WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 

Pages:   || 2 |

«Каракалпакский государственный университет имени Бердаха Гуманитарный факультет Кафедра «История и археология» Б.А.Кощанов ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ Курс лекции для студентов 2-курса Нукус “Утверждаю” ...»

-- [ Страница 1 ] --

Министерство высшего и среднего специального

образования Республики Узбекистан

Каракалпакский государственный университет имени

Бердаха

Гуманитарный факультет

Кафедра «История и археология»

Б.А.Кощанов

ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ

Курс лекции

для студентов 2-курса

Нукус

“Утверждаю”

Проректор по учебной части

____________М. Ибрагимов

«____» ____________ 2007 г .

«ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ»

5220200 направление история, бакалавриат

Для 2 – курса студентов Всего учебных часов 64

Из них:

Лекция 32 Семинары 32 Самостоятельная работа 32 Лекция №1

Тема: ПРЕДМЕТ И ЗАДАЧИ ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЯ

План:

1. Значение курса источниковедения

2. Методологические основы курса

3. Основные понятия и категории предмета

Литература:

1. Каримов И.А. Без исторической памяти нет будущего. Т., 1998

2. Лунин Б.В. История Узбекистана в источниках. Т., 1990

3. Ковальченко И.Д. Исторический источник в свете учения об информации// История СССР, 1982. № 3 Курс источниковедения занимает важное место в профессиональной подготовке историков .

Роль и место в учебном курсе важных и сложных теоретических вопросов обусловлены и вытекают не только из особенностей развития исторической науки на данном этапе, но и из современных принципов и задач обучения и подготовки высококвалифицированных специалистов .

Введение в научный оборот новых источников, существенное расширение приемов и методов их анализа и обработки требуют от исследователя умения ориентироваться в стремительном потоке информации и придают особое значение его методологической подготовке .

В настоящее время изучение истории и культуры нашей Родины является одной из наиболее актуальных задач формирования молодого поколения. Без просвещения и развития моральных основ общества невозможно добиться его процветания. В связи с этим, как отмечает Президент Узбекистана И.А.Каримов, важнейшее значение приобретает «обращение к истории, наследию предков, чистоте их духа, ценностям народов Туркестана» .

После достижения независимости возрастает интерес нашего народа к познанию своей Родины, ее языка, культуры, ценностей, истории. Это — естественное явление .

Каждому человеку присуще желание знать свою родословную, кто были его предки, историю кишлака, города, где он родился и вырос, одним словом историю Родины .

Сегодня весь мир признает, что край, называемый Узбекистаном, то есть наша Родина, является одной из колыбелей не только восточной, но и мировой цивилизации .

Эта древняя и священная земля взрастила великих ученых, мыслителей, политиков, полководцев. На этой земле закладывались и развивались основы религиозных и светских наук. Построенные еще до нашей эры и позже сложные гидросооружения, памятники старины, не потерявшие своей красоты и величественности, свидетельствуют о том, что здесь с древнейших времен были высоко развиты земледелие, ремесла, культура, зодчество и искусство градостроительства. Уцелевшие в безжалостных испытаниях времени надписи и рисунки на камнях и сегодня хранящиеся в библиотеках более 20 тысяч рукописей, в которых запечатлены десятки тысяч научных трудов по истории, литературе, искусству, этике, философии, медицине, математике, физике, химии, астрономии, архитектуре, земледелию, — это поистине бесценное духовное богатство и гордость наша. Мало найдется в мире народов, обладающих таким большим наследием. И потому-то я смело могу сказать, что немногие страны мира могут сравниться с нами в этом отношении .





Настала пора серьезного изучения этих уникальных рукописей, отразивших жизненный опыт, что накапливался веками нашими предками, их религиозные, нравственные, научные взгляды. Ибо, как вам известно, в советский период стремление к познанию исторической правды не поощрялось. Источники, не служившие интересам господствующей идеологии, укрывались как можно дальше от глаз народа .

Дело дошло до того, что мы лишились права самим писать свою историю. Мы учились по учебникам истории, которые писали другие. В так называемом учебнике “История СССР” такой стране, как Узбекистан, было отведено всего-навсего 3—4 страницы, давалась необъективная оценка историческим событиям и лицам или вообще умалчивались некоторые факты. Сегодня о той научной фальсификации, очковтирательстве хорошо известно и рядовым гражданам в отдаленных кишлаках, и школьникам. Я думаю, что именно в этом заключаются причины жажды к познанию исторической правды, к самосознанию, которая так ярко проявляется теперь благодаря независимости .

Какой вывод можно сделать из всего сказанного выше? Поскольку невозможно победить народ, знающий свою историю, получающий духовную подпитку от нее, необходимо восстановить нашу правдивую историю, вооружить нашу нацию этой историей. Вооружить и еще раз вооружить историей. Если в основе научноисследовательских работ наших ученых не будет лежать эта мысль, эта цель, то грош им цена. Институт истории, Академия наук должны определить основу и фундамент критериев освещения правдивой истории .

С чего необходимо начать создание правдивой истории? Прежде всего необходимо определить целостную концепцию, то есть программу исследований нашего тысячелетнего богатого прошлого, методы научных изысканий, поставленных задач, осуществляемых научными учреждениями, их потенциалом, кадрами. Это станет началом большой работы, которая будет продолжаться и в будущем. После этого будут проведены всесторонние исследования на основе программы, где определены конкретные этапы этой нелегкой работы. Это не та история, которую писали во времена Советов, в условиях чуждых, противоречащих интересам нашей нации, господства коммунистической, шовинистической идеологии, где можно было списать кое-что из изданной ранее литературы .

Для выполнения этой задачи необходимо изменить, по требованию времени, деятельность институтов истории и востоковедения, археологии при Академии, а также структуру научных учреждений этой сферы. Необходимо выявить в Ташкентском государственном университете и других учебных заведениях, где существуют недостатки в обеспечении учебниками исторических факультетов, разработать учебновоспитательные мероприятия по совершенствованию их деятельности. Если нужно, подойти критически к деятельности ученых и специалистов, выяснить, кто достоин работать там, а кто и нет. Если нужно, оказать им материальную помощь, создать новые группы .

Цель — создание в науке новых направлений, определяющих наши исторические корни, возрождающих нашу национальную гордость .

Одним словом, необходимо, чтобы создание правдивой научной истории нашего государства и нации стало для широкой общественности очень важной и актуальной задачей .

Источниковедение — традиционная отрасль исторической науки. Мы употребляем выражение «традиционная» прежде всего в смысле давности и разработанности .

Историческое знание, как известно, стало превращаться в науку лишь с того времени, когда оно осознало необходимость критического отношения к памятникам прошлого и овладело навыками анализа, превращающего эти памятники в собственно исторический источник .

Источниковедение еще сравнительно считалось только вспомогательной дисциплиной, отодвинутой от волнующих историческую науку больших проблем. Оно мыслилось как удел немногих исследователей, занятых по преимуществу изучением далекого прошлого .

Ныне проблемы источниковедения привлекают все большее внимание ученых .

Существенно обогатилось тематика конкретно источниковедческих работ, а также трудов, посвященных методике источниковедения – вопросам, в значительной мере определяющим «мастерство» историка .

Источниковедение возникло из практики. Сначала изучались только письменные исторические источники, и было известно лишь откровенно прикладное источниковедение. Приемы, выработанные главным образом эмпирическим путем и апробированные долголетней практикой, првратились постепенно в методику исследования письменных источников. В нашей общественной практике немало элементов прикладного источниковедения. Особо это ощутимо в делопроизводстве, в деятельности юристов, в частности. Криминалистов, изучающих особенности документов и почерков. Источниковедческие элементы заметны и при всяком подходе к какой-либо информации и ее переработке, что и обеспечивает возможность обогащения научных методик .

И так как основными задачами подобного прикладного источниковедения было определение подлинности документа и степени достоверности содержащихся в нем сведений, то к этому преимущественно и свелись первоначальные представления о научных приемах источниковедения и его задачах .

Большинство источниковедческих категорий, понятий и терминов, общепринятых в современной исторической литературе, мы встречаем уже в обобщающего типа трудах более ч ем полустолетней давности .

Широко применяются термины «общее («теоретическое») источниковедение» и «конкретное («прикладное») источниковедение». Названия эти, конечно, условны .

Задачей общего источниковедения является осмысление общих вопросов теории и методики источниковедения. Задачей же конкретного источниковедения является изучение и использование в научных целях источников определенного вида, определенного периода, определенной тематики или рассмотрение определенных методических источниковедческих приемов .

Важнейшими задачами теоретического источниковедения являются исследование структуры и свойств источниковедческой информации, теории, методики, истории и организации этой информации, способов ее сохранения и изучения этой проблематики .

Подобное определение в какой-то мере сближается с определением новой научной дисциплины «теории научной информации» или «информатики» .

Конкретное, прикладное источниковедение имеет существенные функциональные отличия от теоретического. Для конкретного источниковедения метод — это аппарат исследования, приемы субъективной деятельности .

Постоянное взаимопроникновение истории и собственно источниковедения отмечалось уже не раз. Источниковедение может рассматриваться как теория и методика добывания исторических фактов. А история — как теория и методика осмысления исторических фактов в их взаимосвзи и взаимообусловленности .

Предметом источниковедения являются закономерности возникновения исторических источников и объективного отражения в них исторического процесса .

Источниковедение есть наука об исторических источниках .

Задачами источниковедения является разработка на основе его теоретикометодологических принципов приемов изучения степени адекватности источников в отношении исторической действительности, а также выработка методов выявления, отбора и последующей обработки содержащейся в нем информации .

–  –  –

Литература:

1. Шмидт С.О. Современные проблемы источниковедения. Москва, 1995

2. Ковальченко И.Д. Основные направления современного источниковедения .

Москва, 1999 .

3. Источниковедение: Теоретические и методические проблемы. Москва, 1997 .

На современном этапе развития науки были достигнуты значительные результаты в понимании основных теоретико-методологических вопросов источниковедения:

определение исторического источника и предмета источниковедения, классификация исторических источников, основные методологические принципы изучения и использования исторических источников, содержание и последовательность основных стадий работы с источниками .

Центральным, краеугольным в источниковедении и в исторической науке является понятие исторического источника. Это обусловлено своеобразием исторического познания, щаключающимся в том, что между объектом изучения (исторической реальностью) и субъектом изучения (историком) находится исторический источник .

Раскрытие сущности исторического источника, являющегося основой наших знаний о прошлом, связано с проблемой объективности исторического познания .

Источник есть диалектическое единство объективного и субъективного. Каждый источник субъективен, поскольку он является продуктом человеческого сознания, творением субъекта. С другой стороны, исторический источник объективен как в силу того, что он сам является частью исторической действительности, так и потому, что творцы источника способны объективно отражать действительность. То обстоятельство, что источник не может быть отождествлен с исторической действительностью, определяет необходимость разработки теоретических посылок, методологических принципов и методических приемов извлечения из него объективной информации, то есть изучение, анализ источника .

Возможно объективное познание исторической действительности через источник .

Это следует как из способности субъекта – творца истории (личность, коллектив) объективно отражать действительность, так и из способности субъекта — историка объективно раскрывать в своем исследовании содержащуюся в источнике объективную информацию .

Эта последняя способность реализуется в общеисторической исследовательской практике как бесконечное движение ко все более полному и глубокому познанию исторической действительности, к абсолютной истине. Основой этого является неисчерпаемость самих источников, возможность решения на основе содержащейся в них информации все новых исследовательских задач .

Содержание исторического источника объективно обусловлено и неразрывно связано с действиями человека. Источник возникает в процессе реальной человеческой деятельности, отображения сознанием человека реальной (исторической) действительности. На этой основе формируются восприятия, суждения, идеи, которые воплощаются в определенных носителях информации, объектах и затем выступают как свидетельства прошлого, то есть исторические источники. Поэтому человеческая психика, постоянно участвуя в создании исторического источника, не является его первопричиной, как считают идеалисты. Источник — не продукт психики, а результат воздействия на нее окружающего мира .

Возникнув, источник становится органической частью реальной действительности и только как ее часть может быть понят. Действительность не только отображается, но и воплощается в источнике .

Таким образом, можно дать следующее обобщенное определение исторического источника .

Исторические источники — это все, отражающее развитие человеческого общества и являющееся основой для его научного познания, то есть, все, созданное в процессе человеческой деятельности и несущее информацию о многообразных сторонах общественной жизни .

Углублению представлений о природе исторических источников и возможности познания на их основе исторического прошлого служит на современном этапе развития науки учение об информации .

Учение лю информации является одним из наиболее выдающихся достижений современной науки. Возникнув в середине ХХ в. в виде математической дисциплины, оно переросло в философскую дисциплину, занимающуюся изучением всех общих проблем информации, в том числе и социальной .

Исходным положением учения о социальной информации служит тот факт, что информационные процессы являются всеобщим и органическим свойством всех аспектов общественной жизни. Деятельность и общение людей невозможны без информации. Она является основой для регулирования и управления; научно-познавательной и просветительно-воспитательной деятельности. Социальная информация обладает рядом важных свойств. Прежде всего информация как совокупность тех или иных знаний и сведений, несмотря на ее идеальный характер (информация не вещь, а мыслительная категория), объективна по своей природе. Информация как отраженное разнообразие объективных свойств реального мира независима от субъекта. Поскольку объективный мир представляет собой безграничное многообразие свойств и связей, постольку и информация как отражение этого мира неисчерпаема. Следовательно, возможности получения субъектом информации об объективном мире принципиально не ограничены .

Вместе с тем социальная информация возникает в результате взаимодействия объекта и субъекта и поэтому представляет собой сочетание объективного и субъективного. Этим порождаются сложное соотношение информации с объектом и субъектом и необходимость выявления в этом соотношении объективного и субъективного. В социальной информации всегда имеет место ценностное, целевое отношение к информации. Субъект выбирает только те сведения об объективной реальности, которые необходимы для достижения поставленной цели. Здесь субъективный момент в информационном процессе проявляется в наибольшей степени .

Однако прагматическое отношение к социальной информации само по себе не устраняет объективного характера этой информации. Для достижения поставленной цели субъект должен стремиться получить объективную информацию. Субъективные искажения информации порождаются не ее целевым назначением, а социальной ограниченностью в понимании цели. При соответствии цели реальному ходу общественного развития объективное восприятие информации лимитируется лишь соответствующими познавательными возможностями .

Важнейшим итогом учения об информации является выделение двух ее видов .

Один вид — это информация, которая воспринята, осознана и используется субъектом, то есть это выраженная, или актуальная информация. Другой вид — это информация, которая существует, но неизвестная субъекту и не используется им, то есть это скрытая, потенциальная информация. Более того, в общем объеме социальной информации она составляет подавляющую часть .

С точки зрения форм фиксирования социальной информации выделяются следующие типы источников:

• Вещественные;

• Художественно-изобразительные и графически-изобразительные;

• Письменные;

• Фонодокументы .

В общем корпусе письменных исторических источников по отечественной истории можно выделить следующие виды:

• летописи,

• законодательные акты,

• делопроизводственную документацию,

• частные акты,

• статистические источники,

• периодическую печать,

• документы личного происхождения (мемуары, дневники, письма),

• литературные памятники,

• публицистику

• политические сочинения,

• научные труды .

Важнейшая и одновременно традиционная проблема источниковедения — это комплекс вопросов, связанных с представлением об историческом источнике .

Исторический источник — это всякое явление, которое может быть использовано для целей исторического исследования, или даже еще проще — для познания прошлого .

Исторический источник можно рассматривать и в плане проблемы общественной памяти .

Этим термином обозначается накопленная в ходе исторического развития человечества информация, совокупность результатов практической и познавательной деятельности, передаваемых из поколения в поколение с помощью небиологических, социальных средств .

Исторический источник — это основной элемент, содержащий информацию о прошлом человечества. Исторический источник является продуктом человеческой деятельности и отражает эту деятельность. Исторический источник это все то, откуда черпают сведения о прошлом. Ничто не может заменить документов; нет их, нет и истории. Исторический источник есть памятники материальной и духовной культуры .

Среди исторических источников выделяются источники собственно исторического происхождения, то есть продукты деятельности человека. Именно их главным образом и изучают историки, именно их исследуют, пользуясь методикой, специфической для исторической науки. Источники исторического происхождения правильнее было назвать «памятниками», так как они восстанавливают память о деятельности человека, сохраняют следы этой деятельности. Имеются и другие исторические источники, которые обычно привлекаются лишь как вспомогательные и изучаются с учетом методики иных наук или даже специалистами в области других наук. Например, медик Д.Л.Рохлин изучил кости наших предков,что позволило составить представление о болезнях человека в историческом развитии .

Исторический источник существует независимо от историка и становится собственно историческим источником лишь тогда, когда делается объектом изучения .

На заре исторических знаний обращались к устным преданиям или к объектам, связанным с этими преданиями (здания, изображения, природные явления). С возникновением письменности стали преобладать письменные источники. С развитием науки заинтересовались вещественными памятниками, изобразительными памятниками, памятниками разговорного языка, обратили внимание на географическую среду, снова вернули историкам фольклор, открыли этнографические источники, с появлением новой техники ввели в научный оборот фото-фоно-кино материалы, научились извлекать сведения, полезные для историка, из психологических наблюдений, из данных палеоботаники, палеонтологии и т.д .

С проблемой исторический источник тесно соприкасается проблема классификации исторических источников .

Из самых общих классификаций наиболее известна классификация всего комплекса исторических источников на письменные, вещественные, лингвистические, фольклор, этнографические и кино-фоно-фото-документы. Эта классификация отражает путь развития науки .

Основанием для всех исторических построений являются исторические факты .

Л.Ранке полагал, что историк, обращая свой взор на чисто исторические факты, способен уловить ход вещей и вскрыть историческое прошлое, кок оно было на самом деле. Для этого нужно строго описывать факты, каковы бы они ни были .

Позитивизм исходил из понятия «факт» как единственного основания науки .

Реальное познание опирается лишь на наблюдаемые факты. Факт это продукт научного наблюдения, нечто простое, объективное, стабильное и неизменное. Факт есть результат мышления. Историк должен хорошо видеть факты, а не создавать объяснения. И.Тэн уподоблял работу историка работе энтомолога. Факты истории, подобно явлениям природы, обладают повторяемостью, позволяющей производить их сравнение. Факты говорят сами за себя .

Трудная проблема источниковедения — соотношение понятий подлинности, достоверности и исторической правды. Под подлинностью разумеется действительное происхождение источника от того автора, который обозначен в тексте источника. Под достоверностью же — необходимая и достаточная степень соответствия между явлением и его отображением в источнике .

Лекция № 3

МЕТОДЫ ИСТОЧНИКОВЕДЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

План

1. Методика и методология

2. Основные стадии работы с источником

3. Источниковедческий анализ Литература

1.Источниковедение истории СССР. Москва, 1981 .

2. Варшавчик М.А. Вопросы логики исторического исследования и исторический источник //Вопросы истории, 1968, № 10 .

3. Пронштейн А.П. Истолкование исторических источников//Вопросы истории, 1969, №10 На современном этапе развития общества в различных областях научного познания все чаще возникает потребность в рассмотрении логического аппарата науки, в установлении характера и последовательности этапов познавательной деятельности. Эта тенденция нашла отчетливое проявление и в развитии источниковедения. В последние годы вопросы последовательности логических процедур работы исследователя с источником, их содержание и структура были предметом обсуждения в трудах М.А.Варшавчика, А.Г.Тартаковского, А.П.Пронштейна и других. При этом происходит активный переход от эмпирического в значительной мере применения принципов и приемов с источником к научно обоснованному их использованию .

Методика источниковедения — это совокупность определенных приемов и правил их использования в работе источниковеда; следовательно, это нормативная деятельность .

Методология источниковедения — это учение об этих методах, об основных принципах источниковедческого познания. Методика оплодотворяется методологией, а методологические положения опираются на опыт использования в научной работе тех или иных специальных методических приемов .

Можно выделить следующие основные стадии работы с источником:

• Поиск, выявление источников;

• Источниковедческий анализ (иначе — научная, или источниковедческая, критика);

• Разработка методов изучения, обработки и анализа данных, содержащихся в источниках .

Все они составляют содержание источниковедческого исследования .

Распространенное выделение в источниковедческом анализе внешней и внутренней критики является необоснованным. Подобное разделение основано на формальном подходе к источнику, на разрыве его единой и целостной структуры. Поэтому оно не раскрывает содержания и задач работы исследователя с источником .

Сложность поиска, выявления источников во все увеличивающемся комплексе исторической информации, необходимая в связи с этим разработка специальной методики данного этапа работы с источником обусловили возникновение и развитие вспомогательных исторических дисциплин (архивная эвристика, историческая библиография), решающих эти задачи .

Понятие источниковедческого анализа, или научной критики, источника, содержит целый ряд последовательно решаемых вопросов изучения исторического источника:

• Определение внешних особенностей памятника;

• Установление его подлинности;

• Прочтение текста источника;

• Установление времени, места, авторства, обстоятельств и мотивов происхождения текста;

• Истолкование текста;

• Определение его достоверности, полноты, представительности, научной значимости .

Источниковедческая критика обусловлена самой природой исторического источника, поэтому неправильно ограничивать эту задачу только источниковедческим анализом документов, вышедших, например, из среды эксплуататорских классов. В источниковедческом анализе нуждаются все источники .

При выявлении внешних особенностей письменных источников (материал, почерк, шрифт, офрмление текста) источниковедение пользуется методами и приемами других наук, и прежде всего палеографии .

Критический анализ источника требует как установления происхождения источника (подлинности, обстоятельств и целей составления), так и его текста (выявление первоначального текста, дополнений и переработок, редакций и списков). Разбор письменного источника начинается с установления его подлинности. Необходимо выяснить, что имеющийся документ действительно возник в определенном месте и в определенное время. При установлении подлинности источника учитывают внешние его особенности, хронологические и метрологические сведения, данные языка и стиля, формуляр и структуру, упоминаемые в самом источнике сведения о событиях, лицах, организациях, учреждениях, географических пунктах и др .

Эта работа требует использования данных других исторических дисциплин — палеографии, хронологии, метрологии, дипломатики, лингвистики, топонимики, исторической географии и т.д. При установлении подлинности источника необходим учет всех его особенностей .

Установив факт подлинности источника, следует определить, является ли дошедший до исследователя документ первым экземпляром, копией или списком. Это требует выявления времени составления таких копий и списков и установления их соответствия оригиналу. При этом необходимо учитывать, что не всегда список, более близкий по времени к подлиннику, соответствует первоначальному тексту, чем позднейшие списки .

Следующий этап работы с источником — прочтение текста. Даже прочтение текста документов Х1Х-ХХ вв. имеет свои трудности. Прочтение же письменных памятников Х1-ХУШ вв. требует специальной палеографической подготовки, учета особенностей письма. Текст их должен быть разбит на фразы и слова, а перевод на современный язык — совершаться на основе знаний грамматических форм и лексики языка эпохи, к которой относится документ .

Помимо установления имеющегося буквального смысла текста важно выявить первичный (начальный) текст и возможные дополнения и изменения. Таким образом, прочтение текста может потребовать текстологического анализа источника, когда устанавливается основной текст, производится его кодификация (организация) и комментирование .

Время появления недатированных источников может быть установлено по их внешним признакам. Для датировки источников имеют значение и такие данные, как упоминание лиц, учреждений, организаций. Датировка некоторых источников может быть осуществлена на основе учета хронологических систем. Поэтому необходимо знание хронологии. Ряд ценных наблюдений по датировке источника дают метрологические материалы, данные нумизматических наблюдений, выводы сфрагистики, если исследуемый источник имеет соответствующие печати и т.д .

С проблемой датировки тесно связана задача установления места возникновения источника. При отсутствии прямых указаний часто пользуются косвенными данными .

Среди них важное место занимают географические и топографические сведения, упоминание лиц, связанных с определенным местом, манера изложения материала .

Широко используются наблюдения над языком и стилем источника .

Важное значение приобретает вопрос об авторстве источника. Установление авторства необходимо не только ради выяснения имени лица, написавшего источник, или установления учреждения, организации, принимавших участие в его составлении. Оно нужно для определения происхождения источника, социальной среды его возникновения .

Установления места и времени создания памятника, для более глубокого и всестороннего исследования его содержания. В ряде источников имя автора указано. Однако, эти данные требуют критического отношения. Иногда имя, указанное в тексте, не имеет отношения к автору источника. Возможны случаи, когда вместо имени автора в тексте упомянут его псевдоним .

Для решения вопроса об авторстве важное значение имеет изучение самого текста, где автор мог дать если не прямые, то косвенные сведения о себе. Это могут быть указание на место, время создания источника, упоминание круга людей, с которыми автор был связан, сведения, позволяющие отнести автора к определенным социальным кругам, указание на события, в которых автор участвовал или свидетелм которых являлся .

Для установления авторства широко используется исследование почерка. Много дает изучение приемов письма, идеологической направленности источника и ряда других признаков .

Выявив подлинность источника, прочитав текст, установив место и время его составления, авторство, можно выяснить обстоятельства и цели составления документа, то есть исторические условия его появления. Каждый источник является продуктом определенного времени, его появление обусловлено конкретными причинами, он имеет свою цель. Выяснение исторических условий появления источника требует детального изучения эпохи, среды, условий при которых он возник .

Особой задачей в процессе источниковедческого исследования источника является интерпретация (истолкование) его текста. Она связана с раскрытием истинного смысла тех понятий, словесных выражений, которые есть в источнике .

Следующий этап работы с источником требует изучения содержания источника и установления его соответствия исторической действительности .

Вопросы, рассмотренные выше, дают самое общее представление об основных путях, направлениях, этапах и содержании научной критики письменных источников .

Существует утверждение, что «источники — хлеб исторической науки». Другой взгляд среди историков-профессионалов можно выразить тезисом: «Каждый сам себе источниковед» .

Для исследователя особое значение имеют архивоведение, археография, музееведение, историческая библиография и другие вспомогательные исторические дисциплины. Источниковедение как бы объединяет их в один узел, составляет его сердцевину. Основная функция источниковедения — это обслуживание потребностей исторической науки .

Особенно актуальна для источниковедения компьютеризация, которая избавляет исследователя от массы рутинного труда, оставляет больше времени для чисто научной работы. С компьютером связано создание информационно-справочных систем, также облегчающих труд историка .

Компьютер — главный инструмент при работе с массовыми источниками. Он позволяет записывать, систематизировать, накапливать сведения в форме своеобразного электронного архива, открывает возможность для быстрой и оперативной обработки данных, соединения их в системы и структуры информации .

Лекция № 4. Источники по истории древнего мира

План:

1. Ахеменидские надписи

2. Авеста

3. Античные источники

4. Китайские источники К настоящему времени издано около 200 ахеменидских надписей. Они расположены на крупных торговых путях, на царских гробницах, стенах и колоннах дворцов. Самой знаменитой из них является Бехистунская — крупнейшая скальная надпись, рассказывающая о событиях времени правления Камбиза и первых годах царствования Дария 1. Она находится в 30 км к востоку от города Керманшаха. Надпись высечена в искусственном углублении на отвесной скале на высоте 105 м .

В Бехистунской надписи приведены точные даты сражений и указаны места, где они происходили, а также дано число убитых и взятых в плен противников Дария. Анализ этого источника показал, что восстание и в Парфии, и в Маргиане носило подлинно массовый, народный характер. Важны также свидетельства этой надписи о борьбе Дария 1 с саками и об изменении политического режима у них после персидского похода .

Другие значительные надписи Дария 1 расположены в Накш-и Рустаме, в нескольких километрах к северу от Персеполя. У входа к могилам ахеменидских царей, вырубленным в скале, находятся две клинописные надписи, одна из которых содержит царскую генеалогию и перечень подвластных персидскому царю стран, а вторая излагает правовые и этические принципы, которыми руководствовался Дарий 1 в своей политике. Там же имеется рельеф с изображением Дария и нескольких десятков представителей подвластных персам народов с характерными для них антропологическими чертами и особенностями одежды .

В Персеполе раскопаны золотая и серебряная закладные пластинки с надписями Дария, в которых указаны границы Ахеменидской державы .

Парфянский архив из старой Нисы состоит примерно из 2500 остракон, найденных в различных местах царского винохранилища. На них указывается, кто и откуда произвел взнос вина в царскую казну. Благодаря им можно представить некоторые особенности функционирования царского хозяйства, выявляются различные категории земли, фиксируется аренда царской земли .

В архиве, обнаруженном при раскопках крупнейшего центра Хорезма Топрак-калы, найдено 122 документа на коже и 18 на дереве. Они написаны с использованием арамейского алфавита. Разобранные и опубликованные документы представляют собой списки мужчин, принадлежащих определенным домам-семьям .

Интересным источником являются «старые согдийские письма» 196-197 гг. нашей эры. Эти документы дают определенную информацию о социальной структуре согдийского общества, о праве, положении женщин в обществе, о хозяйственной деятельности .

Важнейшим источником по древнейшей истории Средней Азии является "Авеста" собрание религиозных текстов зороастрийцев. В настоящее время, кроме некоторого числа зороастийцев в Иране, более 100 тыс. их проживает в Индии, последних обычно называют парсами. У них сохранилась не только старая религия, но и старинные религиозные тексты .

В середине XVIII в. француз Анкетиль Дюпперон, проявлявший глубокий интерес к изучению древней религии, совершил путешествие в Индию. У парсийских жрецов он изучил религиозные обряды, научился читать древние религиозные тексты (в той степени, в какой владели ими жрецы), купил несколько рукописей. Вернувшись на родину, он впоследствии издал французский перевод "Авесты" и сопровождающих её текстов .

Благодаря этому научному подвигу сведения об "Авесте" стали доступными европейской науке. Однако перевод, сделанный Дюперроном, был очень приблизительным. Многие места он понял неверно или не понял совершенно .

Благодаря развитию сравнительного языкознания уже в XIX в. было установлено родство языка "Авесты" с хорошо изученным и известным по многим памятникам древнеиндийских языков ведийским, на котором составлена "Ригведа" и другие древнейшие памятники литературы Индии, и с санскритом. Следует указать также на дешифровку памятников второго известного древнееврейского языка древнеперсидского, дальнейшую разработку после авестийской зароастрийской литературы, широкое привлечение данных индоевропейского сравнительного языкознания. Исключительно важным оказалось изучение среднеиранских, в том числе восточно-иранских языков, как мёртвых (хорезмийский, согдийский, хотано-сакский и др.), так и живых, особенно памирских. Всё это значительно облегчило работу над научным переводом "Авесты". Тем не менее, до сих пор перевод "Авесты" связан со значительными трудностями, и самые авторитетные специалисты переводят некоторые ответственные места "Авесты" по разному .

Долгое время "Авеста", как и другие индийские и иранские религиозные и эпические памятники, сохранялись в обеспечивающей большую точность (за исключением определённых изменений в произношении) устной передаче. Этот способ передачи и чтение имел преимущественное значение ещё долго и после письменной фиксации "Авесты" - в исполнении культа, обучении и пр., а также и в сохранении традиционного текста .

До создания современного авестийского алфавита (т.е. алфавита, которым написаны дошедшие рукописи "Авесты") существовали авестийские тексты, записанные арамейским безгласным шрифтом, который широко употреблялся в Иране и Средней Азии с VI-V вв. до н. э. По среднеперсидской зороастрийской традиции, которая, однако, не обладала достоверными сведениями по многим вопросам ранней истории зороастризма, свод книг "Авесты" существовал уже при Ахеменидах и был уничтожен при вторжении Александра Македонского, а позже аршакидский царь Валахш (т.е .

Вологес; обычно его отождествляют с Вологесом I, правившим в I в. н. э.) приказал собрать то, что оставалось из авестийских текстов и что передавалось устно жрецами .

Современные учёные не считают обоснованным сообщение об ахеменидской "Авесте", а некоторые сомневаются и в существовании аршакидсого текста "Авесты". Но письменная "Авеста", очевидно, уже существовала во второй половине парфянского периода и определённо - к началу сасанидской эпохи. Основываясь на некоторых данных парфянских документов из Нисы, И.М.Дьяконов и В.А.Лившиц предполагают, что в Восточной Парфии в I в. до н.э. уже существовал письменный текст "Авесты", по крайней мере её отдельных частей .

Позже "Авеста" была записана специально созданным для этой цели алфавитом. Он был выработан на основе развитого пехлевийского курсива (т.е. шрифта среднеперсидских зороастрийских книг), представляющего собой развитие одного из видов письма, которые возникли на базе арамейской письменности. Но авестийский алфавит имеет значительно большее (более чем в 2 раза) число букв, в том числе 14 для обозначения гласных. Сделанная детализованным авестийским алфавитом запись текста, по-видимому, весьма точно и скрупулёзно воспроизводит традиционное произношение передатчиков "Авесты" времени возникновения данного алфавита; вместе с тем эта передача, правда с рядом особенностей (в значительной части зависящих, однако, и от древних диалектных особенностей), в целом вполне чётко отражают облик древнеиранского языка, на котором говорили во время возникновения авестийских текстов. Авестийский алфавит был создан, очевидно, в VI в., скорее всего при Хосрове I (531-579). К этой, произведённой в позднесасанидское время, записи и входят дошедшие тексты "Авесты", ранние сохранившиеся рукописи её книг относятся к концу XIII и XIV вв., но и они идут до одного прототипа .

Запись "Авесты" её современным алфавитом была сделана в основном на базе устной традиции. Само название "Авеста" происходит от среднеперсидского слова apastak основа" (или, по иным толкованиям, "установление", "предписание", "восхваление" и др.), относившегося именно к произносимому тексту "Авесты". Приложение к нему именовались "зенд" или "занд" (среднеперсидское zand - "знание", "учение"), - так ранее, по-видимому, обозначался и письменный текст "Авесты" (в фиксации старым алфавитом, первоначально, возможно, и в новой записи), а также, вероятно, другие добавления и комментарии к канону на авестийском языке. Но затем название "зенд" стало преимущественно прилагаться к составленному при Сасанидах среднеперсидскому переводу и комментарию "Авесты" (все ранние рукописи "Авесты" имеют подстрочный среднеперсидский перевод). Отсюда идёт долго применявшееся в европейской литературе неверное наименование "Авесты" - "Зенд-Авеста" и авестийского языка - "зендским" .

На протяжении многих веков своего существования свод "Авесты" неоднократно подвергался кодификации. Источники упоминают о собирании и упорядочении канона "Авесты" при Аршакиде Вологес I, очевидно, в I в. н.э.; при ранних Сасанидах в III в.; в IV в. при Шапуре II, когда была произведена имевшая большое значение редакция священного канона под руководством Атурпата Михраспандана; и, наконец, после маздакитского движения при Хосрове I в VI в. (когда из "Авесты" были изъяты также некоторые тексты, ещё входившие в неё в IV-V вв.) .

После это последней редакции "Авеста" состояла из 21 книги (наска), название и краткое содержание которых известны по зороастрийскому сочинению IX в. Денкарту (это резюме сделано по среднеперсидскому переводу "Авесты", а не по авестийскому тексту). Дошедшая "Авеста" состовляет 1/4 позднесасанидской. Это прежде всего разделы, наиболее необходимые при богослужении; той же цели в основном соответствует и расположение существующих частей "Авесты", книг "Ясна" и др. Из них лишь "Видевдат" соответствует целиком одной из книг старой "Авесты" .

Дошедшая до нас "Авеста" состоит из книг: "Ясно" - "жертва", "моление", свод текстов, сопровождающих основные обрядовые церемонии; "Яшты" ("Яшт" - "почитание", "восхваление"), гимны божествам зороастрийского пантеона; "Видевдат" - "закон против девов (демонов)" (более позднее, неточная форма "Вендидад"), предписания о поддержании ритуальной чистоты (содержит также ряд религиозно-юридических положений, фрагменты древних мифов, эпоса и пр.); "Виспрат" - "все владыки" (позднее менее точно "Висперед"), собрание молитв и литургических текстов; кроме того, в "Авесту" входит ряд других разделов меньшего объёма и значения .

Из 72 глав "Ясны" 17 составляют "Гаты" ("Песни") пророка Заратуштры, основателя зороастризма, 7 глав - "Ясна хаптахати" ("Ясна Семи глав"), наиболее близкая "Гатам" по языку и времени оформления часть "Авесты". Диалект "Гат", а также "Ясны Семи глав" архаичнее языка остальной, так называемой "Младшой Авесты" и отличается от него некоторыми особенностями диалектного порядка .

Некоторые исследователи относили авестийский язык к западноиранским (П .

Тедеско, А. Мейе), другие считают его скорее восточноиранским (Х. Гоффман) или промежуточное положение между их западной и восточной группами (В. Хеннинг). Ряд частных особенностей авестийского языка, в том числе диалекта "Гат", находят соответствия в восточно-иранских языках. В "Младшей Авесте" отражено влияние иранских языков (в том числе западных), распространенных на территориях, где авестийский язык употреблялся как священный .

Вопрос о времени и месте происхождения различных частей "Авесты" продолжает оставаться во многом спорным. Исходя из засвидетельствований с эпохи Сасанидов зороастрийской традиции о Заратуштре, время его жизни и создания "Гат" относится к концу VII - первой половине VI в. до н.э. Таково мнение тех исследователей, которие считают, что эта традиция основано на вполне надежных данных. Но у других ученых ее достоверность вызывает сомнения; они указывают, что традиция засвидетельствована в поздний период и имеет, вероятно, легендарное происхождение.В настоящее время, во всяком случае, трудно с уверенностью полагаться на надежность этой даты, хотя и не исключено, что Зарадуштра действительно жил в конце VII-начале VI в.до н.э .

По вариантам сасанидской и более поздней традиции, Зарадуштра происходил из Атропатены (Азербайджана) или из мидийских Раг (средевиковый Рай, близи современного Тегерана). Но эти данные теперь признаны определённо недостоверными; правда, и материалы "Младшей Авесты" указывают на раннее существование и господство общины последователей Заратуштры в Рагах; это объясняется, однако, тем обстоятельством, что данная область, расположенная на крайнем северо-востоке Мидии, была первой из её областей, в которую проникло, распространяясь с востока, учение Заратуштры .

–  –  –

К Северо-Западному Ирану относили деятельность Заратуштры Ж .

Дармстетер, В. Джексон и ещё некоторые учёные, а позже, в 30 ых годах XX в., - Э. Херцфельд и другие авторы, считавшие его современником первых Ахеменидов, включая Дария I. Но по общепринятому теперь мнению, "Гаты" составлены во всяком случае до создания государства Ахеменидов и по своему происхождению не имеют отношения к Западному Ирану .

По мнению современных исследователей, исходящих прежде всего из географических данных самой "Авесты", "Гаты" и примыкающие к ним по времени разделы "Авесты" создавались в одной из областей Средней Азии или соседних территорий Северо-Западного Афганистана и Северо-Восточного Ирана. При конкретном решении вопроса высказываются разные мнения. Указывают на области по среднему и нижнему течению Амударьи или на собственно Хорезм (С.П.Толстов и др.); в этом случае обычно ссылаются на принимаемое И. Марквартом, Э. Бенвенистом и другими учёными отождествление упоминаемой в "Авесте" мифической родины иранцев и зороастризма - Арьянам-вайчах, "Арийского простора"

- с Хорезмом; на районы между Амударьёй, т.е. в Согдиане или соседних районах (Х. Нюберг); у границ со среднеазиатским скифо-сакским миром (В. И. Абаев) и с районами у берегов Аральского моря и низовьев Сырдарьи (Г. Виденгрен); на Маргиану, Согд и Хорезм (Ж. Дюшен-Гюйимен) и т.д .

Широко распространена точка зрения (отражённая в работах В .

Хеннинга, К. Барра, И. Гершевича, Р. Ценера и др.), по которой "Гаты" созданы в пределах конфедерации во главе с Хорезмом, существовавшей, как предполагается, накануне ахеменидского завоевания (при этом обычно следуют упомянутой выше традиционной дате Заратуштры) и включавшей также области к югу от Хорезма, причём как на возможную область создания "Гат" особо указывают на Маргиану и Арейу (В. Хеннинг и др.; по иным основаниям рассматривал Маргиану как возможную родину зороастризма акад. В. В. Струве); более же поздние авестийские тексты в значительной части могли быть созданы, по В .

Хеннингу, в Систане. Но независимо от того, существовала ли такая конфедерация во главе с Хорезмом (в пользу этого мнения могут свидетельствовать и данные античных авторов), определённых данных об отношении к ней Заратуштры не имеется .

Вместе с тем исследователи, не считающие необходимым следовать "традиционной дате Заратуштры" или вообще отрицающие её достоверность, обычно относят создание "Гат" к более раннему времени, чем период, непосредственно предшествовавший завоеванию Средней Азии Ахеменидами. Так, И. М. Дьяконов, исходя из уровня развития общества, обрисованного в "Гатах", считает, что они должны быть составлены ранее VI и до второй половины VII в. до н.э. Эд. Мейер и некоторые другие учёные в своё время считали даже возможным говорить о времени около 1000 г. или начале I тыс. до н.э. Но и автор одной из последних капитальных работ по иранским религиям, Г .

Виденгрен, пишет, что вполне надёжно время жизни Заратуштры можно относить лишь к периоду между 1000-600 гг. до н.э. и, во всяком случае, ко времени, значительно более раннему, чем время создания Ахеменидской державы .

По мнению ряда учёных (в том числе И. М. Дьяконова, Г .

Виденгрена и др.), ранняя "Авеста" ещё до середины VI в. до н.э. была воспринята на вочстоке Мидии, в Рагах, откуда её учёные, хотя и в изменённом виде, распростронялась в Западном Иране. Другие исследователи относят проникновение идей "Гат" на запад лишь ко времени первых Ахеменидов (при Кире, как считает В. Хинц, при Дарии I - по В. Хеннингу, И. Гершевичу и т.д.) .

Таким образом, следует считать, что деятельность Заратуштры и создание "Гат" относится ко времени не позже конца VII начала VI в. до н.э., но именно к этому времени или один два века ранее - точно сказать пока нельзя. Что же касается места происхождения "Гат", то хотя сейчас нельзя с полной уверенностью указать на какую-то конкретную область, можно тем не менее утверждать, что она находилась на территории Средней Азии или пограничных с ней районов. Об этом вполне надёжно свидетельствуют географический горизонт самой "Авесты" и состав перечисленных в ней стран .

Наиболее подробный список этих стран содержится в первой главе "Видевдата".

Здесь среди "лучших из областей и стран", созданных Ахура-Маздой, в частности, называются:

Арьянам-вайчвх, "Гава, обитель согдийцев", "Моуру [область мерва] могучая, правоверная", "Бахди [Бактрия] прекрасная, с высокоподнятыми знамёнами", "Нисайа, что между Моуру и Бахди", Харойва [Арахосин] на юго-востоке, Хайтуманта в долине Хильменда на юге, страны гурганцев и Раг [на северо-востоке Мидии] на западе. Таким образом, географический кругозор составителей этого авестийского текста охватывал почти все основные исторические области Средней Азии, а также примыкающих к ней территорий Афганистана и Северо-Восточного Ирана. Правда, этот текст в дошедшем до нас виде относят к более позднему времени, чем ряд других разделов "Авесты", - к периоду, когда зороастризм получил более широкое распространение. Предполагают, что в основе данного отрывка лежал текст, где упоминалось меньшее число стран .

К более древней эпохе относится авестийский "гимн Митре" ("Яшт" Х, "Михр Яшт"), где также содержится перечисление стран. Этот "Яшт" является одним из лучших образцов авестийской (или древнеиранской) поэтики. Здесь, в частности, даётся красочная характеристика стран, "где победоносные военначальники предпринимали многочисленные атаки, где высокие горы с обильными пастбищами служат заботящемуся о скоте, где простираются глубокие озёра с вздымающимися волнами, где несутся, вскипая, глубокие широкие реки к Ишкату и Паруту, Герату и Мерву, Согдийской Гаве и Хорезму" (перевод В. А .

Лившица) .

Описываемая в этом отрывке территория и должна рассматриваться как территория, где ранее всего распространялся зороастризм, а в одной из названных здесь стран можно, по нашему мнению, искать родину первых авестийских текстов. Заметим также, что здесь перечисляются области, соседние или пограничные с Бактрией, а частично, по-видимому, входившие в ее состав в предахеменидский период. Поэтому и Бактрия (с высоко поднятыми знаменами), как она называется в (Видевдате). была, если не первой, то одной из стран, на территории которой очень рано распространился зороастризм .

В текстах (Младшей Авесты) отражено объединение учения Заратуштры, развитого его преемниками (уже составленная на том же диалекте, что (Гаты), (Ясна Семи глав) содержит многие уступки распространенным верованиям), с идеями, обрядами и образами, чуждыми первоначальной проповеди пророка, но представленными в (Младшей Авесте). Ряд гимнов (Авесты) посвящен богам и мифическим персонажам, издревле почитавшимся ариями, но отвергавшимся пророком в (Гатах) (Митра, Хаума и др.). Это было результатом уступок племенным религиям и верованиям, распространенным в пределах больших государств-Ахеменидского, Парфянского и Сасанидского, в период существования которых создавались, оформлялись и редактировались части (Младшей Авесты). Но такие культы, обряды и ритуальные предписания фиктивно освящаются в ней авторитетом Заратуштры при помощи фраз типа: (Так сказал Ахура-Мазда Заратуштре, говоря...) и других редакторских приемов. Без этих вставок ряд отрывок (Младшей Авесты), особенно (Яштов), по своему содержанию (но не языку!) древнее времени составления (Гат) .

"Авеста", таким образом, содержит данные не только о зороастризме, но и о некоторых древнеиранских верованиях и племенных культах, иногда восходящих еще к индоевропейской общности. Одновременно (Авеста) является и важнейшим памятником для изучения иранской древности, культуры и быта, социальных и политических институтов, эпоса и т.д. иранских племен Средней Азии и Ирана .

Процесс соединения учения Заратуштры с верованиями других иранских религий во многом совершился уже к середине V в. до н.э .

"Ясну Семи глав" часто датируют VI- началом V в.до н.э., а создание наиболее древних "Яштов" (и, в частности, "Михр Яшта") - первыми десятилетиями V в. до н.э. Но при этом обычно исходят из мнения, что "Гаты" составлены в начале или первой половине VI в. до н.э. Но так как возможно, что они созданы ранее, то последующие по времени части "Авесты", "Ясна Семи глав" и ранние "Яшты" могут быть отнесены и к более раннему времени и размещены между точно пока неопределимой датой Заратуштры и серединой V в. до н.э. Составление других младо авестийских текстов продолжалось и позже указанного времени, а некоторые из них оформлялись, по-видимому, даже в первых веках I тыс. н.э .

При использовании "Авесты" в качестве исторического источника приходится учитывать наличие в ней многих пластов, отражающих различные исторические периоды и даже эпохи, влияние на дошедший до нас текст воззрений и представлений редакторов и кодификаторов. При этом даже одни и те же отрывки часто представляют сплав разновременных сведений .

Несмотря на все эти ограничения, "Авеста" является важнейшим и во многом единственным источником для выявления древнейшей истории восточных иранцев, т.е. населения Средней Азии, Афганистана и той части Ирана, что примыкает к Средней Азии .

" Авеста " как исторический источник Как уже оказывалось ранее "Авеста" - это сложный сплав разнородных и разновременных элементов. Уже давно исследователи ведут работу по расчленению этих элементов и выявлению древнейших слоёв религии иранцев. Особенно продвинулись эти исследования за последние десятилетия. И .

Гершевичпредложил вместо одного общего наименования "зороастризм" три: "заратуштрианизм" (религия времени самого Заратуштры, как она отражена в "Гатах"); "заратуштрицизм" (религия, отразившаяся в более молодых авестийских текстах);

"зороастрианизм" (религиозная доктрина сасанидского времени) .

У иранских племён уже на рубеже II - I тыс. до н.э .

существовали определённые верования, вошедшие позже в зороастризм, причём вполне развитом виде. Многое здесь идёт от периода индоиранской общности, кое-что восходит даже к эпохе индоевропейской общности. Следует, в частности, отметить культ Митры. Почитаемые иранцами божества назывались ахурами .

Постепенно появилось представление о верховном божестве Ахуре, которого называли Мазда - "мудрый" .

Несмотря на сомнения, высказываемые некоторыми учёными можно считать установленным, что Заратуштра - реальное историческое лицо. Он составитель "Гат", в которых очень ярко выступает личность проповедника, живого и борющегося человека. Позже, уже в "Младшей Авесте", Заратуштра появляется как мифологический персонаж .

Имя Заратуштра (европейская форма Зороастр) скорее всего "верблюжий погонщик". Он происходил из рода Спитама (отсюда согдийское имя - Спитамана, в греческой передаче - Спитамен) .

Его отца звали Поурушаспа, мать - Дугдова. Заратуштра принадлежал к жреческому сословию. Он был не богатым человеком, сохранилась его жалоба, что у него мало своего скота и зависимых людей и что ему обещан подарок: 10 кобыл с жеребятами и верблюд. Заратуштра был женат, имел детей .

В "Гатах" Заратуштра утверждает, что получил откровение истинной веры от бога Ахура-Мазды (подобно тому как в Коране говорится об общении и беседах Мухаммада с богом и полученном от него откровении). Начав проповедовать новое учение, Заратуштра не имел успеха и был вынужден бежать, найдя, наконец, покровительство у кавы (князи, царя) Виштаспы, который вместе со своими приближенными принял веру Заратуштры .

В "Гатах" назван также ряд других лиц, ближайших сподвижников и родственников Заратуштры .

Проповедь Заратуштры была направлена против родоплеменных вождей (или знати) и старого жречества, практиковавших, в частности, массовые кровавые жертвоприношения. Объективно выступая за более прогрессивные формы хозяйства и призывая к сопротивлению военным столкновениям и хищническим набегам, имевшим главной целью захват скота, Заратуштра призывал к защите оседлых поселений, к установлению сильной власти и мирной жизни на земле. Отвергая родоплеменные культы старых богов, Заратуштра почитал единого бога Ахура-Мазду .

Среди основных черт религиозной системы зороастризма, характерных для различных этапов его развития, можно отметить следующие: 1) выступающие уже в начальных формах зороастризма определённая монотеистическая тенденция, выраженная в вере в верховного бога Ахура-Мазду (позже Ормазд, Хурмуэд); 2) дуализм, часто называемый моральным или этическим, состоящий в противопоставлении двух вечных абстрактных начал Добра и Зла или Лжи; во главе сил Добра (ассоциируемого с правдой, справедливостью, светом и т.д.) стоит благой бог Ахура-Мазда, во главе сил Зла (и, соответственно, лжи, тьмы и пр.) - злой, или врждебный, дух Ахура-Манью (в авестийском написании Ангро-Майнью, позднее Ахриман); борьба этих двух сил составляет содержание мироаого процеса. По имени Ахура-Мазды зороастризм часто называют также маздеизмом, а сами его последователи называют себя маздаяснийцами (от маздаясна почитающий Мазду") .

У арийских племён очень рано, очевидно уже в индоиранский период, существовало представление о двух типах богов: дайва (индийское дева, в иранском позже дев, див) - древние антропоморфные натуралистические боги, боги вообще (индоевропейское дейво) и асура (в иранском ахура, буквально "господин", "владыка") - боги, обладавшие высшей властью, особой властью морального порядка. В древнеиндийской традиции (уже в поздних гимнах "Ригведы") асуры враждебны человеку, ещё позднее в Индии это определение применялось лишь к злым духам, а собственно богами остаются лишь девы. В маздеизме имела место обратная трансформация: девы становятся враждебными богами, демонами, в числе демонов-девов "Авеста" называет таких, как Индра (один из наиболее известных и почитаемых богов ведических индийцев), Нахатья (индийское Насатья) и др .

Термин "Ахура", напротив, концентрирует "божественное" значение .

Среди других богов рано выделился один, который считался богом небесного свода, всезнающим богом. Вместе с эпитетом "мазда" (мудрый) его название - Ахура образует имя верховного бога Ахура-Мазды (мудрый владыка). Эти изменения были непосредственно связаны с переходом к религии, в которой большую роль играли этические моменты. Ахура-Мазда (как и древнеиндийский асура Варуна) непосредственно связан с одними из основных религиозных понятий: арта (в "Авесте" аша) правда, справедливый правопорядок, божественная справедливость. В "Гатах" Заратуштры Ахура-Мазда не просто верховный бог: он не только отрицает других богов, но и заменяет их .

В области ритуала Заратуштра отвергал посвящавшиеся им кровавые жертвоприношения и возлияния священного напитка хаомы (индийская сома), признавая лишь почитание огня. Огонь рассматривался как выражение или символ божественной справедливости, арты. Культ и храмы огня позже стали одной из основных характерных особенностей зороастризма. Запрещение осуществлявшихся в больших масштабах кровавых жертвоприношений скота находится также в непосредственной связи с социальным содержанием учения Заратуштры .

Одновременно с монотеистической тенденцией, развивавшейся у группы иранских племён в связи с возвышением бога Ахуры, позже Ахура-Мазды, получили распространение также и дуалестические представления .

Согласно им, всё в мире - боги, явления природы и общественной жизни, животные и т.д. - относится к доброму или злому началам, к миру правды (арта) или к миру лжи (драуга, авестийсое друг, друдж), воплощению несправедливости, всего дурного и морально нечистого. Эти воззрения были углублены и обобщены в учении Заратуштры, сочетающим монотеизм в области благого начала с последовательно проведённым дуализмом, сконцентрировавшим все существовавшие ранее дуалистические представления в один общий мировой конфликт, в котором активная роль отведена человеку .

Роль человека в зороастризме определяется концепцией свободного выбора, обоснованной уже в "Гатах" Заратуштры .

Человек выбирает между добром и злом, и его действия имеют определяющее значение в ходе мировой борьбы доброго и злого начал. Путь добра указывается истинной верой, принесенной на землю пророком Заратуштрой. И коллективное усилие её приверженцев (или последователей) должно привести к конечной победе добра. Заратуштра предвещал приход нового мира, который ознаменует триумф сил добра над силами зла. После испытания огнём те, которые избрали добро, окажутся в царстве справедливости, основанном Ахура-Маздой. Окончательная победа добрых сил ожидалась, по учению Заратуштры, в недалёком будущем. Но позже в зороастризме утверждалось, что после рождения Заратуштры и появления его веры, являющейся орудием борьбы со злом, пройдёт три тысячи лет до прихода спасителя Саошьянта (сам этот термин употребляется уже в "Гатах"), рождённого из семени Заратуштры, чудесно сохраняемого на дне озера. При нём и должна произойти окончательная победа добра над злом .

Основным долгом человека по содействия доброму началу в борьбе со злом считалось прежде всего не исполнение молитв и обрядов, которым зороастризм, особенно на ранних этапах развития, не придавал решающего значения, а справедливый образ жизни, предписанный истинной верой; "добрая мысль", "доброе слово", "доброе дело" - вот чем человек борется со злом. Как одно из главных средств в борьбе с силами зла рассматривалось увеличение материальных благ (созданных Ахура-Маздой или Святым духом для человека), т.е. занятие скотоводством и земледелием) .

Уже в "Гатах" имеются наряду с Ахура-Маздой два духа-двойника, один из которых олицетворяет правду, другой - ложь. В разделе "Авесты", известном как "Ясна Семи Глав", очень много политических мотивов. Здесь почитаются не только Ахура-Мазда и его проявления, но также огонь, вода, ветер, земля и воздух, душа животных и т.д .

Наиболее чтимыми богами авестийского пантеона были бог солнца и света Митра - могущественный покровитель сражающихся, дарующий им победу, а также богиня плодородия и вод Ардвисура Анахита, в культе которой сохранились некоторые черты, восходящие ещё к эпохе матриархата .

Из обрядов зороастризма наиболее специфическим является погребальный обряд (до сих пор практикующийся парсами в Индии). Труп умершего выставляется на специальном сооружении (дахма) на съедение птицам. Очищенные таким образом от мяса кости сохраняются в специальных сосудах - оссуариях (костехранилищах). Этот обряд, форма которого сама по себе намного старше зороастризма, был непосредственно .

Кто сеет хлеб, тот сеет справедливость Надпись: Заратустра C реди великих пророков земли, положивших начало новым религиям, оказавших заметное влияние на ход истории, особое место память человеческая отводит Заратустре. Он основал оду из мировых религий – зороастризм, которая распространилась двадцать пять веков тому назад во многих странах Востока. До сих пор есть последователи этой религии в таких странах как Индия и Иран .

Р одина Заратустры – древний Хорезм. Само слово «Хорезм» означает «Солнечная земля». Древний Хорезм был весьма развитой страной. Хорезм подробно описывают персидские наскальные надписи, религиозная пехлевийская литература, греко-латинские, китайские, армянские рукописи. Народ этой страны достиг высоких успехов в развитии животноводство, земледелия, в строительстве городов. Здесь была высоко развита материальная и духовная культура .

К ак свидетельствуют древнейшие источники, хорезмийцы – это часть ариев, о которых говорится, что они являются сыновьями Иофета, сына Ноя. Что корень этой богатой ветви следует искать на обширном Среднеазиатском плоскогорье, которое по мнению ученых, было одной из колыбелей человеческого рода .

С оседние с Хорезмом народы, да и само «царство солнца» поклонялись богу Молоху .

Он был привнесен в Вавилон, Иран, и Хорезм ассирийцами-завоевателями и их жрецами. По обычаю, Молоху приносили в жертву детей, взрослых и животных. О том, что этот обычай бытовал в Персии, Бактрии и Хорезме, мы узнаем из повествований древнегреческого историка Геродота: «Так, я слышал, что жена Ксеркса Аместрида велела закопать дважды по семь персидских юношей знатного происхождения в честь божества, которое помещалось под землей, в благодарность за достижение глубокой старости….» .

Р азумеется, как бы жрецы не объясняли необходимость подобных жертвоприношений, они вызывали возмущение простых людей. Иногда случались и массовые протесты .

Особенно сильные народные волнения были в Бактрии и Хорезме в первый год правления персидского царя Дария, о чем свидетельствует надпись, высеченная на Бехистунской скале (территория нынешнего Ирана) .

B дохновителем восстания, стал сам пророк Заратустра. Проповеди его предназначались в основном простолюдинам. В них он осуждал массовые кровавые жертвоприношения. Он утверждал, что никто не имеет права лишать человека жизни, что она священна. Заратустра широко проповедовал идею борьбы двух начал

– добра и зла. По его мнению, представители зла в реальном мире были алчные правители и жрецы кровожадного Молоха. Он им объявил войну. В высшей духовной сфере – по Заратустре – главенствовал бог Ахура Мазда как представитель добра и света. Ему противостояли силы во главе с Ангро Майнью – богом мрака и зла .

З аратустра проповедовал также учение о конце мира, о загробной жизни, о воскресении мертвых, о грядущем спасителе, который будет рожден от непорочной девы, о последнем суде, которого не избежит никто. Поэтому он призывал всех бесстрашно бороться со злом. Человек, живущий на земле, должен творить добро .

Это были новые духовные постулаты, которые Заратустра проповедовал среди людей, говоря, что они ниспосланы ему богом света и добра Ахурой Маздой в виде откровения. Эти откровения, Заратустра записывал в священной книге Авесте .

П ервоначально Авеста состояла из двадцати одной книги и была своеобразным сводом знаний того далекого времени. Но после того, как 331 году до н.э .

Александр Македонский захватил колыбель ахаменитского государства город Персеполь, а этот город был и его сакральным центром, местом хранения священного писания зороастрийцев. При разграблении дворцов и храмов Персеполя воинами Александра Макендонского в пожаре сгорели и отдельные книги Авесты .

Дошедшие до нас книги составляют лишь малую часть того, что было написано Заратустрой. Известны всего четыре книги Авесты: «Вендидад», «Висперед», «Ясна», «Яшт» .

П роповеди Заратустры были обращены к простым людям: скотоводам, земледельцам .

Духовная жизнь человека могла быть угодной богу лишь в том случае, если человек разводит скот, с любовью занимается земледелием, ирригацией.

В священной Авесте он написал специальную главу «О благе земледелия», где говорится: «О творец телесного мира, истины! Какое место на земле является наилюбезнейшим? И сказал Ахура Мазда:

- Поистине там, где праведный человек воздвигает дом, наделенный огнем и семьей, женой, детьми и хорошими стадами, в этом доме тогда обилие скота, обилие праведности, обилие корма, обилие собак, обилие жен и обилие детей, обилие огня и обилие всякого житейского добра. Тот, кто обрабатывает эту землю, о Спитамид Заратустра, левой рукой и правой, правой рукой и левой, тот воздает земле прибыль .

Так говорит человеку Земля:

- О ты, человек, который обрабатывает меня левой рукой и правой, правой и левой, поистине буду я производить всякое пропитание и обильный урожай. Тому, кто не обрабатывает эту землю, о Спитамид Заратустра, левой рукой и правой, правой рукой и левой, тому Земля говорит так: «О ты, человек который не обрабатывает меня, поистине вечно будешь ты стоять, прислонившись у чужих дверей, среди тех, кто попрошайничает; поистине вечно будут мимо тебя проносить яства, их принесут в дома, где и без того обилие богатств. Кто сеет хлеб, тот сеет справедливость….» .

Н евыносимо тяжелым бременем для народа был обряд жертвоприношения богам .

Простой народ отождествлял своих правителей с царем драконов по имени Заххак .

Сохранилась легенда, повествующая об этом:

«Как только Заххак стал правителем, он поддался соблазну злого духа, который поцеловал его в плечи. От этих поцелуев у правителя на каждом плече выросло по змее, которые отнимали у него все то, что он подносил ко рту. Взбешенный правитель дал команду своим придворным срезать змеям головы, но это не помогла. Стоило отсечь одну голову, как на ее месте тотчас вырастала другая .

Видя обеспокоенность Заххака, злой дух посоветовал ему кормить змей человеческим мозгом, лишь в этом случае они успокоятся. С тех пор и стали правители приносить злым духам в жертву своих соплеменников» .

З аратустра был первым, кто воспротивился этому губительному обряду. Идеи «борьбы добра со злом», «воспрепятствования жертвоприношениям» Заратустра стал проповедовать у себя на родине в Хорезме. Пословица «Нет пророка в своем отечестве» уходит своими корнями, видимо, в те давние времена, когда правители Хорезма, возмущенные проповедями Заратустры, стали притеснять его, угрожать физической расправой .

C огласно Авесте, Заратустра, не найдя признания на родине, уединился в горной пещере в стране правителя Виштаспы, принявшего его учение.

Вот как этот период жизни пророка описывает Фридрих Ницше в книге «Так говорил Заратустра»:

«Когда Заратустре исполнилось тридцать лет, покинул он свою родину и озеро своей родины и пошел в горы. Здесь наслаждался он своим духом и своим одиночеством. И в течение десяти лет не утомлялся счастьем своим. Но наконец изменилось сердце его, - и в одно утро поднялся он с зарею, встал перед солнцем и так говорил ему: «Великое светило! К чему бы свелось твое счастье, если бы не было у тебя тех, кому ты светишь! В течение десяти лет поднималось ты над моей пещерой: ты пресытилось бы своим светом и этой дорогою, если бы не было меня, моего орла, моей змеи, моей голубой сойки. Но мы каждое утро поджидали тебя, принимали от тебя переизбыток твой и благословляли тебя .

B згляни! Я пресытился своей мудростью, как пчела, собравшая слишком много меду;

мне нужны руки, простертые ко мне. Я хотел бы одарять и наделять до тех пор, пока мудрые среди людей не стали опять бы радоваться безумству своему, а богатые – богатству своему. Для этого я должен спуститься вниз: так делаешь ты каждый вечер, окунаясь в море и неся свет свой на другую сторону мира, ты, богатейшее светило! Я должен, подобно тебе, закатиться, как называют это люди, к которым и хочу я спуститься. Так благослови же меня, ты, спокойное око, без зависти взирающее даже на чрезмерно большое счастье! Благослови чашу, готовую пролиться, чтобы золотистая влага текла из нее и несла всюду отблеск твоей отрады! Взгляни, эта чаша хочет опять стать пустою, и Заратустра хочет опять стать человеком»» .

В этом размышлении, разумеется, есть и доля вымысла немецкого философа-мистика Фридриха Ницше. Но в тоже время четко обозначен сакральный путь формирования личности пророка. Заратустра, придя в жизнь в самый апогей поклонения Молоху, вышел к народам с новой религией, стержнем которой стала любовь к человеку, к благочестию, вера в добро и сопротивление злу. Простой народ воспринял это учение с благоговением и пошел за пророком. Вера Заратустры стала верой его соплеменников, хорезмийцев, а также согдийцев и древнего народа населявшего страну Моргав, то есть Мерв .

П равитель страны, который принял у себя Заратустру – изгнанника и странника, Виштаспа был, по-видимому, никто иной как Дарий I, царь персов, правивший с 552 по 486 год до н. э., так как именно тогда зороастризм получил широкое распространение в Средней Азии и Восточном Иране, стал использоваться для укрепления власти государей .

Я рким символом для зороастризма стал культ бога огня, то есть культ Солнца. И поэтому в тех странах, где религия Заратустры торжествовала, стали создаваться храмы огня. Это были величественные культовые сооружения, храмы-творцы. Один из них сохранился до наших дней. Это храмовый комплекс Чельпык .

Ч ельпык – храм бога огня находится на территории бывшего Хорезма. Его в 1940 году обследовал академик С.П. Толстов, известный археолог и автор уникальных трудов по истории Хорезма. В 1939 году в паводок Амударья вдруг изменила резко русло, обнажив интереснейшее архитектурное сооружение – древнейший храм огня .

Коренные жители называют это место на дороге из Турткуля в Нукус Чельпык. Храм огня Чельпык относится к раннему ахаменидскому времени. Представляет он из себя круглую, диаметром в шестьдесят метров пахсовую крепость на вершине насыпного холма высотой около 35 метров. К входу ведет защищенный стенами глинобитный пандус .

К репостные стены воздвигнуты из кирпича больших размеров, обожженного в античных печах. Все внутреннее пространство крепости – это сплошная глиняная площадка, вымощенная черным песчаником почти вровень с внешней стеной. В центре площадки возвышается небольшая скала, сплошь покрытая надписями и знаками, относящимися к самым различным временам. Найденные древние захоронения в оссуариях указывают на то, что сельпыкское укрепление является «башней молчания» - дахмой. Захоронения в оссуариях обнаружены во многих местностях Узбекистана, Туркменистана, Таджикистана, а также в степях Казахстана. Значит, зороастризм имел широкое распространение и за пределами Хорезма и Ирана .

И стория не сохранила сведений, когда и в каком краю смерть настигла Заратустру, где погребены его останки. Но доподлинно известно, что учение Заратустру жило на протяжении многих веков, вовлекло в свою орбиту Индию, Среднюю Азию, Кавказ, ряд стран .

Видимо, самым ранним автором, у которого содержатся некоторые достоверные сведения относительно исторических судеб этого региона, является Геродот. Однако во всей его «Истории» имеется только один сравнительно обширный отрывок, в котором описываются события, происходившие в Средней Азии – рассказ о последнем походе основателя персидского царства Кира. Геродот сознает относительную ценность сообщаемых им сведений. Заканчивая сообщение о гибели Кира, он отмечает: «Из многих рассказов о кончине Кира этот мне кажется наиболее достоверным», — что подразумевает, во-первых, использование им устной традиции и, во-вторых, определенную степень сомнения автора даже относительно выбранной им для пересказа версии .

Можно думать, что в исторической части этого сообщения Геродота бесспорным является только сам основной факт — гибель Кира в результате столкновения со среднеазиатскими кочевниками, все же остальное требует самой строгой проверки, поскольку между историческим фактом и рассказом о нем у Геродота лежит посредствующее звено — устная фольклорная традиция. Гораздо большего внимания заслуживают этнографические сообщения Геродота. Некоторые из них рассматриваются современными исследователями как достоверные и согласующиеся с археологическими данными, другие же (например, отсутствие у массагетов железа) явно недостоверны, и нужны длительные исследования, которые объяснят причины этих искажений реальности у Геродота .

В труде Геродота имеется еще целый ряд упоминаний народов Средней Азии, правда, всегда в связи с какими-то иными, более важными для автора сюжетами. В частности важны короткий рассказ о гидротехническом строительстве Ахеменидов на реке Акес и плате местного населения за воду, воспринимаемый современными исследователями как отражение реальной практики персидской администрации, а также краткие сообщения Геродота относительно административной структуры (и налогообложения) Средней Азии в ахеменидское время. В связи с борьбой при дворе сообщается о волнениях в Бактрии. При всем том Геродот не сообщает самых важных событий в Средней Азии, если они даже находятся в самой тесной связи с событиями в центре державы Ахеменидов. Так, например, он ничего не знает о восстаниях в Средней Азии при восшествии на престол Дария 1, хотя он подробно рассказывает о заговоре семи знатных персов, о восстании в Вавилонии и Мидии .

Некоторое значение для изучения истории Средней Азии имеют свидетельства Ктесия из Книда, собранные в его сочинении «Истории Персии», сохранившемся во фрагментах. Современные исследователи приходят к выводу, что произведения Ктесия стоят ближе к художественной литературе, чем к научной. Он называют Ктесия «отцом исторического романа». В сочинениях Ктесия разбросаны отдельные важные крупицы достоверных сведений о древних народах Средней Азии, об их расселении, о политической организации среднеазиатского общества. Современные археологические исследования заставляют думать, например, что сообщения Ктесия о существовании Бактрийского царства до ахеменидского завоевания Средней Азии отражают историческую реальность .

Значительный материал по истории Средней Азии содержится в сочинениях греческих историков, описывавших походы Александра Македонского .

Древнейшим среди этих авторов является Диодор (1 в. до н.э.). В ХУП книге его «Исторической библиотеки» содержится описание похода Александра Македонского, в более поздних книгах — некоторые сведения об эпизодах борьбы диадохов, затрагивающих и Среднюю Азию. Рассказ Диодора о событиях в собственно Средней Азии заканчивается на Гиркании. В этом рассказе приведены сведения о природных условиях и хозяйственной жизни, но появляются также и явно легендарные подробности, в данном случае рассказ о свидании в Гиркании Александра Македонского с царицей амазонок Фалестридой .

Из сообщений о событиях в Средней Азии в период после смерти Александра особое внимание привлекает рассказ о восстании греков — поселенцев в Бактрии, основанный на хороших источниках .

Сведения об истории Средней Азии эллинистической эпохи имеются в произведении Помпея Трога «История Филиппа». История Средней Азии входит в круг рассмотрения Помпея Трога преимущественно с момента похода Александра Македонского. Ценность этого источника определяется в первую очередь тем, что он единственный дает нам связный очерк ранней истории Парфянского царства, в нем содержится информация по истории Греко-Бактрии, о походах ее царей в Индию, о нападении кочевников на Парфию и Греко-Бактрию. Версия возникновения Парфянского царства, представленная у Помпея Трога, более точна, чем иные версии .

В 1 веку нашей эры относится произведение Квинта Курция Руфа «История Александра Македонского». Оно является важным историческим источником для понимания событий, происшедших в Средней Азии в годы завоеваний Александра Македонского .

Видимо, важнейшим источником по истории Средней Азии эпохи Александра Македонского является сочинение Флавия Арриана «Анабасис Александра» (П в. н.э.) .

Оно дает ясное и трезвое изложение событий похода Александра, почти лишенное риторических прикрас и морализирования. Представляют ценность его сообщения о городах Средней Азии, существовавших до похода Александра, о сущности его градостроительной политики. Достаточно подробно и объективно описывает Арриан и народное сопротивление завоевателям, интересно его свидетельство о посольстве царя хорасмиев Фарасмана .

Ценным источником для истории древней Средней Азии является «География»

Страбона. Основная часть сведений Страбона о Средней Азии содержится в Х1 книге его труда. Описывается Парфия, Маргиана, Бактрия, Согдиана. В рассказе Страбона соединяются свидетельства о природных условиях и образе жизни народов Средней Азии с различными эпизодами их политической истории. Страбон считал Каспийское море не замкнутым бассейном, а заливом океана и ничего не знал об Аральском море .

Определенную роль в изучении древней истории Средней Азии начиная со П в. до н.э. играют китайские источники. Китайские авторы были в общем лучше осведомлены об обстановке в Средней Азии, чем античные. Развитие экспансии Китая на запад вызвало потребность в точном знании ситуации как в Восточном Туркестане, так и собственно в Средней Азии .

Первые достоверные сведения о народах Средней Азии были получены от Чжана Цяня, руководителя первого китайского посольства «на запад», посланного императором У-ди (140-86 гг. до н.э.). Эти сведения составили основу текста 123-й главы «Исторических записок» великого китайского историка Сыма Цяня, жившего в конце Пначале 1 в. до н.э .

Столь же важна для более позднего времени «История старшего дома Хань», написанная Бань Гу (92 г.). Дань Хуа в первой половине У в. написал «Историю младшего дома Хань» .

Лекция № 5. Исторические источники VI – VIII вв .

План

1. Древнетюркские источники

2. Китайские исторические источники

3. Источники на согдийском языке Орхоно-енисейские надписи — древнейшие письменные памятники тюркоязычных народов. Открыты на Енисее С.Ремезовым, Ф.Сталенбергом, Д.Мессершмидтом в 1696-1722 гг., на реке Орхон (Монголия) – Н.Ядринцевым в 1889 г .

Дешфриваны датским лингвистом В.Томсоном (1893), впервые прочтены русским тюркологом Б.Радловым (1894). Датируются УП-Х вв., написаны руническим письмом, восходящим через старосогдийское к арамейскому алфавиту. Сейчас известны УП групп орхоно-енисейских надписей: ленско-прибайкальская, енисейская, монгольская, алтайская, восточно-туркестанская, среднеазиатская, восточно-европейская. Орхоноенисейские надписи соответственно принадлежат племенному союзу курыкан, Кыргызскому государству, Восточнотюркскому каганату, Западнотюркскому каганату, Уйгурскому каганату в Монголии, Уйгурскому государству в Восточном Туркестане, печенежскому племенному союзу. По жанровой принадлежности выделяются: историкобиографические каменописные тексты Монголии – мемориальные и прижизненные апологии тюркских и уйгурских каганов, содержащие описание исторических событий;

эпитафийная лирика – намогильные надписи Енисея и Семиречья; юридические документы, магические и религиозные тексты на бумаге из Восточного Туркестана;

памятные надписи на скалах, камнях и строениях; метки на бытовых предметах, содержащие имя владельца или мастера. Наибольшее значение имеют надписи северной Монголии – памятники Кюль-тегину. Бильге кагану, надписи Тоньюкука, Моюн-чура, Селенгинский камень, излагающие историю восточнотюркского и Уйгурского каганатов .

В 1964 г. С.Г.Кляшторный написал книгу «Древнетюркские рунические памятники как источник по истории Средней Азии». Академик Х.Хамидов использовал эти памятники в качестве источников каракалпакского языка .

Ценным источником истории тюркоязычных народов УП-УШ вв. является «Книга деда Коркыта» .

Стихы из «Книги деда Коркыта» сохранились у каракалпаков и ныне. Например:

Пусть лучше рухнет тот дом, в который не входят человек, Пусть лучше не растет поганая трава, которую не ест лошадь, Пусть лучше не течет та вода, которую человек не пьет, Пусть лучше не будет в отце тот сын, который славу не принесет .

Пусть лучше слово лжи не придет в этот мир .

По данным каракалпакского фольклора покровителем всех жырау был Коркыт. Он первый изобрел кобыз и музыку. Однажды он увидел, как плачет верблюженок. У верблюдицы не было молока. Коркыт тут же смастерил из джиды кобыз, обтянул его козьей шкурой, натянул струны и грустно запел. У верблюдицы сразу появилось молоко .

Говорят, что так появилась широко известная каракалпакская мелодия «Нар ийдирген» .

Согдийские письменные памятники — торговые документы, доверенности, договоры, письма государей Согдианы, Чаша, Ферганы, относящиеся к 1У-Х векам, были найдены в замке Муг, Афрасиабе, Кыргызстане и Восточном Туркестане .

Во время исследований в 1933 и 1946 гг. в замке Муг были найдены вещи, характеризующие культуру и искусство согдийцев первой четверти УШ в. Среди находок

– 76 документов из архива скрывавшегося от арабов пенджикентского правителя Диваштича и его приближенных, написанных на китайской бумаге, коже и дереве, на согдийском, арабском и китайском языках, более 400 предметов материальной культуры и монеты. В 1962-1963 гг. в Москве были изданы в трех томах «Согдийские документы с горы Муг». В 1990 г. профессор М.Исхаков перевел на узбекский язык. В документе А-2 дается указ царя Согдианы и Самарканда Диваштича к фрамандару Утта в 718 г.: «дать 300 мешков пшеницы голодающим людям кишлака «Аски Разр» .

Согдийские документы дают сведения о семейных отношениях доисламского времени. Например фрамандар Утта состоял в брачных узах с женщиной Чата. Чата была царского происхождения. В юридическом документе А-3 подтверждается, что Утта обязан уважать Чату в качестве главной жены, обеспечить ее продуктами, одеждой, золотыми изделиями. В перспективе, если Утта без разрешения Чаты женится на другой, или возмет рабыню, если это действие не нравится Чате, то он должен отдать Чате 30 дирхама и отпустить. Чата могла забрать свои вещи домой и выйти снова замуж за другого .

Согдийские документы дают представления об институте рабстве. В рабство могли попасть вследствие экономической зависимости и военных действий. Человек, попавший в рабство вследствие экономической зависимости назывался обыкновенный раб «бантак» .

Военный раб назывался «ванак». Кроме этого был «корикор» - свободный рабочий, который получал за свой труд зарплату. Четвертый тип раба назывался «нипак», или человек, который ставил себя в «гаров». Пятый тип назывался «хипад», который находился под защитой богатого родственника .

Китайские источники. «Хоу Хань Шу» (История поздней Ханьской династии) — одна из китайских династийных историй, состоит из трех разделов: императорские анналы, описания и биографии – всего 120 глав. Основной составитель – ученый Фань Е (398-445). В У1 веке историк Лю Чжао добавил к труду Фань Е 30 глав описаний. В «Истории поздней Ханьской династии» имеются ценные сведения по истории Средней Азии и Восточного Туркестана .

«Бэй Ши» (История северных династий) – китайская династийная история, охватывающая период с 386 по 581 годы, когда на севере Китая правили династии Вэй, Ци, Чжоу. Составлена танским историком Ли Янь-шоу (596-678), состоит из 100 глав .

Здесь встречаются сведения по истории Средней Азии, Хорезма и Восточного Туркестана .

«Суй Шу» (История династии Суй) — официальная история императорской династии Суй (581-618) в Китае. Составлена в середине УП века группой видных танских историков, состоит из 85 глав. В 83-й главе книги встречаются сведения по истории Средней Азии (южный Кыргызстан, Памир, Ташкент) и восточного Туркестана (Харашахар, Куча, Кашгар, Хутан) .

Из китайских источников известно, что Усуньское государство (Усунь Го), существовавшее во II в. до н.э. и V в. н.э., было одним из первых государственных образований на территории Казахстана. Хотя останки его столицы Чигу ныне находится на территории Кыргызстана. Город был основан еще саками, затем служил ставкой усуньского предводителя .

Описание политико-государственной локализации усуней впервые попало на страницы китайских летописей (Ши цзи, Цянь хань шу, Ху хань шу), а затем и других тюркских, монгольских и персидских источников .

Этноним "каракалпак" формировался, на наш взгляд, не со времен печенегов или других, а его корни уходят в древность. Жившие 240-118 гг до нашей эры к северу от Великой Китайской стены и западного коридора Хэси до Средиземного моря и Черного (когда-то "каракалпак море") моря 44 так называемые тюркские племена (и в том числе их вождь Афучжило) были не кем иным, а сыновьями одного целого народа под названием Кара Алпов, т.е. каракалпаков .

История каракалпакского народа (со своим кипчакским арысом) начинается из древности, со времен из 6 ти сынов Кара Алпа - кипчака Аттиллы (он же Ак Патша, он же Ак Едил, Едил, Эдил, Айтолды, Итиль и. т. д.) .

–  –  –

В первый век II тысячелетия европейские степи были захвачены печенегами — не менее грозным, чем гуннский, кочевым союзом. Формирование нового союза началось только в середине IX в. Константин Багрянородный пишет, что "Пачинакия отстоит от Узии и Хазарии на пять дней пути, от Алании на шесть дней, от Мердии на десять дней пути, от Руси на один день, от Туркии на четыре дня и от Булгарии на полдня пути. Она очень близка к Херсону, но еще ближе к Боспору" .

В русских летописях отмечается, что впервые русские воины столкнулись с печенегами в 915 г., когда "приидоша печенези первое на Русскую землю и створивше мир с Игорем, идоша к Дунаю": расселяясь по степи, захватывая степные просторы, печенеги попытались "освоить" и лесостепные области. Натолкнувшись на сопротивление, печенеги для обеспечения себе спокойного тыла заключили мир с Русью и откочевали в только что завоеванную Ателькузу .

Князь Игорь, в 944 г. привлек их к совместному походу на Византию: "совокупи воя многы варягы, и Русь, и поляны, словены, и кривичи, и тиверци, и печенегы ная... поиде на грекы в лодьях и на конех", — писал русский летописец .

Со слов Константина Багрянородного мы знаем, что у печенегов было восемь округов, которые, очевидно, можно считать ордами. Во главе орд стояли "великие князья". В каждую орду входило 5 родов. Роды возглавлялись "меньшими" князьями — родовой аристократией. Из постороннего же рода никто не вторгается и не становится архонтом" — так завершает свои сообщения о печенегах император Константин .

В экстраординарных случаях печенеги собирали сходку (о ней подробно пишет византийская царевна Анна Комнина), т.е. народное собрание — характернейший орган военной демократии .

Печенеги вплоть до монголо-татарского нашествия упоминаются в источниках:

особенно часто в русской летописи, поскольку вместе с некоторыми другими кочевническими этническими группировками и ордами, они, получив во владение Поросье, стали вассалами Руси .

Половцы, впервые зафиксированы в восточноевропейских степях русской летописью под 1055 г. Первая половина XI в. знаменуется появлением в Причерноморье еще одного народа — гузов или, как их называет русский летописец, торков. Орды торков представляли собой северную ветвь мощного Сельджукского союза тюркоязычпых племен .

С конца 50-х годов XI в. летопись пестрит записями о грабительских походах половцев на русские пограничные княжества. Походы Владимира Мономаха заставили половцев откочевать на восток: "за Дон, за Волгу, за Яик" и на юг — в Прикавказские степи. Много разбитых, разрозненных орд ушло на запад — в Болгарию, Венгрию, Византию .

Оставшиеся в днепровских и донских степях половцы в первой половине XII в .

были разделены на отдельные более или менее крупные орды. Названия некоторых из них сохранились в русской летописи: Токсобичи, Терьтробичн, Бурчевичи и др .

"Берендеи - кочевое племя тюркского происхождения, упоминаемое в русских летописях с 1097 г. до конца XII века. Видимо это было время "обживания" на новом месте и консолидации племён в т.н. Чёрноклобуцкий союз. Сам термин Чёрные клобуки (каракалпаки - тюрк.) обозначает чёрные шапки. В это объединение вошли печенеги, появившиеся в южнорусских степях в конце IX - начале X вв., торки, двинувшиеся в южнорусские степи в 1-й половине XI в.; берендеи; коуи; турпеи; каепичи .

Лекция № 7. Исторические источники XIII-XIV вв .

Литература

1. Кисас ар-Рабгузи / Рук. ИВ АН РУз, № 10252; Путешествия, 268;

2. Н.Ф. Катанов. Мусульманские легенды. Тексты и переводы, СПб., 1894 (Записки Императорской Академии наук. LXXV. Приложение, № 3);

3. С.Е. Малов. Мусульманские сказания о пророках по Рабгузи // Записки Коллегии востоковедов при Азиатском музее АН СССР. V. Л., 1930, 507–525;

4. он же. Памятники древнетюркской письменности. Тексты и исследования. М.–Л., 1951;

А-Рабгузи, Бурхан ад-дин б. Насир ад-дин (род. примерно в сер. XIII в.) — автор единственной тюркоязычной (чагатайской) версии «Сказания о пророках» .

Биографических сведений о нем сохранилось немного. Некоторое время он занимал должность кади в хорезмском селении Рабат-угузи, по которому и получил свою нисбу .

Затем перебрался в центральные районы Мавараннахра и попал в свиту амира Тукбуги, которого исследователи отождествляют с одним из ближайших советников чагатайского хана Тармаширина (1326–1334) — амиром Насир ад-дином Тукбугой. Тармаширин (его ставка находилась в Нахшабе, совр. Карши) —один из первых монгольских правителей, который со своим ближайшим окружением принял ислам. Это вызвало потребность в более понятной придворным кругам и простым людям тюркоязычной мусульманской литературе, в частности составленной в уже традиционном к тому времени жанре сказаний о пророках. Ар-Р. получил заказ и написал (завершил в 1310-11 г.) ставшее известным сочинение Кисас ар-Рабгузи (Кисас ал-анбийа’ Китаб-и Рабгузи). До сих пор оно рассматривалось как литературно-фольклорное, наиболее раннее огуз-кипчакское (по мнению других — чагатайское) произведение и послужило отчасти основой для составления знаменитых древнетюркских словарей (Л.З. Будагова, В.В.Радлова) .

Не меньший интерес представляет изучение сочинения ар-Р. в сравнении с тафсирами, со знаменитыми арабо- и персоязычными версиями сказаний о пророках, которые автор использовал (в частности, «Кисас ал-анбийа’» Абу Исхака ал-Найсабури, «‘Исмат ал-анбийа’» ал-Башагири и др.). Он приводит историю 33 пророков (включая Мухаммада), обогащая ее древнетюркскими (монгольскими?) легендами, героями тюркоязычного фольклора. При этом в изложении истории некоторых библейских пророков (Аййуб/Иов, Ибрахим/Авраам и др.) версии автора скорее приближены к библейским сюжетам, нежели к тафсирам или к другим известным автору мусульманским историям пророков. С другой стороны, можно выделить рассказы, подобные, например, истории Шам‘уна/Иуды, который — в отличие от библейских и мусульманских версий — не «продал» ‘Ису/Иисуса, а был послан им в «государства Рума» (Малую Азию) для распространения ислама (!) и затем достиг степени пророка (ан-наби). Оригинальны версии историй тех пророков, чьи мнимые могилы (или места, которые они посетили) были и остаются известными и почитаемыми в Средней Азии: Сулайман/Соломон (Тахти Сулайман в Оше), Аййуб/Иов (Чашма-йи Аййуб в Бухаре), Данийал/Даниил (Самарканд, городище Афрасиаб), упомянутый Шам‘ун ан-наби/Иуда (городище Миздахкан, Ходжейли, Каракалпакия) и др .

В определенной мере «Сказание» ар-Р. отразило один из этапов исламизации монгольских и тюркских народов путем исламизации их фольклора, героев древнего эпоса, на который, видимо, в свое время сильно повлияла несторианская традиция;

возможно, этим обстоятельством следует объяснить выбор ар-Р. уже устоявшихся в тюрко-монгольском фольклоре библейских (несторианских?) сюжетов .

Сочинение ар-Р. стало одним из самых популярных среди тюркоязычных читателей. Наряду с рукописями (или отрывками из них) известно не менее 20 литографированных изданий этого произведения (с сер. XIX в., Ташкент, Уфа, Коканд, Фергана, Каган) и несколько наборных (Казань, Анкара) .

Год смерти ар-Р. и место его погребения точно неизвестны. В некоторых районах по течению Кашкадарьи бытуют легенды, согласно которым могила ар-Р. находится в селении Пудина (в 15 км к западу от Карши), рядом с могилой известного йасавийского шайха Кусам-ата (один из наставников знаменитого Баха’ ад-динаНакшбанда). Легенды превратили ар-Р. в сподвижника пророка Мухаммада, который будто бы велел ему описать его жизнь и жизнь бывших до него пророков. Затем Мухаммад послал его «в тюркские земли» с поручением распространять ислам .

Версия о том, что Чингисхан был монголом, является одним из мифов мировой истории. Научный поиск и анализ полностью и неопровержимо отметают эту версию. Так, например, ни одно из современных монгольских племен, составляющих монгольскую нацию, как-то: халха-монголы, ойраты, чорасы, торгауты, хошимиуты, дюрбеты и др., - не принимали участие в походах Чингисхана. У монголов глава государства никогда не носил титул хана. Даже в более поздней истории, когда западные монгольские племена ойратов, чорасов, торгаутов, хошимиутов, дюрбетов образовали Джунгарское государство (1635 г.), глава государства носил титул контайшы, а не хан. Титул хана на протяжении всей истории носили только правители тюркских государств .

То, что Чингисхан не был монголом, видно даже из следующего анализа. Имена людей позволяют достаточно точно установить принадлежность человека к той или иной нации. Рассмотрите с точки зрения происхождения имен род Кият, ханом которого был отец Чингисхана Есукей. В казахском языке есть слово кия - "косогор", "наискось", кияк волоснец", киял -"вымысел", "мечта", киялау - "идти по извилистой дороге", киялы фантазер", "мечтатель", "человек, увлекающийся несбыточной мечтой". И, наконец, слово кият - "режет", "кроит". В монгольском же языке такого слова не найдено. На берегу реки Аму-Дарья находится город Кият, который основан за два тысячелетия до рождения Чингисхана. Тот факт, что городу Кият могли дать монгольское название, полностью исключается .

Имя отца Чингисхана Есукей является также казахским. Отцом Есукея был Ембакай - типично казахское имя. Самого Чингисхана при рождении называли Темиршином, от слова темирши - "кузнец". В дальнейшем это имя у тюркских народов сократилось до Темир. Мать Чингисхана Оян происходила из казахского рода Меркит .

Первая жена Чингисхана Борте - из казахского рода Конырат. Исследования родословной Чингисхана до седьмого колена не обнаруживают никаких монгольских имен .

Теперь о сподвижниках Чингисхана: Джебе по-казахски - "стрела", Субудай (Субитай) - одно из распространенных в то время казахских имен. Кстати, оба полководца

- выходцы из рода Кият. Ноян Мухали, которому Чингисхан доверил завоевание Китая, происходил из казахского рода Жалаир. Кстати, Мухали - довольно распространенное казахское имя. Ноян Токышар происходил из казахского рода Конырат. Среди приближенных и полководцев Чингисхана абсолютно не встречается людей с монгольскими именами. Сыновья и дочери Чингисхана были названы тюркскими именами: Джучи, Чагатай, Туле, Укитай и др. Среди детей Джучи-хана также нет монгольских имен: Батый, Берке - оба были ханами в Золотой Орде .

Далее - о самом имени Чингисхана, по-тюркски - Шынгысхан. До объявления ханом Чингисхан, как говорилось выше, носил имя Темиршин. Имя Чингисхан ему было подобрано биями четырех родов - Кият, Найман, Керейт, Меркит, поднявшими его на белой кошме и объявившими его ханом. Согласно письменным источникам, таких биев было 12 человек. Имя было дано так. Шын по-казахски - "самый высокий пик в горах" .

Гыс по-древнетюркски означает "луч". В современном казахском языке "луч" - кияс, азербайджанском - гияс. Таким образом, имя означает "высокий, лучезарный хан" - Шынгыс-хан .

Почему объединенным племенам Чингисхан дал название монголы? В книге "Разноликая Монголия", написанной Дамдинжавином Майдаром и Петром Михайловичем Турчиным, дается такая характеристика племени монголов: "Монголами называли себя люди небольшого племени, проживающие на берегах рек Онон и Керулен .

Официальное название появилось лишь в XIII веке, когда возникли монгольская народность и государство" (после Курултая 1206 года.). Государство Чингисхана, как указывалось выше, создали четыре рода, очень крупных, до этого имевших собственных ханов и создавших собственную армию численностью около 200 тысяч человек. И в данном конкретном случае было просто невозможно дать объединенному народу имя одного из этих четырех племен, поскольку с этим не согласились бы остальные три рода .

Поэтому, по одной из версий, Чингисхан был вынужден дать своему объединенному народу имя небольшого племени монголов, кочевавшего в этих местах, представители которого, кстати, даже не участвовали в поднятии Темиршина на белой кошме и объявлении егоЧингисханом. Численность племени монголов в этот период, по свидетельству монгольских историков, составляла 400-500 дымов (юрт), монголы никогда не имели собственной государственности, в то время как государственность у найманов существовала уже в течение нескольких веков, также в течение длительного времени была государственность у керейтов, киятов, меркитов .

Так имя небольшого, к тому же, весьма бедного, племени было присвоено крупному объединенному народу и стремительно вошло в мировую историю. В последнее время многие историки считают, что слово "монгол" происходит от казахского "мын-кол" .

Мын - "тысяча", кол - "войско". "Мынкол" - "мынгол" - "монгол" .

«Сират ас-султан Джалал ад-Дин Манкбурны» («Жизнеописание султана Джалал ад-Дина Манкбурны») принадлежит перу Шихаб ад-Дина Мухаммада ибн Ахмада ибн 'Али ибн Мухаммада ал-мунши' ан-Насави, личного секретаря Джалал ад-Дина Манкбурны — последнего представителя династии хорезмшахов Ануштегинидов .

«Жизнеописание султана Джалал ад-Дина Манкбурны» — едва ли не единственное сочинение по истории Средней Азии, стран Кавказа, Ближнего и Среднего Востока и Малой Азии начала XIII в., вышедшее из-под пера противника монгольских завоевателей .

Известно, что другие сочинения, широко вошедшие в обиход как источники, — Та'рих-и Джахан-гушай-и Джувайни и Джами' ат-таварих Рашид ад-Дина — составлены людьми, находившимися на службе у монгольских ханов .

К составлению «Жизнеописания» Джалал ад-Дина Манкбурны ан-Насави приступил в 639/1241-42 г., спустя 10 лет после гибели султана. В самом начале повествования ан-Насави указывает, что мысль составить «Жизнеописание» возникла у него при чтении сочинения Ибн ал-Асира ал-Камил фи-т-та'рих. Ан-Насави высоко ценил этот труд, считая Ибн ал-Асира правдивым и осведомленным историком. Свое сочинение ан-Насави задумал как своего рода дополнение к летописи Ибн ал-Асира .

Ан-Насави не был историком-летописцем. Его изложению порой не хватает последовательности. Он редко сопоставляет различные версии одних и тех же событий .

Но он был вдумчивым наблюдателем и довольно тонко чувствовал колебания политической ситуации .

Труд ан-Насави — сочинение мемуарного типа и в этом смысле не соответствует жанру жизнеописания — сире. Это сборник воспоминаний и сведений о событиях недавнего прошлого. Автор заботился о полноте информации, он не упускает никого из действующих лиц, пытаясь проследить их судьбу до времени написания своего труда .

Сочинение состоит из введения и 108 глав (зикров).Первые четыре главы, содержащие беглый и сбивчивый рассказ о появлении и возвышении Чингиз-хана, его завоеваниях в Монголии и Китае, явно заимствованы (без ссылок) у Ибн ал-Асира. Главы 5—22 представляют собой рассказ о деятельности хорезмшаха 'Ала' ад-Дина Мухаммада .

Здесь описываются его поход в Ирак осенью 614/1217 г. и известный конфликт хорезмшаха с халифом ан-Насиром, провал попытки захватить Багдад, подчинение ряда областей Северного Ирана, пленение крупных владетелей и их дальнейшая судьба .

Несколько глав (11—13) рассказывают о придворных интригах в столице хорезмшахов .

Начиная с 14-й главы ан-Насави говорит о страхе, который охватил 'Ала' ад-Дина Мухаммада при первом же известии о мощи Чингиз-хана, полученном от посла — знаменитого Махмуда Йалвача (Махмуда ал-Хорезми). Далее (гл. 15—17, 20—21) описываются начало вторжения войск Чингиз-хана в Хорезм, паническое бегство хорезмшаха из одного города в другой, его противоречивые приказы войскам, измена военачальников, продажность чиновников и, наконец, распад его государство и бесславная гибель хорезмшаха на одном из островов Каспийского моря .

Особое место в «Жизнеописании» уделено личности Теркен-хатун, матери хорезмшаха 'Ала' ад-Дина Мухаммада (гл. 18, 19). Эта жестокая и властная женщина во многом способствовала развалу государство хорезмшахов. Даже находясь на грани гибели, она продолжала глумиться над членами семей плененных хорезмшахом правителей. Ан-Насави описывает и ее бесславный конец: «царица женщин обоих миров»

подбирала остатки пищи со стола Чингиз-хана .

В небольших по объему главах 24—26 и 28—29 ан-Насави кратко, но исчерпывающе излагает обстоятельства наследования Джалал ад-Дином престола и отстранения его братьев Узлаг-шаха и Ак-шаха от власти, описывает положение Хорезма, отмечает упадок экономики и ослабление административного управления в государстве в результате междоусобиц, говорит о серьезной оппозиции Джалал ад-Дину в лице Кутлугхана, сторонника Узлаг-шаха, и сообщает о готовящемся мятеже против хорезмшаха. В канву повествования ан-Насави вплетает отдельный рассказ (гл. 27) о Низам ад-Дине асСам'ани, важном чиновнике и советнике при отце Джалал ад-Дина, который, оставив службу при дворе, поселился в Хурандизе. Отдавая должное уму и талантам ас-Сам'ани, ан-Насави тем не менее неодобрительно отзывается о его поспешном отъезде из крепости, объясняя этот поступок страхом, «который овладел столпами и вельможами державы», испугавшимися нападения монголов. Мимоходом ан-Насави сообщает, что в Хурандизе вспыхнула эпидемия чумы, унесшая большую часть жителей крепости. Он также сообщает о первой победе, одержанной Джалал ад-Дином над монголами близ Насы, где в это время ан-Насави состоял на службе у эмира Насы Ихтийар ад-Дина Занги (гл. 28) .

О решении Джалал ад-Дина вести священную войну против монголов, его пребывании в Нишапуре в месяце зу-л-хиджжа 617 г.х. (27.I — 24.II 1221 г.), где он собирал подкрепление, отъезде в Газну и успешном сражении у Кандахара рассказывается в главе 30 .

В следующих главах (31—34) ан-Насави, прерывая рассказ о Джалал ад-Дине, переключается на освещение событий в Бухаре и Хорасане, в которых отличился эмир султана Мухаммада Инандж-хан. Ан-Насави, сопровождавший Инандж-хана в походах против монголов в качестве на'иба правителя Насы, высоко отзывается о военном искусстве этого военачальника и ставит его в пример другим эмирам (гл. 31), чьи попытки противостоять монголам не имели успеха в силу разобщенности и распрей, как это имело место в Ираке .

В главах 35—40 ан-Насави возобновляет рассказ о Джалал ад-Дине, возвращаясь к событиям 618 г.х. (ноябрь 1221 г.), когда хорезмшах потерпел поражение от Чингиз-хана на берегу реки Синд и вынужден был отступить, чтобы собраться с силами (гл. 37). Как только Джалал ад-Дин оправился от последствий поражения, он предпринял ряд успешных операций в Индии. Объединившись с эмирами Ирака, которые отделились от его брата Гийас ад-Дина Пир-шаха, Джалал ад-Дин совершил несколько операций в Индии, но не внял совету Джахан-Пахлавана Узбека Та'и остаться там и устремился в Ирак, решив завладеть наследственными владениями (гл. 40). В этой части сочинения анНасави как бы подводит черту, отделяющую ранее описанное от последующих событий .

Рассказ об осаде монголами Хорезма в декабре 1220 г. и его захвате в апреле 1221 г. он предваряет фразой: «Я решил уделить особое внимание описанию его осады, в отличие от других городов, учитывая его серьезное значение, а также то, что его [падение] явилось началом торжества татар» (гл. 41). Автор «Жизнеописания» демонстрирует познания в военном деле и дает подробное описание осадной техники монголов (гл. 41) .

После захвата монголами большей части территории государство хорезмшахов .

сыновья хорезмшаха 'Ала' ад-Дина Мухаммада, а также выдвинувшиеся военачальники оказались во главе различных группировок, ведущих ожесточенную междоусобную войну. Даже временное объединение сил для борьбы с монголами становится невозможным. «К этому времени противостояли друг другу даже звезды Симак и сшибались лбами небесные сферы», — пишет ан-Насави, характеризуя события в Хорасане, Ираке и Мазандаране (гл. 43) .

Специальный рассказ ан-Насави посвящает последовательному описанию своей карьеры, начиная с должности на'иба при правителе Насы, о котором он отзывается весьма лестно, и заканчивая прибытием ко двору султана Джалал ад-Дина (гл. 45) .

Пребывание Джалал ад-Дина в Арране, Азербайджане, его походы в аш-Шам, арРум, Ирак и его попытки восстановить на подвластных ему территориях государство хорезмшахов. и служат сюжетом большей части «Жизнеописания» (гл. 46—108), Автор «Жизнеописания» был убежденным противником монголов и сознавал необходимость борьбы с ними, к тому же ему были чужды мысли об их непобедимости. В лице Джалал ад-Дина, которого ан-Насави пытается противопоставить другим феодальным правителям, ему видится опора ислама в борьбе с безбожными и восстановитель былой мощи государство хорезмшахов.и традиционного порядка .

Лекция № 8. Тюркоязычные источники

Из официальных источников известно немногое о детстве и юношестве Тимура, но произведения Клавихо, Ибн Арабшаха проливают нам на его детство. Амир Тимур (Тамерлан, Тимурленг, Темираксак) сын Тарагая Барласа родился в 1336 г. 9 апреля. Он, как говорит предание, родился с куском запекшейся крови в руке и с белыми как у старца волосами, такое же говорили о Чингис-хане .

Амир Темур составил правила, которые будут известны нам как "Уложения Тимура" .

Согласно "Уложенями Тимура", он разделил население на 12 классов. Это было: 1 .

Духовные и религиозные лица, шейхи, потомки Али, ученые, законоведы которые были допущены в его общество. 2. Интеллигенция, опытные люди которые ему давали советы

3. Благочестивые люди, советы и пожелания которых были важны для Тимура. 4. Эмиры, шейхи, офицеры и другие, т. е. военное руководство с которыми он держал совет. 5 .

Войско и народ. 6. Советники (достойные люди обладавшие мудростью). 7. Визири и секретари (государственный аппарат). 8. Врачи, астрологи и архитекторы, услугами которых он всегда пользовался. 9. Историки, которые записывали все события происходящие в то время. 10. Старцы, дервиши, и другие люди удаленные от мира для изучения религии и созерцательной жизни. 11.Мастера и ремеслинники. 12 .

Путешественники, торговцы, посланники и другие люди (Кстати они и составляли в основном шпионские миссии Тимура в других странах) .

Также в его «Уложении» были определены 12 принципов, которыми он руководствовался. 1. Правитель должен управлять только от себя, т.е. никто не должен руководить им. 2. Соблюдение справедливости, а также он (правитель в дальнейшем) должен избрать неподкупного и добродетельного первого министра (визиря). 3. Приказания и запрещения требуют твердости. Нужно самому принимать решения, так чтоб никто не мог изменить их. 4. Он должен быть непоколебим в своих решениях. 5. Какие бы ни было приказания монарха, должно последовать немедленное их исполнение. Ни один подданый не может быть настолько могущественным и смелым чтобы остановить их исполнение, даже если бы казалось эти приказания могут понести тяжелые последствия. 6. Безопасность требует чтобы, правители не полагались на других в государственных делах, и не вверяли бразды правления в чужие руки. 7. Он не должен пренебрегать ничьими советами и пожеланиями. 8. В делах правления, он не должен руководствоватья поведением и речами кого то ни было. 9. Уважение к власти повелителя должно так крепко сидеть в сердцах подданых и войска, чтобы никто не смог ослушатся государя. 10. Все что монарх не сделает, чтобы он сам был непоколебим в приказаниях раз и навсегда отданных, ибо твердость - это самая большая сила для правителя. 11. В управлении, при обнародовании приказов, монарх должен остерегатся признать когонибудь сотоварищем и он не должен принимать к себе товарища в управлении. 12. Другая важная предосторожность - это узнать тех, которые окружают его, и быть постоянно настороже в отношении их .

До нас дошло письмо Тимура к Иоанну Палеологу, наместнику Византийского императора в Констанинополе. Это письмо было составлено на таджикском языке .

Доставленное из Константинополя в Венецию знатным венцианцем, оно было издано в 1793 г. итальянским историком Муратори. Из письма видно, что Тимур, уже выступивший против Баязида, требовал от императора Трапезунта, где находились послы Тимура, морских подкреплений в виде 20 кораблей. Из письма далее следует, что Тимур в переговорах с Баязидом требовал от него возмещения нанесенного Византии ущерба и возвращения отнятых у нее областей. От наместника Византийского императора Тимур требовал выполнения договора, который, судя по письму, состоял в том что наместник должен взять 20 кораблей и прибыть с ними в Трапезунт. Однако после Анкарской битвы, отсрочившей падение Византии, Трапезунтский император Мануил не выполнил договора и открыто помогал разбитым туркам, а у Тимура не было флота, чтобы отомстить Мануилу .

До нас дошло только одно послание Тимура Карлу VI, подлинность которого не вызывает сомнения уже по одному тому, что в двух местах была поставлена печать Тимура. Факсимиле этого письма было издано в Бомбее в 1928г. в сборнике статей иранского востоковеда Мирзы Мухаммедхана Казвини. Письмо датировано 1 августа 1402 г. Следовательно, оно было отправлено почти тотчас же после разгрома турок при Анкаре, однако Тимур ни словом не обмолвился в этом письме о блестящей победе над турками. Трудно допустить, что Тимур не сообщил бы Карлу VI о своей победе над их общим врагом. Молчанию Тимура можно дать такое обьяснение : по всей вероятности, это письмо было заготовлено до анкарского сражения, а датировано и отправлено после него .

В Национальной библиотеке в Париже сохранилось еще одно письмо Тимура Карлу VI, дошедшее до нас в латинском переводе. В заголовке письма стоит следующая надпись : "Это есть копия или изложение письма достославного Тимурбея, которое он прислал светлейшему королю Франции, переведенное с персидского на латинский язык". Персидский подлинник письма в архивах Франции обнаружен не был. Это письмо датировано тем же числом, что и первое письмо, т. е. 1 августа 1402г. В нем уже говорится о победе Тимура над Баязидом. Следовательно, оно было написано почти тотчас же после анкарской битвы, вслед за первым письмом Тимура .

Далее, если рассматривать письма Тимура к английскому королю Генриху IV, то можно сделать вывод что в посланиях к английскому королю есть много общего по отношению к посланиям ко французскому королю. Там также просилось об установление взаимных торговых и культурных контактов об беспошлинной торговле и т. д. Таким образом, Тимур был не только великим правителем, полководцем, но и искусным дипломатом, где с традиционно восточной мудростью он вел переговоры .

Лекция №9. Персидские источники по истории Узбекистана XVI- первой половины XIX вв .

В Дешт-и-Кипчаке жили различные тюркские племена, старинные перечисления которых мы находим в трех памятниках восточной литературы: в арабском труде по тюркскому языку Махмуда Кашгарского (вторая половина XI в.н. эры) и в персидских исторических сочинениях Абу-Саид-Абдулхайй-бен аз-Заххак-бен Махмуда Гардизи (в промежутке 1048-1052 г. н. э.) и Мубарак-шаха (начала ХI в н.э.) .

В свое время акад. Бартольд издал в тексте и в переводе по-русски главу из Гардизи о тюркских народах Средней Азии, заключавшую в себе, по его оценке, "много совершенно новых географических сведений и ряд интересных легенд о происхождении различных племен" Труд Мубарак-шаха был издан и подробно описан в конце 20-х гг. текущего столетия английским ученым Денисоном Россом .

Русские и сибирские источники второй половины XVI века хорошо знали улус Шейбана под именем Шибанской земли, а потомков Шейбана под именем "Шибанских царевичей"; так, например, в отписке возвращавшегося из казахской орды посла царя Феодора Ианновича, помеченной 3 октября 1595 г., г. Тетюши, мы читаем следующее: "А шел, государь, я из Казани на Яицкие верхи да на Чергиз де мимо Шибанскую землю Бухарского царя городы, а Ногайские, государь, улусы обоих больших ногай да Шти братов отшел..."

Интересным обстоятельством, во всяком случае, является то, что ни арабские авторы, современные Узбек-хану и последующие до XV столетия, ни ближайшие по времени к ним персидские источники ни разу не упоминают об узбеках в составе племен Золотой Орды, хотя сношения Узбек-хана с современным ему мамлюкским султаном Египта, ал-Малик-ан-Насыром Мухаммедом (709/1309-741/1341), были весьма оживлёнными. Узбек-хан по вступлении своем на престол (в рамазане-январе 711/1313 г.) со всем одушевлением новообращённого мусульманина и с пылом молодости, повидимому, очень крутыми мерами вводил ислам в своем государстве, истребляя упорных эмиров, волшебников и чародеев, составлявших сильную и сплоченную организацию у его шаманствующих предков .

Столь регулярные и частые сношения Золотой Орды с Египтом, естественно, давали наблюдательным арабским историкам того времени богатый материал по быту и этнографическому составу владений Узбек-хана, который они черпали не только от бывавших в Золотой Орде египетских послов, но и от самих татарских послов, с которыми приезжали мусульманские ученые харезмского происхождения, подданные Узбек-хана, встречавшие и в государстве мамлюков своих коллег и соотечественников, подданных египетского государства. Сообщение этих историков вместе с описанием Золотой Орды знаменитого арабского путешественника Ибн-Баттуты (ум. в 779/1377 г.), прожившего относительно долго в царстве Узбек-хана, лично общавшегося с последним и его двором и оставившего нам массу интереснейших сведений бытового и экономического характера о Золотой Орде, — дают нам достаточное представление о главнейших народностях этого татарского царства .

Все эти арабские сведения XIV века не говорят ни о каких других золотоордынских народностях, кроме монголов и тюрков, реже о кипчаках. Даже в начале писем к Узбекхану египетского султана, писем, писанных золотом и чернилами на большом листе багдадской бумаги с богатой заставкой в начале, в титуле Узбек-хан именовался "султаном монголов, кипчаков и тюрков" Помимо этого, мы не находим никаких указаний у современных Узбек-хану арабских авторов, чтобы расположенные к нему племена, как к справедливому монарху и просветившему их светом "истинной веры", стали бы называть себя в честь его узбеками .

Арабские авторы весьма хвалят Узбек-хана за его личные качества. Наиболее ранний его современник, Аламуддин ал-Бирзали, говорит, что Узбек-хан — "юноша красивой наружности, прекрасного нрава, отличный мусульманин и храбрец. Он умертвил несколько эмиров и вельмож, умертвил большое количество уйгуров, т.е. лам и волшебников, и провозгласил исповедание ислама" .

Лекция № 10. Источники XVI- первой половины XIX вв .

Для изучения истории ХУ1-Х1Х вв. русские источники имеют главное значение .

Это грамоты русских царей, указы Правительствующего сената и Коллегии иностранных дел, переписка Русского правительства, с губернаторами и ханами, султанами, батырами, биями, тарханами, старшинами, а также переписка губернаторов с последними;

донесения, экстракты, представления, обзоры, рапорты губернаторов русскому правительству; записи бесед начальника оренбургской комиссии, оренбургского и западносибирского генерал-губернаторов с казахскими ханами и другими владетелями степи; дневники, доклады, рапорты, донесения ("статейные списки") российских дипломатических представителей, гражданских и военных чиновников, направлявшихся в Казахстан для переговоров с казахскими владетелями, сообщения русских и западноевропейских путешественников, сведения сибирских татар, сопровождавших среднеазиатские и русские торговые караваны или стоявших во главе их, и др .

Все основные известные сочинения восточных авторов (в особенности тюркских и арабских) давно уже переведены на русский язык дореволюционными исследователями Н .

Бичуряным, В. Тизенгаузеном, И. Березиным, В. В. Вельяминовым-Зерновым, В. В .

Григорьевым, В. В. Бартольдом, Н. В. Кюнером и др. Имеются широко известные переводы на западноевропейские языки. Что же касается письменных свидетельств этого периода на казахском языке, то они почти полностью отсутствуют, за исключением "Джамиат-таварих", автором которого является казах Кадыргали Хошум Жалаир. Этот труд впервые был опубликован И. Н. Березиным в 1854 г. во втором томе сборника "Библиотека восточных историков" под названием "Сборник летописей" .

Литература XVI-XVII вв.- времени начального знакомства Европы и России с Казахстаном и первых сообщений о его населении. По своему характеру она, естественно, примыкает к ряду первоисточников, но вместе с тем содержит немало элементов научных изысканий .

Первые сведения о казахах, их обычаях, нравах и верованиях появились в русских литературных источниках еще в XV-XVI вв. Достаточно указать на сохранившиеся описи царского архива 1575-1584 гг., в которых указывается, что в 38-м ящике хранились "книги и списки казацкие при Касым-царе...". Есть основание полагать, что в этом ящике находились протоколы опроса русских купцов и путешественников, а также донесения специальных агентов, послов и служивых людей, ездивших в Казахстан .

Значительный интерес представляют донесения "служилого человека" Даниила Губина, австрийского дипломата Сигизмунда Герберштейна, итальянского литератора Павла Иония Новокамского, русских послов Семена Мальцева, Третьяка Чебукова, Бориса Доможирова, Вельямина Степанова, ногайского князя Юсуфа, англичанина Антонина Дженкинсона и других, в той или иной степени имевших касательство к казахской степи. Их сведения послужили основанием для составления (приблизительно в 1599 г.) одной из первых карт Средней Азии и Казахстана .

Вторая группа материалов относится к XVIII в.- началу присоединения Казахстана к России. Первым исследователем Казахстана этого периода можно считать служащего Оренбургской губернской канцелярии П. И. Рычкова, (П. И. Рычков. История Оренбургской губернии. "Сочинения и переводы к пользе и увеселению служащие". СПб., 1759; Его же. Топография оренбургская, ч. 1 и 2. СПб., 1762). который не только в силу своих официальных обязанностей, но и с присущим ему размахом ученого исследователя и путешественника сумел заметить и отразить в своих трудах быт и историю казахского народа .

В том же веке по инициативе Российской академии наук были предприняты экспедиции в малоисследованные районы, руководителями которых являлись Паллас, Фальк, Георги, Н. П. Рычков (сын П. И. Рычкова) и др. (П. С. П а л л а с. Путешествие по разным провинциям Российской империи, ч. I-III. СПб., 1773 - 1783; И. Фальк. Полное собрание ученых путешествий по России. Записки акад. Фалька. СПб., 1894; И. Г. Георги .

Описание всех обитающих в Российском государстве народов, Тт. I-IV. СПб., 1779; Н. П .

Рычков. Дневные записки капитана Николая Рычкова в Киргис-кайсацкие степи. СПб., 1772). Они оставили много интересных свидетельств о положении казахских ханств XVIII в., их наблюдения не утратили научной значимости и сегодня .

Нельзя заниматься историей русско-казахских отношений XVIII в. без привлечения большого и ценного материала, оставленного А. Тевкелевым, возглавлявшим русское посольство в Казахстан и сыгравшим заметную роль в присоединении Младшего и частично Среднего жузов к России. ( В сокращенном виде "журналы" Тевкелева публиковались неоднократно. В наиболее полном виде один из них издан в сб. "Казахскорусские отношения в XVI-XVIII вв") .

Наконец, среди исследователей истории Казахстана, живших и работавших в XVIII в., назовем Д. Гладышева, И. Муравина, Бланкенагеля, К. Миллера и других, характеристику трудов которых читатель найдет в последующих главах .

Третья группа исследований, отнесенных нами к XIX - началу XX в., включает в себя множество работ. Не все они равноценны. Среди оказавшихся полезными для нас, назовем, прежде всего фундаментальный труд А. Левшина "Описание киргиз-кайсацких или киргиз-казачьих орд и степей" (чч. I-III. СПб., 1832), в котором автор, хорошо знакомый с казахским бытом, сумел обобщить научные достижения по казахстанике XVIII в. и привести массу интереснейших известий по истории русско-казахских связей .

Некоторым подспорьем для нас послужили исследования Г. Спасского. (Г. Спасский .

Киргиз-кайсаки Большой, Средней и Малой Орды. "Сибирский вестник", ч. IX-X, 1820) .

Его заключения не всегда верны, в чем у нас будет возможность убедиться ниже, однако они проливают свет на тенденциозность многих документов того периода .

Мы воспользовались также трудами Г. Шахматова, Г. Броневского, И. Ф. Бларамберга, Герна и Васильева. (Г. Шахматов. Замечание о хлебопашестве киргиз-кайсаков Средней орды. "Земледельческий журнал", 1832, № 8; Г. Б р о н е в с к и и. Записки о киргизкайсаках Средней Орды. "Отечественные записки", 1830, т. 41-43;

И. Ф. Б л а р а м б е р г. Топографическое и статистическое описание восточного берега Каспийского моря. "Записки ИРГО". СПб., 1850, кн. IV; Г е р н и, Васильев .

Военно-статистический обзор Оренбургской губернии. "Военно-статистическое обозрение Российской империи", т. XIV, ч. 2. СПб., 1848) .

Несомненная заслуга в изучении политики России в Казахстане принадлежит Л .

Мейеру, М. Красовскому, И. Словцову. (Л. Meйер. Киргизская степь Оренбургского ведомства. "Материалы географии и статистики России, собранные офицерами Генерального штаба", т. X. СПб., 1865; М. Красовский. Область Сибирских киргизов .

"Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального штаба", тт. 1 - 3. СПб., 1868; И. С л о в ц о в. Путевые заметки, веденные во время поездки в Кокчетавский уезд Акмолинской области в 1878 г. "Записки Сибирского отделения ИРГО", 1881, кн. 3). Они писали в середине XIX в., когда присоединение Казахстана к России было уже, свершившимся фактом и представилась реальная возможность взглянуть на него с определенной хронологической дистанции и более или менее объективно оценить происшедшие события .

Рассматривая эту группу работ, следует заметить, что наряду с исследованиями, имеющими непреходящую научную ценность, появляются и публикации, в особенности в конце XIX - начале XX в., дезориентирующие общественное мнение относительно состояния дел в Казахстане. Их появление - не случайность. В это время Россия переживала сложный и бурный процесс становления капиталистических отношений. Для российской буржуазии Казахстан, как и другие национальные окраины, был неисчерпаемым источником дешевого сырья и выгодным рынком сбыта. Рассматривая казахскую степь с этой точки зрения, правящие круги России делали все для того, чтобы не допустить представителей казахского населения к освоению природных богатств Казахстана. Продуктом этих веяний явились псевдонаучные труды Тронова, Снесарева и других, которые аккумулировали в своих высказываниях сущность политики русской буржуазии в Казахстане .

В. Д. Тронов в своих глубоко субъективных и оскорбительных шовинистических суждениях о казахском народе выставлял казахов, чуть ли не дикарями, которые в "борьбе за существование должны уступить место своим соседям, более культурным". (20 В. Д .

Тронов. Материалы по антропологии и этнологии киргиз. СПб., 1891, стр. 8). "Коренные жители Азии,- писал А. Е. Снесарев,- народы финского, монгольского и тюркского племен... совсем не годились для роли долговечного исторического народа..." .

(А. Е. С н е с а р е в. Индия как главный фактор в среднеазиатском вопросе. СПб., 1906, стр. 15) .

Незнание казахской степи, казахского общества, особенностей его быта, обычаев, традиций вело отдельных исследователей, посещавших этот край, к неправильным обобщениям. Увлекаясь описанием второстепенных деталей, внешней стороны явлений лишь на основании первых бросавшихся в глаза моментов быта казахов и событий, происходивших в степи, они делали скоропалительные и, как правило, совершенно ошибочные выводы .

Кстати сказать, прогрессивные русские ученые уже тогда раскритиковали упомянутую книгу В. Д. Тронова. Так, например, А. А. Ивановский писал, что Тронов совершенно недостаточно изучил казахов, их материальный и духовный быт, его экономическую сторону и "на основании единичных и неверно понятых фактов сообщает сведения и делает обобщения, диаметрально противоположные истине...". ( "Этнографическое обозрение", вып. 2-3. М., 1892, стр. 23-26) .

. Профессор Э. Ю. Петри, побывавший в казахской степи в 1889 г., писал о казахах как нравственно свежей народности, которая "при некоторых усилиях... вполне может быть.. .

поднята на высший уровень культуры". (Э. Ю. Петри. В Киргизской степи .

Этнографические заметки. "Мир божий", 1892, № 5) .

Талантливый исследователь С. М. Соловьев (1820-1879) в своей "Истории России" и других трудах поставил, проблему закономерности развития исторического процесса в его идеалистическом понимании и попытался применить ее при изучении русской истории. В различных архивах страны он собрал большой конкретно-исторический материал. (С. М .

Соловьев История России с древнейших времен. В 15 кн., 29 томах. М., 1959-1966) .

Правдивый показ культуры и быта казахского народа, распространение о нем достоверных сведений, призыв к просвещению казахов и улучшению их жизненных условий - вот что, характеризовало передовую русскую мысль того времени .

К ним, в первую очередь, следует отнести А. С. Пушкина с его "Историей Пугачева", в которой с научной достоверностью прослеживается ход крестьянской войны под предводительством Е. И. Пугачева. ( А. С. Пушкин. Собр. соч., т. VII. М., 1962, стр. 7- 183 .

Осенью 1833 г. А. С. Пушкин в сопровождении чиновника особых поручений при оренбургском генерал-губернаторе В. А. Перовском В. И. Даля совершал поездку по пугачевским местам Оренбуржья. Судя по данным Э. А. Масанова, есть все основания полагать, что поэт побывал и в казахских аулах, так как его интересовало участие казахов в пугачевском движении, а также этнография и поэзия казахского народа. Чтобы иметь возможность непосредственно общаться с казахами, он, по имеющимся данным, заучивал некоторые общеупотребительные казахские выражения .

Весьма ценным источником, в котором имеются; косвенные данные по истории русско-казахских отношений, являются письма В. И. Даля из Хивинского похода 1839гг. (В. И. Даль. Письма к друзьям из похода в Хиву. "Русский архив". М., 1867, год пятый) .

Немалую роль в изучении истории казахского народа и характера русско-казахских отношений сыграли ученые экспедиции. В середине XIX в. крупнейшие экспедиции по Казахстану возглавляли: Е. П. Ковалевский, Н. А. Северцев, В. П. Васильев, братья Ханыковы, Гернгросс, П. П. Семенов-Тяншанский, Г. И. Данилевский, Базинер, А. И .

Макшеев, А. И. Бутаков, М. Поспелов, В. И. Даль, П. И. Небольсин и др. Они изучали природу Казахстана, культуру и быт народа, занимались геодезическими съемками и картографией. Так, А. И. Бутаковым была сделана съемка, а также собран ценнейший материал об Аральском море, бассейнах рек Амударьи и Сырдарьи, истории местного населения и его связей с Россией .

Большое значение в изучении Казахстана сыграло Русское географическое общество, образованное в 1845 г. По существу оно явилось первой базой научноисследовательской работы в Казахстане, положившей начало его разностороннему изучению и систематическим публикациям о нем, которые привлекли внимание передовой общественности России .

Крупнейшим представителем общественной мысли Казахстана второй половины XIX в. был ученый и просветитель Ч. Ч. Валиханов (1835-1865 гг.), труды которого занимают особое место среди исследований того времени. В его произведениях мы находим и точные заключения, и непосредственные наблюдения, и сохранившиеся в народной памяти сведения о событиях прошлого. Знание народных традиций и преданий, а также многочисленных документальных материалов дало ему возможность масштабно и глубоко осветить наиболее трагические моменты истории Казахстана XVIII в., в особенности это касается джунгарского нашествия и его последствий для казахского народа .

Лекция № 11. Источники по географии и картографии История Аральского моря противоречива и неясна, несмотря на то, что исследованию его посвящены многие фолианты, начиная с начала прошлого тысячелетия, а со второй половины ХIX века Арал стал объектом многочисленных экспедиций и работ Российского географического общества и различных научных организаций Российского государства. Результаты этих работ были обобщены в 1908 г. Л. Бергом в его известном труде «Очерк истории исследований Аральского моря», где он констатирует, что ни у одного из греческих и римских авторов не было прямого или косвенного упоминания об Аральском море, но многие из них говорят об Оксе (Амударье) и Аксарте (Сырдарье), не ясно куда впадавших. По свидетельствам известного хорезмского ученого Аль Беруни, умершего в 1048 г., хорезмийцы ведущие свое летоисчисление от 1292 г. до Рождества Христова свидетельствуют о существовании Аральского моря. Такую же ссылку Берг делает на священную книгу Авесты, где есть указание, что река Вахш или нынешняя Амударья впадает в озеро Варахша, под которым некоторые подразумевают Аральское море. Первые более или не менее достоверные источники о существовании Аральского моря принадлежат к арабским письменам, запечатлевшим свидетельства завоевателей Хорезма в 712 г. Эти данные подробно описаны В.В. Бартольдом, из чего явствует, что уже в 800-х годах Аральское море существовало, и оно располагалось недалеко от Хорезма, т. к. описание его вполне совпадает с характером восточного берега Аральского моря. Другие свидетельства принадлежат Массуди ибн Нурусти, Аль Балхи и целому ряду других арабских писателей и исследователей-географов .

Геологические изыскания, которые были проведены в конце XIX и в начале XX века (А.М. Коншин, П.М. Лессор, В. Обручев), сводились к тому, что в постплеоценовую эпоху часть пустыни Каракум между чинком Устюрта на севере, устьями Мургаба и Теджена на юге, на западе подошвы Копетдага была затоплена Большим Аралом. Восточная половина соединненого Арало-Каспийского моря имела, по их мнению, в качестве границы бывшего Каракумского залива чинк береговой линии Унгузов. Это объединенное море покрывало широкую полосу современного Прикаспия вплоть до подошвы западных отрогов Копетдага и соединялось с Каракумским и Чильметкумским заливами по двум проливам — Большому и малому Балхскому. Аральская часть заливала в этот же период всю Сарыкамышскую котловину и образовывала до Питняка залив, занятый ныне современной дельтой Амударьи и Хивинским оазисом (кстати, это и объясняет шоровые отложения у Питняка). Узбой был проливом, соединявшим обе эти акватории, но, очевидно, нынешний его вид с большими уклонами формировался по мере отчленения Каспия от Арала и увеличения разницы отметок между ними. В течение последующего геологического периода до наших дней происходило расчленение объединенного Арало-Каспийского бассейна на его составные части и его постепенное сокращение до нынешних пределов. Сначала появился водораздел между Арало-Сарыкамышом и Каспием у Балла Ишема на Устюрте, затем постепенно обозначилось русло Узбоя .

Последовательность усыхания подтверждается примерами переходных отложений от свежих кладбищ каспийских моллюсков (вдоль Узбоя, в песках Чильметкула, вдоль юго-восточного побережья Каспия), покрытых голыми незакрепленными песками со слабой и юной растительностью, до древних образований в центральных Каракумах, трансформировавшихся в шоры, такыры, уплотненные песчаные бугры, закрепленные древесной растительностью. Шоры, как наиболее пониженные точки морского дна, подпитываемые напорными горько-солеными растворами, сохранили облик древних береговых озер .

Все исследователи и историки с древних времен описывают трансформацию Аральского моря и Каспия в зависимости от водности рек их совместного бассейна и развития орошения. Они констатируют факт окончательного усыхания Сарыкамыша с конца XVI века, когда Амударья более не прорывалась в Сарыкамыш по Куня — Дарье и Даудану и далее по Узбою. Узбой от Каспия до водораздела Баллы Итем имеет подъем 40 метров на длине более 200 км. По мнению Обручева существование Сарыкамыша имело место с VII века до Р.X до XVI века. Дженкинсон в 1559 г. по дороге в Хиву отмечал наличие Сарыкамыша, которое он принял за впадение Оксуса в Каспий. Он же опирается на аналогичные свидетельства Абдулгази-хана, Гамдудлы и других хорезмских летописцев .

Арало-Каспийская низменность запечатлена более чем на десятке карт, тщательно проанализированных Рене Леталем и Моникой Маингло в их прекрасной монографии «Арал — Aral» (Springler — Verlag France, Paris, 1993 г.). Начиная от «Географии» Птоломея (II век до Р.Х.), в которой имеется Каспий во всем его величии, но нет никакого упоминания об Арале через схему Аль Идриси (1132 г.), — где Арал есть через «Каталонский Атлас» (1352 г.) до карты Бутакова, где Арал показан уже в знакомом нам виде — прослеживается вся миграционная динамика Аральского моря в человеческом восприятии .

Большинство исследователей (Б.В. Андрианов, А.С. Кесь, П.В. Федоров, В.А .

Федорович, Е.Г. Маев, И.В. Рубанов, А.Л. Яншин и др.) на основе геологических и исторических изысканий пришли почти к единому выводу, хорошо сформулированному Н.В. Аладиным: «в преисторические времена изменения уровня и солености Арала имели место вследствие изменения естественного климата». В течение влажной климатической фазы Сырдарья и Амударья были многоводны, и озеро достигало максимального уровня 72-73 м .

В противовес этому в фазы засушливого климата обе реки становились маловодными, уровень Арала тоже падал и росла степень засоления Приаралья .

В историческое время с момента существования древнего Хорезма изменения уровня зависели, в некоторой степени, от изменения климата, но в основном от ирригационной деятельности в регионе по обеим рекам. В периоды интенсивного развития прилежащих к Аралу стран увеличение орошения земель приводило к изъятию большей части воды для этой цели, и уровень воды в Арале незамедлительно снижался. В течение неблагоприятных периодов в регионе (войны, революции и т. д.) орошаемые земли сокращались, и реки, и Арал опять наполнялись водой .

Геологические и гидрологические изыскания, проведенные А.С. Кесь и целым рядом выдающихся географов в 80-х годах прошлого столетия показали, что Амударья и Сырдарья, постоянно меняя свои трассы и мигрируя по системе Средней Азии в исторический период часто не достигали Аральского моря, Аральское море высыхало, а на его территории образовывалось пустынная местность. При этом во время усыхания моря минерализация воды резко поднималась и способствовала выпадению солей, которые были обнаружены геологами на дне Аральского моря. Особенно поражают крупные слои садки мирабилита. Миграция дельт как Амударьи, так и Сырдарьи создали очень своеобразную территорию низовьев, в которой депрессии, заполненные болотными отложениями, перемежаются значительным количеством пустынных, мелкопылеватых, супесчаных отложений, которые создали дельту и большую часть самого русла и протоков Амударьи. С другой стороны, как свидетельствуют исследования зоологов, в частности Полищука, Аладина из Зоологического Института АН СССР в 1990 г., само Аральское море отличается очень бедной исходной фауной, здесь отсутствуют очень многие группы животных, которые развиты в близком по происхождению Каспийском море. В то же время, в Арале встречаются самобытные виды, и все это свидетельствует о том, что осолонение, которое периодически происходило с Аральским морем, нашло свое отражение в этих огромных трансформациях .

Проведенный зоологами анализ показал, что в Арале сохранилось, в основном, небольшое количество морских океанических видов, а огромный комплекс солоновато-водных группировок, вплоть до каспийско-лиманной фауны, здесь был уничтожен. Все впадающие в Арал реки не сохранили морских типов рыбы или, хотя бы, какого-то остатка этой фауны. Это свидетельствует о том, что воды Амударьи и других рек теми или иными способами проникали как в Аральскую впадину так и через долину нижнего Узбоя и попадали в Каспийское море. В то же время следует отметить очень развитые дельты как Сырдарьи, так и Амударьи, которые насчитывали достаточно значительные площади. По данным Н.М. Новиковой, во время стабильного притока в дельту Амударьи порядка 41 км3 воды общая площадь затопленных паводками земель превышала 3800 кв. км, площадь озер составляла 820 км2. Значительное развитие получила и дельта Сырдарьи. В то же время, в здешних дельтах был широко распространен интенсивный растительный фон. Периодически затопляемые дельты характеризовались огромными площадями плодоносящих тростников, тугаев, сенокосов и пастбищ. В частности до 1970 г. площадь тростниковых зарослей составляла до 700 тыс. га, тугаев — 1,3 млн. га, сенокосов — 420 тыс. га, пастбищ — 728 тыс. га только в дельте Амударьи. Соответствующие площади были заняты дельтовой и другой растительностью и в дельте Сырдарьи .

Другую картину дает А.С. Кесь. Соглашаясь с несколькими периодами обводнения Аральской впадины с позднего плиоцена сначала водами акчагыльского, а затем апшеронского моря, она не считает доказанным существование единого Арало-Каспийского моря и настаивает на отсутствии соединения Арала и Каспия, хотя и поддерживает мнение, что наивысшие отметки раннеапшеронского озера относятся к 80-м, к концу апшерона снижаясь до нуля. Акчагыльский период ознаменовался, по ее мнению, частичным существованием Аральского моря ниже современного (около или ниже отметок 40 м) .

В неолите Амударья, заполнив Хорезмскую впадину аллювием, прорвалась в Сарыкамыш и создала здесь и в Ассаке-Аудане обширное озеро, из которого вода в объеме приблизительно 20 % ее стока (это она определила гидравлическими параметрами Узбоя) стекала через Узбой в Каспийское море .

Этот сток длился в течение III-IV тысячелетия до н.э. и периодически во втором — начале первого тысячелетия до н.э. Сырдарья в это время впадала в Аральское море. Хотя А.Л. Яншин доказывал наличие в этот период трансгрессии, но последующие исследования Кирюхина Л.Г., Кравчук и Федорова П.В. (1966 г.) отвергли это также как и более поздние исследования Е.Г. Маева, Ю.А. Корничева (1999 г.), а до этого И.В .

Рубанова (1982 г.) .

Более или менее ясно теперь, что Арал претерпел пять или семь (по данным последних радиоуглеродных исследований донных отложений) трансгрессий, наиболее мощным из которых принадлежат наиболее высокие террассы очевидно, относящиеся к раннему плиоцену (А.В. Шитиков) или к акчагылу .

Не ясен источник такого высокого обводнения — это или результаты таяния северных ледовых масс, как предполагает в своей работе "Закономерности соленакопления в Арало-Каспийской низменности" АН СССР, 1956, В.А. Ковда и В.В. Егоров, или поступление вод Праамударьи, о которой упоминается в Авесте (предположительно, это река, объединившая воды всех прапритоков Амударьи, включая не только Зеравшан, Теджен, Мургаб, но и Сырдарью и Чу до перекрытия Буамского перешейка .

Здесь интересны проверенные А.С. Кесь результаты исследований П.И. Чалова и др. (1966 г.). Первый этап обводнения Аральской впадины наступил в позднем плиоцене. В это время западные равнины Средней Азии были затоплены водами обширного акчагыльского, а затем апшеронского моря. Восточная граница их не установлена, но фауна, террасы и береговые валы этого возраста встречены в Сарыкамыше и Ассаке-Аудане, на Арале и в некоторых впадинах Кызылкумов .

Современный период обводнения Арала начался в 1 тысячелетии до н. э., когда Амударья, образовав Присарыкамышскую и Акчадарьинскую дельты, продвигалась в Аральскую впадину и вместе с Сырдарьей, которая текла тогда через Жандарью и Кувандарью, стали наполнять ее и образовали современное море .

В начале XIX века уровень Арала стоял низко. В 1845 г. и после 1860-х годов отмечены некоторые повышения уровня. В начале 80-х годов уровень стал особенно низок, в связи с чем исследователи тех времен пришли к выводу о прогрессивном уменьшении воды в Средней Азии .

Однако в 80-х годах началось повышение уровня Арала, сначала — довольно медленное, а затем более быстрое. Так продолжалось до 1906 г.; 1907 год характеризуется остановкой, 1908 г. — повышением, 1909 г. — понижением .

Повышение снова отмечено в 1910, 1911, 1912 гг., а затем до 1917 г .

уровень менялся мало. Понижение началось после 1917 г., известного своей засушливостью в Средней Азии. К 1921 г. уровень Арала понизился на 1,3 метра по сравнению с 1915 г. Но наблюдения в 1924 г. дали новое повышение (немногим меньше 1/2 метра) .

Амплитуда колебаний в течение полустолетия конца XIX и начала XX века была не более трех метров .

Естественные водные ресурсы Амударьи (без бессточных областей Теджена, Мургаба и др.) составляют в зоне формирования стока 75 км3/год и Сырдарьи 37 км3/год (в сумме 112 км3/год). Колебания годовых величин естественных водных ресурсов Амударьи и Сырдарьи довольно существенны (коэффициенты вариации Сv соответственно 0,15 и 0,21) и характеризуются значительной синхронностью (коэффициент корреляции 0,83), что затрудняет обеспечение водой основных потребителей речного стока в маловодные годы .

Бассейны Амударьи и Сырдарьи — районы древнего орошения, которые изменяют естественный сток этих рек в течение длительного времени. До начала 50-х годов объемы безвозвратных изъятий стока колебались незначительно как по отдельным речным бассейнам, так и по бассейну моря в целом и достигали 29-33 км3/год. Увеличение водозаборов из рек в 50-е годы до 35-42 км3/год, обусловленное расширением площадей орошаемого земледелия и водохозяйственными мероприятиями (строительство водохранилищ на Сырдарье, подача вод Амударьи в Каракумский канал), компенсировалось некоторым уменьшением русловых потерь стока, а также естественной многоводностью этого десятилетия (суммарные естественные водные ресурсы были примерно на 9% выше нормы). В результате до начала 60-х годов приток речных вод к морю и его режим сохранялись относительно стабильными .

Период времени от начала проведения систематических инструментальных наблюдений за уровнем и другими характеристиками режима моря (1911 г.) до 60-х годов может быть определен как условно-естественный. Примерное равенство приходных и расходных составляющих водного баланса моря (таблица) определяло незначительные колебания уровня около отметки 53 м .

абс., которая и принималась за средний многолетний уровень. Средняя площадь водного зеркала при отметке 53 м. абс. составляла 66,1 тыс. км2, а объем вод достигал 1064 км3 .

По своим размерам Арал стоял на четвертом месте в ряду озер мира: после Каспия, Верхних озер Северной Америки и оз. Чад. Площадь Арала составляла 64 490 км2 (с островами); наибольшая длина 428 км, наибольшая ширина — 284 км .

Озеро было относительно мелкое: наибольшая глубина — 68 метров; средняя глубина — всего 16 метров. Наибольшие глубины сосредоточены у западного берега в виде узкой полосы; площадь глубже 30 метров занимала лишь около 4% озера .

Итак, древний Арал, претерпевший 5 или 6 трансгрессий — увеличения и последующих усыханий — опять оказался на пороге нового иссушения .

С конца XVI века наиболее видное место в изучении Средней Азии принадлежит русским исследователям и ученым, трудами которых был заложен прочный фундамент для современных представлений о природных условиях Средней Азии .

Первым географическим трудом на Руси, в котором дается много сведений о Средней Азии, была "Книга Большому Чертежу", составление которой относится к концу XVI и началу XVII веков. В этой книге впервые говорится о "Синем море", или Аральском, тогда еще никому неизвестном в Европе. Географические данные "Книги" изложены скупым, но вместе с тем точным языком. "А от Хвалимского моря до Синего моря, на летний на солнечный восход прямо 250 верст", или "А в Синем море вода солона". О песках мы читаем: "а к Синему морю прилегли пески Барсуккум, поперек того песку 25 верст, да пески Каракум (Приаральские. Н. К.) от Синего моря 200 верст". Даются сведения об искусственном орошении: "От Бухары города во всю землю Бухарскую из Сыр-Дарьи разведены воды по пашне для того, что там безводно" и т. д .

Неоднократные посольства русских царей в Хиву и Бухару также доставили немало данных о природе страны и быте ее населения. В этом отношении заслуживает упоминания посольство Михаила Тиханова и подъячего Бухарова, совершившее в 1613 г .

огромный путь по маршруту от Самары на Устюрт в Хиву и оттуда через пустыню Каракумы в Персию. Это было первое пересечение пустыни европейцами с севера до Копетдага на юге .

Особенно оживились географические исследования Средней Азии в эпоху Петра Великого. Интересуясь путями из России в Индию, Петр приступил к систематическому изучению восточного побережья Каспийского моря и прилегающих территорий. В 1719 году Петр I направил большую экспедицию под начальством Бековича-Черкасского в Хиву для изучения вопроса и возможности пропуска по древнему руслу Узбоя вод АмуДарьи в Каспийское море. До отправления названной экспедиции в Хиву, по распоряжению Петра были произведены топографические съемки восточных берегов Каспийского моря Соймоновым и Верденом, результатом которых была первая карта Каспийского моря, изданная в Петербурге в 1720 году. Эта карта явилась крупным достижением в географическом изучении Средней Азии. Было точно доказано, что ни Аму-Дарья, ни Сыр-Дарья не впадают в Каспийское море, как это обычно показывалось на европейских картах того времени согласно представлениям Клавдия Птолемеягеографа древности, а впадают в Аральское море, совершенно еще неизвестно тогда европейским картографам. При Петре I была также произведена первая съемка озера Иссык-Куль капитаном Унковским .

Интересные сведения о Бухаре доставило посольство Флорио Беневени, отправленное в 1719 году Петром Великим вскоре после неудачной экспедиции Бековича-Черкасского в Хиву .

Существенные результаты были получены экспедицией к Аральскому морю и в Хиву в 1740-41 г.г. Гладышева и геодезиста Муравина, описавшего весь путь от Оренбурга до Аральского моря. Несколько позднее (1762) появилась замечательная работа П. И .

Рычкова под названием "Топография Оренбургская", в которой автор использовал все накопление к его времени сведения и материалы по Оренбургской губернии и "смежных с ней местах и народах". Интересно в этой работе описание г. Ташкента, Каспийского и Аральского морей. Много ценных сведений о Средней Азии и ее производительных силах доставил Филипп Ефремов, совершивший подневольное десятилетнее "странствование" "по Бухарии, Хиве, Персии и Индии" в 1774 году. Прожив в неволе много лет в Бухаре, Ефремов первый дает общее представление о природе страны и деятельности населения, что придает написанной им книге характер первой, хотя и элементарной, географии территории современного Узбекистана. В начале XIX столетия командируются в г .

Ташкент горные чиновники М. Поспелов и Т. Бурнашев. Они сообщают довольно полные и детальные сведения о городе, климате, а также об образе жизни населения. В 1813-14 г .

совершил большую поездку в Кокандское ханство Филипп Назаров и собрал небезынтересные географические о нем сведения. В 1819 г .

совершил смелое путешествие кап. Н. Н. Муравьев, пройдя из Гасан-кули через Каракумы в Хиву. Важным результатом этого путешествия было подробное описание хивинского ханства и первые точные сведения о сухом русле Узбоя. В 1820 году в составе дипломатической миссии Негри А. проникли в Бухару первые натуралисты: Пандер X. и Эверсман Э., значительно расширившие географические и геологические сведения о Средней Азии .

Таким образом, географические представления о Средней Азии понемногу расширялись, хотя и стояли на относительно невысоком еще научном уровне, были не полны и несовершенны .

Однако глубокий интерес к Средней Азии со стороны России, возникший, как мы видели, еще в далеком прошлом, в XIX в. еще более укрепился. Страна нарождающегося капитализма стремилась к расширению своих владений, торговли, экономических связей .

Интересы крепнущего торгового и промышленного капитала толкали страну па упрочение связей со Средней Азией .

С первой же четверти XIX столетия в Среднюю Азию стали проникать научные экспедиции. Первой по времени была экспедиция полковника Берга, снаряженная в 1825 году для исследования Устюрта. В ней принимали участие геодезисты, астрономы и натуралист Эверсман.Интересным и важным результатом экспедиции было не только определение астропунктов, описание геологического строения Устюрта, но и нивелировка, проведенная от восточного берега Каспийского моря к Аральскому, которая впервые доказала, что уровень Аральского моря лежит значительно выше уровня Каспийского моря .

В 1832 году появился первый обобщающий труд по географии Средней Азии, составленный А. И. Левшиным, под названием "Описание киргиз-казачьих или киргизкайсацких орд и степей". Первая часть этой книги заключает "Известия географические" .

В ней излагается систематическое описание поверхности обширной территории Средней Азии от Б. Барсуков и восточного берега Арала до оз. Балхаш. В конце книги Левшиным дается описание животных, растений и полезных ископаемых. Для своего времени труд Левшина был лучшим источником по северной части Средней Азии, Для восточной части Средней Азии имели большое значение путешествия А. Шренка, ботаника С.-Петербургского ботанического сада, совершенные им в 1840, 41 и 42 годах .

Маршрутами этого ученого была покрыта почти вся восточная часть Средней Азии, включая озера Балхаш и Алаколь. Особенно ценными результатами экспедиции Шренка явилось подробное описание путешествия и большие ботанические и геологические коллекции из мало известных областей Средней Азии. В те же годы (1841-1842) состоялась миссия инженера Бутенеза в Бухару, в которой приняли участие: Ханыков Н .

как географ, Богословский (горный инженер) и натуралист Леман А. Проникнув из Бухары в верховья Зеравшана, тогда еще неизвестный Кухистан, экспедиция Зутенева, по словам И. В. Мушкетова, "значительно обогатила нас естественно-историческими сведениями о Туркестане и особенно богата геологическими результатами". Член экспедиции Ханыков Н. В. дал первое научное описание Бухарского ханства .

В 1842 году в Хиву было отправлено посольство полковника Данилевского .

Входивший в состав посольства натуралист Базинер собрал обширные геологические и ботанические коллекции и провел первые метеорологические наблюдения по Хивинскому оазису. Данилевский представил описание Хивинского ханства, дав обстоятельные в нем географические и гидрографические сведения .

В 1848 году состоялась экспедиция лейтенанта А. И. Бутакова для исследования Аральского моря. В составе экспедиции был представитель Военного Министерства кап .

Макшеев А. И. и знаменитый украинский поэт Т. Шевченко, находившийся тогда в ссылке. По ходатайству Бутакова Шевченко был привлечен в состав экспедиции в качестве художника. Результатом экспедиции Бутакова было определение астрономических пунктов, подробная топографическяа съемка берегов Аральского моря, промеры глубин и сбор геологических и ботанических коллекций .

В 1851 году состоялась экспедиция инженера Влангали для изучения Семиреченского края, Результатом экспедиции было составление первой геологической карты Семиречья и географические наблюдения по пройденному маршруту. В том же году состоялась топографическая экспедиция на оз. Балхаш с топографом Нифантьевым во главе, при участии топографов Булатова и Сонина. Экспедиция Нифантьева впервые определила точное географическое положение озера Балхаш и представила данные о характере берегов озера и его глубинах .

Очень важные данные о горной системе Тянь-Шаня доставил П. П. Семенов, впоследствии знаменитый ученый и руководитель Русского Географического Общества. В 1856 году П. П. Семенов достиг только озера Иссык-Куль, перевалив через хребет Заилийский Алатау. В следующем, 1857 г. Семенов проник с берегов Иссык-Куля на центральный Тянь-Шань, взобравшись, как он говорит "на вершину страшного и исполинского горного прохода Заукудаван", и вышел на истоки Сыр-Дарьи, Отсюда П. П .

Семенов прошел еще дальше на восток на истоки 0. Сары- джаза, где открыл громадные ледники. Результаты путешествия П. П. Семенова были исключительно велики. Помимо разъяснения основных черт орографии Тянь-Шаня, прекрасных геологических и ботанических коллекций, Семенову удалось опровергнуть ложный взгляд на существование вулканов в Тянь-Шане, высказанный крупнейшим авторитетом того времени А. Гумбольтом .

В 1857 году в составе экспедиции Академии наук в "Арало-Каспий-скую область" принимали участие зоолог Н. А. Северцов и ботаник Г. П. Борщов. Экспедиция исследовала северную часть Средней Азии по маршруту, начиная от средней части Мугеджар вдоль северной подошвы Устюрта, через пески М. Барсуки и вышла на низовье Сыр-Дарьи. Экспедиция собрала обширный материал по геологии, растительности и климату посещенной территории.

В опубликованной работе о геоботанических исследованиях Борщов впервые поставил и осветил ряд физико-географических вопросов:

о недостатках водных ресурсов, засоленности почвы, причинах разреженного растительного покрова и др. Н. А. Северцов продолжал свои зоогеографические исследования и в 1858 году до шел вверх по Сыр-Дарье до Перовска (Кызыл-Орда) .

В 1869 году совершил большое путешествие по Тянь-Шаню А. В. Каульбарс и дал описание своего обширного маршрута. Состоявшие в его экспедиции топографы Петров и Рейнгартен, представили первую инструментальную съемку центрального Тянь-Шаня и положили на карту крупнейший ледник хребта Акшийрак, из которого получает начало р .

Сыр-Дарья. Этот ледник получил название ледника Петрова, в честь топографа экспедиции. В 1871 году начались исследования замечательного географапутешественника А. П. Федченко. Исключительно важными были исследования А..П .

Федченко в Ферганской долине, произведенные им совместно с женою О. А. Федченко .

По общему мнению современников, научные материалы, собранные Федченко и его женой в "Кокандском ханстве" составили эпоху в изучении страны. В своем отчете Федченко осветил целый ряд новых фактов большого научного значения. Впервые были описаны рельеф Ферганской долины, ее климат, летучие пески, Алайский хребет и его ледники, вертикальная граница распространения арчи, посевов ячменя. Впервые была описана фауна водоемов и собраны огромные материалы по растительности и по фауне. Впервые была описана Алайская долина и Заалайский хребет-северный рубеж Памира .

После Хивинского похода 1873 г. и занятия русскими Хивы условия для научных исследований в Средней Азии стали более благоприятными и безопасными. Из экспедиций этого времени особо важное значение имела т. н. Аму-Дарьинская экспедиция, организованная Русским Географическим Обществом и Петербургским Обществом естествоиспытателей. Особый интерес в этой экспедиции представляли работы геолога Барбот-де-Марни, профессора горного института, который первым установил геологическую связь между Устюртом и Мангышлаком и первым исследовал наименее известные тогда центральные части пустыни Кызылкум .

В 1874 г. под руководством известного геодезиста полк. Тилло была произведена инж. Мошковым и геодезистом Солимани Н. А. точная нивелировка через Устюрт, в результате которой оказалось, что уровень Аральского моря на 74,11 м выше Каспийского. В 1878 г. в Фергане был русский академик Миддендорф. Обстоятельность исследований Миддендорфа, его неутомимость и метод работы вызвали довольно характерное донесение о нем местной полиции, которая писала о работе Миддендорфа по начальству: "странствует верхом, глядит в землю, смотрит вдаль и постоянно пишет" В результате своих исследований Миддендорф дал первое описание почв Ферганской долины и анализы их, детально описал лёсс, его плодородие и значение в народном хозяйстве, очертил климат долины и земледелие .

В том же 1878 году состоялась экспедиция зоолога В. Ф. Ошанина в Каратегин, завершившаяся открытием хребта Петра I и ледника Федченко, названного так В. Ф .

Ошаниным в честь замечательного исследователя А. П. Федченко .

Лекция № 12. Биографические и мемуарные источники Изучение шежире сегодня особенно актуально, ибо история каждого племени, рода, подрода — это в совокупности история всего народа. Нам пытаются навязать европоцентристское мышление, запугивая страхами межродовых распрей, якобы неизбежных, если мы будем помнить свою родословную, гордиться своим родовым именем. Этот безродный космополитизм призван убить нашу национальную гордость, усыпить наше национальное самосознание, сделать нас манкуртами и рабами, ибо манкурт всегда раб и раб всегда манкурт .

«Тот, кто знает своих семь предков — будет защитником семи племен!» — гласит восточная мудрость .

В этой связи позволю напомнить перечень основных родоплеменных объединений казахов .

1. Уйсунь (общее название Старшего жуза) – Усунь - III-II вв. до н.э .

2. Жалаир – Жалаир - XII в.н.э .

3. Дулат – Дулу - II в.н.э .

4. Канглы – Канпой - II в.до н.э .

5. Аргын – Алунь - V в.н.э .

6. Кипчак – Кипчак - VIII в.н.э .

7. Керей – Кереит - XII в.н.э .

8. Найман – Найман - XII в.н.э .

9. Конырат – Хонхират - XII в.н.э .

10. Алшын - (Общее название Младшего жуза) – Ашина - V в. н.э .

Впервые собственно Казахами стали называться роды племени Алшын. Племя Алшын, в китайских хрониках именуемое Ашина, в начале новой эры на территории современных Алтая — Монголии — Китая создало самостоятельное государство, вскоре превратившееся в гигантскую кочевую империю — Великий Тюркский Каганат, У-УШ вв.н.э., с границами от Хингана до Карпат, или, говоря иначе, от Кореи до Венгрии .

Согласно кочевой традиции и в соответствии со своим новым статусом (династийное племя Каганата), племя Алшын берет себе древнее политическое имя — Тюрк («Обладающий Властью»), вскоре ставшее общим для всех племен Каганата .

В VIII веке Великий Тюркский Каганат распадается, племя Алшын вытесняется из своих родовых кочевий и движется в западном направлении. Этот период относительного упадка требует своего идеологического оправдания, и племя берет новое имя, близкое к древнему родовому тотему, («Алшын» — «Красный Волк»), но как бы на уровень ниже по своей значимости — Куман («Кумай» — «Собака») .

Мусульманские историки по традиции продолжали всю Великую степь называть кипчакской, хотя некоторые из них отделяли собственно Дешти-Кипчак (от Иртыша до Волги) от Кумании (от Волги до Дуная) .

Имя «Алшын» состоит из двух корней со следующим значением: «Ал» — «Красный» (ср.каз. «алкызыл» — «ярко-красный», рус. «алый»); «Шын» — «Волк»

(ср.каз. «шын» — «истина», «вершина», «могущество»; «шон» — «большой», «сильный»;

монг. «чино» — «волк»; рус. «щенок» — «детеныш волка или собаки»). Таким образом, «Алшын» — это «Красный Волк» .

Китайцы вполне официально именовали Тюрков - Ашина Волками. Испытав огромное влияние кочевой тюркской культуры, китайцы до сих пор именуют свое государство «Чина» — «Страна Волков» .

Имя Тюрк является производным от слова «Торь» — «Абсолютное Совершенство»

или, в прагматическом значении: «Почетное место», «Высший Закон», «Верховная Власть». Тюрки — это «Обладающие Властью». Это имя не родовое (тотемное), а политическое: на протяжении всей многотысячелетней истории кочевников племя, возглавляющее государство, называлось Тюрк (Торе). Потомков Чингиз-хана казахи до сих пор называют Торе .

Высшим законом в древнетюркских рунических памятниках почитается Тора («Турк Тореси» — «Закон Тюрков» или «Тюркская Тора»). Свод древнееврейских законов («Пятикнижие Моисея») также называется Тора .

В IХ-Х вв.н.э. наблюдалась грандиозная миграция кочевников с востока на запад, названная историками «новым великим переселением народов». Согласно источникам, толчок движению дал вышедший из Китая народ Кайы, который изгнал Кунов; Куны вытеснили Шаров (Саров); Шары победили Туркменов, а Туркмены — Гузов. Два последних народа, объединившись под именем Печенегов (Кангар или Канглы), ушли в Европу, где в союзе с малоазийскими Турками-Сельджуками терзали Византию. Кайы вместе с другими Огузо-Кипчакскими родами составили племя Торков ( Черных Клобуков -«Каракалпаков»), ставших союзниками Киевской Руси .

Науке известны сотни толкований имени Казах. Пожалуй, самое отвергаемое наукой («народная этимология»!), но, действительно, самое популярное в народе: «КазАк» — «Гусь Белый». Кажется, этот тот самый случай, когда «народная этимология»

ближе к истине, чем научная аргументация. Гусь — один из древнейших тюркских тотемов. Этнограф А.Диваев писал о казахах 19 века, что они приходят в священный трепет, слыша голос гусиной стаи .

В древнетюркской рунической литературе употребительно слово «казгак» — «защитник, воин, герой» .

Имя Монгол состоит из двух тюркских основ: Мэнгу — «Вечный, Бессмертный», Кол — «Войско». Таким образом, «Монгол» — это «Вечное, Бессмертное Войско» или просто «Бессмертные». Первоначально так называлась гвардия, ставшая костяком непобедимых армий Чингис-хана .

Лекция № 13. Воспоминания путешественников и послов .

ИЗУЧЕНИЕ "ПУТЕШЕСТВИЯ" ИБН БАТТУТЫ. ПЕРЕВОДЫ И

ПУБЛИКАЦИИ В конце XVII в. один из почитателей Ибн Баттуты, Мухаммад ибн Фатхаллах ибн Мухаммад ал-Байлуни, чтобы приспособить "Путешествие" к вкусам широкого круга читателей и сделать его доступным, значительно сократил книгу и, присовокупив к ней собственное предисловие в стихах, выпустил под названием "ал-Мунтаки мин рихлат Ибн Баттута ат-Танджи ал-Андалуси" ("Извлечения из „Путешествия" Ибн Баттуты Андалусского из Танжера") .

После того как "Извлечения" ал-Байлуни вошли в обиход, почти окончательно прекратилась переписка полного текста "Путешествия". Большинство рукописей "Путешествия", дошедших до нас, содержат текст "Извлечений" ал-Байлуни, а не подлинной книги Ибн Баттуты .

Европейская арабистика познакомилась с Ибн Баттутой также через сокращенный вариант ал-Байлуни. Впервые (1808 г.) на "Путешествие" обратил внимание немецкий путешественник У. Зеетцен, который приобрел его для Готской библиотеки. На основе этой рукописи "Извлечения" Дж. Г. Козегартен в 1818 г. опубликовал отдельное исследование, текст и латинский перевод трех отрывков из "Путешествия", посвященных Индии, Китаю и Судану .

Основное внимание было уделено сообщениям путешественника, относящимся к Судану. Для проверки достоверности сведений Ибн Баттуты Козегартен привлек и другие географические источники, сравнение с которыми убедило его, какую огромную историко-географическую ценность представляет "Путешествие" .

В 1819 г. ученик Дж. Г. Козегартена Генрих Апец издал другую часть "Извлечения", посвященную Малабарскому побережью Индии и Мальдивским островам. Работа Апеца, состоящая из перевода, комментариев и небольшого предисловия, по своему характеру и методу исполнения представляла собой продолжение исследования Козегартена .

В том же, 1819 г. вышла в свет книга знаменитого путешественника И. Л .

Буркхардта "Путешествие в Нубию", в приложении к которой была помещена заметка о "Путешествии" по "Извлечениям" ал-Байлуни, три рукописи которых он приобрел во время своего пребывания в Магрибе. Несмотря, на то что Буркхардт не разобрался во многих местах текста, он сумел достойным образом оценить важность книги своего предшественника. Буркхардт умер в Каире за два года до выхода своей книги, и после его смерти рукописи сокращенного варианта "Путешествия" поступили в библиотеку Кембриджского университета .

Английский ориенталист Семюэл Ли продолжал изучение памятника и перевел на английский язык полный текст "Извлечений", составленных ал-Байлуни .

Однако перевод Ли не отличался большой точностью, а местами представлял собой лишь изложение текста .

Первый европейский перевод с полной рукописи "Путешествия" Ибн Баттуты появился в 1840 г. в Лиссабоне. Португальский священник Ж. С.-А. Моура во время пребывания в Фесе в 1797 г. приобрел рукопись "Рихла" и решил перевести текст своего списка на португальский язык. Первый том перевода Моуры, охватывающий путешествие Ибн Баттуты в Египте, Сирию, Йемен, Мекку, Малую Азию и Золотую Орду, увидел свет в 1840 г. в издании Лиссабонской академии. Однако смерть Моуры помешала осуществлению его дальнейших планов .

Отдельные отрывки из подлинного текста "Путешествия" были переведены на французский язык бароном де Слэном, опубликовавшим в 1843 г. в "Журналь Азиатик" части сочинения, посвященные Судану. Де Слэн добавил к своему переводу примечания Рейно, присланные ему в частном письме .

В 1848 г. другой французский арабист, Эдуард Дю-ларье, поместил в том же "Журналь Азиатик" текст и перевод (снабженный соответствующими комментариями) глав с полной рукописи памятника, посвященных путешествию на острова Малайского архипелага и в Тавалиси .

Эти публикации заинтересовали французского востоковеда Ш. Дефремери, и он на основе полной рукописи перевел на французский язык главы, описывающие странствия Ибн Баттуты по Ирану и Центральной Азии; перевод был напечатан в 1848 г .

Спустя два года увидели свет "Рассказ о путешествии в Крым и Кипчак", "Путешествие в Малую Азию", а также "Рассказ о монгольском султане двух Ираков и Хорасана Абу Сайде" .

Благодаря этим изданиям ориенталисты полностью осознали необходимость подготовки и публикации полного критического текста "Путешествия" и его всестороннего исследования. К этой задаче более других ученых был подготовлен Ш. Дефремери. И он вместе с Б. Сангинетти взялся за эту нелегкую работу .

К пятидесятым годам XIX в. наряду с накопленным опытом работы над памятником уже был выявлен и целый ряд списков с полным текстом подлинного сочинения. Подавляющая часть этих рукописей, обнаруженных после захвата Алжира французами, была собрана в Парижской национальной (тогдашней имперской) библиотеке. Это в значительной степени облегчило работу над составлением текста. В распоряжении издателей было пять рукописей, из которых лишь две содержали полный текст сочинения. Две другие, вместе взятые, составляли третий экземпляр, и, наконец, пятая имела несколько значительных пропусков. Первая из этих рукописей, хранящаяся в Национальной библиотеке в Париже за № 967, по утверждению де Слэна и Ш .

Дефремери, является автографом Ибн Джузаййа, изготовленным в 1356 г.

Вот краткое описание этой рукописи, выполненное де Слэном и без всяких изменений помещенное Дефремери и Сангинетти в предисловии к изданию:

"Бумага, источенная в нескольких местах, плотная и пожелтевшая от времени .

Потускневший почерк рукописи в нескольких местах еле различим. Несколько листов позднее заменены другими листами, чтобы восстановить выпавшие листы с текстом. Таковы листы 1, 2 и, вероятно, листы с 19-го по 39-й включительно. В остальном вся рукопись написана одной рукой, и почерк представляет хороший образец магрибинско-испанского письма; заметны легкость, изящество и смелость, которые свидетельствуют о большом искусстве каллиграфа, которое очень редко встречается в чисто африканских почерках. На последнем листе переписчик сообщает нам, что он закончил свою работу в месяце сафаре 757 г. [февраль 1356 г.]. Рукопись является неполной и содержит лишь вторую половину текста произведения" .

Судя по всему, у де Слэна, а впоследствии у Дефремери и Сангинетти не было достаточных аргументов в пользу их утверждения о том, что данная рукопись является автографом Ибн Джузаййа. Единственное свидетельство, которое они приводят в пользу принадлежности списка перу Ибн Джузаййа, сводится к содержанию надписи в колофоне, которая гласит: "Да канат ал-фирагу мин та'лифиха фи шахри сафар амма саб'а ва хамсина ва саб' амиа" .

Эта приписка ни в коем случае не может служить доказательством того, что рукопись переписана самим Ибн Джузаййем. Прежде всего следует отметить, что Ибн Джузайй умер в конце 1356 г., т. е. несколько месяцев спустя после завершения обработки книги Ибн Баттуты, и за короткий срок при всем желании он не смог бы изготовить новый экземпляр, исполненный "красивым, изящным и искусным" почерком. Во-вторых, слово "талиф" никогда не употреблялось в смысле "переписка".

Указанная надпись была сделана Ибн Джузайем, чтобы отметить время окончания обработки "Путешествия", и поэтому оно должно быть понято так:

"Составление [книги] завершилось в месяце сафаре 757 г. (февраль 1356 г.)" .

Вторая рукопись, которую использовали Ш. Дефремери и Б. Сангинетти в работе над установлением текста, тоже неполная и содержит лишь первую часть текста "Путешествия". Она переписана в месяце сафаре 1134/конце января 1721 г. Кроме того, она страдает большими лакунами, поглотившими значительные отрывки текста. Как отмечали сами издатели, из всех списков полный текст содержат лишь два. Один из них не датирован, и в колофоне его содержится весьма любопытная надпись: "ва кутиба мин нусхатин фи гайат ат-тасхифи" — "[этот список] переписан с очень искаженной рукописи" .

Другая рукопись тоже не датирована, но, по утверждению издателей, "она выглядит довольно древней". Последний из этих списков тоже неполный и содержит часть текста сочинения. Он переписан в июне 1766 г. В колофоне рукописи весьма примечательная приписка, гласящая о том, что переписчик "очень болел во время переписки значительной части" .

"Из всех рукописей, — пишут издатели, — которые были в нашем распоряжении, бесспорно, наиболее полная и наиболее правильная, хотя и она изобилует ошибками переписчика и упущениями, которые в целом имеют мало значения .

Это и есть та рукопись, которой мы пользовались более других и положили ее в основу нашего издания, главным образом для всей первой части текста, сохраняя за собой во второй части возможность замены ее чтений чтениями рукописи № 967, автографа Ибн Джузаййа" .

Сличая все эти рукописи, издатели подготовили и опубликовали в четырех томах первый полный сводный арабский текст и французский перевод (1853— 1857 гг.). Каждый том содержит соответствующее предисловие и примечание .

Бесспорно, Ш. Дефремери и Б. Сангинетти проделали колоссальную работу по восстановлению текста "Путешествия" Ибн Баттуты, его расшифровке и раскрытию. Это издание легло в основу всех последующих многочисленных переводов на европейские и восточные языки, а также всех арабских изданий текста .

Однако приходится констатировать, что проблема восстановления подлинного текста сочинения Ибн Баттуты до сих пор не снята с повестки дня. Как мы видели выше, в распоряжении издателей были всего две рукописи с полным текстом сочинения, и ни она из них, как отмечали сами издатели, не была свободна от многочисленных упущений, дополнений, переделок и других искажений. Не располагая списками с полным текстом, издатели были вынуждены отмечать разночтения и расхождения не систематически, а выборочно, там, где позволяла полнота текстов. Кроме того, в этом издании из-за технических затруднений был нарушен один из основных принципов составления научно-критического текста — издатели отказались от воспроизведения отвергнутых ими вариантов и разночтений в подтексте. Они по этому поводу пишут так: "Мы тщательно сличили рукопись с тремя другими, но вводили в текст чтения этих списков лишь тогда, когда они казались нам более правильными и более полными. Мы могли бы снабдить текст нашей работы большим числом вариантов, как мы это делали в начале подготовки нашего издания. Но формат и типографские правила, принятые для подобных работ по указанию Бюро Азиатского общества, не допускали примечаний (по крайней мере в местах, где они могут быть действительно полезными, т. е. под строкой), и из-за этого мы вычеркнули почти все варианты, которые ничего не прибавляли к авторскому замыслу... Другие варианты помечены номерами и цифрами страниц в конце каждого тома" .

Вывод, который вытекает из изложенного выше, ясен: издатели по объективным причинам не смогли предложить читателям подлинный сводно-критический текст, восходящий к первоначальному авторскому оригиналу. На это обращали внимание и другие исследователи .

Для восстановления оригинала "Путешествия" необходимо прежде всего выявить все старейшие рукописи с полным текстом сочинения. Судя по опубликованным каталогам разных книгохранилищ мира и по отдельным сообщениям, в настоящее время обнаружено пять списков полного текста Ибн Баттуты. Два из них, использованные Ш. Дефремери и Б. Сангинетти, были описаны выше. Ныне они хранятся в Парижской национальной библиотеке. Другая полная рукопись, как сообщает Махмуд аш-Шаркави, содержится в библиотеке Мадрида. Нам не удалось установить ее происхождение. Если это не та рукопись, которая была в распоряжении португальского переводчика Моуры, то еще одна рукопись с полным текстом должна находиться в одной из библиотек Португалии. Кроме того, имеется еще два полных списка — один из них хранится в библиотеке университета "Джами Каравиййин" в Фесе, а другой, переписанный 27 октября 1747 г., находился в частной коллекции Мухаммада ибн ал-Карима ал-Лафкун .

Существует также несколько рукописей сокращенного варианта ал-Байлуни .

Однако они, как говорилось выше, не могут быть использованы в качестве материалов для восстановления подлинного текста "Путешествия" .

Текст "Путешествия", опубликованный Ш. Дефремери и Б. Сангинетти, неоднократно переиздавался. Он также служил источником многочисленных полных и сокращенных, популярных и учебных изданий в арабских странах в разное время. Среди наиболее полных восточных публикаций, воспроизводящих парижское издание, следует отметить следующие: каирские издания 1287/1870 г., 1322/1904 г. и 1964 г.; багдадское издание 1962 г.; бейрутские 1962 г .

и 1968 г. Кроме этих изданий имеются адаптированные публикации, среди которых наибольшей популярностью пользуются изданные в Каире в 1934 г .

Наиболее авторитетным и научным до сих пор остается парижское издание .

Именно благодаря своему авторитету оно легло в основу многочисленных переводов на европейские и восточные языки .

Кроме отмеченных выше существуют также переводы на шведский, итальянский, немецкий, английский, польский, чешский и венгерский языки. Из этих переводов наиболее точными и научно аргументированными можно считать переводы на немецкий язык Г. Мжика и на английский Г. Гибба .

В XX в. над исследованием и переводом "Путешествия" на английский язык работал известный английский арабист Гамильтон Гибб. Еще в 1929 г. в Лондоне он выпустил сокращенный перевод "Путешествия", снабженный лаконичными, но исключительно содержательными комментариями. После выхода в свет своего перевода Г. Гибб продолжал работу и наконец в 1956 г .

завершил перевод и комментарии к сочинению. Первый том, включающий в себя предисловие и перевод (с подстрочными примечаниями), охватывает путешествия Ибн Баттуты в Египет, Сирию и на Аравийский полуостров; он опубликован в 1958 г. Второй том содержит описание путешествия в Малую Азию, Крым и Крымскую степь, в Центральную Азию; он увидел свет в 1962 г .

Третий том вышел в 1971 г .

Работе Г. Гибба многим обязаны позднейшие переводы, появившиеся на европейских языках .

Самым ранним из восточных переводов следует считать турецкий, выполненный Мухаммадом Шарифом. Он выпустил в 1897—1901 гг. в трех томах полный турецкий перевод "Путешествия". Второе издание этого же перевода вышло в 1916 г .

Из новейших восточных переводов следует отметить персидский, принадлежащий Мухаммад-Али Муваххиду и опубликованный в 1970 г. в Тегеране. Этот перевод также выполнен с французского издания Дефремери и Сангинетти .

В арабских странах из года в год выходят книги, представляющие собой переложение текста Ибн Баттуты для современных арабских читателей. По характеру и назначению эти книги являются как бы переводом "Путешествия" на арабский язык наших дней, понятный широким кругам читателей. Одним из таких наиболее удачных "переводов"-популяризаций следует считать книги Махмуда аш-Шаркави и Хусбана Шакира .

На "Путешествие" Ибн Баттуты и важность его сведений давно обратили внимание в России. Еще в 1841 г. в "Русском Вестнике" были опубликованы переводы небольших выдержек из "Путешествия" под рубрикой "Известия иностранцев о России". Перевод этот с небольшим предисловием был выполнен с английского перевода С. Ли, который, в свою очередь, пользовался текстом оригинала сокращенной редакции "Путешествия" ал-Байлуни. "Книга Ибн Баттуты нам остается неизвестной, — пишет переводчик, — и мы знаем его по двум сокращениям земляков его, Ибн Джези ал-Келби и ибн Феталлаха ал-Бейлуни. Буркхардт первый вывез их в Европу. Козегартен и Апетц издали их сокращенно, а в 1829 г. напечатан в Лондоне полный перевод их С. Ли. Из его перевода передаем читателям нашим любопытное извлечение — путешествие Ибн Баттуты в Золотую Орду, описание того грозного Двора Ханского..."

Далее приводится перевод выдержек из "Путешествия", где описываются Крым, Дашти-Кипчак и двор Узбек-хана .

Русский читатель познакомился снова с рассказами марокканского путешественника в 1864—1865 гг. В сборнике "Средневековые путешественники" анонимный автор поместил довольно обширную статью о "Путешествии" Ибн Баттуты, в которой по ходу изложения приводятся соответствующие извлечения. Эта статья, как и первый перевод в "Вестнике", на который иногда ссылается автор, целиком, судя по всему, опирается на английский перевод, хотя к тому времени уже вышло в свет великолепное для того времени издание и перевод Ш. Дефремери и Б. Р. Сангинетти. Вышеуказанные перевод и статья, ныне не представляющие никакого интереса для науки, в свое время играли большую роль и привлекли внимание историков России к "Путешествию" Ибн Баттуты .

Первый сравнительно точный перевод значительных извлечений из "Путешествия" был опубликован спустя 20 лет В. Тизенгаузеном в известном труде "Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды". В .

Тизенгаузен ставил перед собой определенную задачу — предоставить в распоряжение историков России извлечения из сочинений "арабских, персидских, татарских писателей" для составления "основательной, возможно полной и критически обработанной истории Золотой Орды", чтобы "правильно оценить степень влияния ее на Россию". Эта задача и предопределила характер выборки извлечений для перевода на русский язык. Наряду с текстом и выборками из сочинений Ибн ал-Асира, Ибн Абд аз-Захира, Ибн Васила, Рукн ад-Дина Байбарса, ан-Нувайри, ал-Умари и других авторов приведен русский перевод извлечений из "Описания путешествий Ибн Абуабдаллаха Мухаммеда Ибн Баттуты, записанного со слов его Мухаммедом Ибн-джозай... относящихся к истории Золотой Орды". Туда включено и описание Хорезма, который тогда входил в состав Золотой Орды. В "Сборнике" не приведен арабский текст "Путешествия", а представлен лишь перевод, выполненный на основе издания Ш. Дефремери и Б. Р. Сангинетти. Издание В. Тизенгаузена было выдающимся событием в востоковедной науке XIX в., однако, как отмечал И. Ю .

Крачковский, "переводы этих материалов и выводы из них Тизенгазуена теперь требуют детальной проверки и уточнения на основе новых источников и изданий, которые стали известны науке за 60 лет, протекших со времени выхода его эпохального труда" .

Следует отметить также перевод на татарский язык отрывка из "Путешествия", касающегося Дашти-Кипчак. Этот перевод, выполненный хорошим знатоком арабского языка Рида ад-Дином ибн Фахр ал-Дином, был опубликован отдельной книжкой в 1917 г. в Оренбурге. Несмотря на большую работу переводчика, который сличал тексты различных арабских и европейских изданий "Путешествия", чтобы установить точное правописание собственных имен и названий, перевод не отличается академичностью, а представляет собой вольное изложение рассказа Ибн Баттуты о кипчакских степях .

Небольшой отрывок из "Путешествия" в русском переводе был опубликован в сборнике "Прошлое Казахстана в источниках и материалах" .

В последние годы в отечественном востоковедении оживился интерес к "Путешествиям" Ибн Баттуты. В 1974 г. вышла книга В. Г. Милославского "Ибн Баттута", в которой впервые в советской литературе дается рассказ о жизни и странствиях выдающегося путешественника. Ему же принадлежит несколько статей об Ибн Баттуте. В 1983 г. в серии "Жизнь замечательных людей" опубликована работа И. Тимофеева о марокканском путешественнике. Ряд статей о нем принадлежит перу автора настоящей работы .

Отрывки, касающиеся посещения Ибн Баттутой Африки, помещены в хрестоматии "История Африки". Однако полный русский перевод "Путешествия" и его всестороннее исследование пока еще не осуществлены .

Что касается отдельных сведений, приведенных в "Путешествии" Ибн Баттуты и относящихся к Средней Азии, то они были весьма полно использованы в трудах русских и советских ученых, занимавшихся вопросами истории и истории культуры Средней Азии. Одним из первых к сообщениям нашего путешественника обратился В. В. Бартольд, который кроме арабского текста прибегал также к упомянутому выше переводу В. Г. Тизенгаузена. В. В. Бартольд весьма широко цитирует Ибн Баттуту и ссылается на его данные как на заслуживающие полного доверия. Эта тенденция прослеживается в работах других ученых, которые, говоря о различных явлениях истории и истории культуры Средней Азии в начале XIV в., упоминают "Путешествие" Ибн Баттуты как источник первостепенной важности .

Очень полно использовал отдельные сведения Ибн Баттуты И. П .

Петрушевский, указывая, что рассказы средневекового путешественника содержат фактические данные, которых нет в других источниках. Столь же часто обращался к сообщениям и отдельным отрывкам из "Путешествия" Ибн Баттуты А. Ю .

Якубовский .

"Путешествие" Ибн Баттуты использовано в таких фундаментальных трудах по истории Средней Азии, как "Таджики" Б. Г. Гафурова, "История орошения Хорезма" Я. Г. Гулямова, "Бухарские документы XIV века" О. Д. Чехович и др .

Кроме того, к сочинению Ибн Баттуты обращались такие известные ученые, как С. П. Толстов, М. Е. Массон, А. М. Беленицкий, А. П. Смирнов и многие другие. К труду Ибн Баттуты прибегали авторы, разрабатывавшие историю Узбекистана, Казахстана, Туркмении .

Ценность "Путешествия" Ибн Баттуты увеличивается тем обстоятельством, что книга представляет собой не свод сухих данных, взятых из книжных источников, а живой рассказ очевидца. Ибн Баттута, величайший из путешественников своего времени, принадлежал к той же плеяде первопроходцев, что и Марко Поло, Афанасий Никитин и др. Неутолимая жажда знаний, любознательность, постоянное томление души, стремившейся своими глазами увидеть "все диковинки земли", толкавшие их в путь, были знамением времени, были обусловлены исторически. В Ибн Баттуте эти приметы эпохи, когда человечество так рвалось раширить свое поле зрения, нашли необычайно яркое воплощение. Он представляет собой богато одаренную, очень интересную психологически личность. Для него, в частности, характерна широта взглядов, уживающаяся с "правоверностью", сочетание точности в передаче наблюдений со стремлением рассказать о "чудесах святых", которые он рассматривает как подлинные факты .

Способы описания Ибн Баттуты иные, чем у других арабских средневековых авторов. Он не тревожится о схоластическом наукообразии, не ведает, о нем .

Его "Путешествие" представляет собой живой рассказ очевидца. Он не приводит географических координат городов, которые посетил, а просто рассказывает, как ехал от одного города к другому, из страны в страну (например, из Сарай-Берке в Хорезм и далее по Средней Азии). Побывав в городе, он пишет о том, что видел собственными глазами, описывает людей, с которыми встречался, лишь изредка приводя услышанные им от местных жителей рассказы об истории того или иного города или поселения. Останавливается он главным образом на своих впечатлениях о местных правителях, духовных лицах и "святынях" .

Его рассказ напоминает в этом отношении повествование Марко Поло, посетившего эти места несколько раньше, — тот также при описании увиденных им стран и городов уделял большое внимание "чудесам", совершенным каким-либо святым. Только Марко Поло писал о христианских святых, а Ибн Баттута весьма подробно рассказывает о гробницах "святых шейхов" и чудесах, которые произошли на его глазах или о которых ему довелось слышать .

Посетив Хорезм, путешественник наибольшее внимание уделяет его столице Ургенчу, которую называет также Хорезмом. Из описаний Ибн Баттуты явствует, что в первой половине XIV в. этот город был крупным экономическим и культурным центром .

Особое внимание Ибн Баттута обращает на хорезмийские рынки, где, по его словам, "толчея была такая, что я не мог двинуться ни вперед, ни назад...". Напомним, что путешественник посетил множество городов Ближнего Востока, и среди них такие, как Каир и Дамаск. При этом он описывает столицу Хорезма Ургенч примерно в тех же выражениях, что и эти огромные по масштабам того времени города ("город волнуется, как бурное море"). Можно заключить, таким образом, что Ургенч в 1333 г., когда его посетил Ибн Баттута, был действительно большим, оживленным городом, выдерживавшим сравнение с другими выделенными им городами .

Путешественник не стремится рассказать о Хорезме все — он и не может сделать этого, так как незнаком с письменными источниками. Да и взгляд его обращен на другое. Для него главное — живое впечатление от города, давка, суета на базарах. Об Ургенче он пишет: "Это величайший, красивейший, крупнейший город тюрков с прекрасными базарами, широкими улицами, многочисленными постройками и впечатляющими видами. В городе кипит жизнь благодаря большому числу жителей, и он кажется волнующимся морем" .

Путешественник не перечисляет подробно товары, имеющиеся на рынках Ургенча. Ограничившись беглым упоминанием о том, что летом по Джайхуну ходит множество судов, которые привозят из Термеза пшеницу и ячмень, Ибн Баттута с восторгом описывает знаменитую хорезмскую дыню, которая была его любимым лакомством. Попутно он указывает и способ приготовления вяленой дыни: "Как на востоке, так и на западе мира нет дынь, подобных хорезмским, за исключением бухарской, за которой следует исфаханская дыня.. .

Удивительно, что ее разрезают на куски, сушат на солнце и кладут в корзины, как у нас делают с сушеными фигами и малагским инжиром, и везут из Хорезма в дальние города Индии и Китая..." .

Весьма детально рассказывает Ибн Баттута обо всех торжественных приемах и угощениях, которые были устроены в его честь эмиром Хорезма Кутлудумуром (Кутлуг-Тимуром), кади города и другими высокопоставленными лицами. Здесь он не скупится на подробности, описывая убранство покоев эмира и кади, ковры, посуду и угощение. Мы узнаем, что к столу было подано множество фруктов в стеклянных иракских вазах, что помещение было украшено сукнами и златоткаными шелками .

Так же пространны описания Ибн Баттуты полученных им подарков, о которых он говорит без всякого смущения, расценивая их как признак уважения к себе и своему духовному званию. Он сообщает о денежных подношениях эмира Хорезма, жены кади Ургенча — хатун Джиджа-ага, подчеркивая "благочестие" дарителей. Сами эти подарки, сделанные ему, человеку, посетившему "священные города" и образованному мусульманскому законоведу (каким ему хотелось себя считать), он рассматривает как подтверждение этого "благочестия" .

С этой точки зрения пишет Ибн Баттута о строительстве в городе мечетей, медресе, завий, больницы .

Как и в других местах своей книги, Ибн Баттута уделяет большое внимание угощениям, устроенным в его честь, подробно описывает завии, в которых он остановился, повествует о бытовых подробностях, что придает его рассказу своеобразный характер. Это не столько ученое географическое описание, сколько мемуары, путевые заметки, в которых на первый план выступает субъективный, личный момент, придающий "Путешествию" характер определенной беллетристичности .

Интерес к тому, принял ли ислам тот или иной правитель, который отмечают некоторые исследователи Ибн Баттуты, нельзя назвать особенностью, свойственной лишь ему. Многие историки, главным образом разрабатывающие послемонгольский период, специально подчеркивают этот момент. В самом деле, для мусульманского населения завоеванных монголами стран было весьма важно, принял ли их правитель религию покоренного народа, — это определяло вопрос о налогах, правах жителей, судопроизводстве. Этот "жизненный" интерес не мог не отразиться в литературе. Например, Перс ал-Джузджани, автор сочинения "Табакат-и Насири", современник монгольского нашествия, подробно рассказывает о том, что хан Джучи, отец Берке, приказал воспитать сына по мусульманским обычаям и обучить его в Ходженде Корану у "одного из ученых благочестивцев этого города". При дальнейшем изложении историк постоянно подчеркивает благожелательное отношение Берке к мусульманам, "благочестие" этого правителя .

Столь же показательно для мусульманских авторов XIII—XIV вв .

подчеркивание почтительного отношения монгольских правителей к суфийским шейхам, главам суфийских орденов, которые играли в эту эпоху большую экономическую и идеологическую роль — и как крупные землевладельцы, и как "духовные руководители" в первую очередь крестьян, приписанных к их земле. Для иллюстрации популярности и влиятельности суфийских шейхов в эпоху Ибн Баттуты приведем лишь отрывок из известной "Истории Вассафа", характерный также своим перифрастическим стилем, общим в то время и для персидской, и для арабской "официальной" прозы: "Царевич Узбек, который был украшен красою ислама и у которого шея чистосердечия была убрана жемчужинами чистой веры, с великим смирением отправил в обитель для паломничества небольшую группу доверенных лиц (инак), и старец (той) эпохи говорил: "В обители дервишей хан и каан одинаковы с одетыми в рубище". Прежде чем в армии (Узбека), по многочисленности равной муравейнику, разместились правое и левое крыло, авангард (манкила) и арьергард (кечка), Сарай-Кутлуг, брат Кутлуг-Тимура, для [этого] паломничества снял с головы произвола шапку спеси и султанства и смиренно [положил] голову на порог унижения и скромности" .

Многие сообщения средневековой истории Вассафа полностью согласуются с кажущимися на первый взгляд преувеличенными рассказами Ибн Баттуты о том, как почтительно относятся султан Узбек, Тарма- ширин, правитель Мавераннахра, Кутлуг- Тимур, эмир Хорезма к имаму Хусам ад-Дину ал-Йаги в Нахшабе, шейху хаджжи Низам ад-Дину в Сараи-Берке и другим шейхам, особенно Нуман ад-Дину ал-Хорезми, "очень строгому к мирянам". Ибн Баттута, например, сообщает, что султан Узбек навещает шейха Нуман ад-Дина каждую пятницу, но тот "даже не встает со своего места" .

"Путешествие" Ибн Баттуты, который всякий раз точно указывал, в какой из суфийских обителей он остановился, как его приняли и кто прислал продукты для "прокормления", дает любопытные свидетельства о числе суфийских завий в Средней Азии. Показательно само перечисление завий, в которых он побывал во время своей поездки по Средней Азии (в порядке его маршрута, начиная от Хорезма). Он называет завию на могиле шейха Наджм ад-Дина ал-Кубра, где "готовили угощения для приезжающих и уезжающих". Шейхом этой обители в то время был мударрис Сайф ад-Дин ибн Асаба. Тут же Ибн Баттута упоминает соседнюю обитель, шейхом которой был "благочестивый муджавир" Джалал ад-Дин ас-Самарканди, "один из величайших праведников". Джалал ад-Дин также устроил прием в честь Ибн Баттуты. Далее путешественник говорит о гробнице "ученого имама Абу-л-Касима Махмуда ибн Умара аз-Замахшари, над которой возведен мавзолей". Правда, Ибн Баттута не описывает его подробно, но, как правило, при таких мавзолеях существовала и завия, а к гробнице был приписан вакф, за счет которого существовали духовные лица, "обслуживающие" мавзолей и странноприимный дом при нем .

Затем Ибн Баттута рассказывает о "новом медресе" за пределами Ургенча, где он остановился на ночь, чтобы не въезжать в город во время толчеи (перед закрытием городских ворот). В медресе Ибн Баттуту посетили кади Ургенча и ряд духовных лиц; среди них Ибн Баттута называет Шамс ад-Дина асСинджари — имама хорезмского эмира .

Далее Ибн Баттута описывает угощение, которое устроила в его честь Турбек-хатун, жена эмира Хорезма, в выстроенной ею завии, где также "кормили приезжающих и уезжающих" .

Таковы завии одного лишь Хорезма, о которых упоминает Ибн Баттута .

Продолжая свое путешествие, он прибыл в предместье Бухары Фатхабад, где находилась могила "благочестивого отшельника Сайф ад-Дина ад-Бахарзи, одного из величайших святых". Здесь путешественник говорит о том, что завия, построенная у мавзолея Сайф ад-Дина ал-Бахарзи, существует на доходы от многочисленных вакфов: "Завия, носящая имя этого шейха, где мы остановились, очень велика и имеет огромные вакфы, на доходы с которых питаются приезжие" .

Очень интересно сообщение Ибн Баттуты о том, что шейх этой завий — "один из потомков Сайф ад-Дина, совершивший благочестивое паломничество Йахйа ал-Бахарзи" (ум. 1335-36). Можно предположить, что во время Ибн Баттуты уже существовали своеобразные "суфийские династии", где звание шейха переходило по наследству .

Важное значение для исследования истории и исторической географии, истории культуры, искусства и других областей общественной и политической жизни народов, населяющих в настоящее время наши среднеазиатские республики, имеют памятники арабской географичсской литературы. Они представляют собой обширный пласт написанных по-арабски сочинений, через века и страны тесно связанных друг с другом определенными традициями и линиями преемственности (хотя их авторы были представителями разных народов). Для IX в. это труды таких ученых, как ал-Балазури, Ибн Хордадбех, ал-Йа'куби; для Х в. — труды ал-Истахри, Абу Дулафа, ал-Мукаддаси, ал-Мас'уди, ал-Хорезми, ад-Динавари, ат-Табари, Ибн Мискавайха, Ибн Руста, Ибн ал-Факиха, Ибн Хаукала, XI век представлен трудами ал-Бируни, от XII в. сохранились сочинения ал-Идриси, Марвази и ас-Сам'ани, от XII—XIII вв. — Ибн ал-Асира, Йакута ал-Хамави, в XIV в. писали ал-Умари и Ибн Арабшах. Эти и многие другие историки и географы оставили нам наследие, на которое опираются современные ученые в воссоздании картины исторического и культурного развития народов Средней Азии, Кавказа и европейской части СССР .

«Путешествие Ибн Баттуты» (XIV в.), которому посвящена настоящая работа, занимает особое место среди трудов арабских путешественников. «После космографии и энциклопедий XIII—XIV вв., — писал И. Ю. Крачковский, — общая мусульманская литература как бы достигает апогея… жанр путешествий остается количественно богатым до конца, но показательно и здесь, что последний великий путешественник, объехавший все мусульманские страны, относится тоже к XIV веку. Это знаменитый Ибн Баттута, путешествие которого до сих пор читается в арабской школе.. .

тот самый Ибн Баттута, без ссылок на которого не обходится ни одна работа о Золотой Орде или Средней Азии,..»

На важность сообщений Ибн Баттуты о сравнительно мало изученном периоде истории Средней Азии давно обратили внимание и другие востоковеды. Ибн Баттута восполняет своими интересными записками (полное название его книги — «Тухфат аннуззар фи гараиб ал-амсар ва аджаиб ал-асфар»), основанными на личных впечатлениях, многое из того, что не зафиксировали местные хронисты того времени. Именно это увеличивает интерес к его повествованию, которое дает нам яркую и реалистическую картину культурной, политической и социальной жизни Средней Азии первой половины XIV в. Многие рассказы Ибн Баттуты о городах и городской жизни Средней Азии в первой половине XIV в. не имеют параллелей в других источниках .

И. Ю. Крачковский называл Ибн Баттуту «последним универсальным географомпрактиком, не книжным компилятором, а путешественником с громадным районом посещенных стран. По подсчетам, им было пройдено более 75 тысяч миль» В течение своих двадцативосьмилетних странствий он побывал в сотнях городов и селений Северной и Западной Африки, Аравийского полуострова, Индии и Испании, Турции и Ирана, Средней Азии и Восточной Европы и, наконец, Китая .

«Путешествие» Ибн Баттуты настолько насыщено интересными рассказами о самых дальних странах, что его современники сочли их неправдоподобными и фантастическими. Даже такой выдающийся ученый, как Ибн Халдун, который встречался с Ибн Баттутой, не принял всерьез рассказы и описания «Путешествия», говоря, что «люди обвиняли его во лжи». Скептически отнеслись к сообщениям Ибн Баттуты и в европейской науке. Это помещало в свое время достойным образом оценить и восстановить подлинный текст «Путешествия» .

По мере развития востоковедения, равно как и географических исследований, ученые различных стран все больше убеждались в том, что описания Ибн Баттуты не плод фантазии средневекового мистификатора, а результат непосредственного наблюдения описываемых земель и народов .

Но интерес к «Путешествию» Ибн Баттуты как к источнику самых разнообразных сведений — географических, исторических и культурных — лишь одна сторона дела. Есть и другая сторона. «Тухфан ан-нуззар...» представляет собой также ценный литературный и психологический памятник эпохи, позволяющий с большей достоверностью, чем разнообразные описания «быта и нравов», осветить особенности мировоззрения человека того времени: круг его интересов, отношение к тем или иным обстоятельствам и фактам и их оценку. Каковы были определяющие черты того жанра, того направления литературной деятельности, к которому относится «Путешествие»? В этом плане записки Ибн Баттуты, изучавшиеся с точки зрения маршрутов путешественника, достоверности его данных, использовавшиеся историками, археологами и нумизматами, еще не подвергались исследованию .

Однако книга Ибн Баттуты заслуживает самого пристального внимания не только с точки зрения сообщаемых в ней фактов, но и сама по себе. Почти все многочисленные исследователи «Путешествия» единодушно говорят о том, что стиль его значительно отличается от стиля других сочинений, относящихся к жанру «рихла», книг типа «Книг путей и государств» (как сочинения Ибн Хордадбеха, Ибн ал-Факиха, ал-Истахри и др.), а также и от наиболее всеобъемлющего географического свода средневековья «Му'джам албулдан», принадлежащего замечательному ученому-энциклопедисту Йакуту. Например, описание путешествия Абу Хамида ал-Гарнати по характеру ближе «Книгам путей и государств», тогда как в «Тухфат ан-нуззар...» явственно чувствуется влияние широко распространенной во время Ибн Баттуты агиографической, или «житийной», литературы, сказавшееся в очень большом числе вставных рассказов о чудесах, совершенных тем или иным местным «святым» или суфийским шейхом .

Дело не только в том, что Ибн Баттута путешествовал как «мусульманский ученый» (что, несомненно, придавало ему вес и авторитет, особенно в глазах новообращенных мусульманских правителей), но и в общей психологической атмосфере эпохи, получившей непосредственное отражение в литературном творчестве: появление «житий святых», развитие суфийской поэзии на персидском и арабском языках, широкое распространение жанра сира, непосредственно связанного с народной традицией .

Ибн Баттута, как и Марко Поло, останавливается иногда на событиях, которые кажутся нам мелкими — например, он в деталях описывает оказанный ему прием, полученные подарки.

Но не следует относить это за счет «преувеличенного самомнения»:

эти моменты были для него важными, событийными — как для придворных важно было, на какое место усадит путешественника эмир или султан. Такими же событийными были и для Ибн Баттуты многочисленные повествования о чудесах, гробницах святых и угодников .

Время путешествия Ибн Баттуты в Среднюю Азию приходится на один из наиболее тяжелых и сложных периодов в истории ее народов—период монгольских завоеваний. Арабский путешественник посетил эти районы спустя столетие после вторжения монгольских завоевателей, Но тем не менее некогда цветущие города еще не залечили до конца своих ран, не заровняли разрушений, что ярко показано в «Путешествии». Вместе с тем к 30-м годам XIV в. народы Средней Азии все же до некоторой степени оправились после монгольского нашествия, и прежние торговые и культурные центры начали восстанавливаться вновь. Записки Ибн Баттуты принадлежат к числу впечатлений очевидцев о жизни в тех краях в это время; подобных свидетельств сохранилось не так много .

В первой половине XIV в., когда Ибн Баттута посетил Среднюю Азию, ее территория была разделена между владениями трех монгольских государств. Северозападная часть, включая Хорезм, входила в состав Золотой Орды (Улус Джучи) со столицей в Новом Сарае (Сарай-Берке); здесь правил Узбек-хан (1312—1340). Юго-запад был частью государства Хулагидов, а восточные районы относились к Чагатайскому улусу. Однако фактически у власти во многих областях стояли полусамостоятельные феодалы, происходившие частью из династий Джучи, Чагатая и Хулагу, частью—из местных знатных родов. Ибн Баттута упоминает нескольких монгольских правителей. В Мавераннахре, Семиречье и Восточном Туркестане это были представители чагатайской династии: Кебек с 1318 по 1326 г.. Элджигидей и Дува-Темюр в 1326 г. и Ала ад-Дин Тармаширин с 1326 по 1334 г. В правление последнего и посетил Ибн Баттута Среднюю Азию .

Описание Ибн Баттутой государства сарбедаров уникально (как и многие другие разделы его «Путешествия»), поскольку об этом движении сохранилось крайне мало информации, исходящей от очевидцев .

Биографические сведения о самом Ибн Баттуте весьма бедны. Несмотря на широкую популярность знаменитого путешественника, в арабских исторических источниках о нем можно найти лишь две краткие заметки: одну в знаменитом «Введении»

Ибн Халдуна], другую — в биографическом словаре Ибн Хаджара ал-Аскалани, который в приводимой им биографической справке ссылается на данные своих современников:

Ибн ал-Хатиба (ум. 1374) и Ибн Марзука (ум. 1448). Пожалуй, наиболее полные сведения об Ибн Баттуте можно почерпнуть из его собственного труда, где изложены основные события его жизни и истории его путешествий .

Лекция № 14. Источники Туркестана периода царского колониализма

Отчеты губернаторов Туркестана, представлявшиеся царю и Военное министерство Российской империи, являются важным источником для изучения истории Средней Азии второй половины Х1Х начала ХХ вв. В совокупности они отражают политику России в регионе, состояние экономики и их трансформации, общественную жизнь и ее специфику в условиях колониального режима. Отчеты ценны, в частности, содержащимися в них статистическими сведениями, которые при существующем критическом анализе и сопоставлении дают возможность проследить ход развития отдельных отраслей экономики и общественно-политической жизни края .

До начала 80-х годов Х1Х в. отчеты генерал-губернаторов составлялись в рукописном виде, обычно в 3-4-х экземплярах. Позже отчеты стали печататься для внутреннего пользования тиражом до 50 экземпляров .

Обзоры по Туркестану были оставлены примерно за тридцатилетний период существования колониального режима: в Сырдарьинской области за 1885-1913 г., в Самаркандской области за 1888-1910 гг., и в Ферганской области за 1988-1913 гг. Не составлялись обзоры по областям в чрезвычайные периоды – в годы Первой мировой войны, всеобщего национально-освободительного восстания 1916 г. и Февральской революции 1917 г .

Качество отчетов генерал-губернаторов во многом зависело от личности, составлявшего их. Наиболее полно и подробно описано состояние управления, численность населения, развитие экономики и другие вопросы в отчете К.П.Кауфмана за 1867-1881 гг. Отчеты Н.О.Розенбаха (1885-1889) и А.В.Вревского (1889-1898) сохранились лишь в черновом варианте .

После С.М.Духовного, занимавшего пост генерал-губернатора в 1898-1900 гг .

остался «всеподданнейший доклад «Ислам в Туркестане», в котором он выстпает инициатором изучения мусульманского вопроса в широком масштабе. В качестве мер «по сближению христиан с мусульманами» предлагалось: всем служащим края «возможно тщательнее знакомиться с религиозным бытом мусульман»; библиотекам и канцеляриям всех учреждений иметь главнейшие справочники и руководящие сочинения об исламе на русском языке; регулярно издавать «Сборник материалов по мусульманству»; установить цензуру всех мусульманских изданий .

В начале ХХ века в Туркестане наблюдается «генерал-губернаторская чехарда»:

высший пост в крае поочередно занимали 10 человек. Последним генерал-губернатором Туркестана стал генерал А.Н.Куропаткин (июль 1916-сентябрь 1917). Он опубликовал свой отчет в 1927 г. в журнале «Красный архив» .

В целом, отчеты генерал-губернаторов и их приложения, в том числе обзоры по Сырдарьинской, Самаркандской и Ферганской областям. Содержит следующий круг сведений: в них дается описание природных условий Туркестана, климата, земельных угодий, стихийных бедствий – землетрясений, бурь, наводнений; имеются сведения о численности населения по губернии в целом, а также по обласятм, уездам, городам и волостям; данные о локальных переписях населения в городах и селениях; участии Туркестана в Первой Всероссийской переписи населения 1897 г. и особенностях ее проведения в крае .

Широко освещается состояние сельского хозяйства, животноводства, шелководства, хлопководства, садоводства, виноградарства. Находят широкое отражение земельный и переселенческий вопросы. Большое освещение получают вопросы, связанные с развитием промышленности и различных промыслов. Даются сведения по торговле и предпринимательстве: о ярмарках, торговых домах, фирмах и компаниях, о ценах на предметы первой необходимости, о ввозе и вывозе товаров .

Освещается состояние народного образования, здравоохранения, ветеринарии;

число учебных заведений, мактабов, медресе, гимназий, технических училищ, учительской семинарии, число учащихся и преподавателей, число лечебных заведений, распространении разного рода эпидемий и борьбе с ними .

Кроме того, в отчетах и обзорах содержатся сведения о политических ссыльных и об учреждении надзора за ними; о восстаниях и волнениях среди коренных народов края и об установлении негласного надзора за ними; о мобилизации европейского населения края на войну, а коренного населения на тыловые работы; о восстаниях 1892, 1898 и 1916 гг. и карательных мероприятиях царизма .

Лекция № 15. Источники Узбекистана советского периода .

Каракалпакский народ имеет многовековую самобытную историю, которая зафиксирована в многочисленных вещественных и письменных источниках. На современном этапе развития исторической науки оказались достаточно изученным вещественные источники, благодаря усилиячм Хорезмской археолого-этнографической экспедиции и археологов Каракалпакстана, чего нельзя сказать в отношении исторических источников ХХ века .

Проблема состоит в том, что комплексы исторических источников по истории Каракалпакстана первой половины ХХ века разбросаны по разным архивохранилищам Москвы, Санкт-Петербурга, Ташкента, Кзыл-Орды, Алматы и Нукуса. Эту проблему можно решить только принятием государственной целенаправленной программы сбора и накопления исторических источников в Нукусе под эгидой Института истории, археологии и этнографии ККО АН РУз. Такую попытку предприняли историки во время выхода Постановления Совета Министров Республики Каракалпакстан 1996 года «Об издании Новой истории Республики Каракалпакстан» Обозначались предварительные места поиска и способы возвращения исторических источников. Однако, отсутствие финансовой поддержки со стороны правительства Каракалпакстана оказало негативное воздействие такому начинанию. В результате выпущенная «Новая история Республики Каракалпакстан», хотя и содержит большой комплекс введенных в научный оборот новых источников, тем не менее не является достаточно репрезентативной .

В первую очередь, наверное, нам предстоит сосредоточить свое внимание на корпусе нормативных документов из фондов Жокаргы Кенеса РК и ЦГА РК. В трудах историков С.Камалова, Я.Досумова, С.Татыбаева, Б.Кощанова, К.Аметова, Ж.Уббиниязова и других имеющийся у нас корпус источников по истории Каракалпакстана 1900-1991 годов достаточно анализирован, на это обратил внимание историграф К.Утепов .

В диссертационной работе С.У.Нуржанова особое внимание было уделено анализу стенографических отчетов партийных форумов и съездов Советов Каракалпакской автономной области в период крутых перемен. В результате показан количественный и качественный состав депутатского корпуса Советов, руковдящей элиты Каракалпакстана, раскрыта одна из закономерностей образования советской политической системы в Каракалпакстане. Важнейшей частью диссертации является первая глава, где систематизирован и проанализирован основной корпус нормативных источников по истории Каракалпакстана 1925-1932 годов. Тем не менее, автор не затрагивал документы партийных и советских органов по вопросу национально-государственного размежевания .

Также не проанализированы картографические и статистические источники 1925-1932 годов, раскрывающие сложный вопрос приобретения каракалпакским народом «национальной квартиры» в унитарной государственной системе большевиков .

Попытка создания более или менее объективной картины исторических событий на основе анализа нормативных и делопроизводственных документов Совнаркома Каракалпакской АССР 1932-1941 годов была предпринята А.М.Джумашевым на стыке истории и источниковедения. Если С.У.Нуржанов особое внимание обратил на стенографические отчеты партийных органов, то А.М.Джумашев, напротив, сосредоточился на анализе протоколов Совнаркома Каракалпакстана. Справедливости ради, отметим, - была восстановлена историческая правда о государственных деятелях Каракалпакстана этого периода, воссоздана хроника деятельности правительства, обозначены узловые моменты политических событий, в частности, преобразование АО в АССР, процессы переселения казахов и корейцев в Каракалпакстан, репрессии. Тем не менее, игнорирование документов партийных органов, привело к обеднению анализируемого корпуса источников, что, в свою очередь, не позволило более объективно воссоздать картину исторических событий Каракалпакстана в 30-е годы .

После принятия правительственных постановлений начался настоящий бум среди историков по реабилитации жертв сталинизма. Довольно активно работают в этой сфере Ш.Бабашев и Б.Алланиязов. У обоих историков совсем разные подходы к новым введенным в научный оборот источникам. Если Ш.Бабашев начал публиковать списки репрессированных по алфавиту без разбора, то Б.Алланиязов, анализируя недостаточный комплекс источников, попытлася создать картину репрессий 1937-1938 годов в Каракалпакстане .

Здесь необходимо отметить различный уровень использования источников первой половины ХХ века. Материалы следственных органов, отражающих процесс, сейчас анализируются и интепретируются группой историков по-разному. Современное состояние источниковедения истории Каракалпакстана анализировано в статье С.Камалова и Б.Кощанова «Проблемы истории ХХ века» («Вестник ККО АН РУз, 1996, №2) .

Мемуарная литература, хотя и появилась в 90-е годы ХХ века, но остается целиной в области источниковедения. Систематизация и тщательный источниковедческий анализ воспоминаний государственных деятелей П.Сеитова, Н.Жапакова, К.Камалова, М.Кинбаева, А.Кунназарова, деятелей науки, культуры и образования С.Камалова, И.Сагитова, К.Утениязова и других, несомненно, дает вопрос на вопрос: что же было в Каракалпакстане в 1965-1985-е годы: застой или развитие?

Периодика Каракалпакстана до сих пор не стала объектом специального источниковедческого анализа. Мы до сих пор не знаем когда была организована первая газета на каракалпакском языке. Справедливости ради, отметим, что в этой области имеются интересные статьи Б.Кощанова, Д.Бекбаулиева, С.Нуржанова, Э.Алейниковой .

В заключении отметим, что нужно создать банк данных основных корпусов источников по истории Каракалпакстана ХХ века, расширить работу в этом направлении путем использования государственных грантов и грантов международных неправительственных организаций .

Лекция № 16. Источники периода независимости

После достижения независимости возрастает интерес нашего народа к познанию своей Родины, ее языка, культуры, ценностей, истории. Это — естественное явление .

Каждому человеку присуще желание знать свою родословную, кто были его предки, историю кишлака, города, где он родился и вырос, одним словом, историю Родины .

Сегодня весь мир признает, что край, называемый Узбекистаном, то есть наша Родина, является одной из колыбелей не только восточной, но и мировой цивилизации .

Эта древняя и священная земля взрастила великих ученых, мыслителей, политиков, полководцев. На этой земле закладывались и развивались основы религиозных и светских наук. Построенные еще до нашей эры и позже сложные гидросооружения, памятники старины, не потерявшие своей красоты и величественности, свидетельствуют о том, что здесь с древнейших времен были высоко развиты земледелие, ремесла, культура, зодчество и искусство градостроительства. Уцелевшие в безжалостных испытаниях времени надписи и рисунки на камнях и сегодня хранящиеся в библиотеках более 20 тысяч рукописей, в которых запечатлены десятки тысяч научных трудов по истории, литературе, искусству, этике, философии, медицине, математике, физике, химии, астрономии, архитектуре, земледелию, — это поистине бесценное духовное богатство и гордость наша. Мало найдется в мире народов, обладающих таким большим наследием. И потому-то я смело могу сказать, что немногие страны мира могут сравниться с нами в этом отношении .





Настала пора серьезного изучения этих уникальных рукописей, отразивших жизненный опыт, что накапливался веками нашими предками, их религиозные, нравственные, научные взгляды. Ибо, как вам известно, в советский период стремление к познанию исторической правды не поощрялось. Источники, не служившие интересам господствующей идеологии, укрывались как можно дальше от глаз народа .

Дело дошло до того, что мы лишились права самим писать свою историю. Мы учились по учебникам истории, которые писали другие. В так называемом учебнике “История СССР” такой стране, как Узбекистан, было отведено всего-навсего 3—4 страницы, давалась необъективная оценка историческим событиям и лицам или вообще умалчивались некоторые факты. Сегодня о той научной фальсификации, очковтирательстве хорошо известно и рядовым гражданам в отдаленных кишлаках, и школьникам. Я думаю, что именно в этом заключаются причины жажды к познанию исторической правды, к самосознанию, которая так ярко проявляется теперь благодаря независимости .

Наши ученые создают труды о различных периодах истории, писатели пишут крупные прозаические, поэтические и драматургические произведения на историческую тему. Заслуживает внимания и тот факт, что средства массовой информации широко пропагандируют наши духовные ценности, в беседах, дискуссиях появляется разнообразие мнений. Меня особенно радует то, что наше молодое поколение, ощущая себя лично ответственным за дальнейшую судьбу нации, Родины, участвует в полемике с чувством причастности к этому .

Есть пословица — “Чумчук сойса хам кассоб сойсин”1. Я не историк. И совершенно далек от мысли поучать специалистов в этом отношении. Однако возникает естественный вопрос: в пору вступления нашей государственности в период резкого поворота нужно ли нам четко определить свое место во времени и пространстве, знать свое генеалогическое древо, знать, кто мы есть? Нужно или нет, чтобы активно работающие в нашей стране уважаемые академики, писатели, издатели, ученые, и прежде всего историки, вместе ответили на эти вопросы?. .

На мой взгляд, когда речь заходит об историческом прошлом узбекского народа, о его самобытности и духовности, у нас не хватает анализа, опирающегося на глубокую научную основу, четкого подхода в определенных вопросах. Говоря научным языком, нет целостной концепции. Самосознание начинается со знания истории. Эту истину, не требующую доказательств, необходимо поднять на уровень государственной политики .

Есть особая ответственность говорить с высокой трибуны о нации, стране. Не будем забывать о том, что когда выражается отношение к какому-либо событию или личности, это может быть лишь точкой зрения одного человека или людей определенной категории. Хуже всего, что субъективное мнение бывает заразительным. Одностороннее мнение, не основанное на глубоком анализе, на логике, сбивает с толку людей, и прежде всего преподавателей истории. Приняв услышанное за истину, они доводят ее до учащихся. Правильный путь нам могут указать только те выводы, которые родились в результате спора, дискуссии, анализа. Это во-первых .

Второе заключается в том, что мы объявили воспитание гармонично развитого человека приоритетным направлением государственной политики. Когда мы говорим о гармонично развитом человеке, то подразумеваем, прежде всего, эрудированных, образованных, просвещенных людей с высоким сознанием, способных самостоятельно мыслить, являющихся примером для других. Сознательного, образованного человека нельзя обмануть сбивчивыми, сомнительными разглагольствованиями. Он все взвешивает на весах разума, логики. Зрелым человеком считается тот, кто свои мысли, мнение, выводы соотносит с логикой .

Мы строим свободное демократическое общество. Для нас вообще не существует закрытых тем. У нас есть общенародная трибуна — телевидение, радио, печать. Для людей с добрыми помыслами границы всегда открыты. Из-за рубежа к нам едут гости, и мы выезжаем в иностранные государства. Часто у нас проводятся международные форумы. Нам нужны знающие, умные, образованные люди, которые на этих форумах свободно смогут вести полемику с ведущими учеными в любой сфере — будь то экономика, политика, история, культура .

Почему я часто повторяю слово “просветительство”, делаю на нем особое ударение? Просвещение — это основа развития общества, это единственная сила, способная спасти его от неизбежной катастрофы. Вспомните события, развернувшиеся в Туркестане в начале нашего века. Почему в этом крае в те годы как никогда усилилось движение просветительства? Да потому что пробудить край, подпавший под иго царской России, ставший перед лицом регресса, раскрыть глаза народу можно было лишь путем просветительства. Просветительство и сегодня не потеряло и не потеряет впредь для нас своего значения. Добиться поставленных перед собой целей мы можем только тогда, когда сумеем воспитать умных, образованных, высоконравственных людей, только тогда воцарится в стране благоденствие и прогресс. Если не сможем решить этой проблемы, то все наши призывы и упования окажутся напрасными: не видать нам тогда ни прогресса, ни светлого будущего, ни благоденствия!

Именно поэтому мы в свое время организовали республиканский центр “Маърифат ва маънавият”. Открылись областные и районные отделения центра. И речь сейчас не о том, что были выделены крупные суммы из бюджета республики. Если нужно, поможем еще. Но как можно понять, что работа в этой сфере отстает от требуемого уровня, что организация допускает формализм в своей деятельности? При виде такого положения дел невольно хочется воскликнуть: дорогой мой, ты же не работник дома политпросвещения советских времен, у тебя ведь совершенно другие задачи. Мы создали эту организацию не только для того, чтобы получали там зарплату. Ведь по сути нравственное воспитание, пропаганда знаний является делом совести каждого интеллигента. Просветитель должен быть самоотверженным человеком. Понимаем, и они должны иметь хлеб насущный, кормить семью и детей. Поэтому мы и назначили им зарплату. Однако я еще раз повторяю: просветитель должен быть прежде всего самоотверженным человеком, фанатиком своего дела .

Я говорил о движении просветительства в начале двадцатого века. Разве представители этого движения выступили на арену борьбы ради богатства, ради славы?

Разве кто-то выдавал зарплату Махмудходже Бехбуди, Мунаввару Кори, Фитрату, Тавалло за то, что они открывали школы, призывали народ отстаивать свои права? Кто-то платил им за это? Конечно, нет! Они заведомо знали, что играют с огнем, что будут жестоко наказаны за свою борьбу с колониализмом. Зная об этом, они сознательно шли по этому пути. Ибо к этому их призывала совесть, убеждения .

Давайте теперь перейдем к основной теме. Итак, какое место занимает история в нашей духовности? Можно ли достичь высокой духовности, не зная истории? Конечно, нельзя!

Для восстановления духовности, чтобы ощущать себя не ниже других в стране, в которой родился и вырос, ходить с гордо поднятой головой, человеку, конечно, необходима историческая память .

Естественно, каждый человек, являясь сыном своей нации, задается вопросами, а кто были мои предки, где истоки моей нации, как происходил процесс ее становления, возрождения и формирования? Почему уровень развития нации, давшей миру таких великих людей, как Ахмад аль-Фаргони, Мухаммад Хоразми, Ибн Сино, Абу Райхон Беруни, Имам аль-Бухари, Амир Темур, Улугбек, Алишер Навои, Бобур, к XVII—XIX векам стал ниже прежнего, достигнутого до той поры? Почему в течение трех столетий мы не сумели преодолеть отсталость? Не стала ли эта отсталость, несмотря на сильное сопротивление наших предков, причиной относительно легкого покорения царской Россией нашего края?

Человек, исследующий корни истории, конечно же в один прекрасный день столкнется с этими вопросами, и, я уверен, сделает правильные выводы. Человек, у которого есть историческая память, — это стойкий человек. Я повторяю, стойкий человек .

Если каждый член общества независимо от того, кем он является, будет хорошо знать свое прошлое, то такого человека трудно сбить с толку, подвергнуть влиянию различных догм. Уроки истории учат человека бдительности, укрепляют его волю .

Из вышеприведенных рассуждений, естественно, возникает такой вопрос: создана ли правдивая история Узбекистана, узбекского народа, которую стоит довести сегодня до широких масс? Историю, написанную в советское время, я не считаю историей. Я совершенно против того, чтобы преподавать историю, написанную чужестранцами. Когда колонизаторы высказывали объективное, справедливое мнение о народе, который подчинили себе? Они тратили все силы на то, чтобы умалить прошлое Туркестана, лишить нас своей истории. Вы, видимо, хорошо понимаете, что значит лишиться истории .

Лишиться истории для человека все равно, что лишиться жизни .

История Хорезмского государства, как мы знаем, насчитывает 2700 лет. Но попробуйте спросить у какого-либо известного российского историка, прошлого или нынешнего, признает ли он это? Не признает, не знает и не желает знать. А причина этого упрямства одна: если он признает этот факт, то его исторические выводы будут сведены на нет, и станет очевидным, что он пошел в науке ложным путем. Вот уже исполнилось три тысячи лет со времени создания нашей священной древней рукописи “Авеста”. Эта уникальная книга является духовным, историческим наследием, оставленным грядущим поколениям от наших предков, живших 30 веков назад на этой прекрасной земле между двух рек. “Авеста” — это исторический документ, свидетельствующий также и о том, что в этом древнем крае существовало великое государство, великая духовность, великая культура. И этот факт никто не может отрицать. Однако, как было сказано, я не знаю, чтобы какой-либо иностранный журналист или вообще западный писатель упоминал об “Авесте”. Отсюда можно сделать вывод, что большинство суждений, высказываемых в дальних странах, о прошлом нашего народа, страны, являются ложными, антинаучными .

Я говорю то, что знаю, я вынужден сделать такой вывод. Достойно сожаления то, что когда речь идет о нашей истории, мы до сих пор опираемся на исследования русских ученых, цитируем их: “Бартольд сказал так... Гумилев сказал эдак...” и т. д. Я не хочу умалять труд русских ученых. Но до каких пор мы будем оценивать свою историю чужими мерками? Почему не проводятся исследования, в которых дается всесторонний анализ политико-социальной, экономической, культурной жизни, развития государственности в стране в такой великий период? Есть же у нас институты востоковедения, археологии, истории и другие. Чем заняты специалисты, куда они смотрят? Когда возникла узбекская государственность? Оказывается, в 20-х годах ХХ века, а точнее, в 1924 году Узбекистан получил статус государства. И нужно верить этому? Как человек, стоящий во главе вновь формируемой узбекской государственности, имею право сказать — и это не хвастовство — готов отдать за это свою жизнь. Потому что в этом заключается смысл моей жизни. Однако не только я, весь народ желает знать: в каком веке возникла узбекская государственность? Какие исторические этапы она прошла? Может быть, специалисты объяснят, может, у них есть точный ответ? Может быть, ученые, ведущие пропагандистскую работу, уже давно пришли к единому мнению?

Однако до сих пор я ни в печати, ни в учебниках не смог найти ответ на эти вопросы .

Еще раз скажу, я не смею ни критиковать, ни обвинять работающих в этой сфере ученых. Я также хорошо знаю, в какую эпоху формировались научное мышление, взгляды многих ученых. Работающих в области исторической науки я знаю как своих соратниковпатриотов. И поэтому могу требовать от них: когда для наших детей подготовите точную, научно обоснованную, правдивую историю нашей страны?

Государственность в настоящее время является важным политическим вопросом .

Ибо еще существуют силы, которые через третьи лица ведут пропаганду, что в Узбекистане не было государственности, пытаются внедрить эту мысль в наше сознание и даже уверить в этом международную общественность. И вы думаете, что среди таких подстрекателей нет людей, которые мечтают любым путем вернуть нас в бывший СССР?

Основная задача узбекских историков сегодня состоит в том, чтобы доказать необоснованность таких утверждений, создать историю нашей государственности, основанную на научной точке зрения .

Если в нашей печати появляется статья, касающаяся нашего прошлого, я знакомлюсь с ней, независимо от того, какого она плана — научного или художественного. Человек, считающий себя политиком, деятелем, если у него есть совесть, обязан знать историческое прошлое своего народа .

Мы родились и выросли на этой земле. Все мы считаем себя узбеками. Гордимся этим. Недавно я прочитал одно стихотворение Мухаммада Юсуфа. Он пишет о том, что необходимо знать для осмысления понятия “узбек”. Хорошее стихотворение! Вот если бы еще наши ученые дали научное толкование таких больших идей .

Например, оседлая или кочевая культура составляла основу жизни наших древних предков? Какие племена повлияли на формирование узбекского народа? Знаю, это трудные вопросы. Однако нам необходимо найти на них ответы .

У представителей соседних государств и наций тоже, подобно нам, заметно желание заново, глубже изучить свою историю. Это, наверно, правильно. У каждого народа есть своя национальная гордость. Издаются различные книги, проводятся большие форумы. С целью изучения священного наследия нашего предка Ахмада Яссави проводятся встречи и в Туркестане, и в Стамбуле, и в Измире. И было бы хорошо, если бы на этих встречах, конференциях представители Узбекистана, опираясь на научноисторические основы, глубокие исследования, не предаваясь отдельным домыслам, вооружились правдивыми свидетельствами и доказательствами .

Вновь хочу повторить: раз мы считаем себя нацией, мы должны обладать конкретным представлением, характеризующим узбеков. Есть тюркоязычный народ, есть турецкий народ. Разницу между этими понятиями должен знать каждый гражданин, прежде всего наши дети. Почему же, когда касаемся этих вопросов, наши историки упорно молчат, как будто набрали в рот воды?

Недавно по телевидению транслировали передачу о государстве хунов, об Аттиле, который когда-то правил этим государством. Аттила, захватив волжские территории, астраханские степи, дошел до Восточной Европы, затем, завоевав Западную Европу, дошел до Римской империи и разделил ее на две части — Рим и Византию .

В русских и западных источниках, литературе хунов называют “гуннами”. Гунны во главе с Аттилой вторглись в Рим и полностью разрушили его. Эти события произошли приблизительно в конце IV — первой половине V века. Ведущий передачи, ученый, полностью донес до зрителя подробности о том, кого взял в жены Аттила, по чьему указанию и кем он был отравлен. Даже назвал точную дату рождения Аттилы. Бог знает, смог бы правильно ответить этот ученый на вопрос о дате рождения Беруни? Самое интересное впереди. Гунны якобы отвратили римлян от пристрастия к спиртным напиткам и, ассимилировавшись с ними, оздоровили нацию и этим продлили им жизнь .

Оказывается, и культуру в Рим тоже принесли они.. .



Pages:   || 2 |

Похожие работы:

«Негосударственное частное учреждение – образовательная организация высшего образования "МИССИОНЕРСКИЙ ИНСТИТУТ" теологический факультет кафедра теологии СРАВНИТЕЛЬНОЕ БОГОСЛОВИЕ Программа дисциплины Екатерин...»

«ЮРИЙ оклянский ЗАГАДКИ СОВЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ОТ СТАЛИНА ДО БРЕЖНЕВА М осква "ВЕЧЕ" У Д К 94(47) Б Б К 63.3(2) Оклянский, Юрий 0 50 Загадки советской лшера1 у р ы.( О а т ю 0 до ^еш 4ева/Ю рий Ок­ лянский. — М. : Вече, 2015. — 384 с. : ил. — (И сторичес...»

«Потапов Михаил Александрович КОНЦЕПЦИИ СУБЪЕКТНОСТИ В РЕЛИГИОЗНЫХ ТРАДИЦИЯХ В статье представлен авторский вариант решения проблемы понимания статуса субъекта в истории религиозных традиций мира: от моносубъективизма (культ предков, анимизм) до концепции полисубъектности, представленной на примерах религиозных культу...»

«Следующий отрывок взят из Спасение 007:Нерассказанная История КАЛ 007 и его Оставшихся в живых от Берта Шлоссберга, Экслибрис, 2001, Эпилог, с авторского разрешения. Он был немного исправлен под руководством автора. Последнее Ли Это Слово? Эпилог Прошло двадцать лет с инцидента КАЛ 007, и с прошествием времени память событий увяла. Постигнутые...»

«37 Очерки истории гражданской войны на Дону Однако атаманская власть твёрдо вела свою линию, и жизнь на Дону складывалась в соответствии с программой действий, вскоре разработанной Калединым. Укреплялась, по мере возможности, конечно, дисциплина...»

«Андрей Гребенщиков Сестры печали Серия "Метро" Серия "Вселенная "Метро 2033"" Серия "Ниже ада", книга 1 http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6691366 Андрей Гребенщиков. Метро 2033. Сестры печали: АСТ; Москва; 2014 ISBN 978-5-17-084110-3 Аннотация "Метро 2033" Дмитрия Глуховского – культовый фантастич...»

«ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1. "Порядок исключения документов из библиотечных фондов ФГБУК "ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПУБЛИЧНАЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ" (далее – Порядок, ГПИБ) разработан в соответствии с п.п. ст.13 Федерального закона от 29.12.1994 № 78-ФЗ "О библиотечном деле", "Порядком учета документов, входящих в состав библиотечного фонда", ут...»

«Артур Конан-Дойль Религия в свете нового Откровения Во все времена любая попытка как-то расширить горизонты мысли и раздвинуть сферу приложения милосердия в истолковании отношений между человеком и его Создателем всегда встречала решительное противодействие со стороны церковников....»

«Лошаков Антон Юрьевич Граф В.Н. Ламздорф – государственный деятель и дипломат Специальность 07.00.02 – "Отечественная история" Диссертация На соискание учёной степени кандидата исторических наук Научный руководитель: Кандидат исторических наук Георгиев Владимир Анатольевич Москва – 2016 Содержание. Введе...»

«А. ЛЖ.ТОЙНБИ Арнольд Тойнби Постижение истории Введение Относительность исторического мышления В каждую эпоху и в любом обществе изучение и по­ знание истории, как и всякая иная социальная деятель­ ность, подчиняются господствующим тенденциям данно­ го времени и места. В...»

«Елена ЧЕРТКОВА Утопия как тип сознания Из великой любви к грядущему человечеству родится великая ненависть к людям. С. Франк Со времен Томаса Мора, давшего миру слово "утопия", это понятие обросло множеством...»

«ПРОФИЛЬ КОМПАНИИ ПЕРФОРИРОВАННЫЕ И РИФЛЕНЫЕ ЛИСТЫ PERFORATED AND EMBOSSED PLATES Содержание Gatti Precorvi Профиль группы Группа История и присутствие в мире Ценности Наше призвание и ценности Иновации Исс...»

«[ НОВАЯ РУСИСТИКА № 2 / 2016 (IX) (147—164) ] Актуальные задачи чешской исторической русистики и Исследовательский центр истории [ статьи ] Восточной Европы Current Tasks of Czech Historical Russian Studies and the Research Cen...»

«История 8 класс Ключи к заданиям Максимальное количество баллов за правильное выполнение всего теста – 40. Часть 1 Часть 1 включает 20 заданий с выбором ответа. К каждому заданию дается 4 варианта ответа, только один из которых правильный. За каждый правильный ответ дается по 1 баллу. Всего балло...»

«Ольга Четверикова ИСЛАМ В СОВРЕМЕННОЙ ЕВРОПЕ: СТРАТЕГИЯ "ДОБРОВОЛЬНОГО ГЕТТО" ПРОТИВ ПОЛИТИКИ ИНТЕГРАЦИИ How do European Muslim communities live today? Why is it that their number continues to grow, and what are the s...»

«1.Пояснительная записка Настоящая программа разработана на основе Федерального компонента государственного стандарта общего образования, Примерной программы основного общего образования по истории МО РФ 2004 г., авторской программы А.А,Данилова, Л.Г.Косулиной "И...»

«В. С. СПЕРАНСКИЙ, Н. И. ГОНЧАРОВ ОЧЕРКИ ИСТОРИИ АНАТОМИИ Научное издание ВОЛГОГРАД ББК 28.860г С71 РЕЦЕНЗЕНТЫ: А. А. Спасов, академик РАМН, д-р мед . н., проф., засл. деятель науки РФ, зав. каф. фармакологии Волгоградского государственного мед. университета, Л. Н. Грибина, доц. каф. общественного здоровья и здравоохранен...»

«Министерство культуры Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Северо-Кавказский государственный институт искусств Исполнительский факультет Кафедра истории и теории музыки Раб...»

«СТАРИКОВ ЮРИЙ СЕРГЕЕВИЧ ЛИТЕРАТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ МИТРОПОЛИТА МОСКОВСКОГО ДАНИИЛА В ИДЕЙНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ БОРЬБЕ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XVI ВЕКА Специальность 07.00.02 – Отечественная история Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Москва – 2014 Работа вы...»

«Развитие организма в подростковом возрасте Набор учебных материалов, основанный на принципах здорового питания, используемых в концепции школ, способствующих укреплению здоровья На русском языке • Развитие организма • в подростковом • возрасте EUROPEAN COMMISSION Развитие в подростковом периоде Введение Этот учебный материа...»

«ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ 5 ГЛАВА 1. МЕТОДОЛОГИЯ НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ 6 §1.1. Философия науки 6 §1.2. Концепции роста научного знания 10 ГЛАВА 2 . ИСТОРИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ВЫЧИСЛИТЕЛЬНОЙ ТЕХНИКИ И ИНФОРМАТИКИ В ДОЭЛЕКТРОННУЮ ЭПОХУ 15 §2.1. Возникновение счета 15 §2.2. Возникновение сис...»

«опубл.: // Родина. 2007. № 3. С. 52–56. Олег Усенко, кандидат исторических наук ЦАРСКИЙ БРАТЕЦ ИЗ ЛЕФОРТОВА ПОЛКА Галерея лжемонархов от Смуты до Павла I № 31. "Брат царя Алексея Михайловича" [начало 1706 ? – после 6 июля 1708] – Григорий Михайлов сын Самозванец был российским подданным, русским и православным. Родился он окол...»

«"МОЙ ПРАДЕД – ГЕРОЙ!" Автор работы: Юдичева Анастасия, ученица 8 класса МОУ "СОШ "Веста". Научный руководитель: Кагал Алла Ивановна, преподаватель истории и обществознания МОУ "СОШ "Веста". Введение. Актуальность "Наш милый и любимый дед! Ты много одержал побед! Ты нашу Родин...»

«УДК 94(47+57) ББК 63.3(2)6 К58 Кожинов, Вадим Валерианович.Правда сталинских репрессий / Вадим Кожинов. — Москва : К58 Алгоритм, 2016. — 400 с. — (Уроки истории). ISBN 978-5-906842-57-2 Эту книгу Вадима Кожинова, как и другие его работы, отличают неординарность суждений и неожиданность выводов. С фактами...»

«Серия История. Политология. Экономика. Информатика. 173 НАУЧНЫ Е ВЕДО М О СТИ 2011. № 19 (114). Выпуск 20 УДК 941470П 917” ВЛИЯНИЕ МАСОНОВ НА ЛИБЕРАЛЬНЫЙ ЛАГЕРЬ В 1917 ГОДУ Советская историография недооценивала влияние масонов на революционные проце...»




















 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.