WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 

Pages:     | 1 ||

«Сердца и броня – М., Воениздат, 1971. Боевому пути 112-й танковой бригады, преобразованной впоследствии в 44-ю гвардейскую, посвящена эта книга. В ней показаны дружба и боевое ...»

-- [ Страница 2 ] --

— Разрешите вместо погибшего Озерова назначить командиром взвода лейтенанта Пелевина?

— Разрешаю, — ответил Пинский .

Лейтенанту Пелевину было приказано, когда батальон пойдет в обход, оставаться со взводом на месте и наблюдать за противотанковыми пушками. Как только они развернутся и откроют огонь, атаковать их на максимальной скорости, накрыть огнем и гусеницами .

До западной окраины было около 5 километров. Гитлеровцы все-таки услышали звук моторов, но они не знали, сколько именно танков подходит. А батальон, выжав [113] из своих тридцатьчетверок все, внезапно появился там, где его совершенно не ожидали .

Особенно отличилась 2-я рота. Именно она расстреляла штаб, пулеметными очередями скосила пехоту .

Когда же фашистские батареи развернули свои орудия, чтобы открыть огонь по 2-й роте, лейтенант Пелевин подал команду «Вперед», и его танки рванулись вниз по склону на деревню .

Вражеские артиллеристы попытались половину орудий направить против взвода Пелевина, но в этот момент по ним открыла огонь 2-я рота .

После боя подвели итоги: уничтожено 9 противотанковых орудий, 4 бронетранспортера, до 100 гитлеровцев .

Бригада подошла к городу Гнезно .

Гитлеровцы решили пойти на хитрость. Обычно, чем ближе атакующие танки, тем больше огневое сопротивление. А в городе было подозрительно тихо .

Полковник Гусаковский, внимательно наблюдавший за ходом боя, понял замысел врага: пропустить танки в город и на узких улицах уничтожить их огнем из фаустпатронов .

Командир бригады немедленно остановил наступающие танки и приказал батальону капитана В. С. Юдина уничтожить фаустников .

Автоматчики, среди которых по-прежнему находился заместитель командира бригады подполковник Е. Я. Стысин, быстро начали очищать улицы от притаившихся на верхних этажах гитлеровцев с фаустпатронами — грозным для танка оружием. Особенно активно действовала рота коммуниста лейтенанта В. П. Худякова .

Когда в самый разгар боя за Гнезно рота поднялась в атаку, по ней из-за каменного дома ударил пулемет. Автоматчики залегли. И сразу же, не ожидая приказа командира, от общей цепи отделился рядовой Я. Д. Зыков и по-пластунски пополз обходным путем к вражеским пулеметчикам. Невдалеке от них он поднялся и метнул гранату. Взрывом был уничтожен весь расчет и разбит пулемет. Рота поднялась в атаку и продвинулась до следующей улицы .

Жаркий бой разгорелся за железнодорожную станцию, где стояли два подготовленных к отправке эшелона с военным имуществом. Пулеметчики старшего сержанта К. П. Иванова, действовавшие в качестве десанта [114] на броне, появились на железнодорожных путях и помешали врагу осуществить его замысел .

Первыми на улицах Гнезно появились танки Карабанова. Среди них была машина Виноградова. И он, и механик-водитель Рыхтенко, и командир орудия Спесивцев действовали так, что враги в ужасе разбегались, когда появлялся их танк .

Отличился и батальон Боридько .

Комбриг произвел детальный разбор боев за город. Были отмечены высокое мастерство и мужество механиков-водителей старшины А. М. Фролова, сержантов А. Т. Данилова и С .

Г. Лагутина. Из командиров рот этого батальона лучшим был признан старший лейтенант В. А. Казьмин, который со своими гвардейцами шел в голове основных сил бригады .

Удар, нанесенный 44-й гвардейской танковой бригадой по Гнезно, был настолько силен, что гитлеровцы не смогли организованно отойти, и танкисты буквально на плечах противника ворвались в следующий населенный пункт .





Дальше наступать было рискованно, хотя фашисты продолжали беспорядочно отходить. Комбриг приказал остановиться, закрепиться и привести в порядок материальную часть .

Это решение было своевременным. Поблизости оказались крупные силы гитлеровцев .

Они сразу же стали предпринимать попытки отбить город. Но танкисты держались стойко .

Разведчики — пешие и на боевых машинах — усиленно вели поиск во всех направлениях .

Один из танковых взводов, выделенный для этой цели, в районе деревни Беднары наткнулся на аэродром противника с большим количеством самолетов. Когда доложили командиру бригады, он приказал: «Уничтожить!»

Но взвода было недостаточно для этого. Решили выслать еще танковый и мотопехотный взводы. Понимая исключительную важность поставленной задачи, их повел сам Пинский. Он обратил внимание танкистов и автоматчиков на то, что успех может быть достигнут лишь в случае, если действовать скрытно и быстро .

Действительно, противник обнаружил наши танки, только когда они открыли стрельбу прямой наводкой по огневым точкам, охраняющим аэродром. Организовать [115] сопротивление было уже невозможно, и гитлеровцы, бросая оружие и боевую технику, стали разбегаться, но тут же попадали под меткие очереди наших автоматчиков .

На каждый экипаж пришлось по нескольку десятков самолетов. Командир орудия старший сержант И. И. Чертков огнем из пушки и пулемета уничтожил 48 самолетов и около 50 солдат и офицеров противника. Смело, инициативно действовали сержанты П. М .

Атряскин, А. Н. Задисенец, старшие сержанты И. П. Переверзев, И. И. Животенко, старшины М. И. Кузнецов, Н. С. Стомбала, младший лейтенант А. В. Савинцев и многие другие участники этой, можно сказать, уникальной по своему характеру операции. Врагу был нанесен огромный урон — уничтожено более двухсот самолетов .

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 февраля 1945 года гвардии майору М. С. Пинскому было присвоено звание Героя Советского Союза .

Тем же Указом высшей награды Родины был удостоен еще один командир батальона бригады — майор Ф. П. Боридько .

Федор Петрович Боридько поражал своим мужеством и отвагой даже фронтовиков, которые сами в полной мере обладали этими качествами. О нем восторженно отзывались все, кто прошел суровую школу боев, — люди, не раз смотревшие смерти в лицо, обычно скупые на похвалу .

Почти сутки находилась 44-я гвардейская танковая бригада в освобожденном ею городе Вильнау. Отбив все атаки гитлеровцев, пытавшихся восстановить положение, приведя в порядок боевую технику, танкисты вечером 22 января по приказу командира корпуса двинулись дальше .

Ночью передовой отряд достиг рощи в 2 километрах восточнее населенного пункта Оборники и завязал огневой бой с противником .

Командир бригады хотел с ходу занять Оборники, форсировать реку Варта и захватить плацдарм на левом берегу, но этот замысел осуществить не удалось. Гитлеровцы приняли все меры, чтобы отстоять Оборники — крупный узел шоссейных и железных дорог, занимавший важное место во всей их обороне. Фашистское командование держало здесь очень сильный гарнизон, в [116] составе которого имелись специальные подразделения пехоты, вооруженные фаустпатронами, много артиллерии и танков. Почти все каменные дома на улицах были превращены в доты. Примерно в полутора километрах от населенного пункта проходил противотанковый ров .

Противнику удалось отбить первую атаку гвардейцев. Комбриг приказал остановиться, организовать тщательную разведку вражеской обороны и бродов через Варту, а также проделать проходы в противотанковом рве. Это потребовало довольно много времени .

Наконец все было готово. Уточнив задачу с командиром 1454-го самоходноартиллерийского полка и 58-го отдельного гвардейского минометного дивизиона, полковник Гусаковский приказал с рассветом произвести огневой налет на Оборники, а потом начать штурм .

Казалось, огнем нарушена оборона противника и посеяна паника в его рядах. Но как только танки двинулись вперед, стало ясно, что гитлеровцы держатся по-прежнему крепко .

Танкисты продвигались медленно. Наиболее успешно действовала рота старшего лейтенанта В. А. Казьмина. Она первой ворвалась на окраину населенного пункта .

Но танкам нельзя было развернуться. На улицах, особенно в окнах многочисленных каменных домов, было полно фаустников. Полковник Гусаковский приказал командиру батальона автоматчиков В. С. Юдину прикрыть танки. И гвардейцы выполнили эту трудную задачу .

Автоматчик рядовой А. В. Вербин, когда увидел, что станковый пулемет мешает продвижению роты, по собственной инициативе подкрался к нему и уничтожил гранатой .

Коммунист старшина П. П. Третьяков заменил раненого командира роты. Он поднялся под пулями во весь рост, повел роту в атаку и командовал ею до конца боя .

Коммунист старшина П. 3. Брылев, командир огневого взвода истребительнопротивотанковой батареи батальона автоматчиков, когда потребовала обстановка, выдвинул пушки на прямую наводку и уничтожил около 40 гитлеровцев, бронетранспортер и две пулеметные точки. В эту минуту он меньше всего думал о себе .

Таких примеров было много. Героизм стал нормой поведения в батальоне автоматчиков бригады. [117] Однако взять Оборники не удалось. И вторая атака не увенчалась успехом .

Когда стемнело, полковник Гусаковский подвел итоги дня. Отвоевана, по сути дела, только южная окраина Оборников. И за этот более чем скромный успех заплачено довольно большими потерями. Было ясно, что пробиться к центру не дадут фаустники, ведущие огонь по танкам чуть ли не из каждого окна. Придется занять оборону и ждать подхода мотострелковых частей, которые смогли бы по-настоящему прикрыть танки в уличных боях .

О своем решении командир бригады доложил командованию .

А в это время части 11-го гвардейского танкового корпуса, сосредоточившись в районе реки Варта, вели тяжелый бой, стараясь расширить плацдарм на левом берегу. Это был небольшой клочок земли, насквозь простреливаемый фланговым огнем. И хотя Варта была очищена ото льда, навести мосты не представлялось возможным, да и понтоны находились далеко позади, отстав от стремительно вырвавшихся вперед танков .

Полковник Гусаковский получил приказ сдать обороняемый участок подошедшим частям и сосредоточиться в расположении основных сил корпуса. Командование задумало осуществить маневр в обход Познани .

Быстро и организованно корпус совершил марш к месту переправы через Варту и по нему к исходу 25 января перешел на противоположный берег южнее Познани .

Отсюда, развивая наступление, танкисты вышли на свои северные маршруты западнее города .

Первой, прокладывая путь корпусу, шла 44-я гвардейская танковая бригада .

К 17 часам 26 января бригада с ходу ворвалась в населенные пункты Поджебе и Пинне .

Здесь комбриг приказал остановиться, подтянуть тылы, привести в порядок машины. Выслал разведку и поставил задачи командирам батальонов .

Танкисты продолжали наступление, освобождая от врага последние километры польской земли .

К 10 часам 29 января бригада получила задачу форсировать реку Обра. У всех, от комбрига до солдата-автоматчика, сидящего на броне танка, было приподнятое [118] настроение. Ведь там, за рекой, — гитлеровская Германия. Еще несколько часов — и танки выйдут на ее территорию!

44-я гвардейская танковая бригада, выделенная вместе с приданными ей артиллерийскими и инженерными частями в передовой отряд корпуса, быстро форсировала реку и продолжала наступление. В этот день она продвинулась с боями на 30 километров .

В первых боях на территории гитлеровской Германии отличился автоматчик рядовой П. В. Осокин. Этот парнишка, едва достигший 18 лет, вынес из-под огня раненого парторга батальона и стал перевязывать. Вдруг появился гитлеровский офицер, вооруженный гранатами и пистолетом. Но Осокин не растерялся и выстрелил первым .

Полковник Гусаковский был обеспокоен той сравнительной легкостью, с которой были пройдены эти первые километры по вражеской земле. Что это? Беспечность уверенного в своих силах противника или задумана какая-то каверза?

И комбриг приказал остановиться и выслал вперед разведчиков. Их донесение еще более настораживало. Дороги преграждают стальные надолбы в несколько рядов. Они идут широкой полосой с севера на юг. Границ, где эта полоса начинается и заканчивается, установить не удалось .

Стало понятно, что впереди — мезеритцкий укрепленный район, один из многочисленных оборудованных по последнему слову техники комплексов оборонительных сооружений, прикрывавших не только Берлин, но и все центральные районы гитлеровской Германии .

Позже, когда были захвачены чертежи и схемы, установили, что здесь были не только «зубы дракона» — стальные надолбы в шесть-семь рядов. В полосе этого укрепленного района, оборудованного на удобном для обороны рубеже, — целая система озер и рек, текущих с юга на север, — имелись железобетонные доты, наружные стены которых были толщиной до двух метров .

Сверху их прикрывали полутораметровые земляные подушки. А у некоторых даже были стальные бронеколпаки в 25—30 сантиметров. Все сооружения соединяли подземные ходы сообщения — настоящие туннели двухметровой высоты и свыше трех с половиной метров [119] ширины. Вправо и влево от них находились помещения для штабов, узлов связи, госпиталей. Из любого туннеля по специальному подъемнику легко можно было подняться непосредственно в дот .

Всех этих подробностей командир бригады не знал. Он понимал, что перед ним мощный укрепленный район, и напряженно думал, почему в этих отлично оборудованных дотах почти никого нет .

Чтобы принять окончательное решение, комбриг вместе с командирами подразделений сам произвел тщательную разведку. Было установлено, что надолбы в месте пересечения дорог чем-то отличаются от остальных. После проверки оказалось, что они не закреплены, а только вставлены в специально подготовленные гнезда. Если вынуть — путь для танков свободен! И один из мостов в глубине оборонительного пояса не взорван. От других остались только обломки, а этот целехонек .

Что это? Ловушка? В первый момент так и показалось, но, чем больше думал об этом командир бригады, тем все определеннее приходил к выводу, что для себя оставили немцы этот проход, дабы иметь возможность сманеврировать и нанести контрудар по наступающим нашим войскам из глубины укрепленного района. Значит, нельзя терять ни минуты, и Гусаковский отдает приказ: «Вперед!»

Первым в глубь укрепленного района двинулся батальон майора Карабанова .

В 23 часа 29 января танкисты Карабанова ворвались на северную окраину города Хохвальде. Здесь, в узких проходах ущелий на берегах безымянной речки, соединяющей озера Хохвальде и Курзицер, вспыхнул встречный бой с частями боевой группы «Рейнфгард», который продолжался полтора часа .

Танкисты наголову разбили вражескую группировку. Хохвальде был очищен от врага .

Но радость успеха омрачилась тяжелой утратой. Погиб майор Алексей Алексеевич Карабанов, замечательный командир, любимец всей бригады Батальон возглавил его заместитель капитан П. А. Днепров. Он вел танкистов, прокладывая путь бригаде. К утру 30 января она вышла в район населенных пунктов Мальсов, Линдов, Тауэрциг, Молькендорф. [120] Бригада попала в сложное положение. Она оторвалась от главных сил корпуса на несколько десятков километров и потеряла с ними связь. Полковник Гусаковский отдал приказ остановиться и занять круговую оборону. Двое суток танкисты вели тяжелый бой, отбивая атаки противника .

В тылу врага особенно трудно приходилось автоматчикам бригады, прикрывавшим боевые машины и в наступлении, и в обороне. Но они отлично делали свое дело .

Автоматчик рядовой А. А. Крутисвет 30 января под Линдовом был в составе боевого охранения. Ночью, когда на участке, за который отвечал солдат, пыталась пройти вражеская колонна, он открыл огонь и погиб, забрасывая гранатами машины. Рядом с ним отважно сражался рядовой И. М. Тадевощук .

Тем временем противник привел в действие до мелочей продуманную систему обороны. Подошедшие главные силы 11-го гвардейского танкового корпуса были встречены плотным огнем и, потеряв несколько танков, вынуждены были отойти .

Связи с передовым отрядом по-прежнему не было. Тогда из штаба корпуса в эфир полетел приказ: «Вышлите промежуточную» .

Разведчики, облазившие передний край, сообщили командиру корпуса, что следы гусениц ведут через надолбы и противотанковые рвы в глубь укрепленного района. Но все цело. Система инженерных сооружений не нарушена .

Комкор приказал командиру 45-й гвардейской танковой бригады попытаться пробиться по этому маршруту. Однако ничего не получилось. Как же прошел передовой отряд? Весь штаб корпуса ломал голову над этой загадкой .

Выслали два самолета По-2. Один был сразу же сбит. Второй ничего не сумел обнаружить из-за сильного тумана, обледенел и совершил вынужденную посадку в 20 километрах за линией фронта и только на следующий день возвратился .

Наконец связь с полковником Гусаковским была установлена через высланную им промежуточную радиостанцию, и все стало ясно .

На следующий вечер в двух местах, на участках [121] 40-й и 45-й гвардейских танковых бригад, артиллерией и огнем танков удалось пробить проходы через две линии надолб. Можно было начинать штурм мезеритцкого укрепленного района .

Однако обстановка резко изменилась. Разведка донесла, что противник накапливает значительные силы для контрудара во фланг наступающим. Командир корпуса, чтобы предотвратить угрозу, приказал 45-й бригаде выйти из боя и к исходу 31 января сосредоточиться на развилке шоссе в 10 километрах юго-западнее города Бирнбаум .

Оборона была занята на широком фронте методом танковых засад. Это прикрыло правый фланг наступающих .

Благополучно сложилась и обстановка на левом фланге. Здесь 8-й мотострелковый корпус с утра 31-го начал наступление и стал быстро продвигаться на запад .

Теперь 11-й гвардейский танковый корпус мог, оставив небольшое прикрытие на дорогах перед укрепленным районом до подхода стрелковых частей, обойти его с юга. Так и было сделано. Совершив 50-километровый марш- маневр в направлении Иордан, Либенау, Шпигельберг, Лагов, Тауэрциг, главные силы к утру 1 февраля вышли в район, занятый 44-й гвардейской танковой бригадой .

Весь фронт восхищался ее смелым рейдом. Много было разговоров о героях бригады, в частности о подвигах командира взвода из батальона Карабанова лейтенанта И. X .

Кравченко при форсировании рек Варта и Обра, при прорыве мезеритцкого укрепленного района .

После того как главные силы корпуса вышли в район, занимаемый 44-й бригадой, началось наступление в направлении на город Геритц, расположенный на берегу Одера. Он был взят утром 2 февраля. И сразу же полковник Гусаковский приказал готовиться к форсированию .

Опыт подсказывал, что вначале, следует послать группу для захвата плацдарма на противоположном берегу .

Командир батальона автоматчиков поручил лейтенанту А. В. Меньшикову подобрать добровольцев для выполнения этого опасного задания .

Все солдаты взвода захотели идти с ним. Но лейтенант выбрал лишь шестерых своих гвардейцев, в том числе младшего сержанта Н. П. Бондаренко и сержанта Ф. С. Гуделевича .

[122] Под покровом темноты группа дерзким броском преодолела ледяную гладь и завязала бой на берегу. Через несколько минут гитлеровцы начали отступать к находившейся неподалеку деревушке Ретвин. И хотя Меньшиков понимал, что они вот-вот опомнятся, поймут, что их преследует лишь горстка храбрецов, все-таки решил захватить населенный пункт .

Перед деревней противник попытался организовать сопротивление. Из траншеи по группе Меньшикова ударил пулемет. Автоматчики залегли .

Меньшиков кивнул в сторону захлебывающегося от злости пулемета и приказал младшему сержанту Бондаренко:

— Уничтожить!

Тот, вынув из сумки гранаты, пополз к траншее .

Через минуту раздались два взрыва. Путь на Ретвин был свободен. Гитлеровцы больше не сопротивлялись .

Группа Меньшикова залегла на западной окраине деревни, приготовилась .

Буквально через несколько минут противник перешел в контратаку. Автоматчики встретили его дружным огнем и отбили. Через некоторое время фашисты полезли снова. Так продолжалось два часа, пока не переправились основные силы батальона автоматчиков .

Группа Меньшикова не только удержала Ретвин, но и захватила в плен 22 солдата и 2 офицеров .

Однако даже всему батальону автоматчиков вместе с приданными подразделениями не так-то просто оказалось удержать одерский плацдарм, пока на него переправлялись основные силы бригады .

На одном участке сложилась особенно тяжелая обстановка. Противник перешел в контратаку в несколько раз превосходящими силами .

В этот момент в цепи появился с автоматом в руках замполит батальона капитан Г. И .

Воробьев. Его уверенность и мужество подействовали на автоматчиков. Они отбили контратаку. Воробьев был ранен, но, не обращая на это внимания, продолжал руководить боем .

Батальон автоматчиков и переправившиеся вслед за ним 5-я батарея 350-го артиллерийского полка и автоматчики 40-й танковой бригады держались, несмотря на яростные попытки гитлеровцев сбросить их в Одер, и [123] дали возможность танкистам успешно переправиться на плацдарм .

В районе Геритца решительно действовал батальон майора Пинского. Едва ступив на берег, он начал бой за расширение плацдарма .

Тем временем на левый берег Одера одна за другой переправлялись стрелковые части .

3 февраля 44-я бригада сдала одной из них занимаемый участок и была выведена из боя для укомплектования .

За героизм, проявленный в этих боях, лейтенанту Алексею Владимировичу Меньшикову было присвоено звание Героя Советского Союза .

Высокое звание Героя Советского Союза заслужил и капитан Петр Алексеевич Днепров, отличившийся еще при форсировании Пилицы .

27-ю годовщину Советской Армии танкисты встретили, находясь на доукомплектовании. В подразделениях бригады в торжественной обстановке, перед строем была зачитана приветственная телеграмма маршала Чойбалсана. Руководитель братской страны писал танкистам: «Монгольский народ следит за героическими подвигами Красной Армии и восхищается ее победами... с радостью отмечает замечательные подвиги.. .

бригады». Заканчивалась телеграмма словами: «В эту знаменательную годовщину желаю вам дальнейших успехов в вашей героической борьбе за честь, свободу и независимость свободолюбивых народов мира. Монгольский народ, воодушевленный героическими подвигами Красной Армии и вашей бригады, самоотверженно трудится в тылу, чтобы усилить свою помощь фронту и тем самым приблизить день окончательной победы над врагом .

Слава героической танковой бригаде «Революционная Монголия», ее бойцам и офицерам!

Да здравствует героическая Красная Армия!»15 .

В эти дни по всей Монголии ревсомольцы и молодежь писали письма танкистам бригады, носящей имя их Родины. Об одном из таких писем сообщила газета «Унэн» 4 марта 1945 года, когда 44-я бригада вела тяжелые бои в Прибалтике .

Заметка называлась «В честь 27-й годовщины Красной Армии». [124] «В день 27-й годовщины ячейка ревсомола при Минфине и правлении Монголбанка паписала письмо бригаде «Революционная Монголия» .

В своем письме ревсомольцы поздравляли танковую бригаду с днем Красной Армии и с новыми боевыми успехами. Они сообщили о своих производственных делах, о том, что для помощи фронту в честь 27-й годовщины Красной Армии они работали в выходные дни и перечислили в фонд подарков для бойцов и командиров танковой колонны «Революционная Монголия» 1800 тугриков...»

27 февраля был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР. Еще несколько Золотых Звезд засверкало на груди самых отважных героев-танкистов. Теперь их уже стало 16 человек. А командир бригады полковник И. И. Гусаковский стал дважды Героем Советского Союза. [125]

У САМОГО БАЛТИЙСКОГО МОРЯ

Наступление начиналось трудно. Была распутица. Танки шли по шоссе, вытянувшись в стальную нить. Впереди 44-я гвардейская танковая бригада. В сторону не свернешь — болота. А кончится топкое место — шоссе вдруг нырнет в узкое дефиле. Справа и слева почти отвесные стенки. Настоящая ловушка для танков .

В другое время гитлеровцы непременно использовали бы все «узкие места» и малыми силами смогли бы не только успешно сопротивляться, а и, пожалуй, сорвать наступление .

Но гитлеровская Германия была парализована последними сокрушительными ударами Советской Армии. Лишь в отдельных городах и населенных пунктах фашистам удавалось организовать упорное сопротивление .

За два дня бригада продвинулась почти на 45 километров. В головном отряде шел 3-й батальон, которым командовал капитан П. В. Деркач. Танков у него было всего двенадцать .

Но зато батальон был усилен дивизионом самоходно-артиллерийского полка, стрелковой ротой и истребительно-противотанковой батареей моторизованного батальона автоматчиков и достаточным количеством саперов и зенитных средств .

Противник отходил на север и северо-запад, минируя дороги, делая лесные завалы .

Бригада, преодолевая препятствия, продвигалась в направлении на Неренберг .

К городу головной отряд подошел вечером 2 марта. Первая атака была неудачной .

Комбриг прибыл в боевые порядки 3-го батальона. Выслушав доклады командиров подразделений, он приказал временно закрепиться, [126] в течение ночи тщательно разведать силы противника и систему его обороны, чтобы на рассвете повторить атаку .

Вернувшись в штаб, командир бригады вместе с подполковником А. И. Воробьевым детально обсудили план штурма Неренберга .

15 «Унэн», 25 февраля 1945 г .

С рассветом по южной окраине города был произведен огневой налет — залп минометов, приданных бригаде, и по два-три выстрела из танков и САУ. Вслед за этим 3-й танковый батальон с востока, а 1-й с юга при поддержке 1454-го самоходно-артиллерийского полка, наступающего вслед за боевыми порядками бригады, на большие скоростях подошли к Неренбергу. Ведя огонь на ходу; боевые машины ворвались на его окраину .

Оборона у противника была организована неплохо. Несколько противотанковых батарей прикрывали подступы к городу. В таких случаях успех во многом зависит от искусства механика-водителя. Но за рычагами управления боевых машин в 1-м батальоне — настоящие асы. Например, старший сержант И. Е. Волков. Когда вражеская батарея открыла огонь, он, умело маневрируя машиной, не дал возможности попасть в нее. Танк ворвался на огневую позицию и несколько орудий раздавил гусеницами. Умело вел в бой свою машину и старшина Б. А. Быков. Экипаж этого танка вступил в поединок с вражеской самоходкой и уничтожил ее. Старшина А. М. Фролов был ранен, но после перевязки снова сел за рычаги управления. Уверенно, тактически грамотно руководил своей ротой коммунист старший лейтенант И. С. Клещенок .

После двухчасового ожесточенного боя Неренберг был полностью очищен от врага .

Дальше наступление пошло легче. Кончились болота и узкие ловушки-дефиле. Был взят небольшой город Альтеншторхов, после чего тапки вышли на оперативный простор .

Ночью на 3 марта бригада почти без боя вошла в Вангерин. Зато в Лабесе, который атаковали в 7 часов, гитлеровцы дралась отчаянно и оставили его лишь после двухчасового ожесточенного боя .

На улицах Лабеса основная тяжесть легла на батальон майора Пинского. Отличилась рота старшего лейтенанта В. К. Бахмарова, который был тяжело ранен, но не покинул поле боя, пока не выполнил поставленную задачу. [127] Зная по опыту, что гитлеровцы, не надеясь удержать город, стараются увезти ценные грузы, Пинский послал несколько машин на железнодорожную станцию. И не ошибся: там уже стоял эшелон с военным имуществом. Попытка увезти его противнику не удалась .

После взятия Лабеса продвижение застопорилось. Гитлеровцы из последних сил стремились остановить наступление и бросались в контратаки с решимостью обреченных .

Сильно мешала нашим танкистам вражеская авиация. Порой по 15—20 самолетов бомбили позиции, занимаемые бригадой в районе Штольценберга .

8 марта бригада по приказу командования сдала позиции польским частям и двинулась к Балтийскому морю в направлении на Гдыню, действуя в передовом отряде 11-го гвардейского танкового корпуса .

Батальон майора М. С. Пинского шел впереди. Только что он выбил гитлеровцев из очередной деревни и направился дальше, на Путциг, оставив за собой несколько сгоревших вражеских машин и десятка три трупов гитлеровцев .

Командир бригады догнал батальон в нескольких километрах за деревней. Танки стояли в укрытии .

Пинский подбежал с докладом. Поздоровавшись с ним, комбриг сказал:

— Я приехал, чтобы вручить правительственные награды танкистам. А вас поздравляю с присвоением звания Героя Советского Союза .

Полковник Гусаковский крепко пожал руку смутившемуся Пинскому, обнял ето и поцеловал. Затем приказал доложить обстановку .

— Батальон наступает в направлении на Путциг, — начал комбат, развернув карту. — Впереди — узел обороны противника. С ходу взять не удалось, оказывает сильное огневое сопротивление. Местность гористая — нельзя обойти ни справа, ни слева. Придется прорывать с фронта. Чтобы уточнить расположение противотанковых средств и направление главного удара, выслал разведку в составе.. .

Полковник вдруг перебил комбата:

— Боболев — это ваш механик?

— Так точно!

— Он награжден орденом Отечественной войны второй степени. [128] — Вася заслужил награду, — сказал Пинский .

Командир батальона закончил доклад. Все нетерпеливо поглядывали в сторону опушки леса, откуда вот-вот должны были появиться разведчики .

Наконец вынырнула из леса одна фигура, другая. Но что это? Одного несут на плащпалатке! Кто это? Ранен или убит?

Побледневший от волнения Пинский шагнул навстречу разведчикам. Он почему-то сразу почувствовал, что несут Васю Боболева .

И действительно, его .

Возглавлявший группу старший лейтенант Шарипов доложил, как все произошло .

Разведчики почти сразу же обнаружили просеку, по которой можно не только обойти вражеский опорный пункт, но и пробраться в тыл к фашистам. Радостные, возбужденные удачей, они возвращались назад. Но вдруг увидели гитлеровцев — двух солдат и офицера .

Дали по ним очередь из автомата. Солдаты упали и больше не поднялись, а офицер бросился бежать. Вася Боболев кинулся за ним. Он хорошо понимал, как важно захватить такого «языка». Остальные разведчики чуть отстали и, когда на какое-то мгновение, и беглец и его преследователь скрылись в кустах, услышали выстрел. Подбежав, увидели, что Боболев неподвижно лежит, вцепившись руками в горло задушенного им гитлеровца. Разведчики разорвали на нем гимнастерку и переглянулись. Рана была на левой стороне груди, у самого сердца. И все сразу поняли: это смертельно.. .

Когда раненого танкиста перевязали и перенесли в находившийся поблизости домик, он на несколько минут пришел в сознание. Обвел взглядом склонившихся над ним боевых товарищей. Узнал комбрига, командира взвода старшего лейтенанта Зайцева, комбата

Пинского, попытался улыбнуться, но не хватило сил. Тихо попросил Зайцева:

— Спойте, пожалуйста, мою любимую.. .

Все поняли, что это последняя просьба умирающего. И дрогнувшим голосом Зайцев начал песню, которую танкисты сами сочинили. Бесхитростные слова были далеки от совершенства, но в батальоне очень любили песню. Вероятно, потому, что в ней говорилось о самых [129] заветных мыслях — о том, что будет после войны, когда «залечит раны наш народ» .

Вася Боболев слушал закрыв глаза. Только губы чуть заметно шевелились, словно он тоже, как бывало, пел вместе со всеми .

Когда прозвучали последние слова, умирающий открыл глаза и еле слышно сказал:

— Спасибо за песню. Вам в бой, а я отвоевался. Прощай, дорогой комбат. Эх!. .

Пинский постоял несколько мгновений, тяжело вздохнул и приказал положить тело на броню замыкающего танка .

Когда после команды «По машинам» танкисты бросились на свои места, майор Пинский подумал: горе будет фашистам, которые сегодня встретятся на пути его танков. И действительно. Батальон шел до самого Путцига, всё сокрушая на своем пути. Было несколько коротких, но до предела ожесточенных схваток. Остатки пятнадцати автомашин дымили на дорогах, где прошли танкисты Пинского. Было уничтожено около сотни солдат и офицеров противника .

12 марта в 9 часов бригада овладела городом Путциг и вновь вышла на берег Балтийского моря, на этот раз севернее Гдыни .

На окраине Путцига танкисты Пинского похоронили Васю Боболева .

В Путциге провели четыре дня. Пока по приказу комбрига велась разведка и тщательное наблюдение за противником, гвардейцы ремонтировали материальную часть .

16 марта полковник Гусаковский получил приказ поддержать своими танками стрелковую дивизию, наступавшую на Гдыню. Ближайшая задача: захватить маленький город почти на самом берегу Балтийского моря — Клайн-Катц .

Продвигались медленно. Дело осложнялось тем, что опять, как в начале операции, боевым машинам почти не было возможности для маневра: болота, лесные массивы, множество текущих в разных направлениях речушек, — и все это прикрыто хорошо продуманной системой огня. Огонь был настолько плотным, что пехота то и дело отставала от танков, и они уходили вперед, ведя бой самостоятельно .

Но, несмотря на трудности, танкисты упрямо [130] пробивались вперед. В оперативном подчинении бригады находились три полка — 1454-й самоходно-артиллерийский, 270-й гвардейский минометный и 350-й легкий артиллерийский .

Был получен приказ — к исходу дня выйти в район города Клайн-Катц и занять его .

Перед началом наступления минометный и легкий артиллерийский полки произвели интенсивный артналет, и танкисты, сбив противника с обороняемого рубежа, уже за первые полчаса продвинулись вперед. Но дальше наступление застопорилось. Слишком силен был артиллерийский и минометный огонь из района отметка 117,7, Клайн-Катц. Пехота залегла и отстала. Танкисты вынуждены были действовать самостоятельно .

Путь преградила высокая железнодорожная насыпь. Полковник Гусаковский повернул бригаду влево. Вскоре танки наткнулись на совершенно непроходимый ручей. Комбриг вызвал саперов и приказал строить мост .

Танкисты, используя передышку, приводили в порядок машины. Всю боевую материальную часть бригады приказано было свести в 1-й батальон, которым после гибели Боридько командовал капитан А. Ф. Мырсиков. 2-й батальон вывели из боя и направили за получением новых боевых машин .

Вскоре наступление возобновилось, но продвижение шло медленно. Полковник Гусаковский приказал подождать подразделения 310-й стрелковой дивизии .

23 марта в 8 часов 30 минут, после артналета приданного бригаде 1454-го самоходноартиллерийского полка по району Клайн-Катц, Виттомин, бригада совместно с батальоном 310-й стрелковой дивизии начала наступление вдоль железнодорожной линии на Клайн-Катц и вскоре ворвалась на западную окраину города .

Первой завязала бой рота, которой командовал старший лейтенант И. С. Клещенок .

Здесь он и пал смертью храбрых .

На окраине города мужественно сражался старший сержант Г. Н. Шако. Он заменил раненого командира экипажа и, умело руководя действиями подчиненных танкистов, успешно отразил две вражеские контратаки. Мастерство и хладнокровие в самых критических ситуациях проявил механик-водитель старший сержант А. К. Черногоренко .

[131] После упорного боя западная часть города была взята. Дальнейшему продвижению мешал противотанковый ров. Проделать проход в нем не удалось. Тогда полковник Гусаковский принял решение совершить маневр совместно с 40-й гвардейской танковой бригадой, которая к этому времени с подразделениями 310-й стрелковой дивизии заняла южную часть города, и атаковать Клайн-Катц с юга. К 7 часам 24 марта 44-я бригада сосредоточилась в районе церкви. Здесь ее и застал приказ наступать на Гдыню, взаимодействуя с 310-й стрелковой дивизией .

Вместе с 1454-м самоходно-артиллерийским полком и взводом 134-го отдельного саперного батальона бригада сразу же выступила из города, северная часть которого попрежнему оставалась у врага. Имея мощные огневые узлы сопротивления и, кроме того, поддержанный с моря огнем кораблей, противник не давал возможности проделать проходы в противотанковом рву, контратаковал .

В ходе наступления на Гдыню бригада взаимодействовала с 1080-м стрелковым полком 310-й стрелковой дивизии. К 11 часам 26 марта она достигла западной части города .

Бои сразу же приняли исключительно упорный характер .

1-му батальону была поставлена задача наступать в направлении кладбища, являвшегося частью опорного пункта фашистов, оборонявшихся крупными механизированными подразделениями, танками и артиллерией .

Первыми ворвались сюда три машины командира взвода лейтенанта А. Д. Ястребова .

Он сразу увидел, что ему угрожают противотанковые орудия и «фердинанд». Мгновенно оценив обстановку, Ястребов из двух зол выбрал худшее — самоходку. Прозвучал выстрел, и «фердинанд» вспыхнул. Но в этот момент одно из вражеских орудий ударило по командирской машине бронебойно- зажигательным снарядом. Лейтенанта ранило в обе ноги и руку .

Танкисты вытащили Ястребова из готовой взорваться машины. От потери крови и нестерпимой боли в обожженном лице он потерял сознание и не мог видеть, как 1-й батальон вышиб гитлеровцев с занимаемых позиций .

В Гдыне снова отличился старший сержант Г. П. Шако, который, возглавив экипаж во время боев в Клайн-Катце, продолжал им командовать. Его танк в составе [132] взвода участвовал в захвате вражеской колонны из 100 автомашин с военным имуществом .

Когда наступающим машинам преградил вырытый на улицах города противотанковый ров, на какое-то мгновение все замешкались. Первым сориентировался сержант А. И .

Ширшов. Смелым маневром он на своем танке захватил ров и дал возможность наступающим проделать в нем проход .

Все время в гуще боя находилась машина, за рычагами которой сидел старший сержант А. К. Черногоренко, герой штурма Клайн-Катца. Он погиб во время жаркой схватки с танковым заслоном противника .

Даже в безвыходных, казалось бы, положениях танкисты сохраняли присутствие духа и добивались успеха .

На улицах Гдыни был подбит танк кандидата партии механика-водителя старшины Ф. М. Курзенкова. Но танкист, раненный, продолжал выполнение задачи .

Успешному захвату западной окраины города 1-й батальон во многом был обязан взводу коммуниста лейтенанта Н. А. Бабкина. Смелым натиском три его тридцатьчетверки сбили заслон и, захватив оборонительные сооружения, проложили дорогу остальным машинам .

Танкисты постепенно теснили гитлеровцев. Но враг был еще силен и огрызался отчаянно. Здесь, на окраине Гдыни, танкисты 44-й гвардейской танковой бригады похоронили многих своих товарищей, среди которых были старшие сержанты В. С .

Солдатов, А. Н. Филин, В. А. Агапов, сержант В. Г. Тихонов и другие .

Ведя упорные уличные бои, очищая дом за домом, квартал за кварталом, 44-я гвардейская танковая бригада к 22 часам 26 марта полностью овладела западной частью города. С наступлением ночи полковник Гусаковский приказал закрепиться и организовать разведку противника. Однако в полночь комбриг получил приказ сдать занимаемый участок .

Так закончились напряженные бои в Прибалтике, длившиеся почти месяц (1—26 марта). На боевом Знамени 44-й гвардейской танковой бригады появилась еще одна правительственная награда — орден Суворова II степени .

27 марта бригада вышла из боя и, совершив 380-километровый марш, сосредоточилась в районе Борхова (12 километров юго-восточнее Ландсберга). [133] «ДАЕШЬ БЕРЛИН!»

Раннее утро. А в лагере бурлит жизнь. Парторг роты лейтенант В. С. Муляр, вдыхая чистый прохладный воздух, широко шагает туда, где между высокими соснами, поблескивая свежей краской в веселых лучах апрельского солнца, стоят боевые машины. Возле них трудятся члены экипажей .

Парторг подошел, поздоровался. Не прерывая работы, танкисты ответили ему улыбками .

Муляр внимательно осмотрел свою машину и остался доволен тем, как ее готовят. Все, что нужно, проверено, изношенные детали заменены. Сейчас идет проверка ходовой части .

Прежде чем приступить к работе, парторг обошел все машины роты, посмотрел, как трудятся танкисты, послушал, о чем говорят. Смеются, шутят. У всех отличное настроение .

«Радуются ребята. Понимают, что впереди последний решительный бой — наступление на Берлин», — подумал лейтенант. Да разве только они! Все в бригаде, как только прибыли в этот лес неподалеку от небольшого города Борхов и расположились лагерем, с нетерпением ждут приказа. Когда командир бригады распорядился заниматься боевой подготовкой и готовить к бою матчасть, некоторые отнеслись к этому без энтузиазма. Но это в большинстве своем молодые солдаты. Фронтовики же понимают, как важно лишний раз на ящике с песком проиграть предстоящую задачу и проверить в танке все до последнего винтика .

Помогая своему экипажу обслуживать машину, наблюдая за тем, как идут дела возле других танков, лейтенант Муляр думал о событиях последних дней. Вспомнил о комсомольском собрании бригады, которое было [134] проведено в эти горячие дни подготовки к штурму Берлина. Готовил его помощник начальника политотдела по комсомольской работе Михаил Бутурлов, человек с огоньком. Много интересных дел по его инициативе успели провести комсомольцы бригады, готовясь к боям за Берлин .

Весь день парторг работал возле своей машины, а каждую свободную минуту использовал для того, чтобы поговорить с танкистами о предстоящих боях. В один из перерывов рассказал им о собрании партийного актива бригады. Повестка дня — «Задачи партийных организаций в предстоящих боях за Берлин». Горячо, страстно говорили представители партийных организаций батальонов о том, какое им предстоит великое дело — участвовать в окончательном сокрушении врага в Берлине. Все гордились этой исторической миссией .

Хорошо сказал в своем выступлении Герой Советского Союза лейтенант Григорий

Аркадьевич Виноградов:

— Заверяю партийный актив, что с честью выполню оказанное мне доверие. К боям за Берлин полностью готов и я, и взвод, которым командую .

Настроение танкистов выразил и командир роты старший лейтенант Бахмаров:

— Наступил долгожданный день. Клянусь беспощадно крушить врага!

Большую работу вели все коммунисты бригады. Они стремились так настроить людей, чтобы слова боевого приказа, который все с нетерпением ждали, как искры воспламенили бы сердца танкистов. Все было подчинено этой цели: и приезд генерал-полковника М. Е .

Катукова, вручившего бригаде за участие в Померанской операции орден Суворова, и митинги, прошедшие в батальонах после награждения, и партийные собрания, на которых лучших воинов принимали в партию.. .

Памятным событием для гвардейцев стал приезд Михаила Ефимовича Катукова .

Для встречи командарма полковник Гусаковский выстроил бригаду на просеке соснового леса .

Когда появилась группа генералов и офицеров во главе с М. Е. Катуковым, командир бригады подал команду «Смирно». Стало так тихо, что передние шеренги услышали перезвон орденов и медалей на груди у приближающихся командиров. [135] Полковник Гусаковский подошел с рапортом к Катукову .

На командарма, на его две Золотые Звезды и покрывающие грудь многочисленные ордена и медали с восторгом смотрели все стоящие в строю: и ветераны, и молодые солдаты из пополнения, совсем недавно прибывшие из далекого Нижнего Тагила .

Катуков, приняв рапорт и поздоровавшись с гвардейцами, зачитал Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении 44-й гвардейской танковой бригады орденом

Суворова и, прикрепив новую награду на алый гвардейский стяг, сказал:

— Поздравляю вас с правительственной наградой. Желаю вам в предстоящих боях быть мужественными и беспощадными к врагу .

Трижды прогремело «ура». Командарм улыбнулся и продолжал:

— И еще с одним знаменательным событием хочу поздравить вас, товарищи. Указом Президиума Верховного Совета СССР гвардии полковник Гусаковский награжден второй медалью «Золотая Звезда». Отныне ваш командир — дважды Герой Советского Союза!

Генерал Катуков вручил ордена и медали награжденным танкистам .

Хороший это был день. Но едва уехал командарм и те, кто его сопровождал, праздничное настроение сменилось деловой озабоченностью. Танкисты снова пошли в парк, к машинам .

Вечером, когда стемнело и возле машин работать было уже нельзя, комбриг и начальник политотдела собрали офицеров в «клубе» — так называли большую брезентовую палатку, установленную на поляне .

— Мы созвали вас затем, — сказал командир бригады, — чтобы обсудить задачи по подготовке к предстоящим боям .

Совещание проходило очень активно. Офицеры докладывали о том, что уже сделано по подготовке к штурму Берлина, вносили предложения .

Вот поднялся заместитель командира 2-го батальона по политической части капитан Илья Егорович Дранченко .

— Надо, — сказал он, — чтобы каждый батальон имел знамя, которое он должен водрузить на одном из важнейших административных зданий вражеской столицы. [136] — Я не против, — сказал командир бригады и, обернувшись к Помазневу, спросил:

— А что думаете вы?

— Дранченко прав: пусть батальоны имеют свои знамена, — ответил Помазнев .

Перед самым наступлением на танках 44-й бригады рядом со ставшими традиционными дарственными надписями монгольских трудящихся появились новые: «На Берлин!», «Путь домой — через Берлин», «Даешь Берлин!»

За полмесяца, что провели в лесном лагере, почти в каждый экипаж пришли новички .

Предстоящие бои были для них серьезным испытанием. И это учитывали коммунисты .

Очень многое было сделано, в частности в 3-м батальоне. Командир капитан Павел Васильевич Деркач, замполит капитан Николай Федосеевич Бакин, парторг лейтенант Иван Петрович Петров уже самую встречу молодого пополнения постарались организовать так, чтобы она каждому новичку запала в сердце .

Особенно поразило молодых танкистов торжественное построение. Они смотрели на тех, с кем вместе завтра придется идти в бой. Шутка ли — у каждого на груди по три-четыре ордена, медали!

На торжественном построении присутствовал полковник Гусаковский. Молодые воины жадно ловили каждое его слово. Комбриг говорил о замечательных традициях батальона, о том, что долг каждого вступающего в гвардейскую семью — бережно хранить их и умножать .

Сердечно встретил пополнение комсорг батальона младший лейтенант Черняк .

Особенно понравился ему экипаж младшего лейтенанта Шевцова. И механик-водитель старший сержант Семиколенов, и командир орудия сержант Сарапят, и заряжающий сержант Сарычев до того, как прибыли в бригаду, успели понюхать пороху. Интересно было с ними поговорить. Рассказали, как получали на заводе в Нижнем Тагиле свою тридцатьчетверку, как на митинге рабочие наказывали беспощадно громить врага .

— Вы, ребята, можете гордиться. В батальон вы попали замечательный, — сказал комсорг и начал рассказывать о последних боях .

В первую очередь, конечно, о бывшем командире [137] Герое Советского Союза майоре Карабанове. Потом о капитане Деркаче. Фронтовик, отважный, грамотный офицер. С таким в любой бой не страшно идти.. .

В оставшиеся до начала наступления дни активно велась пропаганда боевых традиций батальона среди пополнения. Комсомольцы-активисты выступали с беседами о боевом пути бригады. В подразделениях изучались памятки танкистам, в которых обобщался боевой опыт, давались конкретные советы о действиях в предстоящих боях .

Наконец был получен приказ на марш .

Решили провести комсомольское собрание. С докладом выступил начальник политотдела бригады подполковник В. Т. Помазнев. Он рассказал о предстоящих боях, о трудной и ответственной задаче, поставленной командованием перед батальоном, и призвал участников собрания бить врага, не щадя ни крови, ни жизни своей. После этого начальник политотдела вручил новые комсомольские значки .

Первому комсомольский значок был вручен младшему лейтенанту Черняку .

— Я уверен, — сказал комсорг, — что все мы будем с честью носить эти значки, приумножим славу нашего батальона в предстоящих боях .

Такую клятву дали все комсомольцы .

14 апреля в 19 часов бригада вместе с приданным ей 1454-м самоходноартиллерийским полком выступила из лесного лагеря и, совершив марш, к 2 часам 15-го сосредоточилась в выжидательном районе .

Танкистам было зачитано обращение Военного совета 1-го Белорусского фронта .

Торжественно и грозно звучали слова:

«Славой наших побед, потом и своей кровью завоевали мы право штурмовать Берлин и первыми войти в него, первыми произнести грозные слова сурового приговора нашего народа гитлеровским захватчикам .

За нашу Советскую Родину — вперед на Берлин!»

Это пламенное обращение читали и горячо обсуждали во всех экипажах .

Снова команда «Моторы!». В 19 часов бригада выступила из выжидательного района и после шестичасового марша переправилась через Одер. Ей были приданы 1454-й самоходноартиллерийский полк, 53-й отдельный гвардейский минометный дивизион, 1018-й зенитноартиллерийский [138] полк и две саперные роты 17-й инженерной бригады .

44-я гвардейская танковая бригада имела задачу вместе с приданными ей частями утром 16 марта, с началом атаки 8-й гвардейской армии, двигаться в направлении на Зеелов, вслед за боевыми порядками первых эшелонов наступающих; как только пехота достигнет рубежа Гузов, Зеелов, Фридерсдорф, войти в прорыв на участке Зеелов, Фридерсдорф и наступать в передовом отряде 11-го гвардейского танкового корпуса .

3-й батальон прибыл в исходный для наступления район в час ночи. И хотя надо было еще замаскировать машины и дать людям возможность хоть немного поспать перед боем, капитан Бакин, лейтенант Петров и младший лейтенант Черняк нашли немного времени для партийных и комсомольских дел. Вначале накоротке собрались партийные активисты, потом пришли на несколько минут комсорги рот. Каждому было конкретно сказано, что надо делать завтра в бою .

Затем все легли спать. Лишь часовые стояли возле машин, молчаливые и настороженные.. .

Сержант Сарапят проснулся от грохота. Первая мысль была: «Гроза». Потянул на себя брезент, устраиваясь поудобнее. Вот-вот забарабанят по толстому брезенту дождевые капли .

Но что это? Не слышно, чтобы дождь шел, а грохот все сильнее, все оглушительнее .

Откинув брезент, Сарапят вскочил — и остановился, завороженный: в небе то появлялись, то исчезали огненные сполохи. Говорили «катюши» .

Подошел командир орудия с соседней машины старший сержант Аркадий Перевозчиков, тоже, как и Сарапят, из пополнения .

— Смотришь? — спросил он. — Ну как, здорово «катюши» играют?

Через минуту весь батальон уже был на ногах. Занималось утро 16 апреля 1945 года .

Когда совсем рассвело, комсорг собрал новичков, многие из которых первый раз должны были идти в бой. Настроение у всех бодрое. Вот механик-водитель Сорхунов передает аккуратно сложенный листок .

— «В день, когда мы идем штурмовать Берлин, [139] — громко читает комсорг, — я хочу стать членом ВЛКСМ. Если погибну, прошу считать меня комсомольцем» .

Оказывается, это заветное желание и многих других танкистов. Они тоже подготовили заявления. Их больше двух десятков. Черняк бережно расправляет исписанные разным почерком листочки и прячет в полевую сумку .

После артиллерийской подготовки, продолжавшейся полтора часа, боевые порядки противника основательно обработала авиация. И все же, когда части 8-й гвардейской армии пошли в атаку, им удалось прорваться только через первую полосу обороны противника .

Встретив упорное сопротивление на рубеже 2 километра восточнее Зеелова, 1,5 километра восточнее Людвигслуста, они остановились и в течение дня вели упорные бои, отбивая на подступах ко второму оборонительному рубежу контратаки танков и пехоты противника .

44-я гвардейская танковая бригада вошла в прорыв, имея в головном отряде 3-й батальон .

Первой двинулась разведка головного отряда. Командовал ею лейтенант Г. Виноградов .

Машина капитана Деркача все время держала с ним связь. Радист старшина П. Евлентьев внимательно вслушивался в эфир, повторяя все, что удавалась разобрать, комбату .

Наконец Евлентьев уловил голос Виноградова, докладывавшего обстановку:

— Идем вперед. Пока противника не видно .

И вдруг почти сразу же вслед за этим:

— Вижу гадов... Уничтожить! По танкам — огонь!

Подробности этого боя в батальоне узнали уже после взятия Зеелова. Возглавляемая Виноградовым разведка наскочила на танковую засаду — несколько «тигров» .

Силы были неравные. Но взвод Виноградова принял бой. В первые минуты командирская машина метров с двухсот подбила один «тигр», потом другой. Но и ее взяли на прицел. Получив пробоину, танк Виноградова загорелся, а сам офицер был тяжело ранен .

Танкисты на руках отнесли его в медсанбат. Командование разведчиками принял Герой Советского Союза лейтенант И. X. Кравченко .

Достигнув безымянного ручья в 2,5 километра восточнее Зеелова, 44-я бригада остановилась и в течение нескольких часов вела тяжелый огневой бой. [140] Оборона под Зееловом была у противника прочной — рвы, минные поля, надолбы. Рота старшего лейтенанта К. Никонова получила приказ взять укрепленную высоту перед городом .

Перед атакой в роту пришел заместитель командира батальона по политической части капитан Н. Ф. Бакин. Он собрал коммунистов и комсомольцев .

Беседа длилась недолго. Затем капитан Бакин, зная, что до сигнала атаки остается лишь несколько минут, молча пошел к машине, которая должна была идти первой, и занял место механика-водителя .

Не так-то просто оказалось сбить противника с высоты. О том, какой напряженной была схватка и с каким замечательным мастерством дралась рота, говорит ее боевой счет в этом бою: 8 танков, 3 зенитные батареи и около 100 вражеских солдат и офицеров .

При взятии высоты отличились многие, в том числе и экипаж младшего лейтенанта Шевцова .

Когда бой закончился, сержант Сарапят откинул люк и выглянул из танка глотнуть свежего воздуха. От остановившейся неподалеку машины подбежал старший сержант Перевозчиков .

— Ну как дела, Сарапят?

— Жарко было. Всего пять осколочных осталось.. .

Подвезли боеприпасы. Через несколько минут все уже работали, загружая снаряды. И в этот момент гитлеровцы открыли плотный огонь .

Тяжело ухнул взрыв, и свечкой вспыхнула наша машина. К ней сразу же бросились находившиеся неподалеку десантники и начали забрасывать пламя песком .

Экипаж из машины вытащили сразу. Трое почти не пострадали. Только старший сержант Перевозчиков был тяжело ранен в голову и через несколько минут скончался на руках у товарищей .

Тяжело переживали в батальоне эту потерю .

Вскоре враг полез со всех сторон на высоту, пытаясь вернуть ее. Сержант Сарапят почувствовал запах дыма, но продолжал стрелять.

Подумал об опасности лишь в тот момент, когда в наушниках раздался голос механика-водителя старшего сержанта Семиколенова:

— Горим!

Командир танка приказал покинуть машину .

Семиколенов остался на своем месте, за рычагами [141] управления, стараясь вывести танк из-под обстрела. Это ему не удалось. Тогда экипаж стал забрасывать горящую машину землей и песком, не обращая внимания на пули и осколки от разрывающихся неподалеку снарядов. Танкисты всеми силами старались спасти машину и в конце концов потушили пламя .

Бои за Зеелов принимали все более затяжной характер. Город был совсем рядом, до него оставалось, если верить немецкому дорожному указателю, всего 2,5 километра. Но все попытки взять его оказывались безуспешными .

В основном вражеские укрепления штурмовали подразделения 27-й гвардейской мотострелковой бригады и 57-й гвардейской стрелковой дивизии. Активно действовал и моторизованный батальон автоматчиков бригады. Кое-где ему удавалось добиться успеха .

Рота под командованием старшего лейтенанта Хабибулы Рузиева 17 апреля смелой атакой выбила противника с занимаемого рубежа .

Очень инициативно и напористо действовало отделение, которым командовал коммунист старшина Иван Иванович Артемов. Старшина заметил в каменном доме фаустников, поджидавших наши танки. Он подполз по-пластунски к окну и ударил из фаустпатрона. Не успел рассеяться дым от взрыва, как герой-автоматчик был уже в комнате, где находились гитлеровцы, и стал расстреливать их из автомата .

Большую активность проявляли разведчики. Одному из них — сержанту Вениамину Григорьевичу Смирнову было приказано разведать вражескую огневую точку, которая сильно мешала продвижению нашей пехоты. Было непонятно, кто ведет огонь. Полевое орудие? Самоходка? Или, может быть, закопанный танк?

Сержант скрытно подобрался к месту, откуда раздавались выстрелы, и увидел, что это действительно закопанный танк противника. Когда разведчик стал уточнять местоположение бронированной машины, гитлеровцы заметили его и открыли огонь. Смирнов не растерялся .

Смело приняв бой, он убил трех гитлеровцев. Вернувшись в свое подразделение, сержант указал точное расположение вражеского танка, который вскоре был уничтожен .

Активный поиск вели в районе Зеелова разведчики роты управления бригады. И часто добивались успеха. [142] Например, сержант Григорий Дмитриевич Чернов обнаружил замаскированную батарею противника, которая затем была уничтожена .

Большое мужество проявил ефрейтор Николай Иванович Шашков. Будучи в головном дозоре, он при разведке обочины дороги заметил группу гитлеровцев. Зашел к ним с тыла, используя складки местности, и открыл огонь. В результате двух вражеских солдат уничтожил, а девять взял в плен. Главное, что помогло Шашкову в этом нелегком единоборстве, — его удивительное спокойствие и присутствие духа. Он действовал неторопливо, но решительно и смело .

Разведчик роты управления сержант Василий Иванович Кузьмин, находясь в дозоре, встретил колонну немецких автомашин и открыл огонь. Среди гитлеровцев началась паника .

Они разбежались, оставив на дороге две машины и четырех убитых .

Много дел было у саперов роты управления бригады. Рискуя жизнью, они разминировали мосты и дороги, по которым шли в атаку танки. Именно этим занимался на подступах к Зеелову коммунист старший сержант Андрей Ефимович Тепляков. Особенно трудно пришлось ему при разминировании моста. Противник вел огонь. Да к тому же мины были установлены с ловушкой. Но сапер справился. Помогло хладнокровие и отличное знание своего дела .

Надежно прикрывали с воздуха танкистов и автоматчиков, штурмующих Зееловские высоты, зенитчики. О том, какие это были мастера своего дела, можно судить по дошедшим до нас сведениям о командире зенитных установок старшем сержанте Сергее Александровиче Оленичеве. Когда на 3-й батальон пикировали бомбардировщики, он сбил два самолета «Фокке-Вульф-190» .

Но все это были частные успехи. Зеелов держался, и было видно, что одной пехотой ничего не удастся сделать, потому что слишком сильным было огневое сопротивление. А танки наши не имели возможности пойти на штурм города. Единственно, что они могли сделать для оказания помощи пехоте, это, стреляя из орудий с места, постараться подавить огневые точки, мешавшие продвижению наших стрелков и автоматчиков .

В этой обстановке полковник Гусаковский принял решение повернуть бригаду влево и наступать по маршруту [143] Людвигслуст, Фридерсдорф. Только так, штурмуя Зеелов не с востока, а с юга, он мог оказать помощь частям 27-й гвардейской мотострелковой бригады и 57-й гвардейской стрелковой дивизии .

16 апреля к 18 часам после короткой, но яростной схватки танкисты овладели сильно укрепленным населенным пунктом Людвигслуст .

Основную задачу выполнял 3-й батальон. Его атака была дружной. В машине, первой ворвавшейся на улицу деревни, находился заместитель командира по политической части капитан Бакин .

Очень помог танкистам в момент штурма Людвигслуста командир саперного взвода роты управления бригады младший лейтенант Николай Петрович Борисов. Еще когда готовились к атаке, он заметил три дзота, которые своим огнем могли сорвать наступление .

Борисов решил блокировать их. Взяв с собой отделение саперов, он переполз через железнодорожную линию и забросал дзоты гранатами .

После взятия Людвигслуста продвижение приостановилось. Путь танкам преградил взорванный железнодорожный мост .

На всех участках гитлеровцы усилили сопротивление. Особенно на высоте 53,2 и в районе населенного пункта Фридерсдорф .

Бригада закрепилась. И сразу же в разных направлениях ушли вперед разведчики, началась расчистка завала от взорванного моста и путей подхода к нему .

Сильно мешал своим огнем закопанный немецкий танк. Место его расположения никак не удавалось точно засечь. Это было поручено сделать разведчику из батальона автоматчиков бригады рядовому Валентину Павловичу Пономареву .

Пономарев по-пластунски полз по склону высоты. Вдруг до него донеслись голоса вражеских солдат. Прислушался и понял: корректируют огонь того танка, который он разыскивает .

Пономарев подполз ближе и увидел в траншее двух солдат — разведчика-наблюдателя и телефониста. Действуя решительно и быстро, он заставил их сдаться в плен .

Однако в тот момент, когда они подняли руки, экипаж вражеского танка, почувствовав, что в траншее что-то неладно, ударил по ней из пулемета. Пономарев был ранен, [144] но даже виду не подал. Он был рад, что танк этой очередью выдал себя .

Через некоторое время автоматчик Пономарев, сдав обоих военнопленных, докладывал командиру о выполнении задания .

Пока шла разведка, командир бригады и штаб уточняли взаимодействие с командирами 27-й гвардейской мотострелковой бригады и 57-й гвардейской стрелковой дивизии .

И вот после получасовой артиллерийской подготовки бригада совместно с пехотой пошла в атаку на Фридерсдорф .

В решающий момент штурма отличился 3-й батальон. Перед атакой заместитель командира по политчасти капитан Н. Ф. Бакин и парторг лейтенант И. П. Петров собрали накоротке коммунистов. Говорили просто: надо быть в первых рядах во время штурма. О том, как дрались коммунисты, ярко видно на примере командира танка лейтенанта Шадибека Насурлаева. Схватившись один на один с «тигром», он уничтожил фашистского бронированного хищника. Отлично действовали механики-водители старшие сержанты Павел Михайлович Антонихин и Владимир Николаевич Кузьмин .

Фридерсдорф был взят, но противник быстро опомнился, подтянул резервы, в том числе танки, и начал предпринимать яростные попытки отбить населенный пункт. Жарко пришлось 44-й бригаде. Лишь за три часа, с 12 до 15-ти, были отражены четыре вражеские атаки, причем каждый раз гитлеровцы бросали в бой по 20— 25 машин .

Тогда противник, решив, что под Фридерсдорфом наносится главный удар, снял часть войск из-под Зеелова и подтянул их сюда. Этим сразу же воспользовалось командование 8-й гвардейской армии. В результате решительной атаки Зеелов был взят .

Теперь 44-я бригада имела полную возможность повернуть на свой прежний маршрут .

И через Зеелов двинулась в направлении Мюнхеберга .

Фашисты сопротивлялись с фанатизмом обреченных. Бригада продвигалась медленно .

Упорные бои завязались возле деревни Герльсдорф. Первой вступила в соприкосновение с противником головная походная застава, выделенная от 3-го батальона, [145] действовавшего в качестве передового отряда. В ней находился парторг лейтенант И .

П. Петров, после ранения замполита под Фридерсдорфом принявший на себя его обязанности .

В головной походной заставе в основном были танки взвода, которым командовал лейтенант Александр Александрович Коломенский. Офицер погиб на улицах этой деревушки, совсем немного не дойдя до Берлина .

Вслед за передовым отрядом шел батальон майора Пинского. Он вовремя оказался на месте, когда передовой отряд и пехота завязали бой. Противник, растерявшийся в первую минуту, вскоре оправился и даже пытался на одном из участков организовать контратаку. Но наши танкисты были начеку. Один только командир орудия старший сержант Иван Антонович Ишутин огнем из своего танка разбил 3 противотанковые пушки, поджег 2 автомашины и расстрелял из пулемета до 40 солдат и офицеров противника .

Однако вслед за этой контратакой началась вторая, потом третья. Танкисты 2-го батальона, отбивая их, проявили большую стойкость .

Как и в батальоне Деркача, вместе с ними на линии огня был парторг — лейтенант Никифор Михайлович Пидченко. Он тоже заменил раненого замполита. Во время одной, особенно яростной, контратаки офицеру пришлось взяться за автомат, а потом лечь за пулемет Дегтярева. Ведя меткий огонь, он уничтожил 12 солдат и офицеров противника .

Ну и, конечно, взятие Герльсдорфа, успешное отражение контратак было бы невозможно без дерзкой отваги десантников из батальона автоматчиков .

В один из критических моментов атаки на Герльсдорф по отделению сержанта Владимира Николаевича Квасова, которое очищало улицу от фаустников, ударил пулемет .

Командир отделения приказал своим подчиненным продолжать выполнение задачи, а сам подобрался к вражеским траншеям и забросал гранатами огневую точку. В этот момент сержант заметил, как на одного из наших офицеров напали несколько гитлеровцев. Рискуя жизнью, Квасов вступил с ними в рукопашную схватку и спас офицеру жизнь .

И еще одна деревушка на тяжелом пути к Берлину запомнилась танкистам и автоматчикам по ожесточенному [146] характеру завязавшихся за нее боев — Янсфельде. Ее брали 3-й батальон и десантники из батальона автоматчиков. Первыми героями этого боя были парторги обоих подразделений — лейтенант И. П. Петров и старшина Ф. Д. Седов .

В Янсфельде наши танки ворвались с ходу. Прошли сразу до самого центра. И когда танкистам казалось, что все уже кончено, гитлеровцы открыли ураганный огонь. Серьезную опасность для танков представляли фаустники .

В дело вступили автоматчики. Проверяя каждый дом, они выбивали с чердаков и верхних этажей притаившихся солдат с фаустпатронами. Одной из групп командовал парторг старшина Седов. Он очистил три дома, в которых было уничтожено большое количество фаустников и автоматчиков противника .

Шаг за шагом, тесня противника, 44-я гвардейская танковая бригада головным отрядом (батальон Пинского) 19 апреля достигла восточной окраины Мюнхеберга, перерезав дорогу, связывающую этот город с Берлином .

Пинский приказал внимательно наблюдать за дорогой: может быть, удастся взять «языка». Через некоторое время показался мотоциклист, на бешеной скорости мчавшийся в Берлин. Его захватили. Это оказался связной .

Содержание пакета, который он вез, не оставляло сомнений в том, что Мюнхеберг обороняют подразделения недавно подошедшей моторизованной дивизии «Рейх». Медлить нельзя, надо атаковать, пока гитлеровцы не знают, что наши танки уже так близко. Командир бригады одобрил инициативу Пинского, и тот, собрав командиров рот, поставил перед ними задачу .

Но атака не увенчалась успехом. Слишком сильным оказался гарнизон. Правда, танки ворвались в расположение противника и, утюжа его траншеи, уничтожили около сорока гитлеровцев, бронетранспортер и два противотанковых орудия. Но все-таки пришлось отойти, оставив на поле боя две горящие машины. Раненых членов экипажей удалось спасти .

Полковник Гусаковский, узнав о неудаче, приказал бригаде отойти в рощу западнее Янсфельде, привести в порядок технику и выслать разведку с задачей найти пути обхода .

Все оставшиеся танки свели в один батальон под командованием майора Пинского .

[147] Разведчики установили, что южнее Мюнхеберга сил у противника намного меньше .

Значит, именно здесь надо атаковать. И бригада двинулась в обход, в направлении Эггерсдорф, Кинбаум .

В ночь на 20 апреля был взят населенный пункт Кинбаум, а на следующий день, после того как навели переправу через безымянную речушку, танки и десантники бригады заняли Рюдерсдорф. Полковник Гусаковский приказал продолжать наступление на северную окраину Калькберге с целью захвата переправы восточнее Тасдорфа. Но бригада встретила сильное огневое сопротивление и, потеряв три танка, закрепилась в северной части Рюдерсдорфа, ведя огневой бой танками и самоходками .

Эта вынужденная остановка была недолгой. Приданные бригаде самоходки произвели артиллерийский налет, и в 17 часов 21 апреля танкисты снова начали наступление. Уже через час они захватили переправу восточнее Тасдорфа, а вслед за этим очистили от противника и весь населенный пункт .

В этом бою был тяжело ранен заместитель командира батальона по строевой части, командовавший передовым отрядом. Его заменил замполит капитан И. Г.. Дранченко. Он не только умело руководил действиями танкистов, но и сам уничтожил танк, 3 зенитных орудия и до 40 солдат и офицеров противника .

Ночь на 22-е прошла в тяжелых боях. Танкистам пришлось действовать в лесу и на улицах населенных пунктов Фогельсдорф, Дальвиц и других .

Утром передовой отряд подошел к деревне Калькберге .

Разведка установила, что мост, по которому должны пройти танки, заминирован. Его нужно было захватить целым и невредимым. Сделать это командир бригады поручил роте старшего лейтенанта Бахмарова .

Выход был один: дерзкая, ошеломляющая, стремительная атака, такая, чтобы противник опомниться не успел. И она удалась, несмотря на плотный артиллерийский огонь .

Было уничтожено: зенитная батарея, 3 полевых орудия, танк и до 30 солдат и офицеров противника; взято в плен 50 гитлеровцев; захвачена колонна автомашин с военным имуществом .

Этой операцией Бахмаров руководил уже будучи раненным. Он продолжал воевать, отказавшись идти в госпиталь. [148] В 7 часов 22 апреля 44-я гвардейская танковая бригада с боем ворвалась на восточную окраину Уленхорста — пригорода Берлина .

Первой шла машина командира танкового взвода лейтенанта Аверьянова. Все эти дни он был в передовом отряде. Там, где прошел взвод Аверьянова, остались догорать вражеская самоходка и 2 бронетранспортера. Были раздавлены гусеницами и уничтожены огнем несколько зенитных орудий и около 150 фашистских солдат и офицеров; захвачено 3 орудия, 8 автомашин с грузами и взято в плен более 100 гитлеровцев .

И вот передовой отряд — на улицах пригорода Берлина. На броне, как всегда, десантники. Среди них комсорг батальона автоматчиков младший лейтенант Сергей Захарович Савицкий .

Командирская машина выскочила на площадь.

Аверьянов в поле зрения прицела увидел высокий, массивные здания и сразу вспомнил о Знамени, которое ему перед боем вручил парторг батальона старшина Федор Дмитриевич Седов, сказав:

— Водрузишь на крыше первого административного здания Берлина .

Но может быть, в этом огромном доме есть фашисты? Надо проверить. Аверьянов сделал несколько пробных выстрелов из орудия и пулемета. Потом приказал открыть огонь всему взводу. На огонь никто не ответил. Открыв люк, лейтенант выскочил на броню. В одной руке он держал Знамя, в другой — пистолет .

Через несколько минут над крышей, крепко-накрепко привязанное к трубе, полыхало под лучами веселого апрельского солнца алое полотнище .

Вскоре танкисты овладели узлом железных дорог в южной части Уленхорста, но натолкнулись здесь на сильное сопротивление танковых, артиллерийских и пехотных подразделений противника, которые, используя канал, пытались задержать продвижение бригады. Комбриг приказал остановиться, закрепиться и организовать разведку .

Для усиления боевых порядков бригады командир корпуса прислал в распоряжение полковника Гусаковского 399-й самоходно-артиллерийский полк .

Пользуясь короткой передышкой, командиры и политработники подвели итоги первых боев за Берлин, рассказали об отличившихся. [149] В Уленхорсте особенно четким было взаимодействие автоматчиков с танкистами. В одном месте танки были остановлены огнем вражеской батареи.

Комсорг батальона младший лейтенант Савицкий крикнул:

— За мной, ребята!. .

И спрыгнул на землю. За ним — несколько человек, самых смелых и отчаянных. Через минуту вся группа исчезла в развалинах домов .

Танкисты ждали, напряженно вслушиваясь. Батарею не обойдешь. Если на танках, то непременно надо атаковать в лоб. А этого делать нельзя. Условия, чтобы расстрелять тридцатьчетверки на прямой как стрела улице, почти идеальные. Вся надежда на тех, что ушли вместе с Савицким .

Наконец донеслись автоматные очереди, взрывы гранат. И сразу же вперед ринулись танки. Когда они ворвались на батарею, то увидели, что две пушки разбиты, расчеты уничтожены, а командир батареи взят в плен .

Большую опасность для танков представляли фаустники. Они открывали огонь внезапно и били точно. Танкистам трудно было бороться с ними. Выручали автоматчики бригады. В борьбе с фаустниками большое мужество проявили сержанты Иван Федорович Зайцев, Григорий Дмитриевич Чернов, Василий Иванович Кузьмин, ефрейтор Анатолий Романович Матвеев и многие другие .

В числе первых ворвался в Берлин экипаж младшего лейтенанта Шевцова. Танк мчался на большой скорости. То справа, то слева рвались снаряды. Механик-водитель старший сержант Семиколенов, опасаясь фаустников, старался держаться подальше от уцелевших домов .

Впереди шла машина командира взвода лейтенанта Коробова. В самый напряженный момент у него вышла из строя рация. И Коробов, чтобы отдать какое-то распоряжение, решился на рискованный шаг. Остановив машину, он выскочил на асфальт. И почти в то же мгновение ударил крупнокалиберный пулемет. Офицер упал .

В экипаже Шевцова все видели это. Семиколенов сразу же рванул машину за угол, откуда вел огонь вражеский бронетранспортер, а Сарапят быстро навел орудие и со второго снаряда зажег бронетранспортер. Так экипаж отомстил за смерть лейтенанта Коробова .

Утром 23 апреля начальник штаба бригады подполковник Воробьев доложил полковнику Гусаковскому, что [150] броды через преградивший путь танкам канал разведаны. Кроме того, есть мост. Можно продолжать наступление .

Самоходки и танки произвели огневой налет по западному берегу канала и по станции Вульхейде .

В 13 часов комбриг отдал приказ «Вперед». Бригада частью по мосту, частью вброд с боем форсировала канал, заняла станцию Вульхейде и вышла на улицы Карлсхорста. Здесь она закрепилась. Впереди была Шпрее — самая широкая в черте Берлина водная преграда .

24 апреля бригада получила задачу форсировать реку. Для усиления ей был придан батальон 27-й гвардейской мотострелковой бригады .

Преодолеть с боем широкую водную преграду в условиях огромного города очень сложное дело. Тем более что на противоположном берегу лес, где, образно говоря, за каждым деревом по вражескому автоматчику. Гитлеровцы могут в случае необходимости занять специально подготовленные траншеи, выкатить орудия на прямую наводку .

Чтобы лишить врага такой возможности, решено было батальон автоматчиков на подручных средствах переправить через Шпрее с целью захватить плацдарм, а главное — прочесать лес восточнее Трептова. А потом уже на пароме переправлять танки .

Но поредевшему в последних боях батальону автоматчиков оказалось не под силу прочесать лес. И как только первый паром с установленным на нем танком отчалил от берега, враг занял траншеи, выкатил орудия на прямую наводку и открыл огонь .

Гитлеровцы стреляли с близкой дистанции и быстро сумели поджечь танк. Был пробит и паром. Он пошел ко дну вместе с танком .

Стало ясно: в этом месте форсировать Шпрее не удастся. Командир бригады получил приказ выйти в район Кепеник и там на паромах механизированного корпуса переправиться через реку .

К 19 часам бригада сосредоточилась в районе переправы. За три часа все танки были доставлены на противоположный берег. Стали ждать подхода приданных бригаде 1430-го легкого артиллерийского полка и 53-го отдельного гвардейского минометного дивизиона .

В 6 часов 25 апреля бригада начала наступление. Она с боем форсировала канал Ландве в районе Трептов-штрассе [151] и продвигалась вдоль него, освобождая один квартал за другим .

Противник сопротивлялся отчаянно. Особенно упорные бои развернулись на Вейкзельштрассе, где был специально оборудован узел сопротивления. На прямой наводке стояло несколько орудий. Наступающих то и дело контратаковали, маневрируя между домами, танки противника .

Наши танки искали обходные пути. Но и здесь приходилось огнем и броней таранить огромные каменные дома, превращенные гитлеровцами в опорные пункты, где каждое окно грозило выстрелом из фаустпатрона .

Несмотря на все трудности, танкисты к 23 часам 26 апреля освободили пятнадцать кварталов и вышли к перекрестку Майбахуфер-штрассе — Котбуссер-штрассе .

Здесь комбриг приказал закрепиться. Ночь выдалась беспокойная. То и дело вспыхивали яростные схватки с фаустниками и пехотой противника, пытавшимися просочиться в боевые порядки танков .

С раннего утра бригада опять двинулась вперед. Особенно трудно было, когда, очистив от противника Плануфер-штрассе и Обенграут-штрассе, танки вышли в район парков. Здесь противнику удалось сделать несколько лесных завалов и заминировать их. Чтобы преодолеть препятствия, пришлось крепко поработать и экипажам боевых машин, и саперам роты управления бригады .

К 17 часам 27 апреля танки подошли к узлу железных дорог западнее Меркен-штрассе .

Комбриг знал, что здесь у гитлеровцев много артиллерии, пехоты, в каждом здании фаустники. Но сила сопротивления превзошла все ожидания. Противник вел сильный огонь по танкам из всех видов оружия. Командир бригады отдал приказ закрепиться .

На следующее утро бригаде было приказано атаковать этот превращенный в мощный опорный пункт узел железных дорог. Но противник сидел крепко, укрываясь за толстыми стенами, встречая танки продуманной системой огня .

Когда доложили об этом командиру корпуса, он приказал полковнику Гусаковскому вернуться на Блюхер плац, переправиться по мосту на северный берег канала и очистить прилегающие кварталы. [152] При выполнении этой задачи полковник И. И. Гусаковский был ранен. Бригаду повел его заместитель подполковник Е. Я. Стысин .

28 апреля ранило полковника В. Т. Помазнева. Политотдел возглавил его заместитель майор Н. Е. Золин. Но через два часа он был убит. Это была большая потеря для бригады .

Золина, настоящего коммуниста, для которого главной заботой жизни было счастье и безопасность Родины, очень любили солдаты, сержанты и офицеры. Он воевал с врагом самозабвенно, не жалея себя. Два ордена Отечественной войны I степени, орден Красной Звезды, медаль «За боевые заслуги» были на его гимнастерке в день гибели .

После того как был убит майор Золин, политотдел возглавил майор А. Ф. Аронсон и в завершающих боях по штурму вражеской столицы умело руководил действиями политработников .

29 апреля 44-я гвардейская танковая бригада еще на несколько кварталов продвинулась к центру Берлина. Во второй половине дня натолкнулись на баррикады, где сидели фаустники. Но танкисты уже накопили некоторый опыт действий в подобной обстановке .

Фаустников выкуривали десантники, а боевые машины растаскивали баррикады. Целую ночь бригада вела тяжелый бой .

Утром Стысину передали приказ командира корпуса: бригаде оставить занимаемый участок, выйти в парк Генриха и быть готовой форсировать канал на участке Кейт-штрассе; в дальнейшем совместно с 27-й гвардейской мотострелковой бригадой овладеть западной частью парка Тиргартен .

Бригада и приданные ей части быстро сосредоточились в указанном районе. Стысин со штабом организовали дозаправку топливом, пополнили боеприпасы, уточнили до деталей вопросы взаимодействия с 27-й гвардейской мотострелковой бригадой .

Переправу через канал прикрывали крупные силы гитлеровцев. До 15 часов 1 мая бригада вела с ними тяжелый бой. Наконец противник, понесший большие потери, не выдержал натиска и отошел на северный берег канала, взорвав за собой мост .

Стысин приказал саперам восстановить его. И они в труднейших условиях под прикрытием огня танков и самоходных установок выполнили приказ. Бригада ворвалась [153] на занятый противником берег и стала теснить его к центру. К 22 часам было очищено еще пять кварталов. Танки 44-й бригады вышли к ипподрому .

К этому времени положение гитлеровских войск в Берлине стало безнадежным, особенно после того, как в районе Тиргартена соединились войска двух танковых армий .

Танки бригады, сведенные во 2-й батальон, которым, после того как на Блюхер-плац был ранен М. С. Пинский, командовал его заместитель по политчасти И. Е. Дранченко, продолжая наступление, ворвались на центральную площадь города .

Некоторые машины дрались уже в непосредственной близости от рейхстага. В частности, экипаж, где командиром орудия был старшина А. И. Захаркин, ворвался в парк рейхстага и здесь уничтожил бронетранспортер и около двадцати вражеских пехотинцев .

В этот последний день штурма Берлина дерзко и смело действовали автоматчики. Ими умело руководили капитан Э. А. Шпильфогель, назначенный вместо выбывшего из строя В .

С. Юдина, и замполит капитан Г. И. Воробьев, раненный еще 28 апреля, но оставшийся в строю до самой капитуляции Берлина .

В один из самых напряженных моментов боя танкисты получили приказ продвинуться вперед. Но на их пути — большой каменный дом, а в нем фаустники и в проломе нижнего этажа — противотанковая пушка. В лоб атаковать нельзя .

Командир огневого взвода коммунист старшина Ю. Ф.

Богданов понял, что никто, кроме его артиллеристов, не сможет здесь помочь, и, не ожидая приказа, подал команду:

«Расчет, на колеса!» Артиллеристы, выкатив орудия на прямую наводку, открыли огонь. Дом рухнул от нескольких прямых попаданий, а под его обломками были погребены и фаустники, и автоматчики, и пушка .

В грохоте взрывов, ожесточенной трескотне пулеметных очередей, отблесках бесчисленных пожарищ агонизирующего Берлина истекали последние часы 1 мая 1945 года .

В штабе бригады шла напряженная подготовка к завтрашнему дню. Прибыло подкрепление — танковая рота, а в 24 часа — моторизованный батальон автоматчиков 40-й гвардейской танковой бригады .

Но утром воевать уже не пришлось. Всех поразила удивительная тишина, окутавшая поверженную [154] вражескую столицу. Молчали орудия, замерли танки. Ни выстрела вокруг. Для людей, которые больше недели вели напряженные бои на улицах огромного города, это было оглушительнее любой канонады .

И когда поняли танкисты, что закончился их многотрудный боевой путь, то со слезами на глазах бросились друг к другу и стали обниматься и целоваться, радуясь, как дети .

Командование бригады подводило итоги боев в Берлине. О них подробно говорилось в отчете, написанном после окончания боев .

44-я гвардейская танковая бригада была среди наиболее отличившихся частей. Почти все члены экипажей были награждены орденами и медалями Советского Союза .

В эти дни на торжественном построении был зачитан Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 апреля 1945 года. За образцовое выполнение заданий командования бригада в седьмой раз была удостоена высокой правительственной награды. На ее боевом Знамени появился орден Кутузова II степени .

Наконец наступило 9 мая 1945 года — Праздник Победы, день всенародного торжества. На митингах, состоявшихся во всех подразделениях, ветераны боев с гордостью говорили о замечательном пути, который прошла 44-я гвардейская танковая бригада. От Москвы до Берлина в кровопролитных боях ковали гвардейцы славу. Теперь, когда смолкли орудия, они обещали зорко стоять на посту по охране мира и безопасности, отличной учебой и образцовой службой умножать традиции танковой гвардии .

За годы войны у танкистов стало традицией все наиболее значительные события в жизни бригады, а также праздники отмечать рапортом, который направлялся в далекий Улан-Батор, в адрес правительства братской республики. И вот наступил день, которого все ждали долгие годы войны. Советская Армия и весь народ одержали историческую победу. В годину суровых испытаний рядом был дружественный монгольский народ, который побратски делился всем, что имел, стараясь внести свой вклад в великую битву против гитлеровских захватчиков .

Об этом говорилось в телеграмме, которую командир бригады полковник И. И .

Гусаковский и начальник политотдела бригады полковник В. Т. Помазнев направили в [155] адрес главы правительства МНР. С гордостью докладывали они, что на протяжении всей войны часть «Революционная Монголия» была одной из самых прославленных в Красной Армии. Яркое свидетельство этому — семь орденов на алом полотнище боевого Знамени .

Как всегда, телеграмма из части, за годы войны ставшей близкой и родной каждому арату, была опубликована в газете «Унэн» .

Маршал Чойбалсан прислал танкистам ответ. От себя лично и от имени монгольского народа он выражал сердечную благодарность всему личному составу бригады за теплые поздравления и приветствия, присланные в связи с победоносным завершением Великой Отечественной войны Советского Союза против гитлеровской Германии. Глава правительства МНР сердечно поздравил танкистов с великой победой .

«Монгольский народ, — писал товарищ Чойбалсан,— разделяет радость этой победы со своим искренним другом — советским народом и заявляет, что так же, как и в дни великих испытаний, он будет прилагать все силы к тому, чтобы оказать посильную помощь советскому народу в восстановлении разрушенного войной народного хозяйства в бывших оккупированных районах» .

В эти же дни «Унэн» опубликовала статью «Привет бойцам и командирам танковой части «Революционная Монголия».

В ней выражалось глубокое удовлетворение и гордость:

в звуках великого торжества по случаю победы над гитлеровской Германией слышится славное имя монгольского народа .

«Эти танки, носящие имена «Маршал Чойбалсан», «Хатан-Батор Максаржаб», «Арахангай» и другие, — говорилось в статье, — вошли в Берлин с развевающимся Красным знаменем, сверкая боевыми орденами, от их могучих ударов сотрясались улицы, дрожало сердце гитлеровской Германии — трепетал в смертельном ужасе Берлин» .

А танкисты 44-й гвардейской танковой бригады в это время уже занимались боевой и политической подготовкой, на полигонах и танкодромах обобщали и осваивали опыт Великой Отечественной войны. Шли первые недели мирной учебы .

Начинался новый, послевоенный период истории прославленной бригады. [156]

БОЕВАЯ ИСТОРИЯ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Один за другим пролетали послевоенные годы. Оставались лишь краткие записи в историческом формуляре да рассказы о наиболее выдающихся событиях, что передаются друг другу солдатами, сменяющимися в строю под Знаменем части .

Но боевая история продолжается. Живы замечательные традиции танкистов 44-й гвардейской танковой бригады, ныне преобразованной в гвардейский танковый Бердичевский ордена Ленина, Краснознаменный, орденов Суворова, Кутузова, Богдана Хмельницкого, Красной Звезды, орденов Монгольской Народной Республики Сухэ-Батора и Боевого Красного Знамени полк имени Сухэ-Батора.

Командир, встречая молодое пополнение, начинает разговор словами:

— Часть наша особенная.. .

И это действительно так. Особенная. Из-за своей замечательной боевой истории, из-за того, что на Знамени ее восемь орденов. Здесь на каждом шагу современность перекликается со славным прошлым, и это накладывает неизгладимый отпечаток на службу солдата .

У входа в комнату боевой славы приветствует новичка каштан. Каждую осень с тихим стуком роняет он на землю маленькие твердые плоды. Их бережно подбирают закончившие службу солдаты, прячут на дно чемодана и везут домой, в разные концы нашей страны .

Живет в полку легенда, что танкист, один из героев 44-й гвардейской бригады, всю войну возил с собой маленький, похожий на камушек светло-коричневый каштан, а в День Победы зарыл его в землю, дав жизнь могучему дереву .

Рядом с комнатой боевой славы — красочное панно, на котором в фотоснимках и картинах, написанных [157] в 1967 году гостившим в полку монгольским художником Гомбосурэном, отражен боевой путь гвардейской танковой бригады .

В части бывает много гостей. 22 февраля 1964 года монгольская делегация вручила части Красное знамя ЦК МНРП и Совета Министров МНР. Очевидцы этой встречи, ставшей началом нового этапа дружественных связей гвардейцев-танкистов с монгольскими трудящимися, старший лейтенант В. Павленко, майоры А. Захаров, А. Копицын и многие другие рассказывали, что все в этот день думали о другой важной в истории части дате — 12 января 1943 года, когда делегация, возглавляемая маршалом Чойбалсаном, вручила фронтовикам колонну танков «Революционная Монголия». Вспоминали — и сравнивали эти два события, разделенные десятилетиями, и ощущали горячее дыхание суровых военных лет, чувствовали, как неразрывно связана боевая история 44-й гвардейской танковой бригады с тем, что происходит на их глазах .

Такое же чувство испытали танкисты несколько недель спустя. В часть приехал ее бывший командир генерал Иосиф Ираклиевич Гусаковский .

Стояли морозы. Но каждое утро роты отправлялись в огневой городок на танкострелковые тренировки. На полигоне, не смолкая ни днем ни ночью, гремели разрывы, взметая вверх комья земли .

Прежде чем поехать туда, генерал долго ходил по городку, внимательно, даже немного придирчиво все осматривал. И хотя не высказал своего мнения, по выражению лица было видно: доволен .

Потом была встреча с танкистами — без всякой официальности, сердечная беседа умудренного опытом человека с молодыми, только что вступающими в строй воинами .

И наконец — посещение комнаты боевой славы. Взволнованный, шагнул Гусаковский через порог, и те, кто был рядом, увидели, как генерал побледнел и на глаза его навернулись слезы. Ведь для него это были не просто фотографии, а люди, вместе с которыми он познал и горечь поражений, и радость побед. Для него это была часть жизни, суровая, трудная, но, несмотря ни на что, неповторимо прекрасная .

Знакомые, ставшие за годы испытаний родными лица, названия городов, которые навечно врезались в память, [158] потому что на их улицах каждый метр приходилось брать с боем. Сделав шаг к портретам героев, Гусаковский махнул рукой сопровождавшим его офицерам, и все тихо удалились, осторожно притворив дверь .

Генерал остался один. Когда через несколько минут все вошли, он все еще стоял возле портретов людей, которые были когда-то его ближайшими помощниками .

— Узнаю Усанова, — кивнул генерал на портрет героя. — Редкой отваги был человек .

Его ничто не останавливало в бою.. .

Вспомнил Иосиф Ираклиевич также Орехова, Карабанова и других офицеров.

Взял книгу отзывов, сел за стол, задумался на мгновение и затем быстро стал писать:

«С чувством радости и какого-то особого волнения посетил я родную часть и ее комнату боевой славы. С этой частью я прошел весь ее боевой путь — от Москвы до Берлина. Горжусь этим боевым путем, горжусь, что был членов этого славного, беспредельно преданного партии и Родине коллектива .

Желаю всему личному составу больших успехов в боевой и политической подготовке, желаю, чтобы боевые традиции героев-танкистов умножались отличной учебой» .

Затем генерал Гусаковский и сопровождавшие его офицеры поехали на полигон .

Прибыли к вышке как раз в тот момент, когда к открытию огня готовилась рота коммуниста капитана В. Н. Стуликова .

Офицер понимал, какая ответственность ложится на него. Он внешне спокойно отдавал необходимые распоряжения, а сам между тем напряженно думал, кому же доверить стрелять в присутствии генерала. В роте немало огневиков, которые любую цель поразят без промаха .

Но надо выбрать такого танкиста, который сумел бы показать все лучшее — и быстроту, и меткость .

Наконец он решил, что лучшей кандидатуры, чем рядовой Виктор Перепелица, не найти .

Солдат спокойно выслушал приказ офицера. Трудно сосчитать, сколько раз приходилось ему вот так, прильнув к прицелу, напряженно ожидать, когда же появится цель .

Главное — не упустить этот момент .

И не упустил. Когда в поле зрения прибора глаз уловил едва заметные контуры мишени, руки привычно сделали свое дело. [159] Еще мгновение — и центральная марка прицела смотрит в нужную точку. Можно открывать огонь. И рядовой Перепелица нажал на спуск .

У вышки вся рота, наблюдавшая за стрельбой, облегченно вздохнула:

— С первого!

Генерал остался очень доволен стрельбой и объявил рядовому Виктору Перепелице благодарность .

— Служу Советскому Союзу! — чуть дрогнувшим голосом ответил солдат. Много поощрений было записано в его служебной карточке. Но такую благодарность ой получал впервые. Одно дело — когда тебя хвалит за высокое огневое мастерство командир роты .

Совсем другое — когда благодарит тебя прославленный военачальник, на груди которого две Золотые Звезды Героя. К тому же человек, в годы войны командовавший родной частью .

В перерыве между стрельбами гвардейцы-танкисты окружили генерала. Он говорил о том, что без высокого воинского мастерства не может быть героизма в бою. Одним мужеством не одержишь победу. Нужно еще умение быстрее и точнее врага, сидящего в мощной бронированной машине, выстрелить, провести свой танк там, где противник остановится в нерешительности.

Прощаясь, генерал сказал:

— Не жалейте сил в совершенствовании воинского мастерства, всегда держите порох сухим. Будьте достойны славы танкистов-фронтовиков!

И хотя в этих словах не было ничего нового — каждый не раз слышал эту мысль от офицеров и сержантов,— они глубоко запали в сердца танкистов. Как и во время вручения монгольской делегацией Красного знамени ЦК МНРП и Совета Министров МНР, опять будто сама история шагнула в их жизнь и придала какой-то особый смысл повседневным делам на полигоне, на стрельбищах и учебных полях .

В эти мартовские дни почти каждую ночь какой-нибудь роте играли тревогу. Шли тактические занятия. Любой полевой выход рождал своих героев. Действовали как в настоящем бою. В атаку шли при закрытых люках, на предельной скорости, зачастую с боевой стрельбой. Не хватало только настоящего противника. Выход в поле представлял богатейшие возможности для использования опыта фронтовиков. Иногда даже тема занятий совпадала [160] с отдельными боевыми эпизодами, участниками которых были ветераны 44й гвардейской танковой бригады .

Командиры, политработники, партийные активисты, комсомольские вожаки активно пропагандировали боевые традиции гвардейцев-танкистов .

Особый размах получила работа, когда в части началась эстафета боевой славы в честь 20-летия Победы над гитлеровскими захватчиками. Много инициативы проявил, например, сержант Афанасий Коровин, секретарь комсомольской организации 1-й роты .

В годы Великой Отечественной войны этой ротой некоторое время командовал капитан Петр Алексеевич Днепров, ставший Героем Советского Союза. Комсомольцы узнали, что прославленный танкист после увольнения в запас живет в Киеве, и написали ему письмо .

Вскоре пришел ответ. Вечером все собрались в ленинской комнате.

Секретарь комсомольской организации начал читать:

— «Дорогие однополчане, получил ваше письмо. Был очень рад...»

Героя радовало, что рота стала отличной. Значит, эстафета тех, кто в грозные годы отважно сражался с врагом, передана в надежные руки .

«Личный состав роты, — писал Петр Алексеевич, — за время войны нес потери в живой силе и технике, но никогда не падал духом. Танкисты-фронтовики всегда выходили победителями. Не было случая, чтобы они не выполнили поставленной задачи .

Самым тяжелым испытанием для нас были бои на Курской дуге. Фашисты применили в этом сражении большое количество танков. Четыре дня танкисты нашей части стояли насмерть. Тогда решался вопрос — кто кого: возьмут гитлеровцы Курск или разобьют зубы о стальной кулак наших войск .

Об ожесточенности этих боев можно судить хотя бы по тому, что личному составу пришлось шесть раз менять технику на поле боя... Под Курском героически погибли командиры взводов старший лейтенант Форсинин и лейтенант Суханов. Не зная страха перед врагом, они водили свои танки в бой, дважды были ранены, но всегда возвращались в свое подразделение. Пали смертью храбрых механики-водители старшины Филалеев, Науменко и другие. Они сложили свои головы в тяжелых боях с ненавистным [161] врагом за правое дело, за счастье советского народа, за светлое будущее — коммунизм.. .

Высоко держите честь славной роты, в которой вы служите, умножайте замечательные боевые традиции героев-фронтовиков...»

Когда письмо было прочитано, некоторое время в ленинской комнате стояла тишина .

Задумались ребята. Потом заговорили: надо написать ответ, дать слово прославленному однополчанину, что они будут достойны славы героев .

Письмо подготовили и на следующий день обсудили на открытом комсомольском собрании. Обещали удержать звание отличной роты. Каждый понимал: нет другого, более верного пути сохранить и умножить традиции героев- фронтовиков .

В других ротах комсомольцы тоже думали, как лучше пропагандировать боевые традиции. Секретарь комсомольского бюро батальона старшина сверхсрочной службы С. И .

Звягинцев вел обширную переписку с ветеранами части, с родными и близкими погибших героев .

Как-то, перебирая материалы о Герое Советского Союза Федоре Петровиче Боридько, он обнаружил, что через несколько дней герою-комбату исполняется 50 лет, «А что, если отметить эту дату?» — подумал комсомольский секретарь. Поговорил с активистами. Посоветовались с командиром .

И вот настал день юбилея. Все солдаты, сержанты, офицеры обратили внимание на выпущенный комсомольским бюро специальный бюллетень.

В нем говорилось:

«Сегодня исполняется 50 лет со дня рождения Героя Советского Союза гвардии майора Боридько Федора Петровича, который в годы Великой Отечественной войны командовал нашим батальоном и пал смертью храбрых в боях на подступах к городу Гдыня (Польша) 19 марта 1945 года» .

Далее бюро сообщало, что командование поддержало инициативу комсомольцев — изготовить бюст Героя Советского Союза Ф. П. Боридько и 1 сентября установить его на родине отважного комбата, в селе Яреськи, Решетиловского района, Полтавской области, перед школой, где он учился .

В течение лета 1964 года комсомольское бюро батальона, возглавляемое старшиной Звягинцевым, провело [162] много интересных мероприятий, использовало все формы и методы для того, чтобы солдаты и сержанты батальона, особенно молодые, знали о боевых подвигах не только Боридько, но и других героев — воспитанников 44-й гвардейской танковой бригады .

Каждое письмо, отправляемое прославленным в боях однополчанам, зачитывалось солдатам и сержантам. А когда приходил ответ — это было целое событие .

В последние дни августа 1964 года делегация танкистов выехала в село Яреськи .

Возглавил ее командир отличного взвода офицер Валентин Нестеренко. Вместе с ним на родину Героя отправились рядовой Николай Машук, который в часы, свободные от занятий, лепил бюст Ф. П. Боридько, и старшина сверхсрочной службы Сергей Звягинцев .

В период подготовки к поездке на родину Героя состоялась встреча с подполковником Вячеславом Анатольевичем Мамаевым, который в годы войны служил некоторое время в 44й танковой бригаде, исполняя обязанности заместителя командира роты по технической части. В этом подразделении командиром отвода был Герой Советского Союза старший лейтенант К. Никонов. В. А. Мамаев несколько раз встречался с майором Боридько .

Вячеслав Анатольевич вначале повел речь о боях на Курской дуге. Тяжело приходилось тогда танкистам. Почти все время дрались с превосходящими силами противника. К концу дня на чудом уцелевших машинах насчитывалось порой до сорокапятидесяти вмятин .

Ветеран на минуту задумался, потом продолжал:

— В бою основа основ — высокое мастерство. Никогда не забуду случая, который произошел со мной однажды. В роту прислали новый танк. Прицел на нем был не такой, как обычно ставили на тридцатьчетверки. Техническая подготовка у меня хорошая. Немного времени надо было, чтобы разобраться, что принципиально нового в этом приборе. Но когда получали машину, стоял в наряде. Потом целый день был занят другими делами и забыл о прицеле. А наутро — в бой. И на этом самом танке. Более того, обстоятельства сложились так, что пришлось занять место у прицела, действовать за наводчика. А я ведь не имел никакого представления, где и за что браться. Верите, когда весь смысл происходящего дошел до моего сознания, волосы стали дыбом... А противник, заметив наш [163] танк, открыл огонь. Надо было отвечать — защищаться. Как сейчас вижу фашистский танк. Он разворачивается. Вот-вот ударит почти в упор. Хорошо, что другие члены экипажа не растерялись, подсказали единственно верное в таких случаях решение. Мы в считанные секунды разрядили пушку, по нижней производящей канала ствола навели в самое уязвимое место вражеского танка. И ударили. Нам повезло: не промахнулись. Удачный выстрел спас от гибели и экипаж, и машину .

Откровенный рассказ офицера-фронтовика произвел сильное впечатление на танкистов .

Подполковник Мамаев внимательно посмотрел на окружавших его солдат и сержантов и продолжал:

— Мне хочется напомнить вам еще об одном условии победы в бою — о дисциплине, о необходимости строго выполнять все приказы и распоряжения. Никаких послаблений!

Любое нарушение может иметь трагические последствия .

И Вячеслав Анатольевич рассказал, как в результате незначительного на первый взгляд нарушения воинской дисциплины погиб его товарищ — смелый, совершивший не один замечательный подвиг танкист .

Произошло это во время боев на Курской дуге. В роте было подбито несколько танков, в том числе и тот, на котором воевал танкист. Однако самому ему повезло — он даже не был ранен. После боя его вместе с другими отправили в тыл .

Человеку, который горел в танке, потерял боевых товарищей, место, где ему приказали ожидать дальнейших распоряжений, показалось глубоким тылом .

Ночь была теплой, поэтому спать легли под открытым небом, расстелив брезент прямо на траве. Лежали, курили, глядя на крупные яркие звезды, обменивались впечатлениями о последних боях .

Неожиданно над лесом появился самолет. Трудно было в темноте разобрать — наш или гитлеровский. По звуку мотора — как будто «кукурузник». Но на всякий случай подали команду: «Прекратить курение, потушить все огни!»

Танкист, о котором идет речь, не выполнил этой команды и продолжал курить .

Но это был все-таки вражеский самолет. Он летел, почти задевая верхушки деревьев .

Летчик сразу заметил огонек цигарки и сбросил ящик с гранатами. [164] — Вот так и получилось, — произнес Вячеслав Анатольевич. — Вышел человек живым и невредимым из боя, ожесточенного и кровопролитного, а погиб из-за такой мелочи. Нет, пожалуй, это неправильно. Нарушение дисциплины, каким бы оно незначительным на первый взгляд ни казалось, никогда нельзя считать мелочью. Дело это серьезное, и последствия могут быть очень печальные. Запомните это, друзья.. .

Молодежь хотела знать как можно больше, чтобы полнее, многограннее представить образы героев-фронтовиков, тех, кто сейчас является образцом для каждого танкиста части .

— Расскажите, как во время войны отмечались праздники, — неожиданно попросил один из присутствующих .

— Праздники? — переспросил Мамаев. — По-разному. Если позволяла обстановка, то ничуть не хуже, чем в мирное время. Но чаще всего иначе... Об этом хорошо в дневнике у Боридько сказано .

Вячеслав Анатольевич взял со стола толстую, видавшую виды общую тетрадь, полистал пожелтевшие от времени странички.

Нашел нужное место и прочитал:

— «Первое мая. Вторые сутки веду бой, не выходя из машины» .

И, посмотрев на задавшего вопрос, добавил:

— Вот так и отмечали мы праздники. Чем больше уничтожено врагов, чем дальше продвинулся на запад, тем больший почет тебе и слава. Так и у вас сейчас. Чем лучше стреляешь из танка, чем быстрее и безошибочнее водишь машину по трассе, чем настойчивее выполняешь взятые обязательства, тем больше оснований считать себя настоящим солдатом .

И Мамаев повел речь о повседневных делах, о том, как надо учиться и нести службу, чтобы быть достойными наследниками замечательной славы героев-фронтовиков .

Мамаева слушали с неослабным вниманием. Он говорил, словно размышляя, беседуя с товарищами по оружию, пусть значительно более молодыми по возрасту, но именно с товарищами. Он словно сам вручал присутствующим эстафету, передавал сыновьям лучшее, самое святое, что звало на подвиги отцов в грозные годы Великой Отечественной войны. И это сердцем чувствовали все собравшиеся в ленинской комнате. [165] Связи танкистов с трудящимися Монголии становились все более тесными и сердечными. Часто танкисты принимали гостей из братской страны. Так было в начале сентября 1964 года, когда воины отмечали День танкистов и 23-ю годовщину части. В торжественной обстановке подвели итоги боевой учебы за летние месяцы, поощрили ценными подарками лучших из лучших .

А вскоре произошло событие, имеющее большое значение и для истории части, и для укрепления советско-монгольской дружбы. 28 сентября 1964 года был опубликован Указ Президиума Великого Народного Хурала, в котором говорилось, что за исключительные заслуги в войне против гитлеровской Германии и в защите мирного труда народов, а также в ознаменование 23-й годовщины со дня формирования и в знак крепнущей год от года дружбы танковая часть «Революционная Монголия» награждается высшей наградой МНР — орденом Сухэ-Батора. Для его вручения 11 октября 1964 года прибыла партийноправительственная делегация МНР, возглавляемая Первым секретарем ЦК МНРП, Председателем Совета Министров Республики товарищем Ю. Цеденбалом .

Встречать ее в полк прибыли генерал армии И. И. Якубовский и генерал-полковник С .

П. Васягин .

Надолго запомнился танкистам этот день — и торжественное построение по случаю приезда гостей, и церемониал вручения награды, и все, что касалось пребывания монгольской делегации в полку .

«Мы, члены партийно-правительственной делегации МНР, — записал товарищ Цеденбал в историческом формуляре части, — с искренней радостью посетили прославленную в боях танковую часть «Революционная Монголия», стоящую на страже мира. Мы восхищаемся успехами личного состава в боевой и политической учебе, образцовым порядком всюду. От души желаем вам дальнейших успехов в вашей благородной миссии. Слава вам, гвардейцы-танкисты!

Да здравствует нерушимая монголо-советская дружба!

Цеденбал. 11.10.64 г.» .

Немало лет прошло с тех пор. Давно уволились в запас и разъехались по домам солдаты и сержанты — участники этой встречи. Но в комнате боевой славы бережно хранится фотоальбом, где запечатлены основные моменты знаменательного события .

Листает его молодой солдат, [166] слушает объяснения ветеранов, которые присутствовали при вручении части восьмой боевой награды, и сердце его переполняется гордостью, он с особой отчетливостью осознает, какая высокая честь служить в таком прославленном коллективе .

В комнате боевой славы, возле монгольского, как его называют, стенда, можно услышать и о том, как праздновалось 20-летие Победы над гитлеровской Германией. И тоже имеется альбом фотографий .

Гвардейцев-танкистов посетил тогда Председатель Президиума Великого Народного Хурала МНР Ж. Самбу. Встреча прошла в сердечной, теплой обстановке .

Примерно через два месяца гвардейцы-танкисты провожали в Улан-Батор на празднование 44-й годовщины Монгольской Народной Республики полковника В. Н .

Белянина, майора А. А. Копицына, сержанта Н. П. Марьяша и ефрейтора А. В. Панчика .

Делегация пробыла в Монголии неделю и вернулась в часть 18 июля. А ночью по сигналу тревоги начались учения .

Когда вернулись и привели в порядок материальную часть, был объявлен выходной день .

Утром танкисты собрались в клубе на собрание, посвященное отчету делегации о поездке в Монгольскую Народную Республику .

Полковника Белянина, превосходного рассказчика, слушали затаив дыхание. Часто в зале раздавались аплодисменты. Особенно когда речь шла о ярком проявлении симпатий монгольского народа к советским людям. Солдаты, сержанты, офицеры аплодировали тому, что дружба с трудящимися МНР, все более крепнущая и развивающаяся, была, есть и будет одной из самых славных страниц боевой истории части.. .

Знаменательным в развитии дружбы с трудящимися МНР был юбилейный 1967 год .

Делегация танкистов опять поехала на празднование годовщины Монгольской Народной Республики. Возглавлял ее генерал И. И. Гусаковский. В состав делегации вошли полковники Г. С. Петровский и В. С. Юдин — ветераны бывшей 44-й гвардейской танковой бригады, увенчанные высшей наградой Родины — орденом Ленина и Золотой Звездой Героя Советского Союза. Вместе с ними в далекую Монголию ехали подполковник Каршинов и сержант Шишкин — те, кто [167] своим ратным трудом умножали боевую славу легендарной танковой бригады .

В Монголии делегация была встречена с исключительной сердечностью. Она побывала на предприятиях и в госхозах. Особенно волнующими были встречи с рабочими и служащими теплоэлектроцентрали в городе Дархан, а также с коллективом обувного комбината в Улан-Баторе. Во время приема у Председателя Президиума Великого Народного Хурала генерал Гусаковский вручил ему макет танка «Революционная Монголия», сделанный искусными руками солдат-умельцев. Товарищ Самбу тоже передал подарок гвардейцам-танкистам — цветной портрет Сухэ-Батора. Сердечной была встреча с Первым секретарем ЦК МНРП, Председателем Совета Министров МНР товарищем Цеденбалом .

По пути из Монголии подполковник Б. Н. Каршинов остановился в Москве. По совету однополчан он разыскал диктора Всесоюзного радио Юрия Левитана и от имени гвардейцевтанкистов попросил его прочитать перед микрофоном боевую историю 44-й гвардейской танковой бригады. Диктор согласился .

С тех пор голос Левитана часто раздается в комнате боевой славы. Молодые солдаты слушают о беспримерном мужестве своих отцов и старших братьев, сражавшихся под боевым Знаменем, к которому сейчас прикреплено восемь муаровых орденских лент .

Однажды погожим летним днем юбилейного года в часть приехали пятеро молодых людей из далекой Монголии: солист Государственного театра оперы и балета, композитор, балетмейстер народного ансамбля песни и танца «Алтай», оператор студии «Монголкино» и художник. Они приняли самое деятельное участие в подготовке к 50-летию Великого Октября .

Монгольские друзья оставили добрый след .

Каждый, кто въезжает в городок, сразу обращает внимание на огромное панно. Оно состоит из нескольких картин, написанных художником Гомбосурэном. Сюжеты взяты из боевой истории части. И пожалуй, лучшая из них та, на которой изображен момент вручения танковой колонны «Революционная Монголия» партийно-правительственной делегацией МНР, возглавляемой маршалом Чойбалсаном .

Во время праздничного концерта солдатский хор [168] исполнил две монгольские народные песни — «Восход солнца» и «Красное знамя», разученные под руководством композитора Дамирэна. А танцевальная группа темпераментно исполнила танцы «Табунщик» и «Возле родника». Это была работа балетмейстера Гочоосурэна .

Деятели монгольской культуры привезли скульптурную композицию, посвященную Сухэ-Батору. В центре военного городка на высоком постаменте установлен бюст прославленного героя монгольского народа, привезенный из далекой братской страны .

Торжественное открытие памятника состоялось 5 ноября 1967 года. На митинге было сказано много горячих слов, посвященных крепнущей год от года дружбе танкистов с трудящимися МНР. Большое впечатление на присутствующих произвело выступление командира танка «Революционная Монголия» старшего сержанта Сергея Доброва. Этот экипаж, словно эстафету из рук героев-фронтовиков, получил под свою команду машину, имеющую замечательную историю .

На одном из танков, переданных 12 января 1943 года делегацией трудящихся МНР, была надпись «Маршал Чойбалсан. Революционная Монголия». Он стал боевой машиной командира бригады — сначала М. Т. Леонова, а затем И. И. Гусаковского. Танк этот прошел тяжелый и славный путь до Берлина и много лет стоял на почетном месте в боевом парке .

Позже, когда получали новые машины, его сдали вместе с выслужившими свой срок тридцатьчетверками. Но как символ советско-монгольской дружбы, которая закалилась и окрепла в годы Великой Отечественной войны, надпись «Революционная Монголия»

нанесли на башню одного из новых танков, полученных взамен списанных ветеранов. И передали его лучшему экипажу лучшей роты .

Именной танк прижился в этом подразделении. Каждую осень, когда подводят итоги, оказывается, что его экипаж — лучший .

Конечно, в экипаж «Революционной Монголии» включают танкистов, самозабвенно влюбленных в свою специальность. Но главное, видимо, в том, что и командир, и механикводитель, и заряжающий понимают, что их машина все время на виду, на ней сходятся невидимые нити, связывающие замечательную боевую историю 44-й гвардейской танковой бригады с современностью. [169] Именно об этом сказал Сергей Добров в своей речи на открытии памятника СухэБатору. И каждый из присутствовавших понял, что в руках именно таких, как Сергей Добров, — боевая слава 44-й гвардейской танковой бригады и они сделают все, чтобы сохранить ее и приумножить .

Это они, солдаты шестидесятых годов, по зову сердца и по: приказу Советской Родины вставшие под украшенный восемью орденами алый гвардейский стяг, в ходе эстафеты 50летия Великого Октября завоевали части Памятное знамя ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР и Совета Министров СССР .

Вручение Знамени всем запомнилось. На торжественный митинг приехали монгольские друзья, представители местных партийных и общественных организаций. Среди победителей в эстафете были сверстники Сергея Доброва — командир отличного экипажа младший сержант В. Сидоров, его подчиненные — механик-водитель младший сержант В. Вахрушев и наводчик орудия ефрейтор В. Доценко, а также офицеры — командиры рот капитан В .

Гуров, старший лейтенант В. Шмунь и многие другие. Они много и упорно потрудились. В летний зной и зимнюю стужу недели проводили на полигоне, участвуя в стрельбах и учебных боях. И когда их родную часть венчали почетной наградой, испытали глубокое удовлетворение от сознания, что их труд каплей влился в общий могучий поток достижений народа в честь знаменательного юбилея Родины .

Волнующая, торжественная минута вручения Знамени .

Под звуки марша, исполняемого духовым оркестром, на плацу перед строем появился генерал .

Приняв от командира части рапорт, он обошел строй, поздравил танкистов с высокой наградой, зачитал Постановление ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР и Совета Министров СССР .

Памятное знамя генерал вручает командиру части. Тот целует алое полотнище и передает его знаменосцам .

Строг, продуман до деталей порядок вручения Знамени. До глубины души волнует происходящее молодых воинов, стоящих в строю .

Когда гвардии майор А. Кочеров в сопровождении ассистентов понес вдоль строя алое полотнище, грянуло «ура». Каждый солдат, сержант, офицер в эту незабываемую [170] минуту думал о том, какая великая честь выпала на их долю — стоять на страже государственных интересов Родины, отмечающей свою пятидесятую годовщину. Пройдет время, но те, кто будет на их месте в боевом строю, глядя на это Знамя, вспомнят добрым словом их, солдат юбилейного года, завоевавших почетную награду, оставленную в части на вечное хранение .

О почетной награде, завоеванной в преддверии золотого юбилея Великого Октября, написали ветеранам части, родным и близким погибших героев. В первую очередь, конечно, послали весточку на родину Героя Советского Союза Ф. П. Боридько .

Вскоре стали приходить ответы. Их зачитывали по вечерам в ленинских комнатах подразделений. Молодые солдаты и те, которым вот-вот, с первыми осенними заморозками, уезжать домой, слушали затаив дыхание .

Вот отрывки из двух писем, полученных танкистами .

Пишет полковник запаса В. Т.

Помазнев, бывший начальник политотдела 44-й гвардейской танковой бригады:

«После получения вашего письма вот уже двое суток я нахожусь в приподнятом, радостном настроении. Послал несколько писем по известным мне адресам ветеранам, некоторым позвонил по телефону. Сообщил своим бывшим однополчанам, что вы достойно встретили 50-летие Великого Октября, завоевали Памятное знамя Центрального Комитета КПСС, Президиума Верховного Совета СССР и Совет Министров СССР .

Дорогие друзья! Своим письмом, своим сообщением о большой победе, достигнутой в мирном ратном труде, вы очень обрадовали меня, воскресили в памяти имена тех, могилы которых остались на всем протяжении славного боевого пути 44-й гвардейской бригады, кто отдал свою жизнь во имя счастья и свободы Страны Советов, Родины Великого Октября .

От лица ветеранов части с глубокой сердечной радостью поздравляю вас с 50-летием Великого Октября. Мы гордимся тем, что солдаты, сержанты и офицеры родной части завоевали почетную награду — Памятное знамя. Спасибо вам, дорогие наши сыновья. Так держать и дальше. Это будет самая лучшая память тем, кто когда-то служил под боевым Знаменем нашей части, кто мужественно сражался с врагом и не дожил до светлого Дня Победы». [171] А вот что написал старшина запаса Н. И.

Алексеев, бывший радист, воевавший почти всю Великую Отечественную войну в составе 44-й бригады:

«Я был бесконечно рад, когда получил ваше письмо. Спасибо за то, что вы высоко держите наше боевое Знамя, ставшее вашим Знаменем. Горжусь вашими успехами и сердечно поздравляю с высокой наградой — Памятным знаменем Центрального Комитета КПСС, Президиума Верховного Совета СССР и Совета Министров СССР .

Дорогие товарищи! Почетно служить в восьмиорденоносной части, но и трудно. Вы, конечно, понимаете, как нелегко было нам. Мы выстояли. Думаю, что и вам не занимать тех качеств, которые помогали фронтовикам добиваться победы. Если придется, то вы с честью выполните свой долг .

Я преклоняюсь перед светлой памятью бывшего командира вашего батальона Героя Советского Союза Ф. П. Боридько. Он погиб, когда 44-я бригада совершала рейд из Центральной Германии к Балтийскому морю, в район Гдыня, Путциг. Бои шли в трудных условиях болотистой местности. Майор Боридько, чтобы лучше видеть свои разворачивающиеся для атаки роты, поднялся над верхним люком по пояс. В этот момент вражеская мина попала в его танк. Осколками он был сражен насмерть — и упал на руки своего экипажа .

Я не помню имен и фамилий тех славных ребят, но никогда не забуду, как они плакали, когда хоронили любимого командира» .

В дни, когда страна отмечала 50-летие Советских Вооруженных Сил, в части, как и повсюду, был большой праздник. Состоялось торжественное построение на плацу, поощрение воинов, добившихся наиболее высоких показателей в боевой и политической подготовке. Сердечно встретили танкисты монгольских друзей, которые приехали отметить замечательный юбилей .

А в это время один из танкистов — полковник А. П. Мухин находился за многие тысячи километров от родного полка, в Улан-Баторе. Он был в составе советской военной делегации, возглавляемой генералом армии И. А. Плиевым .

И снова один за другим замелькали, слагаясь в недели и месяцы, напряженные дни боевой учебы. На танкодромах, стрельбищах и учебных полях ковалось солдатское [172] мастерство, умножающее замечательную славу ветеранов Великой Отечественной войны. В разные периоды разные роты завоевывали первенство. Но по-прежнему лучшим из лучших признавали при подведении итогов экипаж именного танка .

Уволился в запас старший сержант Сергей Добров, паренек из Подмосковья .

Командиром экипажа назначили сержанта Важу Сайквадзе. И ему, и его товарищам по экипажу — наводчику орудия ефрейтору Кашару Роматову, механику-водителю ефрейтору Геннадию Гоголеву и заряжающему рядовому Кудинову была дорога слава экипажа, слава легендарной 44-й гвардейской бригады, они изо дня в день старались приумножить ее. И добились отличных показателей .

Потом они тоже, отслужив положенный срок, уехали в родные края, увозя в солдатских чемоданах блестящие и твердые, словно кусочки шлифованного коричневого стекла, каштаны .

К танку «Революционная Монголия» пришли новые хозяева — такие же молодые и веселые, ловкие и сильные ребята. Командовать машиной доверили сержанту Виктору Павлычеву .

Что и говорить, он волновался, узнав, какая честь ему оказана. В первый же свободный вечер еще раз побывал в комнате боевой славы и почувствовал, как к сердцу его протянулась невидимая ниточка, от тех грозных дней, когда боевая машина с надписью «Маршал Чойбалсан. Революционная Монголия» приняла боевое крещение. Виктор понимал, как много надо трудиться и ему и его товарищам по оружию, чтобы не посрамить славы фронтовиков. И когда пришло время подводить итоги, на левом крыле именной машины остался вымпел — маленький красный флажок с золотой бахромой и с вышитым такого же цвета гербом Монгольской Народной Республики .

Вымпел, стоящий на крыле именного танка, привезла осенью 1964 года партийноправительственная делегация Монгольской Народной Республики, возглавляемая Первым секретарем ЦК МНРП товарищем Цеденбалом.

Передавая командиру алый шелковый треугольник, глава делегации сказал:

— Вручайте его, пожалуйста, тому экипажу, который добьется самых высоких показателей в боевой и политической подготовке. [173] В 1969 году в часть приехала партийно-правительственная делегация, возглавляемая Первым секретарем ЦК МНРП, Председателем Совета Министров МНР тов. Ю. Цеденбалом .

Когда в воротах военного городка показались машины монгольской партийноправительственной делегации, танкисты стояли в строю против памятника Сухэ-Батору. На правом фланге — три алых стяга: боевое гвардейское Знамя, Памятное знамя ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР и Совета Министров СССР, Почетное Красное знамя ЦК МНРП и Совета Министров МНР. Возле каждого — знаменосец. Это молодые офицеры, добившиеся наиболее высоких показателей в социалистическом соревновании в честь 100летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина, старшие лейтенанты Станислав Боровик, Владимир Рыков и Евгений Шаповалов .

Приняв рапорт командира, товарищ Цеденбал обошел замерший по команде «Смирно»

строй, поздоровался с танкистами и вместе с сопровождавшими его лицами поднялся на трибуну возле памятника Сухэ-Батору. Танкисты прошли мимо торжественным маршем .

После этого все собрались в комнате боевой славы, ознакомились с экспонатами. Из комнаты боевой славы направились в солдатский клуб. Там уже собрались танкисты .

Открыв митинг, командир предоставил слово товарищу Ю.

Цеденбалу, который в заключение своей речи сказал:

— В этом году мы торжественно отметили тридцатилетие со дня победы над японскими захватчиками на реке Халхин-Гол. В честь этого знаменательного события выпущена юбилейная медаль. Несколько ваших товарищей награждены ею. Мне поручено вручить награду. К выполнению этой почетной миссии я и приступаю .

Один за другим поднимаются на сцену награжденные. Медаль получают гвардейцытанкисты полковник А. Мухин, подполковник Б. Каршинов, капитан В. Хомич, старшие лейтенанты В. Павленко, В. Дуб и многие другие, кто своим ратным трудом умножает замечательные традиции 44-й танковой бригады .

После того как медали были вручены и товарищ Цеденбал поздравил награжденных, митинг продолжался. Слово предоставляется гвардии сержанту Павлычеву, командиру танка «Революционная Монголия». [174] От имени своего экипажа он заверяет присутствующих, что будет и впредь стараться получать только отличные оценки, взяв себе за образец тех, кто в годы войны бил врага на именном танке .

Под гром аплодисментов всего зала товарищ Цеденбал вручил воинам-танкистам картину, изображающую памятник, установленный в Улан-Баторе в честь 44-й гвардейской танковой бригады, и бюст Сухэ-Батора. Командир полка в ответ передал руководителю братской страны изготовленные солдатскими умельцами подарки .

До самого вечера пробыла в полку монгольская делегация. Ее провожали тепло и сердечно .

Снова началась повседневная жизнь. И каждый день, каждый час рождает и будет рождать новых героев, которые своим трудом, жаром своего сердца умножат славу фронтовиков и продолжат боевую историю 44-й гвардейской восьмиорденоносной танковой

Pages:     | 1 ||

Похожие работы:

«1 Сущность антропологической меры Каравкин Валерий Иосифович, кандидат философских наук, доцент Витебский областной институт развития образования (г . Витебск) рии ценностей, иерархия которых, считает он, является Тем, кто обладает непомерными амбициями самоутверждения и неограниченными раз...»

«ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА № 341 Декабрь 2010 ИСТОРИЯ УДК 94 Л.А. Андронова "ПАРТИИ" В ТРАДИЦИОННОЙ КОРЕЕ: ИСТОКИ И ЭВОЛЮЦИЯ Исследуется деятельность группировок политической элит...»

«А.Ледяев, Крылья Исполина, 24.08.11. Крылья Исполина • Человеку нужны крылья. • И под нашими крыльями кому-то • Заглядывай в область Его будет безопасно. устроенного мира. • Библейские истории о крыльях.• Крылья –...»

«European Journal of Technology and Design, 2013, Vol.(1), № 1 UDC 004.4'41: 004.942 Complexity Index Victor Y. Tsvetkov Moscow State University of Geodesy and Cartography, Russian Federation Dr. (Engineering), Professor E-mail: cvj2@list.ru Abstract. The ar...»

«Дамбаева Арюна Нарановна ШАМАНСКИЙ КУЛЬТ В ГЕРОИЧЕСКОМ ЭПОСЕ БУРЯТ В статье раскрываются некоторые элементы универсальной эзотерической философии, основные шаманские представления протобурят, которые находят отражение в мифологии и г...»

«ISSN 2227-61 65 А.В. Марков кандидат философских наук, доцент кафедры кино и современного искусства факультета истории искусства РГГУ markovius@gmail.com ЯЗЫК АВАНГАРДА НА ПЕРИФЕРИИ ЕВРОПЫ* В статье уточняется тезис об авангарде как переходе от This paperclarifies thethesis oftheavant-gar...»

«Император Николай II. Его отречения от Престола не было. История знает множество мифов. Эти мифы бывают, иногда настолько живучи, что их воспринимают как истину. Мифы эти, конечно, создаются конкретными людьми ради конкретных ц...»

«Д. М. НИЯЗОВ Очерки истории развития охраны I здоровья детей в Узбекистане АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук АЛЛ\А-АТА — 1964 год Г. Из кафедр госпитальной педиатрии и истории медицины Таш'кентокого государственного медицинского института. Научные руководители: доИто...»

«Информационная брошюра Казань, 2012 Из федерального закона от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ О противодействии коррупции Этимология История коррупции в России Культурные основания коррупции Индекс восприятия коррупции Ст...»

«Халwюва Татьяна Викторовна Региональное лиде.рство и политическая культура (на материалах Казанской губернии). 1917 1918 гг. Февраль июль Специальность Политическая культура и 23.00.03 идеология (по историческим наукам) АВТ...»

«Николай Константинович Рерих Шамбала с комментариями и объяснениями Издательство АСТ Москва УДК 141.33 ББК 86.42 Р42 Рерих, Николай Константинович. Р42 Шамбала с комментариями и объяснениями / Н.  К. Рерих ; сост. и коммент. Е. Лиственной. — Москва : Издательство АСТ, 20...»

«ФОНД ЗАДАНИЙ ПО ДИСЦИПЛИНЕ _История культуры Древнего Мира_ (наименование дисциплины) _51.03.01 Культурология_ (код и наименование направления подготовки) Социокультурное проектироавние (профиль/название маг...»

«ИСТОРИЯ ПОЯВЛЕНИЯ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ЭТНОНИМОВ ОРОКОВ САХАЛИНА Анатолий Фёдорович Старцев, доктор исторических наук, Институт истории археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН, Владивосток E-mail: starcev.42@mail.ru Аннотация В начале ХХI в. по этногенезу и этническ...»

«ГЕККОН_Доклад Тема Название команды Название доклада доклада Века, которые нельзя назвать веками А виртуозы без сокрушительных войн. Мы выбрали эту тему, так как начиная с древности по сегодняшний день войны не прекращаются и несут для человечества губительный характер. Война для страны несет больше разруши...»

«Конкурс "Мое село в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг." (разработка туристско-экскурсионного маршрута на территории Саракташского района) Туристско-экскурсионный маршрут "Село Петровское в годы Великой Отечественной войны"Состав группы разработчиков: ученица 10 класса Стародубцева Татьяна, учени...»

«podgotovka_k_ege_po_istorii_bezborodova.zip К 1804 г. Герцен, Н. Историческая живопись. 10-11 классы. Греч, М. Пирогова, впервые применившего гипсовую повязку и эфирный наркоз. Внутренняя политика Александра I в 1815-1825 годахПоследнее десятилетие царствования Александра вошло в ис...»

«91 С. Л. Бурмистров Понятие мистицизма в историографии индийской философии "Мистицизм" — понятие, которому придаются в разных текстах весьма отличные друг от друга значения — от практики измененных состояний сознания, предназначенных для установления прямого ко...»

«[CC BY 4.0] [НАУЧНЫЙ ДИАЛОГ. 2018. № 2] Архипова Н. Е. Противосектантская миссия братства Святого Креста в Нижегородской епархии в 1906—1916 годах / Н. Е. Архипова // Научный диалог. — 2018. — № 2. — С. 219— 230. — DOI: 10.24224/2227-1295-2018-2-219-230. Arkhipova, N. E. (2018). Anti-Sectarian Missio...»

«КРАСНОЯРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. В.П. АСТАФЬЕВА Л.Г. Самотик СЛОВАРЬ ЯЗЫКА АЛЕКСАНДРА ЛЕБЕДЯ "ли| JW а” *" (КРАСНОЯРСК 9, • 2004 ББК 81 С 17 'А Рецензент: Доктор филологических наук, профессор КГУ, действительный член МАН ВШ А.П. Сковородников Отв. за выпуск: Доктор исторических...»

«Калинин, С.А. Некоторые аспекты криминологического анализа социального действия права / С.А. Калинин // Милиции Беларуси 90 лет: история и современность : материалы науч.-практ. конф., 27 февраля 2007 г., Минск / М-во внутрен. дел Респ. Беларусь, Акад. МВД ;...»




















 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.