WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

«ДО ХОРАСАНА Из истории среднеазиатской эмиграции ХХ века Душанбе «ИРФОН» 2009 PDF created with pdfFactory Pro trial version ББК63.3(2 Тадж)+66.4 A - 50 А-50 ...»

-- [ Страница 5 ] --

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

граничный регион была снаряжена специальная научная экспедиция, состоявшая из русских экспертов - знатоков статистики. Правительственная комиссия обнаружила только в Курган-Тюбинском районе 49 совершенно заброшенных кишлаков. Поля, огороды, бахчи, сады к тому времени потеряли свой первоначальный вид, заросли сорняками и камышом .

Жилые дома и хозяйственные постройки разрушились, дувалы (глинобитные ограды) почти сравнялись с землей.52 В 1925 г. из 167 кишлаков Кобадианского, Аральского, Джиликульского и Сарай - Камарского районов 84 (50 %) были опустевшими.53 В основной своей массе в этих кишлаках проживали таджики и узбеки .

В целом, таджики составили третью по численности (после туркменов и узбеков) группу эмигрантов. Например, в середине 1920-х в приграничной полосе - Рустаке, Ханабаде, Имам Саибе проживало 4,5 тысяч семейств узбеков, 3,7 тысяч таджиков, 1,3 тысяч киргизов и 0,5 тысяч туркменов.54 Таджики не имели племенного деления и потому жили большими семьями (авлодами). Несколько авлодов, составляющих селение возглавлял традиционный авторитет, который мог отстоять интересы общины в диалоге с афганцами и мобилизовать военные ресурсы в случае возникновения внешней угрозы. В военное время роль лидеров общин играли курбаши. Одним из таких авторитетов среди таджиков был курбаши Абдукадыр Додхо. Судя по воинскому знанию (додхо, то есть генерал) он был высшим офицером эмирской армии .

Необходимо также отметить, что таджики (в первую очередь их вооруженные отряды) во время установления Советской власти бежали не только в Афганистан, но и в Каратегин и Дарваз. Эти горные районы со сплошным таджикским населением были советизированы только летом 1923 г., после масштабной военной операции Красной Армии. Тогда в Дарвазе произошло восстание во главе с Диловаршо и Усманбеком. После его неудачи в Афганистан ушло 250 человек.55 Таджики бежали не только из территории современного Таджикистана, но и соседнего Сурхандарьинского региона Узбекистана. В начале 1920-х гг. 40 тысяч таджиков и узбеков покинули Сурхан Дарью (западную часть Восточной Бухары) и ушли в афганское изгнание .

Какова же общая статистика среднеазиатских эмигрантов в Афганистане? С достаточной точностью можно говорить о населении, покинувшем Восточную Бухару, которая в 1924 г. почти целиком вошла в Таджикистан. По данным ревкома (правительства) Таджикской Автономной Советской Социалистической Республики (ТАССР), на конец 1926 г. территорию республики покинули 44 тысячи хозяйств или 206 800 человек АКРТ, ф.1, оп.1, д.149, л.л. 23-32; Там же, л.л.4-13 .

Ходжаев Мумин. Таджикистан в борьбе за хлопковую независимость Союза//Революция и

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

(4,7 человек на одно хозяйство). Это составляло 25% всего населения и 33% всех хозяйств Таджикистана. Большая часть их них проживала ранее в Курган-Тюбинском (опустевшем более чем наполовину), Кулябском и Гиссарских районах. К ним следует добавить 40 тысяч таджиков и узбеков соседнего Сурхандарьинского района Узбекистана .

Киргизы Англо-русское разграничение конца XIX века привело к драматическому нарушению традиционного уклада киргизских общин. Оно привело к тому, что практически все киргизы сегодняшнего Афганистана это беженцы из северных («русско-советских») территорий. Особенно не повезло киргизам т. н. Малого Памира - восточной оконечности Ваханского коридора, что на стыке Таджикистана, Китая, Афганистана и Индии .





Памирские киргизы, привыкшие к жизни на заоблачных высотах выше 4000 метров над уровнем моря, являли собой уникальный народ Средней Азии. В изучаемом периоде их ханом был знаменитый Джапаркул (1862и его сын Рахманкул (1913-1990). Прежде чем насовсем перебраться в Афганистан, Джапаркул был главой всех киргизов Восточного Памира (мингбоши Мургаба). Тогда Восточный Памир подчинялся кокандскому хану, который установил свое доминирование в этом заоблачном регионе в 1860-х гг. Власть кокандцев, впрочем, была больше номинальной .

Памирским киргизам приходилось отстаивать свою независимость в постоянных стычках с кокандцами, кашгарцами, читральцами и афганцами .

В конце XIX века территория проживания памирских киргизов была поделена между Россией, Китаем и Афганистаном. Как утверждает Назиф Шахрани, именно закрытие границ вызвало изоляцию и заброшенность населенного таджиками и киргизами Ваханского коридора, который в течение многих веков служил частью “Шелкового пути”.56 В 1895 г. Джапаркул увел 100 хозяйств киргизов-тейитов в крайнюю северо-восточную часть Вахана, известную как Малый Памир, ставшей после размежевания 1895 г. частью Афганистана. К тому времени там уже проживали до 40 хозяйств киргизов-тейитов, переселившихся из китайской части Памира. Тейиты решились на перекочевку в афганские пределы, так как правительство этой страны предпочитало договариваться с местными лидерами, не навязывая им свои порядки и не угрожая их целостности, как это делали русские. Киргизы Малого Памира тяготели к Афганистану еще и потому, что не разделяли политику коммунистического режима СССР .

Кроме того, по географическим и климатическим причинам китайская, равно как и индийская территории Памира были для киргизов доступны в меньшей степени, чем афганская и советская57. В то же время, Малый См.: Shahrani M. N., The Kirghiz and Wakhi of Afghanistan: Adaptation to Closed Frontiers, XIX .

О судьбе киргизов Малого Памира см. последнюю главу настоящего исследования .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

Памир не был приспособлен для круглогодичного проживания. Его жителям было необходимо зимовать в более мягком климате советского Восточного Памира .

Помимо памирских киргизов, в северном Афганистане проживали киргизы, бежавшие из Вахшской долины, куда они попали из горных районов Каратегина (современный Рашт) и киргизского Алая. Совершенно очевидно, что киргизы составили небольшую, по сравнению с узбеками и таджиками, группу эмигрантов. В целом, по меньшей мере 1300 хозяйств киргизов Алая, Каратегина и Вахшской долины58 и примерно треть (из трехтысячного) киргизского населения Восточного Памира в первой половине 1920х гг. откочевали в афганский Бадахшан и Катаган.59 Один из членов делегации Туркестанского правительства, побывавший на Восточном Памире в сентябре 1921 г. отмечал, что киргизы, имевшие средства передвижения переправились в афганский Вахан. Оставшиеся ждали, когда пригонят обратно верблюдов и яков, чтобы отправиться вслед за ушедшими первыми .

Причины киргизской эмиграции были такими же, как у других этнических групп региона. Причем киргизов интересовала не сколько политика, сколько забота о своем образе жизни. Это была отчаянная попытка сохранения кочевого образа жизни на заоблачных высотах. Возглавляли киргизских эмигрантов – помимо Джапаркула и его сына Рахманкула - Султанбек, Абдулрашид и другие алайские вожаки.60 Предположительно, общее число киргизов в Афганистане в начале 1930-х гг. не превышало 7500. Киргизы – эти кочевники высокогорий Центральной Азии, ни с кем, кроме ближайших соседей, горцев –таджиков проживавших чуть ниже киргизов, не общались. В изучаемый период им удавалось сохранять свой уклад, не задумываясь о трудностях интеграции в афганское общество .

Казахи Так же как туркмены и киргизы, почти все казахи Афганистана – эмигранты из правобережной Средней Азии. Относительно казахов в Афганистане имеются сведения шведского этнографа Гуннара Ярринга и Бурханиддина Кушкеки, побывавших в приграничных с СССР районах Афганистана в начале 1930-х гг. Ярринг встречал там казахов Младшего жуза, а Кушкеки - 200 хозяйств казахов в местечке Чахар Дара. Другой западный автор - Шурманн упоминает казахов, проживавших в Ханабаде, Андхое, а также (500 человек) в Герате, в местечке под названием Казах Сарай. Большинство их бежало во время насильственной коллективизации в начале 1930-х гг.61 Точное количество казахов в Афганистане не

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

дает ни один из указанных авторов. Нет их и в книге исследовательницы казахской диаспоры Г. Мендикуловой. По нашим предположениям, их количество не превышало 10 тысяч. (В 1970-х гг. в Афганистане было примерно 17 тысяч казахов62 ). Не следует забывать, что историческая родина казахов (степных номадов) простиралась на значительном отдалении от афганской границы и мало чем напоминала ландшафт Иранского нагорья. Поскольку их было мало, и им приходилось, в отличие от киргизов обитавших в высокогорье, жить в самой гуще афганского народа, в Афганистане казахи тяготели к узбекским общинам. Казахи не всегда обозначались как мухаджиры, видимо из-за их малочисленности и непохожести на ферганцев и бухарцев. В Мазари Шарифе, например, они занимались продажей чапанов (халатов народов Средней Азии) – типичным бизнесом мухаджиров. 63 В целом, казахи чувствовали себя не так комфортно в Афганском Туркестане, как в Китайском. Они испытывали неудобства в Афганистане из-за своих отличительных расовых признаков и незнания персидского. По этой причине, по мнению Слобина, они стояли ниже узбеков-мухаджиров в социально-экономической иерархии Афганистана. Нередки случаи, когда казахские семьи становились клиентами более знатных узбекских фамилий.64 Эмигранты немусульманского происхождения По разным причинам в Афганистане оказались немусульманские, главным образом, русские беженцы. В 1932 г. советская сторона предлагала афганцам создать совместную комиссию для решения их судьбы, но афганцы отказались.65 К началу 1930-х гг. их было в Афганистане несколько десятков, в том числе бывшие белогвардейцы, рабочие, служащие. Большинство из них бежали, как и мусульмане, через южный Таджикистан (Куляб и Курган-Тюбе). Так, 18 февраля 1933 г. в английское посольство в Кабуле привели русского, очень ослабшего и изнеможденного. Он назвался Александром Леонтьевичем Панасюком (в других местах документа упоминается Панарчуком). По его рассказам, он работал в Керки, в магазине. Оттуда бежал в Куляб, где встретил неких Сергея Соловово (Соловьева?) и Арсения Репети, с которыми вскоре бежал в афганский Ханабад. Там, трое беглецов были арестованы афганцами, но вскоре (вероятно в 1929 г., после падения Амануллы, когда эмигранты получили возможность свободного передвижения) были вызволены из плена сторонниками Ибрагимбека. Ибрагимбек назначил Соловова доктором в свой отряд .

Когда Ибрагимбек бежал в СССР (в 1931 г.), русские были снова арестованы и привезены в Кабул. Соловова отпустили, Репети бежал, а ПанасюNaby, Eden and Magnus, Ralph. H. Op. cit. 17 Shalinsky A., Op. cit. 101 .

Там же .

IOR: R/12/62. P:11. 1932 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

ка (Панарчука) посадили на 2,5 года. Тем временем, Соловово, получив паспорт и визу, проживал в Карачи. Англичане давали разрешение далеко не всем, и некоторые русские оставались работать и жить в Кабуле. Так, Федор Николаевич Чемаков, Лебедев (Абдул Карим) и еще 20 русских работали в различных мастерских в Кабуле. Некоторые русские бежали из Афганистана в Индию и Синьцзянь.66 Наряду с русскими, упоминаются также несколько кавказцев (обозначенных как осетины), примыкавших в разное время к басмачам. Немусульманские поданные СССР бежавшие в Афганистан не представляли собой устойчивую группу. Они или следовали далее в Китай или Индию, или ассимилировались в афганскую среду, главным образом в Кабуле .

Общее представление о составе среднеазиатской эмиграции в Афганистане приведено в нижеследующей таблице .

–  –  –

Согласно таблице VII, наибольшая убыль населения (около 1 миллиона) до 1926 г. приходится на Бухарский эмират и Туркестан. Как мы выяснили, примерно половину этой цифры составляет эмиграция, главным образом, из приграничной полосы Восточной Бухары. Эти сведения подтверждаются советской статистикой. Согласно сведениям Центрального Статистического Управления (ЦСУ) Средней Азии, в 1917 г. население Таджикистана (Гиссар, Курган-Тюбе, Куляб, Гарм, Истравшан, Пенджикент и Бадахшан) составило 1 374 685 человек. Перепись населения 1926 Общее количество населения Афганистана за период с 1917 по 1935 гг. выросло с 5 245 000

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

г. отметила в тех же границах уже 831 180 человек.70 Убыль населения только Таджикистана в 1917-1926 гг. составила, таким образом, 543 505 человека. В это число вошли эмигранты, погибшие в боях, умершие от голода, болезней .

Мы пользовались в основном отрывочными оценками и статистическими материалами. Точный подсчет количества убывших из Средней Азии за границу в 1917-1934 гг. затруднен из-за отсутствия достоверных данных. Первая научно-организованная перепись населения Российской империи в том числе Туркестанского генерал-губернаторства и Степного края проводилась в 1897 г. Бухарский эмират и Хивинское ханство в ней не учитывались как формально независимые государства. Более или менее полная перепись, в которой впервые вводилась категория «национальность»

проводилась в СССР только в 1926 г. Однако административные границы Российской империи и Средней Азии после размежевания 1924 г. разнятся, и это затрудняет подсчет. И наконец, для понимания истинных масштабов изменения численности коренного населения региона необходимо иметь ввиду значительный наплыв преимущественно русскоязычного населения из Поволжья и других Российских регионов в Среднюю Азию во время голода 1921 и 1933 гг. А итоги советской переписи 1937 г., как известно, вообще были объявлены ошибочными. Полученная в результате этой переписи численность населения страны оказалось гораздо меньше ожидавшейся. Она показала 162 миллиона, тогда как население страны на начало 1934 г. составляло 168 млн .

Тем не менее, большинство источников указывают на значительную убыль населения в результате революции 1917 г., последовавшей войны и коллективизации .

Некоторые источники советского происхождения утверждают, что все эмигранты были басмачами, а весь район Катагана и Бадахшана - басмаческим. Это утверждение может быть справедливым в отношении вооруженных групп эмигрантов. Основная масса же эмигрантов была озабочена проблемами физического выживания и поддерживала басмачей скорее пассивно, чем активно .

Что касается эмигрантской элиты, то она была размещена в Кабуле и находилась в поле зрения правительства. Ибрагимбек, который бежал в июне 1926 г., почти немедленно был приглашен в столицу, где ему, как и некоторым другим знатным бухарцам, было назначено жалование. Афганское правительство требовало, чтобы он, как и другие высокопоставленные беглецы, не покидал отведенной ему резиденции (Кала-и Фату) без специального на то разрешения .

Почему именно Афганистан послужил убежищем мусульман, бежавших от насильственного насаждения новой власти? Можно назвать не

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

сколько причин: географическое расположение, наличие протяженной слабоохраняемой границы, исторические и этнические связи. Наиболее же важным, на наш взгляд, был религиозный фактор. Дело в том, что после падения турецкого халифата в 1918 г., Афганистан в традиционном сознании мусульман стал отождествляться с “дар ул-исламом” (исламским государством), преемником Оттоманской империи, прекратившей свое официальное существование в 1923 г. Помимо бухарцев и туркестанцев, Афганистан дал приют 20 тысячам индийских мусульман (движение “хиджрат”).71 Естественно, Аманулла как властелин “чистой” мусульманской страны не мог отказать в гостеприимстве единоверцам из сопредельных стран. Другие соседние страны - Индия и Иран контролировались англичанами, серьезно опасавшимися “русской угрозы”. Англия была сильно озабочена влиянием русской революции 1917 г. на ее владения на Среднем Востоке и в Южной Азии. Поэтому она проводила в отношении Средней Азии и ее эмигрантов политику “закрытых дверей”. Была введена строгая система, цель которой заключалась в том, чтобы не допустить в Индию тех, кто мог иметь какое-либо отношение к большевикам, а также к немецким и турецким службам. Чиновники в департаменте иностранных и политических дел держали под строгим контролем пути въезда в Индию и вели списки всех, пересекающих пограничную линию.72 Как англичане представляли эмигрантов?

Посол Великобритании в Кабуле Хэмфрис в апреле 1923 г.

по этому поводу писал:

«Среднеазиатских эмигрантов можно разделить на три группы:

а) Эмиссары антибольшевистских партий, стремящиеся представить всему миру и Великобритании, в особенности, свой протест;

б) Собственно беженцы, движимые единственной целью избежать смуты, без какой-либо политической цели. Некоторые их них, помня о той благосклонности, которую питали англичане к меньшевикам в прошлом,73 надеются на подобную благосклонность к ним самим;

в) Замаскированные большевистские агенты, возможно выдающие себя за а) или б).74 »

Приграничная полоса доставляла хлопот всем - афганцам, англичанам и советской стороне. Средазбюро ЦК ВКП (б) в 1928 г. провело детальное обследование приграничной полосы с Афганистаном. Оно обнаFletcher, Arnold, Aghanistan: Highway of Conquest (New-York: Greenwood Press), 197. See also: Raja Ehsan Aziz, “Pakistan’s Relation with Afghanistan” Central Asian Survey, 7, no.2-3 (1988) .

Vinod Bhatia, Jawaharlal Nehru and the Making of Indo-Soviet Relations, 1917-1947 Moscow:

Mysl, 1989, 46 .

Имеется ввиду поддержка эсеро-меньшевистскому “Временному Закаспийскому правительству» (Туркмения), оказанная войсками командующего Восточно-персидского кордона генерала В. Малессона в августе 1918 -марте 1919 гг .

PRO:FO 371/9286: N 4066/141 197 .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

ружило, помимо разрушения хозяйственных связей, резкое снижение численности населения, прежде всего за счет эмиграции кочевых племен .

Новая власть стремилась исправить положение путем переселения. В Таджикистане, например, в связи с эмиграцией основной части (узбекского) населения, Советская власть переселила в южный Таджикистан таджиков из других частей республики (Дарваза, Гиссара), в результате чего, доля таджикского населения в Кулябе, Курган-тюбе возросла. Тем не менее, туркмены, а также узбеки - катаганы, конграты, карлуки, таз, лакайцы, дурмены, тюрки-меришкары, казаки и др. самым плотным образом населяли приграничную Афганистану советскую полосу .

Население противоположного (афганского) берега являло собой аналогичную картину расселения туркменских и узбекских племен. Эти поселения выходцев правого берега, расположенные вдоль границы вызывали беспокойство афганского правительства. Оно было озабоченно нарушениями границы, ношением оружия и другими нарушениями законности, допускаемыми эмигрантами. В Рустаке, Алиабаде, Янги Кале, Ак Тепе, Таир Кашгаре проживали видные курбаши – Палван Ходжа, Махмудбекконграт, Хурамбек, Бай Сары. Они распустили своих джигитов для занятий мирным трудом, но не теряли с ними связи. За различные преступления, включая грабежи и незаконные переходы советских границ, афганский правитель провинции Катаган Абдул Шукурхан неоднократно подвергал аресту курбаши Ханджана, Курартыка, Дурманкула, Алат Палвана и содержал их в янгикалинской тюрьме.75 Аресту, правда домашнему, подвергался и Палван Ходжа. Правительство также предпринимало попытки переселения лакайцев, карлуков, туркмен и прочих в соседние провинции Афганистана. Так, в октябре 1926 г. большинство лакайцев курбаши Игамберды были переселены из приграничной полосы Рустака на менее удобные, пустующие земли Алиабада. В результате, Алиабад (Айлабад) стал центром эмигрантов-лакайцев. Карлуки, туркмены, конграты и прочие переселялись также в Алиабад и Гури Баглан .

В Афганистане, часть эмигрантов была наделена землей. Остальные, кто победней, арендовали участки, добывали соль, занимались продажей дров, выжиганием угля. Эмигранты платили те же налоги, что и афганцы, но не несли воинской повинности, не были обязаны отдавать детей в школу, не преследовались за нарушение новых афганских законов, запрещавших калым и многоженство (во время реформ Амануллы в 1928 г.). Несмотря на предложения властей, таджики и узбеки, вслед за туркменами, отказывались принимать афганское подданнство, так как с одной стороны не одобряли реформ, проводившихся афганским правительством, с другой - надеялись на восстановление эмирата и возвращение на родину.76 Курартык Аширов, Алат Палван Эшмирзаев – локайские курбаши, казнены вместе в Ибра

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

Каков был социальный состав эмиграции? В ней были представлены все классы и сословия Бухары и Туркестана: эмир, чиновники, феодалы, купцы, священники, ремесленники, многочисленная деревенская беднота .

У каждого из них были свои причины - политические, экономические, религиозные, личные и пр. - для бегства. Несмотря на то, что основная масса эмигрантов была далека от политики, это была именно политическая эмиграция. Среднеазиатская эмиграция - это протест (активный или пассивный) той насильственной ломке традиционных, в том числе религиозных, представлений, жизненного уклада, которые несла с собой новая власть. Это было «голосование ногами» против Советской власти .

Политические течения Первая и вторая волны среднеазиатской эмиграции совпали с критическим периодом перехода от традиционалистского общества к современности, который переживали все исламские сообщества. Этот процесс (продолжающийся и сегодня) сопровождался повсеместным ростом политизации мусульманских общин. Эмиграция отразила процесс политизации ислама, и в то же время сама она стала важной частью этого движения.

Как конкретно происходил этот процесс? Следует указать, что на политический климат Средней Азии изучаемого периода влияли три следующих фактора:

1. Кризис мусульманской общины, столкнувшейся с окружающим, постоянно меняющимся миром. Это привело к пересмотру установившихся традиционных ценностей (реформизму) с одной стороны, и к политическому консерватизму и военной конфронтации с “неверными” - с другой;

2. Русская колонизация, которая облегчила среднеазиатам доступ к реформаторским и революционным идеям;

3. Победившая большевистская революция, которая придала силу двум указанным выше факторам .

В 1920-х гг. среднеазиатское общество столкнулось с трудной дилеммой. Бороться против превосходящего по силе противника для реставрации прежнего строя, или пойти на компромисс с Советской властью, чтобы развиваться в новой политической системе с ее современными и динамичными социальными и экономическим структурами?

Такая ситуация привела к расколу среднеазиатского общества. Большинство терпимо отнеслось к новому порядку и вступило в эпоху невиданной прежде социальной и экономической трансформации в пределах Советской России и далее СССР. Другие, изгнанные большевистской революцией, были вынуждены занять позицию, противоположную Советской власти. Какие именно политические настроения господствовали в эмиграции? Как выглядел политический спектр эмиграции? Имеющийся материал позволяет утверждать, что он во многом повторял политическую PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

жизнь в “русской” Средней Азии. Условно эмигрантские политические течения в Афганистане можно выделить в следующие четыре группы:

1.Эмиристы .

2. Ортодоксальное духовенство .

3.Суфии и ишаны .

4.Джадиды .

К сожалению, изучение политической истории эмиграции затрудняется из-за недостатка источников. Тем не менее, с учетом важности проблемы, мы позволим себе дать краткую характеристику указанных выше групп .

Эмиристы Партию эмира составляли Алим Хан с семьей, его окружение, высокопоставленные чиновники, богатые феодалы и прочие сторонники эмирата .

Правящая мангытская династия не просто пострадала от революции. Она была безжалостно уничтожена ею. Большинство ее представителей были арестованы Советами в 1920-1921 гг. Саид Мир Сидык, дядя Алим Хана (брат эмира Абдулахад Хана) был заключен в тюрьму вместе с родственниками сразу после революции.77 Зятья Абдулахад Хана Саид Мир Абдулвахид Хан и Саид Мир Абдуррахман Хан были расстреляны в советской тюрьме. Остальные были отпущены в 1922 г. и выдворены из Бухары в Афганистан через Термез. В 1922 г. Мир Сидык, его брат Мир Хазар, жена Мир Сидыка, его мать и дочь Алим Хана прибыли в Афганистан, где разделили изгнание с Саид Алим Ханом. Кроме кабульского окружения экс-эмира, около 250 бывших эмирских чиновников проживали в Ханабаде. Все они получали содержание от Амануллы. Мир Сидык неоднократно и безуспешно просил английскую визу для следования в Индию.78 Судьбу Мир Сидика разделило большинство родственников эмира .

Что касается политической доктрины эмиризма, то новейшая история Средней Азии дает картину резкого и безвозвратного упадка монархизма .

Причину этого можно легко заметить, если проследить за деятельностью небольшой группы деспотических политиков, преследующих свои узкие консервативные цели. Эмиристы не имели никакой позитивной программы, кроме острого желания изгнать большевиков и восстановить эмират .

У них не было сколько-нибудь твердой социальной базы, на которую они могли опираться. Вооруженной силой эмиристов выступила, главным образом, окраинная Восточная Бухара. Это произошло отчасти потому, что традиционно власть бухарских правителей в этом регионе была номинальной, и потому местных беков и их слуг вполне устраивало восстановление власти слабого и безвольного эмира. Основой легитимности эмиризма была Саид Мухаммад Мир Сидык Хан (Хишмат) в 1871-1878 гг. был беком Карши и Чарджуя. В

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

религиозная составляющая, а не националистическая и потому их не поддерживали ферганские (узбекские) басмачи и сторонники автономии Туркестана .

Эта партия продемонстрировала свою пробританскую ориентацию открыто в 1918 и 1919 гг., когда намеревалась изгнать большевиков из Средней Азии с помощью английских войск генерала Малессона. Тогда, за этот флирт с англичанами эмир поплатился тем, что вызвал гнев большевиков, устроивших вскоре «бухарскую революцию». Равным образом, заигрывания эмиристов с англичанами не были забыты Амануллой. С точки зрения расклада политических сил российской эмиграции, бухарские эмиристы были связаны с русскими роялистами, точнее с Великим князем Кириллом, проживавшим в Париже.79 При всяком удобном случае Алим Хан демонстрировал свою приверженность лозунгу “единой и неделимой России”. Однако дальше пылких устных заявлений о преданности царизму дело не пошло. В 1926 г., через посредство французского посольства в Кабуле Алим Хан получил некоторое количество антисоветской литературы (вероятно листовок и брошюр). Русские монархисты-эмигранты из Франции и Швейцарии, передавшие литературу, попросили Алим Хана через своих людей распространить ее в Средней Азии. Однако, как свидетельствовал Ибрагимбек, эмиристы не смогли выполнить эту просьбу, так как не имели достаточной поддержки и необходимой подпольной инфраструктуры в СССР .

Помимо англичан, Алим Хан искал контактов с представителями Франции, Германии и других европейских государств, стараясь выйти на коронованных особ Старого Света. Как утверждал Ибрагимбек, посланник экс-эмира Бухары, купец Мукимбаев встретил в Европе одного богатого бухарского еврея-эмигранта. Последний познакомил Мукимбаева с некоей русской аристократкой. Эта дама, имя которой осталось неизвестным, прежде встречалась с Алим Ханом в России и, якобы, симпатизировала ему. Она помогла Мукимбаеву, как неофициальному лицу, пробраться в Лигу Наций (Женева), на конференцию по вопросам политических беженцев. Об этом же пишет Г. Фрезер. В сентябре 1927 г., появившись в женевском Дворце, во время одного из перерывов, Мукимбаев буквально всучил ошарашенным членам делегации Великобритании меморандум, написанный Алим Ханом и попросил устроить ему официальную встречу с кем-нибудь из английских делегатов. Меморандум был отправлен в Лондон, но во встрече Мукимбаеву было отказано. Послание Алим Хана, как пишет Фрезер, не вызвали большого интереса в Форин офисе и было оставлено без ответа на том основании, что оно исходило от лица, лишенноВеликий князь Кирилл Владимирович (1876-1938) - старший сын Великого князя Владимира Александровича, внук императора Александра II и племянник императора Александра III, двоюродный брат Николая II. 31 августа 1924 г. он издал Манифест, где нарек себя Императором Всероссийским .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

го официального статуса.80 Англичане ограничились тем, что поведали с трибуны Лиги Наций о “жалобах бухарцев на безнравственные методы русских большевиков.” Личный секретарь Мукимбаева белоэмигрант Сахаров способствовал распространению указанного меморандума в Париже и Женеве. Выдержки из него были опубликованы в ряде европейских газет и журналов. В нем содержались реверансы в адрес русской монархии. В частности, экс-эмир, называвший себя «преданным подданным

Императора России» писал:

«Мы воюем исключительно против атеистической власти большевиков, которая угнетает и (самих) русских. Среди наших сторонников есть русские. Русские завоевали нашу страну честным образом – в открытом бою. После завоевания они не вмешивались в наши внутренние дела, Они уважали наши религиозные институты, Мой покойный отец очень любил русских. Я сам обучался в гвардейском полку при Дворе Его Императорского Величества».81 Подобные верноподданнические заявления усиливали неприязнь бывших джадидов – эмигрантов, ненавидевших эмирский строй и боровшихся за «освобождение Туркестана от русского владычества». Тем не менее, никаких последствий эти публикации не вызвали. Позже, в 1929 г., этот меморандум был помещен в «Голос угнетенной Бухары» - книгу воспоминаний Алим Хана .

Другой бухарский эмигрант, Хайдар Ходжа Мирбадалев, также пытался взять на себя роль представителя эмира на Западе. До этого, почти сорок лет он работал переводчиком в русском консульстве в Кагане (Новая Бухара). В это время он успел перейти в российское подданство и дослужиться до поста заведующего канцелярией при императорском Политическом агентстве в Новой Бухаре. После падения Временного правительства он перешел на службу к эмиру. Мирбадалев служил посредником между Алим Ханом и Ф. П. Бэйли во время секретной миссии последнего в Бухару в 1919 г. 82 Тогда, в сложной для английского шпиона ситуации, Мирбадалев спас жизнь Бэйли. В благодарность, в 1920 г. Бэйли снабдил Мирбадалева паспортом и визой для въезда в Британскую Индию. Через пять лет он то же самое сделал для сына Хайдар Ходжи – Искандара Джахонгира, бежавшего из Самарканда .

“Поскольку я чрезвычайно враждебен большевизму и большевикам, я был бы счастлив сделать все, что в моих силах для помощи в деле освобождения моей страны от их (большевиков) ига” .

Fraser, Glenda, “Alim Khan and the Fall of the Bokharan Emirate in 1920”, Central Asian Survey vol.7, no. 4 (1988), 59 .

Andican, A. Op.cit. 169 .

Между прочим, в 1912 г. Мирбадалев был редактором первой газеты на таджикском языке “Бухорои Шариф”. Он также служил посредником при примирении правительства Алим Хана и комиссаров Ташкента во время колесовских сотытий 1918 г. Мирбадалев скончался в 1938 г. в Мешхеде, Иран .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

Так излагал англичанам свое кредо Мирбадалев.83 Действуя от имени Алим Хана, он не прерывал попыток наладить контакты с антибольшевистскими кругами Европы и организовать помощь восточнобухарским басмачам. В 1922 г. Хайдар Ходжа задался целью встретиться с англичанами для оказания помощи Энверу Паше, но правительство в Симле отказало ему в приеме.84 В 1926-1927 гг. Мирбадалев, заручившись поддержкой Бэйли, предпринял еще одну попытку получить помощь Англии. Ответ был холоден:

“неплохо бы предупредить Мир Хайдара о невозможности использования Индии в качестве базы своих действий”.85 Эмиристы опирались на наиболее активную часть вооруженной эмиграции - узбекские отряды Ибрагимбека. Они не могли, или не хотели расширить свою базу и создать более широкое общенациональное антисоветское движение с включением туда джадидской националистической эмиграции. В этом проявилась отличительная черта политики эмиристской партии – ее консерватизм. Усилия сторонников восстановления эмирата были обращены целиком в прошлое. Революция, война и изгнание ничему их не научили. Они наглядно продемонстрировали политическую несостоятельность воззрений сторонников монархизма .

Если верить Агабекову, то в середине 1925 г. Алим Хан обратился к советской стороне с неожиданным предложением примириться, при условии, если ему дадут небольшую компенсацию: пенсию и фиктивную власть над одной из провинций Бухары. Разумеется, Москва отказалась вести какие-либо переговоры с Алимом.86 Ей было необходимо любым способом разоблачить бывшего эмира. Резидент советской разведки в Кабуле лез из кожи вон, чтобы найти хоть малейшее документальное свидетельство о преступной связи басмачей и эмира с англичанами. С этой целью Агабеков встречался с Куршерматом.87 Однако, несмотря на упорные и долгие усилия советской разведки, выудить у эмигрантов такого рода свидетельства не удалось по той простой причине, что таковых не существовало.

Когда чекисты выпытывали у Ибрагимбека сведения о его связях с англичанами, лакаец со свойственной ему прямотой заметил:

«В какие-либо переговоры с англичанами в Пешаваре или в другом месте я не вступал, так как подчинялся бывшему эмиру Алим Хану и обращался за помощью только к нему. Обращение к кому-либо, помимо Алим Хана, явилось бы неподчинением ему, чего я не допускал». 88 IOR:L/R&S/950 .

Там же .

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

Разочарованная и раздраженная советская агентура делала все возможное, чтобы перессорить эмигрантов. Не без ее участия эмиристы испортили отношения со многими беглыми курбаши. Эмигрантские дрязги, предательства, зависть, интриги советской разведки подтачивали и без того политически рыхлую эмиграцию. В частности Фузайл Максум, по свидетельству Агабекова «ненавидел эмира смертельной ненавистью». Будучи завербован Агабековым, Фузайл даже предлагал убить эмира бухарского, или же похитить его и отправить в Москву. Посол СССР Л. Н. Старк,89 на усмотрение которого была оставлена задача возможного похищения или физического устранения эмира, придерживался политики выжидания удобного момента, «когда будет меньше риска вызвать осложнения с афганским и другими правительствами».90 Разумеется убивать Алим Хана не имело смысла. Во-первых, он не представлял большой опасности, так как находился под надзором афганцев. Во-вторых, его убийство создало бы ему ореол мученика-шахида. И наконец, Алим Хан был нужен Советской власти как персона, олицетворяющая темные контрреволюционные силы. Пока жив Алим Хан, оставалась угроза реставрации эмирата, а значит чрезвычайные меры и репрессии по отношению к явным и вымышленным врагам Советской власти были оправданы и необходимы .

Возвращаясь к мусульманским политическим движениям, важно отметить, что революция глубоко изменила ислам Средней Азии. Отдельные части мусульманского общества реагировали на произошедшее поразному. В результате размежевания, на политической арене региона возникли три группы: ортодоксальное духовенство, суфии и ишаны, и исламские реформаторы .

Ортодоксальное духовенство. Ортодоксальное духовенство – пионер ислама в регионе. Представленный им ислам всегда ассоциировался с установившейся системой правления .

Оно было бастионом консерватизма и оплотом борьбы против вольнодумства. В политическое сознание многих поколений среднеазиатов ортодоксы неустанно вбивали, что подчинение правителю и укрепление его правления является одним из главных предписаний корана. По этой причине ортодоксы рассматривали спасение эмирата важнейшим условием триумфа веры. Они внушали, что падение Бухары, как исламского государства, является величайшей катастрофой, угрожающей самой исламской религии. После революции 1920 г .

и падения эмирата ортодоксальное духовенство было лишено официального статуса и положенных привилегий, но, тем не менее, оставалось лояльным эмиру. Оно было вынуждено рассеяться по территории Бухары Старк Л. Н. (1889-1937), Участник Октябрьской революции 1917 г. Советский дипломат,

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

или бежать за границу. Коррупционность части духовенства, его склонность монополизировать «связь с богом» и предоставлять свои услуги власть предержащим не осталась незамеченной. По этой причине ортодоксальное духовенство рассматривалось Советской властью как кратковременный политический союзник. Большевиков привлекло умение ортодоксов внушать массам преклонение перед властью. Во время подъема восстаний, большевики пытались организовать “советизированные” религиозные институты и мобилизовать их на борьбу против басмачей. В 1923 г. и позднее, по всей Бухаре проходили “съезды духовенства и улемов”, принимавшие просоветские и антибасмаческие резолюции. Впрочем, среди “советизированных” мулл находились и те, кто связал себя с новой властью потому, что не поддержал милитаризированный ислам, считая его напрасным кровопролитием .

Переживания бухарского духовенства хорошо изложены Мухаммадали Балджувони, автором “Поучительной истории”. В 1923 г. он был вынужден покинуть Самарканд и отправиться в свой родной Балджувон для продолжения карьеры и поиска средств существования. Вероятно, им руководило и стремление сохранить и укрепить веру, укрывшись в отдалении от стремительно меняющегося крупного города, каким был Самарканд. Женившись на Зайтуне - дочери местного муллы по имени Закир, Мухаммадали задается целью организовать сельскую школу. По словам односельчан, у сельского учителя была пара коров и небольшой участок земли, которые и кормили его. В то время вакф, руководивший финансами мечетей и медресе, находился в упадке и не мог поддержать школу. Расходы на нее взяла на себя сельская община. Каждое из 8 хозяйств селения давало в день один «нон» (лепешку) для поддержки школы. Этого не хватало, и зачастую соседние кишлаки подкармливали учеников и Мухаммадали. 91 Взгляды Балджувони отражают весь спектр переживаний образованного среднего класса Бухары в критический для страны и общества период. Признавая падение и поражение Бухары, Балджувони пытался понять причины происходящего. С точки зрения классовой, его позиции могут показаться нечеткими, а анализ полным противоречий. Автор “Поучительной истории” осуждает эмира за его жестокость и ограниченность, в то же время восхищается отвагой и героизмом его защитников - муджахидов. Так же горячо он возмущается кровавыми преступлениями разбойников, считавших себя защитниками веры. В целом, Балджувони не принял новой власти, но и не присоединился к басмачам. Избегая прямого контакта с Советской властью, он не нашел своего места в новом порядке. Выход был найден в уходе “в народ”, которое напоминало бегство от реальности. Это было своеобразной внутренней эмиграцией, которая по

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

зволяла не чувствовать себя обиженным и побежденным. Балджувони и ему подобные, стремились, обратившись к религии, сохранить себя физически, морально и духовно. Для них только религия могла обеспечить выживание. Помимо этого, Балджувони явился одним из последних преподавателей традиционного, книжного ислама. Очень скоро в Средней Азии воцарится атеистическое, массовое образование, а традиция школьной передачи религиозного знания от поколения к поколению специально подготовленными для этого профессионалами – прервется .

Часть потерпевшего поражение официального духовенства присоединилась к сопротивлению и поддержала эмира как внутри страны, так и в эмиграции. Другие, смирившись с Советской властью, дали начало так называемому “официальному” исламу. И, наконец, какая-то часть духовенства отказалась посещать советские мечети и сосредоточилась на сохранении и усилении “неофициального” ислама на уровне семьи (авлода), племени, селения и незаконных религиозных братств. В результате, вместе с появлением «официального» ислама в советской Средней Азии возникла и его неизменная тень, в виде «параллельного», «народного» или «неофициального» ислама .

Суфии и ишаны в Средней Азии имеют глубокие исторические корни .

Религиозные переживания здесь проявляются не только в поклонении Аллаху и Пророку Мухаммаду, но и в почитании различных святых. Узбеки, таджики, туркмены, киргизы, уйгуры и пуштуны верят, что мусульманин может поклоняться некоему посреднику между ним и Богом. Это может быть святой, или просто выдающийся своей набожностью человек. В этой роли чаще выступали ишаны и схожие с ними шейхи, муршиды, устоды, пиры. Сила этих реальных и воображаемых святых коренилась в исламском мистицизме, или суфизме. Наставляя мусульман, расширяя сферу влияния религии, суфизм играл большую роль в распространении ислама и формировании мусульманского общества. Хотя считается, что суфизм, как внутреннее измерение ислама не противоречит, а дополняет шариат, представляющий собой «внешнюю оболочку» ислама,92 на деле суфии и ишаны нередко противостояли книжному исламу просвещенных уламо .

Равным образом, ортодоксальные религиозные авторитеты с подозрением относились к эзотеризму суфиев. Тем не менее, влияние суфиев было сильно как на официальном, так и на неофициальном уровне. Неудивительно, что суфизм оставил свой след в политической жизни среднеазиатского общества, в частности в басмачестве .

В басмачестве и далее в эмиграции заметную роль играли суфии, относившие себя к Дахбеди Шариф (Дахбиди Шариф). Они были одинаково популярны среди туркменов, таджиков, узбеков и уйгуров. Что это за Glasse Cyril. The Concise Encyclopedia of Islam. Harper San-Francisco, 1999. 376 .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

братство? Источники упоминают группу суфиев из местности Дахбед (с таджикского: «Десять ив») что близ Самарканда, эмигрировавших в Гиссар и далее в афганский Бадахшан и Кундуз. Примерная дата переселения - XVII век.93 Эта группа выдвинула влиятельных религиозных лидеров, проповедников, которые обрели немало последователей среди местных племен. Ишан Исахан, соратник Ибрагимбека, по этому поводу в 1931 г. говорил в ташкентской ЧК следующее:

“Сам я происхожу из семьи ишанов, которые проживали в Дахбеди Шариф. Мой дед в поисках мюридов прибыл в Гиссар, где обрел немало последователей среди местных племен. В Гиссаре было всего две такие семьи. Это моя семья и Ишана Калона. Мы, выходцы Дахбеди Шарифа носили название ишанов Макдуми Агзам. Звание ишана у нас передавалось по наследству”.94 Вероятно, речь идет о клане «ходжагон» или Макдумзада, основанном шейхом по имени Ахмад ибни Мавлоно Джалолиддин Ходжагии Касани, или просто Ахмад Касани (1461-1542), который прославился как Макдуми Азам (или Макдуми Муаззам, с арабского: «Великий господин»). 95 Макдуми Азам родился в городе Касан (Косон) Ферганской долины. Он был мюридом шейха Мухаммад-Кази, ученика и преемника главы накшбандийцев, величайшего религиозного, феодального и политического авторитета средневековья по имени Ходжа Ахрар (ум. в 1490 г.). После смерти своего наставника, Ахмад Касани стал главой ордена, которым руководил вплоть до смерти. По приглашению одного из крупных военных деятелей Шейбани Хана Джонибека Султана Саид Ахмада Хасани, он переселяется на территорию Дахбеда (городок в 12 километрах к северу от Самарканда) и дает начало клану Дахбеди Шариф. Ахмад Касани считался крупным авторитетом и теоретиком ордена накшбандия. Он оставил ряд трактатов по суфизму на таджикском языке. Среди мюридов Касани был поэт и шах моголов Захириддин Бабур (1483-1530). Ахмад Касани был богат, влиятелен и весьма активен политически. Он часто вмешивался в распри шейбанидских султанов .

Последователи Касани -ходжагон (Махдумзада) имели своих послушников среди мусульман-суннитов всего региона - от Хорасана до Синьцзяня. В частности, один из святых по имени Махзуми Азам Джурджани (то есть из Горгана) был популярен среди туркмен прикапийского Ирана. Он похоронен в Туркмении - в Гаррыгалинском районе у селения МагтымКала.96 Сыновья Ахмада Касани разбились на две враждующие секты Кушкеки Б. Указ. соч. С.9 .

–  –  –

Мухаммедходжаев А. Идеология накшбандизма. Душанбе: Дониш, 1991. СС.205-206 .

См.: Сергей Демидов «Туркменские овляды и пророк Мухаммед» http://erkin.net/chronicle2/

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

черногорцев и белогорцев (каратаглик и октаглик).97 Сын Ахмада Касани Ходжа Мухаммад-Исхак Вали (лидер черногорцев) в конце XVI века прибыл из Дахбеда в Кашгар.98 Ордену ходжагон-накшбандия приписывается распространение ислама в Восточном Туркестане в том числе среди киргизских и казахских родов. Борьба двух групп Макдумзада - черногорцев и белогорцев - развернулась по всему краю, захватив казахские и киргизские владения. В Восточном Туркестане упомянутые суфийские группы боролись между собой прибегая к помощи джунгарских ханов .

Эти привилегированные религиозно-социальные группы, претендующие на реальные или вымышленные связи с Макдуми Азамом, были разбросаны по всему региону. Они проводили миссионерскую деятельность, расширяя сферы идеологического влияния и вербуя новых мюридов, тем самым увеличивая доходы шейхов-руководителей.99 С целью укрепления могущества своей группы они не останавливались перед переманиванием мюридов от других шейхов (в частности из ордена Кубравия). Правители, объявляя себя мюридами того или иного ордена, считали их руководителей своим наставниками. При помощи шейхов, они использовали ордена в своих междуусобных войнах. Многие ханы заключали соглашения с орденами в борьбе против сепаратизма военно-кочевой знати. В рузультате, шейхи-руководители братств превратились в могущественную военнополитическую силу, с которой не могли не считаться племена и ханы .

Выходцы из Дахбеда были среди правителей Гиссара, Яфтала (афганский Бадахшан) и других местностей. По прибытии в новые места, ишаны Дахбеда обрастали новыми последователями. В Восточной Бухаре они сконцентрировались на работе в самой гуще народа.100 Особое внимание уделялось полукочевым узбекским племенам. Неграмотные в своей массе, они были расположены больше к мистическому, терпимому и гибкому, чем эмпирическому, основанному на кораническом знании, исламу. В результате, к XIX веку суфизм в Восточной Бухаре и Северном Афганистане пустил глубокие корни в кочевых массах и потерял свой вненациональный и элитистский характер.

Тот же Ишан Исахан признавался на следствии:

«По отцовской линии я наследовал мюридов из лакайцев, казаков, маркинцев. От марка у меня было до десяти мюридов. Все казаки

В 1680 г. белогорские ходжи с помощью калмыка Галдан-Бошокту-хана утвердились в Ярstrong>

кенде и Кашгаре, а их извечные противники - черногорцы - были вынуждены искать убежища в Индии и Средней Азии. См: «Та’рих-и Кашгар». Рукопись анонимного автора, составленная в первой четверти XVIII. http://www.vostlit.info/Texts/rus4/Kasgar/text2.phtml?id=1463 .

Шах-Махмуд Ибн Мирза Фазил Чурас. Хроника. Рукопись первой четверти XVII написанная в Восточном Туркестане на таджикском, и посвященная черногорским ходжам http:// www.vostlit.info/Texts/rus9/Curas/framepred1.htm Шах-Махмуд Ибн Мирза Фазил Чурас http://www.vostlit.info/Texts/rus9/Curas/primtext1.phtml И по сей день по всему Таджикистану и Афганистану можно найти многочисленных потомков и приверженцев Макдуми Азама, считающих себя выходцами из Дахбеда .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

были моими мюридами, даже те, которые жили в Афганистане. Большинство лакайцев были моими мюридами. Среди таджиков у меня мюридов не было».101 Суфизм принимал самые различные формы. Классический суфизм обычно имел свои институты, которые выполняли функции сохранения и распространения своего учения. В новейший период истории Средней Азии, эти ордена теряли свойства и качества, присущие классическому суфизму, дойдя то той степени, когда, как выразилась известная исследовательница ислама Сухарева, “суфизм выродился в ишанизм”.102 Западный исследователь В. Смит высказывает схожую мысль:

“Ордена (суфийские-К.А.) дегенерировали от мистического проникновения к легковерному суеверию; от немногословной интуиции к абракадабре возбужденного шарлатана”.103 Другими словами, в Средней Азии изучаемого периода более уместно говорить не о «метафизическом» суфизме великих духовных авторитетов, а о так называемом «народном» суфизме. Естественен в этой связи вопрос: можно ли считать ишанизм последней стадией среднеазиатского суфизма? Начать следует с того, что, находясь среди полукочевых узбеков и горных таджиков Восточной Бухары, ишаны Макдуми Азам теряли (или почти потеряли) духовные связи со своими первосвященниками - пирами Дахбеда. Разрушению этих связей способствовали русская колонизация, революции, войны, введение светского массового обучения. Произошло принципиальное ослабление «силсилы» - цепи, связывавшей тарикаты с первоисточником – святым откровением Пророка Мухаммада и его компаньонов. С другой стороны, ишаны проникли в народную гущу и срослись с местными племенными (узбекскими и туркменскими) и оседлыми (таджикскими) структурами. В результате, суфийские ордена превратились в хорошо организованные, связанные жесткой дисциплиной (основанной на лояльности братству, семье, соседям) группы солидарности .

В таких группах бывает очень трудно различить религиозно-мистические связи и лояльности от племенных, местнических и прочих. В дальнейшем, многие из этих братств составили ядро басмачества.104 Не удивительно, что эмир Алим Хан привлек к сотрудничеству шейхов, имевших в своем распоряжении преданных мюридов. По поводу ишанов, русский офицер и исследователь начала XX века А. Е.

Снесарев, хорошо их знавший, писал:

«Если вы хотите заручиться тем, чтобы военная обстановка слагалась для вас благополучно, если вы хотите, чтобы таджики были на

–  –  –

См.: Демидов С. М. Суфизм в Туркменистане.-Ашхабад: Илым, 1978. С.111 .

Smith W. C. Islam in Modern Hisory, (Princeton University Press, 1957), 46 .

По нашему мнению, многие их этих групп, известные по формулировкам КГБ как “ишано

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

вашей стороне, если хотите получить доступ в толщу таджикского народа, — прежде всего позаботьтесь о привлечении на свою сторону ишанов. Ишаны это главный двигатель жизни этого народа. Человека этого боготворят, его окружают вниманием и почетом, целуют его стремя, когда он едет верхом».105 Таким образом, в Средней Азии рассматриваемого периода мы имеем дело не с классическим суфизмом, а его пережитком в виде «народного» суфизма или племенной формы ишанизма, который почти потерял фактическую связь со своим суфийским идеологическим источником. Сами ишаны подтверждают это:

“С ишанами Самарканда и Дахбеди Шарифа я никогда не имел связи”, признавался Ишан Исахан.106 Будучи оторванными от своего мистического и философского дискурса, к началу ХХ века суфийские миссии из поиска правды превратились в вульгарные поисков мюридов, которые бы обеспечили безбедное существование наследственным ишанам, стремящимся сохранить свое привилегированное положение в среднеазиатском обществе .

С социологической точки зрения ишанские группы представляли собой союзы из десятков, сотен, а то и тысяч мюридов, фанатически преданных (только) своим духовникам. Разумеется, далеко не все лидеры орденов были действительно суфиями, наделенными духовной интуицией и необыкновенным трансцендентальным знанием. Они были наследственными муршидами и их харизма переходила от поколения к поколению. В почитании рядовыми мусульманами суфиев и ишанов отразилось поверхностное, народное, массовое понимание духовности (встречающееся, кстати, в любой цивилизации и культуре). Эта «народная духовность» и вытекающая из нее слепая и фанатическая приверженность к религии, ее символам и ритуалам, на самом деле, не имела ничего общего с присущим настоящему суфизму самосовершенствованием, сопровождающимся неизбежным отстранением от жестких религиозных рамок. Вульгаризированный и доведенный до уровня фольклора суфизм зачастую превращался в «мудрость идиотов».107 Несмотря на свою деградацию и отступление от классического суфизма, ишанизм Восточной Бухары сохранил присущую суфийским орденам жесткую организацию и дисциплину. Член ордена (мюрид) на протяжении всей своей жизни находился под непрерывным руководством своего шейха, ишана или пира. Ни одно мало-мальски значительное событие в жизни мюрида не происходило без благословения патрона. ОтоСнесарев А.Е. Афганистан. – М.: «Русская панорама», 2002.

(Возвращенное наследие:

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

рванные от религиозных центров ишаны, как правило, были плохо образованны. Взамен, они владели телами и душами послушников и умело манипулировали их сознанием. Преданность ишану была обычным делом. Не удивительно, что именно ишанские братства, объединившись с милитаризированными феодальными структурами, взяли на себя функцию защиты ислама. Ишаны стали идеологическими вдохновителями джихада. Понятно, что центрами басмаческого сопротивления стали не города, а отдаленные, чаще приграничные регионы туркменских степей и предгорий Восточной Бухары. Там власть ортодоксальных, официальных, склонных к коллаборационизму мулл была слаба, и наоборот, харизматические ишаны и консервативные муллы пользовались ничем не ограниченным влиянием на свободолюбивых пастухов и земледельцев .

Туркменский ишан Курбан Мурад, например, призвал туркмен на борьбу с царскими войсками в Геок-Тепе в 1879-1881 гг. Вначале царская армия потерпела сокрушительное поражение от туркмен, но спустя два года русские войска под командованием амбициозного генерала Скобелева жестоко отомстили, зверски вырезав тысячи текинцев, включая женщин и детей. Известный шейх по имени Хан Ишан был духовником туркмена Джунайда. До 1925 г. все шесть или семь основных туркменских лидеров имели своих ишанов, которые занимались духовными делами и администрацией отрядов. В ряде случаев ишаны были непосредственными командирами отрядов. Как указывалось ранее, самым авторитетным руководителем таджикского басмачества в 1921-1923 гг. был Ишан Султан из Дарваза. Другой известный ишан из Душанбе (имя неизвестно) благословил таджикского курбаши Рахмана Додхо (убитого в 1925 г.) на борьбу против “неверных”. Та же самая картина наблюдается в среде лакайских отрядов, где ишан Дамулла Хан благословил узбеков на джихад. Как указывалось выше, свой духовный наставник - Ишони Довуд из Куляба - был и у Ибрагимбека. Как признавался Ибрагимбек, каждый из его отрядов имел своего ишана-духовника. Они выступали своего рода «комиссарами» при военных командирах – курбаши. Ишаны обычно не относили себя к какой-либо национальности или этнической группе и выступали за укрепление единства мусульман вне зависимости от происхождения .

Суфийские ордена Кадирия и Накшбандия были популярны во всем регионе Средней Азии – от туркменского Хорасана до уйгурского Синьцзяня. Они пустили глубокие корни в самую толщу народа. Накшбандия, особенно распространенная в Средней Азии, придерживалась принципа «хилват дар анджуман» («уединение в гуще общества»), что отрицало монашество и затворничество. Накшбандийские ишаны стремились быть «внешне с народом, внутренне с богом», то есть никогда не отгораживались от народа, его нужд и забот. Они находились в самом центре социальной и политической жизни мусульман. Особенно сильными были позиPDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

ции политически активного духовенства в Кулябской зоне. В этом, наиболее близком к Афганистану регионе, Советские спецслужбы насчитали 231 из 410 наиболее влиятельных таджикистанских мулл и ишанов. Все они были подвергнуты репрессиям. Так, в 1924 г., была арестована большая группа духовенства, во главе Кази Исматулло Каримовым, которого Советская власть считала «крупным идеологом басмачества».108 По подсчетам, проведенным Средазбюро ЦК ВКП (б), «в приграничной полосе

Таджикистана на 313 душ приходилось одно духовное лицо».109 Начальник ГПУ Таджикистана в 1925 г. сообщал с тревогой:

«Ишанизм опять начинает возрождаться, работа идет тихо, спокойно и заключается в непременном исповедании веры, отчуждении от неверных, организации старых орденов, поддержания строгой жизни мусульман личным примером и неуклонным воздействием, исполнении шариата, восстановление связи с заграницей».110 Способность харизматических религиозных лидеров мобилизовывать население на насильственные протестные акции оказала сильное впечатление на Советскую власть. Она рассматривала ишанизм как серьезную угрозу существующему строю в Таджикистане. Все таджикские ишаны были взяты на учет. Согласно информации ГПУ ТАССР в 1925 г. в республике было около 50 ишанов, каждый из который имел от 500 до 10 000 мюридов. Если принять на веру это утверждение (а другой информации на этот счет не имеется), то получается, что в Таджикистане (точнее в современной его центральной и южной части) было около 50 братств, общим количеством до 500 тысяч человек. Это огромное количество для 750-тысячного населения Таджикистана того времени .

Для того, чтобы полнее представить социально-политический облик бухарского духовенства, проследим судьбу Сулеймана сына Салохиддина, обозначенного в советских документах как Салохиддинов, известного также по имени Ишан Судур .

Он являлся видной фигурой среди басмачей Восточной Бухары и верным соратником Ибрагимбека. Его отец, Салохиддин, занимал видный пост в эмирской администрации во время правления Абдулахад Хана (отца Алим Хана) и заведовал надзором за мечетями и медресе. Сулейман получил высокий чин судура111 от Алим Хана, но никакой конкретной работы не выполнял. Он жил у своей сестры, бывшей замужем за Акрам Ханом, беком Гузара – братом эмира Абдулахада и дядей Алим Хана. Сулейман Салохиддинов был богатым, по тем временам, человеком. Он владел домом, земельным участком, мельницей в Гузаре, а также небольшим домом с участком в

–  –  –

Судур – от: «садр», то есть «столп». Почетное религиозное звание .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

городе Бухара. В 1921 г., когда началась война, Сулейман вместе со своим шурином Акрам Ханом последовал за Алим Ханом в Афганистан сначала в Ханабад, затем в Кабул. В эмиграции он сближается с другим (афганским) ишаном - Саид Аббасом из Упияна (Кухдоман, близ Кабула) и выдает свою дочь за его сына. По признанию самого Сулеймана, Саид Аббас “жил достаточно зажиточно, получая богатые дары от мюридов”. 112 Однако ностальгия не покидала старого ишана и в 1930 г .

Сулейман, более известный среди эмигрантов как Ишан Судур, отправился в стан к Ибрагимбеку. Когда он узнал о предстоящем переходе на советскую сторону, Судур стал близким сторонником и советником Ибрагимбека. В списке расстрелянных летом 1932 г. ташкентской ЧК сторонников Ибрагимбека, Ишан Судур значится первым .

Стараясь предотвратить конфликты между отдельными командирами и племенными лидерами, ишаны стремились объединить мусульман, укрепить общину. Как уже указывалось, наибольшим авторитетом среди эмигрантов пользовался туркмен Ишан Халифа из Кызыл Аяка. Его авторитет держался не столько на харизме, сколько на военной мощи его послушников. Его благословение было обязательно, особенно если предстояло принять какое-либо политическое решение.113 Влияние ишанов на среднеазиатское общество нельзя абсолютизировать. Оно противоречило, прежде всего, ортодоксальному, нормативному, интеллектуальному, «высокому» исламу, а также исламскому реформизму (джадидизму). Кроме того, ишанизм не стал самостоятельным политическим фактором. Сам факт влияния какого-то ишана на население не означает того, что оно было было неизбежно направлено против Советской власти и на поддержку басмачества. Как в Чечне и Дагестане XIX века, так в Средней Азии 1920-х, а также Чечне и Таджикистане 1990-х гг., суфии и ишаны нередко стояли по разные стороны баррикад. Многие их них призывали к миру и выступили противниками джихадистов. В Дарвазе, например, часть ишанов – противников Ишан Султана поддержала большевиков. Более того, брат казненного турками в 1923 г. Ишан Султана – Ишан Шабудин встал на сторону Советской власти и был даже назначен председателем Дарвазского ревкома.114 Это еще одно доказательство того, что принадлежность к мусульманской религии отнюдь не означает того, что все мусульмане принадлежат к одной политический партии .

–  –  –

ГАРТ, ф. 1, оп.1, д.12. В исламской истории были аналогичные прецеденты. Шейх Чечни XIX века Кунта Хаджи Кишиев, известный как «Кавказский Махатма Ганди», например, находился в оппозиции «джихадисту» Шейху Шамилю. Подобным образом, многие ишаны Таджикистана, во время гражданской войны 1992-1997 гг. не позволяли своим последователям брать в руки оружие и проливать невинную кровь .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

Джадиды. Если суфии и ишаны ставили своей целью защиту ислама от угрозы извне, то джадидская партия представляла другую важную тенденцию современного ислама, а именно внутренние реформы. Объективно обе тенденции представляли общее явление политизации ислама. Они появились в виде реакции на наступление Запада, хотя субъективно они не осознавали общих целей и находились в постоянном конфликте. Ишаны и ортодоксальные муллы сопротивлялись любой инновации, которая по их мнению противоречила шариату, и по этой причине относились к исламским реформаторам отрицательно. Джадиды-реформаторы отвечали им тем же. Один из них, Махмуд Ходжа Бехбуди, казненный за свои передовые идеи эмиром в 1919 г., гневно осуждал “пиров и ишанов, сеющих невежество и как мертвый, хватающий за ноги живого, не давая ему двигаться вперед”. Не удивительно, что в эмиграции, означавшей поражение обеих партий, разногласия между ортодоксами-эмиристами вкупе с ишанами с одной стороны, и джадидами – с другой увеличились еще больше. По прошествии некоторого времени, этот раскол привел к противостоянию .

Как уже упоминалось, воодушевленная действиями Советской власти по развитию образования и культуры, большая часть джадидов сделала выбор в пользу большевиков .

За границей джадиды никак не были связаны с эмиристами, и тем более ишанами. Среди них было немало высокообразованных людей. К джадидам можно отнести эмигрантов-бывших руководителей БНСР, таких как Усман Ходжаев (председатель ЦИК), Абдулхамид Арифов (министр обороны), Хашим Шаик (посол БНСР в Кабуле) и др .

Хашим Шаик (1882-1954) был назначен послом Бухреспублики в Кабуле в январе 1922 г. и приступил к своим обязанностям в апреле того же года. Примерно в это же время в Бухаре приступил к исполнению своих обязанностей и афганский посол. Весной 1922 г., в связи с авантюрой Энвера и вмешательством афганцев в дела Бухары, отношения между промосковским правительством БНСР и Афганистаном обострились и афганский посол был в 24 часа выдворен из Бухары. Хашим Шаик пытался способствовать посылке нового посла в Бухару, но его действия были оставлены без внимания официальной Бухарой. Для него стало очевидно, что Советская Россия не позволит Бухаре и Афганистану установить равноправные дипломатические отношения. Вскоре (в июне или июле 1922 г.), правительство БНСР, под нажимом РСФСР прислало телеграмму, в которой говорилось, что бухарское посольство более не посольство, а “агентство”.115 Вдобавок, российское посольство чинило всякие препятствия работе бухарцев, плело интриги и дезавуировало работу посольства БНСР. Глубокое разочарование постигло Шаика, видевшего, что от независимости Бухары не остается и следа. Шаик осудил политику России, обвинил ее в развязывании IOR: L/P&S/10/950 .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

войны в Восточной Бухаре и в начале июня 1923 г. (по другим сведениям в конце 1922 г.) вместе со всем штатом посольства подал в отставку. Вторым секретарем посольства числился племянник Шаика (сын сестры), молодой поэт Атаджан.116 Хашим Шаик отпустил племянника в Бухару, а сам остался в Кабуле.117 Вскоре Шаик присоединился к Усман Ходжаеву и Абдулхамиду Арифову. Свои аргументы Шаик изложил в письме, адресованном правительству БНСР. Копия письма была вручена 4 июня 1923 г. чиновнику британской миссии в Кабуле вместе с просьбой выдачи транзитной визы для следования через Индию в Европу. Вскоре такая виза была предоставлена Хашиму Шаику, Ходже Хисамудину,118 Усману Ходжаеву, Мияну Бузруку и другим бухарцам.119 Однако, некоторые из них остались в Афганистане, чтобы по просьбе афганцев, помогать правительству близкого им по духу Амануллы. Хашим Шаик (известный также как Мухаммадхошим Шоик и Шаик Афанди) и Шариф Ходжа (еще один бывший сотрудник посольства Бухары) до 1928 г. работали в министерстве образования и обороны Афганистана соответственно.120 Джадиды вначале надеялись с помощью большевиков и Красной Армии свергнуть эмират и создать национальное государство под своим руководством. Когда они поняли, что Москва не собирается делить с ними власть, произошел раскол партии. Часть джадидов во главе с Файзуллой Ходжаевым примирилась с советским господством в Средней Азии и активно включилась в государственную деятельность, не теряя впрочем, надежды на возрождение независимой, новой Бухары. Другая часть джадидов встала в оппозицию большевикам и поддержала Энвера. После поражения последнего, непримиримым джадидам не было пути назад в БНСР. Все они остались в эмиграции. Они потерпели поражение во многом из-за того, что не были поддержаны народом и фундаменталистами-басмачами. По этой причине, они имели все основания ненавидеть не только Советскую власть, но и сторонников экс-эмира. Шаик, например, не скрывал своей оппозиции Алим Хану. Это отметил и Ибрагимбек, который называл Шаика “республиканцем”. По разным причинам, некоторые курбаши отошли от эмиристов на близкие джадидам позиции. Наверняка им претили консерватизм и фундаментализм эмиристов. Среди тех, кто симпатизировал джадидам, находилАтаджан (Пайрав) Сулаймони стал учеником Садриддина Айни, знаменитым поэтом Совет

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

ся Куршермат - узбек из Ферганы и Фузайл Максум - таджик из Каратегина.121 Фузайл Максум в Кабуле сблизился с Хашимом Шаиком и турками .

Фузайл вынашивал националистическую идею «Независимого Каратегина», противоречащую эмиристскому идеалу восстановления «Благородной Бухары» как оплота ислама. Этнический сепаратизм Фузайла вызывал острую неприязнь экс-эмира Бухары .

Джадиды составили самую культурную, политическую активную часть эмиграции. Слабость ее была в малочисленности, узости социальной базы, отсутствии поддержки со стороны массы повстанцев и враждебности со стороны эмиристов. Эмиграция положила конец недолгой истории бухарского джадидизма. В изгнании джадиды рассеялись. Большинству их них, в отличие от эмиристов, англичане предоставили паспорта и визы для свободного передвижения. С самых первых дней эмиграции

- в Мешхеде, Кабуле, Пешаваре - джадиды вместе с туркестанскими националистами добивались внешней поддержки. Они обращались к англичанам, афганцам, туркам. Некоторые джадиды группировались вокруг “Туркестанского национального объединения” (ТНО). Цель ТНО - освобождение национальных окраин России от русского контроля и образование независимых государств в Закаспии, Бухаре, Хиве, Фергане и Семиречье. Здесь туркестанцы расходились с эмиристами, выступавшими за восстановление эмирата как союзника “единой и неделимой” России. В ТНО вошли Арифов, Миян Бузрук (эмигранты), Нуридин Ходжа, Тураббек (из Ферганы), Джанузаков (из Семиречья), Терегулов (из Хивы). Его руководитель - А. Валидов в марте 1923 г. перешел т туркмено-иранскую границу и появился в Мешхеде. Здесь он обратился в турецкое и афганское посольства, имел тайные контакты с военным атташе английского посольства Д. Томпсоном. Валидов не терял надежды свергнуть Советскую власть вооруженным путем. Он представлял себя руководителем антисоветского движения в регионе и уверял, что только недостаток оружия и боеприпасов не позволяет вести операции в широком масштабе.122 Он горячо убеждал иностранные службы в том, что успех восстания в Восточной Бухаре явится причиной подъема во всем Туркестане. Наиболее интенсивные внешние связи Валидов ориентировал на джадидский идеал - Турцию. Он неоднократно посылал телеграммы турецкому лидеру Мустафе Кемалю. Националисты видели главное препятствие для достижения своей цели в расхождении среднеазиатских интересов Афганистана, Турции и Советской России с одной стороны, и Великобритании - с другой. Поэтому, они стремились добиться заключения антисоветского англо-турецкого договора. Эта простодушная попытка именно таким образом примирить соперников, вызвала иронию англичан.123 Дело 123469. С.233-234 .

IOR: L/P&S/10/950: P 3423 .

Там же .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

Весной и летом 1923 г. Валидов побывал в Кабуле и Пешаваре. Все его попытки привлечь к себе внимание, закончились неудачей.124 Судя по информационным материалам английских спецслужб, искренность антисоветских настроений Арифова, Ходжаева, Валидова и других джадидских эмигрантов ни у кого не вызывала сомнений. В то же время, офицеры секретной службы все события того времени рассматривали через призму «Большой игры», которую вели Англия, Россия и их союзники на Востоке. Поражение России в мировой войне, рассуждали англичане, сделало Индию открытой новой угрозе, а именно турецко-немецкому вторжению из территории Советской Средней Азии.125 Противостоять этой потенциальной угрозе, английские колониальные власти считали своей главной обязанностью. Для этого они максимально использовали информацию, шедшую к ним от собственных агентов, а также путешественников и эмигрантов. Прежде чем выдать заявителям визы и паспорта, англичане в Дели и Симле подвергали эмигрантов подробным допросам. Из эмигрантов вербовались агенты британской разведки. Информация, полученная таким образом, получала высокую оценку чиновников и офицеров Британской Индии, хотя в личном плане беглым бухарцам и туркестанцам мало симпатизировали. В глазах англичан эмигранты представали, во-первых как проигравшие неудачники и, во-вторых, как бывшие коммунисты. Офицер разведывательного бюро в Пешаваре Биггэн (Biggane) писал:

“Внимательно изучив документы, я склоняюсь к мысли, что Абдулхамид (Арифов-К.А.) был искренним сторонником большевиков, когда находился в составе Бухарского правительства. Он делал это в целях достижения карьеры. Затем он присоединился к Энверу, надеясь, что последний одолеет большевиков и станет во главе Среднеазиатской федерации. Сейчас (справка составлялась в апреле 1923 г.-К.А.) - это заурядный эмигрант со слабо выраженным желанием продолжать действовать, но только в случае если кто-либо наймет его.”126 Англичане не были склонны преувеличивать масштабы национальных и мусульманских движений Средней Азии и во всем видели проявление захватнической политики Германии и Турции, якобы тайком договаривавшихся с СССР о совместном наступлении на позиции Великобритании в регионе. Они видели англофобов во всех - Энвере, Селиме, джадидах. Их агенты тенью следовали за Арифовым в Восточном Памире, Вахане, Дели, Бомбее. За Валидовым велся надзор по пути Мешхед – Кабул - Пешавар .

Наверняка соглядатаем выступил кто-то из сопровождавших их друзейсоратников видных эмигрантов. Джадиды-эмигранты, считал английский военный атташе в Мешхеде Д.

Томпсон, сами того не подозревая, являются игрушкой в руках большевистского руководства:

Там же .

Hopkirk P., Setting the East Ablaze, Oxford, 1986, 13 .

IOR: L/P&S/10/950: Р 1304 .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

“Туркестанский националистический комитет (ТНО-К.А.) используется большевиками через посредство турецких националистов с целью реализации панисламистской программы. Вероятно, Салим Паша использует комитет для внедрения своих агентов в Индию.”127 Трудно сказать, что же явилось причиной заблуждения английских властей относительно наличия столь изощренного советско-турецкого плана использования бухарских эмигрантов для наступления на позиции Англии в регионе: недостаток достоверной информации, профессиональная мнительность, или ненависть к большевизму и России?

Впрочем, другой вопрос представляется нам более интересным: кто выиграл от международной изоляции повстанческого движения и бухарской эмиграции? Ясно, что сторона, которая противостояла им (басмачам), а именно большевики. Этот факт важен для понимания того, что поражение антибольшевистских сил произошло не вопреки “поддержке империализма”, как утверждала советская пропаганда, а во многом из-за нейтральной позиции Англии, не оказавшей действенной помощи повстанческому движению Бухары и его эмиссарам за рубежом .

Возвращаясь к взаимоотношениям эмиристов и джадидов, следует отметить, что обе партии были едины в отношении необходимости свержения большевистской власти в Бухаре. Однако с вопроса о конечных целях и методах борьбы начинаются их разногласия, которые развели эти два полюса туркестано-бухарской эмиграции в разные стороны. И та, и другая группы пытались позиционировать себя как главную и единственную зарубежную политическую силу, противостоящую Советской власти в Средней Азии. Наряду с Мукимбаевым (эмиристом), джадид Усман Ходжаев пытался выступить с трибуны Лиги Наций перед мировым сообществом с декларациями от имени народа. Каждый из них заявлял, что только он и его товарищи являются “истинными представителями угнетенных большевиками народов Средней Азии”. Такая несогласованность, если не сказать враждебность между двумя принципиальными эмигрантскими группами, не могла не быть незамеченной Западом. Он склонялся к мысли, что эмиграция расколота, лишена надлежащего лидерства, и потому не заслуживает поддержки. Разумеется, националистическая (джадидская) эмиграция была более прогрессивной, чем консервативная (эмиристская). Именно джадиды способствовали политической модернизации края, направленной на сплочение всех антибольшевистских сил .

С конца 1920-х гг. политические процессы бухарской эмиграции идут по линии затухания. Культурная и состоятельная ее часть перебирается в Европу, Турцию, Индию, арабские страны. Оставшиеся оказываются втянутыми в водоворот кровавых событий, развернувшихся в Афганистане на рубеже 1920-х и 1930-х гг .

IOR: L/P&S/10/950: P 3423 .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

Бачаи Сако и эмигранты Ибрагимбек, как указывалось выше, после перехода афганской границы проживал с частью своей семьи в Ханабаде. На таджикской стороне он оставил двух своих жен и недавно родившегося сына Гуломхайдара .

В июне 1926 г. к нему прибыл гонец с официальным приглашением следовать в столицу. Спустя несколько дней Ибрагимбек прибыл в Кабул. Его немедленно принял Алим Хан.128 Он предложил лакайцу остаться в афганской столице и назначил пенсию в 1 500 рупий в месяц. Позже, афганское правительство начало доплачивать Ибрагимбеку еще 500 рупий. Этого, видимо, хватало на безбедную жизнь в столице. Шесть месяцев после прибытия, Ибрагимбек жил в Кала-и Фату, резиденции Алим Хана .

Интересное описание Кабула начала 1920-х гг. дает супруга советского посла Ф. Раскольникова,129 «валькирия революции» Лариса Рейснер:

“Город был наводнен пестрой толпой, в которой можно было видеть представителей всех сословий — индийских менял, пуштунов.. .

бухарских эмигрантов с плоскими бесцветными лицами опухших от лени сатрапов с примесью беспокойства и озлобления, естественного в их новом положении приживальщиков при иностранном дворе.”130 В Кабуле шла напряженная борьба между сторонниками советской и английской политической ориентации. Там лакайский вождь встретил Куршермата, который ему сразу не понравился:

«Он мне показался человеком несерьезным, болтливым. Если ему верить, он со всеми государствами, которые находятся во вражде с Советским Союзом, в частности с Англией и Францией, имеет постоянные связи, а с французами какое-то соглашение, со всеми он будто ведет деловые переговоры».131 Ибрагимбека не устраивала перспектива пребывать в бездействии в компании зажиревшей эмирской челяди. Он настаивал перед Алим Ханом и афганским правительством на разрешении выехать из Кабула и поселиться в Ханабаде среди лакайцев.132 Однако ему было отказано в этой просьбе. Почему правительство настаивало на нахождении Ибрагимбека в Кабуле? Ответ ясен. Во-первых, чтобы изолировать опасного лакайца от верных ему вооруженных отрядов на севере; во-вторых, чтобы не портить отношений с Москвой; в-третьих, чтобы избежать самим неприятностей в северных провинциях; в-четвертых, Ибрагимбек был на положении

–  –  –

Раскольников Федор Федорович (1892-1939), советский партийный и военный деятель, дипломат. В 1921-1923 полпред в Афганистане. Погиб в Ницце (Франция) предположительно от руки советского чекиста .

Рейснер Л. Афганистан. М-Л: Госиздат, 1925. С.26. Рейснер Лариса Михайловна (1895— 1926), советская писательница, журналистка. Член ВКП(б) с 1918. В 1921-1923 гг. находилась в составе советской дипломатической миссии в Афганистане .

Дело 123469. С.224 .

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

“почетного гостя” правительства и потому никто не мог обвинить Амануллу в неуважении к “борцу за веру” .

Судя по всему, за Ибрагимбеком следили советские чекисты. Покуда он находился в столице под их негласным надзором, Ибрагим не предствлял большой опасности. Согласно советской сводке, в середине октября 1926 г. к Ибрагиму в Кабул прибыла делегация от его родственников и приближенных, «которая им была хорошо принята». Сводка также сообщает, что «в разговорах Ибрагимбека интересовало политическое и экономическое развитие Таджикистана». Его также интересовало, «кого теперь расстреливает Советская власть».133 Зимой 1926/1927 гг. в Кабул прибыла семья Ибрагимбека. Следующие два года он прожил с семьей и приближенными (общим количеством до 13 человек) в Кала-и Фату. Зимой, спасаясь от морозов, Ибрагимбек выезжал с Алим Ханом в Джалалабад. Так продолжалось до событий, связанных с падением режима Амануллы в начале 1929 г. и неожиданным восшествием на афганский престол Хабибуллы Калакани, известного также как Хабибулла Второй или Бачаи Сако (Бача-и Саккао) .

Хабибулла, сын Рашида134 - продавца винограда, таджика из деревни Калакан что в километрах 40 на север от Кабула, ставший на 9 месяцев 1929 г. эмиром Афганистана - еще одно действующее лицо истории о судьбах бухарской эмиграции в Афганистане. Большинство авторов и современников сходятся на том, что смелость и авантюризм в Хабибулле сочетались с честолюбием и большой набожностью. В этом Хабибулла походил на синьцзняьцев Якуббека, Ма Джунина, и бухарца Ибрагимбека .

Хабибулла родился в Калакане примерно в 1890 г. Как и Ибрагимбек, он был недоучкой. Хабибулла так и не закончил обучения в медресе. Вместе со своим отцом он работал в саду Мухаммад Хусайн Хана (отца Халилуллы Халили, своего будущего биографа), финансового чиновника при Аманулле. В детстве Хабибулле приходилось время от времени продавать виноград на базаре, что было весьма скучным для него занятием. В 1919 г. он поступил на воинскую службу. Он участвовал в войне 1919 г. с Англией в качестве бойца Парачинарского полка под командованием сипахсалара135 Надир Хана. Устод Халилулло Халили, автор комплиментарного произведения о Бачаи Сако писал, что Хабибулла глубоко сочувствовал борьбе бухарцев против Красной Армии. Вместе с другими жителями северных провинций он видел наплыв многих тысяч среднеазиатских эмигрантов, слушал их рассказы о падении священной Бухары, приходе русских, жестокости красных войск. По свидетельству Халили, Хабибулла бывал в Кала-и Фату, в саду, принадлежавшем Алим Хану. Ловкий моло

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

дец привлек внимание эмира-изгнанника, и тот предложил Хабибулле пойти к нему в услужение. Лоло (что означает «старший брат». Так звали

Хабибуллу его товарищи) ответил:

“У меня есть отец и мать, которым я служу. Поэтому я вынужден отказаться от Вашего предложения. Но когда Вы решитесь на священную войну с неверными - позовите меня”.136 Это был образцовый ответ любящего сына и примерного мусульманина. Вскоре, по словам Халили, такая возможность служения джихаду представилась. Во время восстания в Восточной Бухаре под руководством Энвер Паши в 1922 г., как было указано выше, в Бухару были отправлены отряды, состоявшие из добровольцев Пандшера. В их числе был и Хабибулла Калакани, будущий эмир Афганистана. В частности, Бачаи Сако воевал в окрестностях Душанбе холодной зимой начала 1922 г.137 Возможно, утверждение Халили о персональном участии Хабибуллы в мусульманском освободительном движении в Восточной Бухаре является плодом авторского вымысла. Однако, это предположение выглядит правдоподобным и вполне вписывается в контекст общей исторической обстановки, сложившейся в регионе в 1920-х гг .

Вскоре Хабибулла поступает на военную службу в «Кит’а-и Намуна»

(образцовый полк), которым командовали турецкие офицеры, в частности Джемал Паша. Основанием для приема на службу сына водоноса («бачаи сако», или «бача-и сакао» на дари) послужило, якобы, письменное свидетельство, выданное в свое время генералом Энвер Пашой смелому «зобиту» (офицеру).138 Успешной военной службе в афганской армии способствовали навыки, приобретенные Хабибуллой во время борьбы с Красной Армией в Восточной Бухаре, в частности в Душанбе в начале 1922 г .

Во второй половине 1920-х гг. Афганистан сотрясали непрерывные народные восстания под руководством Муллои Ланга, Абдул Карима и др. Хабибулла, будучи солдатом Афганской армии принимал участие в их усмирении. Вскоре, по обвинению в совершении дисциплинарного проступка Хабибулла попадает в тюрьму в родном Калакане, но бежит. Оказавшись на воле, он собирает небольшой разбойничий отряд. Он был такой же полубандит и полу-солдат, как Ма Джунин и Ибрагимбек, которого тяготила рутина крестьянской и армейской жизни. В своем Кухдомане он помышлял грабежами и взиманием «доли» с проходящих караванов, что, впрочем, не было таким уж скандальным и редким занятием в Афганистане .

Его смелость привлекает оппозиционеров, в частности сторонников Насруллы, брата Амануллы. Надо сказать, что антиправительственная пропаганда находила живой отклик в душе бунтаря. Как и в случае с Ибрагимбеком, успех карьеры Хабибуллы был обеспечен не только личными Халили Х. Указ. соч. С.75 .

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

качествами лидера и удачей, но и в значительной степени поддержкой народной массы и духовенства. Хабибулла считал себя мюридом Шамс улХака Муджаддеди Кухистани – пира Гулбахара. Муджаддеди были и остаются влиятельнейшим накшбандийским кланом Афганистана .

Осенью 1928 г. в Афганистане зреет недовольство реформаторской политикой Амануллы и преследованиями влиятельных религиозных лидеров, в частности известного Хазрата Сахиба Гуль Аки из Шур Базара139 .

Хазрат Гуль Ака был известен тем, что в 1923 г. в присутствии всего двора бросил под ноги Аманулла Хана проект конституции, заявив, что это работа коммуниста, но никак не мусульманина. Герой англо-афганской войны, генерал Надир Хан, (старший в клане Мусохибан из мухаммадзай дуррани), который находился в изгнании во Франции, также был недоволен реформами Амануллы и засильем турецких офицеров.140 Центром народного недовольства стали Кухдоман, Кухистан и Тагао, расположенные к северу от Кабула. Хабибулла становится популярным, организовав отпор эмирскому отряду, посланному арестовать оппозиционного муллу Тагао. Постепенно число бойцов Хабибуллы возрастает с 11 до 400. В ноябре 1928 г. Бачаи Сако совершает рейд в своем родном Кухдомане, убивает ряд правительственных чиновников. Одновременно, в ноябре 1928 г. восстали пуштуны шинвари в районе Джалалабада, что к востоку от Кабула. Необходимо отметить, что с афганской точки зрения это не были стихийные действия, в том смысле, что они были санкционированы религиозными лидерами (как и в Бухаре в 1921-1922 гг.). Санкция в форме «фетвы» (мнения) выдавалась авторитетными суфийскими лидерами, муллами, уламо. Фетвы содержали ссылки на Коран, хадисы и прецеденты исламской истории. Они были обязательным условием неподчинения гражданскому правительству и применения насилия в отношении мусульман. Без фетвы, в частности, нельзя было нападать на Кабул, столицу государства .

Имеющиеся источники и литература по-разному трактуют личность Бачаи Сако и природу его движения. Для таджикских (Х. Назаров) и некоторых афганских авторов, Хабибулла - это таджикский националист и патриот, выступавший против пуштунского шовинизма, в то время как другие (Халили) подчеркивают его преданность исламским идеалам и изображают сакоистское движение как религиозное. Сходные позиции занимает Оливье Руа, который считает Бачаи Сако исламским фундаменталистом.141 Мухаммад Садик Муджаддеди или Хазрат-и Шур Бозор (Гул Ака) и его брат Шер Ака происходили из известного накшбандийского клана Муджаддеди. Муджаддеди являлись потомками суфийского реформатора Шейха Ахмада Сирхинди (1564-1624), создавшими в Индии ответвление накшбандийского клана, которое было импортировано в XIХ веке в Афганистан (в Шур Базар, что близ Кабула). Хазраты Шур Базара короновали Амануллу в 1919 г., затем сыграли важную роль в его свержении. Впоследствии хазраты Шур Базара помогли Надир Шаху придти к власти в 1929 г .

Naby, Eden, Magnus, Ralph H. Op. cit. 42 .

См.: Roy, O., Islam and Resistance in Afghanistan. Cambridge: Cambridge University Press, 1986, 66-67 .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

Большинство афганских (пуштунских) авторов считают, что правление эмира Хабибуллы опиралось на «клинки и цепи» и было коррупционным и преступным.142 Есть и те, кто считает его преступником, исказившим истинный ислам на манер Талибан. И, наконец, индийский исследователь Сензил Навид считает, что сакоистское восстание было вызвано социальными неурядицами нерелигиозного характера и уже потом уламо встало во главу движения и придало ему религиозный характер. Недостаток информации и скудость источников, однако, не позволяет выяснить, кто кого использовал: Бачаи Сако хазратов, или наоборот хазраты воспользовались Бачаи Сако как инструментом для свержения Амануллы?143 Видимо следует согласиться с Сензил Навидом в том, что имела место комбинация местного социального недовольства с активизацией оппозиционного духовенства, которому удалось выразить глубинный народный протест в религиозных символах, понятных афганскому крестьянству. 144 Хабибулле же, в котором сочеталась религиозность с незаурядными воинскими качествами, богатым жизненным опытом, храбростью и харизмой, удалось сделать так, что свержение Амануллы и оказание поддержки сакоистам воспринималось как религиозная обязанность .

Сам Аманулла, уверенный в своей правоте и настойчивый в стремлении довести до конца свои реформы, рассматривал противостояние с оппозицией с позиций джадидизма, то есть как конфликт реформатора с невежественными муллами, как борьбу знания против невежества.145 Он не замечал или не желал замечать социальные, политические, самое главное – культурные факторы восстания, а именно стремление людей бороться до конца за сохранение своей идентичности. Для афганцев, в частности, был совершенно неприемлем запрет на ношение хиджаба, светское и совместное обучение юношей и девушек и многие другие новшества, насаждавшиеся администрацией короля. Восставшие были готовы броситься вызволять афганок, посланных Амануллой на учебу в Турцию. Для них было также неприемлемо, что русские, пилотирующие самолеты принадлежавшие Афганистану, сбрасывают бомбы на головы мусульман, пусть даже восставших против своего правительства.146 Конечно, эта важная культурно-религиозная мотивация могла искажаться и подвергаться коррупции, когда дело доходило до конкретного действия. В частности, религиозные лидеры, которые знали, как запускать механизм протестной мобилизации могли манипулировать своими сторонниками, привлекая их на ту, или другую сторону. Уламо, муллы, харизматические неформальные

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

религиозные лидеры Афганистана представляли сложное многообразие этно-конфессиональных и племенных афганских структур и неудивительно, что их санкции могли быть направлены как в поддержку, так и против Бачаи Сако. И наконец, еще одно немаловажное обстоятельство необходимо иметь ввиду для понимания политической обстановки Афганистана .

Религиозные лидеры были частью народа, но они были и важным политическим классом, боровшимся за свое выживание и видевшим угрозу в политике Амануллы. Последнее обстоятельство оказалось решающим в обеспечении победы восстания и падении Амануллы .

В то время и позже, многие говорили о роли Англии в подстрекательстве восстания шинвари в Джалалабаде и поддержке самого Бачаи Сако .

Эти слухи не были лишены основания. Сами повстанцы не раз заявляли, что у них нет претензий к англичанам. Последние платили восставшим той же монетой. Так, английский врач 18 декабря оказал помощь раненному Хабибулле. В то же время многие слухи, в частности о деятельности знаменитого Лоуренса Аравийского в Афганистане не подтверждаются .

Подобного рода заявления в обилии встречались в советской прессе, пытавшейся связать Хабибуллу-Бачаи Сако, бывшего эмира Алим Хана и английских разведчиков в единый заговор, направленный против СССР .

На самом деле, задачи Англии были куда более прозаичны - сохранить Афганистан как стабильное, но отсталое буферное государство. По этой причине англичане предпринимали необходимые меры, для того, чтобы остановить реформаторскую политику Амануллы.147 Им нужен был дружественный и стабильный Афганистан, в то время как Аманулла был не состоянии обеспечить ни того, ни другого. Для Афганистана больше подходит теократическая модель, управляемая мусульманским истеблишментом, считали англичане.148 Поэтому, когда сакоисты вступили в пределы Кабула, английский посол поспешил заявить о своем нейтралитете и невмешательстве, что многими интерпретировалось как отказ помогать Аманулле и фактическая поддержка Бачаи Сако.149 В частности, англичане задержали отправку вооружения, закупленного Амануллой во время его визита в Англию в марте 1928 г. Оружие, которое находилось в Индии могло помочь Аманулле в борьбе с восставшими. Английская политика невмешательства и задержки отправки оружия сыграла на руку Хабибулле. Однако Хабибулла-Бачаи Сако был для англичан скорее инструментом для того чтобы убрать Амануллу, нежели той фигурой, которую они хотели бы видеть главой Афганистана .

В середине декабря Кабул окружили войска повстанцев Хабибуллы, а племена перекрыли дорогу на Джалалабад и Индию. Северяне, числом Stewart, Rhea Talley, Op.cit. 429 .

Macmunn, George, Afghanistan from Darius to Amanullah, London: G. Bell & Sons LTD, 1929, Adamec W. Ludwig. Op.cit. 150 .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

до 2 000 во главе с Бачаи Сако и его верным другом Саид Хусайном атаковали и заняли высоту Боги Боло близ Кабула. Аманулла оказался меж двух огней, Бачаи Сако на севере и шинвари на востоке. Стремясь хоть как-то ослабить напряжение, он сделал попытку подкупить Бачаи Сако, выплатив ему 400 000 рупий и сделав его своим генералом в обмен на обещание прекратить нападения сроком на 6 месяцев.150 Это был ловкий ход, целью которого было стравить кухдоманцев с шинвари. Король также ввел военное положение и призвал племена в свою поддержку. Тем не менее, восстание набирало обороты. В самом конце года совет улемов северных провинций выпустил фетву с осуждением Амануллы. Было также повсеместно объявлено, что Бог создал двух молодых, смелых, и гордых человек для службы религии.151 Этими двумя «служителями религии» («ходими дин») были эмир Хабибулла из Кухдомана и Саид Хусайн из Чарикара. 13 января Бачаи Сако был объявлен Хабибуллой Вторым и коронован пиром Тагао – лидером мусульман долины Шамали (на север от Кабула до долины Пандшер). Саид Хусайн (родом из семьи таджикского феодала) стал «наиб ас салтана» – правой рукой и военным министром Хабибуллы-Бачаи Сако. В начале января наступившего, 1929 года Аманулла решил пойти на уступки и принял решение о закрытии женских школ и создании специального совета для «следования исламским принципам»

с включением в него влиятельных религиозных лидеров. Затем последовал указ об отмене призыва в армию («хашт нафар»), регулирования одежды и прочих новаций. 16 января он освободил Гуль Аку и других своих оппонентов, наказав им договориться с Бачаи Сако. Однако уступки явно запоздали. К восставшим стали переходить бывшие сторонники короля, в их числе члены шахской семьи .

Следует согласиться с утверждением, что человеку, любящему властвовать любой ценой, везет больше, чем тому, для которого власть нужна для достижения определенной цели.152 Ко вторым относился Аманулла. Он был одним из блестящих мусульманских лидеров начала ХХ века, который старался реформировать традиционалистское общество. Дарованную, благодаря его происхождению, власть он использовал для модернизации афганского общества путем заимствования достижений неисламских цивилизаций и культурного синтеза с Европой. При этом ему удалось сплотить афганцев под знаком объединяющего национализма только для отражения внешней английской агрессии в 1919 г. В своей внутренней политике он настроил против себя уламо, суфиев и многие племена. В то время, когда восставшие брали штурмом Кабул, кто-то мог утешить Амануллу и напомнить, что он проиграл как реформатор, но не как король .

Однако, для самого Амануллы было важнее, что он проиграл в принципе и Stewart, Rhea Talley, Op.cit. 425 .

Adamec W. Ludwig. Op.cit. 154 .

Stewart, Rhea Talley, Op.cit. 445 .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

потому технические детали, тактические приемы сохранения власти уже не имели для него значения. Позже, из Кандагара он делает запоздалые попытки вернуть власть, но без особого энтузиазма, что и сказалось на результате. Ему нужна была власть, для того чтобы вести афганцев туда, куда он считал нужным, а не для того чтобы делить ее с муллами и маликами. Он пытался воссоздать обстановку, которая позволила бы ему возобновить начатые реформы. Однако шансы на успех таяли день ото дня .

Утешением для Амануллы могло быть осознание того, что единственным удачливым мусульманским реформатором того времени оказался Мустафа Кемаль Ататюрк, заменивший тюрбаны европейскими шляпами и отказавшийся от арабского шрифта в пользу латиницы. Туркам удалось выйти на путь модернизации традиционалистского общества путем отказа от прежнего социального опыта и проведения вестернизации сверху, но они оставались одиноки со своим уникальным опытом. Аманулла пытался повторить турецкий опыт и сделать его прецедентом для других мусульманских обществ, но – увы! В афганском обществе он оставил горькое наследие недоверия к имитационным, догоняющим, лишенным культурной оригинальности прозападным новациям .

Принципиальными союзниками Амануллы были Турция, а также небольшое количество «туркестанцов» Туркестанского национального общества (ТНО). Последние, если верить Ахмад Заки Валидову в конце декабря 1928 г. обороняли от кухистанцев здание МИДа и королевского дворца в Кабуле. В числе тех, кто защищал Амануллу Хана были курбаши Куршермат (из Ферганы) и Хамракул (самаркандец), специально приехавшие, якобы, из Стамбула.153 В Кабуле к ним присоединился каратегинский таджик Фузайл Максум .

«Не наше дело, кто из членов династии будет управлять этой страной, но мы всячески будем защищать ее независимость...Пусть вспыхнет на афганской территории война между Англией и Россией, роль Туркестанского Национального Объединения не будет хуже китайского Гоминьдана. Пусть кто угодно на нас клевещет», писал Валидов 17 января 1929 г.154 В тот момент, Германия и Турция начали подозревать англичан в причастности к свержению короля, и потому склонялись к тому, чтобы поддержать Амануллу. Ахмад Заки Валидов пытался убедить немцев в том, что Афганистан вот-вот станет ареной англо-советской войны и ТНО удастся, подобно Гоминьдану, возглавить афганское национальное движение и, изгнав сначала Англию, а затем СССР На самом деле, Куршермат находился все это время в Афганистане, а самаркандец Хамракул действительно был в Стамбуле, а затем прибыл оттуда в Кабул. Он проживал у Куршермата и работал переводчиком в турецком посольстве. По словам Ибрагимбека, Хамракул был настроен миролюбиво, и в 1929 г. занялся сапожным ремеслом в Мазари Шарифе. Дело

123469. С.246 .

Из истории Российской эмиграции. Письма А.-З. Валидова и М. Чокаева (1924-1932гг.) .

С. 44 .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

из Афганистана, установить национальную республику. Тоган и его последователи мечтали повторить опыт Сунь Ят-сена, сумевшего отстоять независимость Китая, как от большевиков, так и от японцев. В этом свете, ТНО и Валидов выступают чересчур самонадеянными, или не совсем адекватными политиками, не знакомыми с афганскими реалиями. Скорее всего, эти громкие заявления были предназначены для того, чтобы произвести впечатление на немцев .

Тем не менее, какое-то время туркестанцы с оружием в руках защищали короля. Ибрагимбек также подтверждает, что Куршермат получил от Амануллы 20 винтовок для подавления восстания в Джалалабаде.

По этому поводу Ибрагимбек говорил следующее:

«В Джалалабаде или его окрестностях Куршермата как следует пощипали, он оскандалился, и продолжительное время где-то скрывался, боясь появляться в Кабуле. Когда Кабул занял Бачаи Сакао, он тоже спустя некоторое время появился, но оборванный и обобранный. Месяца три-четыре он не получал субсидии и потом, уже кажется при Надире снова начал получать».155 Таким образом, среднеазиатская эмиграция в вопросе поддержки Амануллы разделилась. Его союзниками выступили только т. н. «туркестанцы». По словам того же Ибрагимбека, Куршермат был в добрых отношениях почти со всеми министрами правительства Амануллы.156 Основная же масса бухарцев, в том числе Алим Хан и Ибрагимбек приняла противоположную сторону – Бачаи Сако .

Другими искренними сторонниками Амануллы были индийские мусульмане, выступавшие за «халифат», направленный против британского владычества. Индийские халифатисты не забыли помощь короля Афганистана, оказанную им в 1919 г. Однако это обстоятельство, то есть связь с индийсками мусульманами, делало Амануллу еще более нежелательной фигурой в глазах англичан .

И, наконец, внутри Афганистана Амануллу поддержали хазарейцы, которые были благодарны ему за освобождение от рабства. Хотя их военная поддержка была не совсем последовательной, она сыграла свою роль в сдерживании сакоистов .

У короля был шанс, заручившись поддержкой своих сторонников броситься в последний бой. Но Аманулла решил отступить. 14 января он отрекается от престола в пользу своего брата Иноятуллы и, не забыв прихватить с собой большую часть казны,157 он отправляется в Кандагар – оплот шахской, пуштунской власти. Правление флегматичного и не наделенного особыми талантами Иноятуллы - последнего из прямых потомков

–  –  –

Назаров Х. Социальные движения 20-х годов ХХ века в Афганиситане. С.149 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

Амир Дост Мухаммада длилось всего три дня. Иноятулла, следуя настойчивым советам Хазрата Шур Базара (Гуль Аки), отрекся от престола и присягнул на верность Бачаи Сако, провозглашенного к тому времени падишахом. После этого мятежники занимают Кабул и Арк .

Взойдя на престол 18 января 1929 г. новый эмир Бачаи Сако известный также как Хабибулла Калакани, или Хабибулла Второй выпустил манифест с перечислением нарушений шариата, допущенных Амануллой .

Правление Амануллы было представлено им как «наихудшая тирания, которой когда-либо подвергались мусульмане». Им был отменен закон о воинской повинности и все незаконные, с его точки зрения, налоги. Были также закрыты все школы, открытые во время Амануллы. С самого начала, Бачаи Сако выступил не как сильнейший афганский племенной лидер, а как мусульманский правитель. Как таковой, Хабибулла стремился распространить свою власть и влияние не только на афганцев, но и всю умму, в частности на Индию и Советскую Среднюю Азию.

Он призвал афганцев к борьбе за освобождение Бухары, а также обещал им привезти в Кабул из Индии мусульманскую святыню - сандаловые ворота.158 Файз Мухаммад – летописец того периода, хазареец, который пострадал от режима Хабибуллы (был избит за невыполение задания) по этому поводу язвительно заметил:

«Хабибулла-хан постоянно выступает с заявлениями, для исполнения которых у него нет ни сил, ни возможностей. Он часто бравирует, что захватит не только Индию, Бухару и Русский Туркестан, но и Москву (Маскаб) и посадит на трон бухарского эмира. От имени (бухарского эмира) он направил письмо переселенцам и постоянно проживающим жителям – туркменам Айалат-и Туркман (то есть Афганского Туркестана), которые поднялись против Хабибулла-хана в Мазари-Шарифе и его окрестностях, письмо, в котором призывал их не выступать против эмира Хабибулла-хана, а чем возможно помогать его сторонникам и воевать с людьми, поддерживающими Аманулла-хана».159 Файз Мухаммад выдавал желаемое за действительное, утверждая, что Афганский Туркестан выступил в поддержку Амануллы. На самом деле, население северных провинций – Балх, Маймана, Герат, в том числе и эмигранты, положительно восприняли весть о новом эмире.160 Одним из первых поддержку новому эмиру оказал влиятельный алим (ученый) Деобанда (медресе в Индии) Мавлави Абулхай, который воевал плечом к плечу с Энвером и самим Бачаи Сако (если верить Халили) в Бухаре в 1922 г. Алим Хан, который почти 8 лет до этого безвыездно провел в своей кабульской резиденции, также воспринял свержение Амануллы и успех

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

своего старого знакомого Лоло с большим оптимизмом. Бывший эмир Бухары мог причислять себя к жертвам режима Амануллы не только потому, что тот держал его фактически под домашним арестом и заигрывал с его заклятым врагом – СССР, а и по весьма прозаической, если не анекдотичной причине. Дело в том, что однажды Алим Хан был задержан полицейским на улице Кабула за … чалму, то есть нарушение приказа короля не надевать чалму, а отдавать предпочтение европейским головным уборам, в частности шляпам.161 Для Алим Хана, считавшего себя правителем Благородной Бухары, ношение шляпы взамен чалмы было немыслимо. Естественно, он с восторгом отнесся к восшествию «Хабибуллыслужителя религии». Файз Мухаммад утверждал, что Бачаи Сако вошел в контакт с Алим Ханом еще до нападения на Кабул в 1929 г., а после восшествия на престол увеличил выдававшуюся ему предыдущим правительством субсидию в несколько раз.162 Ибрагимбек подтверждает сведения о том, что бухарские эмигранты поддержали нового эмира. Он свидетельствовал, что Бачаи Сако в первые дни своего правления встретился с Алим Ханом и имел с ним теплую беседу. Вскоре и сам Ибрагимбек был принят новым эмиром .

“Долго я у него не задержался, совершив по существующему мусульманскому обычаю приветственный ритуал”, вспоминал Ибрагимбек.163 Как утверждает Халили, это была не первая и не последняя встреча двух героев мусульманского движения в Средней Азии. Впервые они увидели друг друга в начале 1922 г. в городе Душанбе, во время совместных действий против Советской власти.164 В судьбах Ибрагимбека и Бачаи Сако было много общего. Оба были неграмотны, происходили из самой гущи народа, имели криминальное прошлое. Это были своего рода среднеазиатские “робингуды”, обладавшие незаурядными личными качествами - волей, смелостью и воинским талантом. Эти качества подняли их на гребень народных восстаний. Так же как и в случае с Ибрагимбеком, успех карьеры Бачаи Сако был обеспечен не только личными качествами и удачей, но и в значительной степени, поддержкой со стороны народной массы и духовенства. Схож и конец обоих удальцов. Один из них, не удержавшись на престоле и года, был казнен. Другой предпочел активную борьбу с превосходящим противником сытому эмигрантскому безделью, но был схвачен, по другой версии сдался, и вскоре был убит выстрелом в затылок во дворе изолятора ташкентского ОГПУ .

Обе эти личности в сегодняшнем Афганистане и Таджикистане вызывают различные оценки - от горячего одобрения до резкого осуждения .

Stewart, Rhea Talley, Op.cit, 411 .

Файз Мухаммад. Указ. cоч. С.264 .

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

Были и принципиальные различия между нашими героями. Ибрагимбек был племенным вождем, кочевником-узбеком, бежавшим из другой страны и чувствовавшим себя пришельцем и нежелательным элементом в чуждом ему Афганистане, в то время как Хабибулла видел свою силу не сколько в поддержке земляков, сколько в религии и был представителем самой многочисленной после пуштунов этнической группы Афганистана. Кроме того, за спиной Бачаи Сако стоял фундаменталистский, не-племенной афганский север в его извечном противостоянии с племенами пуштунского юга. Ибрагимбек был сугубо узбекским племенным вожаком, в то время как его визави – лидером, чья харизма выходила за пределы определенной (таджикской) этнической группы. В отличие от Ибрагимбека, Хабибулла был неплохим и достаточно гибким политиком. Основу его войска составляли не только этнические отряды, но и рекруты, набранные по принципу (государственной) воинской повинности и мюридской (религиозной) солидарности .

Несмотря на несомненные выдающиеся личные качества, Бачаи Сако имел мало шансов остаться на престоле по одной простой причине – он был простолюдин и не-пуштун. В прессе того времени и листовках, оппозиционная Аманулле ортодоксальная уламо (религиозные эксперты) и суфийские лидеры пытались легитимизировать восшествие Хабибуллы как исламского эмира в противовес Аманулле, основа правления которого представлялись сакоистами в виде племенной пуштунской солидарности. Сына водоноса провозгласили «Амир Хабибулло Гози – Хадим-и дин-и Расул Улло»

(«Эмир Хабибулла воитель, служитель правоверной религии»). В основе такого решения был положен извечный исламский идеал – создание государства, скрепленного общей верой, а не кровным родством. По замыслу Хабибуллы и его сторонников, строительство нового - исламского Афганистана, должно было начаться с победы над трайбализмом, подобной той, которая была одержана Пророком Мухаммадом в Медине, когда он добился невероятного для любого кочевого общества успеха, объединив своих соплеменников-курейшитов с другими слоями арабского (мединского) общества, в том числе христианами и иудеями. В то время (622-627 гг.), поддерживавшие Мухаммада курейшиты-мухаджиры, сплотились с мединским обществом против мекканцев, среди которых было немало «своих»

курейшитов. Тем самым, вера была поставлена выше зова крови. Не зря, именно с хиджры берет свое начало исламская история. «Нет в исламе генеалогии», говорится по этому поводу в Коране. С самого периода четырех праведных халифов, мусульманское общество тщетно пытается воплотить этот идеал и достичь справедливого, совершенного политического управления в духе раннего ислама. В газете «Хабиб уль-Ислам», выпускавшейся сторонниками Хабибуллы, была опубликована статья, которая может быть расценена как попытка подвергнуть критике трайбализм афганского общества и убедить упрямых афганцев в том, что и сын водоноса может стать их правителем, если он служит праведной религии:

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

«Можно гордиться племенем, только если в нем есть великие личности. Но Али, четвертый халиф, сказал, что величие достигается трудом, а не наследуется. Ныне же, людей судят по происхождению, а не достоинствам».165 Тем не менее, было бы неверным трактовать Бачаи Сакко просто исламским фундаменталистом, хотя для этого есть несомненные основания. Его правление, хоть и длилось меньше года, способствовало критическому переосмыслению архаической, пуштуноцентристской идеи трайбалистского Афганистана. Однако, в конце 1920-х гг., сыну бедного афганского таджика не удалось преодолеть афганскую вольницу, пуштунский шовинизм и вызовы ХХ века. Для большинства афганцев Хабибулла был босяком Бачаи Сако, сыном водоноса, то есть выходцем из низшего сословия, не-пуштуном и бандитом .

Вопреки стараниям нового правительства сохранять порядок в столице, страна сползала в опасную анархию. Хазараджат, Вардак, Кандагар, Пактия, Нангархар не думали подчиняться новому эмиру. Политическая дестабилизация привела к взлету цен.166 Несмотря на тесные контакты с сакоистами и тайную поддержку, англичане приняли решение об эвакуации своей миссии. Это послужило знаком того, что новое правительство не в состоянии обеспечить безопасность иностранных миссий .

Эвакуация началась 23 декабря и продолжалась до 25 февраля 1929 г. За два месяца было сделано 82 авиарейса и перевезено 586 пассажиров .

Операция проходила в трудных условиях зимы, в горной стране. При этом никто из пассажиров не пострадал. Эта была первая в мире эвакуация значительного людского контингента воздухом.167 В числе тех, кто пытался пробраться на английский самолет, был наш Алим Хан. Он хотел воспользоваться хаосом и избавиться от ненавистного афганского плена .

Алим Хан послал своего шофера с письмом к английскому посланнику сэру Френсису Хэмфрису, но тот отказался предоставить бухарцу место в самолете. 168 Одновременно с эвакуацией англичан из Кабула, в Бомбей из Европы прибыл Надир с двумя братьями – Шах Вали и Хашимом (третий брат Шахмахмуд в это время в качестве посланника Бачаи Сако находился среди южных племен). В начале, Надир проявлял максимум осторожности .

«Я определенно поддерживаю английский политический курс... постольку, поскольку он идет на пользу независимому и сильному Афганистану. Я не склонен поддерживать ни Амануллу, ни кого-либо еще», заявил Надир чиновникам правительства Индии.169 Adamec W. Ludwig. Op.cit, 157 .

Губар М., Указ. соч. C.828 .

Stewart, Rhea Talley,, Op.cit, 516 .

Дело 123469. С.167 .

Stewart, Rhea Talley, Op. cit. 517 .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

Правительство и сам новый эмир делали все возможное, чтобы навести порядок в столице. В частности, в это время не пострадал никто их иностранцев. Стремясь достичь соглашения с пуштунами и в тоже время изолировать и ослабить своего главного противника – Амануллу (которого поддержали кандагарцы), Бачаи Сако искал контактов с семьей Мусохибан, во главе со старшим из братьев – Надир Ханом, послом Афганистана во Франции. Бачаи Сако намеревался встретить Надира с почестями и сделать его премьером своего правительства. С этой целью в начале февраля он направил в Бомбей эмиссаров – своего кузена Ахмадшаха и престарелого Абдулазиза – дядю по матери Хашим Хана (одного из братьев Мусохибан). Одновременно в Индии сакоистами были предприняты меры для того, чтобы позвать другого влиятельного оппонента Амануллы - Хазрата Шер Аку.170 Экклезиасты-накшбандийцы Муджаддеди и влиятельнейший пуштунский клан Мусохибан были именно теми фигурами, которые могли быть признаны как борющимися сторонами, так и всем афганским народом. Дух религии и сила племен - это то, что представлял собой Афганистан. Это понимали как Аманулла, так и Бачаи Сако. В конечном счете решающую роль в будущем Афганистана, опять сыграли англичане. Именно они способствовали появлению Мусохибан на политической арене Афганистана. Одновременно, Англия фактически перестала рассматривать Амануллу как легитимного правителя, заслуживающего помощи .

В такой ситуации у Амануллы и его сторонников - Тарзи, Гулям Сиддика и других - не оставалось другого варианта, кроме как просить помощи у СССР. Уже 8 февраля 1929 г. на кандагарском аэродроме приземлились советские самолеты. На борту было 8 русских, в том числе сотрудник МИДа Соловьев. Они привезли то, в чем очень сильно нуждался Аманулла – телеграфный аппарат для связи с окружающим миром.171 Тем временем, в Афганистане началось то, против чего всегда боролись все эмиры, начиная с Абдурахмана – а именно появление местных эмиров и царьков, не подчиняющихся центральному правительству. Наметилась прямая угроза дезинтеграции Афганистана, в частности отложение северных провинций, которые имели все основания надеяться, что ненавистному пуштунскому господству пришел конец. Власть Бачаи Сако удерживалась более или менее устойчиво только в Кабуле и его окрестностях. Но даже в столице никто не мог чувствовать себя в безопасности.172 В ситуации резкого ослабления центральной власти, каждый афганец стремился оказаться под защитой своей общины. Ибрагимбек также стремился побыстрей выбраться из Кабула и соединиться со своими соплеменниками на севере. Он обратился с просьбой отпустить его, но правительство Бачаи Сако медлило с ответом. Тем временем, в апреле 1929 г. в Кала-и Фату Rhea Talley Stewart, Op. cit. 500-502 .

Stewart, Rhea Talley, Op.cit, 507 .

Adamec W. Ludwig. Op.cit, 157 .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

прибыла группа лакайцев. Это были приближенные Ибрагима –Алимардан додхо, Мамадали додхо и с ними невооруженные люди в количестве 50 человек. Они заявили, что намерены сопровождать Ибрагимбека в Ханабад.173 Желание лакайцев покинуть столицу и соединиться с соплеменниками, отражало постепенную мобилизацию разрозненных афганских общин и приближающуюся гражданскую войну. Мобилизация, как всегда в афганской истории, шла по этнорегиональному, племенному и конфессиональному признаку. Война была неизменным спутником афганцев, а племенные ополчения – главной формой военной организации. Важным фактором успеха той или иной общины была материальная заинтересованность в виде прямых денежных выплат племенным вождям со стороны внешних спонсоров (России и Англии, в первую очередь) и возможность поживиться за счет соседа и противника. Впрочем, преступные и клиенталистские мотивы не были единственными факторами, влиявшими на ситуацию .

Несмотря на кажущуюся хаотичность расстановки противоборствующих сил, были какие-то более или менее устойчивые группы солидарности .

Основу нового режима составляли северяне, прежде всего таджики. Преимущественно таджикские северяне станут отныне устойчивой афганской этно-региональной конфедерацией, противостоящей племенам пуштунского юга. Наибольшую оппозицию северянам Бачаи Сако оказали, конечно, пуштуны, особенно кланы садозаи и баракзаи, которые правили страной с 1747 г. Если сакоисты искали свою главную опору в землячестве и религии, то их противники целиком полагались на племенную пуштунскую солидарность. Несмотря на то, что новому эмиру удавалось наносить военные поражения своим врагам, их число не уменьшалось. Племена мобилизовали новые и новые отряды из числа момандов, африди и других племен Британской Индии. Расположенный вдоль линии Дюранда «Пуштунистан» явился неиссякаемым источником пуштунской мощи и упрямства, преодолеть которые не удавалось никому .

Это прекрасно понимал и Бачаи Сако. Он надеялся не столько на военную силу, сколько на дипломатические усилия и переговоры. В марте 1929 г., украсив кабульский аэропорт специально построенной аркой, он с нетерпением ожидал приезда Надира. В то же самое время, Аманулла в Кандагаре надеялся, что Надир придет именно к нему на помощь. Надир Хан же разочаровал обоих. Восьмого марта он вступает на афганскую землю, покинутую им пять лет тому назад, а 22 марта 1929 г. на джирге (съезде) представителей южных племен Надир Хан единолично ставит вопрос о законности правительства Бачаи Сако. От имени пуштунских племен он бросает вызов Бачаи Сако. Но кухдоманец был таким же жестким и непобедимым афганцем, как и пуштуны.

В ответ на письмо Надира с угрозами, Хабибулла ответил:

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

«До тех пор, пока я жив, трон, завоеванный мною мечом и находящийся в моих сильных руках, я не оставлю».174 Разъяренный Хабибулла отдает на разграбление дома и имущество семьи Мусохибан. Тем не менее, на протяжении всего своего правления он не оставлял попыток склонить на свою сторону Надир Хана и его братьев, так как понимал, что без достойного решения пуштунского вопроса Афганистан не сможет существовать. Сохранение целостности Афганистана, недопущение его развала и предотвращение массового кровопролития было одной их главных забот как Бачаи Сако, так и его главных оппонентов – Амануллы и Надир Хана. Другое дело, что в путях достижении этой цели были разногласия .

Одной из важных причин непопулярности Амануллы была его связь с СССР. И Бачаи Сако, и англичане распространяли слухи (как оказалось, вполне оправданные), что русские вот-вот войдут в Афганистан для восстановления правления Амануллы. Еще в декабре 1928 г. председатель ВЦИК СССР М.Калинин направил телеграмму эмиру Афганистана Аманулле-хану и заверил его в готовности СССР оказать помощь в борьбе за независимость Афганистана. Вообще-то, Советский Союз имел мало представления о том, что именно происходит у его южного соседа. Он сделал ставку не на Бачаи Сако, и не на Надир Хана, который начале года в Париже безрезультатно обращался в советское представительство за разрешением проехать на родину через СССР. Москва поставила на битую карту – Амануллу. Поддержав Амануллу, Советский Союз выступил и против «сына водоноса», и против Надира .

В начале апреля Бачаи Сако вызвал Алим Хана и сообщил ему следующее: посол Афганистана в СССР Гулям Набихан Чархи (брат Гулям Сиддика – приближенного Амануллы и его министра иностранных дел) во главе отряда из нескольких сот туркменов и хазарейцев перешел советско-афганскую границу и выступил против сакоистов. 175 В то время мало кто знал, что это была экспедиция, снаряженная из сторонников свергнутого короля и военнослужащих Красной Армии во главе с бывшим советским военным атташе в Кабуле Виталием Примаковым. Тем самым бывшим советником “красного” генерала Фэн Юй-сяня, который в 1926 г. заманил атамана Анненкова в советскую ловушку. Примаков, обозначенный в этой операции как «кавказский турок Рагиб бей» и «Витмар», возглавлял отряд из 2 000 советских и афганских солдат, одетых в афганскую униформу. Решение об организации этой операции было принято за несколько недель до этого, на ночном совещании у Сталина, принимавшего у себя Гулям Сиддика и Виталия Примакова .

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

Советский отряд перешел границу близ узбекского Термеза и афганского Патта Гиссара, примерно в том самом месте, откуда 50 годами позже на афганскую территорию переправится еще один «ограниченный контингент Советской Армии». Перед вступлением пехоты, 15 апреля 1929 г. советские самолеты вторглись в пространство Афганистана. Афганские пограничники высыпали из своих казарм, чтобы поглазеть на летающие машины, но были хладнокровно перестреляны. Было убито 48 из 50 пограничников.176 Следом на афганский берег перебралась пехота. На афганской территории Гуляму Наби удается набрать еще несколько сотен своих сторонников – в основном хазарейцев. Почти одновременно с советской экспедицией Примакова, из Кандагара планировалось наступление самого Амануллы на Кабул. Планировалось, что после того как отряд, формально возглавлявшийся Наби Ханом укрепится на севере, СССР начнет оказывать ему открытую помощь «по просьбе правительства Афганистана».177 22 апреля советский отряд напал на город Мазари Шариф и занял его.178 Мазари Шариф и Герат играли большую роль в обеспечении режима Амануллы. Через эти пункты шла помощь, в том числе и оружием, из СССР .

Именно поэтому Г. Набихан провел операцию по захвату Мазари Шарифа .

Нападение советского отряда было полнейшей неожиданностью даже для советского генконсула в этом городе. Только под Мазаром советский отряд перебил 2 тысячи афганцев. Еще 3 тысячи было убито в Ташкургане.179 Когда слухи о том, что в войске Гуляма Наби находится «сильный отряд русских казаков» подтвердились, последовала мгновенная реакция афганского правительства. Возмущенный Хабибулла отправился в советское посольство к Л. Старку, желая узнать о намерениях русской стороны в отношении Афганистана. По свидетельству Файз Мухаммада, «русский посол отверг измышления о вмешательстве в Афганском Туркестане и Бачаи Сако успокоился».180 Однако еще через день до Кабула дошли слухи о бомбардировке Мазари Шарифа советскими самолетами. Поговаривали также, что самолеты могут начать бомбардировку афганской столицы. На этот раз Хабибулла направил в русское посольство в Кабуле официальный протест, в котором говорилось, что «если эти самолеты будут действительно бомбить Кабул, то они могут принадлежать лишь вашему государству, и в этом случае вашему правительству будет выражен протест представителями также других стран в связи с вмешательством во внутренние дела нашей страны».181 Характерно, что в то время сам Файз Мухаммад, как и многие дру

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

гие противники Бачаи Сако не верил (или не хотел верить) слухам о «русском следе». Однако для самого Бачаи Сако и англичан, а также более широкой –мировой - публики никакого секрета в этом не было. 18 мая северяне (старейшины и чиновники) провели совещание, на котором, по словам Файз Мухаммада, «присутствовали 2-3 английских шпиона, занимающие высокие посты и пользующиеся большим доверием и уважением». На том совещании было принято решение напечатать объявление-циркуляры следующего содержания:

«В связи с нападением русских на Мазари Шариф и Катаган и вступлением их войск в те районы, все жители Афганистана должны прекратить гражданскую войну и встать на защиту от нападения русских».182 Однако это объявление, которое могло превратить гражданскую войну в отечественную и спровоцировать англо-советскую войну, не было напечатано. Это произошло из-за позиции Англии. Англичане не знали, следует ли делать официальное протестное заявление по поводу советского вмешательства? Сделать такое заявление означало «засветиться»

перед всем миром в роли сторонников сакоистов. У англичан также не было “exit strategy” - стратегии выхода из ситуации, которая могла возникнуть в случае, если СССР откажется от вывода своего отряда. Несмотря на осторожное взаимодействие с Надиром и Бачаи Сако, Англия старалась сохранять видимость нейтралитета и избегать прямой конфронтации с СССР. Вступать в открытый вооруженый конфликт с СССР из-за сына водоноса Англия не собиралась .

Тем не менее, советская вылазка имела своим эффектом рост патриотических настроений в стане Бачаи Сако и Надира. И наоборот, она способствовала поражению Амануллы и его изоляции. Немедленно по получении известий о советском нападении, сакоисты послали миссию на север с тем, чтобы разоблачить на месте заговор Амануллы, Чархи и СССР против Афганистана. В своей пропаганде сакоисты напомнили о сотрудничестве Амануллы с турками, и о планах СССР захватить север Афганистана (имеется в виду случай с Урта-Тугаем в 1925 г.). Этой миссии удалось добиться расположения видных религиозных лидеров Севера, в том числе Дамуллы Одина Араба, его мюрида Мавлави Гулам Хайдара Мазари, а также духовного главы среднеазиатской эмиграции Халифа Кызыл Аяка. Совместно, они выпускают фетву с объявлением джихада против экспедиции Чархи. В числе тех, кто составил текст этой фетвы, был молодой писатель, горячий поклонник Бачаи Сако – Халилулло Халили.183 Таким образом, советская экспедиция уничтожила и без того слабые следы лояльности к Аманулле на севере и в Герате. Прокламация, состав

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

ленная Халили, вызвала массовый переход солдат афганской армии на сторону сакоистов. Тогда же на сторону Хабибуллы перешли 12 000 туркмен Халифа Кызыл Аяка.184 Стремясь закрепить свой моральный успех, вызванный разоблачением экспедиции Чархи-Примакова, Бачаи Сако направил своего посла к Надир Хану с предложением вернуться в Кабул и заняться государственными делами, а самому Бачаи Сако отправиться на север, чтобы отразить нападение русских. Как уже указывалось, брат Надир Хана Шахмахмуд находился при Бачаи Сако в качестве секретаря, ответственного за достижение мира с южными и восточными племенами. Шахмахмуд тогда испытывал искренние симпатии к Бачаи Сако и пытался примирить кухдоманца со своим братом. Он признавался Хэмфрису, что Хабибулла, хоть и был неграмотным, обладал сильным характером и чувством справедливости.185 Все время своего правления, Бачаи Сако не забывал о среднеазиатских эмигрантах. Он часто встречался с Алим Ханом, особенно во время бдений в священный месяц Рамазан, который в 1929 г. приходился на мартапрель. Встречи эти обычно проходили в Пагмане, близ Кабула. Как было указано выше, в конце апреля Бачаи Сако вызвал к себе бывшего эмира Бухары и предложил ему направить Ибрагимбека со своими людьми на север, чтобы организовать там отряды и оказать помощь Саид Хусайну (министру обороны) в отражении советского нападения. Получив задание нового эмира, Ибрагимбек с отрядом лакайцев в 50 человек немедленно выступил в северном направлении. В Пандшере ибрагимовцы нагнали Саид Хусайна и далее следовали вместе. Вскоре они прибыли в Алиабад, некогда пустынное место, освоенное эмигрантами. Здесь размещалось 4 тысячи хозяйств (20 тысяч человек) лакайцев и других узбеков. Оказавшись наконец в родной стихии, Ибрагимбек, по его словам, знакомился с обстановкой и не торопился вмешиваться в события. Новое правительство в это время было занято набором в армию. Люди шли неохотно, опасаясь оставлять свои селения, семьи. Военный министр Саид Хусайн настаивал перед Ибрагимбеком с требованием активизировать военные приготовления и побыстрей выступить в защиту правительства Бачаи Сако .

Следуя родовым правилам и законам шариата, запрещавшим без фетвы убийство мусульман, Ибрагимбек в Чардаре созвал совет старейшин с участием туркмен, узбеков племен лакай, конграт и дурмен. Собравшиеся решили поддержать Бачаи Сако. Был создан отряд из 400 туркменов, 400 конгратов и дурменов и 100 лакайцев.186 Пока эмигранты совещались в Чардаре и собирали отряды, Сайд Хусайн потерпев поражение в Ташкургане от отряда Набихана-ПримакоТам же .

Stewart, Rhea Talley, Op.cit. 500 .

Дело 123469. С.44 .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

ва, отступил. Тем временем, объединенный отряд эмигрантов лакайцев, конгратов и туркменов приступил к защите своих поселений. Ибрагимбек так прокомментировал свое решение:

«я приказал - выставьте охрану и если появится враг, уничтожьте его .

Врагом я называл в данном случае всех тех, кто посмеет нарушить покой эмигрантов».187 Тем временем, отряд Примакова, встретивший ожесточенное сопротивление, оказался в трудном положении и запросил помощи. Помощь не заставила себя долго ждать. 26 апреля советскими аэропланами в Мазар были доставлены 10 пулеметов и 200 снарядов. А 5 мая через границу переправился второй отряд, сформированный из красноармейцев в количестве 400 человек. Сильнейшим артиллерийским и пулеметным огнем афганская пограничная застава была буквально сметена. 6 мая авиация САВО нанесла удары по боевым порядкам сакоистов под Мазари Шарифом.188 В середине мая советская авиация, поднявшись из Термеза, несколько раз штурмовала боевые порядки афганцев.189 23 мая произошла еще одна бомбардировка афганской территории. На этот раз пострадали заселенные эмигрантами приграничные Ханабад, Андароб, Таликан и Хазрати Имам. Как уже говорилось, это вызвало гнев Бачаи Сако, который еле удержался от того, чтобы дать приказ расстрелять советского посла. Стремясь объединить патриотический фронт и не допустить победы отряда Примакова-Набихана, 24 мая Надир Хан решил ответить на предложение объединиться с Бачаи Сако. Последний предложил отправить к нему своего брата Хамидуллу, в то время как Надир Хан обещал отправить в Кабул своего – Шахмахмуда с 6-тысячным войском для контроля государственных арсеналов с оружием. Самому Бачаи Сако предлагалось отправиться на север с джихадом против русских. Ему также предлагалось стать правителем северных провинций. Однако эта сделка сорвалась. Договаривавшиеся стороны – брат Хабибуллы Хамидулла и Надир Хан – поссорились. Впрочем, их переговоры продолжались и далее.190 Из-за опасения нежелательного для амануллистов поворота от войны гражданской к войне освободительной, Гулям Набихан отдал приказ к отступлению. Да и самому Аманулле, подобная «медвежья» услуга СССР

–  –  –

http://nvo.ng.ru/printed/history/2000-04-07/5_afghan50ago.html В этой операции участвовали подразделения 81 кавалерийского и 1 горнострелкового полков и 7 конного горного артиллерийского дивизиона. В документах частей она значится как “Ликвидация бандитизма в южном Туркестане.” Несмотря на то, что более 300 ее участников были награждены орденом Красного Знамени, а остальные - ценными подарками, ее изложение в исторических формулярах было запрещено. См.: Павел Аптекарь. Cпециальные операции Красной Армии в Афганистане в 20-е годы. http://www.rkka.ru/ibibl1.htm Файз Мухаммад. Указ. соч. С.139 .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

была ни к чему.191 23 мая, в разгар боев его сторонников в Мазари Шарифе, он прекращает борьбу и отбывает в Индию, а затем в Европу .

Советский отряд, не поддержанный населением и запертый а Мазаре, скоро понял, что может оказаться в ловушке. Потери убитыми и ранеными превысили 230 человек – красноармейцев и афганцев. Примаков в своих депешах в Ташкент требовал присылки новых партий газовых (ипритовых) гранат еще одного «отряда головорезов», а находившиеся в его рядах афганцы-хазара начали открыто выражать свое недовольство.192 28 мая командование САВО отдало приказ об отступлении.193 По распоряжению из Москвы, советские войска спешно отступили. Важной причиной отхода, по мнению Агабекова, было то, что о советском вооруженном походе на Кабул узнали не только европейские державы, но даже такие добрые союзники СССР как Турция и Персия. Так, бесславно закончилась эта советская вооруженная авантюра. Важнейшим ее уроком должно было стать (но не стало) осознание бесперспективности боевых действий армейских подразделений против многочисленных формирований из числа афганского населения .

Аманулла, ради которого была предпринята эта авантюра, как говорилось выше, решил прекратить вооруженную борьбу против Хабибуллы и бежал из Афганистана навсегда. Перед отъездом он распорядился послать телеграмму Гулям Набихану с распоряжением покинуть страну. 30 мая Гулям Набихан оставил Мазари Шариф и перебрался в Термез (СССР) .

Халили также считает, что Набихан отступил по просьбе Амануллы, не желавшего, чтобы русские вмешивались в афганские дела.194 Губар дает несколько другую версию, мол «Гулям Сиддикхан... послал последнему (Набихану) телеграмму, в которой ставил в известность, что Аманулла покинул страну. По получении этого известия Набихан перешел советскую границу. Тем самым он хотел показать, что его действия были продиктованы оказать услугу лично Аманулле».195 Вместе с Набиханом в СССР бежали бывшие члены правительства Амануллы. Их имущество было разграблено туркменами Халифы Кызыл Аяка и узбеками Ташкургана во главе с Касымханом.196 Хазарейцы Набихана возвратились обратно в Афганистан в декабре 1929 г., уже после свержения Бачаи Сако .

Все это время Ибрагимбек находился в Алиабаде. А Саид Хусайн – а Ханабаде. Вскоре после ухода советского отряда, в начале июня Саид Поллада и Навид также считают, что заигрывания Чархи с Советским Союзом принесли

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

Хусайн пошел из Ханабада в Мазари Шариф. При нем был тысячный отряд эмигрантов во главе с Ибрагимбеком. По дороге они узнали, что в Мазаре идет бой между туркменами Ишана Халифы и узбеками Мирзы Касыма против афганцев и хазарейцев – сторонников Амануллы. К прибытию Саида Хусайна афганцы и хазарейцы были разбиты.197 Принимали ли отряды эмигрантов участие в боях на стороне нового эмира? Ибрагимбек, Алимардан, Каюм Парвоначи и остальные эмигранты, допрошенные в ташкентской ЧК летом и осенью 1931 г. упоминали о боях с хазарейцами отряда Гуляма Наби. В августе 1929 г. хазарейцы напали на отряд сакоистов из кухистанцев, туркмен и арабов. По свидетельству Файз Мухаммада (который сам являлся хазарейцем и противником сакоистов), хазарейцы … «… многих туркмен убили и ранили, а отряд Сайид Хусейна блокировали в крепости, расположенной в Дехдади. Остальные спаслись бегством в родные степи и пустыни».198 Саид Хусейн поручил эмигрантам занять крепость Дехдади и быть готовым отразить новое нападение хазарейцев. Когда воины Гулям Наби (вождь хазарейцев, не путать с Гулям Набиханом) напали на крепость, они были разгромлены эмигрантами. Хазарейцев гнали восемь часов без передышки до Буйнакара (Буйнасара).199 Дело дошло до того, что хазарейцы взмолились и просили Саид Хусайна отозвать Ибрагимбека обратно в Дехдади. Борьба против про-амануллистских хазарейцев в ДехдадиБуйникара, без сомнения была наиболее яркой страницей военных успехов эмигрантов в Афганистане. Затем обстановка вновь нормализовалась и Саид Хусайн предложил Ибрагимбеку следовать с ним в Кабул, чтобы защитить его от пуштунов. Ибрагимбек и на этот раз не торопился с оказанием помощи сакоистам. Он отправился к старейшинам и ознакомил их с предложением Саид Хусайна. Он напомнил им, что в случае его отъезда, эмигрантские кишлаки останутся без охраны и хазарейцы постараются отомстить узбекам за поражение в Дехдади и Буйнакара. В конце-концов, Ибрагимбек не послушался сакоистов. Со своими людьми он поселился в Таликане, близ Алиабада, а Саид Хусайн отбыл в Кабул один .

Таким образом, считать Ибрагимбека последовательным сторонником сакоистов было бы неверно. Этот вольный лакаец не был надежным партнером политиков, какие бы цели те не преследовали. По сути, ему были чужды идеалы (если были таковые) сакоистов в Афганистане, также как и ранее джадидов в Бухаре. Его интересовали в первую очередь благополучие и безопасность своих земляков-эмигрантов, проживавших в Алиабаде, Таликане, Ак-тюбе и других населенных пунктах .

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

Воевали ли эмигранты против отряда Примакова-Чархи под Мазари Шарифом? Судя по их ответам следователям ЧК, то нет, не воевали, а отсиживались в своих кишлаках. Так ли это на самом деле? Или заключенные боялись признаваться, чтобы не навести на себя дополнительный гнев Советской власти? Сегодня на этот вопрос вряд ли кто-нибудь может дать точный ответ. Если доводить историю с помощью сакоистам и борьбы против Примакова-Гулям Набихана до конца, то следует признать, что выступив в поддержку сакоистов, эмигранты защищали Афганистан страну, давшую им приют. Помимо защиты крепости Дехдади и борьбы против хазарейцев, отряды Саид Хусайна, поддержанные эмигрантами охраняли границу и отбили атаку красного отряда готового придти на помощь отряду Примакова 6 мая. По данным командующего САВО Дыбенко на март 1929 г., «..вся афганская граница от Бешкапа до устья р .

Вахш охраняется исключительно басмачами и бухарской эмиграцией».200 Что же двигало Сталиным, организовавшим «поход на Кабул»? Стоило ли жертвовать жизнями красноармейцев и престижем СССР ради восстановления монархического режима Амануллы, рухнувшего под натиском народного восстания? Не была ли экспедиция Примакова и последовавшая через год еще одна подобная, лишь прикрытием других, далеко идущих планов советского руководства в отношении Афганистана?

В самом деле, реалистично настроенные руководители, сосредоточенные главным образом в Народном Комиссариате Иностранных дел, рассматривали свержение Амануллы как удар по Советским планам и триумф Англии. Они выступали за восстановление хоть и монархического, но дружественного СССР режима. Они видели, что Аманулла пользуется поддержкой пуштунского юга и обладает столь близким сердцу пролетария антибританским, антиимпериалистическим потенциалом. В то время как Бачаи Сако, рассуждали они, будучи северянином, рано или поздно обратит свои агрессивные устремления против близкой ему Советской Средней Азии. При таком раскладе советские симпатии склонялись больше к коронованному пуштуну Аманулле, чем «пролетарскому» таджику Хабибулле .

В то же время, в советской политике в отношении Афганистана всегда находилось место для коминтерновской идеологии. Некоторые советские руководители (в первую очередь сотрудники ГПУ) полагали, что они на пороге столь желанной «народной» революции. Братья Чархи – Гулям Сиддик и Гулям Наби были в Москве почти 2 месяца. Все это время они убеждали советское руководство в том, что афганцы стонут от тирании и ждут возвращения Амануллы. Начальники ГПУ, конечно же, не думали о восстановлении монархии. Они полагали, что отряд Примакова-Набихана обрастет на афганской территории народными повстанцами и приведет к

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

образованию марионеточной республики с дальнейшим присоединением ее к СССР. В этом свете совершенно неслучайно выглядит образование Таджикской ССР именно в 1929 г. Получилось так, что бедняк-таджик стал эмиром в ближайшем зарубежье вновь образованной союзной республики. Не зря придание статуса союзной республики Таджикистану в разгар гражданской войны в Афганистане рассматривалось англичанами и афганцами как вызов.201 Оно содержало явный намек на угнетение таджиков и узбеков в Афганистане и расценивалось как лозунг: «делай как я» .

Но можно ли допустить, что командование Красной Армии, затратившее огромные человеческие, военные и финансовые ресурсы для ликвидации басмачества все еще находилось под действием наивного и опасного коминтерновского романтизма, предполагавшего, что достаточно развязать «революционную» войну как «угнетенные народы Востока» с благодарностью бросятся на шею освободителям?

Как бы то ни было, в конце-концов СССР решил поддержать Амануллу.202 Агабеков, который находился в гуще афганских событий, считал, что:

«Наркоминдел в вопросах афганской политики не имел никакой твердой линии и следовал в хвосте событий. Сталин со своей обычной «прямотой» решил разрубить узел внутренних афганских отношений ударом красноармейского кулака. Этим он окончательно скомпрометировал русское имя в Афганистане и социалистическую идею в СССР, красноречиво подтвердив обвинения СССР в красном империализме».203 Думается, все указанные выше мотивы имеют право на существование. Их невозможно не учитывать, но в то же время нельзя с уверенностью подтвердить, что какой-то один из них был главным. С уверенностью можно сказать только то, что Советское командование было настроено против эмигрантов, поддержавших Хабибуллу и совершавших вылазки на советскую территорию. Очевидно также, что СССР решил воспользоваться ситуацией и «наказать» эмигрантов, проживавших вблизи границы. И, наконец, красным командирам не терпелось испробовать новую технику, вооружение (включая ипритовые снаряды) и тактические приемы ведения войны на «индийском фронте». В частности СССР стремилFletcher, Arnold, Afghanistan. Highway of Conquest, Westport, Connecticut: Greenwood Press Publishers, 1965, 210 .

Позже, этот шаг будет волновать умы таджикских (в том числе афганских) авторов – сторонников идеи «Великого Хорасана», то есть объединения таджиков Афганистана, Таджикистана и Узбекистана. Они считают, что «русские империалисты выступили против Бачаи Сако потому, что противились тому, чтобы таджики правили Афганистаном, потому что они не хотели объединения и усиления таджиков. Они не хотели, и сейчас не хотят, объединения таджиков Мовароуннахра (для них: северного Хорасана) и Афганистана (малого

Хорасана)». Саиди Саъди Мухтасари таърихи сиесии точикони Афгонистон. Душанбе:

Оли Сомон. С. 52 .

Агабеков Г. Указ. соч. С.182 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

ся внедрить свою авиацию в Афганистане – «важном с точки зрения штаба Красной Армии, плацдарме для наступления на Индию».204 Боевую закалку в отряде Примакова прошли будущие командиры, прославившие Красную Армию в годы Великой Отечественной войны – Иван Ефимович Петров, Иван Васильевич Панфилов, Вячеслав Дмитриевич Цветаев и др. Опыт афганских экспедиций 1929 и 1932 гг. (о последней речь пойдет ниже) будет использован «Алтайской добровольческой армией», вторгшейся в Синьцзянь в начале 1934 г. для подавления мусульманского восстания (см. предыдущую главу). Это не были отдельные, не связанные между собой эпизоды, и тем более не досадные «ошибки», а тенденция, проявление целенаправленной политики. Все это время накапливался опыт, готовились кадры, совершенствовалось вооружение для последующих вторжений в приграничные СССР страны .

В целом, Советский Союз в период правления Бачаи Сако помогал свергнутому Аманулле и его сторонникам дальше в большей степени, чем последние просили. Экспедиция Примакова-Гулям Набихана была именно тем самым ненужным элементом. Не нужным как Аманулле, так как выставляла его инициатором иностранной интервенции, так и самому СССР, потому что инцидент был чреват вовлечением Советской стороны в афганскую гражданскую войну. Англичане, разумеется, были встревожены этим советским вторжением. Как указывалось выше, Англия воздержалась от официального заявления о немедленном прекращении вмешательства (hands-off warning), под предлогом того, что она не была готова ответить адекватным образом в случае отказа СССР от вмешательства в афганские дела. 205 Стояло ли за этим действительное замешательство формального характера? Вернее было бы предположить, что англичане, вырази они такой протест, предстали бы перед всем миром как противники Амануллы и соответственно, сторонники Бачаи Сако. Тем самым они ограничили бы возможности для маневра в этой сложной для всех – и СССР и Англии - ситуации. Они в конце-концов, предпочли «не заметить»

вылазку советского отряда, но взяли ситуацию под свой исключительный контроль после отступления советского отряда .

Антисоветские действия эмигрантов во время правления «сына водоноса»

Можно со всей уверенностью утверждать, что антисоветская деятельность Алим Хана (выпуск книги воспоминаний, публикации Меморандума в европейской прессе и пр.), действия вооруженных отрядов среднеазиатских эмигрантов, их вылазки на советскую территорию и другие враждебные СССР акции, имевшие место в 1929 г. были напрямую связа

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

ны с падением афганского просоветского режима и реакцией сакоистов на поддержку Амануллы Советским Союзом .

Как указывалось выше, для Алим Хана восшествие Бачаи Сако означало триумф «истинной веры» и возобновление борьбы за освобождение Бухары и Туркестана от большевизма. В мае 1929 г. он выпустил воззвание к народам Средней Азии с призывом объявить священную борьбу неверным. Это письмо было опубликовано в белоэмигрантской газете “Руль” (Берлин) .

“Джунайд хан, хивинский богатырь, храбрый воин туркменов признал мое руководство и объединил свои силы с моими, которыми руководит славный узбек - князь Ибрагимбек” .

Далее Алим Хан уже мог не стесняться высказывать открыто свое отношение к свергнутому правителю Афганистана:

“... Афганский эмир Аманулла изменил обычаям предков и стал другом нашим поработителям... Я заключил союз с новым эмиром Хабибуллой. Мы верим, что вместе с нами поднимется против Советской власти и русский народ”.206 В том же, 1929 г., в Париже вышли воспоминания Алим Хана “Голос угнетенной Бухары” на французском и фарси языках. Ее выход следует воспринимать, на наш взгляд, именно в контексте активизации эмигрантских антисоветских сил, произошедшей под влиянием гражданской войны в Афганистане .

Вполне можно допустить и то, что Хабибулла-Бачаи Сако, по крайней мере морально, поощрял диверсионные вылазки басмаческой эмиграции против СССР. Практически одновременно с началом экспедиции Примакова – Набихана, которая началась 15 апреля, 12 апреля того же 1929 г. один из эмигрантских главарей - Фузайл Максум с 5-6 своими людьми, в числе которых был один русский (принявший ислам оренбургский казак Пименов), проник в Советский Дарваз. Заняв 13 апреля Калаи-Хумб, Фузайл в первую очередь подверг разграблению кооператив и имущество советских учреждений. Он заявил, что намерен свергнуть Советскую власть в Каратегине и Дарвазе и установить свою собственную, то есть стать беком Каратегина. Для этого он собирался, с помощью своих земляков, занять Гарм. Фузайл распространял слухи о том, что вскоре из Афганистана вслед за ним прибудут новые отряды. Ему удалось собрать отряд из 60 бойцов вооруженных винтовками. Кроме того, муллы набрали примерно 250 горцев, вооруженных палками. Затем фузайловцы совершили кровавый рейд вглубь Таджикистана. В Тавильдаре, Калаи-Лабиобе, Джиргитале, Хоите, Нимиче и других населенных пунктах от рук басмачей погибло 29 активистов и сторонников Советской власти, включая трех молодых таджичек и учителя Каримджона Хусейнзаде. По приближении банды, Каримджон, 28

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

летний учитель, посланный в Каратегин из Канибадама работать заведующим отделом народного образования, с тревогой писал в Гарм, что никому кроме своих учителей он не доверяет, и просил вооруженную помощь. При наступлении банды он скрылся в горах, но был выдан кем-то из населения .

С 21 апреля он содержался под стражей, а 27 апреля казнен. По свидетельству пленных, Каримджон Хусейнзаде «держался очень стойко, и смерть принял смело».207 В Хоите три девушки, которые сбросили паранджи и собирались отбыть в Гарм на учебу: Муаллимбиби Касымова, Олиябиби Гадоева и Сайрам Абдуллаева были повешены муллами. Перед смертью они также держались достойно.208 Небольшой советский состав советских работников в Гарме, оказавшись фактически один на один с басмачами, готовился сдать город. На что, от командующего САВО Павла Дыбенко209 последовал ответ, «что если они покинут Гарм и эвакуируют его, я объявляю их дезертирами и расправлюсь как с бандитами» .

«Ибо, товарищи, недостаточно сидеть в кабинетах писать циркуляры и прочие канцелярские постановления, но нужно научиться защищать Советскую власть. Достаточно уже думать о том, что все время Узбекистан или Таджикистан будут защищать смоленские мужичкикрасноармейцы. Мне кажется за 12 лет пора научиться и самим защищаться и защищать Советскую власть», говорил он на Втором съезде Советов Таджикской АССР, проходившим в 20-х числах апреля, как раз в то время когда фузайловцы пробирались к Гарму.210 Однако критика командира во многом оказалась несправедливой. Отряд из 18 человек во главе с советским служащим - заведующим агентством Госбанка в Гарме Ф. Ф. Гутовским - беспартийным, бывшим белым офицером из Семипалатинска211 - геройски сдерживал наступление более многочисленного басмаческого отряда. Все 18 добровольцев, включая их командира Гутовского, учителей и советских работников погибли в бою у кишлака Нимич 21 апреля. Второй отряд под командованием Ф. А. Мокрицкого из 9 человек встретил басмачей у Гарма 22 апреля .

Оба отряда (Гутовского и Мокрицкого) были интернациональными. Они состояли из учителей и советских служащих – таджиков, русских, персов, татаров, грузин. Басмачи на советской территории развязали настоящий

–  –  –

Дыбенко Павел Ефимович (1889-1938), советский военный деятель. Большевик с 1912 г .

Активно участвовал в подготовке Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде. С 26 октября (8 ноября) 1917 по март 1918 в составе СНК - член коллегии Наркомата по военным и морским делам, затем нарком по морским делам. В 1928-38 гг. командующий войсками Среднеазиатского, Приволжского и Ленинградского военных округов. Репрессирован в 1938 г. Реабилитирован посмертно .

АКПТ, ф. 1, оп.1, д. 1192, л.32 .

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

террор. Население Гарма, хоть и не поддержало в массовом порядке Фузайл Максума, но и не торопилось выступить против него. Оно предпочло покинуть город .

Командующий САВО – бывший матрос Балтийского флота Дыбенко взял инициативу борьбы с Фузайлом в свои руки. По его команде, 23 апреля в Гарм из Душанбе на пяти Юнкерсах был переправлен небольшой красный отряд во главе с комбригом Т. Т. Шапкиным и комиссаром А. Т .

Фединым. С ними было около десятка бойцов с 4 пулеметами и достаточным количеством боеприпасов. Это была первая в истории Красной Армии воздушно- десантная операция.212 Она состоялась ровно два месяца после завершения другой уникальной воздушной операции – первой в мире эвакуации иностранной миссии из охваченной войной страны. Тогда англичанами за два месяца было совершено 82 рейса и эвакуировано из Афганистана 586 человек. Результаты военного десанта в Гарм были также впечатляющими. За день самолеты совершили 17 рейсов, покрывая пространство между Душанбе и Гармом в 55 минут вместо 4-х дней езды верхом на лошадях. 213 В результате смелой атаки красного десанта, в течение часа отряд басмачей Фузайла был обращен в бегство. В тот же день Шапкин и Федин выясняли причины случившегося и обнаружили, что сами местные власти – исполкомы зачастую шли на сотрудничество с Фузайлом. На следующий день в Гарм прибыл П. Дыбенко, и к 1 мая операция была завершена. В целом, за время своего вторжения, Фузайл совершил 200 километровый рейд и увеличил свой отряд с 6 до 500 джигитов. Более сотни, а если быть точнее 107 человек, было немедленно арестовано и предано суду за сотрудничество с Фузайлом. Из них 41 были приговорены к расстрелу, 46 – к различным срокам лишения свободы, оправдано 19, приговорено условно -1.214 Говоря о боевых потерях басмачей, назывались цифры от 6 до 60 человек убитыми. Позже правительство Таджикистана во главе с Шириншо Шотемором также тщательно проанализирует ситуацию. Главной причиной случившегося оно назовет слабую советизацию района и ошибки, допущенные Советской властью, такие как насильственное переселение горцев, извращения в области религии, «раскрепощение женщин» и пр. Важным следствием этой операции по ликвидации Фузайла было закрытие границы в связи с возможным переходом границы силами Ибрагимбека.215 Необходимо напомнить, что победоносная десантная операция в Гарме совпала по времени с действиями отряда Примакова-Чархи в афганском Мазари Шарифе, которая, в отличие от гармской была покрыта завеАКРТ, ф.1.оп.1, д. 1192, л. 37 .

Василевский. Фазы басмаческого движения//Новый Восток, Научная Ассоциация востокове

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

сой секретности. На случай возможного просачивания информации, были подготовлены «Тезисы по агитации в Гармском вилаяте» выпущенные партийным бюро этой таджикской области 27 апреля 1929 г. – сразу после разгрома вылазки Фузайл Максума. В них, в частности говорилось .

« Необходимо разъяснить дехканству путем выступления на митингах, на базарах и т. д. следующее:

В Афганистане Аманулла взял Мазари Шариф, Ханабад (кто на самом деле взял эти города мы уже знаем-К.А.) и возвращается в Кабул .

Наши басмачи-эмигранты, пользуясь гостеприимством Амануллы, сделались его врагами. Теперь они испугались его (Амануллы) наступления и мести за предательство и побежали. Файзулла (Фузайл) один из них. Ему некуда деться, вот он и пришел в Таджикистан».216 Разбитый в Гарме Ф. Максум отступил в свой родной Калаи-Лабиоб, затем в Тавильдару. Третьего мая в районе Калаи-Хумба он вернулся обратно в Афганский Бадахшан с 9 своими сторонниками. Оттуда он ушел в Мазари Шариф к Саиду Хусайну, военному министру правительства Бачаи

Сако. Немногим позже Фузайл Максум вернулся с Саид Хусайном в Кабул.217 Свои впечатления о рейде Максум выразил следующим образом:

“Хотел дело сделать, но каратегинцы пошли против меня, и я вынужден был уйти”.218 Несмотря на то, что группе Фузайла за короткий срок удалось пройти от приграничного Калаи-Хумба через перевал до крупного центра центрального Таджикистана, каким являлся Гарм, его постигла неудача. Она не была вызвана плохой организацией или наличием соперничества между курбашами, как в случае с Энвером. Фузайлу не противостояли многочисленные красные полки как в 1922 г. Несмотря на недовольство Дыбенко и Шапкина, для красных командиров не осталось незамеченным, что население в целом не поддержало басмачей. Это и явилось главным фактором поражения фузайловцев. Сам Шапкин говорил о перемене настроения населения и его нежелании возобновлять войну и поддерживать курбаши следующим образом:

«дехканство, конечно за баями и муллами не пойдет, но поскольку оно не видит Советской власти, оно не знает за кем идти».219 Историю с Фузайлом можно считать фактом истории гражданской войны в Таджикистане, имея ввиду, что основными противоположными силами в ней были не пришельцы-русские и мусульмане как в 1921-1922 гг., а сами народные массы – таджики, занявшие противоположные позиции. Достаточно упомянуть, что изъятие оружия у сторонников Фузайла в мае 1929 г. проводилось не военными частями, не подразделениями ГПУ, а специальАКПТ, ф. 1, оп.1, д.1225, л.13 .

<

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

ной правительственной комиссией таджикского правительства числом 120человек, в которую помимо членов правительства и милиционеров входили «красные муллы», местные сторонники Советской власти (в частности, рабочие-отходники). Последние особо не церемонились, и зачастую выбивали сведения из сторонников Фузайла при помощи плетки и палки .

Одновременно с Фузайлом, другой курбаши – ферганец Куршермат вторгся в советский Ванч 14 апреля. Ему повезло еще меньше чем Фузайлу. Покружив пару дней по горам и не получив поддержки таджиковгорцев, Куршермат удалился обратно в Афганистан. Более того, примерно в это время его брат Нурмат был схвачен Ибрагимбеком и находился почти месяц в заложниках у локайца. Это обстоятельство позднее зачтется Надир Шахом как свидетельство того, что братья Шермат и Нурмат пострадали от врага Афганистана – Ибрагимбека.220 Были ли какие-либо договоренности между Бачаи Сако, Фузайлом и Куршерматом? Следует согласиться с таджикским афганистом Назаровым Х., который отрицает такую вероятность. Он считает, что новое правительство Афганистана было занято борьбой против Амануллы, Надира и Гулям Наби Хана и «вряд ли было в состоянии еще помышлять о какихто агрессивных акциях против своих соседей».221 Вероятнее всего, басмачи просто воспользовались слабостью центрального правительства, осуществлявшего контроль за эмигрантами. Правительство Бачаи Сако стремилось добиться международного признания, в частности нормализации отношений с СССР и потому, никак не было заинтересовано в поддержке враждебных вылазок на советскую территорию .

Во время правления Бачаи Сако проявил активность и лидер туркменов-иомудов Джунайд Хан. Еще в июне 1928 г. он, сломив сопротивление иранских пограничников, благополучно пересек советско-иранскую границу. В Иране он заявил, что не намерен оставаться там, а имеет целью попасть в Афганистан. Избегая столкновений с иранскими и афганскими войсками, Джунайд перешел в Афганистан, в провинцию Герат. Вскоре Джунайд выступил в поддержку Бачаи Сако, о чем сообщил письмом Алим Хану.222 Джунайд Хан, также как узбек Мирза Касым был в числе активных сторонников Бачаи Сако, воевавших против красноармейцев в Мазари Шарифе в 1929 г .

В советской печати того времени (апрель-май 1929 г.) встречается немало упоминаний о басмаческих рейдах на советскую территорию. Имеющиеся источники подтверждают эти сведения только отчасти. Масштабы такого рода действий эмиграции явно преувеличены советской стороной, пытавшейся косвенно оправдать свое вторжение в Афганистан, а также взять реванш за поражение Амануллы и экспедиции Примакова. И надо Andican, Ahat. Op.cit., 188 .

Назаров Х. Указ. соч. С. 169 .

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

признать, что советская сторона, проиграв военную экспедицию, выиграла войну информационную. В этом свете, антисоветские манифесты Алим Хана, публиковавшиеся в западных и эмигрантских газетах, сыграли на руку Советской стороны. Не исключено, что они были организованы самими советскими агентами, в которых не было недостатка в эмигрантских кругах Берлина, Парижа и Риги. На эту мысль наводит факт оперативной перепечатки этих материалов советскими газетами.223 Советская печать помимо сводок о рейдах мелких отрядов басмачей помещала перепечатки западной и индийской прессы об участии англичан в афганской смуте, о вездесущем полковнике Лоуренсе, якобы сотрудничавшим с самим Ибрагимбеком и пр .

Кроме того, в мае 1929 г., московские «Известия» опубликовали сенсационное открытое письмо сына Алим Хана - Шахмурада. Шахмурад был старшим из трех сыновей экс-эмира, оставшихся в Бухаре и вывезенных в Москву в 1923 г. В 1929 г. Шахмурад как раз собирался поступать в военную академию после завершения обучения на рабфаке. Вполне вероятно, написание письма и отречение от отца было важным условием его дальнейшей карьеры, а может и сохранения самой жизни. Письмо было составлено в духе непримиримой классовой борьбы и ненависти к эмиру.

Оно содержало обвинения в преступлениях против Советской власти, включая организацию басмачества, и заключалось словами:

«Вот мои последние слова тебе, прощаемся с тобой навсегда. Если судьбой нам доведется встретиться, то мы встретимся врагами .

Твой бывший сын Шахмурад.»

Вряд ли это письмо было написано самим Шахмурадом, но оно помогло сыну эмира поступить, а затем закончить военно-инженерную Академию имени В. В. Куйбышева. Таким образом, эта, и другие публикации были частью пропагандистской кампании, предпринятой большевиками для прикрытия этого и последующих советских вторжений в Афганистан.224 В связи с активизацией антисоветских эмигрантских кругов в 1929 г., возникает вполне резонный вопрос: были ли у Ибрагимбека планы воспользоваться анархией в Афганистане и, подобно Ф.

Максуму, вторгнуться в СССР? Сам Ибрагимбек позже, на следствии признавался советскому следователю:

“Во время Хабибуллы у меня было большое желание воевать с вами.”225 Действительно, если верить Ибрагимбеку, такой план перехода в СССР для борьбы против советской власти существовал. Тем более, появление советского отряда Примакова-Чархи в марте 1929 г. создало прецедент и могло служить оправданием для ответного хода со стороны АфFraser, Glenda, “Basmachi-II”, Сentral Asian Survey, Vol 6, no.2, 1987, 21 .

Год спустя Красная Армия проведет аналогичную операцию на афганской территории, о

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

ганистана. Инициатором его был Алим Хан, который был убежден, что Лига Наций на его стороне и что все иностранные государства окажут ему помощь для воцарения бухарском престоле. Когда Ибрагимбек весной 1929 г. отправлялся на север, у него было 30 экземпляров воззвания, в которых за подписью Алим Хана сообщалось, что «эмир Бухары посылает Ибрагимбека для борьбы против Советской власти, населению предлагает оказывать Ибрагимбеку широкую поддержку и что сам Алим Хан с большим войском прибудет вслед и возьмет власть в свои руки».226 Что же помешало Ибрагимбеку сделать это? Ведь для этого случая муллами был написан текст листовки “К верующим всего мира, народам Туркестана, Татарстана, Казахстана, Киргизии, Туркмении, Узбекистана и Таджикистана». Думаем, ответ ясен. Ибрагимбек мало походил на харизматического религиозного лидера или милитариста. Он был племенным лидером, привязанным к определенной территории и народу с его традиционной культурой и кочевым, свободным образом жизни. Он не столько служил эмиру Бухары, сколько защищал свои дома, селения имущество и семьи мирных эмигрантов. Ибрагим не мог оставить их на произвол судьбы в чужой неспокойной стране, а сам отправиться защищать чьи-то интересы. Судьба Бачаи Сако и будущее Афганистана и даже Алим Хана интересовали узбеков меньше чем защита собственных общин. Лакайцы, как и пуштуны, были кочевниками и жили племенами. Они в меньшей мере были подвержены воздействию исламистской пропаганды, национализма и патриотизма. Они с недоверием относились к любым политикам. В этом главная причина непоследовательности эмигрантов в поддержке Алим Хана и Бачаи Сако. Что касается антисоветских листовок, в обилии фигурирующих в материалах следственного дела, то можно предположить, что они или были навязаны ему эмиристами или большевисткими провокаторами, пробравшимися в стан басмачей .

Конец правления Бачаи Сако и восшествие Надир Шаха

Наступила осень 1929 года. Ибрагимбек вспоминал:

“Положение в Катаганской провинции запуталось до невозможности .

В чьих руках была провинция - понять трудно, хотя формально она управлялась Бачаи Сако. Начались беспорядки, один кишлак шел на другой, сводя старые счеты”.227 Ослабление центральной власти оказало на Афганистан разрушительное действие. Кольцо абсолютизма, удерживавшее различные племенные, конфессиональные и этно-территориальные группы в едином пространстве, вдруг ослабло. Это привело к раздорам, всеобщей анархии, поставившим Афганистан на грань национальной катастрофы. Поддержка, оказанная

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

северянами (в том числе эмигрантами) новому режиму вызвала недовольство и возбудила национальные чувства на юге Афганистана. В то же время нельзя сказать, что северяне выступили единым фронтом в защиту Хабибуллы. В частности, хазарейцы выступили в защиту Амануллы и Гуляма Наби. Бачаи Сако, в свою очередь стремился перетянуть их на свою сторону. Он указывал на языковое единство таджиков и хазарейцев, аппелировал к их национальным и классовым чувствам, говоря:

«хазарейцы, которые длительное время находились под гнетом правительства пуштунов и были лишены своих законных прав, должны объединиться с таджиками во имя общих интересов, чтобы вновь не стать рабами пуштунов, которые постоянно издевались и угнетали хазарейцев».228 Однако старания Бачаи Сако разбудить национальные чувства непуштунских групп сводились на нет его политикой продвижения на руководящие посты своих непосредственных земляков из Кухдомана. Неудачными были и внешнеполитические действия Бачаи Сако. Несмотря на все усилия привлечь к себе внимание, сакоисты не получили международного признания .

В этой ситуации клан Муджаддеди, который в свое время привел Бачаи Сако к власти, обеспокоенный начавшейся анархией перешел на сторону Мусохибан. Члены этой семьи, а именно Надир Хан, а также его братья Хашим Хан, Шахвали Хан и Шахмахмуд Хан при поддержке южных и восточных племен начали наступление на Кабул. Англичане, несмотря на заявленный нейтралитет, фактически закрыли глаза на то, что братья Мусохибан для своих целей мобилизовывали племена приграничной индийской полосы. Затем наступает охлаждение и ссора между Бачаи Сако и могущественными хазратами из рода Муджаддеди. В июне Шер Ака собирает джиргу и объявляет Бачаи Сако неверным. Это означало, что нападение на эмира отныне не только позволительно, но и желательно. 13 октября Бачаи Сако и его сторонники, атакованные армией братьев Шахмахмуда и Шахвали, бежали из афганской столицы. 15 октября Надир Хан вступил в Кабул на белом коне и вскоре «согласился» с требованием племен стать королем – Надир Шахом. Это было ударом для Амануллы и его сторонников, веривших заявлениям Надира о том, что он не преследует цели занятия афганского престола. Пуштунская монархия была восстановлена, и в стране воцарилась новая династия семьи Мусохибан .

20 октября Бачаи Сако сдался в обмен на гарантии сохранения жизни. Но это не спасло его. Надир Шах никак не мог простить простолюдину то, что он осмелился претендовать на трон. Второго ноября 1929 г. Хабибулла - сын водоноса, единственный не-пуштун (таджик) бывший эмиром

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

Афганистана, был повешен на кабульском аэродроме.229 Казнь произошла в присутствии пуштунов - вазиров, масудов, мангалов, дауров и джадранов. Тела казненных - Хабибуллы, Хамидуллы (брата Хабибуллы), Шер Джана (министра юстиции) и еще 14 сакоистов три дня висели на столбах .

Вскоре появились вездесущие фотографы, и по прошествии скорого времени в Пешаваре шла бойкая торговля снимками убитого Бачаи Сако, стоимостью 5 пенни каждый.230 Придя к власти, Надир Шах сделал все возможное, чтобы избавиться не только от Бачаи Сако, но и от Амануллы и его сторонников. Среди них оказался и Мухаммад Вали Хан Бадахшани – таджик, сподвижник Амануллы, встречавшийся с Лениным в 1919 г. В тяжелом положении оказался Аманулла. Он не скопил больших сбережений, а Англия, которая обычно брала на себя заботу об афганских коронованных изгнанниках, не собиралась помогать ему .

«Жаль, что я не был уничтожен как русский царь. Теперь мне остается ничего, кроме как скитаться на чужбине», 231 с горечью признавался Аманулла. До конца своей жизни он таил обиду на Надира, который не только не позволил ему вернуться в Афганистан, но даже не пригласил на коронацию. Если англичане и Надир не признавали Амануллу, то для короля Италии Виктора Эммануэля, Аманулла оставался коронованной особой и «кузеном». Он предоставил убежище изгнаннику .

Аманулла и его жена Сурейа вместе с 6 детьми поселились в Вилла Орацио в Риме. В Италии у них родились еще двое детей, которых они учили не забывать персидский язык. Для Амануллы начались долгие годы забвения .

Думал ли король-изгнанник о превратностях судьбы и схожих переживаниях бывшего эмира Бухары, которого он держал на положении домашнего арестанта в Кабуле? Вероятно да. Ведь наличие в Афганистане двух сотен тысяч беглецов с Советской стороны привело в действие т. н. «эмигрантский фактор”, который привел к углублению противоречий между неокрепшим, дружественным СССР реформаторским режимом Амануллы и консервативным оппозиционным духовенством, относившимся к мухаджирам и басмачеству с симпатией. Как признавался Халили, этот фактор стал одной из причин, приведших в конце-концов к поражению Амануллы.232 Мать Амануллы – всесильная Улия Хазрат, которая так стремилась возвеличить своего коронованного сына и считала Алим Хана одним из своих сыновей, предпочла эмигрировать в Константинополь. Туда же отправился и тесть Амануллы Махмуд Тарзи. Незадачливый «трехдневный эмир» Иноятулла осел в Тегеране, где занимался разведением цветов .

Соколов-Страхов К. И. Гражданская война в Афганистане 1928-1929 г.г. М.: Госиздат,

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

Хазраты Шер Ака и Гуль Ака постепенно теряли свое влияние на нового короля. Что касается братьев Чархи, то они потеряли доверие Надира .

Особое недовольство нового короля вызывал Гулям Набихан, который возглавил поход в поддержку Амануллы с территории СССР. Чархи платил Надиру тем же. До последнего дыхания он оставался горячим сторонником Амануллы, за что и поплатился жизнью. 8 ноября 1932 г. Надир вызвал к себе Гулям Набихана. Произошла резкая перепалка, во время которой Гулям Набихан обвинил Надира в узурпации власти. В ответ Надир дал знак стражникам и направился к выходу. Не успела закрыться за ним дверь, как охрана накинулись на Гулям Набихана и забила его до смерти ружейными прикладами. Цепь насилий начатых Надиром прекратилась ровно через год. Восьмого ноября 1933 г. в годовщину смерти Гулям Набихана Чархи, на церемонии вручения наград лучшим студентам, сын слуги Гуляма Набихана он же приемный сын выхватил пистолет и выпустил три пули в Надир Шаха. Смерть настигла того, кого Аманулла считал узурпатором.233 Месть Надира, или «джанги лакай»

Придя к власти, Надир, этот жестокий правитель мстил не только сторонникам Амануллы, но и северянам, в том числе эмигрантам из Бухары .

Для Надира проблема была не в том, что эмигранты поддерживали сакоистов. Сторонников Бачаи Сако было немало не только на севере, но и на сугубо пуштунских территориях. Менять стороны и заключать союзы со вчерашними противниками в характере различных афганских партий. Проблема заключалась в том, что общая ситуация ослабления афганской власти на севере таила опасность развала страны. Речь шла о восстановлении государственного контроля внутри страны и сохранении целостности Афганистана. В первые годы правления, власть Надира распространялась, и то частично, только на южные и восточные провинции. Герат находился под властью Абдурахима – фактически независимого правителя. Немало беспокойства афганцам доставлял тот факт, что эмигранты фактически контролировали советскую границу и совершали рейды на соседнюю территорию, где проживали родственные им народы. Использование афганской территории для набегов на СССР, плюс слабость афганской власти могли спровоцировать советскую сторону на ответные действия, которые, в свою очередь вполне реально могли привести к отложению северных провинций .

Вскоре после падения правительства Бачаи Сако в ноябре 1929 г., в Ханабад был назначен новый наиб уль-хукума (губернатор) провинции Катаган-Бадахшан – Сафархан. Эмигранты называли его Назир Сафаром. Сафархан был хорошо известен Ибрагимбеку: с 1921 г. он был связStewart, Rhea Talley, Op. cit. 576-578. Аманулла умирает от цирроза печени в 1960 г. Его

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

ным между эмигрантами, в частности Алим Ханом и афганским правительством. Ибрагимбек, узнав о прибытии нового правителя, послал к нему 8 лакайцев с письмом, а чуть позже выступил сам, с отрядом в 300 бойцов. Осторожность оказалась нелишней. Сафархана сопровождал отряд решительно настроенных афганцев (пуштунов). Прибывшая первой лакайская делегация была ими разоружена. Новые афганские власти поставили перед узбеками ультиматум - сдать оружие и вернуть деньги, полученные ими от прежнего правительства. Они также требовали выдать двух приверженцев Бачаи Сако – Мухаммад Хашимхана (командующего войсками провинции во время Бачаи Сако) и Гуляма Кадырхана, гундмышра234 - нашедших убежище в лагере эмигрантов. Беглецы просили Ибрагимбека выступить посредником в их примирении с новым правительством.235 По другой версии, сакоисты Хашимхан и Кадырхан склоняли Ибрагимбека и его лакайцев к совместным действиям против нового правительства. Согласно ей, Гулям Кадырхан, который при Бачаи Сако был биргидом236 в Ханабаде, был арестован Сафарханом. Просидев 3-4 месяца под стражей, Гулям Кадырхан бежал с небольшим отрядом в Алиабад и предложил Ибрагимбеку действовать совместно против афганцев .

Сафархан и его сын и заместитель Анварджан – тот самый, который в 1922 г. лично привел отряд добровольцев к Энверу в Восточную Бухару были настроены решительно против Ибрагимбека. Они даже снарядили отряды для его поимки. Но не так-то просто было поймать обладавшего большим военным опытом партизанской войны лакайского вождя. Незадачливый Анварджан был схвачен джигитами Ибрагимбека.

Держа Анварджана «почетным пленником», Ибрагимбек склонил того к «мирному договору», суть которого сводилась к следующему:

1. Ибрагимбек сдаст оружие только тогда, когда посчитает нужным .

Никакого принуждения здесь не должно быть .

2. В Кабул ли, в Ханабад ли, Ибрагимбек отправится только по собственному желанию, никто не смеет ему приказывать .

3. Без разрешения правителя Ханабада Ибрагимбек обещает не покидать пределы Афганистана .

4. Ибрагимбек не будет возвращать деньги, данные ему ранее Хабибуллой и Саид Хусайном .

5. Враги Надир Хана – враги Ибрагимбека. Его друзья – друзья Ибрагимбека .

6. Кухистанские таджики Мухаммад Хашимхан и Гулям Кадырхан не должны преследоваться Сафарханом.237 Гундмышр – командир полка, полковник (согласно реформе 1919 г.)

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

Другими словами, это был прямой отказ разоружиться и выполнять другие условия, выдвинутые падишахом. Хотя Ибрагимбек поклялся не предпринимать действий, могущих принести вред Афганистану, он оставил за собой право самому принимать важные, с его точки зрения, решения. Подписав этот договор как «Мухаммад Ибрахимбек дивонбеги, тупчибоши, гази» лакайский вождь, одарив Анварджана лошадью и халатом, проводил его с почестями в Ханабад, к отцу. Ибрагимбек утверждал, что договор с Анварджаном был затем подписан Сафарханом и возвращен лакайцам через несколько дней .

Надир, надо полагать, пришел в ярость от несговорчивости бухарца .

Однако он не мог предпринять жесткого наступления на север, в силу того, что не обладал необходимыми военными и материальными ресурсами .

Обычно, кабульские правители делали это только в крайнем случае. Как правило, они предпочитали договариваться с местными авторитетами, главным образом с племенными лидерами, перетягивая их на свои сторону различными посулами и подарками. В этой ситуации Надир Шах продолжал попытки склонить Ибрагимбека на свою сторону. Узбекам были предложены новые земли для заселения, но они были отвергнуты Ибрагимбеком .

Эмигранты не желали покидать приграничные районы, столь близкие по ландшафту их родному Гиссару и Кулябу. Находясь близ границы, они поддерживали связь с родиной и не теряли надежды на возвращение .

Весной 1930 г. Надир назначил воли (правителем) Мазари Шарифа Мухаммад Якубхана. Следуя примеру советской национальной политики, этот опытный политик, бывший министр правительства Амануллы, стал уделять подчеркнуто внимательное отношение к этническим группам (а не к племенам, религиозным и региональным группам) провинции. При этом каждой из них давалась возможность быть представленной в органах власти. (Примечательно, что губернатор Шен Шикай станет проводить схожую политику равноправия национальностей в соседней афганскому Хорасану китайском Синьцзяне тремя годами позже.238 ) Следующим своим решением, признав договор с Анварджаном заслуживающим признания, Якубхан назначил лакайца... своим заместителем, с тем, чтобы тот, как «друг» защищал Надира от кухистанцев, туркменов и прочих «общих врагов». Выдвижение Ибрагимбека было сродни назначениям восточнобухарских вождей «ревкомами» и командирами добровольческих отрядов на советской стороне. Ибрагимбеку были оказаны причитающиеся по поводу назначения почести. Лакайские старики были чрезвычайно польщены.239 Они наверняка посчитали, что не Ибрагимбек один, а все племя удостоено высокой должности. Однако приступить к исполнению обязанностей мешало то, что в Алиабаде в это время находился от

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

ряд из 500 мятежных туркмен и кухистанцев. Они искали помощи и покровительства эмигрантов. Надир и Якубхан приказали Ибрагимбеку как заместителю воли разоружить их. Таким образом, они хотели руками эмигрантов расправиться с сакоистами и туркменами .

Вокруг истории с Ибрагимбеком в афганской среде разгорелись нешуточные споры. В истории Афганистана этот период известен как «джанги лакай», то есть «лакайская война». Сафархан вполне резонно считал назначение беглого бухарского басмача на правительственную должность опрометчивым поступком, могущим как минимум вызвать раздражение СССР, а как максимум привести к образованию «узбекско-таджикского»

государства на самом севере страны. С другой стороны, действия Надира по отношению к Ибрагимбеку не отличались последовательностью и доброжелательностью. Перед тем как позволить Ибрагимбеку приступить к исполнению обязанностей, Надир вдруг захотел поговорить лично с Ибрагимбеком. В Алиабад был послан Мир Фатта (полное имя – Мирфаттох. В других документах он значится как Мир Ката, Мир Паттабек, Пир-Катта.) -сын Усмана Парвоначи, последнего премьер-министра Бухарского эмирата. Читатель наверняка помнит, что этот чиновник был назначен Салим Пашой беком Балджувона в 1923 г. и что его жадность вызвала тогда острое недовольство кулябцев. Вместе с Мир Фаттой прибыл Агзам Ходжа – еще один приближенный Алим Хана из Кала-и Фату .

Они привезли два фирмана, в которых содержался приказ следовать в Кабул.240 Это было против договоренности, достигнутой с Анварджаном, согласно которой Ибрагимбек сам должен быть решать, куда и когда ему ехать. Но с другой стороны, должность заместителя правителя предполагала подчинение начальству. До конца года Надир и Алим Хан несколько раз посылали в Алиабад делегатов с письмами. Ибрагимбек, у которого за долгие годы постоянного напряжения и риска выработалось прекрасная интуиция, догадывался, что разговор с падишахом может закончиться самым плачевным для лакайца образом. Ибрагимбек отправился за советом к Халифе Кызыл Аяку в Шиберган, который подтвердил его подозрения. Как вспоминал Каюм Парвоначи (тесть Ибрагимбека), Ишан Халифа и Ибрагимбек три дня сидели взаперти, о чем-то беседуя наедине. Говорили ли они об объединении своих сил для захвата власти на всем севере? Не было ли у них плана идти дальше, за реку? Или они просто обсуждали возможные варианты выхода из ситуации, а именно стоит ли мириться с Надиром или продолжать конфронтацию?

В конце-концов, следуя совету туркменского вождя, Ибрагимбек решил от поездки в Кабул отказаться, ограничившись нанесением визита своему начальнику – воли Мазари Шарифа Якубхану. Порядок поездки из Шибергана в Мазари Шариф был следующий: сначала выезжает Халифа

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

Кызыл Аяк с сотней видных суфиев, а на следующий день, в зависимости от приема оказанного суфиям, направляется Ибрагимбек со своими курбаши и двухтысячным войском узбеков и туркмен. Марш эмигрантского воинства размером в пехотную дивизию во главе с туркменскими сардарами и лакайским «генералом» мало походил на вступление в должность гражданского лица. Вероятно, эмигранты готовили, как могли, нечто вроде военного переворота или захвата власти в северных провинциях. Понятное дело, афганцы начали догадываться, что эмигранты затеяли неладное и выставили охрану у прибывшей первой делегации суфиев во главе с Халифой Кызыл Аяком. Затем, воли послал письмо Ибрагимбеку с требованием оставить людей и оружие в Балхе, а самому налегке прибыть в Мазари Шариф. К тому времени эмигранты узнали, что Ишан Халифа взят в кольцо, и что хазарейцы настроены против туркмен. После бурных и эмоциональных совещаний было решено, что Ибрагимбек поедет в Мазар, но не один, а с отрядом из 400 вооруженных джигитов .

Первого мая 1930 г. ибрагимовцы подошли к Мазари Шарифу, но в город для встречи с Якубханом войти не решились. Прибытие Ибрагимбека во главе внушительного отряда басмачей до крайней степени встревожило советское консульство в Мазари Шарифе. Ибрагимбек с отрядом остановился на окраине города. Ему, по его словам, не понравилось, что ему (фактически вице-мэру Мазари Шарифа, северной столицы страны) не уделили должного внимания. Прибывшие обнаружили, что город почти пуст и их никто не встречает. Они остановились в частном доме на окраине. Узбеков и туркменов особенно расстроило то, что для них был приготовлен только один котел плова. По всей видимости, что-то спугнуло или насторожило Ибрагимбека, и он не решился пойти на обострение и решил отступить, чтобы выиграть время. На следующий день, после сильного дождя, он повернул и ушел в Сиягирд. Туда вскоре позвонил Якубхан. Состоялся телефонный разговор, в ходе которого Ибрагимбек высказал свою обиду. В ответ, воли повторил свое требование прибыть на службу в Мазари Шариф одному и на экипаже. Ибрагимбеку перспектива именно такой службы не понравилась .

Таким образом, попытка эмигрантов занять Мазари Шариф и навязать Якубхану свои правила игры провалилась. Афганцы были начеку. Они отделили Ишана Халифа от узбеков и начали успешные переговоры с туркменами на предмет их нейтрализации. Ибрагимбеку не оставалось ничего кроме как предложить сопровождавшим его туркменам вернуться в Балх, а самому отправиться к своим лакайцам в Алиабад. Через день после этого от воли к лакайцам пришла новая делегация. В нее входили представители различных этнических групп провинции. Они еще раз заверили эмигрантов в дружелюбном отношении к ним афганской власти и Якубхана, и пригласили Ибрагимбека в Мазар. К предыдущим условиям (сдать кухистанцев и вернуть оружие), делегация добавила предложение PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

всем эмигрантам переселиться из Алиабада и Ак-тюбе в другие места, подальше от границы .

Гипотеза о том, что в 1929-1931 гг. Ибрагимбек был вовлечен в межафганские распри, в ходе которой каждая из партий стремилась использовать силу узбекских отрядов в своих целях, видится нам более вероятной, чем те, в которых утверждается, что эмигранты преследовали какието свои, «наполеоновские» цели (борьба против пуштунов, строительство своего государства и пр.). В 1930 г. различные феодально-клерикальные группы боролись за влияние в северных провинциях. Сторонники крупного узбекского феодала Мирза Касыма (из Мазари Шарифа) и таджики из лагеря сакоистов пытались переманить на свою сторону эмигрантов. Они

– в отличие от эмигрантов – не рисковали, так как оперировали на своей, афганской территории. Эмигранты же были гостями и для них поддержка той или иной стороны была чревата большими осложнениями. Их могли обвинить в причинении вреда стране, предоставившей им убежище. Имеющиеся источники позволяют сделать вывод, что эмигрантов все это время беспокоили в первую очередь собственная безопасность и выживание перед лицом смертельной опасности, исходившей от жаждавшего мести Надира. Ибрагимбек и Ишан Халифа не были искушенными политиками, но в отсутствии чутья им не откажешь. В этом смысле история Ибрагимбека сходна с рассказом о белоказаках Паппенгута, которые были вовлечены помимо своей воли в чужую для них войну в Китае. Интересно, что в легенде мухаджиров, изложенной автору Баширом Баглани, Ибрагимбек также предстает жертвой интриг:

«В тот момент, один местный узбек сказал мухаджирам: вы – таджики и узбеки – рабы афганцев. Давайте, сообща образуем свое государство. Ибрагимбек ответил отказом и Халифа Кызыл Аяк тоже отказался. Местные (афганские) таджики и узбеки при встречах провоцировали Ибрагимбека, говоря: ты – гази, делай, что считаешь нужным, не слушай эмира Хашим Хана:241 «Бинни-и пойзори афгон кач аст».242 В то же время, они жаловались эмиру Надир Хану на Ибрагимбека и утверждали, что последний собирается претендовать на афганский престол. Поэтому эмир потребовал, чтобы мухаджиры сложили оружие.»

Баглани, этот яркий представитель среднеазиатской эмиграции второго поколения, считает Ибрагимбека гордым вождем, хорошим воином, но отсталым, неграмотным человеком и неискушенным политиком. Он оценивает деятельность Ибрагимбека в Афганистане положительно в том смысле, что он объективно защищал тамошние меньшинства от пуштунского шовинизма .

Здесь Баглани оговорился. Эмиром в это время был Надир, которого сменил Захир Шах в

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

Так завершилась попытка примирения с лакайцами и привлечения Ибрагимбека на службу к Надиру в качестве заместителя воли. Ситуация оставалась напряженной, хотя открытой конфронтации удавалось избежать. Ибрагимбек со своим отрядом по-прежнему считался находящимся на афганской службе .

Неожиданно, в конце июня 1930 г. происходит событие, прямых указаний о котором не встречается в доступных советских источниках. В северный Афганистан снова вошли красные войска. Не встречая сопротивления со стороны афганских войск, они совершили карательный рейд по селениям наиболее беспокойных эмигрантов - Алиабаду и Ак-тюбе.243 Это были части кавалерийской бригады САВО под командованием известного в Таджикистане комбрига Якова Мелькумова.244 Они должны были уничтожить гнезда басмачей на афганской территории. По словам участников этой – третьей по счету советской военной интервенции..., “перед переходом границы у поста Айвадж бойцам было произведено разъяснение о вторжении на территорию соседнего государства .

Вторжение объяснялось необходимостью обеспечить социалистическое строительство в СССР и в частности Таджикистана и Узбекистана, необходимостью лишить басмачество экономической базы, истребить басмаческие кадры, причем все это должно явиться нашим подарком ХVI съезду партии”.245 Ибрагимбек сообщил Сафархану о нападении, а сам с отрядом предусмотрительно ушел от прямой встречи с Красной Армией. На следующий день пришел приказ от Сафархана – вступить в бой с красными. Лакайцы обсудили ситуацию на совете. Они видели, что местные власти не препятствуют русским и подозревали, что афганцы намеренно спровоцировали это вторжение, чтобы столкнуть их с Красной Армией. Советские источники подтверждают, что ибрагимбековцы избежали столкновения, но, тем не менее, утверждают, что красноармейцами… «всего уничтожено 839 человек басмачей, эмигрантов, активных пособников. Из главарей убиты глава религиозной секты Пир-Ишан, идейный вдохновитель басмачества, курбаши Ишан Палван, Домулло-Донахан».246 Произведя опустошения в полупустых кишлаках, через день войска вернулись на советскую территорию. По признанию командования отряда были… «... сожжены и разрушены кишлаки Ак-Тепе, полностью уничтожен Алиабад за исключением части кишлака, населенной афганцами, уничДело 123469. С.65 .

Мелькумов был хорошо известен среди басмачей и эмигрантов как Якуб Тура .

Аптекарь П. «Cпециальные операции Красной Армии в Афганистане в 20-е годы» http://

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

тожены все кишлаки и кибитки в долине реки Кундуз-Дарья на протяжении 35 км и населенными конгратами, лакайцами, дурменами и казаками (речь идет об узбекском племени «казак»- К.А.). Взорвано до 17 тыс. патронов, взято до 40 винтовок, сожжен весь эмигрантский хлеб, частично угнан и уничтожен скот... Коренное население тронуто не было. Местное афганское население отнеслось к Красной Армии хорошо, не покинуло ни одной кибитки...» 247 Ибрагимбек также подтверждает, что «русские войска наше становище в Алиабаде и Ак-тюбе разрушили до основания».248 Подобные акции устрашения «контрреволюционных отрядов» и населенных пунктов, расположенных на приграничных СССР территориях предпринимались Советами не в первый, и не в последний раз. Они проводились во время гражданской войны в 1918-1920 гг. в Эстонии и Латвии. В Западном Китае вторжения по предварительному соглашению с китайскими властями против белогвардейцев Бакича и дунган Ма Джунина осуществлялись в 1921 и 1934 гг. На Дальнем Востоке красный отряд вторгся на китайскую территорию и подверг разгрому русский поселок Тенехэ в 1929 г.249 Во всех подобных случаях основными жертвами нападения были мирные жители-эмигранты .

По мнению англичан, с тревогой следившими за происходящим, причиной вторжения было то, что Советы, раздраженные бездействием афганского правительства, и потеряв терпение, решили предпринять эту акцию не столько для того чтобы поймать Ибрагимбека, сколько для того чтобы заставить афганцев предпринять хоть что-нибудь в отношении эмигрантов. В то же время, как отмечают англичане, афганская сторона здесь показала себя абсолютно беспомощной. В этой ситуации Ибрагимбек в глазах афганцев предстал противником короля, который неспособен защитить свою собственную страну.250 Другими словами, эта очередная советская операция вторжения на афганскую территорию, как и все предыдущие, популярности СССР не прибавила. Данные о числе уничтоженных (до тысячи!) «басмачей» выглядят неубедительными и преувеличенными, хотя, по словам Ибрагимбека «в Алиабаде и Ак-тюбе были проведены большие разрушения».251 Видимо, Ибрагимбеку было нелегко чувствовать себя беспомощным и неспособным защитить односельчан от нападения отряда Красной Армии .

Вскоре после ухода красного отряда, в Алиабад от Алим Хана и Надир Шаха прибыл очередной гонец – Агзам Ходжа с приказом прибыть в Кабул. Тон письма был резкий и категоричный. Алим Хан пригрозил, что Там же .

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

если его приказание не будет выполнено, то между ними будет прекращена всякая связь. Ибрагимбек, по его собственным словам ответил следующим образом:

«Семь лет по вашему приказу я воевал против Советской власти своими средствами и силами. Я постоянно получал всякого рода обещания о помощи, но так и не дождался их выполнения. Были поражения, были и победы, но в результате - поражение. Разве я могу ждать от Алим Хана помощи? Нет, в Кабул я не поеду. …Если падишах разрешит мне остаться со своим народом в Афганистане, то я буду вести мирную жизнь и заниматься хозяйством».252 Это было последнее письмо Алим Хана своему лакайскому вассалу .

Отказавшись подчиниться приказу, Ибрагимбек поставил своего патрона

-Алим Хана в трудное положение. Несмотря на то, что бухарский монархизгнанник имел теплые отношения с Бачаи Сако, тем не менее, его нельзя было причислять к принципиальным сторонникам последнего. Все «смутное» время свергнутый бухарский правитель оставался в Кабуле и отличился разве что тем, что остро критиковал политику Амануллы в своих воззваниях и книжке воспоминаний. Его связь с севером осуществлялась эпизодически и большого влияния на принимаемые в общинах эмигрантов решений, он не оказывал. По большому, счету Алим Хан все больше находился в хвосте событий, извлекая выгоду из сложившегося статус-кво .

Так и теперь, после восшествия Надира он решил восстановить доверие афганцев, вернув эмигрантов в подчинение падишаху. Тем более что Надир Шах, в отличие от Амануллы был настроен против СССР и пользовался поддержкой Англии, на помощь которой всегда уповал Алим Хан. В такой ситуации, Алим Хану, если он хотел сохранить расположение двора, не оставалось ничего другого как осудить оппортунистически настроенного Ибрагимбека и встать на сторону Надира .

Отправив гонцов Алим Хана обратно в Кабул, Ибрагимбек и аксакалы решили переселиться из разрушенного и небезопасного Алиабада в Таликан. Переехали лакайцы, казаки и дурмены. В Алиабаде и Ак-тюбе остались конграты и туркмены, которые ждали команды лакайцев, чтобы присоединится к ним в Таликане или другом месте. Подвергшиеся атаке советских войск и не поддержанные афганским правительством, эмигранты были фактически согнаны со своих мест .

В июне 1930 г. Надир Шах назначил на должность «раиси танзимия»

(председателя по поддержанию порядка) провинции Катаган-Бадахшан Ахмад Алихана, который прежде работал в администрации Амануллы.253 Раиси танзимия встречался с Ибрагимбеком близ Ханабада, но ему не удалось растопить лед недоверия. Стороны обменялись предъявлением

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

взаимных претензий и обид и разошлись. Ибрагимбек определенного ответа не дал, обещав ответить позже, письмом. Сахибназар Рахимов, каратегинский таджик, один из редких грамотных людей бывших рядом с Ибрагимбеком в то время, на допросе в ташкентской ЧК сообщал, что через несколько дней Ибрагимбек, посоветовавшись с курбаши и аксакалами ответил Надир Шаху примерно следующим образом:

«Вашему предложению не верю, считаю его неискренним, Если вы хотите действительно меня, с моими людьми оставить у себя, то почему не приняли никаких мер против прихода русских? (Имелось в виду вторжение отряда Мелькумова-К.А.) По-видимому, мое обезоружение связано с выдачей меня Советской власти» .

Далее он отметил, что лучше сам пойдет на советскую территорию и там сдаст как афганское оружие, так и взятое ранее в Таджикистане, чем согласится на этот обман.254 Получив такой резкий ответ, раиси танзимия приказал прекратить отпуск продуктов отрядам Ибрагимбека и повторил свой приказ немедленно сдать оружие. Тогда Ибрагимбек отступил в горы, затем спустился к Аму Дарье, где столкнулся с отрядом афганцев .

Весь июнь-июль 1930 г прошел в мелких стычках с отрядами Сафархана. Тем временем, в июле в Кухдомане вспыхнуло восстание, на подавление которого ушли все ресурсы и без того слабого правительства Надира.255 Примерно тогда же состоялся первый бой между надировцами и эмигрантами в Хазарбаге. Там, афганцы числом 500 человек при двух орудиях устроили засаду. Ибрагимбек с отрядом из 200 джигитов принял бой, в результате которого, афганцы, потеряв 70 человек убитыми, оказались запертыми в крепости. Было взято 100 пленных, 2 пулемета, 100 винтовок.256 Побежденные афганские отряды отступая, грабили селения эмигрантов. После этого столкновения Ибрагимбек собрал своих джигитов и принял меры для отражения возможного нападения афганцев. По сути, это было началом войны. С июля по октябрь 1930 г., когда Надир был занят подавлением кухдоманцев, «лакайская война» охватила весь пограничный район от Меймене до Бадахшана. Весь этот район с его важнейшими коммуникациями (дорогами и переправами) был взят под контроль эмигрантов. Все переходы на советскую территорию также охранялись ими.257 Беками населенных пунктов были назначены курбаши. Небольшие афганские гарнизоны были загнаны эмигрантами в крепости .

Мирное эмигрантское население пыталось избежать войны и укрыться в Мазари Шарифе, но басмачи делали все возможное, чтобы вернуть их .

Дело 123469. С.347. Интересно, что Рахимов не значится в списке приговоренных. Видимо

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

Как племена нуждались в вооруженной защите, так и джигиты нуждались в поддержке населения продовольствием, одеждой. Общины поставляли рекрутов, лечили раненых, давали кров и убежище бойцам. Гражданские лидеры общин - аксакалы, влиятельные племенные вожди и религиозные авторитеты выступали регуляторами как межплеменных отношений, так и связей с афганцами, включая правительство. Они, совместно с курбаши, решали вопросы мира и войны. Как признавался на следствии Ибрагимбек: «такой уж у нас порядок, что миновать население нельзя».258 Старейшины могли всегда вмешаться и остановить кровопролитие. Без связи с народом и поддержки традиционных общинных лидеров, джигиты превращались в бандитов и разбойников, то есть в басмачей в прямом значении этого слова. Племена морально оправдывали сопротивление, придавали ему глубокий смысл, непоколебимость и стойкость. Разрыв с общиной и предательство ее идеалов были чреваты неминуемой дегероизацией, криминализацией и делегитимизацией вооруженной освободительной борьбы. Поэтому, Ибрагимбек и его сторонники придерживали около себя мирное население, которое, порой, в пылу войны пыталось отстраниться от сражений и укрыться в городах .

Близ Мазари Шарифа джигиты Утанбека отняли у афганцев богатый военный арсенал, включая английские винтовки. Тогда, из-за дележа трофейного оружия произошел спор. В ходе его, Ибрагимбек ударил камчой Ашира - брата Утанбека. Взбешенный Утанбек хотел застрелить обидчика, но присутствующие этого не допустили.259 Этот эпизод разграбления имущества страны, в которой мухаджиры были гостями, характерен как пример спонтанного коррумпирования «джихада» и эрозии идеалов общинной самообороны. Разумеется, община не идеальное сообщество, особенно в периоды перехода от традиционализма к современности. Племя, региональная, конфессиональная или этнолингвистическая группа, в которых не было недостатка в регионе, всегда сопротивлялись попыткам включения в более широкие – государственные – рамки. Отгораживаясь от внешнего мира, община была нацелена на защиту исключительно своих членов и признавала приоритет общинных ценностей над всеми остальными. Для племенного отряда, афганское имущество – военный трофей, «ничье» добро. Хотя с позиций афганцев это было форменным грабежом .

Есть и другая причина спонтанной криминализации «джихада». По мере преобладающего развития его военной составляющей, в руководстве происходила важная трансформация. Босые и бедные – идейные - муджахиды, осознав возможность быстрого (личного) обогащения, изменяли идеям джихада и идеалам защиты населения. На смену белобородым вождям и экклезиастам приходили жаждущие крови и неправедной добычи

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

«лорды войны», вооруженные современным оружием. Они начинали действовать за пределами принятых в общинах правил и гражданских законов страны, в которой они находятся. Так, милитаризируясь, муджахид постепенно превращался из героя в бандита и насильника .

К узбекам Ибрагимбека, Утанбека и к другим эмигрантам присоединяются беглецы из кухдоманского лагеря, в частности Хан Мухаммадхан.260 В октябре 1930 г., после подавления кухдоманского восстания, примерно 5 тысяч ополченцев с пулеметами и пушками были посланы из Кабула в Ханабад под командованием Мухаммад Гаусхана.261 Это были не регулярные войска, а вооруженные племена приграничных провинций, многие из которых даже не являлись афганскими гражданами (то есть происходили из зоны путштунских племен на границе Афганистана и Британской Индии). Они нападали на мирных эмигрантов, грабили их семьи .

Из допросов плененных им пуштунов Ибрагимбек выяснил, что.. .

«племена действовали по такой договоренности с Надир Ханом: за убитых и потерянных Надир не компенсирует. Кто останется жив, тот волен распоряжаться имуществом противника, как ему угодно .

Поэтому, так называемые афганские войска грабили беспощадно, забирали все до нитки, насиловали женщин. Никакого организованного снабжения этих отрядов довольствием не было, все было построено на системе грабежа. Именно поэтому я постоянно имел население на своей стороне и успешно бил афганцев.»262 Примерно такую же оценку действиям племен на севере Афганистана осенью 1930 г. дает афганский священник по имени Миешох-и Хайрхох из Имам Саиба в своем письме, адресованном Надир Хану. Интересно, что хотя автор письма не скрывает своей антипатии к Ибрагимбеку (“да будет проклят отец этой свиньи”), тем не менее, подтверждает его оценку афганских племен .

«Народ начал опасаться за свою жизнь, Люди из племен вазир, масуд, джадран занимаются только грабежами и не сделали ни одного выстрела... Они ограбили весь Катаган и половину Бадахшана и овладели тысячами рупий, но никак не могут насытиться. Они заходят в жилища ни о чем не подозревающих людей. Потеряв стыд и совесть, позабыв бога, ходят они по кишлакам, делают все, что им взблагорассудится .

.. Люди ждут своей смерти, люди покидают свои земли» .

В конце письма автор обращается к Надир Хану:

«Да стану я твоей жертвой. Или спроси у племени вазиров и других в последний раз, есть ли от них польза кроме вреда или прикажи, чтобы они не вредили. Неужели не сыты они милостью божьей и щедроPRO: FO 402/13: No. 6 Там же .

<

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

стью падишаха? Пусть постыдятся, и тогда закончатся распри между узбеками и всеми остальными».263 Приведенные цитаты важны для понимания истинных мотивов поведения Ибрагимбека, возглавлявшего отряды эмигрантов. В самом деле, что им двигало? В имеющейся литературе встречаются различные варианты. Утверждается, например, что им двигали личные амбиции, желание, воспользовавшись тяжелым положением страны, отторгнуть от Афганистана (страны, давший ему приют) северные провинции и образовать там “узбекско-таджикское” государство во главе с ним самим. В самом деле, если Бачаи Сако, такой же неграмотный полу-бандит стал эмиром, то почему Ибрагимбеку не по силам сделать нечто похожее? Советские авторы, в том числе один из бывших разведчиков называли Ибрагимбека

- “Бонапарт из Локая”.264 Другие пишут, что Ибрагимбек и другие басмаческие лидеры не были самостоятельными, а лишь слепым орудием в руках самых темных сил (англичан, Алим Хана, афганцев, большевиков и др.) Договариваются даже до того что, мол, никто иной, как советская разведка стимулировала межэтнические трения в Афганском Туркестане, чтобы показать, «кто в Афганистане хозяин» и натравила на лакайцев 4 тысячи туркмен, которые разбили узбеков 7 марта 1931 г., и что расстроенный расколом «движения» Ибрагимбек ушел в СССР. Этот же автор (Бойко) считает, что Алим Хан и Ибрагимбек даже спорили: кому править в новом государстве.265 Ибрагимбек, будучи прекрасным воином, оказался беспомощным в том, что касалось дипломатии и интриг, развернувшихся вокруг него после падения Бачаи Сако. Им пытались манипулировать все, включая Алим Хана, бывших сторонников Бачаи Сако, чиновников новой администрации и, наконец, местных лидеров северных общин, преследовавших сепаратистские цели. Его ответом был крайний оппортунизм, тотальное недоверие и отказ идти на компромиссы. В основе такого поведения была защита племенной автономии и коллективной чести. Одновременно, Ибрагимбек поддерживал связь с советской стороной, рассчитывая на мирный переход в СССР. Разумеется, он имел в виду не капитуляцию, а достижение соглашения и перемирия. Советская сторона шла на переговоры. Она стремилась представить сдачу лакайцев как заключительный этап ликвидации контрреволюционного басмачества, связанного с афганскими реакционерами и британским империализмом .

Итак, осенью 1930 г. «джанги лакай» возобновилась с новой силой .

На этот раз война развернулась между отрядами мухаджиров и их афганНациональный архив Афганистана. Коллекция отдельных документов, No.435 (Из личного архива С. Шохуморова) Валишев А. Чекистские были. Душанбе: Ирфон, 1988. С.274 .

Vladimir Boyko «The Ibrahim Bek Movement in the Context of the Afghan Civil War of 1929http://www.bspu.secna.ru/Faculty/History/orient/eng/research/Ibrahim_Bek.html PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

ских сторонников с пришлыми отрядами проправительственных пуштунских наемников, поддерживавших Надир Шаха. Здесь Ибрагимбеку пригодился опыт боевых действий с регулярными войсками Красной Армии, который он приобрел в Бухаре. Он уклонялся от прямых столкновений с крупными подразделениями и неожиданно контратаковал отдельные отряды. Например, в местечке Хазарбаг состоялся бой, о котором говорилось выше. Тогда отряд в 200 лакайцев стремительно атаковал 500 афганцев с двумя артиллерийскими орудиями и пулеметами. После короткого боя афганцы бежали, оставив много оружия.266 Местные афганские узбеки и таджики (иначе, ирредента) по причине этнической общности находились с эмигрантами в хороших отношениях и, в целом, поддержали мухаджиров в борьбе с афганскими войсками, состоявшими из пуштунов. По словам Ибрагимбека, они послали в поддержку эмигрантам 25 отрядов численностью 2, 5 тысяч человек.267 Им раздавалось оружие, добытое в боях с афганцами. Местное население помогало и в снабжении отрядов .

Наибольшую помощь эмигрантам оказало узбекское племя катаган. Их антипатию к афганцам Ибрагимбек объяснял тем, что “примерно 60 лет назад они были жестоко покорены афганцами”.268 В военные действия вовлекались все новые эмигрантские группы, проживавшие вдоль границы. В Бадахшане сын бывшего правителя Дарваза Гулом Хасан создал отряд с целью объединить афганский и советский Дарваз. В конце марта 1931 г. афганские дарвазцы захватили власть в свои руки. Пятого мая отряд из 58 человек переправился на советскую сторону и, совершив ряд террористических актов в отношении представителей Советской власти, ушел в горы. Состав группы увеличился за счет местного населения до 80 человек. В дальнейшем, этот отряд был разбит силами Красной Армии.269 На участке Ибрагимбека - в Катагане, тем временем продолжались бои лакайцев с превосходящими силами противника. Общее число потерянных в отрядах эмигрантов составляло 70 человек. Потери афганцев, по словам самого Ибрагимбека исчислялись в 2-2,5 тысячи.270 Одновременно, другие вожаки: Куганбек, Мулло Холдор, Мулло Джура Дахан оперировали на рустакском направлении. Они заняли Янги Кала и Джульчу, осадили в крепости рустакский гарнизон, захватили много трофеев, в том числе оружие.271 В селении Банги к Ибрагимбеку присоединились еще 300-400 местных узбеков и таджиков. Объединенный отряд составил 1, 5 тысячи конных всадников. Им противостояли отряды племени мангал .

Дело 123469. С.79 .

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

Афганцы были смяты и бежали. Преследуя их, нападающие ворвались в Ханабад с разных сторон. “Переполох здесь был исключительный”, с удовольствием вспоминал Ибрагимбек.272 Несколько дней отряды эмигрантов держали под страхом нападения Таликан .

Тем временем, басмаческие лидеры - курбаши стали оседать в разных районах в качестве беков. По признанию Алимардана, они отъелись, стали бесчинствовать, отбирать у населения лошадей, продукты. Это стало причиной того, что местные таджики и узбеки стали отходить от Ибрагимбека.273 Тогда узбеки-эмигранты решили заручиться поддержкой туркмен. Утанбек направился в Шиберган для переговоров с Ишан Халифой .

Для афганцев стала очевидной неудача их операции по умиротворению севера силой наемников из приграничных территорий. Надир Шах оказался перед необходимостью организации новой, более масштабной экспедиции. Средств для ее организации у него не было. Помимо севера, у него были проблемы и в перманентно мятежной приграничной зоне пуштунских племен. Поэтому, он вступил в переговоры с англичанами на предмет оказания военной помощи. При этом Надир Хан рисковал, так как афганцы, а также Советская сторона могли выдвинуть против него обвинения в заключении секретного сговора с англичанами. Переговоры начались 16 июня 1930 г. Англичане проявили понимание и оказали услугу Надиру в такой щепетильной ситуации. К 14 октября 1930 г. доставка в Кабул 10 тысяч ружей и 10 000 фунтов была завершена.274 Это был грант английского правительства, часть которого была израсходована на подавление восстания эмигрантов из Средней Азии. Фактически, англичане спасли Надира, так как СССР ни под каким предлогом не стал бы помогать противнику Амануллы. Ведь это был тот самый Надир, противник Амануллы, который поддерживал Энвера Пашу и присылал отряды афганских добровольцев в Восточную Бухару в 1922 г .

Итак, получив помощь от Англии, Надир Хан решил положить конец беспорядкам в северных провинциях, которые не прекращались с момента падения правительства Амануллы. Для этой цели 4 декабря он направил на север своего брата и военного министра Шахмахмуда.275 В феврале 1931 г. «лакайская война» вступила в свою заключительную фазу. Шахмахмуд повел крупные отряды на скопление эмигрантов в Ак-тюбе. К тому времени в этом кишлаке осталось только 200 семейств. Конгратский вождь Ишан Палван (Бахадурзаде) из Кобадиана вспоминал, что к конгратам и лакайцам пришли представители Шахмахмуда и пригласили всех старейшин в Ханабад .

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

В это время Ибрагимбек, по его словам, сильно заболел и послал в бой своего молодого командира Утанбека с конгратами и дурменами, который занял позицию в 2 километрах от афганцев и устроил перестрелку, которая продолжалась 12 дней. Семьи эмигрантов, видя что конфронтация с афганцами зашла слишком далеко, пытались призвать курбаши пойти на мир. Но последние не отпускали племена от себя. Утанбек, например, насильно вернул семьи, которые пытались уйти в Мазари Шариф. Он приказал даже отобрать у них хороших лошадей, чтобы не допустить повторного побега. В дальнейшем, племена разделились. Часть пошла за отрядами к границе, другая решила остаться .

Положение эмигрантов ухудшалось:

«Я видел, что обстановка сгущается и складывается явно не мою пользу... Поэтому я предложил своему аксакалу мулле Джуракулу поехать в Сараи Камар (современный поселок Пяндж Таджикистана-К.А.) и договориться с представителями Советской власти о том, чтобы нас приняли и дали возможность жить мирно. Мулла Джуракул съездил и вернулся. Он сообщил, что его выслушали и обещали снестись по этому поводу со Сталинабадом и Москвой»,276 вспоминал Ибрагимбек. Вскоре он послал в СССР другого эмиссара Муллу Юсуфа договариваться о переходе. Тем не менее, внятного ответа от советских пограничников не последовало. Именно тогда, в начале декабря 1930 г., афганцы во главе с Шахмахмудом начали преследование ибрагимовцев. Не давая им опомниться, афганцы гнали эмигрантов к границе. В конце февраля 1931 г. Ибрагимбек получил письмо от Ишана Халифы, руководителя туркмен и главного авторитета среди эмигрантов, смысл которого сводился к тому, что оставаться в Афганистане нельзя и необходимо уходить в Иран .

«Я ответил ему», вспоминал Ибрагимбек, «что куда бы мы ни поехали, от нас везде потребуют сдать оружие, и что лучшее направление

- советская территория. Там, в родных местах сдадим оружие советской власти».277 Туркмены обсудили и отказались от предложения узбеков. Так, пути лакайцев и туркменов разошлись. При этом отношения между ними не изменились. Поддержать или не поддержать «братьев» в том или ином межплеменном конфликте зависело от решения самого племени, главной заботой которого было отстоять собственную автономию и поддерживать межплеменной баланс, обеспечивающий мир неопределенной продолжительности при обязательном сохранении сегментации всего племенного сообщества. Последнее, то есть сегментация всего сообщества, в глазах эмигрантов выглядело надежным препятствием для установления единоличного

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

доминирования той или иной устойчивой группы. То есть, поддержать можно, но с оглядкой, с тем чтобы усилившийся с твоей помощью сосед не обратил свою силу против тебя самого. Потому, народы Бухары были глухи к призывам джадидов объединить усилия для совместной борьбы на общенационльной основе. Тюрки, марка, конграты, карлюки, симизы, а также таджики из различных регионов, туркмены, киргизы и прочие группы не чувствовали себя обязанными придерживаться устойчивых и неизменных (политических, религиозных, этнических, сектанских и пр.) привязанностей и симпатий. В сегментированном племенном сообществе такие культурные категории как честь, индивидуальность, лояльность зависели от имеющихся возможностей в той или иной ситуации. Единение эмигрантских групп, их преклонение перед общим экклезиастом (Ишан Халифой) скрывало их фактическое неравенство и «сбалансированное» оппозиционное отношение друг к другу.278 Марксистское прочтение событий того времени как «подготовки всеобщего восстания афганского Туркестана под лозунгами самоуправления» представляются неубедительными .

Туркмены повернули своих лошадей на юг. Они покинули узбеков, которые отступали под ударами афганцев к границе. Вскоре туркмены отказываются от заявленного ранее намерения бежать в Иран. Халифе Кызыл Аяку – главе сплоченного и многочисленного сообщества туркмен, в отличие от Ибрагимбека, удалось договориться с афганцами и сохранить нормальные отношения с Алим Ханом. Благодаря своему политическому опыту и умению находить компромиссы, он сохранил целостность среднеазиатской эмиграции в Афганистане, с тем, чтобы не прекращать своих усилий по борьбе против СССР вплоть до конца Второй мировой войны.279 Ибрагимбек же остался упрямым нонконформистом, свободолюбивым бандитом, вождем маргинализированного и проклятого племени, запутавшимся в хитросплетениях советской и афганской политики первой трети ХХ века. Жизнь в Афганистане тяготила его. Он не мог и не хотел вести более сложную - политическую борьбу против своих врагов. Равным образом, он был далек от нескончаемого «сбалансированного» конфликта между различными этнолингвистическими, конфессиональными и региональными афганскими группами .

О своих переживаниях, связанных с уходом туркменов и военными неудачами в войне с афганцами в феврале-марте 1931 г., Ибрагимбек вспоминал:

«У меня тому времени созрело твердое решение вырваться на советскую территорию во что бы то ни стало, но перед этим разО сегментации как культурном принципе и «сбалансированной оппозиции» (balanced opposition) в племенных сообществах см: Dale F. Eickelman, The Middle East and Central Asia: an anthropological approach, New Jersey: Prentice Hall, 2002, 120-126 .

О деятельности Джунайд Хана, который с 1931 г. находился в Афганистане ничего не

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

делаться с афганцами, которые все время находились у меня на хвосте». 280 Итак, афганская война Ибрагимбека, прозванного англичанами афганским Робин Гудом281, закончилась после окончания празднования Навруза, в конце марта 1931 г. Неспособный разобраться в премудростях немилитаристской политики, павший жертвой интриг афганских наушников, разочарованный предательством бывших друзей он, повинуясь скорее первобытному инстинкту, чем трезвому расчету, делает единственно правильное с его точки зрения решение – уйти в Советский Таджикистан. При этом он сказал: «пусть лучше меня убьют большевики, чем афганцы» .

О настроении Ибрагимбека и отношении к нему афганцев Баглани повествовал следующим образом:

«На Навруз, (вероятно 22 марта 1931 г.-К.А.) Ибрагимбек прибыл в Кундуз на собрание влиятельных людей. Никто из присутствовавших не встал, чтобы поприветствовать вошедшего. Воли (правитель) нехотя поздоровался с Ибрагимбеком. Воли сказал:

- Бек бобо, я говорю в присутствии старейшин – сдайте оружие. Государство вас, если понадобится, защитит .

Ибрагимбек ответил:

-Мое оружие не направлено против Афганистана. Оно наше, мы его добыли в бою .

Затем, Ибрагимбек сел на коня и отправился к мухаджирам. Он сказал семьям: уходим» .

Такова общая канва истории заключительного этапа пребывания Ибрагимбека в Афганистане. Ее можно считать ясной только после того как выяснится: откуда Ибрагимбек брал оружие для противостояния с афганцами весь 1930 и начало 1931 гг.? Не получал ли он поддержки и гарантий от какого-то внешнего агентства? Чем был уход эмигрантов в советские пределы: бегством от афганцев, реэмиграцией или вторжением с целью поднять восстание против Советской власти? Не было ли результатом усилий советской и афганской дипломатии то, что афганцы гнали эмигрантов не куда-то во внутрь страны, а именно к советской границе?

На первый вопрос (об оружии) частично проливает свет информация о том, что эмигранты получили некую сумму от правительства Бачаи Сако .

Эта сумма была выдана эмигрантам на войну против сторонников Амануллы. Вероятно, ее хватило и на ведение военных действий в 1930 и 1931 гг. Теперь насчет того, что афганская и советская стороны заманили Ибрагимбека в заранее подготовленную ловушку на переправе Чубек .

Действительно, версия с ловушкой выглядит правдоподобной. Однако остается много неясностей в вопросе о взаимоотношениях Ибрагимбе

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

ка c Советской властью накануне перехода. Мог ли Ибрагимбек уйти вместе с женщинами и детьми, не имея гарантий с советской стороны?

Вероятно, какие-то гарантии были все-таки получены и он действительно рассчитывал на амнистию себе и эмигрантам. Но для этого ему надо было продемонстрировать свое миролюбие и сдаться немедленно во время перехода границы. Однако мысль о сдаче ему – непобедимому гази – была противна. Упрямый лакаец надеялся на заключение соглашения без нанесения ущерба своему престижу. Он, разумеется, не исключал возможности повоевать перед сдачей и на советской стороне .

По признаниям самого Ибрагимбека, он был склонен к тому, чтобы сложить оружие, но прибывавшие нескончаемым потоком беглецы из СССР говорили ему «что весь народ угнетен советской властью и стонет от нее». В самом деле, в 1930 г. правительством СССР было принято постановление об орошении Вахшской долины Таджикистана. Советскими партийными органами в северных районах Таджикистана (Канибадам, Ашт, Ходжент, Ура-Тюбе) и, в меньшей мере, в различных районах Узбекистана вербовались опытные хлопкоробы и переселялись в Вахшскую долину .

Вновь прибывшим выдавались стройматериалы, и оказывалась помощь .

Начали создаваться колхозы, возникали новые населенные пункты, переименовывались старые. На карте вновь образованной таджикской республики появились города с необычными названиями: Сталинабад, Орджоникидзеобад, Кагановичобад, Бауманабад, Куйбышев и другие, прославляющие новых вождей и героев. К 1935 г. на юг Таджикистана переселилось 10 883 хозяйств, из которых осело 8 448 хозяйств. То есть, потери составили 2 325 хозяйств (примерно 12 тысяч человек). Значительная их часть ушла в Афганистан. Секретарь ЦК КП Таджикистана Ашуров объяснял это «недостаточно тщательным отбором переселенцев, выразившимся в вербовке значительного количества ходжентских и ферганских кулаков и спекулятивных элементов».282 Помимо «кулаков» бежали заграницу и последние басмачи. Только на протяжении 1930 г. и начала 1931 г. к Ибрагимбеку из Таджикистана прибыло несколько групп противников Советской власти, включая Мирназара, Усманкула (сына Давлатмандбия – «шахида», похороненного рядом с Энвер Пашой), Азима Марка, Кугана Токсабо, Шохасана и многих других. Эмигранты первой волны, к которым принадлежал Ибрагимбек, были поражены масштабами второй волны эмиграции. Помимо собственно басмачей, в Афганистан на рубеже 1920х и 1930-х гг. бежали массы тех, кто уже имел опыт жизни в СССР .

Насильно согнанные из различных частей СССР на юг Таджикистана для освоения Вахшской долины и развития хлопководства, они ожидали осени, когда в Аму Дарье спадет вода и ночи станут длиннее чтобы без проблем уйти на афганский берег. Среди бежавших были люди разных

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

национальностей, включая русских (в том числе казаков), татар, евреев, выходцев Кавказа. В отряде самого Ибрагимбека был русский врач несколько бойцов осетинов. По словам Ибрагимбека, когда он ездил к Ишану Халифе Кызыл Аяку «договариваться о совместном переходе на советскую территорию, то он (Ишан Халифа –К. А.) говорил мне (Ибрагимбеку – К.А.), что в течение января и февраля 1931 г. в Афганистан перешло до 20 тысячи хозяйств».283 Вновь прибывшие составили ядро наиболее боеспособных эмигрантских отрядов во время войны с афганцами в 1930-1931 гг. За плечами многих из них были долгие годы упорного сопротивления большевикам. Большинство беженцев шли именно к Ибрагимбеку. Для них он был символом бескомпромиссной борьбы с большевиками. Беженцы рассказывали, что власть отбирает имущество, преследует религию, производит аресты и репрессии, и потому они вынуждены были бежать. Эти люди не питали никаких иллюзий относительно Советской власти и были настроены самым решительным образом. Эмигранты убеждали Ибрагимбека, что если он перейдет границу и начнет борьбу, то все население поддержит басмачей и выступит против Советской власти .

Перебежчики рассказывали также, что многие сторонники Советской власти, в том числе руководители республики Файзулла Ходжаев,284 Нусратулло Максум, 285 Азиз «Ревком»,286 Гул Максум,287 Кызыл Карши288 и другие недовольны Советской властью и готовы к восстанию. Надо сказать, что большинство из перечисленных, в самом деле, признавало, что «состояние республики катастрофично». Нусратулло Максум в частности говорил, что «уходит вся республика в Афганистан». Понятно, что эти высказывания ОГПУ считала неправильными.289 Вполне вероятно, что в числе тех, кто склонял Ибрагимбека к переходу с целью восстания, были и засланные большевистские агенты. Их целью было заманить басмачей на советскую территорию. В «Деле № 123469»

содержатся упоминания, например, о «представителе таджиков» Муллошарифе и посланце племени «джуз» Мулла Норбае (Норбай Чулак), посетив

–  –  –

Файзулла Ходжаев с 1925 до 1937 гг. возглавлял правительство Узбекистана. В 1920-х гг .

протестовал против «перегибов земельно-водной реформы». Репрессирован в 1937. Реабилитирован посмертно .

Нусратулло Максум (Лутфуллаев) (1881-1937), родом из Каратегина. С 1924 г. председатель Таджикского ревкома. С 1926 г. председатель ЦИК Таджикской АССР, в 1929-1933 гг. Таджикской ССР, в 1931-33 гг. один из председателей ЦИК СССР в 1933 г. Н. Максум был репрессирован в 1937 г. Реабилитирован посмертно .

Абдул Азиз – лакаец, вождь рода бадракли. С 1921 г. служил проводником Красной Армии. С 1923 г. – председатель яванского ревкома. Яван - район на юго-восток от Душанбе .

Гул Максум – государственный деятель Таджикистана был арестован ОГПУ в мае 1933 г. по обвинению в контрреволюционной деятельности .

Карши Аксакал (Одинаев Каршиаксакал)– карлукский вождь, сторонник Советской власти. С

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

ших эмигрантов в 1930 г. Они представились «послами мусульман, занимающих посты в Советской власти» и просили эмигрантов приехать и бороться с Советской властью. Норбай Чулак (то есть «хромой») предложил свои услуги для написания антисоветских воззваний и предлагал поставить под ними подпись Ибрагимбека. Со своей стороны, Норбай обещал отвести воззвания в СССР и распространить их там.290 Посовещавшись, лакайцы отказались возвращаться к басмачеству, ссылаясь на тяжелое материальное положение, нехватку оружия и припасов.291 Одним из упомянутых выше как Муллошариф, склонявший Ибрагимбека к переходу на советскую территорию, мог быть Муллошариф Рахимов, известный в Таджикистане герой борьбы против басмачества. Участники гражданской войны в Таджикистане знают, что до того как стать командиром доброотряда и выполнять самые сложные поручения ГПУ по разложению басмаческих шаек, Муллошариф Рахимов пережил много трагических событий. Если не Муллошариф, то наверняка были другие, у которых, как в случае с убийцей Дутова Касымханом Чанышевым, перед тем как отправить за кордон, чекисты брали в заложники всех членов семьи. По признанию Агабекова, советская агентура в Афганистане была готова на все, чтобы заполучить документальные подтверждения того, что басмачи и эмигранты – это слуги Алим Хана и агенты Англии. Как уже указывалось выше, с этой целью она посылала агентов к Куршермату в Кабул.292 Было бы странно, если она не делала бы того же в отношении Ибрагимбека. Она могла бы просто уничтожить его как Дутова. Но убить Ибрагимбека означало обречь его на бессмертие как героя-шахида. Важнее было разоблачить его как преступника и наемника английских империалистов. Поэтому, автор с осторожностью относится к многочисленным упоминаниям об антисоветских воззваниях, в обилии встречающихся в «Деле Ибрагимбека». Хотя он не может исключить того, что эти воззвания действительно были написаны эмигрантами. Таким образом, версия с приготовленной афганцами и СССР «ловушкой» для эмигрантов выглядит более правдоподобной, чем озвученная позже ССССР официальная версия о запланированном вторжении с целью свержения Советской власти .

Наш рассказ будет неполным, если не упомянуть о том, что, Ибрагимбеку было сделано, как минимум два предложения уйти на английскую территорию, в Индию. Первое исходило от Юсуфбая Мукимбаева .

Весной 1930 г., с целью заманить лакайца в Кабул, он обещал направить его далее в Дакку для встречи с англичанами «по поводу похода войной против большевиков».

По прочтении письма Мукимбаева, Ибрагимбек, по словам Ишан Судура, засмеявшись, сказал:

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

"Ну что же, если надо, поедем, но тут же серьезно заявил, что живым он в Кабул не поедет, если вообще поедет, только мертвым".293 Другими словами, Ибрагимбек считал это предложение лишь хитрым ходом для заманивания его в Кабул и последующей ликвидации. Второе – чисто коммерческое - предложение поступило от некоего Муллы Юсуфа из Сарай Камара. Он просил 2-3 тысячи рупий «на дорожные расходы» и взамен обещал организовать переправку Ибрагимбека в Пешавар. Вероятно, Мулла Юсуф был аполитичным контрабандистом, занимавшимся незаконной перевозкой людей и оружия. В такую поездку Ибрагимбек должен был отправиться как частное лицо, тайком, с небольшой группой последователей. Естественно, Ибрагимбек отказался бросить своих соплеменников.294 Для него, племенного вождя, это было немыслимо. В этом его отличие от Куршермата и Фузайл Максума – авантюристов, сновавших между Кабулом, северными провинциями Афганистана и Индией, а то и Китаем в поисках богатых покровителей .

Решающим фактором, определившим судьбу Ибрагимбека, были дипломатические маневры афганского правительства. Приближенный Алим Хана Юсуфбай Мукимбаев оказался близким человеком нового короля Афганистана Надир Шаха, с которым они не раз встречались во Франции и Швейцарии. По словам Алимардана Додхо (одного из курбаши Ибрагимбека попавшего вместе с ним в плен), взойдя на престол, Надир пригласил Мукимбаева в Кабул и предложил стать посредником для переманивания на свою сторону Алим Хана и Ибрагимбека. Именно по совету Мукимбаева Алим Хан настаивал на том, чтобы Ибрагимбек прибыл в Кабул.295 Как указывалось выше, Ибрагимбек почуял неладное и отказался выполнить приказ своего патрона и Надира. Одновременно с лакайским, Надир самым решительным образом решил «туркменский вопрос» .

Он разоружил находившихся в Кабуле еще со времен Бачаи Сако туркменов Клыч Сардара и Пашу Сардара с их 90 джигитами. Последним не оставалось ничего другого как засвидетельствовать свою покорность новому королю. Надир, в свою очередь, поступил как великодушный правитель. Удостоив сардаров чином «корнейл», он отправил их с щедрым подарком - 100 000 рупиями - обратно к Халифе Кызыл Аяку.296 Кызыл Аяк примирился с афганцами, но не выступал против Ибрагимбека. Он просто не поддержал его и оставил один на один с афганцами в марте 1931 г .

Будучи умным политиком, духовный лидер среднеазиатских эмигрантов не мог не догадываться что разойдясь с Ибрагимбеком, он обрекает последнего на явную гибель .

–  –  –

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ

Таким образом, афганцы, задобрив заранее туркмен, начали операцию ликвидации Ибрагимбека и его басмачей. Они прижали эмигрантов к самой границе. Ибрагимбек остался совершенно один. Туркмены и Алим Хан отвернулись от него, а Надир считал его своим смертельным врагом. В Афганистане его ничего больше не удерживало. Выйдя на пологий берег Аму Дарьи, Ибрагимбек оказался перед трудным выбором. Сдаться Советской власти без боя для него означало спасти себя и своих ближних, но «потерять лицо». Для гордого лакайца было немыслимо лишиться доверия отрядов и поддержки части населения, которое продолжало видеть в нем бескомпромиссного и непобедимого героя и «гази». С другой стороны, воевать с Красной Армией на советской территории имея в своем тылу недружественный Афганистан, означало неминуемую гибель. В конце марта Ибрагимбек собрал своих курбаши в местечке Каптарали. Было решено:

«уйти на советскую территорию, а там будет видно: если население поддержит, то начнем широкую борьбу с Советами, если нет – заведем с властью переговоры о сдаче».297 Приняв такое решение, эмигранты подошли к реке .

Возвращение Итак, преследуемые афганцами семьи эмигрантов стягивались к переправе Чубек, что напротив современного Хамадонийского района Хатлонской области. Вооруженные отряды лакайцев прикрывали их отход .

По свидетельству Ибрагимбека, Советская сторона была предупреждена о готовящейся переброске. Советские пограничники поставили предварительным условием сдачу оружия. Как утверждал Ибрагимбек, несколько винтовок было сдано Чубекскому погранотряду еще до переправы.298 Утром 30 марта 1931 г. семьи были переправлены на гупсарах на советский берег. Об этом писал в своей книге американски й писатель Джошуа Кьюниц, который посетил Таджикистан в середине 1930-х гг. и написал свою книгу «Восход над Самаркандом» буквально по следам событий 1931-1932 гг.

Итак, он пишет:

«В начале апреля 1931 г. в ожесточенной схватке на берегу Пянджа войска Ибрагим Бека были подвергнуты разгрому. Когда его бойцы, их семьи и принадлежащий им скот пытались перейти на Советскую сторону, на середине реки они были атакованы афганцами. Погибли сотни людей. В холодной воде тонули дети, женщины, скот. Те, кому посчастливилось добраться до берега, были враждебно встречены советскими властями».299 Дело 123469. С.36 .

Дело 123469. С.101 .

Kunitz, Joshua. Dawn Over Samarkand. The Rebirth of Central Asia. New York: International Publishers, 230. Джошуа Кьюниц несколько раз посещал Советскую Среднюю Азию. Он был одним из западных писателей, увлекшихся в годы американской депрессии социалистическим экспериментом СССР .

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

Глава V: ЖИЗНЬ И БОРЬБА МУДЖАХИДОВ И МУХАДЖИРОВ В АФГАНИСТАНЕ



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

Похожие работы:

«Переславская Краеведческая Инициатива Тип документа: статья. — Тема документа: война. — Код: 1900. Фронтовые газеты о боевых делах воинов-переславцев Красная Армия неотделима от народа. Она впитала в себя его духовную мощь,...»

«Арбитражный суд Карачаево-Черкесской Республики 369 000, Черкесск, ул. Ленина, д. 9, тел./факс (8782) 26-36-39 E-mail: info@askchr.arbitr.ru, http://www.askchr.arbitr.ru ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ Ф...»

«Гордиенко Д. О.АНГЛИЙСКАЯ ГВАРДЕЙСКАЯ КАВАЛЕРИЯ КАРЛА II Адрес статьи: www.gramota.net/materials/1/2007/7-2/17.html Статья опубликована в авторской редакции и отражает точку зрения автора(ов) по рассматрив...»

«ПСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Факультет русской филологии и иностранных языков Кафедра русского языка и русского языка как иностранного Научно-образовательная лаборатория региональных филологических исследований ПСКОВСКИЕ ГОВОРЫ И ИХ ИССЛЕДОВАТЕЛИ (к 10...»

«5 мая 2017 года Программа работы История вопроса 1. Искоренение неполноценного питания во всех его формах является наиважнейшим условием, выполнение которого позволит разорвать межпоколенческий круг нищеты и достичь к 2030 году целей в области устойчивого развития. Как минимум от одной из форм неполноценного питания страдае...»

«Направление 43.03.01 Сервис Профиль подготовки: Конгрессновыставочный сервис ЭТНОКУЛЬТУРНОЕ РЕГИОНОВЕДЕНИЕ КОНТРОЛЬНО-ИЗМЕРИТЕЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ Перечень вопросов к зачёту по курсу "Этнокультурное регионоведение"1. Основные критери...»

«1 Виктор Мережко Ночные забавы. Осень 1981 г. Вильнюс. Постановка спектакля в русском драматическом театре. О чём пьеса? О обнажении правды это прежде всего. О том, как страшна долго скрываемая правда и насколько она жестока. Пьеса о том, как атмосфера ложного благополучия ведёт к катастрофе, пото...»

«На правах р^тсопнси Абдулаева Медина Шамильевна Этнокультурная идентичность народов Дагестана: единство и многообразие Специальность: 24.00.01 теория и история культуры Автореферат диссертации на соискание ученой степени до...»

«318 А.^рр№ЯКрВ •'•.•.••..-"У"Ц: СОВРЕМЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ И СОСТОЯНИЕ ' Uf АНГЛИКАНСКОЙ ЦЕРКВИ *' Современное англиканское вероисповедание объединяет 70 миллионов человек в 164 странах мира. В настоящее вре­ мя англикане объединены в 40 поместных ц е р к в е й. В большинстве случаев они назыв...»

«АКАДЕМИЯ НАУК С С С Р ИНСТИТУТ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ ЛЕНИНГРАДСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ПИСЬМЕННЫЕ ПАМЯТНИКИ И ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ КУЛЬТУРЫ НАРОДОВ ВОСТОКА XIII ГОДИЧНАЯ НАУЧНАЯ СЕССИЯ ЛО ИВАН СС( (краткие СОоГжК'НИя) октябрь 1 9 7 7 г. Издательство Наук...»

«Клио №7 (91) 2014 Вопросы теории Минникова Т.Н. (Санкт-Петербург). Рефлексия как фактор исторического процесса. 3 В статье исследуется широкий спектр вопросов, касающихся когнитивной эволюции человечества. В этом контексте автор пытается определить цивилизационный ресурс России в ходе ее модерниза...»

«Российская академия наук ИНСТИТУТ ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ ВОСТОЧНАЯ ЕВРОПА В ДРЕВНОСТИ И СРЕДНЕВЕКОВЬЕ XXX Юбилейные Чтения памяти члена-корреспондента АН СССР Владимира Терентьевича Пашуто Москва, 17-20 апреля 2018 г. Материалы конференции Москва Russian Academy of Sciences INSTITUTE OF WORLD HISTORY EASTERN EUROPE IN THE AN...»

«, выполненные на различных магоден для вторичного применения. териалах. Поэтому фундаментальным наИз коллекции Центра особого внимаправлением деятельности Национального ния заслуживает датированный Х в. папицентра рукописей...»

«ЛЕТОПИСЬ МИЛИЦЕЙСКОЙ ФОРМЫ Леонид ТОКАРЬ из журнала "Советская милиция", №№ 4-9 за 1991 г.1 В последнее время в нашей стране растет интерес к истории государства . Повсеместно возникают патриотические клубы. Особое внимание у молодежи вызывает история военного...»

«БУРАЕВСКАЯ АВТОНОМИЯ И ЕЕ ИСТОРИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ Образование Башкирской Республики в ее современных очертаниях не было одномоментным актом. Она рождалась в огне гражданской войны и в ее создании участвовали не только башкиры юго-востока и северо-востока исторической Башкирии, но и башкиры северо-запа...»

«Н. Р. Ванюшева Учимся читать по-новому Хорошо известен печальный итог участия наших школьников в международных тестах PISA. Возможно, многие знакомы и с выводами комиссии, созданной в 2003 году при поддержке НФПК. Специалисты...»

«Протоиерей Валентин Асмус К ОЦЕНКЕ БОГОСЛОВИЯ СВЯТИТЕЛЯ ПЕТРА МОГИЛЫ, МИТРОПОЛИТА КИЕВСКОГО Чтобы оценить значение Православного Исповедания Веры, необходимо вспомнить историческую обстановку его появления. Падение Константинопольской Империи в 1453 году было катастрофой Вселенского Православия, вполне с...»

«Иваноков Нурби Рашидович, Бижоев Борис Чамалович АДЫГСКИЕ (ЧЕРКЕССКИЕ) ЭТИМОЛОГИЧЕСКИЕ ЭТЮДЫ В статье предлагаются новые версии о происхождении слов ажэ/аччъэ козел-производитель, дыгъэ/ттыгъэ солнце, дыжъын/ттыжьыны серебро, жейын/ччыйэн спать, засыпать, кхъуей/къуайэ сыр,...»

«Опубликовано Eurasianet: Русская Служба (http://russian.eurasianet.org) Главная  Азербайджан: Ислам со светским лицом Азербайджан: Ислам со светским лицом Пятница, 16 августа, 2013 ­ 04:52, by Шахла Султанова [1] Азербайджан [2]   Взгляд на Евразию [3]   Гражданские права [4]   Гражданское общес...»

«Народная письменность ДОМНА жУНТОВА-ЧЕРНяЕВА БАРщИНА Фрагменты романа Дочь русалки и Лёшка-подкидыш.Недалеко от Смоленска на опушке леса раскинулось небогатое имение пана Новосельского. Вокруг убогие деревушки: Синяки, Рыбники, Саленки, Соболи. Время крепостное. Работали на барина крепаки, дворовые — и вольные, сезонные. Ис...»




















 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.