона славяно-русским населением у разных исследователей определяется по-разному. В середине XX в. считалось, что славяне начали заселять Север с VIII в. А.Н. Башенькин считал, что славянское освоение края началось в конце IX – начале X в. По его мнению, в это время бассейн Мологи заселялся населением «культуры сопок», которое представляло собой новгородское славянское население. В это время славянами осваивается Колпь, здесь возникают десятки земледельческих поселений [Башенькин 1997: 20–23] .

В X веке в бассейне р. Шексны основным населением были финно-угры, славяне появились здесь в качестве переселенцев не ранее середины X в., а массовое заселение р. Шексны славянами началось, видимо, на рубеже X–XI вв .

Заселение территории славянами происходило с нескольких направлений. В конце X – начале XI в., как уже сообщалось, была заселена р. Колпь, возникли поселения с принадлежавшими им курганными могильниками в Новинках, Степаново, Дудино, Володино и др. Здесь большую часть древнерусских могильников раскопал московский археолог А.В. Никитин. Мощная волна славянской колонизации накатывалась на рубеже I и II тыс. н.э. с юга (с Верхней Волги и низовий Шексны). Население края славянами также шло из Новгородских земель по реке Свирь, Онежскому озеру, по волокам, Ковже и Кеми на Белое озеро .

Славяне селились непосредственно на берегах Шексны, осваивая земли, пригодные для земледелия, вырубая леса и кустарники под пашню, пастбища и сенокосы. Часть славянского населения селилась в крупных финно-угорских селищах, население которых активно занималось ремеслом и торговлей. Такими поселениями были Октябрьский мост, Соборная горка в устье Ягорбы, Луковец в устье Суды, Андрюшино-Ирма на Средней Шексне, а также Белоозеро – будущий древнерусский город – центр местного региоИстория и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 1. Древняя и средневековая история Белозерья на. В таких центрах легче проходила адаптация чуждого населения в финно-угорской среде, так как торгово-ремесленный характер открытого поселения, по всей видимости, вырабатывал у его жителей толерантное отношение местного населения к чужакам, и процессы взаимной ассимиляции здесь, очевидно, проходили быстрее. Так происходило в древнем городе Белоозере, да и в крупных шекснинских центрах, близких по своему статусу к городским центрам, таким как Луковец (Луковесь), Череповесь (группа поселений в устье реки Ягорбы). Здесь происходило накопление запасов пушнины, происходящей с местного региона, происходил обмен этих запасов на серебро, привозные товары. Здесь же проживали многочисленные ремесленники разных специальностей, обслуживавшие как прибывающих на Шексну купцов, так и промысловиков, привозивших свои товары в торжки, в первую очередь шкурки пушных животных, а также и жителей сельских округ, занятых земледелием и разными промыслами .

Что касается финно-угорских селищ, удаленных от центров оживленной торговли на Шексне и Белом озере, то их жители долгое время сохраняли свою этническую идентичность и не спешили смешиваться со славяно-русскими переселенцами, проникавшими в конце X – начале XI в. вглубь территории Белозерья. Часть финно-угорских селищ относительно небольших размеров, располагавшихся вблизи колонизационной волны славян, была заброшена .

Их жители, очевидно, переселялись в новые, малоосвоенные края, сохраняя свой привычный жизненный уклад .

Славяно-русские переселенцы хоронили своих умерших по обряду трупоположения, помещали их в могильные ямы под насыпями, на основание насыпи, а также в самой насыпи, иногда не в один ярус. Славянские погребения отличали минимум вещевого погребального инвентаря, западная ориентировка погребенных, помещение их в гробы, сколоченные гвоздями и скобами .

В XI–XII вв. в основе погребального обряда славян лежало христианство, оно повлияло и на ориентировку погребенных, и на сохранение тела умерших, и на другие элементы погребального обряда. Вместе с тем славянское население, живущее в окружении финно-угорского населения и контактирующее с ним, в своем погребальном обряде долгое время (в XII и даже в XIII в.) сохраняло История и культура Череповецкого края 36 как особой территории Русского Севера Глава 1. Древняя и средневековая история Белозерья языческие элементы: обилие украшений, преимущественно финноугорских и языческих в погребениях, помещение в могилы заупокойной пищи в глиняных сосудах, сохранение разнообразной ориентировки погребенных в могильниках. В постройках древнерусского населения, наряду с круговой посудой славянских типов, продолжали сосуществовать сосуды, сделанные вручную и украшенные местными финно-угорскими орнаментами. Причинами этому могут служить и смешанные браки между славяно-русским и финно-угорским населением .

В это время наиболее распространенными погребальными памятниками становятся курганные и грунтовые могильники. Влияние славяно-русского населения на местных финно-угров сказывалось в распространении среди представителей последних христианства, выразившееся в распространении в финно-угорских могильниках трупоположений, в появлении на них поселения и в могильниках крестов-тельников и образков с изображениями святых .

Еще одним доказательством расширения древнерусской колонизации являются распространение на памятниках края типичнодревнерусских украшений – перстнеобразных височных колец с нанизанными на них бусами, с завязанными концами, семилучевых, а также бронзовых браслетов и перстней дротовых, витых из проволок, пластинчатых, крестовидных подвесок, подвесоклунниц и др .

На верхней Суде долгое время (до рубежа XII–XIII вв.) сохранялась самобытность финно-угорского, «весского» населения, которое жило привычным хозяйственным укладом. Вместе с тем уже в начале XI в. под славяно-русским влиянием на Суде происходили изменения в некоторых сферах жизни. При сохранении трупосожжения в погребальном обряде появляется трупоположение, прослеживается появление патриархального рабства, выделяется знать. С XII века в могильниках «судской веси» (так называл финно-угорское население на реке Суде А.Н. Башенькин) постепенно появляется большое количество украшений древнерусских типов (браслетов, перстней, подвесок, зооморфных украшений и пр.), так что процесс ассимиляции финно-угров древнерусским населением шел даже в удаленных от основных водных магистралей местах .

–  –  –

Вместе с древнерусским населением в край проникала и государственная власть, которая устанавливала контроль над северными территориями сначала в виде сборов даней и полюдья, получая главным образом с местного населения драгоценную пушнину. В связи с этим на северных водных путях появлялись форпосты княжеской власти в виде застав, где происходили сборы пошлин с купцов, торгующих пушниной, и осуществлялся контроль над ее перевозкой. Здесь находился воинский контингент. Таким местом, например, был воинский лагерь на реке Кеме, к северу от Белого озера, которому принадлежал Кемский некрополь – курганный могильник, исследованный Н.А. Макаровым [Макаров 1990]. На реке Шексне появлялись погосты – административные центры, где располагались наместники и волостели – представители власти князя .

Погосты на Шексне упоминаются в Повести временных лет при описании восстания на реках Волге и Шексне в 1071 г. под руководством двух волхвов. Погосты были «узлами власти», здесь собирали пошлины, контролировали пушную торговлю, судили, требовали исполнения законов .

Археологическими методами трудно установить места, где находились представители государственной власти. Вместе с тем во время сбора воедино редких письменных источников, упоминавшихся старинных погостов и центров, связанных с управлением отдельными волостями и областями, путем сопоставления их с археологическими источниками удается иногда реконструировать систему управления северными территориями. Ряд археологических находок могут являться косвенными свидетельствами присутствия в тех или иных местах представителей администрации. Это могут быть находки вислых печатей от грамот, орудий письма и эпиграфических находок, свидетельствующих о присутствии на месте грамотных людей; находки высокохудожественных и дорогих ремесленных изделий – произведений мелкой пластики, стеклянной посуды, парадного оружия и деталей снаряжения всадников, привозных вещей и других предметов. Грамоты великих и удельных князей, в которых упоминаются конкретные населенные пункты, где находятся представители власти, всегда привлекают История и культура Череповецкого края 38 как особой территории Русского Севера Глава 1. Древняя и средневековая история Белозерья внимание археологов. Упоминаемые в них населенные пункты иногда оказываются объектами археологических раскопок, и при этом у исследователей появляется возможность проверить свои наблюдения о значении ряда статусных археологических находок, обнаруженных в них, и установить их связь с возможным представительством государственной власти. Так, город Белоозеро (центр региона) можно назвать важнейшим административным центром .

Здесь найдены десятки вислых печатей, скреплявших документы;

парадное оружие и снаряжение всадников (боевые топоры, копья, шпоры); писала – орудия письма, надписи и буквы, обнаруженные на отдельных предметах, каменные иконки, золотые вещи и многое другое, что подтверждает высокий статус древнерусского центра .

Немало статусных вещей обнаружено на Луковце – крупном центре, располагавшемся в устье реки Суды. Здесь также обнаружены важные находки: писала, эпиграфические находки, парадный топорик с серебряной инкрустацией, стремена, шпоры, копья, боевые топоры. Здесь же найдены довольно редкие вещи: шиферная иконка с изображением Богоматери, резной костяной крест с изображением Дмитрия Солунского и др. Луковец упоминается в грамоте Василия Темного в качестве его вотчины и места сбора таможенных сборов. Особое положение занимало огромное поселение в устье реки Ягорбы – «Череповесь», которое включало в себя несколько селищ: Октябрьский мост, Завод ГАРО 2.3, Лесомеханический техникум 2. Здесь также найдены писало XII– XIII вв., парадная шпора, инкрустированная серебром, оружие и снаряжение воинов. В грамоте, выданной верейским и белозерским князем Михаилом Андреевичем, упоминается «череповский волостель» .

Подобные находки обнаружены на поселении Селище-Воркопь, расположенном в местности «Ирма» на средней Шексне. Здесь найдена вислая печать с греческой надписью, которая может быть датирована концом XII–XIII вв., пока единственная на Шексне, найденная не в Белоозере. Здесь же найдены заготовка шиферной иконки, крест-энколпион, ремесленные изделия. В документах XV–XVI вв. данное место упоминается как дворцовое село Великого князя .

Подобные погосты были на реке Большой Юг в Череповецком История и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 1. Древняя и средневековая история Белозерья районе вблизи деревни Минино. Во время раскопок поселений Минино 2, 4 найден ряд вещей, выделяющихся среди находок сельских поселений этого времени: писало XII–XIII вв., массивные кресты-энколпионы XIV–XV вв., украшения. Погосты у деревни Минино упоминаются в Переписной дозорной книге Дворцовых земель Вологодского уезда 1589–1590 гг .

К XIV в. изменяется экономическая ситуация в крае. Ряд значительных по размерам центров на Шексне, где на протяжении веков процветали торговля и ремесла, стали затухать, численность их населения стала сокращаться. Некоторые из них исчезли и вовсе .

Перестало существовать крупное поселение Октябрьский мост в «Череповси» и др. Главный центр края – город Белоозеро – также захирел, а затем центр территории был и вовсе перенесен с истока Шексны на Белом озере на южный берег озера – в нынешний Белозерск. Причиной такого явления было истощение пушных запасов на территории региона. Пушные звери были просто перебиты за века пушного промысла. Пушной промысел со временем переместился на север и восток от реки Шексны и Белого озера, а крупные шекснинские и белозерские городки, которые, по сути, являлись пушными факториями, перестали существовать, исчезли или превратились в села (например, Луковец на реке Шексне) .

В XIV–XV вв. погребальный обряд в крае стал полностью христианским. В могильниках этого времени все погребения помещались в могильные ямы, были ориентированы головой на запад и не имели инвентаря. Нахождение украшений в таких погребениях – редкое исключение. Таким исключением, например, были две пары серег в виде вопросительного знака, обнаруженные в грунтовом Усть-Староарапском могильнике на реке Колпи в Бабаевском районе Вологодской области. Одна из пар серег, выполненных из серебра, была украшена зернью и является настоящим произведением позднесредневекового искусства .

В XIV–XV вв. складывается современная система расселения по всей территории Белозерского края. Осваивается территория вглубь от основных водных магистралей, заселяются небольшие речки и ручьи, малые озера. Возникают как небольшие деревушки, так и значительные по размерам села, такие как Матурино под Череповцом. Особенностью топографии и географии размещения новых позднесредневековых поселений на новых землях было то, что История и культура Череповецкого края 40 как особой территории Русского Севера Глава 1. Древняя и средневековая история Белозерья многие из них возникали не непосредственно на берегах водоемов (рек и озер), как это происходило в предшествующую эпоху, а в некотором отдалении от них, возникая на небольших ручьях, связанных с «большой водой» в глубине территории. Некоторые деревни вовсе возникали среди бывшего леса, выкорчеванного и превращенного в поля, в большом удалении от рек. Это подтверждает предположение о том, что главными занятиями местных жителей окончательно становятся земледелие и скотоводство, при которых качественные, пригодные для обработки почвы, сенокосы и пастбища становятся главной ценностью. В этом можно убедиться, изучая, например, кусты деревень по рекам Миге и Андоге в Белозерском районе. В некоторых деревнях присутствует культурный слой XIV–XV вв .

XIV в. стал веком монастырской колонизации края. В это время существовал известный местный Усть-Шехонский монастырь на истоке реки Шексны из Белого озера и возникали новые в будущем прославленные монастыри: Череповский Воскресенский (в устье реки Ягорбы), Кирилло-Белозерский и Ферапонтовский .

Воскресенский монастырь появился в месте, где на протяжении трех сотен лет существовали средневековые селища .

Вопросы для самоконтроля

1. К какому времени относится освоение территории края людьми?

2. Какое значение для населения края имело открытие способа получения железа из местных болотных железных руд?

3. В каких условиях происходило формирование белозерской веси?

4. Какие последствия имела древнерусская колонизация края?

Литература

1. Башенькин А.Н. Вологодская область в древности и средневековье // Вологда: Историко-краеведческий альм. – Вологда: Русь, 1997. – Вып. 2. – С. 5–35 .

2. Голубева Л.А. Весь и славяне на Белом озере. X–XIII вв. – М.: Наука, 1973. – 212 с .

3. Кудряшов А.В. Древности Средней Шексны X–XIV вв. – Череповец:

ЧГУ, 2006. – 107 с .

4. Кудряшов А.В. Памятники IX – начала XI в. в бассейне р. Шексны и Белого озера: возможности для реконструкции историко-культурных проИстория и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 1. Древняя и средневековая история Белозерья цессов в регионе // Северная Русь и проблемы формирования Древнерусского государства: Сб. материалов междунар. науч. конф. (Вологда, Кириллов, Белозерск, 6–8 июня 2012 г.). – Вологда: Древности Севера, 2012. – С. 48– 64 .

5. Кудряшов А.В. Белозерская весь: современный взгляд // Русь в IX– XII веках. Общество, государство, культура. – М.; Вологда: Древности Севера, 2014. – С. 299–311 .

6. Косорукова Н.В. Череповецкий район в эпоху камня // Череповец:

Краеведческий альм. – Вологда: Русь, 1996. – Вып. 1. – С. 7–19 .

7. Косорукова Н.В. Костяной инвентарь мезолитической стоянки Погостище 15 в бассейне озера Вожже // Древности Севера: Материалы археологических чтений памяти С.Т. Еремеева (Череповец, 28–29 февраля 2012 г.). – Череповец: Череповецкое музейное объединение, 2014. – Вып. 5. – С. 4–15 .

8. Косорукова Н.В., Венедиктова Н.Н. Рыболовный промысел у населения стоянки Караваиха 4 // Древности Севера: Материалы археологических чтений памяти С.Т. Еремеева (Череповец, 28–29 февраля 2012 г.). – Череповец: Череповецкое музейное объединение, 2014. – Вып. 5. – С. 30–41 .

9. Макаров Н.А. Население Русского Севера в XI–XIII вв.: По материалам могильников вост. Прионежья. – М.: Наука, 1990. – 214 с .

10. Макаров Н.А. Колонизация северных окраин Древней Руси в XI–XIII веках. – М.: Серпиторий, 1997. – 386 с .

11. Макаров Н.А., Захаров С.Д., Бужилова А.П. Средневековое расселение на Белом озере. – М.: Языки русской культуры, 2001. – 496 с .

–  –  –

В XIV в. шла активная монастырская колонизация земель Северо-Западной Руси. На территории Белозерского княжества «в Черповси» монахами Троице-Сергиевой лавры Феодосием и Афанасием в 1362 г. был основан Воскресенский мужской монастырь, впоследствии ставший ставропигиальным. Впервые монастырь «в Череповси» упоминается в «Жалованной грамоте князя Михаила Андреевича Белозерского и Верейского», датируемой 8 июля 1449 года. К середине XVIII в. Череповский монастырь представлял собой комплекс из нескольких церквей со служебными вспомогательными постройками, обнесенными стеной-оградой с башнями. К юго-западу от монастыря вдоль Устюженского тракта располагалась монастырская слобода. К западу от монастыря находились помещичьи владения – село Никольское (Никольская слобода). В одной версте к северу от Воскресенского монастыря было село Федосьево (Федосьевское). В селе существовала торговая площадь, а вокруг торга располагались улицы и переулки .

В 1626 г. монастырь имел 29 деревень и 18 погостов. Согласно монастырским переписным книгам 1684 г., в селе Федосьево было 39 дворов, а в них – 132 души мужского пола (этих крестьян села Федосьева в XIX в. стали называть «родоначальниками г. Череповца») .

В начале XVII в. Череповецкий монастырь подвергся нападению со стороны польско-литовских интервентов .

История и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 2. Очерк по истории Череповца (1362-1918) Крестьяне монастырских деревень, монахи вместе с настоятелем Моисеем Ацибашевым, вооруженные дубинами и топорами, отважно боролись против захватчиков, но монастырь был сожжен .

В 1644 г. его вновь отстроили .

До проведения Петровских реформ территория России делилась на уезды (прежние княжеские земли, уделы, приказы, разряды, чети). В XVII в. их число составляло более 150, не считая многих волостей. Некоторые из них по своим размерам фактически были близки к уездам. Кроме того, существовали более мелкие территориальные единицы: станы, погосты. В пределах границ современной территории Вологодской области целиком размещались Белозерский, Вологодский и Тотемский уезды. Северные территории современной области занимали части Заонежских погостов, Чарондской округи, Важского уезда, Устьянских волостей;

южные – части Устюженского, Пошехонского, Костромского, Галичского уездов; восточные – части Устюжского и Сольвычегодского уездов .

Указом Петра I от 18 декабря 1708 г. территория Российской империи была разделена на 8 огромных губерний. Так, Ингерманландская губерния включала в себя современные Ленинградскую, Новгородскую, Псковскую, Тверскую области, южные части Архангельской, запад Вологодской и Ярославской областей, часть нынешней Карелии. В 1710 г. эта губерния была переименована в Санкт-Петербургскую. Часть южных земель современной Вологодской области относились к Московской губернии, а восточные

– к Архангельской. Губернии не делились на уезды, а составлялись из городов и прилегающих к ним земель, а также разрядов и приказов. В 1710–1713 гг. они были разделены на доли (административно-фискальные единицы), которые управлялись ландратами .

Вторая Петровская реформа стала осуществляться по Указу от 29 мая 1719 г. В Санкт-Петербургской губернии, включающей в себя 39 городов, было учреждено 11 провинций: Петербургская, Выборгская, Нарвская, Великолуцкая, Новгородская, Псковская, Тверская, Ярославская, Углицкая, Пошехонская, Белозерская. Восточная половина современной Вологодской области являлась частью Вологодской и Великоустюгской провинций Архангельской губернии, а южная часть – Ярославской провинции Московской губернии .

В 1721 г. в Череповецком монастыре был заложен фундамент История и культура Череповецкого края 44 как особой территории Русского Севера Глава 2. Очерк по истории Череповца (1362-1918) первой, «великой не в меру» каменной церкви – Воскресенского собора. Из-за недостатка средств, строительство растянулось на 30 лет. В 1752–1756 гг. в Череповецком монастыре было закончено строительство Воскресенского собора, который в своей основе сегодня является самым первым и старейшим каменным зданием в городе .

По реформе 1727 г. были ликвидированы дистрикты, а сами губернии стали делиться не только на провинции, но и на уезды .

29 апреля 1727 г. из Петербургской губернии была образована Новгородская губерния, включающая в себя 5 провинций: Новгородскую, Псковскую, Великолуцкую, Тверскую, Белозерскую. При этом часть Ярославской и Углицкая провинции Петербургской губернии отошли к Московской губернии, а Нарвская провинция отошла к Эстляндии, поэтому Петербургская губерния значительно уменьшилась и состояла теперь только из двух провинций: Петербургской и Выборгской .

В 1764 г. Череповецкий Воскресенский монастырь, просуществовавший 400 лет, был упразднен Екатериной II в ходе секуляризации церковных земель .

В 1766 г. в Новгородской губернии проживало 845,1 тыс. чел .

7 ноября 1775 г. Екатерина II подписала закон «Учреждения для управления губерний», в соответствии с которым размеры губерний были уменьшены, их число увеличено вдвое, ликвидированы провинции и изменена нарезка уездов. Процесс замены старых губерний новыми, большинство из которых стали называться «наместничествами», растянулся на 10 лет. Наместничества делились на уезды, а уезды – на волости .

В 1776 г. было создано Новгородское наместничество (из частей старой Новгородской губернии), оно было разделено на 2 области: Новгородскую и Олонецкую .

2.2. Образование и развитие города до середины XIX в .

4 ноября 1777 г. вышел «Указ Нашему Сенату» Екатерины II:

«Всемилостивейше повелеваем в Новгородском наместничестве на устье реки… впадающей в Шексну, учредить при Черповском монастыре для пользы водяной коммуникации город под именованием город Череповец и при возобновлении выборов в оном намеИстория и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 2. Очерк по истории Череповца (1362-1918) стничестве с начала будущего 1780-го года приписать к сему новому городу уезд и учредить в нём судебные места, а между тем представить Нам план, как оному городу быть надлежит». Торжественное открытие нового уездного города в присутствии губернских чиновников состоялось в январе 1780 года. В Череповце открылись уездные и городские присутственные места: городническое правление, суд, магистрат (они разместились в старых монастырских зданиях). Череповецкий уезд был создан из частей Устюжно-Железнопольского и Белозерского уездов. На площади уезда в 6823 кв. версты проживало 46 770 душ мужского пола. В уезде было 815 населенных пунктов. В Черповце в то время проживало 537 человек, в городе было 168 домов .

3 декабря 1782 г. в Санкт-Петербурге собственноручно Екатериной II был утвержден генеральный «План Новгородского Наместничества городу Череповцу». Это был второй вариант генерального плана города. Первый вариант представлял собой прямоугольную сетку улиц, наложенную на рельеф местности, причем продольные улицы были параллельны р. Ягорбе, а поперечные улицы перпендикулярно спускались к ней. По утвержденному второму варианту генерального плана ансамбль Воскресенского монастыря и храмы села Федосьева соединялись центральным Воскресенским проспектом, следовавшим с юга на север по уже существовавшей к тому времени дороге – лесной просеке. Около храмов в обоих концах проспекта были запроектированы площади .

Между этими двумя церковными площадями ровно посредине Воскресенского проспекта была запроектирована третья восьмигранная Торговая площадь. Территория города была разделена на 46 кварталов, образуемых 24 улицами. Генеральный план регулярной застройки города Череповца 1782 г. со строго прямоугольной сеткой параллельных и перпендикулярных улиц был характерен для периода классицизма эпохи Екатерины II .

По данным 1783 г., в Череповце проживал 901 житель. Вот как описывается город в одном из экономических документов того времени: Череповец «положение свое имеет на правых сторонах Шексны и Ягорбы, а с двух сторон и частию с третьей – земляной вал. В том городе… казенных строениев: магазейнов соляных – 2, винных – 1, питейных домов – 3. Дворянских домов старого строения – 1, а по плану выстроено – 4 купеческих и мещанских: староИстория и культура Череповецкого края 46 как особой территории Русского Севера Глава 2. Очерк по истории Череповца (1362-1918) го строения – 41, новых по плану на каменном фундаменте – 68, а без фундамента – 13. В том городе число жителей в наличности обоего пола: купцов – 16 (мужчин), женская – 15; мещан – 344 (мужчин), женская – 335; дворян – 27 (мужчин), женская – 24;

присяжных – 4 (мужчин), женская – 4; воинской штатной команды

– 24, женская – 7; сельских заседателей – 2; приказнослужителей – 25 (мужчин), женская – 13; отставных солдат – 1; священноцерковнослужителей (мужчин) – 11, женская – 10; слуг при господах живущих – 12 (мужчин), женская – 10; живущих по паспортам

– 8 (мужчин), женская – 6. Всего разного звания в одном городе живущих мужская и женская – 901. Из числа оных ремесленников:

столяр – 1, сапожник – 1» [Череповец-III 2007: 87] .

С восшествием на престол Павла I было произведено временное укрупнение ранее созданных наместничеств, которые были официально переименованы в губернии. В 1796 г. Новгородское наместничество стало Новгородской губернией. Указом Павла I в 1796 г. было упразднено число уездов, а часть уездных городов переведена в заштатные. В феврале 1797 г. Павлом I Череповец был упразднен (выведен за штат, переименован в посад), а уезд приписан к Устюженскому [Череповец-III 2007: 87] .

С вступлением на престол Александра I в 1801 г. восстанавливается прежняя сетка губерний с сохранением ряда новых павловских губерний. 24 апреля 1802 г. Александром I был подписан Указ «О восстановлении заштатных городов разных губерний» .

Череповец вновь был объявлен уездным городом Новгородской губернии .

10 июня 1802 г. император Александр I своим указом восстановил в правах уездный город Череповец. По свидетельству городского благочинного – протоиерея Воскресенского собора Алексея Образцова: «1802 года июня 10-го дня по Указу государя императора Александра I [город] вторично восстановлен, и по отношению устюженского дворянского предводителя майора Балка того же числа в Череповецком Воскресенском соборе для выбора в возглавляемые в городе Череповце представительные места из господ дворян-чиновников совершена полною церемониею Божественная литургия и после оной Благодарственный молебен, и собравшиеся господа дворяне Череповецкого уезда приведены к присяге» .

Именно дата 10 июня в дореволюционном Череповце считалась История и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 2. Очерк по истории Череповца (1362-1918) Днем города и называлась «Днем открытия города Череповца»

[Риммер 2006: 59] .

Ф.И. Кадобнов пишет о Череповце 1805 г., что город «не представлял из себя ничего выдающегося в смысле общественной жизни, а так же прозябал, как и масса других уездных городов. Горожане в большинстве занимались земледелием на городской земле, платя городу подушную подать за пользование ею, так как огромное большинство жителей были мещане. Посторонних же особых заработков не было, кроме извоза и подвоза товара купцам да найма на суда» [Череповец-I 1996: 53] .

В 1806 г. в Череповце проживало: штаб-офицеров и их детей – 13, унтер-офицеров вдовых солдат и их детей – 63, разночинцев – 4, дворовых людей – 12, купцов и их детей – 43, мещан – 74, то есть всего – порядка 200 человек мужского пола или около 450 человек всего населения. Уменьшение численности связано с упадком заштатного Череповца в правление Павла I и связанным с этим оттоком людей в другие места .

Вот как в 1809 г. К.М. Бороздин описывает город: «В Череповце три церкви каменных и две деревянных; домов обывательских 229, все деревянные, лавок – 35; жителей обоего пола 1079. Торговля самая неважная; нет даже ни одного купца первой и второй гильдии. Словом, он более похож на село, нежели на город» [Сизоненко 2006: 47] .

Единственным промышленным предприятием города долгое время был кирпичный завод, на котором работало семь человек .

Значение Череповца возросло с завершением постройки в 1810 г .

Мариинской водной системы, заранее получившей такое название в «изъявление признательности» императора Павла I к своей жене – императрице Марии Федоровне. Череповец оказался единственным более-менее заметным населенным пунктом на участке водного пути длиной почти четыреста километров. Основным занятием жителей города стало судовождение, ремонт и строительство судов, проводка по шекснинскому участку Мариинской системы барок. Благодаря появлению судоходного пути развивалась и торговля .

В октябре 1824 г. Череповец посетил император Александр I .

18 октября 1824 г. российский император остановился на ночлег в небольшом городке на реке Шексне. Государя сопровождали князь История и культура Череповецкого края 48 как особой территории Русского Севера Глава 2. Очерк по истории Череповца (1362-1918) Петр Михайлович Волконский – генерал-фельдмаршал, министр двора и уделов, как он сам говаривал, «при лице императора имел счастье быть ровно 29 лет»; граф Иван Иванович Дибич – начальник Главного штаба, усмиритель польского восстания; затем лейбмедики – баронет Яков Вилис и медик-хирург надворный советник Д. Тарасов. Встречали императора предводитель дворянства Череповецкого уезда – Григорий Андреевич Кудрявый, городничий, и набиравший силу купец третьей гильдии Тимофей Красильников, имевший железорезательный завод и небольшой торговый флот на Мариинской системе. Последний был осчастливлен тем, что его дом был назначен местом ночевки Его Величества, а жена и невестка получали в дар от государя два бриллиантовых перстня .

Благочинный отец Алексий так описывает визит императора:

«Утром 19 октября, в день воскресный, (государь) благословил прибыть в находящийся при Череповецком Воскресенском соборе теплый Сергиевский собор. По прибытии был в паперти встречен духовенством с животворящим крестом, взошел с крестом в теплый собор и изволил стать у правого клироса, где и слушал Божественную литургию, и по окончании оной в сопровождении с животворящим крестом изволил сесть в коляску в девятом часу пополудни и отправился по тракту в Санкт-Петербург в сопровождении многочисленного народа в вожделенном здравии» [Шалашов 2007:

27] .

С 1820-х гг. в Череповце начинают строиться первые каменные и полукаменные двухэтажные купеческие дома в стиле провинциального позднего классицизма. Сохранившись до нашего времени, своим очарованием они обязаны «сотворчеству» профессиональных столичных архитекторов (авторами образцовых проектов 1809 г. считаются А. Захаров, А. Руску, В. Гесте, В. Стасов), местных строителей и заказчиков-горожан. Можно заметить, что, например, дома № 18, 21, 34, 69, 71, 72 и 80 по Воскресенскому (ныне Советскому) проспекту выполнены по одному типовому проекту .

В 1849 г. был составлен «План уездного города Череповца Новгородской губернии», на котором впервые были подписаны наименования существующих улиц .

В 1850 г. в Череповце были 3 площади, 1 базар, 4 постоялых двора, 1 сад, 3 гостиницы. В городе насчитывалось 355 домов, из них 14 каменных. Было одно уездное и одно приходское училища .

История и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 2. Очерк по истории Череповца (1362-1918) Еще два приходских училища были в деревне Енюково и селе Богословское (центре Богословской волости). В городе было два завода: железорезный и кожевенный. В уезде было 10 заводов: один стеклянный и девять железорезных .

С конца 1850-х годов в связи с ростом масштабов строительства по всей стране функции архитектурно-строительного контроля постепенно переходят к городским властям, тогда как раньше это была прерогатива губернии и столицы, а крупные объекты курировал сам император. Поэтому с этого времени в уездных городах начинается индивидуальное проектирование без использования образцовых фасадов, но в соответствии со «Строительным уставом» 1857 г. (период эклектики). Большинство зданий, построенных в Череповце во второй половине XIX века, спроектировано городскими архитекторами или землемерами: А.А. Адамовичем, П.Н. Подшиваловым и др. В отличие от штукатуренных домов, здания в «кирпичном стиле» строились гораздо быстрее и были проще в эксплуатации. При этом проявлялось одно из характерных требований того делового времени: попытка органически объединить полезное и художественное, рациональное и прекрасное;

полностью использовать эстетические и формообразующие возможности фигурной краснокирпичной кладки. В «кирпичном стиле» в Череповце были построены здания учебных заведений, торговые ряды, магазины и лавки, железнодорожный вокзал, земская управа, музей, Леушинское подворье, кинематограф «Рояль-Bio», водонапорная башня, театр. В 1889 г. был издан «План г. Череповца», приложенный к книге «Череповецкий календарь» .

2.3. Город Череповец и И.А. Милютин

С конца 1850-х гг. по 1917 г. состав 11 уездов (в которые входили 127 волостей) Новгородской губернии не менялся. По величине своей площади 11 уездов Новгородской губернии располагались в следующем порядке: Тихвинский, Белозерский, Кирилловский, Устюженский, Боровичский, Новгородский, Старорусский, Крестецкий, Череповецкий, Валдайский, Демянский. По площади (почти 105 тыс. кв. верст) Новгородская губерния занимала 11-е место среди территориальных образований в европейской части История и культура Череповецкого края 50 как особой территории Русского Севера Глава 2. Очерк по истории Череповца (1362-1918) России. Она граничила с Петербургской, Олонецкой, Вологодской, Ярославской, Тверской и Псковской губерниями .

В 1861 году в связи с проведением обширной крестьянской реформы уезды были разделены на волости .

Как пишет Ф. И. Кадобнов, в 1861 г. в Череповце проживали 2,7 тыс. человек. В городе было 280 домов, 5 церквей и 3 часовни .

С 1861 по 1907 г. городским головой Череповца служил Иван Андреевич Милютин (1829–1907). При Иване Андреевиче малоизвестный городок Новгородской губернии был преобразован не только в «северный центр просвещения», но и стал связующим звеном между Югом и Севером России по Мариинской водной системе .

И.А. Милютин был представлен в альбоме «Современная Россия в портретах и биографиях выдающихся деятелей», изданном в Санкт-Петербурге в 1904 г., в разделе «Местные деятели». Всю жизнь этого человека переполняли новые замыслы. Его личность уникальна. Занимая бессменно на протяжении 46 лет должность городского головы, И.А. Милютин отказался от жалования, а личные средства вкладывал в благоустройство и развитие города .

Остановимся на ключевых моментах, характеризующих деятельность И.А. Милютина: выходец из мещанской семьи, в молодости торговал мясом и хлебом, нажил значительный капитал, судовладелец и промышленник, купец первой гильдии, просветитель, действительный статский советник, социальный предприниматель, благотворитель, идеолог местного самоуправления и народно-государственного партнерства, один из ведущих правительственных экспертов в различных областях, затрагивающих местные сообщества, яркий и неутомимый экономический публицист .

И.А. Милютин – человек с экономическим взглядом на мир, предприниматель-практик. Его экономические опусы всегда были злободневны, содержали конкретные задачи и варианты их решений. «Для устранения скудости жизни представляется одно – создание, вослед реформ нынешнего царствования целой системы, целой воспитательной школы, которая охватывала бы жизнь с самых корней ее, для водворения среди общества и народа правильных экономических понятий с практическим умением приложить к делу, к земле как лучшей основе общего благосостояния. Без такого направления, конечно, невозможно достигнуть ни общего доИстория и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 2. Очерк по истории Череповца (1362-1918) вольства, ни стройного развития духовных и умственных сил, ибо последним не на чем будет покоиться. Праздный и ленивый насядут на трудящегося, и в результате явится всеобщее изнурение»

[РГИА. Л. 7] .

Деятельность Милютина по праву можно определить как «социальное предпринимательство». Каждое его дело преследовало социальную цель .

Соучредитель Волжско-Камского банка, основатель кампании «Торговое пароходство братьев Милютиных и К» в 16 лет (1845 г.), он провел барки с грузом по Мариинской системе от Рыбинска до Санкт-Петербурга, а через пятнадцать лет братья Милютины, уже известные всему торговому миру, становятся ключевыми фигурами в развитии товарных потоков по Мариинской системе, основному водному пути в столицу и ее международные порты. Вместе с Милютиным стал известен и Череповец. Именно Иван Андреевич с 1883 г. вводит на Шексне туэрное пароходство (вид буксира), заменившее конную и бурлацкую тягу. Через три года (1886 г.) из восьми буксиров, употребляемых на Шексне, семь уже принадлежало «Пароходству братьев Милютиных». И в этом была не только предпринимательская корысть, но и чисто человеческое отношение к людям. «Материальный интерес, большие барыши – вот сила, двигающая промышленность. Развитие пароходства дало толчок баржевому судостроению, и, в конце концов, на Волге появился такой речной флот, какого нет нигде в мире. Лошадиная работа злосчастных бурлаков отошла в область преданий. Смолк народный стон на великой русской реке, и не одна сотня тысяч людей возвращена к земледелию, выведена из скотского состояния…» [Чернов 2015: 105]. После введения на Шексне шлюзования (1896) пароходы стали выгоднее туэров вследствие довольно больших расходов на содержание цепи, но в порожистых частях рек Шексны и Свири туэрная тяга еще долго не имела конкурентов и приносила громадную пользу отечественной торговле .

И.А. Милютин предложил инновационную по тем временам идею: заменить строительство деревянных барж металлическими, что должно было повысить качество перевоза нефтяных продуктов, перестать вредить окружающей среде, а также давало возможность развития судостроения и создавало контингент мастеров для железного судостроения. Милютин видел в этом выгоду не История и культура Череповецкого края 52 как особой территории Русского Севера Глава 2. Очерк по истории Череповца (1362-1918) только для города, но и для России в целом. «Представляется возможность сберечь наши лучшие леса, ныне беспощадно истребляемые на постройку деревянных барж. Уральское горнозаводство, томящееся в известных пределах потребления, получит исход вследствие усиленной потребности железа для железных судов… Образуется новый контингент мастеров и мастеровых для железного судостроения… Оживятся наши механические заводы на Волге и Каме. Причем образуется немало новых судостроительных верфей. Подобное направление судостроительной деятельности послужит к подготовке почвы для перехода от речного к морскому судостроению и плаванию…» [Риммер 2006: 99]. Примером этого стало открытие в городе Александровского технического училища, реального училища, которые готовили высококлассных специалистов .

При Александровском техническом училище действовали обширные учебные мастерские, механический завод, который был полноценным металлообрабатывающим предприятием города и края до середины XX века. Построенные на судостроительных верфях Череповца суда доставляли грузы в Европу и США .

В 1864 г. на берегу Шексны был поставлен завод с цехами: механическим, литейным, кузнечным, котельным. Этим Милютин хотел положить основание строительству машин и судов. Завод был механизирован: 20-сильный локомобиль запускал в работу станки .

Литейное отделение располагало двумя плавильными горнами и вагранкой. В кузнице работал паровой молот. Всего на заводе было построено 11 и отремонтировано 75 судов. Этим заводом Милютин мечтал устроить на берегах Шексны нечто подобное бельгийскому “Seraing”. Завод принес краю грандиозную пользу .

В книге «Россия и Германия» Иван Андреевич писал: «Общее количество моего транспорта по Мариинской системе доходило в некоторые годы до 10 миллионов пудов в одну навигацию, что равняется, по пудоверстам, довольно большой железной дороге»

[Чернов 2015: 153]. Видя, что для ремонта пароходов и судов и их зимней стоянки в Череповце мало места из-за узости реки Шексны (всего 70 сажен), Иван Андреевич решил строить земляной док, названный позже в честь Великого Князя Алексея Александровича – Алексеевским, и для этого поехал со своей старшей дочерью, как переводчицей иностранных языков, в Германию, Голландию, ДаИстория и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 2. Очерк по истории Череповца (1362-1918) нию и Англию и, узнав многое, устроил на городском болоте между Ягорбой и Шексной 3 бассейна, разграничив их земляными дамбами, устроив плотину для удержания ягорбской воды и полушлюз для захода судов с реки Шексны. Землей из дока устроил земляную дорогу из города к берегу реки Шексны и убедил земство построить мост через реку Ягорбу на этой дороге. Сооружение обошлось Милютину в 27 621 рубль и обещало, по расчетам специалистов, приносить чистого дохода от 3000 до 4000 рублей в год [РГИА. Л. 2] .

Радел И.А. Милютин и за развитие древнего для нашего края железоделательного производства, понимал, что железо, металл – это будущее промышленного развития. Многие череповецкие купцы вели значительную торговлю железом и железными изделиями (преимущественно коваными гвоздями) в Петербурге, Риге, Москве, Ярославле, Нижнем Новгороде, Киеве, Ростове-на-Дону. В крае создаются условия для развития металлорезательных предприятий дворян Кудрявых, купцов Красильниковых, Носыриных, Заводчиковых и самого Милютина. И.А. Милютин понимал, что металлообработка способствует развитию сельского хозяйства. Из письма крестьян села Луковца к 35-летию деятельности городского головы узнаем, что они «приносят благодарность за то, что устроил сельскохозяйственную мастерскую, где мы покупаем плуги, бороны, какими обрабатываем нашу землю несравненно лучше и скорее, чем прежними сохами и косулями, и лошадям легче, и времени идет меньше, так что плугами вспахиваем в два дня, а косулями пахали три дня. Эту выгоду получаем благодаря тебе…» [Чернов 2015: 53]. Череповецкие заводы Милютиных стали ядром по «производству отечественных сельскохозяйственных орудий хотя бы для северного края». Задумываясь о развитии металлургической отрасли, И.А. Милютин в 1882 г. в Экономическом письме «Одна из существенных мер к оживлению металлического производства в России» анализирует состояние металлообрабатывающей промышленности в России. И.А. Милютин отмечает, что «металлическое производство зависит от многообразных условий – денежных, хозяйственных, коммерческих, географических и др. От развития этого же производства зависят, в свою очередь, разные другие стороны хозяйственной жизни государства, недаром наш век именуется железным» [Чернов 2015: 108]. Железное производство – История и культура Череповецкого края 54 как особой территории Русского Севера Глава 2. Очерк по истории Череповца (1362-1918) главный двигатель прогресса – у нас является каким-то чахлым [Чернов 2015: 111]. Также И.А. Милютин понимал, что «свое»

железо не имеет того качества, каким обладает уральское. А чтобы железоделательное производство в крае развивалось, необходимо было железнодорожное сообщение. И.А. Милютин постоянно взаимодействовал с крупными государственными деятелями: министром финансов С.Ю. Витте, министром путей сообщения М.И. Хилковым, директором департамента железнодорожных дел министерства финансов В.В. Максимовым. Городской голова считал, что будь у Череповца прямое сообщение с Уралом, то и «железо каждую неделю стали бы привозить, а изделия развозить по всей России; тогда бы результат выразился не в регрессивном направлении, а поступательном: тут явился бы сам собой и груз для дороги из 700 тысяч пудов железа, обращенного в изделия, в обе стороны до 1,5 млн пудов, и в то же время заработок населению свыше 1 млн руб.» [Чернов 2015: 113]. Железо, которое будет продаваться по всему Северу на станциях, не дороже 1 руб. 40 коп., 1 руб. 60 коп. за пуд, пойдет между крестьянством повсюду: и на шкворни к телегам, на втулки, на обтяжку шиной колес, на сохи, на плуги [Чернов 2015: С. 114] .

Для изучения вопроса о постройке железных дорог на севере России Александр III повелел образовать комиссию из представителей всех заинтересованных ведомств. Большинством голосов комиссия отдала предпочтение линии Вологда – Архангельск (второй вариант: Ухтым – Кукарка – Кострома). В 1894 г. под предводительством Максимова была создана комиссия из представителей разных правительственных ведомств для рассмотрения проектов новых железных дорог. В состав совещания при этой комиссии и входил И.А. Милютин. Он понимал, что Череповец имеет шанс включиться в начальный процесс развития российского железнодорожного строительства. В 1905 году вступила в эксплуатацию линия Обухово – Череповец – Вологда, в 1906 году – дорога Вологда – Вятка. В своем труде «Значение Северной железной дороги с точки зрения местных нужд и интересов в связи с интересами Петербурга и Москвы. Записка Череповецкого городского головы И. Милютина» [ГАВО. Л. 6] он дает конкретные объяснения по выбору именно этого направления строительства железной дороги. Во-первых, все северное десятимиллионное наИстория и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 2. Очерк по истории Череповца (1362-1918) селение от Невы до Тобола будет благотворно облегчено от излишней тягости при отправлении воинской повинности вследствие устранения больших переходов по грунтовым дорогам; во-вторых, весь государственный организм соединен со своей головой, с Петербургом; в-третьих, ее значение также велико, как и Николаевской железной дороги; в-четвертых, произойдет объединение Севера не только с Петербургом, но и с Москвой; в-пятых, откроет широкую возможность благотворной конкуренции между двумя крупными промышленными центрами – и Белое море сделается общим достоянием. В то же время, главнейшее, эта линия будет представлять собою без всяких специальных затрат естественное продолжение Великой Сибирской железной дороги от моря до моря [Чернов 2015: 241]. Со строительством дороги, как уже было сказано, И.А. Милютин видел и перспективу развития Череповца и всего края. «Северный край имеет большую жизнедеятельность, что многое из сокрытых богатств и сил лежит под спудом, стоит только, так сказать, копнуть лопаткой, глядишь – готов источник на сотни тысяч, миллионы, как, например, в Череповецком уезде вдруг с 20 тысяч руб.

явился „миллион в масле“» [Чернов 2015:

239] .

Наш земляк, историк Н.Д. Чечулин писал: «Ни от одного из своих предприятий И.А. Милютин лично не приобрел больших барышей, но всегда его предприятия содействовали возникновению более или менее значительных капиталов у тех, кто в них участвовал» [ГАВО. Л. 6] .

С 1865 г. часть губерний превратились в «земские»: в них был введен институт местного управления (земства). В 1865 году земской стала и Новгородская губерния .

Великие реформы затронули и другие сферы жизни города .

В 1865 г. в Череповце появились городской общественный банк и Общество взаимного страхования от огня, земский окружной суд. И немалую роль в этом сыграл также И.А. Милютин .

31 января 1872 г. считается днем рождения Череповецкой городской общественной библиотеки. К концу первого года существования в ней имелось 85 названий книг и журналов в 164 томах .

Сначала библиотека располагалась в здании Общественного клуба, затем она была переведена в Городскую управу, впоследствии занимала дом на углу ул. Покровской (ныне ул. Дзержинского) и КаИстория и культура Череповецкого края 56 как особой территории Русского Севера Глава 2. Очерк по истории Череповца (1362-1918) значейского пер. (ныне ул. Коммунистов), а позже была переведена в отремонтированное помещение бывшего Приходского училища .

14 апреля 1895 г., по предложению Н.В. Подвысоцкого (преподавателя учительской семинарии), вышло постановление городской Думы об открытии (возобновлении) в Череповце народного музея. Торжественное открытие городского «музея местного края»

состоялось 31 марта 1896 г. Первоначально музей разместился в здании «Соляного Городка» на территории Милютинского городского сада. В музее были естественноисторический‚ сельскохозяйственный‚ промышленный‚ археологический‚ палеонтологический и нумизматический отделы .

Введенные в 1864 г. земства занимались здравоохранением, образованием, строительством дорог. Череповецкое земство провело большую работу. Если в 1861 г. в Череповецком уезде почти не было школ, то к 1969 г. их было открыто 33. Многие из школ были открыты по инициативе крестьянской общины или благодаря усилиям учителей. Так, с помощью В.А. Антипова было открыто Уломское земское училище. Земские учителя занимались не только преподавательской, но и общественной деятельностью, были активными корреспондентами этнографического бюро князя В.Н. Тенишева .

Такую же значительную роль в жизни уезда играли земские медики. В 1865 г. в Череповце была открыта уездная больница на 38 коек. В 1867 г. земство пригласило одного врача, а число фельдшеров увеличило до пяти. В 1876 г. уезд был разделен на три врачебных и шесть фельдшерских участков, врачей стало три, а фельдшеров – одиннадцать. В 1885 г. был открыт четвертый врачебный участок, а в 1894 г. – пятый. Несмотря на наличие земских врачей в уезде, оказание медицинской помощи до 1893 г. было на фельдшерском уровне. Врачи жили в Череповце. В 1895 г. во всех четырех сельских врачебных участках были построены приемные покои на 5 кроватей. В 1893 г. земство выкупило вольную аптеку .

В начале 1900-х гг. городская больница была перестроена, появилось еще пять бараков. В одном из них разместилось родильное отделение с тремя палатами. Два барака отошли под изоляционное отделение. Отдельное здание получила амбулатория. В 1911 г. на службе Череповецкого уездного земства состояло 8 врачей, История и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 2. Очерк по истории Череповца (1362-1918) 15 фельдшеров, 8 акушерок, 10 оспопрививателей. С 1909 г. земское собрание увеличило жалование врачам до 1500 руб. в год, что способствовало стабилизации кадров медицинских работников в уезде. Помимо оказания медицинской лечебной и санитарной помощи населению, прогрессивные врачи земской медицины проводили ряд исследований, давали санитарные описания местностей, а также изучали заболеваемость населения. Несмотря на высокую инфекционную заболеваемость по уезду медицинское обслуживание было на высоком уровне .

В 1897 г. в селе Никольское Богословской волости Череповецкого уезда возник винокуренный завод купца Красильникова .

В 1898 г. был издан «План г. Череповца», приложенный к брошюре Александра Дормидонтовича Коровкина «Описание Череповецкого уезда». В городе проживало около 7 тысяч человек и было 12 учебных заведений: 9 мужских и 3 женских .

В мае 1901 г. вышло «Высочайшее повеление» об открытии работ на постройке железной дороги в направлении Санкт-Петербург – Тихвин – Череповец – Вологда – Вятка .

В мае 1904 г. были составлены «Ответы Череповецкой городской управы о социально-экономическом состоянии города Череповца», содержащие подробное описание города того времени. В Череповце были 23 улицы (Загородный переулок, Покровский переулок, Милютинская, Александровский проспект, Петровская, Покровская, Воскресенский проспект, Благовещенская, Дворянская, Источницкая, Набережная, Северная, Заводская, Федосьевская, Коржавская, Садовская, Крестовская, Казначейская, Сергиевская, Соборный переулок, Троицкий переулок, Пушкинский переулок, Тюремный переулок), 4 площади (Покровская, Благовещенская, Торговая и Воскресенская), 2 общественных сада («Соборная гора» и «Милютинский сквер»), 2 бульвара (Александровский и Северный) [Череповец-I 1996: 59] .

В конце 1904 г. было завершено строительство железнодорожной станции «Череповец» .

–  –  –

По состоянию на 1905 г. в Новгородской губернии на территории в 118,5 тыс. км2 проживали 1,5 млн человек .

История и культура Череповецкого края 58 как особой территории Русского Севера Глава 2. Очерк по истории Череповца (1362-1918) Вот как описал Череповец петербургский журналист Л.Г., путешествовавший летом 1906 г. по недавно открытой Северной железной дороге: «Вокзал в Череповце каменный, достаточно просторный… расположен от города в расстоянии одной версты .

…Череповец изобилует учебными заведениями, расположенными в собственных, отлично устроенных каменных зданиях. С внешней стороны Череповец содержится удовлетворительно. Главные улицы освещаются керосинокалильными фонарями, дающими сильный свет, тротуары сносны, городские сады и бульвары обильны зеленью, сообщение с Рыбинском поддерживается тремя пароходными компаниями, немилосердно конкурирующими друг с другом, вследствие чего проезд из Рыбинска в Череповец и обратно обходится крайне дешево. В Череповце кипят работы по устройству большой гавани для разгрузки хлебных баржей, направляющихся с Волги в Петербург. С открытием гавани значение Череповца в торгово-промышленном отношении сильно поднимется .

Часть торговых сделок из Рыбинска переместится в Череповец, который приобретет значение хлебной пристани. Череповцу в недалеком будущем предстоит завидное положение» [Риммер 2006:

131] .

И.Ф. Тюменев так характеризовал Череповец: «Проезжая по улицам города, мы видим в нём нечто другое, совершенно необычное в наших маленьких уездных городах, то, что дало ему название „Северных Афин“. Это обилие различных учебных заведений, прекрасно построенных и, судя по внешности, содержащихся в большом порядке», как пишет Ф.И. Кадобнов, в 1908 г. в Череповце проживали почти 10 тыс. человек, среди которых было почти 2 тыс. учащихся (каждый пятый житель города). В Череповце было 1080 домов, 8 церквей и 3 часовни .

Архитектурный стиль, прямизна улиц, четкость линий, чистота, обилие учебных заведений (реальное училище, Мариинская женская гимназия, Александровское техническое училище, женское профессиональное училище, учительская семинария, школа при семинарии, городское училище, его ремесленное отделение, 1-е приходское училище, 2-е приходское училище, женское приходское училище, земская школа, церковноприходская школа;

раньше была еще и сельскохозяйственная школа, но она к тому времени была закрыта) напоминали скорее европейский город, История и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 2. Очерк по истории Череповца (1362-1918) нежели русский. По воспоминаниям Евгении Эдуардовны Линёвой (1853–1919), уютный и прелестный Череповец представлял собой «культурный центр округи, крошечное царство интеллигенции», это был «маленький городок, утопающий в зелени садов и бульваров, почти без мостовых, с деревянными „клдочками“ вместо тротуаров», и в то время имеющий «6 тысяч жителей, из которых… более половины составляли учащие и учащиеся» (1901 г.) [Сизоненко 2006: 69]. Особенности облика Череповца, его «чудные сады» сохранялись до первой половины XX века. По данным на 1 января 1910 г., в Череповце действовали 3 промышленных предприятия со 142 рабочими‚ крупная пристань, железнодорожная станция, кроме прочего, работали 2 отделения банков‚ общество взаимного кредитования‚ 2 увеселительных заведения‚ 4 гостиницы‚ 25 трактирных заведений‚ 4 постоялых двора. В городе существовало телефонное сообщение В 1910 г. впервые в Череповце, в Александровском техническом училище стараниями его директора Ивана Павловича Александрова было устроено электрическое освещение. В 1910 г. в устье Ягорбы была открыта гавань .

В августе 1910 г. было возбуждено ходатайство об образовании Череповецкой губернии и «перечислении» в её состав некоторых уездов Новгородской губернии. Создание Череповецкой губернии стало возможным только в 1918 г .

В ноябре 1911 г. при обсуждении проекта шлюзования Шексны было принято решение построить жилые дома со всеми удобствами для рабочих шлюзов и плотин. Полное шлюзование было необходимо, «чтобы привести реку в удовлетворительное состояние» .

В мае 1912 г. на Шексне были начаты изыскания возле предполагавшихся мест расположения сооружений. Проектом предусматривалось строительство на Шексне жилых домов для команд шлюзов и плотин. В каждом доме предполагалось помещать не более 4 семей. Для каждой семьи предусматривалась своя печь для варки пищи и отдельный вход .

16 апреля 1913 г. в Череповецкой городской Думе обсуждался вопрос о строительстве водопровода и станции для электрического освещения города. С докладом выступал депутат 4-й Государственной Думы Владимир Васильевич Милютин (сын В.А. Милютина). 20 мая 1913 г. на специальном заседании Череповецкой городИстория и культура Череповецкого края 60 как особой территории Русского Севера Глава 2. Очерк по истории Череповца (1362-1918) ской Думы получил окончательное решение вопрос «об устройстве городского водопровода и электрической станции», которая будет сооружена в начале Крестовской улицы (ныне ул. Ленина), а водонапорная башня – на Покровской площади. 1 мая 1914 г .

строительная комиссия Череповецкой городской Думы приняла постановление о пристройке к зданию водоподъемной станции 2-го подъема помещения для электрической станции .

24 февраля 1914 г. в Череповце было принято решение начать строительство театра с целью «предоставления народу разумных развлечений в часы досуга и отдыха и отвлечения народа от пьянства» .

30 марта 1914 г. по Череповцу проехал первый автомобиль. Гараж для него располагался на Петровской улице (ныне ул. Труда) .

2.5. Череповец в годы Первой мировой войны

К началу Первой мировой войны в Череповце проживали 13 тыс. человек .

В августе 1914 г. Россия вступила в Первую мировую войну .

После вступления в войну жизнь города претерпела некоторые изменения. Были открыты тыловые госпитали и эвакопункты, проходила мобилизация, шел сбор средств в пользу фронта; 6 июня 1915 г. на территории города сформирован 434-й пехотный Череповецкий полк, который входил в состав 109-й дивизии 12-й армии. Полк участвовал в боях на Северном фронте в районе г. Риги (так называемый «Рижский плацдарм»). В июле 1915 г. в Череповце был объявлен призыв новобранцев‚ родившихся в 1896 году .

Боевые заслуги черепан были отмечены наградами. Полными георгиевскими кавалерами стали М.И. Иванов, Ф.В. Цыпин, Е.Д. Обичкин, В.Г. Рупаков и др. Одной из немногих женщин, удостоенных георгиевских крестов, была М.Л. Бочкарева – уроженка Кирилловского уезда .

Кроме того, население и организации города вели активную деятельность по сбору средств в пользу раненых и фронта. 30 декабря 1914 г. в Череповце состоялся музыкально-драматический вечер железнодорожников, сбор с которого поступил для оказания помощи больным и раненым солдатам. В марте 1915 г. в селе Чаромском Череповецкого уезда в помещении школы с разрешения История и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 2. Очерк по истории Череповца (1362-1918) правительства была разыграна благотворительная лотерея в пользу больных и раненых воинов. Деньги‚ полученные от лотереи‚ отправлены в распоряжение новгородского губернатора. В июле 1915 г. Череповец получил благодарность от особо уполномоченного А.И. Гучкова за отправку для нужд армии 14 ящиков и 7 тюков пожертвований. К 20 ноября 1915 г. в Череповце заканчивалась подписка на новый военный заем. Средства от подписки шли на продолжение войны и на борьбу с тяжелыми экономическими последствиями .

С лета 1915 г. в город начали прибывать беженцы с оккупированных противником территорий. 4 августа 1915 г. в Череповецкой городской Думе состоялось совещание о беженцах. К этому времени в городе появились 53 беженца, и их число постоянно росло .

Во время совещания по подписному листу было собрано между присутствующими 176 рублей на нужды беженцев .

А уже в октябре 1915 г. в Череповце для призрения неспособных к труду беженцев учреждается инвалидный дом. С этой целью были сделаны приспособления в помещении гостиницы «Москва»

на 100 человек призреваемых – матерей, обремененных детьми .

Для нужд фронта Череповец поставлял сельскохозяйственную продукцию и товары легкой промышленности. Кроме того, Череповец был, хоть и промежуточной, но важной стратегической станцией на Северной магистрали, по Ветке шел значительный поток военных грузов, эшелонов с войсками, идущими на фронт, и раненными .

Череповец, как и вся страна, не избежал продовольственных проблем в военное время. Власти приступили к разработке мер по улучшению положения с товарами первой необходимости – 15 февраля 1915 г. в Череповце прошло совещание по продовольственному вопросу, на котором выступил с докладом член Государственной Думы В.В. Милютин. Докладчик заверил слушателей‚ что он со своей стороны сделает все возможное для улучшения продовольственного вопроса в Череповце в условиях военного времени. Из центра стала поступать финансовая поддержка, так, например, 18 февраля 1915 г. Череповецкое земство получило из Имперского продовольственного склада ссуду в 30 тысяч рублей для закупки овса. Принятые меры помогли продлить относительно стабильное положение с продуктами еще на полгода. Тем не менее История и культура Череповецкого края 62 как особой территории Русского Севера Глава 2. Очерк по истории Череповца (1362-1918) война поглощала все больше ресурсов, и к осени 1915 г. в городе начала ощущаться нехватка продовольствия. У магазинов выстраивались очереди. На базаре можно было увидеть всевозможную публику, в том числе всю интеллигенцию города, и наблюдать такую картину, когда целые эшелоны мужей и жен бродят от воза к возу, покупая то фунтик картофеля, то на пятачок моркови – и торгуясь, торгуясь до упаду .

Развитие города, несмотря на тяжелое положение в стране, все же не останавливалось. 11 января 1915 г. в газете «Новгородский Север» писали‚ что несмотря на военное время‚ в Череповце продолжаются работы по строительству 4-го корпуса торговых рядов .

Двухэтажный каменный корпус уже в настоящем своем виде превосходит все построенные раньше городские корпуса. Второй этаж здания будет предназначен для театрального зала на 1200 мест и сцены. После окончательной отделки здание сделается одним из главных украшений города. В марте 1915 г. в Череповце состоялись торги по сдаче в аренду городских мест на берегу р. Шексны под строительство товарно-пассажирских пристаней. В июле 1915 г .

в Череповце началось строительство комплекса складских помещений. 5 ноября 1915 г. в селе Старая Ерга состоялось открытие первой по Кирилловскому тракту телефонной линии череповецкого уездного земства .

2.6. Революционные события в крае

В 1917 г. в Череповце проживали 12 072 человека. По воспоминаниям Павла Лавровича Павловцева (1897–1970), весь «дореволюционный Череповец можно было пройти по любой прямой улице от края до края за 10–15 минут» [Павловцев 1968: 21]. В городе было 9 промышленных предприятий .

Февраль 1917 г. потряс всю страну. Полуголодные, вымотанные боями, плохо вооруженные солдаты не желали больше воевать .

Озлобленные дезертиры тайком пробирались домой, где их ждала нищета, безработица, трибунал. Ситуация в стране была тревожной и крайне неопределенной. 28 февраля 1917 г. меньшевик С.В. Виноградов, перепечатав столичную газету «Известия», принес сообщение о победе буржуазной революции на заседание правления Череповецкого союза кооператоров. Среди присутстИстория и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 2. Очерк по истории Череповца (1362-1918) вующих были: председатель земской управы, помещик И. Якимов;

председатель кредитного союза В. Дьячков; присяжный поверенный, кадет Н. Спасокукоцкий. На вечер было назначено городское собрание в земской управе. На собрании в земстве избирается временный распорядительный комитет из 13 человек во главе с И. Якимовым. От временного правительства уездным комиссаром в Череповце назначается Н. Спасокукоцкий, председателем городской Думы становится С. Виноградов. 23 марта состоялся первый уездный съезд Совета крестьянских депутатов, который избрал Исполнительный комитет, влившийся в состав Совета рабочих и солдатских депутатов .

Новые власти не могли сразу разрешить проблему политического и экономического бесправия народа. 1 мая 1917 г. в Череповце состоялась многолюдная демонстрация, на которой звучали требования 8-часового рабочего дня, наделения крестьян землей, прекращения империалистической войны. С августа 1917 г. большевики открыто идут на конфронтацию с меньшевиками и эсерами. Череповецкую группу РСДРП возглавляла А.П. Кравченко – врач земской больницы. Они организовывают в Соляном саду, в Народном Доме, митинг. В октябре формируется первый отряд Красной гвардии, командиром которого стал И.П. Потапков. Идею создания отряда поддержали луковецкие работники лесопильного завода, солдаты-фронтовики, местная беднота. Отряд размещался в доме № 22 по Воскресенскому проспекту и насчитывал первоначально 25 бойцов-дружинников. В атмосфере двоевластия большевики продолжали борьбу за массы, устраивали митинги. 25 октября 1917 г. из Петрограда пришло сообщение о том, что произошла революция. В городе был создан Временный революционный комитет, который возглавил А.А. Башмаков. Утром 27 октября красногвардейцы захватили городскую почту, телеграф, телефонную станцию, банк, типографию. Народным комиссаром внутренних дел в городе и уезде стал А.А. Башмаков. Со 2 по 5 декабря в Народном доме открылся Съезд рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. Из 101 делегата 86 были большевиками. Были избраны органы власти. Председателем исполкома стал И.В. Тимохин .

16 января 1918 г. в Череповце вышел первый номер газеты «Известия Череповецкого Совета крестьянских рабочих и солдатских История и культура Череповецкого края 64 как особой территории Русского Севера Глава 2. Очерк по истории Череповца (1362-1918) депутатов»‚ через год переименованной в «Коммунист» (ныне «Речь») .

24 января 1918 г. вышел Декрет Совнаркома, определяющий новый порядок изменения административно-территориального деления Советской России (губерний, уездов, волостей) и предоставляющий приоритетные права местным Советам в вопросах изменения границ и образования новых административных единиц .

26 марта 1918 г. в Череповце собрались представители Череповецкого, Белозерского, Кирилловского, Устюженского и Тихвинского уездов, территориально удаленных от губернского центра – Новгорода. Они решили ходатайствовать «о выделении пяти [северо-восточных новгородских] уездов в продовольственную единицу, а потом уже и в административную» в виде самостоятельной Череповецкой губернии. С докладом выступал председатель Череповецкого уездного исполкома И.В. Тимохин. Его доклад был принят с одобрением. Собрание представителей пяти северных уездов (Череповецкого, Кирилловского, Белозерского, Тихвинского и Устюженского) решило уведомить Новгородский исполнительный комитет, послав туда делегата за согласием от Новгорода;

вместе с тем решено было послать двух делегатов в Совет народных комиссаров с ходатайством утвердить вынесенное постановление «Об отделении названных уездов от Новгорода в административном и экономическом отношениях и образовании самостоятельного губернского центра… в гор. Череповце». В Москву отправились комиссар труда А.П. Кравченко и председатель Череповецкого уездного исполкома И.В. Тимохин. Не дожидаясь, когда придет из Москвы постановление об организации губернии, объединенные уезды проводили «в жизнь решения 2-го съезда Советов Череповецкого уезда» [Павловцев 1968: 46] .

Демократический съезд Советов 10–13 мая 1918 г. положительно решил этот вопрос, Новгородский губисполком согласился на отделение северо-восточных уездов. 28 мая 1918 г. ВЦИК и Совет народных комиссаров утвердили решение об объединении пяти северных уездов, то есть о создании Череповецкой губернии .

26 июня 1918 г. Народный комиссариат внутренних дел (НКВД) оповестил Череповецкий городской совет об образовании Череповецкой губернии. Череповец был возведен в степень губернского города‚ как расположенный на пересечении важнейших для губерИстория и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 2. Очерк по истории Череповца (1362-1918) нии водной и железнодорожной артерий и как издавна выделившийся культурный центр. Так, из пяти северо-восточных новгородских уездов (Череповецкого, Белозерского, Кирилловского, Устюженского и Тихвинского) была образована Череповецкая губерния .

Следует отметить особенности не столько края, сколько людей, проживающих в этой местности. Долгое время территория от Белого озера по реке Шексне (в том числе Череповецкая земля) входила в состав Новгородской губернии. Новгород и Череповец имеют определенную историческую общность: расположение вблизи крупных водоемов и на важнейших торговых путях, реформы, экономические и культурные связи. Даже говор объединял Новгород и Череповецкий край. Наши предки, как и новгородцы, говорили с «прицёкиванием» – «поцё», «цеёк» .

Но в то же время территория вокруг Белого озера, по реке Шексне и земли до Устюжны составляют собственное самостоятельное, самодостаточное пространство. Расположение на пересечении дорог, да еще рядом с двумя столицами, влияло на развитие Череповца. По мнению историка В.О. Ключевского, именно лес, степь, река повлияли на формирование великорусского характера .

Река Шексна являлась своего рода «воспитательницей» чувства порядка и общественного духа в народе. Она приучила к общительности, общежитию, воспитывала дух предприимчивости, привычку к совместному артельному действию, заставляла размышлять, сближала. Занятие с древних времен железоделательным промыслом выработало свои черты характера, менталитет, связанный круглогодичными физическими нагрузками, ответственностью, предприимчивостью. Вслед за созданной Мариинской системой становлению и развитию края, активизации местного населения способствовала и открытая в начале XX века железная дорога. Провинциальный Череповец становится известным городом не только в губернии и по Мариинской водной системе, но и по всей России и за рубежом. Так, на в XIV – начале XX века в истории Череповца можно выделить личности, оказавшие влияние на развитие края: преподобные Афанасий и Феодосий, И.А. Милютин .

Стремление к самостоятельности стало результатом образования Череповецкой губернии .

–  –  –

1. Как монастырская колонизация повлияла на развитие края?

2. Что способствовало резкому рывку вперед в экономическом и культурном развитии Череповца во второй половине XIX века?

3. Каковы были последствия реформ 1860–1870-х гг. для развития Череповца и Череповецкого уезда?

4. Каковы были предпосылки образования самостоятельной Череповецкой губернии в начале XX века?

Литература

1. Афетов Л.В. Исторический очерк бывшего Череповецкого Воскресенского монастыря и его земельных владений. – Рукопись, Архив ЧерМО .

2. Государственный архив Вологодской области. – Ф. 11. – Оп. 1. – Ед .

хр. 50 .

3. Иван Андреевич Милютин. Сочинения / Ред.-сост. А.В. Чернов. – Череповец: ЧГУ, 2015 .

4. История Череповца. Очерки с древнейших времен до наших дней / Под ред. Сизоненко Т., Кобяковой О., Шалашова Е. – Череповец: Изд. дом «Череповец», 2006 .

5. Листая старые страницы… / Приложение к книге «Череповец: История. Современность. Взгляд в будущее»; Ред.-сост. Б.В. Челноков. – Череповец: Принт, 2014 .

6. Павловцев П.Л. Полвека назад. – Архангельск: Сев.-зап. кн. изд-во, 1968 .

7. Риммер Э., Бородулин М. Город и река. – Рыбинск: Рыбинск-Михайлов посад, 2006 .

8. Российский государственный исторический архив. – Ф. 1287. – Оп. 31. – Д. 2736 .

9. Череповец: Историко-краеведческий альманах. – Вологда: Русь, 1996. – Вып. 1 .

10. Череповец: Историко-краеведческий альманах. – Вологда: Русь, 2002. – Вып. 3 .

11. Шалашов Е. Очерки по истории Череповецкого Воскресенского собора. 1780–1961 годы. – Череповец: Порт-Апрель, 2007 .

–  –  –

Первый этап развития светского феодального землевладения в Белозерском уезде в XVII в. связан с массовым испомещением служилых людей на его территории начиная с 1612 г., предпринятым руководством Второго ополчения. Тогда раздача земель охватила и другие уезды, в том числе Галицкий, Костромской и Вологодский [Веселовский 2002: 282] .

Вокруг земли в прямом и переносном смысле вращалась жизнь Русского государства и общества XVII века. Смутное время обострило проблему подтверждения прав на поместную и вотчинную землю [Козляков 2004: 186]. Смута невероятно запутала поземельные отношения. Кто-то потерял свои земли. Бояре и воеводы, особенно во времена Семибоярщины, беззастенчиво пользовались своим положением для личного обогащения. Совет всея земли аннулировал все пожалования, сделанные от имени царя Владислава, но не тронул основных владений членов семибоярщины и их пособников .

Необходимо указать на целый ряд причин, по которым именно на территории Белоозера происходила массовая раздача земель служилым людям. Одной из причин стала необходимость обеспечения землей представителей дворянских корпораций, прежде всего тех западных уездов, которые были захвачены войсками Сигизмунда III. В первую очередь речь идет о смолянах. Ополченцы пригласили их войти в состав организуемой рати одними из первых [Любомиров 1939: 58] .

История и культура Череповецкого края 68 как особой территории Русского Севера Глава 3. Светское феодальное землевладение в Белозерском уезде в первой четверти XVII века По мнению С.Б. Веселовского, дело было в том, что ополчение князей Д. Трубецкого и Д. Пожарского должно было поставить на первый план обеспечение служилых людей. Денег в казне было очень мало. Служилые люди, имевшие поместья, не могли нести службы из-за их разорения. Решено было произвести испомещение в черных и дворцовых волостях. В центре государства и на юге таких земель было очень мало, к тому же они также были разорены .

Пришлось приступить к раздаче там, где их было много и где они совсем или почти не были затронуты разорением [Веселовский 2002: 282]. Так, в 1612–1613 гг. земские власти роздали дворянам около 60 тысяч десятин дворцовых земель, в число которых входили земли Белозерского уезда [Скрынников 2005: 223] .

Другая причина заключалась в военной угрозе с северо-запада .

После захвата шведами Новгорода в июле 1611 г., новгородцы во главе с митрополитом Исидором и князем И.Н. Большим-Одоевским заключили с Якобом Делагарди договор, по которому один из шведских принцев должен был стать царем «Новгородского и Московского государства» .

Кроме того, в 1613 г. Эверт Горн начал поход на Псков, полковник Франц Стрюйс пошел в Заонежье и планировал дальнейшее движение на Устюжну и Белоозеро [Селин 2008: 356–357, 452–453]. Возможно, существовали какие-то настроения на Белоозере в пользу шведов. Поэтому взятие Новгорода шведами, а Москвы поляками повергло белозерцев в уныние и безнадежность .

Воевода будто бы отставил засеки и уведомил об этом шведов, которые затем, взяли Тихвин и разорили уезд [Веселовский 2002:

280–281] .

Шведская сторона действительно вынашивала более дальновидные планы, чем предоставление претендента на Московский престол. Согласно сведениям Юхана Видекида, король Густав Адольф советовал Я. Делагарди «так вести дело, чтобы при составлении Выборгского договора все было установлено сызнова и служило главной цели: безопасности и расширению границ королевства, а также способствовало возмещению расходов» .

Шведы знали, что казаки разоряют северный край. «Они недавно разрушили все небольшие крепости у Белоозера, Каргополя и Вологды». И это в условиях, когда в Москве «обсуждались планы

–  –  –

избрания нового великого князя; при этом большинство стоит за Михаила Федоровича». Позже, когда дела под Гдовом и Тихвином шли плохо, Я. Делагарди «велел с оружием в руках искать пропитание в окрестностях Каргополя, Белозерска и Устюжны» [Видекинд 2002: 264, 269, 290] .

Таким образом, Белозерск мог повторить судьбу Тихвина или Гдова. Отчасти так оно и случилось. По мнению Ю.С. Васильева, 10 июля 1612 г. произошло взятие города, 20 августа разграблены окрестности Кирилло-Белозерского монастыря, 22–25 сентября 1612 г. разгромлена Вологда; новые отряды польско-литовских войск появились в Поморье после разгрома войск Ходкевича (1612 г.) и Владислава (1618 г.) [Васильев 1985: 61]. Наличие в уезде хотя бы 3 сотен испомещенных служилых людей, которых здесь не было, сделали бы захват города проблематичным для противника .

Следовательно, появление помещиков в Белозерском уезде связано с целым рядом причин: 1) способствовать разрешению запутанного Смутой вопроса о земельных владениях служилых людей;

2) выделить земли тем дворянам, которые были разорены или просто не имели поместий для несения военной службы; 3) сохранить основу дворянских корпораций, потерявших земли в западных уездах, до тех пор, пока этот вопрос не будет решен возвращением Смоленска из под контроля Речи Посполитой; 4) вознаградить за службу придворных служителей и лояльных к власти казаков;

5) отразить возможность шведского продвижения в глубь Белозерского уезда; 6) организовать сопротивление «воровским» казакам и польско-литовским отрядам, то есть способствовало преодолению смуты внутри страны .

Необходимо признать, что испомещение именно здесь несколько сотен служилых людей оказалось более дальновидным политическим и социально-экономическим мероприятием Московской власти, чем, может быть, она сама себе представляла .

Процесс наделения землей начался в декабре 1612 г. Первыми здесь появились смоляне 28 декабря 1612 г., испомещеные по постановлению правительства Второго ополчения [Новосельский 1994: 192] .

Белозерский воевода сообщал князю Д.Т. Трубецкому и князю Д.М. Пожарскому, что Михаил Кайсаров «с товарищи и смоля

–  –  –

не в денежном зборе и во всяких запасах… вовсе отказали», а доходов с Азатской волости на год 625 рублей «оприч… хлеба и неокладных всяких доходов». Испомещение в Киснемской дворцовой волости, которая находилась «от Озатцкие волости верст семдесят», по всей видимости, кажется ему незаконной, потому что «по вашему боярскому указу по их Михаилове к нам отписке» велено давать им дворцовые села «смежно», а Киснемская волость находилась за Белым озером «за городом», другими словами, почти напротив Белоозера на северном берегу. Такое поведение воеводы объяснимо справедливыми опасениями невозможностью сбора налогов в этой волости, в которой на тот момент, по его сведениям, находилось 18 помещиков .

В 1613 г. при царе Михаиле Федоровиче раздача приняла еще более широкие размеры. Из переписки воеводы Степана Чепчугова с дьяком Шестым Копниным видно, что им было поручено испоместить дворян и детей боярских разных «городов», а также «Осифовских и Погорельских сидельцев». Таким образом, не только не все волости перешли в поместное владение, но и не все новоявленные помещики получили, в конце концов, свои дачи в уезде .

При большом количестве поместных раздач быстрыми темпами возникали различные недоразумения. В том же 1613 г. поместья, «отделенные Осифовским и Погорелским седелцам» С.Н. Чепчуговым в Заозерском стане в черной волости Городище, принадлежавшие вотчине Кирилло-Белозерского монастыря, были возвращены обратно монастырю по грамоте от 20 сентября 1613 г. новым белозерским воеводой П. Чихачевым [РГАДА. Ф. 1107. Д. 26. Л. 5] .

В 1613–1614 гг. в уезде были испомещены новгородские помещики, казаки, черкасы и множество иноземцев. Таким образом, процесс массового отдела земли служилым людям на протяжении 1613–1615 гг. шел постоянно, имел пульсирующий характер .

Группами и индивидуально они получали в Белозерском уезде земли и, судя хотя бы по приведенным данным Печатного приказа, этот поток новых помещиков был интенсивным. Разумеется, выдача запечатанной грамоты не означала автоматического получения поместья, особенно во время ведения военных действий на территории самого уезда, где происходили столкновения с казаками .

–  –  –

Раздача дворцовых и черных земель в Белозерском уезде совпала с всплеском правительственного законодательства, посвященного вопросам поместного землевладения. Практически все царские указы и боярские приговоры напрямую имели отношение к белозерским помещикам [Законодательные акты. Тексты 1986: 82, 83, 92]. Они касались земель иноземцев, смолян, вдов и детей служилых людей, казаков, испомещенных в этом крае [Законодательные акты. Комментарии 1987: 69, 121, 124] .

Первый срез становления светского поместного землевладения в XVII в. дает платежница письма и дозора М.М. Беклемишева и Т. Копнина 1615–1616 гг. [РГАДА. Ф. 1107. Оп. 1. Ед. хр. 115] .

Так, в Надпорожском стане, в котором была Череповецкая волость, в 24 волостях указано 181 поместье. Из них 8 поместий – в совместном владении. Поместная собственность находилась в руках более чем у 189 человек .

Необходимо отметить, что одно из поместий в Шухтовской волости было «отписано» на государя, то есть отобрано, а его бывший владелец Афанасий Богданов сын Шилков сидел в тюрьме .

Интересный казус произошел в Андожской волости. Указывая размер сошного письма в поместье князя Ивана Андреевича Дашкова, составители платежницы ссылались на крестьянскую «скаску», что половиной села Никольского владел князь Иван Зашепов «в вотчину», но замечали, что документов и «вотчинных крепостей… не клали».То есть на земли князя они юридического подтверждения не получили. Не было вотчины князя Ивана в приправочных книгах «на Белоозере». Перед нами появляется первый эпизод запутанности земельных отношений в Белозерском уезде .

Наибольшее количество поместий приходилось на Азатскую волость (40 поместных владений). Наименьшее количество поместий по одному владению находилось в ряде небольших волостей, например в сельце Лохта или в селе Ивановское Угрюмовский погост .

А в Судском стане в 13 волостях насчитывалось 109 поместий .

Всего помещиков в стане – 124 человека. Впервые встречаем упоминание о двух светских вотчинах. Они находились в Вадбольской волости и принадлежали князю Борису и князю Михаилу Вадбольским, потомкам белозерских князей .

–  –  –

В целом в 1615–1616 гг. в Белозерском уезде находилось 496 поместий, которыми владели более 550 человек, и 2 вотчины с двумя владельцами. Тщательный анализ материалов Белозерской приказной избы и писцовых книг помог установить точное число помещиков в 544 служилых человека, при этом в двух случаях поместья были отписаны на государя. Перед нами возникает картина становления поместной системы в ее классическом виде на территории одного уезда. За три года в условиях почти критических (боевые действия, разорение) в Белозерском уезде почти все дворцовые и черносошные земли пошли в поместную раздачу. Мы не находим здесь «порозжих земель», поместий, столь часто переходящих от отца к сыну, вдове или «девке» на выданье .

После испытания казачьим разорением 1618–1619 гг. и кризисом, вызванным экономическим упадком, происходило перераспределение поместных земель вследствие гибели их владельцев и появления новых вотчин, данных в награду за московское осадное сидение «в королевич приход». Для служилых людей и членов их семей полученные земли стали гарантией выживания, а для самих дворян стали шансом нести военную службу .

В 20-х гг. XVII в. правительство Михаила Романова продолжало решать проблемы в области поземельных отношений, учитывая интересы фиска и служилых людей. Первая трудность была связана с подтверждением прав на поместную и вотчинную землю, а вторая – с устранением неравномерности в налогообложении, существовавшая как анахронизм из-за отсутствия общего описания земель в Московском государстве [Козляков 2004: 158] .

Стабилизация землевладения достигалась в ходе валового описания. Сочетая в себе принципы земельного кадастра и обложения, оно служило фундаментом для феодального владения землей и крестьянами, а также для государственной налоговой системы .

В административном отношении, кроме самого Белоозера, Белозерский уезд делился на три стана: Надпорожский, Заозрский и Судский. Череповецкий край располагался на территории Надпорожского стана .

В уезде по итогам писцового описания 1626–1627 гг. в поместном владении находилось около 28 000 четвертей земли. Наибольшее количество поместных земель было в Азатской волости (6782 четвертей) .

История и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 3. Светское феодальное землевладение в Белозерском уезде в первой четверти XVII века В стане находилось 179 поместий и 188 владельцев, поскольку несколько поместий было в совместном владении. Источником светского землевладения оставались дворцовые и черносошные земли, перешедшие ранее в руки служивых людей, а также образовавшийся фонд «порозжих земель». Паханные земли, включавшие в себя владельческую пашню, крестьянскую пашню и пашню наездом, составляли площадь в 6675 четвертей (24,4 % от всего массива земель). Если исключить пашню наездом, носившую в некоторых случаях, эпизодический характер, то размер пахотных земель составил 5914 четвертей (или 21,7% всех земель). Перелога было 4725 четвертей (или 17,3 % всех земель), перелог и лесом поросшая пашня давали 7443 четвертей (или 27,3 % всех земель), наконец, «пашня что лесом поросла» – 8464 четвертей (или 31 % земель). Таким образом, учитывая весь перелог, перелог и «пашню что лесом поросла» и, наконец, пашню, что «лесом поросла», находим 20 633 четвертей, размер полуобрабатываемых и необрабатываемых земель составлял 75,6 % .

Основное количество поместий (105) имели размеры от 100 до 200 четвертей. Они составляли 58,7 % всех поместий, то есть больше половины. На них приходилась основная часть всех пахотных земель, или 13,5 % всего массива поместных земель. Примером среднего помещичьего землевладения могут служить поместья И.П. Дернова и Д.Г. Михаилова. Смолянин Илья Петров сын Дернов владел в Азатской волости тремя деревнями с пустошами, у него был помещичий дом, 150,25 четвертей земли, из которых 22 четвертей были владельческие, 40 – крестьянские, а 6 – наезжие. Их обрабатывали 10 крестьян и 1 бобыль. У Докучая Горяинова сына Михаилова в волости Федосин Городок в деревне Мигачевской с пустошами был двор помещичий и 151 четвертей земли, из которых 20 были помещичьи, 20 - крестьянские, 2 - наезжие .

Эти земли пахали 6 крестьян и 5 бобылей. Поместий размером от 200 до 500 четвертей было 32, или 17,9 % от всего количества владений. На их долю приходилось 31,6 % всех поместных земель, или 8,7 % пахотной земли. В качестве примера укажем владения смолян Д.И. Векентьева и С.Н. Лутошина. Дмитрий Иванов сын Лутошин имел поместье в Шухтовской волости. В селе Шухтово у него находился помещичий двор, было 326,5 четвертей земли .

–  –  –

Пашню, в 20 владельческих, 20 крестьянских и 18 наездом четвертей, обрабатывали 8 крестьян и 4 бобыля. Два самых небольших поместья, где земли от 10–20 четвертей, составляют чуть больше 1 % всех поместных владений. Так Юрий Иванов сын Оксентьев в Череповецкой волости имел половину пустой деревни Киргады, 10 четвертей перелога и 10 четвертей лесом поросшей земли и ни одного человека .

Самым большим было поместье князя Луки княж Осипова сына Щербатого в Андожской волости (671 четверть земли, в том числе 174 четверти – паханная пашня). У него в 21 деревне, 4 селищах и 8 пустошах работали 46 крестьян, 27 бобылей и 3 деловых человека, его холопы. Косилось 749 копен сена .

Всего в Надпорожском стане за помещиками находилось 1129 дворов и 1389 душ мужского пола (м.п.). Крестьянских дворов насчитывалось 696 (или 61,6 %), бобыльских дворов было 407 (или 36,1% от всего количества). Крестьян за помещиками было 868 душ м.п. (или 62,5 %), бобылей 490 душ м.п. (или 35,3 %) .

Крестьян было всего в 1,8 раза больше, чем бобылей. Таким образом, поместная система продолжила развиваться в условиях кризиса и последствий разорения Смутного времени. Новым явлением в уезде стало появление холопов. Они проживали во дворах помещиков, в людских дворах, рядом со скотными дворами, могли находиться даже на бобыльском дворе, как и бобыли, проживавшие во владельческом дворе. Всего было 26 людских дворов (2,3 %), в них была 31 душа м.п. (2,2 % от всего зависимого населения помещичьих усадеб стана) [РГАДА. Ф. 1290. кн. 591] .

В нашем крае в южной части Надпорожского стана располагались Череповецкая и Заягорбская волости. Они были ограничены вотчиной Воскресенского Череповецкого монастыря и землями дворцовых езовых волостей, реками Шексной и Ягорбой .

Нам неизвестны размеры поместных дач, находившихся в руках помещиков в 1615–1616 гг. В Заягорбской волости получили земли 11 помещиков. Здесь была компактно размещена группа служилых иноземцев. Четверо из них указаны как «немчины» .

Среди них выделялась группа командного состава: прапорщики Арт Аристов, Юрий Арцыбашев, поручик Денис Финс, ротмистр Петр Гамелтонов [ РГАДА Ф. 1107. Оп.1. Ед. хр. 115] .

–  –  –

В Череповецкой волости получили поместья 14 детей боярских, причем 10 из них принадлежали Можайской дворянской корпорации. Скорее всего, остальные четверо, о которых нет сведений, имели отношение к Можайскому служилому городу. Таким образом, Череповецкая волость была передана служилым людям разоренного западного уезда .

Спустя десятилетие, после окончания Смуты начинается восстановление экономической жизни края. Начинает стабилизироваться светское землевладение .

В Заягорбской волости из прежних землевладельцев остались Петр Гаментон, Роман Круднев и Андрей Франзбеков. Еще четыре владения находились в категории «порозжих земель». Новыми помещиками из 7 стали иноземцы Павел Канцлер, Анца Менток, Томас Кров и жилец Василий Василев сын Копнин, выменявший поместье у поручика Дениса Фанбасина. Земли в Заягорбье оставались у иноземцев, но их число уменьшилось. Столь значительные изменения в численности и составе иноземцев можно было бы объяснить удаленностью Белозерского уезда и низким качеством земли, хотя в писцовых материалах 1626–1627 гг. земля отмечена как «середняя». Главная причина была другая. Скорее всего, иноземцы имели своей главной обязанностью службу в Украинном разряде с центром в Туле. Правительство Михаила Федоровича восстанавливало систему обороны южных границ, куда входили 4 роты иноземцев, в том числе рота «Петра Гамолтова». Им постоянно давали указания: «были бы… со всей службой наготове» .

[Скобелкин 2015: 113–120] .

Больше всего земель было за Томасом Кровом. В его руках находилось около 350 четвертей земли. Причем 100 четвертей земли были даны ему в вотчину за «осадное сидение в королевич приход», поскольку он принимал участие в обороне Москвы в 1618 г .

от войск Владислава [Осадный список 1618 г. 2009: 150, 280]. В деревне Кабачино располагался двор, где он проживал, «скотий двор» с его холопами. В 10 крестьянских и 5 бобыльских дворах поживало 15 земледельцев, пахавших 63,5 четвертей земли. В поместной даче находилось 248,5 четвертей земли. В селе Богоявленском и ближних деревнях в 5 крестьянских и 3 бобыльских дворах проживало 8 человек, которые обрабатывали 26 четвертей

–  –  –

крестьянской и 2 четверти наезжей пашни. Все остальное было переложной и «лесом поросшей» землею. По берегам рек в вотчине и поместье скашивалось 345 копен сена. Владения Т. Крова сложились из поместий 5 иноземцев. Остальные поместья были небольшими (от 47 до 87 четвертей). Андрей Францбеков владел всего 18 четвертями перелога и лесом поросшей пашни, которую никто не пахал .

К 1626 г. в Череповецкой волости было 20 землевладельцев. Из них только 4 владели землями с 1615 г.: Григорий Кузмин сын Булгаков, Абрам Некрасов, Дмитрий Григорьев сын Пашкеев, Матвей Константинов сын Поливанов. Остальным земли перешли от отцов, в результате мены или нового испомещения «по государеву указу». Причем Лаврентий Елисеев сын Бурков и Семен Поздняков совместно владели 60 четвертями поместной земли с пустой деревней Дементьево .

В волости нет «порозжих земель». Точно установлено, что 13 землевладельцев принадлежали Можайскому служилому городу. Восемь детей боярских обосновались основательно и имели свои дворы .

Единственным иноземцем был Федор Афанасьев сын Глебов, владевший 6 пустошами и 125 четвертями перелога и лесом поросшей земли по реке Коште .

Поместья включали в себя от 44 до 149 четвертей земли. Только у Алексея Михайлова сына Панфилова и Хотена Васильева сына Худошина было соответственно 160 и 162 четверти земли. Причем пашня была только у Худошина. Проживавшие в 2 дворах крестьянин и 2 бобыля, да человек «ево», живший в людском дворе, пахали 2 четверти владельческой, 6 четвертей крестьянской и 2 четверти наезжей земли .

Выслуженной вотчинной «за московское осадное сидение в королевич приход» распоряжался Григорий Кузмин сын Булгаков .

Он был стремянным конюхом и за «осадное сидение при царе Василии Шуйском» владел вотчиной в Переяславском уезде [Осадный список 1618 2009: 102, 121, 222]. Ему принадлежало 125 четвертей земли. Руками проживавших в 5 дворах 3 крестьян и 2 бобылей, обрабатывались 10 четвертей владельческой, 18 четвертей крестьянской и 2 четверти наезжей пашни [РГАДА. Ф.1290. кн. 591] .

В целом для светских феодальных владений характерно полное

–  –  –

преобладание переложных и лесом поросших земель, большое количество пустошей, пустых дворов и дворовых мест. Эти две волости испытали на себе всю тяжесть военного разорения во время Смуты. Особенно в 1614–1615 гг., когда здесь прошли казачьи отряды, в том числе атамана Баловня [Станиславский 1990: 112– 151] .

К концу 20-х гг. XVII в. стабилизация полностью не наступила .

В Заягорбской волости из 883 четвертей вотчинных и поместных земель пахалась 121 четверть (или 14 %), в Череповецкой волости из 2293 четвертей земли обрабатывались 342 четверти (или 15 %) .

Таким образом, восстановление экономики уезда, как и в целом в стране, происходило медленными темпами. Эта тенденция напрямую связана со слабым ростом трудовых резервов [Воробьев, Дегтярев 1986: 186–187] .

Но основным отличием региона стало исчезновение дворцовых и черных земель. Они стали фундаментом светского феодального землевладения в крае. Наличие крупного монастырского землевладения не являлось каким-либо препятствием для этого процесса. Даже отдаленность Череповецкого края от центра была скорее плюсом, так как территория уезда, как казалось дьякам Поместного приказа, пострадала в меньшей степени, чем уезды Замосковных городов. Реальность оказалась другой. Низкое качество земли, болота и леса, последствия разорения Смутного времени не давали возможности новым землевладельцам быстро развернуться и укрепиться хозяйственно. Но не смотря на это, светское землевладение в виде поместного, и даже вотчинного, комплексов стало экономической основой пяти сотен представителей служилого сословия для несения государственной военный службы в первой половине XVII в .

<

–  –  –

1. Каковы причины начала испомещения служилых людей в нашем крае?

2. Какие группы служилых людей получили земли в Заягорбской и Череповецкой волостях?

3. Какой вид вотчины появляется в Белозерском уезде?

4. Какие земли превалируют в поместных владениях?

–  –  –

1. Васильев Ю.С. Борьба с польско-шведской интервенцией на Русском Севере в начале XVII в. – Вологда.: Вологодский гос. пед. ин-т, 1985. – С. 68 .

2. Веселовский С.Б. Белозерский край в первые годы Смуты // Архив русской истории. – М.: Древлехранилище, 2002. – Вып. 7. – С. 276–296 .

3. Видекинд Ю. История десятилетней шведско-московитской войны. – М.: Памятники исторической мысли, 2002. – С. 654 .

4. Воробьев В.М., Дегтярев А.Я. Русское феодальное землевладение от «Смутного времени» до кануна петровских реформ: Моногр. / Отв. ред .

проф. А. Л. Шапиро; Ленингр. гос. ун-т им. А. А. Жданова. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1986. – С. 200 .

5. Законодательные акты Русского государства второй половины XVI – первой половины XVII века: тексты. – Л.: Наука, 1986. – С. 264 .

6. Законодательные акты Русского государства второй половины XVI – первой половины XVII века: комментарии. – Л.: Наука, 1987. – С. 264 .

7. Козляков В.Н. Михаил Федорович. – М.: Молодая гвардия, 2004. – С. 346 .

8. Любомиров П.Г. Очерк истории Нижегородского ополчения 1611– 1613 гг. – М.: Соцэкгиз, 1939. – С. 346 .

9. Новосельский А.А. Служилое общество и землевладение на Белоозере после Смуты // Новосельский А.А. Исследования по истории эпохи феодализма. – М.: Наука, 1994. – С. 139–161 .

10. Осадный список 1618 г. // Памятники истории Восточной Европы .

Источники XV–XVII вв. – М.: Древлехранилище, 2009. – Т. 8. – С. 688 .

11. Российский государственный архив древних актов (РГАДА). – Ф. 1107. – Оп. 1. – Ед. хр. 26 .

12. РГАДА. – Ф. 1107. – Оп. 1. – Ед. хр. 115 .

13. РГАДА. – Ф. 1290. – Кн. 591 .

14. Селин А.А. Новгородское общество в эпоху Смуты. – СПб.: РусскоБалтийский информационный центр «Блиц», 2008. – С. 752 .

15. Скобелкин О.В. Рота Петра Гамолотова в 1625–1630 гг. // Вестник Воронеж. гос. ун-та. Сер. «История». – 2015. – № 2. – С. 113–120 .

16. Скрынников Р.Г. Михаил Романов. – М.: АСТ: Ермак, 2005. – С. 334 .

17. Станиславский А.Л. Гражданская война в России XVII в. Казачество на переломе истории. – М.: Мысль, 1990. – С. 272 .

–  –  –

Понятие «Череповецкий край» используется сегодня весьма широко: с ним встречаешься и в разговоре, и в публичном выступлении, и при чтении самой разнообразной литературы – от искусствоведческих статей до библиографических указателей [Фарутина 2004]. Однако желающий говорить (а затем и писать) о нем, например, в формате университетской лекции по краеведению (Курсив здесь и далее мой. – А.В.), всякий раз будет сталкиваться с препятствием. Ему придется определять для себя, как показать на карте – реальной или воображаемой – то, о чем он собирается рассуждать, что существует в его сознании как данность, но совсем не обязательно известно его аудитории. Нужно будет локализовать «Череповецкий край» еще и во времени так, чтобы это было методически и методологически корректно и конкретно .

Универсальность корневого термина, которой, вроде бы, можно прикрыть любые географические и хронологические огрехи, не должна обманывать. Край в соединении с территорией ко многому обязывает именно своей смысловой емкостью, семантикой завершенности, предельности, отдельности .

–  –  –

Он создает свой контекст (этноязыковой, мифологический, исторический, социально-экономический), то есть уникальную среду воспроизводства культуры в двух аспектах – передачи и освоения «образцов, формируемых в центрах», и продуцирования «оригинального и неповторимого содержания культуры» [Злотникова 2010: 10] .

Решая первую часть своей задачи, оратор наверняка попробует соотнести «Череповецкий край» с какой-либо из административных единиц, вмещавших или вмещающих Череповец и окрестности. Ныне существующий Череповецкий район не подойдет ему из-за явной искусственности, «сделанности». Относить искомое пространство к «Белозерью» – значит ответственно признать его периферийное положение в той сетке историко-культурных координат, которая имеет неизбежным центром Белозерск, один из старейших русских городов .

Привязка к «Вологодской области» тоже малопродуктивна, так как Череповец во многом до сих пор не является или не признается частью «вологодского» культурного ареала. Обратим здесь внимание, что схожее понятие «Вологодский край», которому не менее справедливо предъявить упрек в расплывчатости, обретает совершенно конкретные смысл и границы в связи с историкобиографическими реконструкциями. Что жизненная траектория даже одной, но истинно крупной личности способна стать «каркасом», на котором держалась бы теоретическая состоятельность понятия, обозначающего определенную территорию и связанную с ней культурную идентичность, блестяще доказала Р.М. Лазарчук своей фундаментальной монографией о К.Н. Батюшкове [Лазарчук 2007] .

Очевидно, «Череповецкий край» в защиту себя не может выдвинуть фигуры, равновеликой Батюшкову. В.В. Верещагин для этой роли слишком космополитичен, И.А. Милютин – при всем его размахе – напротив, «локален» .

Возможный путь непротиворечивой концептуализации отношений Череповца и окружающей его территории лежит через анализ череповецких и в меньшей степени сторонних текстов (публицистических, историко-биографических, учебных) второй половины XIX – начала XX века – времени, дающего большинству сегоИстория и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 4. О понятии «Череповецкий край»

(по источникам второй половины XIX– начала XX вв.) дняшних горожан тот разнящийся от человека к человеку минимум сведений, образов и стереотипов, которым зачастую исчерпываются массовые знания по местной истории .

Далее предстоит рассмотреть два вопроса: о том как описывались разными авторами взаимные отношения города и его округи, и как в связи с этим осмыслялось в источниках прошлое этой территории .

С 1780 по 1917 г. Череповец был центром одноименного уезда Новгородской губернии, находившегося на восточной ее окраине .

Подобная внутренняя провинциальность имеет несколько историографических подтверждений. Так, Т.И. Осьминский именовал домилютинский Череповец «захолустьем», лежавшим «меж… двух медвежьих углов, средь гоголевской Устюжны и щедринского Пошехонья»; для него это был «маленький и грязный, глухой уездный городишко» [Осьминский 1961: 4]. По мнению Э.Г. Истоминой, «Среди городов Новгородской губернии Череповец был самым незначительным» [Истомина 1972: 141] .

В избранное нами время уезд являлся для образованного черепанина естественным горизонтом самоопределения и позиционирования в географическом и историческом пространстве. В отличие от губернии, он был обозрим и соразмерен местному мышлению, поскольку не только создавал и вмещал, но и успешно сохранял своеобразие стоявшей за ним человеческой натуры. Фельдшер, а по призванию лексикограф М.К. Герасимов отмечал, что для изучения языка «губернии… – слишком большие единицы и не под силу одному человеку» [Герасимов 1910: I (1-я пагин.)]. Посильность в данном случае – не только мера научной одаренности, но и конститутивное свойство некоего историко-культурного ландшафта, описывающее возможности его всестороннего освоения человеком – процесса, из которого в конечном счете вырастает традиция .

Приучение к уезду как рамке повседневного существования требовало времени. Оно начиналось в школьном курсе родиноведения, который, собственно, и означал всестороннее изучение уезда в составе губернии .

В программе, разработанной во второй половине 1880-х гг .

преподавателем Череповецкой учительской семинарии А.Д. КоИстория и культура Череповецкого края 82 как особой территории Русского Севера Глава 4. О понятии «Череповецкий край»

(по источникам второй половины XIX– начала XX вв.) ровкиным, особое внимание отводилось предварительному формированию у учащихся элементарных навыков ориентирования и пользования его визуальными инструментами – планом, чертежом и картой. Уяснив различия между ними, следовало обмерить класс собственноручно сделанным из дерева или бумаги аршином. Далее переходили к знакомству со зданием училища, его окрестностями (садом, огородом) и к составлению сначала его описания, а затем и плана. Лишь после этого начиналось изучение города .

Последовательно рассматривались следующие темы: «Где находится г. Череповец и как велик он?», «На сколько отдельных частей делится город и как они называются?», «Улицы и площади», «Где находится ваше училище?», «Где находится ваша квартира и по каким улицам вы ходите в училище?», «Церкви и часовни», «Учебные заведения», «Другие казенные и общественные учреждения» и др. В разделе, посвященном общему обзору Череповецкого уезда, особое внимание уделялось ранжированию его территории («Как разделяются селения, окружающие город?», «Какая разница между городом и селом?»), определению его местоположения в губернии и относительно других уездов. В четвертом разделе подробно рассматривались волости в составе уезда и их географические группы. Двенадцатый раздел отводился населению уезда – его количеству, приросту, религиозной принадлежности, особенностям диалекта. Пятнадцатый раздел курса завершал спецификацию уездного пространства: изучались «селения» (их количество в уезде, плотность размещения, «главнейшие» из них). Заключительный шестнадцатый раздел посвящался власти в ее различных подсистемах (рассматривались полицейское, земское, городское, сельское и церковное управления) [Коровкин 1888: 93 – 101] .

Индуктивное построение курса основывалось на признании соподчиненности разных пространств, составлявших уезд. Одно вырастало из другого, причем каждое последующее становилось «абстрактнее», шире предыдущего. В итоге они должны были образовать в сознании ученика неразъемную целостность. В ходе обучения ему приходилось постоянно иллюстрировать свое знание о родине в виде плана или чертежа. Финальное задание состояло в том, чтобы «Начертить карту Ч[ереповецкого] у[езда]» [Коровкин 1888: 100] .

–  –  –

Простейшей визуализацией уезда как родины служил «правильный треугольник, обращенный вершиной к югу, а основанием к северу» со скошенным северо-восточным углом [Коровкин 1898:

6]. Запомнить и воспроизвести такой рисунок, дополнив его линиями основных рек, можно было без труда. В какой-то момент механическое начертательное действие перерастало в коммеморативную практику: им устанавливались базовые координаты местной культурной памяти .

Педагогическая идея родины у А.Д. Коровкина не усматривала сущностных различий между жилищем ученика и уездом. Их глубинное родство выражалось не только логикой учебного процесса, но и общим механизмом презентации. Уезд нельзя было измерить аршином на уроке, но можно было нарисовать на карте, поскольку он представлялся лишь расширенной проекцией исконного, физически доступного пространства дома .

Край на исходе XIX в. осознавался порой как устойчивое единство территории и населявшей ее общности людей, помещаемое внутри уезда. Корреспондент «Этнографического бюро» князя В.Н. Тенишева, учитель В.А. Антипов писал, например, об «Уломском крае», состоявшем из нескольких волостей (Уломской, Колоденской, Горской и др.), одинаковых между собой во всех отношениях [РКЖБН 2009: 11]. Для их общего называния В.А. Антипов пользовался также понятием «местность» («Принцип артельности не особенно распространен в нашей местности», «В нашей местности народ довольно религиозный») [РКЖБН 2009: 87, 96] .

У М.К. Герасимова «Череповский край» – прямой синоним уезда [Герасимов 1910: 2 (2-я пагин.)] .

Естественность уезда задавалась, исходя из его прочных социальных и экономических связей со своим городом. Их обыденная взаимозависимость обогащала понятие уезда таким содержанием, которого не имели край или местность, делала его несводимым к масштабу только административно-территориального образования. Для М.К. Герасимова «Губерния… искусственно связана из различных уездов… совершенно самостоятельно живущих своим историческим прошлым и вытекающим из него бытом настоящего времени» [Герасимов 1910: II (1-я пагин.)]. И.А. Милютин, настаивавший, что волость «сложена искусственно из 6–8 приходов, чужИстория и культура Череповецкого края 84 как особой территории Русского Севера Глава 4. О понятии «Череповецкий край»

(по источникам второй половины XIX– начала XX вв.) дых, даже незнакомых в большинстве друг другу жителей» [Милютин 2015: 275], писал:

«Мы должны ответить прямо на существующий до сих пор и, кажется, неразрешенный в печати вопрос: что такое город по отношению к уезду и, наоборот, уезд к городу в естественном ходе жизни обоих… ?

По нашему мнению, вообще город представляется по отношению к сельскому населению ничем иным, как „плотью от плоти, костью от костей его“… » [Милютин 2015: 49] .

Проезжему гостю Череповец в описываемое время открывался чаще всего с реки, которая поэтому выбиралась главной вехой при его географическом позиционировании. Тогда автор представлял читателю не просто очередной уездный город, а «скромный уездный город Череповец, расположенный на реке Шексне, входившей в Мариинскую судоходную систему» [Васильчиков 2003: 129] .

Двойная детализация пространства в данном определении игнорирует городскую округу, пространство в нем организуется исключительно по течению Шексны .

Краткость пребывания в городе чаще всего не давала путешественнику материала для культурологических обобщений. Взгляд его искал достопримечательностей, но не всегда находил их, как это случилось с литератором И.Ф. Тюменевым. Он отметил, что вид Череповца «не представляет издали ни особой красоты, ни каких-либо отличительных особенностей», зато указал на успехи, достигнутые городом и «всей окружающей местностью» под руководством головы Милютина [Тюменев 1903: 1103, 1106]. Проницательная фольклористка Е.Э. Линёва за внешней обособленностью Череповца («крошечного царства интеллигенции») разглядела «невидимые нити» связей между ним («столицей») и «округой»

(то есть уездом; кавычки в слове поставлены Линёвой. – А.В.) [Линёва: 1909: III (1-я пагин.)] .

Для А.П. Субботина Череповец возникает на берегу Шексны как очередная остановка на Мариинском пути. Но он же и «знаменитый город», словно отрицающий собой всю незнаменитую окрестность, а то и вовсе не имеющий ее. В нем «интеллигенции хоть отбавляй», сюда «посылают учиться из разных мест Новгородской и смежных с ней губерний», а пропорция учащихся к общему населению такая же, как в Швейцарии. Но у этой непровинциальИстория и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 4. О понятии «Череповецкий край»

(по источникам второй половины XIX– начала XX вв.) ности и даже нерусскости есть оборотная сторона: «городок имеет… одну порядочную вымощенную улицу, где мостовая имеет значение памятника: по ней не ездят, а объезжают сторонкою, чтобы не сломать экипажа» [Субботин 1894: 90] .

Е. Линёва, отметившая малую площадь города, почти полное отсутствие в нем мостовых и обилие зелени, сомневалась, что в этом очаге цивилизации сможет найти так интересовавшие ее народные песни: в Череповце она не увидела сначала никаких «черт старины». И. Тюменев засвидетельствовал у взятого им извозчика весьма фрагментарные представления о топографии и прошлом города: тот не смог вспомнить ни названия главной улицы («Знаю только, что „пришпехт“, а вот как название-то, и забыл»), ни чеголибо интересного о старинной Источницкой часовне. Любопытно, что Воскресенский собор из-за многочисленных поновлений показался автору «почти новой постройкой», в нем не нашлось никаких «древностей».

Но факт принадлежности его к бывшему монастырю, взятый из рассказов черепан, все-таки попал на страницы его путевых заметок [Линёва: 1909: III–IV (1-я пагин.); Тюменев 1903:

1104–1105] .

Итак, построенный на контрастах облик Череповца заставлял неискушенного зрителя усомниться в наличии у него истории (конечно, в привычном XIX веку антикварно-археологическом смысле). Но и местные уроженцы не всегда сходились во мнениях относительно того, насколько их город древний, когда он основан и какие события его прошлого считать самыми важными .

В «справочной книжке» П.И. Шулятикова сообщалось, что «Время основания Череповца относится ко второй половине XIV века, когда, по преданиям, два отшельника Афанасий и Феодосий поставили в так называемом Череповском урочище, среди дремучих лесов церковь… и при ней основали Воскресенский монастырь» [Шулятиков 1894: 4]. Вплоть до 1777 г. («учреждения» города) речь в тексте шла только о монастыре и его крестьянах. Отдельно, на пяти страницах, излагалась история «устроения церквей в Череповце», доведенная до 27 мая 1856 г. – освящения каменного Покровского кладбищенского храма [Шулятиков 1894: 5–9] .

Перспектива секулярной истории выстраивалась Шулятиковым своеобразно: как последовательность дат создания учебных завеИстория и культура Череповецкого края 86 как особой территории Русского Севера Глава 4. О понятии «Череповецкий край»

(по источникам второй половины XIX– начала XX вв.) дений и общественных учреждений [Шулятиков 1894: 9 – 14]. Об изменениях административного статуса Череповца говорилось только, что с 1796 г. он был «оставлен заштатным городом, но в 1802 году снова обращен в уездный» [Шулятиков 1894: 5] .

В изложении бывшего гласного городской думы Ф.И. Кадобнова, временем «основания г. Череповца» является 1780 г., когда он был «обращен в уездный город Новгородской губернии… а церковь монастырская – в Воскресенский собор» [Кадобнов 1910: 3–4] .

При этом ни основание монастыря, ни основание города не вошли в предложенный им список «важнейших событий»: он начинается только с посещения Череповца Александром I в октябре 1824 г .

Другие пункты перечня тоже связаны с визитами членов императорской фамилии, исключением в некотором смысле является последний – о представлении в июне 1881 г. череповецкой депутации во главе с городским головой Александру III в Рыбинске [Кадобнов 1910: 49–51] .

Обе точки зрения симптоматичны для характеристики исторического сознания черепанина. Первая точка зрения представляет собой только абрис местной истории, так чтобы ее понял и внешний, незнакомый с городским контекстом, читатель. П.И. Шулятикова не заботят нюансы, детали; они не нужны уже по причине утилитарности затеянного им издания. «Справочная книжка» – только краткий путеводитель, но доминанты восприятия (патриархальная древность, ассоциируемая с Воскресенским монастырем и религиозной топографией современного автору Череповца, и резко ускорившаяся динамика жизни в пореформенное время, воплощенная в школах и обществах) в ней показаны четко. Шулятиков различает «основание» и «учреждение» города. Второй концепт для автора явно менее значим, поскольку с ним Череповец входит в ряд таких же, возникших указным порядком провинциальных центров, теряет оригинальность .

Кадобнов, наоборот, предпочитает писать об «учреждении»: до 1780 г. для него нет Череповца, а есть одна предыстория. Патерналистская интерпретация им дальнейшей, настоящей истории, видимо, исходит из убеждения, что без формально установленных отношений с округой, без ее административного подчинения и обретения соответствующих функций не может быть города. Источник этого – воля монарха; посещение города монархом демонстИстория и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 4. О понятии «Череповецкий край»

(по источникам второй половины XIX– начала XX вв.) рирует и легитимизирует его существование на символической карте империи .

А.Д. Коровкин, признавая неразрывность истории Череповца и общероссийского прошлого, создает на этой основе стройную концепцию. «Хронология местных событий» начинается у него с 862 г., когда «князь Синеус сел на Белоозере». Основание Воскресенского монастыря «отшельниками» Афанасием и Феодосием в его списке – только пятое по порядку событие после тех, что касаются Белозерского княжества. Постоянно подчеркивается и преемственная близость Череповецкого уезда к Белозерскому: «Местность эта вместе с нынешним Белозерским уездом известна под именем Белозерского края…» [Коровкин 1898: 6]. По мысли автора, уезд – недавнее явление, административная постройка на древнем фундаменте местности, что само по себе оправдывает его, уезда, существование. При подобном конструировании времени и пространства «Череповецкий край» в качестве территориальной и культурной единицы невозможен, поскольку у него нет ни строгих юридических, ни историко-географических оснований.

Отсюда и чисто юридическое решение дилеммы основания/учреждения:

4 ноября 1777 г. «Воскресенск[ий] мон[астырь] упразднен и обращен в приходскую церк[овь], а затем из соседнего села Федосьева учрежден город под именем Череповца» [Коровкин 1892: 15] .

В ретроспективе городской и уездной истории А.Д. Коровкин отмечает 46 событий, из которых 31 относится к 1824–1887 гг .

Среди них семь связаны с визитами августейших особ, восемь – с открытием учебных заведений и обществ, пять – с местным самоуправлением и его институтами, два – персонально с И.А. Милютиным [Коровкин 1892: 15]. В чем-то это распределение сюжетов перекликается с шулятиковским, однако Коровкин обладал более глубоким видением прошлого. На титульной странице «Череповецкого календаря» на 1890 г. он представил эту дату сразу в четырех системах времяисчисления, расположенных в нисходящей последовательности: «От сотворения мира – 7398-й, от основания Русского государства – 1028-й, от учреждения Новгородской губернии – 163-й, от основания города Череповца – 113-й» [Коровкин 1892: 19] .

В родиноведческих конспектах Коровкин с успехом осуществил История и культура Череповецкого края 88 как особой территории Русского Севера Глава 4. О понятии «Череповецкий край»

(по источникам второй половины XIX– начала XX вв.) интеграцию пространств. В «Календаре» то же самое он проделал и с временами, окончательно соединив уезд с городом – хотя и через грубое «приписание» одного к другому [Коровкин 1892: 15] .

Подведем итоги. В источниках второй половины XIX – начала

XX в. предварительно можно выделить три варианта концептуализации взаимосвязей Череповца и его окрестностей:

• город как культурная «столица», центр притяжения для сельской периферии и одновременно ее антипод;

• город как единое целое с округой в социально-экономическом и культурном отношении;

• город как административный центр окружающей территории .

Череповецкий уезд в обследованных текстах описывается, с одной стороны, как пространство, существующее благодаря своему городу, «приписанное» к нему. С другой стороны, ему сообщается известная культурная и историческая самодостаточность. Уезд предстает тогда в двух планах – в виде части исторической области с определенным порядком управления и собственно единицы этого управления. Он, если можно так выразиться, административно и исторически целесообразен, что делает его, по крайней мере, удачным денотатом «Череповецкого края» .

Вопросы для самоконтроля

1. А.П. Субботин назвал Череповец «Северными Афинами». Каким образом это определение маркирует «столичность» города в отношении к уезду?

2. Что, по вашему мнению, имел в виду П. Вайль (см. эпиграф)?

3. Предложите свое объяснение забывчивости череповецкого извозчика, встреченного И.Ф. Тюменевым. Знаком каких социокультурных процессов пореформенной эпохи она является?

Источники

1. Васильчиков Б. Воспоминания. – Псков: Наше наследие, 2003. – 271 с .

2. Герасимов М.К. Словарь уездного череповецкого говора. – СПб.: Типография Академии наук, 1910. – 111 с .

3. Кадобнов Ф.И. Краткий очерк возникновения города Череповца Новгородской губернии и его героический рост за время 50-летней деятельности

–  –  –

городского головы И.А. Милютина. – Калуга: Типография Калужского губернского земства, 1910. – 73 с .

4. Коровкин А.Д. Город Череповец и его уезд. Описание и прочие сведения. 1889–1892 гг. // ЧерМО. – Ф. 3. – Оп. 1. – Ед. хр. 3 .

5. Коровкин А.Д. Описание Череповецкого уезда с приложением плана города, карты уезда, вида главной улицы и других рисунков. – Новгород:

Губернская типография, 1898. – 35 с .

6. Коровкин А.Д. Родиноведение // ЧерМО. – Инв. н. 2050/4 .

7. Линёва Е.Э. Великорусские песни в народной гармонизации. Вып. II .

Песни новгородские. – СПб.: Имп. Акад. наук, 1909. – 65 с .

8. Милютин И.А. Сочинения / Ред.-сост. А.В. Чернов. – Череповец:

ЧГУ, 2015. – 367 с .

9. Осьминский Т.И. Череповецкий городской голова Милютин (1830– 1907) // ЧерМО. – Ф. 29. – Оп. 1. – Ед. хр. 8 .

10. Русские крестьяне. Жизнь, быт, нравы: Материалы «Этнографического бюро» князя В.Н. Тенишева. Т. 7. Новгородская губерния. Ч. 2. Череповецкий уезд. – СПб.: Навигатор, 2009. – 624 с .

11. Субботин А.П. Волга и волгари. Путевые очерки. Т. I. Верхняя Волга. – СПб.: Ред. «Северного вестника», 1894. – 160 с .

12. Тюменев И.Ф. По Мариинской системе (путевые наброски) // Исторический вестник. – 1903. – Т. XCI. – С. 1103–1107 .

13. Шулятиков П.И. Череповец, уездный город Новгородской губернии, и его уезд: Справочная книжка. – Новгород [Б.и.], 1894. – Вып. 1. – 31 с .

Литература

14. Злотникова Т.С. Столичность и провинциальность в истории русской культуры // Исторический город русской провинции – культурный универсум: научный ситком (сборник научных трудов). Ч. 2 / Науч. ред .

Т.С. Злотникова, Н.А. Дидковская. – Ярославль: ЯГПУ, 2010. – С. 7–13 .

15. Истомина Э.Г. Границы, население, города Новгородской губернии (1727–1917 гг.): Очерки по административно-территориальному делению. – Л.: Лениздат, 1972. – 186 с .

16. Лазарчук Р.М. К.Н. Батюшков и Вологодский край. Из архивных разысканий. – Череповец: Порт-Апрель, 2007. – 344 с .

17. Череповецкий край в печатных изданиях 1869–1917 годов: Список литературы / Сост. Н.Н. Фарутина. – Вологда: Книжное наследие, 2004. – 38 с .

–  –  –

Система образования Российской империи была подчинена одиннадцати министерствам и ведомствам, в ведении которых находились все типы общеобразовательных учебных заведений. К началу 1860-х годов в Череповецком уезде насчитывалось: четыре казенных школы; тринадцать школ, открытых на средства волостей; девять частных школ (из них три открыты на средства местных священников, а шесть – на средства, получаемые за обучение мальчиков по добровольному соглашению). После создания земств в 1864 г. в их ведение были переданы вопросы содержания учебного персонала и учебных помещений, а также школьное строительство. В 1865 г. в Череповецком уезде работало 26 школ, в 1881 г. – 65 сельских школ и одно двухклассное училище, в 1910 г. – 226 школ .

Череповецкое земство оказало поддержку в открытии Александровского технического училища (1869 г.), реального училища с механическим отделением для мальчиков (1873 г.), мужской учительской семинарии (1875 г.) .

Большой вклад в развитие народного образования в Череповце внес глава города И.А. Милютин. По его инициативе в городе стало развиваться женское образование, а в 1876 г. была открыта Череповецкая женская гимназия, получившая название «Мариинская» .

–  –  –

Рост числа школ создал дефицит учительских кадров, что отразилось не только на состоянии вновь созданных, но и ранее существовавших учреждений: в школах часто преподавали люди, не имевшие специального образования. В 1869 г. Новгородское губернское земство организовало в Новгороде и Череповце при местных уездных училищах шестинедельные педагогические курсы, ставшие серьезным фактором повышения культурного и профессионального роста учительства. Летние педагогические курсы работали в Череповце и в 1870–1872 гг. За четыре года на Череповецких курсах перебывало свыше 200 учителей .

Одновременно обсуждался вопрос об открытии учительской семинарии для подготовки квалифицированных преподавателей .

По проекту, разработанному Череповецким земством, в городе предполагалось открыть женскую семинарию, поскольку мужская семинария уже существовала в Новгороде, а кроме того, необходимо было расширять женское образование и привлекать женщин к учительскому делу. Однако правительство отказалось открывать женскую семинарию, и только в 1875 г. была открыта мужская учительская семинария в Череповце, которая располагалась на Александровском проспекте, в двухэтажном деревянном здании .

С 1877 г. близ семинарии было начато строительство здания под начальную школу и квартиры для учителей .

На первом этаже семинарии располагались квартира директора семинарии, комната для гимнастики и пения и квартира учителя начальных классов. На втором этаже находились мастерская, физический кабинет (с пособиями по истории и естествознанию), библиотека и две классные комнаты. Столярная мастерская при семинарии использовалась для изготовления физических приборов, наглядных пособий, которыми семинаристы и обеспечивали себя для предстоящей работы в сельской школе .

В 1875–1908 гг. Череповецкая учительская семинария имела трехлетний курс обучения, который затем был увеличен на один год. Учебный план учительской семинарии предусматривал теоретический и практический курсы. Предметы теоретического курса делились на общие и специальные. К первым относились русский язык и литература, арифметика, география, история, естествознаИстория и культура Череповецкого края 92 как особой территории Русского Севера Глава 5. История образования в Череповецком уезде в последней трети XIX – начале ХХ в ние, старославянский язык; к специальным предметам – педагогика, методика преподавания русского языка и арифметики .

До 1885 г. директором семинарии являлся Н.Н. Соболев, законоучителем был кандидат богословия, священник И.А. Савинский, учителем математики и естествознания – А.Ф. Юрьев, учителем русского языка и истории – Ф.Ф. Лавров, пения – Н.А. Архангельский, черчения и чистописания – Н.И. Бердник .

В 1875 году в Череповецкую учительскую семинарию был принят 21 человек. По социальному составу учащиеся первого набора представляли следующую картину: из детей духовенства – 10, из крестьян – 9, из чиновников – 2, из мещан – 1. В дальнейшем социальный состав учащихся Череповецкой учительской семинарии значительно изменился. Уже в конце XIX в. большинство семинаристов были сыновьями крестьян. Из 321 учителя, подготовленного за 25 первых лет существования семинарии, к крестьянству принадлежало 193 человека, к духовенству – 57, к дворянству и чиновничеству – 18 .

В целом за 44 года существования Череповецкая учительская семинария подготовила около 600 учителей начальных школ .

2 июня 1890 г. в Череповце были открыты сельскохозяйственные курсы для народных учителей. Руководителями курсов являлись Г.П. Иванов, преподаватель земледелия, С.И. Юркевич, преподаватель по садоводству и огородничеству, и В.М. Дроздов, преподаватель по скотоводству. Кроме того, в Череповце ежегодно проводились пчеловодные, огородные и садовые курсы, устроенные учительской семинарией. О популярности курсов можно судить по участвующим в них учителях из других местностей России. Курсы состояли из теоретической и практической части, а проводили занятия преподаватель семинарии А.Н. Исанин и его помощники .

В целом среди учителей выросла доля лиц, имевших специальное образование. Так, к 1910 году в школах Череповца и Череповецкого уезда преподавали 66 человек, окончивших курсы Учительской семинарии; 77 человек закончили женскую гимназию, 7 – педагогические курсы, 28 человек – женское духовное училище, 1 человек – мужскую духовную семинарию .

История и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 5. История образования в Череповецком уезде в последней трети XIX – начале ХХ в

5.2. Профессиональные учебные заведения. Александровское техническое училище

Сеть профессиональных учебных заведений в стране включала в себя:

• низшие школы и училища, готовившие младший персонал;

• средние технические училища, готовившие техников и помощников инженеров;

• реальные ремесленные школы и училища, готовившие квалифицированных рабочих ремесленников и кустарей;

• специальные сельскохозяйственные училища и школы;

• специальные ремесленные, механические отделения и классы при общеобразовательных и средних школах;

• женские профессиональные классы и учебные заведения;

• высшие учебные заведения .

К низшим техническим училищам в Череповце относилось Александровское техническое училище, созданное братьями И.А. и В.А. Милютиными в 1869 г. Срок обучения в нем составлял 6 лет. Вчерашние крестьянские или мещанские дети, пройдя курс обучения в техническом училище, могли рассчитывать на работу мастера, механика, чертежника или техника на заводе, в лаборатории, на железной дороге, на шхуне или электростанции. В 1876 г .

был построен главный корпус училища – трехэтажное каменное здание. Через два года при училище было построено двухэтажное каменное здание для мастерских и отдельное деревянное здание – лазарет для воспитанников .

На первом этаже главного корпуса училища находился кабинет директора, преподавательская и столовая, на втором – комнаты воспитанников, рассчитанные на шесть-семь человек, на третьем этаже – учебные кабинеты, физический кабинет и библиотека .

Первым директором училища был Н.И. Потапов, а заместителем директора являлся воспитатель Александровского технического училища И.П. Александров (после смерти Н.И. Потапова он стал директором училища). Директор лично формировал состав училища. Для занятия должности преподавателя, воспитателя, врача требовалось специальное образование, а должность заведующего мастерскими мог занять только человек, окончивший История и культура Череповецкого края 94 как особой территории Русского Севера Глава 5. История образования в Череповецком уезде в последней трети XIX – начале ХХ в высшее техническое учебное заведение. Финансирование Александровского технического училища осуществлялось государственными органами и частными лицами (с 1869 г. до перехода учебного заведения в ведение Министерства Финансов училище содержалось за счет личных средств И.А. и В.А. Милютиных. Они тратили на его нужды около 7 тыс. руб. в год) .

Цель училища заключалась в том, чтобы дать ученикам техническое образование с практическим направлением. Александровское техническое училище готовило токарей, слесарей, столяров и чертежников с уклоном на судоремонт, а с конца XIX века – с уклоном на судостроение. Но больше всего выпускалось механиков и других технических работников .

В училище принимали только мальчиков всех сословий и вероисповедания (в 70–80-е гг. XIX в. – с 14 лет, а позже стали принимать с 12 лет). Подросток должен был обладать крепким телосложением: за этим следил врач, осматривавший поступающих в училище .

Вступительные экзамены в Александровское техническое училище проходили по трем предметам. По закону Божьему от воспитанника требовалось знание краткого катехизиса, священной истории и молитв с объяснением. По русскому языку требовалось знать как светскую, так и церковную литературу, несколько басен и стихотворений, писать без грубых орфографических ошибок; по арифметике – уметь складывать, вычитать, делить, умножать, а также решать задачи. Но порой принимали и совершенно неграмотных: в начале 1870-х гг. они составляли половину всех принятых. Неграмотных принимали только через собеседование для учебы в специальном отделении училища .

По уставу 1869 г. штат учеников технического училища составлял 60 человек, но с каждым годом численность учащихся росла. Так, в 1870–1871 гг. был зачислен 71 студент из общего числа поданных заявлений (215). Часть учеников находилась на полном содержании техникума, часть студентов относилась к числу пансионеров, полупансионеров и вольноприходящих .

Учебный план и программы Александровского технического училища утверждались Министерством Финансов по согласованию с Министерством Народного Просвещения. Они предусматИстория и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 5. История образования в Череповецком уезде в последней трети XIX – начале ХХ в ривали широкое физико-математическое и общетехническое образование, на основе которого должна была строиться специальная подготовка. Срок обучения для окончивших курс уездного училища составлял 5 лет, для остальных воспитанников – 6 лет. Первые четыре года поступившие обучались в классах и учебных мастерских, оставшиеся два года – проходили производственную практику на казенном заводе при училище, на заводах и пароходах разных ведомств, частных лиц и компаний. Будущие чертежники проходили практику в заводских чертежных .

В конце шестого курса ученики сдавали экзамены. Воспитанникам, сдавшим экзамены на хорошие оценки, выдавался аттестат на звание мастера или мастера-машиниста. Ученики, окончившие курс с удовлетворительными успехами, получали свидетельство на звание второго разряда – подмастерья. В аттестате и свидетельстве подробно обозначались исполненные учениками практические работы. После окончания курса Учебный комитет причислял воспитанников к третьему разряду по отбыванию воинской повинности, а выбывших из училища – к четвертому разряду .

В Александровском техническом училище серьезное внимание уделяли организации и проведению практических занятий в мастерских и производственной практике. Директор училища по согласованию с заведующим мастерскими распределял учеников по мастерским. Начиная с 1-го курса воспитанники проходили обязательную учебную практику в слесарной, столярной, кузнечной и чертежной мастерских. Всего с 1-го по 3-й курс на практические занятия в мастерских отводилось 25 часов в неделю, что равнялось четырем-пяти урокам в день. На 4-м курсе количество часов равнялось 24 .

Численное распределение воспитанников в той или иной мастерской завесило от технической оснащенности класса, от уровня сложности занятий и правил безопасности. По программе воспитанники 1-го курса изучали столярное мастерство, а также приемы токарного дела по дереву. На 2-м курсе учащиеся овладевали приемами слесарного дела, на 3-м – приемами токарного дела по металлу, на 4-м курсе изучали кузнечное дело. Часть воспитанников 3-го и 4-го курсов, показавшие наиболее высокие результаты

–  –  –

на практике, занимались изготовлением различных механизмов для механического завода .

Перевод из одной мастерской в другую производился во время учебного года совершенно независимо от классных занятий в училище. Некоторые студенты, показавшие высокие результаты в учебном году и закончившие курс классных занятий раньше других, приступали к практическим занятиям в мастерских следующего класса. Неуспевающие студенты заканчивали занятия в каникулярное время или же в начале учебного года. Оценки за успехи в освоении практического курса выставлялись преподавателями так же, как и за теоретический курс, – по четвертям. В свидетельстве об окончании училища по практике выставлялся средний балл за шесть лет обучения. Для успешного прохождения практических занятий училище пополняло и обновляло учебное оборудование в мастерских .

По окончании 4-го класса учащиеся сдавали экзамены, после которых начиналась производственная двухгодичная практика .

В 1870–1880-е гг. она проходила на механическом заводе и милютинских пароходах. В конце XIX века контингент учащихся значительно вырос, и практика проводилась и на других предприятиях, пароходствах и железных дорогах. В отчетах училища за 1873– 1901 гг. указывается, что часть воспитанников практиковалась на пароходах товарищества Волго-Невского пароходства («Царицын», «Запорожец», «Два брата»), осуществлявших перевозку грузов по Шексне, Ковже и Свири. Основными местами прохождения производственной практики являлись: пароходы Астраханского купца А.И. Милютина – «Сила», «Техник»; пароходы компании «Милютины и К» – «Нимфа», «Великий князь Владимир» и т.д .

Будущие машинисты проходили практику на тверском заводе общества «Самолет», на лесопильном заводе «Э.Г. Брандт и К» в Архангельске, на винокуренном заводе М.П. Игнатьева в Череповецком уезде, на машиностроительном заводе А.А. Ганшина в Ярославле и т.п .

Основными обязанностями воспитанников во время практики на пароходстве являлись: навигация, наблюдение за горизонтом воды в котле и упругостью пара, уход за аппаратурой. В обязанности помощника машиниста входили: помощь машинисту при остаИстория и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 5. История образования в Череповецком уезде в последней трети XIX – начале ХХ в новках и перемене хода машины, ремонт техники, уход за всеми частями машины .

В первые годы существования училища практикантам почти ничего не платили. С 1890-х гг. те, кто проходил двухгодичную практику на заводах, железных дорогах и масленщиками на пароходах, получали 15–20 руб. в месяц, а те, кто проходил практику помощниками машинистов на пароходах, – 25–30 руб. в месяц. Отметим, что средний заработок рабочего в это время составлял 60–80 руб .

Для повышения профессионального мастерства при училище был открыт специальный класс для обучения рабочих с завода .

Ученики этого класса занимались отдельно от других учащихся, они три раза в неделю посещали училище для обучения письму и грамоте. Такие ученики были на полном обеспечении механического завода. Им предоставлялась квартира или комната в доме. За это учащиеся должны были отработать на заводе четыре года, получая минимальную заработную плату: в первый год – 10 коп., во второй – 15 коп., в третий – 19 коп. На четвертый год работы на заводе рабочему устанавливалась заработная плата по усмотрению механика завода, по способностям и прилежанию. Стоит отметить, что по истечении четырех лет учащемуся дополнительно выплачивалась сумма в размере 35 руб .

Основная воспитательная целью училища, по мнению его основателя И.А. Милютина, являлось то, чтобы учащиеся «были не только хорошими специалистами, мастерами и машинистами, но вместе с тем честными гражданами своего Отечества. «Каждый воспитанник должен уважать закон, обязанности к семье, быть исходной точкой гражданской жизни» [Милютин 1874: 10–11] .

Воспитательный процесс в училище строился на системе определенных правил и требований, которые соблюдал каждый учащийся. Это не могло не отразиться на распорядке дня в пансионе Александровского технического училища, остававшемся без существенных изменений на протяжении полувековой его дореволюционной истории .

Пансионеры вставали в 6 часов утра. Умывались, затем шли на общую молитву. После молитвы – утренняя прогулка и завтрак .

С 7 часов 30 минут до 12 часов проходили теоретические занятия,

–  –  –

на которых пансионеры присутствовали вместе с другими категориями учащихся. После учебных занятий с 12 часов до 13 часов 30 минут был перерыв на обед и отдых с обязательной групповой прогулкой. С 13 часов 30 минут до 18 часов, а в субботу и перед праздниками до 16 часов все категории учащихся проходили ежедневную практику в учебных мастерских. После практических занятий была получасовая вечерняя прогулка, в 19 часов – ужин. Далее каждый студент занимался подготовкой к занятиям. После вечерней молитвы в 22 часа у пансионеров был отбой .

В конце каждой четвери в учебном журнале преподаватель выставлял отметку за поведение всем воспитанникам, при этом учитывались количество пропущенных пар, аккуратность ведения тетрадей, опрятность и внимательность студента .

Внешний вид учащихся также являлся важной составляющей частью воспитательного процесса. Молодым людям запрещалось иметь длинные волосы, отращивать усы и бороду. Все пансионеры носили форму. Наличие формы у студентов решало две важные задачи. Во-первых, она способствовала воспитанию уважения и гордости к учебному заведению. Во-вторых, наличие формы помогало студентам не отвлекаться на обсуждение посторонних тем на занятиях. По выходным и праздникам воспитанники надевали синий двубортный мундир и брюки, сапоги с короткими и мягкими голенищами. По будням они носили короткую двубортную шинель черного цвета, а зимой и летом – форменную круглую черную поярковую шляпу, которую называли «черепанкой». Во время летних каникул воспитанники надевали удобную и легкую одежду из льна или парусины, а также белую фуражку. В училище не разрешалось носить яркой одежды с броскими вышивками. Строго следили и за аксессуарами, запрещалось носить серьги, кольца, перстни и трости .

Большое внимание уделялось правильному питанию воспитанников. На завтрак обычно давали чай с хлебом, на обед – два блюда, на полдник – чай с хлебом, на ужин – кашу .

За уборкой комнат учащихся следили воспитатели и дядьки .

Воспитанники обязаны были умываться после сна, а также после окончания занятий в мастерских. Раз в неделю воспитанников

–  –  –

водили в баню, которая, как и прачечная, располагалась на территории училища .

Таким образом, учащимся Александровского технического училища с ранних лет прививали любовь к аккуратности и бережливости .

Для исправления нерадивых учеников воспитателями и дядьками училища предпринимались различные воспитательные меры .

Дядька мог применить силу к недисциплинированному ученику и поместить его в училищный карцер. В карцере провинившийся сидел только днем, а ночью его выпускали. Раз в день ему давали кусок хлеба и кружку воды. В 1900-е гг. должность дядек, как явный пережиток учебных заведений крепостнической эпохи, в Александровском училище исчезла, но карцер остался .

За серьезные проступки (например, за драку с нанесением вреда здоровью учащимся, за ношение огнестрельного оружия, за посещение в ночное время увеселительных заведений) пансионеров исключали из училища .

Для развития нравственно-эстетического воспитания у молодых людей при училище был создан ботанический сад. Инициатором создания такого сада был преподаватель черчения Николай Иванович Бердник, сосланный в Череповец за связь с народниками. Он привозил саженцы из знаменитого петербургского питомника, из Прибалтики, даже с берегов Байкала. В 1897 г. парк, вошедший в число 28 лучших парков России, был открыт для публики. Парк получил название «Соляной сад», из-за располагавшихся рядом складов соли. При парке был организован театр – «Соляной городок», в котором играли сами воспитанники училища .

Воспитание учащихся продолжалось даже во внеучебное время .

Молодым людям запрещалось находиться на улице после 21:00, разговаривать с незнакомцами, собираться большими группами, посещать увеселительные заведения. За несоблюдение этих правил студент также мог быть отчислен .

К сельскохозяйственным заведениям в Череповце относилась Милютинская низшая сельскохозяйственная школа (1887 г.) – специальное учебное заведение, в котором преподавались земледелие, садоводство, огородничество, пчеловодство, скотоводство. Открытие такого учебного заведения было продиктовано нуждами местИстория и культура Череповецкого края 100 как особой территории Русского Севера Глава 5. История образования в Череповецком уезде в последней трети XIX – начале ХХ в ного сельского хозяйства: сельскохозяйственная школа должна была научить земледельцев вести рационально хозяйство .

К группе специальных ремесленных, механических отделений и классов при общеобразовательных и средних школах можно отнести Череповецкое реальное училище с механическим классом .

Окончание этого среднего общеобразовательного учебного заведения давало право продолжить обучение в высших технических учебных заведениях. За период 1875–1890 гг. воспитанники, окончившие курс в Череповецком реальном училище, поступили в следующие высшие учебные заведения: 8 – в Санкт-Петербургский технологический институт, 2 – в Харьковский институт, 6 – в Лесной институт, 3 – в Институт гражданских инженеров, 5 – в Электротехнический институт, 2 – в Киевский политехникум, 2 – в Рижский политехникум, 1 – в Петербургский горный институт, 1 – в Томский политехникум, 1 – в Институт путей сообщения, 17 – в военные юнкерские школы и 4 человека пошли на практическую деятельность. Таким образом, из 84 воспитанников, окончивших курс, 52 продолжили обучение в высших учебных заведениях .

Во второй половине XIX века в связи с изменениями в экономическом укладе государства растет и расширяется сеть женских профессиональных учебных заведений. К числу женских профессиональных учебных заведений в Череповце относилось Женское профессиональное училище .

Женское профессиональное училище (основано в 1887 г.) – общеобразовательное и специальное учебное заведение. В течение пяти лет воспитанницы училища проходили общеобразовательный курс двухклассного училища, а затем три года посвящали изучению кройки, шитья, вязания – т.е. предметам, нужным для ведения домашнего хозяйства .

Значительная часть учебных заведений ориентировалась на детей мещан, крестьян, делая более гибким график учебного процесса .

5.3. Формы помощи учащимся Череповца и Череповецкого уезда

В 1892 г. директор Череповецкого реального училища (а это было старейшее и наиболее уважаемое учебное заведение города) Е.Я. Корчак-Гречина поднял в педагогической среде вопрос об учИстория и культура Череповецкого края как особой территории Русского Севера Глава 5. История образования в Череповецком уезде в последней трети XIX – начале ХХ в реждении общества вспомоществования нуждающимся учащимся г. Череповца. Устав Общества вспомоществования нуждающимся учащимся в городе Череповце был утвержден в 1893 г., тогда же началась его деятельность. Общество взяло под свое покровительство реальное училище, Мариинскую женскую Гимназию, учительскую Семинарию, Александровское техническое училище, Городское училище, Женское профессиональное училище, начальную школу при учительской Семинарии, Приходское училище, Милютинскую сельскохозяйственную школу. Учащимся могла оказываться следующая помощь: взнос платы за обучение; выдача книг и учебных пособий; покупка одежды (форменной) или материала для пошива одежды; покупка обуви (сапог или валенок);

предоставление квартиры, пищи (обеспечение деятельности столовой для бедных учащихся). Общество оказывало адресную помощь талантливым учащимся, мечтающим о продолжении образования, но не имеющим для этого достаточных средств. Общество могло предоставить единовременное пособие для продолжения образования в высшем учебном заведении (как правило, в Петербурге). При решении вопроса о предоставлении помощи учитывались прилежание и хорошее поведение ученика, но главным параметром была, безусловно, бедность .

Делами Общества руководило правление, составленное из директора Череповецкого реального училища и члена педагогического совета этого учебного заведения, начальницы женской Мариинской гимназии, директора учительской Cеминарии и начальной школы при ней, а также руководителей остальных учебных заведений города (Александровского технического училища, Городского училища, Женского профессионального училища, приходского училища, Милютинской сельскохозяйственной школы). По мере появления новых учебных заведений их руководители входили в состав непременных членов Правления Общества: в 1896 г .

добавились 1-е и 2-е приходские училища, в 1898 – земская начальная школа при доме Трудолюбия и женское городское Приходское училище при доме Трудолюбия, в 1910 – соборная церковно-приходская школа и восемь городских приходских училищ, в 1911 – девятое городское приходское училище и II-е Городское училище (в 1912 г. I-е и II-е Городские училища стали соответственно I и II высшими начальными училищами), в 1913 г. приход

–  –  –

ские училища были укрупнены и их число уменьшилось до трех .

Cформировалась группа людей, активно трудившихся на благо города, развивавших сеть учебных заведений Череповца. В составе Правления Общества вспомоществования нуждающимся учащимся активную роль играли учителя, деятели земства, представители технической интеллигенции и дамский кружок, в который входили жены видных горожан, в том числе инженеров. Регулярные встречи активистов Общества, организация благотворительных концертов, репетиций, спектаклей – все это способствовало активному общению образованного слоя горожан, осознанию ими своей роли в деле распространения знаний и поддержки стремящейся к знаниям молодежи .

В 1894 г. был утвержден Устав Общества взаимного вспоможения техников, окончивших курс в Череповецком Александровском техническом училище, а в 1900 г. появилась Ссудо-сберегательная касса служащих в Александровском техническом училище. Техники трудились по всей стране, поддерживая друг друга, сообщая о вакансиях, при продвижении оказывая содействие в назначениях выпускникам того же самого учебного заведения. Общество взаимного вспоможения техников, окончивших курс в Череповецком Александровском техническом училище, представляло собой негосударственную структуру, решавшую задачи координации деятельности определенного социального сообщества. В таких организациях, как эта, формировался слой людей инициативных, мыслящих, самостоятельных, готовых решать проблемы как свои собственные, так и корпоративные, а в будущем – и проблемы страны .

Таким образом, необходимость развития образования в провинциальном городе была обусловлена объективными причинами, связанными с экономическими и социальными преобразованиями в пореформенный период, в частности:

1. Потребностью быстро растущей промышленности в квалифицированных специалистах;

2. Появлением новой законодательной базы, регулирующей как среднее, так и профессиональное образование. К новым уставам и положениям относились: «Положение о начальных народных училищах» от 1864 г., «Положение о женских училищах ведомства Министерства народного просвещения» от 1870 г., «Положение о казенных городских училищах» от 1872 г., «Положение о про

–  –  –

мышленных училищах» от 1888 г., «Положение о штатах промышленных училищ» от 1890 г., «Положение о школах ремесленных учеников» от 1893 г., «Положение о низших ремесленных школах» от 1897 г.;

3. Необходимостью развития женского образования с целью вовлечения женщин в различные сферы жизни общества .

Кроме того, развитие образования в Череповецком уезде было обусловлено местными причинами:

– деятельностью Череповецкого уездного и Новгородского губернского земства и общественной инициативы в развитии профессионального образования. Результатом деятельности явилось создание упорядоченной системы учебных заведений, удовлетворявших потребность в образовании представителей различных сословий, подготовка учительских кадров, а также содержание учебных заведений. Так, благодаря деятельности земства и инициативы главы города И.А. Милютина были открыты средние профессиональные учебные заведения: Александровское техническое училище, Реальное училище с механическим классом, Милютинская низшая сельскохозяйственная школа, Женское профессиональное училище, Череповецкая учительская семинария;

– структура городского населения Череповца до середины XIX в. была традиционной, но модернизационные процессы последней трети XIX в. привели к значительным изменениям. Появились новые профессии, новые вакансии на рынке труда, новые потребности работодателей, в том числе в квалифицированных работниках. Одно за другим в Череповце возникали средние специальные учебные заведения и росла прослойка образованных людей .

Вопросы для самоконтроля

1. Какова роль земства и частной инициативы в развитии сети образовательных учреждений Череповца?



Pages:   || 2 |



Похожие работы:

«Государственное автономное образовательное учреждение СМК МГИИТ высшего образования города Москвы МСЭД.0.30.08.2016 МОСКОВСКИЙ Г ОС У ДА Р СТ В Е Н НЫ Й И НС Т ИТ УТ И Н ДУ С Т Р И И Т У Р ИЗ М А ИМ Е Н И Ю.А. СЕНКЕВИЧА Лист1из 66 РАБОЧАЯ ПРОГРАММА дисциплины ИСТОРИЯ РОССИИ базовая часть, обязательная д...»

«ТАТАРНИКОВ Дмитрий Геннадьевич ВОСПРИЯТИЕ ВТОРОЙ ПУНИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ РИМСКИМИ ИСТОРИКАМИ И ОРАТОРАМИ (КОНЕЦ III – КОНЕЦ I ВВ. ДО Н. Э.) 07.00.03 – Всеобщая история (древний мир) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук...»

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ИНСТИТУТ' ВОСТОКОВЕДЕНИЯ Ленинградское отделение ПИСЬМЕННЫЕ ПАМЯТНИКИ И ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ КУЛЬТУРЫ НАРОДОВ ВОСТОКА XIX Г О Д И Ш А Я НАУЧЕАЯ СЕССИЯ ЛО ИВ АН СССР (доклады и сообщения) Часть I МОСКВА 1986 АКАДЕМИЯ НАУК СССР ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНА...»

«History of philosophy 9 Publishing House ANALITIKA RODIS ( analitikarodis@yandex.ru ) http://publishing-vak.ru/ УДК 1(091) Образы вселенского закона в философии от эпохи Просвещения до современности Полякова Ольга Олеговна Соискатель кафедр...»

«Негосударственное частное учреждение – образовательная организация высшего образования "МИССИОНЕРСКИЙ ИНСТИТУТ" теологический факультет кафедра теологии ДИАЛОГ ИСЛАМА И ПРАВОСЛАВИЯ Программа дисциплины Екатеринбург Одобрено на заседании кафедры теологии от 22 сентября 2015 года...»

«Желобов Дмитрий Евгеньевич ГОСУДАРСТВА ТАРИМСКОЙ ВПАДИНЫ во 2 пол. IX – нач. XII вв.: ПОЛИТИЧЕСКОЕ И РЕЛИГИОЗНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ Специальность 07.00.03 — Всеобщая история Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук научный руководитель: доктор исторических наук доцент Нестеров Александр...»

«Бесплатный сокращенный вариант журнала Философские науки – 1/2018 ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА. ФИЛОСОФСКАЯ РЕФЛЕКСИЯ Философская мысль в диалоге и полемике БеРДЯеВ И МАРСелЬ В КУлЬТУРНОМ КОНТеКСТе ПРеДВОеННОЙ ФРАНЦИИ...»

«Приложение 2. Министерство образования и науки Российской Федерации ФГБОУ ВО "Тверской государственный университет"Утверждаю: Руководитель ООП: С.Е. Горшкова ""_20г. Рабочая программа дисциплины (или модуля) (с аннотацией...»

«1 Сущность антропологической меры Каравкин Валерий Иосифович, кандидат философских наук, доцент Витебский областной институт развития образования (г. Витебск) рии ценностей, иерархия которых, считает он, является Тем, кто обладает непомерными амбициями самоутверждения и неограниченными разнузданными потреб...»

«Балинская Ольга Валерьевна Творчество балетмейстера Б.А. Фенстера в контексте развития советского балетного театра Специальность 17.00.09 – Теория и история искусства Диссертация на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Научный руководитель: доктор искусств...»

«2013/2(12) УДК 130.2 Селезнева Е.Н.ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ АКТУАЛИЗАЦИИ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ Аннотация. В статье предложено рассмотрение категории "культурное наследие" и ее значения для макроисторического изучения общества и культуры. При этом выде...»

«ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 2011 Филология №3(15) ЖУРНАЛИСТИКА УДК 070:93/94 (571.1) Н.В. Жилякова ИСТОРИЯ ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ В СИБИРИ: ЭТАПЫ ИССЛЕДОВАНИЯ, НОВЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ Характеризуются этапы изучения сибирс...»

«Белоусова Татьяна Александровна, Профатилова Светлана Михайловна ДИАХРОНИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ РАЗВИТИЯ ЗНАЧЕНИЯ НЕМЕЦКОЙ ЛЕКСЕМЫ DER HUT Статья рассматривает этимологию и лингвокультурологические аспекты развития значения немецкой лексемы der Hut, подчерки...»

«СвЕДЕнИя оБ АвТоРАх Агаева Кифаят Джаби кызы — доктор философии по философии, доцент кафедры регионоведения Университета языков Азербайджанской Республики. Алиева Севдагюль Фазил кызы — доктор философии по истор...»

«ИОРДАНСКИЙ Н.М. КОЕ-ЧТО ИЗ ПЕРЕЖИТОГО В Государственной Думе. 1907 г. // Отечественная история. 1998. №1. По приезде в Петербург я поселился в отеле Монрспо на ул. Жуковского. С первых же дней нас охватила нерадостная атмосфера...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО МОСКВЫ СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ 2 МУЗЕИ Государственный историко-культурный музей-заповедник "Московский Кремль" Художественные музеи Исторические музеи Естественно-научные музеи Музеи современного искусства и арт-пространс...»

«1 1. Цели освоения дисциплины. Целями освоения учебной дисциплины "Компаративная история" является формирование у магистрантов развитого исторического мышления,, углубление их знаний о природе и закономерностях всемирно-исторического процесса, создание условий для самостоятельного поиска...»

«Федеральное государственное образовательное учреждение высшего образования "Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова" УТВЕРЖДАЮ Декан факультета психологии МГУ академик РАО, профессор _Ю.П. Зинченко ПРОГРАММА МИНИМУМ КАНДИДАТСКОГО ЭКЗАМЕНА по специальности "Пс...»

«СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ. Т. 12. № 1. 2013 schmittiana Переписка о Шмитте и политическом Анатолий Ахутин* Александр Филиппов** Аннотация . Обсуждение концепции политического у Карла Шмитта принимает форму диалога. Философ Анатолий Ахутин ставит три вопроса: 1) О суверенитете: суверенен лишь тот...»

«Вестник ПСТГУ Корзо Маргарита Анатольевна, II: История. канд. ист. наук, История Русской Православной Церкви. ст. науч. сотр. Института философии РАН 2016. Вып. 1 (68). С. 20–31 korzor@zmail.ru АПОСТОЛЬСКИЙ СИМВОЛ ВЕРЫ И ИСПОВЕДАНИЕ АФАН...»

«МБУ ДО "РЦТД и М "Спектр" "Эмоциональнаясфера ребёнка и воспитание чувствапрекрасного"Составитель: педагог дополнительного образования Хабибулина И. Г. Новоаганск "История наших чувств формирует наш характер и определяет нашу судьбу" ШелдонРоуд Самы...»

«4 Культура и пространство Книга первая Образы российских республик в Интернете Малькова В.К., Тишков В.А. Культура и пространство Книга первая. Образы российских республик в Интернете. М. 2009. 147 с. Оглавление...»

«Аннотация Выдающаяся книга русского историка и писателя Николая Куна (1877–1940) вот уже целое столетие является путеводной звездой для детей и взрослых, помогающей проникнуть в мир древнегреческой мифологии. Книга "Иллюстрированные м...»

«Научный журнал "Дискурс" 2016 – 1 (1) Педагогические науки АНАЛИЗ ПРОИСХОЖДЕНИЯ ПОНЯТИЯ КОНФЛИКТА В ПЕДАГОГИЧЕСКИХ АСПЕКТАХ ОСНОВ ПРАВОСЛАВИЯ Пойдунов А.А., Чурсин В.О., Славко А.Л., Воро...»

«ОО "ПОЗНАВАТЕЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ" Формирование первичных представлений о себе, других людях, объектах окружающего мира Тема "Город и его значение" Цель: формирование представлений о городе.Задачи: сформировать понятие о том, что город – это часть страны, крупный населенный пункт, административный, торговый, промышлен...»







 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.