WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 

Pages:     | 1 | 2 ||

«Научный совет по проблеме «История исторической науки» при Отделении истории АН СССР Институт истории СССР Р Е Д А К Ц И О Н Н А Я КОЛЛЕГИЯ: академик М. В. НБЧКИНА (ответственный редактор), Г. ...»

-- [ Страница 3 ] --

Лейтмотив шлезинджеровской концепции Американской рево­ люции в том, что, хотя в основе ее лежал конфликт экономиче­ ских интересов, само ее наступление не являлось результатом неизбежного созревания экономических, политических, идеологи­ ческих противоречий, а произошло в силу целенаправленных действий радикальных элементов, вовлекших в движение «низ­ шие классы» (чьи революционные методы борьбы Шлезинджер осуждает как «дрейф к беззаконию»), а также в итоге антианглийской агитации умеренных элементов, преимущественно ку­ печества, не подозревавших о конечных последствиях своей дея­ тельности и не желавших их .

Верные оценки некоторых сторон проблемы Войны за неза­ висимость, данные Шлезинджером, так же как и ценный фактиче­ ский материал в его докторской диссертации, не могут скрыть А. М. S c h le s in g e r. New Viewpoints..., p. 180 .

Ibid., p. 181 .

Ibid., p. 178—179 .

Ibid., p. 161.' глубокий консерватизм подхода историка к определению места Первой американской революции, оправдание которой он находит в создании государства с сильной властью тех, кто с самого на­ чала был решительно против революции 96 .

В 1925 г. по случаю 150-легия начала Войны за независи­ мость Д. Джеймсон, редактор «Американского исторического обо­ зрения», издатель различных документов по американской исто­ рии, преподаватель ряда высших учебных заведений, выступил в Принстонском университете с четырьмя лекциями, изданны­ ми в следующем году под названием «Американская револю­ ция, рассматриваемая как социальное движение» 97. Эта сравни­ тельно небольшая по объему работа, без сомнения, стала знамена­ тельным явлением в американской историографии Войны за неза­ висимость, сохранив свое значение и поныне —по прошествии полувека со времени опубликования .

Джеймсон поставил задачу определить, какие перемены были достигнуты в период Войны за независимость и под влиянием победоносного ее завершения. Угол зрения автора на предмет исследования был предельно расширен: революция рассматрива­ лась в целом, а не в своих локальных проявлениях по отдель­ ным колониям или регионам; ее результаты определялись по отношению ко всем или почти ко всем категориям населения, а не к изолированным социальным группам98. Как об этом сви­ детельствуют заголовок работы и все ее содержание, Джеймсон считал, что в основе конфликта, войны и провозглашения неза­ висимости лежали явления экономического порядка, оказавшие наиболее «могущественное воздействие» на поколение американ­ цев, в конечном счете вставших на путь создания своего нацио­ нального государства. Исходный тезис автора, подтверждением которого является все последующее содержание работы: «эконо­ мические требования», «социальные стремления», «отношения классов» друг к другу, «институт рабства», «система землевла­ дения, бизнеса», «формы и дух интеллектуальной и религиоз­ ной жизни»,— все испытывало «трансформирующее влияние рево­ люции» ". В ходе революции и после ее окончания имели место, по мнению Джеймсона, такие существенные социальные из­ менения, как перераспределение земельной собственности в ре­ зультате конфискации владений короны, британской аристократии и лоялистов, переход этих земель в руки фермеров, открытие для 96 И подобную позицию в конгрессе США в 1927 г. охарактеризовали как «антиамериканскую и непатриотическую» (см. Л. М. S c h le sin ge r. In Ret­ rospect: The History of a Historian. N. Y., 1963, p. 104-105) .

97 J. Ja m eson. The American Revolution considered as a Social Movement .





Princeton, 1926 .

98 Как отмечал Джеймсон, «разнообразная активность» людей может быть понята только при изучении ее во «взаимосвязи различных сторон»

(ibid., р. 158) .

»9 Ibid., р. И .

освоения огромного земельного фонда на Западе, ликвидация та­ ких пережитков феодального строя, как наследование без права отчуждения (entail), право первородства (primogeniture); «из­ бавительной ренты» (guitrent); ограничение рабства и работор­ говли; значительное возрастание роли «низших» и «средних» сло­ ев североамериканского общества в экономическом и политиче­ ском отношениях за счет соответствующего лишения власти ари­ стократии (и в результате снижения имущественного ценза при голосовании, и следовательно более равномерного представитель­ ства в окружных органах); отделение англиканской церкви от государства; установление свободы религиозного вероисповедания;

прогрессивное изменение уголовного законодательства и ряд дру­ гих. Основная тенденция этих изменений — движение американ­ ского общества «в направлении уравнительной демократии», фун­ даментом их являлась «экономическая демократизация» 1 °. Имея в виду такие значительные социальные сдвиги в результате Войны за независимость, Джеймсон полагал, что между Амери­ канской и Французской революциями существовало гораздо боль­ ше сходства, чем это могло показаться на первый взгляд101 .

Заслуга Джеймсона состояла также и в попытке (по существу первой в буржуазной историографии США) раскрыть социальную природу тори и «патриотов» периода революции .

Исследование Джеймсона, бесспорно, внесло важный вклад в изучение важнейших проблем Первой американской революции .

Оценивая ее не только как войну за независимость, он сделал следующий необходимый шаг в правильном направлении, представив серьезную, аргументированную интерпретацию рево­ люции как социального движения. Джеймсон намного раздвинул понимание социальной важности такого этапа истории США, как Война за независимость. После этого продолжать рассматривать период борьбы колоний лишь как более или менее яркую главу в политической, дипломатической или военной истории США (что делается многими нынешними авторами) означало бы совер­ шить очевидный шаг назад. Все содержание работы Джеймсона свидетельствовало о том, что он отверг тезис о демократичности колониального общества — лейтмотивном утверждении апологетов концепции об исключительно консервативном характере Амери­ канской революции XVIII в. В этом же плане можно рассмат­ ривать и его, пусть робкую и ограниченную одним аспектом, по­ пытку найти общую черту Американской и Французской револю­ ций .

Допуская наличие революционных предпосылок для обраще­ ния североамериканских инсургентов к оружию, Джеймсон не сом­ 100 Ibid., р. 25—26 .

101 Но отнюдь не в способах осуществления этих изменений, которые, по Джеймсону, в Америке (в противоположность Франции) были «спокой­ ными, умеренными, типично англосаксонскими» .

невался в том, что по происхождению, свершению и результатам Война за независимость носила характер революции .

Разумеется, работа Джеймсона не решила многих затронутых в ней проблем, но она поставила их на обсуждение, предложи­ ла новые линии дальнейших исследований, предоставила возмож­ ность для размышлений и последующей плодотворной разработки важнейших вопросов революции при условии использования дей­ ствительно научной методологии. Рассматриваемая монография Джеймсона порождала идеи и выводы, которые у самого автораг буржуазного историка, отсутствовали .

Работа Джеймсона не лишена недостатков как фактического, так и принципиального порядка. Так, разграничивая резуль­ таты революции на экономические, социальные, политиче­ ские, он недостаточно показал переплетение этих ре­ зультатов и их тесную взаимосвязь в конкретной исторической действительности; неполно разобраны им и последствия револю­ ции в области науки, образования, развития национального са­ мосознания.

Но наиболее значительный порок работы связан с существом проблемы, находящейся в центре внимания автора:

выводя т е н д е н ц и ю социальных сдвигов как следствие рево­ люции, Джеймсон видит ее не в и з м е н е н и и характера клас­ совых и социальных противоречий, а в их постепенном у с т р а ­ н е н и и в процессе развития экономической и политической де­ мократии для в с е х групп и категорий населения. Тем самым он проявил классовую ограниченность мировоззрения буржуазно­ го ученого. К примеру, Джеймсон утверждал, что лоялистские эле­ менты революции были представлены бывшей колониальной арис­ тократией и что по окончании Войны за независимость эта группа населения была вымыта из жизни американского общества. Но кон­ кретные исследования данного вопроса по отдельным штатам по­ казывают, что лоялистских позиций придерживалась и часть ку­ печества и что в послереволюционный период вчерашние лоялисты не только сохранили свои богатства, но и играли видную роль в политике 102 .

В полном противоречии с истиной (и последующая картина США — тому лучшее доказательство) находится положение Джеймсона о качественных изменениях в результате революции в положении негров-рабов, института рабства в целом и работоргов­ ли в частности. Не подтверждается фактами и тезис о том, что при распределении земель, конфискованных у тори-лоялистов, соблю­ дался принцип справедливости по отношению к фермерским низам, обусловивший равноправные возможности приобрете­ 102 См. R. F. Upton. Revolutionary New Hampshire. Hanover, 1936, p. 130;

S. J. P o m e ra n tz. New York: An American City, 1783-1803. N. Y., 1938, p. 90;

R. L. Bru nh ouse. The Counter-revolution in Pennsylvania, 1776—1790. Harrisberg, 1942, p. 179—180; Ch. S. Sy d n o r. Gentlemen Freeholders: Political Practices in Washington’s Virginia. Chapel Hill, 1952, ch. I .

ния земли. Можно ли говорить о решении аграрного воп­ роса в тот период и умалчивать о втором его аспекте — сохранении огромных земельных владений в собственности бога­ чей, последующей концентрации земли в руках спекулянтов, разорении фермеров и пр.? 10 Наконец, правильно подчеркивая, что революция дала интенсивный толчок развитию промышленно­ сти и торговли, Джеймсон обошел молчанием то, что на прак­ тике это означало открытие огромных возможностей для бурного роста частной собственности, расширения рынков, создания бан­ ков и т. п.104, т. е. утверждения в качестве господствующих в экономической и политической жизни США классов и социаль­ ных групп, которые не имели и не желали иметь ничего общего с той «всечеловеческой» демократией, начало которой, по Джейм­ сону, положила Первая американская революция .

В заключение отметим, что кризис теоретических основ бур­ жуазной историографии, пороки ее методологических схем исклю­ чали возможность раскрытия с необходимой глубиной, всесто ронностью, научной объективностью подлинной сущности Первой американской революции, в первую очередь таких вопросов, как истоки и происхождения, цели и задачи, движущие силы и соот­ ношение внутреннего и внешнего аспектов, наконец, ее харак­ тер и значение .

Это положение относится не только к работам историков «имперской» школы, но и «экономического» направления, прев­ ратившегося в рассматриваемый период в одно из ведущих и добившегося определенных позитивных результатов в исследова­ нии проблем Войны за независимость. Но всесторонне обоснован­ ный ответ на вопрос о характере, месте, историческом значении Первой американской революции и ее опыта возможен с позиций марксистской теории общественного развития, учения К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина о социальной революции и ее роли и истории .

103 Н. В. Joshpe. The Disposition of Loyalist Estates in the Southern District of the State of New York. N. Y., 1939, p. 60; Т. C. Cochran. New York in the Confederation. N. Y. 1932, p. 64; Ph. A. C rowl. Maryland During and After the Revolution. Baltimore, 1943, ch. II; L. N. N e w c o m e r. The Embat­ tled Farmers; a Massachusetts Countryside in the American Revolution .

N. Y., 1953, p. 151; R. F. Upton. Op. cit., p. 172. Это же относилось и к зе­ мельным массивам на Западе (см. Т. P. A b e r n e t h y. Western Lands and the American Revolution. N. Y., 1937, p. 228 .

104 См. интересный фактический материал об этом: R. A. East. Business En­ terprise in Ihe American Revolutionary era. N. Y., 1938, ch. II .

ПРОГРЕССИВНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ

РУССКОЙ ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ

ГУСИТСКОГО ДВИЖЕНИЯ

Л. П. Лаптева

В соответствии с тем огромным историческим значением, которое имеет гуситское революционное движение не только для Чехии, но и для всей средневековой Европы, литература о нем состав­ ляет тысячи крупных и мелких работ, накопившихся за несколь­ ко веков изучения этого грандиозного явления. В мировой гуситологии первое место принадлежит, несомненно, чешской исто­ риографии, второе следует отвести немецкой. Но для периода изучения гуситского движения от середины XIX до начала XX в., который и будет освещен в предлагаемой статье, большое значе­ ние имеет также русская историография гуситского движения .

Она насчитывает около 150 работ различного объема — от не­ больших статей до капитальных монографий, посвященных почти всем вопросам гуситского революционного движения. Поскольку русская историография отличается самостоятельностью и разно­ образием концепций, отражающих направления не только рус­ ского славяноведения, но и русской исторической мысли в це­ лом, изучение русской гуситологии представляется важной зада­ чей советской исторической науки .

Попытки освещения творчества русских гуситологов имели место и ранее. Еще в 1882 г. известный чешский историк Й. Калоусек обобщил некоторые черты русской историографии гуситского движения в статье «Русские исследования о причинах и целях гуситского движения» *. Статья эта в сущности не отве­ чала в полной мере своему названию. Педставители славяно­ фильского направления русской гуситологии в ней лишь упомя­ нуты, а анализу подвергнуты только две работы антиславянофильского характера .

Наиболее крупным сочинением, посвященным историографии гуситского движения в целом, является вышедшая в начале XX в. монография другого выдающегося чешского историка — К. Крофты «Новейшие исследования о Гусе и гуситском движе­ нии» 2. Охватывая гуситологию последней четверти XIX и начаJ. K a lo u s e k. Ruske badam о pficinach a ucelich hnuti husitskeho.- «Casopis Musea Kralovstvi Ceskeho», 1882, r. 56, sv. 1, str. 90—102 .

2 K. Krofta. Novejsi badani о Husovi a hnuti husitskem.— «Cesky Casopis historicky», 1915, r. 21, str. 40—78, 121—160, 347—379 .

ла XX в., К. Крофта лишь небольшое внимание уделил творче­ ству русских исследователей. Большинство русских работ этого периода были ему неизвестны, так что нарисованная им карти­ на давала неполное и искаженное представление о действительном положении вещей. И разумеется, ни Калоусек, ни Крофта не мог­ ли рассматривать русскую гуситологию с марксистских позиций .

В советской литературе уделялось также сравнительно неболь­ шое внимание русской историографии гуситского движения. Имею­ щиеся обзоры этой историографии построены на марксистском фундаменте, но носят общий характер, рассматривают только наи­ более крупные труды русских гуситологов, не доводят изложения до 1917 г.3 Оставляя в стороне сравнительно малые сочинения, авторы указанных обзоров отказываются тем самым от анализа работ, имеющих важное методологическое значение. Как в прош­ лом, так и в настоящее время в оценках русской дореволюцион­ ной гуситологии превалирует мнение о ее почти исключительно славянофильском характере. Примером может служить недавняя статья чехословацкого историка Я. Микулки «Гуситство и сла­ вянский мир», где автор говорит о «специфически русском под­ ходе к гуситскому движению в историографии XIX века», имея в виду славянофильский характер русской гуситологии 4 .

Настоящая статья ставит своей целью показать, что славяно­ фильская концепция гуситского движения превалировала в рус­ ской историографии далеко не во всех вопросах и не всегда .

Этот факт ускользнул от внимания исследователей как ввиду не­ полного охвата русской литературы, так и потому, что обзоры не были всесторонними: они не рассматривали взгляды историков на отдельные проблемы, трактуя их позицию лишь в целом .

Главными признаками славянофильской концепции гуситского движения, на наш взгляд, следует считать: приверженность историков славянофильского направления к «славянскому племе­ ни», пристрастная оценка славянских деятелей и «славянского характера», подчас вопреки фактам; подход к православию как к «исконной» религии всех славянских племен; разделение всех европейских народов на две главные группы или «стихии»: за­ падную (латинскую, романо^германскую) и восточную (греко­ православную, славянскую); акцентирование внимания на дея­ тельности отдельных выдающихся личностей; ограничение иссле­ дования религиозными и национальными факторами гуситского движения, пренебрежение к социально-экономическим вопросам;

отрицательное отношение к движению таборитов; провиденциаС. А. Никитин. Славяноведение.— «Очерки истории исторической науки в СССР», т. 2. М., 1960, стр. 499—501; А. И. Озолин. Из истории гуситского революционного движения. Саратов, 1962, стр. 20—22; Г. И. Липатникова .

К изучению гуситского движения в русской дореволюционной историо­ графии.— «Вопросы истории славян», вып. 1. Воронеж, 1963, стр. 69-92 .

4 /. M ikulka. Husitstvi a slovansky svet.— «Slovansky pfehled», 1968, с. 3 .

лпстские тенденции во взглядах на славянство в целом и спе­ цифику гуситского движения в частности, стремление рассмат­ ривать исторические явления под углом зрения теории о мессианистической роли славянства среди европейских народов, о неиз­ бежности его выдвижения на первое место среди всех рас и племен. Эти признаки славянофильской концепции определяют ее реакционность. Работы антиславянофильского направления были, как правило, прогрессивными, они строились на методологических посылках, противоположных славянофильским. (Существует лишь одно исключение — исследование московского профессора А. Дю­ вернуа «Станислав Зноемский и Ян Гус» (1871 г.), отличающее­ ся предвзятым отношением к Гусу и его последователям, склон­ ностью к рассмотрению всей гуситской эпохи с позиций, близ­ ких католическим. Впрочем, и в работе А. Дювернуа есть признак, роднящий ее с сочинениями славянофилов: резко отри­ цательное отношение к таборитам) .

Их общим свойством является критический подход и уваже­ ние к фактам, преодоление ложно понимаемого славянофилами чувства патриотизма, стремление к реалистической оценке исто­ рических событий .

Авторы прогрессивного направления русской гуситологии вы­ сказывались по многим проблемам истории гуситского движения:

специфики движения в целом и роли в нем православия, оценки таборитов, разделения гуситов на партии чашников и таборитов, удельного веса религиозного, национального и социального факто­ ров и др .

В соответствии с этими проблемами и построено дальнейшее изложение материала .

Славянофильская концепция предполагала, что чехи, будучи племенем славянским, «восточным», не могли первоначально иметь никакой другой религии, кроме православной. Эту априорную идею некоторые историки стремились подтвердить данными источни­ ков, которые и подбирались, и толковались весьма тенденциозно 5 .

Начало православия в Чехии относилось славянофилами к эпохе Кирилла и Мефодия, или «прослеживались» элементы правосла­ вия, якобы хранившиеся в народных массах вплоть до конца 5 Основными работами, в которых развивались изложенные взгляды, явля­ ется: В. А. Е л аги н. Об «Истории Чехии» Ф. Палацкого.— ЧОИДР, 1848, Л» 7, стр. 1—44; Е. П. Н овиков. Православие у чехов.— Там же, № 9, стр. 1—96; он же. Гус и Лютер, ч. 1—2. М., 1859; А. Ф. Г и л ъ ф е р д и н г .

Очерк истории Чехии.— Собр. соч., т. 1. М., 1868 (написано в 1862 г.);

он же. Гус. Его отношение к православной церкви. СПб., 1871; В. К. Н адлер .

Причины п первые проявления оппозиции католицизму в Чехии и За­ падной Европе в конце XIV и начале XV в. Харьков, 1864; В. А. Билъбасов. Чех Ян Гус из Гусинца. СПб., 1869: В. И. Л а м ан с к и й. О сла­ вянах в Малой Азии, Африке и Испании. СПб., 1859; он же. Видные дея­ тели западнославянской образованности в XV, XVI и XVII вв. Историколитературные и критические очерки.— «Славянский сборник», т. 1. СПб., 1875: А. С. К л е в а н о в. Очерк истории чешского вероисповедного движения .

М.. 1876, и др .

XIV в., а гуситское движение представлялось как племенное стремление к возвращению в греко-славянскую стихию, к пра­ вославию. Критика этого направления, получившего распростра­ нение в 40—70-х годах XIX в., началась в 60-х годах прошло­ го столетия работой будущего знаменитого ученого А. Н. Пыпина (1833—1904 гг.). Родственник и друг Н. Г. Чернышевского, дол­ гое время находившийся под его непосредственным влиянием, талантливый ученый и публицист, А. Н. Пыпин блестяще начал свою ученую карьеру'ив 1860 г. исполнял уже должность экстра­ ординарного профессора всеобщей истории литературы. Однако, выразив в 1861 г. свой протест против официальной политики в отношении русской высшей школы уходом из университета, Пыпин в дальнейшем подвергался преследованиям и дискриминации, считался «неблагонадежным» и находился на подозрении у поли­ ции 6. Правительственные органы дважды не пропускали Пыпина в состав Российской Академии наук7. Для Пыпина характерна была эволюция, которую проделали и некоторые другие представи­ тели русской демократической интеллигенции 60-х годов прошло­ го века. Оставшись до конца жизни либералом левого толка, Пыпин отказался от острой и резкой критики русской действительно­ сти. Он не принял революционно-демократических идеалов Чер­ нышевского. Можно согласиться с Н. К. Пиксановым, назвав­ шим Пыпина представителем «высшей и средней буржуазной и разночинной интеллигенции» 8, далеко не дошедшим до револю­ ционного демократизма, свойственного Чернышевскому .

Стремясь в своей научной работе прежде всего к исследо­ ванию исторических фактов, к раскрытию исторических процес­ сов, свойственных той или иной эпохе, Пыпин не был, разумеет­ ся, свободен и от субъективизма 9, но его субъективизм не идет ни в какое сравнение с фантастическими построениями, свой­ ственными историкам славянофильского направления .

В Пыпине сочетался западнический подход к действительно­ сти с интересом к зарубежному славянству. Именно это соче­ тание и позволило ему стать серьезным и вдумчивым критиком 6 Биографические сведения об А. Н. Пыпине имеются в ЛГИ А (ф. 14, on. 1, д. 5546) и ЦГИАЛ (ф. 733, оп. 26, д. 246; оп. 27, д. 161 и др.). См.

также:

В. Н. К о р а б л е в. Академик А. Н. Пыпин и славянский вопрос.— «Вестник АН СССР», 1933, № 8—9; Б. Г л и н с ки й. Александр Николаевич Пыпин.— «Исторический вестник», 1905, т. 99, № 1. Об антиправительственной дея­ тельности Пыпина см.: ЦГАОР, ф. 109 (3-е Отделение собств. е.и.в. канц.), 3-я эксп., д. 198 (документы этого последнего дела частично опубликова­ ны в статье: П. С. Т каче нко. Новые материалы об А. Н. Пыпине.— «Рус­ ская литература», 1967, № 4, стр. 119—121) .

7 Б. Г л и н с ки й. Александр Николаевич Пыпин, стр. 295 .

8 Н. К. П иксанов. Академик А. Н. Пыпин.— «Вестник АН СССР», 1933, Л° 4, стр. 43 .

9 Б. Г ли н с ки й. Александр Николаевич Пыпин, стр. 23; М. Я. Мелъц .

А. Н. Пыпин — исследователь фольклора зарубежных славян.— «Русский фольклор», вып. 8. М.— Л., 1963, стр. 363 .

славянофильских концепций. Впервые он выступил против этих концепций еще в 1860 г., опубликовав рецензию на книгу В. Ла­ манского «О славянах в Малой Азии, Африке и Испании» (СПб., 1859). Он упрекал автора книги в подходе к исследованию «с гото­ вым взглядом», в необузданной фантазии, в пренебрежении к «обык­ новенным доказательствам», т. е. в приемах, «совершенно неумест­ ных в ученой книге». Пыпин иронизировал по поводу попыток славянофилов объявить славянами Лессинга и Лейбница, рассуж­ дений Ламанского о мнимом расселении славян в Африке и Ма­ лой Азии; он именует многие аргументы Ламанского «анекдоти­ ческими» и убедительно их опровергает 10 .

В таком же духе критиковал А. Н. Пыпин и другие славя­ нофильские сочинения, в том числе и посвященные истории гу­ ситского движения. В 1864 г. он заметил, что чехи, вопреки утверждениям славянофильских историков, не могли хранить «идею славянского единства» в течение X—XIV вв., поскольку эта идея вообще не существовала «до самого последнего време­ ни». Пыпин возражает славянофилам, утверждавшим, что в чеш­ ском народе сохранились «византийские предания», а западное славянство потерпело крах от «несвойственной всему славянскому роду западноевропейской цивилизации» .

Славянофильский тезис о необходимости обращения западного славянства в православие Пы­ пин считает совершенно бесплодным и противоречащим истори­ ческой перспективе и духу современности и. Совершенно не согла­ сен Пыпин и со славянофильским утверждением, будто бы учение Гуса имело православный оттенок. «Идеи Гуса,— замечал он,— не были сходны с идеями тогдашнего славянского православия» 12. По его мнению, «для гуситов вопрос шел вовсе не о восстановлении старых религиозных начал», стремление же к первобытному христианству стало господствующей идеей потому, что в движении «приняля самое прямое участие народная мас­ са», имевшая естественное желание «преобразовать обществен­ ное устройство» 13 .

В 80-х годах взгляды Пыпина несколько изменились, что особенно заметно при сравнении двух изданий труда по истории славянских литератур, вышедших соответственно в 1865 и 1879— 1881 г г.14 Если в издании 1865 г. Пыпин обнаруживал ту же непри­ 10 См. «Современник», 1860, № 4, стр. 310-320 .

1 А. П. П ы п и н. [рец.] В. К. Надлер. Причины и первые проявления оппо­ зиции католицизму в Чехии.,.— «Современник», 1864, № 7, отд. 2, стр. 45—51 .

12 А. Н. П ы п и н. Панславизм в прошлом и настоящем.— «Вестник Европы», 1878, № 9, стр. 337 .

13 «Современник», 1864, № 7, стр. 49 .

14 А. П ы п и н, В. Спасович. Обзор истории славянских литератур. СПб., 1865;

они же. История славянских литератур, т. 1-2. СПб., 1879-1881 Следует учесть, что В. Спасович в обоих изданиях писал лишь главы о польской литературе .

миримость к славянофильским построениям, что и в других своих работах того же периода времени, то к началу 80-х годов он сде­ лал серьезную уступку славянофильству, отведя определенное ме­ сто «влиянию темных греко-славянских преданий в гуситстве» 15 .

Это изменение в научной концепции совпадает с отступлением Пыпина от прежнего радикализма и в его политических взгля­ дах. Тем не менее необходимо подчеркнуть, что еще в 60-х го­ дах XIX в. в русской литературе пером Пыпина критиковалось славянофильское представление о «гуситском православии». Уже этот факт дает основание причислить А. Н. Пыпина к предста­ вителям прогрессивного направления русской гуситологии XIX в .

Даже сделав некоторые уступки славянофильству, Пыпин и в дальнейшем полностью расходился со славянофильскими истори­ ками во взглядах на все принципиальные вопросы истории .

В 1868—1869 гг. во многих странах, в том числе и в России, отмечалось 500-летие со дня рождения Яна Гуса .

В прессе появилось много статей (большей частью анонимных), посвященных этому событию. Чаще всего они носили славяно­ фильский характер, но в одной из них отмечалось, что «ново­ введения Гуса, которые могли иметь несколько большее сходст­ во с учением православной церкви, чем католической, еще не дают права утверждать, будто его учение было не что иное, как попытка воссоединения с православием». Стремление объявить Гуса сторонником православия квалифицируется автором статьи как «предвзятая мысль» 16. Таким образом, борьба со славяно­ фильской концепцией гуситского движения проникла и в прессу .

Два года спустя славянофильский подход к проблемам гу­ ситского движения критиковался еще в одной анонимной статье .

Опубликованная в таком прогрессивном издании, как «Отечествен­ ные записки», эта статья давала резкую отповедь славянофильской трактовке деятельности Гуса известным русским славистом А. Ф. Гильфердингом. Утверждения о Гусовом православии ре­ цензент считает голословными, отдельные положения Гуса кажут­ ся ему несовместимыми с принципами православной церкви. «По­ зволительно ли, например,— пишет рецензент,— православному человеку отрицать преемственную благодать священнического сана или ставить свое личное суждение выше толкований святых отцов?» Рецензент убежден в том, что если бы Гус жил даже в самом Константинополе, то имел бы «ровно столько же поводов напасть на патриаршеское достоинство, на священников, не ис­ полняющих своей обязанности», как и в условиях католиче­ ской Ч ехии17. Разумеется, и этот взгляд в корне противо­ положен славянофильскому .

В 1876 г. с критикой славянофильской концепции гуситского .

15 А. П ы п и н, В. Спасович. История славянских литератур, т. 2, стр. 890 .

16 «Санкт-Петербургские ведомости», 1869, № 186—187 .

17 «Отечественные записки», 1871, № 9, стр. 85 .

движения выступил П. П. Васильев (род. в 1845 г., ум. не ранее 1895 г.). Он был сам представителем православной церкви .

Гуситская идеология могла в деталях сравниваться с пра­ вославием лишь специалистами-богословами. На русской почве ими были в первую очередь лица, получавшие специальное образова­ ние в духовных семинариях и академиях. П. П. Васильев про­ исходил из духовного сословия, образование же получил в Москов­ ской духовной академии, которую окончил со степенью магистра, защитив рассуждение на тему «Ян Гус — религиозный реформа­ тор XV века». В дальнейшем он преподавал в различных духов­ ных и учительских семинариях, сотрудничал во многих периоди­ ческих изданиях, уделяя много внимания истории средневековой Европы 18. В 1876 г. П. Васильев опубликовал две статьи по гу­ ситской эпохе: «Причины и характер чешского религиозного дви­ жения» 1 и «Предшественники Гуса» 20. Хотя эти статьи не очень велики по объему, они хорошо фундированы и чрезвычайно важ­ ны по своим принципиальным установкам .

Критика славянофильских взглядов на гуситское движение содержится главным образом в первой из этих статей. Указав на распространенность и укоренение в русской науке славяно­ фильских воззрений на гуситское движение, Васильев называет затем славянофильские построения попыткой выдать сомнитель­ ные предположения за истину. Он упрекает Е. Новикова, А. Гильфердинга и других в «крупных методологических и фактических ошибках», а теорию гуситского православия именует «призраком, исчезающим при первом прикосновении исторической критики» .

Большая часть материала посвящена Васильевым опровержению аргументов, выдвигаемых историками-славянофилами для доказа­ тельства непрерывности православной традиции в Чехии и пра­ вославной сущности гуситского движения. Наряду с теми сообра­ жениями, которые уже инли высказаны в чешской, немецкой и более ранней русской литературе, П. Васильев приводит и не­ которые собственные доводы, базирующиеся на теологических ос­ нованиях. Заключения Васильева, сформулированные в пяти ос­ новных пунктах, полностью отвергают тезис о православном ха­ рактере гуситского движения. Показано, что уже в XI в. «сла­ вянский обряд» богослужения «окончательно уступил в Чехии место обряду латинскому». Этот переход произошел, по мнению Васильева, без больших трудностей, поскольку у чехов не было серьезных оснований питать особую ненависть к католицизму .

«Врожденное отвращение» к римской религии, приписываемое славянофилами всем славянам, представляется Васильеву вымыс­ лом, а положение о «сохранении» чехами православных преда­ 18 С. А. В е н ге р о в. Критико-биографический словарь русских писателей и ученых, т. 4. СПб., 1895, отд. 2, стр. 167—168 .

1 См. ЖМНП, 1876, июль, стр. 90—125 .

20 См. там же, 1876, август, стр. 234—280 .

ний — никак не доказанным. Такой факт, как основание в XV в .

Эмаусского монастыря, где богослужение совершалось на славян­ ском языке, Васильев справедливо не считает достаточно вес­ ким аргументом для доказательства тезиса о сохранении право­ славных преданий. Он отвергает также ссылки славянофилов на писателей XVII в. (Я. А. Коменскин, П. Странский), отказывая этим слишком поздним свидетелям в праве на достоверное ос­ вещение событий X—XIV в в.2 1 Выступление П. Васильева было замечено в Чехии. Уже упо­ минавшийся в настоящей статье чешский историк Й. Калоусек откликнулся на работы Васильева в своем обзоре русских трудов по гуситскому движению. Приводя обширные выдержки из этих работ, Калоусек комментирует: «Васильев в своей критике при­ ходит к ряду отрицательных выводов: никаких православных тра­ диций в Чехии... он не видит; не находит он доказательств и тому, что чехи будто бы ненавидели католическую церковь и вели против нее борьбу в пользу православия» 22. Соглашаясь с этими выводами П. Васильева, чешский историк, однако, спра­ ведливо критикует его за некоторые упрощения и пренебреже­ ние к трудам зарубежных авторов. Можно добавить, что Васильев не смог оторваться от понимания гуситского движения как пре­ имущественно религиозного, не разглядел под религиозной обо­ лочкой сложных социальных процессов. Критикуя славянофиль­ ское толкование гуситской эпохи, Васильев не дает ей другого объяснения. Однако, несмотря на эти недостатки, статьи Василье­ ва внесли свежую струю в исследование гуситского движения и поэтому должны быть признаны для своего времени прогрес­ сивными. Они явились отражением развития как исторической науки в целом, так и истории церкви в частности. Их появле­ ние было неизбежно .

В рамках православия и также с богословских позиций кри­ тиковал славянофильскую концепцию известный русский славист И. С. Пальмов (1856—1920 гг.), профессор Санкт-Петербургской духовной академии, посвятивший большую часть своего творче­ ства изучению гуситского движения. Многие биографы этого ис­ торика отмечали противоречивость его воззрений, попытки сбли­ зить взгляды протестантских и православных историков на гу­ ситское движение. Подобные мнения можно встретить в работах Й. Калоусека23, Ф. Бидло24, Д. Вергуна25, В. М. Истрина26, В. А. Францева 27, а в советской литературе — в статье Г. И. ЛиТам же, 1876, июль, стр. 95-122 .

22 /. K a lo u s e k. Op. cit., str. 91—97 .

23 Ibid., str. 97 .

24 «Cesky Casopis historicky», 1905, r. 11, str. 208—210 .

25 «Новое время», 1915, 26 VI (6 VII), стр. 5 .

26 В М. Истрин. Иван Саввич Палъмов.— «Известия Российской академии наук», 1920, т. 14, стр. 186—187 .

21 V. A. Franceu. Prof. Ivan Savvic Palmov.— «Almanach Ceske Akademie», г. XXXIII. Praha, 1923 .

патниковой 28. С другой стороны, в некоторых критических отзывах о Пальмове он представлен либо только как критик славя­ нофильства, либо как безоговорочный сторонник старых славяно­ фильских теорий. Так, критическую, антиславянофильскую, сто­ рону творчества Пальмова особенно подчеркивал известный рус­ ский филолог-славист П. А. Лавров 29. А такие биографы Пальмова,, как В. Верюжский и К. Грот, считают, что он «по своему ми­ ровоззрению... примыкал к старой школе славянофилов», что это мировоззрение «выработалось у него еще на студенческой скамье» 30 и даже что он был «убежденным славянофилом старой школы» 31 .

Аналогичное мнение о Пальмове можно найти и в некоторых отзывах конца XIX в., где он характеризуется как «убежденный сторонник идей славных московских славянофилов, которые нашли достойного завершителя в лице Н. Я. Данилевского» 32. В сущ­ ности так же смотрят на Пальмова и некоторые советские ав­ торы. По утверждению А. И. Озолина, Пальмов видел в гусизме движение, «направленное против всего латинско-германскога мира»», представлявшее собой «диаметральную противоположность другим западноевропейским реформационным движениям», обу­ словленное «влиянием православных греко-восточных преданий» 33 .

Особо следует при этом заметить, что А. И. Озолин ссылается в подтверждение своей оценки только на магистерскую диссерта­ цию Пальмова, изданную в 1881 г.3 4 Столь противоречивые суждения о творчестве одного и того же автора объясняются прежде всего эволюцией самого Пальмо­ ва. Начав публикацию своих трудов в 80-х годах XIX в., Пальмов в то время в значительной мере расходился со славяно­ фильскими взглядами на гусистское движение, в том числе и с концепцией своего учителя В. И. Ламанского. Это особенно прояви­ лось в магистерской диссертации «Вопрос о чаше в гуситском движении» (1881 г.). Однако в дальнейшем Пальмов все больше отступал со своих критических позиций и уже в 1889 г. при­ знал, что видит между гуситским движением и православием не только «идейное родство», но и более тесную связь, считает православие одним из источников гуситского движения. Здесь же Пальмов заметил, что выступает не столько против основ славянофильской трактовки гуситского движения, сколько про­ тив ее крайностей и склоняется к признанию «первоначального кирилло-мефодиевского православия чехов» важным фактором 28 Г. И. Лип атникова. Указ. соч., стр. 89 .

29 П. А. Л а в р о в. История Чехии. М., 1897, стр. 276 и след .

30 В. В е р ю ж с к и й. Пальмов Иван Саввич.— «Русский исторический журнал»г 1921, кн. 7, стр. 243 .

31 К. Грот. Памяти академика И. С. Пальмова.— «Вестник литературы», 1921, № 1(25), стр. 15 .

32 А АНД, ф. 105, оп. 2, д. 114 (Письмо студента И. Каменского И. С. Пальмову от 17 января 1897 г.) .

33 А. И. Озолин. Указ. соч., стр. 21 .

34 Там же, стр. 272, прим. 67 и 68 .

«чешской реформации», поскольку православие, «несмотря на тор­ жество над ним латинства, таилось здесь... как предание»35 .

Эта точка зрения уже вполне смыкалась со славянофильской .

На таких же позициях Пальмов остался и в своих последую­ щих работах. В 1893 г. он переиздал сочинение А. Ф. Гильфердинга о Гусе с собственным предисловием и добавлением но­ вых документов в Приложении. В предисловии Пальмов заметил, что новые документы имеют целью подтвердить концепцию Гильфердинга, его тезис о близости гуситства к православию 36. Подоб­ ная же тенденция сближения гуситского движения с правосла­ вием наблюдается у Пальмова и в работах XX в.37 Эта эволюция объясняет, почему ранние отзывы о Пальмове обращают главное внимание на критическую сторону его твор­ чества, а поздние — на его славянофильское мировоззрение и по­ пытки примирить различные трактовки гуситского движения. Ос­ тается, однако, непонятной оценка А. И. Озолина, поскольку он основывает ее на ранней, наиболее критической работе И. С. Паль­ мова. Действительно, именно в своей магистерской диссертации Пальмов прямо выступает против тех мыслей, которые приписы­ вает ему А. И. Озолин. Пальмов здесь критикует славянофиль­ ское утверждение о том, что «остатки православия и сочувствен­ ные высказывания деятелей чешской реформации о греческой церкви» якобы доказывают стремление гуситов к православию .

По его мнению, упомянутые факты такого значения не имеют 38 .

Таким образом, А. И. Озолин не имел оснований ссылаться на указанную монографию для доказательства славянофильских взглядов Пальмова на гуситское движение. Нет в магистерской диссертации Пальмова и мысли о «диаметральной противополож­ ности» гуситского движения западным реформационным тече­ ниям. Наоборот, с его точки зрения, нет серьезных оснований «слишком резко отделять чешское реформационное движение от других предшествующих и современных ему религиозно-реформаторских попыток в западнокатолическом мире и — в противо­ положение этим последним — считать его исключительно восточ­ ным» 39., Следовательно, тезис А. И. Озолина о взгляде ПальХристианское чтение», 1889, № 1-2, стр. 74 .

36 И. П альмов. Предисловие.— А. Ф. Г и л ь ф е р д и н г. Гус. Изд. 2. СПб., 1893 .

37 И. С. Пальм ов. Чешские братья в своих конфессиях до начала сближе­ ния их с протестантами в конце первой четверти XVI столетия, т. I .

вып. 1-2. Прага, 1904; он же. Мануальник Вячеслава Коранды как источник для характеристики религиозно-реформистских идей чеш ского утраквизма второй половины XV века.— «Новый сборник статей по славяноведению». СПб., 1905, стр. 141—180; он же. Чешский гуситизм и его историческое значение.— «Славянские известия», 1909, № 2 стр. 163—176; № 3, стр. 293—310; он же. Нравственный образ Иоанна Г\ са.— Там же, 1916, кн. 1, стр. 9—20; он же. Исторический образ Иерони­ ма Пражского.— Там же, кн. 2, стр. 28—44 .

38 См. И. С. П альм ов. Вопрос о чаше в гуситском движении. СПб., 1881 стр. 158 .

39 Там же, стр. 195 .

мова на гуситское движение как диаметрально противоположное западным реформационным течениям не выдерживает критики .

Нуждается в уточнении и оценка Пальмова Г. И. Липатниковой. С ее точки зрения, магистерская диссертация Пальмова «в основной своей части... смыкалась с произведениями пози­ тивистской чешской историографии»40. Г. И. Липатникова на­ зывает в зтой связи Й. Калоусека и Я. Голла. Однако сам Ка­ лоусек вовсе не причислял Пальмова к своим единомышленни­ кам. Он расходился с русским исследователем, например, в прин­ ципиальном вопросе о степени близости православия к гусит­ скому движению, в оценке ряда источников и т. д. 4 По 1 свидетельству К. Крофты, концепция Пальмова была решительно отвергнута чешскими исследователями гуситского движения «с Голлом и Калоусеком во главе» 42. Таким образом, вряд ли можно сближать Пальмова с указанными историками .

Как А. И. Озолин, так и Г. И. Липатникова несколько сни­ жают значение трудов Пальмова о гуситском движении. По мне­ нию первого, Пальмов «не показывает, что требование чаши было... выражением социального протеста против чрезмерных при­ вилегий церкви и ее монопольного положения в обществе»43 .

Г. И. Липатникова также полагает, что Пальмов не смог «уло­ вить» в призыве гуситов к причащению мирян из чаши «сим­ волическую идею равенства людей перед богом» 44 .

На самом же деле Пальмов подчеркивает: «Церковь рим­ ская свободно следовала по широкому пути развития церковных новшеств вообще и в частности — по отношению к таинству ев­ харистии и... не стеснялась ради мирских выгод и удобств н а­ рушать постановления первоначальной христианской церкви». От­ вергнув те мотивы, которыми столпы католической церкви пыта­ лись объяснить лишение мирян права причащения из чаши («боязнь пролить кровь Христову»), Пальмов усматривает «истинную причи­ ну» этого акта в отношении церкви к пастве как к «пассив­ ному и безгласному стаду». На этом основании Пальмов заклю­ чает, что запрещение чаши для мирян имело целью «выдвинуть права иерархии, внешним образом выразить ее превосходство над мирянами»45. Таким образом, нет оснований утверждать, что Пальмову были чужды мысли о социальном значении.борьбы за причащение мирян под обоими видами. Разумеется, религиозные мотивы гуситского движения оставались для Пальмова главны­ ми, но не следует игнорировать и его выводы о социальной роли борьбы за чашу .

Антиславянофильская направленность магистерской диссерта­ 40 Г. И. Лип атникова. Указ. соч., стр. 88—89 .

41 /. K a l o u s e k. Op. cit., str. 99—101 .

42 К. K rofta. Op. cit., str. 76 .

43 А. И. Озолин. Указ. соч., стр. 21 .

44 Г. И. Липатникова. Указ. соч., стр. 87 .

45 И. С. П а л ь м о в. Вопрос о чаше в гуситском движении, стр. 30—31, 60 .

ции Пальмова обнаруживается и в его тезисе о постоянном из­ менении идей в зависимости от исторической обстановки. Если славянофильским историкам православная идея в славянстве ка­ залась вечной, то Пальмов пишет: «Как бы ни были... необхо­ димы идеи, лежащие в основе быта известных народов извест­ ной эпохи.., они не могут быть вечными, абсолютно неизмен­ ными... Каждая идея, будучи пригодна в тот или другой момент исторической жизни, с возникновением новых требований эпохи должна уступить свое место другим, более плодотворным нача­ лам, более соответствующим новым потребностям данного време­ ни и народа»46. Такая концепция прямо противоположна сла­ вянофильской .

Пальмов понимал также, что чешское дворянство, принимая гуситскую идею, могло наряду с религиозными и национальны­ ми мотивами связывать с ней «свои личные политические тен­ денции, находя в учении Гуса указания на необходимость отня­ тия у духовенства церковных имуществ», что оно, «естественно, должно было ухватиться за эту сторону Гусовой доктрины, ду­ мая... со временем воспользоваться отнятым у духовенства иму­ ществом и правами» 47. Это высказывание также подтверждает, что некоторые из социальных мотивов гуситского движения были для Пальмова очевидны .

Таким образом, при всей ограниченности критики Пальмовым славянофильской концепции гуситского движения нельзя не ви­ деть в его раннем творчестве прогрессивные моменты. Его мо­ нография о чаше была первым капитальным трудом, направлен­ ным против теологических и некоторых общеметодологических основ славянофильской трактовки гуситского движения. С дру­ гой стороны, прогрессивное значение творчества Пальмова не должно и переоцениваться. Своими поздними работами он ско­ рее способствовал сохранению в науке переживших себя пред­ ставлений и тем самым тормозил исследование проблем гусит­ ского движения с материалистических позиций .

В конце XIX в. и начале XX в. по проблемам истории гу­ ситского движения высказывались в антиславянофильском духе некоторые специалисты по всеобщей истории, в том числе и та­ кие крупные буржуазные историки, как В. И. Герье (1837— 1919 гг.) 48 и Н. И. Кареев (1850—1931 гг.) 49. В своих взглядах 46 Там же, стр. 80 .

47 Там же, стр. 547 .

48 Данные биографии В. И. Герье можно найти в ОР ГБЛ, ф. 70, п. 32, № 6, п. 33, д. 72; карт. 68, д. 9, 10, 11; карт. 65, д. 4 и 5; карт. 62, д. 8; карт. 48, д. 13, и др. Его профессорская деятельность характеризуется документа­ ми, хранящимися в ЦГА г. Москвы, ф. 418 (Московского университета) .

Кроме того, см. некрологи, опубликованные Н. И. Кареевым («Голос ми­ нувшего», 1922, № 2 (октябрь), стр. 220—223 и «Анналы», 1922, № 1, стр. 156—165, и др.) .

49 О Карееве см. документы: ОР ГБЛ, ф. 19; ЦГИАЛ, ф. 733, оп. 150, 386, 555, 1205, 1576 и др.; ЛГИА, ф. 14, on. 1, д. 8612; ЦГА, г. Москвы, ф. 418, 7 История и историки 193 на гуситское движение они полностью отвергали славянофиль­ ский субъективизм, ратуя за толкование гуситского движения как явления, типичного для истории Западной Европы. Герье характеризовал славянофильский взгляд на Гуса как «странную историческую гипотезу, любопытный образчик увлечения идеей в полном противоречии с фактами» 50. В этом же плане смот­ рит на гуситское движение и Кареев. По его убеждению, чехи приняли христианство вовсе не с Востока, а с Запада, чаша для мирян не может служить аргументом в пользу гуситского «православия», поскольку этот обряд существовал в западной церкви и до Гуса, вообще же славянофильский взгляд «лишен прочных научных оснований» 51. Таким образом, воззрения Герье и Кареева на сущность гуситского движения отвечали уровню современной им исторической науки и были на фоне славяно­ фильских концепций прогрессивными .

В 1914 г. вышел IV выпуск «Книги для чтения по истории средних веков» под редакцией П. Г. Виноградова. Материал о Гусе принадлежал в этом издании сравнительно малоизвестному историку Н. И. Аммону (ум. в 1920 г.). Этот автор резко крити­ ковал славянофильскую версию «связи между гуситизмом и сох­ ранившимися будто бы в чешском народе в течение веков сле­ дами православного вероучения и греко-славянского обряда» 52 .

Н. Аммон относил гуситское движение к явлениям, предшество­ вавшим Реформации XVI в .

В 1915 г. во многих странах отмечалось 500-летие со дня смерти Яна Гуса. В связи с этим юбилеем в русской литера­ туре появилось несколько брошюр и статей, выдержанных глав­ ным образом в славянофильском и германофобском духе, что легко объясняется обстановкой первой мировой войны. Большин­ ство работ носило поверхностный, компилятивный характер, но есть и исключение — сочинение Н. И. Серебрянского «Ян Гус — его жизнь и учение» 53 .

Н. И. Серебрянский работал преимущественно в области цер­ ковной истории. Ему принадлежит ряд исследований о старых монастырях, разыскания в житийной литературе, работы по истории города Пскова, а также псковских летописей. Серебрян­ ой. 42, д. 52; оп. 45, д. 454; оп. 48, д. 146 и др.

Кроме того, см.:

Н. Д уб ро вский. Ученая и литературная деятельность Н. И. Кареева.— «Историчес­ кий вестник», 1905, № 1, стр. 209—223, и др .

50 В. И. Герье. Г ус.- Гуситы.- «Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона», т. 1Ха. СПб., 1893, стр. 929 .

51 Н. И. Кареев. История Западной Европы в новое время, т. 1. СПб., 1898, стр. 377, 379, 380 .

52 Н. А м м он. Чешский реформатор Ян Гус.— «Книга для чтения по исто­ рии средних веков», вып. IV. М., 1914, стр. 45 .

53 См. Н. Серебрянский. Ян Гус —его жизнь и учение (по поводу пятисот­ летия со дня его кончины).— «Псковские епархиальные ведомости», 1915, № 13—16; в дальнейшем цитируется по отдельному изданию (Псков, 1915) .

ский готовил издание сочинений Гуса, что видно из его преди­ словия к упомянутой брошюре. В своих взглядах на гуситское движение Серебрянский является самым решительным противни­ ком славянофильской концепции. По его мнению, сведения гуси­ тов о русской церкви «были такие же смутные и неполные, как и сведения современных Гусу и Иерониму русских писателей о характере деятельности знаменитых чешских проповедников. Да и религиозные взгляды Гуса и Иеронима едва ли могли быть понятными и приемлемыми для тогдашнего нашего узкообрядово­ го религиозного мировоззрения». Серебрянский считает практиче­ ски бесплодным путешествие Иеронима к восточным славянам, и в частности его пребывание в Пскове, т. е. полностью отвер­ гает один из главных аргументов славянофильских историков в пользу сознательного стремления гуситов к сближению с право­ славной церковью. Проштудировав русские летописи начала XV в., Серебрянский с полным правом отмечает не только их молчание по поводу пребывания Иеронима в Пскове, но и устанавливает факт неприятия Гусова учения на Руси: под 1409 и 1414 гг .

Серебрянский обнаружил в Ипатьевской летописи высказывания о Гусе как еретике. Все эти факты Серебрянский, по его соб­ ственному замечанию, приводил в противовес утверждениям историков-славянофилов. Некоторое сходство между учением Гуса и православием Серебрянский справедливо объясняет общим про­ исхождением того и другого от апостольского христианства54 .

Вполне солидарен с Серебрянским был казанский профессор Н. М. Петровский (1875—1921 гг.), который в предисловии к русскому переводу книги В. Флайшганса «Ян Гус» (1916 г.) по­ рицал славянофильскую историографию за «склонность объяснять деятельность Гуса в связи с кирилло-мефодиевскими предания­ ми..., изображать констанцского мученика чем-то вроде право­ славного мыслителя, полемизирующего с католической церковью» .

Считая, что «этот взгляд уже отвергнут строгою наукою», Н. М. Петровский все же должен признать: такие концепции «до сих пор иногда встречаются... в кругах, близких к право­ славному духовенству, которое не прочь было бы канонизиро­ вать вифлеемского проповедника, забывая о том, что и наша цер­ ковь не только в XV, но и в следующих веках отнеслась бы к Гусу не лучше отцов Констанцского собора» 55 .

Таким образом, в освещении отношения Гуса и гуситов к православию славянофильская концепция встречала в русской до­ революционной литературе серьезный отпор, начиная уже с 60-х годов XIX в. до самого конца рассматриваемого периода .

Противниками славянофильской трактовки упомянутой проблемы были главным образом историки либерального направления, осо­ бенно специалисты по всеобщей истории. Знаменательно, что кри­ 54 Н. И. С е реб ря н ски й. Указ. соч., стр. 10—И, 61 .

55 Н. М. Петровский. Предисловие.— В. Ф лай ш га н с. Ян Гус. М., 1916 .

7* тика славянофильских взглядов исходила даже от историков-богословов, служителей православного культа, воспитанных в русских духовных учебных заведениях. Этот факт свидетельствует о до­ стижении русской исторической наукой такого уровня, который уже не допускал произвольных толкований в угоду априорным теориям и ложному патриотизму. С другой стороны, славяно­ фильское толкование гуситского движения как проявления пра­ вославной идеи так и не было окончательно побеждено либераль­ ной буржуазной историографией; решить эту задачу оказалась в состоянии лишь историография марксистская .

Если в вопросе о «гуситском православии» удельный вес антиславянофильской литературы не очень велик, то совершенно иная картина наблюдается в освещении русской гуситологией дея­ тельности народных масс, т. е. в первую очередь таборитов .

Славянофильская историография при всех ее декларативных сим­ патиях к «народности», к народу как хранителю православных традиций не обращала, однако, серьезного внимания на бедней­ шие слои чешского общества, а о таборитах отзывалась обычно как о разбойниках. В отношении славянофильских историков к таборитам особенно четко проявляется классовая позиция защит­ ников «православной идеи» в славянстве. Зато авторы, оправды­ вавшие действия таборитов, как правило, отличались демокра­ тичностью своего мировоззрения .

Из русских гуситологов 60-х годов XIX в. особенно выде­ ляется в этом смысле П. А. Ровинский (1831—1916 гг.). Револю­ ционный демократ, один из руководителей общества «Земля и воля», общественный деятель и публицист, близкий к Н. Г. Чер­ нышевскому, Ровинский был в то же время крупным славистом — этнографом и историком. Преследуемый правительством за свои убеждения и деятельность56, Ровинский был гораздо левее Пы­ пина по своим политическим взглядам. Революционно-демократи­ ческие, народнические идеи он пытался воплотить в ж изнь57 .

Как справедливо указывал один из биографов (М. Г. Долобко), Ровинский был «народником и в науке» 58. Это видно и из капиСм. К. И. Р о в да. П. А. Ровинский и русско-чешские общественно-литера­ турные связи.— «Чешско-русские и словацко-русские литературные от­ ношения». М., 1968, стр. 44 и прим. 32 .

57 Так, Ровинский устраивал побег за границу одного из руководителей ор­ ганизации «Земля и воля» Н. И. Утина, принимал меры к обеспечению безопасности также и других членов организации, участвовал в раз­ работке планов освобождения Чернышевского из ссылки и ездил в За­ байкалье, вероятно, чтобы ознакомиться с обстановкой на месте. Про­ жив 27 лет в Черногории, Ровинский принимал непосредственное уча­ стие в войне черногорцев с турками (в качестве санитара). Свои народ­ нические взгляды он пытался проверить и на практике на посту дирек­ тора колонии малолетних преступников (1874—1878 гг.). После мани­ феста об отмене крепостного права (1861 г.) Ровинский безвозмездно раздал крестьянам всю принадлежавшую ему землю .

58 ЖМНП, 1916, июль, стр. 18 .

сальных трудов Ровинского по истории и этнографии Черногории, в которых он проявлял глубокий интерес к истории трудящихся масс, и по его работе, посвященной истории Чехии, в том числе гуситскому движению .

Критика Ровинским славянофильской идеологии основывалась на признании им принципа преемственности исторических явлений, зависимости этих явлений от эпохи, изменчивости понятий «на­ родный дух», «цародное сознание». Ровинский опровергает сла­ вянофильский тезис о том, что формы быта славян якобы оста­ вались и остаются неизменными в ходе истории. Он ясно ви­ дит, что догосударственные формы быта не могут быть механи­ чески перенесены в эпоху развитых государственных отношений .

«Славянскому государственному организму,— замечает он,— не могут отвечать формы патриархального быта, как бы они.. .

ни были прекрасны» 59 .

Непосредственно гуситскому движению посвящена часть со­ чинения Ровинского «Главные моменты в истории чешского на­ рода». Здесь особенно подробно разбирается идеология таборитов, подчеркиваются ее прогрессивные черты, ее «рациональное на­ правление». Нарисовав несколькими штрихами картину феодаль­ ного рабства, Ровинский использует ее как фон для контраст­ ного изображения таборитской идеологии, согласно которой «все равны перед господом», а крестьянин — «раб господина своего, достоин приобщаться тела и крови христовой наравне с духов­ ными лицами». Ровинский подчеркивает также, что, по убежде­ нию таборитов, в мире не должно быть «ни панов, ни рабов, ни богатых, ни бедных», что принципами жизни должны стать «взаимная братская любовь, свобода слова и поступков, крепкое стояние за правду божию». Ровинский видит в таборитской идео­ логии сочетание религиозных мотивов с социальными. «Основы­ вая свое учение на библии,— замечает он,— табориты внесли в него свой взгляд на социальную сторону общества и слили его в одно с религиею». Действия таборитов он называет «радикаль­ но-демократичными» .

Таким образом, уже в 60-х годах XIX в. в русской гусито­ логии намечался взгляд, согласно которому социальная сторона гуситского движения имеет самостоятельное значение наряду с религиозной. Эта мысль является шагом на пути к признанию социальных мотивов превалирующими над религиозно-идеологи­ ческими .

Следует отметить, что Ровинский при всех своих симпатиях к таборитам не впадает в преувеличения при оценке их истори­ ческого значения. Табор рассматривается им в динамике, отме­ чается постепенное изменение характера таборитского учения, а вместе с тем и таборитской общины. Ровинский видит, что 59 ЖМНП, 1901, март, стр. 156-180 .

фанатизм таборитских священников ставил их в положение дик­ таторов, порождая неравенство вопреки первоначальным таборитским лозунгам. Признает Ровинский и деструктивный характер* таборитского учения. Стремления таборитов к разрушению цен­ ностей он полностью оправдывает, но в то же время усматри­ вает в таборитской идеологии «странную смесь рационализма с крайним мистицизмом», «самые резкие противоречия» 60 .

В целом взгляд Ровинского на гуситское движение можно ха­ рактеризовать как демократический. Свидетельствуя о сильном влиянии народнической идеологии, этот взгляд был, однако, несрав­ ненно более прогрессивным, чем освещение мотивов и движущих сил гуситского движения не только славянофильскими, но и многи­ ми буржуазно-либеральными историками .

Намеченную П. А. Ровинским линию изучения таборитов и их роли в гуситском движении продолжил известный ученый и публицист С. А. Венгеров (1855—1920 гг.) 61. Главной областью творчества Венгерова была история литературы, а также изда­ ние биобиблиографических справочников, посвященных деятелям русской культуры. Однако и в истории литературы, и в справоч­ ных изданиях Венгеров уделял особенно большое внимание ана­ лизу исторических условий, в которых жили и творили те или иные деятели культуры, их отношению к установившемуся по­ рядку, течениям политической и философской мысли. Не уча­ ствуя активно в народнических обществах, ограничиваясь в основном научной работой, Венгеров был, однако, сторонником народнических теорий, встречался с известным идеологом на­ родничества П. JI. Лавровым, обсуждал с ним проблемы русской литературы и политики 62 .

С. А. Венгеров придерживался народнических взглядов как на русскую литературу, успехи которой считал делом «героиче­ ских личностей», так и на историю, в которой его интересова­ ли в первую очередь народные движения. В 1881—1882 гг. он опубликовал три статьи по истории гуситского движения, уде­ лив в них особенно большое внимание действиям и общественнополитическим взглядам таборитов62а. В освещении Венгеровым ис­ тории таборитов много общего со взглядами П. А. Ровинского .

60 «Современное обозрение», 1868, № 3, стр. 456—477, 492 .

61 Данные о биографии и общественной деятельности Венгерова можно»

найти, например, в ЛГИА, ф. 14, оп. 2, д. 1098; в Харьковском филиале ЦГИА УССР, ф. 794, on. 1, д. 222—237. См. также: «Дела и дни», 1920, кн. 1, стр. 614—617; «Вестник литературы», 1920, № $ (21), стр. 6—8; № id (22), стр. 2—4 .

62 См. рецензию М. Маврина на первый том собрания сочинений С. А. Вен­ герова, содержавший работу «Героический характер русской литерату­ ры» (изд. 2. Пг., 1919. Впервые вышла в 1911 г.). Рецензия помещена в журнале «Книга и революция», 1920, № 5, стр. 56—57 .

62а См. С. А. В е н г е р о в. Причины гуситско-таборитского движения.— «Рус­ ская мысль», 1881, № 12; он же. Провозвестники гуситства: Милич, Гус, Иероним Пражский.— Там же, 1882, № 1 .

Оба ученых обращают особое внимание на тот факт, что во гла­ ве таборитов стояли талантливые и высокообразованные люди, «склонные рассматривать священное писание с рационалистиче­ ских позиций, проводя в жизнь евангельский принцип братства всех людей и равенства перед богом .

И Ровинский, и Венгеров рассматривают Табор в динамике, что отличает их труды от со­ чинений предшественников. К достоинствам работы Венгерова «Табориты и их общественно-политические идеалы» 6 следует отнести критику католических воззрений на таборитство как на единую, безликую массу. С. А. Венгеров одним из первых в русской литературе выделил в Таборе «главное ядро» и «крайние секты» .

Оправдывая, подобно П. А. Ровинскому, деятельность табори­ тов и по содержанию и по форме, Венгеров, однако, уступает своему предшественнику в объективности, рисуя подчас таборитский лагерь только в розовых тонах. Народническая идеология Венгерова проявилась особенно в том, что он не видит социаль­ ных корней гуситского движения, ставя эволюцию Табора в на­ правлении к бюргерским идеалам в зависимость не от матери­ альных причин, а от «нравственной чистоты таборитских помыс­ лов». Историческое значение таборитов не снижается, по мнению Венгерова, их поражением под Липанами, униженное и раз­ давленное таборитство «занимает самые блестящие страницы все­ мирной истории»64. И в этом утверждении тоже проявляется свойственная народничеству уверенность в необходимости жертво­ вать собой ради будущего .

Однако взгляды Венгерова имели для 80-х годов XIX в. про­ грессивное значение уже потому, что ученый относился с сим­ патией к действиям народных масс в гуситском революционном движении, считал таборитскую идеологию высшим достижением гуситской эпохи. Такая позиция отвечала идеалам демократически настроенных слоев русского общества, видевшим в народной мас­ се главную движущую силу будущих социальных битв. Однако Венгеров не смог подняться до рассмотрения таборитского дви­ жения с точки зрения классовой борьбы .

Совсем не упоминалась до сих пор в обзорах русской лите­ ратуры по гуситскому движению публицист и писательница JI. К. Давыдова (1869—1900 гг.). Ей принадлежит лишь одна статья по гуситскому движению. Однако эта статья, излагающая взгляды К. Каутского на таборитов, является первым в русской литературе сочинением, из которого можно было почерпнуть марк­ систское освещение некоторых важных проблем6 (следует учесть что в 80-х годах XIX в. Каутский еще стоял на марксистских позициях) .

63 «Вестник Европы», 1882, № 8, 9 .

64 Там же, № 8, стр. 581, 586, 593, 596; № 9, стр. 82, 101 .

65 См. о JI. К. Давыдовой: «Большая Энциклопедия», т. 8. СПб., (1901), стр. 27; Н. К. М и х а й л о в с к и й. Литература и жизнь [К кончине А. А. Да­ выдовой].— «Русское богатство». 1902, № 3, стр. 48—51 .

Излагая взгляды Каутского на таборитов, JI. К. Давыдова несколько упрощала проблемы, проявляла тенденцию к их актуа­ лизации. Однако и в ее изложении сохранилась идея о том, что за религиозной оболочкой таборитской идеологии скрывается со­ циально-классовая подоплека, откуда и выводилось требование ликвидации всякого неравенства. Называя таборитскую идеологию коммунистической, JI. К. Давыдова отмечает, что коммунизм ка­ сался только сферы потребления, но не распространялся на про­ изводство. JI. К. Давыдова понимала также несвоевременность таборитского коммунизма и историческую неотвратимость его ги­ бели ввиду несоответствия «тогдашним условиям производства» 66 .

С начала XX в. в русской литературе начали появляться и некоторые другие труды, в которых отражались марксистские взгляды на гуситское движение. В этот период времени среди русской прогрессивной интеллигенции возникло движение за про­ свещение рабочих, не имевших возможности получить образова­ ние обычным путем. Появились вспомогательные учебные заве­ дения — курсы, воскресные школы. Для их функционирования необходимы были учебные пособия. Среди авторов таких посо­ бий следует назвать А. В. Мезьер (1869—1935 гг.), известную не столько своими историческими сочинениями, сколько крупны­ ми библиографическими трудами67. Сотрудничая в одной из вос­ кресных школ для рабочих (между прочим, вместе с Н. К. Круп­ ской), А. В. Мезьер составила для своих слушателей изложение истории чешского народа, в том числе, естественно, и гуситского* движения. Она отметила стремление таборитов построить новое общество «на началах всеобщего равенства, братства и свободы» .

Идеологию таборитов она выводила из их положения в обществе .

Стремясь объяснить все исторические явления с точки зрения классовых отношений и классовой борьбы, Мезьер подчас допу­ скала и некоторые упрощения. Ей казалось, например, что даже мелкая шляхта не могла быть устойчивым элементом таборитско­ го лагеря уже по причине своей принадлежности к дворянскому сословию. Подобное воззрение игнорирует факты. Известно, что и Жижка, и Прокоп Большой, и многие другие руководители та­ боритов отдали жизнь таборитскому делу, хотя были рыцарями по происхождению. Упрощением является и тезис о «республи­ канских» идеалах таборитов. Их программа была не настолько чет­ кой, чтобы можно было говорить об их стремлении к республике .

Зато А. В. Мезьер вполне справедливо объясняла популяр­ ность и живучесть таборитской идеологии содержащимися в ней стремлениями к социальному преобразованию общества «на са­ 66 J1. Д а в ы д о в а. Табориты (По К. К а у т с к о м у )« М и р божий», 1897, № 10, стр. 207—213 .

67 Сведения о жизни и творчестве А. В. Мезьер см. в ОР ГПБ, ф. 1036, а также в кн.: М. В. М аш кова. Августа Владимировна Мезьер (1869— 1935). Очерк жизни и деятельности. М., 1962 .

мых демократических основаниях». При этом, несмотря на свои симпатии к таборитам, Мезьер не замалчивала фактов разлада между таборитским войском и некоторой частью народа. Эти фак­ ты она объясняла вполне материалистически — тем, что народ лонес большой урон от длительных войн .

Как и JI. К. Давыдова, А. В. Мезьер понимала обреченность таборитского коммунизма, поскольку «существовали прежние про­ изводственные отношения и прежние формы хозяйства в виде частной собственности на землю, в виде мелкого крестьянско­ го хозяйства и мелкого же ремесленного производства... Общность на средства потребления была заранее обречена на погибель» 68 .

Таким образом, страдая некоторыми упрощениями, освещение Мезьер таборитской идеологии было, однако, направлено прямо против славянофильских взглядов и потому является передовым в русской дореволюционной гуситологии .

В 1913 г. появилась еще одна статья, освещавшая проблемы гуситского движения в том же духе, что и работы JI. К. Давы­ довой и А. В. Мезьер. Она принадлежала будущему советскому историку-марксисту В. Н. Перцеву (1877—1960) 69, который об­ ратил внимание в первую очередь на коммунистические черты таборитской идеологии. Хотя В. Н. Перцев и не мог в рамках энциклопедической статьи осветить эту идеологию столь же под­ робно, как Давыдова и Мезьер, однако он базировался на тех же принципах, что и его предшественницы. Это проявилось в боль­ шом удельном весе материала о таборитах при освещении гусит­ ской эпохи в целом. В. Н. Перцев отметил, что большинство в таборитском лагере составляли мелкие ремесленники и мелкие крестьяне, «работавшие с помощью собственных орудий производ­ ства», что они не могли продать эти орудия без коренных из­ менений в формах организации промышленности и сельского хо­ зяйства и что поэтому таборитская община с ее уравнительным коммунизмом была обречена на гибель 70 .

Как видно из изложенного, прогрессивный взгляд на действия и идеологию таборитов выражался двумя течениями в русской гуситологии — народническим и раннемарксистским. Разумеется, в них обнаруживаются принципиальные разногласия. Если исто­ рики народнического направления обращают внимание на табори­ тов как на народную массу, отличавшуюся высокими нравственА. В. М е зь е р. Из оков к свободе. Рассказы из истории чешского народа .

СПб., 1905, стр. 165, 168-172, 202, 219, 220, 250, 274 .

*9 Данные о годах учения и первом периоде научного творчества В. Н. Перцева, а также об участии его в студенческих волнениях на рубеже XIX и XX вв. см. в ЦГА г. Москвы, ф. 418, оп. 72, д. 452, лл. 1—25. См. также:

«Навука БССР за 50 год». Мшск, 1968, стр. 53, 57, 63; В. Ф. К у п р е в и ч .

Академия наук Белорусской ССР. Изд. 3. Минск, 1968, стр. 22 (сообщение об избрании В. Н. Перцева академиком АН БССР) и 36 .

70 В. П ер ц ев. Гус.— Гуситы.— «Энциклопедический словарь Т-ва Бр. А. и И. Гранат», изд. 7, т. 17 (1913), стр. 416—418 .

ными принципами, одухотворенную идеей абстрактной справедли­ вости, способную на героические свершения благодаря своему одушевлению, то ранняя марксистская гуситология видела в таборитах не столько героизм отдельных личностей, сколько носителей идеи классовой борьбы. Признавая закономерности исторического развития, гуситологи, основывавшиеся на трудах Каутского, подчер­ кивали обреченность таборитского коммунизма в условиях XV в., между тем как для историков народнического направления причина гибели таборитов так и осталась своего рода случайностью .

Полемика между славянофильскими историками и их оппо­ нентами коснулась также проблемы разделения гуситов на пар­ тии — таборитов и чашников. Для славянофильских историков характерно мнение о религиозных причинах этого разделения, а также о «склонности» всякого общества к разладу при отсут­ ствии твердой верховной власти. Антиславянофильское же на­ правление считало размежевание гуситов на партии явлением со­ циальным. Так, Н. И. Кареев обращал внимание на «социаль­ ный разлад», скрывавшийся -под религиозной оболочкой71 .

JI. К. Давыдова, явно упрощая проблему, видела в размежевании гуситов классовые противоречия «буржуазии и пролетариата» 72 .

Следует, впрочем, учесть, что это упрощение представляло собой полемические издержки при критике славянофильских взглядов .

А. В. Мезьер объясняла разногласия между обеими гуситски­ ми партиями противоречием классовых интересов: «Каждый класс желал такой реформы, которая ему была бы выгодна». Однако Мезьер не разделяла последователей Гуса столь же механически, как Давыдова. Она признает, что некоторые слои низших классов чешского общества, несмотря на свое бедственное имущественное положение, не питали симпатий к таборитам, видя в их идеоло­ гии источник разрушения прежних отношений, при которых часть городской бедноты имела определенные заработки от службы у представителей господствующих классов 73 .

Как классовый конфликт оценивает разногласия между чаш­ никами и таборитами также В. Н. Перцев. «Крестьяне,— пишет он,— деятельно поддерживавшие гуситскую революцию, ничего от нее не получили. Естественно, что они отделились от дворян­ ской и купеческой аристократии; в то время как каликстинцы не шли в своих требованиях дальше допущения к причастию под обо­ ими видами, свободной проповеди, конфискации земельной соб­ ственности и нравственного очищения духовенства... демократи­ ческие элементы стали склоняться к коммунизму» 74 .

В тесной связи со взглядами на причины разделения гуситов на партии стоят воззрения русских авторов и на удельный вес 7 Я. И. К а р е е в. Указ. соч., стр. 380, 398, 401 .

72 JI. Д а в ы д о в а. Указ. соч., стр. 207 .

73 А. М езьер. Указ. соч., стр. 164, 196, 200 .

74 В. П е р ц е в. Указ. соч., стр. 417, 419—422 .

fc гуситском движении религиозного, национального и социально­ го факторов. И в данном случае прогрессивные мнения высказы­ вались JI. К. Давыдовой, Н. И. Кареевым, А. В. Мезьер. Так, Давыдова заметила, что гуситские войны возникли вовсе не из-за спора о праве мирян на причащение из чаши, что чаша «игра­ ла для гуситов такую же роль, как разные флаги и цвета... в настоящее время для наций и политических партий: она была знаменем, вокруг которого они объединились, но никак не объек­ том, не целью их борьбы». Действительной же целью гуситского движения Давыдова признает борьбу за улучшение материально­ го положения народных масс 75 .

Н. И. Кареев также считал, что стремление к религиозным реформам было одновременно формой борьбы за «реформацию со­ циальную, политическую» и имело свои причины и следствия «в области материальных отношений, отношений экономических и политических». Эти общие закономерности Кареев прослеживает на примере гуситского движения. Он вполне материалистически подходит к выдвинутому гуситами требованию отчуждения цер­ ковных имуществ, а отход аристократии от реформационных устремлений также объясняет ее имущественным и социальным положением 7б .

Наконец, А. В. Мезьер заметила, что в столкновениях и кон­ фликтах гуситского периода религиозные проблемы «стушевыва­ лись все больше и больше» и что между собою в сущности враж­ довали «общественно-политические партии во всеоружии сослов­ ной и классовой ненависти» 77 .

На основании изложенного следует заключить, что суждение о русской гуситологии как славянофильской должно быть ограниче­ но периодом от 40-х до начала 70-х годов XIX в., а также рам­ ками проблем, далеко не исчерпывающих тематику историогра­ фии гуситского движения. Хотя отзвуки славянофильских пред­ ставлений о гуситском движении встречаются в русской литера­ туре вплоть до Великой Октябрьской социалистической револю­ ции, удельный вес их неуклонно падает, между тем как значение прогрессивной гуситологии постоянно возрастает. Это особенно за­ метно в конце XIX — начале XX в., когда в освещение истории гуситского движения вливается марксистская струя, а прогрес­ сивные взгляды на эту важнейшую эпоху чешской истории прони­ кают в ряд изданий, имевших влияние на особенно широкие кру­ ги общества,— энциклопедии, пособия для самообразования, уни­ верситетские лекции. Этот факт показывает, что прогрессивное направление гуситологии стало в русской предреволюционной ли­ тературе решающим и подготовило почву для окончательной победы марксистских воззрений после Октября .

–  –  –

Борис Николаевич Чичерин (1828—1904 гг.) — профессор госу­ дарственного права Московского университета, теоретик «государ­ ственной школы» русской буржуазной историографии. Политиче­ ские взгляды Б. Н. Чичерина отличались приверженностью к самодержавию, непримиримой враждой к революционным переме­ нам и ограничению абсолютизма в любой форме. Его идеи опре­ деленным образом отразил курс «Истории политических учений»* оставшийся незавершенным. Курс еще не был предметом анализа в советской историографии .

Обращает на себя внимание название курса, сохранившееся до сих пор в юридической науке: история политических учений .

Во введении Чичерин, отправляясь от известного латинского из­ речения об истории — наставнице жизни, считает, что «с не мень­ шим основанием можно назвать ее наставницею мысли. История есть опыт человеческого рода, через который мысль приходит к самопознанию» 4. Чичерин считал, что «в истории мысли раскры­ вается ее существо и лежащие в ней законы: история служит ей и поверкою собственной ее деятельности» 2 .

Обосновывая значение познания истории политических уче­ ний, Чичерин полагал, что этот предмет «занимает середину меж­ ду обоими, между философским ходом мысли и практическим раз­ витием государственных учреждений. Поэтому в истории полити­ ческих учений всего удобнее исследовать историческое развитие* человечества и отыскать управляющие им законы» 3 .

Для Чичерина основное понятие — государство как известная форма человеческого общества, а его первый и основной эле­ мент — «общественная в л а с т ь, представительница единства со­ юза. Именно она дает обществу бытие, подчиняя частные инте­ ресы целому». При этом каждый человек остается с в о б о д н ы м л и ц о м, так как, «повинуясь власти, человек не становится ра­ бом, который служит выгодам другого. Между господином и ра­ бом, собственно говоря, нет человеческого общества, ибо нет отно­ шения лица к лицу, а есть только отношение лица к вещи, к жиБ. Н. Ч ичерин. История политических учений, ч. I. М., 1869, стр. 1 .

2 Там же .

3 Там же, стр. 4 .

вому орудию» 4. Так, в конце 60-х годов XIX в. Чичерин возрож­ дал взгляды Ульниана, римского юриста I в. н. э.— времени рабо­ владельческого общества. Трудно найти другое объяснение этому факту, кроме влияния недавно отмененного в России крепостного права .

Политические учения древнего мира Чичерин выводил непо­ средственно из философских взглядов ряда мыслителей. Но он не проводит эту линию строго и последовательно. Игнорируя клас­ совую борьбу, Чичерин утверждал, что «в древнем государстве.. .

преобладала первобытная цельность жизни» 5. Причину падения государств он объясняет личным и нравственным началами6. Чи­ черин опускал значение религии. Политические идеи пифагорей­ ской школы сводил к враждебному отношению к анархии7. Стихий­ ного материалиста Гераклита Эфесского он называл идеалистом .

Политические взгляды Гераклита отличала, по мнению Чиче­ рина, ненависть к своевольной черни 8 .

Характеризуя Демокрита, Чичерин не касался его материали­ стических взглядов. Лишь в подстрочнике замечал, что он отправ­ лялся «от частных начал бытия» 9. Так сразу же Чичерин пока­ зал свое отношение к «линии Демокрита» в области философии .

По мнению Чичерина, Демокрит проповедовал эгоизм и отрицал семейные радости 10. После такой оценки, возбуждавшей у чита­ теля неприязнь к Демокриту, Чичерин называл его сторонником свободы и равенства п. Но, хотя «история привела к торжеству демократии... с этим вместе начинается процесс ее разложения» 12 .

После февральской революции 1848 г. во Франции Чичерин разочаровался в жизненной силе демократии. Свою враждебность он привнес в оценку демократии античности, демократии рабо­ владельческой, ничего общего с современной ему не имевшей .

Важнейшей причиной падения античной демократии Чичерин счи­ тал «своеволие черни», которое возродило олигархические устрем­ ления в высших классах .

Прежде чем дать изложение политических воззрений софистов, он характеризовал их философские взгляды как «древний ниги­ лизм». Поэтому «в греческую жизнь эти учения внесли такой раз­ лад, от которого она не оправилась» 13 .

Как известно, тексты, принадлежавшие софистам, не сохрани­ лись; источником служат сочинения Платона, их идейного против­ 4 Там же, стр. 67 .

5 Там же, стр. 12 .

6 Там же .

7 Там же, стр. 22 .

8 Там же, стр. 23—24 .

9 Там же, стр. 24 .

10 Там же, стр. 25 .

1 Там же, стр. 26 .

,1 12 Там же .

13 Там же, стр. 30 .

ника. Платон пишет в «Законах» о софистах: «Они говорят, что, по-видимому, величайшие и прекраснейшие из вещей произведе­ ны природой и случайностью, а менее важное — искусством.. .

Ну а в политике, утверждают они, разве лишь незначительная какая-либо часть имеет общее с природой, большая же часть — с искусством. Стало быть, и всякое законодательство будто бы обусловлено не природой, а искусством; вот почему его положе­ ния и далеки от истины» 14. Так софисты объясняли значение законности и выдвигали ее человеческое, а не божественное уста­ новление. Напомним, что глава софистской школы Протагор из Абдер (ок. 444 г. до н. э.) говорил: «Человек есть мера всех вещей». Он же подчеркивал: «Насчет богов неизвестно, сущест­ вуют ли они или нет» 15. Софисты высказывались за демокра­ тический государственный строй и принятие законов в интересах большинства перед меньшинством. Чичерин же характеризовал их политические взгляды проповедью «грубейшего своекорыстия, не знающего ни сдержек, ни границ» 16. Нарицательным понятие «софистика» сделали идейные противники этого скептического и рационалистического отношения к дософистическим взглядам на природу и общество. По мнению А. Ф. Лосева, «сама грече­ ская софистика есть греческое Просвещение». Без софистов «клас­ сическая Греция была бы так же непонятна, как Европа без Вольтера и французского Просвещения» 17. Софист Гиппий спе­ циально занимался историей, был хорошим оратором и успешно выполнял важные дипломатические поручения. Под пером же Чи­ черина, опиравшегося на недоброжелательное суждение Платона, Гиппий превратился в хвастуна 18 .

Чичерин не мог не признать, что «софисты имели в грече­ ской жизни громадное значение», но «они все свое внимание устремили на изучение частностей» 19. Софисты, по Чичерину, не пошли по пути «исследования верховных начал бытия; они отрицали самое их существование» 20. Основной порок их мышле­ ния Чичерин определял как «проповедь грубейшего своекоры­ стия» 21. В отношении к государству это проявлялось в защите власти и своеволия «черни». Чичерин заключал, что перед нами «древний нигилизм, самое название не ново, так же как и уче­ ние» 22. Чичерин, критикуя софистов, осуждал современную ему революционно-демократическую мысль. Начало курса было опубли­ 14 См. «История античной эстетики». М., 1969, стр. 14—15. Перевод А. Ф. Ло­ сева .

15 Б. Н. Чичерин. История политических учений, ч. I, стр. 28 .

16 Там же .

17 «История античной эстетики», стр. 13, 14 .

18 Б. Н. Чичерин. История политических учений, ч. I, стр. 30 .

19 Там же, стр. 27 .

20 Там же .

21 Там же, стр. 29 .

22 Там же, стр. 30 .

ковано три года спустя после покушения Д. В. Каракозова на Александра II. Чичерин понимал, что было бы чересчур прямоли­ нейно в книге, посвященной истории политических учений древне­ го мира, осуждать революционных демократов. Поэтому он решил критиковать настоящее сквозь призму прошлого, и софистические учения показались ему подходящими в этом смысле .

Мы не ставим своей целью скрупулезное выяснение всех ас­ пектов истолкования Чичериным политических учений антично­ сти. Речь идет о политической эволюции самого Чичерина в 70-х годах XIX в., а без знакомства с его монографией не понять многих сторон его взглядов .

По мнению Чичерина, Сократ в противоположность софистам в политической мысли подчеркивал значение нравственного закона, а не личного начала. Сократ порицал демократию за назначение правителей путем жеребьевки. Отсюда предпочтение им аристо­ кратии как власти лучших и государственного строя Спарты — афинской демократии. Чичерин не понял всей сложности филосо­ фии Сократа, не уловил значения иронии этого мыслителя. Он прошел мимо характерного для Сократа положения: «Всю свою жизнь он постоянно посмеивается над людьми, шутит над ними» .

Общеизвестна необыкновенная разумность и оригинальность Сократа, отсутствие преклонения перед авторитетами. Да, Сократ критиковал афинскую демократию, но не требовал ее уничтоже­ ния. Демократия немыслима без знания, а знание — без критики .

Противники знания боятся критики (а вдруг они потеряют власть и богатство?), поэтому они прибегают к физическому уничтоже­ нию оппонентов. В случае с Сократом предлогом послужило его отношение к религии. Впрочем, позднее «просвещенные» монархи создали Бастилию и объявляли сумасшедшим П. А. Чаадаева .

Освещая политические взгляды Платона, Чичерин, разумеется, не раскрывал идеологии рабовладения, их пронизывающей. Ско­ рее ему нравилось, что в «Государстве» Платон указал земледель­ цам и ремесленникам их место в обществе: это «низшее сословие, едва достойное названия граждан» 23. Правда, Платон прикрывал свое отношение к ним фразой о справедливости, означавшей рав­ новесие всех трех сословий в «Государстве» — философов, вои­ нов, земледельцев и ремесленников. Чичерин же без обиняков вы­ ражал недовольство тем, что третье сословие «в новых европей­ ских обществах... составляет массу населения... приобщается и к политическим правам» 24. Платон защищал аристократический строй Спарты в противоположность демократическим Афинам. По­ этому демократию он изображал самыми черными красками. Чи­ черин с удовольствием повторял, что в демосе господствуют «наглость, анархия, бесстыдство... дети равняют себя родителям, 23 Там же, стр. 44 .

24 Там же .

ученики наставникам, рабы господам»25. Стоит ли говорить, что ничего подобного не могло быть в условиях рабовла­ дельческой афинской демократии. Нельзя не заметить, что Чиче­ рин совсем не касался положения метеков-иностранцев в Афинах, не пользовавшихся всей полнотой прав .

Наилучший тип государственного устройства Платон видел в смешанном правлении монархии и демократии. Монархия от­ ражает начала власти, а демократия — свободы. Платон особо подчеркивал, что политическая мудрость означает воздержание .

Поэтому монархия ограничивается свободою, а демократия усили­ вается властью. Только соблюдая эти условия, государство в со­ стоянии обеспечить торжество умеренности, согласия и мудрости .

Чичерин считал, что «эти глубокие мысли остаются верными до нашего времени; на них зиждется вся теория конституционной мо­ нархии» 26. Чичерин забывал о конституции, давшей само наиме­ нование этому типу государства. В данном случае «тип» — выра­ жение Чичерина. Защитник самодержавия и теоретик государ­ ственной школы русской историографии, он вклад Платона видит в абсолютизировании государства: «Неотъемлемою заслугою Пла­ тона остается возведение государства к вечным идеям правды и добра» 21 .

В этом же основное достоинство Аристотеля. Чичерин не на­ поминал, что Аристотель кропотливо собирал законы более чем 30 государств, тщательно их сопоставлял и его «Политика» — плод усиленной над ними работы, обобщающий труд. Чичерин явно не хотел употребить слово «конституция», с тем чтобы уйти от объяснения его значения. Упомянув, что «Политика» Аристо­ теля представляет «самое замечательное из всех политических со­ чинений» 28, Чичерин спешил отметить, что Аристотель видел в государстве «высшее единство всей человеческой жизни» 29. Изве­ стно, что Аристотель тяготел к поискам золотой середины в по­ литической жизни .

Виденное им и внимательно прослеженное на политическом устройстве 30 государств легло в основу вывода об умень­ шении прерогатив власти: поэтому, «чем ограниченнее власть, тем она прочнее» 30. Логически из этого вытекала мысль о сред­ нем классе, в котором Аристотель видел сочетание «равенства с умением подчиняться предписаниям разума» 31. Разум для Ари­ стотеля — основной закон государства. Чичерин же этот довод Аристотеля сравнивал с новейшим учением о конституционной 25 Б. Н. Ч и черин. История политических учений, ч. I, стр. 44 .

26 Там же, стр. 50 .

27 Там же, стр. 54 .

28 Там же, стр. 57 .

29 Там же .

30 Там же, стр. 71 .

81 Там же, стр. 67 .

монархии, «которой отличительные признаки состоят именно в сочетании порядка со свободою и в преобладании средних клас­ сов» 32. Для Чичерина на первом месте порядок, и при этом никакими законодательными актами не ограниченный. Самую же идею конституционной монархии Чичерин считал идеалистиче­ ской: «У древних мыслителей это устройство является в респу­ бликанской форме, но мысль та же самая. Идеализм везде прихо­ дит к одним и тем же началам» 33 .

Чичерин знал, что Аристотель в конце жизни разошелся с Александром Македонским именно из-за вопроса о характере вла­ сти. Возможно, предпочтение демократии олигархии связано с этими расхождениями. Достаточно просмотреть «Афинскую поли­ тик)». Формально «полития» (или республика) противостоит де­ мократии, но Аристотель не пишет о демократии с тем ожесточе­ нием, какое свойственно Платону .

Схема политических учений Древней Греции, данная Чичери­ ным, нарочито искусственна. Демокрит назван проповедником эгоизма и ненавистником семьи и детей. Конечно, смешно было скрывать политические симпатии Демокрита, горячего привержен­ ца демократии. Зато Чичерин совершенно опустил материализм Демокрита, явно противоположный идеализму Платона. Противо­ поставление Чичериным этих двух направлений в развитии грече­ ской философии совершенно очевидно. Показательно, что Чиче­ рин совсем не характеризовал исторический фон развития поли­ тических идей, не давал хронологии событий. Видимо, и это отвечало его цели. Чичерин не останавливался и перед умолча­ нием, не замечая тех мыслителей, которые не вмещались в его схему. Самый характерный пример в этом смысле — Тит Лукре­ ций Кар. По словам Чичерина, сочинения последователей Эпи­ кура «не дошли до нас, за исключением поэмы Лукреция «О при­ роде вещей». Но в последней нет ничего, касающегося поли­ тики» 34. Обратившись к поэме Лукреция, сразу же увидим, что книга пятая специально посвящена политическим вопросам.

Лук­ реций осуждал стремление к высшей власти:

«Каждый ко власти тогда и к господству над всеми стремился» 36 .

–  –  –

32 Там же .

33 Там же .

34 Там же, стр. 79 .

35 Тит Л у к р е ц и й К а р. О природе вещей. Перевод Ф. А. Петровского. М., 1945, кн. V, 1142, стр. 349 .

36 Там же, ИЗО, стр. 347 .

Чичерин не мог привлекать внимание читателей к строфам, живо изображавшим свержение царской власти:

«По убиеньи царей ниспровергнуты в прахе лежали Гордые скипетры их и былое величие тронов, И украшенье державной главы, обагренное кровью»37 .

Лукреций выдвинул идею выборного правления:

«Некие люди затем избранью властей научили.. .

И учредили права, дабы люди держались законов» 38 .

Монархист и защитник самодержавия, Чичерин изменил бы себе, излагая мысли Лукреция об уничтожении царской власти и замене ее правлением, избираемым народом .

Напомним, что еще в 1845 г. политический противник Чиче­ рина — А. И. Герцен в статье «Письма об изучении природы»

писал: «Лукреций ясен и увлекателен; в нем эпикурейское воз­ зрение созрело, согретое огненной кровью поэта, и пышно рас­ цвело» 39. Так уже в 1845 г. обозначились расхождения между Чичериным и Герценом. Чичерин в 1869 г. не анализировал по­ литических вопросов поэмы Лукреция, но он не мог умолчать о материализме эпикурейцев. При этом Чичерин приписывал им отрицание «нравственного закона, которому люди обязаны подчи­ няться» 40. В целом эпикуреизм «не заключал в себе ничего, кроме разлагающих начал»41. Такую оценку Чичерина можно было предвидеть. Чтобы подкрепить ее, Чичерин пытался проти­ вопоставить эпикурейцам политические идеи Полибия. Напомним, что этот греческий историк свою «Римскую историю» создал пос­ ле упадка Греции и завоевания ее Римом. Полибий жил в доме Сципиона, и его идеи отразили взгляды складывавшейся идеоло­ гии крупных рабовладельцев, недовольных демократией. Поли­ бий, хорошо знакомый с политическими доктринами классической Греции, выдвинул смешанную форму правления. Образец ее он увидел в государственном устройстве Рима, столь совершенном, что приписывал «победы рим-ского оружия превосходству учреж­ дений» 42. Монархический элемент отражали консулы, аристокра­ тический — сенат, а демократический — народное собрание .

Изложение политических учений античности завершалось Ци­ цероном. Цицерон выдвигал мысль о власти «единого правителя, умерителя государства» 43. Чичерин уверял, что «к этой потребТит Л укре ц и й Кар. О природе вещей, Перевод Ф. А. Петровского. М.* 1945, кн. V, 1135, стр. 347 .

38 Там же, V, 1145, стр. 349 .

39 А. И. Герцен. Собрание сочинений в 30 томах, т. III. М., 1954, стр. 213 .

40 Б. Н. Чичерин. История политических учений, ч. I, стр. 81 .

4 Там же, стр. 82 .

42 Там же, стр. 84 .

43 Там же, стр. 88 .

пости монархического начала привела сама жизнь. Римская рес­ публика при разделении властей пришла к бесконечным раздо­ рам и страшным междоусобиям. Необходим был правитель, спо­ собный сдержать враждующие общественные стихии» 44. Так вы­ глядит обоснование пользы монархической власти. Идейные по­ сылки Цицерона отразили отказ крупных рабовладельцев от де­ мократии, с тем чтобы усилить свою власть. Цицерон стремился теоретически обосновать эту тенденцию .

Чичерин пытался сблизить историческое развитие Греции и Рима. Он писал, что «мы видим повторение тех же самых ступе­ ней развития» 45. Известно, что ничего подобного в действитель­ ности не было, да и не могло быть. Чичерин не касался основной проблемы — рабства и его роли в развитии Греции и Рима. Но требовать от Чичерина освещения этой проблемы было бы не­ реально, Любопытно другое. Исходя из положения, что существует «по­ стоянное повторение в истории одних и тех же учений» 46, Чи­ черин утверждал, что «конец древнего мышления, прошедши че­ рез средние века, непосредственно примыкает к началу нового» 47 .

Развитие цивилизации, передающее эстафету поколений, Чичерин подменял посылкой повторяемости. Но преемственность отнюдь

•не повторение уже пройденного. Речь идет о другом. Чичерин

•старается исторически оправдать абсолютизм в России. Его курс был призван сделать это, но он был не в состоянии доказать полезность и законность самодержавной власти. Передовую моло­ дежь, пережившую первую революционную ситуацию 1859— 1861 гг., восстание 1863 г. в Польше, молодежь, которая в пе­ риод студенческих волнений сама была одним из слагаемых ре­ волюционной борьбы,— нельзя было увлечь идеями «Истории по­ литических учений» Чичерина .

Il l

ИСТОРИКИ И ИХ ТРУДЫ

М. С. ОЛЬМИНСКИЙ ОБ ИСТОЧНИКАХ

ПО ИСТОРИИ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ

И ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

–  –  –

М. С. Ольминский — известный историк-марксист, перу кото­ рого принадлежит ряд работ по истории России, Коммунистиче­ ской партии, революционного движения, большевистской печати и печати в России. В этих работах он выступает как самостоя­ тельный исследователь широкого круга исторических проблем на основании большого числа источников. Им написано также много рецензий об исторических исследованиях и мемуарах, введений к публикациям источников и ряд мемуаров *. Некоторым воспо­ минаниям предпосланы исторические справки исследовательского характера о периоде, к которому относятся мемуары 2 .

М. С. Ольминский был организатором и руководителем си­ стемы Истпарта в стране (1920—1924 гг.): стоял у руководства исторической наукой (декабрь 1921—1924 гг.— заведовал отделом ЦК РКП (б) по истории партии и Октябрьской революции) в этот период, оказывал большое влияние на ее развитие. Он и воз­ главляемая им Коллегия Истпарта были основоположниками иной, коренным образом отличавшейся от дореволюционной источнико­ ведческой базы разработки и основ советского, марксистского источниковедения и археографии .

Влияние М. С. Ольминского на развитие советской истори­ ческой науки получило высокую оценку современников, которые 1 См. список его трудов в Приложении к данной статье .

2 М. Ольм инский. Группа народовольцев (Общие положения).— «Былое», 1906, № 11, стр. 1-6; он же. Общий очерк эпохи.- «Из эпохи „Звезды* и „Правды4, 1921, вып. I, стр. 9— 4 164; он же. Пробел в нашей истории (Вступительная статья).-«О т группы Благоева к „Союзу борьбы4 ». М., 1921, стр. 3—6 .

называли его одним из «основателей ленинской школы историковмарксистов» 3 .

Многогранная деятельность М. С. Ольминского — видного революционера-профессионала, ближайшего соратника В. И. Ленина,, партийного публициста, журналиста, редактора, литературоведа* историка и руководителя Истпарта не в равной степени отраже­ на в имеющейся о нем немногочисленной литературе: юбилейных статьях (1959—1964 гг.), биографических очерках, популярных и научных изданиях .

В исследованиях о М. С. Ольминском наибольшее освещение получила его деятельность как публициста, литературоведа, ре­ дактора. Менее всего изученным остается вопрос о М. С. Ольмин­ ском как историке и руководителе Истпарта. Специальные работы по этому вопросу отсутствуют. Ряд авторов — Ю. Амиантов, Е. Кудряшова, О. А. Лежава и Н. В. Нелидов — только попутно касаются этой темы, рассматривая всю деятельность М. С. Оль­ минского 4, другие частично ее затрагивают в исследованиях по историографии истории КПСС, истории СССР, архивному строи­ тельству и др.5 В этих работах только затронуты взгляды М. С. Ольминского на исторические источники .

Изучение мировоззрения историка неразрывно связано с ис­ следованием отношения ученого к историческим источникам, ис­ точниковедческой базы его трудов, его творческой лаборатории .

Видное место, которое занимал М. С. Ольминский в дорево­ люционной марксистской и советской исторической науке, влия­ ние, которое он оказывал на ее развитие в 1920—1924 гг., буду­ чи одним из организаторов и руководителей изучения важнейших отраслей исторической науки (истории партии, советского общест­ ва, Октябрьской революции, революционного движения), и неизученность вопроса обусловливают необходимость исследования отно­ шения М. С. Ольминского к историческим источникам, его взгля­ дов на источниковедческую базу исторических исследований и указанных отраслей исторической науки .

3 Из приветствия М С. Ольминскому, принятого 4 января 1929 г. на I Всесоюзной конференции историков-марксистов и подписанного по пору­ чению этой конференции М. Н. Покровским (председатель) и П. Гори­ ным (секретарь) (ЦПА НМЛ, ф. 91, on. 1, д. 47, л. 1) .

4 Ю. Амиантов. Рыцарь большевизма (о М. С. Ольминском). М., 1960;

Е. К у д р я ш о в а. Жизнь, отданная революции. Белгород, 1963; О. Л еж ава и Я. Н ели дов. М. С. Ольминский. Жизнь и деятельность. М., 1962 .

5 М. С. Волин. История Коммунистической партии в советской историче­ ской науке.- «Очерки истории исторической науки в СССР», т. IV. М., 1966, стр. 528—559; Г. Д. А л е к с е е в а. Октябрьская революция и историче­ ская наука. 1917-1923. М., 1968, стр. 22-26; она же. Создание центров со­ ветской исторической науки и их деятельность в 1918-1923 гг.- «История и историки». М., 1965г стр. 106—113; В. Н. Котов. Историография истории СССР (1917—1934). Лекции для студентов. Киев, 1966, стр. 35—41; «Очер­ ки истории исторической науки в СССР», т. IV, гл. II, стр. 214-218;

Я. С. К ом ар ов. Создание и деятельность Истпарта. 1920-1928 гг.- «Вопро­ сы истории КПСС», 1958, № 5, стр. 153-165; В. М. М а кс аков. Архивное де­ ло в первые годы Советской власти. М., 1959, стр. 128—134 .

IX конференция и X съезд РКП (б) заслушали доклады М. С. Ольминского о работе Истпарта и одобрили его взгляды на подход и методику изучения истории партии и Октябрьской рево­ люции. Все сколько-нибудь принципиально важные решения Колле­ гии Истпарта утверждались на заседаниях (в зависимости от их.характера) Политбюро секретариата, Оргбюро ЦК партии. XII и X III съезды РКП (б) отметили важность ведущейся Истпартом работы. X III съезд вынес решение о ее усилении и «уделении ей серьезнейшего внимания» 5а .

Отношение М. С. Ольминского к различным видам историче­ ских источников может быть выявлено на основании изучения его исследований; деятельности по разъяснению необходимости спасения, собирания, сохранения и создания источников; работы в Истпарте по организации источниковедческой базы и публика­ ции письменных и печатных источников по истории партии, со­ ветского общества, Октябрьской революции; его роли в спасении и собирании архивов; руководства им исследованиями научных сотрудников Истпарта; большой работы по выявлению произведе­ ний В. И. Ленина и установлению его авторства, публикации этих работ в истпартовских изданиях; деятельности по переизданию дореволюционных партийных газет, протоколов партийных съездов и конференций; подготовки проведения юбилейных дат и т. д .

В задачу данной работы входит выявление отношения М. С. Ольминского к различным видам исторических источников .

Использованы его опубликованные и неизданные работы, выступле­ ния, документы Истпарта, подготовленные им или при его участии II под его руководством, материалы о деятельности М. С. Ольмин­ ского в Истпарте по созданию и изданию мемуаров и биографий партийных работников и революционеров. При этом в задачу авто­ ра не входит исследование вопросов использования М. С. Ольмин­ ским источников в его работах .

Источниками для изучения взглядов М. С.

Ольминского яв­ ляются в первую очередь документы, принадлежащие его перу:

статьи, рецензии, воспоминания, речи, отзывы, планы работы и отчеты Истпарта, письма в ЦК партии, Истпарт, редакцию «Про­ летарской революции» и т. д., а также документы, подписанные им как председателем Истпарта или изданные от имени Коллегии Истпарта 6. Большая часть из указанных материалов не опублиа IX Конференция РКП (б). Протоколы. М., 1972, стр. 97-100; X съезд РКП (б). Стенографический отчет. М., 1963, стр. 129-133; ЦПА ИМЛ, ф. 70, on. 1, д. 94, лл. 3, 7, 12, 21, 22-25, 40, 43, 52-54, 57, 79, 81-82, 85 и др.;

XII съезд РКП (б). Стенографический отчет. М., 1963, стр. 665 .

6 Все сколько-нибудь принципиально важные вопросы обсуждались в Коллегии Истпарта, и по ним выносились решения. Документы, создан­ ные на основании этих решений, также утверждались на заседаниях Коллегии и только после этого издавались от имени Коллегии без указа­ ния автора, их написавшего («X съезд РКП (б). Стенографический от­ чет». М., 1963, стр. 130; ЦПА ИМЛ, ф. 91, on. 1, д. 48, лл. 14, 19, 47; д. 40, л. 85; д. 37, л. 10; ф. 70, on. 1, д. 16, л. 23; д. 3, л. 5; д. 94, лл. 7, 22, 35) .

кована и хранится в личном фонде М. С. Ольминского (№ 91} и Истпарта (№ 70) Центрального партийного архива Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС (ЦПА ИМ Л) .

Привлекая для выявления взглядов М. С. Ольминского доку­ менты Истпарта, подписанные им или изданные от имени Кол­ легии, как безусловно отражающие взгляды М. С. Ольминского, автор считает нужным оговорить, что в его задачу не входит установление степени участия М. С. Ольминского в создании того или иного документа, ибо это специальный вопрос исследования .

Постановка вопроса М. С. Ольминским о важности и принци­ пах подхода к изучению истории партии и Октябрьской револю­ ции определила его взгляд на исторические источники. Он считал, что перед Истпартом стояли две задачи: «1) широкого и всесто­ роннего изучения истории партии и 2) немедленного удовлетво­ рения практических запросов лекторов и рядовых членов пар­ тии» в литературе и источниках 7 .

Под «широким и всесторонним изучением истории партии»М. С. Ольминский понимал исследование не только политиче­ ских выступлений и идейной борьбы, но и всей «внутренней жизни партии»8, «психологии и быта» ее членов, участников революционного движения9; изучение деятельности как рабочих социал-демократов, так и социал-демократической интеллигенции, .

массового рабочего движения во всех его формах, связи социалдемократии с этим движением, влияния их друг на друга1.0 Начинать изучение истории партии, полагал он, надо было с предшественников социал-демократии, «так как последняя не возникла на пустом месте» и. Вести исследование, по его мне­ нию, необходимо в неразрывной связи с деятельностью и твор­ чеством В. И. Ленина, так как «нельзя изучать историю партшг без истории Ленина или историю Ленина без истории партии» 12 .

М. С. Ольминский отрицательно относился к дореволюционно­ му, мелкобуржуазному принципу изучения истории партии как истории судебных процессов над членами партии 13 .

Историю Октябрьской революции, по мнению М. С. Ольмин­ ского, необходимо было написать с максимальной полнотой, ото­ бразить все ее стороны 14, изучить ход революции не только в 7 ЦПА ИМЛ, ф. 70, оп. 1„ д. 45, л. 73 (План М. С. Ольминского, 14 сентября 1920 г.) .

8 «X съезд РКП (б). Стенографический отчет», стр. 131 .

9 М. С. О л ь м и н с к и й. О м ем уарах.-«И з эпохи „ З в е з д о й „Правды"», 1921, .

вып. I, стр. 4 .

10 «X съезд РКП (б). Стенографический отчет», стр. 129—131, 133; М. Оль­ м инский. О мемуарах, стр. 4; он же. От Истпарта.— «Бюллетень Истпар­ та», 1921, № 1, стр. 1 .

11 Там же .

12 М. Ольм инский. По поводу Собрания сочинений т. Ленина.- «Пролетар­ ская революция», 1923, № 11 (23), стр. 98 .

13 ЦПА ИМЛ, ф. 70, on. 1, д. 45, л. 77 (План М. С. Ольминского, 14 сентябряг.) .

14 М. Ольм инский. От Истпарта, стр. 4 .

крупных центрах, но и на периферии 15, показать деятельность рядовых ее участников 16 .

М. С, Ольминский и возглавляемая им Коллегия Истпарта подчеркивали, что история Октябрьской революции и история партии должна быть написана «с пролетарской точки зрения» 17 .

Состояние источников не позволяло выполнить в 1920—1921 гг .

не только указанной задачи по истории партии и Октябрьской революции, но и написать даже самый краткий курс. Поэтому М. С. Ольминский и члены Коллегии Истпарта занялись собирани­ ем и созданием источников по истории партии и революции 18 .

Работа по собиранию, изучению, систематизации и созданию источников велась параллельно с осмыслением проблем марксист­ ского источниковедения и тех задач, которые стояли перед историками-марксистами в тот период. Они определялись необходимо­ стью продумывания всей суммы возможных источников, позво­ ляющих разработать научную историю Коммунистической партии .

Выявление ценности каждой группы документов, мемуаров, их важнейших достоинств и недостатков, осмысление всех возмож­ ных путей восполнения недостающей информации, разработка принципов исследования и критики источников были важнейшим условием решения поставленной задачи — «широкого и всесторон­ него изучения истории партии»19. Поэтому не случайно это направление стало основным в деятельности Истпарта и его ру­ ководителя М. С. Ольминского .

К источникам по истории партии М. С. Ольминский относил:

«литературу партии, постановления и протоколы съездов и конфе­ ренций» 20, «листки и постановления ЦК и заменяющих его орга­ нов, листки и постановления местных комитетов, подпольную пе­ чать, дневники, мемуары, анкеты, полицейские архивы» 21 .

Сотрудники Истпарта считали: «Все без исключения докумен­ ты, относящиеся к таким взрывам (революциям.— Я. Л/.), от 15 ЦПА НМД, ф. 70, on. 1, д. 45, лл. 91—92 об. (Конспект-минимум для со­ ставления воспоминаний, написанный рукой Н. Н. Батурина,— л. 91, и 92 об., и рукой М. С. Ольминского - л. 91 об. и 92) .

16 М. О л ь м и н с к и й. Работа для истории революции — работа для револю­ ции.— «Правда», 12 октября 1920 г .

17 «Ко всем членам партии». М., 1920, стр. 4 .

18 Там же, стр. 6; «План работы Комиссии по истории РКП, представлен­ ный Невским и утвержденный комиссией в заседании 13 сентября 1920 г.» (члены комиссии: М. С. Ольминский, Н. Н. Батурин, В. И. Нев­ ский, Д. Б. Рязанов). - «Из эпохи „Звезды“ и,,Правды“», 1921, вып. 1, стр. 184 (Приложение) .

19 ЦПА ИМЛ, ф. 70, on. 1, ед. 45, л. 73 .

20 Там же .

21 Там же, лл. 73, 74, 77 (План Ольминского); ЦГАОР СССР, ф. 5325 (ГАУ), оп. 25, д. 2, л. 9 (Доклад М. С. Ольминского на I Всероссийской конферен­ ции архивных работников); ЦПА ИМЛ, ф. 91, on. 1, д. 195, л. 28 (Материа­ лы для биографии М. С. Ольминского); М. С. О льм инский. Доклад Комис­ сии по изучению истории партии на IX конференции РКП ( б ).- «Правда», 20 сентября 1920 г.; ЦПА ИМЛ, ф. 91, on. 1, д. 48, л. 44 (Письмо М. С. Оль­ минского в ЦК РКП (б) от 26 сентября 1921 г.) .

шпионских донесений и частных писем до депеш иностранных:

послов являются ценнейшими материалами для истории проле­ тарской борьбы» 22; к ним также относили «политические до­ кументы, изображения, сведения, полученные путем анкет»23 .

М. С. Ольминский к ним относил «не только все печатные наши газеты, наши листки, наши брошюры и плакаты, но и белогвар­ дейские» 24 .

Необходимо отметить, что у Ольминского и у работников Ист­ парта помимо термина «источник» существовал термин «истори­ ческий материал», который отождествлялся с понятием «источ­ ник» 25. Этот термин был употреблен М. С. Ольминским еще в рецензии на первый номер журнала «Былое» в 1906 г. в больше­ вистском журнале «Наша мысль» 26. Следует оговорить, что в пер­ вой половине 20-х годов четкости в исторической терминологии еще не было .

В «Плане Ольминского» выделено из понятия «источник» по­ нятие «документ». «...Одной из неотложнейших задач,— писал М. С. Ольминский,— является создание источников — создание мемуарной литературы... воспоминания могут при этом попол­ няться документами, статьями из старых изданий» 27 .

Понятие «документ» М. С. Ольминский распространял также на газеты, фотоснимки, записки, черновики рукописей, приказы .

В обращении к коммунистам по поводу вечеров воспоминаний он писал 8 ноября 1920 г.: «Захватите с собою какие возможно документы (газеты, приказы, фотографические снимки, черновики, записки и пр.)» 28 .

В «Инструкции для собирания и хранения материалов по ис­ тории Октябрьской революции» Коллегия Истпарта дала опреде­ ление термина «документ». В ней говорилось: «Самый лучший ис­ точник для историка это подлинный документ. Под названием (документ.— Н. М.) нужно понимать не только официальный 22 От И стпарта«П ролетарская революция», 1921, № 1, стр. 4. Эта ста­ тья была опубликована без подписи, как редакционная, т. е. от имени всей Коллегии Истпарта. Написана же она была М. Н. Покровским (см .

М. О льм инский. Возникновение Истпарта и журнала «Пролетарская революция».- «Пролетарская революция», 1930, № 5, стр. 155) .

23 ЦПА ИМЛ, ф. 70, on. 1, д. 45, л. 89—89 об. (Обращение Истпарта «Ува­ жаемый товарищ!», гектографированное) .

24 Там же, л. 77 .

25 От Истпарта — «Пролетарская революция», 1921, № 1, стр. 7; ЦГАОР СССР, ф. 5325, оп. 25, д. 2, лл. 8, 9, 12 (Доклад М. С. Ольминского); ЦПА ИМЛ, ф. 70, on. 1, д. 45, л. 89; ф. 91, on. 1, д. 195, л. 28 (Материалы к био­ графии М. С. Ольминского, им самим составленные); М. С. О л ь м и н с к и й .

От Истпарта.— «Бюллетень Истпарта»», 1921, № 1, стр. 4, 5 .

26 М. О льм инский. «Былое» (Журнал, посвященный истории освободитель­ ного движения, № 1).— «Наша мысль», 1906, № 5, стр. 11 .

2* ЦПА ИМЛ, ф. 70, on. 1, д. 45, л. 7 4 -7 5 .

28 Там же, л. 72 (Обращение к участникам Октябрьского вооруженного восстания об устройстве вечера воспоминаний. Написано М. С. Ольмин­ ским 8 ноября 1920 г.) .

.документ: паспорт, договор, заключенный у нотариуса, грамоту и т. д., но и всякую рукопись, дневник, записку, собрание пи­ сем, заметки и прочее. Особенно ценен такой документ, который составлен для текущей жизни, а не для оповещения потомства» 29 .

Иными словами, Коллегия Истпарта во главе с М. С. Ольмин­ ским к документам относила все письменные источники, которые отлагаются в архивах в процессе деятельности учреждений и лю­ дей. Эту мысль подтверждает и указание, сделанное в той же инструкции, на необходимость сохранения документов в том по­ рядке, в каком они были найдены, ибо это обстоятельство «бы­ вает очень часто ценным для выявления характера документа, установления дат, значения документов и т. д.» 30 .

Отношение М. С. Ольминского к письменным и печатным ис­ точникам характеризуется также и тем, что работу в Истпарте Ж. С. Ольминский и члены Коллегии начали с ознакомления с состоянием архивных материалов. М. С. Ольминский, В. И. Нев­ ский ездили в Петроград, где работали в Историко-революцион­ ном архиве, в котором были собраны материалы бывшего Де­ партамента полиции, Охранного отделения, судебных палат;

просмотрели архивные фонды Москвы, где также ознакомились с документами по истории революционного движения, партии и Октябрьской революции31 .

В статьях и выступлениях на конференциях и съездах в 1920— 1922 гг. М. С. Ольминский дал характеристику источников по исто­ рии партии, определил степень их достоверности, описал состоя­ ние, в котором они находились. Это давало возможность сформу­ лировать задачи в области собирания и изучения источников, сто­ явшие в те годы перед историками-марксистами. Так, в докладе на IX конференции РКП (б) он говорил: «Что касается источников для изучения (истории.— Н. М.) партии, то они в высшей степени в плачевном состоянии. Еще то печально, что архивы в значитель­ ной степени находятся в руках меньшевиков. Мы, большевики, коммунисты, большей частью не знаем, в каком состоянии у нас находятся архивы» 32. В «Плане» он писал: «А дело это (с источ­ никами.— Н. М.) обстоит также в высшей степени плачевно. Пока можно указать лишь три источника, более или менее доступных для составителя курса: 1) литература партии, 2) постановления и протоколы съездов и конференций и 3) полицейские архивы» 33 .

В выступлении на X съезде РКП (б) Ольминский отмечал, что от старого времени остались «разные источники для изучения (исто­ рии.— Н. М.) партии,— это разный печатный материал: газеты, ле­ гальные и нелегальные, затем прокламации, резолюции, протоко­ 29 «Ко всем членам партии», стр. 14 .

30 Там же .

31 Отчет Истпарта (составлен М. С. Ольминским).-«Из эпохи „Звезды" и „Правды4», 1921, вып. I, стр. 189; ЦПА ИМЛ, ф. 70, on. 1, д. 45, л. 31 .

32 «Правда», 29 сентября 1920 г .

33 ЦПА ИМЛ, ф. 70, on. 1, д. 45, л. 73 .

лы... Затем нам досталось от самодержавия в наследство огромное количество архивов департамента полиции, жандармского управ­ ления, охрянки, судебных палат и т. п.» 34. Об этом же он говоршг и в докладе на I Всероссийской конференции архивных работни­ ков 30 сентября 1921 г.35

В своих выступлениях начала 20-х годов М. С. Ольминский:

четко поставил вопрос о степени ценности различных видов ис­ точников, установил причины неполноты сведений, содержащихся в источниках .

Рассматривая такие источники, как партийные газеты, легаль­ ные и нелегальные, прокламации, резолюции, протоколы, он го­ ворил: «...Весь этот материал не может служить достаточным ис­ точником, он совсем не освещает закулисной стороны жизни п деятельности партии». Партия работала в подполье и ей приходи­ лось «очень многое скрывать о своей деятельности». В силу этого «тогдашние газеты, в особенности, не могли говорить всего» 36 .

ЦК партии публиковал тогда также не все мотивировки резолю­ ций. Кроме опубликованных «всегда бывали и некоторые другие*, не высказанные, которые почему-либо неудобно было в свое время высказать» 37. Источников, исходящих из самой партии, в распоря­ жении Истпарта в то время было очень мало .

Полицейские же, жандармские, архивы охранки и судебных палат — этот источник, говорил М. С. Ольминский, «в высшей степени мутный, недостоверный и может дать лишь отражение истории партии через кривое зеркало» 38. Характеризуя послед­ ний вид источников на X съезде РКП (б), он говорил: «Многие’ думают, что эти дела могут явиться вполне достаточным источ­ ником для истории партии. М ы, ч л е н ы И с т п а р т а, п р и ш л и к з а к л ю ч е н и ю, ч т о э т о н е в е р н о » 39. Недостаточными эти источники, по мнению М. С. Ольминского, были как в силу того, что они содержали односторонние данные: наблюдения улич­ ных шпиков, материалы допросов, заведомо искажающие показа­ ния подследственных, которые стремились выкрутиться сами и обезопасить организацию и своих товарищей. В силу того что* указанные источники освещали деятельность революционеров с враждебно классовых позиций, трудно было найти действитель­ ное отражение истории партии в материалах охранки, судебные палат, полиции, жандармерии 40 .

Однако М. С. Ольминский и члены Коллегии не отказывались от использования этих источников. Они считали, что из них можX съезд РКП (б). Стенографический отчет», стр. 129, 130 .

35 ЦГАОР СССР., ф. 5325, он. 25, д. 2, л. 9 .

36 «X съезд РКП (б). Стенографический отчет», стр. 129, 130; ЦГАОР СССРГ ф. 5325, он. 25, д. 2, л. 9 .

37 Там же .

38 ЦПА ИМЛ, ф. 70, on. 1, д. 45, л. 73 .

39 Н МЪ63Д Стенографический отчет», стр. 130 (разрядка наша.— 40 См. там же, ЦГАОР СССР, ф. 5325, он. 25, д. 2, л. 9 .

яо и нужно брать «бесспорные данные: даты арестов, фамилии арестованных, приговор и более важные документы (проекты программ и т. п.). Эта выборка должна послужить скелетом»41 .

О методе изучения этих источников М. С. Ольминский в своем «Плане» писал: «Что касается политических процессов и данных жандармских и охранных учреждений, то пользоваться ими воз­ можно только после того, как хорошо уже выяснено событие или период жизни на основании других, более достоверных источ­ ников. Исключением могут быть такие случаи, когда за изучение судебного или охранного „дела“ берется лицо, лично принимав­ шее близкое участие в партийной работе того момента и места, к которому относится дело» 42 .

Следовательно, в начале 20-х годов Истпарт во главе с М. С. Ольминским проделал большую работу по осмыслению ис­ точников для изучения истории партии, дал их характеристику, определил отношение к полицейским, судебным, охранным и жан­ дармским материалам и разработал метод их использования при изучении истории партии .

М. С. Ольминский руководил выявлением имевшихся источ­ ников по истории Октябрьской революции. В обращении Истпар­ та «Ко всем членам партии» в 1920 г. сказано, что источников для изучения истории Октябрьской революции крайне мало. В рас­ поряжении историков были только «Собрание узаконений и рас­ поряжений рабочего и крестьянского правительства», столичные и провинциальные «советские газеты с их хроникой (причем нигде, ни в одном центральном книгохранилище, нет полного комплек­ та этих газет)» 43, что было недостаточно для того, чтобы «со­ ставить даже сколько-нибудь исчерпывающий внешний обзор со­ бытий», не говоря уже о том, чтобы восстановить «историю важ­ нейших актов Советской власти, ибо за коротким текстом того или иного декрета стояла длинная вереница проектов, докладных записок, прений в различных комиссиях в наркоматах, в ЦК партии, в самом Совнаркоме» 44. Уцелевшие документы находи­ лись в учреждениях, где они были созданы. Остальные сведе­ ния — в памяти участников45. В 1920 г. уже невозможно было найти «в самом Петрограде» некоторых газет за 1919 год потому, что бережностью хранения и стремлением к собиранию источ­ ников, по словам М. С. Ольминского, в ту пору не отличались46 .

На периферии же дело с источниками обстояло еще хуже, так как состав советских учреждений много раз менялся в течение 41 ЦПА ИМЛ, ф. 70, on. 1, д. 45, л. 31 (Отчет Истпарта к 1 марта 1921 г., написан М. С. Ольминским) .

42 Там же, л. 77 .

43 «Ко всем членам партии», стр. 4 .

44 Там же, стр. 5 .

45 Там же .

46 М. О л ьм инский. Работа для истории революции — работа для револю­ ции.— «Правда», 12 октября 1920 г .

трех лет и «в большинстве случаев сколько-нибудь правильно организованных архивов не было» 47 .

Кроме указанных источников по истории Октябрьской рево­ люции ценными для ее изучения в Истпарте считали также и «материалы наших врагов, относящиеся к периоду 1917— 1920 гг.» 48. Для дооктябрьского периода, а также для времени прав­ ления Колчака, Деникина и т. д. на занятых ими территориях ис­ точниками, как и для истории партии, с аналогичными оговорка­ ми, считали жандармские, полицейские, судебные и т. п. архивы, доставшиеся в руки Красной Армии49 .

К источникам по истории Октябрьской революции, револю­ ционного движения в целом относили также документы лиц, «иг­ равших крупную политическую роль: например, царские дневнини, записки какого-нибудь белогвардейского генерала или видного политического деятеля и т. д.» 50, но указывали, что эти доку­ менты имеют второстепенное значение в силу «ограниченности [их] поля зрения», трактовки событий с враждебных пролетариа­ ту позиций 51 .

В ознакомлении с источниками партийной общественности и историков партии и Октябрьской революции Коллегия Истпарта под руководством М. С. Ольминского особое внимание обратила на классовый характер источников, на то, что «каждый документ написан с позиций того или иного класса, к которому принадле­ жит его автор, и отражает интересы данного класса» 52 .

Недостаток источников по истории партии и Октябрьской ре­ волюции, гибель в тот период в большом количестве архивных материалов в стране заставили М. С. Ольминского и руководи­ мый им Истпарт проделать большую работу по организации спа­ сения, собирания, хранения и изъятия из частных рук источни­ ков по истории партии, Октябрьской революции, революционного движения, а также организации ведения и сохранения текущих партийных и советских архивов53 .

47 «Ко всем членам партии», стр. 5 .

48 ЕДОА ИМЛ, ф. 70, оп. 2, д. 45, л. 21 (План работы Комиссии по истории РКП, 13 сентября 1920 г. В состав комиссии входили: М. С. Ольминский, Н. Н. Батурин, В. И. Невский, Д. Б. Рязанов) .

49 «Ко всем членам партии», стр. 6 .

50 Там же, стр. 14 («Инструкция для собирания и хранения материалов по истории Октябрьской революции») .

51 «От Истпарта».- «Пролетарская революция», 1921, № 1, стр. 4, 6 .

52 Там же, стр. 4—7; «Ко всем членам партии», стр. 1—15 .

53 «X съезд РКП (б). Стенографический отчет», стр. 129, 131, 132; «Ко всем членам партии», стр. 4, 10—13, 14, 15; М. О л ьм инский. От Истпарта.— «Бюллетень Истпарта», 1921, № 1, стр. 4, 5,6; 1924, № 2, стр. 2; «Инструк­ ция для местных бюро Истпарта».— «Из эпохи «Звезды» и «Правды»», 1921, вып. I, стр. 187, 188; «Пролетарская революция», 1921—1924 гг., № 3—35 (сообщения о сборе источников в каждом номере журнала);

ЦПА ИМЛ, ф. 70, on. 1, д. 45, л. 89 (обращение «Уважаемый товарищ!»), л. 94— об. (Отчет Истпарта к 20 ноября 1922 г.); д. 94, л. 43 (Служеб­ ная записка о Куклинской библиотеке), л. 40 (О передаче анкет и биоВсе написанное В. И. Лениным М. С. Ольминский относил к особо важным докумнтам. Истпарт до открытия Института Ленина (31 мая 1924 г.) занимался сбором, изучением и публикацией ле­ нинского наследия. В 1921—1924 гг. в журнале «Пролетарская ре­ волюция» было напечатано (с комментариями) более 75 произведе­ ний и писем В. И. Ленина, а также его записки и телеграммы 5 \ Хранившиеся в Истпарте документы В. И. Ленина были переданы М. С. Ольминским в Институт Ленина 536. М. С. Ольминский зани­ мался установлением авторства В. И. Ленина в работах, опубли­ кованных им до революции без подписи или под малоизвестными псевдонимами 53в .

Итак, все сказанное М. С. Ольминским о документах, о пись­ менных и печатных источниках по истории партии и Октябрь­ ской революции, все сделанное им лично и Истпартом под его руководством для собирания и сохранения архивов позволяет ска­ зать, что М. С.

Ольминский в период всей своей деятельности в Истпарте (с момента его возникновения) считал, что без доку­ ментов и других письменных и опубликованных достоверных или хорошо проверенных источников написать историю партии и:

Октябрьской революции нельзя. Документы, созданные во враж­ дебном лагере: полицейские, жандармские, охранные, судебные,— являются историческими источниками. Использовать их надо очень осторожно в силу заведомо предвзятой трактовки событий, яв­ лений и деятельности революционеров. Брать в первую очередь пз этих источников, по его мнению, надо было содержавшиеся в них достоверные факты и изъятые при арестах партийные* документы и литературу. Исключение в отношении к «делам»

как к источнику, по его мнению, могло быть только в том слу­ чае, если изучать их будет партийный работник, знающий по личному участию исследуемый вопрос .

Для пополнения партийных источников п уменьшения про­ белов в имевшихся материалах Истпарт разработал широ­ кую программу развития фактографической и документальной ос­ новы, частью которой было срочное создание мемуаров и биогра­ фий партийных деятелей и участников русского и международно­ го революционного движения .

графий членов партии Истпарту), лл. 7, 57, 81—81 об. (Письма М. С. Оль­ минского в ЦК РКП (б), февраль — июнь 1924 г.); ф. 91, on. 1, д. 40, л. 5 (Письмо М. С. Ольминского в ЦК РКП (б), май 1921 г.); д. 48, лл. 43—44, 82, 140 об., 149 (Письма М. С. Ольминского и к нему об источниках) .

53а «Пролетарская революция», 1921, №№ 1, 2, 3; 1922, №№ 4, 5, 7, 10; 1923, .

№№ 3, 4, 6 -7, 9; 1924, №№ 1, 2, 3, 4, 5, 7, 8 -9, И .

536 «Пролетарская революция», 1923, № 11, стр. 270; ЦПА ИМЛ, ф. 70, on. 1, д. 73, лл. 5 - 8 (список работ и документов В. И. Ленина. Сделан М. С. Оль­ минским. Написан его рукой) .

53в М. С. О льм инский. Мое знакомство с Лениным.—«Литературная газета», .

29 января 1933 г.; ЦПА ИМЛ, ф. 91, on. 1, д. 4, лл. 3 -16 (список статей В. И. Ленина, опубликованных в газетах за 1911—1914 гг. без его подписи .

Сделан М. С. Ольминским. Написан его рукой) .

М. С. Ольминский поставил вопрос об ускоренном проведении работы по сбору мемуаров участников событий, в памяти кото­ рых сохранились факты. В связи с тем что старые коммунисты быстро уходили из жизни, а вместе с ними гибли и сведения по истории партии и революции, необходимо было как можно быст­ рее организовать написание мемуаров в массовом масштабе, со­ брать свидетельские показания о недавно прошедших событиях .

Уже в «Плане» М. С. Ольминский писал, что невозможно напи­ сание каких бы то ни было общих курсов и монографий «при указанной скудости источников, поэтому одной из неотложных задач является создание источников — создание мемуарной лите­ ратуры» 54. В докладе на IX партконференции он говорил, что «есть много живых людей, которые могли бы своими свидетель­ скими показаниями восстановить прошлое, могли бы написать мемуары» 55. На X съезде РКП (б) М. С. Ольминский отмечал, что в истории партии есть пробелы, не освещены целые периоды, что их можно довольно легко восполнить, «если опросить и запи­ сать рассказы старых рабочих, давно вошедших в партию, и ста­ рых деятелей из рядов интеллигенции» 56 .

Мемуары, по его мнению, нужны также для освещения дея­ тельности рабочей социал-демократии, по истории которой источ­ ники почти отсутствовали. «Жизнь партийной интеллигенции,— писал М. С. Ольминский в отчете Истпарта на 1 марта 1921 г.,— находила хоть небольшое отражение в партийной печати, история же рабочей социал-демократии почти не имеет источников». Исто­ рия, написанная только по литературным источникам, явилась бы слишком односторонней, «неполно выражала бы движение сре­ ди рабочих» 57 .

Мемуары позволяли связать воедино разрозненные факты, вы­ бранные из социал-демократических процессов, из архивов судеб­ ных палат, охранки, жандармского отделения. «Эти выборки,— писал М. С. Ольминский в том же отчете,— должны послужить скелетом для истории, а чтобы стать живым историческим мате­ риалом, они должны дополняться мемуарами» 58 .

Мемуары позволяли, по мнению М. С. Ольминского, раскрыть психологию людей, принимавших участие в революционном дви­ жении, объяснить мотивы тех или иных их побуждений и по­ ступков 59. В Истпарте считали, что создание истории без ме­ муаров затруднительно для тех историков, которые не знакомы 54 ЦПА ИМЛ, ф. 70, on. 1, д. 45, л. 74 .

55 «Правда», 29 сентября 1920 г .

56 «X съезд РКП (б). Стенографический отчет», стр. 130 .

'7 ЦПА ИМЛ, ф. 70, on. 1, д. 45, л. 31 (Отчет Истпарта, Написан М. С. Оль­ минским, опубликован в приложении к сборнику «Из эпохи „Звезды" и,,Правды“», 1921, вып. I, стр. 189; ЦГАОР СССР, ф. 5325, оп. 25, д. 2, л. 10 (Доклад М. С. Ольминского) .

58 «Из эпохи „Звезды“ и „Правды4», 1921, вып. I, стр. 189 .

ьэ «От Истпарта».— «Пролетарская революция», 1921, № 1, стр. 8 .

с событиями по личному участию, а также для ученых последую­ щих поколений60 .

Воспоминания, по мнению М. С. Ольминского, давали возмож­ ность восстановить условия жизни и работы рабочих, момент их пробуждения к политической жизни. «Нужно воскресить быт,— говорил М. С. Ольминский на X съезде РКП (б),— восстановить, как жили тогда. Ничего не поймешь в революционном рабочем движении, если мы не будем знать тогдашних условий жизни ра­ бочих,— -не только высоту их тогдашней заработной платы, но и всю обстановку их жизни: квартирные, бытовые, фабричные условия, как обращались с ними на фабриках и т. п.» 6 Эти све­ дения необходимы были также и для того, чтобы понять сущ­ ность идейной борьбы и политических выступлений социал-демо­ кратии. «Без такого знания,— писал М. С. Ольминский в марте 1921 г.,— покажутся висящими в воздухе и идейная, и полити­ ческая борьба» 62. Об этом же он говорил и 30 сентября 1921 ге в докладе на I Всероссийской конференции архивных работни­ ков 63 .

Воспоминания, по словам М. С. Ольминского, позволяли вос­ становить мотивировки решений съездов и конференций, которые ранее не были опубликованы по конспиративным соображениям 64 .

Он считал мемуары ценным источником для изучения истории Октябрьской революции и советского периода. «...И время после Февральской революции,— писал он в марте 1921 г.,— когда были разорваны тесные рамки подполья, не может быть освещено в достаточной мере по одним только печатным и письменным ис­ точникам. Эпоха 1917 и последующих годов с ее богатейшим содержанием борьбы за диктатуру пролетариата, эпоха советского и партийного строительства требуют для своего освещения немед­ ленного приступа к составлению мемуаров и дневников»65. Об этом же он говорил и на X съезде РКП (б) .

Для периода Октябрьской революции, гражданской войны и со­ ветского строительства мемуары, по словам Ольминского, нужны для того, чтобы собрать подробности как о фронтовых подвигах, так и о трудовой деятельности рядовых борцов за Советскую власть, описать революцию и последующие события не только в столице, но и на местах. «Нужно,— писал он в октябре 1920 г.,— записывать, пока из памяти не изгладились имена и подробно­ сти,...менее виден, но не менее существен героизм, проявлен­ ный многими на повседневной работе у станка, в учреждениях, на субботниках и т. п.» 66 60 «От Истпарта».— «Пролетарская революция», 1921, № 1, стр. 8—9 .

61 «X съезд РКП (б). Стенографический отчет», стр. 129-130 .

62 М. О льм инский. О мемуарах, стр. 3—4 .

63 ЦГАОР СССР, ф. 5325, оп. 25, ед. 2, л. 10 .

64 «X съезд РКП (б). Стенографический отчет», стр. 129 .

65 М. О. О льм инский. О мемуарах, стр. 3—4 .

66 М. Ольм инский. Работа для истории революции — работа для револю­ ции.— «Правда», 12 октября 1920 г .

М. С. Ольминский призывал писать мемуары, говорил, что этим должны заниматься участники и свидетели событий: «Ра­ ботайте все, товарищи, для истории революции и партии: запи­ сывайте, пишите воспоминания, спасайте печатные и рукописные документы» 67 .

Обращая большое внимание на мемуары как на необходимый материал для изучения истории партии и Октябрьской револю­ ции, М. С. Ольминский тут же отмечал недостаток этого вида — малую достоверность воспоминания взятого каждого в отдельно­ сти. «Правда,— говорил он на IX конференции РКП (б),— в су­ дебном деле давно известно, что все свидетели врут поневоле потому, что перспектива искажается» 68, и указывал способ уст­ ранения этого недостатка: «...но посредством сопоставления, вза­ имной проверки можно выяснить истину» 69. Это подчеркивал он и в выступлениях на X съезде РКП (б) и в работах: «О ме­ муарах», «От Истпарта». Об этом же говорилось и в «Объясни­ тельной записке к Анкете»: «Воспоминания, свидетельства оче­ видцев, рассказы участников событий имеют для историков гро­ мадное значение как источник. Надо собрать таких рассказов как можно больше, потому что один исправляет и дополняет или подтверждает другой. Путем критики этого материала удастся тем легче восстановить картину свершившегося, чем многочислен­ нее количество свидетельств очевидцев» 70 .

Говоря о важности написания мемуаров, М. С. Ольминский постоянно предупреждал, что пишущие воспоминания должны пользоваться имеющимися у них документами, письменными и печатными источниками для уточнения данных71. «...Комиссия не предполагает,— писал он в статье «О мемуарах»,— что мемуар должен заключать в себе непременно и исключительно только личные воспоминания. Память — вещь слишком ненадежная: где возможно, ей должны приходить на помощь и документы, и га­ зетная статья или книга» 72. В «Объяснительной записке к Ан­ кете» (1920 г.) не только указывалось на важность пополнения данных воспоминаний и сведений в ответах на анкеты Истпарта документами, но и представления Истпарту последних. «Если,— говорилось в этой записке,— у отвечающего (на анкету.— Н. М.) есть документы, так или иначе дополняющие, подтверждающие, подкрепляющие даваемые ими сведения, то очень желательно пред­ ставление комиссии этих документов» 73 .

67 Там же .

68 «Правда», 29 сентября 1920 г .

69 Там же .

«Объяснительная записка к Анкете».— «Ко всем членам партии». М., 1920, стр. 9 .

71 ЦПА ИМЛ. ф. 70, on. 1, д. 45, л. 75 .

72 М. Ольминский. О мемуарах, стр. 4 .

73 «Ко всем членам партии», стр. 9 .

8 История и историки 225 В «Плане» М. С. Ольминский разделил мемуары на два вида .

К первому он отнес мемуары «целостного автобиографического характера (от рождения автора, его детства и кончая старостью)», ко второму — мемуары, в которых описываются отдельные перио­ ды деятельности автора. Написание мемуаров первого вида он считал неприемлемым в то время из-за «остроты политической жизни», перегруженности «старых работников текущей работой и недостатка технических средств» 74 и предлагал избрать второй вид. «Нужно,— писал он там же,— вызвать мемуарную литерату­ ру применительно к отдельным ударным пунктам места и време­ ни (например, такой-то съезд, такой-то Комитет...)»75. Он разра­ ботал и темы для написания воспоминаний, которые также бы­ ли внесены в его «План» 76 .

Итак, М. С. Ольминским была дана оценка мемуарам как ис­ торическим источникам, определены виды мемуаров, установлен приемлемый для этого времени вид, поставлен и обоснован вопрос необходимости быстрейшего сбора мемуаров, определены возмож­ ности их использования в изучении истории партии и Октябрь­ ской революции .

К марту 1921, г. М. С. Ольминским была подготовлена спе­ циальная статья — «О мемуарах», опубликованная как введение к первому выпуску сборника— «Из эпохи „Звезды4 и „Правды4» .

В этом же выпуске он поместил свою работу «Общий очерк эпо­ хи», которая, по его словам, имела целью дать толчок к изучению эпохи, «вызвать к писанию воспоминаний каждого, кто соприкасал­ ся с этой эпохой, кто рос политически в это время» 77, и которые были примером того, как надо писать воспоминания .

Статья «О мемуарах» была научным руководством для напи­ сания мемуаров, их собирания и использования при изучении ис­ тории партии и Октябрьской революции. Она содержала и ценные источниковедческие наблюдения78. Исследование этих вопросов является предметом самостоятельного изучения .

К статье «О мемуарах» в качестве приложения были опубли­ кованы документы Истпарта: «Конспект-минимум для составле­ ния воспоминаний» по истории партии, написанный Н. Н. Бату­ риным по поручению М. С. Ольминского и при его участии (вто­ рая и третья страницы рукописи написаны рукой М. С. Оль­ минского) 79; «Инструкция для местных бюро Истпарта», утверж­ денная Коллегией Истпарта80. Эти документы были методиче­ скими разработками для написания воспоминаний и являлись 74 ЦПА ИМЛ, ф. 70, on. 1, д. 45, л. 74 .

75 Там же .

76 Там же, лл. 75—77 .

77 М. Ольм инский. О мемуарах, стр. 5 .

78 Там же, стр. 1—7 .

79 «Из эпохи „Звезды" и,,Правды“», 1921, вып. I, стр. 185; ЦПА ИМЛ, ф. 70, on. 1, д. 45, лл. 91, 91 об., 92, 92 об .

80 «Из эпохи „Звезды“ и „Правды", 1921, вып. I, стр. 187 .

руководством для работников Истпарта по сбору нужных сведений по всей стране .

М. С. Ольминский предложил для сбора мемуаров устраи­ вать вечера воспоминаний, разработал тематику и методику их проведения81. Вечера воспоминаний получили широкое распрост­ ранение в системе Истпарта с ноября 1920 г. 82 Они позволяли собрать большое количество ценных сведений, проверенных в хо­ де вечера, и получить часть документов, находящихся на руках, с другой части — снять копии 83 .

Следует отметить, что М. С. Ольминский не переоценивал мемуары как исторический источник, постоянно подчеркивал их недостатки и обращал внимание на необходимость помогать, где только возможно, памяти документами и другими письменными и печатными источниками. На мемуары, собранные в большом ко­ личестве, по определенному плану, перекрестно проверенные, опубликованные и, таким образом, подвергшиеся еще проверке, он смотрел как на источник, посредством которого можно воспол­ нить пробелы в источниковедческой базе, а также восстановить те явления, события, мотивировки решений съездов и конферен­ ций, которые тщательно скрывались ранее по конспиративным/ соображениям; изучить внутреннюю жизнь партии, жизнь и быт рабочих, взаимоотношения между социал-демократами рабочими и партийной интеллигенцией, уяснить влияние одних на других;

изучить особенности и колорит эпохи, настроение и психологию борцов, т. е. всего того, что не отражено ни в одном документе и без чего нельзя правильно связать воедино отдельные факты, отраженные в документах, и объяснить их .

Мемуары являлись источником для создания биографий рево­ люционеров. Массовый их сбор позволял выявить большое коли­ чество участников революционного движения, собрать о них све­ дения .

Биографии, по мнению М. С. Ольминского, могли стать источ­ ником для написания полной истории партии, с именами уча­ стников революционного движения, с деятельностью местных пар­ тийных организаций только при условии их массового создания84 .

81 [Обращение Истпарта к участникам Октябрьской революции о вечере' воспоминаний]. Написано рукой М. С. Ольминского. Регистрационная дата 8 ноября 1920 г. (ЦПА ИМЛ, ф. 70, on. 1, д. 45, л. 72—72 об.) .

82 «Бюллетень Истпарта», 1921 г., № 1, стр. 1; 1924, № 2, стр. 10-13, 25, 33, 35, 36 .

83 ЦПА ИМЛ, ф. 70, on. 1, д. 45, л. 72 об .

84 Там же, л. 75 (План Ольминского); л. 22 (План комиссии по изучению истории партии. Утвержден 13 сентября 1920 г. Члены комиссии:

М. С. Ольминский, Н. Н. Батурин, В. И. Невский, Д. Б. Рязанов); л. 71 («Собирание документов. Инструкция», 8 ноября 1920 г. Гектографирова­ на); «Из эпохи „Звезды“ и,,Правды“», 1921, вып. I, стр. 187; ЦПА ИМЛ, ф. 10, on. 1, д. 45, л. 31 (Отчет Истпарта к 1 марта 1921 г. Составлен М. С. Ольминским); д. 94, л. 40; ф. 91, on. 1, д. 48, лл. 43, 44, 69, 70, 71, 73 и др .

Работа по созданию биографий велась систематически с начала деятельности Истпарта85. Собирались документы, расспросные данные, воспоминания близких и хорошо знавших погибшего товарищей .

Издавались сборники биографий «Памятники борцам проле­ тарской революции до 1917 года» 86, «Памятники борцам проле­ тарской революции, погибшим в 1917—1921 гг.». М. С. Ольмин­ ский так охарактеризовал последний сборник: «В 1925 г. понадо­ билось уже третье издание. Было там немало фотографических снимков. К делу были привлечены не только истпартовские ра­ ботники, но и, можно сказать, вся партия. Получился том почти в 800 страниц. Были увековечены около трех с половиной тысяч погибших. Создан действительно памятник массового движения» 87 .

Все приведенные данные позволяют сказать, что М. С. Оль­ минский придавал первостепенное значение документам, письмен­ ным и печатным источникам, из которых выделял лишь как малодостоверные дела полицейских, жандармских, охранных, су­ дебных архивов, но никогда не отказывался от их использова­ ния. Более того, подчеркивал, что их необходимо использовать, выбирая в «делах» достоверные факты и партийные документы, изъятые при арестах .

Эти данные говорят о несостоятельности утверждения А. А. Ку­ лакова, что М. С. Ольминский «считал мемуары основными ис­ точниками по истории партии до 1917 г.» 88 .

К мемуарам, т. е. к каждому отдельно взятому воспоминанию, он относился как к источнику малодостоверному и всегда подчер­ кивал необходимость тщательной проверки данных мемуаров, но считал возможным использовать их для восполнения пробелов в источниковедческой базе (при условии массового их сбора и тща­ тельной всесторонней проверки), выявления причин принятия тех или иных решений партийных съездов и конференций (ранее не опубликованных по конспиративным соображениям), а также изу­ чения психологии и быта революционеров, условий жизни ра­ бочих, установления связи между отдельными фактами, зафик­ сированными в документах. Можно сказать, что М. С. Ольмин­ ский раскрыл связь различных типов источников, их органиче­ скую взаимодополняемость .

Написание истории партии и Октябрьской революции он счи­ тал возможным только при условии выявления, сопоставления 85 ЦПА ИМЛ, ф. 91, on. 1, д. 37, л. 28 (Письмо М. С. Ольминского); д. 41, л. 46 об. (Ответ Ольминского на «Тезисы по перестройке работы Инсти­ тута Ленина в 1929-1930 гг.») .

86 Там же, д. 37, л. 6 .

87 Там же, л. 28 (Письмо М. С. Ольминского без даты) .

88 А. А. К у л а к о в. Из истории создания и деятельности Истпарта (K omhcj сия по истории Октябрьской революции и истории Коммунистической партии) 1920—1928 гг. Автореферат канд. дисс. Л,. 1967, стр. 4 .

и изучения всех имеющихся исторических источников (как из ре­ волюционного, так и враждебного лагеря) .

Прошло около полувека с тех пор, как рассматривались эти вопросы. Советское источниковедение и археография проделали большой путь. Многие вопросы, которые в те годы только начи­ нали разрабатываться, в современных условиях кажутся давно ре­ шенными, не нуждающимися в освещении. Однако обнаружен­ ные и изученные нами материалы позволяют проследить, как историки-марксисты в первые годы Советской власти ставили и решали эти вопросы, исходя из задач и уровня развития исто­ рической науки того времени. Это были первые шаги советского марксистского источниковедения .

Новая историческая проблематика, появившаяся после рево­ люции, потребовала не только введения в научный оборот боль­ шого количества исторических фактов, но и осмысления их зна­ чения для исторической науки, их достоверности и ценности .

Поэтому работы Истпарта тех лет, его руководителя — М. С. Оль­ минского и других сотрудников (М. Н. Покровского, Н. Н. Ба­ турина, В. В. Адоратского, В. И. Невского) позволяют просле­ дить возникновение и становление советского источниковедения, особенно по вопросам истории партии и Октябрьской револю­ ции .

–  –  –

1. Из истории общины в Сибири.— «Правда», 1904, № 7 .

2. Из истории дореформенной печати.— Там же, № 10 и 11 .

3. Из истории сектантства в Якутской области.— «Правда», 1905, № 8, 10 .

4. Движение земельной собственности и продажные цены на землю в С.-Петербургской губернии за пятилетие (1888—1892 гг.) по данным Нотариата Окружного суда.— «Статистический сбор­ ник по С.-Петербургской губернии. 1893 год». СПб., 1895, стр. 3—142 .

5. Наем на сельскохозяйственные работы и величина заработной платы в летний период 1893 года.— Там же, стр. 189—215 .

6. О паспортах и билетах.— Там же, стр. 216—239 .

7. «Свобода печати». СПб., 1906, 76 стр .

8. В ожидании Государственной думы.— «Образование», 1906, № 1, ч. II, стр. 35—47 .

9. Соцпалист-утопист в оценке современников.— Там же, № 12, ч. I, стр. 15—52 .

10. Разрушение легенды.— «Вестник жизни», 1907, № 3, стр. 72— 83 .

11. Покушения и провокации.— Там же, № 4, стр. 35—51 .

12. Право на свободу печати.— «Образование», 1908, № 1, ч. Н г стр. 1—37; № 2, ч. II, стр. 38—81 .

13. Перед реформой.— Там же, № 6, ч. II, стр. 27—70 .

14. «Государство, бюрократия и абсолютизм в истории России» .

СПб., 1910, 176 стр.; Изд. 2. Пг., 1919; Изд. 3. Л., 1925 .

15. Голод и ставка на сильных.— «Звезда», 23 октября 1911 г .

16. Старый знакомый.— «Звезда», 12 ноября 1911 г .

17. Поучительная картина.— «Правда», 25 апреля 1912 г .

18. Средневековье.— «Правда», 19 августа 1912 г .

19. Культурные люди и нечистая совесть.— «Правда», 23 августа 1912 г .

20. О газете «Правда».— «Правда», 26 августа 1912 г .

21. Девятое января.— «Правда», 9 января 1913 г .

22. Могилы 9 января.— Там же .

23. Амнистия.— «Правда», 11 января 1913 г .

24. 19 февраля и крепостное право.— «Правда», 19 февраля 1913 г .

25. Братская могила.— «Правда», И мая 1913 г .

26. «Правда».— «Правда», 29 мая 1913 г .

27. Бакинские радикалы.— «Северная правда», 13 августа 1913 г .

28. Бакинские дела.— «Северная правда», 14 августа 1913 г .

29. Либеральные неудачи.— «Северная правда», 21 августа 1913 г .

30. Об организации найма в Петербурге.— Там же .

31. Петербург в цифрах.— «Северная правда», 24 августа 1913 г .

32. Что такое экспроприации.— «Путь правды», 11 апреля 1914 г .

33. Салтыков-Щедрин.— «Путь правды», 13 апреля 1914 г .

34. Прошлое и настоящее.— «Наша газета», 29 сентября 1915 г .

35. Облетели цветы...— Сб. «Под старым знаменем». Саратов, 1916, стр. 8 8 -9 4 .

36. Первые итоги.— Там же, стр. 39—52 .

37. До войны.— В кн.: Н. Батурин. Очерк истории социал-демо­ кратии в России. Изд. 2. М., 1917, стр. 118—171; то же, пе­ репечатанное со второго издания. М., 1922, стр. 113—163 .

38. О смысле русской революции.— «Правда», 1917, № 7 .

39. О т. Ленине.— «Социал-демократ», 26 мая (8 июня) 1917 г .

40. О провокаторе Черномазове.— «Правда», 1917, № 8 .

41. Что значит «Вся власть Советам».— «Правда», 13 января 1918 г .

42. Тов. Ленин.— «Вестник жизни», 1918, № 2, стр. 8—15 (пе­ репечатана: «Пролетарская революция», 1942, № 3, стр. 24— 33) .

43. Неверный шаг.— «Правда», 24 марта 1918 г .

44. Неподкупный. Мари-Исидор-Максимилиан Робеспьер.— «Творчество», 1918, № 8, стр. 13—15 .

45. Октябрьские годовщины.— «Коммунар», 12 октября 1918 г*

46. Ход событий.— В кн.: «Москва в Октябре». М., 1919, стр. 30—37; То же.— В кн.: «Москва в Октябре 1917 г.». М., 1922, стр. 30—38 .

47. Берегите газету.— «Вечерние известия», 9 ноября 1919 г .

48. Работа для истории революции — работа для революции.— «Правда», 12 октября 1920 г .

49. Очерк Российской Коммунистической партии большевиков .

- Ц П А ИМЛ, ф. 91, оп. 1, д. 22, лл. 1 -2 3 .

50. Пробел в нашей истории.— «От группы Благоева к „Союзу борьбы"». М., 1921, стр. 3—6 .

51. От подполья к диктатуре.— Сб. «Больше внимания партии» .

Харьков — Полтава, 1921, стр. 63—72 .

52. Общий очерк эпохи.— Из эпохи „Звезды4 и „Правды4». [М], 1921, вып. 1, стр. 9—164 .

53. О мемуарах.— «Из эпохи „Звезды4 и „Правды4 », 1921, вып. I, стр. 3—8 .

54. От редакции.— «Из эпохи „Звезды4 и „Правды4», 1921, вып. II, стр. 3—5 .

55. Происхождение жандармов.— «Из прошлого», 1922, стр. 3— 10 .

56. Заря революционного романтизма.— Там же, стр. 10—38 .

56а. Золотой век народничества и марксизм.— Там же, стр. 38—65 .

57. Значение декабрьского восстания 1905 года.— Там же, стр. 71—78 .

58. «Искра» и «Правда».— «Рабочая Москва», 5 мая 1922 г .

59. «История „Звезды4», «История „Правды*4 4 ».— «Рабочая Моск­ ва», 5 мая 1922 г .

60. Какие дураки бывают на свете.— «Юный коммунист», 1922, № 1 0 -1 2, стр. 2 4 -2 6 .

61. 1 мая в России (Вместо тезисов).— «Пролетарий» (Оренбург), 1923, № 3 .

62. Две годовщины.— «Рабочая Москва», 16 декабря 1923 г .

63. По поводу собрания сочинений т. Ленина (Материалы и до­ кументы).— «Пролетарская революция», 1923, № 11, стр. 97— И З .

64. Большевистская печать с 1905 г.— «Журналист», 1925, № 12, стр. 6—8 .

65. Наши первые газеты.— «Экран», 1925, № 13 .

66. Партийные газеты 1905 г.— «Известия», 20 декабря 1925 г .

67. Ценность воспоминаний.— «Журналист», 1927, № 2, 3, стр. 17 .

68. Проверяйте воспоминания.— Там же, № 2, стр. 15 .

69. О Л. Н. Толстом.— «Правда», 31 января 1928 г .

70. Ленин или Лев Толстой? — «Правда», 4 февраля 1928 г .

71. Наше отношение к Л. Н. Толстому.— «Огонек», 1928, № 4 .

72. О «Сборниках друзей».— «Пролетарская революция», 1928, № 9, стр. 193—195 .

73. Необходимые замечания об одной вредной книге (Е. Бройдо .

В рядах Р С Д Р П ).- Там же, 1929, № 2 - 3 .

74. Назревшие вопросы. М., 1910 г. Полностью не была опублико­ вана. В сокращенном виде опубликована под заглавием «Госу­ дарство и бюрократия».— «Из эпохи „Звезды4 и „Правды4»Изд. второе, дополненное. М.— Л., 1929, стр. 332—349 .

75. Общий очерк эпохи.— Там же, стр. 322—323 .

76. К вопросу об истории частного совещания 22 большевиков.— «Пролетарская революция», 1930, № 2—3, стр. 185 .

77. «Ленин или не Ленин?» — Там же, 1931, № 1 .

78. Редакторская работа т. Ленина.— Сб. «Старый большевик»* 1933, № 5 (8), стр., 141-143 .

79. От автора.— «1915—16» (статьи до революции). Изд-ва Коммун, ун-та им. Я. М. Свердлова. М., 1926, стр. 3—6 .

–  –  –

80. «Памяти погибших». Сборник некрологов. СПб., 1907 .

81. Три письма (Г. И. Петровского, Я. М. Свердлова, В. П. Антонова-Саратовского).— «Пролетарская революция», 1922, № 4* стр. 275—282 .

–  –  –

85. «Былое» (Журнал, посвященный истории освободительного движения, № 1).— «Наша мысль», 1906, № 5 .

86. С. Г. Сватиков. Общественное движение в России (1700— 1895).— «Образование», 1906, № 5 .

87. Н. Рожков. Исторические и социальные очерки. Часть II .

М., 1906,— Там же, № 7 .

88. Российские партии, союзы и лиги. Составлено Ивановичем, редакция Фольберка и Чернолуского. СПб., 1906.— Там же* 89. «Самодержавие и печать в России». Библиотека «Светоча»

под редакцией С. А. Венгерова. СПб., 1906. Там же, № 8 .

90. В. А. Мякотин. Из истории русского общества. Второе изда­ ние. СПб., 1906.— Там же .

91. Проф. М. А. Рейснер. Русский абсолютизм и европейская ре­ акция.— Там же, № 11а .

92. М. В. Довнар-Запольский. Мемуары декабристов (Записки, письма, показания, проекты конституций из следственного де­ ла, с вводной статьей). Киев.— Там же, № 11 .

93. М. В. Д овнар-Запольский. Идеалы декабристов.—Там же* $4. П. И. Пестель. Русская Правда. Наказ временному верхов­ ному правительству. СПб., 1906.— Там же .

95. Рабочий ежегодник. Год первый. Пг., 1906.— «Былое», 1906, № И .

96. М. Ростоцкая. Потемкинские дни в Одессе.— Там же, № 11 .

97. Макс Вебер (профессор Гейдельбергского университета). Ис­ торический очерк освободительного движения в России и по­ ложение буржуазной демократии. 1906.— «Образование», 1906, № 12 .

98. Ю. Стеклов. Историческое подготовление русской социал-де­ мократии. СПб., 1906.— «Былое», 1906, № 12 .

99. Н. Батурин. Очерк истории социал-демократии в России (лек­ ции и рефераты по вопросам программы и тактики с.-д., вып .

V I). М., 1 9 0 6.- Там же .

100. Пан. Из недавнего революционного движения. СПб., «Бы­ лое», 1907 № 1 (1 3 ) .

101. М. В. Довнар-Запольский. Тайное общество декабристов.— «Образование», 1907, № 2а .

102. К. Л евин. Декабристы. Г. Плеханов. 14-е декабря 1825 г.— Там же, № 2а .

103. Н. Котляревский. Декабристы — кн. А. Одоевский и А. Бе­ стужев. СПб., 1907.— Там же, № 3 .

104. Мих. Л ем ке. Политические процессы М. М. Михайлова, Д. И. Писарева и Н. Г. Чернышевского. СПб., 1907.— Там же .

105. «Русская историческая библиотека», 1906, № 3—5.— Там же, № 4 .

106. «Галерея шлиссельбургских узников». Под редакцией Н. Ф. Анненского, В. Я. Богучарского, В. М. Семевского и П. Ф. Якубовича, ч. 1. СПб., 1907.— Там же, № 7а .

107. В. Бернштамм. Около политических. СПб., 1907.— Там же, № 10 .

108. «Декабристы». Материалы для характеристики. Изд .

М. М. Зензинова, под ред. приват-доцента Головачева. М., 1907.— Там же, № 12 .

109. Федор Страхов. По ту сторону политических интересов. М., 19Q7.— «Образование», 1907, № 12 .

110. «История России в XIX в.», вып. I. Изд. Т-ва «Бр. А. и И. Грант и К°». М., 1907, вып. I.— «Современный мир». 1908, № 1 (январь); вып. V I—V III.— Там же, № 5 (май) .

111. Мих. Лемке. Николаевские жандармы и литература 1826— 1855 гг. По подлинным делам Третьего отделения. 1908.— «Образование», 1908, № 1 .

112. М. Гершензон. История «Молодой России». М., 1908.— Там же, № 2 .

113. Мих. Лемке. Очерки освободительного движения шестиде­ сятых годов. По неизданным документам. СПб., 1908,— Там же, № 4 .

114. К. А. Пажитнов. Положение рабочего класса в России* Изд. 2. СПб., 1908.— Там же .

115. «Очерки забастовочного движения рабочих бакинского неф­ тяного района за 1903—1906 гг.». Баку, 1907.— «Минувшие годы», 1908, № 4 .

116. Л. Ф. Пантелеев. Из воспоминаний прошлого, кн. И. СПб., 1908.— Там же, № 5—6 .

117. «Дело о погроме в Орше 21—24 декабря 1905 г.». СПб., 1908.— Там же .

118. «Ник. Гавр. Чернышевский, его время, жизнь и сочинения» .

М., 1908.— «Образование», 1908, № 5а .

119. П арвус. Колониальная политика и крушение капиталисти­ ческого строя. СПб., 1908.— Там же, № 6 .

120. Б. Б. Глинский. Борьба за конституцию. 1812—1864 гг.— «Современный мир», 1908, № 4 .

121. С. М. Степняк-Кравчинский. Эскизы и силуэты (Собра­ ние сочинений, ч. 5). СПб., 1908.— Там же .

122. В. В. Судьба капиталистической России. СПб., 1907.— «Те­ кущая жизнь», январь 1908 г .

123. «Социалистическое строительство». Библиография.— «Прав­ да», 28 декабря 1918 г .

124. Н. Л енин (В. Ульянов). Собрание сочинений, т. IV. «Иск­ ра».— «Пролетарская революция», 1921, № 1, 2 .

125. Л. Д ейч. Хождение в народ. Из воспоминаний. Пг., 1920.— «Пролетарская революция», 1921, № 1 .

126. Л. Дейч. Русская революционная эмиграция 70-х гг. Пг.г 1920.— Там же .

127. Н. А ш еш ов. Н. И. Рысаков. Материалы для биографии и характеристики. Пг., 1920.— Там же .

128. Л. Дейч. С. М. Кравчинский. Пг., 1919.— Там же .

129. Н. Ашешов. Андрей Иванович Желябов. Материалы для биографии и характеристики. [Пг.], 1919.— Там же .

130. Н. Бабахан. Крымское подполье (1919—1920). Ялта, 1921.— Там же .

131. «Три года борьбы астраханского правительства». Историче­ ский сборник, 1920, № 1. Астрахань.— Там же, № 2 .

132. А. А. Френкель. Орлы революции. Русская Вандея. Очерки гражданской войны на Дону. Ростов н/Д., 1920.— Там же .

133. «Из партийного прошлого. Сборник воспоминаний о пар­ тийной работе в Калуге». Калуга, 1921.— Там же, № 3 .

134. «Известия Гомельского губкома РКП (б)», 1920—1921 гг., № 5—11; Там же .

135. П. Ленин {В. У льянов). Собрание сочинений, т. 4; «Искра» .

1900—1903 гг. М.—Пг. [1920].— Там же .

136. Г. Н. Раковский. В стане белых.— Там же .

137. К. И. Соколов. Правление ген. Деникина.— Там же .

138. «Октябрьское наступление на Петроград и причины неудачи похода (записки белого офицера)».— Там же .

139. Смоленский. Крымская катастрофа.— Там же .

140. А. А ргунов. Между двумя большевизмами,— Там же .

141. Я. А. Слащев-Крымский. Требую суда общества и гласности (оборона и сдача Крыма). Изд. 2, Константинополь, 1921.— Там же .

142. «Образование Северо-Западного правительства. Объяснения В. Д. Кузина-Караваева, А. В. Каратаева и М. Н. Суворова» .

Гельсингфорс, 1919.— Там же .

143. J1. Г. Дейч. Почему я стал революционером. Пг., 1921; он же. С. М. Кравчинский. С приложением статьи В. И. Засу­ лич. Пг., 1919.— «Печать и революция», 1921, кн. 3 .

144. Н. П. Павлов-Сильванский. Павел Иванович Пестель. Био­ графический очерк. М., 1919.— Там же .

145. «Русская революция и РКП», вып. 1. От зарождения с.-д-тии .

1922.— «Пролетарская революция», 1922, № 7 .

146. «Февраль. Сборник воспоминаний о 1917 годе».— Там же, № 8 .

147. «Сибирские огни», 1922, № 2.— Там же .

148. «1 марта 1877 г. Воспоминания И. Д. Лукашевича». М., 1920.— «Печать и революция», 1922, кн. 1 .

149. «Поправка к статье Н. Карзыкина».— «Пролетарская рево­ люция», 1922, № 5 .

150. «По поводу Собрания сочинений т. Ленина».— Там же, 1923, № 11 .

151. В. Н евский. Очерк по истории РКП (б), ч. I. Пг., 1923.— Там же, 1924, № 5 (28) .

152. «Ленин или не Ленин?». По поводу X тома Сочинений Ле­ нина.— Там же, № И .

153. В. А. Апуш кин. Генерал от поражений.— «Былое», 1925.— «Каторга и ссылка», 1925, кн. 5(8) .

154. По поводу книги «Лев Яковлевич Карлов».— «Пролетар­ ская революция», 1928, № 1 .

155. О сборниках друзей. «Леонид Борисович Красин («Ники­ тич»). Годы подполья. Сб. воспоминаний, статей и докумен­ тов».— Там же, № 9 .

156. Е. Брайдо. В рядах РСДРП.— Там же, 1929, № 2—3 .

157. По поводу воспоминаний о Ленине Н. К. Крупской и А. В. Луначарского.— Там же, 1930, № 2—3 .

158—159. И. И. Скворцов-Степанов. Избранные произведения, т. 1, М., 1930.— Там же, 1931, № 1 .

П редисловия

160. После одиночки. Изд-во «Вперед», 1906 .

161. К газетам «Вперед» и «Пролетарий» 1905 года, вып. 1, ГИЗ, 1924 .

162. К переизданию «Социал-демократических газет 1905 года» .

ГИЗ, 1925-1926 .

163. К переизданию газеты «Новая жизнь», 1925— -1926 .

164. К сборнику «Старый товарищ Алексей Павлович Скляренко (1870-1916)». М., 1922 .

165. К публикации «Три письма».— «Пролетарская революция», 1922, № 4 .

166. К книге «Ленин о Троцком и троцкизме». М., 1925 .

167. Рабочая газета «Правда». Предисловие к переизданию .

«Правда» 1917 г.. 1927, вып. 1 .

168. От автора. «Из эпохи „Звезды4 и „Правды4» 1911—1914 гг .

Изд. второе, дополненное. М.— Л., 1929 .

Письма

169. Ответ товарищу подписчику.— «Северная правда», 20 августа 1913 г .

170. Ответ т. Шляпникову.— «Пролетарская революция», 1925, .

№ 2 .

171. Ответ тов. Сорину.— Там же, 1928, № 2 .

172. Ответ тов. Чужаку.— Там же, 1930, № 6 .

173. Ответ тов. Ярославскому.— Там же, № И .

174. Ответ тт. Минцу и Сорину.— Там же, 1931, № 1 .

175. Письма в редакцию газеты «Звезда» 19 марта и 7 мая 1911 г .

176. Письмо в редакцию «Правды» 4 января 1913 г .

177. О сотрудничестве в «Правде».— «Правда», 2—3 апреля 1913 г .

178. Письмо в редакцию газеты «Пролетарий» (Харьков), 20 апреля 1917 г .

179. Письма в редакцию журнала «Пролетарская революция», .

1921, № 1; 1922, № 8 .

180. Письмо в редакцию «Правды» (О «летучих листках» ЦК в 1905 г.), 31 марта 1924 .

181. От Истпарта.— «Пролетарская революция», 1924, № 5 (28) .

182. В защиту Истпарта.— Там же, № 6 (29) .

183. Мои ошибки.— Там же, № 12 (35) .

184. Письмо в редакцию газеты «Правда» 31 марта 1925 г .

185. Странный журнал (Письмо в редакцию).— «Правда», 4 ян­ варя 1925 г .

186. Письмо в редакцию «Пролетарской революции», 1925, № 5 (40) .

187. По поводу книги «Лев Яковлевич Карпов».— Там же, 1928г № 1 (72) .

188. Письмо в редакцию журнала «Пролетарская революция»,, 1928, № 1 (72) .

189. Письмо в редакцию по поводу IV т. Сочинений В. И. Ле­ нина, 2 изд.— Там же .

190. П. Красиков {П авлович). Поправка.— Там же, № 9' (80) .

191. Письма в редакцию журнала «Пролетарская революция»:

1929, № 1, 12; 1930, № 1, 4, 6, И ; 1931, № 1 .

Мемуары

–  –  –

ПУБЛИКАЦИИ

ИЗ РУКОПИСНОГО НАСЛЕДИЯ В О КЛЮЧЕВСКОГО

. .

(НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ К КУРСУ

ПО РУССКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ)

–  –  –



Pages:     | 1 | 2 ||

Похожие работы:

«2017/3(29) Гуманитарные исследования Шапинская Е.Н.Образы власти в русской музыкальной культуре: от мифа к десакрализации Аннотация. В статье рассмотрена проблема интерпретации образов власти в русской музыкальной культуре. Показано, что смена отношения к фигурам власти в социокультурн...»

«Бастион Персональные данные Версия 1.7.4 Бастион Персональные данные 1 Оглавление 1 Список принятых сокращений и обозначений 2 Нормативное обеспечение 3 Классификация информационных систем персональных данных 3.1 Общие данные 3.2 Категории персональных данных 3.3 Объем обрабатываемых...»

«Григорович Л.А. ВИЗУАЛЬНОЕ ВОСПРИЯТИЕ ТЕКСТА И СЛОВАРЬ ЯЗЫКА ПОЭЗИИ1 Оптический (визуальный) образ текста — первое, с чем сталкивается реципиент любого письменного текста; данный образ формируется специфическими свойствами книжной формы, в состав которых вход...»

«2 РАМОЧНАЯ КОНЦЕПЦИЯ РАЗМЕЩЕНИЯ ВЫВЕСОК НА ФАСАДАХ ДОМОВ №25, 27, 29, 31 ПО ПРОСПЕКТУ ЛЕНИНА (“МУЗЕЙНЫЙ КВАРТАЛ”). ТУЛА . 2016 ГОД Дизайнер проекта – Юрий Сурков Тульский историко-архитектурный музей расположен в историческом и административном центре Тулы, на главном просп...»

«Б А Ш И Е Р Н И Ж У Д ХАССАН Проблемы экономического развития царства Мероэ (VIII в. до н.э. IV в. И.Э.). Специальность 07.00.03 всеобщая история (Древний мир и Средние зека) Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических на...»

«Ерошкин Н.П. История государственных учреждений дореволюционной России СОДЕРЖАНИЕ Введение3 § 1. Государство и государственные учреждения3 § 2. Предмет и задачи истории государственных учреждений дор...»

«Л. В. Круглова. Гейне, Лермонтов и Рильке: к истории одного вольного переложения УДК 82-1 Л. В. Круглова ГЕЙНЕ, ЛЕРМОНТОВ И РИЛЬКЕ: К ИСТОРИИ ОДНОГО ВОЛЬНОГО ПЕРЕЛОЖЕНИЯ Освещены вопросы истории русс...»

«ПЯТЫЕ ОТКРЫТЫЕ СЛУШАНИЯ "ИНСТИТУТА ПЕТЕРБУРГА". ЕЖЕГОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ПРОБЛЕМАМ ПЕТЕРБУРГОВЕДЕНИЯ. 10– 11 ЯНВАРЯ 1998 ГОДА. Н. М. Цилько ИСТОРИЯ ПЕТЕРБУРГСКОГО ПИВОВАРЕНИЯ В 70-е годы я жила в Коломне, в самом конце Ек...»

«СОДЕРЖАНИЕ 1.Пояснительная записка 1.1. Характеристика учебного предмета, его место и роль в образовательном процессе 1.2. Организация учебного процесса 1.3. Цели и задачи учебного предмета 1.4. О...»

«Муниципальное бюджетное образовательное учреждение дополнительного образования "Центр дополнительного образования детей" управления образования администрации Мариинского муниципального района Муниципальный конкурс на лучшую организацию работы музеев образовательных организаций Мар...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ И ССЛЕДО ВАН И Я ПО И СТО ЧН И КО ВЕДЕН И Ю И СТО РИ И РО ССИ И Д О О КТЯБРЬСКО ГО П ЕРИ О Д А СБОРНИК СТАТЕЙ М осква 1993 042(02)1 Редколлегия: Д.и.н. КУ Н В.А. (ответственный ред...»

«Национальный исследовательский университет "Высшая школа экономики" Программа дисциплины "Русский язык и история языка" (майнор "Лингвистика") для подготовки бакалавра Правительство Российской Федерации Федеральное го...»

«Л. Р. Павлинская РОД, ОБЩИНА И ПЛЕМЯ В ТРАДИЦИОННОМ ОБЩЕСТВЕ БУРЯТ XVII — НАЧАЛА XX в. Родовые учреждения вывели часть человечества из дикости и довели до цивилизации. Льюис Генри Морган Статья посвящена изучению социальных функций рода, общины и племени в традиционном обществе бурят — кочевников-скотоводов Юго-Во...»

«Стефан Куртуа Николя Верт Жак-Луи Панне Анджей Пачковский Карел Бартошек Жан-Луи Марголен ПРЕСТУПЛЕНИЯ ТЕРРОР РЕПРЕССИИ миллионов жертв Новая стр. Издательство "Робер Лаффон" и авторы посвятили эту книгу памяти Франсуа Фюре, который обещал, но не успел написать к ней предисловие ЧЕРНАЯ К Н И Г А КОММУНИЗМА Оригина...»

«Приходько Максим Александрович УЧЕНИЕ РАННИХ АПОЛОГЕТОВ в ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКОМ КОНТЕКСТЕ (ИУСТИН ФИЛОСОФ И ТАТИАН АССИРИЕЦ) Специальность 09.00.03 история философии АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук 2 8 АВГ 2014 Санкт-Петербург Работа выполнена на кафед...»

«УДК 327 ББК 66.4 Г 95 Гурджиев Л. Г 95 Сталин шутит. / Автор-составитель Л. Гурджиев. – М.: ООО "ТД Алгоритм", 2016 – 352 с. – (Юмор – это серьезно) ISBN 978-5-906817-90-7 В 1936 году агентство "Ассошиэйтед Пресс" информировало: Сталин умер. Вскоре через газету "Правда" ответил са...»

«СПИРОМЕТР АВТОМАТИЗИРОВАННЫЙ МНОГОФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ МАС-1 ШБИФ.689.001-007.00.00 РЭ ВЕР. t28-03 РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ ОГЛАВЛЕНИЕ страница Глава 1 Базовые сведения о спирометре. 4 1.1. Распаковка и...»

«V. СТЕРЕОТИПЫ МИФА V.1. Casus Tolkien: исторический миф без запрещённых приёмов Мы так долго говорили о вреде, причиняемом историческими мифами, что встаёт законный вопрос: возможен ли вообще безвредный миф на историческом (или псевдоисторическом) материале? Да, возможен, и одного...»

«МАТЕРИАЛЫ ЗАДАНИЙ олимпиады школьников "ЛОМОНОСОВ" по истории 2015/2016 учебный год http://olymp.msu.ru Запрещается делать пометки, раскрывающие авторство работы Заочный этап 10-11 класс Первый тур Вопрос, задаваемый при регистрации 1. Предположим, Вы являетесь иностранным...»

«Комитет образования и науки Администрации города Нягани ТРЕБОВАНИЯ по проведению школьного этапа Всероссийской олимпиады школьников по истории на территории города Нягань в 2017-2018 учебном году Составитель: Р.Н. Мусина Нягань 2017   Методические требования к организации и проведению Школьного этапа Всероссийской Олимпиады по истории на 20...»

«УДК 159.99 Перевод: С. Грабовецкий М. Чеботарев Д. Ивахненко Редактор: И. Старых Суперобложка: О. Бадьо Все права защищены, Любая перепечатка настоящего произведения без разрешения издателя является нарушением авторских прав и преследуется по закону.Брюс Томас. Брюс Ли: сражающийся дух. / Пер. с англ....»

«Синодального певческого собрания, хранящиеся в Государственном историческом музее, на основе изучения которых создается представление о существовавших в России XVIII в. певческих центрах и сложившихся в них традициях. В отделе рукописей Государст...»

«.МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ОСНОВНАЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА№18 ПОСЕЛКА ЗАВОДСКОЙ МУНИЦИПАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ЕЙСКИЙ РАЙОН КЛАССНЫЙ ЧАС "День памяти жертв Холокоста" (круглый стол для учащихся 9 класса). 30.01.16г. Подготовила и...»

«.не искать никакой науки кроме той, какую можно найти в себе самом или в громадной книге света. Рене Декарт Серия основана в 1997 г. В подготовке серии принимали участие ведущие специалисты Центра гуманитарных научно-информационных исследований Института научной информации по общ...»




















 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.