WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 

Pages:     | 1 ||

«Studia Humanitatis Borealis Издатель ФГБОУ «Петрозаводский государственный университет» Российская Федерация, г. Петрозаводск, пр. Ленина, 33 Научный ...»

-- [ Страница 2 ] --

В главах данного исследования авторы в первую очередь рассматривают историю концепции «государства всеобщего благосостояния». Анализируются и смежные концепции, такие как «социальная защита» (social security) и «общество всеобщего благосостояния» (welfare society). Подавляющее большинство концепций социальной политики имеют западноевропейское происхождение, и коллективное исследование показывает, что многие понятия, связанные с социальным обеспечением, относятся к внутренней политике Германии XIX века, в то время как сам термин «welfare» («социальное обеспечение» или благосостояние) происходит от древненорвежского «velferd». В книге подробно описывается, каким образом на формирование языка влияла политика стран, исторический контекст и взгляд на значение социальных программ. К примеру, в конце XIX века в Дании и Швеции помощь социально незащищенным гражданам оказывалась не столько государством, сколько филантропами, общественными и религиозными организациями. Это привело к появлению эмоционально окрашенных терминов — «акты милосердия и сострадания» или «благотворные дела» (Krlighedsgerninger в Дании и krlekshandlingar в Швеции), «забота» (omsorg) «дома» (hjemmet, hemmet) и т.д. Уже в 1920—1940-е годы, когда государство в этих странах начало играть главную роль в сфере социальной политики, ключевые концепции стали основываться на таких понятиях как «социальные права» и «народ» (folk), а «политика социального обеспечения» стала распространенным термином [1; 15—18]. После Второй мировой войны в странах «западного блока» получили развитие концепции «государства всеобщего благосостояния» и социальной защиты (social security), нередко выступавшие в качестве альтернатив социализму .

Несмотря на то, что этот период, продлившийся до 1970-х годов, считается временем расцвета государств всеобщего благосостояния, в книге приводятся многочисленные примеры негативной коннотации этого термина, а также периоды, когда даже социал-демократические партии избегали его использования. Семидесятые годы XX века связаны с кризисом концепции государства всеобщего благосостояния и началом международного перехода к неолиберальной политике и риторике. В это время на язык начинают оказывать влияние идеи конкурентоспособности, стимулов для работы, приватизации социальных услуг, а также свободного выбора граждан и ограничения государственного вмешательства. В результате сформировались концепции, основанные на рыночной риторике. В социальную политику были внедрены такие термины как «потребители услуг», «активизация населения», «социальные инвестиции» и «flexicurity»1. На международной арене стали продвигаться идеи «модернизации» и «развития» более бедных стран. На смену «государству всеобщего благосостояния» (welfare state) пришло «общество благосостояния» (welfare society), — на практике этот переход подразумевал уменьшение социальных обязательств государства. Благодаря глобализации, интеграционным процессам и деятельности международных организаций увеличилась интенсивность обмена идеями, произошло сближение дискурсов .

В рамках данного коллективного исследования авторы пришли к ряду выводов. Было подтверждено, что язык социальной политики развивался в тесной связи с политическими событиями и во многом определялся именно государственными институтами. В качестве политических факторов, Смирнова А. А. Рецензия на кн.: Analysing social policy concepts and language. comparative and transnational perspectives, ed. by D. Beland, K. Petersen. BRISTOL: POLICY PRESS, 2015. 327 P. («Анализ концепций и языка социальной политики. Cравнительные и транснациональные подходы» под ред. Д. Беланда И К. Петерсена) // Studia Humanitatis Borealis. 2016. № 1. С. 70–75 .





повлиявших на трансформацию языка и концепций социальной политики, анализируются революции и перевороты, соперничество политических сил внутри государств, отношения между странами Британского Содружества, а также холодная война и сопутствующие ей антикоммунистическая или антикапиталистическая риторика .

Благодаря изучению языка социальной политики государств и организаций было обнаружено, что одинаковые термины имели различное значение в разных государствах и в разные периоды. При этом одно из наиболее стабильных значений «государства всеобщего благосостояния» было обнаружено в Германии («Sozialstaat»). Наиболее «плавные» трансформации просматриваются в государствах, которые были изначально преданы идеям государства всеобщего благосостояния и избежали революционных потрясений. В них развитие языка социальной политики происходило посредством эволюции смыслов и наслаивания новых концепций на старые. Это, прежде всего, относится к Северным странам (главы 1 и 8). Гораздо более сложный путь прошел язык социальной политики стран «восточного блока» (глава 2), в которых несколько раз происходила смена курса социального развития, а также в странах Азии (главы 10 и 11), которые неоднократно меняли отношение к западной концепции «государства всеобщего благосостояния». В большинстве западных стран понятие «государства всеобщего благосостояния» трактовалось (чаще всего социал-демократами) либо как положительный вектор развития страны, либо как отрицательный. В последнем случае критиковалось чрезмерное вмешательство государства и воспитание пассивного общества. Интересно, что в таких странах как Польша, Венгрия, Япония и Корея можно найти еще одно распространенное значение этого понятия — государство всеобщего благосостояния как идеал развития общества, который может быть реализован только после достижения необходимых экономических показателей в будущем .

Представляется, что эта трактовка применяется и в нашей стране .

В последней главе книги авторы указали на три важных аспекта, которые необходимо учитывать при дальнейшем изучении этой проблематики:

(1) Концепции первостепенной и второстепенной значимости групп, получающих социальную помощь. Так, ни одно государство не избежало деления групп граждан на «заслуживающих» и «не заслуживающих» социальной поддержки. При описании второй группы граждан нередко использовались концепции «социального паразитизма» и «культуры зависимости» (dependency culture) .

Очень часто на восприятие этих групп влияла гендерная и этническая принадлежность, этот момент наиболее подробно расписан в главах, посвященных США (глава 15) и Новой Зеландии (глава 13) .

Отчасти этому дискурсу противостояла французская концепция «солидарности» (solidarit) .

(2) Национальные и транснациональные закономерности развития языка социальной политики .

В представленной книге рассказывается, что именно Германия в XIX веке стала эпицентром развития социальной политики в Европе и за ее пределами. При Отто фон Бисмарке в ней впервые были введены программы социальной помощи, которые оказали влияние не только на политику близлежащих стран, таких как Венгрия и Дания, но и на более отдаленные государства, например, Японию. На развитие скандинавских идей социальной политики оказали влияние британские концепции, в свою очередь, при разработке своей системы социальной помощи Финляндия равнялась на страны Скандинавии. На международное представление о государстве всеобщего благосостояния повлияло создание и распространение понятия «Северная модель» (Nordic Model), сочетающего элементы экономического развития, равенства, социального прогресса и значительного вмешательства государства в распределение социальных благ. В книге также описывается роль США и Франции в популяризации концепции «социальной защиты» (social security, scurit sociale). Международные организации содействовали распространению концепций модернизации и рыночного подхода к социальной политике, и оказывали влияние на деятельность стран-участниц. При этом авторами не отрицается и влияние дискурсов наиболее сильных государств на риторику таких организаций как ОЭСР, МВФ, Всемирный банк и ЕС .

(3) Политическая борьба за государственную власть. Авторы приходят к выводу о том, что язык социальной политики на всех уровнях формируется в результате противоборства заинтересованных сторон. Наиболее распространенными темами для общественных дискуссий было соотношение государственного и коммерческого сектора в оказании услуг, способы оказания помощи уязвимым слоям населения, вмешательство государства и сохранение независимости индивидов, преимущества универсального и точечного социального обеспечения .

Поскольку данная книга была задумана как введение в сравнительные исследования языка и концепций социальной политики, авторы дают ряд рекомендаций для продолжения исследования этой проблематики. В частности, они призывают к дальнейшему изучению множественных значений Смирнова А. А. Рецензия на кн.: Analysing social policy concepts and language. comparative and transnational perspectives, ed. by D. Beland, K. Petersen. BRISTOL: POLICY PRESS, 2015. 327 P. («Анализ концепций и языка социальной политики. Cравнительные и транснациональные подходы» под ред. Д. Беланда И К. Петерсена) // Studia Humanitatis Borealis. 2016. № 1. С. 70–75 .

популярных концепций социальной политики. Авторы считают целесообразным продолжить исследование центров и периферий возникновения новых терминов, а также анализ структур, влияющих на распространение языка и идей. Еще одним предложением является изучение языка социальной политики развивающихся государств и стран третьего мира. Наконец, авторы предлагают обратить большее внимание на связь языка социальной политики и стойких форм этнического, гендерного и полового неравенства. Авторы призывают к сочетанию количественных и качественных методов в изучении социальных концепций и языка .

Следует заметить, что представленная книга не лишена небольших недочетов. Как и во многих других коллективных монографиях, в ней наблюдается относительная неоднородность в выборе методов и смысловом наполнении глав. В некоторых главах большее внимание уделяется вопросам языка и семантики, а в некоторых превалирует подход с точки зрения истории идей. В главах практически не указываются теоретические источники, лишь изредка исследователи ссылаются на работы таких авторов как П. Бурдье, М. Фуко или Б. Андерсон. Главы, посвященные языку социальной политики в Великобритании (глава 6) и ЕС (глава 3), отличаются критической направленностью. В них, соответственно, развенчивается миф о золотом веке «государства всеобщего благосостояния» в Великобритании, а также описываются безуспешные попытки создания языка социальной политики ЕС .

В некоторых главах превалирует описание концепций, развитию которых не уделяется столь большое внимание в других главах. К примеру, в главе, посвященной Финляндии (глава 8), значительно большее внимание уделяется концепции «общества» (yhteiskunta), чем в других главах. В разделе, изучающем язык социальной политики США (глава 15), гендерные и расовые проблемы освещаются гораздо более содержательно, чем в других главах. В то же время, благодаря этому разнообразию, книга становится более легкой для восприятия, в особенности, для читателя, только начинающего изучение социальной политики. Можно также представить, что выбор единой теории и более строгий анализ одних и тех же концепций могли бы воспрепятствовать раскрытию уникальности каждого примера .

Гораздо более неоднозначным моментом, который нельзя не учитывать, является сложность самого изучаемого предмета, а именно языков, на которых сформулированы концепции. Поскольку анализ и разъяснение концепций осуществляются на английском языке, это накладывает особый отпечаток, как на исследования, так и на распространение дискурса в мире. В главе, посвященной языкам социальной политики в ЕС, Жан-Клод Барбье указывает на тот факт, что при переводе политических терминов и программ на «европейский английский» теряются значительные нюансы. Он приводит пример двух датских социальных программ раннего выхода на пенсию – fortidspension и efterln. В документации международных организаций обе программы переводятся на английский как «early retirement», т.е. досрочный выход на пенсию. При этом эти программы имеют существенное различие: fortidspension буквально переводится как «ранняя пенсия», она распространяется на людей, потерявших трудоспособность, а efterln состоит из слов «позже» и «зарплата», эта программа предполагает ранний запланированный выход на пенсию для работников с высокой интенсивностью труда [1; 67]. При этом датский и английский языки относятся к одной языковой группе, и, казалось бы, искажения между ними должны быть минимальными по сравнению с более далекими языками .

В заключение стоит сказать, что рецензируемая книга представляет собой успешное масштабное сравнительное исследование, посвященное политической роли идей и языка в управлении обществом. В данной рецензии оцениваются лишь общие закономерности и выводы, к которым пришли авторы, однако книга особенно интересна своими деталями и уникальными подходами к каждому изучаемому примеру. Она может быть интересна ученым, студентам вузов, изучающим общественные науки, а также людям, интересующимся и занимающимся социальной политикой .

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Analysing social policy concepts and language. Comparative and Transnational Perspectives, Ed. by D .

Bland, K. Petersen. Bristol: Policy Press, 2015. 327 p .

ПРИМЕЧАНИЯ

Смирнова А. А. Рецензия на кн.: Analysing social policy concepts and language. comparative and transnational perspectives, ed. by D. Beland, K. Petersen. BRISTOL: POLICY PRESS, 2015. 327 P. («Анализ концепций и языка социальной политики. Cравнительные и транснациональные подходы» под ред. Д. Беланда И К. Петерсена) // Studia Humanitatis Borealis. 2016. № 1. С. 70–75 .

[1] Термин «flexicurity» произошел от соединения слов «flexibility» (гибкость) и «security»

(безопасность) и означает баланс гарантий занятости и гибкости рынка труда. Данный термин впервые был использован в 1990-е годы в Дании и Голландии, а во второй половине 2000-х он вошел в обиход ЕС и ОЭСР. С точки зрения Ж. К. Барбье, в Голландии и Дании эта концепция была результативной, поскольку была направлена на решение конкретных проблем, в то время как в международных организациях «flexicurity» превратилось в «дежурное слово», понимаемое экспертами и чиновниками по-разному [1; 69–71] .

–  –  –



Pages:     | 1 ||

Похожие работы:

«Ясперс Карл Теодор Духовная ситуация времени filosoff.org Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке http://filosoff.org/ Приятного чтения! Ясперс Карл Духовная ситуация времени. В течение более чем полувека все настойчивее ставится вопрос о...»

«1. Цели освоения учебной дисциплины: Цель освоения учебной дисциплины "Источниковедение" дать студентам системное знание об основных понятиях источниковедения, сформировать умение анализировать эти понятия в системе различных общенаучных парадигм и выработать навыки источниковедческого анализа и синтеза историчес...»

«АВТОНОМНАЯ НЕКОММЕРЧЕСКАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ "ПЕТЕРБУРГСКИЙ ИНСТИТУТ ИУДАИКИ" Исторический факультет А.А. Аминева Еврейская религиозная традиция в среде русских кантонистов. Опыт противостояния. Выпуск...»

«АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПРОТЕЗИРОВАНИЯ ТАЗОБЕДРЕННЫХ СУСТАВОВ У ВИЧИНФИЦИРОВАННЫХ ПАЦИЕНТОВ Суслов Н.С., Пастухов А.Д. ФГБОУ ВО "ПГМУ им. академика Е.А. Вагнера" Минздрава России (614000, Пермь, ул. Петропавловская, 26), e-mail: doctor-psma@mail.ru По литературным данным в...»

«Централизованная библиотечная система г. Ярославля Библиотека-филиал №19 "История предков всегда любопытна для того, кто достоин иметь Отечество." Н.М.Карамзин Краеведческие чтения Из истории Ленинского района ( Материалы чтений. Избранное...»

«2007 160 “ЭЧМИАДЗИН” ОФИЦИАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛ ЭЧМИАДЗИНСКОГО КАТОЛИКОСАТА (Декабрь 2007 г.) ПАТРИАРШИЕ ЭНЦИКЛИКИ И БЛАГОСЛОВЕНИЯ 1 . Энциклика Его Святейшества Гарегина II, Католикоса всех армян, г-ну Ральфу Йирикяну по случаю его награждения орденом “Святой Григорий Просветитель”, 8 дек...»

«Счеты Русские В некоторых книгах можно встретить ошибочные указания, что счеты (русские счеты) якобы были изобретены китайцами (суаньпань), что якобы перешли к сибирским народам и что известные в русской истории купцы и промышленники Строгановы привезли и...»

«Автоматизированная копия 586_108501 ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 12523/09 Москва 8 декабря 2009 г. Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего – Председателя Высшего Арбитражного Суда Ро...»




















 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.