WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 

Pages:     | 1 | 2 ||

«Коми региональное отделение Российского исторического общества ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА РОССИЙСКОГО СЕВЕРА В ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОМ, ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ И ПРОСВЕТИТЕЛЬСКОМ ИЗМЕРЕНИЯХ Материалы I съезда ...»

-- [ Страница 3 ] --

В конце 1930-х гг. по автономии действовало 90 сельхозкружков. Настоящим пропагандистом сельскохозяйственных знаний в коми деревне стали машинно-тракторные станции. Так, Визингская МТС только за один 1934 г. обучала в 33 кружках 700 чел. Значительное место в распространении навыков сельхозтруда играли и сельскохозяйственные выставки. Представители коми колхозов участвовали и в работе Всесоюзной сельскохозяйственной выставки. В 1939 г. Коми АССР была на ней представлена 230 участниками. Причем ряд работников из республики был удостоен дипломов. В частности, дипломы I степени и машины получили колхозы «Вр фронт» из Усть-Куломского района, «Путь Ленина» из Ижемского района и «Выль Ордым» из Сторожевского района. Дипломы II степени, денежные премии и мотоциклы – Пажгинская МТС, молочно-товарная ферма колхоза им. Орджоникидзе из Усть-Цилемского района и еще 16 передовых сельхозартелей. Ставка на распространение агрономических и животноводческих знаний была правильным шагом, ибо наглядно демонстрировало крестьянам практическую значимость культурно-просветительной работы. Помимо пропаганды сельхоззнаний в деревне получила значительное распространение практика культпоходов. В 1935 г. по инициативе колхоза «Грд Октябрь» (с. Гагшор Сысольского района) прошел поход по благоустройству сел и деревень. Победителем стали комсомольцы колхоза «Грд Октябрь». В с. Гагшор был открыт колхозный Дом культуры, оборудована радиоустановка, телефон, собрана библиотека и т.д. Колхоз был награжден премией в 1 тыс. руб. [26] .

Основой же культурной деятельности в деревне, по мнению центра, должен был стать клуб. Нарком просвещения А.В. Луначарский указывал, что клуб – «это чрезвычайно важная вещь». Ему вторила Н.К. Крупская, говорившая: «Клуб должен стать опорным пунктом культурной революции», «это очаг строительства социализма…он должен быть организацией, которая связана с самыми глухими уголками». Бюро Коми обкома партии обращало особое внимание членов Коми партийной организации на клубы и «всемерное вовлечение членов и их семей» в клубную работу. При этом главное место отводилось влиянию клубной работы на молодежь [27] .

Основная работа в клубах велась через кружки. Как уже отмечалось, немало сделали в деревне сельхозкружки. Конечно, работали и кружки иных направлений: музыкальные, драматические, антирелигиозные и др .

В пединституте действовал литературно-творческий кружок. На развитие кружковой деятельности в клубах ориентировали и центральные власти. Они подчеркивали, что «очень большую роль в деле самообразования может сыграть кружковая работа…это дело надо широко развивать» [28] .

Кроме перечисленных кружков, большое значение имели военно-физкультурные кружки. Власти, понимая близость войны, усиливали военно-патриотическое воспитание, частью которого была физкультурная работа. В повестке дня партийно-комсомольских органов часто стояли вопросы развития патриотической агитации. Так, в 1934 г. Северный крайком ВЛКСМ рассмотрел работу Коми обкома комсомола по военнопатриотическому воспитанию и одобрил её. Действительно, в небольшой по численности населения области в военно-технических и физкультурных кружках состояло свыше 6 тыс. чел. В этом направлении работало 12 учебных пунктов, 24 военно-технических кружка. Расширялась деятельность Осоавиахима, Всесоюзного общества Красного креста, Автодора, сдавались нормы Ворошиловского стрелка и т.д. В Осоавиахиме состояло свыше 4,6 тыс. комсомольцев – более половины всей областной организации ВЛКСМ. Это были довольно хорошие для Коми автономии показатели. Тем не менее эта сфера работы постоянно держалась на контроле .





Данный вопрос вновь рассматривается Пленумом Коми обкома ВЛКСМ в 1939 г. И констатируется, что сеть военно-физкультурных кружков растет. В области действует 985 военных кружков (14 тыс. участников). Значительно увеличилось количество значкистов ГТО «Ворошиловский стрелок», ПВХО и т.д. Однако власти по-прежнему подчеркивают важность оборонно-массовой работы и обязывают все комитеты ВЛКСМ включиться в неё. Накануне войны, в 1941 г. Пленум Коми обкома ВЛКСМ снова возвращается к этому вопросу .

И вновь отмечает улучшение. Особенно радует положение с лыжным спортом – в республике действует 145 лыжных баз. Большинство комсомольских организаций успешно сдает нормы по оборонным значкам. Именно комсомол является инициатором целого ряда спортивных соревнований в области: проводится туристический поход Сыктывкар – Троицко-Печорск (по следам гражданской войны), лыжный пробег Сыктывкар – Москва и др. [29]. Такие меры, как показала начавшаяся вскоре война, были правильными и своевременными .

Конечно, развитие спорта шло не только под нажимом властей. Его двигали и настоящие энтузиасты спорта. Среди них можно назвать Н.М. Жеребцова, создателя «коми футбола», лыжников Париловых, А.С. Клочкова, П.П. Малиновского и др .

В республике организовывались соревнования по различным видам спорта. В 1937 г. была в первый раз проведена республиканская лыжная спартакиада. С 1939 г. проводятся крупные республиканские соревнования по отдельным видам спорта всеми действовавшими в автономии добровольными спортивными обществами. В 1936 г. в республике был проведен День физкультурника, учрежденный по инициативе Коми областного совета физкультуры .

Спортсмены из Коми края выезжали на соревнования в другие регионы страны. В 1928 г. сборная Коми области участвовала в спартакиаде Северного края в Вологде, завоевав 17 призовых мест. В 1938 г. сборная команда Коми АССР впервые участвовала в зимней и летней спартакиадах автономных республик РСФСР .

Получила развитие культурно-массовая работа и среди отдельных групп населения. Такой подход помогал учитывать специфику просветительской деятельности среди различных социальных слоев. Например, в 1930-е гг. власти уделяли особое внимание работе среди лесозаготовителей. Пленум обкома партии в 1935 г .

призывал развернуть культмассовую работу на лесозаготовках. Основой такой деятельности стали культпоходы. Бюро обкома ВКП(б) одобрило культпоходы, создание «групп легкой кавалерии». И комсомольцы области активно претворяли эту идею в жизнь. Комсомол Сторожевска, например, только в течение одной лесозаготовительной кампании выделил для работы в лесу 12 культбригад. Они знакомили лесорубов с опытом ударных бригад, проводили беседы, издавали стенгазеты. Пионеры в помощь работникам леса собирали теплую одежду. Именно деятельность культбригад позволила, по признанию властей, предотвратить массовый уход из леса лесорубов .

В последующем такие кампании приняли массовый характер. В 1939 г. восемь культбригад сделали 63 выезда в лес и охватили своей работой свыше 7 тыс. рабочих. Причем действовали в лесу не только комсомольцы Коми автономии. Приезжали бригады и из других регионов. Например, в 1930 г. в области побывали посланцы рабочей молодежи из Москвы. Их деятельность стала центром культурно-массовой работы в лесу. К концу 1930-х гг. культмассовая работа в лесу приняла систематический характер: в поселках лесозаготовителей действовало более 400 красных уголков и около 400 различного рода кружков, велась работа и выездными культбригадами. Но власти не отказались и от одиночных пропагандистских акций: проводились Дни леса, Дни кооператора и т.п. [30] .

Значительный размах приобрела культмассовая работа и среди учащейся молодежи. Например, среди студентов Коми пединститута только в 1939 г. было проведено 26 лекций и докладов на различные темы, регулярно выпускались стенгазеты, действовало семь агитбригад, которые провели во время выборов более 900 бесед, охвативших свыше 5 тыс. чел. В институте работало четыре кружка (драматический, музыкальный, хоровой и баянистов) – в них занималось почти 100 студентов. Для студентов было за год организовано 29 бесплатных киносеансов (их посетило 11 тыс. чел.). Распространялись среди студенчества и военно-физкультурные навыки: работал стрелковый клуб (почти 500 чел.), сдавались нормы «Ворошиловского стрелка»

[31] и т.п. Вне всякого сомнения, это разнообразило жизнь студенчества, делало ее более насыщенной и интересной .

Конечно, и в 1930-е гг. развитие культурно-массовой работы шло не без трудностей. Прежде всего, власти отмечали равнодушное, если не враждебное отношение населения к культуре и науке. И.В. Сталин на VIII съезде ВЛКСМ говорил: «…мы не двинемся вперед ни на шаг, пока не вытравим этого варварства и дикости, этого варварского отношения к науке и людям культурным. Рабочий класс не может стать настоящим хозяином страны, если он не сумеет выбраться из некультурности, если он не сумеет создать своей собственной интеллигенции, если он не овладеет наукой». Особенно тревожным в этом плане было положение на окраинах России, где делались только первые шаги по овладению культурой массами. Причем власть понимала, что решить проблему культурного переустройства быстро и мгновенно «в один прыжок» не удастся [32] .

К сложностям культурной работы следует отнести и острую нехватку квалифицированных специалистов .

Власть была серьезно озабочена этой проблемой и пыталась в меру своих сил и возможностей решить её .

В Коми автономии областной отдел народного образования постоянно проводил курсы клубных работников, различные семинары, на которых шел обмен опытом работников культурно-просветительных учреждений .

Многие работники культуры обучались заочно в различных учебных заведениях. В 1938 г. в автономии была открыта республиканская культурно-просветительная школа очного и заочного обучения. Однако эти меры оказывались недостаточными. Власти как в 1920-е, так и в 1930-е гг. признавали нехватку специалистов культурной сферы и невысокую квалификацию имеющихся кадров работников просветительских учреждений. Естественно, такое положение самым серьезным образом осложняло деятельность культурно-просветительских структур, порой сводя к минимуму её эффективность .

Вредили прогрессу в этой сфере и иные недочеты в деятельности властных структур. Нередко власти увлекались созданием различного рода кружков, клубов, в то время как многие члены кружков на деле практически не посещали их. Так, например, в партийно-профессиональном клубе в Усть-Сысольске активно работали не более трети его членов. В результате кружки, созданные в клубе, быстро распались. Подобное же положение наблюдалось и в других регионах .

Серьезно мешали ведению культурной работы и некоторые специфические особенности края. Так, основой экономики автономии в 1930-е гг. была лесная промышленность. И нередко в жертву бесперебойному функционированию данной отрасли приносили культурную работу. В период интенсивных лесозаготовок культработа, по признанию властей, «не велась, ибо возможностей для этого не было». Другой проблемой, обусловленной природными условиями, была организация культработы на Крайнем Севере, где преобладало кочевое население. Этот вопрос удалось хотя бы частично решить с помощью организации красных уголков и красных чумов .

Этот комплекс сложностей вел к тому, что в ряде местностей культурно-бытовое обслуживание населения развертывалось «крайне медленно». Нередко партийные и комсомольские организации пускали эту работу на самотек и не могли организовать отдых молодежи. И молодежь играла в карты и занималась другими неподобающими, по мнению властей, вещами. Причем подобная картина наблюдалась как в деревне, где культурная работа только начинала развертываться, так и в городе. В городе досуг молодежи также был «организован недостаточно». Можно было в городе «только раз в пятидневку сходить в кино». Этим организация досуга нередко и ограничивалась. А на селе, как признавали власти, «и ещё хуже обстоит дело» [33] .

Подобные оценки свидетельствовали, что серьезнейшие проблемы в культурной работе оставались и в 1930-е гг.

Однако нельзя не замечать и того, что значительное движение в этом направлении было налицо:

в автономии началось формирование сети клубных и иных культурных учреждений, функционировали различного рода кружки. Конечно, это было еще только начало. И властям предстояло еще много сделать, чтобы культурно-массовой работой было охвачено большинство населения, чтобы существенным образом поднять культурный уровень народа .

Источники и литература

1. Зырянская жизнь. 1920. 20 ноября (№ 76). С. 1 .

2. НАРК. Хр. № 2. Ф. 274. Оп. 1. Д. 6. Л. 9–11; Ф. 446. Оп. 1. Д. 1. Л. 9; Югыд туй. 1922. 25 июня (№ 100). С. 4 .

3. Культурное строительство в Коми АССР. Сборник документов. 1918–1937. Сыктывкар, 1979. С. 48 .

4. НАРК. Хр. № 2. Ф. 274. Оп. 1. Д. 2. Л. 13, 14, 14об.; ГУРК НАРК. Хр. № 1. Ф. 148. Оп. 1. Д. 225. Л. 12; Д. 118. Л. 5;

В зырянском краю. 1919. 11 мая (№ 19). С. 2; История Коми АССР. С. 271 .

5. НАРК. Хр. № 2. Ф. 446. Оп. 1. Д. 9. Л. 19, 30, 31.Культурное строительство в Коми АССР. 1918–1937. С. 23–24, 31–32 .

6. См.: Культурное строительство в Коми АССР. 1918–1937. С. 41–42; НАРК. Ф. 148. Оп. 1. Д. 119. Л. 1об.; Зырянская жизнь. 1918. 24 октября (№ 32). С. 3; 14 декабря (№ 40). С. 3; Югыд туй. 1923. 21 мая (№ 44). С. 3 .

7. НАРК. Хр. № 2. Ф. 1. Оп. 1. Д. 55. Л. 39; Оп. 2. Д. 365. Л. 3; Д. 479. Л. 51; ГУРК НАРК. Хр. № 1. Ф. 148. Оп. 1 .

Д. 737. Л. 30 .

8. Жеребцов И.Л., Таскаев М.В. Русская революция в национальной провинции (на материалах европейского Северо-Востока) // Великая Российская революция 1917 года в истории и судьбах народов и регионов России, Беларуси, Европы и мира в контексте исторических реалий XX – начала XXI века. Материалы международной научной конференции. Витебск: ВГУ имени П.М. Машерова, 2017. С. 53–57; Жеребцов И.Л. Дмитрий Александрович Батиев: создатель Коми автономии, «враг народа», почетный гражданин. Сыктывкар: ИЯЛИ Коми НЦ УрО РАН, 2016; Жеребцов И.Л., Таскаев М.В. Коми национальное движение: от эсеров до наших дней. Сыктывкар: ИЯЛИ Коми НЦ УрО РАН, 2016; История Коми с древнейших времен до современности. Сыктывкар: Анбур, 2011. Т. 2 .

9. Жеребцов И.Л., Таскаев М.В., Колегов Б.Р. Комиретро: 95 лет истории Коми, от официальной до курьезной .

Сыктывкар: Изд-во «Титул», 2016; Связь времен. Сыктывкар, 2000; Жеребцов И.Л., Таскаев М.В., Рогачев М.Б., Колегов Б.Р. Историческая хроника. Республика Коми с древнейших времен. Сыктывкар, 2002 .

10. Культурное строительство в Коми АССР. 1918–1937. С. 46–48 .

11. См.: Культурное строительство в Коми АССР. 1918–1937. С. 94; НАРК. Хр. № 1. Ф. 148. Оп. 1. Д. 8. Л. 54; Хр. № 2 .

Ф. 618. Оп. 1. Д. 24. Л. 8об .

12. А.В. Луначарский о народном образовании. С. 245 .

13. НАРК. Хр. № 1. Ф. 148. Оп. 1. Д. 98. Л. 27; Д. 12. Л. 33об.; Д. 121. Л. 62 .

14. НАРК. Хр. № 1. Ф. 148. Оп. 1. Д. 15. Л. 26; Д. 28. Л. 31; Д. 117. Л. 9; Ф. 186. Оп. 1. Д. 8. Л. 33; НАРК. Хр. № 2 .

Ф. 70. Оп. 1. Д. 57. Л. 28 .

15. См.: НАРК. Хр. № 2. Ф. 221. Оп. 1. Д. 117. Л. 10; Ф. 1. Оп. 2. Д. 476. Л. 80; Ф. 69. Оп. 1. Д. 3. Л. 39 .

16. НАРК. Хр. № 2. Ф. 353. Оп. 1. Д. 37. Л. 3; Ф. 182. Оп. 1. Д. 34. Л. 17 .

17. НАРК. Хр. № 1. Ф. 148. Оп. 1. Д. 30. Л. 170 .

18. НАРК. Хр. № 2. Ф. 1. Оп. 1. Д. 36. Л. 110; Ф. 182. Оп. 1. Д. 6. Л. 10; Ф. 446. Оп. 1. Д. 105. Л. 24; Ф. 70. Оп. 1. Д. 36. Л. 73 .

19. НАРК. Хр. № 2. Ф. 73. Оп. 1. Д. 34а. Л. 6, 10; Ф. 70. Оп. 1. Д. 136. Л. 27; Д. 54. Л. 10; Ф. 97. Оп. 1. Д. 7. Л. 6; Ф. 1 .

Оп. 1. Д. 53. Л. 180; Д. 50. Л. 25; Югыд туй. 1926. 19 мая (№ 138). С. 3 .

20. См.: НАРК. Хр. № 2. Ф. 1. Оп. 1. Д. 53. Л. 43; Д. 295. Л. 21; Д. 93. Л. 36; Югыд туй. 1925. 25 мая (№ 141). С. 3;

Жеребцов И.Л., Таскаев М.В., Рогачев М.Б., Колегов Б.Р. Историческая хроника. С. 114 .

21. Бухарин Н.И. Избр. произвед. М., 1988. С. 379; Н.К. Крупская. Педагогич. соч. в 10 т. М., 1960. Т. 9. С. 482;

А.В. Луначарский о народном образовании. С. 501; Бухарин Н.И. Избр. труды. М., 1988. С. 338 .

22. А.В. Луначарский о народном образовании. С. 407; Бухарин Н.И. Избр. произвед. С. 385; КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. 9-е изд.– Т. 6.– С. 120-121 .

23. Культурное строительство в Коми АССР. 1918-1937. С. 21; Культурное строительство в Коми АССР. 1938–1960 .

С. 38 .

24. НАРК. Хр. № 2. Ф. 1. Оп. 1. Д. 203. Л. 67об.; Безносиков Я.Н. Рассвет над Коми. Сыктывкар,1986. С. 56; Дорогой борьбы и побед. С. 89; Культурное строительство в Коми АССР. 1918–1937. С. 190–191; Культурное строительство в Коми АССР. Сборник документов. 1938–1960. Сыктывкар, 1984. С. 58–59 .

25. НАРК. Хр. № 2. Ф. 70. Оп. 1. Д. 136. Л. 2; Ф. 1. Оп. 1. Д. 53. Л. 26об.; Дорогой борьбы и побед.1917–1981. Сыктывкар, 1981. С. 63 .

26. НАРК. Хр. № 2. Ф. 70. Оп. 1. Д. 88. Л. 127; Д. 97. Л. 33; Дорогой борьбы и побед. С. 104, 121; Хроника Коми областной организации ВЛКСМ. 1918–1988. Сыктывкар, 1988. С. 54, 59 .

27. См.: А.В. Луначарский о народном образовании. С. 356; Н.К. Крупская. Педагог. соч. в 10 томах. М., 1960. Т. 8 .

С. 226, 304; НАРК. Хр. № 2. Ф. 1. Оп. 1. Д. 58. Л. 208; Ф. 73. Оп. 1. Д. 34а. Л. 12 .

28. Крупская Н.К. Педагогич. соч. в 10 т. М., 1960. Т. 9. С. 653, 656 .

29. См.: Хроника Коми областной организации. М. С. 53–54, 60, 72 и др .

30. НАРК. Хр. № 2. Ф. 1. Оп. 1. Д. 236. Л. 130; НАРК. Ф. 148. Оп. 1. Д. 133. Л. 98; Хроника Коми областной организации ВЛКСМ. С. 53, 58; Дорогой борьбы и побед. С. 64–65; Культурное строительство в Коми АССР. 1938–1960. С. 46 .

31. Культурное строительство в Коми АССР. 1938–1960. С. 33–34 .

32. Сталин И.В. Соч. М., 1949. Т. 11. С. 76; КПСС в резолюциях и решениях… Т. 5. С. 118–119 .

33. НАРК. Хр. № 2. Ф. 1. Оп. 1. Д. 148а. Л. 46; Д. 201. Л. 93; Ф. 70. Оп. 1. Д. 568. Л. 12 .

МЕМОРИАЛЬНЫЕ ТУРИСТИЧЕСКИЕ МАРШРУТЫ ВОРКУТЫ

–  –  –

Десятилетия существует на карте России город Воркута. Этот период времени сопоставим с историей самой России, да и значение Воркуты неизмеримо больше ее скромных географических размеров. Необъятные просторы безмолвной Большеземельской тундры… Белое пятно на карте… Непроходимые топи и болота. Бездорожье… Такой была богатейшая кладовая природных богатств на Северо-Востоке России в начале прошлого столетия. Длинные зимние ночи и неистовые бури и вьюги, царящие неделями и месяцами в этой местности, делают работу здесь в буквальном смысле этого слова героическим подвигом. И надо же было так случиться, что в самом отдаленном уголке Большеземельской тундры геологом Г.А. Черновым было открыто уникальнейшее месторождение Печорского угольного бассейна – Воркутское .

История рождения города начиналась с отряда из 43 человек, который полностью был сформирован из заключенных ГУЛАГа. В 1931 г. они добрались до места будущих разработок угля и назвали это место Рудник .

Поставили палатки, вырыли землянки, вскрыли угольные пласты и приступили к строительству шахт. Стране нужно было твердое топливо, и правительство СССР объявило масштабную «битву за уголь». Огромную тюрьму под названием Воркутлаг организовывали и строили сами заключенные .

Мы привыкли знакомиться с историей края по школьным учебникам, фотографиям, в лучшем случае – по экспозициям музеев. Люди, живущие в Воркуте, не часто задумываются о том, что сам город и его поселки – это настоящий музей под открытым небом. До нынешнего времени здесь сохранились страшные следы трагической истории Воркуты. Нужно только захотеть увидеть правдивую действительность его становления .

Особенностью туристических ресурсов Воркутинского района является наличие исторических артефактов деятельности ГУЛАГовского прошлого, и это является основой мемориального туризма. Маршруты, которые мы можем предложить, доступны и разнообразны. Пройдя их можно увидеть интересные объекты жизнедеятельности системы тоталитарного режима. И в частности, уникальные артефакты, которые уже не встретить в городах и поселках Республики Коми, так, например, развалины тюрем и лагерей, связанных со строительством города и Северо-Печорской железнодорожной магистрали. Эти туристско-экскурсионные маршруты имеют определенную цель: показать всему гражданскому обществу, что знание и сохранение исторической памяти – гарантия неповторения ошибок прошлого. Через понимание прошлого, сострадание воспитывается гражданин и патриот своей страны .

Благодаря финансированию Республиканского благотворительного фонда «Покаяние», ежегодно школьниками Воркуты проводятся краеведческие поисково-исследовательские экспедиции с целью поиска расположений бывших лагерей и мест захоронений жертв ГУЛАГа. По результатам экспедиций собран богатейший материал, экспонаты – свидетели того времени. А также разработаны туристско-экскурсионные мемориальные маршруты. Выполнены большие исследовательские проекты: «Харбей», «Юр-Шор», Истоки Воркуты»

«Кирпичный», «Стальные нити к Воркуте» и др .

Всего воркутинскими школьниками – воспитанниками туристско-краеведческих объединений «Горизонт» (средняя общеобразовательная школа № 14) и «Летописец» (средняя общеобразовательная школа № 35) было проведено 13 поисково-исследовательских экспедиций, в результате, которых были разработаны следующие экскурсионно-туристические маршруты:

– «Дорога жизни – дорога смерти». Это экспедиция 2006 года, проходившая по маршруту первой Воркутинской железной дороги Рудник – пристань Воркута – Вом. На этом же маршруте находится бывший кирпичный завод, знаменитый печальной памятью «Кашкетинских расстрелов». Этот путь преодолевала не одна сотня заключенных, прибывавших этапами с 1934 по 1942 г. в Воркутлаг. Что именно определило название маршрута? Долгие годы, в начале становления Воркуты, именно эта дорога связывала наш заполярный город с Большой землей. Именно от ее работы зависела не только жизнь, но и само существование Воркуты. «Дорога смерти» – потому, что в те далекие времена (1933–1934 гг.) она строилась впервые за Полярным кругом, в зоне многолетней мерзлоты. И заключенным, строившим ее, не хватало одежды, рабочего инструмента, они погибали от холода и голода. Дорога смерти еще и потому, что в печально знаменитом 1938 г. здесь на разъезде Кирпичный за два дня марта было расстреляно 524 чел. Именно эту дорогу мы считаем построенной на костях заключенных .

Маршрут – «Путешествие из Европы в Азию в пространстве и во времени». По древнему торговому пути через Полярный Урал из Европы в Азию через Собь – Елецкий перевал. Мемориальный маршрут проходит вдоль железной дороги Чум – Лабытнанги. Начинается от станции Чум – 0 километр и заканчивается на станВитман Ирина Владимировна (Воркута) – директор муниципального бюджетного учреждения «Городской центр развития туризма» г. Воркуты .

ции Собь –117 километр, где проходила граница 501-й стройки между Республикой Коми и Ямало-Ненецким автономным округом. Еще эта дорога известна как участок знаменитой «Мертвой дороги» из Европы до берегов реки Енисей. Протяженность маршрута 88 километров между насыпью и реками Уса, Елец и Собь. Здесь можно увидеть остатки лагерных пунктов, в которых содержались строители дороги, и первые поселения этого района – деревни Никита и Елец. Неизгладимое впечатление производят завод по изготовлению извести и огромное лагерное отделение рядом с ним. Во время путешествия туристы пересекают границу Европа – Азия .

В 2010 г. юными краеведами исследован бывший поселок Харбей. Этот маршрут мы назвали «Во глубине Уральских гор…» .

Почему Харбей? «Потому что по тундре и горам полвека передавались слухи о заброшенном в полярноуральской глухомани заводе сталинских времен с уходящими на фантастическую глубину многочисленными штольнями, с цехами обогатительной фабрики, где чуть ли не в смазке стоят механизмы. А в Интернете гуляли байки о многотысячных лагерях зэков, каторжным трудом и даже жизнью своей заплативших за чудо появления в недоступных горах промышленного гиганта». Возникновение поселения было предопределено находками на реке Левый Бадьяёган в годы Великой Отечественной войны, в сентябре 1944 г., заключенными геологами минерала молибден. Металлургическая промышленность остро нуждалась в поставках молибденового концентрата. Необходимо было обеспечить молибденом новую, стремительно развивающуюся отрасль – атомную – и в сжатые сроки создать ядерный щит страны .

В результате появился еще один интересный мемориальный маршрут в горах Полярного Урала, который имеет познавательную направленность. На нем можно увидеть то, что осталось от первого промышленного предприятия на Полярном Урале. Это и штольни, и шахта, производственные строения, обогатительная фабрика и бывший лагерный пункт. Сам маршрут, протяженность которого 57 километров от бывшего поселка геологов Полярный, расположенного на железной дороге Чум – Лабытнанги, до бывшего поселка Харбей. Проходит по отсыпанной в 1940-х гг. автомобильной дороге, по которой в Харбей доставлялись люди и материалы, а обратно вывозился молибденовый концентрат .

Маршрут интересен и со спортивной точки зрения, потому что проходит в труднодоступных, с одной стороны, и красивейших, с другой стороны, местах Полярного Урала .

2011–2012 и 2013 гг. были проведены еще три краеведческие поисковые экспедиции, в результате которых появились туристско-экскурсионные маршруты «Стальная подкова Воркуты» и «Стальные нити к Воркуте» .

Точкой отсчета в истории Северо-Печорской железнодорожной магистрали необходимо считать 27 октября 1937 г., когда было принято Постановление Политбюро ЦК ВКП(б). Железная дорога имела протяженность 1560 км и должна была ввестись в эксплуатацию в сентябре 1945 г. Главной отличительной особенностью ее строительства является то, что изыскания, проектирование и строительство трассы проходили одновременно .

Нитка маршрута «Стальная подкова Воркуты» начинается от станции Юнь-Яга (2251 км) – место бывшего кирпичного завода – узкоколейная железная дорога (разъезд Кирчик) – железнодорожный мост через р. Воркута (2245 км) – поселок Хановей – бывший поселок Мульда .

Железнодорожный лагерно-производственный комплекс занимал особое место среди многочисленных лагерей ГУЛАГа в Коми АССР. Развитие транспортных коммуникаций, в том числе Северо-Печорской железной дороги – основной транспортной коммуникации Печорского угольного бассейна и Коми АССР, было важнейшим условием промышленного освоения Европейского Северо-Востока .

Мемориальный маршрут «Стальные нити к Воркуте» проложен в районе участка железнодорожной магистрали от ж/д станции Сейда до ж/д станции Сивая Маска, где проходит граница Воркутинского и Интинского районов. На этом маршруте можно познакомиться с остатками бывших поселков и ж/д станций Ошвор, Ю Пышор, Пернашор, которые брали свое начало с лагерных отделений строительства магистрали. Маршрут привлекателен тем, что начинается в месте, где жил и похоронен Виктор Яковлевич Попов, долгие годы считавшийся первооткрывателем Воркутского угольного месторождения. На маршруте также можно соприкоснуться с трагической историей гражданской войны в Коми крае. Это место бывшей деревни Ошвор, где в 1921 г. произошла кровавая драма. На этом месте оборвалась жизнь порядка 70 человек в результате бессмысленного и массового уничтожения людей, охватившего всю Россию. Среди жертв трагедии были русские, коми, ненцы. В 1967 г. на месте братской могилы на берегу реки Уса был установлен обелиск .

АЛЬВОЖ. ПОЛЬСКИЙ СЛЕД

–  –  –

После нападения 1 сентября 1939 г. гитлеровской Германии на Польшу советское правительство объявило о распаде и прекращении существования польского государства. Осадники (бывшие военнослужащие польской армии и получившие в начале 1920-х гг. землю в районах, заселенных украинцами и белорусами), были объявлены «злейшими врагами трудового народа» и с семьями выселены вглубь СССР. В результате четырёх депортаций в Коми АССР оказалось около 21 тыс. польских граждан. Известно, что на территории Сыктывдинского района Коми АССР, а именно в с. Ыб, п. Яснэг, содержались польские граждане, подвергшиеся репрессиям в 1939–1940-х гг. Сведения о них крайне скудны, в селе почти не осталось очевидцев .

Поэтому нас заинтересовала данная тема. Был написан проект «Альвож. Польский след», цель которого – собрать фактографический и иллюстративный материал о польских спецпереселенцах 40-х гг. ХХ в. Для себя мы определили следующие задачи: 1) Найти места проживания и захоронения польских спецпереселенцев на территории посёлка Яснэг Сыктывдинского района; 2) Установить памятные знаки на обнаруженных местах;

3) Найти потомков репрессированных поляков, содержавшихся в с. Ыб, п.Яснэг; 4) Собрать воспоминания жителей с. Ыб, п. Яснэг о репрессированных поляках и их потомках .

Проект состоял из двух этапов. На I этапе, состоявшемся 13 августа 2012 г., экспедиция в составе Н.Н. Осипова, проводника, жителя посёлка Яснэг, библиотекарей с. Ыб и п. Яснэг и музейного специалиста Ыбского историко-краеведческого музея обнаружила места содержания и захоронения польских спецпереселенцев .

В километрах тридцати от п. Яснэг в лесу было найдено кладбище, где захоронены поляки. К нему нужно идти по лесу километра три, затем перейти ручей и опять следовать по лесу. По дороге встречаются огромные ямы, наполненные водой, оставшиеся после добычи железной руды. Вероятно, поэтому среди местного населения это кладбище зовётся Рудниквылским (т.е. кладбище на Руднике). Вместе с поляками похоронены коми жители близлежащих местечек. Захоронения старые, кладбище заброшено, зарастает кустарником. На провалившихся польских могилах кресты не сохранились, поэтому невозможно определить имена погребённых .

Идентифицировать возможно только могилу Томаша Пророка (1885–1943). В 1989 г. председателем совхоза «Ибский» было получено письмо из Польши от его детей: Пророка Ивана Томашевича, Янины Томашевны, Владислава Томашевны, которые вместе с отцом и тётей Тересой в 1942 г. работали в ибском колхозе имени 18 партсъезда. Из письма стало известно, что Томаш Пророк скончался 5 октября 1943 г. и похоронен на Рудниквылском кладбище. Дети обращались с просьбой к председателю совхоза и жителям м. Стобью, где они работали в войну, восстановить крест на могиле отца, что и было впоследствии сделано .

В августе 2012 г. мы обнаружили, что крест на могиле Томаша Пророка сгнил и упал. Так как мы пришли без инструментов, то было принято решение вернуться в следующем году на это место и поднять крест .

Тогда же мы собрали воспоминания жителей села Ыб и посёлка Яснэг о польских спецпереселенцах, нашли их потомков. В 2012 г. было написано письмо потомкам Томаша Пророка в Польшу с подробным описанием нашей поездки. Был получен ответ от внучки Томаша Пророка, дочери Владиславы – Анны – с предложением переписываться и информировать их, как изменяется место, где когда-то пребывала их семья. В 37 километрах от посёлка Яснэг находится местечко Альвож, где проживали польские спецпереселенцы. В лесу были обнаружены развалившиеся бараки. Н.Н. Осипов указал, что в них проживали не только поляки, но и коми .

Занимались в основном заготовкой леса и, как уже упоминалось, добычей руды .

Во время II этапа экспедиции – 25 июня 2013 г. – мы вернулись на эти места, чтобы установить памятные знаки. Круг участников экспедиции расширился. К нам присоединились учащиеся и учителя Ыбской и Яснэгской школ. Было зачитано вышеупомянутое письмо от Анны, внучки Томаша Пророка. Всего было установлено три памятных знака: два – в Альвоже, один – на кладбище. На памятных знаках указано: «Кладбище на Руднике. Здесь нашли последний приют польские спецпереселенцы (1940–1950 гг.)», «Альвож. Место проживания польских спецпереселенцев (1940 гг.)». На кладбище был поднят крест на могиле Томаша Пророка. В августе 2013 г. в Сыктывкаре побывал доктор истории, представитель польского центра Карта Мачей Вырва. Он проявил интерес к нашему проекту и вместе с Михаилом Борисовичем Рогачёвым побывал в Ыбе, встретился с сельскими жителями и записал их воспоминания о тех далёких годах. Затем мы вместе побывали в Яснэге .

Наша экспедиция не состоялась бы без помощи республиканского фонда «Покаяние». Приносим им свою благодарность. Я думаю, что и учащимся, так же как и нам, было интересно побывать в этих местах, прикоснуться к истории родного края .

* Колегова Марина Геннадьевна (с. Ыб Сыктывдинского района) – зав. библиотекой-филиалом имени В.И. Безносикова МБУК «Сыктывдинская централизованная библиотечная система», m.kolegowa@yandex.ru .

НАУЧНОЕ НАСЛЕДИЕ

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОНТРОЛЬ ЗА УРАВНИТЕЛЬНО-ПЕРЕДЕЛЬНЫМ

ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЕМ В ОБЩИНАХ УСТЬ-СЫСОЛЬСКОГО И ЯРЕНСКОГО УЕЗДОВ

(1860–1890-е ГОДЫ)

–  –  –

Поземельная община Усть-Сысольского и Яренского уездов в пореформенные 1860–1890-е гг. являлась соседским объединением крестьянских хозяйств с общественным самоуправлением, обслуживавшим нужды и защищавшим интересы своих членов. Сущность общинного землепользования заключалась в том, что право владения землей, предоставленной государством, принадлежало не отдельной крестьянской семье, а всей общине. Среди многочисленных функций общины поземельная (распределение земли между членами с помощью уравнительно-передельного механизма, организация сельскохозяйственного производства и т.д.) была одной из главных .

Политика российского правительства по отношению к общине в рассматриваемые годы выражалась в принятии законов и мер, направленных на ее сохранение и укрепление, так как объединенным в общинные организации крестьянством было легче управлять. Община использовалась как наиболее удобная форма административного управления деревней, распределения надельных земельных угодий между крестьянами и взыскания с них податей и повинностей. При этом структура и полномочия крестьянского общественного управления и вся деятельность общины определялись российским законодательством, за соблюдением которого строго следили чиновники местных правительственных учреждений по крестьянским делам .

В статье 113 Великороссийского положения 1861 г. поземельной общине дано следующее определение:

«Общинным называется то общинное пользование, при котором земли, по приговору «мира», передаются или распределяются между крестьянами: по душам, тяглам или иным способом, а повинности, наложенные на землю, отбываются круговою порукою» [1] .

В данной статье мы попытались показать, как в рассматриваемый период в общинах названных уездов под контролем государственных чиновников регулировалось распределение мирских удобных угодий с помощью уравнительно-передельного механизма. В исторической литературе о Коми крае этот аспект освещен недостаточно, в основном в связи с вопросом о развитии сельскохозяйственного производства в годы проведения Великих реформ** .

По сведениям, собранным в 1880-е гг. экспедицией, организованной Министерством государственных имуществ, поземельные общины Усть-Сысольского и Яренского уездов по их структуре можно было разделить на простые (однодеревенские) и сложные (многодеревенские). В Усть-Сысольском уезде из 173 поземельных общин 32 были сложными, в Яренском уезде из 41 общины сложными являлись 28. По экономическому типу общины делились на передельные и беспередельные (подворные). В передельных пользование мирскими пахотными и сенокосными надельными угодьями (облагаемыми податями и повинностями) регулировалось путем уравнительных переделов. Усадьбы были в индивидуальном подворном пользовании, лесные участки и выгоны – в совместном пользовании общины. По мнению П.А. Колесникова, автора статьи «Основные этапы развития северной общины», формирование тяглой общины с уравнительными переделами в государственной деревне Европейского Севера России завершилось в конце XVIII в. Приняв ряд законов и осуществив Генеральное межевание, правительство превратило крестьян в простых держателей участков казенной земли, заботу об обеспечении платежеспособности каждого домохозяина возложило на общину, предоставив ей право распределения между ними земли, то есть санкционировало практику уравнительных переделов. Идея же уравнительности была подсказана борьбой малоземельных крестьян с зажиточными. При этом правительство руководствовалось не заботой о благополучии малоземельных, а стремлением с помощью переделов приведения земельных наделов в соответствие с тяглом того или иного двора. По виду уравниваШаньгина Виолетта Владимировна (1935–2017, Сыктывкар) – кандидат исторических наук .

** Следует отметить, что вопрос о землеустройстве государственных крестьян, определенный законом 24 ноября 1866 г., в уездах Коми края, где эти крестьяне составляли основную массу крестьянского населения, к концу XIX в. оставался нерешенным .

емых угодий передельные общины однородными не были. Так, в 1880-е гг. в Усть-Сысольском уезде 78,0%, а в Яренском – 85,7% сложных общин уравнивали и пашню, и покосы. В прочих сложных общинах переделам подлежали одни покосы [2] .

Для уравнительного распределения угодий в рассматриваемый период практиковались общие (коренные) и частные (называемые «скидками-накидками») переделы. Общие проводились при изменении численного состава в большинстве семей общины, в разверстке участвовали все домохозяева (но инициаторами выступали обычно малоземельные), изменялись границы надельных полос, количество и размер душевых паёв. Частные переделы, вызываемые изменениями в составе отдельных семей, проводились в промежутках между общими. При них в разверстку поступала лишь часть земли, делившаяся между небольшим числом домохозяев .

Важнейшим вопросом при земельных переделах являлся выбор на сходе вида разверсточной (раскладочной) единицы, связанной прежде всего со степенью земельной нужды в общине. Обычно разверсточной единицей была «душа», но в это понятие в разных общинах и в разное время вкладывали свой смысл. В результате последней Х ревизии (1858 г.) все платежи и повинности, а, следовательно, и земля были распределены на сходах по числу в хозяйствах ревизских душ мужского пола. С прекращением ревизий число ревизских душ мужского пола в дворах оставалось прежним, но состав наличного населения либо сокращался (наделы же умерших сохранялись), либо рос (но землю не прибавляли). Поэтому от передела угодий по ревизским душам мужского пола во многих общинах постепенно перешли к другим разверсточным единицам. В конце 1880-х гг .

из 148 общин Усть-Сысольского уезда в 18-ти землю переделяли по наличным душам мужского пола, в 21 общине – по работникам мужского пола (в возрасте от 20 до 60 лет), в 58 общинах – по наличным душам обоего пола (по едокам), а в 51 (34,0%) еще оставалась разверстка по ревизским душам мужского пола. В Яренском уезде в то же время разверстка земли по ревизским душам мужского пола сохранялась в шести (15%) общинах, по наличным душам мужского пола земля распределялась в 17, по едокам обоего пола – в 18 общинах [3] .

Таким образом, к распределению земли по едокам к концу 1880-х гг. перешли 39,0% общин Усть-Сысольского и 44,0% общин Яренского уездов, где особенно остро чувствовался дефицит удобных угодий. П.В. Котляревский отмечал, что «по понятиям крестьян передел по едокам лучше всего отвечает идее справедливого удовлетворения каждого однообщинщика» [4] .

Исследовавшая землепользование крестьян Коми края в конце XVIII – первой половине XIX вв. Т.И. Беленкина отмечала, что несмотря на существование общинного землепользования, практиковались только частичные отрезки земельных участков, то есть крестьяне ограничивались частными переделами [5]. По мнению В.А. Александрова, именно частные переделы земельных угодий составляли основу повседневной тяглоземельной общинной практики, необходимость в которых вызывалась ограниченным количеством годных к хозяйственному освоению земель [6] .

Топограф М.А. Большаков, исследовавший порядки общинного землепользования в верхне-вычегодских волостях в 1902 г., в работе «Община у зырян» (СПб., 1907. С. 77) писал, что определить точное время возникновения общих земельных переделов во всех общинах невозможно, но число общин с общими переделами в 1870–1880-е гг. росло как в верхневычегодских, так и в других волостях Усть-Сысольского уезда .

Согласно статье 54 Общего положения 1861 г. решения об общих переделах общинных угодий принимались на сельских сходах, в которых сначала участвовали с правом голоса пользовавшиеся наделами домохозяева. По указу Правительствующего Сената (№ 5337 от 23 марта 1888 г.) при обсуждении вопроса о переделе мирской земли право голоса на сходе получили и домохозяева, имевшие лишь усадебную оседлость. Согласно статье 54 Общего положения 1861 г. приговор схода о проведении общего земельного передела признавался законным, если на нем присутствовали не менее 2/3 домохозяев и за него проголосовали не менее 2/3 присутствовавших. Назначив время проведения передела, сход избирал из числа добросовестных крестьян мерщиков. Приняв присягу, они приступали к определению размера подлежащих переделу угодий, распределению их по сортам и к уравнительной разверстке между домохозяевами в соответствии с определенной сходом разверточной единицей. Эти результаты записывал в поземельную книгу писарь, которого нанимали на деньги, взимавшиеся потом с общинников в пользу мирского сбора. Итоги работы мерщиков и записи в поземельной книге рассматривались на новом сходе .

По отчетам сельских старост за 1891 г. в Яренском уезде после Х ревизии из 19 сельских обществ общие переделы проводились в 18, с интервалами через 3, 4, 5, 6, 8, 10, 15 лет. В 19-м Айкинском обществе первый общий передел после Х ревизии состоялся лишь в начале 1891 г. Из 43 сельских обществ Усть-Сысольского уезда по состоянию на 1891 г. общие земельные переделы практиковались в 33, с промежутками в 5, 6, 8, 9, 10, 12, 15 лет. В прочих 10 сельских обществах (Коберском, Печорском, Ношульском и др.) после Х ревизии общих переделов к 1891 г. не было. В них сохранилось осуществленное при Х ревизии распределение земли по ревизским душам мужского пола, выгодное малосемейным дворам с земельными излишками и поддерживаемое ими [7] .

Рассматривая общинное уравнительное землепользование как фактор, сохраняющий крестьян в качестве исправных налогоплательщиков, правительство установило строгий контроль за проведением общих земельных переделов со стороны местных правительственных учреждений по крестьянским делам. Так, в указе Правительствующего Сената (№ 706 от 1 фев. 1891 г.) говорилось, что «мирские приговоры о переделе земли в установленном порядке составленные, могут быть исполняемыми немедленно по постановлению и записи их в указанную статьей 57 Общего положения 1861 г. книгу, если не будут приостановлены в своем исполнении по особому распоряжению учреждений по крестьянским делам». Чиновник по крестьянским делам Ф.А. Арсеньев Усть-Сысольского уезда еще раньше в циркулярах волостным правлениям за 1883–1884 гг .

неоднократно отмечал, что приговоры сельских сходов об общих земельных переделах записываются «необстоятельно и коротко, а должны излагаться с положительной точностью». По его словам, на эти недочеты во время ревизии Усть-Сысольского уезда указывал сам губернатор [8]. Следует отметить, что постановления сходов о разверстке земли в соответствии с примечанием 3 к статье 51 Общего положения 1861 г. и решениями Правительствующего Сената (№ 309 за 1878 г., № 5251 за 1884 г.) чиновники рассматривали в основном с формальной стороны, учитывая соблюдение сходами при составлении и принятии приговоров 51–54 статьей Общего положения 1861 г. и других законодательных актов. Тот же Ф.А. Арсеньев постановлением от 26 ноября 1885 г. отменил приговор схода крестьян Богородского общества об общем переделе, так как были нарушены пункт 6 статьи 188 Общего положения 1861 г. и указания Правительствующего Сената. Решив провести общий передел по числу наличных едоков, сход исключил из их числа домохозяев, не уплативших все подати. Между тем по пункту 6 статьи 188 Общего положения 1861 г. и по решениям Правительствующего Сената (№ 171 от 13 янв. 1884 г. и № 456 от 31 янв. 1884 г.) сход при общих переделах мог отбирать у недоимщиков полевой надел частями, а полностью лишь в крайних случаях. Кроме того, приговор о переделе был составлен и принят на сходе всего сельского общества, а не на сходах селений, имевших отдельное землевладение. Согласно решениям Правительствующего Сената (№ 2914 от 27 апр. 1875 г., № 7410 от 19 фев. 1879 г .

и др.) селения с отдельным от сельского общества землевладением при общем переделе должны были составлять свои приговоры, так как их домохозяева распоряжались землей самостоятельно [9] .

Следили чиновники и за проведением частных земельных переделов. В циркуляре Вологодского губернского по крестьянским делам от 31 мая 1889 г. указывалось, что частные переделы в северных уездах Вологодской губернии (в отличие от некоторых южных) проводились раз в год во время раскладки податей и повинностей [10]. Об этом же свидетельствовали ответы старост большинства сельских обществ Усть-Сысольского и Яренского уездов, поступившие в канцелярию податного инспектора в 1891 г. [11]. При частных переделах установленные ранее границы надельных полос, количество и размеры душевых паев оставались прежними. Но из-за изменения состава отдельных дворов душевые наделы или их часть передавались из одной семьи в другую. Решение о том, сколько паев у кого отобрать, а кому передать принимали сходы (6 пункт, ст. 51 Общего положения 1861 г.). Однако единообразия во времени проведения частных переделов все же не было. По сведениям члена Усть-Сысольской земской управы В.Ф. Попова, (начало 1890-х гг.) ежегодные частные переделы при раскладке податей практиковались прежде всего в общинах Вычегодского края, где не всегда устанавливалось время следующих общих переделов, а в общинах по Сысоле «скидки-накидки»

делали через определенные сходами промежутки. В общинах Вотчинской волости между ними был интервал в 5 лет, в Пажгинской и Гарьинской общинах Благовещенской волости к ним обращались по мере надобности .

В четырех общинах Воронцовской волости, в Шиловской общине, в Еньяибской и Чукаибской общинах Визингской волости «скидок-накидок» между общими переделами не делали. Никогда не практиковались они в Ибской и Межадорской волостях [12]. Перевод земельных участков вызывал недовольство у лишавшихся их крестьян, и некоторые жаловались на решения сходов местным чиновникам. Крестьяне Макар Сватов и вдова Пелагея Лыюрова пожаловались чиновнику Ф.А. Арсеньеву на решение схода Богоявленского общества от 4 мая 1888 г., по которому до общей разверстки и не при раскладке податей у них отобрали часть наделов. Но чиновник ответил, что «жалоба не заслуживает уважения, поскольку с формальной стороны приговор схода был составлен правильно» [13]. По приговору схода крестьян дер. Большелузской Богородского сельского общества от 16 января 1896 г. при раскладке податей у крестьянина Егора Игушева часть надела (на души) передали двум домохозяевам, обосновав это тем, что сын Игушева с 1894 г. находится на военной службе .

Игушев пожаловался чиновнику по крестьянским делам М.И. Шаламову, который признал приговор схода «ничтожным». Во-первых, был нарушен пункт 3 статьи 54 Общего положения 1861 г. (об участии в сходе не менее 2/3 домохозяев), во-вторых, не была соблюдена статья 20 Положения об устройстве нижних чинов .

По этой статье во время нахождения на воинской службе нижних членов, имевших надел общинной земли, последний оставался в пользовании у их семей [14] .

Проверяя приговоры сходов о частных переделах, чиновники также обращали внимание на их оформление. Чиновник по крестьянским делам Яренского уезда Ф.С. Мысов не утвердил принятый в феврале 1886 г .

на сходе крестьян дер. Вездинской (Айкинская волость) приговор о частном уравнении, поскольку в нем не было указано, в каком количестве, от кого и кому отводится земля и не установлен срок перевода [15] .

Чиновник М.И. Шаламов в циркуляре волостным правлениям Усть-Сысольского уезда от 6 ноября 1895 г .

указывал, что главным недостатком оформления мирских приговоров о частных переделах является обозначение переводившихся участков только по числу душ (1/8, 1/2 души и т.д.) без указания названий полей и пожен, а также их размеров в саженях и «копнах». В итоге передавались участки, выбранные сельским старостой по его усмотрению; нередко лица, которым отводилась земля, самовольно захватывали понравившиеся им участки. Такая практика противоречила пункту 6 статьи 51 Общего положения 1861 г., по которому распоряжение общинной землей принадлежало сельскому сходу, а также вызывала злоупотребления, споры, жалобы и судебные разбирательства. Шаламов потребовал впредь указанных ошибок не допускать, возложив ответственность на самых грамотных лиц – на писарей, пригрозив им взысканием по статье 125 Общего положения 1861 г. [16] .

Частое и несвоевременное проведение в общинах «скидок-накидок», сопровождавшееся нарушениями законодательства и жалобами, происходившее в результате дробление наделов, возникавшая из-за неустойчивого землепользования незаинтересованность хозяев в их удобрении, возможность полного обезземеливания некоторых дворов и потеря их как налогоплательщиков беспокоили правительственную администрацию. Вологодский губернатор М.Н. Кормилицын считал частные переделы общинных наделов «одним из зол, растлевающих деревню». По его мнению, они вызывались «не столько действительной потребностью в земле, сколько стремлением плохих хозяев воспользоваться результатами труда своих рачительных односельчан» [17] .

Вологодское губернское по крестьянским делам присутствие еще в циркуляре от 31 мая 1889 г. предписывало чиновникам по крестьянским делам следующее: 1) в целях упразднения злоупотреблений со стороны должностных лиц сельского управления и отдельных домохозяев приговоры сходов о частных переделах проверять до их проведения в жизнь и отменять, если они были составлены не с целью уравнения, а под влиянием разных неблагоприятных факторов (угощение вином и пр.); 2) частные уравнения земли допускать один раз в год одновременно с распределением податей и повинностей, в остальное время их следует избегать [18] .

Однако развитие в деревне капиталистических отношений накладывало определенный отпечаток и на поземельные порядки. Это проявлялось в частности в усиливавшейся борьбе между малоземельными, требовавшими уравнительных переделов, и протестовавшими против них состоятельными общинниками. Последние, стремясь сохранить за собой лучшие по расположению и качеству наделы, подкупали сельское и волостное начальство и мерщиков, старались повлиять на решения сходов в своих интересах. Многие земельные переделы сопровождались не только подачей жалоб, но и ссорами и драками. Это подтверждают многочисленные документы .

Свободу общины в проведении земельных переделов правительство ограничило утвержденными 8 июня 1893 г. «Правилами о переделах мирской земли» [19]. Если по Общему положению 1861 г. сроки переделов общинной земли определяли сами сельские сходы, то новый закон установил между общими переделами минимальный срок в 12 лет и отменил закон 1876 г., разрешавший проводить частные переделы в промежутках между общими. «Скидки-накидки» допускались лишь после увольнения домохозяина из общества или после его смерти, при неисправности в уплате податей и в некоторых других случаях .

Изданный в период политической реакции 1880-х – начале 1890-х гг. закон отражал интересы состоятельных домохозяев, старавшихся сохранить излишки хорошо удобренной мирской земли. В лице зажиточного крестьянства правительство пыталось создать себе в деревне социальную опору. Несколько ограничив, но сохранив передельно-уравнительную функцию общины, закон 8 июня 1893 г. усилил над общиной контроль местных правительственных учреждений. Все приговоры сходов о земельных переделах обязательно должны были проверяться земскими начальниками и утверждаться их уездными съездами. Заменив чиновников по крестьянским делам, они сочетали в одном лице административную и судебную власть и были наделены полицейскими полномочиями. Однако закон о земских начальниках, принятый 12 июля 1889 г. [20], сразу был проведен в жизнь лишь в центральных губерниях России, а на Усть-Сысольский и Яренский уезды распространен только с 1 июля 1899 г .

Таким образом, вместе с усилением в крестьянском землепользовании общинных начал в рассматриваемые годы росло вмешательство государства в поземельную деятельность общины .

Источники и литература Полное собрание законов Российской Империи (далее – ПСЗ), собр. 2, т. 36, ст. 36660 .

Колесников П.А. Основные этапы развития северной общины // Ежегодник по аграрной истории. Вологда, 1976 .

Вып. VI. С. 29–30 .

Котляревский П.В. Экономический быт крестьян северо-восточной половины Вологодской губернии // Вологодские губернские ведомости. 1892. № 41 .

Там же. 1892. № 41 .

Беленкина Т.И. Землепользование крестьян Коми края в конце XVIII – первой половине XIX вв. // Проблемы истории крестьянства Европейской части России (до 1917 г.). Пермь, 1982. С. 100 .

Александров В.А. Сельская община в России (XVI – нач. XIX вв.). М., 1976. С. 238 .

Национальный архив Республики Коми (НАРК). Ф. 155. Оп. 1. Д. 19. Л. 4об.–287, 294–410об. Подсчитано нами .

Там же. Ф. 46. Оп. 1. Д. 147. Л. 3; Ф. 40. Оп. 1. Д. 328. Л. 2 .

Там же. Ф. 39. Оп. 2. Д. 16. Л. 30–30 об .

Там же. Ф. 51. Оп. 1. Д. 32. Л. 5 об.–6 .

Там же. Ф. 155. Оп. 1. Д. 45. Л. 8–203, 208–293 .

Попов В.Ф. Итоги экономического исследования крестьянского населения Устьсысольского уезда Вологодской губернии. Пермь, 1903. С. 22–23 .

НАРК. Ф. 40. Оп. 1. Д. 291. Л. 30–31 .

Там же. Ф. 39. Оп. 1. Д. 477. Л. 49–50 .

Российский Государственный исторический архив. Ф. 1291. Оп. 35. Д. 32. Л. 2об .

НАРК. Ф. 64. Оп. 1. Д. 262. Л. 23–24 .

Там же. Ф. 51. Оп. 1. Д. 32. Л. 3–4 .

Там же. Ф. 46. Оп. 1. Д. 147. Л. 35–35 об .

ПСЗ, собр. 3, том 13, ст. 9754 .

ПСЗ, собр. 3, том 9, ст. 6196 .

КРЕСТЬЯНСКАЯ ОБЩИНА В КОМИ КРАЕ В НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА:

КУЛЬТУРА СЕЛЬСКОГО ПОСЕЛЕНИЯ

–  –  –

На крестьянскую общину в России вообще, и в Коми крае в частности, после отмены крепостного права со стороны государства были возложены многие обязанности, функции, в том числе и культурная – поддержка школ, библиотек, организация досуга и многие другие .

К началу ХХ в. со стороны крестьянских общин Коми края возрос интерес к различным типам образования, в первую очередь к начальному. Однако в силу социально-экономических и климатических условий оно не было достаточной степени доступным. Рассматриваемый период в Коми крае, как и по стране в целом, проходил под знаком введения всеобщего начального обучения и повышения уровня грамотности. Многие крестьянские общества принимают на сельских сходах приговоры, не только церковно-приходских школ и земских школ, но и двухклассных министерских, высших начальных и городских училищ. В 1903 г. УстьСысольское уездное земское собрание обсуждало ходатайство Нёбдинского сельского общества об открытии в селе двухклассного министерского училища. Прошло несколько лет, и в 1907 г. Нёбдинское одноклассное училище было преобразовано в двухклассное министерское [1]. В этом же году земское собрание заслушало приговор крестьян Вильгортской волости о преобразовании Вильгортского одноклассного земского училища в министерское двухклассное и возбудило ходатайство об этом [2] .

К 1912–1913 учебном году, благодаря ходатайству крестьянских общин и поддержке земства в Усть-Сысольском уезде, имелось одно одноклассное (Ношульское) и четыре двухклассных (Визингское, Вильгортское, Корткеросское, Небдинское) министерских училищ, в Яренском уезде – пять двухклассных училищ (Важгортское, Глотовское, Шешецкое, Ленское, Палевицкое), все – с шестилетним сроком обучения .

Во втором десятилетии начали открываться в Коми крае высшие начальные и городские училища, выполняющие роль неполных средних школ. В 1912 г. высшие начальные училища открылись в селах Ношуль и Усть-Вымь, в 1917 г. – в селах Визинга и Помоздино. В 1910 г. в Печорском уезде открылось Мохченское городское училище, в 1912 г. преобразованное в высшее начальное училище. По материальной базе, обеспеченности учебниками, книгами, наглядными пособиями, школьными зданиями и т.п. они считались лучшими в Коми крае, пользовались большой популярностью и поддержкой у коми крестьян, о чем свидетельствуют многочисленные ходатайства сельских общин перед земствами и Министерством народного просвещения об открытии училищ данного типа в селах Межадор, Деревянск, Нёбдино, Лойма и др. 1 июля 1914 г. в Усть-Сысольском уезде открылось Устькуломское высшее начальное училище. Разместилось оно в новом деревянном здании, специально для него выстроенном [3] .

Многие крестьянские сходы не просто ходатайствовали об открытии того или иного учебного заведения, но и принимали решения о выделении земли под здание школы и строительство самой школы. Характерно в этом отношении постановление Межадорского волостного схода. Во-первых, крестьяне Межадорской волости просили разрешения «построить новое деревянное здание под земское начальное училище на отведенном нашим обществом участке земли по установленному плану» в д. Морозовской и «в самом центральном месте» с. Межадор, открыть двухклассное министерское училище «постройка здания для которого нами будет производиться» [4] .

В 1906 г. Уркинское сельское общество с пособием от земства выстроило для земского училища каменное здание [5]. 17 марта 1912 г. Помоздинское волостное правление сообщало инспектору народных училищ 1-го участка 8-го района Вологодской губернии, что крестьяне «заготовили и доведем до постройки городского училища до 1000 бревен». А пока здание не построено, крестьяне с. Помоздино на сельском сходе «обязались впредь до выстройки училищного здания использовать дом церковно-приходского попечительства Успенской церкви довольно поместительный и соответствующий своему назначению или принять на счет своего сельского общества расходы по найму квартиры для училища, учителя, инспектора и в течение одного года выстроить соответствующее здание» [6] .

Хотя Коми край несколько отставал от более развитых регионов страны, тем не менее в Усть-Сысольском и Яренском уездах в 1917 г. было открыто необходимое для введения всеобщего начального обучения количество школ, и по обучаемости регион имел наилучшие результаты по Вологодской губернии. Если в школах губернии обучалось 51,4% детей школьного возраста, то в Яренском – 72,8%, а в Усть-Сысольском – 68,8% [7] .

Часто волостные правления ходатайствовали перед уездными земскими управами о выдаче стипендий уроженцам их селений. Так, 24 августа 1912 г. на сельском сходе обсуждалось письменное заявление кресЧупров Владимир Иванович (1942–2015, Сыктывкар) – доктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудник Института языка, литературы и истории Коми НЦ УрО РАН .

тьянской вдовы починка Введенского Дарьи Яковлевны Резицыной на имя межадорского волостного правления о помощи в обучении дочери. Крестьяне единогласно постановили: «выйти сим приговором с ходатайством перед Устьсысольским уездным земским собранием сего 1912 г. о выдаче крестьянской девушке нашей Межадорской волости Анне Репицыной стипендии на обучение ее в Устьсысольской женской гимназии» [8] .

Таким образом, в деле развития народного образования в Коми крае, наряду с Министерством народного просвещения и земскими учреждениями, свою роль сыграли и крестьянские общины, тем более благодаря им образовательный процесс шел значительно быстрее, чем в предыдущий периоды .

Вторым направлением культурной деятельности сельских общин Коми края явилось участие крестьян в народных чтениях. Усиленное внимание к просвещению земледельческого населения в начале ХХ в. находит объяснение в изменении весьма многих общих условий местной сельскохозяйственной действительности .

В этот период обнаружился усиленный интерес со стороны самого населения ко всем возможным и доступным ему способом улучшения хозяйства, появился широкий спрос на советы, на сельскохозяйственные беседы, на систематические курсы по сельскому хозяйству вообще и по отдельным его отраслям .

Появилась в деревне и достаточно организованная аудитория – члены потребительских коопераций. К 1910 г. в Устьсысольском уезде прошло 201 чтение со 18 691 крестьянами, в Яренском – 51 со 3 658 слушателями [9]. Сельские общества проявили себя также в организации публичных библиотек и библиотек-читален. Этому способствовал рост грамотности населения к началу ХХ в. Интенсивный рост библиотек начался в конце XIX в. по инициативе крестьянских общин. Первые волостные библиотеки в Яренском уезде появились в 1897 г.: Сереговская, Княжпогостская, Турьинская, в Усть-Сысольском уезде первая волостная библиотека возникла в 1894 г. при Троицко-Печорском начальном училище. В 1897 г. начала свою деятельность Вильгортская волостная бесплатная библиотека-читальня. Отчет о деятельности библиотеки ежегодно заслушивался на волостном сходе .

К началу ХХ в. в Усть-Сысольском уезде действовало шесть бесплатных народных библиотек. А затем многие волостные сходы принимают решение об открытии народных бесплатных библиотек. В 1908 г. в Усть-Сысольском уезде работали 27 бесплатных народных библиотек и 30 бесплатных библиотек при земских народных училищах [10] .

В целом, оценивая роль сельской общины в культурном развитии села, можно отметить положительную роль в развитии народного образования, библиотечного дела и культурно-просветительской деятельности .

Источники и литература

1. Журналы Устьсысольского уездного земского собрания чрезвычайного созыва 2 августа и XXXIX очередной сессии 1908 года с приложениями. Усть-Сысольск, 1909. С. 198 .

2. Журналы Устьсысольского уездного собрания XXXVIII очередной сессии 1907 года и доклады управы с приложениями. Усть-Сысольск, 1908. С. 31 .

3. Бондаренко О.Е. Обучение крестьянских детей в высших начальных училищах Коми края // Крестьянское хозяйство: история и современность. Материалы к Всерос. науч. конф. Вологда, 1992. С. 198–200; Безносиков Я.Н. Развитие начального образования в Коми АССР. Сыктывкар, 1973. С. 17; Культурное строительство в Коми АССР (материалы для агитаторов). Сыктывкар, 1939. С. 7 .

4. Национальный архив Республики Коми (далее – НАРК). Ф. 61. Оп. 1. Д. 543. Л. 96–97, 118–119 .

5. НАРК. Ф. 116. Оп. 1. Д. 69. Л. 82 .

6. НАРК. Ф. 72. Оп. 1. Д. 344. Л. 4, 9 .

7. Трутовский В. Современное земство. СПб., 1914. С. 73–74 .

8. НАРК. Ф. 61. Оп. 1. Д. 543. Л. 95–96 .

9. Лосев С. О низших учебных заведениях за 1910 год // Известия Архангельского общества изучения Русского Севера. 1911. № 14. С. 109 .

10. История Коми с древнейших времен до конца ХХ века. Сыктывкар, 2004. Т. 2. С. 149 .

СУХАНОВЫ. ХРОНОГРАФ (1903–1909)*

Н.В.Суханов** Интересно сравнить между собой дома, принадлежавшие Сухановым, по величине годового городского сбора: Алексей Ефимович, гласный городской думы, 12 поколение, семья № 13/4, за деревянный двухэтажный дом в 1 квартале на красной линии заплатил 15 рублей, наследники Алексея Павловича, мещанина, семья № 5, за дом в 21 квартале – 1 рубль, Николай Иванович, старший фельдшер земской больницы, 12 поколение, семья № 14/4, за деревянный двухэтажный дом в 22 квартале (ул.Береговая) – 7 руб., наследники Михаила Александровича за двухэтажный дом рядом с предыдущим домом – 1р. 50 коп. Сравнение не в пользу наследников [1] .

– 28 февраля*** – вдова Александра Ивановича Суханова, 12 поколение, Павла Михайловна, семья № 4, и помощник провизора Устьсысольской земской аптеки, коллежский регистратор Александр Александрович Суханов, 13 поколение, семья № 16/4, были восприемниками Евдокии, дочери мещанина Георгия Михайловича Забоева (брата Павлы Михайловны. – Н.С.) и Марии Иосифовны [2] .

– 19 марта – увольняется Усть-Сысольский городской голова И.П. Комлин от названной должности, согласно прошению [3] .

– 28 апреля – Потеминский Всеволод Иванович, будущий святой новомученик и исповедник Российский (мой дедушка. – Н.С.), определен и 3 июня рукоположен во священника к Семуковской Николаевской церкви Яренского уезда (теперь Усть-Вымский район) [4] .

– 20 мая – Елена Алексеевна Суханова, 12 поколение, семья № 5, помощница учительницы Объячевского земского начального училища, переведена на должность второй учительницы того же училища [5] .

– 1 июня – родилась Антонина, дочь помощника провизора Устьсысольской земской аптеки Александра Александровича Суханова и Марии Ильиничны, 14 поколение, семья № 16/4. Восприемницей была помощница учительницы Небдинского земского училища Валентина Александровна Суханова, 13 поколение, семья № 4 [6] .

– июль – Иван Александрович Суханов, 13 поколение, семья № 4, стал работать фельдшером Щугорского фельдшерского пункта. Здесь он познакомился с Виктором Алексеевичем Савиным, тогда волостным писарем [7] .

– 2 июля – утвержден, согласно избранию, «заступающий место Устьсысольского городского головы», член городской управы Тентюков (Егор Михайлович. – Н.С.) в должности Устьсысольского городского головы на остальной срок текущего четырехлетия [8] .

– 1 сентября – Агния Андреевна Даньщикова (будущая Суханова) из Ручевской школы грамоты переведена в Вотчинскую земскую школу (одну из лучших) на должность учительницы [9] .

– 15 сентября – бракосочетались псаломщик Объячевской Николаевской церкви Петр Павлович Сивергин (27 лет, первым браком) и учительница Объячевского начального земского училища девица Елена Алексеевна Суханова (30 лет). За жениха поручились мещанин Михаил Александрович Тебеньков и канцелярский служитель Михаил Семенович Могилов [10] .

– 26 октября – на 10 часов утра назначен публичный торг на продажу движимого имущества брата Павлы Михайловны Сухановой, урожденной Забоевой, купца Александра Михайловича Забоева и жены его Анны Павловны, в том числе: домашней обстановки, мебели, посуды, домашнего скота, экипажей, летней и зимней одежды и обуви и мануфактурного товара на удовлетворение взыскания по исполнительным листам в пользу крестьян Антуфьевых [11] .

– 4 января – умер Александр, родился 5 мая 1901 г., 13 поколение, семья № 14/4, сын Николая Ивановича Суханова и Марии Владимировны, от английской болезни (рахита. – Н.С.) [12] .

– 14 января – на заседании Городской думы, одним из гласных которой с 1901 года являлся Алексей Ефимович Суханов, был заслушан доклад Ревизионной комиссии о работе библиотеки-читальни. Комиссия сделала ряд замечаний в адрес заведующего, учителя-инспектора городского училища А.Н. Малышева, отца будущего знаменитого танкового наркома и атомного министра Вячеслава Малышева (родился в Усть-Сысольске * Материалы о жизни Сухановых в предыдущий период публиковались автором в журнале «Известия Общества изучения Коми края» .

** Суханов Николай Владимирович (1937–2013, Сыктывкар) – краевед, исследователь генеалогии и истории .

*** Даты приводятся в старом летоисчислении .

в 1902 г.). Почему-то большинство замечаний относилось не к библиотеке-читальне, а к городскому училищу, точнее, фактам выявленной «прогрессивной убыли детей мещан г. Устьсысольска, обучающихся в Устьсысольском городском трехклассном училище» .

Так, в текущем учебном году училищное начальство исключило более десятка учащихся. Приём в училище детей городских обывателей из года в год сокращается, в 1903 г. из мещанского сословия не принят ни один .

Собрание думы согласилось с выводами комиссии и постановило доложить обо всем Начальнику губернии и Директору народных училищ, а вместо Александра Николаевича Малышева просить утвердить в должности заведующего библиотекой-читальней (без Вологды – нельзя!) учителя городского приходского училища Андрея Андреевича Цембера .

Такой «накат» не прошел для Малышева бесследно, а честь учительского мундира не позволила ему дожидаться решения высокого Вологодского начальства. Александр Николаевич с семьей уехал из Усть-Сысольска. Наивные предки! Знали бы они о нашем времени… [13] .

– 25 января – коллежский регистратор Александр Александрович Суханов и титулярный советник Иван Константинович Макарьин поручились за невесту, купеческую дочь девицу Елизавету Аифаловну Кузьбожеву (20 лет). Жених – учитель Устьсысольской Нижнеконской церковно – приходской школы, кончивший курс Вологодской духовной семинарии Михаил Ильич Тюрнин [14] .

– 18 апреля – начало трудовой деятельности Николая, родился 30 ноября 1883 г., 13 поколение, семья № 13/4, сына Алексея Ефимовича Суханова и Александры Павловны, в должности фельдшера Устьсысольской городской больницы [15] .

– 20 мая – на этот день назначен публичный торг на продажу недвижимого имения, принадлежащего устьсысольским мещанам Александру Алексеевичу, 12 поколение, семья № 5, и Александре Васильевне Сухановым (его матери .

– Н.С.), находящегося в 21 квартале города под № 389 и заключающегося в деревянном старом доме с надворными постройками и землей. Имение назначено в продажу на удовлетворение взыскания денег в пользу бывшей мещанской девицы Елены Алексеевны Сухановой (сестре Александра), а в данное время жены псаломщика Сивергиной. Оценено имение в 400 рублей [16] .

– 28 июня – умерла Сивергина (Суханова) Елена Алексеевна, учительница Объячевского земского начального училища [17] .

– 1 июля – распоряжением Г. Управляющего Санкт-Петербургским учебным округом назначены: 1) учитель-инспектор Устьсысольского городского училища Малышев на должность штатного учителя в Великолуцкое городское училище; 2) штатный учитель Вологодского городского училища Чиркин на должность учителяинспектора в Устьсысольское городское училище [18] .

– 16 июля – директор народных училищ Вологодской губернии Флеров направил в адрес Устьсысольской городской управы для доклада городской думе мнение об ошибочности выводов, сделанных думой на январском заседании о преднамеренном со стороны учителя-инспектора Малышева вытеснении из училища детей городских обывателей. Число таких детей действительно уменьшилось, но по другим, объективным причинам. Заключение городской управы (перечеркнуто): «Так как Г. Малышев в настоящее время смещён с должности учителя-инспектора и выехал из г. Устьсысольска, то дальнейшее производство о раскрытии фактов вытеснения из городского училища учеников городских обывателей по мнению управы теперь является уже лишним» [19] .

– 15 августа – на общем собрании мещан г. Усть-Сысольска заслушано Отношение уездного исправника о ежемесячном сборе добровольных пожертвований от его имени на содержание малолетней Екатерины, дочери мещанской вдовы Неонилы Владимировны Комлиной (сестры Марии Владимировны Сухановой. – Н.С.). Лицу, содержащему Екатерину, ежемесячно выплачивается из собранных денег по 4 рубля. Уездный исправник считает такой порядок неудобным и ходатайствует перед мещанским обществом о его изменении .

Постановили: так как Неонила Комлина является арендаторшей городских земель, то пусть решает городская дума [20] .

– 20 августа – на заседании Городской думы, при обсуждении вопроса о помещении для женщин в арестантских камерах, была зачитана справка городской управы о том, что помещение, занимаемое Полицейской командой и арестантским камерами, было построено прежним владельцем Николаем Сухановым специально для этих целей, в том числе и для задержанных женщин. Сейчас же ремонт здания входит в обязанность его нового владельца Петра Васильевича Жеребцова. К тому же в скором времени Полицейская команда должна будет переехать в помещение на втором этаже пожарного обоза [21] .

– 14 декабря – на заседании Городской думы слушали отношение Устьсысольского мещанского старосты о принятии мер к призрению и воспитанию малолетней мещанской дочери Екатерины Комлиной, так как мать её, Неонила Владимировна, будучи одержима тихим умопомешательсвом, не способна воспитывать свою дочь. В связи с этим мещанское общество рекомендует содержать и воспитывать Екатерину Комлину на доходы земель, состоящих в аренде матери её Неонилы Комлиной. Постановили: поручить Городской управе войти в соглашение с кем-либо из обывателей города о принятии на содержание малолетней Екатерины Комлиной с правом пользования городской пожней «Ляйкодж» на 14 копен [22] .

– 18 декабря – Бетехтин Георгий Ильич, крестьянин Никольского уезда, Подосиновской волости, дер. Стригино, приобрел с публичного торга деревянный старый одноэтажный дом с надворными постройками и землей, находящимися в 26 квартале города под № 464 [23]. (С сыном Георгия Ильича, Анатолием, будущим академиком, мой отец учился в Усть-Сысольской мужской гимназии. – Н.С.) .

– В списке арендаторов пахотных земель и сенокосных угодий: Николай Иванович Суханов, 12 поколение, семья № 14/4, (пожни на 26 возов сена, поля на 23 пудовки ржи); наследники Александра Ивановича Суханова (1850–1889), семья № 4 (пожни на 33 воза, поля на 22 пуд.); Алексей Ефимович Суханов, 12 поколение, семья № 13/4, (пожни на 37 возов, поля на 38 пуд.). В перечне присутствуют также наследники Алексея Павловича (1827–1895) и Александры Васильевны Сухановых, 11 поколение, семья № 5, и Вера Адриановна Безсонова (дочь Адриана Алексеевича Цивилева и Марии Ефимовны Сухановой), но все их пожни и поля зачеркнуты [24] .

– 14 января – на заседании городской думы слушали прошение мещанина Александра Ивановича Безсонова о разрешении открыть и содержать в г. Усть-Сысольске гостиницу с рестораном и номерами для проезжающих, в доме жены своей Веры Адриановны Безсоновой, с правом продажи водки и других напитков произвольной мерой и ценой, с правом торговли до 12 часов ночи, по патенту 2 разряда. Постановили: разрешить открыть и содержать в 1905 г. заведение трактирного промысла в доме жены его Веры Адриановны Безсоновой, находящемуся вне кварталов города, по Северо-Загородной улице, напротив 22 квартала [25] .

– 14 февраля – Сивергин Петр Павлович (род. ок. 1876), псаломщик Объячевской Николаевской церкви, вдовец (был женат первым браком на Елене Алексеевне Сухановой (6.7.1873–28.6.1904), 12 поколение, семья № 5, бракосочетание 15.9.1903), женился вторым браком на Марии Ивановне Улетиной [26] .

6 мая – умер Алексей, 6 лет, от воспаления лёгких, сын Митрофана Ивановича Чуистова и Клавдии Алексеевны (род.25.12.1864), урожденной Сухановой, 12 поколение [27] .

– 23 мая – на заседании Городской думы был заслушан доклад церковного старосты Устьсысольского Троицкого собора об очистке существующей глубокой водосточной канавы вокруг соборных церквей и о настилке дна канавы стволами толстой ивы или жердями и, закрыв тёсом, завалить землей ниже уровня грунта на один аршин, чтобы эта верхняя часть канавы осталась для стока весенней и дождевой воды, бока канавы обложить срубом и затем покрыть плахами. Гласный П.В. Жеребцов напомнил, что канава эта устроена была лет 47 назад для отвода подпочвенных ключей от соборных церквей, дабы не смывался грунт земли под этими церквями. И что городское общество тогда всё выполнило натурой, поэтому и теперь следует просить мещанского старосту обсудить эту проблему на общем собрании. Так и порешили. (Я помню, как мой отец, Владимир Николаевич Суханов (род.17.3.1898), 13 поколение, семья № 14/4, уже после ВОВ рассказывал представителю московской комиссии про эту канаву и показывал из окна нашего дома на ул. Береговой, д. № 6 на сохранившиеся кое-где остатки канавы с гнилыми плахами. – Н.С.) [28] .

– июль – Вера Адриановна Безсонова продала свой дом на Северо-Загородной улице В.П. Комлину с правом жить ещё в этом доме до 1 августа 1906 г. [29] .

– сентябрь – в списке лиц, имеющих право участвовать в выборах гласных в Устьсысольскую городскую думу на четырехлетие с 1906 г.: Безсонова Вера Адриановна, мещанская жена (имение оценено в 500 руб.), Забоев Александр Михайлович, мещанин (брат Павлы Михайловны Сухановой – 1800), Клеопатрова Надежда Ефимовна, урожденная Суханова, жена чиновника (700), Попов Василий Филиппович, крестьянин (500), Суханов Алексей Ефимович, мещанин (1500), Суханова Мария Владимировна, мещанская жена (650), Сухановых Михаила, Ивана и Ефима Александровичей мещан наследники Николай Иванович и Алексей Ефимович Сухановы и Павла Михайловна Суханова, урожденная Забоева, вдова Александра Ивановича (семья № 4) (900), Цембер Андрей Андреевич, мещанин (300) и др. [30] .

– 17 ноября – состоялись выборы гласных в городскую думу на четырехлетие с 1906 г. [31] .

Семья № 4. Глава семьи Павла Михайловна Суханова (род. в 1858), 12 поколение, вдова Александра Ивановича. Её сыновья: Николай (род.8.5.1878), 13 поколение, в этом году изгнан из правительственных учреждений г. Устьсысольска, так как имел две судимости за противоправные действия [32] .

Иван (род.16.11.1884), 13 поколение, в августе этого года переведен на должность фельдшера Нёбдинской больницы [33] .

Семья № 5. Глава семьи Александр Алексеевич Суханов (род.26.7.1858), 12 поколение. В призывном списке на 1906 г. Алексей Александрович Суханов (род.13.9.1885), 13 поколение, холостой, грамотный .

В графе занятие или ремесло значится – портняжит. Его брат Василий (род.7.12.1883) состоит на действительной службе [34] .

– 19 января – Александр Алексеевич и дворянин Александр Павлович Попов поручились за невесту, мещанскую дочь девицу Ольгу Михайловну Тебенькову, дочь Михаила Александровича Тебенькова и Марии Алексеевны (Сухановой?). Жених – псаломщик Объячевской Николаевской церкви Петр Львович Попов [35] .

– 17 марта – умерла мама Александра Алексеевича, мещанская вдова Александра Васильевна Суханова, 11 поколение (80 лет, от старости) [36] .

– 5 апреля – на заседании Городской думы слушали прошение мещан Александра Алексеевича Суханова и Ивана Григорьевича Забоева о переводе от первого на второго пожни «Артем-видзь-ди», представляющую из себя островок на 4 копны, вследствие выдачи Сухановым дочери своей Александры (род.12.5.1882), 13 поколение, замуж за Забоева (бракосочетание 10.11.1899 г.). Прошение отклонено в связи с имеющейся задолженностью [37] .

Семья № 13/4. Глава семьи мещанин Алексей Ефимович Суханов (род.24.9.1858), 12 поколение, жена Александра Павловна (род. ок. 1863). Их сын Павел (род.28.7.1885), 10 мая окончил фельдшерскую школу и находится в Призывном списке на 1906 г. Среди братьев – Николай (род.30.11.1883), состоит на действительной службе по призыву 1905 г. [38] .

– 8 июня – Алексей Ефимович Суханов продал принадлежащий ему деревянный двухэтажный дом с надворными постройками и землей, находящийся в 1 квартале города на Красной линии под литерой «А», торгующему крестьянину Владимирской губернии, Ковровского уезда, Ивану Дмитриевичу Чернышеву за 2000 рублей [39] .

Семья № 14/4. Глава семьи Николай Иванович Суханов состоит в списке лиц, имеющих право участвовать в выборах в Государственную Думу, как получающий пенсию (ослеп из-за глаукомы?) [40] .

Семья № 16/4. Глава семьи Александр Александрович Суханов (род.20.7.1875 г.), 13 поколение, состоит в списке лиц, имеющих право участвовать в выборах в Государственную Думу, но то, что он является помощником земского аптекаря зачеркнуто, а написано, что он уплачивает квартирный налог (болен?) [41] .

– 26 августа – родилась Ариадна, 14 поколение, дочь помощника провизора Устьсысольской земской аптеки Александра Александровича Суханова и Марии Ильиничны [42] .

Среди лиц, за которыми имеется хлебная недоимка за прошлые годы, Сухановы: Алексей Павлович, 11 поколение, семья № 5; Александра Михайловна (1831–1893), 11 поколение, семья № 4; Александр Иванович, 12 поколение, семья № 4; Александр Алексеевич, 12 поколение, семья № 5. Брали для посева из общественного хлебозапасного магазина [43] .

– 7 июня заштатный протоиерей Устьсысольского Троицкого собора Андрей Васильевич Попов составил завещание на деревянный двухэтажный дом с надворными постройками и землей, расположенный в 22 квартале города под № 398, позднее – Кирова, 19 (рядом с домом Сухановых по улице Береговой, 6) в пользу дочерей своих Александры, Марии, Анны, Зинаиды, Елизаветы и Ольги с тем условием, что они будут содержать после его смерти мать их Глафиру Ивановну [44] .

– 30 ноября избранные на очередной срок с 1906 года Устьсысольский городской голова Алексей Ефимович Суханов и члены управы Прокопий Алексеевич Елькин и Трофим Петрович Титов приняли присягу и приступили к своим обязанностям [45] .

– 2 декабря на заседании городской управы под председательством А.Е. Суханова слушали о пожаре в доме Ястребовой, находившемся на косогоре берега реки Сысолы. При этом попытки вызвать пожарных ни к чему не привели, хотя стучали в дверь помещения пожарного обоза. Не было и постового на башне. Постановили: объявить строгий выговор старшему пожарной команды и наблюдающему на башне, а остальным по выговору. Дом сгорел полностью [46] .

Семья № 5. 12 июня – Михаил Степанович Жеребцов, мещанин, внёс в городскую управу за Александра Алексеевича Суханова недоимочные деньги в сумме 49 руб. 73 коп. за аренду земли. Так как Суханов долг вовремя не заплатил, то постановлением городской думы пожня «Артем-видзь» переходит к Жеребцову [47] .

– 7 августа – родилась Анна, дочь мещанина Митрофана Ивановича Чуистова и Клавдии Алексеевны (урожденной Сухановой из семьи № 5, 12 поколение) [48] .

Семья № 13/4. 1 января – начало трудовой деятельности Павла, сына Алексея Ефимовича Суханова, в должности фельдшера Усть-Сысольской городской больницы [49] .

– 29 апреля – на заседании городской управы рассмотрено прошение мещанина Алексея Ефимовича Суханова о разрешении постройки одноэтажного деревянного дома в 24 квартале на плановом месте под № 423 [50] .

Семья № 14/4. 3 апреля от чахотки умерла Александра (род.5.12.1886), 13 поколение, старшая дочь Николая Ивановича и Марии Владимировны [51] .

Семья № 15/4. 2 июля умерла в возрасте 75 лет Матрена Михайловна (урожденная Юркина), вдова мещанина Михаила Александровича Суханова (19.9.1825-12.5.1900), 11 поколение [52] .

Сведения о городе Усть-Сысольске: число жителей – 5109 обоего пола; число дворов – 923; площадей три: рыночная, Соборная и Стефановская [53] .

– 24 Апреля – родился Николай, сын мещанина Ивана Григорьевича Забоева и Александры Александровны, урожденной Сухановой (из семьи № 5, дочери Александра Алексеевича). Восприемником был мещанин Алексей Александрович Суханов, дядя новорожденного [54] .

– 26 Июня – на заседании городской думы под председательством городского головы Алексея Ефимовича Суханова впервые разделены места на кладбище в Кируле на места второго разряда с оплатой 50 копеек за квадратный аршин (вокруг церкви) и бесплатные [55] .

– Август – Баварский подданный Георг Людвиг Зебальд просит разрешения открыть пивную лавку с торговлей «распивочно и на вынос» и склад в доме И.Д. Чернышева (бывшем А.Е. Суханова в 1 квартале под литерой «А») [56] .

– 10 ноября – в ведомости «О недоимочных имуществах» в 1 квартале города значится крепостная пожня (?) наследников Ивана, Ефима и Михаила Сухановых. Долг составил 7 руб. 67 коп. Среди должников также Николай Иванович Суханов и наследники Михаила Александровича Суханова [57] .

Семья № 14/4. Владимир Суханов (род.17.3.1898), 13 поколение, сын Николая Ивановича и Марии Владимировны, переведен с похвальным листом в старшее отделение Устьсысольского городского мужского приходского училища. С такими же успехами переведены в старшее отделение Анатолий Бетехтин, Стефан Вишерский и некоторые другие ученики [58] .

Надежда Николаевна Суханова (род.28.8.1888), 13 поколение, состоит учительницей Визингского Министерского двухклассного училища. Окончила Мариинскую гимназию [59] .

– Устьсысольскому городскому голове Алексею Ефимовичу Суханову Высочайше пожалована Серебряная шейная медаль с надписью «За усердие» на Станиславской ленте [60] .

– Сохранившиеся городские оценочные ведомости позволяют проверить наличие у Сухановых плановых мест и домов и их стоимости. Алексей Ефимович в 1905 г. продал принадлежавший ему деревянный двухэтажный дом с надворными постройками и землей на Красной линии в 1 квартале, за 2 тысячи руб. торгующему крестьянину И.Д. Чернышеву, и теперь у Алексея Ефимовича в 24 квартале два одноэтажных деревянных дома на плановых местах под № 424 (оценка 500 руб.) и 423 (300 руб.) и плановое место № 422 (50 руб.) .

Напомним, что к этому времени в семье Алексея Ефимовича и Александры Павловны выросли 8 детей .

Двухэтажный деревянный дом в 22 квартале под № 399, записанный на имя Марии Владимировны Сухановой (моей бабушки. – Н.С.), «потянул» на 600 руб., а рядом стоявший дом наследников Михаила Александровича Суханова – на 150 [61] .

Ранее принадлежавший наследникам Алексея Павловича Суханова деревянный одноэтажный дом с мезонином под № 389 в 21 квартале теперь принадлежит протоиерею Устьсысольского Троицкого собора Александру Малевинскому (150 руб.) .

– 30 января родился Николай, сын устьсысольского мещанина Михаила Ивановича Сорвачева и Марии Николаевны (это будущие дедушка и бабушка Сухановой Зои Ивановны) [62] .

– 19 марта городская дума под председательством А.Е. Суханова приняла предложение обратиться через Вологодского губернатора в Правительство России с просьбой прекратить высылку в Устьсысольск под надзор полиции политических и уголовных преступников. А также разрешить немедленно высылать из города уголовников и лиц, нарушающих законы и правила поведения [63] .

– Дума запретила застройку жилыми домами городской местности «Подгорье», так как пристанские участки из-за обмеления реки придётся разместить ниже по течению, от складочного амбара наследников Дмитрия Кирьяковича Кузьбожева до ручья «Чеусов-шор» [64]. (В голодные послевоенные годы мы, ребятня, проникали на грузовую пристань ниже «Банного» ручья и подбирали оставшийся после перегрузки подсолнечный жмых, который затем в течение нескольких дней с аппетитом жевали. – Н.С.) .

– На этом же заседании Городская дума, в связи с устройством в Устьсысольске работного дома для бедных детей, определила ответственных лиц от каждой местности: от Кируля – П.А. Елькин и Ф.С. Вежев, от Изкара – И.С. Есев и Е.Е. Кудинов, от Котюнева – П.А. Клыков, от Тентюково – А.А. Малыгин и П.Е. Титов, от Титовгрезда – П.А. Титов, от Одок-грезда – А.Ф. Осипов, от Нижнего конца (часовня дор) – А.Е. Кузнецов [65] .

– Гласный Городской думы Василий Филиппович Попов выступил с докладом об опасности прорыва перешейка между реками Вычегда и Сысола, что лишит город проточной воды. Другой, не менее серьёзной проблемой является постепенный увал и периодические обрывы берега реки Сысолы, на котором расположены Троицкий собор и 22 квартал (начало улицы Береговой с расположенными на ней деревянными домами, в т.ч. двумя Сухановскими. – Н.С.). Необходимо принять неотложные меры, но предварительно произвести гидротехнические изыскания. Городская дума постановила: срочно обратиться за помощью в Вологду, к губернским властям [66] .

– Что касается проведения железной дороги через Устьсысольский уезд и соединения рек Печоры и Вычегды, то созданная думой Комиссия признала себя некомпетентной [67] .

– 23 марта родился Михаил, сын устьсысольского мещанина Георгия Ильича Бетехтина и Раисы Михайловны. Восприемники: сын родителей младенца Анатолий Георгиевич Бетехтин, (будущий академик, мой отец учился вместе с ним в устьсысольском мужском приходском училище, а затем в гимназии. – Н.С.) и мещанская дочь девица Надежда Никифоровна Никитина [68] .

– 30 апреля на заседании Городской думы слушали прошение мещан Николая Адриановича Цивилева и Василия Николаевича Сорвачева о переводе из арендной статьи наследников Адриана Цивилева на имя Сорвачева пожни «Гусли-дор» на 5 копен, по той причине, что Цивилеву, сыну Адриана Алексеевича и Марии Ефимовны (урожденной Сухановой, 12 поколение, из семьи № 13/4. – Н.С.) необходимы деньги для продолжения образования в Казанском учительском институте [69] .

– 12 августа на заседании Городской думы обсуждался вопрос о проведении русла реки Сысолы возле слободки «Кируль», то есть ближе к городу. Ранее уже было разрешено обывателям города прорыть канаву в местности «Ыджид-видзь-юр», которая хотя и была вырыта в незначительном размере, но в первое же весеннее половодье засыпана песком. Так как у города нет средств на технические сооружения по проекту специалистов-инженеров, то следует образовать особую комиссию и обратиться к губернским властям [70] .

– 26 июня на заседании Городской думы слушали доклад городской управы с проектом обязательного постановления о ловле и истреблении бродячих собак без значков управы [71] .

– 6 июля в Усть-Сысольске праздновали столетие со дня освящения одного из городских храмов – Спасской холодной церкви, надстроенной над Покровским собором с разрешения епископа Евгения [72] .

– 12 августа на заседании Городской думы слушали прошение Николая и Степана Адриановичей Цивилевых и Максима Егоровича Юрьева о переводе на него полей «Вылыс-тыла» на 3 пудовки ржи и «Петухшор-дор» (2 лоскута) на 7 пуд. ржи, ввиду того, что получаемые от Юрьева взамен полей средства Цивилевым необходимы для продолжения образования – Николаю в институте, а Степану в университете [73] .

– В сентябре открылась Усть-Сысольская мужская прогимназия в 4-классном составе. В декабре того же года ей было присвоено имя Императора Николая Александровича [74] .

– 17 октября на заседании городской думы был заслушан доклад управы об урожае пожен и полей, арендуемых Иваном Титовичем Безсоновым, который пояснил, что за полянку «Басана-ер» содержал старуху Парасковью Степановну Суханову. (Парасковья (1797–1884), 9-е поколение, семья № 12, дочь Степана Ивановича и Агафьи Федоровны, замуж не выходила, имела незаконнорожденного сына Анания. – Н.С.) [75] .

Семья № 4. Глава семьи Павла Михайловна Суханова (ур. Забоева, 1858 г.р., 12 поколение). Её сын, Иван Александрович Суханов, род.16.11.1884, 13 поколение, в январе этого года перевелся на должность фельдшера Подъельской больницы [76] .

– Устьсысольская городская управа составила список домовладельцев, обязанных ремонтировать деревянные тротуары (мостки) возле своих домов (плановых мест). К примеру, в 22 квартале от углового дома Сухановых, что на Соборном спуске, по улице Береговой, плановое место 399 (позже дом № 6), записанного на Марию Владимировну Суханову (мою бабушку, а дедушка Николай Иванович рано ослеп из-за глаукомы. – Н.С.), по направлению к началу улицы владельцами домов были: наследники Михаила Александровича Суханова, Любовь Еремеевна Косолапова, Иуда Герасимович Стенин. Далее по Северо-Загородной (теперь улица Горького): Михаил Иванович Пуцято, Василий Филиппович Попов…(Я помню, как после ВОВ мостки возле наших домов ремонтировали пленные немцы, а конвоир с винтовкой меланхолично охранял их. Работали пленные не спеша, но качественно. Кстати, на деревянных мостках не было, и быть не могло луж, которых предостаточно сейчас на «асфальтовых» тротуарах. – Н.С.) [77] .

– 3 февраля на заседании городской думы упоминается, что Торговый дом «Братья Дербеневы и К» ранее приобрел недвижимое имение в 1 квартале под №№ 7 и 8 от Александра Михайловича Забоева (брата Павлы Михайловны Сухановой. – Н.С.) [78] .

– 25 февраля обсуждали места под строительство здания женской гимназии. Предложены на выбор три варианта: в местности «Чугун-грезд», за ручьем «Чеусов-шор» в «Париже», дума согласилась также уступить бесплатно два плановых места в 20 квартале города, которые от двух существующих зданий прогимназии отделяет плановое место Куратовой [79] .

– Тогда же Городская дума единогласно высказалась за открытие в городе Устьсысольске учительской семинарии и, в случае положительного вышестоящего решения, за бесплатный отвод для неё земли [80] .

– 26 февраля на заседании Городской думы под председательством А.Е. Суханова было предложено возбудить в установленном порядке ходатайство о пожаловании Господину Вологодскому губернатору Алексею Николаевичу Хвостову Высочайшей награды – звания Почетного гражданина города Устьсысольска. В ответной телеграмме губернатор Камергер Высочайшего Двора Хвостов выразил сердечную признательность и надежду послужить интересам Вологодского Севера и г. Устьсысольска [81] .

– Март – составлен план местности за ручьем «Чеусов-шор», известной под названием «Париж», с разделением на отдельные правильные участки, предназначенные под застройку. Составитель – Василий Николаевич Попов [82] .

– 10 марта Вологодский окружной суд утвердил купчую крепость, совершенную уполномоченным думой городским головой А.Е. Сухановым, на покупку городом каменного двухэтажного дома наследников мещанской вдовы Александры Васильевны Жеребцовой в 1 квартале на Набережной улице (дом построен Алексеем Ивановичем Сухановым в начале ХIХ в. – Н.С.) за 6500 руб. [83] .

– 21 апреля было заслушано решение Попечительского совета женской прогимназии о состоявшемся выборе для гимназии двух плановых мест в 20 квартале города под №№ 370 и 371. Совет благодарит думу за щедрый дар [84] .

– Май – Августа Потеминская, род.14.11.1891 г., дочь Всеволода Иоанновича Потеминского, ныне святого новомученика и исповедника Российского (сестра моей мамы. – Н.С.), окончила Устюжское епархиальное женское училище в первом разряде [85] .

– Июнь – Алексей Алексеевич Суханов (род.15.3.1899, 13 поколение, семья № 13/4), сын Алексея Ефимовича, окончил Устьсысольское городское мужское приходское училище. Среди окончивших также Артемий Георгиевич Бетехтин и Василий Александрович Безсонов, внук Марии Ефимовны Цивилевой, урожденной Сухановой [86] .

– 29 июля на экстренное заседание Городской думы приглашены с правом совещательного голоса член Государственной думы и миссионер Степан Николаевич Клочков и староста Троицкого собора В.Н. Тренин .

Обсуждался вопрос о возбуждении ходатайства о перенесении Святых Мощей Святителя Стефана ВеликоПермского в город Устьсысольск, в связи с появившимися газетными сообщениями о желании перенести Святые Мощи в Пермь. Кроме ходатайства решили организовать от города особую Депутацию [87] .

– 6 августа Городская дума на экстренном заседании обсуждала ходатайство населения города Устьсысольска перед Его Императорским Величеством о перенесении Святых Мощей Святителя Стефана Велико-Пермского из Москвы в Устьсысольск. Избрана депутация, в состав которой вошел и городской голова А.Е. Суханов [88] .

– Сентябрь – Усть-Сысольская женская прогимназия преобразована в 7-классную гимназию, тогда же открылась Усть-Сысольская мужская прогимназия в 4-классном составе [89] .

– 1 сентября Мария Алексеевна, дочь Алексея Ефимовича Суханова, после окончания женской гимназии стала работать учительницей [90] .

– 29 сентября городская дума рассмотрела прошение мещанской вдовы Александры Александровны Забоевой, урожденной Сухановой (род. в семье № 512.5.1882, 13 поколение) об оказании помощи, так как осталась с четырьмя детьми без средств к существованию. Постановили: выдавать ежемесячно по 1 руб. 50 коп .

на ребенка [91] .

– 31 октября нотариус Вологодского окружного суда утвердил купчую крепость на проданное за 3 тысячи руб. женой священника Надеждой Виссарионовной Шайтанской крестьянину Устюгского уезда Зосиме Дмитриевичу Следникову и вятскому мещанину Михаилу Ивановичу Шашину недвижимое имение в 24 квартале под № 428 и 429, состоящее из деревянного двухэтажного дома с постройками и землей (напротив плановых мест будущей женской гимназии. – Н.С.) [92] .

– Ноябрь – городская управа представила в Городскую думу Перечень работ, необходимых для приспособления каменного здания, купленного городом у наследников Жеребцовых (в 1 квартале на красной линии, бывший дом, построенный Алексеем Ивановичем Сухановым в начале 19 века) под канцелярию Управления уездного воинского начальника и казарму конвойной команды [93] .

– 17 декабря Городская дума рассмотрела прошение мещан Александра Алексеевича Суханова (род.26.7.1858, 12 поколение, семья № 5) и Михаила Степановича Жеребцова о переводе от первого на второго шести участков полей «Чуриловщина». Постановили: перевести с обязательной уплатой недоимки [95] .

Источники и литература

1. Национальный архив Республики Коми (далее – НАРК). Ф. 120. Оп. 1. Д. 1153. Л. 22, 96об., 99 .

2. НАРК. Ф. 254. Оп. 1. Д. 281. Л. 9 .

3. Вологодские губернские ведомости (далее – ВГВ). 1904. № 15 .

4. Репрессированное православное духовенство Коми края. Сыктывкар, 2002. С. 10 .

5. НАРК. Ф. 116. Оп 1. Д. 900. Л. 1 об .

6. НАРК. Ф. 254. Оп. 1. Д. 281. Л. 17 .

7. НАРК. Ф. р-3. Оп. 2. Д. 723. Л. 3 .

8. НАРК. Ф. 120. Оп. 1. Д. 1125. Л. 195 .

9. НАРК. Ф. р-3. Оп. 1. Д. 721. Л. 3 .

10. НАРК. Ф. 254. Оп. 1. Д. 281. Л. 52 об .

11. ВГВ. 1904. № 43 .

12. НАРК. Ф. 254. Оп. 1. Д. 300. Л. 54 .

13. НАРК. Ф. 118. Оп. 1. Д. 3877. Л. 10 об .

14. НАРК. Ф. 254. Оп. 1. Д. 300. Л. 46 .

15. НАРК. Ф. 116. Оп. 1. Д. 912. Л. 2 .

16. ВГВ. 1904. № 17 .

17. НАРК. Ф. 116. Оп. 1. Д. 900. Л. 1 об .

18. ВГВ. 1904. № 33 .

19. ВГВ. 1904. № 27 .

20. НАРК. Ф. 120. Оп. 1. Д. 1125. Л. 411 .

21. НАРК. Ф. 118. Оп. 1. Д. 3877. Л. 115 .

22. НАРК. Ф. 118. Оп. 1. Д. 3877. Л. 234 .

23. НАРК. Ф. 120. Оп. 1. Д. 1220. Л. 5 .

24. НАРК. Ф. 120. Оп. 1. Д. 1197 .

25. НАРК. Ф. 118. Оп. 1. Д. 3878. Л. 19 об .

26. НАРК. Ф. 254. Оп. 1. Д. 318. Л. 56 об .

27. НАРК. Ф. 254. Оп.1. Д. 318. Л. 81 об .

28. НАРК. Ф. 118. Оп. 1. Д. 3878. Л. 80 .

29. НАРК. Ф. 120. Оп. 1. Д. 1227. Л. 11 .

30. ВГВ. 1905. № 38 .

31. НАРК. Ф. 118. Оп. 1. Д. 3885. Л. 167 .

32. Из автобиографии // НАРК. Ф. р-3. Оп. 2. Д. 725. Л. 3 .

33. НАРК. Ф. р-3. Оп. 2. Д. 723. Л. 2 .

34. НАРК. Ф. 120. Оп.1. Д. 1201. Л. 61 об .

35. НАРК. Ф. 254. Оп. 1. Д. 318. Л. 53 .

36. НАРК. Ф. 254. Оп. 1. Д. 318. Л. 76 об .

37. НАРК. Ф. 118. Оп.1. Д. 3878. Л. 64 .

38. НАРК. Ф. 120. Оп. 1. Д. 1201. Л. 63 об .

39. НАРК. Ф. 120. Оп. 1. Д. 1209. Л. 15 .

40. НАРК. Ф. 120. Оп. 1. Д. 1196. Л. 51 об .

41. НАРК. Ф. 120. Оп. 1. Д. 1196. Л. 57 об .

42. НАРК. Ф. 254. Оп. 1. Д. 318. Л. 32 об .

43. НАРК. Ф. 120. Оп. 1. Д. 1236. Л. 49 .

44. НАРК. Ф. 120. Оп. 1. Д. 1247. Л. 27 .

45. НАРК. Ф. 120. Оп. 1. Д. 1223. Л. 33 .

46. НАРК. Ф. 120. Оп. 1. Д. 1223. Л. 36 .

47. НАРК. Ф. 120. Оп. 1. Д. 1223. Л. 20 .

48. НАРК. Ф. 254. Оп.1. Д. 336. Л. 27 об .

49. НАРК. Ф. 116. Оп. 1. Д. 917. Л. 2 .

50. НАРК. Ф. 120. Оп. 1. Д. 1223. Л. 11 .

51. НАРК. Ф. 254. Оп. 1. Д. 336. Л. 81 об .

52. НАРК. Ф. 120. Оп. 1. Д. 1273. Л. 4 .

53. НАРК. Ф. 120. Оп.1. Д. 1269. Л. 142 .

54. НАРК. Ф. 254. Оп. 1. Д. 352. Л. 15 об .

55. НАРК. Ф. 118. Оп. 1. Д. 3883. Л. 145 об .

56. НАРК. Ф. 120. Оп. 1. Д. 1258. Л. 8 .

57. НАРК. Ф. 120. Оп. 1. Д. 1364. Л. 40 об .

58. НАРК. Ф. 185. Оп. 1. Д. 33. Л. 22 об .

59. НАРК. Ф. 230 Оп. 1. Д. 345 .

60. НАРК. Ф. 120. Оп. 1. Д. 1620. Л. 1 .

61. НАРК. Ф. 120. Оп. 1. Д. 1333. Л. 35 об., 37 об .

62. НАРК. Ф. 254. Оп. 1. Д. 343. Л. 4 об .

63. НАРК. Ф. 118. Оп. 1. Д. 3884. Л. 54 .

64. Там же. Л. 57 .

65. Там же. Л. 60 об .

66. Там же. Л. 62 об .

67. Там же. Л. 64 об .

68. НАРК. Ф. 254. Оп. 1. Д. 373. Л. 11 об .

69. НАРК. Ф. 118. Оп. 1. Д. 3884. Л. 76 об .

70. Там же. Л. 134 об .

71. НАРК. Ф. 118. Оп. 1. Д. 3884. Л. 112 .

72. Вологодские епархиальные ведомости. 1908. № 15 .

73. НАРК. Ф. 118. Оп. 1. Д. 3884. Л. 147 об .

74. История Коми с древнейших времен до конца ХХ века. Сыктывкар, 2004. Т. 2. С. 147 .

75. НАРК. Ф. 118. Оп. 1. Д. 3884. Л. 192 .

76. НАРК. Ф. р-3. Оп. 2. Д. 723. Л. 4 .

77. НАРК. Ф. 120. Оп. 1. Д. 1345. Л. 11 .

78. НАРК. Ф. 118. Оп. 1. Д. 3885. Л. 24 .

79. Там же. Л. 33 об .

80. Там же. Л. 34 об .

81. Там же. Л. 39, 56 об .

82. НАРК. Ф. 120. Оп. 1. Д. 1337. Л. 5 .

83. НАРК. Ф. 120. Оп. 1. Д. 1366. Л. 2 .

84. НАРК. Ф. 118. Оп. 1. Д. 3885. Л. 84 .

85. Вологодские епархиальные ведомости. 1909. № 15 .

86. НАРК. Ф. 185. Оп. 1. Д. 35. Л. 24 .

87. НАРК. Ф. 118. Оп. 1. Д. 3885. Л. 147 .

88. Там же. Л. 151 .

89. История Коми с древнейших времен до конца ХХ века. Т. 2. С. 146 .

90. НАРК. Ф. 230. Оп. 1. Д. 352. Л. 88 .

91. НАРК. Ф. 118. Оп. 1. Д. 3885. Л. 182 об .

92. НАРК. Ф. 120. Оп. 1. Д. 1349. Л. 12 .

93. НАРК. Ф. 120. Оп. 1. Д. 1341. Л. 18 .

94. НАРК. Ф. 118. Оп. 1. Д. 3885. Л. 267 .

КРЕСТЬЯНСКАЯ ОБЩИНА В КОМИ КРАЕ В НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА И ЕЕ РОЛЬ

В ОРГАНИЗАЦИИ КООПЕРАТИВНО-БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

–  –  –

В последние два десятилетия к проблеме крестьянской общины наметился большой научный интерес и он вполне закономерен. Община как социальный коллектив непосредственных сельскохозяйственных производителей отличалась многообразием функций, охватывающих по существу все основные стороны жизни крестьянства. Она ведала поземельными и хозяйственными, благотворительными и страховыми делами, выполняла податные, административно-управленческие и судебно-полицейские функции, осуществляла воспитательные, культурно-бытовые и религиозные мероприятия .

По мере социально-экономического и культурного развития, роста классовых противоречий в деревне изменялись функции общины, но, пожалуй, на всех этапах капиталистического общества она была наиболее универсальной и массовой организацией крестьян. Без ее изучения нельзя глубоко и всесторонне понять историю крестьянства, многогранные стороны жизни крестьянского мира. Задачей данной статьи является исследование кооперативно-благотворительной функции общины, которая предполагает взаимопомощь и сотрудничество, оказание продовольственной помощи в случае неурожая, материальную поддержку бедных, призрение сирот, больных и одиноких стариков, содержание школ, больниц, богаделен, хлебозапасных магазинов и других общественных заведений .

Поскольку в одной из наших работ некоторые стороны деятельности общины уже рассматривались, в частности, поддержка и содержание школ, библиотек, больниц и других общественных заведений [1], то в данной статье мы подробнее остановимся на проблемах опекунства и попечительной деятельности крестьянского мира .

В начале ХХ в. практически каждая община на своих сельских сходах принимала решения о помощи, опекунстве и другим благотворительным делам. Можно много говорить о благородстве подобных мероприятий, но тематика требует насыщения его фактическим материалом, что мы и постараемся осуществить .

Во второй половине XIX – начале ХХ в. в связи с ростом населения и отсутствием достаточного количества пахотных земель крестьяне все острее чувствовали острый дефицит хлеба и семян. Поэтому многие сельские сходы, учитывая продовольственные трудности, принимают решения и обращаются в различные инстанции о помощи. Сельский сход составляет конкретные списки нуждающихся. Так, сход крестьян Богоявленской волости и общества собрался 19 апреля 1901 г., чтобы рассмотреть продовольственный вопрос. Сход составил список нуждающихся в количестве 174 чел. и постановил: «Единогласно просить начальство разрешить раздать между нуждающимися крестьянами озимого и ярового хлеба на продовольствие и обсеменение полей сего года по нижеследующему именному регистру…» [2] .

8 февраля 1901 г. состоялся сход Устьухтинского общества Печорского уезда, который отметил, что «1898, 1899 и 1900 годы были неурожайными из-за ранних осенних заморозков». Сельский сход, исходя из сложившихся обстоятельств, постановил просить уездные власти о помощи в выдаче для 308 человек 900 пудов семян для посева весной 1901 г. [3] .

Яркую картину сложившегося малоземелья и отсутствие достаточного продовольствия дает приговор крестьян Деревянской волости и общества Усть-Сысольского уезда от 18 февраля 1906 г. «В нашем Деревянском обществе,– отмечалось в приговоре,– по последней примерке земли в 1903 г. состояло надельной земли пахотной 596 десятин и сенокосной 1108 десятин, а наличное население в 1905 г. состояло обоего пола 3723 человека (мужчин – 1840). Такое количество земли является крайне недостаточным. Население увеличивается, а земли остается столько же, сколько было нарезано 50 лет назад… Такое малоземелье привело нас к большому обеднению, терпя ежегодно недостаток хлеба и корма скота» [4]. В ходе обсуждения наболевшего вопроса крестьяне постановили: «Ходатайствовать перед правительством об увеличении нам площади крестьянской надельной земли для образования новых сенокосов и полян» [5] .

Помочь в хлебе, в семенах своим односельчанам считалось одной из главных задач сельских должностных лиц, и деятельность волостного и сельского правлений в этом плане была повсеместной .

Другим направлением сельских обществ явилось попечительство. Крестьянские общины оказывали помощь как в случае острой необходимости, так и планомерно, разработав определенный план своих действий .

В начале ХХ в. в Коми крае стали создаваться попечительные комитеты при волостных правлениях, действия которых были направлены на оказание различной помощи. Большое внимание комитеты как представиЧупров Владимир Иванович (1942–2015, Сыктывкар) – доктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудник Института языка, литературы и истории Коми НЦ УрО РАН .

тели Красного креста, уделяли больным и раненым солдатам, вдовам погибших в войнах. 6 сентября 1904 г .

Ибское волостное правление избрало попечительный комитет. Председателем избрали волостного старшину К.А. Чабанова, а членами – крестьян А.С. Чабанова, Е.К. Муравьева, С.К. Кочева [6]. Попечительный комитет в этот же день принял решение об установлении взноса «в кассу попечительства членами по своему желанию в сумме 10 копеек в месяц» и различных вещей [7]. Для этого предполагалось каждому жертвователю выдать особый подписной лист. Собранные деньги намечалось посылать в г. Вологду, а материальные пожертвования – в г. Усть-Сысольск .

Перед Первой мировой войной в Коми крае развернулось движение за приобретение поминальных досок павшим в русско-японской войне. Один пример. Крестьяне Деревянской волости Усть-Сысольского уезда, собравшись на сельском сходе 18 мая 1914 г., постановили: «На приобретение поминальной доски назначить из остаточных денег мирских волостных сумм 14 руб. для занесения имен воинов павших в Японскую войну: 1. Старшего унтер-офицера 287 пехотного Тарусского полка Н.С. Агиева; 2. Матроса канонерской лодки «Бобр» Е.И. Попова и 3. Рядового 140 Заранского полка Г.А. Тюрнина» [8] .

В годы Первой мировой войны крестьяне Коми края проявили инициативу о сборе средств для приобретения коек для раненых воинов при Вологодской общине сестер милосердия. Земский начальник 2-го участка Усть-Сысольского уезда сообщал 7 ноября 1914 г. вологодскому губернатору, что им «получены копии приговоров о пожертвовании на оборудование и содержание коек для раненых воинов при Вологодской общине сестер милосердия Красного креста от нижеследующих волостных правлений: 1) от Межадорского волостного правления о пожертвовании 315 руб. на оборудование и содержание одной койки, в течение 9 месяцев с наименованием койки «койка крестьян Межадорской волости Усть-Сысольского уезда»; 2) от Койгородского волостного правления о пожертвовании 405 руб. на оборудование и содержание койки в течении года, с наименованием койки «койка крестьян Койгородской волости Усть-Сысольского уезда»; 3) от Воронцовского волостного правления о пожертвовании 225 руб. на оборудование и содержание одной койки в течение 6 месяцев, с наименованием койки «койка крестьян Воронцовской волости Усть-Сысольского уезда»; 4) от Гривенского волостного правления о пожертвовании 100 руб. на содержание койки единовременно» [9]. Однако не все крестьянские общины могли выделить деньги на содержание койки, но желание крестьян и отдельных представителей волостных правлений было велико и они принимают следующие решения. Так, крестьяне Чухломской волости 12 октября 1914 г. на сельском сходе постановили: «Мы вполне сочувствуем и принимаем участие оказать помощь раненым воинам, защищающим нашу Родину, но так как наша Чухломская волость очень небольшая, по сравнению с другими волостями, как всего только 198 дворов и 214 ревизских душ, то для одной нашей волости оборудовать и содержать койку для раненых воинов будет весьма обременительным, но мы соглашаемся дать помощь раненым воинам по силе возможности и оборудовать и содерживать койку за все время войны соединившись с другими ближайшими волостями» [10]. Крестьяне Вотчинского общества и волости на общем сельском сходе 26 октября 1914 г. также высказали сожаление о невозможности огранизовать койку, но тем не менее постановили: «о частными пожертвованиями на пользу больных и раненых воинов мы всегда можем вполне сочувствовать по силе возможности» [11] .

Поскольку крестьяне Палаузской волости на общем сельском сходе 12 октября 1914 г. высказались о невозможности оборудовать и содержать койку для раненых, то волостной писарь этой волости В.П. Скрипов принял решение «на содержание койки… из каждого месячного жалованья предоставлять, начиная с декабря месяца сего 1914 г., в следующей сумме: за декабрь месяц 50 копеек и в последующие месяцы по 25 копеек в месяц» [12]. Однако палаузское волостное попечительство, учитывая сложность военного времени, работу по сбору средств не прекращало .

8 февраля 1915 г. попечительство, собравшись в полном составе, произвело подсчет «собранных путем пожертвований на нужды военного времени денег». По подписному листу пожертвований деньгами оказалось 13 руб. 66 коп., а от продажи пожертвованных вещей поступило 46 руб. 34 коп. Всего же поступило 60 рублей. Палаузское волостное попечительство постановило: «1. Эти деньги немедленно пустить в расход на удовлетворение нужд военного времени; 2. Выслать в пользу Главного Управления Российского общества Красного креста на лечение больных и раненых воинов 40 руб. и на пересылку по почте этой суммы 50 коп., а остальную сумму в количестве 19 руб. 50 коп. назначить к выдаче наиболее нуждающимся из членов семьи лиц, призванных на действительную военную службу, а именно: 1) Р. Яркову – 3 руб., 2) П. Яркову – 3 руб.,

3) Д. Шишкиной – 3 руб., 4) М. Трифановой – 3 руб., 5) Е. Поповой – 3 руб., 6) М. Богдановой – 1 р. 50 коп.» [13] .

Откликались крестьяне Коми края и на различные призывы, исходившие от правительства, царственных особ. Так, 31 мая 1915 г. крестьяне Слободской волости и общества собрали сельский сход, чтобы рассмотреть предложение земского начальника 1-го участка Усть-Сысольского уезда «об ассигновании из свободных остаточных сельских сумм или же из запасного мирского капитала какую-либо сумму на помощь пострадавшим от военных бедствий». Крестьяне, рассмотрев предложение земского начальника, единогласно постановили: «ассигновать из свободных остаточных мирских сумм по пяти копеек с каждой окладной души, что и составляет с 340 душ семнадцать рублей» [14]. Данную сумму крестьяне направили в специальный комитет для оказания временной помощи пострадавшим от военных бедствий, возглавляемой Его Императорским высочеством великой княгиней Татьяной Николаевной. Это же общество 15 сентября 1915 г.

на сельском сходе постановило:

«Ассигновать денежную сумму из запасного мирского капитала безвозвратно на содержание именной Слободской волости полкойки в г. Вологде в лазарете в размере ста рублей» [15] .

Повсеместным во время войны было и оказание помощи крестьянским хозяйствам, мужчины которых были призваны на войну. Так, упомянутое уже Слободское сельское общество, собравшись на сельский сход 18 марта 1915 г., констатировало, что в 70 семьях мужчины призваны на действительную военную службу и 60 из них остались без работников. Общество, проанализировав сложившуюся ситуацию, постановило оказывать «широкое содействие и помощь к своевременному началу и окончанию всяких полевых работ, так и во время по уборке хлебов и трав» [16]. Спустя год, 13 марта 1916 г. крестьяне Слободского общества снова вернулись к вопросу о помощи, констатировав, что «призванных на действительную военную службу по нашему обществу в настоящее время состоит 120 семей» и в помощи в весенних и осенних полевых работах нуждаются 80 семей. И опять принимается решение «о необходимости самого широкого содействия и помощи к своевременному началу как всяких полевых работ и так и во время на уборке хлебов и трав крестьянским хозяйствам» [17] .

Крестьяне Коми края откликались на разные житейские беды и трудности не только в военное лихолетье, но и в мирное время. Пожары, наводнения и прочие несчастные случаи вызывали крестьянское сочувствие .

В Корткеросе 5 июня 1911 г. пожаром было уничтожено 85 жилых домов с надворными строениями, три здания духовенства, два здания волостного правления. 30 июня 1911 г. земский начальник Усть-Сысольского уезда 1-го участка обратился к крестьянам своего участка с предложением о помощи. И помощь пришла. В начале августа 1911 г. на обращение земского начальника откликнулись практически все сельские общества 1-го участка. Так, крестьяне Благовещенской волости с. Пажгинского «в числе 211 из 298 домохозяев, имеющих право голоса, 21 августа 1911 года постановили: «назначить вознаграждение в пользу погорельцев, корткеросцев в сумме 10 рублей и выслать таковое из свободных сумм мирского капитала» [18]. В начале сентября 1911 г. в пользу «погорельцев корткеросцев» Благовещенское волостное правление перечислило земскому начальнику 1-го участка Усть-Сысольского уезда десять рублей 68 копеек [19] .

Весной 1914 г. от наводнения пострадали крестьяне деревни Белозерской Богоявленской волости. Правление этой волости собрало сельский сход 15 августа 1914 г. и обсудило положение крестьян д. Белозерской .

В итоге сход постановил: «… Необходимо выдать им в ссуду на обсев озимых полей на продовольствие озимого 20 пудов и ярового 5 пудов, и на обсев озимых полей – 11 пудов для 9 семейств, призванных воинов крестьян д.Белозерской» [20] .

В обычную практику деятельности крестьянского мира в начале ХХ в. нашло рассмотрение вопросов, связанных с ходатайством о назначении пенсии со стороны государства, как правило, бывшим военнослужащим и солдатским вдовам. Особенно этот вопрос начал активно крестьянами обсуждаться после выхода закона от 25 июня 1912 г. о пенсиях военнослужащим и вдовам. Несколько примеров. В начале января 1914 г .

сельский сход Богоявленской волости слушал словесную просьбу запасного бомбандира-наводчика 4 батареи 35 артиллерийской бригады крестьянина д. Койтыбожской И.П. Изъюрова о назначении ему пенсии. И сход принял решение ходатайствовать «о назначении ему на основании закона 25 июня 1912 года пожизненного от казны пособия» [21]. 16 марта 1914 г. сельский сход этой же волости вновь рассмотрел пенсионный вопрос .

Сход заслушал «словестную просимость отставного рядового 112 пехотного Уральского полка из крестьян д.Парчегской Д.Л. Юшкова» и постановил: «ходатайствовать ему пожизненной от казны пособия» [22] .

18 августа 1913 г. крестьяне Слободской волости и общества одиннадцатым вопросом рассмотрели ходатайство солдатской вдовы Н.П. Коданевой «о назначении ей от казны пенсии». Сход подтвердил, что Н.П. Коданева «в пенсии действительно нуждается» и единогласно постановили «о ходатайстве от общества о просимой пенсии» [23]. В конце 1913 г. Слободское общество снова ходатайствовало о назначении пенсии отставному нижнему чину С.С. Коданеву, от роду 65 лет, проживающего с женой в своем доме [24]. 1 июня 1914 г. крестьяне Богоявленской волости и общества постановили: «Отставной матрос Л.К. Игнатов, 67 лет от роду, собственных средств к жизни, ни родственников могущих взять его на свое иждивение не имеет. … Имеет жену и 8 детей от 29 лет до 9 лет. Исходатайствовать ему пожизненное от казны пособие» [25] .

В военное время, в годы Первой мировой войны, повсеместно стали образовываться попечительства по призрению семейств нижних воинских чинов в военное время. Они и занялись пенсионными вопросами, вопросами помощи семьям, в которых мужчины призваны на войну и др. Попечительства состояли как правило из уважаемых людей волости и ответственных за порученное дело. Так, 3 августа 1914 г. Богоявленский сельский сход избрал членов попечительства. В него вошли: местный священник отец П. Попов, диакон Н. Толстиков, псаломщик Н. Авгамов, волостной старшина В.Т. Распутин и 13 крестьян [26] .

Откликались крестьяне и на различные предложения, поступающие от государственных служащих. Так, 17 октября 1916 г. крестьяне Ужгинского общества Койгородской волости на сельском сходе «… слушали предложение земского начальника 2-го участка о пожертвовании денег на открытие курсов или мастерских для воинов с увечьями. По добровольному рассуждению между собой постановили: пожертвовать из сумм мирского запасного капитала единовременно 13 рублей» [27] .

Особое место в жизнедеятельности крестьянских общин Коми края занимало опекунство. Все вопросы об опекунстве: выборы опекуна, его действия в отношении сирот, больных и так далее рассматривал сельский сход. И только сход крестьян всего общества имел право решать опекунские вопросы. Конкретные примеры .

Крестьяне Сретенского общества Вильгортской волости в составе сельского старосты В. Мальцева и 386 человек домохозяев, имеющих право голоса, собрались 19 ноября 1900 г., чтобы обсудить ряд хозяйственных вопросов, в том числе и опекунский вопрос. Сход «имел суждение о выборе нового опекуна над малолетними сиротами, оставшимися после смерти крестьянина Сретенского общества К.Д. Сивкова, на место отказавшегося опекуна И.Д. Сивкова, а потому постановили: избрать из среды себя в опекуны крестьянина А.Д. Сивкова и попечителей крестьян А.М. Сивкова и И.В. Налимова» [28] .

9 февраля 1903 года крестьяне Сретенского общества рассмотрели деятельность опекуна А.Д. Сивкова .

Сельский сход в приговорной шнуровой книге записал «за время его (А.Д. Сивкова. – В.Ч.) управления … оказалось, что по описи опекуном Алексеем Сивковым выданы в употребление на руки малолетним пальто, два сарафана, 1 пара чулок, 1 пару кожаных сапог. Расход по опекунской книге за надлежащими подписями опекуна и попечителей за время его управления проведен на необходимые подробности при принятии малолетних опекуном А. Сивковым должно оставаться наличных денег 14 руб. 67 коп. … Кроме вышеописанных представленных денег у малолетних сирот находятся деньги в сберегательной кассе по книжке за № 1079, всего 109 руб. 56 коп.»

[29]. Деятельность опекуна А.Д. Сивкова была одобрена. На следующее двухлетие был выбран новый опекун И.Д. Сивков, которому были представлены сберегательная книжка и оставшиеся суммы от прежних расходов .

Крестьяне Богоявленской волости и общества собрались на сельский сход 11 апреля 1904 г., чтобы обсудить три вопроса: 1 – утвердить призывной список, 2 – определить сумму пожертвований в пользу больных и раненых воинов на Дальнем Востоке и 3 – выслушать «предписание местного волостного правления от 16 марта сего года о производстве проверки действий опекуну Ф. Лыюрову по опеке учрежденной 1897 г .

над имуществом и сиротами Петруневыми…, а потому проверяя действия опекуна Лыюрова оказалось: 1-е, что вышеозначенный сироты под опекуном Лыюровым воспитываются хорошо и 2-е, имущества, оставшееся в пользу сирот находятся у опекуна Лыюрова в целости и доходы никакой не получает. А потому постановили оставить того же крестьянина Ф. Лыюрова опекуном над сиротами Петруневыми» [30] .

Богоявленское общество 11 ноября 1907 г. на сельском сходе утвердило приговор о назначении опекунами С.Д. Распутина и Н.П. Распутиной над имуществом и сиротами Николаем и Евдокией Распутиными [31] .

22 марта 1909 г. крестьяне на сельском сходе слушали «акт составленный сельским старостой Кузивановым, о проверке опекунов Л.В. и Ф.В. Мальцевых над имуществом и над малолетними оставшимися после смерти крестьянина Н.Л. Мальцева». Сход утвердил акт и одобрил деятельность опекунов [32] .

В начале июля 1911 г. крестьяне Подъельской волости и общества села Аныбского постановили: «избрать в опекуны над имуществом и личностями малолетних сирот Петра и Натальи Романовых помощника волостного старшины М. Пименова» [33] .

В конце июля 1911 г. собрались на сельский сход крестьяне Селибского общества Яренского уезда и обсудили вопрос об учреждении опеки над оставшимися малолетними детьми. После обсуждения вопроса крестьяне постановили: «учредить опеку над личностью, над имуществом оставшихся малолетних детей, умершего Н.М. Ванеева и избрать к ним опекунов крестьянина дер. Чернутьевской неграмотного вполне благонадежного К.М. Маркина – 40 лет, грамотного и вполне благонадежного В.Н. Ванеева, с тем, что Ванеев и Маркин ежегодно давали отчет обществу» [34]. Опека устанавливалась над 13-летним Андреем и 11-летним Ильей Ванеевыми. Кандидат Селибского волостного старшины составил опись имущества и недвижимости, которые остались у сирот. Оказалось, что хозяйство умершего крестьянина Н.М. Ванеева оказалось довольно солидным: земельный надел на 3 души, дом с двором, два амбара, баня, две лошади, три коровы, 10 телят, бык, пять овец и 124 различных предмета сельского хозяйства, охоты, рыболовства и домашней утвари [35] .

Над всем этим имуществом и должны были следить опекуны и использовать их в целях обеспечения нормальной жизни сирот .

Сельский сход села Богоявленского 3 января 1914 г. четвертым вопросом рассмотрел деятельность опекунов над сиротами и постановил: «действия опекунов А.Г. Распутина и И.П. Распутина признать правильными и опекунами оставить тех же» [36]. И еще сход рассмотрел три дела об опекунстве и одобрил действия опекунов [37] .

В годы Первой мировой войны, вплоть до 1917 года, крестьяне Коми края осуществляли опекунство. Так, 17 марта 1916 г. сельский сход крестьян Глотовской волости и общества «тщательно между собой обсуждали»

многие вопросы, в том числе и опекунские. Было принято постановление по четырем опекунам, в частности «признали действия опекуна В.П. Высоких правильными», … «опека попечителя И.Ф. Политова никаких опущений не замечено»… и т.д. [39] .

Назначение опекунов касалось не только в отношении детей, но и взрослых больных людей. 3 февраля 1908 г. сход Богоявленской волости и общества постановил: «глухонемую крестьянку А. Федькову воздать на попечение племянникам М. и Д.П. Федьковым, которым и представить обрабатывать надел земли на одну платежную душу пополам и содержать по очереди помесячно, на готовом содержании, а также заводить ей по мере надобности одежды» [40]. В данном случае сход распределил попечительство на двоих, чтобы ни один из племянников не мог «впоследствии присвоить ее надел» .

В 1911 г. Богоявленское сельское общество установило опекунство над душевнобольной А.В. Пальшиной, которая была направлена на излечение в Ковшиновскую больницу. Опекунами были выбраны И.Т. Распутин и В.Т. Изъюров. Прошло два года и общество рассмотрело действия опекунов. В шнуровую книгу приговоров было записано: «По поверке действий опекунов Распутина и Изъюрова оказалось имущества оставшейся в пользу Пальшиной находятся в целости. На 1 января 1913 г. оставалось наличным деньгами 4 руб. 74 коп., а арендная плата за землевладение за 1913 г. составила 20 руб. Из этих денег опекунами израсходовано по принадлежности на уплату долгов Пальшиной и на наем на натуральные работы 16 руб. 93 коп. Затем состоит на 1 января 1914 г. 7 руб. 81 коп.». Деятельность опекунов была одобрена и они были оставлены опекунами на 1914 г. [41] .

Мы проанализировали небольшую часть деятельности крестьянской общины, но она ярко показывает повседневную крестьянскую жизнь, ее проблемы и чуткое отношение односельчан к детям, к своим землякам, оказавшихся в трудном положении, к событиям всероссийского характера и военного времени .

Источники и литература

1. Чупров В.И. Крестьянская община в Коми крае в начале ХХ века: культура сельского поселения // Февральские чтения. Научно-практическая конференция профессорско-преподавательского состава и аспирантов Сыктывкарского лесного института по итогам научно-исследовательских работ за 2004 год. Сборник материалов. Сыктывкар, 2005. Т. 2. С. 87–90 .

2. Национальный архив Республики Коми (далее – НАРК). Ф. 40. Оп. 1. Д. 476. Л. 44–45 .

3. Там же. Ф. 12. Оп. 1. Д. 2. Л. 180 .

4. Государственный архив Вологодской области. Ф. 29. Оп. 1. Д. 9849. Л. 2–3 .

5. Там же. Л. 2 об .

6. НАРК. Ф. 51. Оп. 1. Д. 127. Л. 2 .

7. Там же. Л. 3 .

8. НАРК. Ф. 29. Оп. 1. Д. 28. Л. 101 .

9. НАРК. Ф. 27. Оп. 1. Д. 882. Л. 166–167 .

10. Там же. Л. 169 .

11. Там же. Л. 173 .

12. Там же. Л. 145, 171 .

13. НАРК. Ф. 27. Оп. 1. Д. 16. Л. 13 .

14. НАРК. Ф. 77. Оп. 1. Д. 163. Л. 33–34 .

15. Там же. Л. 45–46 .

16. Там же. Л. 13–14 .

17. Там же. Л. 64–65 .

18. НАРК. Ф. 26. Оп. 1. Д. 91. Л. 79–80 .

19. Там же. Л. 57 .

21. Там же. Л. 22 об.–23 .

22. Там же. Л. 26–26 об .

23. НАРК. Ф. 77. Оп. 1. Д. 105. Л. 32 .

24. Там же. Л. 34 .

25. НАРК. Ф. 40. Оп. 1. Д. 696. Л. 45 .

26. Там же. Л. 59 об.–60 .

27. НАРК. Ф. 27. Оп. 1. Д. 151, дело не пронумеровано .

28. НАРК. Ф. 44. Оп. 1. Д. 72. Л. 132 .

29. Там же. Д. 100. Л. 2–3 .

30. НАРК. Ф. 40. Оп. 1. Д. 522. Л. 40–41 .

31. Там же. Д. 569. Л. 5 .

32. НАРК. Ф. 44. Оп. 1. Д. 164. Л. 13 .

33. НАРК. Ф. 70. Оп. 2. Д. 519. Л. 72 .

34. НАРК. Ф. 76. Оп. 1. Д. 1. Л. 2 .

35. Там же. Л. 4–6 .

36. НАРК. Ф. 40. Оп. 1. Д. 696. Л. 14 об .

37. Там же. Л. 15–16 .

38. Там же. Оп. 1. Д. 96. Л. 11–12 .

39. НАРК. Ф. 47. Оп. 2. Д. 89. Л. 2 об.–3 .

40. НАРК. Ф. 40. Оп. 1. Д. 597. Л. 28–28 об .

41. Там же. Д. 696. Л. 14 .

Содержание

ДРЕВНЯЯ И СРЕДНЕВЕКОВАЯ ИСТОРИЯ СЕВЕРА: СИНТЕЗ ИСТОЧНИКОВ (ПО ДАННЫМ

АРХЕОЛОГИИ, ЛИНГВИСТИКИ, АНТРОПОЛОГИИ, ЕСТЕСТВЕННОНАУЧНЫХ ДИСЦИПЛИН)

Васильева А.В., Коренюк С.Н., Перескоков М.Л. Керамические комплексы памятников позднеананьинского времени в районе д. Болгары

Доткин К.В., Перескоков М.Л. Керамика археологического комплекса Кала-Урын (по материалам исследований 2013 года)

Коренюк С.Н., Перескоков М.Л., Юкова М.К. Бусы могильника Верхний Ирьяк

Игнатов М.Д. Этимологии различных названий городка Пустозерск

Жеребцов И.Л. Загадочные вымские князья

ИСТОРИЯ КОМИ КРАЯ XIX – НАЧАЛА ХХ ВЕКА

Лейман И.И. Ярмарки в городах Вычегодского края

Тихомиров С.А. Отражение истории коми и карельского народов в исторических источниках эпохи наполеоновского нашествия

Иванов Ф.Н. Рекруты, набранные в русскую армию в уездном городе Усть-Сысольске в 1833–1874 годах...35 Лейман И.И. Сельские ярмарки Коми края в XIX – начале ХХ века

Таскаев М.В. Первая коми газета (к 100-летию коми печати)

ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ

Меньковский В.И., Шмигель М. Всероссийские и международные научные конференции Института языка, литературы и истории Коми научного центра УрО РАН и Коми республиканского благотворительного общественного фонда жертв политических репрессий «Покаяние» (2007–2014 годы)

Жеребцов И.Л., Садыков Т.С. «Поразив всех супостатов, выбирает депутатов» (К вопросу о настроениях избирателей во время первых послевоенных выборов в Верховный Совет СССР) ……..59 Белостоцкий Н.А. Формирование системы органов идеологического контроля в УССР в послевоенный период. Политическая цензура в литературе и прессе

Рябченко О.Л. Сопротивление студентов Советской Украины сталинской репрессивной политике (1920–1930-е годы)

Каракчиев В.Н. Взаимодействие органов власти и ГУЛАГа в Коми АО в 1929–1930-е годы

Канева Л.Я. Использование труда заключенных в Усинском районе в 1930–1950-х годах

Кобрин Н.А. «Сын за отца не отвечает» (правовой статус детей спецпереселенцев)

Кустышев А.Н., Бубличенко В.Н., Юрченко В.В. Отдельные аспекты производственной деятельности исправительно-трудовых колоний Европейского Севера России во второй половине 1940-х годов........80 Жеребцов И.Л., Бандура С.В. История политических репрессий в экспозициях Национального музея Республики Коми

ИСТОРИЯ КОМИ ЛИТЕРАТУРЫ

Лимерова В.А. Формы описания Коми края в региональной словесности XIX века

Сурнина Л.Е. Куратоведение в 20–30-е годы XX века

Лисовская Г.К. Коми литература в эпоху становления сталинизма

Таганов Л.Н. Абезь в творческой судьбе Анны Барковой

Ельцова Е.В. Верхне-човский дневник коми писателя В.Т. Чисталева как художественное произведение...101 Холопова Д.Г. «Литература для меня родное дело…» (жизнь и творчество писателя И.В. Изъюрова по архивным материалам)

Бурлыкина М.И. Коми художник и поэт Борис Шахов: возвращение имени

Зиявадинова О.С. Человек и природа в прозе Г.А. Юшкова

Малева А.В. Из истории изучения коми женской поэзии

Горинова Н.В. Символика художественного пространства трагикомедии А. Попова «Вой, кодi некор эз вв» (Ночь, которой никогда не было)

КУЛЬТУРНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬНАЯ РАБОТА, ИСТОРИЧЕСКИЙ ТУРИЗМ, ПОПУЛЯРИЗАЦИЯ

ИСТОРИЧЕСКИХ ЗНАНИЙ И ИХ РОЛЬ В ПАТРИОТИЧЕСКОМ ВОСПИТАНИИ

Жеребцов И.Л., Семенов В.А., Колегов Б.Р. Ученый и просветитель Алексей Николаевич Грен……………113 Золотарев О.В. Культурно-просветительная работа в Коми автономии в 1920–1930-е годы

Витман И.В. Мемориальные туристические маршруты Воркуты

Колегова М.Г. Альвож. Польский след

НАУЧНОЕ НАСЛЕДИЕ

Шаньгина В.В. Государственный контроль за уравнительно-передельным землепользованием в общинах Усть-Сысольского и Яренского уездов (1860–1890-е годы)

Чупров В.И. Крестьянская община в Коми крае в начале ХХ века: культура сельского поселения................136 Суханов Н.В. Сухановы. Хронограф (1903–1909)

Чупров В.И. Крестьянская община в Коми крае в начале ХХ века. И ее роль в организации кооперативно-благотворительной деятельности



Pages:     | 1 | 2 ||

Похожие работы:

«КУЛЬТУРА Михаил БЛЮМЕНКРАНЦ Месть Нимрода, или Самоубийство свободы Кризис культуры начинается с омертвения духа и его вырождения в застывшую систему догм, а кончается разрушением иерархической вертикали и замещением ее истор...»

«Серия проповедей по Евангелию от Иоанна | Часть 103 Совершилось! Ин 19:23-30 Часть 2 Ин 19:28-30 После того Иисус, зная, что уже все совершилось, да сбудется Писание, говорит: жажду. 29 Тут стоял сосуд,...»

«ПРАВОСЛАВИЕ И ПРИРОДА КРЫМА. Книга продолжает серию исследований автора по тематике взаимоотношений населения Крымского полуострова с его природной средой через призму культово-религиозных тради...»

«ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ СЕГОДНЯ О. В. СИДОРОВИЧ НУМА И ПИФАГОР КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ КОНТЕКСТ РИМСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ В статье анализируется легенда, сохранившаяся в античной исторической традиции, которая связывала узами ученичества римского царя Нуму Помпилия и греческого...»

«F.B. Uspensky PEOPLE, TEXTS AND THINGS From the Cultural history oF medieval sCandinavia Russian Academy of Science Institute for Slavic Studies Ф.Б. Успенский ЛЮДИ, ТЕКСТЫ И ВЕЩИ Из ИсторИИ культуры средневековой CкандИнавИИ Институт славяноведения...»

«Рита Поддубная Творчество Пушкина болдинской осени 1830 года как проблемно-художественный цикл : сентябрь : статья вторая Studia Rossica Posnaniensia 13, 3-44 HISTORIA LITERATURY РИТА П О Д Д У Б Н А Я Харьков ТВОРЧЕСТВО ПУШ КИНА БО...»

«История 8 класс Ключи к заданиям Максимальное количество баллов за правильное выполнение всего теста – 40. Часть 1 Часть 1 включает 20 заданий с выбором ответа. К каждому заданию дается 4 варианта ответа, только один из которых пра...»

«ЧЕЛОВЕК И ВЫСШЕЕ ПЕРВОНАЧАЛО: СОВРЕМЕННЫЕ ПАРАРЕЛИГИОЗНЫЕ ТРЕНДЫ Е. В. Золотухина-Аболина (Ростов-на-Дону, Россия) Начавшийся в конце XIX в. процесс секуляризации, как мы знаем, пошел весьма скоро, подгоняемый развитием рыночного общества, стремительным прогресс...»

«Волгоградский Государственный медицинский университет Кафедра детских болезней Зав. каф д.м.н., проф. М.Я.Ледяев Преподаватель (учёная степень, звание, Ф.И.О) ИСТОРИЯ БОЛЕЗНИ Ф.И.О. больного Клинический диагноз...»

«Вестник угроведения. Т. 8, № 1. 2018. УДК 27-36(511.131) DOI: 10.30624/2220-4156-2018-8-1-28-36 Памятники агиографической словесности на удмуртском языке А.В. Камитова ФГ БУН "Удмуртский федеральный исследовательский центр Уральского отделения Российской академии наук", Ижевск, Российская Ф...»

«ВАРИАНТ 5 ЧАСТЬ 1 Ответами к заданиям 1–19 являются последовательность цифр или слово (словосочетание). Сна чала укажите ответы в тексте работы, а затем перенесите их в БЛАНК ОТВЕТОВ № 1 справа от номе ра соответствующего задания, начиная с первой клеточки, без пробелов, за...»

«№2 (57) 2013 ФИЛОСОФИЯ НАУКИ НАТУРФИЛОСОФСКАЯ ТРАДИЦИЯ АНТИЧНОГО ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ И АЛЕКСАНДРИЙСКАЯ ШКОЛА В III ВЕКЕ. ЧАСТЬ I * Д.А. Балалыкин, А.П. Щеглов, Н.П. Шок Статья посвящена актуальной проблеме истории естествознания – взаимовлиянию натурфилософии и медицины в III веке. Этот период истории античного естествознания...»

«*** Продолжением разговора об имперской политике на национальных окраинах служит следующий очерк, переносящий читателя на Северо-запад, в Великое Княжество Финляндское. На материале этнографическ...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" Ишимский педагогический институт им. П.П. Ершова (филиал) Тюменского государственного университета Кафедра истории, социально-экономических и общественных...»

«ИНСТИТУТ ВОСТОЧНЫХ РУКОПИСЕЙ РАН САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ФОНД "ОБЩЕСТВО БУРЯТСКОЙ КУЛЬТУРЫ АЯ-ГАНГА" БУДДИЙСКАЯ КУЛЬТУРА: ИСТОРИЯ, ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ, ЯЗЫКОЗНАНИЕ И ИСКУССТВО СЕДЬМЫЕ ДОРЖИЕВСКИЕ ЧТЕНИ...»

«ИРРИГАЦИЯ южного кязяхстяня В СРЕДНИЕ ВЕКЯ АКАДЕМИЯ НАУК КАЗАХСКОП ССР ИНСТИТУТ ИСТОРИИ, АРХЕОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ им. Ч . Ч. ВАЛИХАНОВА В. А. ГРОШЕВ ИРРИГАЦИЯ ЮЖНОГО НАЗАХСТАНА В СРЕДНИЕ ВЕНА * Издательство "Н А УК А" К а з а х с к о й ССР АЛМА-АТА1985 Грошев В.Л. Ирригация Южного Казахстана в средние века. Алма-Ата: Наука, 1 9 8 5. 1 5 6 с. Дана об...»

«И. Л. ИЗМАЙЛОВ ИСЛАМ В ВОЛЖСКОЙ БУЛГАРИИ: РАСПРОСТРАНЕНИЕ И РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ Статья посвящена одному из важнейших аспектов истории Волжской Булгарии – распространению в этой средневековой стране ислама и его региональных особенностей. Автор доказывает, что процесс проникновения новой религии происхо...»

«Название команды Название доклада Тема доклада "Янтарик" Калининградская область – Невеста в янтарном убранстве. В 1 Мы живем в Калининградской области. Нам интересно ее прошлое, настоящее и будущее. Важно знать, что будет с нашим "островом" России, на чем он будет специализироваться. 2 Какое же нетривиальное название подойдет моей области? На что...»

«Ханну Мякеля Господин Ау в пересказе Эдуарда Успенского История первая ГОСПОДИН АУ ИДЕТ НА РАБОТУ Д ядюшка Ау, он же господин Ау, открыл глаза. Но тотчас же закрыл их, как только увидел, что вовсю светит солнце. Он поплотнее завернул себя в одеяло и удобнее уложил себя на подушке. Ему не надо был...»

«Коррекция нарушений гемостаза, обусловленных дефицитом витамин К-зависимых факторов Г.М. Галстян История открытия витамина К Koagulatiion vitamin Henrik Dam1929 – геморрагический синдром при питании цыплят бедной холесте...»

«Московская олимпиада школьников по истории. 2017 год. Заключительный этап. 5 класс. КРИТЕРИИ. Задание 1. Историк работает с самыми разнообразными видами источников, которые позволяют изучать прошлое. Перед Вами 6 исторических источников, посвященных трём историческим событиям (процессам). Вам необходимо: Распределить представленные исто...»




















 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.