WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

«ДО ХОРАСАНА Из истории среднеазиатской эмиграции ХХ века Душанбе «ИРФОН» 2009 PDF created with pdfFactory Pro trial version ББК63.3(2 Тадж)+66.4 A - 50 А-50 ...»

-- [ Страница 6 ] --
Это был, без сомнения, кульминационный и один из самых драматичных эпизодов гражданской войны в Средней Азии. Он означал критический момент противостояния, завершившийся двумя месяцами позже полным поражением басмачества. Всего перешло более 5 000 человек (1 тысяча семейств), хотя готовились к переходу 9 000. По другим источникам переход происходил 25 марта и число репатриантов (беженцев?) достигало 6 000.300 На советской территории беженцы были немедленно интернированы пограничниками и войсками ОГПУ и направлены по маршруту Курган-Тюбе - Янги-Базар - Каратаг.301 Ибрагимбек вручил семьи эмигрантов советской стороне, но сам не спешил сдаваться. Оставшиеся на афганской стороне отряды, после ряда стычек выбрались из окружения и через несколько дней также перешли на советскую территорию. Их переход состоялся в середине апреля на той же переправе Чубек, где десять лет назад переправлялся Алим Хан и две недели назад перешли эмигрантские семьи, спасаясь от афганцев. Во время переправы отряда Ибрагимбека из 400 человек, завязалась перестрелка с советскими пограничниками. После короткого боя пограничники отступили. Вскоре, в небе показались три самолета с красными звездами. Они произвели бомбометание, от которого погибло 10 человек, и удалились.302 Если до того как началась перестрелка с пограничниками, у Ибрагимбека и была надежда на мирный исход, то теперь, с появлением первых жертв стало ясно: это война .

Большинство перешедших были из лакайских родов - ишанходжа (род Ибрагимбека), бадракли, туртуул и байрам .

К ним присоединились казаки (узбекский род) и дурмены. Кроме того, перешли отряды таджиков Ибрагим-Командира, Бабаджана, Шохасана (из Газималика), и несколько афганских таджиков из числа сторонников Бачаи Сако - Гулям Хасанхан, Гулям Кадырхан и Мухаммад Хашимхан. Позже на советскую территорию перебрались еще несколько групп вооруженных эмигрантов - узбеков конграт, катаган, а также таджиков. 303 В числе перешедших были различные группы, в том числе небольшой «интернациональный» отряд из русских, осетин, евреев, который при переходе присоединился к группе Муллы Закира, Хайдара, Садот Максума (брата Фузайл Максума) и Усманкула (сына Давлатмандбия).304 Садот Максум, Мирзоназар, Чува Марка и другие курбаши были убиты во время переправы .

Итак, основные (но не все) силы Ибрагимбека перешли в СССР. В Афганистане остались Утанбек (конграт) с 400 джигитами, Мулла Куляб

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

(катаган) с 300 джигитами, Кокан (200 бойцов-катаганов) и др. Как потом удалось узнать, они в конце-концов примирились с афганцами и были амнистированы.305 Каковы же были намерения Ибрагимбека на советской стороне?

Вероятно, он надеялся укрепить свое положение в Восточной Бухаре и далее навязать Советам незначительную по накалу и расходам, но вязкую и латентную партизанскую войну, в то же время не расставаясь с вариантом достижения выгодного для себя мира. То есть, делать почти то же, чем он занимался перед этим в Афганистане. Он надеялся перевести конфликт в русло столь знакомой ему племенной войны .

Однако, Ибрагимбек встретил совсем другую страну. За время его отсутствия, на родине произошли разительные перемены. Если пять лет назад лакайский вождь покинул Восточную Бухару, которая хоть и входила в состав вновь образованной Таджикской республики, но все еще напоминала окраину эмирата .





Теперь же, в 1931 г. его взору открылась Таджикская ССР. Страна пережила войну и люди, несмотря на трудности, не желали возобновления конфликта. Повсюду были видны следы мирной жизни и восстанавливающегося порядка. Вполне отчетливо оформилась советская государственность, страна пережила НЭП, завершившую правовую реформу и добившуюся относительной демилитаризации общества. От остатков былой независимости бухарских руководителей-джадидов ни осталось и следа. Не было больше ненавистных басмачам джадидов и их правительства. К власти в Средней Азии пришли национальные организации большевиков, входившие в единую РКП (б). Подрастало новое поколение, для которого эмир и эмират были олицетворением отсталости и мракобесия. Конечно, власть была репрессивна, но в пережившем шок революции и гражданской войны среднеазиатском обществе порог восприимчивости насилия и несправедливости был низок. Репрессии, исходившие от государства, воспринимались как неизбежное зло. В корне изменилась и Красная Армия .

Ибрагимовцев встретили не отряды отчаянных, почти босоногих революционных красноармейцев, азартно бросавшихся в конную атаку при виде басмачей, а хорошо вооруженные, обученные, сытые и дисциплинированные полки. При встрече с конниками Ибрагимбека они спешивались, разворачивались в цепь, залегали и навязывали перестрелку. Большую роль в борьбе против басмачей сыграла авиация, базировавшаяся в столице – городе Сталинабаде. Помимо самолетов, эмигрантов поразило невиданное чудо - железная дорога. Ибрагимбек не мог не видеть, что народ устал от войны и желал мира любой ценой. Басмачество потеряло свою былую силу

– как физическую, так и идейную. Никто, кроме ближайших родственников и односельчан, не желал более добровольно платить налоги на содержание басмачей. Ибрагим, которому беглецы внушали, что население готово его

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

поддержать, не знал, что большевики разгромили оппозиционные политические партии, подчинили себе органы госбезопасности, которым вменялось борьба с остатками контрреволюции. В таких условиях, надежды басмаческих лидеров возобновить «джихад» образца 1920-х гг. против большевиков были обречены на провал. Да и сама власть укрепилась настолько, что могла позволить себе не вступать в переговоры и идти на уступки. Она была готова покончить с остатками басмачества самым решительным образом, без опаски вызвать нежелательную реакцию населения и международного сообщества .

Отряды были скованны тем, что им приходилось заботиться о своих семьях, которые числом 6 тысяч под сильным красноармейским конвоем двигались в сторону Сталинабада.306 Однако затем они отстали от семей и, разбившись на мелкие группы, отправились в родные места с тем, чтобы там – в Дангаре, Балджувоне, Гиссаре – добиться поддержки. Ибрагимбек полагал, что земляки-односельчане, которые перешли на сторону Советской власти накормят и укроют его бойцов, а если удастся – станут посредниками между ними и Советской властью .

Вместе с тем, Ибрагимбек, конечно же, не терял надежды на то, что земляки признают в нем лидера и восстанут против Советской власти. Он ждал также, что недовольные Советской властью Нусратулло Максум, Файзулла Ходжаев и другие постараются связаться с ним с тем, чтобы выступить совместно против СССР, или стать посредниками на переговорах с русскими.307 Надежды на массовую поддержку населения, однако, таяли день ото дня .

Несмотря на запрет Ибрагимбека, по мере продвижения по советской территории «афганцы» грабили магазины, совершали насилия и убийства мирных жителей. Им приходилось вступать в вооруженные столкновения с частями Красной Армии. Близ Сталинабада они убили летчика потерпевшего крушение самолета. Надо сказать, что власть была особенно чувствительна к жертвам среди русского населения.

Во время расследования все факты убийств эмигрантами русских тщательно уточнялись:

кто именно убил, при каких обстоятельствах и т. д. Все это делало надежду на мирный исход все более призрачной .

К тому времени, у советского руководства был готов план, согласно которому предполагалось представить появление Ибрагимбека с эмигрантскими семьями как спровоцированное англичанами и “реакционерами-афганцами” вторжение с целью организации всенародного восстания и свержения Советской власти в Таджикистане и во всей Средней Азии.

Исследователь истории гражданской войны в Таджикистане Мулло Иркаев писал:

«Английские империалисты на основе заблаговременно подготовлен

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

ного плана поручили Надир Хану для маскировки перед мировой общественностью создать видимость, что афганское правительство преследует басмаческие шайки на территории Афганистана.. .

Партийная организация и правительство республики, вовремя разгадав план басмачей, дало указание частям Красной Армии, принявшим и конвоировавшим семьи басмачей не дать возможность соединиться с бандами и по заранее намеченному плану, конвоировать их в направлении Шахринау».308 “Заранее намеченный план”, состоял, на наш взгляд, в скорейшей изоляции и депортации семей эмигрантов, а затем в организации “всенародной борьбы” с вооруженными группами с целью окончательной дискредитации басмачества. Борьба с “английским агентом” Ибрагимбеком нужна была для морального и юридического оправдания чрезвычайных, насильственных мер, широко применявшихся в стране для укрепления сталинского репрессивного режима. Естественно, советскую сторону не устраивал мирный исход завершающей страницы “ликвидации басмачества и зарубежной контрреволюции”. Поэтому она проигнорировала два предложения добровольной сдачи, сделанных Ибрагимбеком. В советской историографии циркулируют тексты листовок антисоветского содержания, выпущенных, якобы Ибрагимбеком. Подтвердить их подлинность невозможно. Однако настораживает тот факт, что они уж очень хорошо укладываются в сталинскую теорию обострения классовой борьбы по мере расширения строительства социализма. Советской пропагандой Ибрагимбек был объявлен не только сторонником эмира бухарского и кулаков, сопротивлявшихся коллективизации сельского хозяйства, но и орудием «международного империализма». Во всяком случае, история с возвращением Ибрагимбека стала ценным подарком для сталинского режима. В конце 1929 г. партия и правительство перешли к политике ликвидации кулачества как класса на основе сплошной коллективизации. В этом свете, обвинения в стремлении организации кулацкого мятежа и английского вооруженного вмешательства, для того чтобы через Афганистан свергнуть советскую власть в Средней Азии и создать буржуазное государство под протекторатом Англии, были как никогда кстати. Основанием для антибританской и антиафганской риторики было значительное охлаждение советско-афганских отношений, и наоборот сближение Кабула и Лондона при Надире (1929-1933 гг.) Разумеется, слухи об «английском следе» в действиях Ибрагимбека абсолютно не обоснованны. Английские власти и Надир были заинтересованы в ликвидации Ибрагимбека в такой же мере, как и советская сторона .

До самого момента пленения Ибрагимбека советскими властями, англичаИркаев М.И. Разгром последней басмаческой авантюры в Таджикистане в 1931 году//Ученые записки Таджикского Государственного Университета.-Т.2. Серия гуманитарных наук.Сталинабад, 1954. С.55 .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

не и афганцы опасались, что преследуемый Красной Армией на советской территории Ибрагимбек вернется обратно в Катаган и вслед за ним очередная (четвертая за предыдущие семь лет) советская военная экспедиция вторгнется в афганские пределы.309 Случись такое (бегство Ибрагимбека назад в Афганистан) Надир Хан наверняка бы снова обратился за помощью к Англии. Тем самым, англичане попали бы опять, как в 1925, 1929 и в 1930 гг. в щекотливое положение. И все же, англичане верили, что им удастся избежать прямого вмешательства в афганские дела. Хотя к тому времени СССР построил стратегическую железную дорогу Термез – Душанбе, по которой можно было доставить войска и тяжелое оружие прямо к афганской границе, Англия считала, что Советский Союз не готов идти на риск и еще раз нарушить территориальную целостность Афганистана. Английские чиновники полагали, что для Советов ввязываться в войну означало поставить под удар судьбу пятилетнего плана ради улучшения своих позиций в Афганистане. Поэтому, вполне резонно полагали они, СССР предпочтет военной интервенции мирное – дипломатическое и экономическое проникновение в Афганистан. В конце-концов они пришли к выводу, что восстановление Советской властью порядка, нарушенного приходом Ибрагимбека в Таджикистан «не будет представлять угрозы целостности северной провинции Афганистана» .
310 Другими словами, они желали Ибрагимбеку быть пойманным Красной Армией как можно быстрее. Если же этого не произойдет и лакаец все же вернется на левый берег, то, считали они, «немедленный арест Ибрагимбека афганскими властями и уведомление об этом советской стороны должно считаться правильным шагом, для того чтобы не давать повода для нарушения (советской стороной) афганской территории».311 В этом свете, можно считать позицию Англии в этом эпизоде почти безупречной и наоборот, обвинения Советской стороны в адрес англичан необоснованными .

На этом неясности, связанные с финальным эпизодом истории с Ибрагимом не кончаются. Дотошные англичане допускали, что ссоры Ибрагимбека и афганцев на самом деле не было. Они подозревали, что Ибрагимбек помирился с афганцами, и что афганцы сами способствовали уходу Ибрагимбека на советскую сторону. В этом случае уход выглядел как недружественная по отношению к СССР афганская акция. Если это так, рассуждали англичане, то подозрения советской стороны об агрессии Надира против СССР не лишены основания и следует ожидать ответной военной демонстрации со стороны СССР. Для англичан такая сделка, заключенная Надиром и Ибрагимбеком за спиной англичан была малоприятна. Впрочем, это была всего лишь гипотеза и сами англичане не верили в IOR/P&S/12/1551 P: 2884 Там же .

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

ее правдивость.312 На самом деле, как было указано выше, именно англичане фактически финансировали поход Шахмахмуда на север против эмигрантов. Другое дело, что они ограничились только оказанием помощи и не были посвящены в детали происходящей операции на севере .

В официальных источниках бытует версия о пленении Ибрагимбека силами ОГПУ при поддержке отряда местной самообороны во главе с Мукум Султаном. В самом деле, весь апрель, май и июнь 1931 г. отряды Красной Армии буквально по пятам преследовали Ибрагимбека. Сам Ибрагимбек на следствии признавался, что принял решение сдаться, причем сделать на своей родине, о чем и сообщил в своем письме командиру кокташского доброотряда. Утром 23 июня 1931 г., спустя почти 3 месяца после перехода, Ибрагимбек и его соратники были взяты без единого выстрела на берегу реки Кафирниган вблизи кишлака Исанбай, что на границе с Узбекистаном, примерно в 60 километрах на юго-запад от таджикской столицы. К тому моменту, остальные приближенные Ибрагимбека – Абдукаюм Парвоначи, Юзбай Аксакал, Мулла Джуракул, Мулла Ахмад, Абдурашидбий, Мулла Эшонкул, Эшон Токсабо и Хамбетали уже сдались Советской власти.

Официальная военная сводка сообщала:

«23.6.31 в 13.30 во время переправы на бурдюках на левый берег р .

Кафирниган в районе Ходжа Бул Булак 2-м дивизионом 10 кавполка ОГПУ совместно с доброотрядом Мукума Султанова313 был захвачен Ибрагимбек, Саиб командир и джигит Рахмат».314 С самого начала эта версия о «захвате» оспаривалась современниками-свидетелями этой истории. Они делали это в частных беседах, но не в открытую. В Таджикистане, вплоть до 1970-х гг. (когда еще были живы свидетели события) в неофициальном обиходе циркулировала версия не о захвате, а о добровольной сдаче Ибрагимбека. Как бы то ни было, Ибрагимбек был наконец, взят под стражу. На следующий же день он и его соратники были отправлены самолетом из Сталинабада в Ташкент, в особый (4-й) отдел Среднеазиатского Военного Округа (САВО) .

Фабрикация официальной версии продолжалась во время так называемого “следствия”. Ибрагимбеку и его соратникам было предъявлено обвинение по следующим статьям Уголовного кодекса УзССР: 58-й (вооруженное восстание или вторжение в контрреволюционных целях на советскую территорию вооруженных банд); 59-й (связь с иностранными государствами в контрреволюционных целях); 60-й (оказание помощи мировой буржуазии).315 Аналогичные статьи под номерами 58-2, 58-4 были в Уголовном кодексе РСФСР. По этой пресловутой 58-й статье в 1930-х гг .

были незаконно осуждены миллионы советских граждан. Бросается в глаМукум Султанов (1894-1975)– из туркмен. Участник установления Советской власти, ко

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

за и следующее несоответствие. Всю свою жизнь Ибрагимбек жил в Таджикистане, и должен был считаться гражданином этой союзной республики, но был судим почему-то в Узбекистане. Вероятно, власти опасались содержать Ибрагимбека в приграничном Таджикистане и потому срочно перевезли его в Узбекистан .

Следствие было закрытым и скорым. Где-то в середине следствия (примерно с 10 по 19 октября 1931 г.) допросы прервались. После их возобновления, тон показаний Ибрагимбека и его приближенных изменился .

Они стали явно оговаривать себя, каяться, превозносить Советскую власть, делать оценки и расставлять акценты в «нужном» направлении. Их последующие показания войдут в обвинительное заключение и, дальше, в официальный обиход. Наверняка, в это время (во второй декаде октября) к ним применяли методы физического воздействия (пытки). Следствие завершилось «признанием» Ибрагимбека, его раскаянием в совершенных преступлениях. В заключении следствия и в приговоре сдержатся обвинения, которые не имеют подтверждения в следственных материалах. Особенно бездоказательны обвинения в связи с Англией .

Следствие длилось чуть более года. Оно закончилось 13 апреля 1932 г. Пятнадцать ближайших сподвижников Ибрагимбека были расстреляны 10 августа, а сам он был казнен 31 августа 1932 г.316 Из проходивших по делу Ибрагимбека не был пощажен никто .

В июле 1931 г. на Второй чрезвычайной сессии ЦИК Таджикской

ССР были подведены итоги борьбы с басмачеством. В специальном обращении, сессия, отметив, что одержана историческая победа над бандами Ибрагимбека, предупреждала:

«Но, товарищи, классовая борьба еще не окончена. Мы работаем в обстановке ожесточенной классовой борьбы, перед нами новые ожесточенные классовые бои» .

Во время следствия над басмачами, по всему Таджикистану проходили массовые изъятия антисоветских элементов. В начале 1932 г. в ГПУ был составлен список из 380 человек. Нусратулло Максум и председатель СНК Таджикистана Хаджибаев были сняты с работы за то, что они «срывали ленинскую национальную политику, проводили буржуазно-националистическую линию в работе». В республике свирепствовали шесть отрядов Особого назначения.317 Маховик сталинских репрессий набирал обороты .

Вместе с ликвидацией Ибрагимбека басмачество фактически прекратило свое существование. Несмотря на свою силу и продолжительность, оно так и не стало массовым движением за свободу от правления иностранцев. Все 1920-е гг. в регионе было два не связанных между собой центра сопротивления: туркестанское движение националистов-пан

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ЖИЗНЬ ИГОДЫ ИЗГНАНИЯ

V: ДОЛГИЕ БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

тюркистов и религиозно-эмиристское повстанчество Бухары. Первое оказалось элитистским, замкнутым феноменом, неспособным вдохнуть свой реформаторский дух в народные массы. Оно было вынуждено бежать заграницу, в то время как второе, лишенное надлежащего культурного руководства, к началу 1930-х гг. превратилось в деструктивную силу, вставшую на пути инициированной извне модернизации общества .

В религиозно-эмиристском повстанчестве Восточной Бухары центральную роль играл Ибрагимбек. Он был мало похож на лидера военнополитического движения. Как и другие «робингуды» в которых не было недостатка у различных народов и культур, он явился, по выражению замечательного неомарксистского историка Эрика Хобсбаума, «социальным бандитом», 318 в котором воплотилось вековое стремление бедного, подавленного и обманутого аграрного населения к свободе, героизму и справедливости. Конечно «социальный бандитизм» Ибрагимбека не был направлен против богачей как в случае с его современником мексиканцем Панчо Вилла, или более старшим земляком таджиком Восеъ. Возвращал Ибрагимбек не имущество, а иллюзию восстановленного достоинства и справедливого наказания агрессоров и поработителей. Подобно Панчо Вилле, Ибрагимбек был повстанцем, в том смысле что он, поднявшись на волне массовой мобилизации, бросил вызов рутинной крестьянской пассивности, покорности и бездействию. Он был не столько лидером, сколько симптомом народного недовольства и массового неприятия новой власти .

Как указывалось выше, басмачи сыграли важную роль в мировой истории остановив продвижение большевисткой «мировой революции» на восток – в Афганистан и далее в Индию. Однако реальный вклад басмачей в освобождение Средней Азии ничтожен. Басмачество лишь указывало на наличие таких ценностей как свобода, равенство и справедливость, но оно не знало как их достичь .

See: Eric Hobsbawm Bandits. Weidenfeld & Nicolson, 2000 .

–  –  –

Глава VI:

ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ

История среднеазиатской эмиграции раннего советского периода окажется неполной без ее заключающей части, в которой мы постарается довести судьбу персонажей нашего исследования до наших дней, то есть до начала XXI века .

Пори дарье (за рекой) В 1929-1932 гг. в Кулябе начальником ГПУ был некто по фамилии Куфельд. Это был тот самый Куфельд, к которому пришел сдаваться Ибрагимбек в Ходжа Бул Булак1 в июне 1931 г. Кулябцы, многие из которых стали мухаджирами именно из-за этого человека, вспоминали, что в жаркую погоду Куфельд (как впрочем многие красноармейцы) любил ездить верхом в нижнем белье по окрестным кишлакам. Его главной заботой было выявлять врагов Советской власти. Как-то он вызвал на допрос председателя одного из вновь образованных колхозов по имени Мухаммад Касир .

Причина, вызвавшая настороженность бдительного чекиста была в том, что Мухаммад Касир читал намаз в рабочее время. После первого разговора, закончившегося ссорой, председатель счел необходимым бежать – благо граница рядом. Что он и сделал в 1931 г. В Афганистане Мухаммад Касир обосновался сначала в приграничном Чаябе (Чахи-и Абе), а затем был отправлен вглубь, в Баглан, где в 1941 г. у него родился сын – Башир .

Господин Башир Баглани был в 1980-х гг. министром юстиции прокоммунистического Афганистана. Он был единственным выходцем Таджикистана, добившимся высокой правительственной должности в Афганистане. В 1990 г. он вышел в отставку, а после вывода Советских войск, в 1991 г. был вынужден бежать (или вернуться?) в Таджикистан, где он образовал свою фирму «Хатлон». Автору посчастливилось провести несколько встреч с господином Баглани в 1991 и 2006 гг. и восстановить с его помощью некоторые моменты истории среднеазиатских эмигрантов периода с 1930-х до 1990-х. гг.2 Другим важным источником истории эмиграции этого периода явилось исследование Одри Шалински, основанное на полевых исследованиях 1975-1977 гг., проведенных в общинах ферганцев (выходцев из Касана) в афганском Кундузе и в 1990 г. в пакистанском Карачи.3 В некоторых источниках это место упоминается как Ходжа Булбулон Во время второй гражданской войны в Таджикистане, в середине 1990-х, Баглани снова становится эмигрантом - переселяется в Германию где находится по настоящее время. Время от времени он навещает своих родственников в Душанбе .

Shalinsky А., Long Years of Exile: Central Asian Refugees in Afghanistan and Pakistan. LanhamNew-York-London: University Press of America, 1994 .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www .

pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ По словам Башира Баглани, на момент советского вторжения 1979 г., среднеазиатская эмиграция была компактно расселена в 11 (из 23) провинциях Афганистана включая Кундуз, Джузджан, Баглан, Бадахшан, Тахар, Саманган и др. Он считает, что большинство эмигрантов составляли именно таджики, а не туркмены и узбеки.4 Шалински пишет, что Кундуз, который до 1930-х гг. имел репутацию заброшенного угла, стал своего рода афганской Калифорнией именно благодаря эмигрантам из советской Средней Азии. Эмигранты составляли около половины жителей этой провинции. По традиции, эмигранты определялись скорее по месту происхождения, чем национальности. Они называли себя бухарцами, ходжентцами, каратегинцами, самаркандцами, ташкентцами, наманганцами, касанцами, кокандцами, кулябцами, гиссарцами, катта-курганцами и т. д. В Афганистане, эмигранты из советской Средней Азии выделяли себя и были выделяемы другими. Они сохранили свою - отличную от местных соплеменников – идентичность. Эти люди (таджики, узбеки, туркмены и казахи) стали обозначатся общим названием «мухаджиры». Помимо этого, они продолжали именоваться по месту происхождения, главным образом как «фаргоначи» и «бухорои». Интересно, что название «туркистони» (то есть «туркестанец») ими почти не употреблялось. Название «бухорои», то есть «бухарец» было предпочтительней всех других, так как репутация Бухары в мусульманском мире всегда ставилась очень высоко. В частности, паломники в Мекку, а также те, кто перебрался в Саудовскую Аравию на постоянное место жительства, предпочитали называть себя «бухорои», даже если они были родом из других местностей Средней Азии.5 Мухаджиры в Афганистане образовывали новые селения или присоединялись к уже существующим. Горожане предпочитали жить в Герате, Кабуле, Мазари Шарифе и других крупных городах. Живя рядом афганцами, мухаджиры выработали общий с ними диалект, образ жизни, не теряя впрочем, своих более глубоких, не-афганских культурных корней и традиций. Следуя исламской традиции, местное население в целом положительно воспринимало мухаджиров, в то время как официальные власти, особенно после событий 1929-1931 гг. относились к выходцам из советской Средней Азии, особенно узбекам, настороженно.6 Несмотря на тот факт, что большинство населения северного Афганистана составляли такие же переселенцы – эмигранты и беженцы покинувшие северный берег Аму в XVII - XIX веках, только жертвы коммунистического режима считали себя кораническими мухаджирами. В известной мере о них можно Вероятно, он считал таджиками всех, кто говорил на дари, включая узбеков .

Shalinski А., Op. cit.13. Исход ферганцев и бухарцев из Афганистана в Саудовскую Аравию усилися сразу после прихода к власти коммунистического правительства в 1978 г .

Shahrani М. N., “Resisting The Taliban And Talibanism in Afghanistan: Legacies Of A Century of Internal Colonialism And Cold War Politics in a Buffer State” Perceptions. Journal оf International Affairs December 2000-February 2001 Volume V - Number 4. Available at: http://www.mfa.gov.tr/ grupa/percept/V-4/shahrani.10.htm

–  –  –

говорить и как об афганцах и как об отдельной, специальной группе (или группах), не имеющей своей родины и национального государства. В целом ряде случаев, пришельцы 1920-х и 1930-х гг. имели общие племенные названия с теми, кто уже жил к тому времени в Афганистане. Узбеки например нашли на афганской территории племена родственных им мангытов, кипчаков, дурменов, катаганов и пр. Однако, последние (афганские узбеки) всегда отмечали «неафганское» происхождение пришлых узбеков. Не всегда отношения между ними складывались дружелюбно. Баглани указывал, что в быту, афганцы иногда пытались дискриминировать мухаджиров, обвиняли их, говоря: «шумо оби дахони рус хурдед» («вы пили из одной чаши с русскими»). В ответ, мухаджиры подчеркивали свое превосходство в культуре земледелия, отчасти заимствованной, кстати, у русских. В частности, они посмеивались над афганцами из-за их незнакомства с «селками» (сеялками)7. Шалински также добавляет, что в соревновании с другими этнополитическим и культурными группами, мухаджиры Средней Азии старались подчеркивать свою безупречную религиозную репутацию, подразумевая, что они действовали согласно предписаниям религии .

Мухаджиры внесли заметный вклад в развитие экономики, культуры и окружающей среды Афганистана. Начать надо с того, что Аманулла Хан нуждался в образованных людях, на которых он мог бы опираться в своей реформаторской политике. Многие бухарцы нашли себя в образовании, администрации, науке и культуре страны, давшей им приют. Взять, к примеру, Хашима Шаика (1882-1954). Он известен также как Шаик Афанди, Мухлисзаде, Мухаммадхошим Шоик. В Бухаре и позднее в Афганистане он был известен как дипломат, писатель и ученый. Х. Шаик родился в Маргелане в семье писателя Мухаммад Якуба Мухлиса. Он был в числе первых бухарцев, получивших образование в Дорулмуаллимин (педагогическом университете) в Анкаре. Закончив курсы педагогики, арабского языка, экономики и литературы, Шаик вернулся в родную Бухару в 1919 г .

Хашим Шаик являлся глубоким знатоком поэзии и ислама. Он был последователем ордена Накшбандия. В январе 1922 г. Шаик был назначен послом Бухары в Афганистане, но уже в июне следующего года принял решение не возвращаться в Бухару. В 1922-1923 гг. он сотрудничал с Осман Ходжаевым и Тоганом, когда те находились в Афганистане. Однако в дальнейшем он расходится с «туркестанцами» из ТНО и остается в Афганистане. С 1923 г. Шаик, по просьбе Амануллы работал на руководящих должностях в университетах Дорултаълиф, Дорулмуаллимин, Кабульском университете и в различных лицеях. С 1924 по 1934 гг. он издавал литературный журнал «Оинаи ирфон». В 1929 г. Шаик женился на родственнице Из личной беседы автора с таджикским журналистом C. Саидовым, встречавшимся с мухаджирами в Афганистане в 1970-х гг. Встреча с Саидовым происходила в январе 2007 г .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ Амануллы Хана, внучке афганского сардара Насруллахана Наибусалтана, дочери сардара Азизуллахана, который служил послом Афганистана в Иране. В Афганистане Шаик известен как автор многочисленных статей и книг о персидской литературе, переводов с французского, турецкого, арабского.8 Он был одним из лучших знатоков мистической поэзии Бедиля .

Сам Хашим Шаик писал стихи, подражая своему кумиру в стиле «сабки хинди». Каждый год, в день четвертого сафара, в день именин (мавлуд) Абдулкадира Бедиля, в доме Шаика устраивались поэтические вечера и чтения произведений этого персоязычного поэта Индии. В истории Афганистана бухарец Хашим Шаик прославился как первый ученый-педагог, который поднял дело преподавания педагогики в Афганистане на современный уровень. Автор книги по истории афганской журналистики Мухаммадхайдар Жубал писал, что бывший джадид Шаик был ведущим афганским специалистом области образования. Помимо преподавания педагогики и психологии, Шаик заложил основы изучения истории афганской литературы.9 Славный сын Бухары скончался 20 октября 1954 г. (по другим сведениям в 1961 г.) Хашим Шаик похоронен в центре Кабула, у подножья горы Осамои. Как упоминалось выше, его племянник, Атаджан (Пайрав) Сулаймони возвратился в Таджикистан и стал известным поэтом – «таджикским Маяковским». Дочь Пайрава – Гулчехра Сулаймонова (р. 1928) стала известной таджикской поэтессой, автором стихов для детей. Ее афганская тетка - дочь Шаика Нафиса Мубариз - также стала поэтессой, главным редактором журнала для женщин Афганистана. Нафиса, как и дочь бывшего эмира Бухары Алим Хана Шукрия, была одной из самых образованных афганских женщин.10 Так, без всякого преувеличения можно сказать, что верхушка бухарской (таджикской) эмиграции составила цвет культурной элиты Афганистана .

Выходцы из Мовароуннахра внесли достойный вклад и в развитие сельского хозяйства Афганистана. Каракулеводство Афганистана целиком обязано эмигрантам первой волны. Начало ему дали великолепные стада, принадлежавшие Алим Хану. Афганское хлопководство также развивалось под влиянием успехов этой отрасли в Ферганской и Вахшской долинах. Эмигранты второй волны особенно ферганцы были в целом более образованны и модернизированы, чем местные афганцы. Достаточно упомянуть, что они дали начало выращиванию кукурузы, свеклы, развили шелководство, значительно увеличили поголовье знаменитых гиссарских овец, улучшили каракулеводство и производство ковров. Знакомые с более передовыми способами ведения сельского хозяйства, мухаджиры знаСм.: Сайфулло Саиди «Хошим Шоик аз Бухоро буд» Адабиет ва Санъат, №3, 1992, 16

–  –  –

При талибах (1996-2001) Нафиса Мубариз уехала с семьей во Францию где и скончалась. С .

Саидов «Соединяющий сердца…» Аsia-Plus, №49 (359). 2006, 7 декабря .

–  –  –

чительно укрепили экономическое положение севера Афганистана. Именно под влиянием развития хлопководства в Таджикистане и Узбекистане, северный Афганистан стал возделывать «Спинзар» (белое золото) на экспорт. В Баглане до сих пор помнят крепкого хозяина, богатого и неутомимого Эшона Пиллу – узбека из Ферганской долины. «Пилла» - значит «шелкопряд». В самом начале 1930-х гг. молодой Эшон перебрался на афганский берег с небольшим стадом знаменитых гиссарских овец и несколькоми мешками коконов шелкопряда. Именно он наладил производство знаменитых шелковых тканей на своей новой родине. Его зятем стал афганский узбек Абдурауф Максуди, бежавший в США в 1980-х гг. во время советского вторжения в Афганистан. После развала СССР гражданин США Максуди стал председателем правления Общества зарубежных узбеков. В 1990-х гг. А. Максуди стал частым гостем в Узбекистане. Его сын Мансур (внук Эшона Пиллы) вскоре женился на дочери Президента Узбекистана Ислама Каримова Гульнаре. В настоящее время в Ташкенте, в семье президента Узбекистана подрастают правнуки Эшона Пиллы .

Жизнь эмигрантов «пори дарьеи» (тех, кто из-за реки) в северном Афганистане осложняли взаимоотношения с крупнейшей этнической группой этой страны – пуштунами. Этот народ традиционно преобладал в южных и восточных провинциях. Массовое переселение пуштунов в Афганский Туркестан началось еще в правление Абдурахмана (1880-1901 гг.) .

Причем, переселялись в первую очередь пуштунские бунтари из неспокойных южных провинций и платой за лояльность им служили лучшие земли северян. Эта политика продолжалась во время Надир Шаха и Захир Шаха с 1930-х до 1970-х гг.

При этом, вновь прибывшим (или как их называли:

«накилин») отводились тысячи гектаров земли, которые конфисковывались у таджиков и узбеков.11 Пуштунизация сопровождалась уничтожением местных памятников архитектуры, письменных источников. Менялись и географические названия, связанные с местной культурой. С карт страны исчезла, например провинция Катаган. Из обихода также было выведено и название «Афганский Туркестан». Взамен тюркских, водились новые названия на языке пушту. В такой ситуации насильственной пуштунизации, эмигранты были вынуждены скрывать свое неафганское происхождение.12 Язык дари (таджикский) был и остается наиболее распространенным в Афганистане. По этой причине пришлым таджикам и двуязычным ферганцам, бухарцам удавалось легче приспособится к новым условиям .

Самые образованные из них служили чиновниками, учителями. Узбеки Shahrani М. N., Resisting “The Taliban And Talibanism In Afghanistan: Legacies Of A Century of Internal Colonialism And Cold War Politics in a Buffer State” Perceptions. Journal Of International Affairs December 2000-February 2001 Volume V - Number 4 http://www.mfa.gov.tr/grupa/percept/ V-4/shahrani.10.htm Ibid .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ же должны были учить дари и пушту, чтобы общаться с соседями и выжить. Они адаптировались в Хорасане гораздо труднее из-за своего неиранского происхождения. Узбекский язык в Афганистане вплоть до 1960х гг. был под фактическим запретом. По мнению Рузи Назара, культурная часть узбекской эмиграции очень скоро поняла, что пуштунский шовинизм много хуже русского. По этой причине, узбекская интеллигенция не задерживалась в Афганистане. Постепенно, она начала выезжать из Афганистана в Турцию, Саудовскую Аравию, Индию. Один из лидеров узбекской эмиграции Усман Ходжаев пытался образовать эмигрантский центр в Индии, но без особого успеха. Разочарованный, он покинул Афганистан в 1926 г. Усман Ходжаев, впрочем прекрасно говорил по-таджикски. Его отъезд был связан с тем, что городская, образованная часть среднеазиатской эмиграции считала Афганистан недостаточно развитой страной. Отток из Афганистана в Европу до Второй мировой войны был крайне ограниченным .

В целом, эмигранты были склонны отождествлять себя скорее с мусульманством, чем с афганской национальностью или таджикской или узбекской этничностью или пантюркизмом либералов из ТНО. Со временем, они установили устойчивые преемственные связи между поколениями, сохранили коллективную память о стране своего происхождения, передавая из уст в уста рассказы, легенды и предания о жизни «пори дарье»

и борьбе своих отцов и дедов против большевиков. Эти истории были окрашены мученическим ореолом. Неудивительно, что в этих легендах особой приязни к русским не выражалось. Указанные особенности отличали эмигрантов от их собратьев по ту сторону реки, для которых религия была объявлена «опиумом для народа» и взамен ее предлагалась другая –коммунистическая. Главным проводником новой религии явилось мощное государство – Советский Союз, занимавший одну шестую часть планеты .

При этом, новое социалистическое государство дало мощный толчок к стремительному экономическому росту. Повсеместно в Советской Средней Азии росли промышленные предприятия, строились города, дороги, больницы, школы. Заслуга в модернизации края принадлежала русскому народу. Забыть об этом было невозможно .

Неудивительно, что жители Советской Средней Азии и их собратья по другую сторону реки постепенно отделялись друг от друга. Они стали по-разному понимать и интерпретировать историю. Видимо по этой причине, несмотря на снятие российского контроля и обретенную независимость в 1991 г., таджики, туркмены и узбеки по обе стороны реки не выработали совместного объединяющего национализма .

Большинство эмигрантов занималось мирной жизнью, стараясь не нарушать предписаний Корана, сохранять и развивать свою религию. Эмиграция, в целом, предпочитала молитву политическому действию. Наряду с политически пассивным и нейтральным большинством в Афганистане PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ были и непримиримые, к которым относились бывшие эмирские чиновники, приверженцы Ибрагимбека, а также более светские, мобильные и политически активные лидеры типа Фузайл Максума, Шермухаммада, Ачила, Хамракула и некоторых других курбаши. Они ждали удобного случая, чтобы взяться за оружие и возобновить борьбу против Советской власти .

Антисоветские эмигрантские структуры в Афганистане дали о себе знать во время Второй мировой войны.13 Еще со второй половины 1930-х гг. гитлеровцы и японские милитаристы начали проникать в Иран и Афганистан с намерением потеснить СССР и Англию, традиционно главенствовавших в этом регионе. Афганистан, в свою очередь, надеялся на помощь Германии в деле модернизации своей армии и восстановления экономики. В 1936-1938 гг. Германия предоставила Афганистану несколько крупных кредитов, а 3 августа 1939 г. стороны подписали торговое соглашение. В предвоенные годы немцы построили для афганцев несколько крупных промышленных предприятий. К началу войны Кабул был должен Берлину не менее 125 миллионов марок.14 Поначалу Германия и СССР мирно уживались в Афганистане. После заключения пакта Риббентропа-Молотова в августе1939 г. обе страны оказались не просто партнерами, но и друзьями. Общим их врагом был назван «англофранцузский империализм». Именно тогда агенты абвера, желая отомстить англичанам за поражение в Первой мировой войне стали подбираться к Индии. В частности, вермахт приступил к созданию добровольческого Индийского легиона. Легион задумывался как ядро будущей Индийской национальной армии, которая, как полагали немцы, будет сформирована после начала наступления вермахта на Ближний Восток и Индию .

В это индийское добровольческое подразделение вошли военнопленные индусы, захваченные во время боев в Северной Африке. Руководил созданием легиона бывший адвокат из Калькутты Субхас Чандра Бос.15 В начале 1941 г. при помощи абвера и советской разведки Бос бежал из Индии через Афганистан и Москву в Берлин. В фашистской Германии он называл себя себя «лидером индийского правительства в изгнании» и «президентом Индийского национального конгресса» .

27 сентября 1940 г. Германия, Италия и Япония подписали акт об образовании «оси» Берлин-Рим-Токио, согласно которому Японии предосСм. напр.: Кузнец Ю. Л. «Мародеры» выходят из игры. Москва: Интерпракс, 1992; Тихонов Ю. «Михаил Алахвердов резидент советской разведки в Афганистане в годы Великой Отечественной войны» http://www.whoiswho.ru/russian/Password/journals/31999/allahverdov.htm Кузнец Ю. Л. «Мародеры» выходят из игры. С.125 .

Субхас Чандра Бос (1897-1945). Немцы при помощи советского посольства в Кабуле через территорию СССР весной 1941 г. перевезли Чандра Боса в Германию. С их помощью Бос создал в оккупированной Японией Бирме «Индийскую национальную армию», воевавшую против Великобритании на стороне Японии. Тем не менее, Бос, как ярый противник Англии, продолжал находится в поле зрения советской разведки вплоть до своей загадочной смерти в 1945 г .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ тавлялась свобода действий в Азии. Однако через полгода, в апреле 1941 г. Токио подписал акт о ненападении с Москвой, не согласуя его с мнением Германии. В результате, между двумя союзническими государствами возникло напряжение. Япония не проявляла антисоветской активности в Афганистане и Иране и не делилась с немцами имеющейся у нее секретной информацией. После нападения Германии на СССР в июне 1941 г., ситуация изменилась и СССР и Англия из врагов превратились в союзников. Для Японии германская агрессия была неожиданностью. Она решила отказаться от планов немедленного нападения на восточные территории СССР и сосредоточилась на юго-восточном и тихоокеанском фронтах. В Средней Азии она интересовалась только Восточным Туркестаном и только потому, что он был частью Китая. В результате, Германия оказалась единственным игроком из «оси» в Афганистане.16 Объективно, она была куда слабее Англии и СССР, которые имели прочные позиции в этом регионе. Это предопределило весь ход дальнейших событий. В июле 1941 г. агенты абвера Обердорфер и Брандт были ликивидированы афганской полицией, которой оказывали помощь спецслужбы Англии. После этого инцидента последовали аресты афганцев, заподозренных в сотрудничестве с немцами. В результате, абверу не удалось перебросить своих агентов в Вазиристан и поднять там восстание пуштунов.17 После рассторжения пакта Риббентропа-Молотова Германия стала рассматривать Афганистан не только как плацдарм для возможного проникновения в Индию, но и как базу для подрывных действий против СССР. Вдобавок, фашисты Италии и Германии заключили соглашение с бывшим королем Афганистана Амануллой. Живший в изгнании в фашистской Италии экс-король обязался помочь странам «оси» спровоцировать всеобщее восстание пуштунов на индо-афганской границе в надежде вернуть себе трон .

В годы Второй мировой войны Англия и СССР активно сотрудничали в Иране и в Афганистане. 18 Стремление противостоять общему врагу (Германии и Японии) привело к тому, что 25 августа 1941 г. СССР и Англия ввели свои войска в Иран. При этом, СССР ссылался на советскоиранский договор 1921 г. Согласно этому соглашению, Иран обязался не допускать превращения своей территории в базу для военных выступлений против РСФСР и предоставлял советскому правительству право ввести в Иран свои войска, если это условие будет нарушено. Ввод советских и английских войск в Иран привел к тому, что 16 сентября 1941 г. прогерAndican, Ahat. Op. cit., 544 .

См. Тихонов, Юрий. Тайная война со странами фашистской «оси» // Азия и Африка сегодня .

2002, N 12. C.44-52. http://www.agentura.ru/forum/archive2004/10358.html Оришев А. Б. Политика фашистской Германии в Афганистане накануне и в годы второй мировой войны (1933-1943 гг.)

Автореферат канд. ист. Наук. Воронеж-1998 http:// dissertation1.narod.ru/avtoreferats/avtoref106.htm

–  –  –

манский Реза Шах отрекся от престола в пользу своего сына Мухаммада Реза Пехлеви, а в конце 1942 г. в Иран были введены войска США. Оккупация Ирана затрудняла положение немцев в Афганистане .

Согласно плана «Барбаросса» Германия не рассматривала советскую Среднюю Азию как объект немедленного захвата и потому предпочла ограничиться подрывной деятельностью и сотрудничеством с потенциальной «пятой колонной», которую она видела в эмигрантах. При этом, имея ввиду возможность, в будущем, ведения боевых действий и выброску десанта на территории к северу от Аму Дарьи, немцы предпочитали действовать в одиночку, без использования каналов, которыми пользовались японцы и турки. С августа 1937 г. до самого окончания войны 9 мая 1945 г. послом Германии в Кабуле был Ганс Пильгер, в штате которого был резидент абвера Расмус.19 18 июля 1941 г. Пильгер в рапорте своему начальству предупреждал о трудностях, которые ожидали немцев. Во-первых, это надежная охрана афганской границы с советской строны, которая ставила непроходимый заслон для проникновения диверсионных групп на советскую территорию. Вторая проблема заключалась в строгом контроле афганским правительством своих северных территорий с целью пресечения антисоветской деятельности. Он писал, что узбеки и туркмены находятся под неусыпным наблюдением афганской полиции.20 Уже после войны, в 1945 г., бывший посол Германии в Кабуле подробно рассказал советским следователям в Москве о своей среднеазиатской агентуре. Его признания, а также материалы советской военной разведки затем легли в основу книги Юрия Кузнеца «Мародеры» выходят из игры», вышедшей в 1992 г. Откровения Пильгера не были новостью для советских чекистов, так как они заранее внедрили своего агента германскую резидентуру. Этот человек упоминается Кузнецом как Саид Акбархан Махмудбек или «Язучи» (с узбекского: писатель). Не подозревая об этом, в августе 1941 г. немецкая разведка завербовала его, памятуя о том, что он еще до войны имел связь с абверовцами и слыл ярым антисоветчиком. 21 Ахат Андижан, в свою очередь, упоминает человека с именем Махмуд Айкарлы, который первым вошел в контакт в немцами в октябре 1941 г.22 Есть все основания предположить, что речь идет об одном и том же человеке. В книге Андижана он упоминается также как Махмуд Садыков, Бахрам Ибрагимов, Махмуд Ализаде и Йоксул. Турецкий паспорт на имя Айкарлы он получил в турецком посольстве в 1934 г. в Кабуле .

Выходец из Самарканда, он был образован, прекрасно владел, кроме родных таджикского и узбекского, еще и русским и немецким языками. Он

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ «бежал» из СССР в Иран в 1932 г. и сразу был письменно представлен Чокаеву, Тогану и Усман Ходжаеву Муфтием Садриддинханом - авторитетным лидером эмигрантов в Мешхеде. Андижан считает с 1932 до 1954 гг. этот человек был советским агентом внедренным в эмигрантскую среду в Иране, Афганистане и в Северной Индии.23 В 1934 г. Айкарлы (будем его впредь называть именно этим именем) вместе с Муфтием Садриддинханом перебирается в Афганистан. Вскоре он женится на дочери самаркандского курбаши Хамракула.24 Постепенно ему удается оттеснить Муфтия Садриддинхана и стать главной фигурой либеральной эмиграции в Афганистане и Иране. В Турции он не был, ограничиваясь перепиской с Чокаевым и другими лидерами ТНО .

Айкарлы не ограничивался деятельностью на территории Афганистана. По соглашению с японцами, которые в переписке ТНО значились как «узакбаи», а их военный атташе при посольстве как «кишлакбай», Айкарлы стремился внедрить агентов ТНО в китайский Синьцзянь. На самом деле он был «карающей рукой Москвы», устраняющей опасных врагов Советской власти. В июне 1936 г., после встречи с «кишлакбаем»

Айкарлы имел беседу с неким Шайхом Абдурахимом, снабдил его деньгами и оправил в Кашгар «бороться против китайцев». На самом деле этот шайх был никем иным как таджикским басмачом Фузайл Максумом. Айкарлы предупредил советского консула в Кашгаре, а тот – китайские власти. При пересечении границы Фузайл был схвачен дунганскими солдатами и передан советскому консулу. В дальнейшем Фузайл Максум из Метаниона, мечтавший о создании независимого Каратегинского бекства, был переправлен в Советский Союз, допрошен, и казнен.25 Кузнец пишет, что благодаря Махмудбеку (Айкарлы) диверсионные группы своевременно засекались, а содержание переговоров в немецком посольстве немедленно передавалось советскому резиденту под псевдонимом Заман. 26 Язучи-Айкарли помог выявить и арестовать десятки афганцев, узбеков и таджиков, работавших на немцев. Среди них были, помимо упомянутого выше Фузайл Максума и члены семьи Алим Хана, включая одного из его сыновей .

Летом 1937 г. Айкарлы был арестован кабульским правительствои по обвинению в шпионаже в пользу СССР. Гулам Хайдар, пасынок Куршермата, который приехал в Кабул из Стамбула навестить родственниПо возвращении в СССР в 1954 г. Махмуд Айкарлы- Саид Акбархан Махмудбек написал и издал несколько книг и статей. Именно Айкарли способствовал разоблачению «Туркестанского легиона» и распространению слухов о том, что Чокаев был отравлен Каюмханом .

Andican, Ahat. Op. cit.,347 .

Andican, Ahat. Op. cit.,348 .

На самом деле это был Михал Андреевич Алахвердов (1990-1968), генерал-майор КГБ,

–  –  –

ков, узнал в нем Махмуда Садыкова, студента «комсомольской школы» в Узбекистане.27 Однако вскоре он был отпущен. Андижан считает что не обошлось без вмешательства советской стороны. В середине 1942 г. Айкарлы арестовывался еще раз, но был отпущен после того как были произведены массовые аресты эмигрантского подполья, о которых речь пойдет ниже .

В октябре 1941 г. правительства СССР и Англии потребовали от афганского правительства пресечь подрывную деятельность разведок Германии и Японии. Угроза повторения иранского варианта (с вводом войск СССР и Англии) заставила афганские правящие круги согласиться с этими требованиями. 5-6 ноября 1941 г. в Кабуле состоялась Лоя Джирга (Великое собрание племенных вождей и других знатных афганцев), на которой было объявлено, что страна занимает нейтральную позицию во Второй мировой войне. Было также принято решение выдворить из страны всех итальянцев и немцев, кроме официальных дипломатических представительств. 28 Туркестанцы из Турции не были частыми гостями Афганистана. Они чувствовали себя неуютно в этой стране, так как в здешней эмигрантской среде доминировали эмиристы, для которых джадиды были главными противниками. Наезжавшие изредка вожди туркестанцев, в том числе Усман Ходжаев, особых успехов в деле распространения пантюркизма не достигли. Их журналы, без обязательного для мусульман «бисмиллаху рахман ур-рахим» на первой странице, игнорировались. В свою очередь, туркестанцы считали афганцев фанатиками-консерваторами. Это было, по сути, продолжением противостояния бухарских кадимистов и джадидов .

Кадимистов Кабула возглавлял Мубаширхан Тарази,29 чей сын Насрулла был женат на дочери Алим Хана. Тарази находился на службе правительства Афганистана и ведал надзором над делами эмигрантов из Средней Азии.30 По словам Рузи Назара, Тарази был родом из Намангана, долго проживал в Ташкенте. В Афганистане он был близок к правящей династии и вроде преподавал какие-то науки членам королевской семьи. Рузи Назар считал его религиозным фанатиком, не разделявшим идей пантюркизма .

Баглани, Ахат Андижан, Рузи Назар и Кузнец свидетельствуют, что эмиристы во главе с Тарази сотрудничали с немцами и готовили возвращеAndican, Ahat. Op. cit.,349-380 .

Оришев А. Б. Политика фашистской Германии в Афганистане накануне и в годы второй

–  –  –

южный Казахстан). Рузи Назар считает его наманганцем. Вероятно он был таразцем, но наманганцем по происхождению, так как город (крепость) Тараз был основан кокандцами в XVIII веке и населен преимущественно наманганцами .

Andican, Ahat. Op. cit.,376 .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ ние в Бухару. Кузнец пишет, что из героев нашего исследования в списке германской резидентуры оказались Куршермат (кличка «Ханза»)31 и Халифа Кызыл Аяк («Мерседес»). Кроме них были завербованы Абдусатторбай («Неу»), Мавлави Абдулрауф («БМВ»), Абдул Ахад («Хорьх»), Джилавбой («Виктория») и другие. Алим Хан значился в немецкой переписке как «Ауди». Куршермат-Ханза был центральным германским агентом. По другим источником главным агентом был Тарази. Вероятно, Тарази, как «саид» был вроде официального «хана», а конкретную деятельность осуществлял Шермухаммад. Именно через них немцы выходили на эмигрантов, проживавших на севере. Они называли неутомимого ферганца «гауляйтером северных провинций»32, а его агентов, в том числе Халифу Кызыл Аяка

– «унтерфюрерами».33 Туркменский «унтерфюрер» Кызыл Аяк утверждал, что многотысячный вооруженный отряд туркменов готов по призыву правительства Афганистана «освободить» Туркмению .

Баглани дает похожую картину. По его словам, в Кабуле и на севере был создана эмигрантская прогерманская организация. Его возглавлял приближенный Алим Хана Саид Мубашир Тарази.34 Ему подчинялись Бадриддинхон Тура, Джобир Букка, Шамсиддин Толиб (последний – бывший сторонник Ибрагимбека, родом из балджувонских тюрков) и еще пара десятков видных эмигрантов. Группа Мубашира Тарази в немецких документах обозначалась как организация «Фаал» или «Унион». Баглани говорил, что целью эмиристов было восстановление эмирата Бухары, но на престол предполагалось посадить не Алим Хана, которого не посвящали в подробности плана, а Тарази, который был помолвлен с одной из дочерей бывшего эмира. Ахат Андижан приводит несколько другие сведения. Он называет эту организацию «Ла марказия-и хукумат-и Туркистон» («Центральное правительство Туркистана»). Хотя автор сомневается, что эмиристы-бухарцы стали бы называть организацию именно таким образом (то есть Туркестаном). Однако остальные сведения, приведенные Андижаном заслуживают доверия. По его словам, правителем «Туркестана»

должен был стать сын Алим Хана принц Умар Хан, премьером – Насрулла - сын Тарази и зять Алим Хана, а военным министром – Шермухаммад (Куршермат). Акраму Кари обещали портфель министра финансов, а Хабибуллахану Туре – должность министра образования.35 Сам Тарази, По другим сведениям, под кличкой «Ханза» скрывался Саид Мубашир Тарази, о котором речь пойдет ниже .

Гауляйтер: должностное лицо в нацистской Германии, осуществлявшее всю полноту власти на вверенной ему административно-территориальной единице .

Кузнец Ю. Л. «Мародеры» выходят из игры, с. 78-80. Унтерфюрер: собирательное название командиров отделений, численностью 7-15 человек .

Приставка «саид» означает принадлежность к потомкам Пророка Мухаммада. Однако, в

–  –  –

как официальный предствитель афганского правительства не стал включать себя в это «правительство в изгнании». Упоминались и другие имена эмигрантов, вошедших в «правительство»: Тага Хан, Кудратуллахан, Шамсиддин Вакил-бывший помошник Ибрагимбека (у Баглани он означен как Шамсиддин Толиб, см. выше), памирский киргиз Камчибек, туркмен Кызыл Аяк и др. Андижан подчеркивает, что эта организация не имела ничего общего с ТНО и действовала отдельно.36 Он также пишет, что немцы связались с Тарази и его группой только после того как был арестован Айкарли в мае 1942 г. Баглани говорит примерно о том же. Это могло означать, что именно Айкарлы вывел группу Тарази- Куршермата на немцев, с тем, чтобы сдать потом все эмиристско-басмаческое подполье афганцам и СССР. Баглани утверждал, что Тарази получал деньги и инструкции от германской миссии и должен был наладить связь с советской Средней Азией и готовить вступление германских войск в Таджикистан, Узбекистан и Туркмению. Ганс Пильгер писал, что только в Баглане у эмигрантов было всего 1000 бойцов. Из них 800 конников, вооруженных Андижан оценивал общую военную силу труппы Тарази в 10-15 тысяч.37 По мнению Баглани, вторжение планировалось осуществить по трем направлениям: Фархор, Сараи Камар и Дашти Джум (современный Куляб). Это направление было излюбленным у басмачей 1920-х гг .

Разумеется, практическая реализация этого плана была маловероятна, так как доставка средств и оружия были затруднены в силу отдаленности немецкого фронта и наличия войск союзников в Иране. Речь, скорее всего, могла идти лишь об организации беспорядков вдоль границы с СССР, с целью дестабилизации ситуации в Средней Азии, которая в годы войны стала глубоким советским тылом. В целом, деятельность немецко-фашистского командования в эмигрантской среде Афганистана была сродни той, которую оно проводило в это же время в других частях света – в Северной Африке, на Ближнем Востоке, в Европе. Ее целью было создание «пятой колонны» среди тех, кто ненавидит Англию и СССР .

Все свидетели едины во мнении, что Алим Хан не принимал активного участия во всех этих приготовлениях. В августе 1941 г. британский посол сообщал, что какой-то немец пытался войти с бывшим эмиром в контакт. «Ответ, полученный им гласил, что экс-эмир слеп, стар и не интересуется политикой».38 В самом деле, Алим Хан к тому времени потерял всякую волю и почти отстранился от активной политической деятельности. До войны, через международное общество Красного Креста и Красного Полумесяца ему удается вывезти из СССР часть своего семейства

– мать Эшоноим и четырех жен. В Кабуле, примерно в 1932 г. в возрасте Andican, Ahat. Op. cit., 548 .

Ibid .

Айзенер, Р. Некоторые предварительные заметки о проживании эмира бухарского в

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ 52 года он женится в пятый раз – на 16 летней дочери знатного гиссарца .

Подозревал ли он тогда, что старший из его трех сыновей, оставшихся в Бухаре и вывезенных в Москву в 1923 г. – Шахмурад, который получил советскую фамилию Алимов - в качестве офицера Рабоче-Крестьянской Красной Армии сражался с фашистами? Тот самый Шахмурад, который в мае 1929 г., через московские «Известия» заклеймил отца и отказался от него? Тогда, это публичное отречение позволило Шахмураду поступить в Военно-инженерную академию.39 По иронии судьбы, академия носила имя Валериана Куйбышева – того самого, руководившего т. н. «бухарской революцией». С самого начала войны офицер Красной Армии Шахмурад Алимов отправился на фронт. Он строил переправы, возводил фортификационные сооружения, руководил установкой минных заграждений. Во время наступления в Крыму Шахмурад Алимов подорвался на мине и лишился ноги, но не покинул строя. 40 Возвращаясь к нашему рассказу об Афганистане периода Второй мировой войны, отметим, что в целом, правительство короля Захир Шаха, как и турецкое правительство Исмета Иненю, войны придерживалось политики нейтралитета. Тем не менее, афганцы не упускали из вида немцев и внимательно следили за сводками с фронта. Юрий Кузнец утверждает, что в сентябре 1942 г. афганцы предложили Германии выставить хорошо вооруженную армию, в 100-150 тысяч штыков, чтобы при помощи вермахта «ударить в тыл Красной Армии» .

41 Заодно, афганцы намеревались войти в Индию и прибрать к себе пуштунские территории к западу от линии Дюранда, а также, изгнав англичан, изменить строй в бывшей британской колонии на исламский. Афганистан предлагал создать «цепь свободных исламских государств» на Ближнем и Среднем Востоке включая территории к северу от Аму Дарьи. Однако, Берлин не доверял Кабулу; он не мог забыть прошлые просоветские и пробританские шаги Захир Шаха и догадывался, что афганский король просто хочет подстраховаться на случай возможного поражения СССР. Берлин продолжал рассматривать два возможных варианта. Первый - поддержать Захир Шаха с его предложением (и тем самым спасти его режим). Второй - обойтись собственСудьба его младших братьев - Султана и Рахима сложилась более трагически. Рахим в 1929 г. в возрасте 12 лет был похищен из советского интерната и исчез, предположительно убит при попытке перехода афганской границы. Султан работал на заводе и пал жертвой сталинских репрессий во время Великой Отечественной войны. Он умер в тюрьме, после того как объявил голодовку в знак протеста против ареста. Жена Султана узнав о смерти мужа покончила жизнь самоубийством. «Советский патриот». № 3, 1990 .

После войны немногословный и хмурый начальник кафедры, полковник Алимов служил в ставшей ему родной Военно-инженерной академии. Несмотря на инвалидность (хромоту), он остался в рядах армии и дослужился до чина генерала. Всю свою жизнь Шахмурад Алимов скрывал свое происхождение и сторонился родственников, особенно афганских. «Советский патриот». № 3, 1990. Предположительная дата кончины Шахмурада Алимова – середина 1980-х гг .

Кузнец Ю. Л. «Мародеры» выходят из игры, с.41 .

ными силами, свергнув нынешнее правительство и приведя к власти Амануллу, который находился в итальянской ссылке. С осени 1942 до весны 1943 гг. обе стороны «перебрасывая мяч друг другу», тянули с принятием окончательного решения.42 Политика фашистской Германии окончательно провалилась после победы Советской Армии под Сталинградом и на Кавказе, в результате которых были полностью похоронены планы фашистской агрессии на Ближнем и Дальнем Востоке. Под давлением Англии и СССР, весной 1943 г .

афганское правительство было вынуждено провести массовые аресты агентов Германии. Баглани утверждает, что накануне этого события премьер Хашим Хан получил угрожающую телеграмму от Сталина. 4 апреля 1943 г. арестовали Тарази, «гауляйтера» Шермухаммада (Куршермата), Кудратуллахана Туру и около двух десятков других лидеров «Фаала».43 Баглани подтверждает сведения, приведенные Андижаном. Он сообщает, что арестам подверглись Тарази и еще 23 влиятельных эмигранта. Юрий Кузнец, в свою очередь, пишет еще об одной организации, под названием «Союз молодого Туркестана» во главе с сыном Алим Хана, которая в том же 1943 г. также была уличена в сотрудничестве с германской разведкой и была немедленно арестована, даже не начав действовать.44 Вероятно речь шла об одной и той же группе, которая у различных информаторов шла под разными названиями .

После ареста вожаков эмиграции последовало событие, которое долгие годы оставалось вне внимания историков и более широкой публики. Речь идет о массовой депортации мухаджиров - узбеков, таджиков, туркменов, киргизов и казахов из приграничной полосы. Примерно в то же время, в феврале 1944 г. подобной, но еще более жестокой, высылке подверглись «неблагонадежные» народы СССР - чеченцы, карачаевцы, калмыки и пр .

за их «пособничество фашистам». Уступая нажиму советского правительства, афганские власти насильно выселили эмигрантов из приграничных районов вглубь страны. Дело происходило холодной зимой начала 1944 г .

Семья Баглани (самому Баширу тогда было два-три года от роду) была в числе депортированных. Баглани рассказывал, что афганские военные предварительно отделили женщин от мужчин. Затем, под вооруженным конвоем мухаджиры были отправлены в пешем порядке на юг. Много людей погибло в пути, беременные женщины рожали на обочинах дорог .

В этой депортации виден зловещий след советской, вернее сталинской политики. Хоть на сегодняший день недоступны другие свидетельства об этом эпизоде, кроме рассказа Баглани, все же есть определенные основания предполагать, что это был акт геноцида афганского народа,

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ проведенного по приказу Сталина. Уж очень много прослеживается параллелей и точных совпадений с бериевской операцией, которая проходила в то же время на Кавказе и в Средней Азии. Следуя сталинскому принципу, вину отдельных личностей перенесли на весь народ, который подвергли коллективному наказанию, включая женщин, стариков и детей. Как и чеченская депортация, афганская была проведена зимой, в трудных условиях, чтобы увеличить возможные потери. Так же как и в случае с чеченцами, эмигрантов-афганцев расселяли в различные районы, чтобы семьи, соседи и соплеменники испытывали дополнительные страдания и гибли еще больше. Это был акт сознательного убийства людей, стремление уничтожить народ полностью, одним махом. Семью Баглани поселили в Нахри Сиродж (Кандагар). В другой южной провинции - Гильменд поселилась семья Алим Хана. Сам Алим Хан оставался в Кабуле. Его арестовывать не стали, а ограничились строгим предупреждением и установлением строгого контроля. Немногим ранее этой депортации, около 700 эмигрантов, заподозренных в сотрудничестве с немцами, со скованными цепями руками и ногами были привезены из северных провинций в открытых грузовиках в Кабул и брошены в тюрьму Демазанг.45 Афганский режим, конечно, же не шел ни в какое сравнение со сталинским. Равным образом, условия содержания в Демазанге были куда более человечные, чем в ГУЛАГе. Все арестованные эмигранты, в том числе Куршермат, были благополучно выпущены на свободу после войны. По выходу из заключения Шермухаммад поспешил покинуть Афганистан, в котором никто из эмигрантов не чувствовал себя в безопасности из-за соседства с СССР. Что касается Тарази, то после тюремной отсидки он отправился в Египет. Там ему была назначена пенсия как «саиду» .

Арест и суд над родственниками и соратниками, высылка семьи в Кандагар, а также поражение фашистской Германии, произвели на Алим Хана очень сильное впечатление. Это было окончательное крушение его планов реставрации «Бухорои Шариф». В июле 1943 г. семья экс-эмира устроила консилиум по поводу пошатнувшегося здоровья Алим Хана. Было отмечено, что он стал страдать слабоумием, а на прогулки его приходится возить на коляске. Было составлено прошение правительству от имени самого экс-эмира, с просьбой предоставить ему автомобиль. Правительство Хашим Хана ответило отказом, так как знало, что подобное действие может быть расценено СССР так недружелюбный акт. Престарелый эмир не смог перенести этого потрясения и 29 апреля 1944 г. скончался .

Конечно, не в Афганистане определялся ход Второй мировой войны .

Регион Средней Азии, включая Иран и Афганистан был, в целом, надежным тылом СССР. Силу и влияние антисоветских эмигрантских организаций и германской резидентуры в Афганистане в 1941-1943 гг, не следует Ibid .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ преувеличивать, так как немецкие агенты (в отличие русских и англичан) в силу незнания языков и местных условий, не имели возможности прямого проникновения в эмигрантские общины. Кроме того, афганское правительство, соблюдая свои обязательства перед СССР, не допускало широкой антисоветской деятельности мухаджиров, расселенных в северных провинциях. Советская резидентура в Афганистане была фактически много сильней и обладала большими возможностями, чем немецкая. Диверсионных актов против СССР с афганской территории, не говоря о наличии повстанческого (басмаческого) движения на территории Советской Средней Азии в годы войны, не было .

Главной причиной поражения антисоветской эмиграции и крушения планов реставрации эмирата явились победы Советской Армии, одержанные на советско-германском фронте. Именно сила и мощь СССР, а также страх перед Сталиным стали причиной того, что Турция, Иран и Афганистан воздержались от враждебных действий в отношении Советской страны и жестко пресекали антисоветскую деятельность эмигрантских группировок .

Достойный вклад в разгром немецко-фашистских захватчиков внесли и народы Советской Средней Азии. С сентября 1939 г. все военнообязанные мужчины - граждане СССР без различия расы, национальности и вероисповедания подлежали обязательному призыву в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию. В годы Второй мировой войны в рядах этой армии сражались сотни тысяч казахов, таджиков, узбеков, киргизов, туркмен и каракалпаков .

Одним их тех, кому было присвоено высокое звание Героя Советского Союза был уроженец Балджувона Сафар Амиршоев, близкий родственник которого Усто Джура был муджахидом-басмачом, а затем мухаджиром в Афганистане. И в Красной Армии и в тылу, народы Средней Азии воевали и трудились вместе с русским, и другими народами СССР .

Они защищали страну, которая была их общей родиной. За военные подвиги в годы войны были награждены орденами и медалями 120 тыс. воинов из Узбекистана, свыше 42 тыс. - из Киргизии, 78 тыс. из Туркмении, около 50 тыс. - из Таджикистана. 209 представителей коренных национальностей Центральной Азии были удостоены звания Героя Советского Союза.46 Кроме того, народы Советской Средней Азии принимали эвакуированные предприятия из центральной России, Украины и Белоруссии. В конце войны в различные части региона Средней Азии были переселены чеченцы, ингуши, татары, греки, болгары, армяне и другие народы Кавказа и Крыма, заподозренные в сотрудничестве с немецко-фашистскими властями во время оккупации части Кавказа и Крыма в 1943-1944 гг .

Как было указано, последний эмир Бухары Алим Хан умер на руках своих жен и детей 29 апреля 1944 г. в возрасте неполных 64 лет. ТяжелоСм.: Каракеев К.К. Вклад трудящихся Средней Азии в победу. Советский тыл в Великой

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ больной и почти ослепший, он в последние годы своей жизни превратился в заурядного афганского пенсионера и торговца каракулем. О своих несметных богатствах он почти перестал мечтать, так как благодаря стараниям СССР на его банковские счета был наложен запрет. По рассказам современников он любил сидеть на берегу Кабул реки и декламировать стихи о Благородной Бухаре.47 Алим Хан на самом деле был тонким знатоком персидско-таджикской поэзии и сам писал стихи. Английская разведывательная сводка сообщает, что на джаноза (отпевание) бывшего эмира в кабульской мечети Шахи Душамшера присутствовал премьерминистр Хашим Хан с несколькими министрами своего правительства .

Король Захир Шах распорядился поминать покойного в этой мечети все сорок дней после кончины. Впрочем, со стороны короля это было не более чем вежливость и соблюдение этикета. Наверняка, он вздохнул с облегчением, узнав о кончине Алим Хана, принесшего немало беспокойства правительству Афганистана. Все долгие 23 года эмиграции от имени Алим Хана из Афганистана совершались нападения на советскую территорию .

К последнему эмиру Бухары устремлялись все, кто – по разным причинам – желал навредить Советской власти. Среди них были басмачи Восточной Бухары и Ферганы, афганские клерикальные круги, немцы, турки, японцы и многие другие. Надо ли говорить, что эти действия приносили немало хлопот афганцам, которые были вынуждены считаться с интересами СССР и Англии в своей стране? Теперь же ушел из жизни последний мангыт, считавший себя потомком Чингиз Хана, Тимура и Пророка Мухаммада. Ушел побежденный, покинутый своими приближенными и частью многочисленной родни. Последним актом внимания афганского правительства к экс-эмиру была пенсия, назначенная его вдовам, сыновьям, дочерям и тещам (всего 50 человек).48 По советским сведениям, после смерти Алим Хана в его резиденции состоялась церемония принятия присяги наследником Саид Умар Ханом.49 Однако, ни афганские, ни турецкие, ни британские источники не содержат указания об Умар Хане как об официальном наследнике утерянного престола .

Алим Xан, в отличие от Энвер Паши и Ибрагимбека не стал героем .

Он не вызвал и не вызывает сочувствия ни у эмигрантов ни, тем более, у более широкой массы среднеазиатов. Сегодня в регионе никто не заикается ни о его реабилитации, ни, тем более, о реставрации эмирата. Публикация его воспоминаний в поздний советский период явилась заурядным соИз беседы автора с американским исследователем Ричардом Фраем (Гарвард), который посещал Афганистан в годы войны и видел Алим Хана. Беседа проходила в 1989 г .

IOR: L/PS/12/918 .

Лев Соцков «Неизвестный сепаратизм. На службе СД и Абвера http://www.erlib.com/. С учетом того, что Умар Хан, по нашим предположениям, был сыном последней жены Саид Алима, то он должен был быть к тому времени в подростковом возрасте. Если наши предположения верны, то Саид Умар Хан должен проживать в настоящее время в США. Впрочем, этот вопрос нуждается в уточнении .

–  –  –

бытием и сочувствия к их автору не прибавила. Корень его непопулярности не только в том, что Алим Хан – ленивый, эгоистичный и ничем не выдающийся правитель, который не был любим, когда находился у власти. Он нелюбим даже не потому, что повинен в падении Бухарского эмирата. Не в этом дело, а в том, что за ним нет ничего такого, что бы могло «зацепить»

нас сегодня. За Энвером была популярная и романтичная идея вооруженной борьбы во имя единения на религиозной и национальной основе, в то время как Ибрагимбек являлся олицетворением идеи общинной целостности и племенной защиты. Первый заслуживает обожания турецких патриотов и пантюркистов, а второй – соплеменников-лакайцев и остальных узбеков. В то время как Алим Хан не обрел почитателей в современной Средней Азии. У него даже не было семьи в нормальном понимании этого слова .

Такой, как у Николая Романова, который вызывает вполне понятную жалость и симпатию за приверженность к семейным ценностям. Наш герой – последний из степной узбекской династии, приведшей Бухару к коллапсу, представлял себя самого, некую опосредствованную идею абсолютной, тиранической, ханской власти, с ее выдуманной связью с Пророком Мухаммадом и амиром Тимуром - жестоким подражателем Чингиз Хана. На фоне общего политического пробуждения Среднего Востока и его сопротивления западному экспансионизму, Алим Хан являлся одиозным мусульманским лидером, целиком поддерживавшим англичан, вернее короля империи, стоявшей на грани своего исчезновения. В этом отношении он напоминал индийских султанов середины XIX века, желавших любой ценой сохранить свою власть под сенью английского флага .

И все же, будем снисходительны. Быть властелином «Садика Вселенной» и в одночасье потерять все свое могущество, власть, друзей и союзников означает быть подвергнутым жесточайшему удару. Только личность, обладающая недюжинной силой духа, способна в таком состоянии посмотреть на себя со стороны, признать неизбежность поражения и сделать что-то в свое оправдание перед потомками. Личности такого масштаба – большая редкость .

Алим Хана похоронили на кабульском кладбище «Шухадои солихин»

- «Кладбище святых мучеников». Говорят, в последние годы свой жизни он часто повторял следующее двустишие:

«Амири беватан зору хакир аст Гадо гар дар ватан мирад – амир аст»

Перевод:

«Эмир без родины –жалок и ничтожен Нищий, умерший на родине – воистину эмир».50 Однако, рассказ об Алим Хане хотелось бы завершить другим его стихотворением. Оно было нечертано золотом на государственном таблСм.: Назаров Насриддин. Мухаммад Иброхимбек Лакай. С. 14-15 .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ

–  –  –

Снова беженцы?

Когда умер Алим Хан, его самой младшей дочке с красивым именем Шукрия (Благодарение) был всего год. Ее мать –последняя жена эмира - была из эмигрантской таджикской семьи, родом из Гиссара. Она родилась примерно в 1916 г. От Алим Хана она родила, помимо Шукрии, двух сыновей - Саид Умар Хана и Саид Акбара. Поначалу жизнь Шукрии складывалась успешно. Она вышла замуж за известного адвоката и поэта Азима Раада и, первой из афганских женщин, окончила Кабульский университет (открытый с помощью французов в 1946 г.) по специальности журналистика в 1960 г. У нее родились двое детей – сын Азиз и дочь Хоида. В 1960-х и 1970-х гг. Шукрия работала на афганском национальном радио. Это было время больших перемен и надежд. Постепенно, афганское общество начало двигаться к открытости и современности. Молодежь, в том числе непуштунская, получила возможность получать высшее образование. В 1964 г., с принятием новой конституции начали прорастать первые ростки демократии на афганской земле. Молодежь увлекалась идеями коммунизма, исламизма, светского национализма .

Так продолжалось до 1978 г., когда в стране утвердился прокоммунистический режим. А в самом конце 1979 г. всех афганцев поразила страшная весть: СССР ввел свои войска в поддержку правительства, которое для большинства афганцев и мухаджиров было не более чем коммунисСтихотворение было сохранено академиком АН Таджикистана Мухаммаджоном Шакури (р.1926), сыном Шарифджона Макдума, известного библиофила, козикалона Бухары в 1918г. Перевод с таджикского кандидата филологических наук Азима Аминова .

–  –  –

тическим режимом, в котором доминировали пуштуны гильзаи. Многие пуштуны в срочном порядке отправлялись из северных территорий на родной им юг. Но наибольшее беспокойство ввод войск вызвал у тех, кто 50 и более лет назад уже бежал от ужасов советской политики, а именно эмигрантов первой и второй волн 1918-1934 гг.. Жители всей приграничной полосы в страхе смотрели на пролетающие над ними советские военные самолеты. Танковые колонны проходили через крупные населенные пункты. Реакция мухаджиров была похожа на ту, которую они продемонстрировали 50 лет назад. Они присоединились к джихаду и хиджрату .

Советская оккупация (1979-1989 гг.) выявила неготовность афганского общества организовать общенародное, объединенное движение. Сопротивление советским войскам возникло в виде спонтанного, разрозненного движения вооруженных формирований, созданный неформальными лидерами афганской периферии. Разумеется, были сделаны попытки объединить эти группы муджахидов52 под исламским лозунгами. Однако эти усилия не увенчались успехом. Как всегда в афганской истории, сопротивление разделилось на региональные и этно-религиозные группы. Афганское общество оказалось недостаточно гомогенным для того, чтобы люди оказывали доверие кому-то за пределами деревни, племени или этнической группы. В ситуации, характеризующейся отсутствием надежной центральной власти, племена заботились об усилении местных общин и групповых этноструктур, которые бы смогли обеспечить минимум стабильности и защитить общины от внутренних и внешних угроз. В этом афганское сопротивление напоминало бухарско-туркестанское басмачество шестидесятилетней давности .

Среди тех, кто боролся против Советской Армии, были и потомки мухаджиров из Советской Средней Азии. Большая часть из них входила в партию «Джамият-и Ислами» Бурхануддина Раббани из Бадахшана. При этом они представляли афганское общество, а не группу мухаджиров-выходцев СССР. Наряду со смешанными, таджикско-узбекскими отрядами муджахидов, были и сугубо «тюркские», то есть узбекско-туркменские части. Наиболее известным из тюркских муджахидов являлись туркмен Абдулкарим Макдум– внук халифы Кызыл Аяка53 и Азадбек (Азад Бег)

- потомок кокандских ханов.54 Именно тюрки создали собственно мухаджиро-басмаческие группы. Они входили в «Иттиходия-и исломи-и вилояти самт-и шимол-и Афгонистон» (с персидского: «Исламский союз северТермин «муджахид» («моджахед») был повсеместно введен в научный оборот именно в контексте советско-афганской войны. В то время он нес положительную окраску .

Абдулкарим Макдум родился в 1943 г. в Шибергане. В 1970-х гг. представлял туркмен провинции Джузджан в парламенте. Провел 14 месяцев в заключении в период Дауд Хана .

После амнистирования во время войны с СССР отбыл в Пакистан, где и основал указанный союз тюрков Афганистана. С 1982 г. проживает в Турции. См.: Andican, Ahat. Op. cit., 634 .

Азадбек Карими родился в Исламабаде (Пакистан) в 1952 г. По матери он являлся внуком Худояр Хана (по другим сведениям: Насреддин Хана) – властителя Коканда. Погиб при крушении вертолета близ Мазари Шарифа в 1997 г. Andican, Ahat. Op. cit., 635, 654 .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ ных провинций Афганистана»). В феврале 1981 г. в Пакистане Макдум и Азадбек получили первую партию из 350 автоматов Калашникова. Азадбек был еще одним, после Энвер Паши тюркским милитаристом, стремившимся к укреплению «тюркского единства» и освобождению « республик Советского Туркестана от русского ига». По словам индийского исследователя К. Варику, люди Азадбека помимо ведения боевых действий против Советской Армии, доставляли оружие, боеприпасы и подрывную литературу «заречным» исламистам, которые в годы перестройки набирали силу в Советском Узбекистане и Таджикистане. Финансировали и направляли эти операции Пакистан и Саудовская Аравия (при попустительстве США), а куратором среднеазиатского направления пакистанской политики был генерал Мирза Асламбек, также потомок среднеазиатских мухаджиров и родственник Азадбека. 55 Как и Туркестанское национальное общество (ТНО) в Турции и Германии 1930-х гг., тюркский союз Афганистана 1980-х гг. раздирали внутренние противоречия. Туркмен Макдум и узбек Азадбек вступили в соперничество. Тем временем, после визита турецкого президента Кенана Еврена в Пакистан, Турция предоставила квоту 4 500 тюркам Афганистана. Макдум решил воспользоваться этим шансом и эмигрировал в Турцию в середине 1982 г.56 Фактически, внук Кызыл Аяка вышел из игры .

Единоличным руководителем «Исламского союза» стал Азадбек, который, подобно лидерам «Туркестанского легиона» 1941-1945 гг., набирал тюрков в мухаджирских общинах и отправлял на свою базу и тренировочный лагерь в Мираншахе (Пакистан). Азадбек был гражданином Пакистана, связанным с разведывательной службой армии этой страны, известной как Межведомственная разведка или Inter-Services Intelligence (ISI) .

ISI являлась влиятельным и почти бесконтрольным агенством, руководившим муджахидскими партиями в Афганистане, а также участвовавшим в незаконном трафике людей, нелегальной торговле оружием, наркотиками и пр. С 1983 по 1997 гг. ISI обучила и отправила в Афганистан примерно 83 000 муджахидов. Азадбека впрочем интересовал не столько джихад как таковой, сколько борьба за «Туркестан». Он отбирал тюрков, обучал, снабжал оружием и отправлял их на север Афганистана, где они сражались под руководством командиров, входивших в его «Исламский союз». Наиболее известными среди тюркских муджахидов были Мавлави Абдулкуддус, Татар Мавлави Ислам57 и др. Халуддин – племянник

Warikoo, K.” Cockpit of Central Asia: Afghanistan Factor in Tajikistan’s Crisis”. Available at:

http://www.kashmir-information.com/Afghanistan/Warikoo.html Andican, Ahat. Op. cit., 636 .

Здесь: татары – персоязычная группа Дуоби Руя (Саманган), которая несмотря на свое тюркское название была почти полностью таджикизирована. См.: Roy, Oliver. “Ethnic Identity and Political Expression in Northern Afghanistan” Jo-Ann Gross (ed.). Muslims in Central Asia .

Expression of Identity and Change, Durham & London: Duke University, 1992, 76 .

–  –  –

легендарного басмача Ибрагимбека Лакая, со своим отрядом воевал в Кундузе. Аитмурад командовал отрядом в Баглане, Ашур Пахлаван (туркмен) – в Джузджане.58 Тюркский национализм и стремление тюрков к освобождению «Туркестана» настораживали всех – и советскую сторону и самих афганцев, включая таджиков и пуштунов. Обычно, тюрки и таджики севера Афганистана объединялись и совместно противостояли пуштунам и «неверным», в то время как Азадбек отбирал в свои отряды исключительно тюрков, а также любые другие группы, которые, по его мнению, могли быть отнесены к тюркам (хазарейцы из-за их внешнего вида, татары и аймаки по причине тюркского произношения их названий). Поскольку у Азадбека водились немалые деньги, получаемые от пакистанцев и турков, то к нему шли с охотой. Чтобы быть принятым, достаточно было предъявить доказательство своего «тюркского происхождения».59 Этот этнический эксклюзивизм был чужд большинству афганцев и противоречил распространенному в Афганистане понятию мусульманской уммы и джихада .

После вывода Советской Армии из Афганистана в феврале 1989 г .

Азадбек не признал временного коалиционного правительства муджахидов, сформированного в Пакистане. Он занял оппортунистическую позицию по отношению к муджахидам и начал сотрудничество с просоветским правительством Наджибуллы (1986-1992), которое взяло курс на национальное примирение и объявило автономию тюрков Афганистана .

Французский исследователь Оливье Руа утверждает, что партия Азадбека на самом деле была «троянским конем», внедренным кабульским режимом Наджибуллы (1986-1992) для внесения раскола в ряды муджахидов. В отличие от Ахата Андижана, Оливье Руа считает, что реальный вклад узбеков в афганский джихад был незначителен, потому что узбекская интеллигенция была в большой мере подвержена секуляризму и национализму и не интересовалась политическим исламом. Он также считает, что основная часть неграмотных в своей массе узбекских и туркменских мухаджирских групп, подобно их дедам-басмачам, не интересовалась тюркским национализмом и охотней присоединялись к умеренным традиционалистским и фундаменталистским группам, таким как «Харакати инкилоб», «Джамияти Ислами» и даже «Хизби Ислами» пуштуна Гульбеддина Хикамьяра, чем к движению, возглавлявшемуся Азадбеком.60 Когда узбекский генерал Абдулрашид Достум образовал в начале 1992 г .

свою партию «Джунбиши Милли-и Исломи-и Афгонистон»,61 Азадбек не Andican, Ahat. Op. cit., 637 .

Roy, Oliver. "Ethnic Identity and Political Expression in Northern Afghanistan," 80 .

Roy, Oliver. Op.cit., 79-81 .

Giustozzi, Antonio. "The ethnicisation of an Afghan faction: Junbesh-i Milli from its origins to the Presidential elections (2004)" Crisis States Research Centre, Working Paper no.67. September 2005, 2 .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ скрывал своего неудовольствия тем, что в руководство этой партии попали не только тюрки, но и представители других этнических групп. Он стал настойчиво советовать Достуму усилить тюркские элементы в рядах «Джунбиша». Его пантюркистские заявления, не встретили понимания среди муджахидов севера, включая узбеков, таджиков, хазарейцев и туркменов. Вскоре все командиры, которые ранее поддерживали Азадбека, перешли к Достуму, которому удалось укрепить свою власть на севере .

Достум был не просто узбеком, а афганским узбеком. В его партии был представлен широкий спектр политических сил и этнических групп севера страны (кроме пуштунов). Итальянский исследователь Антонио Густоцци придерживается мнения, что «Джунбиш» был не столько узбекской или тюркской партией, сколько коалицией всех народов севера, в которой узбеки занимали «особенное положение». В 1992 г. узбеки составляли всего 14 % его руководящего органа «Джунбиша». Более того, Достум никогда не предпринимал шагов по продвижению узбеков за счет притеснения представителей других этнических групп.62 И узбекская «Джунбиш», и таджикская «Джамияти Ислами», будучи исламистскими партиями, избегали этнического партикуляризма. Они стремились привлечь в свои ряды как можно больше сторонников из различных этнических групп. Единственный национальный элемент в их программе заключался в стремлении противостоять пуштунскому гегемонизму .

Пакистанец Азадбек, интересовавшийся исключительно борьбой за «Туркистан», большая часть которого находилась за пределами Афганистана, оказался в изоляции. Он имел хорошие связи с Пакистаном, Турцией, даже с Узбекистаном и ему удавалось привлечь немалые средства на нужды «Джунбиш». Однако, в смысле военной мощи он не шел ни в какое сравнение с Достумом.63 Фактическая сила и влияние группы Азадбека убывали, и к 1994 г. он вышел из «Джунбиша» и вернулся в Пакистан. Тем временем, на политическую арену вышли талибы, которые без особых усилий начали завоевывать одну провинцию за другой. В 1997 г. во время приближения талибов к Кундузу, Достум ушел в Иран и место лидера афганских узбеков занял генерал Абдулмалик. Азадбек в качестве офицера ISI хотел еще раз включиться в борьбу за лидерство на севере. Его интриги прекратила таинственная катастрофа вертолета близ Мазари Шарифа 29 мая 1997 г., которая оборвала жизнь потомка кокандского хана. Ахат Андижан считает, что его убили иранцы, в том время как Густоцци утверждает, что это дело рук талибов. Вторая точка зрения нам представляется более вероятной, так как пуштуны-талибы конечно, не потерпели бы никакого «Туркистана» в Афганистане .

Giustozzi, Antonio. “The ethnicisation of an Afghan faction: Junbesh-i Milli from its origins to the Presidential elections (2004)”, 4 .

Ibid .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ Пантюркизм не нашел питательной почвы в Афганистане. Туркмены

– вторая по численности тюркская группа Афганистана - во время войны с СССР были всецело на стороне муджахидов севера, а не узбеков Азадбека. В результате, «туркестанец» Азадбек в конце-концов оказался в одном строю с теми, кто тренировал и поддерживал талибов, то есть с пакистанцами. Естественно, Ахат Андижан, отвергает все обвинения в адрес Азадбека. Он пытается представить «Исламский союз» своего рода продолжением туркестанской политической организации ТНО, у истоков которого стояли Тоган, Вали Каюмхан и Баймирза Хаит (о ТНО см.следующий раздел) .

Таким образом, большое количество узбеков, туркмен и таджиков Афганистана присоединилось к массовому афганскому джихаду. Кроме того, десятки тысяч ферганцев, бухарцев, туркменов, киргизов и казахов присоединились к миллионам афганцев, бежавшим в Пакистан, Иран, Саудовскую Аравию, Турцию. Стоит ли после этого удивляться популярности рассказов о славных муджахидах-басмачах - Давлатманде и Энвер Паше среди эмигрантов и участников джихада против Советской Армии?

Рассказы и воспоминания о басмачестве выходили на страницах журналов, выходивших в Пакистане и Иране. В частности, воспоминания Алим Хана «Таърихи хузн ал-миллали Бухоро» издавались несколько раз и пользовались успехом у афганских муджахидов. Издания о басмачах распространялись в Афганистане и вдохновляли тех, кто вел войну против Советской Армии .

В начале 1980 г. бежит и дочь Алим Хана Шукрия Алими Раад. В возрасте 37 лет она вместе с семьей оставляет Афганистан, чтобы начать жизнь сызнова. Семья Раад перебирается в Пакистан, затем в Германию, а оттуда – в США. В Америку бежали также ее мать и братья Саид Акбар и Саид Умар Хан. В общем, судьба семьи бывшего эмира Алим Хана мало чем отличалась от судьбы остальных афганцев. Например, один из внуков Алим Хана - Саид Тимур стал коммунистом - членом Народно-Демократической партии Афганистана и закончил философский факультет Киевского Госуниверситета. В 1980-х гг., в Москве Саид Тимур нашел своего дядю, генерала Шахмурада Алимова, но тот не пожелал поддерживать отношений со своей афганской родней .

Почти сразу по приезду в США, Шукрия теряет мужа.

По этому поводу она написала печальную историю:

«Долгое время я была в Индии, в то время как муж оставался в Афганистане, а дети находились одни в Пакистане. Это были очень тяжелые дни для всех нас. Мы не были уверены, увидимся ли когданибудь? Когда наконец мы объединились, то поняли что мы среди самых счастливых афганских семей, так как нам удалось достичь Америки целыми и невредимыми .

Мы оставили все, что имели. Можете ли вы вообразить всю тяжесть PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ испытаний выпавших на нашу долю, после того как мы решились покинуть нашу родину? Мы похоронили все наши воспоминания и пошли на то, чтобы жить в стране, где нас никто не знает, и где нам предстоит говорить на языке, разительно отличающимся от нашего, оторванными от нашей истории, литературы и традиций. Мы не можем взять ничего из Афганистана кроме нашей религии и любви».64 Шукрия и ее семья отождествляют себя с афганским народом. Когда автор встречался с госпожой Шукрией Алими Раад (внешне удивительно похожей на своего отца и старшего брата Шахмурада) в 2000 г., жена последнего эмира Бухары проживала в доме для престарелых в живописных окрестностях Вашингтона. Она никогда не рассказывала и не любила вспоминать о жизни с бывшим эмиром. Семья Алими не имеет никаких связей с Таджикистаном и Узбекистаном, а также со своими родственниками, проживающими в России. Госпожа Шукрия Алими Раад работала в фарси-дари-таджикской секции «Голоса Америки» пока не вышла на пенсию в 2007. Мать Шукрии – последняя вдова Саид Алим Хана скончалась в 2006 г. в возрасте 90 лет .

Одиссея киргизов Малого Памира Малый Памир – это узкая горная долина на высоте 4500 метров в северной оконечности Ваханского коридора. Это – крайняя северо-восточная точка Афганистана, палец, указывающий на восток и проникающий на таджикскую (советскую), китайскую и индийскую (пакистанскую) территорию. Он находится на безлюдном высокогорье, где соприкасаются Гиндукуш, Памир, Каракорум и Гималаи и когда-то сходились три мировые империи — Англия, Россия и Китай. Караванный путь из Малого Памира в Китай лежал через перевал Кулик (4709 метров), а в Пакистан через перевал Минтака. Аборигены этого региона, киргизы (кипчаки, тейиты и найманы) традиционно занимались приспособленным к большим высотам скотоводством. Они разводили овец, коз, яков, бактрийских верблюдов и коней. Зима там длится 9 месяцев, а температура редко поднимается до плюсовых значений. Для спасения от яркого и обжигающего света и солнечной радиации большинство киргизов носят темные очки .

До начала ХХ века киргизы задерживались на Малом Памире всего на 2летних месяца, предпочитая проводить лето на Большом Памире (современный Восточный Памир, что в Таджикистане). Основной путь перехода в Таджикистан проходил через долину реки Оксу, что в крайней северо-восточной точке Вахана .

Как уже упоминалось, ханом памирских киргизов был Джапаркул (1862-1943) и его сын Рахманкул (1913-1990). После революции 1917 г. до Alimi Raad, Shurkia. Grief: A Muslim Perspective. www.hospicefoundation.org/ hfaPublications/ books/lwg1998/raad.pdf PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ 40 семейств под руководством Джапаркулхана были вынуждены избрать этот недоступный уголок афганского Памира местом своего постоянного проживания. Главной причиной их конфликта с афганскими, китайскими и, в первую очередь, с советскими властями было исключительно стремление сохранить свой пастушеский и кочевой образ жизни на привычных для них больших высотах. До шариата или национализма киргизам не было никакого дела. До 1934 г. Советы разрешали им, за небольшую плату, пользоваться пастбищами Большого Памира. Но в середине 1930-х гг .

границу обнесли колючей проволокой.65 Закрытие советско-афганской границы привело не просто к разрыву прежних социально-экономических и культурных связей с родственными народами китайского и советского Памира. Оно повлекло потерю лучших территорий, которые остались в пределах СССР. Ведь пастбища советского Восточного Памира находились на меньшей высоте и имели более мягкий - по сравнению с исключительно суровым афганским Памиром - климат. В сложившихся условиях афганские киргизы не были в состоянии увеличивать поголовье своего скота. Несогласные с установлением закрытой границы на путях традиционных перекочевок, киргизы совершали набеги на советскую территорию и атаковали пограничников. В свою очередь, оперативные полки ОГПУ эпизодически проводили военные операции против хана киргизов афганского Вахана Джапаркула (сына Рахманкула) совершавшего набеги на советскую территорию. Киргизы же считали, что русские хотят их запугать и отнять земли, принадлежащие им по праву. Особый антагонизм отношениям Советской власти и памирских киргизов придавала политика насильственного перевода кочевников на оседлый образ жизни, проводившаяся в Киргизии и Таджикистане. Еще более напряженные отношения сложились во время Второй мировой войны и советского вторжения в Афганистан в 1979-1989 гг. В первом случае они были вызваны необходимостью противостояния возможному враждебному проникновению в СССР в годы Великой Отечественной войны. В то время Советская власть опасалась возрождения басмачества в своем глубоком среднеазиатском тылу. Власти охотились за Джапаркулом и даже брали на полгода в заложники его сына

– Рахманкула. В ходе этих операций погибли десятки киргиз как Малого, так и Большого Памира.66 После смерти Джапаркула в 1943 г., ханом памирских киргизов стал его 30-летний сын Хаджи Рахманкул. Во время войны рахманкуловцы участили свои набеги на советские посты. После войны советские войска усилили прессинг, направленный против афганских киргизов. Это вынудило Рахманкула покинуть Малый Памир. В 1946 г. он вместе с 2000 своих последователей оправляется на восток – в КиАвтору этих срок приходилось со второй половины 1950-х гг. не раз бывать в Мургабе, центре Восточного Памира. Его поразили огромные мотки колючей проволоки, сваленные на окраине поселка .

Shahrani M.N., The Kirghiz and Wakhi of Afghanistan, 42 .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ тай. Но и тут ему не повезло. В 1949 г. в Китае устанавливается жестокий коммунистический режим. Тогда Рахманкул решает, предварительно вырезав китайский пограничный пост и овладев его оружием, перебраться обратно в афганский Вахан. Китайские коммунисты ответили установлением колючей проволоки и закрытием древней караванной торговли из Сарыкола в Вахан. Для киргизов Вахана и Памира начались долгие годы изоляции .

В Афганистане Рахманкулу удается приспособиться к жизни условиях закрытой границы и даже добиться некоторого экономического процветания для своих соплеменников. Умудряясь совершать годичные откочевки на небольших пространствах Малого Памира, афганские киргизы стали постепенно сочетать традиционное кочевое скотоводства с торговлей и другими видами хозяйственной деятельности. Они упорно отказывались от предложений переселиться в более обжитые места афганского севера. Рахманкул становится общепризнанным и уважаемым лидером киргизов Афганского Памира. Его киргизы влились в административный округ Вахан провинции Бадахшан. Среди афганских таджиков и узбеков, в том числе мухаджиров, они пользовались репутацией стойких мусульман, защитников веры от китайских и русских коммунистов.67 Путники, которые оказывались на Малом Памире, восхищались гостеприимством, щедростью, стойкостью духа и храбростью тамошних киргизов. Из-за отдаленности, сурового климата, отсутствия инфраструктуры, афганские власти не могли установить на Афганском Памире органы своей власти и разместить воинские гарнизоны для охраны границы. Тогда Кабул решил просто перепоручить Рахманкулу функции центрального правительства, в том числе по охране границ. Именно тогда Рахманкул был удостоин звания «Посбони Помир» («Страж Памира»). Король Мухаммад Захир Шах (правил в 1933гг.) освободил памирских киргизов от воинской повинности взамен их обещания охранять границу. В 1965 г. Захир Шах наградил Рахманкула золотой медалью. Рахманкул также являлся членом Лоя Джирги Афганистана. Тем не менее, по причине почти полной изоляции от остального мира, киргизы Малого Памира до сих пор представляют собой наименее интегрированную в афганское общество этническую группу .

В первой половине 1970-х гг. в Ваханском коридоре насчитывалось немногим более 1800 киргизов. Они жили на положении национального меньшинства Афганистана по соседству с таджиками Вахана (6000 человек). В целом, их положение было сносным, если не считать отсутствия культурных контактов с киргизами советского Памиро-Алая.68 Постепенно, современность начала проникать и в этот заоблачный и заброшенный уголок планеты. Появились частные пастбища, усилилась социальная дифShahrani M.N., “The Kirghiz Odyssey”, Odyssey. The Human Adventure, 16 .

Shahrani M.N., The Kirghiz and Wakhi of Afghanistan, XIX .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ ференциация. Самым богатым на Афганском Памире стал сам Рахманкул, владевший почти половиной поголовья скота афганских киргизов.69 Так продолжалась до апреля 1978 г. когда в Афганистане после свержения режима Дауда был установлен невыносимый киргизам и другим афганцам прокоммунистический режим. Летом того года Рахманкул и его 1300 последователей (280 семей) покидают Малый Памир. Главным мотивом их стремления покинуть родину было неверие в то, что правительство Афганистана сможет их защитить от Советов, политика которых угрожала их целостности.70 Это была третья – за предыдущие 60 лет – киргизская эмиграция. Итак, в 1979 г. киргизы Рахманкула отправляются в трудный переход через Гиндукуш. В начале августа 1979 г. они достигают пунктов Ясин и Ишкуман что в Северном Пакистане. При переходе через ледники и перевалы киргизы потеряли множество скота. Условия на новом месте были неподходящими для занятия скотоводством и потому немало скота было продано. Летом 1979 г. 100 женщин, детей и стариков погибли от болезней, вызванных непривычной для горцев жарой, болезнями и антисанитарией. Оккупированная пакистанцами индийская территория Кашмира, разумеется, не была подходящим прибежищем для киргизов. Киргизы селились, в основном в палаточных городках, на окраинах пакистанских населенных пунктов .

С августа 1978 г. правительство Пакистана начинает переселять киргизов от афганской границы вглубь страны - в Гильгит. Было переселено таким образом 249 семейств (1000 чел.). В качестве беженцев, они были расселены в 4 специально отведенных зонах северного Пакистана. Власти Исламабада относились к памирским киргизам с большим подозрением и затрудняли их передвижение. Пакистанцы просто не могли определить, уроженцами какой страны являются пришельцы из заснеженного Памира: СССР, Китая или Афганистана?

Подобные условия вызывали нарастающее недовольство киргизов. В их среде начались разногласия. От основной группы откалывается небольшая группа в 39 семейств (100 человек) во главе с Абдуррашидханом. Договорившись предварительно с советскими властями на таджикском Памире, группа Абдурашидхана в октябре 1979 г. отправляется назад на афганский Памир. Там она получает значительную помощь от СССР. Вскоре, в самом конце 1979 г. в Афганистан вторгается Советская Армия, воспоминания об атаках которой еще не стерлись из памяти киргизских стариков .

С началом войны, в Пакистан прибывают сотни тысяч афганских беженцев – пуштунов, таджиков, хазарейцев, узбеков. Следом за ними страну наполняют десятки международных организаций. Однако международная гуманитарная помощь редко доходила до северных пакистансShahrani M.N., “The Kirghiz Odyssey”, Odyssey. The Human Adventure, 17 .

Shahrani M.N., “The Kirghiz, Now of Pakistan” http://www.indiana.edu/~afghan/ PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ ких территорий. Киргизские лагеря в северном Пакистане посещал профессор Шахрани. По его свидетельству, летом 1980 г. каждая киргизская семья получила по мешку одежды от немецкой гуманитарной организации. Немногим позже два человека, по происхождению эмигранты из Синьцзяня и СССР, раздали деньги – по 70 долларов США на человека. По сведениям Шахрани, эти деньги были собраны общинами среднеазиатских эмигрантов в Саудовской Аравии и Турции. Главная же помощь киргизам оказывалась пакистанским правительством. Оно снабдило киргизов палатками и выдавало по 40 рупий (40 центов) на человека в день. В отличие от других афганских беженцев, киргизы не получали продовольствие .

Жизнь в Пакистане стала невыносимой для беглых киргизов. В апреле 1980 г. Рахманкул от имени своих людей просит убежища у правительства США. Были предположения, что киргизов могут поселить на... Аляске. Однако правительство США оставило эту просьбу без ответа. Тогда, по совету Шахрани, Рахманкул просит убежища у правительства Турции .

В марте 1982 г. после тяжелых четырех лет пакистанского изгнания, состоялась самая необычная откочевка в жизни киргизов. На нескольких «Боингах» Турция переправляет 1130 киргизов Рахманкулхана из Пакистана в Восточную Анатолию.71 Похожим образом сложилась судьба казахов северной оконечности Синьцзяня. В 1951 г., после установления в Китае коммунистического режима, они решили уйти – через суровую пустыню Такла Макан и горы северного Тибета - в Кашмир. В 1953-54 гг. эта глобальная перекочевка казахов завершилась авиаперелетом и транспортировкой морем из Кашмира в Турцию. 72 Нет надобности, рассказывать в настоящей книге об этом эпизоде. История казахов Синьцзяня представлена в захватывающем исследовании Гульнары Мендикуловой.73 Возвращаясь к киргизам, укажем, что в Турции в селении Каракундуз провинции Ван, они жили по соседству с нетюркским – курдским - меньшинством, что создавало известные проблемы. Киргизская молодежь была вынуждена создавать отряды для обеспечения собственной безопасности .

Все это время киргизы не оставляли надежды вернуться на Памир. После вывода советских войск, в 1989 г., афганское правительство пригласило Рахманкула в Афганистан для участия в выборах. Однако, разгоревшийся в 1990-х гг. межафганский конфликт, сделал возвращение невозможным .

Говоря о киргизах и Малом Памире нельзя обойти вниманием позицию Китая, которая хоть и не столь заметна, как российская и афганская, но не менее может оказаться решающей в любой подходящий для этого Denkee, Debra. “The Last Migration of the Kirgiz of Afghanistan”, Central Asian Survey. Vol 2, #1, 1983, 89 .

Lias, Godfrey, Kazak Exodus, London: Evans Brothers Ltd, 11, 14 .

Мендикулова Г. Казахская диаспора: история и современность. Алматы: Всемирная Ас

–  –  –

момент. В 1970-х гг., осознавая важность этого региона, и будучи обеспокоенным индо-пакистанским конфликтом из-за Кашмира, Китай прокладывает стратегическое Каракорумское шоссе через населенный таджиками и киргизами Сарыкол, и далее к пакистанской и афганской границе. В 1979-1989 гг. по этой дороге китайцы подвозили оружие и гуманитарную помощь афганским муджахидам .

Со своей стороны, Советский Союз не зря не давал покоя киргизам, свободно кочевавшим по Малому Памиру. Он придавал этой уникальной высокогорной точке между Китаем, Афганистаном, Пакистаном и Индией большое стратегическое значение. В поздний советский период в местечке Джартыгумбез, что в 50 км от границы афганского Малого Памира, СССР начал строительство секретного оборонного объекта. Во время советской оккупации Афганского Вахана, на Малом Памире была также построена шахта для размещения ядерного заряда малой мощности на случай неожиданного китайского наступления.74 В 1993 г., во время второй таджикской гражданской войны, строительство было приостановлено .

О шахтах в Джартыгумбезе и Афганском Вахане, этих памятниках ушедшей в прошлое «холодной войны», вспомнили осенью 2001 г. Тогда, после террористического акта Осамы бин Ладена против США, началась охота против «международного террориста номер 1» и среднеазиатские страны предложили свое сотрудничество США в «войне с терроризмом». В печати появились слухи, что Осама решил воспользоваться неким инженерным объектом советского происхождения, а именно недостроенной советской шахтой в качестве убежища. Пятого октября 2001 г. все мировые агентства обошла весть о том, что американские карательные отряды «Силс» и «Дельта», снабженные советскими картами Малого Памира, с помощью российских разведчиков разместили свою антитеррористическую базу в Джартыгумбезе. План был, предварительно отрезав путь возможного отступления Осамы в Таджикистан, повести наступление на его предполагаемое логово на Малом Памире с афганской и таджикской территории. Одновременно с этой российско-американской акцией, с китайской стороны к перевалу Килик, якобы подошли несколько тысяч китайских мусульман, конвоируемых китайцами, для того чтобы противостоять возможному проникновению российско-американских войск на китайскую территорию. Журналисты ожидали, что станут свидетелями поимки Осамы бин Ладена или, на крайний случай, вооруженного конфликта между китайцами и американо-российской коалицией. К счастью или к несчастью, этот инцидент не нашел своего продолжения .

По словам таджикистанского историка Виктора Дубовицкого на Малом Памире в 1982 г .

был размещен ядерный заряд малой мощности, в случае подрыва которого могла быть разрушена значительная часть проходящего поблизости Каракорумского шоссе. Дубовицкий В.В «Памир в системах региональной безопасности Среднего Востока (середина xix – нач. XXI вв.)» http://pyanj.freenet.tj/pamir-v-sisteme.htm PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ С середины 1990-х гг. Памирский тракт, включающий в себя и Ваханский коридор, стал объектом повышенного внимания международных наркоструктур и сросшихся с ними террористическими организаций. Проходящий через Мургаб и Ош, он представлял собой оптимальную транспортную артерию, по которой можно доставлять наркотики, оружие и экстремистов в Ферганскую долину. Неизбежно, население Памира вовлекалось в незаконные транспортировки. Киргизская и памирская молодежь начала сама употреблять наркотики. Ослабление международного контроля в этом стратегическом регионе вызвало и оживление трафика людей и оружия. Во второй половине 1990-х гг. из КНР через Малый Памир в Афганистан, в помощь талибам переправлялись отряды уйгурских вооруженных группировок. Российские пограничники на Восточном Памире наблюдали, как после разгрома талибов в конце 2001 г., боевики-неафганцы возвращались домой – в китайский Кашгар .

Будущее киргизов, проживающих ныне в Афганистане и Турции неясно. В связи с завершением военной операции войск международной коалиции против талибов в 2001-2002 гг., киргизы, проживающие в Турции, изъявили желание вернуться на родину.75 С другой стороны, киргизы Абдурашидхана (которые отделились от рахманкуловцев и остались в Вахане), остаются недовольными политикой афганского правительства и помышляют о том, чтобы отправиться в независимый Таджикистан или Киргизстан. Со своей стороны Киргизия, предпринимала практические меры для их возвращения.76 С 29 августа 2001 г. вошел в силу указ президента Киргизии о принятии мер по оказанию поддержки этническим киргизам, которые возвращаются и намерены возвратиться на историческую родину. Эксперты, защищающие российские интересы в Центральной Азии не скрывают своего недовольства по поводу возможного появления афганских киргизов в Киргизии. Они утверждают, что последние якобы, поддерживали талибов и вовлечены в приграничную торговлю наркотиками77 .

В настоящее время (середина 2009 г.) общая военно-политическая обстановка в Афганистане остается напряженной. Талибы, о которых в 2002 г. говорили в прошедшем времени, возвратились. Более того, они появились и в Пакистане. Военная операция лета 2009 г. в Вазирстане заставила примкнувших к талибам таджикских, узбекских и чеченских джихадистов вернуться через Памир в Таджикистан и Киргизию .

“Ethnic Kyrgyz in Turkey want to return in Afghanistan” http://www.eurasianet.org/resource/kyrgyzstan/hypermail/200110/0023.html Отунчу, Ники «Афганские киргизы Некоторые исторические сведения о киргизах Афганского Бадахшана» http://elbilge.host.net.kg/red/afgp.html См.: Князев Александр. «Смутные времена на «Крыше Мира». вернутся ли афганские киргизы на историческую родину?» Независимая газета, № 229 (2291). – 2000. – 2 декабря .

http://ctaj.elcat.kg/tolstyi/a/a023.htm .

–  –  –

Возвращаясь к киргизам Малого Памира, отметим, что сами киргизы хотели бы жить как до 1895 г., то есть свободно перемещаясь по афганской (летом) и таджикской (зимой) территориям. Похожий режим свободного передвижения создан для некоторых приграничных племен Ирана и Пакистана.78 Подобным образом передвигались туркмены между Ираном, Афганистаном и Советской Туркменией в 1920-х гг. На самом Памире режим свободного передвижения действовал до 1934 г. В настоящее время общее число киргизов Малого Памира- примерно полторы тысячи. Их численность уменьшается из-за высокой детской и женской смертности. Есть ли шанс сохранить в начале XXI века кочевое отгонное животноводство на запредельных высотах, на которых пролегают маршруты международного незаконного трафика? На время написания этих строк, киргизы-последователи Рахманкула оставались в Турции, а Абдурашида – в Афганистане. Совершенно очевидно, что их традиционный уклад жизни ушел в прошлое и вряд ли подлежит восстановлению. Новое поколение киргизов, равно как и других эмигрантских групп, живет по законам посттрадиционного общества. Современная среднеазиатская молодежь, где бы она не находилась - в Алматы, Душанбе, Каракундузе, или Вахане ищет спасения именно в социальной мобильности и шансе использовать новые возможности глобализации. Романтический высокогорный пасторализм киргизов Малого и Большого Памира уходит в прошлое .

Туркестанцы в Европе Если в Афганистане была сосредоточена массовая аграрная и религиозная эмиграция, то главным центром политического движения «продвинутых» эмигрантов –выходцев больших городов Средней Азии, стала Европа вместе с Турцией. Если для первых, идеалом родины была Бухара как религиозная и духовная святыня, родина и «дар ул-ислам», не имеющий отношения к отдельной национальной культуре и языку, то для вторых

– это Туркестан как этническая (тюркская) субстанция и политический проект, который предстоит воплотить в жизнь на месте разрушенной советской империи. Как уже указывалось, мухаджиры Афганистана редко называли свою родину «Туркестаном», предпочитая называть себя по месту рождения или «бухарцами».79 Главным получателем образованной части среднеазиатской, а если быть точнее, туркестанской (как она сама себя называла), эмиграции стала Турецкая республика. Притягательность Турции в глазах туркестанцев объясняется в первую очередь тем, что она всегда оставалась независимой и относительно развитой мусульманской страной, расположенной в См.: Отунчу, Ники «Афганские киргизы Некоторые исторические сведения о киргизах Афганского Бадахшана» http://elbilge.host.net.kg/red/afgp.html См.: Shalinsky A., op. cit.104 .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ непосредственной близости к Европе. Либеральная атмосфера Стамбула не шла в сравнение с более депрессивными настроем Тегерана и Кабула .

Еще с конца XIX века эта страна была желанным местом, куда стремилось большинство прозападно настроенных среднеазиатов. Турция рассматривалась также как перевалочный пункт, так как из этой страны эмигранты могли переселяться далее – в Европу. В Турции тюрков бывшей Российской империи причисляли к «диш тюрклер» (внешним тюркам). Эта страна стала вторым домом для миллионов тюрок всего мира. Не владеющие европейскими языками, они могли общаться с турками на их языке .

В Турции они чувствовали себя уверенно и не боялись сегрегации как в Оттоманский период, так и в республиканскую эру. После революции 1917 г. в этой стране, помимо туркестанцев, нашли прибежище лидеры азербайджанской партии Мусават, татаро-башкирского движения Идель-Урал, руководители крымских татар, народов Северного Кавказа, Грузии. В Турцию из Афганистана и Индии переселялись и те из эмигрантов (главным образом татаро-башкиры, ферганские и ташкентские узбеки), кто не знал, или плохо знал фарси-таджикский язык, распространенный в Хорасане. Прибыв в Турцию, они становились сторонниками тюркизма. Свою родину они иначе как «Туркестан» они не называли. Это было неоходимым условием проживания в Турции, так как ее правительство оказывало гостеприимство только тем, кто называл себя тюрком. Разумеется, среди них были и те, кто при иных обстоятельствах, мог бы причислить себя к таджикам или персам .

Например, Усман Ходжаев – двуязычный бухарец,80 в противоположность башкиру Ахмедзаки Валидову (Тогану) чувствовал себя одинаково уверенно в Персии, Афганистане, Турции и даже в Индии .

Турецкое национальное правительство в 1925 г. начало программу обустройства эмигрантов из «диш тюрклер» бывшей Российской империи. В 1925 г. все руководство «Туркестанского национального общества»

(ТНО), кроме Чокаева, переехало в Стамбул. В их числе был Заки Велиди Тоган. Он получает должность в Министерстве образования, в отделе переводов. 81 Тогда же, в 1925 г. он восстанавливает связи с Мустафой Чокаем, Османом Ходжой и другими «туркестанцами». В начале 1927 г .

В. Тоган оставляет работу в Министерстве и отбывает из Анкары в Стамбул, чтобы вплотную заняться литературной деятельностью - редактированием журнала «Ени Туркистан». В качестве профессора, он начинает читать в университете лекции по тюркской истории. Эмигранты чувствовали себя комфортно, покуда занимались своими внутренними делами, не вмешиваясь в политику и сугубо турецкие проблемы. В этом смысле больше всех турецкому правительству доставлял хлопот ярый сторонник панПо словам Тимура Ходжаоглу, сам Осман Ходжаев называл себя туркестанцем и бухарцем, но никак не узбеком. Из беседы автора с Т. Ходжаоглу в июле 2008 г. в Стамбуле .

Хусаинов Г. А.-З.Валиди Тоган // Ватандаш, N 11, 2000. – Уфа, http://www.rbtl.ru/ vatandash_www/11_00/131.htm (2005)

–  –  –

тюркизма Заки Валидов. Президент Турции Мустафа Кемаль, хоть и отдавал дань его заслугам, но присматривал за политической деятельностью башкирского вождя, имея в виду его настойчивые усилия по созданию Тюркской федерации и организации антисоветского блока из государств Среднего Востока. Соответственно, многие туркестанцы, боясь вызвать недовольство турецкого правительства, противились стараниям Тогана претендовать на лидирующие позиции в эмигрантской среде. Советская сторона была крайне недовольна деятельностью пантюркистов в Турции. Мустафа Кемаль, тем не менее, не обращал внимания на протесты СССР и оставил Тогана и Османа Ходжу в Турции .

В Турции эмигранты приняли самое активное участие в государственной, культурной и общественной деятельности. Они, например, внесли свой вклад в создание университета в Анкаре, в частности его сельскохозяйственного факультета. Не всем однако удалось адаптироваться в новых условиях. Один из бухарцев, Миян Бузрук (Салихов) например, не выдержал лишений и вернулся в СССР в 1927 г. До 1937 г. он преподавал в Таджикском учительском институте (Ташкент) пока не был арестован по обвинению в шпионаже. Он умер в тюрьме в 1939 г. 82 В марте 1927 г. в Стамбуле, в обстановке секретности, состоялся очередной съезд ТНО. Сами туркестанцы утверждали, что в их рядах было два крыла. Первое, представленное партией «Эрк» во главе в Тоганом, и второе, в которое вошла фракция джадидов «Тараккипарвар» Чокаева. На самом деле, ТНО раздирали скорее национальные, чем политические противоречия. В нем были европейски образованные казахи, башкиры, татары и более традиционные «тюрко-таджикские» бухарцы. По воспоминаниям Рузи Назара, Усман Ходжаев (Осман Ходжаоглы) был «восточный человек» прекрасно говоривший на таджикском, узбекском и урду, далекий от русской и западной культур. Узбеки, в том числе ташкентские, занимали промежуточную позицию. Бухарцы и ташкентцы считали себя «чистыми» туркестанцами и противились татарам и башкирам, считая их слишком обрусевшими. В ЦК ТНО вошли бухарец Осман Ходжаоглы (председатель), башкир Тоган и казах Чокаев (он же председатель европейского бюро ТНО).83 Однако в июне того же года Тоган добивается смещения Османа Ходжаева и сам становится во главе ТНО. Помимо национальных разногласий, ТНО ослабляли личные амбиции и соперничество «вождей». Тоган стремился к единоличному лидерству, в то время как Чокаев предпочитал находиться в стороне от скандалов – в Европе, где он печатал статьи, выступал с лекциями. Его раздражали постоянные наскоки Тогана, его стремление к единоначалию. Чокаеву также были чужды нескончаемая тяжба между «стамбульцами» - бухарцем Усман Andican, Ahat. Op. cit. 263 .

Andican, Ahat. Op. cit., 266-267 .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ Ходжаоглу и башкиром Тоганом. В свою очередь, независимость Чокаева и его популярность в Европе, в частности среди туркестанского и бухарского студенчества в Германии, раздражали Тогана. В 1928 г. Тоган обвинил Чокаева в нарушении «партийной линии» выразившегося в сотрудничестве с эсерами, а именно группой Милюкова. Здесь поведение Тогана напоминало сталинскую борьбу с различными «уклонами», которая разворачивалось в это время в Политбюро ЦК РКП (б). В ответ на критику Тогана Чокаев ответил выходом из ЦК, а позже вообще покинул ТНО. Через год Чокаев вернулся в ТНО, но одновременно с этим, уже сам Тоган покинул эту вконец расшатавшуюся организацию. Обвинения Чокаева в симпатиях к Советам, конечно, были надуманными. Достаточно ознакомится с его работами вышедшими в тот период, чтобы убедиться в этом.84 В отличие от «прогрессиста» Мустафы Чокаева, принципиально отрицавшего любые формы сотрудничества с СССР, «социалист»

Заки Валиди Тоган не был последовательным в своих политических пристрастиях. Находясь в рядах эмиграции, он не переставал переписываться с большевиками, в том числе Сталиным, называя их «глубокоуважаемыми товарищами». Некоторые из современников Валидова даже считали его тайным агентом ОГПУ, хотя Чокаев не верил этому .

Не секрет, что находясь в эмиграции Чокаев и Тоган и другие лидеры туркестанцев являлись объектом особого внимания польской разведки и других спецслужб.85 По словам современного российского исследователя С. М. Исхакова, ТНО работало при поддержке польской разведки, точнее экспозитуры № 2, созданной в 1929 г. при генштабе Польши для ведения разведывательной деятельности против СССР. Поляки хотели видеть туркестанцев частью своей антисоветской лиги «Прометей» (Варшава), куда вошли практически все эмигрантские группы, включая кавказцев, украинцев и туркестанцев (кроме русских и армян). Лига «Прометей» существовала с 1926 по 1938 гг. и выпускала журнал с аналогичным названием. Туркестанцы имели своего представителя при редакции этого журнала. В 1926 г. в Париже Чокаев встретился с главным идеологом «Прометея» Тадеушем Голувко, которого знал со школьных лет по Туркестану.86 В результате этой встречи Чокаев получил средства на издание журнала «Ени Туркистан».87 Собственно, и сам Чокаев не отрицал своей См. например: Chokaev, Mustafa. “The Basmachi Movement in Turkestan”, Asiatic Review/

–  –  –

вание из рук польской разведки. Из истории Российской эмиграции. Письма А.-З. Валидова и М. Чокаева (1924-1932гг.). С. 18 .

Голувко, Тадеуш Людвиг, родился в Семипалатинске в 1989 г. в семье сосланного участника

–  –  –

связи с кругами, заинтересованными в расколе России. Он указывал, что туркестанская эмиграция была слишком слабой и незначительной, чтобы позволить себе иметь собственное мнение. Она не имела никакого представительства, не говоря о влиянии, в СССР. Чокай оглы писал, что эмиграция еще могла бы сыграть весомую роль в решении будущего Туркестана «если бы состав ее был более полновесен, если бы она была в обладании материальных сил и сил интеллектуально-технических в масштабе, более значительном, чем теперь». В эмиграции среднеазиатам, по словам Чокаева, приходилось «весьма часто испытывать на себе взгляды европейцев, как на народ, и на страну, еще нуждающуюся в чьей-то опеке». В 1929 г. Чокаев горько признавал:

«Европа не признает нас способными к самоосвобождению. И мы это показали и доказали. Скрывать это было бы глупо. Ничего стыдного и позорного в этом нет. Против нас стоит почти стомиллионный русский народ. Борьбу против его национальной гегемонии мы должны вести только в самом тесном контакте со всеми остальными «окраинами» - Кавказом, Украиной и пр.88 »

Мустафа Чокай (или как его называют сегодня в Казахстане: Шокай) в 1929 г. определил основное политической направление представляемой им эмиграции следующим образом: «мы ныне (в эмиграции-К.А.) самостийники. Ни о Российской федерации, ни о Всероссийском Учредительном собрании сейчас у нас речи нет.»89 Неудивительно поэтому, что туркестанцы нашли в конце-концов опору в лице Польши, всегда опасавшейся российского гегемонизма и экспансионизма. При финансовой помощи правительства маршала Пилсудского, с 1926 по 1939 гг., ТНО, которая являлась членом лиги «Прометей» содержала два центра – в Турции и Европе, выпускавшие два ежемесячных журнала. «Ени Туркистан» издавался Тоганом в Стамбуле с 1927 по 1932 гг. (всего 32 выпуска) и «Яш Туркестан» с декабря 1929 по 1939 гг. Чокаевым в Париже (117 выпусков).90 Оба имели антисоветскую и пантюркистскую направленность. Все члены ТНО получали жалованье из фондов правительства Польши .

В Старом Свете туркестанские эмигранты оказались подвержены мощному антирусскому влиянию. Чтобы лучше понять суть взаимоотношений русской и “национальной” эмиграции, к которой помимо «туркестанцев» относились украинские и польские националисты, приведем цитату А .

Керенского из передовой статьи парижской «Дни» от 16 июня 1929 г.:

«М. Чокаева я давно знаю, (они учились вместе в ташкентской гим

<

Из истории Российской эмиграции. С. 93 .

Из истории Российской эмиграции. С. 116 .

Kocaoglu, Timur. “Turkistan Abroad: The Political Migration. From Soviet & Chinese Central Asia (1918-1997). Hisao Komatsu, Obiya Chika, John Schoeberlein, eds. Migration in Central Asia: Its History and Current Problems (JSAS Symposium Series: 9). Osaka: The Japan Center for Area Studies, 2000, 117 .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ назии и петербургском университете - К. А.) и история его превращений из российского федералиста в противорусского сепаратиста (здесь и далее подчеркнуто Керенским –К.А.) поучительна для всех нас, российских людей... Родился М. Чокаев вольным степным киргизом. Не будь тогда в Туркестане российской “варварской оккупации” так бы и остался он всю жизнь кочующим со своими юртами и верблюдами первобытным сыном степей. Но в Туркестане были русские .

У русских были школы, в которых, не нарушая своих религиозных верований и не изменяя своим народным преданиям, любой “туземец” мог, по стопам Ломоносова, достигать любых степеней известных... М. Чокаев и вырос в этой культурной обстановке российской “оккупации”. Он стал, сохраняя свои кровные и душевные связи с Туркестаном, европейцем, потому, что стал человеком российской культуры. Так продолжалось до революции. И в изгнании долго еще не рвал своих связей с Россией Чокаев, не убивая в себе большое, всероссийское во имя малого, сепаратистского. В нем убили имперское и насадили уездное сами большевики и только большевики... Я хорошо помню, как пришел ко мне Чокаев и без всякого воодушевления и восторга заявил, что насилия большевиков над населением Туркестана зажгли в нем ненависть не только к большевикам, а ко всей России, ко всему русскому» .

Свое мнение о Чокаеве Керенский заключает следующим пассажем:

«Борьба Туркестана за свою «независимость» входит в общий план расчленения России, который вынашивается и выполняется разными татарскими, грузинскими, украинскими и кубанскими Чокаевыми под высоким покровительством самого «первого маршала» (Пилсудского- К.А.).91 Приведенная цитата свидетельствует об эволюции взглядов среднеазиатов, оказавшихся на Западе и освободившихся там от русского политического и культурного влияния. Русские эмигранты были крайне раздражены поведением тюркской интеллигенции за границей, которая вместо ожидавшихся от нее лояльности и признательности России, придерживалась антироссийской идеологии тюркизма .

Имели ли туркестанские вожди связь с эмигрантами за пределами Турции и Европы? Разумеется ТНО не расставалось с мыслью иметь свои филиалы в Иране и Афганистане. Это придало бы ему вес в глазах поляков и немцев. Известно, например, что в конце 1920-х гг. Заки Валиди предлагал полякам и немцам использовать бухарских эмигрантов, говорящих на персидском, для работы в Афганистане. В конце 1920-х гг. центр лиги «Прометей» и военный атташе посольства Польши в Стамбуле Дубич установили связь с агентами ТНО в Иране и Афганистане. Среди них

–  –  –

был ташкентский узбек Абдулла Таваккул Бабур (кличка «Турсун») и ферганец Куршермат («Шахрух»). Вероятно, поляки имели намерение поддержать усилия туркестанцев распространить свое влияние в Европе и Средней Азии включая Иран и Афганистан, но они опасались обвинений Кремля в подготовке антисоветского восстания в СССР и отказались от использования указанных агентов.92 Тем не менее, некоторая связь ТНО с частью бывших басмачей, осевших в Афганистане, существовала. О них шла речь выше, в разделе «Афганистан: долгие годы изгнания». По инициативе ТНО, бывшие басмачи и члены их семей переправлялись из Кабула в Турцию и Германию для обучения военному делу.93 Впрочем, возможности туркестанцев в Афганистане были ограниченны. Их лидеру

– бывшему председателю Бух ЦИК джадиду Осману Ходжаеву приходилось соперничать в Афганистане с другим бывшим правителем Бухары – Алим Ханом и его фаворитом и сватом Мубаширханом Тарази. Бухарские мухаджиры с подозрением относились к светским националистам-туркестанцам наезжавшим время от времени в Кабул. Их журналы, изданные в Стамбуле и Берлине на тюркском казались им чересчур либеральными.94 В свою очередь, туркестанцы противопоставляли себя экс-эмиру и его сторонникам в Афганистане. Их также раздражали знаки внимания, оказываемые в Европе представителям Алим Хана. Во всех своих резолюциях ТНО подчеркивало, что оно ни при каких условиях не будет сотрудничать с эмиристами. Туркестанцы считали экс-эмира эгоистичным агентом русских монархистов. Они настаивали на том, что именно ТНО является законным представителем региона Средней Азии, который они упорно называли Туркестаном, не признавая национального размежевания 1924 г. В 1927 г., когда ТНО вошло в лигу «Прометей» и начало заявлять о себе в полный голос, в Париж прибыл Мукумбаев. С собой он привез рукопись книги Алим Хана «Таърихи хузн ал-миллали Бухоро» и меморандум Лиге Наций. Джозеф Кастанье, прекрасный знаток Средней Азии,95 сотрудник журнала «Прометей», помог Мукумбаеву встретиться с важными персонами в Париже .

Именно Кастанье перевел с фарси-таджикского на французкий язык книгу Алим Хана и приложенный к ней «меморандум» и способствовал ее публикации в Париже в 1929 г. Соли на раны туркестанцев подсыпал редактор «Прометея», один из бывших руководителей Грузинской республики (1919гг.) Георгий Гвазава, который устроил торжественный прием и ужин в честь представителя эмира Мукумбаева .

Ahdican, Ahat. Op.cit., 307-310 .

Из истории российской эмиргации. С. 31 .

Ahdican, Ahat. Op.cit., 375 .

Джозеф Кастанье известный в России как Иосиф Антонович Кастанье - археолог, преподователь, жил в Оренбурге и Ташкенте в 1912-1919 гг. Бежал от большевиков в 1919 г. на свою родину – Францию. Сотрудничал в журнале «Прометей» в 1920-х гг. Среди прочих, написал книгу о басмачестве: Castagne, Joseph. Les Basmachis, Paris, 1925 .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ «Как может социал-демократ, редактор демократического журнала общаться с политическим представителем ушедшего в небытие деспотического монархического режима?», возмущался Тоган. В октябре 1927 г. ТНО наказало своим представителям в Париже Чокаеву и Ахмад Наиму Уктаму блокировать публикацию не только эмирского «меморандума», но и любого материала в поддержку Алим Хана в «Прометее».96 Конфликт туркестанцев с «Прометеем» имел своим продолжением то, что Кастанье отказывался печатать ряд статей Чокаева и Наима Уктама.97 Введение латинского шрифта обескуражило «диш тюрклер». Использование арабицы в Турции с ноября 1928 г. было запрещено законом. Имея ввиду что читателями «Ени Туркистан» была широкая аудитория тюрков, расселенных по всему миру и пользовавшихся арабским шрифтом, количество читателей этого журнала, который стал издаваться на новом (латинском) шрифте, снизилось. Издание журнала на латинице требовало больше средств, так как на латинском шрифте текст на бумаге занимал вдвое больше места чем на арабском, в котором опускались безударные гласные .

Читателями журнала на латинице стали исключительно турки и тюрки, проживающие в Турции. Его не могли читать жители Афганистана, Ирана, Индии, арабских стран, в том числе эмигранты из Средней Азии. По словам Тогана, латинский шрифт в Афганистане, Персии и Туркестане «вызывает лишь отвращение».98 Чтобы не прерывать работу журнала и не потерять читателя, на съезде ТНО в Стамбуле в сентябре 1929 г. было решено перенести журнал «Яш Туркистан» в Берлин и издавать его на чагатаи-узбекском с использованием арабского шрифта.99 Разумеется, разрешение на это было получено от Восточного отдела МИД Польши, финансировавшего издание. Редактором этого журнала, предназначенного для тюрков, проживающих за пределами Турции, стал Чокаев. В своих публикациях туркестанцы старались избегать пантюркистской риторики, понимая что это не понравится правительству Турции и может нанести вред самому ТНО. Они старались представить Турцию и ее лидеров как силу, поддерживающую освобождение Туркестана, а не как освободителя их родины .

Турецко-советские отношения с 1930 г. значительно потеплели, что имело своим следствием усиление прессинга на среднеазиатскую диаспору в Турции. Именно в 1931 г. правительство запрещает выпуск антисоветской эмигрантской прессы, в том числе «Ени Туркистан». Тремя годами позже Турция запретит ввоз в страну журнала «Яш Туркистан» из Берлина. В этот же, 1934 г. СССР становится членом Лиги Наций. Это означало международное признание Советского Союза .

Из истории Российской эмиграции. С.36 .

Наим Уктам был представителем ТНО при «Прометее». См.: Andican, Ahat. Op.cit., 272-273 .

–  –  –

Рассказ о бухарцах и туркестанцах на Западе будет неполным без упоминания о бухарских студентах, обучавшихся в Европе 1920-х гг. Правительство Бухары, в частности, министр просвещения Абдурауф Фитрат, а также некоторые организации Туркестанской АССР посылали талантливую молодежь в Германию и Турцию. Всего было послано около 100 юношей и девушек. Это было воплощение джадидского идеала – посылать молодежь для обучения на Запад с тем, чтобы она, вернувшись оттуда развивала экономику, культуру и науку у себя на родине. Студентам платили стипендию за счет золота Бухарской республики, оставленного на хранение в Рейхсбанк. Так продолжалось до тех пор, пока Германия не признала СССР дефакто и де-юре в середине 1920-х гг. С тех пор Бухара перестала быть легитимным, признанным государством. Она была поглощена СССР. После этого, под нажимом Москвы, Германия заблокировала счета бухарцев и в 1930 г. студентам перестали платить. Им было предложено вернуться в Советский Союз. Почти все бухарцы отказались возвращаться в СССР .

Расходы по обучению части бухарцев в Германии взял на себя Фонд Гумбольдта.100 Те, кто обучались в Турции примкнули к Осману Ходже, издававшему «Ени Туркистан» в Стамбуле, а берлинские студенты поддержали Мустафу Чокаева и его «Яш Туркистан». Тем не менее, часть молодежи, уступая нажиму Советского правительства, вынуждена была возвратиться. В конце-концов практически все те, кто учился в Германии и возвратился в Советский Узбекистан, были расстреляны в 1937-1938 гг.101 Значение туркестанских эмигрантских организаций не следует преувеличивать. Их пантюркизм получил лишь ограниченную поддержку среди турецких кругов. В Турции набирала силу проевропейская ориентация. С точки зрения прозападных турецких националистов, Средняя Азия представляла собой неудобный для проживания регион, покинутый турками в глубокой древности для того, чтобы переселиться в Малую Азию. Мустафе Ататюрку было важнее доказать Европе и самим туркам, среди которых было немало выходцев из Балкан, Армении и Греции, историческое право турков на владение Анатолией, чем вспоминать о связи с отдаленными от Малой Азии азиатскими народами, вошедшими в СССР. К тому же, молодая Турецкая республика помнила о той поддержке, которую ей оказывала СССР и потому придерживала политическую активность «внешних тюрков». После смерти Ататюрка в 1938 г., новый турецкий президент Исмет Иненю все-таки отступил перед паранойей Москвы, вызванной боязнью «буржуазного национализма» и в 1939 г. выдворил Османа Ходжу.102 Andican, Ahat. Op.cit., 244 .

См.: Турдиев Шерали. Улар Германияда укиган эдилар.... Тошкент: Фан, 1991 .

Из Турции Осман Ходжа отправился в Польшу, а затем в Иран. Он смог вернуться в Турцию только после Второй мировой войны. Между 1951 и 1957 гг. он жил в Пакистане. Затем он вернулся в Турцию и больше не покидал ее до своей кончины 28 июля 1968 г. См.: Kocaogly, Timur (ed.) Reform Movements and Revolutions in Turkistan: 1900-1924. 45 .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ Вторую мировую войну туркестанцы в Европе и Турции застали, находясь в состоянии разброда. Война на какое-то время их сплотила. Фашистов, готовивших нападение на СССР, интересовал антисоветский, «освободительный» потенциал народов Советского Союза и возможность создания «пятой колонны» в регионе Средней Азии. Необходимой предпосылкой сотрудничества с фашистами был полный разрыв с СССР и решимость бороться против «большевистской опасности» на всем Востоке .

Тоган, с его большевистским прошлым и связями со Сталиным подходил для гитлеровцев меньше, чем последовательно антисоветский Чокаев .

Таким, самым трагическим образом, некоторые из туркестанцев оказались на стороне фашистов в годы Второй мировой войны .

Мустафе Чокаеву вместе с Вели Каюмханом, бывшим студентом из Туркестана, который безвыездно проживал в Германии с 1925 г., в июле 1941 г. было поручено германским командованием составить списки военнопленных узбеков, казахов, киргизов, таджиков, уйгуров и каракалпаков. Речь тогда шла лишь о возможном отделении среднеазиатов от остальных военнопленных, а также выяснении их настроений. Конкретные вопросы, касающиеся «Туркестанского легиона» с Чокаевым не обсуждались. На протяжении трех месяцев Чокаев со своими помощниками посетил 15 лагерей для военнопленных. Узники лагерей находились в ужасающих, нечеловеческих условиях. Многие болели эпидемическими заболеваниями. Во время одной из поездок в декабре 1941 г. Чокаев заразился тифом и 27 декабря 1941 г. признанного вождя среднеазиатской эмиграции не стало.103 Тем временем, положение на фронтах складывалось не в пользу СССР. Только в первые месяцы войны в плен попало до четырех миллионов советских солдат. Уже в декабре 1941 г. было принято решение образовать полки из советских военнопленных – выходцев России, Белоруссии, Украины, Прибалтики, Крыма, Кавказа, Поволжья и Средней Азии. В январе 1942 г. в местечке Легионово близ Варшавы был создан учебный лагерь Туркестанского легиона. В этот легион отправлялись отобранные для прохождения службы военнопленные из пяти среднеазиатских республик. После прохождения обучения и тренировок, легионеры-туркестанцы оправлялись в различные боевые части. Уже весной 1942 г. первые батальоны туркестанцев, были облачены в немецкую форму и отправлены на фронт. Национальные части из военнопленных вошли, в частности, в отдельную 162 пехотную дивизию (создана в мае 1943 г.), в которой выходцы из Средней Азии, Азербайджана, Крыма, Кавказа, Поволжья служили вместе с немцами. Командовал ею генерал В литературе, с подачи Айкарлы до сих пор циркулируют слухи, что Чокаев был отравлен Каюмханом. Во всяком случае, совершенно очевидно, карьера Каюмхана, никому неизвестного эмигранта, исполнявшего роль переводчика и помощника Чокаева, резко пошла вверх с самого начала 1942 г .

–  –  –

Оскар фон Нидермайер, бывший военный атташе в Иране. 104 Нидермайер был известен как немецкий «Лоуренс Аравийский». Последний прославился тем, что склонял арабов на сторону англичан во время Первой мировой войны. С середины 1942 г. до самого концы войны легионеры «туркестанцы», кавказцы и татары воевали против партизан Белоруссии, Крыма, Югославии, Франции и Италии .

Разумеется, инициатива создания легиона принадлежала Германии, а не эмигрантам, и тем более не военнопленным. Подобные, хотя и меньшие по размеру, легионы были созданы для боснийцев, арабов, индусов, грузин, армян. Главной военной целью создания подобных подразделений было восполнение потерь, которые несла немецко-фашистская армия .

Политическая составляющая привлечения выходцев СССР на сторону фашистов носила ярко выраженный пропагандистский характер. Германскому командованию надо было доказать, что они возглавляли «крестовый поход» всех народов мира против большевизма .

Были и геополитические причины создания иностранных добровольческих формирований в германских вооруженных силах. В случае с Кавказом, Поволжьем и Средней Азией, стратегической целью Гитлера было перетягивание с их помощью на свою сторону нейтральной Турции, и установление своего контроля над кавказской и ближневосточной нефтью .

Туркам предлагалась перспектива стать посредниками между Германией и мусульманскими народами СССР .

Поначалу, пленным мусульманам гитлеровцы обещали широкие права, отмену колхозов, открытие мечетей и пр. Такая «промусульманская» политика приносила ожидаемые фашистами результаты. Когда гитлеровские войска заняли часть Северного Кавказа и Крыма осенью 1942 г., то в их рядах были бойцы Кавказско-мусульманского легиона (KaukasischMohammedan Legion). Создавалось впечатление, что немцы не являются захватчиками, а помогают местным народам добиться национальной независимости. Следом начали создаваться национальные комитеты, руководимые местными лидерами. В Крыму и на Кавказе, по приглашению МИДа рейха начали появляться турецкие советники. Немецким командованием делались откровенные знаки поощрения пантуранизма. Тем самым, немцы хотели склонить к сотрудничеству Турцию, которая всеми силами старалась сохранить нейтралитет. Но Турция устояла. В отличие от 1914 г., она не стала ввязываться в мировую войну на стороне Германии. В годы Второй мировой войны Турция всячески показывала СССР, что она не поддерживает фашистов. Она хоть и оказывала гостеприимство «внешним тюркам» из бывшей Российской империи, но внимательно следила за их политической активностью. Со времен Мустафы Кемаля Ататюрка, турецкий наWaffen-SS im Einsatz Hitler’s Soviet Muslim Legions http://stosstruppen39-45.tripod.com/id10.html PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ ционализм или «туркчилик» ограничивался территорией Турецкого государства. Сам факт того, что турки делили турков на «внешних» и «внутренних»

говорит о многом. В сороковых годах пантюркизм и туранизм всячески подавлялся в Турции из-за опасения, что эти движения могут испортить отношения с СССР. Президент Исмет Иненю (находился у власти с 1938 по 1950), в отличие от своего великого предшественника, был нетерпим к пантюркистам. Он считал что «расисты и туранисты имеют своей целью разрушить Турцию». Он же указывал на наличие связи между туранистами и внешними силами, в первую очередь Германией .

Какую роль играли эмигранты в реализации фашистских планов создания третьего рейха? Высшие чины Министерства по делам восточных территорий (Ostministerium) и МИД нацистской Германии считали, что необходимо вести наступление на Советский Союз не только в Европе, но и в Азии, путем привлечения к сотрудничеству мусульман СССР. Они также были уверены, что в этом им должны помогать среднеазиатские эмигранты и правительство республики Турция. С этой целью в Берлине, в отеле Адлон в мае 1942 г. была проведена конференция, на которую были приглашены лидеры эмиграции из азиатской России. Туркестан был представлен Вели Каюмханом. 105 Надежды старых лидеров эмиграции, что их чаяния о предоставлении независимости будут услышаны, а сами они оценены как равноправные политические партнеры немецкого командования, не оправдались. Нацисты не собирались торговаться с представителями «низших рас». Им нужны были только легионы для войны против СССР, и потому эмигрантам предлагалось заниматься исключительно вербовкой и подготовкой военнопленных. Это было не совсем то, чего добивались туркестанцы. В результате, многие эмигранты отвернулись от фашизма .

Они покинули Германию и переселились в Турцию. Все же, несмотря на неудачу адлонской конференции, сотрудничество эмигрантов и нацистов не прекращалось. Немцы не стали утруждать себя налаживанием контактов с ТНО. Они стали открыто продвигать тех эмигрантских лидеров, которые безоговорочно поддерживали нацистскую идеологию и политику .

Так на политической сцене появился Каюмхан, ставший главной фигурой профашистской туркестанской эмиграции. Каюмхан не был членом ТНО и не принимал участия в публикации «Яш Туркестан» (Берлин), хотя и жил постоянно в Германии с 1925 г. Рузи Назар отзывался о нем как о человеке, не отличавшимся особыми талантами, «ташкентском мещанине». До прихода к власти фашистов, он не был знаком большинству эмигрантов и накак себя не проявлял. Ахат Андижан полагает, что Каюмхану национал-социализм и нацизм были ближе чем идеи освобождения Туркестана. 106 В начале 1942 г., сразу после смерти Мустафы Чокая, Каюмхан Andican, Ahat. Op. cit., 450-454 .

Andican, Ahat. Op. cit., 463 .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ создает свою организацию «Милли Туркистан Бирлик Комитаси» (Национальный комитет объединения Туркестана или НКОТ), целью которой было осуществлять связь между легионерами и германским командованием .

Для того, чтобы просвещать легионеров и поддерживать антисоветские настроения среди своих туркестанских союзников, немцы издавали периодику в том числе журнал «Милли Туркистан» с июня 1942 г. Его аудиторией являлись бойцы Туркестанского легиона. В марте 1943 г. начала выходить еженедельная газета Туркестанского легиона «Янги Туркистан», которая печаталась до самого конца войны. Каюмхан хотел навязать легионерам единый – «чагатайско-тюркский» язык - обязательный для всех туркестанцев, что вызывало несогласие казахов, татар и других не-узбекских групп читателей журнала. Каюмхана окружали в основном военнопленные (в том числе Баймирза Хаит), а не представители «старой» туркестанской эмиграции.107 С возникновением профашисткого НКОТ возглавляемого Каюмханом, начинается его конфликт с пантюркистским ТНО, многие члены которого после кончины Чокаева перебрались в Турцию .

Распространенный в советской литературе тезис о прямой связи эмигрантских кругов и фашизма не выдерживает критики. Азербайджанские, кавказские, украинские, татарские, туркестанские и прочие эмигрантские группы были разочарованы политикой фашистской Германии в Украине, на Кавказе и в Крыму. Они видели, что нацисты не думают предоставлять независимость оккупированным ими территориям. Поэтому они отстранились от прямой кооперации с нацистами. В профашистскую деятельность былы вовлечены, в основном, бывшие военнопленные, которых собрал НКОТ во главе с Каюмханом .

Трудно сказать, сколько человек состояло в Туркестанском легионе, рассредоточенном в различных частях вермахта. Принято считать, что всего в войсках вермахта и СС в 1942-1944 гг. служили 70 000 туркестанских добровольцев. Среди них, собственно бойцов было 40 000.108 Хотя в историографии получила хождение явно преувеличенная цифра, впервые приведенная Баймирзой Хаитом – 180 000 бойцов и 85 000 обслуживающего персонала. 109 Это были самостоятельные единицы, входившие в немецкие дивизии .

Коллаборационисты из числа советских мусульман привлекли внимание рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера. Гиммлер был главным архитектором политики нацизма, генератором его идей. Его трактовка ислама как воинственной религии, контрастирующей с «мягким христианством»

привела его к решению образовать свое собственное мусульманское войско. В декабре 1943 г., по поручению Гиммлера и с благословения великоAndican, Ahat. Op.cit., 467 .

Waffen-SS im Einsatz Hitler’s Soviet Muslim Legions http://stosstruppen39-45.tripod.com/id10.html Мендикулова Г. Указ соч. С. 147 .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ го муфтия Иерусалима аль-Хусейни, в Травниках (Польша) был образована Восточно-тюркская дивизия ваффен СС110 (Osttьrkischen WaffenVerbдnde der SS). Командовал ею оберштурмбанфюрер СС Андреас Мейер-Мадер.111 В эту дивизию входили туркестанский полк СС, а также туркестанские, азербайджанский и волжско-татарский батальоны. В начале 1944 г. Восточно-тюркская дивизия была послана в Белоруссию для борьбы с партизанами. В Белоруссии туркестанцы прославились своей слабой дисциплиной, низким моральным духом и многочисленными преступлениями против мирного населения. В июле 1944 г. Восточно-тюркская дивизия СС вернулась в Польшу уже без своего командира, которого убили партизаны близ Минска в марте 1944 г. Новым командующим стал гауптштурмфюрер СС Биллиг (Billig), командование которого вызвало немало нареканий со стороны Гиммлера. После этого, все мусульманские подразделения армии и ваффен СС были переброшены с Восточного, на Западный фронт. Новым командующим был назначен штандартенфюрер СС Гарун ал-Рашид Бей – австриец, принявший ислам.112 Туркестанцы принимали участие в подавлении восстания в Варшаве в августе-сентябре 1944 г. Тогда немецкие войска убили 200 000 мирных поляков. Легионеры из Средней Азии были среди тех, кто первым принял бой с англо-американскими войсками, осуществившими высадку войск в Нормандии .

Однако, было видно, что туркестанцы тяготились службой в чужой для них армии, отступающей вглубь Европы, в противоположном направлении от их родной Средней Азии. Случаи перехода обратно на советскую сторону или к партизанам были достаточно массовым явлением. Накануне нового 1945 г., туркестанцы подняли восстание под руководством оберштурмфюрера Гуляма Алиева (Алимова) и ваффен-унтерштурмфюрера Асад Палвана. Убив несколько немецких офицеров, они сбежали к партизанам. После этого, Гарун ал-Рашид был смещен и Восточно-тюркская дивизия переформированна. Советские партизаны, правда не были склонны доверять перебежчикам и расстреляли Алиева. Это обстоятельство заставило легионеров вернуться к немцам. Тем не менее, многие легионеры бежали и становились в ряды партизан, боровшихся против фашистов .

Туркестанцы решительно отклоняли попытки Гиммлера создать объединенный антибольшевистский фронт из бывших советских военнопленных под командованием генерала Андрея Власова. Они отказывались воевать под командованием русских в «Русской освободительной армии». Конец войны Восточно-тюркская дивизия ваффен СС, в которой служили Саид Карими, Хусейн Икрам, Рузи Назар и другие узбеки, туркмены, татары,

–  –  –

азербайджанцы, киргизы, таджики и казахи, встретила на границе Италии и Словении, где она действовала против партизан .

Что касается Тогана, то он во время Второй мировой войны стремился пойти на прямой контакт с немцами. Видимо ему, как бывшему командущему Башкирской армии хотелось принять участие в Туркестанском легионе. Сразу после начала войны, во второй половине 1941 г. он попытался отправиться в Германию, но турецкое правительство, опасаясь осложнений с СССР отказало в выдаче ему выездной визы.113 В 1942 г. в Стамбул из Берлина прибыл Каюмхан. Он хотел наладить связь с лидерами пост-чокаевского ТНО. Однако, большинство старых туркестанцев не горели желанием сотрудничать с НКОТ. Посредником между профашистским Каюмханом и пантюркистами из ТНО (Делилом, Яркином, Чагатаем, Октаем и пр.) выступил Тоган. ТНО все же воздержалось от сотрудничества с Каюмханом и его НКОТ. После этого, ТНО, к которому потеряли интерес как нацисты так и нейтральная Турция, фактически фактически свернуло свою политическую деятельность. В 1943 г. Тогану удается все же побывать в Германии и встретиться с чиновниками МИД Германии, в том числе с фон Хентигом. Ахат Андижан предполагает, что Каюмхан и Тоган встречались в Берлине в 1943 г., но профашистский узбек и башкирский националист претендующие на роль лидера «тюрков России » не смогли придти к соглашению.114 Вполне можно предположить, что разговор не заладился еще изза того, что до них дошли известия о разгроме фашистов под Сталинградом. Кроме того, нацисты имели все основания не доверять Тогану, памятуя его политическую неустойчивость и соглашения с большевиками, белогвардейцами и пантюркистами. Этот визит в Берлин в разгар войны против СССР будет стоить Тогану заключением в турецкой тюрьме. Примерно через год, в мае 1944 г. Тоган был арестован стамбульской полицией по подозрению в пантюркизме и туранизме. Исмет Иненю считал, что эти движения, подгреваемые «внешними тюрками» угрожают республике и ее отношениям с Советским Союзом. Тоган предстал перед судом в сентябре 1944 г. В вину ему вменялось то, что он не только склонял Турцию к участию в войне на стороне Германии, но и пытался свергнуть ее (Турции) правительство за то, что оно не помогло Германии и упустило шанс создать «Тюркский Союз». Суд продолжался до 24 марта 1945. Тоган был приговорен с 10 годам лишения свободы. Война, тем временем завершилась, сняв остроту вопроса. 26 октября 1945 г. после 15 месяцев отсидки, Тоган был выпущен на свободу.115 Андижан полагает, что столь суровые, и незаслуПо другой версии ему было отказанов выдаче германской визы по причине его неблагона

–  –  –

федерализма» http://www.profile.ru/forum/forum.php?item=2067#msg PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ женные по его мнению, меры по отношению к Тогану были продиктованы опасением, что СССР, недовольный прогерманской политикой Стамбула, мог пойти если не на оккупацию всей Турции, то на аннексию ее восточных областей. Президент Иненю, как и афганский король Захир Шах действительно страшно боялся Сталина. В конце победоносной войны престиж Сталина достиг своего пика. Принеся в жертву старого сталинского недруга Тогана, Иненю рассчитывал отвести от себя удар .

Победа над фашизмом, конечно была одержана не Сталиным, а героическим советским народом, который переломил хребет фашистской Германии вместе с ее союзниками. Гитлер покончил собой 30 апреля, а тремя неделями позже отравился цианистым калием рейхсфюрер СС. Вели Каюмхан сдался американцам 22 мая и был предан Нюрнберскому суду.116 Подавляющее большинство легионеров, которые сдались союзникам в Европе в первые послевоенные месяцы, были переданы советскому командованию, которое, погрузив их в телячьи вагоны, отправило на восток. В СССР они не избежали сурового наказания. Как предатели родины они были расстреляны или отправлены гнить в ГУЛАГ. Около тысячи бывших бойцов Туркестанского легиона избежали наказания и остались на Западе .

Относительно участия среднеазиатских эмигрантов в антисоветских действиях во время Второй мировой войны, на наш взгляд, принципиальных споров не должно возникать. Главным побудительным мотивом, приведшим эмигрантов первой и второй волн к немцам, была непримиримая враждебность к СССР. Они пострадали от большевиков и никогда не скрывали своего неприятия Советской власти. Вполне понятно, что некоторые из них (может даже большинство) могли желать поражения СССР. Второй причиной терпимого отношения к фашизму было стремление участвовать в самоопределении своих наций в случае краха СССР. Среди туркестанской эмиграции циркулировали слухи, что Средняя Азия не входит в число территорий прямой военной экспансии и что ей будет дарован статус буфера или протектората с широкими правами. Позднее выяснилось, что слухи эти неоправданны, но они, тем не менее, взбудоражили эмигрантов и вселяли в них надежду .

Что касается военнопленных Красной Армии, вошедших в состав добровольческих соединений и воевавших на стороне фашистской Германии, то тут все гораздо сложнее. В последние годы вышло немало литературы, в которой оправдываются те, кто не будучи немцем или гражданином Германии, служил Гитлеру. Некоторые строят свою реабилитацию на демонизации Советской власти и на тезисе о «двух тоталитарных идеологиях» - нацизме и коммунизме, между которыми, якобы, нет принципиальных различий. В самом деле, переход на сторону врага части военнопленных был реакцией на террор, жестокости и несправедливости сталинского

–  –  –

режима. Помимо этого, на советских военнослужащих большое воздействие оказали катастрофические поражения Красной Армии в первые месяцы войны, которые создали впечатление скорой победы гитлеровской Германии .

Много еще предстоит узнать о деятельности «туркестанцев» в годы Второй Мировой войны. Историкам остается искать новые источники, предлагать новые интепретации, чтобы понять тех, кто оказался по другую сторону фронта. Можно понять искренне заблуждавшихся, доведенных до отчаяния голодом, болезнями и издевательствами людей, вынужденных волей обстоятельств пойти на союз с фашистами. Понять, однако не значит простить. Нет ничего хорошего в том, что человек, присягнувший на верность родине, поворачивает свое оружие, клянется в верности Гитлеру и идет на осознанное сотрудничество с нацизмом – величайшим в истории преступлением против человечности. Другое дело – эмигранты, которые к моменту начала войны уже проживали за пределами СССР и никогда не присягали на верность Советскому строю. Среди эмигрантов, которые все же сотрудничали с нацистами было немало тех, кто делал это из желания помочь землякам-военнопленным и хоть как-то облегчить нечеловеческие условия существования в гитлеровских лагерях. Они хотели выступить адвокатами своих соотечественников, попавших в плен .

За это они заслуживают благодарность от всего народа Центральной Азии .

Этот мотив – защита военнопленных - был центральным в действиях Мустафы Чокаева. Давая оценку политическим действиям эмигрантов во время Второй мировой войны, не следует упускать этот человеческий и гуманистический фактор, который мог быть решающим в определении линии их поведения. Конечно, нельзя огульно называть эмигрантов и военнопленных нацистами и предателями-коллаборационистами. Каждый случай требует отдельного рассмотрения. Как было указано выше, большинство эмигрантов первой и второй волн, не пошло на сотрудничество с Германией, которая не собиралась предоставлять независимость «освобожденным» ею народам СССР. Фашистам удалось склонить на свою сторону большей частью военнопленных и тех эмигрантов, которые пытались облегчить участь узников лагерей. Определение «предатель» может быть юридически применимо к пленным, изменившим воинской присяге, а не к эмигрантам, даже к тем из них, кто сотрудничал с немцами .

В целом, историю с «Туркестанским легионом», равно как и с мобилизацией эмигрантского подполья в Европе и на Среднем Востоке в 1941гг., следует воспринимать как эпизод Второй мировой войны, а не как попытку эмигрантов «освободить Туркестан и Бухару» как на этом настаивают Рузи Назар и Ахат Андижан. Это была крупнейшая в мировой истории война, в которую было вовлечено 61 государство. Случаев привлечения к сотрудничеству с фашистской Германией, подобных тем, которые имели место в среде эмигрантов и военнопленных – выходцев Средней PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ Азии - не счесть. Нет оснований полагать, что фашисты рассматривали антисоветских националистов (украинских, кавказских, туркестанских) в качестве равноправных союзников. Нелепо предполагать, что эмигранты и военопленные могли ставить условия Гитлеру и торговаться с ним. Для фашистов мусульмане Средней Азии были низшей расой, призванной служить «арийцам Третьего рейха». Коллаборационисты из числа военнопленных и эмигрантов оказались инструментом в руках фашистской Германии и ее союзников, стремившихся мобилизовать антисоветские и антибританские круги для реализации своих планов. Надо быть слепым или очень наивным, чтобы предполагать, что Германия стремилась помочь народам Средней Азии, Кавказа и Поволжья освободиться от «советского ига». На наш взгляд эта интерпретация появилась уже после того как Германия капитулировала в мае 1945 г. Ее авторами явились легионеры, включая Вали Каюма и Б. Хаита, которые придумали ее для того чтобы избежать наказания или смягчить его .

В конце 1945 г. союзники (США и Англия) прекратили ловить туркестанских легионеров и отправлять их в СССР. Определенная часть из них, в том числе Рузи Назар сошлась с украинскими националистами, образовавшими в 1946 г. «Антибольшевистский блок народов» Ярослава Стецько, объединявший представителей 14-ти народов, живущих на территории Социалистического блока.117 Украинские националисты поддерживали туркестанцев, которые входили в их организации .

В конце 1940-х гг. началась «холодная война». СССР приступил к созданию коммунистических режимов в Восточной Европе. Именно тогда США и Англия, которые традиционно придерживались изоляционистской политики по отношению Средней Азии и Ближнего Востока, стали поддерживать антисоветские силы и организации для того, чтобы противостоять коммунистической угрозе. Они стали проявлять интерес к выходцам Средней Азии. В 1947 г. американцы установили контакты с только что вышедшим на свободу Вели Каюмханом, председателем НКОТ. Каюмхан заявил, что его организация войдет в общий антикоммунистический фронт, только если Америка пообещает предоставить независимость Туркестану и признает НКОТ единственным представителем Туркестана. На это предложение американцы ответили отказом. Каюмхан, по его словам, в конце-концов заключил соглашение с британским Форин Офисом. Англичане, якобы, согласились считать Туркестан единым целым и признали за ним право на независимость. Одновременно, они стали оказывать материальную помощь НКОТ в обмен на действия туркестанцев С 1941 г. Стецко был премьером Украинского правительства и первым заместителем руководителя «Организации Украинских Националистов» (ОУН) Степана Бандеры. Бандеровцы надеялись, что немцы поддержат их стремление к самоопределению, но ошиблись.Стецко был заключен в концлагерь. Выйдя оттуда в сентябре 1944 г. он пошел на прямое сотрудничество с фашистами .

–  –  –

против СССР и ведение антикоммунистической пропаганды на Востоке .

Местом расположения НКОТ была выбрана Германия (г. Минден в Вестфалии). Кроме Каюмхана в этом центре работали Баймирза Хаит, Иргаш Шермат, Хусейн Икрам и другие бывшие легионеры. Их усилиями, в 1949 г. был был возобновлен выпуск журнала «Милли Туркистан».118 Тем временем, после долгих переговоров в октябре 1952 г. в США был образован «Американский комитет освобождения народов России»

(АКОНР) который объединил несколько русских эмигрантских групп (группа Николаевского-Зензинова, Мельгунова-Соловьева, Керенского, Байдалакова, Яковлева). К ним присоединились также азербайджанская, армянская, северокавказская и грузинская группы. Задачей этого комитета, во главе которого стояли Евгений Лайонс, Исаак Дон Левин, писатель Вильям Вайт, профессор Вильям Эллиот, ученый Вильям Чемберлен, бывший посол США в Москве адмирал Алан Керк и другие, было «освобождение народов, живущих на территории СССР от коммунистической диктатуры и установление демократического строя, согласно воле и желанию этих народов».119 НКОТ Каюмхана идейно разошлась с АКОНР, усмотрев в нем попытку воссоздания Российской империи.120 ТНО, во главе которого находился Тахир Чагатай также отвернулись от АКОНР. Годом раньше, в 1951 г. в Мюнхене бывший легионер казах Канатбай, давний соперник Каюмхана, который со своими сторонниками еще раньше откололся от НКОТ, при помощи Тогана создал «Комитет Тюркели», известный также как «Туркестан азадлик комитеси» («Комитет освобождения Туркестана»). Тюркели пошел на сотрудничество АКОНР, что вызвало гнев НКОТ и его руководителя Каюмхана, назвавшего Канатбая «белогвардейцем и предателем».121 В результате, в условиях отсутствия ясной перспективы и авторитетного лидера масштаба Мустафы Чокаева, туркестанская послевоенная эмиграция развалилась на три части: узбекскую, татаро-башкирскую и казахскую. Казахская Тюркели, поддержанная туркменами и башкиром Тоганом и узбекская НКОТ Каюмхана вступили в противоборство за право быть призванным основной организацией Туркестана и замкнуть на себя тем самым, все финансовые каналы. Обе организации располагались в оккупированной союзниками Германии .

Большая часть туркестанцев, будучи щепетильной относительно национального самоопределения, не хотела становиться в единый антибольшевистский блок с Тюркели и АКОНР. Им не было дела до освобождения России и тем более восстановления империи. Американцы же не хотели вникать в сложности взимоотношений между русскими и среднеазиатскиAndican, Ahat. Op. cit., 557-558 .

Мырат Тачмырат. Воспоминания http://turkmeny.h1.ru/memuar/m2.html Andican, Ahat. Op. cit., 560 .

Andican, Ahat. Op. cit., 562 .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ ми эмигрантами. Им нужна была сила, способная противостоять коммунизму и СССР. Дрязги между эмигрантами стали их раздражать и американцы с англичанами постепенно свернули поддержку и НКОТ и Тюркели .

Попытки туркестанцев (Хаита в 1953 и Каюмхана в 1956 гг.) самим найти поддержку, в частности среди богатых шейхов Аравии, результата не дали.122 С одной стороны арабы не хотели вступать в «холодную войну» на стороне Запада, с другой они не могли не считаться с мнением религиозной элиты Средней Азии в Пакистане, Индии, Саудовской Аравии, которая не разделяла светских и националистических взглядов туркестанцев .

Разумеется, в годы «холодной войны» туркестанцы сотрудничали с американцами и англичанами, но в индивидуальном порядке. Их, по мере необходимости, использовали отдельные антикоммунистические агенства возникшие под эгидой АКОНР, 123 такие как «Радио Свобода» и «Голос Америки». Директором туркменской студии «Радио Свобода» был бывший легионер Мурат Тачмурат. Среди тех, кому удалось уцелеть и найти себе применение был другой легионер - Баймирза Хаит, родом из Джаркургана (Наманган). Он родился в год Октябрьской революции и получил хорошее, для простого узбека, образование. Сразу по окончании исторического факультета Ташкентского Госуниверситета в 1939 г., Баймирза был призван в РККА. Он попал в плен на территории Белоруссии на 10-й день войны. Из лагеря для военнопленных, по словам самого Хаита, его забрал Мустафа Чокаев, которой стал для Хаита идеалом на всю жизнь .

В НКОТ гауптштурмфюрер Баймирза Хаит заведывал наиболее важным

– военным отделом. Кроме него, в руководстве НКОТ были гауптштурмфюрер Баки Абдуразак, оберштурмфюрер Алим Гулям (Гулям Алиев), унтерштурмфюрер Анаяв Кодшам и другие. В 1944 г. Баймирза Хаит избирается заместителем председателя НКОТ. После войны Хаиту, как и его земляку Рузи Назару удалось избежать возмездия и поселиться в ФРГ .

Там, после окончания Мюнстерского университета, в 1950 г. Хаит защищает докторскую диссертацию о Кокандской автономии и Алаш Орде. С 1953 по 1960 гг. он занимался координацией действий эмигрантских организаций в Турции, Египте, Саудовской Аравии, Иордании, Сирии, Пакистане и Индии. Больших успехов он не добился, и к 1960-х гг. НКОТ и ТНО зашли в тупик и фактически прекратили свою деятельность .

С середины 1950-х гг. туркестанцы, в том числе Хаит занимались почти исключительно культурной и научной деятельностью, связанной с противостоянием с СССР. В годы «холодной войны» Хаит становится радикальным представителем научного направления, известного как советология. По своим взглядам и позициям, Хаит был «туркестанцем», то Andican, Ahat. Op. cit.571 .

АНКОР просуществовал всего лишь год. В 1953 г. он развалился из-за противоречий по национальным вопросам. Мырат Тачмырат. Воспоминания http://turkmeny.h1.ru/memuar/ m2.html

–  –  –

есть не признавал деления на республики и отстаивал идею Туркестана как общей родины всех «туркестанцев», в число которых он включал все народы постсоветской Центральной Азии и Синьцзяня. Помимо пантюркизма, ему была близка идея о принципиальной несовместимости мусульманства и советского строя. Хаит был ярым пропагандистом и сторонником басмачества. Для него басмачество – это всенародная борьба за «Туркестан». Он считал, что туркестанцы все годы Советской власти были угнетаемы и вплоть до развала СССР боролись за свою независимость .

Его радикальные, даже на западный взгляд, идеи вызывали и вызывают сомнения большинства объективных историков. Трудно согласиться с утверждением, что народы региона все 72 года ненавидели СССР и неустанно боролись против Советской власти .

Что касается Тогана, то его старания представить Башкирию и Туркестан как «Тюркели» вызывали неприятие большинства туркестанцев. Кроме того, татары противились педалированию башкирского партикуляризма и обвиняли Тогана в попытках расколоть единство тюрков. Различные тюркские группы включая узбеков, казахов, татар и башкир не доверяли друг другу и не имели перед собой ясных перспектив. Их этническое сознание явно превалировало над гражданским. Незначительные отличия от близкородственных групп для «туркестанцев» зачастую значили больше, чем более принципальные отличия тюрков от русских, немцев или американцев .

Конкурирующие тюркские группы на глазах немцев, англичан и американцев вступали в непримиримые схватки между собой. Туркестанцам не давали покоя многие вопросы. Как именно бороться за Туркестан в условиях «холодной войны»? Ограничиться легальными способами для пропаганды своих идей через прессу и издательства, или примкнуть к радикальным, организациям, действующим тайно против СССР? Кого и как следует объединять в «Великий Туркистан»? Только области, входившие в Туркестанский край или все регионы мусульманской России, включая казахские степи, Волгу и Урал? Как объединить Восточный и Западный Туркестан? Как предотвратить «расползание» тюрков, в частности намечающийся дрейф казахов в сторону обрусевших татар и башкир? Как примирить ферганских и ташкентских узбеков с бухарцами? Как относиться к русским эмигрантам и русским вообще? Признавать ли национальное размежевание 1924 г. и считать себя узбеками, или настаивать на наличии объединяющей тюркской национальности? Как быть с культурными различиями между «тюркскими племенами»: следует ли называть это пережитками трайбализма, или тут скрываются более принципиальные различия? Следует ли внедрять единый язык для всех тюрков? Если «да», то какой именно? Почему именно узбекский должен стать общим языком? Это только некоторые из вопросов, по которым туркестанцы не могли найти согласия .

После войны туркестанцы, в том числе бывшие военнопленные, проживали небольшими группами на Ближнем и Среднем Востоке, Южной PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ Азии, а также в Западной Германии, Франции, Италии, Англии. С 1948 г .

Турция стала принимать эмигрантов тюркского (преимущественно узбекского) происхождения из Афганистана, Пакистана и Индии. Наибольший наплыв эмигрантов в Турцию пришелся на период с 1952 по 1954 гг. Только в 1952 г. туда прибыли около 2 000 эмигрантов. Их проезд оплачивался, они получали государственные пособия, земельные наделы, ссуды и кредиты.124 Вновь прибывшие создавали общественные организации, издавали свои газеты и журналы. Среди них были также тюрки Восточного Туркестана (казахи, уйгуры, узбеки), бежавшие из коммунистического Китая. Большинство узбекских эмигрантов с 1953 г. поселились в городе Адана на юге Турции. Среди них был и курбаши Шермухаммад. До этого он проживал в Пешаваре, куда он подался после того, как его выпустили из кабульской тюрьмы после войны. В Карачи туркестанские эмигранты, объединенные в «Туркистон турк муходжирлар бирлиги» («Общество тюркских эмигрантов Туркистана»)125 открыли свою чайхану. В этом уголке Средней Азии, посреди людного города, встречались бывшие ферганские и бухарские басмачи, ветераны Туркестанского легиона и рядовые эмигранты. Среди посетителей чайханы были Куршермат, Усман Ходжаев (прибыл в из Турции в 1951 г.), Рузи Назар, Халифа Кызыл Аяк с сыном, тюрки Кашгара и многие другие персонажи нашего исследования. Эмигранты в Пакистане издавали свой журнал «Тарджуман». Как указывалось выше, Шерматбек (Куршермат), его брат Нурматбек и их приближенные в 1953 г. переселились в турецкую Адану. Там, бывшему протеже английского консула и лидеру ферганских басмачей, замешанному в убийство Мадаминбека и сотрудничавшему с фашистами, турецкие власти предоставили квартиру, дали пенсию. В Адане, в 1970 г., в кругу семьи заканчивается жизненный путь беспокойного ферганского курбаши Шерматбека. Нурматбек пережил своего брата на 14 лет. Их дети позже перебрались в США. 126 Что касается Тогана, то он с 1953 г. до конца жизни в 1970 г. возглавлял стамбульский Институт исламских исследований. Туркестанский «хан» и «фюрер» Вели Каюмхан скончался в Германии 13 августа 1993 г. в возрасте 89 лет.127 Усман Ходжаев оказался самым большим долгожителем из эмигрантов. Он закончил свой жизненный путь в Анкаре в 28 июля 1968 г. в возрасте 90 лет.128 Andican, Ahat, Op.cit., 589 .

Эта организация возникла в 1948 г. под руководством Мавлоно Саид Касыма Ендижани, которого вскоре сменил бывший басмаческий лидер Ферганы Хаджи Парпи. См. Andican, Ahat, Op.cit., 599 .

Шахназаров, Бахтияр. Узбеки Турции (часть III). «Басмачи» или участники национальноосвободительного движения? http://www.ferghana.ru/article.php?id=5725 Мырат Тачмырат. Воспоминания http://turkmeny.h1.ru/memuar/m2.html Усман Ходжаев пережил своего выдающегося кузена Файзуллу на 30 лет. За всю долгую

–  –  –

Как было указано выше, в 1982 г., в разгар войны в Афганистане, турецкий президент посетил Пакистан. Во время визита была достигнута договоренность об эвакуации в Турцию 4 500 беженцев тюркского происхождения, проживающих в Пакистане. В числе «внешних тюрков», кто нашел прибежище в Турции, был вождь киргизов Малого Памира Рахманкул вместе с 1137 соплеменниками. Другая группа состояла из 1000 афганских туркмен во главе с Абдулкаримом Макдумом – сыном Халифы Кызыл Аяка. Остальные иммигранты были узбеками Афганистана и Пакистана. Помимо этих 4 500 человек, тысячи других среднеазиатов бежали из Афганистана и Ирана в Турцию на рубеже 1970-х и 1980-х гг. 129 Несмотря на известную политическую неустойчивость и временные ограничения демократических свобод, Турция отличалась относительной стабильностью, открытостью и плюрализмом на фоне прокоммунистического Афганистана и исламского Ирана. Этим она привлекала эмигрантов тюркского происхождения .

В 1950 г., в самый разгар «холодной войны» и разгула маккартизма, эмигрантам-выходцам Средней Азии удается убедить американских конгрессменов, что они жертвы коммунизма и получить небольшую эмигрантскую квоту.130 В числе первых среднеазиатов, получивших американское гражданство в 1951 г. был сын Куршермата (имя неизвестно, проживает в Нью Джерси), бывший активист «Туркестанского легиона» Рузи Назар и другие. С начала 80-х годов, в связи с советским вторжением в Афганистан, тамошние этнические узбеки и таджики стали иммигрировать в США .

Во время «холодной войны» организации среднеазиатских эмигрантов сотрудничали с теми, кто боролся против СССР. Рузи Назар (Умурзаров, Назаров), бывший наманганский учитель, перешедший на сторону фашистской Германии и дослужившийся до чина обер-лейтенанта, например, находясь на американской дипломатической службе, состоял в т. н. Антибольшевистском блоке наций, сотрудничавшем с профашистскими «серыми волками» и ЦРУ. 131 В 1950-х – 1970х гг. Рузи Назар работал в «Голосе Америке», затем в посольстве США в Турции и Германии. 132 Его дочь (от жены-немки) Сильвия Назар пошла по своему собственному пути. Она достигла выдаюAndican, Ahat, Op.cit., 614 .

Из беседы с г-ном Рузи Назаром 17 мая 1995 г Martin A. Lee “On the Trail of Turkey”s Terrorist Grey Wolves”, The Consortium http://

www.consortiumnews.com/archive/story33.html. О Рузи Назаре, его связи с ЦРУ см также:

Desmond Fernandes and Iskender Ozdan, “United States and NATO Inspired ‘Psychological Warfare Operations’ Against the ‘Kurdish Communist Threat’ in Turkey: Part One”. Variant #12, spring 2001 http://www.ndirect.co.uk/~variant/ Cм. также http://www.epizody.ru/ terrorism1989.html “The CIA and the Gray Wolves” http://www.xs4all.nl/~afa/alert/2_7/henze.html PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ щихся успехов и добилась международного признания как ученый, журналист и писатель. 133 В странах арабского Востока также проживали небольшие группы эмигрантов. В начале 1950-х гг. Египет предоставил им даже право издавать журнал. Он назывался «Савт-и Туркистан» («Голос Туркистана») и выходил на арабском. Редактор - Ибрахим Васили из Кашгара. На обложке его красовалась карта «Туркистана», простирающегося от Каспия до Китая. Там же, в Египте в 1954 г. начал издаваться журнал «Азад Туркистан» («Свободный Туркистан») на тюркском. В нем сотрудничал Мубаширхан Тарази, который перебрался в Каир после отсидки в кабульской тюрьме за связь с фашистами. В 1950-х гг. в Египте проживало около 1000 эмигрантов из Средней Азии, которые занимали достойное место в торговых и научно-культурных кругах этой страны. По своему влиянию египетская колония эмигрантов из Средней Азии была более значима и многочисленна, чем та, которая обосновалась в Саудовской Аравии (примерно 100 человек). 134 Арабы, впрочем, как турки и афганцы, время от времени ограничивали политическую активность эмигрантов из-за боязни осложнений с СССР. Это способствовало постепенной деполитизации и дальнейшей интеграции эмигрантов в арабское общество .

В годы «холодной войны» какая-то часть эмигрантов, не связанная с антисоветскими подрывными центрами, интересовалась событиями, происходившими на родине, организовывала митинги, направляла в различные инстанции протесты по поводу советской политики с Средней Азии .

Назвать эту деятельность подрывной, нельзя. Наиболее сплоченная община эмигрантов – турецкая - после затишья, связанного с обострением политической обстановки в этой стране, возобновила свою деятельность в 1984 г., основав «Туркистанлилар култур ве сиесат ердим дернеги» – «Общество культуры и социальной помощи Туркестану» во главе с Ахатом Андижаном (родился в Турции в 1950 г.). Это было время возрождения парламентаризма в Турции, когда изживался страх эмигрантов перед политической деятельностью. Костяк нового общества составили эмигранты третьего поколения, которые никогда не жили в Средней Азии и знали о ней лишь по рассказам своих отцов и дедов. Они считали, что недостаточно просто выживать, сохраняя общинную солидарность в культурных гетто. Туркестанцы купили трехэтажное здание в Стамбуле (АкСильвия Назар (Sylvia Nasar), родившаяся в Германии в 1947 г., стала известной американской журналисткой, профессором Колумбийского университета. В 1970- гг. она работала с известным экономистом, нобелевским лауреатом Василием Леонтьевым. Доктор С. Назар написала биографическую книгу о гениальном математике Джоне Нэше «Красивый разум»

(«Beautiful mind»). Эта книга, ставшая бестселлером, получила премию Пулитцер и по ней был снят одноименный фильм, получивший премию «Оскар» в 2002 г .

Andican, Ahat. Op. cit., 607-608 .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ сарай) в 1986 г.

Задача «Общества» была сформулирована Андижаном следущим образом:

«Туркестанские эмигранты должны стремиться быть полезными членами турецкого общества и в то же время прилагать усилия к формированию (отдельной) ответственной социально-политической группы… путем проведения культурных мероприятий и социально-политического диалога … и отказываясь от психологии отстранения от участия в разрешенных законодательством социально-политических мероприятиях из-за боязни причинения личных неудобств и лишних переживаний» .

С 1988 по 1994 гг. «Общество» выпускало журнал «Туркестан Дергиси» на турецком языке (всего вышло 22 выпусков, редактор – А. Андижан, члены редколлегии – Б. Хаит. Т. Ходжаоглу, и др.).135 Всего же с 1927 по 1998 гг. среднеазиатские эмигранты, проживавшие в восьми странах Европы, Азии и Америки печатали около 50 наименований газет, журналов, сборников.136 В годы советско-афганской войны «Общество» собирало деньги в помощь афганцам тюркского происхождения .

По мнению Назара, распад СССР в 1991 г. привел эмигрантов к решению прекратить политическую деятельность и считать миссию выполненной. 137 В 1992 г. Баймирза Хаит приезжал в Узбекистан. Он ожидал официального признания на национальном уровне, но ошибся .

На третий день своего визита, по требованию узбекских властей он был вынужден покинуть Узбекистан, якобы, из-за протестов ветеранов Великой Отечественной войны. Официальный Ташкент проявлял сдержанность, если не холодность в отношении личности Хаита и его книги почти не издавались на родине. Ирония однако, заключалась в том, что радикальные взгляды Б. Хаита, в частности на басмачество и на репрессивный характер Советской власти были приняты на вооружение официальной узбекской историографией 1990-х гг. 138 Баймирза Хаит пережил многих участников Великой Отечественной войны. Он умер в окружении родных в глубокой старости - 31 октября 2006 г., в возрасте 88 лет .

Сегодня «туркестанцы» находятся на перепутье. По признанию одного из последних энтузиастов идеи Туркестана как общей родины и кульAndican, Ahat. Op. cit., 616-618 .

Timur Kocaoglu “Turkistan Abroad: The Political Migration.From the Soviet & Chinese Central Asia (1918-1997)” Migration in Central Asia: Its History and Current Problems, edit. By Hisao Komatsu, Obiya Chika, John S. Schoeberlein (JSAS Symposium Series: 9). Osaka: The Japan Center for Area Studies, 2000, 122 .

Из беседы с Р. Назаром в мае 1995 г .

См. например: Хидоятов Г. А. «Сто лет борьбы народов Центральной Азии за свободу и независимость». Независимость и история: новые подходы к изучению истории Узбекистана. Ташкентский университет, 1997. Название статьи говорит само за себя .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ турного символа тюрков - Тимура Ходжаоглу,139 первое поколение эмигрантов стремилось возродить одно государство – Туркестан, в то время, как их внуки и правнуки вынуждены считаться с тем фактом, что в настоящее время на месте «Западного Туркестана» существуют отдельные независимые государства Средней Азии, а «Восточный Туркестан» находится под надежной властью Китая. Ходжаоглу сетует, что ориентация жителей региона на супра-национальную – туркестанскую идентичность уступает все возрастающему чувству национальной принадлежности – узбекской, казахской, туркменской, киргизской, каракалпакской. Несколько другого мнения придерживается Ахат Андижан, который считает, что борьбу за Туркестан следует продолжить.

Он пишет:

«Ответ на вопрос о том, будет ли продолжена за рубежом борьба за Туркестан, напрямую зависит от того, будет ли создана Федерация государств Туркестана, или нет. Борьба будет продолжаться до тех пор, пока федерация не образуется» .

То есть, туркестанцы остаются верны своей идее создания Туркестана и после 1991 г. Андижан пишет, что «к данной федерации могут присоединиться и Таджикистан, и даже Монголия». Андижан уверен, что «пока не появится федерация, страны Центральной Азии будут оставаться все теми же маленькими государствами, которые будут делать то, что им прикажут крупные державы», имея ввиду Россию и Китай.140 На наш взгляд, в этом заочном споре прав профессор Тимур Ходжаоглу. Пантуранизм и пантюркизм были популярны в среде образованной части «туркестанцев». Было бы неправильным преувеличивать их влияние на всю массу тюркоязычного населения Центральной Азии. Эта идея не была подкреплена ни экономической, ни культурной базой для того чтобы овладеть умами и сердцами всех жителей региона. Она скомпрометировала себя сотрудничеством с фашистами в годы Второй мировой войны. После развала Союза, число сторонников этой идеи несколько увеличилось. Тем не менее, на начало XXI века, надежды на успех пантюркизма как политического проекта остаются призрачными. США и Европа не

Сведения о семье своего отца, Османа Ходжи дает Тимур Ходжаоглу. Имя первой жены

Усмана Ходжаева неизвестно. Известно только, что отправляясь в Восточную Бухару в 1921г., он оставил в Бухаре сына - Хади Ходжу. Потерпев поражение от русского гарнизона в Душанбе, Осман Ходжа бежит в Афганистан. В Кабуле в 1923 г. он женится на Хакиме Ханум, узбечке из эмигрантской семьи. Отец Хакиме, Саид Акрам Хан Тюра происходил из потомков племянника хана Коканда Худояра. Согласно сведениям родственников, проживающих в Ташкенте, сын от первого брака Хади Ходжа был в Тегеране в 1941-1942 гг., в составе оккупационной Красной Армии. В то же время в Тегеране находился Усман Ходжа. По свидетельству Хакиме Ханум, Хади встречался с Усман Ходжой в Тегеране, но не узнал отца. Сам Усман Ходжа, по политическим причинам не открылся своему сыну. Хади Ходжа, в дальнейшем становится ученым, защищает диссертацию в Москве. В 1950-х гг. Хади отправляется в Восточный Туркестан (Синьцзянь- К. А.) где женится и становится отцом двух детей .

Бахтияр Шахназаров Узбеки Турции (часть V). Человек, ставший государственным министром. http://www.ferghana.ru/article.php?id=5762

–  –  –

жалуют пантюркизм, так как заинтересованы в сохранении прозападной, светской Турции. Сама Турция больше занята собственными проблемами, в частности вхождением в Европу и спору с Грецией, и не испытывает особого желания интегрироваться с Центральной Азией. Россия и Китай, имеющие значительные тюркские меньшинства и делающие все возможное для нейтрализации этой разрушительной для них идеологии, также не жалуют пантюркизм. Афганистан, который остро критиковал тюркский партикуляризм во время джихада против СССР, ни за что не допустит создания «Туркестана» на своей территории. Однако, главным оппонентом пантуранизма и пантюркизма как сугубо политических проектов, стали сами элиты тюркских стран Центральной Азии. Конечно, они отдают должное пантюркизму, но главным образом на уровне риторики, для укрепления собственной власти. Никто не собирается всерьез воплощать его в жизнь. Для тюркских элит Центральной Азии пантюркизм чреват лишением их исключительной власти в пределах отдельных независимых стран, навязыванием внешнего (турецкого, узбекского, казахского и т. д.) политического доминирования и потерей части национального суверенитета. Народы Центральной Азии рассматривают этнонациональное государство принципиальным агентом укрепления нации, преодоления этноконфессиональной фрагментации своих молодых и неокрепших государств. Современные историки тюркских государств Центральной Азии отступают от взглядов, рассматривающих тюркские народы как одну нацию, имеющую общую прародину (Туран), а многочисленные тюркские языки как диалекты одного наречия. Они близки к признанию того, что тюркское этнические единство и единый язык – миф. Будучи адептами этнического, государственного национализма, они считают, что их народы обладают своими неповторимыми культурными ценностями, отличающими их от соседей. Историки современных независимых государств региона увязывают свою идентичность не с мифическим «Тураном», а с территориями нынешнего проживания узбеков, казахов, киргизов и туркмен. Включение «пантюркизма» в политический обиход создает настороженность, если не враждебность во взаимоотношениях между странами. Совершенно очевидно, что эта идеология не пригодна в качестве основы регионального сотрудничества .

Наконец, пантюркизм вызывает негативную реакцию и неприятие нетюрков региона Центральной Азии. В Таджикистане борьба против реальных и мнимых проявлений пантюркизма поднимается до уровня национальной идеологии, граничащей с ксенофобией. Таджикистан абсолютно нетерпим к пантюркизму в любой его форме. Вместе с тем, этому беднейшему государству региона, к тому отрезанному от своих культурных центров – Самарканда и Бухары, совершенно ни к чему противостояние с окружающими его тюркскими соседями .

Что касается пантюркизма в Турции, то он выступил в новой, националистической интерпретации в первой половине 1990-х. гг., когда там PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ вспомнили о лидерах «Иттихад ва Тараки». «Энвер Паша со всеми его достоинствами и недостатками является важным символом нашей истории», говорил тогдашний Президент Турции Сулейман Демирель. По договоренности с таджикским правительством, жарким летом 1996 г .

местные археологи в присутствии представителей Турции вскрыли могилу Энвера. В захоронении были найдены останки двух трупов. В челюсти одного их них были обнаружены две зубные железные коронки. На этом основании, и по ряду других признаков он был идентифицирован как Энвер Паша. 4 августа 1996 г, ровно через 72 года после его вступления на российскую землю и 74 года после памятного боя в Оби Дара, прах Энвера был перевезен из Таджикистана в Турцию, поближе с родственникам и соотечественникам.141 В настоящее время в Стамбуле на мемориальном холме Хуррият-е Эбедие возвышается 12-метровый монумент в память героев младотурецкой революции 1908 года. У его подножия, рядом с могилой Талат Паши покоятся останки Энвера. По слухам, новое захоронение иттихадистов не вызывает особого интереса жителей сегодняшней Турции и многочисленных гостей Стамбула .

Русские в Синьцзяне: эпилог Русские эмигранты 1918 – 1934 гг. обитали, в основном, в трех приграничных районах Синьцзяня – Или, Тарбагатае и Алтае. Вообще-то они начали появляться там раньше – еще с середины XIX века. Собственно эмигранты и беженцы появляются в начале 1920 г., с поражением белой гвардии и казачества на Урале, в Западной и Южной Сибири, Семиречье .

Основу русской колонии второго этапа составили военные и их семьи. И, наконец, с конца 1920-х гг. и на протяжении всех 1930-х гг. в Синьцзянь начали бежать русские от ужасов коллективизации и голода в СССР .

Во время правления Ян Цзен-синя (1918-1928) китайцы стремились отправить русских обратно в Россию, добившись предварительно объявления амнистии со стороны Советского правительства. Советская власть неоднократно делала заявления подобного рода, но специальное постановление ВЦИК об амнистии бывших военнослужащих белых армий со званием не выше унтер-офицера было выпущено только 9 июня 1924 г. В целом, по сведениям, приведенным барнаульской исследовательницей Еленой Комиссаровой, за период с 1921 по 1927 год, из Синьцзяна в Россию официальным путем возвратилось 17 373 человека, и примерно столько же прибыло без оформления необходиКак отмечалось, жену Энвера звали Эмине Неджие Султан. У нее от Энвера осталось две дочери – Махпайкар Энвер Ханум Султан (1917-2000) и Тюркан Энвер Ханум Султан (1919-1989). После смерти Энвера, Эмине Неджие Султан вышла замуж за Мехмеда Камила Киллигил бея (1898-1962) – брата ее первого мужа Энвера Паши. См: http://www.almanach.be/ search/t/turkey.html

–  –  –

мых процедур. 142 Это примерно половина от общего числа россиян, бежавших в Синьцзянь в 1920 г .

С 1934 г., после разгрома Восточно-Туркестанской Республики русское белое движение в Синьцзяне начинает угасать. Некоторые бывшие белогвардейцы, будучи завербованы Советской властью, остались в провинции в качестве военных советников китайской армии.143 Они принимали активное участие в подавлении местных восстаний в Синьцзяне в 1930х и далее в 1940-х гг. Так, бывший белогвардеец Николай Александрович Студенков был среди тех, кто усмирял казахское восстание в районе Джеменей в 1940-х гг. Позже Студенков вернулся в СССР и вступил в ряды КПСС. Долгое время он работал в колхозе “Самарский” Восточно-Казахстанской области.144 Усмирение местных повстанцев не всегда было результатом сознательного выбора белоэмигрантов. Им, как и бухарцам в Афганистане, приходилось поступать как диктовала ситуация, которая порой не оставляла им выбора .

С окончанием Второй мировой войны отток русских из Синьцзяня усилился. Он продолжался до начала хрущевской «оттепели» конца 1950х – начала 1960-х гг. Русские Синьцзяня к тому времени создали «Общество граждан СССР». Многие члены этого общества вернулись на родину, в частности для освоения целинных земель в Казахстане. Те же, кто не решился или опасался вернуться в коммунистический СССР, выехали в Юго-Восточную Азию, а оттуда в различные страны мира, в основном - в Австралию, Аргентину, Парагвай, Уругвай и Канаду. В 1966 г. произошло резкое обострение советско-китайских отношений, а три года спустя дошло до прямых столкновений на границе – на острове Даманском (Дальний Восток) и на озере Джаланашколь в Семипалатинской области Казахстана. В том же, 1969 г., из Туркестанского военного округа выделился Среднеазиатский военный округ (САВО) со штабом в Алма-Ате. В 1970-х гг .

для СССР Китай был наиболее вероятным противником. Разрушительная китайская «культурная революция» во второй половине 1960-х гг. окончательно уничтожила культурные знаки пребывании русских в Синьцзяне .

Именно тогда был разрушена церковь в Кульдже и исчезла Табынская икона Божией Матери. Напомним, что туда она была доставлена походной церковью главной ставки атамана Александра Ильича Дутова. В результате, к середине 1970-х гг. в Кульдже и ее окрестностях остались единицы русских.145 Алтайская правда № 274 - 276, пятница, 23 сентября 2005г. http://www.gorno-altaisk.ru/ archive/2005/40/009.htm Lias, Godfrey, Kazak Exodus. London: Evans Brothers Ltd, 68 .

Merhat Sharipzhan, “Kazakhs of Eastern Turkestan in Threshold of 21 century”, BITIG Journal of the Turkish World 12 (January 1997), 19 .

Чванов Михаил «...Всего мира надежда и утешение»Бельские Просторы», 2003 http:// www.hrono.ru/text/2003/chvan09_03.html PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ От Восточно-Туркестанской Республики к Синьцзянь-Уйгурскому Автономному району Что касается дунган, чьими руками была разгромлена ТИВТР, то они были вознаграждены. Губернатор Шен Шикай заключил с ними мир в сентябре 1934 г. Ма Ху-Шан (сводный брат Ма Джунина) получил от китайцев власть над южным Синьцзянем. Бывший некогда центром уйгурского национализма Хотан стал столицей «Дунганистана» - лояльной Нанкину сатрапии, существовавшей вплоть до 1937 г.146 Говоря о дунганском генерале Ма Джунине, то, как было указано, его повстанцы были разбиты двумя советскими бригадами, бойцы которых были одеты в униформу без опознавательных знаков. После того как он – к изумлению китайских властей - таинственно исчез в июле 1934 г., Ма благополучно всплыл... в СССР. На первый взгляд выглядит крайне странным: почему Советы, которые помогли китайцам расправиться с дунганским генералом, протянули ему руку помощи, и почему эта помощь была принята? Исчезновение Ма, однако, вполне логично вписывается в советскую концепцию национального движения. СССР обычно поддерживал мусульманские восстания в Китае, поставляя им оружие и готовя кадры .

Лидеры Восточно-Туркестанской республики (1944-1949 гг.), о которой речь пойдет ниже - Ахмед Касими (уйгур), Делелхан Сугунбай (казах), Исхакбек Момон (киргиз), например, некоторое время жили и учились в СССР. 147 Вероятно, молодой Ма также был отправлен «на учебу» в СССР как потенциальный вожак для будущих операций большевиков в Синьцзяне. По некоторым сведениям, честолюбивому дунгану в 1936 г. было обещано место губернатора Синьцзяня в случае перехода власти к коммунистам. Однако, Ма Джунин так и не показался ни в Синьцзяне, ни гделибо в другом месте. Его след затерялся где-то в СССР. Скорее всего, он был казнен во время репрессий против военных кадров в 1937-1938 гг .

Были слухи о том, что неудавшийся объединитель Средней Азии и Синьцзяня Ма Джунин закончил летную школу, стал пилотом и служил в советской авиации в годы войны. Маршал Константин Рокоссовкий, якобы, утверждал, что Ма Джунин был арестован, но затем отпущен, воевал против фашистов и погиб на фронте.148 Что касается окончательного уничтожения мятежной дунганской дивизии и уйгурских сил на юге Синьцзяня, то оно произошло в сентябре – декабре 1937 г. Тогда войска Ма Ху-Шана, при поддержке ряда уйгурских воинских подразделений, воспользовавшись тем, что Чан Кайши был занят войной с японцами, захотели отбрать власть у Шена и вновь провозгласить ВТР. По просьбе Урумчинского правительства, советская пехота См.: Dickens, Mark, «The Soviets in Xinjiang 1911-1949» http://www.oxuscom.com/sovinxj.htm

–  –  –

и авиация провели еще одну экспедицию силами пятитысячной «киргизской бригады», завершившуюся сокрушительным разгромом повстанцев.149 Советскими войсками было уничтожено 8 тысяч уйгуров и 6 тысяч дунган. Одновременно, в Ташкенте в одну ночь были перебиты 400 студентов-уйгуров из Синьцяня. Следом, по всей Средней Азии прокатилась волна репрессий против буржуазных националистов и «агентов японского империализма».150 Таким образом Шен снова удержался у власти, благодаря советской помощи. В 1938 г. Шен Шикай посетил СССР, где тайно вступил в … ВКП (б) и добился увеличения советских военных поставок .

Постепенно, через свою марионетку Шен Шикая, Москва распространила свое влияние во всем Синьцзяне - от Алтая и приграничного Чугучака на севере, до Кашгара и Яркенда, считавшимися “воротами в Индию” на юго-западе. Последнее обстоятельство, то есть проникновение русских к важным перевалам, ведущим в северную Индию, встревожило Британию .

Их главное опасение, известное как “русская угроза” стало приобретать ясные контуры.151 В конце 1930-х гг., как говорилось выше, явный интерес к региону стали проявлять японцы. Накануне Второй мировой войны они стремились расширить свое влияние от Мукдена до Кашгара чтобы, соединившись в Афганистане со своими немецкими союзниками по «оси» Берлин-Рим-Токио, угрожать Советской Средней Азии. Хоть попытки японцев создать антисоветское, прояпонское мусульманское движение, не увенчались успехом, сам факт проникновения японцев к границам Средней Азии не мог не вызвать озабоченности русских, китайцев и самих народов региона .

В 1937 г. провинция была фактически превращена в полицейское государство, управлявшееся по сталинскому, репрессивному образцу. Так продолжалось до 1942 г., когда член ВКП (б) губернатор Шен Шикай порвал с СССР в самый трудный для советского народа момент Великой Отечественной войны. Он вступил в переговоры с Гоминьданом в марте 1942 г. Чан Кайши со своей стороны понимал, что столкновение с ВКП (б) и КПК неизбежно, и потому решил взять провинцию под свой контроль.152 В сентябре 1942 г. Шен Шикай потребовал вывести советский военный и технический персонал из провинции. На смену советским дипломатам и военным в провинцию пришли американцы и англичане: в Урумчи открылись консульства США и Великобритании. Шен обрушил репрессии на коммунистов и их сторонников. В июне 1943 г. в провинции появились войска националистического Китая. Они щеголяли Dickens Mark «The Soviets in Xinjiang 1911-1949» http://www.oxuscom.com/sovinxj.htm По свидетельству узбекских ученых, «тройками» НКВД Узбекистана только за период 1937

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ в европейской одежде, летчики говорили на английском и разительно отличались от русских и местного, преимущественно мусульманского населения. 153 В августе 1944 г. Шен испытал еще одно искушение избавиться от внешней опеки и начал преследовать гоминьдановцев, используя заимствованные из сталинской практики репрессивные методы. Чаша терпения Чан Кайши переполнилась и он отозвал Шен Шикая в Чаньчунь, новую столицу националистического правительства.154 В сентябре 1944 г., завершив свое 10-летнее правление, Шен Шикай покинул провинцию. Пост губернатора занял член ЦК Гоминьдана У Чжун-синь. Он относил себя последователем т. н. «великоханьской школы», которая считала, что «все жители Китая принадлежат к общей (китайской) семье, а встречающиеся различия в культуре, религии и языке, являются вызывающими сожаления отклонениями, которые обречены быть поглощенными великоханьским китайским общим».155 Он всячески поощрял ханьскую колонизацию, чем вызвал недовольство населения .

К 1944 г. ситуация в мире изменилась. Сталин продолжал диалог с Чан Кайши, англо-американские союзники высадились в Нормандии и открыли второй фронт. Советы начали свою подрывную деятельность против правительства Урумчи. К тому времени все русское эмигрантское общество было взято под надежный контроль НКВД. В это время под руководством НКВД в Синьцзяне началось восстание трех районов, которые Россия традиционно считала своими - Илийского, Тарбагатайского и Алтайского. Восстание началось в самой северной точке провинции - на стыке Китая, Монголии и Казахстана. Сами тюрки называли его «революцией трех округов». Оно началось еще при Шен Шикае в 1943 г. Представители Казахской ССР и просоветской Монголии встретились в октябре 1943 г. с казахским вождем Оспаном (Османом) и договорились о совместной борьбе против ханьской администрации в Алтайском регионе. Постепенно, восстание охватило Джунгарию. После ухода Шена восстание перекинулось в Илийский край. Этот регион, бывший когда-то российской территорией пострадал больше других от разрыва отношений с СССР. Бежавшие от преследования Шена в СССР тюрки (казахи, уйгуры, узбеки, киргизы) образовали под контролем ВКП (б) в 1943 г. т. н. «Комитет национального освобождения тюркских народов» (КНОТР). Иногда его именуют Комитетом Восточно-Туркестанской республики. В восстании, наряду с уйгурами и казахами, принимали участие и русские. СССР помог восставшим оружием и кадрами. Синьцзяньские события 1944-1949 гг. получают различную оценку. Мендикулова поддерживает тех, кто считает их национально-освободительным движением, в котором решающая

–  –  –

роль принадлежала мусульманам региона, в том числе казахам.156 Другие считают, что эти восстания, в частности илийское, были не только поддержаны, но и инспирированы Советским Союзом.157 Как бы то ни было, в результате восстания, в ноябре 1944 г. в северном Синьцзяне была провозглашена Восточно-Туркестанская республика (ВТР) с центром в Кульдже (Инин). Возглавили ВТР Ахмаджан Касими (уйгур) и Алихан Тура (узбек). Советский Союз, который стоял за этим восстанием, основной упор делал на районы Или, Джунгарии и Алтая, богатые, кстати, ураном, нефтью и прочими полезными ископаемыми. Из фронта, советских тюрем, лагерей, советской Средней Азии отбирались для посылки в Синьцзянь не только уйгуры, но и узбеки, казахи, киргизы и даже таджики. Отозванные с фронта представители советской Средней Азии, составили ядро так называемой «Дикой Дивизии», образованной в 1944 г. Со всех них брались подписки о неразглашении и потому этот эпизод остался не до концы проясненным. 158 Об этом, «советском следе»

абсолютно умалчивает В. И. Петров в своей книге «Мятежное сердце Азии», который утверждает, что он был активным участником Илийского восстания 1944-1949 гг. На самом деле, выходцы из СССР вошли в органы власти и национальную армию Восточного Туркестана, которая к лету 1945 г. заняла почти 20% территории провинции, вплотную подойдя к Урумчи. Правительство ВРТ возглавил ферганский узбек Алихан Тура. В его кабинет вошли и бывшие русские офицеры Ф. И. Лескин и И. Г. Полинов .

Иван Полинов появился в Синьцзяне во главе большого отряда Алтайских «добровольцев». Это были те самые бойцы полков Паппенгута, которые после подавления дунганского восстания Ма Джунина в 1934 г. бежали в Советский Союз. Там они прямиком были направлены в сталинские лагеря. О беглых белоказаках – усмирителях восставших мусульман вспомнили, когда началось «восстание трех округов». Советская власть дала им шанс пойти добровольцами в Алтайский отряд.159 Все эти русские эмигранты были завербованы НКВД и работали под его надежным контролем. Иван Георгиевич Полинов стал главнокомандующим армии ВТР .

Если ТИВТР (1933-1934 гг.) была была сугубо национальным, тюркско-исламским антисоветским образованием, то в ВТР «прогрессисты», то Мендикулова Г., Казахская диаспора: История и современность. С. 187 Forbes E. D. W., Warlords and Muslims in Chinese Central Asia. A Political History of Republican Sinkiang 1911-1949, 233. См. также: «Уроки и выводы национально-освободительного движения 1944-1949 годов (в сравнительном плане прошедших событий с сегодняшними)»

ИТТИПАК-Единство, № 5 (12), октябрь 1995 г. http://www.iicas.org/AIBOLIT/ publ_Vtr_pr10.htm Автор этих строк в начале 1980-х гг. в Таджикистане имел возможность встречаться с ветераном Великой Отечественной войны, выполнявшим «специальное задание» в Синьцзяне, куда он был направлен в самом конце войны .

Петров В. И., «участие советских войск в боевых действиях в составе республиканской армии» считает «злонамаренной ложью». См. Петров В. И. Указ соч. С. 478-479 .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ есть сторонники СССР боролись с «консерваторами», настаивавшими на мусульманском и тюркском национализме. Были и независимые от указанных двух групп, этно-племенные отряды казахов Оспана, не признававшие ни русских ни китайцев, а защищавшие определенную территорию, общины и привычный кочевой образ жизни. И наконец, в лагере ВРТ находились и сторонники китайских коммунистов, которые не разделяли антиханьского пафоса «прогрессистов», исламизма «консерваторов» и национализма казахов. В конце-концов просоветские элементы из КНОТН, в числе которых были советские агенты и этнические русские, взяли верх. Их позиции были сильны в Народной армии ВТР и в Илийском округе.160 Казалось – вот оно, материальное воплощение давней большевистской идеи «Красного Кашгара»! Но оно мало походило на попытку помочь местным народам обрести долгожданную независимость. В Народной армии ВТР, командные позиции занимали эмигранты - полковник Ф. И. Лескин и генерал И. Г. Полинов .

Большинство полков и батальонов возглавлялись русскими – Могутновым (бывшим царским офицером), капитаном Федяевым и др. Команды в армии ВТР подавались на русском языке.161 Войска ВТР, начавшие было свое победоносное движение, были неожиданно, по приказу из Москвы, остановлены у самого подхода к столице, на реке Манас. Это произошло в августе, после успешного завершения Второй мировой войны, когда Япония была повержена и у окрепшего центрального правительства появилась возможность удержать Синьцзянь в составе Китая. Учитывая это, Сталин решил оказать услугу Чан Кайши и остановить продвижение армии ВТР. Советские стратеги видимо не были уверены, что смогут контролировать ситуацию в случае распространения восстания на Кашгарию. Короткая биография ВТР, имела прямое отношение к деятельности Сталина и первого секретеря Узбекской ССР Усмана Юсупова. «Самоликвидация» этой республики произошла согласно договоренностей, достигнутых на Крымской конференции и на последующих встречах с правительством Китая в 1945 г. Чан Кайши, узнав о приказе Сталина остановить наступление армии ВРТ, вздохнул с облегчением. В сентябре 1945 г. он признал право трех округов на автономию и призвал провинциальное правительство вступить в переговоры с восставшими. Начались переговоры, в результате которых ВТР отказалась от сепаратистских намерений в ответ на обещание включить ее представителей в коалиционное правитительство Синьцяня.162 К тому времени «белые» и «красные» русские Илийского округа (в том числе Петров В. И.) позабыв о гражданской войне, составляли единый лагерь. Немногим ранее, в январе 1946 г. Президиум Верховного Совета СССР своим указом реабилитировал русских эмигрантов Синьцзяня и предоставил им право на месте, Dickens Mark «The Soviets in Xinjiang 1911-1949» http://www.oxuscom.com/sovinxj.htm Петров В. И. Указ. соч. С. 481-482 .

–  –  –

через консульство СССР, получить документы о гражданстве и при желании выехать в СССР. На него откликнулась лишь небольшая часть русских. Они все еще боялись сталинских репрессий. Большинство оставалось в Синьцзяне еще 10 послевоенных лет.163 Отношение эмигрантов к Советской России было далеко не однозначным. Одни продолжали ее ненавидеть, другие, несмотря ни на что, любили ее и надеялись на возвращение .

Подробное изучение событий тех лет не является предметом настоящего исследования. Многое еще предстоит выяснить, в частности найти документы и свидетельства о роли СССР. Ограничимся лишь тем, что скажем, что на деле ВТР обернулась двойным предательством, допущенным Сталиным по отношению к (гоминдановскому) Китаю, который был союзником СССР во Второй мировой войне164 и к восставшим против китайцев уйгурам, казахам и узбекам, чуть было не поверившим в искренность намерений Советского Союза. Впрочем, «Красного Кашгара» не получилось бы при любом раскладе, потому что собственно кашгарцы (то есть жители южного Синьцзяня) еще с 1934 г. помнили о роли СССР в подавлении их восстания и ТИВТР. Маловероятно, что они стали бы послушными клиентами Сталина .

После заключения мира между ВТР и Гоминьданом в июне 1946 г., было сформировано коалиционное правительство. Чжан Чжичжун (Zhang Zhizhong) стал его председателем, а Ахмаджан Касими – заместителем. В правительство вошли представители пестрого спектра политических сил провинции, включая руководство ВРТ, а также антисоветски настроенных националистов Мухаммада Амина Бугру, Ису Юсуфа Альптекина, кульджинского уйгура Максуд Сабри, татарина Бурхана Шахиди и др. Несмотря на кажущуюся широкой платформу, правительство оказалось неэффективным и руководство ВТР продолжало контролировать северные округа. Именно в этот момент лидер казахов Оспан, который не желал никакого подданства, в первую очередь китайского, отделился от ВТР и начал дрейф в сторону Гоминьдана. В результате создалось такое положение, в котором ни одна партия не была довольна сложившейся ситуацией. В 1947 г. волнения охватили Урумчи и в мае Максуд Сабри заменил Чжана.165 Сабри стал первым не-китайцем, возглавившим провинцию. Однако он оказался просто марионеткой в руках Гоминьдана. Недовольные продолжающимся великоханьским правлением, восточнотуркестанцы и русские покинули Урумчи и отправились к себе в Кульджу. Именно в ситуации, когда в провинции было два Синьцзяня – в Урумчи и Кульдже, в западный Китай вступила Народно-освободительная армия Китая (НОАК) Мао Цзедуна. Сталину, который иг

–  –  –

Имеется ввиду поддержка сепаратистского восстания .

Dickens Mark «The Soviets in Xinjiang 1911-1949» http://www.oxuscom.com/sovinxj.htm PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ рал на противоречиях между КПК и Гоминьданом, не была выгодна абсолютная победа какой-либо из сторон. Несмотря на общность коммунистических идеалов, Сталин не доверял Мао, подозревая в нем китайского националиста и отступника от принципов Коминтерна. Он не торопился становиться на сторону КПК и продолжал сотрудничать с Чан Кайши. В октябре 1947 г. Чжан Чжичжун и Бурхан Шахиди вели тайные переговоры с советскими представителями в Нанкине. Шахиди – российский татарин, служивший в правительстве Шен Шикая в качестве консула в Казахстане и Узбекистане, сменил Максуда Сабри на посту председателя Синьцзяня в декабре 1948 г. Вероятно, Чан Кайши стремился этим шагом заручиться поддержкой СССР в противостоянии с китайскими коммунистами. В начале 1949 г. Гоминьдан и СССР начали переговоры. Они продолжались до середины 1949 г., когда стало ясно что ничто не может остановить НОАК .

Тогда Сталин решил оказать услугу китайским коммунистам. Лидеры ВТР, в том числе Ахмаджан Касими (уйгур), генерал Исхакбек Момон (киргиз), Абдукарим Аббасов (уйгур) и генерал Далелхан Сугунбай (казах) были приглашены в Пекин для подготовки созыва Народного политического консультативного совета с целью провозглашения Китайской Народной Республики. СССР предоставил самолет и делегация не замедлила вылететь в Алма-Ату. 27 августа 1949 г. было объявлено, что делегация правительства ВТР погибла в авиационной катастрофе в районе Иркутска. По версии уйгурских патриотов, восточнотуркестанцы, упорно настаивавшие на самоопределении Синьцзяня, были перевезены из АлмаАты в Москву и забиты до смерти на Лубянке за отказ признать китайское господство.166 Официальная версия озвученная агентством Синьхуа гласила, что делегация ВТР вылетела из Кульджи в Пекин через АлмаАту и разбилась на полпути между казахской столицей и Пекином. Обе версии указывают на зловещую – закулисную - роль руководства СССР в ликвидации своего детища - ВТР. Поразительно, что Петров В. И., считающий себя знатоком тех событий, почему-то считает приведенную выше официальную китайскую версию о авикатастрофе на советской территории выдумкой исследовательницы Линды Бенсон. Сам он, ссылаясь на данные САВО считает, что самолет летел из Кульджи в Пекин и разбился в пустыне Гоби, то есть в Китае. При этом он, правда оговаривается, что «причины катастрофы не выяснены».167 Войска генерала-коммуниста Ван Жена (Wang Zhen) вошли в Синьцзянь в 1949 г. Войска ВТР, поверив обещаниям китайских коммунистов предоставить уйгурам автономию или независимость не стали препятУроки и выводы национально-освободительного движения 1944-1949 годов (в сравнительном плане прошедших событий с сегодняшними)» ИТТИПАК-Единство, № 5 (12), октябрь 1995 г. http://www.iicas.org/AIBOLIT/publ_Vtr_pr10.htm Петров В. И. Указ. соч. С. 500 .

ствовать наступлению войск Мао на провинцию.168 Советские военнослужащие – узбеки, казахи, русские, киргизы, таджики были отправлены назад в СССР. Армия ВТР была разоружена и превращена в строительный корпус НОАК и вскоре была распущена совсем. Тогда же войска Гоминьдана сдались НОАК, а днем позже губернатор провинции, волжский татарин Бурхан Шахиди присягнул на верность Мао Цзедуну. Впоследствие он стал одним из высших функционеров в Китае. 1 октября 1949 г. была провозглашена Китайская Народная республика .

КПК отказалась от политики лавирования, дипломатических маневров и заигрывания с СССР. Она решительно отказалась от федеративного устройства и выступила сторонником единого и сильного Китая, пусть даже вопреки желанию неханьских народов. Коммунисты Китая ударили одновременно по «правому крылу оппозиции» - мусульманам юга и востока, а также «левым» - всем просоветским элементам края. Весь Синьцзянь пришел в движение. Западные миссии, русские белогвардейцы, мусульмане стремились покинуть регион через Ганьсу на Дальний Восток или через долину Лех - в Индию. Советская разведка, опасаясь обвинений во вмешательстве, срочно прекратила свою деятельность в провинции. Именно тогда киргизы Рахманкула вернулись из Ташкургана-Сарыкола обратно на Малый Памир (Афганистан). Мухаммад Эмин Бугра, Иса Юсуф Алптекин и другие члены правительства независимого Синьцзяня бежали в Индию. Из Индии, в середине 1950-х гг. они перебрались в Турцию и Саудовскую Аравию, где занимались литературной и научной деятельностью. Они стали знаменем уйгурских националистов, мечтающих о свободном Восточном Туркестане. Как уже указывалось, китайские коммунисты обрушили репрессии не только на мусульман, но и на националистов севера и запада, а также на всех сторонников СССР. В феврале 1951 г .

упрямый Оспан Батыр с его «куюрчуками» был схвачен и казнен в апреле того же года. Максуд Сабри был посажен в тюрьму, где и умер .

Коммунисты Мао сделали то, чего не могли добиться прежние китайские правители Синьцзяня с 1918 г.: они решительно и бесповоротно уничтожили советское влияние во всей провинции. Мало того, изгнав заодно американцев, англичан и наладив тесное сотрудничество с Исламабадом, ставшим главным союзником Пекина на Индийском субконтиненте, они подавили и надежно изолировали сепаратистские элементы Кашгара и Хотана.169 В коммунистическом Китае уйгурские сепаратисты уже не могли рассчитывать на получение помощи из-за рубежа – Кашмира, Тибета, Советской Средней Азии, Афганистана. Советско-китайское охлаждение наступившее в середине 1960-х гг. и бегство почти 60 000 казаСao Chang-ching «The quest for an eight Turkic nation» Taipei Times 12.10.1999 Forbes E. D. W., Warlords and Muslims in Chinese Central Asia. A Political History of Republican Sinkiang 1911-1949, 233 .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Заключение Глава VI: ДОЛГИЕ ГОДЫ ИЗГНАНИЯ хов из Или в Казахстан лишило СССР важного рычага воздействия на своих потенциальных клиентов в тюрко-мусульманской среде Синьцзяня.170 С тех пор СССР оставил все надежды поднимать народные восстания, чтобы добиваться привилегий, и затем предавать своих союзников в Синьцзяне. 13 сентября 1955 г. было принято постановление об упразднении независимости региона и создании на его территории Синьцзянь-Уйгурского автономного района (СУ АР). Последним шагом в надежном включении Синьцзяня в состав сильного и неделимого Китая было полное закрытие границы. Только тогда СССР понял, что граничит с поистине великим и грозным соседом, который не потерпит более вмешательства в свои дела и будет самым решительным образом подавлять всякие проявления сепаратизма. Мао Цзедун объединил страну и превратил ее в силу, с которой нельзя было не считаться на международной арене. Затем китайские коммунисты инициировали невиданную в истории ханьскую миграцию в северо-западные провинции, которая сделала надежды на независимость «Восточного Туркестана» еще более призрачными. В начале XXI века ханьцы составляли примерно половину населения края. Сегодня от ТИВТР и ВТР не осталось ни следа, ни в самом Китае, ни за его пределами. Идея «Восточного Туркестана» и «Уйгуристана» витает главным образом в уйгурских эмигрантских кругах и виртуальном веб-пространстве. Заинтересованные в сотрудничестве со своим могущественным восточным соседом, власти стран Центральной Азии выступают против уйгурского сепаратизма и отождествляют его с международным терроризмом .

–  –  –

На каждом историческом промежутке среднеазиатская эмиграция была вызвана конкретными причинами внутреннего и внешнеполитического порядка. Какими были ее основные этапы?

Среднеазиаты веками передвигались свободно в пределах своих племенных и этнокультурных зон, пока англо-российское разграничение конца позапрошлого века, и особенно большевисткая революция 1917 г. не воздвигли непроходимые барьеры на пути их массовых миграций. Вторжение Красной Армии, ломка старого строя и появление закрытых государственных границ положили начало проблеме мухаджиров Средней Азии. К 1920м гг. феномен политического убежища заявил о себе в полную силу из-за эскалации насилия и увеличения числа человеческих жертв. Он привел к появлению беспрецедентного числа беженцев .

Можно спорить о последствиях русской колонизации и установления власти большевиков Средней Азии, но одно остается неоспоримым. Новая власть пришла с оружием и была насаждена в регионе насильно. Ее принесли люди иного уровня развития, другой культуры и религии. Они были уверены в своем моральном праве повелевать народами региона и были обуреваемы не столько прагматическими соображениями геополитического характера, сколько имперской гордостью, исламофобией и уверенностью в собственном культурном и военном превосходстве. Разумеется, имела место контрактация местных элит, согласие части населения, по причинам материальной выгоды и практической целесообразности одобривших или даже просивших русского покровительства. Но факт остается фактом, что именно колонизация и последовавшая затем революция «взбунтовавшейся России» вызвали политически мотивированную эмиграцию. Среднеазиаты были изгнаны Советской властью, старавшейся подавить несогласное с ней мусульманское население региона. В последовавшие после революции 17 лет, имели место две волны эмиграции .

Первая фаза бегства началась вместе с установлением большевистского руководства в Ташкенте в конце 1917 г., падением националистического Коканда в начале 1918 г. и поражением колчаковских белых армий в Сибири в конце 1919 г. Она завершилась вместе с “ликвидацией басмачества” в Таджикистане и бегством Ибрагимбека в середине 1926 г. ПерЦит. по: Carr, Edward Hallett, What Is History? New York:Vintage Books, 1961. 114-115 .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Заключение вая волна (1917-1926) была вызвана революционной войной, развязанной большевиками на захваченных ими территориях. Она включила эмира и его окружение, а также прошлась по приграничным регионам, захватив, главным образом, кочевые и полукочевые узбекские и туркменские племена. Они бежали, спасаясь от непосредственной угрозы, вызванной наступлением красных отрядов. Это были скорее беженцы, чем эмигранты и мухаджиры. Как говорил Баглани, это были свободолюбивые и воинственные люди, не знакомые ни с национализмом, ни с исламизмом. Они были движимы вековым инстинктом самосохранения, приобретенным в результате бесчисленных вторжений, войн, происходивших в регионе на протяжении всего средневековья. Война, начавшаяся на рубеже второго и третьего десятилетия ХХ века, конечно же, была куда страшней всех средневековых войн, не только потому, что красноармейцы были вооружены современными видами оружия, но и потому, что новая власть обладала огромной силой восставшей России. Она жестоко карала несогласных, беспощадно ломала старые, и вводила новые, порядки. Бегство русских казаков в Китай, конечно, не было связано с туркестано-бухарским исходом, но также было вызвано победоносным наступлением большевиков .

Помимо собственно остатков белых армий, оно включило членов их семей и гражданских беженцев. Белогвардейцы, бежавшие в Синьцзянь явили собой скорее среднеазиатский отряд российской белоэмиграции, чем русский отряд среднеазиатской эмиграции. Русская эмиграция Синьцзяня тяготела больше к русской Фергане и Семиречью, южной и западной Сибири и Дальнему Востоку, чем к собственно мусульманской Средней Азии .

Афганистан, ставший домом для сотен тысяч бухарцев и ферганцев, не стал таковым для русских .

Вторая волна эмиграции (1926-1934) началась почти немедленно после предыдущей, во второй половине 1920-х гг. и достигла своего пика в период с 1929 по 1932 гг., во время масштабных экономических, политических, социальных и экономических мероприятий Советской власти, направленных на ломку традиционного общества Средней Азии. Вместе с первой волной она образовала почти миллионный отряд среднеазиатской эмиграции Афганистана и Западного Китая. Исход резко сократился в середине 1930-х гг., когда Советская власть значительно укрепила свои позиции в регионе и – что более важно – надежно закрыла границы с Афганистаном и другим южными соседями. Закрытие границ приходится на 1934 г. С тех пор община эмигрантов в сопредельных с советской Средней Азией странах уже не пополнялась, а связи с родиной «за рекой» – прекратились. Если первая волна эмиграции стала итогом революции и гражданской войны, то вторая была вызвана конкретной политикой Советской власти. Это была эмиграция из СССР, а не из Бухары, Хивы и Туркестана. Во время второй волны за границу бежали представители различных классов, включая образованных горожан из самых разных районов региона .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Заключение Это не было бегством побежденной армии или шагом, вызванным непосредственной опасностью для чьей-либо жизни. Это была продуманная акция, «голосование ногами», манифестация принципиального несогласия с репрессивной и атеистической политикой Советской власти. Именно представителей второй волны следует относить к эмигрантам и мухаджирам .

Следствием эмиграции, вызванной революцией 1917 г. явилось образование диаспор народов Центральной Азии. Диаспора, это группа людей единого происхождения, которая сложилась за пределами своей исторической родины. Как правило, диаспора - категория неустойчивая и ограниченная во времени. Ее ожидает либо интеграция в общество страны-получателя, либо возвращение в страну-отправитель (то есть реэмиграция) .

Интеграция облегчена если географическая среда, язык, обычаи и религия страны-получателя мало чем отличаются от оригинальной. Так, таджики и тюрки интегрировались в афганское и турецкое общества без особой угрозы для своей национально-культурной идентичности. В то время как интеграция русских в Синьцзяне была редкостью, так как была чревата потерей базовых культурных ценностей, таких как язык, православие, образ жизни и пр. Именно поэтому таджики, узбеки, туркмены, казахи и киргизы продолжают проживать в Афганистане, Китае и Турции, в то время как в Синьзняне русских практически не осталось. Они или вернулись в Россию или отправились на Запад .

Интеграция не означает неизбежного растворения в новой среде, аккультурации (то есть освоения чужой культуры и языка) и ассимиляции. В отрыве от своей родины диаспора имеет тенденцию к сохранению родной культуры, языка и коллективной памяти. Вместе с тем она приобретает черты, не характерные для общества, которое она оставила. Чаще всего, жизнь на чужбине делает эмигрантов более мобильными, сплоченными, коммуникабельными, а порой - агрессивными. Эти качества, призванные облегчить жизнь в стране изгнания, имеют своей целью отнюдь не ассимиляцию, а нечто противоположное, а именно стремление сохранить свою оригинальную культуру и национальную идентичность. Именно эта корпоративность и известная замкнутость делают среднеазиатскую диаспору схожей с другими эмигрантскими общинами, разбросанными по всему миру .

Религия – ислам и русское православие – играла и играет важнейшую роль в сохранении культурных традиций и передаче коллективной памяти от одного поколения эмигрантов к другому .

В середине 1930-х гг. СССР укрепил свои позиции в регионе и установил надежно охраняемые и закрытые границы со своими южными соседями. Ослабление «эмигрантского фактора» во второй половине 1930х гг. совпало с серьезной трансформацией политического пространства Центральной Азии. В Афганистане активность неправительственной уламо, традиционных (фундаменталистских) лидеров, а также противостоящих им реформаторов-идеалистов типа Амануллы и сторонников паPDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Заключение нисламизма потеряли свою былую силу и бунтарский дух. Эта страна вошла в более стабильный период своего развития, ставшего итогом достигнутого модус вивенди между государством и обществом. В советской Средней Азии национальное размежевание 1924-1936 гг., стремительное экономической развитие, урбанизация, внедрение массового светского образования, развитие здравоохранения, изменение положения женщин также резко изменили идеологический и политический климат. Модернизация традиционалистского общества Средней Азии привела к фактическому отделению религии от политики и вытеснению коранического концепта «муджахид» и «мухаджир» из полического обихода. Басмачи лишились прежнего ореола «защитника веры» и, в глазах общества, превратились в досадное препятствие для достижения прогресса. Для Средней Азии катастрофические потрясения закончились, когда потерпевший поражение Аманулла отбыл в ссылку в Вилла Орацио, Надир Шах казнил Бачаи Сако, а Ибрагимбека расстреляли сотрудники ОГПУ. В регион пришла относительная стабильность, вызванная тем, что мусульманские общины отстранились от политического участия и демонстрировали подчинение существующей политической власти, не обращая внимания на ее «неисламский» характер. Образование советских республик Средней Азии и стабилизация Афганистана в начале 1930-х гг. сопровождались ростом национализма, появлением официальных про-правительственных религиозных институтов и кооптацией религиозного класса в государственные структуры .

Развязанная большевиками в 1917-1920 гг. революционная война не прошла бесследно для Средней Азии, России и всего остального мира .

Предпринятая Советами “красноармейская атака на феодальный Восток” захлебнулась на берегах Аму Дарьи и у подножий Гиндукуша. Не дождавшись действенной материальной поддержки со стороны соседних стран и “великих держав”, басмачи, тем не менее, не дали огню революционной войны распространиться на соседние Афганистан, Индию, Китай и Иран .

Столкнувшись с массовым хиджратом и отчаянным джихадом, большевики отказались от планов немедленного продвижения в Хорасан, Южную Азию и Западный Китай. Советский эксперимент, который задумывался как глобальная альтернатива капитализму провалился. Советы решили сосредоточиться на укреплении уже завоеванных позиций в Центральной Азии. В этом одна из главнейших заслуг среднеазиатских мухаджиров и муджахидов в мировой истории. Басмаческое сопротивление сыграло не последнюю роль в переориентации советского руководства с первоначально заявленных «интернациональных», классовых позиций на национальные и державные, набиравшие свою силу в течение 1920-х гг. Именно в это время марксизм-ленинизм стал приобретать окраску русского государственного национализма. И наконец, басмачество, несмотря на свой радикализм и склонность к насилию (а может, именно благодаря им), способPDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Заключение ствовало политическому развитию отсталого среднеазиатского общества, расколов его на противников и сторонников Советской власти .

Местью за оказание сопротивления и развенчание идеи «мировой революции» стала полная изоляция Средней Азии с юга и превращение ее в самую отсталую и заброшенную окраину СССР. С середины 1930-х гг .

Аму Дарья стала, по сути, границей между двумя различными и враждебными мирами. В связи с обострением «холодной войны» и последующим развалом СССР, с 1980-х гг. граница с Афганистаном стала одним из самых беспокойных и опасных рубежей в мире. Поистине, она стала настоящим проклятием для проживающих там народов. За весь ХХ век Аму Дарья пережила, по меньшей мере, пять крупных войн, а именно: среднеазиатскую гражданскую 1918-1932 гг., афганскую гражданскую 1929 г., советско-афганскую 1979-1989 гг., таджикскую гражданскую 1992-2000 гг. и афганскую гражданскую 1989-2002 гг., унесших сотни тысяч жизней и сопровождавшихся миллионными потоками беженцев, незаконными перевозками людей, оружия, а с конца ХХ века - наркотиков .

Помимо двух послереволюционных волн эмиграции, Средняя Азия пережила еще, как минимум, две фазы эмиграции – военную (1939-1945) и постсоветскую (1991-по настоящее время) .

Военную эмиграцию составили в первую очередь военнопленные. Они не думали бежать из СССР, а оказались за рубежом (в основном в Европе и США) волей обстоятельств.Часть из них пошла в Туркестанский легион, другая была призвана работать «остарбайтерами» на территории Германии и ее союзников в 1941-1945 гг. По подсчетам одного из военнопленных - Иргаша Шермата, с 1941 г. около 400 тысяч уроженцев Средней Азии оказались, по разным причинам, в Германии. От 90 до100 тысяч из них умерли от голода и болезней или были уничтожены фашистами, по словам Шермата «будучи принятыми за евреев и коммунистов». Из выживших, примерно 100 тысяч оказались в Туркестанском легионе и воевали против СССР. Остальные 200 тысяч использовались нацистами в качестве рабочей силы – «остарбайтеров». После войны многие легионеры и «остарбайтеры» были выявлены и отправлены на родину. Из числе легионеров только 1000 человек смогли уцелеть и остаться в Западной Европе. Проверить эти данные на данный момент невозможно. Для этого надо предпринять отдельное исследование .

Изучение эмиграции показывает, что она не всегда была разделена по национальному принципу. В беседах с Рузи Назаром, Баширом Баглани, Тимуром Ходжаоглу автору приходилось интересоваться, к какой национальности принадлежал тот или иной персонаж их рассказа? По их реакции было видно, что чаще всего готового ответа на мой вопрос у них не было. Зачастую, моим собеседникам приходилось самим – гипотетически и задним числом - определять национальность того или иного персонажа. В большинстве случаев они просто называли происхождение человеPDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Заключение ка (место его проживания). Видно было, что национальное размежевание и «нациестроительство» по-советски не было принято и понято среднеазиатской эмиграцией. Наиболее устойчивой группой эмигрантов, сохранившейся до начала ХХI века были городские жители Мовароуннахра – Самарканда, Бухары, Ташкента, Ферганской долины, говорившие на тюркском и таджикском языках. Рузи Назар рассказывал, что к 1990-м гг., основу более или менее сплоченной среднеазиатской эмиграции составляли узбеки и таджики, при численном доминировании первых. Казахи, киргизы, туркмены и прочие постепенно отошли от «турку-точик», сформировав свои группы (например, казахи Китая и Турции, киргизы Афганистана и Китая) или примкнув к другим эмигрантам (русским, например). Собственно таджикский и узбекский этнические национализмы как два противостоящих друг другу движения, проникли в эмигрантскую среду из СССР в годы перестройки. В то время на Запад стали приезжать представители интеллигенции из Душанбе и Ташкента, которые и заразили этим «вирусом» определенную часть эмигрантов. Именно тогда эмигрантская община туркестанцев и бухарцев разделилась на узбеков и таджиков.2 Размежевание в эмигрантской среде происходило не по национальному, а по мировоззренческому и политическому принципам. Узбеки и таджики были представлены в двух противостоящих друг другу группах эмиграции: эмиристско-басмаческой и национал-туркестанской .

Первую составляли сторонники шариата, верховенства религии, противники секуляризма. Сегодня они проживают в традиционных мусульманских общинах Афганистана, Индии, Пакистана и некоторых арабских стран. Их деды-мухаджиры были простыми мусульманами, преданными, а порой фанатичными защитниками веры. Пантеон их героев состоял из харизматичных героев джихада - Ибрагимбека, Энвера Паши, Давлатмандбия, Бачаи Сако, позже Ахмад Шаха Масуда. Себя они считали прежде всего мусульманами (а не таджиками или узбеками) и предпочитали говорить на языке большинства территории проживания. Какой-либо идеологии и связанной с ней политики, которой они бы отдавали предпочтение, у них не было. Ее место занимали абстрактные идеалы величия веры и стойкое стремление отстаивать ценности ислама .

Вторая группа эмигрантов, это выходцы оазисов и городов Средней Азии, люди более широких, либеральных и светских взглядов. Они вышли из джадидов, студентов обучавшихся в Германии в 1920-х гг., военнопленных Второй мировой войны. Оказавшись заграницей, они предпочли открытую и многоконфессиональную атмосферу Стамбула, Варшавы и Берлина закрытым и монокультурным Кабулу и Пешавару. Представляя собой интеллектуальную элиту зарубежной Средней Азии (для них: Туркестана), они не настаивали на приоритете джихада, как это делали басмачи,

–  –  –

а отдавали предпочтение дозволенным действиям, включая литературно-научную работу и легальную политическую борьбу. Их герои это не беззаветные шахиды, а национальные лидеры, политические деятели и ученые либерального направления, такие как Мустафа Чокаев, Зеки Велиди Тоган, Усман Ходжа, Баймирза Хаит. Они никогда не сочувствовали фундаменталистам-басмачам и эмиристской эмиграции. Алим Хан для них – предатель и эгоистичный тиран. У них была своя идеология тюркизма, которая оказалась чуждой и непонятной основной массе эмигрантов .

В глазах почти поголовно неграмотных мухаджиров, национализм казался светским, западным явлением, лишенным оригинальности .

Развал СССР в конце 1991 г. вызвал к жизни новые передвижения больших масс населения как внутри региона, так и за его пределами .

Именно тогда началась четвертая (после двух послереволюционных и военной) волна эмиграции. Центральную Азию покинула основная часть не-коренного, русского (или русскоязычного) населения. Помимо них, в последние два десятилетия свою родину были вынуждены покинуть и те, над кем нависла угроза из-за их политических убеждений. Так, в конце ХХ века, в регионе вновь появились политические эмигранты. Члены запрещенных националистических организаций «Эрк», «Бирлик» и некоторых других, были вынуждены в 1990-х гг. бежать за границу, в том числе в Европу и США для того, чтобы присоединиться к тамошней общине туркестанцев первых трех волн. По подсчетам Тимура Ходжаоглу, в начале XXI века общины туркестанцев были распределены следующим образом: Турция – 150 000 человек, Саудовская Аравия – 60 000, Германия – 5 000, Франция – 800, США – 150 000 человек. Кроме того, небольшие группы выходцев из Центральной Азии числом менее 100 человек каждая, проживают в Голландии, Австрии, Норвегии, Бельгии, Швейцарии, а также в Индии, странах Юго-Восточной Азии, на Тайване и в Австралии .

Идеологи и боевики «Исламского Движения Узбекистана» и некоторые элементы непримиримой таджикской оппозиции также бежали из Средней Азии и присоедились международному джихадистскому движению .

Без сомнения, современный радикальный исламизм в какой-то мере является продолжением традиций мусульманских движений 1920-х гг. Однако, было бы заблуждением приравнивать современных «муджахидов» к басмачам. Первые явились, главным образом, продуктом «холодной войны»

и пользовались поддержкой внешних сил (США, СССР, Пакистана, Ирана). Они входили в более обширную – супранациональную сеть мировых джихадистов-террористов (включающую Среднюю Азию, Чечню, Афганистан, Кашмир, Восточный Туркестан). В то время как басмачество было одним из последних проявлений чисто внутренних мусульманских движений, испытывавших минимальное внешнее воздействие. Джихад и хиджрат Средней Азии 1920-х гг. явился скорее выражением консервативного PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Заключение фундаментализма, традиционализма и религиозности, нежели политической идеологии, основанной на исламе .

Кардинальные вопросы, поднятые в ходе гражданских войн первой трети ХХ века имеют непреходящее значение для среднеазиатов. Это вопросы о власти, религии, нации, собственности и многие другие. Они все еще не решены окончательно. Современное среднеазиатское общество так и не определилось – за кого оно: за «белых» или за «красных», за басмачей или за Красную Армию, за джадидов или исламских ортодоксов? Как быть с идеей Туркестана как единого дома для всех среднеазиатов? Кем были Энвер Паша, Чокаев, Дутов, Анненков, Оспан Батыр, Ибрагимбек, Давлатмандбий, Нусратулла Максум, Фузайл Максум, Усман Ходжаев, Файзулла Ходжаев и Ма Джунин ? Героями или преступниками? Имея ввиду недавнюю, вторую, гражданскую войну таджиков (1992-2000 гг.), уместно задать и такой вопрос: а закончилась ли та война или она все еще продолжается?

Настоящая книга так и не дала однозначные ответы на эти вопросы .



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

Похожие работы:

«ЮЖНО-УРАЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УТВЕРЖДАЮ: Директор института Юридический институт _А. Н. Классен 30.08.2017 РАБОЧАЯ ПРОГРАММА к ОП ВО от 24.10.2017 №007-03-0506 дисциплины Б.1.15 История государства и...»

«Вестник ПСТГУ. Серия II: Смекалина Валентина Владимировна, История. История Русской канд. ист. наук, Православной Церкви. секретарь кафедры истории Общецерковной аспирантуры 2016. Вып. 4 (71). С. 43–52 и докторантуры им. святых равноапос...»

«ЛИБЕРАЛИЗМ В РОССИИ: НЕМНОГО ИСТОРИИ К азалось, что после распада СССР либерализм должен был расцвести в России – как в теории, так и на практике. Однако на смену надеждам ельцинского периода очень быстро пришли разочарование и горечь, и сегодня голос либерализма едва слышен на российско...»

«Рабочая программа по астрономии. 2017-2018 учебный год Планирование составлено на основе программы : Примерная программа учебного предмета АСТРОНОМИЯ 11 кл. (авторы программы Б.А. Воронцов-Вельяминов, Е.К. Страу...»

«ИГРАТЬ! Письмо редактора Привет! Дорогой друг! Ты познакомишься с интересной литературной Я буду игрой, где сможешь проявить свои мыслительные и творческие помогать тебе! способности, весело провести время, получить новые зн...»

«Раздел I. Пояснительная записка Статус документа Приказ Министерства образования и науки РФ (Минобрнауки России) от 30.08.2013 г №1015 "Об утверждении Порядка организации и осуществления образовательной деятельности по основным общеобразовательным программам – образовательным программам начального общего, основного общего и среднего обще...»

«К ИСТОРИИ СОКОЛИНОЙ ОХОТЫ В НОВГОРОДСКОЙ ЗЕМЛЕ В. М. ФЕДОРОВ, Т. С. МАТЕХИНА, Д. О. ОСИПОВ Летом 2007 г. при археологических раскопках в Московском Кремле был найден соколиный клобучок — кожаный наглазник для л...»

«Псевдонаука и паранормальные явления Критический взгляд Купить книгу на сайте kniga.biz.ua Jonathan C. Smith Roosevelt University Pseudoscience and Extraordinary Claims of the Paranormal A Critical Thinker's Toolkit Купить книгу на сайте kniga.biz.ua Джонатан Смит Псевдонаука и паранормальные явления Критически...»

«ЭКО-ПОТЕНЦИАЛ № 3 (15), 2016 Электронный архив УГЛТУ Отзывы первых читателей УДК 511.2:72.03(09) о последних номерах журналаШевелев И.Ш. "Эко-Потенциал", 2015-2016 ВЗаслуженный архитектор 2016 почетный член Российской академии архитектуры, "Эко-потенциале" № 1, РФ, г. сосредоточены материалы, которые представляют очень большой...»

«О.Л. Помалейко ВИТЕБСКАЯ ОБЩИНА СЕСТЕР МИЛОСЕРДИЯ (1892–1917 гг.) Минск Издатель А.Н. Янушкевич УДК 614.885(476.5)"1892/1917" ББК 51.1(4Беи)6 П55 Рекомендовано к печати проблемной комиссией по научно-исследовательской и учебно-методичес...»

«ЛИНГВОДИДАКТИКА "Московский бедекер", или "Путешествие с классиком" (русская культура в иностранной аудитории) © О. И. Судиловская, 2001 На кафедре русского языка для учащихся гуманитарных факультетов филологического факультета МГУ создается программа и апробируются материалы пер...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Факультет естественных наук М. Б . Боргоякова, А. А. Ильичев БАКТЕРИОФАГИ Практикум по молекулярной вирусологии Учебно-методическое пособие Новосибирск УДК ББК Б Боргоякова М. Б., Ильичев А. А. Практикум по молекул...»

«Терехова Светлана Анатольевна РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ-НАРОДНИКИ И ИДЕЯ "НАРОДНОГО МОНАРХИЗМА" (НА ПРИМЕРЕ "ЧИГИРИНСКОГО ЗАГОВОРА") Специальность 07.00.02 Отечественная история Диссертация на соискание учной степени кандидата историчес...»

«СПИРОМЕТР АВТОМАТИЗИРОВАННЫЙ МНОГОФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ МАС-1 ШБИФ.689.001-007.00.00 РЭ ВЕР. t28-03 РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ ОГЛАВЛЕНИЕ страница Глава 1 Базовые сведения о спирометре. 4 1.1. Распаковка и установка Спирометра. 6 1.2. Важные меры предо...»

«Алиев Эльчин Тофиг оглу ПРИМЕНЕНИЕ ЦВЕТА И СВЕТА В СОВРЕМЕННОМ ИНТЕРЬЕРЕ И ИХ ВЛИЯНИЕ НА ЧЕЛОВЕКА Адрес статьи: www.gramota.net/materials/1/2009/6/1.html Статья опубликована в авторской редакции и отражает точку зрения автора(ов) по рассматриваемому вопросу. Источник Альманах современной науки и образования Тамбов: Грамота, 2009...»

«ИМПЕРАТОРСКАЯ ВЛАСТЬ, ПАРЛАМЕНТ, ЦЕРКОВЬ И ОБЩЕСТВО в начале ХХ в. (1906–1907гг.) Г.А. Ивакин В тысячелетней истории Русской Православной изобретен. властью мирскою и потому не имеет достоинства правильного церковного собора."1. Церкви особое место занимает период прямого участия представителей Православной церкви В трудах и п...»

«БОЛЬНИЦА В ЕЛИЗАВЕТИНЕ (Краткий исторический очерк) Часть 1-я 27 декабря 2015 года исполнится 110 лет со дня основания больницы в послке Елизаветине Ленинградской области. За это время медицинское учреждение пережило не один сложный и трудный период. В больнице трудилось немало замечательных людей, пом...»

«Scientific Cooperation Center Interactive plus УДК 9 DOI 10.21661/r-118420 С.Л. Данильченко ИСТОРИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ГОСУДАРСТВЕННОЙ И ПОЛИТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И.В. СТАЛИНА Аннотация: по мнен...»

«BEHP "Suyun"; Vol.3, October 2016, №8 [1,2]; ISSN:2410-1788 АЛАНЫ И АОРСЫ. ИСТОРИКИ СПОРЯТ Т.К. Дзокаева Раздел пятый. Приуралье [См. Дзокаева Т.К. Аланы. Откуда корни? Во власти мнимого тождества: Аланы=Aryana (и...»

«НОВОСТИ ДНЯ Н апример, на вопрос о  том, какими должны быть газеты в меняющемся мире, исповедался, стуча по столу финкой меж пальцев, так. Когда русские в  1913  году решили издавать газету в  Монголии, то в  первом номере первой монгольской газеты сообщили потрясённой мо...»

«Библиотека Альдебаран: http://lib.aldebaran.ru Стивен Хокинг Краткая история времени. "Краткая история времени. От большого взрыва до черных дыр": Амфора; СПб.; 2001 ISBN 5-94278-426-4 Оригинал: Stephen W. Hawking, “A Brief History of Time From the Big Bang to Black Holes”, 1988 П...»

«ОСТРОВ СОКРОВИЩ ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. Глава I. Глава II. Глава III. Глава IV. Глава V. Глава VI. ЧАСТЬ ВТОРАЯ. Глава VII. Глава VIII. Глава IX. Глава X. Глава XI. Глава XII . ВОЕННЫЙ СОВЕТ ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ Глава XIII. Глава XIV. Глава...»

«Муниципальное бюджетное учреждение дополнительного образования "Детская школа искусств имени П.И. Осокина" городского округа Красноуфимск Дополнительная предпрофессиональная общеобразовательная про...»




















 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.