WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 

Pages:   || 2 | 3 |

«Научный совет по проблеме «История исторической науки» при Отделении истории АН СССР Институт истории СССР Р Е Д А К Ц И О Н Н А Я КОЛЛЕГИЯ: академик М. В. НБЧКИНА (ответственный редактор), Г. ...»

-- [ Страница 1 ] --

АКАДЕМИЯ НАУК СССР

Научный совет по проблеме «История исторической науки»

при Отделении истории АН СССР

Институт истории СССР

Р Е Д А К Ц И О Н Н А Я КОЛЛЕГИЯ:

академик М. В. НБЧКИНА

(ответственный редактор),

Г. Д. АЛЕКСЕЕВА, М. А. АЛПАТОВ, В. И. БОВЫКИН,

М. Г. ВАНДАЛКОВСКАЯ, Б. Г. ВЕБЕР, Е. Н. ГОРОДЕЦКИЙ,

В. А. ДУНАЕВСКИЙ,

член-корреспондент АН СССР М. П. КИМ,

Р. А. КИРЕЕВА, член-корреспондент АН СССР Ю. А. ПОЛЯКОВ, академик Л. В. ЧЕРЕПНИН

ИСТОРИЯ И ИСТОРИКИ

Историографический ежегодник @ И З Д А Т Е Л Ь С Т В О « НАУКА»

МОСКВА-1973 Очередной том историографического ежегодника «История и историки. 1972') в разделе по историографии отечественной истории содержит статьи по сле­ дующим. проблемам: электрификация СССР в советской исторической лите­ ратуре, советские историки о начальных рубеж ах социалистической индуст­ риализации СССР, некоторые проблемы индустриализации и коллективиза­ ции Урала, структура и основные направления деятельности ж ур­ нала «Историк-марксист» в 1926—1941 гг., вопросы истории русской общественной мысли и революционного движения в России XVIII — начале XIX в. в журнале «Голос минувшего» в 1913— 1923 гг., роль Н. И. Турге­ нева в общественном движении России 20—70-х годов XIX в. в освещении советской и бурж уазной историографии, крупная монастырская вотчина Се­ веро-Восточной Руси в конце XIV — первой половине XVI в. в трудах р ус­ ских и советских историков. По историографии всеобщей истории рассматриваются проблемы Первой американской революции в бур ­ ж уазной историографии США за 1918— 1945 гг., и др. Сборник содер­ жит статьи об исторических трудах М. С. Ольминского, М. А. Макси­ мовича, декабриста М. Ф. Орлова, Ф. А. Эмина, академика Е. В. Тарле .

Публикуются новые материалы из рукописного наследия В. О. Ключев­ ского, Н. П. Павлова-Сильванского, П. И. Рычкова. Сборник заканчивается библиографией трудов Б. Ф. Поршнева за 1966— 1972 гг .

Редакционная к о л л е г и я тома:

академик М. В. Нечкина (ответственный редактор), Г. Д. Алексеева, М. А. Алпатов, В. И. Бовыкин, М. Г. Вандалковская, Б. Г. Вебер, Е. Н. Городецкий В. А. Ду наевский, Р. Л. Киреева, академик Л. В. Череппип И 0164—0800_ © Издательство «Наука», 1973 г .

23_73 042(02)—73 I

ИСТОРИОГРАФИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ

ОСНОВНЫЕ АСПЕКТЫ

ЭЛЕКТРИФИКАЦИИ СССР

В СОВЕТСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ

И. М. Некрасова История электрификации СССР — одна из важных тем в советской исторической науке. Широта сконцентрированных в ней вопросов, их актуальность давно привлекали исследователей, исходивших из указания В. И. Ленина о роли электрификации в создании материально-технической базы социализма и коммунизма: «Толь­ ко тогда, когда страна будет электрифицирована, когда под про­ мышленность, сельское хозяйство и транспорт будет подведена техническая база современной крупной промышленности, только тогда мы победим окончательно» 1 .

Однако, несмотря на актуальность проблемы и наличие зна­ чительного количества работ, посвященных электрификации стра­ ны, в историографическом плане ее изучение почти не проводи­ лось. Объясняется это, яа наш взгляд, тем, что, являясь комп­ лексной научной проблемой, электрификация СССР требовала и соответствующего подхода к своему рассмотрению. Между тем основная масса советских исследователей, работавших по этой проблеме, ограничивалась рассмотрением отдельных ее аспектов, почти не затрагивая проблему в целом. Именно поэтому историо­ графия проблемы электрификации СССР недостаточно изучена 2 .





Между тем проблема электрификации СССР имеет три со­ вершенно четко прослеживаемых аспекта: изучение истории раз­ работки плана ГОЭЛРО, являвшегося первым перспективным планом развития народного хозяйства СССР, изучение комплекса проблем электрификации (социальных, экономических и научноВ. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 42, стр. 159 .

2 См. «Вопросы истории», 1969, № 8, стр. 131-136; «Вопросы историографии рабочего класса СССР». М., 1970, стр. 228—236, п др .

технических) и, наконец, изучение осуществления электрифика­ ции СССР, в том числе и плана ГОЭЛРО .

Степень исследования этих аспектов оказалась в советской историографии неодинаковой. Наиболее изученной стала история осуществления электрификации, в том числе и плана ГОЭЛРО;

наименее — разработка плана ГОЭЛРО и изучение комплекса проблем электрификации (социальные, экономические и научнотехнические). Такое положение объяснялось отчасти тем, что ис­ следователи долгое время находились под влиянием работ энерге­ тиков и экономистов, участников разработки плана ГОЭЛРО, став­ ших его первыми пропагандистами .

Известно, что разработка плана электрификации осуществля­ лась созданной по указанию В. И. Ленина Государственной комиссией по электрификации России (ГОЭЛРО), куда вошли крупнейшие экономисты и энергетики страны. Их обширные знания и опыт были сосредоточены на подготовке перспективного плана по созданию материально-технической базы советского общества, и основными направлениями их работы являлись, естественно, технико-экономические стороны электрификации .

В работах участников составления плана ГОЭЛРО содержатся данные о состоянии народного хозяйства в 20-х годах XX в., о путях перестройки его технико-экономических основ, о соз­ дании первых электрических станций и почти ничего не найти о работе по электрификации, о роли в ней советских органов, о тружениках первых электростанций, об условиях их труда и быта и о социально-исторических последствиях электрификации 3 .

3 Г. М. Кржижановский. Электрификация и план народного хозяйства.— «План ГОЭЛРО...». М., 1920; он же. Электрификация и сельское хозяйст­ во.— Там же. Изд. 2. М., 1956; он же. Электрификация и топливоснабже­ ние.— Там же; И. Г. Александров. Электрификация и использование вод­ ных сил.— Там же; Г. О. Графтио. Доклад о Волховстрое на IV сессии ВЦИК VIII созыва 7 октября 1921 г.— «I— IV сессии Всероссийского Цент­ рального исполнительного комитета VIII созыва. Стенографический от­ чет». М., 1922, стр. 343—347, 360—362; он же. Волховстрой. М., 1928; «V лет власти Советов». Сборник известий ВЦИК. М., 1922; В. 3. Есин. К вопросу о постройке опытно-показательных с/х электростанций «НКЗ» .

— «Сель­ скохозяйственная жизнь», 1922, № 2; А. Дмитриев. Соображения о необхо­ димости механизации земельно-мелиоративных работ и применения при этом электрической энергии.— «Труды Государственной комиссии по эле­ ктрификации России». М., 1922; А. А. Горев. Электрификация и государст­ венное хозяйство.— «Хозяйственное строительство» (Бюллетени Госпла­ на), 1922, № 2; Г. К. Ризенкампф. Проблема орошения Туркестана. М., 1921; И. И. Яценко. Леса Севера и электрификация народного хозяйства .

Пг., 1921; В. С. Кулебакин. Что дает электрификация Подмосковному бас­ сейну.— «Топливное дело», 1922, № 10, стр. 153—161; А. А. Куликовский О роли государства в электрификации деревни.— «Экономическая жизнь», 22 апреля 1922 г.; он же. Электричество в помощь крестьянину. М., 1922;

В. Л. Леви. Советская власть и электрохозяйство.— «Экономическая жизнь», 7 ноября 1922 г.; Г. А. Лю ст Производство электрической энер­ .

гии в связи с электрификацией больших районов.— «Технико-экономиче­ ский вестник», 1922, № 4—5; «О товариществах по электрификации».— «Экономическая жизнь», И августа 1922 г., и др .

Такой аспект изучения проблемы в те годы был вполне объ­ ясним, ибо исторический отрезок времени, в продолжение кото­ рого осуществлялась электрификация, являлся еще незначитель­ ным, и многие процессы, связанные с ней, находились в стадии зарождения и становления. Тем не менее работы участников со­ ставления плана ГОЭЛРО, относящиеся к 20-м и началу 30-х го­ дов, внесли существенный вклад в изучение проблемы элек­ трификации. Естественно поэтому, что научно-технические вопро­ сы получили главенствующее значение, о чем свидетельствуют и названия приведенных работ этого периода .

Окончание работ по плану ГОЭЛРО в 1931 —1935 гг. дало возможность проанализировать многие положения плана, акцен­ тировать внимание на комплексе содержавшихся в нем вопросов .

Это было тем более необходимо, что В. И. Ленин неоднократ­ но указывал на комплексное значение плана, называя его вто­ рой программой нашей партии, а не только планом хозяйствен­ ных работ. «Без плана электрификации мы перейти к дейст­ вительному строительству не можем» 4,— указывал Владимир Ильич. Электрификация, которая восстановит земледелие, про­ мышленность и транспорт, добьется их гармонического соеди­ нения, изменит и социальную картину России. С помощью элек­ трификации произойдет «рассеяние промышленности», что послу­ жит определяющим стимулом в распределении рабочего класса по многим районам страны 5, сельское хозяйство превратится из старой мануфактуры в современное крупное производство6, изменится социальная структура общества, начнется процесс пре­ образования психологии мелких собственников, уничтожение той страшной «сухаревки», которая «живет в душе и действиях каж ­ дого мелкого хозяина» 7 .

Электрификация поможет также вырасти новым силам в ра­ бочем классе. В. И. Ленин указывал, что «иначе как на базе восстановленной крупной индустрии (т. е., говоря точнее и конкретнее, на базе электрификации) им взяться неоткуда» 8. Кро­ ме того, в электрификации В. И. Ленин видел и опору просве­ щения, ликвидации безграмотности9, программу для широчай­ ших трудящихся масс, «как выйти из состояния темноты» 10 .

Следовательно, в электрификации Владимир Ильич увидел ос­ нову перестройки экономики и социальных отношений в России .

Поэтому Ленин обратил особое внимание на разработку этого плана. Он отмечал его государственное значение и, рассматривал 4 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 42, стр. 157 .

5 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 5, стр. 151 .

6 См. там же, стр. 139 .

7 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 42, стр. 158 .

8 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 44, стр. 106 .

9 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 42, стр. 160, 161 .

10 Там же, стр. 161 .

1 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 40, стр. 63 .

его как задание пролетариату, чтобы вызвать «и соревнование и самодеятельность м а с с » 12 .

Деятельность В. И. Ленина, связанная с вопросами электри­ фикации, показывает его огромную роль как политического и государственного руководителя, ученого, раскрывшего партии и народу комплексное значение электрификации, ее роль в преоб­ разовании нашего общества. За период его деятельности на посту руководителя нашей страны, с 1917 по 1923 г., он 400 раз выступал по вопросам электрификации, подписав 70 постанов­ лений Советского правительства, направленных на ее развитие 13 .

Стремясь к широкой популяризации идей электрификации, В. И. Ленин предложил одному из виднейших публицистов нашей партии И. И. Скворцову-Степанову написать книгу, что­ бы раскрыть в ней все стороны электрификации с целью «увлечь м а с с у рабочих и сознательных крестьян ееликой программой на 10—20 лет» и. Поручение вождя было выполнено, книга напи­ сана, и в 1923 г. в Москве она увидела свет 15. Труд этот по­ лучил высокую оценку Владимира Ильича. Он назвал ее прек­ расным «пособием» в изучении трудящимися идей электрифи­ кации. «Надо добиться,— писал Владимир Ильич,— и мы добьем­ ся! — того, чтобы в каждой уездной библиотеке (а затем и в каж­ дой волостной) было по нескольку экземпляров этого „пособия” ;

— чтобы при каждой электрической станции в России (а их свы­ ше 800) не только была эта книга, но и читались обязательно общедоступные народные чтения об электричестве и об электри­ фикации РСФСР и о технике вообще; — чтобы каждый народный учитель в каждой школе прочел и усвоил это „пособие”... и не только прочел, понял и усвоил сам, но умел бы пересказывать это просто и понятно ученикам школы и крестьянской молоде­ жи вообще» 16 .

Чем же заслужила эта книга столь высокую ленинскую оцен­ ку? Автором была раскрыта сущность новой экономической поли­ тики Советской страны, борьба за победу социалистических форм производства, раскрыто существо общего плана восстановления народного хозяйства и роль в нем оперативных планов электрифи­ кации и плана ГОЭЛРО в целом. Так, в главе VI Скворцов-Степа­ нов, рассматривая вопрос о своевременности планов электрифика­ ции России и их осуществления при имеющихся в стране ресурсах, отмечал, что «ходячие представления о плане электрификации 12 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 52, стр. 39 .

13 Е. В. Таранов. Роль В. И. Ленина в создании и осуществлении плана электрификации страны.— «В. И. Ленин и некоторые проблемы истории советского общества». М., 1970, стр. 95—97 .

14 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 40, стр. 63 .

15 И. И. Степанов. Электрификация РСФСР в связи с переходной фазой ми­ рового хозяйства. М.— Л., 1923 .

16 Цит. по кн.: И. И. Степанов. Указ. соч., стр. 43. См. также* В. И. Ленин .

Полн. собр. соч., т. 45, стр. 52 .

очень туманны и по большей части ошибочны, ибо в них электрифи­ кация является жесткой, окончательной программой, по которой, ни с чем не считаясь, надо быстро и решительно ломать все наши эконо­ мические отношения... Ценность плана электрификации и состоит в том, что он ие должен мыслиться обособленно от плана вос­ становления нашего хозяйства, а в неразрывной связи с ним» 17 .

Таким образом, автор, опираясь на многочисленные указа­ ния В. И. Ленина и его пожелание, впервые среди историковпублицистов осветил место плана ГОЭЛРО в общем направ­ лении развития народного хозяйства нашей страны, подчеркнув, что электричество явится новой технической базой будущего со­ циалистического общества: «Нашим лозунгом должно быть не только восстановление старой техники, не простое усвоение того, что осуществлено многими капиталистическими предприятиями, но... движение к тем формам, которые, по справедливости, мож­ но будет назвать с о ц и а л и с т и ч е с к и м и ф о р м а м и т е х ­ н и к и н а о с н о в е э л е к т р и ч е с т в а » 18. Таким образом, Скворцов-Степанов подчеркнул роль электричества в создании новой техники, и в формировании новых общественных отно­ шений, и в тех социально-исторических изменениях, которые должны были произойти благодаря электрификации .

Следовательно, в изучении проблемы электрификации были выделены по сравнению -с работами участников плана ГОЭЛРО новые аспекты социально-экономического характера, обеспечив­ шие книге И. И. Скворцова-Степанова долголетие и познава­ тельную ценность. На книгу его, как мы увидим, впоследствии не раз опирались исследователи при изучении проблемы электри­ фикации и ее научного фундамента— ленинского плана ГОЭЛРО .

Социально-экономические аспекты рассмотрения темы электрификации, данные Скворцовым-Степановым в его книге, вызвали большой интерес к проблеме. Отдельные, пусть и талант­ ливо написанные книги не могли уже удовлетворить растущий спрос на литературу, посвященную проблеме электрификации,— ее не хватало. В связи с этим в 1927 г. Госплан СССР пред­ принял перевод и издание работ по социально-экономическим вопросам электрификации, вышедших за рубежом. Одним из та­ ких трудов, наиболее полно отражающих уровень изученности указанного аспекта проблемы за границей, была книга «Эконо­ мическая и социальная роль электрификации» 19, составленная из статей известных буржуазных деятелей Европы и Америки .

В предисловии к этой книге Г. М. Кржижановский указал на важность электрификации в социальных преобразованиях общест­ ва, ибо «не только промышленность, транспорт и сельское хоИ. И. Степанов. Указ. соч., стр. 136 .

18 Там ж е, стр. 138 (разрядка н а ш а.- И. #.) .

19 «Экономическая и социальная роль электрификации». М., 1927 .

У зяйство начинают все более двигаться по координатам электри­ фикации, но и вся экономика в ее целом и самый социальный быт человечества» 20. Материалы книги послужили для советско­ го читателя серьезной фактической основой для характеристики противоречий капиталистического мира и их отрицательного дей­ ствия на развитие электрификации. В этом цепность опубликова­ ния подобных работ .

Следует отметить, что в 30-е годы исследование проблемы электрификации в нашей стране характеризуется появлением до­ вольно значительного количества работ, посвященных комплек­ сному изучению электрификации. Это объясняется, как мы уже указали, окончанием работ по плану ГОЭЛРО и опытом, при­ обретенным при его осуществлении, и как следствие этого — возможностью осмыслить процесс .

Технический прогресс, вызванный бурными темпами первых пятилеток, потребовал дальнейшего всестороннего изучения и развития технико-экономических наметок ленинского плана ГОЭЛРО. Поэтому итоговые статьи, вышедшие в связи с юби­ леями плана, и отдельные работы, появившиеся в те годы, ока­ зались посвященными изучению технико-экономических сторон плана ГОЭЛРО21. Наиболее характерной для подобных работ была книга Э. Ратнера, в которой автор раскрыл роль электри­ фикации в технико-экономических преобразованиях народного хо­ зяйства в годы первой пятилетки. Интересным было то, что приводимые автором данные из заданий плана ГОЭЛРО сравни­ вались с заданиями пятилетки, вытекавшими из выполнения ГОЭЛРО. А это служило доказательством преемственности пя­ тилетнего плана по отношению к плану ГОЭЛРО. Автор утверж­ дал, что основные направления развития электрификации в годы первой пятилетки (концентрация выработки электроэнергии, 20 «Экономическая и социальная роль электрификации», стр. 10 .

21 Э. Ратнер. Ленинский план электрификации в действии. М., 1933;

Г. М. Кржижановский. Основные моменты энергетики Урало-Куанецкого комбината. Д., 1932; Б. Сухаревский. План ГОЭЛРО и электрификация промышленности.— «План», 1935, № 24, стр. 11— 16; «Генеральный план электрификации СССР». Материалы к Всесоюзной конференции, т. I—IX .

М.— Д., 1932; «План электрификации ЦЧО в погубернском разрезе».— «Материалы к пятилетнему плану электрификации Центрально-промыш­ ленной области (1927/28— 1931/32 гг.), разработанному Главным электро­ техническим управлением (Главэлектро) ВСНХ СССР. М., 1928; И. Дуб и н ский. Электрификация сельского хозяйства и плап ГОЭЛРО .

— «Правда», 30 декабря 1930 г.; В. 3. Есин. Сельскохозяйственная электрификация СССР, ч. 1. М.— Л., 1930; С. П. Мацкевич. План ГОЭЛРО и техническая реконструкция сельского хозяйства.— «Пути индустриализации», 1930, № 21 -2 2, стр. 51—56; С. В. Щуров. Принципы электроснабжения сельско­ го хозяйства во второй пятилетке.— «Электрификация сельского хозяйст­ ва», 1932, № 2, стр. 71—75; Ю. В. Скобельцын. Электрификация сельского хозяйства. Л., 1933; Г. М. Кржижановский. К десятилетию плана ГОЭЛРО.— «Электрификация сельского хозяйства», 1931, № 1, стр. 13—18;

№ 2, стр. 8— 17; он же. К пятнадцатилетию плана ГОЭЛРО.— «Электриче­ ство», 1936, № И, стр. 11— 18, и др .

создание централизованного электрохозяйства, использование местных энергетических ресурсов) взяты из плана ГОЭЛРО .

И это соответствовало действительности. К книге прилагалась карта электрификации СССР к началу второй пятилетки, кото­ рая также служила логическим развитием ленинских идей элек­ трификации, изложенных в плане ГОЭЛРО .

Книга Ратнера представляла поэтому интерес в изучении технико-экономических аспектов электрификации в определенный исторический период строительства социализма. Вслед за работа­ ми Скворцова-Степанова, Ратнера начали появляться труды, в ко­ торых изучение проблемы электрификации в комплексе продол­ жалось. В 1934 г. вышла книга В. Стеклова и И. Фрейдина 22, в которой план ГОЭЛРО рассматривался как комплекс входя­ щих в него вопросов. В главах «Электрификация и социалисти­ ческая революция», «Электричество в современной жизни», «Ле­ нинский план электрификации» и других предметом изучения стали также социально-исторические аспекты проблемы .

Опираясь на известные ленинские положения о роли элек­ трификации в строительстве социализма, авторы пришли к вы­ воду, что все основные задачи строительства социализма в нашей стране были поставлены В. И. Лениным в неразрывную связь с задачами электрификации 23. Такой вывод, сделанный на основе анализа ленинских работ, сыграл значительную роль в разработке дальнейших направлений изучения плана ГОЭЛРО и проблемы электрификации в целом. Комплексное рассмотрение во­ просов электрификации продолжалось и в последующих работах .

В 1936 г. В. Стеклов совместно с Л. Фотиевой подготовил публикацию ленинских работ по электрификации 24, выдержавшую впоследствии несколько изданий. В введении к книге авторы четко сгруппировали основные принципы развития электри­ фикации, высказанные В. И. Лениным в его многочисленных работах, посвященных электрификации.

Эти принципы сводились к следующему:

1. Техническое перевооружение всех отраслей народного хо­ зяйства, промышленности, транспорта, сельского хозяйства, свя­ зи и др. на базе использования электрической энергии .

2. Строительство крупных электрических станций, которые снабжали бы энергией целые районы .

3. Использование для этих мощных электростанций местных топливных ресурсов .

4. Ш ирокая утилизация водных ресурсов, сооружение ряда гидроэлектрических станций .

5. Строительство высоковольтных линий передач электроэнер­ гии .

22 В. Стеклов и И. Фрейдин. Коммунизм есть Советская власть плюс элект­ рификация. М., 1934 .

23 Там же, стр. 70 .

24 «В. И. Ленин об электрификации». М., 1936 .

6. Рациональное, равномерное размещение электроэнергети­ ческого хозяйства как мощного фактора равномерного размещения производительных сил по территории всей страны 25 .

В книге содержались указатель произведений В. И. Ле­ нина об электрификации и список важнейших постановлений партии и правительства по вопросам электрификации. Имелся также и хронологический указатель работ К. Маркса и Ф. Энгельса и указатель имен .

Появление сборника ленинских работ, посвященных электри­ фикации, внесло серьезный вклад в изучение важнейшей пробле­ мы истории советского общества .

В том же 1936 г. появилась еще одна работа В. Ю. Стеклова, в которой продолжалось комплексное рассмотрение проб­ лемы электрификации в развитии советского общества26. Автор на конкретных примерах рассмотрел вопрос о роли электрифи­ кации в изменении условий труда советских рабочих, показав вклад электрификации в решение задач социальных преобразовашш .

Таким образом, середина 30-х годов XX в.

в изучении исто­ рии электрификации выделяется качественно новым подходом:

исследователей интересует уже весь комплекс вопросов, входя­ щих в проблему электрификации .

Осложнение международной обстановки в конце 30-х годов и Великая Отечественная война 1941 —1945 гг. естественно за­ медлили дальнейший ход изучения проблемы электрификации .

В появлявшихся в те годы отдельных работах рассматривалась главным образом технико-экономическая роль плана ГОЭЛРО в социалистическом строительстве 27 .

Однако с окончанием войны и с переходом нашего государ­ ства к мирной жизни интерес к проблеме электрификации вновь возрастает. Активизация этого интереса была вызвана также тем, что в 50-х годах расширилась источниковедческая база по исто­ рии электрификации. В сборниках материалов и документов, вы­ 25 «В. И. Ленин об электрификации», стр. 14-15 .

г 6 В. Ю. Стеклов. Электрификация Страны Советов. М., 1036 .

27 А. Бочкарев. План ГОЭЛРО.- «Исторический журнал», 1939, № 10 Б. Е. Веденеев. Исторические годы (Осуществление ленинского плана эле­ ктрификации).— «Известия», 22 декабря 1940 г.; В. И. Вейц. Великий ле~ нинский замысел (к 20-летию плана ГОЭЛРО).- «Известия», 22 декабря 1940 г.; он же. 25 лет советской энергетики.— «Вестник АН СССР», 1943, № 3; И. А. Гладков. Ленинский план электрификации страны (к 20-летию плана ГОЭЛРО).— «Плановое хозяйство», 1940, № 4; Г. М. Кржижанов­ ский. К 25-летнему юбилею плана ГОЭЛРО.— «Электричество», 1945, № 12;

Д. Г. Жимерин. 25 лет плана ГОЭЛРО.— Там же; Ф. Вейтков. Как созда­ валась электрификация Страны Советов. М., 1947; Д. А. Баевский. Ленин­ ский план социалистического преобразования России и ГОЭЛРО.— «Во­ просы истории», 1947, № 3; Э. Б. Генкина. К истории выработки ленинско­ го плана социалистического строительства.— «Вестник Московского уни­ верситета», 1947, № 11, и др .

шедших под редакцией И. А. Г ладкова28, были широко пред­ ставлены материалы Государственной комиссии по электрифи­ кации России (ГОЭЛРО), Всероссийского Совета Народного Хо­ зяйства (ВСНХ), Комитета государственных сооружений и уп­ равлений электротехнических сооружений Г лавэлектростроя ВСНХ и Народного Комиссариата земледелия, которые содер­ жали обширные сведения о заседаниях комиссий СТО, СНХ, ре­ золюции сессий ВЦИК, различных съездов, протоколы заседа­ ний комиссии ГОЭЛРО и т. д. Большой интерес для исследо­ вателей представили также опубликованные экономические об­ зоры по отдельным районам и отраслям промышленности, транспорту, сельскому хозяйству, выполненные специалистамипрактиками. Особый интерес вызвали у историков приведенные в сборниках документы, раскрывающие героический подвиг трудя­ щихся масс на пути осуществления плана электрификации. Со­ ставители сборника привели материалы о различных формах деятельности масс (шефство, кооперация, «буксиры», соцсоревно­ вание и т. д.) в период восстановления народного хозяйства pi осуществления работ по электрификации, что также было важно для исследователей. В указанных сборниках, как и в вышедшей ранее специальной монографии И. А. Гладкова29, раскрывалась роль В. И. Ленина в разработке и осуществлении плана элек­ трификации, в построении основ социалистической экономики, отмечалась преемственность плана ГОЭЛРО и последующих пя­ тилетних планов развития народного хозяйства СССР .

Появление этих сборников, содержавших обширные сведения о деятельности Коммунистической партии, Советского государ­ ства и трудящихся масс в электрификации страны, послужи­ ло основой для продолжения комплексного изучения проблемы .

Историки начали изучение социальных аспектов электрифи­ кации. В 50-х годах появилось значительное количество канди­ датских диссертаций. Они были в основном написаны в историко­ партийном плане 30. В них наряду с исследованием деятельности 28 «К истории плана электрификации Советской страны (1918— 1920 гг.)». М., 1952; «Развитие электрификации Советской страны (1921— 1925 гг.)». М., 1956 .

29 И. А. Гладков. В. И. Ленин и план электрификации России. М., 1947 .

30 Н. Д. Крештапов. Борьба Коммунистической партии за электрификацию страны в первой пятилетке (1928— 1932 гг.). М., 1952; И. И. Колодяжньгй .

История строительства Днепрогэса им. В. И. Ленина (1927—1932 гг.). Ки­ ев, 1953; И. Г. Гришков. Первенцы советской электрификации. Шатурская и Каширская электростанции (1918— 1925 гг.). М., 1953; Б. И. Мусатов .

Борьба Коммунистической партии за создание плана электрификации Рос­ сии (ГОЭЛРО) (1918-1921 гг.). М., 1955; А. Д. Фадеев. КПСС - вдохно­ витель и организатор строительства Волжской ГЭС им. В. И. Ленина (1950—1955 гг.). М., 1956; И. М. Некрасова. Борьба Коммунистической пар­ тии Советского Союза за осуществление ленинского плана электрифика­ ции страны (1921—1931 гг.). М., 1957, и др .

КПСС в осуществлении ленинского плана электрификации страны (в основном по строительству отдельных электростанций районно­ го и союзного значения) рассматривались и другие вопросы, в частности разработка и осуществление плана ГОЭЛРО (Н. Д. Крештапов, Б. И. Мусатов, И. М. Некрасова) и вопросы, входящие в проблему электрификации. Некоторые из диссертаций были пос­ вящены рассмотрению электрификации промышленности и сель­ ского хозяйства в послевоенный период31 .

Нельзя сказать, чтобы участие трудящихся масс в осуществле­ нии электрификации страны было полностью изучено в исследо­ ваниях 50-х годов, тем не менее кандидатские диссертации тех лет внесли значительный вклад в изучение этого вопроса. Они ввели в научный оборот большое количество нового материала, посвященного осуществлению электростроительства, привели дан­ ные о строительных коллективах, об их формировании, условиях труда и быта, в них были поставлены вопросы об особенностях электрификации национальных районов и т. п. Изучение проб­ лемы электрификации стало еще более многоплановым, комплекс­ ным. Научная общественность получила возможность расширить свои познания в области электрификации страны .

В 1960 г. отмечалось 40-летие ленинского плана ГОЭЛРО .

К знаменательной дате вышло значительное количество работ (сборники документов, монографии, статьи, публикации) 32. Ис­ точниковедческая база проблемы электрификации вновь расши­ рилась за счет опубликованных документов комиссии ГОЭЛРО .

Это внесло весомый вклад в изучение одного из важнейших аспектов проблемы электрификации — разработки плана ГОЭЛРО .

Издание «Труды государственной комиссии по электрифика­ ции России — ГОЭЛРО» (документы и материалы иод редакцией академика В. С. Кулебакина) открывалось ленинскими выска­ зываниями о значении электрификации как научной проблемы в разработке научных планов построения социализма и комму­ низма. В предисловии к книге Г. М. Кржижановский, возглав­ лявший в прошлом работу комиссии ГОЭЛРО, подчеркнул цен­ 31 В. М. Горбач. Борьба Коммунистической партии Советского Союза за электрификацию сельского хозяйства в 1946-1950 гг.

Киев, 1953:

В. С. Ушаков. Борьба Коммунистической партии Советского Союза за эле­ ктрификацию сельского хозяйства в послевоенный период (1946— 1950 гг.) .

М., 1955; В. Д. Попов. Уральские партийные организации в борьбе за электрификацию промышленности н сельского хозяйства в четвертой пя­ тилетке (1946— 1950 гг.). Пермь, 1959, и др .

32 «Материалы по истории СССР», т. VII (Документы по истории советского общества). М., 1959; «Сборник статей по истории Кабарды и Балкарии», вып. VII. Нальчик, 1959; 77. Б. Жибарев. В. И. Ленин и электрификация Советской страны. М., 1960; И. М. Некрасова. Ленинский план электрифи­ кации страны и его осуществление в 1921—1931 гг. М., 1960; «Свет над Россией». М., 1960; «Труды Государственной комиссии по электрификации России (ГОЭЛРО)» (далее — «Труды» ГОЭЛРО), т. 1. М., 1960; т. 2. М., 1964 .

ность этих ленинских указаний как в разработке, так и в изу­ чении проблемы электрификации 33 .

Большой интерес для исследователя представлял раздел сбор­ ника, озаглавленный «Деятельность Государственной комиссии по электрификации России», в котором содержались резолюции IX съезда партии, 1 сессии ВЦИК VII созыва и Положение о комиссии ГОЭЛРО с программой ее работ. Около 40 протоколов комиссии ГОЭЛРО, приведенные в «Трудах» сведения дают воз­ можность проследить круг вопросов, которыми занимались члены комиссии, определить последовательность и актуальность их ре­ шений. Так, например, одним из первых в комиссии ГОЭЛРО был обсужден вопрос по электрификации промышленности и сельского хозяйства34. Из протоколов видно внимание В. И. Ле­ нина к работе комиссии, об указаниях Ленина информировал членов комиссии Г. М. Крж ижановский35. Протоколы комиссии являются ярким доказательством особого интереса Ленина к со­ циальным аспектам электрификации, ибо они в конечном итоге призваны были сыграть решающую роль в формировании со­ ветского общества на новой материально-технической базе .

К протоколам комиссии приобщены специальные приложения:

выдержки из стенограмм заседаний комиссии, тезисы докладов, обсуждавшихся ее членами, программы работ отдельных секций комиссии. В сборник включены также опись архивных материа­ лов комиссии ГОЭЛРО за 1920—1921 гг. и биографические све­ дения об участниках составления плана ГОЭЛРО. В конце кни­ ги приведена библиография вышедших работ по электрификации .

В 1964 г. вышел следующий том «Трудов» ГОЭЛРО, в кото­ ром приведены данные о разработке планов электрификации восьми экономических районов. Этот том открывают работы В. И. Ленина «Набросок плана научно-технических работ» и «Пись­ мо членам ЦК РКП (б )» от 6 ноября 1920 г. 36. В приложении дан перечень научных работ комиссии ГОЭЛРО .

Выход в свет этих двух томов «Трудов» комиссии ГОЭЛРО безусловно явился важным событием в изучении проблемы элек­ трификации. Источниковедческая база исследователей проблемы получила серьезное пополнение. Несмотря на отдельные недостат­ ки издания «Трудов» ГОЭЛРО (опущены номера протоколов ко­ миссий, повторяются некоторые документы и т. п.), их выход — значительный шаг вперед в истории разработки плана ГОЭЛРО и проблемы электрификации в целом .

В 1966 г. в издательстве «Экономика» вышла книга «Энер­ 33 «Труды» ГОЭЛРО, т. 1, стр. 5, 6 .

34 Там же, стр. 91—93, 190 .

35 Там же, стр. 94, 107, ИЗ, 119, 13G и др .

36 «Труды Государственной комиссии по электрификации России (ГОЭЛРО) .

Материалы по электрификации отдельных районов», т. 2 .

1Ь гетика народного хозяйства в плане ГОЭЛРО», являющаяся тематическим продолжением разработки многоплановости проб­ лемы электрификации. В предисловии («План ГОЭЛРО — детище Великого Октября») академик С. Г. Струмилин писал, что «Ве­ ликая Октябрьская социалистическая революция, в корне изме­ нив социально-политический строй России, потребовала новых методов и программ развития ее экономики» 37. Конкретным вы­ ражением таких методов и программ явился план ГОЭЛРО. Так был охарактеризован план ГОЭЛРО спустя полстолетия после его принятия одним из его составителей. Социальная роль плана, на которую указывал В. И. Ленин, была подтверждена всем ис­ торическим опытом его выполнения. Исследователи проблемы по­ лучили еще одно доказательство важности изучения социального аспекта в электрификации страны .

Живой интерес советской общественности к вопросам элект­ рификации, который сопутствовал всему периоду осуществления плана ГОЭЛРО и планов электрификации, служит убедительным подтверждением актуальности и научно-политической значимости темы электрификации .

Отметим, что в 60-х годах, кроме документальных сборни­ ков, раскрывающих деятельность комиссии ГОЭЛРО, вышли так­ же сборники о сооружении крупнейших гидроэлектростанций Со­ ветского Союза и осуществлении работ по электрификации в це­ лом 38, Выросшая источниковедческая база по истории плана ГОЭЛРО, осуществлению электрификации страны в целом безус­ ловно способствовала дальнейшей разработке проблемы электри­ фикации. Значительным вкладом в разработку проблемы яви­ лись труды крупнейших энергетиков и экономистов, вышедшие в конце 50-х и в 60-х годах 39. В них были продолжены лучшие традиции творцов плана ГОЭЛРО — рассмотрены экономические и научно-технические аспекты электрификации. Без изучения 37 «Энергетика народного хозяйства в плане ГОЭЛРО». М., 1966, стр. 3 .

38 «Днепровская гидроэлектростанция имени В. И. Ленина. Первенец инду­ стриализации страны — Днепрогэс имени В. И. Ленина». Сборник доку­ ментов о строительстве Днепрогэса им. В. И. Ленина (1926— 1932 гг.). За­ порожье, i960; «Братская ГЭС». Сборник документов и материалов, т. * (1955— 1961 гг.). М., 1964; «Волжская ГЭС имени XXII съезда КПСС», т. I—II. М.— Л., 1965; «Электрификация СССР. 1925— 1932 гг.» Сборник до­ кументов. М., J964, и др .

39 П. С. Непорожний. Проблемы сплошной электрификации СССР и техниче­ ский прогресс в энергостроительстве. М., 1960; Н. М. Ознобин. Электрифи­ кация СССР за 40 лет. М., 1958; он же. Электроэнергетика СССР и ее раз­ мещение. М., 1961; П. И. Богдашкин. Электрификация сельского хозяйства СССР. М., 1960; И. Т. Новиков. Развитие энергетики и создание единой энергетической системы СССР. М., 1962; Д. Г. Жимерин. История электри­ фикации СССР. М., 1962; М. А. Виленский. Электрификация СССР и раз­ мещение производительных сил. М., 1963; он же. По ленинскому пути сплошной электрификации. М., 1969; И. Я. Рыженко. Развитие сельской электрификации СССР. М., 1965, и др .

серьезных монографий П. С. Непорожнего, Н. М. Ознобпна, И. Т. Новикова, Д. Г. Жимерина, П. И. Богдашкина, М. А. Ви­ ленского и многих других нельзя заниматься изучением пробле­ мы электрификации на современном этапе, ибо она требует комп­ лексного подхода к ее изучению .

Значительную роль в изучении электрификации продолжают играть юбилеи плана ГОЭЛРО, широко отмечаемые советской об­ щественностью. Один из таких юбилеев, проведенный в 1960 г .

в г. Иркутске, стал настоящим научным симпозиумом, на ко­ тором были подведены итоги исследования проблемы и намечены дальнейшие пути ее изучеиия. Принятые рекомендации послужи­ ли стимулом для активизации исследователей. Рост количества кандидатских диссертаций по проблеме электрификации в 60-х го­ дах свидетельствует о действенности рекомендаций40. Диапазон исследований как в тематическом, так и в хронологическом аспек­ те изучения проблемы расширился. Историко-партийная тематика преобладает, но предметом изучения становятся и другие стороны проблемы. Изучается не только роль партийных организаций в создании электростанций (В .

П. М алышев), в восстановлении и развитии электроэнергетики отдельных районов (Г. Я. Гальченко, Н. А. Гашкова, М. Р. Крузметра), но и деятельность Ленинского комсомола на ударных стройках энергетики (С. И. Сергейчик), формирование кадров энергетиков СССР (Е. В. Таранов) и многие другие вопросы. Появились работы, показывающие созидательную деятельность Советской власти в разработке плана ГОЭЛРО и осу­ ществление электрификации в первое пятилетие Советского госу­ дарства (Г1. П. Ковалев) .

В 60-х годах защищаются диссертации, посвященные проб­ леме электрификации в общеисторическом плане. Оговоримся при этом, что большинство их посвящено все же осуществлению электрификации отдельных районов страны, т. е. одному из наи­ более популярных аспектов проблемы41. Диссертации общеистоВ. П. Малышев. Коммунистическая партия — организатор строительства Ангарского каскада гидроэлектростанции. М., 1963; Г. Я. Гальченко. Ком­ мунистическая партия Советского Союза — организатор восстановления и дальнейшего развития электроэнергетики Донбасса в 1943— 1950 гг. Киев, 1964; Д. 3. Соболев. Осуществление ленинского плана электрификации страны в период развернутого строительства коммунизма (1956— 1965 гг.) .

М., 1965; М. Р. Крузметра. Деятельность Коммунистической партии Лат­ вии за создание электроэнергетической базы народного хозяйства респу­ блики (1944— 1965 гг.). Рига, 1966; С. И. Сергейчик. Деятельность Ленин­ ского комсомола на ударных стройках энергетики в годы семилетки (1959-1965 гг.). М., 1968; Н. А. Гашкова. Деятельность западносибирской партийной организации по развитию электроэнергетической базы края в годы первых пятилеток (1928— 1937 гг.). Новосибирск, 1968; П. П. Ковалев .

У истоков электрификации Советской страны (1918— 1922 гг.). М., 1969 .

41 В. В. Алексеев. История электрификации Восточной Сибири. Иркутск, 1964; К. Туменас. История электрификации Советских прибалтийских р ес­ публик (1940—1962 гг.). М., 1964; К. Исхаков. История электрификации народного хозяйства Казахстана в период построения социализма (1925— рического плана отличает более комплексный подход к проблеме .

В отдельных диссертациях появляются новые проблемы, такие, например, как роль электрификации в формировании кадров энергетиков (Е. В. Таранов) 42, раскрывается процесс влияния электрификации, в частности электростроительства, на изменения, происходящие в среде рабочего класса в целом. Происходит даль­ нейшее раскрытие проблемы электрификации во всей ее много­ плановости .

Возросший в конце 60-х годов объем литературы, посвященной проблеме электрификации, также подтверждает неослабевающий интерес советских исследователей к теме 43 .

1958 гг.). Алма-Ата, 1966; И. Ф. Петровская. Осуществление ленинских идей электрификации в Молдавской ССР. Кишинев, 1967 .

42 Е. В. Таранов. Развитие и трудовая активность отряда рабочих строите­ лей электростанций. 1956— 1965 гг. М., 1970 .

43 П. И. Щербак. Работа Коммунистической партии Украины по подготовке и воспитанию кадров строителей электростанций (1928— 1932 гг.).— «Из истории рабочего класса СССР».— «Труды Одесского гидрометеорологиче­ ского института», вып. XXX. Львов, 1963; В. Д. Попов. Борьба партийных организаций за электрификацию промышленности Западного Урала в годы Великой Отечественной войны.— «Ученые записки Пермского гос. универ­ ситета им. А. М. Горького», т. XXV, вып. III. Пермь, 1963; И. Ф. Петров­ ская. Электрификация Молдавской ССР — яркое проявление ленинской национальной политики КПСС.— «Ученые записки Кишиневского гос .

университета», т. LXXIV. Кишинев, 1964; Н. А. Гагикова. Формирование рабочих кадров на строительстве Кемеровской ГРЭС (1930—1934 гг.).— «Из истории рабочего класса Кузбасса» (1917— 1963 гг.), вып. 1. Кемерово, 1965; И. В. Гнидаш. Воспитание и расстановка кадров на строительстве Кременчугской ГЭС (1954— 1960 гг.). Из истории борьбы КПСС за постро­ ение социализма и создание коммунистического общества в СССР.— «Тру­ ды Харьковского гос. университета», вып. IV. Харьков, 1965; И. Г. Гриш­ ков. Электрификация Советского Киргизстана. Фрунзе, 1965; «От Октября к развернутому строительству коммунизма». М., 1967, стр. 385—397;

Б. К. Визер, И. Ф. Петровская. Основные этапы сельской электрификации в Молдавской ССР (1945—1964).— «Страницы революционной борьбы и со­ циалистического строительства в Молдавии». Кишинев, 1966; В. В. Алек­ сеев. Первые электростанции в Сибири.— «Предпосылки Октябрьской ре­ волюции в Сибири. Материалы по истории Сибири», вып. 1. Новосибирск, 1964; он же. Галактика А—Е. Красноярск, 1966; он же. Формирование ра­ бочих и инженерно-технических кадров на строительстве электростанций Сибири в послевоенный п ер и о д.- «Бахрушинские чтения», 1966, вып. III (Сибирь в эпоху социализма). Новосибирск, 1968; он же. В. И. Ленин и электрификация Сибири.— «Вопросы истории Советской Сибири». Истори­ ческая серия. Вып. 2. Новосибирск, 1968, стр. 66 —72; он же. Разработка заданий плана ГОЭЛРО для Сибири и их конкретизация па местах.— Там же, стр. 73—91; И. А. Ведерников. Партийные организации во главе строительства крупнейших гидроэлектростанций. М., 1967; А. Н. Зыков .

КПСС — организатор строительства гидроэлектростанций Восточной Си­ бири (1950— 1967 гг.). Иркутск, 1969; М. Талипов. Осуществление ленин­ ских идей электрификации в Узбекистане. Ташкент, 1970; Е. В. Таранов .

Роль В. И. Ленина в создании и осуществлении плана электрификации страны.— «В. И. Ленин и некоторые проблемы истории советского общест­ ва». М., 1970; С. Б. Нурмухамедов, Н. Г. Пан, Ю. И. Романов. Но плану В. И. Ленина. История строительства энергетической базы Казахстанско­ го Алтая. Алма-Ата, 1970; «Вопросы историографии рабочего класса СССР», стр. 228—236, и т. д .

И хотя наибольшее количество опубликованных работ посвя­ щено лучше освещенному аспекту (осуществлению электрифика­ ции, главным образом строительству электростанций), это боль­ шое достижение советской историографии .

Следует отметить, что в последние годы появилось также значительное количество мемуарной литературы, посвященной этой важнейшей проблеме. В своих воспоминаниях бывшие участники работ по электрификации страны вскрывают многие, не получившие до них освещения аспекты проблемы. В част­ ности — возросшую роль техники в решении задач электри­ фикации 44 .

Положительным фактором в изучении проблемы электрифи­ кации является и интерес к ней широких журналистских кру­ гов, а также внимание к этой проблеме авторских коллективов, работающих по истории фабрик и заводов45. В этих работах появились новые данные, помогающие раскрыть более полно комп­ лекс вопросов, составляющих проблему электрификации. Изуче­ ние проблемы остается актуальной научной задачей и в наши дни .

50-летний юбилей плана ГОЭЛРО, который был отмечен в декабре 1970 г., служит подтверждением большого интереса на­ учной общественности к проблеме электрификации. На необ­ ходимость комплексного подхода к изучению проблемы электри­ фикации указывал в своем выступлении на совместном заседа­ нии Совета Института истории СССР АН СССР и Научно-тех­ нического совета Министерства энергетики и электрификации СССР, посвященном 50-летию ленинского плана ГОЭЛРО ми­ нистр энергетики и электрификации СССР П. С. Н епорожний46 .

В совместной работе историков, энергетиков и экономистов над проблемой электрификации залог успешного ее изучения .

44 И. В. Комзин. Записки советского энергетика. М., 1960; он же. Волжская ГЭС имени Ленина. Куйбышев, 1960; Г. А. Калинин. Огни над Окой .

М., 1966 .

45 В. Боруля. Сказание о Днепрострое. М., 1969; он же. Укротители молний .

М., 1970; «Имени Владимира Ильича». История ордена Ленина и ордена Трудового Красного Знамени электромеханического завода им. Владимира Ильича. М., 1962; «Динамо» в годы строительства социализма. История завода», кн. 2. М., 1964; «Динамо» в наши дни. История завода», кн. 3, часть I. М., 1973. «Арсенал электрификации. Краткий очерк истории ле­ нинградского завода «Электросила» им. С. М. Кирова». Л., I960, и др .

46 См. «История СССР», 1971, № 3, стр. 2 30-232 .

СОВЕТСКИЕ ИСТОРИКИ О НАЧАЛЬНЫ Х РУБЕЖ АХ

СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ СССР

В. С. Лельчук

Вопрос об исходном уровне социалистической индустриализации является составной частью общей проблемы о характере и особен­ ностях ускоренного превращения СССР в промышленную держа­ ву. Без его выяснения нельзя с должной полнотой осмыслить ту быстроту, с которой произошло это превращение, нельзя по­ нять те неповторимые трудности, которые пришлось преодолеть Коммунистической партии и советскому народу в борьбе за со­ здание материально-технической базы социализма .

Изучение этой темы началось еще во второй половине 20-х годов, когда развертывался курс на социалистическую инду­ стриализацию. Последнее обстоятельство, естественно, наложило отпечаток на выходившие тогда работы, авторами которых обыч­ но являлись практики, чаще всего экономисты 1_и .

Великая Отечественная война убедительно показала, что те за­ дачи, которые выдвинул XIV съезд ВКП(б) в области индустриа­ лизации страны, советский народ практически осуществил в ходе довоенных пятилеток. Завершенность процесса создавала благо­ приятную обстановку для осмысления пройденного пути, в том числе для конкретно-исторического освещения его начального эта­ па. Цель данной статьи в том и состоит, чтобы показать, как в пос­ левоенное время советские историки изучали исходный уровень социалистической индустриализации СССР .

Рассмотрение вышедшей за последнюю четверть века литера­ туры, на наш взгляд, наиболее целесообразно осуществить в хро­ нологической последовательности. Такая постановка вопроса по­ зволяет лучше всего понять достижения сегодняшнего дня, свя­ занные с общим поступательным движением отечественной исто­ риографии .

Приступая к анализу интересующих нас работ, изданных в первые послевоенные годы, следует напомнить, что в ту пору в науке господствовал тезис о полуколониальном положении России в дооктябрьский период. В литературе допускалось явное приниБолее подробно о вышедшей тогда литературе см. наш у статью «Изуче­ ние социалистической индустриализации в 1926—-1934 гг.» в сборнике «Ис­ тория и историки» (М., 1965) .

жение степени промышленного развития, достигнутого страной к 1917 г .

В середине 50-х годов XX в. проходила дискуссия о периодиза­ ции истории советского общества. И. Б. Берхин и М. П. Ким, вы­ ступившие с первой статьей, высказали мысль о неправильности ограничения периода индустриализации 1926—1929 гг., как это обычно делалось в литературе 12. Участники дискуссии в большин­ стве своем солидаризировались с таким мнением 13 .

Подводя итоги научного обсуждения, журнал «Вопросы исто­ рии» опубликовал в 1956 г. редакционную статью, в которой видное место занял вопрос о начальных рубежах социалистиче­ ской индустриализации. В статье отмечались, с одной стороны, условность и подвижность ряда исторических граней, а с друю й — взаимосвязь этапов социалистического строительства. «На­ пример,— говорилось далее,— уже в годы восстановления народ­ ного хозяйства (после гражданской войны и иностранной интер­ венции) начались реконструктивные процессы, в то же время в первые годы реконструктивного периода еще завершалось восста­ новление народного хозяйства. Задача заключается в том, чтобы правильно определить, какие именно процессы преобладали и со­ ставляли существо того или иного периода» 14. Ж урнал выска­ зался за сохранение ранее принятых хронологических рамок вос­ становительного периода (т. е. 1921—1925 гг.) и против трактов­ ки 1926—1929 гг. как «периода индустриализации» .

В редакционной статье подчеркивалось, что «выделение 1926— 1929 гг. как периода индустриализации создает неправильное представление, будто эта сложная задача социалистического строи­ тельства была решена в эти годы. На самом деле тогда был еде* лан лишь приступ к индустриализации СССР...» 15 .

В целом дискуссия принесла несомненную пользу советской исторической науке и по данному вопросу. Она обратила внима­ ние исследователей на необходимость глубокой разработки такой важной темы, как проблема исходного уровня социалистической индустриализации СССР. Уже тогда стало ясно, что в литературе не проводится разграничение между индустриализацией как объ­ ективным процессом, характеризующим развитие экономики, и по­ литикой индустриализации как сознательно регулируемым и на­ правляемым курсом, в основе которого лежит научное понима­ ние закономерностей становления социалистического способа про­ изводства .

Новый шаг вперед в исследовании рассматриваемой проблемы после упомянутой дискуссии о периодизации был сделан в J 957 г .

Мы имеем в виду выход коллективного труда «Советская социаИ. Б. Берхин, М. П. Ким. О периодизации истории советского общества.— «Вопросы истории», 1954, N° 10, стр. 33 .

13 См. «Вопросы истории», 1955, № 3, стр. 74—78; № 9, стр. 59 .

14 См. «Вопросы истории», 1956, № 6, стр. 59 .

15 Там же, стр. 61 .

диетическая экономика. 1917—1957 гг.». В разделах, написанных JI. М. Гатовским, А. И. Ноткиным, С. Г. Струмилиным, Л. А. Леонтьевым, Г. М. Алампиевым и рядом других ученых, большое внимание уделялось анализу закономерностей индуст­ риального развития страны как до революции, так и особенно в условиях диктатуры пролетариата. В книге четко прозвучал тезис: Россия — страна среднего уровня развития капитализма .

Много места авторы отводили изложению материалов об исходном уровне и важнейших предпосылках социалистической индустриа­ лизации; при этом каждый из них подкреплял свои рассужде­ ния углубленным подходом к широкому использованию ленинско­ го наследия .

Анализируя предпосылки победы Великой Октябрьской социа­ листической революции, В. И. Ленин писал: «Без известной вы­ соты кап[итали]зм а у нас фы ничего не вышло» 16. В 1920 г., прочитав бухаринское утверждение о том, что крах мирового ка­ питализма начался с наиболее слабых народнохозяйственных си­ стем, В. И. Ленин выделил слова «наиболее слабых» и подчерк­ нул: «неверно: с „средне-слабых4 » 17. Тогда же с исчерпывающей полнотой он указал, от чего зависит сила пролетариата: 1) от его численности, 2) от его роли в экономике страны, 3) от его связи с массой трудящихся, 4) от его организованности 18. Опи­ раясь на эти положения вождя революции, впервые опубликован­ ные в 1929 г., используя также и другие оценки, которые B. И. Ленин давал промышленному потенциалу России и ее ра­ бочему классу, авторы названной книги фактически отвергали прежнюю постановку вопроса о полуколониальной зависимости России .

Интересными сравнениями и наблюдениями изобиловала статья C. Г. Струмилина. В ней показывались размеры производства как крупной, так и мелкой промышленности, приводились дан­ ные о численности рабочих, выпуске валовой продукции и про­ изводительности труда в сравнении не только с 1913, но и с 1917 г. Динамика индустриального развития страны свидетельст­ вовала, что при общем росте производства за период 1913—1927 гг .

объем продукции крупной промышленности значительно превзо­ шел довоенный уровень, а на предприятиях мелкой промышлен­ ности уменьшился; такая же тенденция действовала и в 1928 г., т. е. даже в условиях еще только развертывавшейся индустриа­ лизации мелкое, немеханизированное производство быстро теряло былое значение (в 1913 г. на его долю приходилось свыше трети всей промышленной продукции страны, в 1927 г.— 26,4%, в 1928 г.— немногим более 21% ) 19 .

16 «Ленинский сборник», XI, стр. 397 .

17 Там же .

18 См. там же, стр. 391 .

19 «Советская социалистическая экономика. 1917-1957 гг.», стр. 128 .

Характеризуя государственную политику капиталовложений, автор отметил, что до 1928 г. накопления социалистического хо­ зяйства не перекрывали полностью нормального износа средств производства. Но и в этих условиях основная масса средств вы­ делялась на тяжелую индустрию. В этом, заключает С. Г. Струмилин, проявляется тот факт, что «индустриализация СССР с первых же ее шагов пошла по линии опережающего все другие отрасли труда развития средств производства» 20 .

Для изучающих начальный этап политики индустриализации несомненный интерес представляют и таблицы, составленные ав­ тором. Из них, в частности, видно, что представляли собой такие отрасли, как рыбная промышленность и лесозаготовки, которые до 1928 г. в крупную промышленность не включались, а при опре­ делении соотношения индустрии и сельского хозяйства зачисля­ лись в последнее 21 .

JI. М. Гатовский подчеркивал, что только необходимость лик­ видировать последствия первой мировой войны, гражданской войны и интервенции помешала Коммунистической партии при­ ступить к проведению политики индустриализации сразу же пос­ ле победы Октябрьской революции. Понадобилось около 5 лет (1921 —1925 гг.), чтобы с решением в основном задач восста­ новления разрушенного можно было начать индустриализацию .

В 1926—1929 гг., продолжает он, были заложены основы индуст­ риализации 22 .

С интересными соображениями выступил А. И. Ноткин. «В вос­ становительный период были укреплены,— подчеркнул он,— исход­ ные позиции для построения материально-производственной базы социализма в нашей стране»23. Говоря о необходимости изуче­ ния уровня незавершенной капиталистической индустриализации царской России для познания закономерностей советского метода индустриализации, автор писал: «Россия вступила на путь капи­ талистической индустриализации позже ряда западных стран, и в начале XX века она только вышла из той стадии индустриали­ зации, когда капитал притекает в наибольшей мере в отрасли легкой и пищевой промышленности, в которых требуется меньше капиталовложений, оборот капитала более быстрый, норма прибы­ 21 Там же, стр. 129 .

21 См. там же, стр. 126. Практика зачисления рыбной промышленности и ле­ созаготовок в разряд сельского хозяйства все чаще встречает возражение исследователей. В печати, в частности, отмечалось, что это искажает пред­ ставление о подлинных размерах и формах дореволюционной промышлен­ ности, мешает правильно понять их важную роль в жизни ряда районов страны. В Белоруссии, например, лесная промышленность давала до 1917 г .

чистой продукции и доходов больше, чем вся крупная промышленность (см. М. А. Цейтлин. Очерки развития лесозаготовок и лесопиления. М., 1968; см. также рецензию И. Ф. Гиндина и В. В. Тимошенко на эту кни­ гу.— «История СССР», 1971, № 2, стр. 175) .

22 «Советская социалистическая экономика. 1917— 1957 гг.», стр. 29—30 23 Там же, стр. 83, 85 .

ли, особенно на первых порах, более высока» 23°. В 1958 г .

А. И. Ноткин развил свою мысль: «Сосредоточение основных усилий при осуществлении социалистической индустриализации СССР с самого начала на развитии тяжелой индустрии стало возможным, кроме прочего, еще и благодаря тому, что капита­ листическая индустриализация дореволюционной России привела к созданию сравнительно обширной легкой промышленности» 24 .

А. И. Ноткин писал не просто о незавершенной капиталистической индустриализации царской России, но и о создании сравнительно обширной легкой промышленности в рамках капиталистического способа производства .

Позднее его точка зрения получила поддержку и конкретиза­ цию в коллективном труде «Построение фундамента социалисти­ ческой экономики в СССР. 1926—1932 гг.» В этой работе подчер­ кивалось, что по выпуску текстильных тканей и ряда пищевых продуктов Россия уступала главным капиталистическим странам в гораздо меньшей мере, чем в производстве наиболее важных средств производства. Так, в 1913 г. она занимала третье место в мире по выработке хлопчатобумажных тканей и одно из пер­ вых мест по производству сахара. Ей принадлежало первое ме­ сто по сбору пшеницы, ржи, ячменя, льноволокна и второе — по поголовью крупного рогатого скота. «Относительная разви­ тость легкой промышленности и сельского хозяйства,— говорится в книге,— позволила нашей стране форсировать строительство тяжелой промышленности» 25 .

Большой вклад в общее понимание проблемы капиталистиче­ ской индустриализации России, в освещение индустриального уровня, достигнутого страной к 1917 г., внесли советские истори­ ки, изучавшие предпосылки Великой Октябрьской социалистиче­ ской революции. В 1955 г. В. Е. Мотылев выступил со статьей об особенностях промышленного развития нашей страны на рубеже X IX —XX вв.26 В соответствии с авторским замыслом главное место в ней заняло сопоставление темпов и масштабов индуст­ риального роста России и крупнейших капиталистических госу­ дарств того времени. Такой угол зрения позволил напомнить под­ ход В. И. Ленина к анализу тех же процессов, сделанному еще в конце XIX в.27 Появившаяся вскоре после этого статья Б. Б. Граве была прямо направлена против отнесения России к странам полуколоа «Советская социалистическая экономика. 1917—1957 гг.», стр. 83, 85 .

24 А. И. Ноткин. Социалистическая индустриализация СССР и новый тех­ нический переворот.— «Вестник АН СССР», 1958, № 1, стр. 14 .

25 «Построение фундамента социалистической экономики в СССР. 1926— 1932 гг.» М., 1960, стр. 85 .

26 В. Е. Мотылев. Об особенностях промышленного развития в конце XIX — начале XX века.— «Вопросы истории», 1955, № 7 .

-7 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 3, стр. 490, 493, 508, 566, 570 .

ниального типа 28. В последующие годы благодаря усилиям боль­ шой группы исследователей советская наука пополнилась труда­ ми, закрепившими точку зрения, согласно которой народнохозяй­ ственная система дореволюционной России достигла среднего уров­ ня капиталистического разви ти я29. Собранный в них фактиче­ ский материал позволил сделать вывод, что в 1913 г. Россия, резко отставая от США и Германии, несколько меньше — от Англии, была намного выше Японии, Италии, Испании и по ряду важных показателей шла впереди Франции (по машинострое­ нию, выплавке стали и проката, добыче минерального топлива, по ведущим отраслям легкой и пищевой промышленности). В это же время, будучи пятой страной в мире по объему всего про­ мышленного производства, Россия занимала второе место по добы­ че нефти, вывозу древесины, производству пиломатериалов, тре­ тье — по выработке хлопчатобумажных тканей (суровых), четвер­ тое — по машиностроению, производству кокса, пятое — по выпу­ ску чугуна, железной руды, цемента, по выплавке стали и т. д.30 Важное значение для утверждения в науке правильных взгля­ дов на степень относительной отсталости России от других импе­ риалистических держав имела публикация тезисов Отдела пропа­ ганды и агитации ЦК КПСС и Института марксизма-ленинизма, посвященных сорокалетию Великой Октябрьской социалистиче­ ской революции. Именно в этих тезисах впервые появились дан­ ные, в соответствии с которыми дореволюционная Россия отстава­ ла в 1913 г. от Соединенных Штатов Америки по производству промышленной продукции не в 13—14 раз, как это сообщалось h сборнике «СССР и капиталистические страны», а примерно в 8 р а з 31. Несколько позднее были опубликованы статьи, содер­ жащие исчисления по данному вопросу и научное обоснование сделанного пересчета 32 .

Подверглись уточнению и сведения об удельном весе промыш­ ленной продукции России в мировом промышленном произ­ водстве. По данным ЦСУ, этот показатель составлял в 1913 г .

несколько более 4% и в 1917 г.— чуть менее 3% 33 .

28 Б. Б. Граве. Была ли царская Россия полуколонией?— «Вопросы исто­ рии», 1956, № 6 .

29 См.: В. И. Бовыкин. О некоторых вопросах изучения иностранного капи­ тала в Р осси и.- «Об особенностях империализма в России». М., 1963:

он же. Зарождение финансового капитала в России. (Введение). М., 1967;

К. Н. Тарновский. Советская историография российского империализма .

М., 1964 .

30 А. Давидович. О ленинском анализе экономики предоктябрьской России.— «Вопросы экономики», 1970, № 4, стр. 52 .

31 «К сорокалетию Великой Октябрьской социалистической революции (1917— 1957)». М., 1957, стр. 32 .

32 В. Н. Старовский. О сравнении экономики Соединенных Штатов Америки и Советского Союза.— «Вестник статистики», 1959, № И; см. также «Во­ просы экономики», 1960, № 4 .

33 «Страна Советов за 50 лет. Сборник статистических материалов». М., 1967, стр. 5, 47 .

Но и в последующие годы неоднократно выходили работы, повторявшие явно устарелые сведения и выводы. Даже теперь, после того как в историографических статьях специально отмеча­ лись подобные просчеты34, несложно назвать труды, где как и 15—20 лет назад снова говорится об отставании России от США в 14 раз, фигурируют 2,6%, призванные показать долю промыш­ ленного производства России в мировой промышленной продук­ ции, воспроизводится тезис о полуколониальной зависимости России 35 .

В аспекте данной статьи следует подчеркнуть, что в обобщаю­ щих трудах по истории СССР уже прочно утвердилось единое мнение о степени и размерах промышленного развития России к 1917 г. Наиболее концентрированно его выразил А. И. Паш­ ков. В 1966 г., анализируя историю русской экономической мысли, он сформулировал важный вывод, имеющий прямое отно­ шение к историографической оценке рассматриваемых нами тру­ дов. «Широко распространенная в нашей литературе,— писал автор,— характеристика царской России XX в. как страны аграр­ ной неточно отражает действительность и противоречит прямым высказываниям В. И. Л енин а»36. Сделав столь ответственное заявление, А. И. Пашков подкрепил его рядом ленинских поло­ жений и материалами о том, что промышленность России раз­ вивалась в то время быстрее, чем сельское хозяйство, и что в общей сумме продукции крупной промышленности и сельского хозяйства она достигла в 1913 г. 42,1%, т. е. величины отнюдь не маленькой. (В сочетании с продукцией мелкого производства указанный показатель, как известно, был заметно выше.) «От­ расли тяжелой промышленности, продолжает он,— росли, как пра­ вило, быстрее отраслей легкой промышленности, однако преобла­ дала последняя. Производство средств производства (группа А) составило в 1913 г. 33,3%, а производство предметов потребле­ ния (группа Б) — 66,7% валовой продукции всей промышленно­ сти» 37 .

Цифры эти были известны давно, однако в таком контексте они обычно не приводились. Более того, А. И. Пашков в отличие от других исследователей обращал внимание на то, что при опре­ делении пропорции между индустрией и сельским хозяйством 34 См. «Очерки по историографии советского общества». М., 1965, стр. 401 .

35 См. Н. И. Чумбаров. КПСС в борьбе за переход к индустриализации СССР (1926 г.). М., 1959; «Свет над Россией. Очерки по истории электрифика­ ции СССР». М., 1960; Я. Г. Фейгин. Ленин и социалистическое размеще­ ние производительных сил. М., 1969; И. Б. Берхин. Экономическая поли­ тика Советского государства в первые годы Советской власти. М., 1970, и др .

36 «История русской экономической мысли». Том III. Эпоха империализма и буржуазно-демократических революций в России. Часть первая. Под ред .

А. И. Пашкова. М., 1966, стр. 9 .

37 Там же, стр. 8 .

первая представлена данными только по крупной промышленно­ сти (и это, добавим от себя, верно, коль скоро речь идет об определении уровня индустриального развития страны, степени ее насыщения машинной техникой). Когда же выясняется соотноше­ ние между группами А и Б, сведения приводятся по всей про­ мышленности, включая сюда и крупную, и мелкую. Но и при таком подходе не все учитывают изменения, которые произошли после 1913 г. А. И. Пашков исправил недочет и указал, что в 1917 г. удельный вес группы А составил уже 38,1%, т. е. был выше, чем в последнем предвоенном году .

Далее А. И. Пашков напомнил в прошлом часто применявшее­ ся деление стран на следующие типы (в зависимости от уров­ ня их экономического развития): 1) аграрные, 2) аграрно-инду­ стриальные, 3) индустриально-аграрные, 4) индустриальные .

Учитывая, писал он, приведенные показатели, «предоктябрь­ скую Россию можно отнести к числу аграрно-индустриальных стран» 38 .

Подчеркнем еще раз. Помня о незавершенности капиталисти­ ческой индустриализации России, о большой технико-экономиче­ ской отсталости страны, о ее усиливавшейся зависимости от бо­ лее мощных империалистических держав Запада, историки, спе­ циально анализирующие эти процессы, считают необходимым от­ метить аграрно-индустриальный характер российской экономики и подробно описать реальное состояние промышленного потен­ циала России как в канун первой мировой войны, так и в 1917 г .

Когда же мы переходим к работам по истории социалистиче­ ской индустриализации, то здесь нередко господствуют суждения о невероятной слабости российской промышленности, о полном преобладании в экономике страны мелкого земледельческого хо­ зяйства. Постановка вопроса об аграрно-индустриальном типе обычно отсутствует; считается само собой разумеющимся, что социалистическая индустриализация началась в условиях, когда страна была аграрной (именно это обстоятельство чаще всего подчеркивается и выдвигается на передний п л ан ) .

Преодоление сложившегося положения вещей связано с даль­ нейшим углубленным осмыслением ленинского наследия, анали­ зом партийных документов, историографическим разбором печат­ ной продукции, введением в научный оборот новых источников .

Многое в этом направлении уже делается. Особо нужно сказать о деятельности публикаторов .

Во второй половине 50-х годов возобновилось издание стати­ стических справочников. Уже первые из них, вышедшие в 1956— 1957 гг., содержали сведения, уточнявшие размеры промышлен­ ного производства, достигнутые Россией в 1913 г. и Советским

38 Там ж е, стр. 8—9 .

Союзом к началу первой пятилетки39. Несмотря на почти пол­ ное отсутствие материалов, характеризующих 1921 — 1925, а так­ же 1926—1927 гг., что, конечно, осложняло освещение самого перехода к политике индустриализации, сборники открыли до­ полнительные возможности для показа начального этапа осущест­ вления этой политики. Сравнение данных за 1913 и 1928 гг .

убеждало, что социалистическая индустриализация развертыва­ лась в обстановке, когда ряд отраслей промышленности, в пер­ вую очередь связанных с выпуском предметов потребления, уров­ ня 1913 г. еще не достиг. Специфика начального этапа состояла и в том, что соревнование двух систем не всегда проходило с перевесом в пользу Советского Союза. Разрыв между уровнем промышленного производства СССР pi США поначалу н е только не сокращался, но и увеличивался. Так, в 1928 г. промышленное производство СССР поднялось до 132% по отношению к 1913 г., а в Соединенных Ш татах Америки — до 151%. Еще большее расхождение обнаружилось в выпуске ряда важнейших продук­ тов тяжелой индустрии: по выпуску чугуна уровень СССР в 1928 г. составил 78% от уровня 1913 г., а С Ш А — 123%; по стали соответственно 100 и 165%, по н еф ти — 126 и 363%; по электроэнергии — 260 и 440% 40 .

Знаменательным событием стал выход в свет второго издания «Плана ГОЭЛРО» 41. В этом историческом документе, который В. И. Ленин в 1920 г. назвал второй программой партии, хо­ зяйственные задания на предстоявшее тогда десятилетие рассмат­ ривались в неразрывной связи с характеристикой дореволюцион­ ной экономики. Составители плана, в частности Г. М. Кржижа­ новский, решительно возражали против зачисления России в стра­ ны земледельческие; Россию они считали страной аграрно-инду­ стриального типа и отмечали, что «уже в довоенное время наша индустриализация шла более ускоренным темпом, чем где бы то ни было, а наша отсталость в наличии механических двигателей по сравнению с США была десятерной» 42. Одновременно план давал ясную установку относительно того, что можно н нужно было использовать из доставшегося от прошлого наследства, ка­ кие радикальные перемены следует осуществить в интересах по­ строения фундамента социалистической э к о н о м и к и. В одном рус­ ле с указанным переизданием находились публикации материалов Государственной комиссии по электрификации России, расширяв­ шие знания историков о самом ходе составления плана, о выра­ 39 См. «Народное хозяйство СССР. Статистический сборник». М., 1956; «Про­ мышленность СССР. Статистический сборник». М., 1957, и др .

40 «Народное хозяйство СССР в 1958. Статистический ежегодник). М., 1959 .

стр. 173, 175, 177, 178 .

4 «План электрификации РСФСР. Доклад VIII съезду Советов Государствен­ ной комиссии по электрификации России». Второе издание. М, 1955 (пер­ вое издание вышло в 1920 г.) .

42 Там же, стр. 49—50 .

ботке курса на первоочередное развитие производства средств производства 43 .

Во второй половине 50-х годов появились первые публикации архивных документов, характеризовавшие борьбу Коммунистиче­ ской партии и советского народа за превращение СССР в инду­ стриальную держ аву44. Центральное место в них заняли мате­ риалы, относящиеся к 1926—1929 гг. Наибольший интерес пред­ ставлял сборник под редакцией и с предисловием М. П. Кима .

И не только потому, что в нем были сконцентрированы обобщаю­ щие документы общесоюзного значения (в отличие от других сборников, где превалировали местные материалы), но и потому, что в этом сборнике составители стремились показать, что пред­ ставляла собой страна к началу развернутой индустриализации и каков был сам механизм перехода к новому этапу развития экономики .

В последующие годы совместными усилиями научных и ар­ хивных работников был начат выпуск общесоюзной многотомной серии документов и материалов «История индустриализации СССР .

1926—1941 гг.» 4 На протяжении второй половины 60-х годов в свет вышли сборники, подготовленные в Москве, Ленинграде, Свердловске, Горьком, Томске, Казани, Алма-Ате и некоторых дру­ гих центрах и отражающие процесс индустриализации во всех союзных республиках и основных экономических районах Рос­ сийской Федерации. В ближайшее время серия должна быть за­ вершена. К 1974 г. вышло около 20 томов, в том числе четыре обобщающих тома по СССР в целом; один из них охватывает период 1926—1928 гг.46 43 «Труды Государственной комиссии по электрификации России (ГОЭЛРО)». М., 1960; см. также «Развитие электрификации Советской страны. 1921— 1925 гг.»

44 «Социалистическая индустриализация Азербайджана (1926-1932 гг.)». До кументьт и материалы. Баку, 1957; «Первые шаги индустриализации СССР. 11326-1927 гг. Сборник документов под ред. М. П. Кима». М., 1959;

«Коммунисты Ленинграда в борьбе за выполнение решений партии по индустриализации страны (1926— 1929 гг.)». Сборник документов и мате­ риалов. Л., 1960; «Саратовская партийная организация в годы социа­ листической индустриализации страны и подготовки сплошной коллек­ тивизации сельского хозяйства. Документы и материалы, 1926-1929 гг.» .

Саратов, 1960; «Завершение восстановления промышленности и на чало индустриализации Северо-Западного района (1925— 1928 гг.)». Л., 1961 .

45 См. об этом: М. И. Хлусов. Об издании документов по истории индустриа­ лизации СССР.— «Советские архивы», 1966, № 1; 3. К. Звездин, В. Е. По­ летаев. О серийном издании документов по истории индустриализации СССР.- «Археографический ежегодник за 1988 г.» М.. 1969 .

46 «Индустриализация СССР. 1926— 1928 гг. Документы и материалы». М., 1969; см. также тома этой серии: «История индустриализации Западной Си­ бири (1926— 1941 гг.)». Новосибирск, 1967; «Индустриальное развитие Цен­ трального промышленного района», т. I. 1926— 1932 гг. М., 1969; «История индустриализации Грузинской ССР (1926-1941 гг.)». Тбилиси, 1970; «Ис­ тория индустриализации Северного района (Архангельская, Вологодская области и Коми АССР). 1926-1941 гг.» Архангельск, 1970, и др .

Подготовленные по единой схеме, все эти сборники сущест­ венно расширяют сложившееся ранее представление о начальном этапе индустриализации, прежде всего о его специфике в нацио­ нальных республиках и областях, в различных районах страны .

Ознакомление с документами воочию убеждает, сколь разнооб­ разными путями совершался переход к политике ускоренного пе­ ревода всего народного хозяйства на новую техническую основу:

в ряде мест упор был сразу же сделан на новое строительство, в других — первоначально на реконструкцию; в одних районах главной задачей было первоочередное развитие тяжелой промыш­ ленности, в других — легкой индустрии, в третьих — расширение сырьевой базы и т. д .

Следует однако заметить, что, поскольку упомянутая серия документов хронологически охватывает только 1926—1941 гг., за ее пределами остались основные массивы материалов, относящие­ ся к восстановительному периоду. В результате те реконструк­ тивные сдвиги, которые происходили до 1926 г. и подготавлива­ ли начало развернутой индустриализации, в сборниках не полу­ чили должного отражения. И это мешает понять преемственность, существовавшую между планом ГОЭЛРО и первыми вариантами пятилетнего плана, составлявшимися уже в середине 20-х годов 47 .

Но даже такие упущения не меняют главного: впервые на­ чавшаяся в конце 50-х годов публикация документов по истории социалистической индустриализации довольно быстро приняла все­ союзный размах, что, с одной стороны, выражало резко возрос­ ший интерес исследователей к изучению данной проблемы, а с другой — дало новый толчок для ее более полного и углублен­ ного освещения. В сочетании с теми сдвигами, о которых гово­ рилось выше, это способствовало появлению статей и книг, по­ зволяющих лучше понять процесс перехода от восстановления народного хозяйства к развернутой индустриализации страны, глубже изучить взаимосвязь этих этапов и их качественное раз­ личие .

Среди первых работ, вышедших в 50-х годах и дававших наиболее ясное представление об исходном уровне и начальном этапе социалистической индустриализации, выделялись исследо­ вания И. В. Маевского и Е. М. Полянской. В литературе про­ мышленность 20-х годов рассматривалась обычно в целом. В кни­ 47 В определенной мере этот пробел восполняют архивные материалы, опу­ бликованные в региональных сборниках, посвященных восстановлению народного хозяйства. См., например: «Алтай в восстановительный пери­ од». Барнаул, 1960; «Восстановление народного хозяйства Брянской губер­ нии (1921— 1925 гг.)». Брянск, 1960; «Борьба рабочего класса за восстанов­ ление и развитие промышленности Дальневосточной области (1922— 1925 гг.)». Хабаровск, 1962; «Восстановление промышленности Ленингра­ да (1921— 1925 гг.)», т. I. JL, 1963; «Восстановление текстильной промыш­ ленности Иваново-Вознесенской губернии (1920— 1925 гг.)». Иваново, 1966, и др .

ге И. В. Маевского прослеживалось развитие лишь ведущих отра­ слей производства средств производства — электроэнергетики, нефтяной и угольной промышленности, химии и металлургии. Но это не было сужением темы, правильнее было бы говорить о ее конкретизации. Сосредоточив свое внимание на перечисленных отраслях, автор выявил те опорные базы, которые позволили на­ чать ускоренный подъем всей тяжелой индустрии уже в 1926— 1929 г г.47а .

Е. М. Полянская избрала предметом своего исследования про­ мышленное развитие Сибири в предвоенные пятилетки. В про­ тивовес тогда еще широко распространенному мнению о возник­ новении проектов строительства Урало-Кузнецкого комбината лишь в период индустриализации она показала, что вопрос о создании второй угольно-металлургической базы был поставлен уже в первые годы Советской власти при непосредственной под­ держке В. И. Ленина48 .

Еще более полно аналогичная мысль раскрывается в обшир­ ной монографии П. Г. Матушкина о борьбе Коммунистической пар­ тии за создание второй угольно-металлургической базы СССР49 .

Автору удалось проследить предысторию проблемы, уходя­ щую в дореволюционное прошлое России, и борьбу за ее решение во второй половине 20-х годов. Описание достигнутой победы тем более интересно, что оно дано в сочетании с мате­ риалами, показывающими, как было сломлено и преодолено со­ противление противников создания второй угольно-металлургиче­ ской базы СССР .

Дальнейшее исследование указанной темы привело к уточне­ нию общего понимания вопроса о создании второй угольно-ме­ таллургической базы СССР. По мнению П. Г. Матушкина, к XVI съезду ВКП(б) «разработка Урало-Кузнецкой проблемы и подготовка к ее осуществлению подходила к концу» 50 .

В. Н. Зуйков, привлекая новые материалы и сопоставляя разные проекты промышленного строительства на Урале, указал на каче­ ственное отличие того подхода к Урало-Кузнецкой проблеме, коюрый наметился уже после принятия первого пятилетнего плана .

Масштабы развернувшейся индустриализации, накопленный опыт хозяйствования и планирования во многом видоизменили ранее сформулированную целевую установку. «По определению Гос­ плана СССР,— пишет Зуйков,— задача состояла в том, чтобы „в соответствии с требованиями ЦК ВКП(б) не только уточнить 47а И. В. Маевский. Тяжелая промышленность СССР в первые годы социали­ стической индустриализации (1926-1929). М., 1959 .

48 Е. М. Полянская. Из истории социалистической индустриализации Сиби­ ри,— «Вопросы истории», 1956, № 8, стр. 20 .

49 П. Г. Матушкин. Урало-Кузбасс. Борьба Коммунистической партии за создание второй угольно-металлургической базы СССР. Челябинск, 1966 .

50 Там ж е, стр. 166 .

пятилетку для Урало-Кузбасса, а в сущности составить ее заново, дать дальнейшие перспективы4, заново пересчитать технико-эко­ номические показатели, по-настоящему приступить к производст­ венному комбинированию...» 51 .

Для правильного понимания предпосылок развернутой инду­ стриализации СССР, той преемственности и последовательности, с которой проводилась хозяйственная политика Коммунистиче­ ской партии в первой и второй половине 20-х годов, важное значение имеют также работы о претворении в жизнь ленинско­ го плана электрификации. Соответствующие разделы из книг Н. М. Ознобина, И. М. Некрасовой, Д. Г. Жимерина, М. А. Ви­ ленского дают наглядное представление о строительстве электро­ станций на протяжении всех 20-х годов, о принципиальных сдви­ гах в советской электроэнергетике, обозначившихся еще в усло­ виях восстановления ранее разрушенной экономики и получивших свое дальнейшее развитие в годы социалистической индустриали­ зации 52 .

Существенный вклад в разработку вопроса об истоках форси­ рованного строительства материально-технической базы социализ­ ма в СССР внесла своими трудами Э. Б. Генкина. Анализируя характер и особенности восстановительного периода, она скрупу­ лезно проследила, как в 1921—1925 гг. велась планомерная под­ готовка условий для преимущественного развития производства средств производства в последующие годы 53 .

В партийных решениях первой половины 20-х годов, отме­ чает Э. Б. Генкина, мы не найдем термина «восстановительный период», и это понятно, ибо нельзя было давать определения периода, пока он еще не закончился, а границы его и рамки не были еще окончательно установлены. Только XV конференция В К П (б), проходившая осенью 1926 г., в постановлении «О хо­ зяйственном положении страны и задачах партии» впервые дала оценку восстановительного периода как цельного и уже закон­ ченного этапа в истории Советской страны 54 .

В 1925 г. промышленность достигла трех четвертей довоенно­ 51 В. Н. Зуйков. Создание тяжелой индустрии на Урале (1926— 1932 гг.). М., 1971, стр. 47—48 .

52 Н. М. Ознобин. Электрификация СССР за 40 лет. М., 1958; И. М. Некрасо­ ва. Ленинский план электрификации страны и его осуществление в 1921— 1931 гг. М., 1960; Д. Г. Жимерин. История электрификации СССР. М., 1962;

М. А. Виленский. Электрификация СССР и размещение производитель­ ных сил. М., 1963; он же. По ленинскому пути сплошной электрификации .

М., 1969, и др .

53 Э. Б. Генкина. Деятельность Госплана в 1921— 1925 гг. и борьба с бурж уаз­ ной идеологией в области планирования.— «История СССР», 1961, № 6;

она же. Об особенностях восстановления промышленности в СССР (1921— 1925 гг.).— «История СССР», 1962, № 5; она же. Государственная деятель­ ность В. И. Ленина в 1921-1923 гг. М., 1969 .

54 «КПСС в резолюциях и реш ениях съездов, конференций и пленумов ЦК», т. III. М., 1970, стр. 364 .

ю уровня, в 1926 г. превзошла его на 8,1%. Но это, продолжа­ ет Генкина, не означает, что конец восстановительного периода следует переносить с 1925 на 1926 г. и даже более поздний ру­ беж. Достижение довоенного уровня по чисто количественным показателям не было и не могло быть единственным и тем более главным критерием для определения конечной даты восстанови­ тельного периода. Общие успехи народного хозяйства, нарастав­ шие элементы реконструкции и нового строительства в промыш­ ленности, направление капиталовложений, связанное с увеличе­ нием доходной части бюджета,— все это в канун XIV съез­ да ВКП(б) определяло поворот от первоочередного внимания во­ просам возрождения экономики к осуществлению политики инду­ стриализации. Первые советские автомобили, тракторы, электро­ станции, самолеты, промышленные стройки и грандиозные планы индустриализации — вот чем жила страна, завершая восстанови­ тельный период, повернувшись лицом уже не к прошлому, когда, по выражению В. И. Ленина, начинать приходилось с «малень­ кого, маленького процента довоенного», а к будущему, устрем­ ляя все своп надежды и помыслы к величественным задачам промышленного преобразования экономики. «1926 год,— заключа­ ет автор,— не завершал собой период восстановления народного хозяйства, а открывал новый этап в истории страны — этап со­ циалистической индустриализации, хотя взаимное переплетение этих двух задач сказалось со всей ясностью уже в 1924/25 г.» 55 .

Этим выводам в названных работах предшествует анализ ши­ рокого круга источников, в том числе документов, характеризую­ щих концентрацию промышленности, проведенную в 1921— 1925 гг., и соответственно концентрацию рабочего класса. За­ слуга Э. Б. Генкиной в том и состоит, что она связала воедино тему промышленного развития страны с темой роста рабочего класса и, не ограничиваясь рассуждениями о роли рабочего клас­ са в успешном восстановлении народного хозяйства, показала его готовность к решению больших задач социалистической индуст­ риализации .

Уяснению такой трактовки вопроса способствуют также иссле­ дования Л. С. Рогачевской, А. А. Матюгина, О. И. Ш каратана, в которых освещаются изменения в численности и составе про­ мышленных рабочих середины 20-х годов, рассматривается сам процесс превращения российского пролетариата в советский рабо­ чий класс 56. Вплотную к этим работам примыкают первые обобСм. «История СССР», 1962, № 5, стр. 69 .

56 JI. С. Рогачевская. Из истории рабочего класса СССР в первые годы ин­ дустриализации (1926— 1927 гг.). М., 1959; А. А. Матюгин. Рабочий класс СССР в годы восстановления народного хозяйства (1921— 1925). М., 1962;

О. II. Шкаратан. Проблемы социальной структуры рабочего класса СССР (Историко-социологическое исследование). М., 1970. См. также: И. Е. Ворожейкин. Об изучении некоторых вопросов развития советского рабоче­ го класса.- «Вопросы историографии рабочего класса СССР». М., 1970 .

2 И стори я и историки 33 щающие труды о ликвидации безработицы в СССР 57. Знакомясь с ними, читатель видит не только общее воздействие политики индустриализации на социальную структуру советского общества уже в конце 20-х годов, но и прямую зависимость промышленно­ го роста от общего состояния трудовых ресурсов в нашей стра­ не. Вместе с тем монографии JI. С. Рогачевской и К. И. Суворо­ вой показывают, как уже в условиях начального этапа индустриа­ лизации СССР ярко обнаруживалась социалистическая сущность этого процесса, улучшалось материальное положение рабочего класса .

Среди последних работ, посвященных истории рабочего класса начального этапа советской индустриализации, выделяются ста­ тьи JI. И. Васькиной, построенные на использовании обширных сведений Всесоюзной переписи населения 1926 г. 58 По справед­ ливому замечанию их автора, материалы этой переписи, несмотря на обилие самых разнообразных данных, историками в научный оборот вовлекались спорадически, лишь в виде отдельных иллю­ страций. Между тем только данный источник дает развернутое представление о численности, размещении, национальном и поло­ вом составе, о профессиональной и возрастной структуре рабоче­ го класса СССР накануне социалистической индустриализации .

В отличие от разрозненных и чаще всего несопоставимых меж­ ду собой статистических сведений того времени перепись 1926 г .

вооружает исследователей знаниями не только о промышленных рабочих, но и обо всех остальных отрядах рабочего класса, об их состоянии в тот период. Причем в зависимости от постав­ ленной цели можно получить данные по городским и сельским поселениям, по всем союзным и автономным республикам, по всем административным районам и т. д., включая сюда много­ численные цифры о безработных .

Видимо, громоздкость источника (материалы переписи зани­ мают 56 томов!) осложняла его использование в прошлом. Ста­ тьи JI. И. Васькиной убеждают в необходимости и плодотворно­ сти изучения Всесоюзной переписи населения 1926 г. для более разностороннего показа процесса развития рабочего класса СССР, для понимания общего курса на социалистическую индустриали­ зацию, выражавшего коренные интересы этого класса .

Минувшие годы ознаменовались появлением еще одной боль­ шой группы работ: речь идет о статьях и книгах, написанных в аспекте историко-партийных исследований и раскрывающих 57 К. И. Суворова. Исторический опыт КПСС по ликвидации безработицы (1917— 1930). М., 1968; Л. С. Рогачевская. Ликвидация безработицы в СССР. М., 1973 .

58 Л. И. Васькина. Городское население СССР в канун социалистической ин­ дустриализации.— «Вестник Московского университета. Серия IX. Исто­ рия», 1971, № 4; она же. Численность и состав национальных отрядов ра­ бочего класса СССР (по материалам Всесоюзной переписи населения 1926 г.).— «История СССР», 1972, № 6 .

борьбу КПСС за подготовку и переход к ускоренному превра­ щению нашей страны в социалистическую индустриальную дер­ жаву. Еще в 1955 г. И. И. Маслов сделал интересную попытку проследить взаимосвязь процессов индустриализации с ростом партии, укрепления ее единства, улучшения качественного соста­ ва, увеличения числа коммунистов прежде всего в старых и но­ вых промышленных ц ен трах59. Особенно широко освещены во­ просы, специально посвященные разгрому оппозиционных анти­ партийных блоков 60. Вышла книга, остро критикующая экономи­ ческие воззрения троцкистов 61. Издана первая монография, пока­ зывающая социально-классовые корни правого уклона, причины перерастания его на исходе 20-х годов в главную опасность; основ­ ное место в этой книге занимают главы, где освещается деятель­ ность Центрального Комитета и местных партийных организаций, направленная на разоблачение перед широкими массами капиту­ лянтской сущности платформы правых 62 .

Названные работы вносят большую лепту в анализ полити­ ческих предпосылок социалистической индустриализации. Ликви­ дация антипартийных течений была непременным условием успеш­ ного строительства социализма в СССР. Только так можно было отстоять и развить ленинский курс на создание материально-тех­ нической базы социализма. Эта истина была хорошо известна и в пору непосредственной борьбы с «левым» и правым уклонами;

тогда же появились первые статьи и брошюры на данную тему, положившие, в частности, начало историографии этого вопроса .

Но лишь теперь трудами историков воссоздается многоплановая картина, помогающая должным образом оценить историческое зна­ чение накопленного в 20-х годах опыта неуклонного проведе­ ния в жизнь генеральной линии Коммунистической партии .

Мы не случайно говорим о многоплановости историко-пар­ тийной литературы. Если раньше преобладающее место в ней занимала тематика, характеризующая внутрипартийную борьбу вокруг проблем индустриализации, то за последнее время стали все чаще выходить исследования о теоретической и практпчеИ. И. Маслов. Коммунистическая партия Советского Союза в борьбе за укреплепне единства своих рядов и осуществление политики социалисти­ ческой индустриализации страны (1925— 1927 гг.). М., 1955 .

10 Б. А. Абрамов. Идейная борьба партии против троцкистов и зиновьевцев в период подготовки и проведения XIV съезда В К П (б). М., 1959; Р. П. Пла­ тонов. Идеологическая работа КПБ в годы социалистической индустриа­ лизации (1926— 1929). Минск, 1962; В. М. Иванов. Из истории борьбы пар­ тии против «левого» оппортунизма. Ленинградская партийная организа­ ция в борьбе против троцкистско-зиновьевской оппозиции в 1925— 1927 гг .

Д., 1965; подробнее об этой литературе см. Ю. В. Воскресенский. Переход Коммунистической партии к осуществлению политики социалистической индустриализации СССР (1925-1927). Введение. М., 1969 .

61 Б. И. Макаров. Критика троцкизма по вопросам строительства социализ­ ма в СССР. М., 1965 .

62 Ф. М. Ваганов. Правый уклон в ВКП(б) и его разгром (1928— 1930 гг.) .

М., 1970 .

2* скои деятельности ЦК ВКП(б) и местных партийпых организа­ ций в области хозяйственного строительства, в сфере планиро­ вания, в деле организации трудовой активности масс и т. д .

Именно в таком ключе напнсаны монографии А. Д. Педосова, С. С. Хромова, Ю. В. Воскресенского .

Первая из них называется «Партия большевиков и техниче­ ский прогресс» 63. Уже сам заголовок свидетельствует о необыч­ ности авторского замысла. Действительно, А. Д. Педосов первым взял на себя инициативу монографически исследовать взгляды В. И. Ленина, Коммунистической партии на технику и науку, на тенденции их развития еще в досоветский период, а затем уже в первые годы пролетарской революции (до принятия пла­ на ГОЭЛРО). Автор обстоятельно проследил, как вырабатыва­ лось отношение большевиков к техническому прогрессу еще в условиях разработки первой программы РСДРП, какое значение имела марксистская критика ревизионистских идей Струве, Берн­ штейна, различных левацких, мелкобуржуазных и меньшевист­ ских воззрений для выработки научного понимания закономерно­ стей и перспектив развития производительных сил капитализма .

Сравнивая этот период с последующим этапом, начавшимся в 1917 г., А. Д. Педосов показывает, что задолго до завоевания власти большевики поставили в области науки и техники мно­ гие принципиальные вопросы теории, имевшие важное значение для их будущей роли, когда Коммунистическая партия стала пра­ вящей. В результате названная книга существенно обогащает на­ ше представление о подготовленности партии к руководству на­ родным хозяйством, к проведению той политики, которая превра­ тила нашу страну в социалистическое промышленное государ­ ство .

Монографии Ю. В. Воскресенского и С. С. Х ромова64— это наиболее крупные труды, характеризующие предпосылки перехо­ да и сам переход Коммунистической партии к политике социа­ листической индустриализации. Книга Воскресенского особенно интересна в тех местах, где анализируется борьба с оппозицией вокруг вопроса о социалистической индустриализации и перспек­ тивах социалистического строительства на XIV л XV съез­ дах ВКП(б) и между ними. Долгое время наши историки ограни­ чивали период разработки самого курса на индустриализацию временем подготовки и проведения XIV съезда ВКП (б ). Воскре­ сенский, опираясь на своих предшественников65, значительно 63 А. Д. Педосов. Партия большевиков и технический прогресс. М., 1969 .

64 С. С. Хромов. Ф. Э. Дзержинский во главе металлопромышленности. М., 1966; Ю. В. Воскресенский. П ереход Коммунистической партии к осущ е­ ствлению политики социалистической индустриализации. М., 1969 .

65 Среди них следует выделить Н. И. Чумбарова, который в статье «Кон­ кретный план перехода к индустриализации СССР» еще в 1958 г. отме­ тил, что апрельский (1926 г.) Пленум ЦК ВКП (б) обсудил насущные за­ дачи индустриализации, определил источники накопления и методы их исрасширил эти рамки главным образом за счет материалов, отно­ сящихся к 1926—1927 гг .

Работа Хромова дает ясное представление о громадной дея­ тельности партии в этой области в первой половине 20-х годов .

Освещая развитие металлопромышленности в первой половине 20-х годов и одновременно раскрывая реконструктивные сдвиги, обозначившиеся тогда в промышленности СССР, автор справедли­ во видит в этих явлениях постепенное назревание перехода к осуществлению политики индустриализации и правильно связы­ вает с ними теоретическую и практическую разработку курса партии на социалистическую индустриализацию .

Подытоживая проделанную работу, С. С. Хромов счел нужным подчеркнуть не только приоритет В. И. Ленина во всестороннем обосновании проблемы социалистической индустриализации, но и конкретизацию ленинского плана партией в 1923—1925 гг. еще до XIV съезда В К П (б). «Практическое осуществление индуст­ риализации,— пишет автор — в меру сил и возможностей страны осуществлялось также еще до XIV съезда, одновременно с вос­ становлением народного хозяйства» 66 .

После появления работ Э. Б. Генкиной, Ю. В. Воскресенско­ го, В. И. Кузьмина, С. С. Хромова уже трудно согласиться с авторами, которые утверждают, что буквально в первые месяцы Советской власти В. И. Ленин выдвинул на первый план как практическую задачу индустриализации страны создание тяжелой промышленности, обеспечивающей перестройку всего народного хозяйства на основе передовой машинной техники 67. Нельзя под­ держать и мнение, согласно которому первые шаги на пути инду­ стриализации были сделаны нашей страной непосредственно в пе­ риод мирной передышки 1918 г.68 Спору нет, идея социалистической индустриализации и про­ грамма ее осуществления неразрывно связаны с именем вождя пролетарской революции, основателя Коммунистической партии и Советского государства. Но конкретная задача создания тяж е­ лой промышленности на рубеже 1917—1918 гг. еще не ставилась, политика индустриализации тогда не проводилась .

Вызывает возражение и некоторое преувеличение со стороны ряда историков масштабов и значения тех элементов реконструкпользования, принял обращение к трудящимся о режиме экономии. По существу этот расширенный Пленум имел значение партийной конферен­ ции (см. «Вопросы истории КПСС», 1958, № 1). См. также статью П. Б. Жибарева о трехлетнем плане развития металлопромышленности.— «Научные доклады высшей школы». Серия экономических наук, 19Б5 .

№ 2 .

66 С. С. Хромов. Ф. Э. Дзержинский во главе металлопромышленности, стр. 267 .

67 См. «Развитие В. И. Лениным экономической теории социализма и ком­ мунизма». М., 1969, стр. 130 .

68 Р. М. Савицкая. Очерк государственной деятельности В. И. Ленина. М артиюль 1918 г. М., 1969, стр. 312 .

ции, которые имели место в рамках восстановительного периода .

В работах по истории отдельных республик и областей можно встретить суждения о том, что индустриализация данных регио­ нов начиналась раньше, чем индустриализация СССР в целом, п что в этом состоит одна из специфических трудностей про­ мышленного развития этих областей и республик. «Особенностью восстановительного периода в Дагестане, как и в некоторых дру­ гих республиках,— пишет 3. А. Кишиев,— являлось то, что здесь в ходе восстановления решались вопросы индустриализацик рес­ публики» 69. В статье И. Анисимкина мы читаем: «Создавать индустрию в Узбекистане пришлось буквально на голом месте» .

Далее говорится: «Другая особенность заключалась в том, что крайняя отсталость экономики Туркестана требовала уже в вос­ становительный период, то есть еще до 1925 г., приступить к индустриализации» 7а .

Противоречит действительному положению вещей и мнение М. Н. Черноморского, уверяющего, будто «уже в первые годы нэпа Коммунистическая партия и Советское правительство, ре­ шая важнейшие вопросы восстановления и быстрого развития легкой промышленности как важнейшего условия укрепления союза рабочего класса и крестьянства, обеспечивали преимущест­ венное развитие тяжелой индустрии...» 7 Самое удивительное состоит в том, что, несколько раз повторяя эту мысль в весьма интересной статье, автор ссылается на статистические материа­ лы, явно не подтверждающие высказанных им положений .

Число подобных примеров можно увеличить. Но не они опре­ деляют сегодня общий характер и достижения в изучении на­ чального этапа социалистической индустриализации, ее исходно­ го уровня. Накопленный опыт подвел исследователей к четкому определению границ восстановительного периода и того рубежа, с которого берет свой отсчет политика индустриализации, прово­ дившаяся по единому плану в рамках всей нашей страны. Исто­ рики уже приступили к обобщению материалов, характеризующих сущность и своеобразие начального этапа советской индустриа­ лизации. При этом часть из них имеют в виду 1926—1928 гг., другие выделяют 1926—1929 гг., т. е. включают в этап первый год первой пятилетки, подчеркивая его связь с успехами в ре­ шении проблемы источников накопления. Более углубленно обо­ сновывает вторую точку зрения В. И. Кузьмин. Начальный период социалистической индустриализации он датирует концом

69 3. А. Кишиев. Восстановление промышленности н создание предпосылок для индустриализации Дагестана (1920— 1926 гг.).— «Ученые записки Да­ гестанского государственного университета им. Ленина». Серия общест­ венных наук, 1962, т. IX, стр. 78 .

70 И. Анисимкин. Ленинская программа социалистической индустриализации и ее осуществление в Узбекистане.— «Коммунист Узбекистана», 1969, № 10, стр. 21 .

71 М. Н. Черноморский. Советская промышленность в первые годы нэпа.— «Вопросы истории», 1965, № 2, стр. 46 .

1925 — осенью 1929 г. Проводя грань между политикой индуст­ риализации, провозглашенной на XIV съезде ВКП(б) в качестве генеральной линии борьбы за социализм, и общим ходом пре­ вращения нашей страны в передовую промышленную державу, Кузьмин пишет: «Начало социалистической индустриализации СССР относят примерно к середине 20-х годов. По валовой про­ дукции промышленность достигла довоенного уровня осенью 1926 г., но процесс индустриализации начался раньше этого, по­ скольку ряд предприятий, особенно в черной металлургии, был разрушен до такой степени, что речь шла не об их восстанов­ лении, а о новом строительстве. Вообще же создание некоторых новых отраслей машиностроения и электрификации началось еще в первые годы Советской власти» 72 .

Касаясь далее материалов о размерах капиталовложений в промышленность, об удельном весе в них расходов на новое строительство, о соотношении легкой и тяжелой индустрии, он отмечает, что не только в 1926—1928 гг., но и в первом году пятилетки происходило, как и ранее, постепенное ускорение тем­ пов индустриализации, а со второго года начинается скачкооб­ разный сдвиг. С учетом этого поворота в политике автор и при­ ходит к выводу: «Постепенное ускорение темпов индустриализа­ ции, происходившее в 1926—1929 гг., сменилось с осени 1929 г .

форсированием темпов индустриализации, изменением народно­ хозяйственных пропорций в пользу тяжелой индустрии» 73 .

Исследовательская работа, проделанная советскими историка­ ми за последнее двадцатипятилетие в изучении исходного уровня социалистической индустриализации, получила свое закрепление в сводных трудах по истории СССР и по истории КПСС 74. Она нашла отражение и в обобщающих книгах по истории союзных республик, в очерках по истории местных партийных органов .

Ныне первая половина 20-х годов предстает перед нами как пе­ риод, в условиях которого удалось осуществить восстановление важнейших отраслей промышленности и их частичное переосна­ щение, подготовить условия для успешного перехода к политике социалистической индустриализации, к ускоренному превраще­ нию СССР в индустриальную державу. Исходный уровень совет­ ской индустриализации, ее начальный этап освещается все с большей полнотой, и в этом залог дальнейшего успеха в изуче­ нии стартовых рубежей социалистической индустриализации, в познании общих закономерностей построения социализма в СССР .

72 В. И. Кузьмин. Исторический опыт советской индустриализации. М., 1969, стр. 23—24 .

73 Там же, стр. 24—25 .

74 См. «История СССР с древнейших времен до наших дней». Том VIII .

Борьба советского народа за построение фундамента социализма в СССР .

1921—1932 гг. М., 1967; «История Коммунистической партии». Том IV .

Коммунистическая партия в борьбе за построение социализма в СССР .

Книга первая (1921—1929 гг.). М.. 1968 .

НЕКОТОРЫ Е ПРОБЛЕМ Ы

ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ И КОЛЛЕКТИВИЗАЦИИ УРАЛА

В СОВЕТСКОЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

Н. В. Ефременков

Публикация в 20-х годах XX в. трудов В. И. Ленина, важнейших документов партии и Советского правительства, консолидация сил историков на позициях марксизма-лепинизма, а также повышение их научной квалификации способствовали первым шагам в изуче­ нии истории социалистической индустриализации и коллективи­ зации сельского хозяйства на Урале .

Результаты первых исследований стали публиковаться в виде научных статей, брошюр и небольших монографий В то же вре­ мя на Урале широко развернулись статистические обследования и публикация различных справочников и сборников, в которых приводилась огромная статистическая информация, характеризую­ щая развитие промышленности и рабочего класса, сельского хо­ зяйства и крестьянства и т. д. 2 Статистическим сборникам обычно предпосылались предисло­ вия или введения, в которых анализировались состояние и основ­ ные направления развития промышленности, сельского хозяйства, рабочего класса и крестьянства .

Высокое качество обработки и соблюдение научных принципов публикации статистического материала были во многом обуслов­ лены тем, что областное статистическое управление здесь длитель­ ное время возглавлял крупный ученый-экономист, большой зна­ ток социально-экономической проблематики В. С. Немчинов, раз­ 1 В. С. Немчинов. Народное хозяйство Урала. Екатеринбург, 1923; А. Во­ робьев. Сельское хозяйство Урала. Свердловск, 1926; А. Ослоновский, А. Орлов. Десять лет борьбы и строительства Советов на Урале. Сверд­ ловск, 1928; Ф. И. Локацков. Положение и перспективы уральской про­ мышленности. Свердловск, 1925, и др .

2 «Губерния в цифрах». Ежемесячный бюллетень Екатеринбургского губстатбюро; «Обзор хозяйства Урала за 1920— 1924 гг.» Свердловск, 1925;

«Обзор хозяйства Урала за 1924— 1925 гг.» Свердловск, 1926; «Социальная статистика Урала 1924— 1925 гг.» Свердловск, 1926; «Уральский статисти­ ческий ежегодник (1923— 1924 гг.)». Свердловск, 1925; «Уральское хозяйст­ во в цифрах (1926, 1927, 1928, 1929, 1930, 1931/32 гг.)». Свердловск, 1933;

«Хозяйство Урала в 1924—1925 гг.» Свердловск, 1925; «Труд на Урале .

1926». Свердловск, 1927; «Колхозы на Урале в 1928 г.» Свердловск, 1929;

«Итоги динамических сельскохозяйственных переписей на Урале за 1925— 1926 гг.» Свердловск, 1927, и т. д .

работавший типовую схему элементов производственных отноше­ ний, дававшую возможность группировать крестьянские хозяйства по классовым типам. Схема В. С. Немчинова не потеряла своего значения и используется в настоящее время при анализе харак­ тера социально-экономических отношений и классификации кре­ стьянских хозяйств доколхозной деревни. А его работа «О ста­ тистическом изучении классового расслоения деревни» 3 положила начало изучению этой проблематики применительно к Уралу .

Во второй половине 20-х — начале 30-х годов XX в. партий­ ными и государственными органами Урала было опубликовано не­ сколько сборников материалов об основных направлениях разви­ тия промышленности и сельского хозяйства, социалистической индустриализации и коллективизации сельского хозяйства 4. Так, в книге «Состояние сельского хозяйства и работа в деревне на Урале», составленной по материалам Уралоблстатуправления, областного земельного управления и отдела по работе в деревне Уральского обкома В К П (б), рассмотрены такие вопросы, как машиноснабжение, землеустройство, агропомощь, капитальные вло­ жения, классовый состав и процессы расслоения деревни, наем­ ный труд, колхозное строительство, деятельность совхозов и т. д .

Кроме того, в книге дана характеристика состояния партийных ор­ ганизаций в деревне, показана работа с молодежью, женщинами, беднотой и т. д .

Во второй половине 50-х годов XX в. вновь стали широко издаваться статистические сборники, усилилась публикаторская деятельность архивных учреждений и, что особенно важно, во­ зобновилась публикация документов и материалов партийных и государственных органов. Это обстоятельство самым положитель­ ным образом сказалось на изучении основных проблем социалисти­ ческого строительства в стране в целом и в отдельных крупных регионах5 .

3 В. С. Немчинов. О статистическом изучении классового расслоения дерев­ ни.— «Бюллетень Уральского областного статистического управления», 1926, № 1 .

4 См., например: «Год социалистического строительства на Урале». Матери­ алы к отчету Уральского областного комитета ВКП(б) к IX областной партконференции. Свердловск, 1929; «Материалы обследований промыш­ ленности, сельского хозяйства и торговли на Урале». К отчету УралоблКК ВКП(б) и облРКИ на X облпартконференции. Свердловск, 1930; «Состоя­ ние сельского хозяйства и работа в деревне на Урале». Свердловск, 1929:

«Хозяйственное и культурное строительство на Урале». Свердловск, 1934, п др .

5 См. историографические обзоры: Г. А. Алекс е е в, В. С. Лельчук. Некоторые вопросы историографии социалистической индустриализации СССР.— «Советская историческая наука от XX к XXII съезду КПСС». История СССР. Сборник статей. М., 1962; В. П. Данилов. Изучение истории совет­ ского крестьянства.— Там же; «Очерки по историографии советского об­ щества». М., 1965, гл. 7 и 8; В. 3. Дробижев, В. С. Лельчук. Индустриали­ зация СССР и социальный прогресс (историографические заметки).— «Очерки по историографии советского общества». М., 1967; Ю. А. Мошков .

Основные вопросы историографии сплошной коллективизации сельского К середине 50-х годов на Урале сложилось несколько центров, вокруг которых концентрировались научные силы, активно иссле­ довавшие основные проблемы индустриализации и коллективиза­ ции. Основными из них были: Институт истории партии при Свердловском обкоме КПСС 6, кафедры истории СССР Уральско­ го и Пермского университетов, кафедра истории КПСС Уральско­ го политехнического института им. С. М. Кирова. Активное участие в изучении интересующей нас проблематики принимали также преподаватели кафедр истории СССР и истории КПСС вузов Челябинска, Кургана, Тюмени. Через некоторое время, на­ копив известный опыт и навыки в исследовательской и публика­ торской работе, уральские историки получили возможность при­ ступить, с одной стороны, к написанию обобщающих трудов по истории Урала и его отдельных частей, а с другой — к комплекс­ ному изучению истории индустриализации и коллективизации сельского хозяйства края. Одновременно началась подготовка к публикации архивных материалов и документов .

Кроме того, в 50-х годах были подготовлены и защищены несколько кандидатских диссертаций, авторы которых (А. А. При­ ходько, В. Г. Сержантов, В. К. Корольков, В. Н. Зуйков, А. В. Б а­ кунин и др.) внесли определенный вклад в изучение таких проб­ лем, как партийное руководство процессами социалистической ин­ дустриализации на Урале, строительство и освоение Магнитогор­ ского комбината, некоторые стороны истории коллективизации .

Следует также назвать две статьи, опубликованные в централь­ ных изданиях, которые оказали известное влияние на направле­ ние и содержание дальнейшей разработки истории индустриаль­ ного развития Урала 7 .

Итак, к середине 50-х годов историки Урала имели достаточ­ но полное представление об источниковедческом и историографихозяйства СССР.— Там же; Л. М. Зак. История культурного строительст­ ва СССР в советской историографии (1956— 1967 гг.).— «Вопросы исто­ рии», 1964, № 2; В. П. Данилов. Основные итоги и направления изучения истории советского крестьянства. М., 1969; М. П. Ким, Ю. С. Борисов, В. С. Лельчук. Современная историография советского общества 1965— 1969 гг.— «Работы советских историков за 1965— 1969 гг.» М., 1970 .

6 Институт истории партии при Свердловском обкоме КПСС (филиал ИМЛ при ЦК КПСС) был организован в 1945 г. В течение почти 15 лет сотруд­ ники института занимались сбором и изучением материалов по истории уральских партийных организаций, по истории Октябрьской революции и гражданской войны на Урале. Институт подготовил и опубликовал нес­ колько серьезных исследований по этой тематике («Очерки истории большевистских организаций на Урале», ч. 1. Свердловск, 1951; «Социали­ стическое строительство на Урале». Сборник статей. Свердловск, 1957;

«Коммунисты Урала в годы гражданской войны». Свердловск, 1959, и др.) Институт функционировал до 1 февраля 1960 г .

7 И. В. Антипова, М. И. Школьник. Из истории создания Магнитогорского металлургического комбината.— «История СССР», 1956, № 5; А. Ф. Хавин .

Из истории промышленного строительства на Востоке СССР.— «Вопросы истории», 1960, № 5 .

ческом наследии, опираясь на которое можно было бы продолжать изучение основных проблем истории Советского Урала. Причем это изучение стало развиваться сразу в нескольких направле­ ниях. Начало было положено публикацией книги «Социалистиче­ ское строительство на Урале» и выходом в свет нескольких сбор­ ников «Трудов» и «Ученых записок» вузов Свердловска и других городов Урала, содержавших научные статьи по истории социалистического строительства8. Поскольку сборники не были тем а­ тическими или проблемными, в них входили статьи по индустри­ ализации и по коллективизации .

Проблемам социалистической индустриализации Урала в пер­ вые годы реконструктивного периода, созданию тяжелой инду­ стрии в годы первой и второй пятилеток посвящены статьи В. Н. Елисеевой, В. Н. Зуйкова, В. М. Куликова и С. С. Сер­ геева, которые выгодно отличаются от ранних исследований более широкой источниковедческой базой, основу которой составили до­ кументы партийных архивов Свердловского и Челябинского обко­ мов КПСС, периодическая печать тех лет и в какой-то степени материалы социально-экономической статистики. К сожалению, авторы не использовалрг богатейшие материалы фондов Уралоблсовнархоза и Уралплана, хранящиеся в Государственном архиве Свердловской области. Эти статьи представляют несомненный ин­ терес, так как именно они положили начало новому этапу в изу­ чении истории индустриализации, привлекли внимание к иссле­ дованию деятельности партийных организаций Урала по руковод­ ству промышленным строительством, производственной деятель­ ностью предприятий, подготовкой кадров, социалистическим соревнованием и т. д. Наряду с общими проблемами индустриа­ лизации в статьях было уделено известное внимание строитель­ ству отдельных крупных предприятий — гигантов тяжелой инду­ стрии: Уралмашзавода, Челябинского тракторного завода, Магни­ тогорского металлургического комбината и Урало-Кузбасса в целом .

Почти в то же время началось изучение еще одной важной проблемы — истории социалистического соревнования на промыш­ ленных предприятиях Урала. К. Е. Андриевская опубликовала материалы, раскрывающие деятельность партийных организаций Урала по руководству социалистическим соревнованием рабочего 8 «Социалистическое строительство на Урале». Сборник статей. Свердловск, 1957; «Ученые записки Уральского государственного университета им .

А. М. Горького». История КПСС, вып. 17. Свердловск, 1957; «Труды Уральского политехнического института им. С. М. Кирова». Кафедра марксизма-ленипизма, вып. 84 и 86. Свердловск, 1957; «Ученые записки Челябинского педагогического института», 1956, т. 1; «Труды Свердловско­ го медицинского института». Труды XX научной сессии института, 1957 .

сб. 22; «Учепые записки Свердловского педагогического института», 1957, вып. J4 .

класса в годы первой пятилетки 9. М. Е. Плеханов начал активна изучать вопросы, связанные с распространением соревнования на промышленных предприятиях У р а л а 10. В его работе впервые были приведены обобщенные данные о распространении движения ударных бригад на Урале в 1929 г., о результатах их деятель­ ности, о таких формах соревнования, как общественный «буксир», «сквозные» бригады, рационализаторские группы, встречные промфинпланы и т. д .

Однако, как справедливо отмечают В. В. Фельдман и Н. М. Щербакова, автор рассматривает процесс возникновения и развития массового социалистического соревнования в отрыве от характеристики самого рабочего класса. А ведь речь идет о годах первой пятилетки, т. е. о периоде, когда в рабочем клас­ се произошли серьезные качественные изменения, повлиявшие на глубину и размах социалистического соревнования п .

В несколько ином аспекте историю соревнования рассматри­ вает П. Ф. Балакин. Сосредоточив основное внимание на разви­ тии стахановского движения в угольной и горнорудной промыш­ ленности Урала, проанализировав ряд интересных материалов, автор вместе с тем оставил в стороне важнейший вопрос о за­ кономерностях появления качественно новой формы соревнования, не объяснив причин отставания в этом отношении Урала от дру­ гих районов страны 12 .

Дальнейшему развитию социалистического соревнования в годы второй пятилетки и в предвоенный период посвятили свои статьи Ф. Н. Каширская и А. В. Гильман 13. Основу этих работ составляют конкретные материалы о развитии социалистического соревнования и стахановского движения на Челябинском трактор­ ном и Нижне-Тагильском металлургическом заводах, на УЗТМ и др. Каширская первой из уральских историков обратила вни­ мание на необходимость изучения роста культурно-технического уровня рабочих в ходе социалистического соревнования, ввела в научный оборот некоторое количество фактического и стати­ стического материала, характеризующего этот процесс на пред­ приятиях тяжелой промышленности Урала. В статье Гильман, яв­ ляющейся как бы продолжением работы Каширской, рассмотрены новые формы проявления производственной активности рабочих 9 См. «Двенадцатая научно-техническая конференция Челябинского поли­ технического института». Тезисы докладов. Челябинск, 1959 .

10 См. «Ученые записки Уральского государственного университета». Исто­ рия КПСС, вып. 17. Свердловск, 1957 .

11 В. В. Фельдман, Н. М. Щербакова. Рабочий класс Урала периода построе­ ния социализма в советской исторической литературе.— «Вопросы совет­ ской историографии Урала». Свердловск, 1967, стр. 207 .

12 П. Ф. Балакин. Уральские партийные организации в борьбе за развитие стахановского движения в промышленности в годы второй пятилетки.— «Из истории Урала». Свердловск, 1960 .

13 См. «Труды Уральского политехнического института им. С. М. Кирова» .

Кафедра марксизма-ленинизма, вып. 86. Свердловск, 1957 .

Урала в предвоенные годы. Здесь материалы об участии уральцев во Всесоюзном социалистическом соревновании имени Третьей пятилетки, развернувшемся по инициативе коллектива московско­ го завода «Красный пролетарий», об их вкладе в соревнование между однотипными цехами и предприятиями и в соревнование по профессиям и т. д. Особый интерес представляет раздел, в ко­ тором раскрывается борьба трудящихся Урала за досрочное вы­ полнение плана по росту производительности труда .

Эти работы положили начало изучению основных проблем ис­ тории социалистической индустриализации и истории рабочего класса Урала, нацелили исследователей на изучение вопросов, рас­ крывающих деятельность партийных организаций по руководству социалистическим строительством в промышленности. И не слу­ чайно во второй половине 60-х годов основные из этих проблем ста­ ли предметом серьезных монографических исследований и темами докторских диссертаций, выполненных историками Свердловска, Перми, Челябинска .

Дальнейшая разработка истории промышленности и рабочего класса Урала связана, с одной стороны, с началом работы над обобщающими трудами, а с другой — с организацией и проведе­ нием ряда научных конференций, в ходе которых широко обсуж­ дались основные вопросы истории социалистического строитель­ ства. В то же время началось монографическое изучение исто­ рии отдельных крупных предприятий Урала. Первыми обобщаю­ щими трудами, в которых известное внимание было уделено проб­ лемам социалистической реконструкции промышленности и истории советского рабочего класса Урала, были «Очерки истории Свердловска» и книга П. Г. Матушкина «Ленин об Урале» 14 .

В коллективном труде «Очерки истории Свердловска» рассмот­ рен процесс превращения города в крупнейший центр тяжелого и энергетического машиностроения, показано строительство и ос­ воение ряда промышленных гигантов, раскрыты некоторые сторо­ ны формирования отдельных отрядов рабочего класса, повышения его трудовой и политической активности, развития различных форм социалистического соревнования. Но это были лишь подсту­ пы к комплексному изучению проблемы индустриализации на ма­ териалах такого крупнейшего промышленного центра, как Сверд­ ловск .

Истории социалистической индустриализации на Урале посвя­ щен также один из разделов книги Матушкина, в котором постав­ лены некоторые интересные проблемы, в том числе такие, как Урало-Кузбасс, разработка планов развития уральской промыш­ ленности и т. д .

Несомненный интерес представляют появившиеся в 1960 г .

монографии Г. А. Унпелева и Е. М. Макарова об Уралмаше и 14 «Очерки истории Свердловска». Свердловск, 1958; П. Г. Матушкин. Ленин об Урале. Исторический очерк. Челябинск, 1961 .

его людях 15. Авторы собрали и обобщили обширный фактический материал, рассмотрели проекты строительства, подчеркнули, что выбор Урала, и в частности района Свердловска, для создания крупнейшего завода тяжелого машиностроения не был случайным, что строительство Уралмашзавода было составной частью гигант­ ского промышленного строительства на Востоке страны. В моно­ графиях показано строительство основных цехов завода, раскрыта борьба его коллектива за освоение новой техники в пусковой пе­ риод. В книге Макарова, кроме того, рассмотрена героическая работа коллектива завода в годы Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. и приступ к коренной реконструкции производ­ ства в послевоенный период 16 .

Это была первая и в значительной мере удачная попытка со­ здания монографического исследования по истории уральской про­ мышленности .

Как уже отмечалось, важную роль в дальнейшем развитии ис­ следований по истории промышленности и рабочего класса Урала сыграли научные конференции, участники которых ставили и обсуждали новые перспективные проблемы, намечали пути науч­ ного решения актуальных вопросов социалистического строитель­ ства в городе и деревне, истории рабочего класса и крестьян­ ства Урала. С 1958 по 1965 г. в различных городах Урала было проведено шесть таких конференций. Материалы некоторых из них опубликованы и представляют несомненный интерес для иссле­ дователей 17 .

Важное значение для изучения истории уральской промышлен­ ности и особенно рабочего класса имела конференция в Перми, организованная Пермским университетом и Институтом истории АН СССР. Конференция прошла в конце ноября — начале де­ кабря 1960 г. и несомненно знаменовала важный сдвиг в поста­ новке и изучении ряда проблем послеоктябрьской истории рабоче­ го класса Урала. В докладах В. В. Фельдмана и В. Г. Черемных были рассмотрены некоторые вопросы формирования социалисти­ ческого рабочего класса Урала и его развития в годы первой пятилетки. Этим было положено начало исследованию той части проблемы, отставание в изучении которой не позволило в свое время М. Е. Плеханову и П. Ф. Балакину в полной мере рас­ смотреть вопросы развития социалистического соревнования, 15 Г. А. Унпелев. Рождение Уралмаша (1928—1933 гг.). М., 1960 .

16 Е. М. Макаров. Отец заводов. Очерки из истории Уралмашзавода. М., 1960 .

17 «Из истории Урала». Сборник статей. Свердловск, 1960; «Вопросы истории Урала». Материалы второй научной сессии вузов Уральской зоны в г. Перми 20—22 апреля 1965 г. Пермь, 1966; «Сборник материалов науч­ ной сессии вузов Уральского экономического района (февраль 1963 г.)» .

Исторические науки. Свердловск, 1963; «Сборник материалов научной сессии вузов Уральского экономического района (февраль 1963 г.)». Ис­ тория КПСС. Свердловск, 1963; «Из истории рабочего класса Урала». Сбор­ ник статей. Пермь, 1961 .

С большим вниманием были встречены доклады историогра­ фического характера, сделанные Р. П. Дадыкиным, JI. С. Рогачевской и В. И. Саловым. В этих докладах рассмотрена историо­ графия советского рабочего класса, проанализирована литерату­ ра по истории фабрик и заводов, дана убедительная критика за­ рубежной историографии истории советского рабочего класса .

В докладах Дадыкина и Рогачевской впервые были проанализиро­ ваны и некоторые работы по истории рабочего класса, фабрик и заводов Урала 18 .

Среди проблем, поставленных на конференциях, наибольший ин­ терес представляли прежде всего сюжеты историографического ха­ рактера, а также вопросы формирования и развития социалисти­ ческого рабочего класса на Урале, пополнения его рядов, подго­ товка индустриальных кадров. В то же время В. В. Адамов, В. Г. Черемных, А. И. Пасикова, JI. И. Мартынова, Н. М. Щерба­ кова и А. П. Воропай начали исследование указанной проблемати­ ки на основе привлечения нового фактического и статистического материала. Это позволило убедительно (иногда даже с излиш­ ней детализацией) проанализировать отдельные аспекты темы, заложить прочный фундамент для ее комплексного изуче­ ния 19 .

Таким образом, к середине 60-х годов в изучении истории со­ циалистической индустриализации и истории рабочего класса Ура­ ла были достигнуты несомненные успехи. Они явились результа­ том роста научной квалификации исследователей, концентрации их усилий на решении узловых проблем темы, тщательного изу­ чения огромного фактического и статистического материала и проникновения в глубинные процессы, протекавшие в промыш­ ленности и рабочем классе .

Вторая половина 60-х годов в изучении истории промышлен­ ности и рабочего класса Урала ознаменовалась прежде всего зна­ чительным усилением внимания к публикации архивных докумен­ 18 «Из истории рабочего класса Урала», стр. 5—32 .

19 В. В. Адамов. К истории формирования социалистического рабочего клас­ са на Урале.— «Вопросы истории Урала». Сборник статей, вып. 4. Сверд­ ловск, 1963; //. М. Щербакова. Из истории массового движения за пере­ смотр норм на заводах черной металлургии Урала в 1935— 1936 гг.— «Во­ просы истории Урала». Сборник статей, вып. 3. Свердловск, 1963; А. И. Па­ сикова. Из истории развития уральской промышленности в годы первой хштилетки.— «Из истории заводов и фабрик Урала». Сборник статей, вып. 1. Свердловск, 1960; Л. И. Мартынова. Из опыта работы уральской партийной организации по развитию политической активности трудящих­ ся масс в годы первой пятилетки.— «Из истории партийных организаций Урала». Сборник статей, вып. 2. Свердловск, 1964; А. П. Воропай. Комму­ нисты Среднего и Западного Урала в борьбе за освоение новой техники (1933—1937 гг.).— Там же; В. Г. Черемных. Рост заработной платы ураль­ ских рабочих и сокращение рабочего дня на предприятиях Урала в годы первой и второй пятилеток.— «Из истории рабочего класса и крестьянст­ ва Пермского края». Пермь, 1965 .

тов и материалов. Большая заслуга в этом принадлежит В. Н. Зуй­ кову, при непосредственном участии и под редакцией которого были подготовлены и изданы два сборника документов, имеющих важное значение для изучения основных проблем социалистиче­ ского строительства и истории рабочего класса Урала 20 .

Второй отличительной чертой историографии этого этапа не­ сомненно является постепенный переход к монографическому изу­ чению основной проблематики социалистической индустриализа­ ции и истории рабочего класса Урала, а также подготовка и успешная защита по этой проблематике нескольких докторских диссертаций и монографий21 .

В то же время интересующая нас проблематика стала изу­ чаться в качестве составной части ряда обобщающих трудов, по­ священных истории Урала в целом, истории его отдельных зон, а также в работах, где рассматривается история партийных орга­ низаций в послеоктябрьский период 22. Кроме того, во второй по­ ловине 60-х годов, так же, как и в предшествовавшие годы, пуб­ ликовались статьи, в которых продолжалось исследование отдель­ ных вопросов истории социалистической индустриализации и ра­ бочего класса У р ал а 23. Каждое из этих направлений представ­ ляется самостоятельной, но не изолированной от других частью общего процесса. Кроме того, к ним логически примыкают ис­ следования историографического характера, внимание к которым повсеместно усиливается 24 .

20 «История индустриализации Урала (1926— 1932 гг.)». Документы и мате­ риалы. Свердловск, 1967; «Ленин об Урале». Свердловск, 1969 .

21 В. Г. Черемных. Рабочий класс Урала в период социалистической рекон­ струкции народного хозяйства СССР (1928— 1937 гг.). Рукопись докт. дисс .

Пермь, 1966; А. В. Бакунин. Деятельность Коммунистической партии Со­ ветского Союза по завершению социалистической реконструкции промыш­ ленности Урала (1933— 1937 гг.). Рукопись докт. дисс. Мм 1968; В. Н. З у й ­ ков. Борьба Коммунистической партии за создание и развитие тяжелой индустрии на Урале (1926— 1932 гг.). Рукопись докт. дисс. М., 1969;

П. Г. Матушкин. Урало-Кузбасс. Челябинск, 1966; А. В. Бакунин. Борьба большевиков за индустриализацию Урала во второй пятилетке. Сверд­ ловск, 1968; «КПСС в борьбе за создание и развитие тяжелой индустрии на Урале». Труды УЛТИ, вып. 22. Свердловск, 1969; В. Н. Зуйков. Созда­ ние тяжелой индустрии на Урале. 1926— 1932 гг. М., 1971 .

22 «История Урала», т. 2 (Период социализма). Пермь, 1965; «Краткий очерк истории Челябинской области». Челябинск, 1965; «Очерки истории Кур­ ганской области». Челябинск, 1968; «Очерки истории партийной организа­ ции Тюменской области». Свердловск, 1965; «Очерки истории Челябинской областной партийной организации». Челябинск, 1967 .

23 См., например, сборники: «Из истории Октябрьской социалистической ре­ волюции и социалистического строительства на Урале». Свердловск, 1966;

«Из истории партийных организаций Урала». «Ученые записки Уральско­ го университета», № 43, 59, 69. Свердловск, 1966; «Из истории партийных организаций Урала (1917— 1967)». Пермь, 1967; «Вопросы истории Урала», вып. 7. Свердловск, 1968; вып. 8, 1969 .

24 В. В. Фельдман, Н. М. Щербакова. Рабочий класс Урала периода построе­ ния социализма в советской исторической литературе.— «Вопросы совет­ ской историографии Урала». Свердловск, 1967; А. В. Бакунин. Некоторые Монографические исследования по интересующей нас пробле­ матике представлены указанными выше работами П. Г. Матушки­ на, А. В. Бакунина и В. Н. Зуйкова. Каждая из этих монографий имеет не только самостоятельное значение, но и является как бы составной частью общего исследования, посвященного истории промышленного развития Урала в реконструктивный период, дея­ тельности партии по превращению Урала в могучий индустриаль­ ный край страны. Конечно, конкретная проблематика, которую исследуют авторы каждой из монографий, несколько различна, точно так же как и в ряде случаев различен подход авторов к изучению того или иного вопроса. Это особенно заметно при со­ поставлении точек зрения авторов на перспективы развития ураль­ ской промышленности в связи с преемственностью ряда положе­ ний плана ГОЭЛРО и плана создания Урало-Кузбасса в годы первой пятилетки, а также трактовки отдельных мест из поста­ новления XVI съезда партии п постановления ЦК ВКП (б) от 15 мая 1930 г. «О работе Уралмета», и т. д .

Но все это не мешает высоко оценить монографии Матушки­ на, Бакунина и Зуйкова. Их работы являются обобщающими исследованиями, основанными на анализе обширного фактическо­ го и статистического материала. Сделанные авторами выводы и обобщения несомненно обогатили историографию социалистиче­ ского строительства на Урале, явились серьезным вкладом в изу­ чение процесса индустриального развития восточных районов страны в довоенное время. Что же касается расхождений в под­ ходе и оценке одних и тех же явлений, то наличие нескольких точек зрения открывает широкие возможности для продолжения дискуссии и углубленного изучения проблемы, для оценки воз­ можностей использования различных видов источников и их ин­ терпретации. Только делать это следует основательно, без спешки .

Большое значение для дальнейшей активизации научных ис­ следований по основным проблемам истории социалистического строительства в промышленности Урала имели труды обобщаю­ щего характера. В них зачастую приводился новый фактический материал, включающий сведения о ходе строительства, реконст­ рукции или освоения того или иного предприятия, об активности рабочего класса и его отдельных отрядов. Но, пожалуй, наиболь­ шее значение имело то обстоятельство, что именно здесь, в обоб­ щающих трудах, имелось больше всего возможностей для выявле­ ния тех проблем, которые либо недостаточно изучены, либо ис­ следованы односторонне .

Таковы некоторые итоги изучения социалистической рекон­ струкции промышленности и истории рабочего класса Урала. Они позволяют заключить, что большой коллектив ученых интенсивно вопросы историографии индустриализации Урала в предвоенный пери­ о д — «Победа Октябрьской революции на Урале и успехи социалистиче­ ского строительства за 50 лет Советской власти». Свердловск, 1968, и др .

работает над многими аспектами этой сложной и важной пробле­ мы, постепенно расширяет круг использованных источников, ста­ вит и решает новые вопросы. В последние два года в изучении истории уральской промышленности и рабочего класса стали по­ являться некоторые новые перспективные темы, разработке кото­ рых следует уделить серьезное внимание в будущем 25 .

Первые шаги в изучении основных проблем подготовки и про­ ведения коллективизации, а также истории уральского крестьян­ ства были сделаны во второй половине 20-х — начале 30-х годов .

Я. Бирюков, И. Лощилов, Г. Милов, П. Уральский, Ф. Казан­ ский, П. Хлестов и др. в своих статьях рассмотрели ход кол­ хозного строительства на Урале в целом, а также в различных зонах, округах, районах .

Конечно, не следует переоценивать тот вклад, который внесла в изучение истории колхозного строительства на Урале историо­ графия первого периода. Все эти работы написаны не историками-профессионалами, а участниками событий, партийными и хо­ зяйственными руководителями, иногда — журналистами 26 .

В дальнейшем изучение истории коллективизации сельского хозяйства Урала пошло более интенсивно. Почти одновременно появился ряд работ, во-первых, посвященных колхозному строи­ тельству в целом (В. Н. Зуйков) и, во-вторых, исследовавших отдельные проблемы социалистического преобразования сельского хозяйства в годы первой и второй пятилеток (Е. И. Иванова, Г. А. Лимонов, А. В. Бакунин, В. И. Мухачев, Н. В. Ефременков и др.). После этого в течение более чем десяти лет историкиаграрники Урала интенсивно разрабатывали отдельные проблемы колхозного строительства: исторические предпосылки коллективи­ зации (Я. Л. Ниренбург, В. М. Жуков, А. Ф. Фунтов, Л. Ф. МалоСм. А. И. Коваленко. Деятельность партийных организаций Урала гю формированию женских индустриальных кадров в годы первой пятилет­ ки.— «Из истории партийных организаций и социалистического строи­ тельства на Урале». Сборник статей. Свердловск, 1969; Н. М. Щербакова .

К вопросу о материальном положении рабочего класса Урала в период реконструкции промышленности (1926—1940 гг.).— «Вопросы истории Ура­ ла», вып. 8. Свердловск, 1969; В. Г. Айрапетов. Деятельность профсоюзов металлургов Урала и Востока по выполнению плана третьей пятилетки.— «Из истории партийных организации Урала». Сборник статей. Свердловск .

1970; П. И. Летуновская. Борьба Оренбургской партийной организации за развитие промышленности в годы второй и третьей пятилеток.— «Ученые записки Оренбургского гос. педагогического института», вып. 18. Челя­ бинск, 1970, и др .

26 См. Я. Бирюков. О коммунах — «Хозяйство Урала», 1925, № 4; И. Лощи­ лов. Колхозное движение на Урале.— «Хозяйство Урала», 1927, № 7;

Г. Милов. Коллективные хозяйства Урала и их деятельность.— «Хозяйст­ во Урала», 1928, № 3; П. Уральский. Коллективное движение в сельском хозяйстве Урала.— Там ж е, № 1; П. Бажов. Пять ступеней коллективиза­ ции. Свердловск— М., 1930; М. Голубых, П. Широковский. Хозяйство, труд и быт сельхозартели «Новый путь». Свердловск, 1930; II. Хлестов .

Борьба за совхозы и колхозы на Урале. Свердловск, 1932, и др .

феев, Е. П. Редакова, В. А. Плотичкин, Р. П. Толмачева, А. А. Петерюхин, Н. В. Ефременков); социально-экономические отноше­ ния в уральской доколхозной деревне (В. М. Куликов, В. Е. Му­ равьев, Н. В. Ефременков); подготовка и проведение массовой коллективизации (А. М. Курочкин, Г. А. Мазуренко, В. И. Мухачев, И. Е. Плотников, Е. А. Иванова, В. И. Дворцов, Р. Г. Бергауз, В. Н. Зуйков, В. М. Куликов, Н. В. Ефременков); ведущая роль рабочего класса в коллективизации (В. И. М ухачев); роль местных Советов в колхозном строительстве (И. Е. Плотников, А. В. Бакунин); организационно-хозяйственное и политическое укрепление колхозов Урала в годы второй пятилетки (А. В. Б а ­ кунин, М. Я. Чернявский, М. А. Иванова) .

Накопив и введя в научный оборот большое количество ново­ го фактического материала, историки-аграрники Урала приступи­ ли к интенсивному изучению основных проблем колхозного строи­ тельства и вплотную подошли к созданию обобщающих трудов, в которых исследуется процесс социалистического преобразо­ вания сельского хозяйства во всей его сложности и много­ образии .

В третий период истории советской исторической науки исто­ рики-аграрники Урала вступили, имея в своем распоряжении до­ статочное количество материала, необходимого для постановки и решения наиболее важных проблем колхозного строительства и для изучения деятельности партийных организаций по подготовке и проведению коллективизации .

Все работы, освещающие историю подготовки и проведения социалистического преобразования сельского хозяйства, дальней­ шего развития и укрепления колхозного строя, вышедшие в тре­ тий период, можно условно подразделить на несколько групп .

Во-первых, это работы, в которых делались попытки рассмотреть историю к о л х о з р о г о строительства на Урале в широком плане, т. е. с постановкой проблем коллективизации, организационно-хо­ зяйственного и политического укрепления колхозов .

К таким работам относятся прежде всего две статьи В. Н. Зуй­ кова, в которых автор в той или иной степени касается таких проблем, как состояние сельского хозяйства накануне коллекти­ визации, деятельность партийных организаций по подготовке эко­ номических и политических предпосылок для социалистического преобразования деревни, по осуществлению массовой коллективи­ зации, борьбе с правыми, организационно-хозяйственному укреп­ лению колхозов и т. д.27 Зуйкову удалось воссоздать в целом правильную картину борьбы партийных организаций Урала за 27 В. Н. Зуйков. Партийные организации Урала в борьбе за победу колхоз­ ного строя (1927— 1934 гг.).— «Социалистическое строительство на Ура­ ле». Свердловск, 1957; он же. Коммунисты Урала — организаторы массово­ го колхозного движения.— «Ученые записки кафедры истории КПСС Уральского гос. университета им. А. М. Горького», вып. 17, 1957 .

победу колхозного строя. Хотя, конечно, не все проблемы рассмот­ рены в его статьях достаточно подробно, а некоторые из них без привлечения новых источников .

Одновременно с Зуйковым над отдельными проблемами кол­ лективизации начала работать группа исследователей, которые вводили в научный оборот новые архивные документы, материалы периодической печати, анализировали статистику, делали выводы,, расширяющие представления о некоторых важных сторонах исто­ рии колхозного строительства на У р ал е28. С выходом в свет этих исследований было положено начало изучению ряда новых проблем подготовки и проведения коллективизации: исторических предпосылок массового колхозного движения, социально-экономи­ ческих отношений в уральской доколхозной деревне, форм клас­ совой борьбы и ликвидации кулачества как класса, ведущей роли рабочего класса в коллективизации, массового колхозного движе­ ния, хозяйственной деятельности, организационно-хозяйственного и политического укрепления колхозов и т. д .

В последующее десятилетие проблематика, связанная с изуче­ нием деятельности партийных организаций по подготовке и про­ ведению коллективизации, организационно-хозяйственному и по­ литическому укреплению колхозов, стала исследоваться значи­ тельно шире и глубже. Наряду с привлечением нового фактиче­ ского материала историки постепенно расширяют хронологические и территориальные рамки исследований, выдвигают новые вопро­ сы. Изучая историю создания условий и предпосылок коллекти­ визации, они обратились к таким сюжетам, как осуществление первых аграрных преобразований Советской власти, начало коллективного земледелия, восстановление сельского хозяйства после гражданской войны, социально-экономические отношения и классовая структура уральской деревни накануне коллективиза­ ции, колхозное строительство в годы второй пятилетки и т. д.29 Большое значение для выяснения особенностей проведения коллективизации на Урале в целом и в его различных зонах, для 28 Г. А. Лимонов. Борьба партийных организаций Урала за преодоление хлебохозяйственных трудностей в 1927—1928 гг.— «Труды Уральского по­ литехнического института им. С. М. Кирова», вып. 86. Свердловск, 1957;

Е. А. Иванова. Борьба с кулачеством в ходе строительства коллективных форм хозяйства в деревне (Тюменский округ).— «Ученые записки Могилев­ ского государственного педагогического института», вып. 2. Минск, 1956;

И. В. Ефременков, В. И. Мухачев. Двадцатипятитысячники-уральцы на колхозной работе в 1930 г.— «Труды Уральского политехнического инсти­ тута им. С. М. Кирова», вып. 86. Свердловск, 1957; А. В. Бакунин. Из опыта работы политотделов МТС в колхозах Урала (1933—1934 гг.).— Там же .

29 Я. Л. Ниренбург. Из истории борьбы Коммунистической партии за социа­ листическое преобразование сельского хозяйства в 1919— 1920 гг.— «Уче­ ные записки Ошского государственного педагогического института», вып. 3. Ош, 1959; Н. В. Ефременков. Из истории строительства коллектив­ ных хозяйств в Екатеринбургской губернии в 1919— 1920 гг.— «Историче­ ские науки», 1959, № 2; В. М. Жу ков. Из истории социалистической ревохарактеристики тех тенденций, которые стали здесь проявляться, имело изучение социально-экономических отношений и классовой структуры колхозной деревни. Попытку комплексного изучения этой проблематики предприняли в середине 60-х годов В. М. Ку­ ликов, В. Е. Муравьев и Н. В. Ефременков. Широко привлекая документы, выявленные в партийных и государственных архивах, используя материалы социально-экономической статистики, авто­ ры рассмотрели состояние и перспективы развития каждой из двух тенденций, имевших место в сельскохозяйственном производ­ стве Уральской области. Много внимания было уделено также изучению таких вопросов, как распространение земельной арен­ ды, наемного труда и др. Известное внимание уделено такж е рассмотрению системы государственных мероприятий, направленных на регулирование социальных процессов, протекавших в де­ ревне 30 .

Не были оставлены без внимания и многие другие вопросы социалистического преобразования сельского хозяйства: роль ра­ бочего класса и местных Советов в коллективизации, деятельность тракторных колонн и машинно-тракторных станций, изменения в материально-производственной базе сельского хозяйства, особен­ ности колхозного строительства в различных районах Урала, в том числе в Шатровском, где был создан и успешно функционировал известный «Союз коммун», своеобразная организация, о создании и деятельности которой даже специалистам было мало что из­ вестно 31 .

людии в уральской деревне (1918 г.).— «Ученые записки Свердловской высшей партийной школы», вып. 2, 1961; А. В. Бакунин. Подготовка сельскохозяйственных кадров на Урале в годы второй пятилетки.— «Во­ просы истории Урала». Сборник статей. Свердловск, 1958; М. Я. Черняв­ ский. Борьба Тюменской парторганизации за завершение коллективиза­ ции сельского хозяйства и упрочение колхозного строя (1933— 1937 'гг.).— «Ученые записки Тюменского гос. педагогического института», т. 15, вып. 3. Тюмень, 1962 .

30 В. М. Куликов. Укрепление экономической смычки с крестьянством на Урале в 1926—1927 гг.— «Вопросы истории Урала», вып. 39, ч. 2. Сверд­ ловск, 1961; II. В. Ефременков. Социально-экономические отношения в уральской деревне накануне коллективизации.— «Вопросы истории Ура­ ла», вып. 4. Свердловск, 1963, В. С. Муравьев. Земельные отношения в уральской деревне накануне коллективизации.— «Вопросы истории Ура­ ла». Пермь, 1966; он же. Применение наемного труда в сельском хозяйст­ ве Урала (1926— 1929 гг.).— «Вопросы истории Урала», вып. 7. Свердловск .

1907; он же. Земельная аренда в уральской доколхозной деревне (1926 — 1929 гг.).— «Вопросы истории Урала», вып. 8. Свердловск, 1969; Н. В. Ефременков. Кооперативные объединения уральского крестьянства и их роль в подготовке массового колхозного движения (1925— 1928 гг.).— «Ленин­ ский кооперативный план и его осуществление в СССР». М., 1969 .

31 В. II. Мухачев. Роль рабочего класса Урала в проведении массовой кол­ лективизации.— «Ученые записки Свердловского юридического институ­ та», т. 9. Свердловск, 1959; он же. Роль рабочих бригад в коллективизации уральской деревни.— «Исторические науки», 1960, № 3; И. Е. Плотников .

Из истории борьбы местпых Советов Урала за массовую коллективизацию (осень 1929 — зима 1930 г.).— «Вопросы экономической истории и эконоВо второй половине 60-х годов существенных изменений в проблематике исследований не п р о и з о ш л о. Правда, в ней полу­ чили более сильное звучание вопросы хозяйственной деятельно­ сти колхозов в годы первой и второй пятилеток, проблемы пере­ стройки партийной работы в колхозах и усиления партийного ру­ ководства во всех звеньях колхозного производства32. Одновре­ менно произошла некоторая конкретизация в изучении проблем классовой борьбы, социально-экономических отношений, началось изучение истории совхозного строительства на Урале 33 .

Следует отметить также усиление внимания к анализу и сопо­ ставлению различных видов опубликованных источников и архив­ ных материалов, к пересмотру некоторых положений, несостоя­ тельность которых становилась очевидной .

В последние годы, продолжая обобщение накопленного матемической географии». Свердловск, 1964; он же. Роль местных Советов Урала в обеспечении нового прилива колхозного движения (осень 1930 — весна 1931 г.).— «Вопросы истории Урала», вып. 6. Свердловск, 1965;

Н. В. Ефременков. Из истории организации тракторных колонн и первых МТС на Урале.— «Вопросы истории Урала», вып. 39, ч. 2. Свердловск, 1961;

А. Ф. Фунтов. Из истории организации и деятельности Шатровского сою­ за коммун в 1923— 1925 гг.— «Вопросы истории Урала», вып. 4. Сверд­ ловск, 1963; он же. Союз коммун Шатровского района Тюменского округа Уральской области в подготовке и проведении сплошной коллективизации (1926— 1930 гг.).— «Вопросы аграрной истории Урала и Западной Сиби­ ри». Свердловск, 1966; М. А. Иванова. Из истории создания материальнотехнической базы колхозного строя на Урале в годы второй пятилетки (1933— 1937 гг.).— «Из истории рабочего класса и крестьянства Пермского края». Сборник статей. Пермь, 1965 .

52 Р. Н. Пономарева. Некоторые вопросы организационно-хозяйственного со­ стояния колхозов Зауралья в 1930 г.— «Вопросы аграрной истории Урала и Западной Сибири»; она же. Деятельность партийных организаций по улучшению учета и оплаты труда в колхозах Зауралья в 1931— 1932 гг.— «Из истории коллективизации сельского хозяйства Урала», сб. 2. Свердловск, 1968; она же. Развитие социалистического соревнова­ ния в колхозах Зауралья в 1930—1931 гг.— «Из истории Южного Урала и Зауралья», вып. 3. Челябинск, 1969; М. А. Иванова. Партийные организа­ ции Урала в борьбе за укрепление колхозов (1935— 1937 гг.).— «Из исто­ рии партийных организаций Урала». Пермь, 1967; М. И. Ушаков. Органи­ зационно-хозяйственное укрепление колхозов Урала (1938—1941 гг.).— Там же; Н. В. Ефременков. Некоторые вопросы подготовки кадров для колхозов Урала в 1931—1932 г г.- «Вопросы истории Урала», Пермь, 1966;

он же. Отчетно-выборная кампания в колхозах Урала.— «Вопросы аг­ рарной истории Урала и Западной Сибири»; он же. Некоторые стороны хозяйственной деятельности колхозов Урала в 1936 г.— «Вопросы истории Урала», сб. 8. Свердловск, 1969; он же. Некоторые вопросы пере­ стройки партийного руководства колхозами Урала в период коллективи­ зации сельского хозяйства.— «В. И. Ленин и крестьянство». Воронеж, 1970 .

33 Р. Н. Киреев. Социально-экономическое развитие зауральской деревни на­ кануне коллективизации.— «В. И. Ленин и социально-экономические про­ блемы развития Урала», вып. 2. Свердловск, 1970; Г. С. Калугина. Некото­ рые вопросы совхозного строительства на Урале в начале второй пятилет­ ки.— «Из истории партийных организаций Урала». Сборник статей. Сверд­ ловск, 1970 .

риала, историки-аграрники Урала приняли участие в создании ряда трудов, в которых проблемы коллективизации и укрепления колхозов, развития их материально-производственной базы и про­ изводства представлены в виде сводных очерков 34. Это дало воз­ можность проследить за развитием сельскохозяйственного произ­ водства на Урале и в его отдельных зонах за длительный период времени. Правда, своеобразие обобщающих трудов и сравнительно небольшой объем соответствующих разделов не позволили в доста­ точной степени подробно рассмотреть историю коллективизации и хозяйственной деятельности колхозов .

Выход в свет обобщающих трудов, помог более четко опреде­ лить круг вопросов, на решении которых следовало сосредото­ чить внимание исследователей в последующий период .

Важную роль в интенсификации исследований основной проб­ лематики колхозного строительства на Урале сыграли три науч­ ные конференции историков-аграрников, проведенные в Свердлов­ ске (декабрь 1963 г.) и Кургане (июнь 1965 г. и декабрь 1968 г.). В докладах и сообщениях участников конференций были поставлены и в ряде случаев решены проблемы, которые раньше либо совершенно не разрабатывались, либо исследовались недо­ статочно активно. Материалы конференций опубликованы в сбор­ никах «Из истории крестьянства и аграрных отношений на Урале»

(Свердловск, 1963), «Вопросы аграрной истории Урала и Запад­ ной Сибири» (Свердловск, 1966) и «Вопросы аграрной истории Урала и Западной Сибири» (Курган, 1971) .

Широкий обмен мнениями по основным проблемам истории коллективизации, имевший место на конференциях, способствовал дальнейшему оживлению работы над новыми трудами по истории социалистического преобразования сельского хозяйства Урала. Од­ новременно были созданы и историографические обзоры, в кото­ рых подведены первые итоги изучения истории коллективизации сельского хозяйства Урала и намечены задачи на будущ ее35 .

Итак, современная историография индустриализации и кол­ лективизации на Урале представлена прежде всего многочислен­ 34 «История Урала», т. 2. (период социализма); «Краткий очерк истории Челябинской области»; «Из истории коллективизации сельского хозяйст­ ва Урала», сб. 1. Свердловск, 1966; сб. 2. Свердловск, 1968; «Очерки исто­ рии партийной организации Тюменской области»; «Очерки истории Кур­ ганской области» .

35 Н. В. Ефременков, В. Е. Муравьев, И. Е. Плотников, А. Ф. Фунтов. Неко­ торые итоги изучения истории советского крестьянства и колхозного строительства па Урале.— «Вопросы советской историографии Урала» .

Свердловск, 1967; Н. В. Ефременков. Некоторые вопросы историографии начала коллективного земледелия на Урале (1918— 1920 гг.).— «Вопросы историографии гражданской войны на Урале». Свердловск, 1967; он же .

Некоторые итоги изучения деятельности партийных организаций Урала по социалистическому преобразованию сельского хозяйства.— «Победа Октябрьской революции па Урале и успехи социалистического строитель­ ства за 50 лет Советской власти» .

ными научными статьями. Это позволяет вовлекать в научный оборот большое количество нового материала, ставить и решать одновременно многие вопросы и проблемы, получать интересные результаты, анализ и сопоставление которых помогают выяснить специфические особенности региона и их проявление в рамках об­ щих закономерностей социалистического строительства .

Отрицательным же является то, что в изучении той или иной проблематики создается определенная неравномерность, тематика исследований зачастую выбирается произвольно, конечно, ее вы­ бор в большой степени зависит от научной квалификации ученого, от его подготовленности к самостоятельному изучению того или иного вопроса. Сказывается отсутствие последовательности в по­ становке и решении избранных для изучения проблем. Небольшой объем многих' статей и узкие хронологические рамки не позво­ ляют зачастую исследовать ту или иную проблему во всей ее сложности и многообразии. Отсюда известная фрагментарность ряда статей, мелкотемье, отсутствие глубоких выводов и обоб­ щений .

Не случайно поэтому в изучении истории индустриализации и коллективизации на Урале в последние годы стала проявляться определенная тенденция к созданию монографических исследова­ ний и обобщающих работ, что свидетельствует о появлении на Урале квалифицированных коллективов исследователей, способ­ ных успешно решать новые задачи .

СТРУКТУРА И ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ

ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Ж УРНАЛА «ИСТОРИК-МАРКСИСТ»

(1926-1941 гг.) *

А. И. Алаторцева

Структура журнала «Историк-марксист» формировалась в со­ ответствии с его основными задачами как общеисторического органа, отражавшего состояние всех отраслей исторического зна­ ния. Основные отделы: статьи, доклады, материалы, преподава­ ние истории, критика и библиография, хроника — определились с первых номеров .

Как показывает исследование структуры журнала за 15 лет его существования, ведущее положение принадлежало исследова­ тельским статьям: они занимали от одной трети до половины общего лпстажа. Отдел «Критика и библиография» занимал в сред­ нем 17—20%, хронике отводилось 3—5%. Остальной листаж пред­ назначался под директивные материалы, письма в редакцию и Др .

По своему содержанию «Историк-марксист» существенно от­ личался от большинства журналов — своих современников — более широким охватом проблематики по всем отраслям истории как отечественной, так и всеобщей. Таковы были его особенности по сравнению с журналами «Красная летопись», «Летопись рево­ люции», «Каторга и ссылка». «Историк-марксист» не печатал ме­ муаров, не получила широкого распространения публикация на его страницах документов .

В каждом номере печаталось в среднем 3—5 исследователь­ ских статей, каждая объемом 1,5 п. л. Ряд номеров журнала по­ мимо общего заголовка «Статьи» содержал отдельные рубрики, под которыми помещались наиболее актуальные, по мнению ред­ коллегии, статьи. Впервые такой прием подачи статейного ма­ териала был применен в № 4 за 1934 г. Рубрика носила наз­ вание «Хроника рабочего движения». Отдельные статьи печата­ лись под рубриками «Из истории борьбы против антипартийных группировок», «История фабрик и заводов» и т. д. В целом от­ дел «Статьи» отличался большим тематическим разнообразием .

* Данная статья является продолжением статьи «Журнал „Историк-марксистк — орган Общества историков-марксистов и Института истории Комакадемии» (см. «История и историки. Историографический ежегодник за 1971 г.» М., 1973), в которой дан анализ опубликованного в нем материала .

Однако можно наметить ряд тем, которые постоянно присутст­ вовали в журнале «Историк-марксист». Это прежде всего история Великой Октябрьской социалистической революции и граждан­ ской войны, революционное движение XIX в. в России, социаль­ но-экономическая история русского государства, история народов СССР. В 30-х годах XX в. стали появляться статьи по истории партии .

Ведущими темами всемирной истории в журнале были: ис­ тория Великой французской буржуазной революции конца X V III в., Парижская коммуна, международное рабочее и социа­ листическое движение европейских стран X IX —XX вв., между­ народные отношения конца XIX — начала XX в. и новейшего времени, национально-освободительное движение колониальных и зависимых стран. В 30-х годах XX в. появились статьи о борьбе с фашизмом, по истории Английской революции XVII в. В те же годы расширилось освещение истории ранних периодов: сред­ невековья, древнего мира. Чаще стали печататься статьи по ар­ хеологии, этнографии, востоковедению, византиноведению, вспо­ могательным историческим дисциплинам. Таким образом, общую тенденцию развития журнала можно обозначить как стремление ко все большему расширению проблематики отечественной и все­ мирной истории .

В специальном отделе журнала печатались доклады, прочи­ танные в Обществе историков-марксистов, Институте истории Комакадемии, а затем Институте истории АН СССР. По своему содержанию и тематике эти материалы примыкали к отделу ста­ тей. Однако этот отдел имеет для нас особое значение, так как он непосредственно отражал состояние научной жизни, научный поиск, тогда как отдел «Статьи» содержал более законченные ре­ зультаты исследовательской работы .

Среди докладов можно выделить тематику юбилейного харак­ тера, но они по существу отражали основные направления иссле­ довательской работы того времени. Это прежде всего доклады по истории революции 1905 г., «Народной воли», I Интернационала, доклады, посвященные А. П. Щапову, Н. Г. Чернышевскому, О. Бланки и другим деятелям. Основная часть отчетов о заседани­ ях, материалы которых помещены в специальном отделе журнала, носили проблемно-методологический характер и отличались ост­ рой борьбой с буржуазными течениями в общественной науке .

В «Историке-марксисте» печатались, как правило, стенограм­ мы заседаний с полным текстом докладов и прениями 1_2 .

Невозможность публиковать стенограммы большого количест­ ва заседаний Общества историков-марксистов по интересовавшим редколлегию вопросам привела А. В. Шестакова к мысли давать краткие конспекты, тезисы, планы докладов или выступлений и 1-2 «Историк-марксист», 1930, № 15 .

проч. «А то у нас,— писал он в письме к И. JI. Татарову от 28 мая 1928 г., — пропадает масса материала, который гибнет где-то в архивах стенографисток» 3-4. К «сожалению, слова Ш еста­ кова оказались пророческими: стенограммы большинства заседа­ ний, о которых упоминалось в отчетах Общества историковмарксистов, не сохранились. Публикации журнала «Историк-марксист» приобрели, таким образом, ценность первоисточника как для историка науки в целом, так и для специалистов отдель­ ных отраслей и проблем исторической науки .

Публикации охватывали треть заседаний Общества. Удельный вес докладов в общем объеме журнала неизменно сокращался, что происходило по нескольким причинам: с прекращением дея­ тельности Общества историков-марксистов количество докладов резко упало, а развертывание исследовательской работы позволи­ ло редколлегии сосредоточиться на публикации оригинальных ста­ тей. С начала 30-х годов доклады в журнале печатались уже в переработанном виде .

Часть докладов (по вопросам методики исторического обра­ зования) печаталась в специальном отделе журнала — «Препо­ давание истории». Здесь же давались обзоры методической ли­ тературы, учебников, хрестоматий. На страницах этого отдела велась дискуссия о путях и формах преподавания исторических дисциплин в общественных вузах и школах. Постоянными автора­ ми отдела были: Ю. М. Бочаров, С. С. Кривцов, М. В. Нечкина, А. А. Рындич, А. В. Шестаков, Г. С. Фридлянд и др. В мате­ риалах этого отдела в период 1934—1939 гг. большое место за­ няли публикации постановлений партии и правительства. Вновь открытый отдел содержал текст постановления от 15 мая 1934 г .

СНК Союза ССР и ЦК ВКП(б) «О преподавании гражданской истории в школах СССР», в котором указывалось на необходи­ мость подготовки к июню 1935 г. новых учебников по истории, об открытии с сентября 1934 г. исторических факультетов в МГУ и Л Г У 5. Дальнейшая работа отдела «Преподавание истории»

велась под углом зрения этого постановления: были опублико­ ваны статьи по методике преподавания истории в высших учеб­ ных заведениях, давалась развернутая информация о работе пер­ вых истфаков, о работе над учебниками и т. д. Были опубли­ кованы в журнале и такие важные документы, как Постановле­ ние СНК СССР и Ц К ВКП(б) «Об организации конкурса на лучший учебник для начальной школы по элементарному курсу истории СССР с краткими сведениями по всеобщей истории»

(от 26 января 1936 г.) 6 и Постановление жюри правительст­ венной комиссии по конкурсу на лучший учебник для 3-го и 3"4 Архив АН СССР, ф. 371, on. 1, д. 8, л. 7 .

5 «Историк-марксист», 1934, № 3; «Собрание законов и распоряжений прави­ тельства СССР» (далее — СЗР СССР), 1934, № 26, ст. 206 .

6 «Историк-марксист», 1936, № 2; СЗР СССР, 1936, № 6, ст. 45 4-го классов средней школы по истории СССР (от 22 августа 1937 г.) 7 .

Отдел «Материалы» появился в процессе подготовки первого номера журнала. Для успешного функционирования этого отдела редакционная комиссия Общества историков-марксистов приняла 11 декабря 1925 г. решение обратиться в журнал «Красный архив» с просьбой предоставить часть архивных материалов «Историку-марксисту» 8. Осталось неизвестным, велись ли практи­ чески такие переговоры, но вскоре после упомянутого выше решения состоялось общее собрание Общества историков-марк­ систов, на котором было высказано соображение о нецелесооб­ разности занимать страницы журнала документальными материа­ лами. Публикация документальных материалов справедливо рас­ сматривалась как специфическая задача журнала «Красный архив». Кроме того, документальные материалы печатались и в «Пролетарской революции». Собрание подчеркнуло научно-методологический характер «Историка-марксиста». Рубрика была во­ зобновлена лишь в 1932 г. в связи с некоторыми юбилейными датами 9 .

Однородность материалов отделов «Статьи», «Доклады», «Со­ общения» позволила нам объединить их в данной работе в одну группу и рассматривать в едином комплексе. Наблюдавшаяся на протяжении всего существования «Историка-марксиста» общая тенденция к возрастанию количества статей была вызвана даль­ нейшим усилением научно-исследовательской работы, увеличени­ ем числа номеров, выпускаемых в год (см. табл. 1), появлением новых отделов .

–  –  –

7 «Историк-марксист», 1937, № 3; «Партийное строительство», 1937, № 18, стр. 61—64 .

8 Архив АН СССР, ф. 371, on. 1, д. 1, л. 1 об .

9 Многие документы, впервые опубликованные в «Историке-марксисте», бы­ ли извлечены из Центрального государственного исторического архива в Москве, Центрального государственного архива Октябрьской революции, Архива внешней политики, Центрального партийного архива и других ар­ хивохранилищ .

Однако удельный вес статей, поднявшись до высокого уровня 1932 г. (почти 70%), к 1936 г. падал и снова обнаружил тен­ денцию к возрастанию в 1939 г .

Говоря о проблематике статей за весь период, можно отме­ тить стремление редколлегии журнала к пропорциональному ос­ вещению проблем отечественной и всеобщей истории. И все же освещение в журнале отдельных периодов было неравномерным .

На протяжении всего периода существования «Историка-марксиста» история советского общества занимала в журнале (при отдельных отклонениях) ведущее положение, являясь стержнем, вокруг которого группировался материал по другим периодам отечественной истории. Статьи по истории периода капитализма и империализма занимали 14—18% от общего количества статей по отечественной истории. Регулярная публикация статей ио ис­ тории периода феодализма началась с 1930 г .

Количественные показатели свидетельствуют о преобладании проблематики по истории нового времени: 130 статей по истории нового времени (из 240 по всем периодам всемирной истории) 10 .

Ведущее положение занимали статьи по новой истории. В первый год существования журнала всемирная история была представлена только статьями по новой истории. Это положение отражало и со­ стояние кадров специалистов: больше всего историков-марксистов работало по новой истории, новейшая же история разрабатывалась значительно слабее (не было кадров), а древняя и средневековая история все еще находилась в руках старых кадров, воспитанных в буржуазной школе .

Разработка новейшей истории только начиналась в советской историографии. К середине 20-х годов можно говорить об извест­ ном выделении истории новейшего периода из публицистики по вопросам текущей политики. Десятилетие Великой: Октябрьской социалистической революции положило начало первой теме по истории новейшего времени — «СССР и капиталистические стра­ ны». Позднее журнал обратился к освещению истории револю­ ционного движения, охватившего под влиянием победы русской революции большинство стран Западной Европы. С начала 30-х годов появились статьи по истории рабочего и коммунисти­ ческого движения на Западе. Печатавшиеся в «Историке-маркснсте» статьи по истории новейшего периода носили исследователь­ ский характер. Первенство журнала в научном подходе к изу­ чению проблем новейшего периода очевидно, а вклад журнала значителен .

Появление в «Историке-марксисте» статей по истории древне­ го мира относится к 1934 г., после Постановления СНК и ЦК ВКП(б) «О преподавании гражданской истории в школах СССР» .

Выбор темы об общественном и государственном строе древне­ 10 В 1926— 1941 гг. было опубликовано: 63 статьи по новейшей истории, 14— ио средним векам и истории древнего мира .

восточных народов определялся интересом, который наблюдался в советской историографии к проблемам социально-экономиче­ ских формаций .

С созданием в 1937 г. журнала «Вестник древней истории»

в журнале «Историк-марксист» по этой тематике стали печатать­ ся статьи главным образом методологического и историографи­ ческого характера. Аналогичным было положение разделов по ис­ тории средних веков. Некоторое оживление по этой тематике наб­ людалось в конце 30-х годов и было связано с проходившей в со­ ветской историографии дискуссией об абсолютизме и самодержа­ вии, с возрождением проблематики по славяноведению. Особенна это относилось к одной из актуальных проблем того времени — борьбе славянских народов за национальную независимость в средние века, и в частности против немецкой агрессии .

В своих исследованиях специалисты по всеобщей истории об­ ращались прежде всего к истории Франции, Германии, Англии (см. табл. 2) .

Отсутствие статей по американистике в 1926—1927 гг. было»

вызвано тем, что эта дисциплина делала свои первые шаги. От­ дельные статьи, опубликованные в «Историке-марксисте» в 1928— 1930 гг., были посвящены лишь одному вопросу — участию США в первой мировой войне. Первые статьи по истории американ­ ских стран, опубликованные в журнале, были посвящены рево­ люционному подъему, рабочему движению и национально-освобо­ дительной борьбе в странах Латинской Америки. В середине 30-х годов в «Историке-марксисте» было опубликовано несколь­ ко статей по истории США: о гомстедах, об американском рабочем движении, о создании компартии, о внешней политике США .

В освещении ряда перечисленных проблем «Историк-марксист»

уступал другим журналам. В частности, журналы «Коммуни­ стический Интернационал», «Мировое хозяйство и мировая поли­ тика», «Тихий океан» оказывали своими публикациями значитель­ но большее влияние на формирование такой отрасли исторической науки, как история новейшего времени. В этих органах, а также в журналах «Новый Восток», «Проблемы Китая» и др. печаталось подавляющее большинство статей по истории Востока. То неболь­ шое количество опубликованных в «Историке-марксисте» по этим вопросам статей было посвящено истории национально-ос­ вободительного движения народов Востока в новое и новейшее время. На заседаниях редколлегии журнала, при обсуждениях его отчетов на общих собраниях Общества историков-марксистов или Президиума Комакадемии неоднократно ставился вопрос об уве­ личении количества статей по истории Востока. Однако слабая работа секции истории Востока Общества историков-марксистов не способствовала созданию обширного и прочного авторского коллектива востоковедов. И все же в середине 30-х годов поя­ вились первые статьи об общественном строе стран Древнего Востока .

Та блица 2 Количество статей в журнале «Историк-марксист» п всемирной истории о Год Количество статей 1926 1927 1928 1929 1930 1931 1932 1933 1934 1936 1937 | 1938 1939 1940 1941

–  –  –

12 Архив АН СССР, ф. 638, оп. 2, д. 69, л. 33 .

13 «Историк-марксист», 1926, № 1, стр. 302 .

14 Архив АН СССР, ф. 638, оп. 2, д. 69, л. 46, 46 об .

15 «Записки Отдела рукописей Гос. библиотеки им. В. И. Ленииа», вып. 29 .

М., 1969, стр. 243 .

3 История и историки 65 торики, зарубежные, среди последних тяготеющие к марксизму, прогрессивные и реакционные буржуазные ученые .

Учитывая однородность состава отдельных рубрик отдела «Критика и библиография», критические статьи, обзоры, рецен­ зии объединены в данной работе под условным названием «ре­ цензии». Подавляющее число составляли рецензии на мо­ нографии: в среднем до 70% общего листажа отдела. Преобла­ дали рецензии на монографии отечественных историков по ис­ тории СССР. На первом этапе существования журнала наиболь­ шее количество отрецензированных работ отечественных истори­ ков относилось к периоду капитализма и истории советского об­ щества. Наибольшее внимание историков-рецензентов привлекали монографии по истории русского революционного движения (де­ кабристы, революционные демократы, народники) 16, социальноэкономической истории XIX в. 17 Наибольшее количество рецензий на монографии по истории советского периода было опубликовано в связи с годовщинами Октябрьской революции. Но если в 1927—1930 гг. в центре вни­ мания рецензентов находились работы по собственно истории Великой Октябрьской социалистической революции 18, то в 1933— 1935 гг. рецензировались монографии главным образом по исто­ рии гражданской войны. Постановление ЦК ВКП(б) от 30 июля 1931 г. об издании многотомной истории гражданской войны уси­ лило поток литературы по теме. Основное внимание редколлегия журнала уделяла рецензированию монографий по истории граж­ данской войны на местах (на Украине, Дальнем Востоке, в Сиби­ ри, Средней Азии и др.) 19 .

Пристальное внимание советских ученых к истории Октябрь­ ской революции не исключало интереса к предшествовавшим ре­ волюции событиям политической и экономической истории Рос­ сии начала XX в. Разнообразные сюжеты этого периода русской истории объединялись в общей проблеме предпосылок социали­ стической революции. Отсюда интерес к монографиям по исто­ рии российского империализма, революционному движению, внеш­ ней и внутренней политике царского самодержавия и др.2 0 16 А. Штраух, рец.: М. Нечкина. Общество Соединенных славян.- «Историкмарксист», 1927, № 6; Е. Мороховец, рец.: «Юбилейная литература о Ба­ кунине».— Там же, № 4, и др .

17 М. Нечкина. Новая работа по хозяйственной истории России.— Там же, № 6, и др .

18 П. Горин, рец.: «Очерки по истории Октябрьской революции».- Там же, 1928, № 8; М. Югов, рец.: А. Панкратова. Фабзавкомы и профсоюзы в ре­ волюции 1917 г.— Там же, 1927, № 6, и др .

19 Ф. Б оечин, рец.: Божко. Гражданская война в Средней Азии.— «Историкмарксист», 1933, № 3; Ю. Оснос, рец.: Г. Рейхберг. Японская интервенция на Дальнем Востоке.— Там же, 1935, № 8—9 .

20 А. Шестаков, рец.: Б. Граве. К истории классовой борьбы в России в го­ ды империалистической войны.— Там же, 1926, № 1; Я. Рубинштейн, рец.:

Особо надо отметить m h o i очисленные рецензии на работы по ис­ тории большевистской партии: ее съездов, ведущих партийных организаций, периодических изданий и д р.21 Для второй половины 30-х годов характерна некоторая пере­ группировка материалов отдела «Критика и библиография». Око­ ло половины всех рецензий на работы советских историков (а сре­ ди последних — на монографии по отечественной истории) со­ ставили рецензии по истории феодализма. Внимание советских историков привлекали проблемы общественного строя Киевской Руси, крестьянские восстания феодальной Руси, социально-эко­ номические отношения и д р.22 Монографии по истории народов СССР, отрецензированные в журнале, тоже относились хроно­ логически к периоду феодализма .

Подавляющее большинство рецензий на монографии отечест­ венных авторов по всемирной истории составляли рецензии на работы по новой истории. Большое развитие получило рецензи­ рование обобщающих работ по истории Западной Европы за весь период23. По своему характеру это были в основном учебные пособия, в которых предпринимались попытки создания марксист­ ской схемы истории нового времени. В «Историке-марксисте» не­ однократно рецензировались монографии по проблемам револю­ ционного движения в странах Западной Европы24. С конца 20-х годов журнал привлекли проблемы социально-экономической истории, истории международного рабочего и социалистического движения и д р.2 Рецензии на монографии советских авторов по новейшей истории охватывали в основном работы по истории международного коммунистического движения. Немногие реценМ. Покровский. Империалистическая война.— Там же, 1928, № 8; А. Си­ доров, рец.: И. Гиндин. Банки и промышленность России до 1917 г.Там же, 1927, № 6, и др .

21 Н. Люсьин. Краткий обзор литературы, вышедшей в связи с 25-летием

II съезда РСДРП.- «Историк-марксист», 1928, № 9; В. Невский, рец.:

А. Бубнов. ВКП (б). - Там же, 1930, № 18-19, и др .

22 К, Базилевич, рец.: Б. Греков. Феодальные отношения в Киевской Руси.— Там же, 1936, № 2; С. Б ах ру ш и н, рец.: Н. Воронин. История сельских по­ селений феодальной Р уси.- Там же, № 6; А. Сперанский, рец.: «К вопро­ су о сущности и характере псковского восстания 165.0 г.» - Там же, № 5, и др .

23 В. Далин, рец.: Г. Фридлянд. История Западной Европы.— Там же, 1928, № 8; С. Моносов, ред.: Е. Тарле. Очерк новейшей истории Европы.—Там же, 1929, № 13, и др .

24 Н. Л у к и н, рец.: «Великая Французская революция в работах советских ис­ ториков».— Там же, 1927, № 5; В. Далин. Новая книга о Марате.— Там же, 1935, № 1; С. Куниский. Обзор литературы о Парижской Коммуне за два последние года.— Там же, 1927, № 3; А. Молок, рец.: Я. Захер. Революция 1848 г. в Германии.— Там же, № 6; С. Кан, рец.: А. Молок. Июньские дни 1848 г.— Там же, 1934, № 3 .

25 И. Завитневич, рец.: Е. Тарле. Рабочий класс в первые времена машин­ ного производства.— Там же, 1929, № 11; С. Кунисский, рец.: К. Шелавин. Авангардные бои западноевропейского пролетариата — Там же .

3* зии на монографии по истории древнего мира были посвящены работам буржуазных исследователей 26 .

Анализ критико-библиографического отдела журнала, сопо­ ставления с информацией «Книжной летописи» за эти же годы дают основание сделать вывод о широком освещении на страни­ цах журнала выходившей научной продукции по истории. В жур­ нале были также рассмотрены работы советских историков по ос­ новным проблемам историографии .

В общем потоке монографической литературы зарубежных ав­ торов внимание советских ученых привлекали работы по истории западноевропейских революций XIX в. и международных отноше­ ний. В середине 30-х годов советские историки усилили работу по разоблачению фашизма, прежде всего германского. Анализи­ руя германскую литературу этого периода, советские ученые показали, что фашистская идеология получила распространение в кругах реакционных историков еще до прихода Гитлера к власти .

Торжество гитлеризма в ней было подготовлено той агрессивной борьбой, которую вела немецкая буржуазная историография про­ тив прогрессивной исторической науки, и в первую очередь про­ тив марксизма .

I Во второй половине 30-х годов количество отрецензированных монографий зарубежных авторов в 2 раза превысило количество рецензий на монографии отечественных историков. По-прежнему Преобладали рецензии на работы по новой истории. Политически актуальным было обращение советских историков к анализу ра­ бот зарубежных буржуазных исследователей по истории колони­ альных захватов. Авторы рецензий указывали на тенденциозный подход зарубежных буржуазных историков к проблеме, замалчива­ ние ими нацпонально-освободительной борьбы в колониях и по­ луколониях. Столь же политически актуальным было обращение советских ученых к международным отношениям и состоянию капиталистических стран в 20— 30-е годы XX в. В журнале полу­ чили отзывы немногочисленные тогда работы прогрессивных авто­ ров, писавших о международных отношениях и о роли Совет­ ского Союза в борьбе за мир и безопасность .

В отличие от первого периода деятельности журнала (1926— 1935 гг.) во второй половине 30-х годов в «Историке-марксисте»

значительное место было уделено рецензированию монографий советских и зарубежных ученых по истории древнего мира и средних веков. В журнале нашла отражение большая благо­ творная работа советских историков по созданию учебных посо­ бий и учебников. Продолжалась традиционная работа по критичеА. Ломакин, рец.: М. Хвостов. История Древнего Востока.— Там же, 1927, № 4; Г. Пригоровский, рец.: П. Кулишер. Очерк экономической истории Древней Греции.— Там же, 1926, № 2, и др .

скому освещению исследований буржуазных (главным образом американских, немецких и английских) ученых по социально-эко­ номической истории архаической и классической Греции, Древнето Рима. В рецензиях Е. Г. Кагарова, Г. Полякова, М. А. Коростовцева и др. отмечалось свойственное буржуазной историо­ графии новейшего времени вульгаризаторство, отрицание законо­ мерности исторического процесса. Советские специалисты вели лоследовательное разоблачение расовых теорий германских фаши­ стов .

В «Историке-марксисте» рецензировалась и мемуарная лите­ ратура. Общее количество рецензий на такого рода литературу (по периодам 1926—1935 на 1936—1941 гг.) распределялось примерно поровну. Однако каждый период имел свои особенности. Первый был отмечен, за некоторым исключением, преобладанием рецен­ зий на воспоминания отечественных авторов, тогда как во второй период преобладало рецензирование зарубежных авторов. Цен­ ность мемуарных источников рецензентами определялась досто­ верностью сообщаемых сведений. Критическое рассмотрение бело­ эмигрантской мемуарной литературы являлось составной частью борьбы журнала с буржуазной историографией. Немалое место в планах журнала отводилось разоблачению различного рода измышлений и клеветы, содержавшихся в вышедших к тому вре­ мени мемуарах организаторов антисоветской интервенции .

Редколлегия придавала большое значение критическому ана­ лизу воспоминаний участников русских революций 1905 и 1917 гг .

В ряде рецензий анализировались приемы публикации подоб­ ною рода источников (наличие указателей, примечаний, предис­ ловий, анализ источника, времени его возникновения). Самым нетерпимым образом редколлегия относилась к различного рода подделкам, требуя в сомнительных случаях экспертизы, как было, например, с так называемым «Дневником» А. Вырубовой27 .

В общем объеме всего материала отдела «Критика и биб­ лиография» рецензирование мемуарной литературы занимало скромное место. Однако значение опубликованных в «Историкемарксисте» рецензий заключалось в широкой постановке вопроса о принципах публикаций и использования мемуарной литературы как исторического источника .

Обращение к количественным показателям соотношения ос­ новных групп рецензий показывает, что редколлегия «Историкамарксиста» уделяла серьезное внимание рецензированию доку­ ментальных публикаций. Это были те «точки роста», которые оказывали особое влияние на развитие всей исторической науки, п отсюда такое внимание ведущего журнала именно к публикаА. Сергеев, рец.: Об одной литературной подделке.— «Историк-марксист», 1928, № 8 .

циям. Количество рецензий на документальные публикации не­ прерывно возрастало. Особенно быстро увеличивалось количестворецензий на зарубежные издания. Отбор публикаций для рецен­ зирования шел в плане основной тематики «Историка-марксиста» .

В первый период деятельности журнала (1926—1935 гг.) наи­ большее количество отрецензированных советских публикаций по отечественной истории падало на период капитализма и совет­ ский период. Напротив, во второй период (1936—1941 гг.) наи­ большее количество рецензий было посвящено документальным публикациям по истории периода феодализма и империализма (количество их возросло соответственно в 4 и 3 раза). Боль­ шинство отрецензированных публикаций входило в серию «Доку­ менты и материалы по истории народов СССР», подготовленную Институтом истории АН СССР. К этой же серии примыкали сборники документов, изданные на местах. Традиционным для журнала явились рецензии на документальные издания по исто­ рии партии (переиздания партийной периодики, протоколов пар­ тийных съездов, конференций, документов Коминтерна), на изда­ ния собраний сочинений и отдельных работ классиков марксизмаленинизма, их соратников по революционной борьбе. Пристальное внимание редколлегия журнала оказывала сериям: «1917 год в до­ кументах и материалах» (под редакцией М. Н. Покровского и Я. А. Яковлева), «Восстание декабристов» (под редакцией М. Н. Покровского), «Библиотека Октября», «История граждан­ ской войны», «История фабрик и заводов», «Библиотека между­ народной политики» и др .

Большинство рецензий на советские и зарубежные публика­ ции по всемирной истории составили рецензии.на документаль­ ные сборники по новой истории по традиционной для журнала тематике. В журнале регулярно отмечался выход очередных то­ мов фундаментальной советской публикации «Международные от­ ношения в эпоху империализма». Несколько ранее соответствую­ щее внимание редколлегия журнала уделила изданию источников но социально-экономической истории Западной Европы в средние века, в новое и новейшее врем я28. Издание было предпринято научными сотрудниками Института истории РАНИОН как учеб­ ное пособие для практических занятий в семинарах института .

Однако благодаря высокому научному уровню эти публикации вышли за рамки учебных. Рецензенты единогласно отмечали, что эти материалы явились первыми квалифицированными сборни­ ками документов, содержащими данные по экономической и со­ циальной истории .

В журнале «Историк-марксист» систематически велась разра­ 28 Е. Косминский, рец.: Н. Грацианский. Западная Европа в средние века .

Источники по социально-экономической истории.— «Историк-марксист», 1926, № 2; он же, рец.: Е. Оловяшникова. Западная Европа в средние ве­ к а.- Там же .

ботка принципов публикации документальных материалов. В этом смысле лучшие рецензии «Историка-марксиста» интересны нали­ чием в них четких требований к публикациям документальных материалов (единая методологическая установка в подборе доку­ ментов, необходимый минимум документов по каждому вопросу, общая методическая установка). Значение, которое придавалось отбору наиболее представительных документов и материалов при подготовке к публикации, очевидно из ряда рецензий: с этого на­ чиналась оценка любой публикации. От того, насколько системати­ чески, тщательно, полно, умело, интересно, удачно проведен отбор документов, зависела во многом ценность документального сборни­ ка. При этом во внимание принимались новизна источников, их до­ стоверность. Следующий важный этап, по мнению рецензентов, на­ ступал при археографической обработке документов. Непремен­ ным условием были соответствие подлиннику, сохранение орфогра­ фии иностранного текста, а в случае необходимости — точный пе­ ревод. Удачно найденная структура облегчала пользование публи­ кацией. Не забывали рецензенты и о психологическом воздействии на читателя. Одним из компонентов научного аппарата любой публикации являются примечания, комментарии. Рецензенты об­ ращали внимание на оценку в комментариях состояния архивных источников, их происхождения, приемов их обработки, на содер­ жательность критической оценки. Общая постановка проблемы, выяснение различных точек зрения по данному вопросу — все, что способствует ориентации в материале, как подчеркивали рецензенты, должно было составить содержание предисловия или вводной статьи. Приложение должно было включать библиогра­ фию и различного рода указатели. В свою очередь при оценке зарубежных изданий рецензенты требовали характеристики обще­ ственно-политических и научных взглядов публикатора .

В целом лучшие из рецензий (И. С. Звавича, Е. А. Косминского, Н. М. Лукина, М. В. Нечкиной, Ф. И. Нотовича, П. Ф. Пре­ ображенского, Г. Е. Рейхберга, Н. JI. Рубинштейна, Г. С. Фридлянда, А. В. Шестакова, М. И. Югова и др.) оказали значитель­ ное влияние на разработку методологических основ советского источниковедения. К сожалению, об этом в источниковедческих работах почти не упоминается .

Тематическое разнообразие материалов критико-библиографи­ ческого отдела не могло быть достигнуто без привлечения широ­ кого круга авторов — не только историков-марксистов, но и исто­ риков старой школы. Ведущее место занимали рецензии на работы по отечественной истории. Рецензирование зарубежных работ зна­ чительно уступало им. Авторы рецензий не всегда давали оценку политическим взглядам зарубежных историков. Наибольшее коли­ чество рецензий посвящено работам французских, американских, немецких ученых .

Обширен состав научных учреждений и обществ, продукция которых рассматривалась на страницах журнала. Среди них пер­ венство принадлежало изданиям Центрархива, Истпарта и его местных отделений, Институтов К. Маркса и Ф. Энгельса, В. И. Ленина (а затем ИМЭЛ), обществам, комуниверситетам .

Во второй половине 30-х годов XX в. рецензировались издания прежде всего Института истории АН СССР и университетов .

Наибольший удельный вес среди издательств, продукция кото­ рых рецензировалась в журнале, занимало Государственное изда­ тельство (ГИЗ). По данным редколлегии журнала, рецензирова­ лась вся историческая продукция ГИ За29. Во второй половине 30-х годов наряду с продукцией Соцэкгиза широко отмечались книги Партиздата .

В поле зрения редколлегии журнала попадали прежде ь с и т книги, изданные в Москве и Ленинграде, меньше — Киеве, Сверд­ ловске, Ташкенте, Баку, Владивостоке, Хабаровске .

Через библиотеку Комакадемии заказывались иностранные книги. Приток их был сравнительно невелик: не было достаточ­ ных средств на покупку зарубежных изданий. Во второй полови­ не 30-х годов поступления книг возросли. Заказы шли через Президиум АН СССР и библиотеку Института истории АН СССР .

Необходимо отметить оперативность, с которой редакция зака­ зывала рецензии на заинтересовавшую ее книгу. Как правило, рецензировалась текущая литература, даже для зарубежной раз­ ница была в полгода—год. Информация о книгах, вышедших в Берлине, Париже, Лондоне, Нью-Йорке, Осло, Кракове, Праге Мюнхене, Брюсселе, довольно скоро становилась достоянием со* ветской исторической общественности .

В 1928 г. редакционная коллегия журнала «Историк-марк* сист» обратилась в издательства Москвы с просьбой о присылке литературы для организации отзывов о новых книгах 30. Впервые этот отдел появился в № 12 журнале за 1929 г. Существование его было кратковременным — всего два года. Общий объем соста* вил 15 п. л. кратких информационных сообщений о содержании 82 вышедших книг. Составителем обзоров был С. Н. Валк. Сохра­ нились копии писем секретаря редакции «Историка-марксиста»

И. Татарова к Валку с просьбой присылать обзоры системати­ чески для каждого номера 31. С таким же предложением редкол­ легия обращалась к Валку и в 1931 г., очевидно все еще пытаясь сохранить отдел 32 Отсутствие средств на покупку книг ставило редакцию в зависимость от доброй воли издательств, от того, как охотно и скоро они вышлют нужные работы. Сохранились много­ численные копии писем, рассылавшихся редакцией в ГИЗ, Изда­ тельства МГУ и ЛГУ, издательства «Каторга и ссылка», «Земля и 29 Архив АН СССР, ф. 371, on. 1, д. И, л. 260 .

30 Там же, д. 3, л. 30 .

31 Там же, д. И, л. 46 .

32 Там же, д. 16, л. 65 .

фабрика» и т. п. 3 О нуждах журнала свидетельствовало письмо И. Татарова от 1 ноября 1930 г., адресованное заведую­ щему Книгоцентром. Обращаясь с просьбой возобновить посылку изданий ОГИЗа на отзыв, Татаров писал: «Редакция не имеет специальных средств на закупку литературы... вынуждена будет свертывать отдел библиографии» 34. Возможно, указанные затруд­ нения и послужили причиной прекращения работы отдела «Но­ вые книги» .

В 1936 г. отдел был возобновлен под новым названием — «Библиографические заметки» и существовал почти непрерывно до 1941 г. В нем печатались аннотации на монографии, сборники статей отечественных и зарубежных авторов. Постепенно в отделе появились рубрики: «Обзоры иностранной литературы», «Из ино­ странных исторических журналов», «История СССР», «История ВКП (б)» и др .

«В «Историке-марксисте» был опубликован ряд библиографий;

указатель книг по истории, вышедших в 1926 г. в Англии, Гер­ мании, США, СССР, Франции, подготовленный сотрудниками историко-революционной секции Комакадемии, материалы к биб­ лиографии работ М. Н. Покровского (составленные коллективом (шблиотеки ИКП). В 1933 г. была опубликована библиография по истории ноябрьской революции 1918 г. в Германии — часть боль­ шой работы, осуществлявшейся в библиотеке Комакадемии. Выбо­ рочный характер носила и библиография иностранной литературы о происхождении мировой империалистической войны 1914— 1918 гг. В 1934—1936 гг. в журнале регулярно публиковались «Но­ винки исторической литературы», составлявшиеся сотрудниками сектора библиографии библиотеки Комакадемии. Чаще всего биб­ лиография носила подзаголовок: «Список книг, поступивших в библиотеку Комакадемии». Составители, как правило, не указыва­ лись. Во второй половине 30-х годов библиография была сосредото­ чена в рубрике «Из иностранных исторических журналов», где пе­ чатались списки статей по всем периодам всемирной истории. Со­ ставителями их были сотрудники ФБОН АН СССР. Лишь послед­ ний год существования журнала отмечен появлением тематиче­ ской библиографии по истории международных отношений в но­ вейшее время .

Разрабатывая планы будущего издания, редколлегия преду­ сматривала в каждом номере отдел «Хроника» с широкой инфор­ мацией о научной жизни в стране и за рубежом. В массе своей информация носила фрагментарный характер, сообщала отрывоч­ ные сведения. Постоянно печатались лишь сообщения об Обще­ стве историков-марксистов. Этому содействовало постановление 33 Там же, д. 11, лл. 158, 162, 202, 213, 218 п др .

34 Там же, л. 6 .

Совета Общества от И января 1929 г.35 Материалы этого отдела должны были готовить ученые секретари секций и комиссий Общества. Таких информаций за 1926—1932 гг. было опублико­ вано десять (отчеты об общих собраниях, заседаниях Совета и его Президиума, научные и издательские планы, связи с провинцией и зарубежные связи) .

С созданием Института истории Комакадемии фронт истори­ ческих работ в последней расширился. Журнал стремился систе­ матически освещать деятельность отдельных его секции. На од­ ном из заседаний редколлегии было принято специальное обраще­ ние в Президиум Комакадемии и дирекцию Института истории с предложением, чтобы ученые секретари секций Института к каждому номеру готовили материалы информационное харак­ тера 36. С начала 30-х годов XX в. хроника журнала сделалась более развернутой и интересной по содержанию. В поле зрения редакции находилась начавшаяся работа ученых по созданию истории фабрик и заводов, истории гражданской войны в СССР и др .

Весьма скуден помещенный в журнале материал о самом «Историке-марксисте». В 1927 г. был опубликован отчет А. В. Ше­ стакова о журнале на общем собрании Общества историков-марк­ систов от 29 апреля. В отчете приводились данные о количе­ стве статей журнала, их тематике, распространении, о подписчи­ ках и т. д.37 ««Историк-марксист» за пять лет» — так называлась короткая заметка от редакции, где содержались статистическая сводка и перечень проблем, разработка которых была освещена на страницах журнала38. Центральное место отводилось пробле­ мам методологии, критике буржуазной и мелкобуржуазной исто­ риографии России и Запада. Свои задачи на будущее редколлегия видела в еще большем усилении внимания к разработке методо­ логических проблем, к изучению наиболее актуальных тем эпохи империализма и пролетарских революций39 .

В целом материалы отдела «Хроника» «Историка-марксиста»

перекликались с материалами подобных отделов других журна­ лов. Во второй половине 30-х годов XX в. материалы этого отде­ ла отличались большей насыщенностью и разнообразием. Появи­ лись рубрики «Историческая наука в СССР», «Историческая на­ ука за рубежом». До сих пор информация о научной жизни за рубежом была нерегулярной, печатались сообщения лишь о меж­ дународных конгрессах, в работе которых участвовали советские ученые. Ряд сообщений второй половины 30-х годов XX в. осве­ щал положение исторической науки в Германии, процесс се фаАрхив АН СССР, ф. 377, on. 1, д. 32, л. 202 .

Там же, ф. 371, on. 1, д. 14, л. 1 об .

37 «Историк-марксист», 1927, № 4, «Хроника» .

38 Там же, 1931, № 21, «Хроника» .

39 Там же, стр. 135 .

шпзацип. Отдельные сообщения были посвящены жизни научных учреждений Англии, Франции, Польши, Чехословакии, США, Аргентины и других стран. Постоянно печатались сообщения об археологических раскопках за рубежом .

В разделе «Историческая наука в СССР» регулярно освеща­ лась работа советских ученых над многотомной историей СССР и всемирной историей, над учебниками по истории. Ь обсужде­ нии упомянутых тем редакция «Историка-марксиста» принимала активное участие, являясь в ряде случаев инициатором этих об­ суждений. Сообщений о самом журнале по-прежнему очень мало .

Напротив, увеличилось количество сообщений о работе местных историков. Однако, несмотря на стремление редколлегии «Исто­ рика-марксиста» охватить как можно больше научных объектов и дать о них информацию, говорить о журнале как об источнике по истории отдельных научных центров еще не приходится. Но в сочетании с информацией, содержавшейся в других периодиче­ ских изданиях тех лет, материалы хроникального отдела «Исто­ рика-марксиста» дают общую картину развития центров советской исторической науки .

Итак, структурный анализ содержания «Историка-марксиста»

выявил основные направления деятельности редколлегии. Жургнал был создан и развивался как журнал советской историче­ ской мысли: основу его составляли научные исследования (статьи, сообщения, доклады, рецензии). В первые годы сущест­ вования журнала в центре внимания историков находились про­ блемы истории русских и западноевропейских революций. Предпо­ сылки революций, их движущие силы, характер, программы, пе­ риодизация — вот неполный перечень вопросов, которые ставили советские ученые и решали на материале революций различных эпох и стран .

С конца 20-х — начала 30-х годов XX в. советские историки обратились к проблемам социально-экономической истории. Раз­ вернулась полоса широких дискуссий о социально-экономиче­ ских формациях. Советские историки осуществляли последова­ тельную критику основ буржуазной методологии, философии исто­ рии, разоблачали попытки фальсификации истории .

Победа марксистско-ленинской исторической концепции в се­ редине 30-х годов XX в. создала для советских историков пред­ посылки для подготовки обобщающих работ по истории СССР и всемирной истории. Эта задача требовала пересмотра накоплен­ ного в предшествовавшие годы материала, углубленной разра­ ботки проблем всех периодов всемирной истории .

Научно-методическое направление журнала складывалось на материале отдела «Преподавание истории», различного рода обзо­ ров, рецензий на учебную литературу. «Историк-марксист» при­ нял участие в развернувшейся в 20-х годах XX в. дискуссии

•о путях дальнейшего развития исторического образования в стра­ не (от школы до вуза). Борьба с социологизаторством, схематпзмом, создание систематического курса по пстории — основные требования преподавателей-марксистов. Цель свою редколлегия видела в борьбе с антинаучными взглядами буржуазных педаго­ гов, в создании, по словам М. Н. Покровского, «стройного курса марксистского диалектического обществоведения», в котором все виды общественных знаний (история, современность и проч.) «будут тесно и гармонически увязаны между собой» 40 .

Немалый ущерб делу исторического образования, созданию систематического курса по истории в 20-х и первой половине 30-х годов XX в. наносило своего рода выборочное изучение пе­ риодов всемирной истории. Цельность и последовательность всех этапов исторического процесса как в исследовательской, так и в преподавательской деятельности часто нарушались. Внимание историков-марксистов было сосредоточено на новой, отчасти но­ вейшей истории .

Постановления партии и правительства 1934—1936 гг. по во­ просам истории поставили перед советскими учеными новые за­ дачи, и прежде всего создания новых учебников с учетом дости­ жений советской исторической науки. Редколлегия журнала при­ няла активное участие в перестройке исторического образования в стране, развернувшейся под знаком реализации этих постанов­ лений. Усилия советских историков нашли свое воплощение в ряде учебников: по истории древнего мира, средних веков, новой истории и истории СССР. В процессе создания их ред­ коллегия принимала постоянное участие, предоставляя страницы журнала для публикации отдельных глав, организуя печатные и устные обсуждения, информируя о ходе» работ .

Пропаганда достижений советской исторической няуки по­ стоянно присутствовала в планах «Историка-марксиста». Отклики на юбилеи важнейших исторических событий имели большое вос­ питательное значение. Журнал отмечал и формировал возрос­ ший интерес к революционному прошлому народов СССР. Обра­ щение к истории других народов, их революционного и национально-освободительного движения воспитывало чувство взаимного уважения и солидарности в борьбе за идеалы комму­ низма .

Большую роль в популяризации исторических знаний призван был играть отдел «Критика и библиография». Анализ его содер­ жания показал, что журнал постоянно и с успехом информиро­ вал читателей об основной массе исследовательских историче­ ских работ, отмечая появление значительных исследований и книг научно-популярного характера. Журнал не просто сообщал сведения о вышедшей продукции, но сопровождал их научной критикой с марксистских позиций. За 1926—1941 гг. было отре­ цензировано 941 название (монографии, сборники документов., мемуары и др.); общий объем рецензий составил 2220 страниц .

40 «Обществоведение в трудовой школе», 1927, № 1, стр. 148 .

т. е. из 86 (94 номеров) томов журнала за этот период при­ мерно 12 томов (со средним объемом 180 страниц) было посвяще­ но только критике и библиографии. Сюда не вошли материалы указателей и отделов «Новые книги» и «Библиографические за­ метки» .

На страницах «Историка-марксиста» регулярно публиковались информация о научной продукции основных центров историче­ ской мысли, сообщения о текущей деятельности .

Журнал был тем научным центром, где отражалась исследо­ вательская работа советских историков по важнейшим проблемам отечественной и всемирной истории, а также методики преподава­ ния исторических дисциплин, успешно развивалась марксистская критика, шла постоянная пропаганда результатов развития марк­ систской исторической науки в СССР и за рубежом .

ВОПРОСЫ ИСТОРИИ РУССКОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ МЫСЛИ

И РЕВОЛЮЦИОННОГО ДВИЖЕНИЯ

В РОССИИ XVIII — НАЧАЛА XX В .

В ЖУРНАЛЕ «ГОЛОС МИНУВШЕГО»

В 1913— -1923 ГГ .

Ю. М. Критский

После подавления первой буржуазно-демократической революции в России среди большинства русской буржуазной и мелкобур­ жуазной интеллигенции заметно усилились идеологические коле­ бания, шатания в сторону либерализма, а нередко и в сторону реакции. Это отразилось и на идейной направленности и содер­ жании русской исторической журналистики. «Исторический вест­ ник» приобретает в годы реакции ярко выраженный консерва­ тивно-монархический характер. Значительно поправели и общие журналы, печатавшие материалы по русской истории: «Вестник Европы», «Русская мысль», «Русская старина», «Русский архив»1 .

Журнал «Былое», поместивший ряд ценных документов и статей по истории русской общественной мысли и революционного дви­ жения в России, был закрыт в 1907 г. и в дальнейшем в до­ октябрьский период издавался за границей. Попытки продолжить его издание в России (сборник «Наша страна» в 1907 г.; журнал «Минувшие годы» в 1908 г.) окончились неудачно. Эволюция журналов «в сторону мистицизма и пасквилянтства на револю­ цию» 2 вызвала уход из легальной журналистики многих авторов-марксистов и некоторых других историков, придерживавших­ ся прогрессивных взглядов .

В таких условиях у либеральных издателей, весьмг умерен­ ных по своим политическим взглядам, но опытных и располагаю­ щих средствами, появилась возможность «сыграть в демократию», спекулируя на запросах демократической части читателей, при­ влекая к участию в журнале авторов, пользующихся в официаль­ ных кругах репутацией «неблагонадежных», а также политиче­ ских эмигрантов. По инициативе одного из таких издателей — С. П. Мельгунова, в 1913 г. начал выходить журнал «Голос минувшего» .

1 С. С. Дмитриев. Историческая периодика в России.— «Советская истори­ ческая энциклопедия», т. 6, стлб. 530—531 .

2 Г. П. К уро чки на. Уход марксистов из журнала «Образование».— «Вопро­ сы истории», 1970, № И, стр. 209 .

Литература о журнале ограничивается краткими упоминания­ ми в справочных и учебных изданиях3. Между тем за десять лет своего существования «Голос минувшего» опубликовал ряд ценных материалов по истории русской общественной мысли и революционного движения в России. Журнал регулярно обращал­ ся к рецензированию исторической литературы, реже — к обзо­ рам зарубежных изданий, отражая классовую борьбу тех лет в русской исторической науке. В «Голосе минувшего» был опубликован и ряд исследовательских работ, часть которых (на­ пример, статьи В. И. Семевского о петрашевцах, В. В. ЕвгеньеваМаксимова о Н. А. Некрасове и некоторые другие), на наш взгляд, в известной мере сохранила научное значение и до настоящего времени. Будучи либерально-народническим на всем протяжении своего существования, журнал отразил эволюцию социально-поли­ тических и исторических взглядов либерального народничества в 1910-х годах и в первые годы Советской власти —эволюцию, являвшуюся одним из главных проявлений кризиса мелкобуржу­ азной историографии .

Сохранившиеся в архивах материалы позволяют проследить историю организации и редактирования журнала, хотя и не всег­ да с достаточной полнотой. Часть архива редакции была вывезе­ на в 1920-х годах за границу С. П. Мельгуновым4, оставшиеся материалы были сосредоточены в разных архивах. В настоящее время большая часть материалов редакции хранится в Архиве АН СССР. Для изучения истории организации и редактирования журнала в 1913—1916 гг. определенный интерес представляют так­ же документы фондов С. П. Мельгунова (ЦГАЛИ), В. И. Семев­ ского (Архив АН СССР и ЦГАОР СССР), особенно переписка двух редакторов журнала между собой, с другими сотрудниками и ав­ торами .

По-видимому, еще в 1911 г. С. П. Мельгунов начал переговоры об издании журнала с И. Д. Сытиным5. В апреле 1912 г. Мель­ гунов предложил В. И. Семевскому принять участие в редак­ 3 См.

справочные статьи о журнале «Голос минувшего» в энциклопедиях:

«Литературная энциклопедия», т. 2. М., 1929, стлб. 583; БСЭ, изд. 1, т. 17 .

М., 1930, стлб. 479; БСЭ, изд. 2, т. И. М., 1952, стр. 630; Д. П. Муравьев .

«Голос минувшего».— «Краткая литературная энциклопедия», т. 2. М., 1964, стлб. 231; «Советская историческая энциклопедия», т. 4. М., 1963, стлб. 504. См. также: С. С. Дмитриев. Русские исторические журналы.— С. С. Дмитриев, В. А. Федоров, В. И. Бовыкин. История СССР. Период ка­ питализма. М., 1961, стр. 179—180 .

4 Один из первых исследователей архива В. И. Семевского — Н. Ростов от­ метил, что часть документов архива редакции была опубликована С. П. Мельгуновым на страницах издававшегося в Париже журнала «Го­ лос минувшего на чужой стороне», в том числе копии с неизданных днев­ ников JI. Н. Толстого, напечатанные «вопреки ясно выраженной воле Льва Николаевича» (см. Н. Ростов. Архив В. И. Семевского.— «Литературное наследство», 1933, № 7-8, стр. 419) .

5 ЦГАЛИ, ф. 305, on. 1, д. 1574, л. 29 (Письмо С. П. Мельгунова В. И. Семе­ вскому, январь 1912 г.) .

тировании журнала (совместно с ним, А. К. Дживелеговым и П. Н. Сакулиным) и получил согласие6. В сентябре 1912 г. от издательства «Задруга» Мельгунов заключил договор с Товари­ ществом И. Д. Сытина об издании на паевых началах журнала под условным названием «Минувшее в жизни и литературе» 7 .

Было запланировано издание журнала в 3000 экземпляров при ежемесячном выходе 8. После официального подписания договора с И. Д. Сытиным журнал под названием «Голос минувшего» был зарегистрирован в Московском комитете по делам печати9 .

Издателем-редактором нового журнала с первых же номеров стал С. П. Мельгунов, редакторами А. К. Дживелегов, П. Н. Сакулин, B. И. Семевский. После выхода Сакулина из состава редакции и Дживелегова из числа пайщиков10 журнал редактировался Мельгуновым и В. И. Семевским (до смерти последнего 21 сен­ тября 1916 г.). После смерти В. И. Семевского журнал редакти­ ровал Мельгунов, при участии Е. А. Ляцкого. За 1913—1923 гг .

вышло 62 книги журнала (часть сдвоенными и строенными номе­ рами) .

Тематика и структура журнала, объявленные в первых номе­ рах и, в общем не изменялись за 1913—1916 гг. Средний объем каждого выпуска сохранялся от 18 до 20 листов. Распределение материала по тематике было предложено В. И.

Семевским:

«V2 русской истории, X истории литературы, lU всеобщей U истории» 12. Объем разделов по каждому выпуску намечался C. П. Мельгуновым: «...роман 2—3, мемуары 2—5, статьи 6—8, библиография — 2, хроника и обзор 1—IV2, всего 15—22!/о печатных листов» 13 .

Подавляющее большинство опубликованных в журнале в 1913—1923 гг. статей и материалов посвящено вопросам рус­ ской истории, преимущественно истории русской общественной 6 ЦГАЛИ, ф. 305, on. 1, д. 1201, ч. 1, л. 36 (Письма В. И. Семевского С. П. Мельгунову от 16 апреля 1912 г.) .

7 Там же, д. 1574, лл. 46, 47 (Письмо С. П. Мельгунова В. И. Семевскому от 14 сентября 1912 г.) .

8 Там же .

9 ЦГИА СССР, ф. 776, оп. 17, д. 473, л. 1 .

10 ЦГАЛИ, ф. 305, on. 1, д. 1178, лл. 9 об., 10 (Письмо П. Н. Сакулина С. П. Мельгунову от 11 октября 1913 г.); там же, д. 591, л. 1 (Письмо А. К. Дживелегова С. П. Мельгунову от 30 апреля 1914 г.) .

1 «I. Историческая беллетристика. II. Мемуары, записки, дневники и пись­ ма современников. III. Научные статьи по вопросам русской и всеобщей истории, истории литературы, философии, искусства и археологии. IV .

Различные материалы по истории, истории литературы и т. д. V. Биогра­ фии русских и иностранных деятелей. VI. Критика и библиография. VII .

Новости русской п иностранной науки. VIII. Обзор журналов русских и иностранных. IX. Хроника» («Голос минувшего» (далее — ГМ), 1913, № 1, стр. 2 обложки) .

12 ЦГАЛИ, ф. 305, on. 1, д. 1201, ч. 1, л. 53 (Письмо В. И. Семевского С. П. Мельгунову от 15 сентября 1912 г.) .

1 Там же, д. 1574, л. 77 (Письмо С. П. Мельгунова В. И. Семевскому от 14 сентября 1912 г.) .

мысли и революционного движения в России второй половины X V III—XIX в. В библиографических разделах журнала рецензи­ ровались и аннотировались работы по различным периодам рус­ ской истории (в том числе и по темам, не освещавшимся в основных разделах: история крестьянства и крестьянских войн, экономическая история России, история революции 1905— 1907 гг.) 1 В 1917—1923 гг. в журнале уделяется значительно большее внимание истории первой и второй буржуазно-демокра­ тических революций в России .

Среди статей по истории русской общественной мысли XVIII в .

заслуживает упоминания работа В. В. Мияковского «Годы учения А. Н. Радищева». Автор примыкал к тем исследователям (JI. Н. Майков, А. И. Незеленов), которые не считали «Отрывок из путешествия в... » принадлежащим перу А. Н. Радищева 15 .

В течение длительного времени проблема авторства этого отрыв­ ка была спорной, и лишь сравнительно недавно ряд исследова­ телей стали считать его принадлежащим перу Н. И. Новикова 1б .

Журнал опубликовал записку первого русского революционера А. Н. Радищева о законоположении, написанную незадолго до его смерти. Однако в предисловии к публикации, написанном А. 3. Попельницким, игнорировалось то обстоятельство, что в записке получил отражение кризис революционной концепции А. Н. Радищева в последние годы его жизни 17. В одном из по­ следних произведений В. Г. Короленко (очерк «Пугачевская ле­ генда на Урале») приводились несколько рассказов о Ь. И. Пу­ гачеве, бытовавших на Урале еще в начале XX в. Отмечая ца­ ристские иллюзии русского крестьянства, его «политическое суе­ верие», В. Г. Короленко в то же время подчеркнул, что «ни строгие указы, ни глаголи и крючья Панина не успели вытра­ вить из народной памяти» образ вождя крестьянской войны Ч В целом же истории русской общественной мысли XVIII в .

и классовой борьбы в России во второй половине XVIII в. жур­ нал уделял недостаточное внимание. Сообщения К. В. Сивкова о 14 Р. В ыдрин. Об участии дворян и духовенства в Пугачевском бунте.— ГМ, 1914, № 2, стр. 286-288; В. И. Семевский. Диспут М. А. Островской.Там же, № 4, стр. 292—297; М. М. Клевенский. Освободительное движение в освещении «Исторического вестника».— Там же, № 5, стр. 241—250 .

15 В. В. Мияковский. Годы учения А. Н. Радищева.— ГМ, 1914, № 3, стр. 5— 42; № 5, стр. 82—104 (в № 5 статья названа иначе: «Учебные годы A. Н. Радищева») .

16 Г. П. Макогоненко. Н. И. Новиков и русское просвещение XVIII века. М.— «П 1951; Н. В. Баранская. Еще об авторстве «Отрывка из путешествия., в...».— «XVIII век», сб. 3. М.— JI., 1958 .

17 А. 3. Попельницкий. Вновь открытая записка А. Н. Радищева о законода­ тельстве. О взглядах А. Н. Радищева в последние годы жизни см.:

B. В. Пугачев. Эволюция общественно-политических взглядов А. Н. Ра­ дищева.— «Ученые записки Горьковского гос. университета», т. 41, серия историческая, вып. 3, 1960 .

18 ГМ, 1922, № 2, стр. 17 .

быте русских учителей XVIII в. и о крепостной школе этого периода 1 следует рассматривать лишь как интересные наблюде­ ния, не содержащие обобщающих выводов. Обширная публикация «Записок» П. С. Батурина содержала ряд сведений, характери­ зующих общественную жизнь русской провинции XVIII в. Однако значение «Записок» как исторического источника было значитель­ но преувеличено редакцией, поставившей их в один ряд с «За­ писками» А. Т. Болотова 20 .

Значительно полнее была представлена в журнале история русской общественной мысли и революционного движения в Рос­ сии в первой четверти XIX в. Ни один из легальных истори­ ческих журналов, издававшихся в 1910-х годах, не содержал та­ кого большого количества материалов и исследований по истории декабризма. В журнале были опубликованы записки А. В. Поджио, выдержка из записок М. И. Муравьева-Апостола, переписка И. И. Пущина, И. Д. Якушкина, Г. С. Батенькова и других 2I .

В. И. Семевский и П. Е. Щеголев опубликовали часть мате­ риалов о суде и следствии над декабристами22. В журнале при­ нимал участие видный пушкинист Н. О. Лернер и начинающий ученый, впоследствии крупнейший советский литературовед — Н. Л. Бродский 23 .

Хотя в журнале участвовали и либерально-буржуазные иссле­ дователи декабризма24, тем не менее в 1913—1917 гг. журнал защищал трактовку декабристского движения в целом и характе­ ристику его отдельных представителей как р е в о л ю ц и о н н о й в н е к л а с с о в о й и н т е л л и г е н ц и и. Это основное положе­ ние народнической концепции декабризма, наиболее полно из­ ложенное В. И. Семевским25, развивалось и отстаивалось им и 19 К. В. Сивков. Русский учитель в доме помещика в конце XVIII века.— ГМ, 1915, № 3, стр 228—230; он же. Крепостная школа и ее ученики в кон­ це XVIII века.— ГМ, 1922, № 2, стр. 203—206 .

20 ГМ, 1918, № 1—3, стр. 55 .

21 А. В. Поджио. Записки декабриста.— ГМ, 1913, № 1—3; А. Сазанович. Из записок декабриста М. И. Муравьева-Апостола.— ГМ, 1914, № 1, стр. 132— 141; И. И. Пущин. Письма к И. В. Малиновскому.- ГМ, 1915, № 6, стр. 184—190; «Письма И. Д. Якушкина».— Там же, № 3, стр. 210—218; № 4, стр. 187—190; Б. Л. Модзалевский. Г. С. Батеньков.— ГМ, 1914, № 1г стр. 280—282 (Письма из Калуги); «Письма А. В. и А. Е. Розен к И. В. Малиновскому».— ГМ, 1915, № 7—8, стр. 168—191 .

22 В. И. Сем евский. Дело о декабристе камер-юнкере В. В. Голицыне.— ГМ, 1913, № 2, стр. 218—229; 27. Е. Щ ег о л ев. Из резолюций императора Нико­ лая I о декабристах.— Там же, « * 11, стр. 194—199 .

N2 23 Н. О. Лернер. Пушкин, Фотий и гр. Орлова.— ГМ, 1913, № 4, стр. 82;

Н. Л. Бродский. Новое о Пушкине.— Там же, стр. 270—275 .

24 Из них заслуживает упоминания выступивший с первыми работами о де­ кабристах еще в 1902—1908 гг. М. В. Довнар-Запольский. В обширном очерке он обвинил членов Северного общества в том, что ими «не были вполне усвоены» предложения Г. С. Батенькова о возможности сохране­ ния монархии (см. М. В. Довнар-Запольский. Декабрьская революция 1825 года.- ГМ, 1917, № 7 -8, стр. 5 -7 6 ) .

25 В. И. Семевский. Политические и общественные идеи декабристов. СПб., 1909 .

некоторыми другими авторами на страницах «Голоса минувшего» .

В ответ на книгу Н. А. Гастфрейдна об И. И. Пущине журнал поместил отзыв С. Я. Штрайха, в котором книга охарактеризо­ вана как «злобный и бессильный пасквиль»26. В рецензии В. И. Семевского на книгу М. О. Гершензона попытки этого последнего «рассказать судьбы одной семьи (декабриста Кривцо­ ва.— Ю. К. ) так, чтобы сквозь них стало видно движение об­ щественно-психологических сил», характеризовались В. И. Семевским «как чрезмерные и неоправданные претензии» 27. В. И. Семевский напоминал, что другая идея веховца М. О. Гершензона — о розни между народом и интеллигенцией — «во многих возбуди­ ла негодование»28. Рецензируя книгу С. Д. Толя «Масонское действие», В. И. Семевский высмеял попытки эпигонов дворян­ ской историографии представить декабристов и все последующее революционное движение как исключительно «порождение масон­ ства» 29 .

В рецензии на четвертый том «Русской истории с древней­ ших времен» М. Н. Покровского В. И. Семевский повторил вы­ сказанную еще в 1909 г.30 критику классового критерия в оценке декабризма. Вся рецензия В. И. Семевского объективно направле­ на против важнейшего положения исторического материализма — о классовой основе общественного движения. Как и другие на­ родники, В. И. Семевский считал «экономический материализм»

составной частью марксизма, обвинял всех марксистских авторов в стремлении «объяснять все исторические явления одними ус­ ловиями производства» 31. Критикуя попытки М. Н. Покровского объяснить декабристское движение подъемом цен па хлеб, В. И. Семевский видел в этом не ошибочные положения М. Н. По­ кровского, а естественное следствие «классовой точки зрения» .

В действительности, последовательные марксисты никогда не сво­ дили все исторические явления к одним «условиям производства» .

В рецензии В. И. Семевского справедливо отмечалась необос­ 26 С. Я. Штрайх. Пасквиль на декабриста.— ГМ, 1914, № 6, стр. 310—316 (ав­ тор рецензируемой книги — Н. А. Гастфрейдн упрекал И. И. Пущина в том, что «каторга не исправила его».— Н. Л. Гастфрейдн. Иван Иванович Пущин. СПб., 1913) .

27 ГМ, 1914, № 6, стр. 295 .

28 Там же, стр. 296. Сокрушительную критику веховского тезиса о розни между народом и интеллигенцией дал В. И. Ленин. В работе «О,,Вехах“»

(1909 г.) он отметил, что «словечки, вроде „народопоклонничество“, так и кишат в „Вехах“. Это не удивительно, ибо либеральной буржуазии, ис­ пугавшейся народа, ничего не остается, как кричать о „народопоклонничестве“ демократов....в данное время либеральной буржуазии в России страшно и ненавистно... то, что есть общего у народничества и марксизма, их защита демократии путем обращения к массам» (В. И. Л ен ин. Полн, собр. соч., т. 19, стр. 172) .

29 ГМ, 1914, № 7, стр 291—294 .

30 В. И. С емевский. Политические и общественные идеи декабристов, стр. 623 .

31 ГМ, 1913, № 7, стр. 251 .

нованность отдельных положений М. Н. Покровского: недооценка им «Русской Правды» П. И. Пестеля как программного докумен­ та, трактовка восстания 14 декабря 1825 г. как сходного с двор­ цовыми переворотами X VIII в. 32 В то же время В. И. Семев­ ский считал М. Н. Покровского талантливым историком 33. Имен­ но В. И. Семевскому принадлежит инициатива привлечения М. Н. Покровского к участию в журнале. Соглашаясь на сотруд­ ничество, М. Н. Покровский в ответном письме писал, что задача «дать популярный исторический журнал прогрессивного направле­ ния... как нельзя более своевременна» 34. Получив письмо

М. Н. Покровского, В. И. Семевский писал С. П. Мельгунову:

«Только что получил очень любезное согласие М. Н. Покровско­ го сотрудничать в нашем журнале... считаю его (при всем раз­ личии наших взглядов) одним из самых талантливых наших ис­ ториков» 35 .

В 1918—1923 гг. количество публикаций по истории общест­ венной мысли и революционного движения в России в первой четверти XIX в. заметно снизилось. Журнал поместил довольно бледные «Дневник и письма» Е. А. Шаховской, подготовленные к печати М. А. Цявловским 36, и сообщение В. Н. Перцева «Генц о декабристах», содержавшее крайне отрицательную оценку дви­ жения австрийским реакционным деятелем, сотрудником Меттерниха 37 .

Значительное количество статей и публикаций было посвяще­ но истории общественной мысли и революционного движения в России в 30—40-х годах XIX в. Журнал критиковал попытку Ю. И. Айхенвальда представить В. Г. Белинского «Виссариономотступником», «Пер Гюнтом русской критики», вся литературная деятельность которого была «беспредметным кипением» 38. Айхенвальд — один из адептов «чистого искусства» — обвинял Белин­ ского в том, что он «изменил искусству» и расчистил дорогу публицистической критике 39. Критикуя попытки отрицать общест­ венное значение идейного наследия Белинского, П. Н. Сакулин писал, что «история русской литературы и общественности не­ мыслима без Белинского. Попробуйте выкинуть Белинского из 32 ГМ, 1913, № 7, стр. 253 .

33 На это обстоятельство справедливо обратил внимание Е. А. Луцкий (Е. А. Л уцкий. Развитие исторической концепции М. Н. Покровского.— «История и историки. Историография истории СССР». М., 1965, стр. 351 .

34 Архив АН СССР, ф. 849, оп. 3, д. 569, л. 1 (Письмо М. Н. Покровского В. И. Семевскому от 2 ноября (20 октября) 1912 г.) .

35 ЦГАЛИ, ф. 305, on. 1, д. 1201, ч. 1, лл. 96, 96 об. (Письмо В. И. Семевского С. П. Мельгунову от 24 октября 1912 г.) .

36 Е. А. Шаховская. Дневник и письма 1826—1827 гг.— ГМ, 1920—1921, без №т стр. 98—118 .

37 ГМ, 1918, № 4—6, стр. 248 .

38 П. Н. Сакулин. Психология Белинского.— ГМ, 1914, № 4, стр. 85—121;

Ю. И. Айхенвальд. Силуэты русских писателей, вып. 3. М., 1913 .

39 Там же, стр. 6 .

истории нашей жизни 30—40-х годов, и вся эта славная эпоха в значительной степени утратит свою яркую выразительность и идейную полноту» 40 .

В статьях п сообщениях, опубликованных к столетию со дня рождения Т. Н. Грановского, содержались некоторые ценные ма­ териалы о взглядах и деятельности историка41. Однако среди других работ, посвященных эпохе 40-х годов XIX в., наиболь­ шую ценность представляют статьи В. И. Семевского о петра­ шевцах — часть монографии, лишь выборочно напечатанной уже после смерти автора42. Всего в журнале «Голос минувшего» в 1913 и 1915—1917 гг. было помещено пять больших статей В. И. Семевского о петрашевцах в 19 номерах журнала43 .

В. И. Семевский выступил в журнале со статьями о петра­ шевцах в то время, когда в русской буржуазной и мелкобур­ жуазной историографии петрашевцы рассматривались либо толь­ ко как «русские фурьеристы», либо как «случайное» явление в истории русского общественного движения. К. А. Пажитнов рас­ сматривал «пятницы» М. В. Петрашевского как «невинного ха­ рактера разговоры», из которых министерство внутренних дел «раздуло политический заговор» 44. «Трагическим недоразумени­ ем» считал следствие по делу петрашевцев и В. В. Святловский, сводивший всю их деятельность к попыткам «фурьеризировать Россию» 45. Аналогичными были оценки кружка В. Е. ЧешихиГМ, 1914, № 4, стр. 121. В освещении взглядов и деятельности Белинского П. Н. Сакулин высказывал и ошибочные положения. В частности, он по­ лагал, что «активная индивидуальность» Белинского «стремится выявлять себя на каждом шагу и все подчинять своему „я“» (там же, стр. 100) .

41 Д. М. Щ еп кин. Материалы к биографии Т. Н. Грановского.— ГМ, 1913, № 4, стр. 229—236; М. Н. К о в а л е в с к и й. Неизданные университетские кур­ сы Т. Н. Грановского (по материалам студенческих записей лекций).— Там же, N° 9, стр. 201—233 .

42 Подробнее о замысле монографии см. написанное В. В. Водовозовым пре­ дисловие к кн.: В. И. Сем евский. М. В. Буташевич-Петрашевский и петра­ шевцы, ч. 1. М., 1922. Статьи о петрашевцах, опубликованные В. И. Семев­ ским в 1913—1917 гг. в других журналах, в настоящей статье не рассмат­ риваются .

43 См. В. И. Семевский. М. В. Буташевич-Петрашевский.— ГМ, 1913, № 1, стр. 20—50; № 2, стр. 119—142; № 3, стр. 64—79; № 4, стр. 94—123; № 6, стр. 37—68; № 8, стр. 51—68; № И, стр. 66—94; № 12, стр. 78—116; он же .

М. В. Буташевич-Петрашевский в Сибири.— ГМ, 1915, № 1, стр. 66—87;

№ 3, стр. 18—57; № 5, стр. 43—84; он же. Петрашевцы. Кружок Н. С. Кашкина.— Там же. № 11, стр. 5—43; № 12, стр. 35—76; 1916, № 2, стр. 41— 61; № 3, стр. 48—68; № 4, стр. 174—192; он же. Петрашевцы. Студент Толстов, Г. П. Данилевский, мещанин Шапошников, литератор Катенев и Б. И. Утин.— ГМ, 1916, № 5, стр. 5—28; № 12, стр. 97—118; он же. Про­ паганда петрашевцев в высших учебных заведениях.— ГМ, 1917, № 2Г стр. 130—169 .

44 К. А. Пажитнов. Развитие социалистических идей в России, т. 1. Харь­ ков, 1913, стр. 19 .

45 В. В. Святловский. К истории русской идеологии.— «Народное хозяйст­ во», кн. III. СПб., 1904 .

ным, А. А. Корниловым, М. Соколовским, авторами «Русского богатства» 1910-х годов 46 .

Как и все другие работы В. И. Семевского, его статьи о петрашевцах основаны на богатом фактическом материале. Исто­ рик в течение длительного времени изучал литературное насле­ дие петрашевцев, их переписку, следственные дела, отзывы совре­ менников. Частично эти материалы были использованы В. И. Семевским в работах о петрашевцах, написанных в 1880—1900-х годах 47, но многие впервые увидели свет в статьях в журнале «Го­ лос минувшего» в 1913—1917 гг. Как правило, документы, при­ надлежавшие В. И. Семевскому или предоставленные ему на длительный срок (письма, дневники, неопубликованные воспоми­ нания), приводились в тексте статей полностью или в простран­ ных выдержках .

В изложении В. И. Семевского можно отчетливо разли­ чить три типа петрашевцев: пропагандистов-республиканцев (М. В. Петрашевский, А. В.

Ханыков), группу «умеренных):

(Ф. М. Достоевский, Н. А. Беклемишев) и наиболее «радикаль­ ных» (Н. А. Спешнев, Н. А. Момбелли). Во взглядах большинст­ ва петрашевцев В. И. Семевский подчеркивал сознание необходи­ мости пропаганды в народе 48. В. И. Семевский отметил влияние А. В. Ханыкова на формирование взглядов Н. Г. Чернышевского, ставшего вскоре в России «партизаном социалистов и крайних республиканцев» 49 .

В выделении пропаганды петрашевцами фурьеризма как глав­ ного проявления их революционной практики — несомненная за­ слуга В. И. Семевского. Вместе с тем в оценке им революцио­ неров 40-х годов XIX в.

сказались и народнические заблуждения:

преувеличение элементов «общинного социализма» во взглядах петрашевцев, попытка представить их как выразителей прогрес­ сивных тенденций всего общества и предшественников буржуаз­ ных реформ, опасение «радикальных» планов Н. А. Спешнева и Н. А. Момбелли50 .

Несколько других публикаций о петрашевцах, опубликован­ 46 Ср. В. Е. Ч еш ихи н, Д. Д. А х ш а р у м о в. — «Вестник Европы», 1910, № 5;

А. А. К о р н и л о в. Курс истории России XIX века, ч. II. М., 1912, стр. 104— 109; М. С околовский. Дело петрашевцев как эпизод в истории общест­ венного движения в России.— «Русская старина», 1905, № И; Н. С. Р у с а ­ нов. Из идейной истории русского социализма.— «Русское богатство», 1909, № 1—2 .

Краткий обзор историографии петрашевцев см. в кн.: И. А. Ф едосов .

Революционное движение в России во второй половине XIX века. М., 1958, стр. 382—390 .

47 Список работ В. И. Семевского см.: ГМ, 1916, № 10, стр. CLI—CLV;

И. А. Ф ед о с о в. Указ. соч., стр. 385—386 .

48 ГМ, 1916, № И, стр. 17, 28 .

49 ГМ, 1917, № 2, стр. 164, 167, 169 .

50 ГМ, 1915, № 12, стр. 75 .

ных журналом в 1913—1917 г г.51, представляли известный ин­ терес, но, за исключением статьи Ю. Г. 'Оксмана, по своему научному значению не могут идти в сравнение со статьями В. И. Семевского. Оксман в небольшой статье привел ряд цен­ ных сведений об отношении цензуры к петрашевцам52 .

Статья В. И. Семевского «Кирилло-Мефодиевское общество» 53 была напечатана еще в 1911 г. в «Русском богатстве», причем 3-й и 4-й разделы ее были исключены цензурой, но уже после выхода части тиража в свет54. В журнале «Голос минувшего»

статья была опубликована вторично, а в 1918 г. издана отдельной брошюрой .

В. И. Семевский принадлежал к числу тех исследователей, которые считали Т. Г. Шевченко членом Кирилло-Мефодиевского общества, оказавшим революционизирующее влияние на его участ­ ников. Взгляды Т. Г. Шевченко противопоставлялись «евангель­ ской елейности» друзей П. А. Кулиша, также позиции Н. И. Костомарова: «...не историк влек поэта к более радикаль­ ным взглядам, а наоборот» 55. Публикация статьи имела научное значение, хотя ее источниковедческая база к тому времени была известна по биографическим статьям В. И. Семевского в Энцик­ лопедическом словаре бр. Гранат .

Несколько своеобразное положение занимала в журнале статья А. А. Шилова «Революция 1848 г. и ожидание ее в России» 56 .

Привлекая ряд неопубликованных материалов из архива III От­ деления, автор пытался выяснить соответствие донесений агентов действительному состоянию общественной жизни России. Выде­ лив при этом главным образом настроение дворянства, Шилов писал, что «русскому правительству пока не было причин опа­ саться за свое существование»57, что император Николай I и А. И. Орлов были правы, когда находили «славу богу, все смир­ ным». Автор не рассматривал вовсе деятельность А. И. Герцена,, не упоминал о настроении народных масс в 1Я48 г. И все же статья Шилова выделялась среди других. В ней отчетливо про­ водился классовый принцип в оценке правительственной поли­ 51 В. В. К а л л аш. Заметки о Гоголе. Гоголь о петрашевцах.— ГМ, 1913, № 9 .

стр. 234; он же. Аполлон Григорьев о Петрашевском.— ГМ, 1914, № 2, стр. 199; И. А. Ш л я п к и н. Письмо М. В. Буташевича-Петрашевского Н. С. Кириллову.— ГМ, 1917, № 8, стр. 187 .

52 Ю. Г. Оксман. Меры николаевской цензуры против фурьеризма и комму­ низма.— ГМ, 1917, № 5-6, стр. 69—72 .

53 ГМ, 1918, № 10-12* стр. 101-158 .

54 Подробнее см.: Ю. М. Критский. В. И. Семевский и цензура.— «История СССР», 1970, № 3, стр. 106 .

55 ГМ, 1918, № 10-12, стр. 108, 119—120. Подробнее о В. И. Семевском как историке Кирилло-мефодиевцев см.: П. А. Зайончковский. Кирилло-Мефо диевское общество. М., 1958 .

56 ГМ, 1918, № 4-6, стр. 231—247 .

57 Там же, стр. 234—235 .

тики, хотя и с точки зрения господствующего класса 58. Ценным в статье Шилова была" попытка связать слухи о предстоящем осво­ бождении крестьян с интересами различных групп дворянства 59 .

Значительное место в журнале уделялось эпохе 50—60-х го­ дов XIX в. Среди впервые опубликованных материалов было не­ сколько писем А. И. Герцена и Н. П. Огарева, письмо А. Н. Пле­ щеева к Н. А. Добролюбову60, документы о Н. В. Шелгунове 61, воспоминания Э. И. Б ерви62, Г. 3. и Е. П. Елисеевых63 .

В статье В. И. Семевского о М. В. Буташевиче-Петрашевском отмечалось влияние декабристов на формирование А. И. Герцена-революционера 64. Из других работ, в которых давалась высо­ кая оценка революционных взглядов А. И. Герцена, выделялся обзор журнальных статей и публикаций, написанный Н. JI. Брод­ ским. Автор обзора отметил, что «социалист и огненный три­ бун А. И. Герцен и спокойный, джентльменски сдержанный кон­ ституционалист И. С. Тургенев» слишком различно смотрели на исторические пути развития России. Когда же И. С. Тургенев, оправдывая реакционную политику царизма в Польше, стал со­ трудничать с консерваторами (М. Н. Катковым и Б. Н. Чиче­ риным), между А. И. Герценом и И. С. Тургеневым произошел окончательный разрыв65. Журнал критиковал попытки предста­ вить И. С. Тургенева патриотом и приписать А. И. Герцену «отсутствие патриотизма в польском вопросе» 66 .

В 1916 г. вышла в свет книга Н. Котляревского, посвящен­ ная характеристике общественной мысли накануне отмены кре­ постного права 67. В советской историографии справедливо отме­ чалось, что в этой книге получила дальнейшее развитие либе­ ральная — «пыпинская» — традиция в истории русской общест­ венной мысли 68 .

Против попыток Н. Котляревского осудить А. И. Герцена за разрыв с либералами была направлена рецензия М. М. КлевенГМ, 1918, № 4-6, стр. 235 .

59 Там же, стр. 238, 240-245 .

60 Н. Л. Бродский. Из истории русской литературы. Письмо Плещеева Н. А. Добролюбову.— ГМ, 1913, № 2, стр. 275 .

61 Н-н. М. Л. Н. В. Шелгунов в Калуге (по неизданным документам).ГМ, 1915, № И, стр. 240—273; В. Н. П. Дело Н. В. Шелгунова.— Там же, № 6, стр. 229—237 .

62 Э. И. Берви. Из моих воспоминаний (1860-е гг.).— Там же, JV 5—9 .

.

63 В. В. Евгенъев. Некрасов и Елисеев в деле воссоздания «Отечественных записок» Краевского (по неизданным воспоминаниям Г. 3. и Е. П. Ели­ сеевых) .

64 ГМ, 1913, № 1, стр. 20—21, 3 2 -3 3 .

65 Там же, № 12, стр. 266—287 .

66 Л. С. Козловский. Герцен и профессор Ив. Иванов (по поводу книги проф. И. Иванова «И. С. Тургенев»).— ГМ, 1913. № 11, стр. 274—276 .

67 Н. Котляревский. Канун освобождения. 1855—1861 гг. Из жизни идей и настроений в радикальных кругах того времени. М., 1916 .

™ Н. Г. Сладко вин. Очерки истории общественной мысли России в конце 50-х — начале 60-х годов XIX века. JL, 1962, стр. 4 .

ского. Отметив, что «симпатии» Н. Котляревского в споре меж­ ду А. И. Герценом и Б. Н. Чичериным «явно склоняются на сторону Чичерина» 69, Клевенский подчеркнул, что «умеренный либерализм» Б. Н. Чичерина нельзя считать протестом, что «ко­ лоссальная фигура» А. И. Герцена не укладывается в рамкп «мирного либерализма». В рецензии отмечалась и несостоятель­ ность попыток принизить художественные достоинства и общест­ венное значение произведений Н. А. Добролюбова 70. Публикацию материалов об А. И. Герцене журнал продолжал и в 1918— 1919 г г.71 В рецензии на книгу дворянского историка М. В. Клочкова о процессе Н. Г. Чернышевского рецензент (С. Г. Сватиков) писал, что М. В. Клочков «тщательно замолчал все, что клонится к оправданию Чернышевского, наоборот, все, что высказывает Сенат... вызывает внимание и доверие автора. Местами он тре­ тирует Чернышевского как какого-нибудь мелкого преступни­ ка...» 72 Высказанному М. В. Клочковым положению о соблюдении в суде над Чернышевским всех юридических норм и о закон­ ности приговора С. Г. Сватиков противопоставил определение М. К. Лемке: «Это был процесс подкупа, насилия и профанирования всякого понятия законности» 73 .

Чувством искренней любви к творчеству поэта-шестидесятника М. И. Михайлова была проникнута статья В. В. Мияковского .

Правда, в ней сказалось влияние учения о «филиации идей»:

М. И. Михайлов показан последовательно воспринимающим влия­ ние Н. В. Шелгунова, а затем революционной эмиграции в Па­ риже и Лондоне. Самостоятельность же М. И. Михайлова в из­ ложении В. В. Мияковского проявлялась главным образом в его литературной деятельности. Заслугу М. И. Михайлова и Н. В. Шелгунова автор статьи видел в пропаганде ими в Рос­ сии демократических идей А. И. Герцена, усвоенных не только через его произведения, но и во время недолгого знакомства в Лондоне 74 .

В целом, освещение журналом эпохи 50—60-х годов XIX в .

было более сложным и менее однородным, чем оценка предшест­ вующих периодов в развитии русской общественной мысли и революционного движения в России. Если В. И. Семевский харак­ теризовал А. И. Герцена как воспреемника традиций декабрис­ тов, то К. Н. Левин пытался вовсе отрицать революционный 69 ГМ, 1916, № 11, стр. 233 .

70 Там же, стр. 234—235 .

71 Л. Ильинский. Герцен и III Отделение.— ГМ, 1918, № 7—9, стр. 79—98;

М. Клевенский. К биографии Герцена и Огарева.— ГМ, 1919, № 1—4, стр. 61—80 .

72 С. Г. Сватиков. М. В. Клочков и его апология роли Сената в деле Чер­ нышевского.— ГМ, 1914, № 2, стр. 236. Ср. М. В. Клочков. Процесс Н. Г. Чернышевского.— «Исторический вестник», 1913, № 9-10 .

73 ГМ, 1914, № 2, стр. 232 .

74 В. В. Мияковский. М. И. Михайлов.—ГМ, 1915, № 9, стр. 31 .

характер взглядов А. И. Герцена на основании его обращения к Александру I I 75. Другая работа К. Н. Левина об А. И. Герцене не была принята в журнал по настоянию В. И. Семевского76 .

В статье Е. А. Ляцкого недооценивалось общественное значение магистерской диссертации Н. Г. Чернышевского 77, в либеральных тонах была выдержана заметка о нем Л. Ф. Пантелеева 78. До­ кументов о жизни и деятельности Чернышевского публиковалось мало 79 .

Журнал предоставил трибуну буржуазно-либеральному исто­ рику кадету А. А. Кизеветтеру. В одной из своих статей он расценивал земскую реформу 1864 г. как «известный равнодейст­ вующий итог сложной борьбы противоположных тенденций». По мнению А. А. Кизеветтера, если бы правительство не ограничило свободы земства, а само земство избежало бы «налетов старины»

в своей деятельности, оно могло бы способствовать созданию «сво­ бодной и независимой России» 80. Статья Кизеветтера была про­ низана мыслью о возможности постепенного преобразования Рос­ сии с помощью буржуазных реформ .

Отметив в одной из статей, что К. Д. Кавелин в начале 60-х годов XIX в. «был не всегда на высоте положения» 8 и мог подписать адрес М. И. Муравьеву, В. И. Семевский не столько осуждал поворот Кавелина от либерализма к защите реакции, сколько сожалел о «пятне на памяти» Кавелина. И это несмотря на то, что В. И. Семевскому было известно «более резкое» от­ ношение Кавелина к революции в изданной им анонимной бро­ шюре «Дворянство и освобождение крестьян», которую В. И. Се­ мевский считал причиной разрыва между К. Д. Кавелиным и А. И. Герценом82. В изложении В. И. Семевского опущен страх либералов перед растущим движением народных масс, а эволю­ ция взглядов Кавелина в сторону реакции объяснялась влиянием гр. А. Д. Блудовой и братьев Н. А. и Д. А. Милюти­ ных 83 .

75 К. Н. Левин. Два эпизода из жизни А. И. Герцена.— ГМ, 1913, № 4, стр. 85—93 .

78 ЦГАЛИ, ф. 305, on. 1, д. 1201, ч. V, л. 39 (Письмо В. И. Семевского С. П. Мельгунову от 23 января 1915 г.) .

77 Е. А. Ляцкий. Н. Г. Чернышевский и его диссертация об искусстве.— ГМ, 1916, № 1, стр. 5 -3 4 .

78 Л. Ф. Пантелеев. Памяти Н. Г. Чернышевского.— ГМ, 1915, № 1, стр. 192— 202 .

79 Ср. К. Виноградов. Н. Г. Чернышевский в Астрахани.— ГМ, 1917, № 7-8, стр. 193—197 .

80 А. А. Кизеветтер. Борьба за земство при его возникновении.— ГМ, 1914, № 4, стр. 84 .

81 В. И. Семевский. Адрес М. И. Муравьеву 6 ноября 1863 г. и взгляды К. Д. Кавелина на польский вопрос.— Там же, № 7, стр. 106 .

82 Там же, стр. 101—102 .

’83 Там же, стр. 96 .

Среди материалов и исследований по истории революционного движения 60-х годов XIX в. значительный интерес представляли статьи А. А. Шилова и В. Алексеева. А. А. Шилов детально анализировал написапную Д. В. Каракозовым прокламацию «Друзьям-рабочим» и ставил вопрос о характере революционной практики ишутинского кружка, в который входил и Д. В. Кара­ козов 84. В. Алексеев одним из первых в послеоктябрьской исто­ рической литературе обратился к изучению деятельности студен­ ческого кружка П. 3. Аргиропуло и П. Г. Заичневского. В статье отмечался разночинный характер кружка 85, подчеркивалось влия­ ние сочинений А. И. Герцена, подробно рассматривалась изда­ тельская деятельность кружка. Алексеев связывал с кружком П. 3. Аргиропуло — П. Г. Заичневского и прокламацию «Молодая Россия», и начало пропаганды в народе86. Статья Алексеева, на наш взгляд, частично сохранила свое научное значение и до настоящего времени .

В большой публикации В. В. Евгеньева-Максимова и крат­ ком сообщении Б. Д. Федорова содержались ценные сведения о цензуре сочинений Д. И. Писарева, о его участии в «Русском слове», об аресте Ф. Ф. Павленкова — издателя сочинений Д. И. Писарева, о высылке из Петербурга друзей и родственни­ ков писателя-демократа 87 .



Pages:   || 2 | 3 |

Похожие работы:

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР О Т Д Е Л Е Н И Е Л И Т Е Р А Т У Р Ы И ЯЗЫКА ЛИТЕРАТУРНЫЕ ПАМЯТНИКИ И. А. К Р Ы Л О В БАСНИ ИЗДАНИЕ ПОДГОТОВИЛ А . п. м о г и л я н с к и й ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК С С С Р МОСКВА ЛЕНИНГРАД РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ СЕРИИ "ЛИТЕРАТУРНЫЕ ПАМЯТНИКИ" Акад...»

«КЛУ Б И Н ТЕЛ ЛЕК ТУ АЛ ЬН ОГ О ТВ ОРЧЕ С ТВ А “UNICUM” Б и блио те чка ж ур нал а “Homo lud ens” Мохандас Карамчанд ГАНДИ (Махатма – Великая душа) Ашхабад, 2003 Мохандас Карамчанд (Махатма) Ганди ГАНДИ Мохандас Карамчанд (1869-1948), один из лидеров индийского национально-освободительног...»

«Издательство АСТ Москва УДК 821.161.1 ББК 84(2Рос=Рус)6 А44 Любое использование материала данной книги, полностью или частично, без разрешения правообладателя запрещается . Серия "История Российского государства" издается с 2013 года Оформление пер...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА И ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ ИНСТИТУТ Кафедра истории, права и гуманитарных дисцип...»

«Уполномоченный па правам человека в Российской Ф едерации Со в е т п р и Пр е з и д е н те Россий с к о й Ф е д е р а ц и и па р а з в и т и и гр а ж д а н с к о го ОБЩЕСТВА И ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА Го с у д а р с тв е н н ы й а р хи в Российской Ф е д е р а ц и и РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИВ...»

«"Первоосновность света" Сухраварди Ан-Ниффари КИТАБ АЛ-МАВАКИФ (фрагменты)* Предисловие История суфизма, рассмотренная под углом зрения формальных структур ее развития, показывает, что отношение учитель–ученик является одной из базов...»

«Вестник Томского государственного университета Культурология и искусствоведение. 2013. №3 (11) ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ УДК 781.37 Лянь Лю КИТАЙСКАЯ СОВРЕМЕННАЯ ОПЕРА В КОНТЕКСТЕ ВЛИЯНИЯ ЕВРОПЕЙСКИХ ТРАДИЦИЙ Становление китайской современной оперы происходил...»

«https://doi.org/10.30853/manuscript.2018-2.7 Исачкин Сергей Павлович КОНЦЕПЦИЯ СТАНОВЛЕНИЯ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ СИБИРИ В СОВЕТСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ В статье с целью анализа концепции становления сибирской...»

«Волгоградский Государственный медицинский университет Кафедра детских болезней Зав. каф д.м.н., проф. М.Я.Ледяев Преподаватель (учёная степень, звание, Ф.И.О) ИСТОРИЯ БОЛЕЗНИ Ф.И.О. больного Клинический диагноз (основной): Осложнения основного заболевания: Сопутствующие заболев...»

«О.Л.Калашникова Днепропетровский национальный университет Беллетризация документа или документализация романа: история Ваньки Каина В малоизвестной по сей день истории первых этапов развития русского романа есть произведение, связанное с удивительной, зна...»

«ИСТОРИЯ МАТЕРИАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ I. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ 1. Планируемые результаты обучения по дисциплине, соотнесённые с планируемыми результатами освоения образовательной программы 1.1. Цели и задачи дисциплины Наряду с гуманитарными п...»

«Часть вторая и. г. л чернух П РО БЛЕМ А ПОЛИТИЧЕСКОЙ РЕФ ОРМ Ы В П РА ВИ ТЕЛ ЬС ТВЕН Н Ы Х К РУ Г А Х РОССИИ В Н АЧ АЛ Е 70-х ГОДОВ X IX в. Понимание необходимости перемен в политическом строе России, модернизации ее политической системы и введения в стране в той или иной форме общественного представительства было свойств...»

«Брянская областная научная универсальная библиотека им. Ф.И. Тютчева Отдел краеведческой литературы Государственный архив Брянской области КАЛЕНДАРЬ ЗНАМЕНАТЕЛЬНЫХ ДАТ ПО БРЯНСКОЙ ОБЛАСТИ на 2006 год Брянск ББК 92.5 К17 Редактор: Алексеев В.П. Составители: Кокунько О.П., Михеева Т.В....»

«Моему любимому сыну Саше, Сашуне, научившему меня видеть истинную красоту жизни, и его замечательному отцу, безвременно ушедшему от нас * * * Вся наша жизнь, я думаю, была бы совершенно другой, если бы с момента рождения сын...»

«Генебарт Ольга Васильевна кандидат искусствоведения, профессор кафедры истории и теории музыки Тамбовского государственного музыкально-педагогического института им. С. В. Рахманинова ЗАМЕТКИ О "КАРНАВАЛЕ" Р. ШУМАНА "Любая музыка, только смолкнув, перестат существовать", — пишет С. В. Рахманинов, один из выда...»

«1 муниципальное бюджетное учреждение дополнительного образования "Детская музыкальная школа с.Сандата" ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ПРЕДПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА В ОБЛАСТИ МУЗЫКАЛЬНОГО ИСКУССТВА "ФОРТЕПИАНО", "НА...»

«ХОРА. 2009. № 1 (7) Специфика религиозного сознания: индийский и западный подходы С.Л. Бурмистров Санкт-Петербургский государственный университет, факультет философии и политологии, кафедра истории философии 199034, Санкт-Петербург, Менделеевская линия, д. 5 Понятие...»

«А. Б. Безбородов Октябрь 1917 г. и оборонный тип сознания советских граждан Электронный ресурс URL: http://www.civisbook.ru/files/File/Bezborodov.pdf А.Б. Безбородов Доктор исторических наук, профессор, директор историко архивного Инстит...»

«И.В. Тункина Хранители академической памяти АКАДЕМИЧЕСКИЙ АРХИВ В XVIII–XXI ВВ.: ЭТАПЫ ИСТОРИИ, ПОРТРЕТЫ АРХИВИСТОВ И.В. Тункина Санкт-Петербургский филиал Архива РАН ХРАНИТЕЛИ АКАДЕМИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ (К ЮБИЛЕЮ АРХИВА РАН)1 Ключевые слова: Академия наук, Архив, история, сотрудники Акад...»

«Министерство культуры Российской Федерации федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "КРАСНОДАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ КУЛЬТУРЫ" Факультет социально-гуманитарного образовани...»




















 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.