WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 

«ЗИНЧЕНКО Владимир Николаевич МЕСТОРОЖДЕНИЯ АЛМАЗОВ ИЗ КИМБЕРЛИТОВ СЕВЕРО-ВОСТОКА АНГОЛЫ ...»

Санкт-Петербургский государственный университет

На правах рукописи

ЗИНЧЕНКО Владимир Николаевич

МЕСТОРОЖДЕНИЯ АЛМАЗОВ ИЗ КИМБЕРЛИТОВ

СЕВЕРО-ВОСТОКА АНГОЛЫ

Специальность: 25.00.11 Геология, поиски и разведка твёрдых полезных

ископаемых, минерагения

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

доктора геолого-минералогических наук

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Работа выполнена в Санкт-Петербургском государственном университете

Научный консультант – Виктор Андреевич Глебовицкий, член-корреспондент РАН, доктор геолого-минералогических наук, советник РАН, профессор, зав. кафедрой петрографии СПб ГУ .

Официальные оппоненты:

Зинчук Николай Николаевич, доктор геолого-минералогических наук, профессор, академик АН РС (Я), председатель Западно-Якутского научного центра АН РС (Я), г. Мирный Гаранин Виктор Константинович, доктор геолого-минералогических наук, профессор МГУ, академик РАЕН, директор Минералогического музея им. А.Е .

Ферсмана РАН, г. Москва Белов Сергей Викторович, доктор геолого-минералогических наук, главный научный консультант ООО «ОЗГЕО», г. Москва

Ведущая организация: Институт геологии и минералогии им. В.С. Соболева СО РАН, г. Новосибирск, пр. Коптюга, д. 3

Защита диссертации состоится 7 июня 2016 г. в 14-00 часов на заседании диссертационного совета Д 216.001.01 при ФГУП Всероссийский Научноисследовательский Геологический институт им. А.П.

Карпинского (ВСЕГЕИ) по адресу:

199100, Санкт-Петербург, Средний проспект В.О., д.74, зал Учёного Совета .

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ВСЕГЕИ .

Автореферат разослан 2016 г .

Отзывы на автореферат в 2-х экземплярах, заверенные подписью и печатью учреждения, просим направлять по указанному ниже адресу, секретарю УС ВСЕГЕИ Р.Л .

Бродской. Оригиналы отзывов должны прийти в УС до защиты.

Продублируйте отсканированный и заверенный вариант Вашего отзыва по электронной почте:

Rimma_Brodskaya@vsegei.ru. В Отзыве необходимо указать: полностью свою фамилию, имя и отчество, почтовый адрес и телефон (при наличии), полное наименование организации, где Вы работаете, Вашу должность. По вопросам обращаться по тел .

+7-812-328-92-18, учёный секретарь диссертационного совета Бродская Римма Львовна, или по указанной электронной почте .

УЧЁНЫЙ СЕКРЕТАРЬ

диссертационного совета ________________ Бродская Римма Львовна Д 216.001.01, доктор геологоминералогических наук

Общая характеристика работы

Актуальность темы диссертации определяется тем, что в ХХI веке индустриальный мир вступил в эпоху интенсивного развития высоких технологий и дефицита природных ресурсов полезных ископаемых, в том числе алмазов. Основными источниками природных алмазов (84,5 % от мировых запасов) служат кимберлитовые трубки. В настоящее время в мире насчитывается около 3 тыс. месторождений алмазов, из которых разрабатывается около 50 (Рис.1). Выявленные ресурсы их составляют более 5 млрд. карат, в том числе около 1 млрд. карат – разведанные запасы, которые находятся на территории Намибии (20%), Анголы (16,0%), Канады (14,0%), Ботсваны (12,0%), Австралии (10,0 %), России (8,0%), Конго (6,0%) и ЮАР (4,0%) .





Проблема стабилизации мирового АБК решается за счёт открытия и введения в эксплуатацию новых месторождений алмазов в перспективных регионах СЗ России, Австралийской, Северо-Канадской и Ангола-Конголезской алмазоносных провинций (Рис.2). Эти факторы обуславливают активизацию поисков коренных месторождений алмазов и требуют совершенствования методов геологоразведки (ГРР) и оценки их ресурсов .

Научная актуальность темы состоит в том, что до сего дня остаётся не решённым ряд проблем мирагении алмаза из кимберлитов теоретического характера, разработка которых имеет важное прикладное значение для поиска коренных его месторождений и оценки их промышленного потенциала:

механизм формирования богатых алмазами «рудных столбов» в кимберлитовых месторождениях; тектонические закономерности локализации алмазоносных кимберлитовых полей и трубок; факторы кимберлитового рудогенеза и механизм концентрации алмазов в кимберлитовых месторождениях;

ксеногенность или сегрегационность (родственность) алмаза по отношению к кимберлитовой магме; адекватная математическая модель распределения алмазов в месторождениях кимберлитов по классам крупности (массы) .

Разработка и решение этих проблем предприняты автором на основе анализа новых материалов по составу, строению и алмазоносности кимберлитовых месторождений Анголы – одной из ведущих стран в мировой алмазодобыче .

Цель работы. Целью данной работы является развитие теории магматического кимберлитового петрогенеза и минерагенеза и установление закономерностей распределения и концентрации алмазов в кимберлитовых месторождениях на основе исследования геологического строения и вещественного состава кимберлитов и мантийных ксенолитов, РТ условий мантийной алмазогенерации и изучения морфологии кристаллов алмаза из коренных месторождений Анголы .

Задачи исследования .

1. Установить структурно-тектонические закономерности локализации месторождений алмазоносных кимберлитов на северо-востоке Анголы, в регионах концессий Катока, Луэмба, Чири (Концессия-10), Камафука, Луаши в алмазоносном кимберлитовом районе Лунда .

млн. карат млрд. долл. США Спрос Производство 2020 а 2006 2011 2016 1996 1998 2000 2002 2004 2006 2008 2010 2012 2014 б Рис.1. Динамика объёмов спроса и производства сырых алмазов в 2006-2014 г.г. и прогноз до 2020 г., в млрд. долл. США (а); динамика мировой добычи природных алмазов (млн. кар./млрд. долл. США) в 1996-2014 г.г. (б) (по International Diamond Consultants) Ботсвана Ботсвана 2,1% 5,4% 9,7% Россия Россия 1,3% 8,4% 3,8% Канада Канада 25,8% 17,8% 12,3% ЮАР 9,1% ЮАР Ангола 8,4% Ангола 29,0% 22,1% 7,2% Зимбабве 13,6% Зимбабве 6,2% 8,1% Намибия Намибия Австралия Австралия 8,0% Другиестраны Другиестраны а б Рис. 2. Добыча алмазов в мире в 2013 г., %: от общего объёма добычи (130,48 млн .

кар) (а); от общей суммы реализации (14,09 млрд. долл. США) (б) (по International Diamond Consultants)

2. Исследовать вещественный состав кимберлитов и разработать палеовулканическую и минерагеническую модели формирования кимберлитовой трубки на основе новых геологических материалов по составу и строению слабо эродированных трубок СВ Анголы .

3. Выявить петролого-минералогические признаки кимберлитового минерагенеза, связанные с механизмами транспортировки и концентрации алмазов, и формирования «рудных столбов» в кимберлитовых месторождениях .

4. Выявить вещественный состав и РТ условия глубинного минерагенеза в мантии под кратоном Касаи на основе петрографо-минералогических и изотопно-геохимических исследований мантийных ксенолитов из кимберлитов .

5. Выявить кристалломорфологические и минералогические особенности алмазов из кимберлитовых месторождений СВ Анголы .

6. Исследовать математические законы распределения алмазов по массе в кимберлитовых месторождениях .

Фактический материал. Автором проведено послойное описание и фото документация керна разрезов более 100 разведочных скважин, пробуренных на 16 кимберлитовых трубках на СВ Анголы. Минеральный и петрографический состав кимберлитов изучался оптико-микроскопически в штуфах и шлифах (более 500 шлифов), и мономинеральных фракциях концентратов обогащения руд (более 3000 проб), а также методами электронной микроскопии ( более 500 определений). Методами XRF и ICP-MS выполнено более 400 химических анализов главных и более 300 анализов редких (РЭ) и редкоземельных (РЗЭ) элементов образцов кимберлитов. Проведено минералого-морфологическое описание более 5000 алмазов из изученных трубок. Проанализированы данные кернового геологического опробования руд месторождений Катока (1056 проб) и Чиузу (608 проб) и проведён анализ гранулометрических и весовых характеристик 7946 и 4894 кристаллов алмаза, являющихся основой для расчёта их содержаний и запасов. Исследована коллекция 30 мантийных ксенолитов из кимберлитов трубок Катока, КАТ-115 и Чиузу, и (по шлифам, методом SEMEDS). Sm, Nd и U-Pb систематика и изотопный возраст кимберлитов и мантийных пород установлен по цирконам – 27 и 5 зёрен, 38 и 7 U-Pb анализов, соответственно (SHRIMP-II, Finnigan) .

Автором, с разрешения дирекции ГРО «Катока», использованы материалы отчётов организаций, выполнявших тематические и аналитические работы по контрактам с предприятием .

Методы исследования .

В зависимости от объектов изучения и характера решаемых задач, методы исследований, реализованных в данной работе, можно разделить на три группы:

Описательная петрография и минералогия, структурно - тектонический анализ; аналитические исследования вещественного состава пород и минералов;

математический анализ с использованием фундаментальных подходов статистической термодинамики и генетико-статистического моделирования .

Аналитические исследования пород и минералов кимберлитов из изученных трубок выполнены в лабораториях Института геологии и минералогии им. В.С .

Соболева СО РАН, ГИН РАН, ВСЕГЕИ, ИГГД РАН, ЦНИГРИ и Ботуобинской экспедиции (АК АЛРОСА), Университета Барселоны (Испания) .

Морфология, минералогия и гранулометрия кристаллов алмаза изучались в Лаборатории минералогии и петрографии ГРО «Катока» на микроскопе MZ 12,5 Leica с цифровой камерой DC-300. Микрозондовые исследования морфологии и химического состава МИК из кимберлитов выполнены в ИГГД РАН на электронном микроскопе JMC-35CX с EDS системой JET-2200 в режимах SE и BSE, а также в ИГМ им. В.С. Соболева СО РАН, Институте минералогии и петрографии СО РАН, ЦНИГРИ (АК АЛРОСА). Исследования структурной позиции кимберлитовых полей района Лунда в регионе СВ Анголы выполнены по материалам анализа космических съёмок, проведённого Институтом дистанционного прогноза руд (г. Москва) и материалов аэромагнитных исследований, проведённых фирмой АЭРОГЕОФИЗИКА и ВСЕГЕИ .

Защищаемые положения .

1. Кимберлитовые месторождения алмазов северо-востока Анголы формировались в два вулканических минерагенических этапа, каждый из которых состоял из двух стадий – ранней флюидно-эксплозивной и поздней – интрузивной .

2. Образование «рудных столбов» в кимберлитовых месторождениях было концентрацией алмазов в субвертикальных «колоннах»

обусловлено кимберлитового расплава под действием динамической энергии струйных потоков вулканических газов .

3. Кристаллы алмаза из разных месторождений кимберлитов северо-востока Анголы отличает уникальный морфологический спектр. Для трубок центральной части кимберлитового района Лунда характерны плоскогранные кристаллы со скульптурами роста, периферической области – кристаллы с коррозионно- диссолюционными формами, и для трубок промежуточной области – округлые кристаллы со скульптурами растворения .

4. Для оценки запасов алмазов в месторождениях кимберлитов наиболее эффективны экспоненциальные модели, поскольку приращение массы их кристаллов по {111} происходило экспоненциально, и их распределения отвечают законам Больцмана-Гиббса и Бозе-Эйнштейна .

Научная новизна .

1. На основе анализа новых данных по вещественному составу и строению слабо эродированных алмазоносных кимберлитовых трубок СВ Анголы разработана палеовулканическая и металлогеническая модели их формирования и показана минералого-геохимическая специализация вулканических этапов и стадий процесса их формирования .

формирования

2. Представлен новый минерагенический механизм обогащённых алмазами «рудных столбов» в кимберлитовых месторождениях в процессе кинематической дифференциации магматического расплава под влиянием восходящих потоков вулканических газов, дренировавших магматическую колонну при формировании трубки .

3. Впервые установлено, что каждому месторождению кимберлитов присущ собственный морфологический спектр кристаллов алмаза, что формирует латеральную зональность в изменении морфологии алмазов из трубок разных кимберлитовых полей алмазоносного района Лунда .

4. Впервые показано, что распределение алмазов в месторождениях кимберлитов по классам массы отвечает каноническим экспоненциальным распределениям Больцмана-Гиббса и Бозе-Эйнштейна, эффективным при расчётах средних содержаний и запасов алмазов в месторождениях кимберлитов .

5. Впервые петрографо-минералогические и изотопнополучены геохронологические характеристики (Sm-Nd и U-Pb) мантийных и коровых ксенолитов, что позволило оценить их возраст и PT условия алмазопродуцирующей мантии под кратоном Касаи .

6. Впервые установлены Fe,Ni,Сu(O,S) сфероиды в эклогитовых включениях из кимберлитов CВ Анголы, формировавшиеся при декомпрессионном плавлении мантийного субстрата .

Практическая значимость работы состоит в следующем:

1. Разработана схема петрогенетической классификации кимберлитов, актуальная для Анголо-Конголезской алмазоносной провинции, используемая при поисках и разведке коренных месторождений алмаза в этом регионе .

2. Выявлены структурно-тектонические факторы локализации алмазоносных кимберлитов и сделан прогноз новых районов на территории Республики Ангола, перспективных на их поиски .

3. Разработки автора вошли в 11 геологических отчётов ГРО «Катока» и 1 – ОАО «Архангельскгеолдобыча». Они были использованы ГРО «Катока», проектом «Чиузу» и ОАО «Архангельскгеолдобыча» для уточнения параметров ТЭО на отработку месторождений Катока, Чиузу и им. Гриба .

4. Полученные автором данные и разработки используются ГРО «Катока»

при поисках месторождений алмазов на территории концессий Луаши, Луанге, Дала, Вулеже, Чафуа, Гангу, а также АК АЛРОСА при определении направлений геолого-поисковых работ в Анголе .

Личный вклад соискателя состоит в его многолетнем (1994-2015 г.г.) участии в геологических исследованиях территории Республики Ангола в качестве консультанта Института Геологии Анголы (IGEO) и департамента геологии ГРО «Катока». Автор лично участвовал в полевых изысканиях и ГРР на 16 алмазоносных кимберлитовых трубках Анголы, в процессе которых проводил исследования их геологического строения, состава пород и морфологии кристаллов алмаза. Работа выполнена в Санкт-Петербургском государственном университете (С-Пб ГУ) .

Достоверность защищаемых положений и выводов диссертации обеспечивается большим объёмом фактического материала по геологическому строению и тектонике региона СВ Анголы, современных аналитических данных о вещественном составе кимберлитовых месторождений, минералогии и геохимии МИК кимберлитов и мантийных ксенолитов, минералогии и морфологии кристаллов алмаза из кимберлитов .

Апробация работы. Основные научные положения работы докладывались на ряде Международных горно-геологических конгрессов и конференций – Конгресс PDAC, Торонто, 2002 г.; Конференция Ордена Инженеров Анголы, 2003 г.; Конференция «Алмазы-50», Санкт-Петербург, 2004 г.; годовые сессии РМО, 2009, 2010, 2011, 2012, 2014 г.г.; ХХХI научное собрание Минералогического Общества Испании, Барселона, 2011 г.; XI Международной конференции «Новые идеи в науках о Земле», Москва, 2013 г.;

Научно-методический Совет по геолого-геофизическим технологиям поисков и разведки твёрдых полезных ископаемых Минприроды РФ, 2014 г.; Конгресс СMN2015 «Численные методы в инженерии», 2015 г., Лиссабон. Они также докладывались на кафедрах МПИ Университета им. А. Нету (Ангола), Университета Барселоны (Испания) и Национального минерально-сырьевого университета «Горный» (Санкт-Петербург). Ряд разработок автора вошёл в геологические отчёты ГРО «КАТОКА» и Государственной алмазной компании Анголы ЭНДИАМА по геологии и оценке алмазоносности трубок Катока, Чиузу, Какеле, Камитонгу, Камуанзанза, КАТ-115, КАТ-Е42, – «О результатах детальной разведки кимберлитовой трубки Катока за 1995-2001 г.г. с подсчётом запасов алмазов до глубины 600 м (по состоянию на 01.10.2001 г.)» (2003 г.);

«О результатах поисково-оценочных исследований, выполненных на кимберлитовых трубках Камитонго-I, Камитонго-II и Какелэ, расположенных на севере провинции Лунда Сул, Ангола» (2003 г.); «Математическая модель изменчивости содержания алмазов кимберлитовой трубки Катока как основа дифференциальной оценки её алмазоносности» (2006 г.);«О геологоразведочных работах за 2005-2009 г.г. по проекту ЛУЭМБА с подсчётом запасов алмазов по трубке Чиузу (по состоянию на 01.07.2009 г.)» (2009 г.); «О результатах разведки и оценки кимберлитовой трубки Камуанзанза, провинция Лунда Норте» (2010 г.); «О результатах разведки глубоких горизонтов трубки Катока за 2004-2009 г.г. с подсчётом запасов алмазов до глубины 800 м (по состоянию на 01.10.2010 г.)» (2010 г.); «О результатах поисково-оценочных работ на кимберлитовой трубке КАТ-115 (концессия Катока) за 2007-2010 г.г. (с подсчётом ресурсов алмазов)» (2011 г.); «Моделирование распределения алмазов в кимберлитах, как основа для уточнения оценки содержаний алмазов в рудных блоках трубки Чиузу» (2011 г.); «О результатах поисковых и оценочных работ в бассейне руч. Луэмба» (2012 г.); «О результатах геологоразведочных работ на трубке КАТ-Е42 за 2011-2013 г.г. (с подсчётом запасов алмазов до глубины 200 м)» (2014 г.); «Комплексные исследования геохимии, минералогии и условий образования мантийных ксенолитов (эклогиты и перидотиты) из кимберлитов поля Катока» (2014 г.) .

Разработки автора также использованы при подсчёте запасов трубки им. Гриба предприятием «Архангельскгеолдобыча» – «Разработка математической модели распределения алмазов в месторождении им. В. Гриба по данным геологического опробования, как основы для расчёта средних содержаний алмазов в рудных (подсчётных) блоках» (2010 г.) .

Публикации. По теме диссертации опубликовано 48 работ, из них 3 монографии и 1 учебник. В изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России, опубликовано 18 работ, в том числе 2 в зарубежных; 9 работ в зарубежных научных журналах; 17 работ опубликовано в материалах конференций, в том числе в 3 зарубежных .

Реализация результатов исследования. Выводы и положения диссертации используются алмазодобывающими компаниями АК АЛРОСА, ОАО «Архангельскгеолдобыча» в России и ЭНДИАМА в Анголе для повышения эффективности поисков и разведки месторождений алмазов. Выполнен аудит содержаний и запасов алмазов в кимберлитовых рудах ангольских месторождений Катока и Чиузу, а также российского – трубки им. Гриба, где получены значительные геолого-экономические эффекты, способствующие расширению алмазодобычи в Анголе и России .

Структура и объём работы. Диссертация состоит из 5 глав, Заключения и Списка литературы. Общий объем – 314 страниц, включая 212 текстовых рисунка и 29 таблиц, список литературы включает 339 наименований, в том числе 16 интернет-источников .

Благодарности. Автор глубоко признателен коллегам, оказавшим поддержку его исследованиям – д.г-м.н., Чл. корр. РАН, д.г-м.н., проф. В.А .

Глебовицкому, д.г-м.н., проф. В.Г. Лазаренкову, д.г-м.н. В.Л. Масайтису, д.гм.н. В.А. Милашеву, д.г.-м.н., проф. Л.П. Никитиной, к.г-м.н. В.Н. Дечу, к.г.м.н. Г.И. Шафрановскому, заслуженному деятелю науки РФ, д.э.н., проф .

А.А. Ильинскому, д.г.-м.н. В.М. Зуеву, к.г.-м.н., проф. Б.Л. Егорову, д.гм.н. А.Н. Зайцеву, генеральному директору ГРО «Катока», к.э.н. Ганге Жуниору, директорам – к.э.н. С.Ф. Носыко, С.А. Герасимову и к.т.н. В.А. Джуре, к.э.н. Жоао Тунга Феликсу, к.э.н. Бенедиту Паулу Мануэлю, к.г-м.н. Вунда Тинта Мануэлю, ГРО «Катока»; к.э.н. Антониу Тиагу Дуарте, ЭНДИАМА;

генеральному директору «Северо-Западной Геофизической Компании» А.Д .

Кузовенкову. Глубокую признательность автор выражает коллегам, чья критика и советы способствовали реализации данного исследования: Чл. корр. РАН, д.г-м.н., проф. Ю.Б. Марину, к.г.-м.н. Л.И. Лукьяновой, к.г-м.н. З.Е .

Барановой, к.г-м.н. М.Д. Толмачёву, к.г.-м.н. Н.М. Королёву, д.г.-м.н. А.Я .

Ротману, к.г.-м.н. Ю.Б. Стегницкому, д.г-м.н., проф. А.В. Козлову, проф., докторам Сальвадору Гали и Жоану Карлосу Мелгарехо (Испания), доктору Аугушту Жерману Де Араужу (Ангола) .

Основное содержание работы

. В работе рассмотрены и исследованы актуальные проблемы кимберлитового магматизма и минерагении алмаза, решение которых предложено на основе изучения геологического строения и минералогии, петрографии, геохимии и алмазоносности 16 кимберлитовых месторождений и трубок Анголы, включая как ранее известные Катока, Камачия, Камафука-Камазамбо, Камуанзанза, так и новые трубки, геологическое строение и алмазоносность которых рассмотрены впервые – Чиузу, КАТ-115, КАТ-Е42, Чири, Камитонгу, Какеле, Луите, Камбунду и Луэле .

Геологический очерк региона северо-востока Анголы. Геолого-тектоническое строение и особенности структурного контроля кимберлитовых полей и месторождений алмазоносного района Лунда, расположенного в пределах СВ оконечности авлакогена Лукапа, отражены на Рис. 3 и 4. Их расположение в пределах архейского кратона Касаи отвечает «правилу Клиффорда» .

Кимберлитовые трубки приурочены к узлам пересечения двух систем глубинных разломов СВ и СЗ направлений. Внедрение кимберлитовых интрузий датируется ранним мелом (K1). К меловому периоду сформировались и радиальнокольцевые структуры разного порядка. К наиболее крупной, 200 км в диаметре, Сауримской структуре приурочены кимберлитовые поля Катока, Камачия, Луэмба, Камафука, а также территории концессий Луаше, Луанге и Дала кимберлитового района Лунда (Рис.3,а; 4) .

Геологическое строение кимберлитовых месторождений .

Месторождение Катока (Catoca) имеет размеры 915990 м и площадь – 63,6 Га (Рис.5,а). Трубка сужается с глубиной, и на отметке -400 м размеры её составляют 360430 м, а площадь сечения уменьшается в 4,5 раза – до 13,6 Га (Рис.5,б). Она является слабо эродированным палеовулканом, и в её составе установлен полный набор петрофациальных комплексов и разновидностей пород кимберлитовой формации (Рис. 5,б; 6,1-12) – интрузивных кимберлитовых брекчий и порфировых кимберлитов диатремы, эффузивных туфов, эруптивных вулканических брекчий, вулканогенно-осадочных кратерных образований и туффизитовых кимберлитовых брекчий. U/Pb методом по цирконам установлен изотопный возраст кимберлитов, оцениваемый в 118,3±3,7 млн. лет, ранний мел (Robles-Cruz, et al., 2010) .

Изотопный U-Pb возраст цирконов эклогитовых и лерцолитовых мантийных ксенолитов – около 2,8 млрд. лет (Никитина, и др., 2012; Zinchenko et al., 2013;

Королёв, 2015) .

Для кимберлитов трубки Катока характерны средние (0,3-0,6 кар/т), до высоких (1,5-3,0 кар/т) содержания алмазов. Являясь крупнейшим в Анголе промышленным месторождением, оно по запасам алмазов (более 200 млн .

карат) относится к категории гигантских .

Месторождение Чиузу (Txiuzo) расположено в кимберлитовом поле Луэмба в приустьевой части р. Чиузу (Рис.4), имеет форму овала и размеры 542224 м, при площади 9,6 Га. Его слагают комплексы диатремы – брекчии АКБ, КБМ и кратерные брекчии комплекса БКС, в составе которого выявлены

–  –  –

туффизитовые брекчии и «риф» пестроцветных пород супергуппы Карру с многочисленными тонкими силлами и дайками кимберлита, образующими туффизитовый штокверк. U-Pb изотопный возраст трубки Чиузу оценивается в 118,30±0,67 млн. (Robles-Cruz, et al., 2010). Среднее содержание алмазов в трубке Чиузу 0,51 кар/т, и по запасам – 25 млн. карат – она относится к крупным месторождениям .

Месторождение Камуанзанза (Kamuanzanza) расположено на севере района Лунда в русле р. Шикапа (Рис.4), размеры его 550125 м, форма вытянутая гантелевидная. С глубиной трубка постепенно сужается – площадь выхода её на поверхность 7,2 Га уменьшается до 6,0 Га на глубине 100 м. Она сложена слабо алмазоносными массивными кимберлитовыми брекчиями комплекса КБМ с переменным содержанием ксенолитового материала (10% – 30%) .

Мощность алмазоносных четвертичных аллювиальных отложений над трубкой достигает 8,4 м. Содержание алмазов в трубке Камуанзанза – 0,32 кар/т, и по их промышленным запасам – 3,3 млн. карат – она относится к весьма мелким месторождениям .

–  –  –

С КЗП КТБ-2 ВОП КБМ

–  –  –

Рис.5. Кимберлитовая трубка Катока: а – панорама рудного тела в карьере, проекция Ю-С; б – геологический профиль с разрезом скв. 047/35. Петрогенетические комплексы кимберлитов представлены на Рис.6; графики в интервале 220-600 м демонстрируют увеличение массы (голубые гистограммы, %) и содержаний алмазов (зелёные гистограммы, 10 кар/т) на границах интрузивных тел разных фаз внедрения

– АКБ1, АКБ2… АКБ5 в разрезе скв. 047/35 (Зинченко и др., 2012, с дополнениями) .

Месторождение КАТ-Е42 (CAT-E42) расположено в 5 км к юго-западу от трубки Катока (Рис. 4), имеет размеры 220170 м и воронкообразную форму в разрезе, сужающуюся с глубиной. Мощность кратерных вулканогенноосадочных комплексов ВОП и КТБ составляет 30 м. Массивные брекчии комплекса КБМ залегают в интервале 40-90 м, ниже развиты автолитовые брекчии диатремового комплекса АКБ, рассечённые дайками порфировых кимберлитов комплекса КП. Содержания алмазов к разных блоках кимберлитов трубки КАТ-Е42 – от 0,42 кар/т до 2,32 кар/т, в среднем – 0,82 кар/т. По запасам алмазов – 5,315 млн. карат, она относится к мелким промышленным месторождениям .

Алмазоносность кимберлитов в центральной части Сауримской структуры возрастает, что подтверждается данными ГРР на трубках Камуанзанза, Чиузу, Катока, КАТ-Е42 и Луэле – промышленные содержания алмазов в них возрастают в 2-3 раза – от 0, 32 кар/т и 0,51 кар/т (Камуанзанза и Чиузу), до 0,77 кар/т, 0,82 кар/т и 1,0 кар/т (Катока, КАТ-Е42 и Луэле) .

–  –  –

ВОП г в Рис.8. Кимберлиты диатремы трубки Катока в шлифах (NII): массивная порфировая брекчия с зёрнами оливина (Ol) серпентинизированного (Srp) рудных минералов (R), кристаллическим кальцит-сапонитовым матриксом комплекса КБМ, СЗ фланг карьера, гор. 900 м (а); округлое включение порфирового кимберлита с мегакристом пироксена в центре (Px) в автолитовой брекчии с микрокристаллическим матриксом, зёрнами оливина серпентинизированного (Srp) и рудными минералами (R) комплекса АКБ, скв.050/34, глубина 388,2 (б); кристаллокласты оливина (Ol) серпентинизированные в мелкопорфировом матриксе с криптокристаллическим мезостазисом в туффизитовых кимберлитах, скв. 033/35, глубина 344,4 м (в); контакт брекчии КБМ с порфирокристами флогопита (Phl) с кимберлитовым туфом комплекса ВОП, рассечённом тонкими прожилками кальцит-сапонитового агрегата (Са-Sp), СЗ фланг карьера, гор. 905 м (г) .

–  –  –

Рис. 10. Геодинамическая модель кимберлитового интрузивного процесса (Зинченко, 2014, с изменениями): 1 – разломы надрегиональной радиально-кольцевой структуры на земной поверхности; 2 – кимберлитовые трубки в центре структуры (зелёная – высоко алмазоносная), в середине (синяя – умеренно алмазоносная) и на краю (белая – не алмазоносная, жёлтая – слабо алмазоносная); 3 – зоны тектономагматической активизации в земной коре; 4 – магмоподводящие разломы нижнекоровой (красные линии) и верхнекоровой (синие линии) активизации; 5 – граница коромантийного раздела, область «алмазного окна» и направлениями тепломассопереноса; 6 – надрегиональные глубинные разломы; 7 – очаги флюидо-магматического фракционирования кимберлитовой магмы (а – глубинный, б – гипабиссальный); 8 – направления движения магмы (а), вулканических газов (б), алмазов (в) в интрузивном процессе; 9 – направления тектонических напряжений (красные – радиальные напряжения нижнекоровой, и синие – горизонтальные верхнекоровой локализации); 10

– состав зон верхней мантии, земной коры и основные границы: дуниты- гарцбургиты, б – эклогиты, в – лерцолиты (по Доусон, 1983); 11 – типоморфные ряды кристаллов алмаза трубок Чиузу, Катока, Луэле и Камуанзанза; 12 – глубинная генерация алмазов и алмаз «in sito» в эклогитах из трубки Катока; изотермы в мантии – штриховые линии (по Пасухова, 2000; Королёв, 2015) .

Петрохимия кимберлитов трубки Катока. Выявлены существенные вариации содержаний всех петрогенных химических элементов кимберлитовых пород трубки Катока и проведено сопоставление их с кимберлитами трубок Юга Африки и Якутии (Табл. 3). На графике петрогенных окислов MgO-SiO2 выделены поля составов кимберлитовых пород, слагающих трубку Катока (Рис.11). Туфопесчаники комплекса ВОП относятся к группе (популяции) кремнистых пород (SiO2/MgO=10-20), а туфоалевролиты и туфоаргиллиты в его составе, в совокупности с туфами и осадочно-вулканогенными породами комплексов КЗП (ЮВ фланг) и эксплозивными брекчиями БКС – к группе магнезиально- кремнистых пород (SiO2/MgO=2,6-6,0). Наиболее близок к «кимберлитовым рамкам» химизм магматических брекчий комплексов АКБ и КБМ, а также кимберлиты комплекса КП, поля составов которых лежат в области относительно высокомагнезиальных пород (SiO2/MgO=1,0-1,8). Поля составов туфобрекчий комплексов КТБ-1 и КЗП (З фланг) занимают промежуточное положение (SiO2/MgO=1,8-10). Вниз по разрезу, в диатремовых Рис. 11. Составы кимберлитовых пород и ксенолитов из кимберлитов трубки Катока в координатах SiO2 – MgO, масс. % (по Ganga et al., 2003; Ротман и др., 2003; Первов и др., 2011, с дополнениями и изменениями автора). Условные обозначения: дайки порфировых кимберлитов комплекса КП (1), автолитовые брекчии жерла (2), поле и средний состав комплекса АКБ (3); поле и средний состав брекчий комплекса КБМ (4);

комплекс КТБ-1 и поле его составов – бедные кварцем (5) и кварцевые туфобрекчии (6);

комплекс КТБ-2 – туфогравелиты (7); комплекс БКС и поле его составов – кимберлитовые туфы и туфопесчаники (8), алевропелитовые туфы (9); комплекс КЗП и поля его составов В фланга трубки – туфы (10), туфогравелиты (11), туфопесчаники (12); Ю-В фланга – туфы и туфопесчаники (13), туфоалевролиты и туфоаргиллиты (14);

З фланга – туфы и туфобрекчии (15), туфы и туфопесчаники (16), туфоалевролиты (17);

комплекс ВОП и поле его составов: З фланга трубки – туфогравелиты (18), туфопесчаники (19), туфоалевролиты и туфоаргиллиты (20), Ю фланга – бескварцевые туфопесчаники (29); В фланга трубки – туфопесчаники (22), туфоалевролиты (23, 24);

разреза скв. 033/35 – туфопесчаники (25, 26), туфоалевролиты, туфоаргиллиты (27), туфопесчаники основания разреза комплекса ВОП (28); мантийные ксенолиты: средний состав перидотитовых ксенолитов (30); поле средних составов эклогитовых ксенолитов:

высокомагнезиальных (31), низкомагнезиальных (32), высокоглинозёмистых (33);

коровые ксенолиты: граниты (34), гнейсы (35) .

комплексах КБМ и АКБ количество MgO заметно возрастает, а SiO2 падает .

Перидотиты мантийных ксенолитов занимают экстремальное по магнезиальности положение (SiO2/MgO1,3), эклогиты среднемагнезиальны, и поле их составов отвечает усреднённому составу кимберлитовых пород в целом, а коровые ксенолиты занимают минимальное по магнезиальности положение (SiO2/MgO20) (Рис.11). Полученные данные свидетельствуют о петрохимическом «родстве»

кимберлитов с мантийными перидотитами, которое существенно затушёвывается примесями корового ксенолитового материала, захваченного кимберлитовой магмой в вулканическом процессе .

Изотопно-геохимическая характеристика и возраст кимберлитов и мантийных и коровых ксенолитов из трубок Какелэ, Камитонгу I, Катока, Чиузу и КАТ-115 исследованы методами масс-спектрометрии (Finnigan MAT- 261; SRIMP II; Cameca IMS-4f) (Robles-Cruz et al., 2010; Никитина и др., 2012, 2013; Zinchenko et al., 2012; Зинченко, 2014; Nikitina et al., 2014; Королёв, 2015). Результаты изучения Sm-Nd систематики кимберлитов, эклогитового ксенолита и коровых гранито-гнейсов кластера Камитонгу-Какелэ позволили оценить их возраст по гранатам и диопсидам, а также по цирконам. Для кимберлита трубки Камитонгу-I получена двухточечная изохрона, отвечающая оценке возраста 241±40 млн. лет (Т-J1). Аналогичная изохрона для эклогита из трубки Какелэ отвечает возрасту 284 ±17 млн. лет (С3-Р1), что может рассматриваться, как время уравновешивания изотопной системы при высокотемпературном метаморфизме .

–  –  –

Рис.13. Зёрна оливина разного состава и генераций: оливин в «родственных»

включениях в оливините из трубки КАТ-115: (а – шлиф, N; б – фото детали шлифа в режиме BSE, масштаб – мм); оливин комплекса КП трубки Катока (обр. 493, скв .

033/35, глубина 503,2 м): мегакристы I генерации и микрокристы II генерации (в);

деталь фото «в», микрокрист II генерации (г); масштаб – микроны. Обозначения: Оl-I

– оливин I генерации; Ol-II – оливин II генерации; FeO – железо-оксидные фазы каплевидной формы; Phl – флогопит; Мg# = Mg/(Mg+Feоб) (в, г – данные Первов и др., 2011) .

Оливин интрателлурической генерации из перидотитов «родственных»

включений близок по магнезиальности к оливину Ol-I кимберлитов (Мg# = 0,73) (Табл.1). Для зёрен оливина характерны многочисленные минерализованные трещины (Рис.13, в, г), не переходящие на тонкокристаллический «матрикс». В кимберлитах Анголы оливин в составе пород кратерных комплексов замещён серпентином, и неизменённые его зёрна характерны лишь для пород диатремы, залегающих на глубинах более 300 м .

Пироп – встречается в виде отдельных округлых, овальных уплощенных зёрен, сростков с хромдиопсидом размерами до 0,5-2,0 мм и редких кристаллов с огранкой (Рис.14). Вариации содержаний Cr2O3 и CaO в изученных гранатах из кимберлитов Анголы (630 зёрен) свидетельствуют о том, что они формировались как в ультраосновных (перидотитовых), так и основных (эклогитовых, пироксенитовых) породах. Положение полей составов гранатов трубок Катока и Чиузу отвечают полю пиропов из лерцолитов, гарцбургитов и эклогитов (Рис.15,а). Пиропы трубки Луэле принадлежат ассоциации G10G10D (40%). Специализация пиропов проявляется в разделение полей их составов на две области – относительно высокохромистых (Cr2O3 – 4-8%) и

–  –  –

% Рис. 15. Состав пиропов кимберлитовых трубок СВ Анголы: поля составов по Grtter et al., 2004 (а); зависимость средних содержаний алмазов (кар/т) в кимберлитах трубок Луэле, Катока, Чиузу, Камуанзанза и Камафука от содержания в пиропах Cr2O3 (мас .

%) (б); группы гранатов: G10 – гарцбургитовые (G10D – алмазной фации), G9 – лерцолитовые, G12 – верлитовые, G1 – низко-Cr мегакристы, G11 – низко-Ti перидотитовые, G4 и G5 – пироксенитовые, верлитовые, G3 – эклогитовые; зелёные линии ограничивают поле лерцолитовых гранатов, красная линия – поле составов высокохромистых низкокальциевых гранатов гарцбургитов (G10) и гранатоввключений в алмазе (G10D), по Gurney, 1984; бордовыми линиями ограничено поле составов пиропов алмазоносной трубки Луэле (а – Cоболев и др., 1990; Castillo-Oliver et al., 2011; Первов и др., 2011, с дополнениями; б – Зинченко, 2014, с дополнениями) .

низкохромистых (Cr2O34%). Зависимость средних содержаний (кар/т) алмазов в кимберлитах от содержания в хромистых пиропах Cr2O3, установленная для трубок Камафука-Камазамбо, Чиузу, Катока и Луэле, близка к экспоненциальной, что отчётливо проявляется только для максимальных значений содержаний (мас. %) окиси хрома (Рис.15,б) (Зинченко, 2014), и что подтвержает региональный тренд алмазоносности, установленный впервые для района Лунда Н.В. Соболевым с соавторами (Соболев и др., 1990) .

Пикроильменит преобладает в составе тяжёлой фракции кимберлитов СВ Анголы. Представлен изометричными округлыми или угловатыми зернами размерами от долей до 8-15 мм (Рис.16,а,б) и тонко-кристаллическими агрегатами (Рис.16,в). Соотношение ферромагнитных и парамагнитных разновидностей – 1:3. Первые (поле I) с высоким содержанием железа (FeO 40%), низким титана (TiO 239%) и магния (MgO4,5%), средним содержанием хрома (Сr2O34,5%) свойственны кимберлитам трубок Катока и Луите. Вторые (поле II) с высоким содержанием магния (MgO=5,52–13,51%) и титана (TiO 2 = 41,28–54,83%), низким содержанием хрома (Сr2O31,0%), куда попадает большая часть пикроильменитов из трубок поля Катока (Рис.17) .

Составы первой группы характерны для включений ильменита в гранатах, а наиболее хромистые и магнезиальные разности характерны для алмазоносных ильменит-пироповых лерцолитов из коренных месторождений алмазов. В третью группу входят пикроильмениты, состав которых был трансформирован в процессе метасоматических изменений. Ильмениты с низкими отношениями Fe+3/ Fe+2 характерны для алмазоносных кимберлитов, обогащённые Fe+3 с алмазами вообще не ассоциируются, а высокое содержание Mg в ильменитах считается позитивным фактором алмазоносности (Герни и др., 1994; Сarmody et al., 2014) .

в а б Рис.16. Пикроильменит из кимберлитов трубки Катока: угловатые обломки кристаллов в срастании со вторичными кальцитом (а) и кварцем (б); аллотриоморфное зерно с микрокристаллической оторочкой, обогащенной Ti и Nb (б); мелкозернистый агрегат с размером индивидов 10-50 µm. Шкала на фото «б» – 500 µm, на фото «в» – 100 µm (б и в – Castillo-Oliver et al., 2011) .

Моноклинные пироксены представлены хромдиопсидом зеленого, изумруднозеленого цвета с коротко призматическими кристаллами и овальными и угловатыми зёрнами размером 1-5 мм (Рис.18,б,в). По химическому составу пироксены кимберлитов трубки Катока типичны для ультраосновного и эклогитового парагенезисов и содержат Cr до 2,7 мас.%, при повышенной доле Na2O в составе юриитового минала. Наиболее обогащены хромом диопсиды из кимберлитов трубок Чиузу и Камитогну-I – до 4,7%. В целом клинопироксены из кимберлитов трубок полей Катока, Луэмба и Камачия представлены как хромсодержащей высокомагнезиальной разновидностью – хромдиопсидом перидотитовой ассоциации (CGP), так и низкохромистой умеренно железистой разновидностью, богатой Al2O3 – омфацит эклогитовой и пироксенитовой ассоциаций кратонных областей (CPP) (Рис.18,а) .

–  –  –

30 0,53 0,37 96,46 0,00 0,16 0,00 1,12 1,35 0,00 0,00 100,00 31 2,57 0,50 93,92 0,00 1,51 0,00 1,50 0,00 0,00 0,00 100,00 32 29,00 3,69 35,66 0,11 11,98 0,97 14,29 0,00 1,06 3,23 100,00

–  –  –

Они отличаются микропористой структурой и представлены железо-оксидными фазами, FeO состава (до 97 мас. %), иногда с незначительной примесью MgO – до 4,0%, NiO – 1,0-17,0 %, CuO – до 3,5%, SO3 – до 1,5%, V2O5, TiO2 и CaO – до 2,0% в сумме (Табл. 2). Гипидиоморфные зёрна со скруглёнными границами и неправильные амёбообразные зёрна образовались в результате их оплавления и пластических деформаций. Генезис этих образований связан, вероятно, с декомпрессионным прогревом пород и плавлением Fe,Ni,Сu(O,S) минералов. В результате плавления они приобретали пластичность, округлённые и каплевидно-сферические формы и выдавливались по прототрещинам (Рис.20,г,д) .

Полученные автором данные по геологическому строению, петрографическому и химико-минералогическому составу кимберлитовых трубок СВ Анголы, изотопной геохимии мантийных эклогитов и перидотитов из кимберлитов легли в основу выводов и построений в области петрогенеза и минерагенеза коренных месторождений алмазов этого региона, а также обоснования защищаемых положений диссертации .

Этапы и стадии формирования кимберлитового вулкана и минерагенические факторы алмазоносности кимберлитов, морфология, минералогия, онтогенез кристаллов алмаза и моделирование их распределения в кимберлитах по массе рассмотрены ниже, в разделе Защищаемые положения и их обоснование .

–  –  –

Большинство исследователей полагает, что кимберлитовые расплавы являлись выплавками, образовавшимися в результате парциального плавления эклогитперидотитового субстрата (Соболев, 1974; Доусон, 1983; Милашев, 1993), что подтверждается полученными данными по вещественному составу и РТ условиям верхней мантии под кратоном Касаи. По данным датировок цирконов из мантийных ксенолитов и омоложения их U-Pb системы (изотопный возраст 194±74 млн. лет), активизация плюма под кратоном Касаи, вызвавшая плавление мантийных пород и генерацию кимберлитовых расплавов, могла происходить на рубеже Триасового и Юрского периодов (Т-J) .

Первый этап корового вулканизма начался с флюидно-эксплозивной стадии и прорыва глубинного вещества на палеоповерхность в виде потоков вулканических газов и флюидов, отделившихся от магматической колонны кимберлитового расплава, и вулканической пирокластики (пепел, песок, бомбы) (Рис.22,а). Трещины во вмещающих породах заполнялись кимберлитом в виде многочисленных микросиллов и микродаек, образующих штокверковые тела туффизитов первой фазы (установлены на трубках Камафука, Катока и Чиузу (Рис.28,а). На глубоких горизонтах в приконтактовые зоны диатрем внедрялись дайки порфировых кимберлитов (Рис.6.10). В результате проседания в центре взрывной «воронки» сформировалась кратерная впадина (Рис.22,б,в), на дне которой скапливались крупные блоки гранито-гнейсов и терригенных пород, образующие брекчии ксенолитового «слоя» – комплекс БКС (Рис.6,9; 9,в,г) .

На бортах впадины по её периметру сформировались слоистые туфобрекчии комплекса КТБ-1 – так называемое «туфовое кольцо» палеовулкана (Рис.6,5-6;

9,а,б), что завершило активную фазу первого этапа развития кратера .

Во вторую стадию первого этапа – интрузивную – на уровне диатремы поднимались колонны кимберлитового расплава, которые заполнили её полость до границы с комплексом БКС и сформировали комплекс автолитовых брекчий АКБ с характерными образованиями «кимберлит в кимберлите» (Рис.8, в,г) .

Блоки мантийных перидотитов и эклогитов, вовлечённые в интрузивный процесс, под воздействием внутреннего напряжения разрушались по механизму саморазрыва, образуя желваки «родственных» включений и мегакристы оливина, пироксена, гранатов и пикроильменита и высвобождая алмазы .

К концу первого этапа в кратерной впадине в условиях умеренной вулканической активности формировались ритмично слоистые осадочновулканогенные слабо алмазоносные отложения комплекса ВОП – туфобрекчии, туфопесчаники, туфоалевролиты и туфоаргиллиты с признаки мелководья – знаки ряби и трещины усыхания, углефицированные остатки растений и отпечатки следов динозавров и текстуры оползания осадков (Рис.6,2; 6,8). Этот период внутрикратерного вулканизма и осадконакопления разделяет первый этап формирования палеовулкана от второго, развивавшегося по сходному сценарию .

На втором этапе вулканической активизации также отчётливо проявились две стадии (Рис.22,г). В первую – флюидно-эксплозивную, подток вулканических газов по разломам через диатрему стал затруднён, и давление вулканических газов достигло критического уровня. Произошло их второе взрывное выделение, приведшее к углублению кратера и возобновлению вулкано-интрузивных процессов. На локализацию взрыва вулканических газов на уровне диатремы указывают гипабиссальные туффизитовые брекчии, развитые в автолитовых кимберлитах (Рис.6,12; 28,б). Прорыв в кратер палеовулкана пирокластики и её отложение сформировали алмазоносные туфы и туфобрекчии комплекса КТБ-2, перекрывшие ранее сформировавшийся комплекс ВОП (Рис.6,2; 6,3; 9, г) .

Во вторую стадию – интрузивную этого этапа на уровне диатремы по субвертикальным разломам внедрялись дайки массивных брекчий комплекса КБМ (Рис.6,11), пространственно ассоциированные с дайками КП первого этапа. В гипабиссальных условиях формируется мощный конусообразный шток алмазоносных массивных кимберлитовых брекчий комплекса КБМ-СлКбМ, имеющий секущие тектоно-магматические контакты с породами кратерных комплексов ВОП и КТБ-1 (Рис.6,1;6,5). Внедрение в межслоевое пространство слабо уплотнённых пород комплекса ВОП серии силлов привело к формированию «гибридного» комплекса «переслаивания» интрузивных и осадочно-вулканогенных пород зоны перехода – КЗП (Рис.6,2). Второй этап завершил вулканическую деятельность, которая сменилась периодом гидротермальной активности палеовулкана, приведшей к интенсивному изменению первичных минералов кимберлитов и замещению их гидроокисными и глинистыми минералами .

Поствулканический этап сопровождался физико-химическими процессами, протекавшими в условиях теплого гумидного климата, сформировавшими профиль коры выветривания кимберлитов до глубины 200 м. Уплотнение пород вызывало проседание дна кратерной депрессии, заполняемой продуктами эрозии вмещающих трубку гнейсов – песчаниками формации Интеркалар. По завершении мелового периода трубка подверглась эрозии и была перекрыта горизонтально залегающими песчаниками формации Калахари (Рис.6, 3) .

На основе представленной палеовулканической модели формирования кимберлитовой трубки разработана схема петрогенетической типизации пород кимберлитовой формации Анголо-Конголезской алмазоносной провинции (Табл. 3). В практической области палеовулканическая модель формирования алмазоносной кимберлитовой трубки позволяет в процессе поисковых работ оптимизировать методику и сеть выработок для получения эффективного результата при заверке аномалий трубочного типа – обнаружения высоко алмазоносных комплексов кимберлитов интрузивных и эксплозивных стадий формирования месторождения .

–  –  –

Рис. 22. Палеовулканическая модель формирования кимберлитовой трубки в регионе СВ Анголы. Условные обозначения: 1 – глубинный и оперяющие разломы; 2 – направления движения и 3 – потоки вулканических газов; 4 – подошва супергруппы Карру (голубая) и основание кратера; 5 – радиально-кольцевая структура; 6 – туффизитовые флюидиты 1-й фазы; 7 – направления тектонических напряжений; 8 – потоки пирокластики; 9 – направления внедрения даек первой (зелёный – 19) и второй (жёлтый – 19) фаз магматизма; 10 – эксплозивные очаги 1-й (красный) и 2-й (фиолетовый) фаз вулканизма; 11 – границы комплексов (синяя), кратера и диатремы (черная); 12 – туффизиты 1-й (зелёные) и 2-й (жёлтые) фаз; 13 – туфы комплекса КТБ-1 1-й фазы («туфовое кольцо»); 14 – автолитовые брекчии комплекса АКБ; 15 – глыбовые брекчии комплекса БКС; 16 – туфобрекчии комплекса КТБ-2 2-й фазы; 17 – массивные брекчии комплекса КБМ; отложения комплекса ВОП; 20 – песчаники осадочного комплекса МФП; 21 – песчаники формации Калахари; 22 – гнейсы AR2; 23

– отложения супергруппы Карру (Зинченко, 2014; Zinchenko et al., 2015) .

2. Образование «рудных столбов» в кимберлитовых месторождениях было обусловлено концентрацией алмазов в субвертикальных «колоннах»

кимберлитового расплава под действием динамической энергии струйных потоков вулканических газов .

В кимберлитах трубок Катока, Чиузу и Камуанзанза в среди минералов тяжёлой фракции обнаружены металло-оксидные сфероиды, описанные выше (Рис. 19) (Шафрановский, Зинченко, 2010; Зинченко и др., 2012). В значительных количествах они установлены в туффизитовых брекчиях кимберлитов. Их форма (Рис.19; 25) свидетельствует о динамичном процессе формирования кимберлитовых туффизитов из высокоподвижного, насыщенного вулканическими газами кимберлитового расплава. Ликвационный генезис сфероидов подтверждается результатами исследования металлургических шлаков, в которых установлена ликвация железа и образование техногенных Si-FeO сфероидов (Егоров, 2000, 2001). Морфологическое сходство природных и техногенных Fe-FeO сфероидов вполне очевидно (Рис.23), что говорит о сходстве механизма их образования в процессе ликвационной дифференциации оксидно-силикатных расплавов при взаимодействии с пузырьками газа. Прямыми наблюдениями были установлены сфероиды на поверхности кристаллов алмаза, где они участвуют в окислительном растворении и коррозии (Рис.24, а, г, д). Об активной флюидодинамике говорят и деформации Fe-O сфероидов, вызванные их соударением с твёрдыми кристалло- и литокластами, вовлечёнными в интрузивный процесс (Рис.25) .

Свидетельством кинетической активности расплава является расслоенность кимберлитов комплексов АКБ и КБМ, которая подчёркивается параллельной ориентировкой в них лито- и кристаллокластов (Рис. 26) .

В качестве механизма формирования рудных концентраций алмазов в кимберлитах рассматривается перенос их кристаллов в магматическом расплаве под действием потоков вулканических газов (Рис.29). Насыщение кимберлитового расплава газовой фазой вызывало изменение его реологических свойств – уменьшение вязкости и увеличение текучести. Расплав, насыщенный вулканическими газами, продвигался с большой скоростью в диатреме в газонасыщенных «колоннах» в виде субвертикальных струй, увлекая за собой твёрдофазные ксенолиты и порфирокристы, а также кристаллы алмаза. К периферии «колонн» динамическая активность расплава уменьшалась вследствие увеличения его вязкости. Это и приводило к концентрации алмазов в пределах «колонн» кимберлитового расплава, дренируемых струйными потоками вулканических газов, которые образовывали при его застывании «рудные столбы», обогащённые алмазами. Характерное для них концентрически-зональное распределение алмазов, содержание которых закономерно падает от центра «рудного столба» к его периферии (Рис.27), что связанно с этим флюидодинамическим процессом. Вертикальная протяжённость «рудных столбов» в месторождении Катока достигает 200-300 м, а площадь сечения – от 5050 м на глубине до 200 м, и до 100150 м на глубине более 400 м. В ряде трубок (Катока, КАТ-Е42, Луэле) на уровне диатремы на границах интрузивных тел установлены «рудные гнёзда» протяжённостью до 10 м. Их образование также

Рис. 23. Ликвация Fe-FeO в фосфатнооксидно- силикатном расплаве шлаков:

каплевидные включения Fe-FeO в сферических порах (РЭМ фото) (а); группа сфероидов Fe диаметром 200-1000 мк с плёночными выделениями Fe по границам поры в тонкозернистой P-О-Si матрице (б);

а б гантелевидный сфероид 400500 мк с Fe ядром (1), окружённым тонкой (50 мк) Fe-O оболочкой (2 – серый сегмент справа) и FeОР-Si оболочками (3 – тёмно-серый и пятнистый сегмент) и сателитными выделениями Fe (4) в мелких порах P-O-Si матрицы (5). РЭМ фото в режиме ВSE (б) .

в г Образцы из коллекции проф. Б.Л. Егорова (Зинченко и др., 2012) .

–  –  –

Рис. 25. Металло-оксидные сфероиды в кимберлитах из интервала развития даек КП и туффизитов, разрез скв. 037/34 (596-632 м), трубка Катока: сфероиды с признаками их динамической деформации на контакте с кимберлитом и следами выходов газовой фазы (а, б); сфероид с признаками деформации и окисления (корки лимонита) на контакте с кристаллокластом диопсида (в) (Зинченко и др., 2012) .

а б

Рис. 26. Расслоенность магматических брекчий комплекса АКБ трубки Катока:

псевдослоистость в брекчиях с ориентированными по направлению движения расплава лито- и кристаллокластами, скв.044/35, глубина 337 м (а,б) (Зинченко и др., 2012) .

–  –  –

Рис.27. Концентрическая зональность в распределении алмазов в кимберлитах трубки Катока в пределах «рудных столбов»: на глубине 100 м (а); на глубине 400 м (б);

содержания алмазов на цветовой шкале – в кар/т (в) (Ganga et al., 2003; Зинченко и др., 2012) .

–  –  –

3. Кристаллы алмаза из разных месторождений кимберлитов северо-востока Анголы отличает уникальный морфологический спектр. Для трубок центральной части кимберлитового района Лунда характерны плоскогранные кристаллы со скульптурами роста, периферической области

– кристаллы с коррозионно-диссолюционными формами, и для трубок промежуточной области – округлые кристаллы со скульптурами растворения .

Проведено исследование морфологии более 5 тысяч кристаллов алмаза из трубок кимберлитовых полей Катока, Луэмба, Чири, Камафука и Луаши .

Методической основой его являлись положения широко известной работы Ю.Л .

Орлова, выделившего одиннадцать морфологических разновидностей кристаллов и агрегатов (I-XI) по отличию плоскогранных форм роста и другим типоморфным особенностям, возникшим в процессе кристаллизации (Орлов, 1963) .

Среди алмазов трубки Катока преобладает разновидность I – 85,4%, доля которой падает с увеличением размеров кристаллов. Из них октаэдров в мелкихсредних классах крупности – 23,1%, в крупных и очень крупных – до 33,3%;

кристаллов переходного (ОД) габитуса, соответственно, 34,9% и 16,5%;

ромбододекаэдров – 16,0% и 10,4%; тетрагексаэдров – 2,2% и до 4,1%; кубов – 1,6% и до 4,9% (Рис.30). К типоморфным признакам кристаллов алмаза трубки Катока относится также преобладание ростовых форм рельефа их граней, доли которых возрастают от мелких – средних, к крупным и очень крупным размерным классам. Распределение алмазов по габитусным формам в различных петротипах кимберлитов трубки Катока показано на графике (Рис. 34,б) .

Для алмазов трубки Чиузу характерно преобладание кристаллов разновидности I – 92,8% (в классе -5,7+1,8 мм), среди которых октаэдров – 4,0% (в 6 раз меньше, чем на трубке Катока), переходных – 12,5% (в 2,8 раза меньше) и ромбододекаэдров – 67,5% (в 4 раза больше) (Рис.34,а). Всего 16,8% кристаллов алмаза этой трубки имеют ростовый рельеф, остальные – коррозионнодиссолюционный и интерстиционный (Рис.31) .

Среди алмазов трубки Камуанзанза доля кристаллов разновидности I понижена – 76,7%, доля октаэдрических кристаллов в среднем в 2,5 раза ниже, а кристаллов переходного габитуса – в 3,0 раза ниже, чем среди алмазов Катоки .

Доля ромбододекаэдров, напротив, в среднем в 1,4 раза выше, и они представлены в основном округлыми додекаэдроидами (Рис.34,а). Преобладают кристаллы с коррозионно-диссолюционными формами рельефа – каналами и кавернами травления (Рис. 32) .

Алмазы трубки КАТ-Е42 отличает преимущественное развитие округлых форм с додекаэдроидым габитусом, часто несущих многочисленные протомагматические сколы. Агрегаты разновидности «борт» не типичны, а незакономерные сростки разновидности VII присутствуют постоянно (6,8%). В целом среди алмазов этой трубки доля разновидности I достаточно высока (86,0%), при средней доле разновидности VII и незначительных долях разновидностей III (1,5%) и IX (1,9%) (Рис. 33) .

–  –  –

Рис. 31. Морфологические разновидности и габитусные формы кристаллов алмаза трубки Чиузу: разновидность I – тонко- (а) и груболаминарный (б) октаэдры;

комбинация октаэдр-додекаэдроид – ОД (в); плоскогранный ромбододекаэдр (г);

додекаэдроиды «уральского» (ж) и «эбеляхского» (з) типа; параллельный сросток тонколаминарных октаэдров (д); шпинелевый двойник ОД (е); кристаллы интерстиционно-блокового типа (и, к); разновидности II – жёлтый (л) и III – серый (м) кубы; разновидность IV – сросток грубо ламинарных октаэдров в «оболочке» (н);

разновидность V – коричневые додекаэдроиды (о, п); разновидность VII – незакономерный сросток груболаминарных октаэдров (р); разновидности VIII и IX – борт крупнокристаллический (с) и мелкокристаллический (т) (Зинченко, Шафрановский, 2011) .

г а в б д ж з е л м и к Рис. 32. Морфологические разновидности и габитусные формы кристаллов алмаза трубки Камуанзанза: разновидность I – тонколаминарный октаэдр (а); комбинация октаэдр-ромбододекаэдр – ОД (б); плоскогранный ромбододекаэдр (в); додекаэдроиды с коррозионным каналом (г) и дисковой скульптурой с каплевидными рудными выделениями (д); параллельный сросток кристаллов ОД (е); звездообразный «пятерник» индивидов ОД (ж); кристалл ОД с ядром и периферийной областью в параллельном срастании (з); разновидность III – серый кубоид (и); комбинации {111}к, л); разновидность VII – комбинация незакономерного и параллельного сростков ОД (м (Шафрановский, Зинченко, 2009) .

–  –  –

Рис. 34. Распределение габитусных форм кристаллов алмаза, % массы: а – по разным трубкам (по данным Табл. 4); б – по разным петрогенетическим комплексам кимберлитов трубки Катока (по данным Табл. 5); Д – ромбододекаэдр, К – куб; ТГ – тетрагексаэдр, То – техногенный осколок, По – протомагматический осколок; н.о. – осколки неопределённого габитуса (Зинченко, 2014) .

Показано, что алмазы из разных месторождений отличаются уникальными кристалломорфологическими спектрами (Рис.34,а), так же, как и алмазы из разных петрогенетических комплексов одной полифациальной трубки (Рис.34,б) .

В латеральном ряду ассоциаций алмазов из трубок центральной части (трубка Катока), переходной (трубка Чиузу) и краевой зон (трубка Камуанзанза) района Лунда фиксируется закономерная смена кристаллов с преобладанием признаков роста, кристаллами округлых форм растворения и коррозионно-диссолюционных форм .

4. Для оценки запасов алмазов в месторождениях кимберлитов наиболее эффективны экспоненциальные модели, поскольку приращение массы их кристаллов по {111} происходило экспоненциально, и их распределения по классам массы отвечают законам Больцмана-Гиббса и Бозе-Эйнштейна .

Иccледование структуры распределения алмазов в кимберлитах проводилось в рамках Геогенетического закона академика РАН Д.В. Рундквиста, показавшего, что онтогенез минеральных индивидов отражает филогенез их скоплений разного масштаба в земной коре. Именно в особенностях внешней и внутренней морфологии кристаллов алмаза был «записан» алгоритм роста их массы, определявший их концентрацию в рудах кимберлитовых месторождений. Такой подход к исследованию закона распределения алмазов в кимберлитах по массе, отличный от формального геостатистического моделирования (методы Матерона и Криге), назван автором генетико-вероятностным. Впервые было обосновано приложение моделей статистической термодинамики (СТ) к изучению математического закона распределения по количеству и массе алмазов в алмазоносных кимберлитах (Zinchenko et al., 2006; 2007; Зинченко и др., 2012) .

Поиск новых подходов к оценке запасов коренных месторождений алмаза продиктован тем, что традиционные модели геостатистики в рамках идей Матерона-Криге (Матерон, 1968; Криге, 1968) и основанные на них методы расчёта средних содержаний алмазов в кимберлитовых рудах не лишены недостатков. При значительных вариациях содержаний алмазов в кимберлитах и специфики их гранулометрического спектра, распределения их по классам массы «сдвигаются» в сторону мелких классов. Распределение алмазов по крупности (массе), аппроксимируемое степенной функцией, в общем справедливо для мелких и средних классов крупности, что впервые было установлено В.М. Зуевым (Зуев, 2005, 2008). Используемые в практике ГРР на алмазы логнормальные и степенные распределения, адекватно отражают распределения алмазов в кимберлитах по массе лишь до определённого предела, на котором их непрерывность нарушается вследствие «эффекта самородка», хорошо известного для распределений золота, платины и других редких элементов (Матерон, 1968). Задача преодоления этого эффекта решалась автором на основе принципиально нового подхода к построению генетически состоятельных математических моделей распределения алмазов по массе (классам массы), основные положения которого представлены ниже .

Формирование кристаллов алмаза из атомов углерода происходит в результате ковалентной химической связи, стехиометрия которой определяется тетраэдрической ориентировкой в пространстве орбит валентных электронов атома углерода (Григорьев, 1967). Рост количества атомов углерода, в зависимости от размеров координационных полиэдров кристалла октаэдрической формы, пропорционален его радиусу в степени 2,7 (Рис.

35):

Nат = 1,32(Rкс) 2,7, или Ln(Nат/1,32)/LnRкс =, где Nат – число атомов углерода, Rкс – радиус координационной сферы вокруг октаэдрического полиэдра алмаза (ангстремы, ), = 2,7 = exp – экспонента .

Полученная зависимость свидетельствует, что на этапах роста кристалла алмаза в направлении 111 количество атомов в его решётке прирастало экспоненциально с ростом его размера/радиуса. Прирост массы кристалла алмаза, который представляет собой «макромолекулу» из многих углеродных атомов, происходил послойно, т.е. по квантовому механизму, что подтверждается результатами УФ- и КЛ-томографии кристаллов алмаза, свидетельствующими о дискретном характере их послойного роста (Рис. 36) .

–  –  –

Эти онтогенетические особенности обосновывают генетически состоятельный закон распределения кристаллов алмаза по их массе, отвечающий природе их роста. Характерный для алмазов в мантийной среде их кристаллизации, этот закон унаследовано проявляется и в кимберлитах. Поиск математических моделей, которые бы отвечали указанным природным особенностям кристаллизации алмаза, показал, что наиболее эффективными в приложении к исследованию их распределения по массе в кимберлитах являются модели и статистики распределений Бозе-Эйнштейна (Рис.37) и Больцмана-Гиббса (Рис.38) .

Были проанализированы данные весового и гранулометрического анализа 7988 алмазов суммарной массой 48523,6 мг в диапазоне крупности/веса +0,5- 590,6 мг, извлеченных из 1056 геологических проб, и исследовано их распределение по массе и содержанию в кимберлитах месторождения Катока. Результаты исследования распределений алмазов по классам массы в кимберлитах разных петрогенетических комплексов трубки Катока и аналитические модели, отвечающие им, представлены на Рис. 39. Подобие представленных графиков свидетельствует о едином источнике генерации популяций алмазов из разных фациальных комплексов, что говорит в пользу, «ксеногенной» гипотезы образования алмазов из кимберлитов. Аналогичные результаты получены и для популяций алмазов из кимберлитов месторождений Чиузу (Ангола) и им. Гриба (Россия) .

Экономическая эффективность исследования

Разработка новых математических моделей для эффективной и надёжной оценки ресурсов алмазов представляет собой решение крупной народнохозяйственной проблемы по детальному геологическому изучению коренных месторождений России, Анголы и других алмазодобывающих стран. Их реализация в практике ГРР существенно повышает возможности ресурсной базы по наращиванию добычи алмазов и способствует укреплению стратегических позиций страны на международном рынке алмазов. Реализованный на основе генетико-статистических моделей аудит запасов месторождений Катока, Чиузу и им. Гриба дал значительный геолого-экономический эффект – они были увеличены на 37,4 млн. карат, 1,6 млн. карат и на 30,0 млн. карат, соответственно .

Количество кристаллов алмаза (Nj) j

–  –  –

АКБ 10,60

–  –  –

КБМ 42,33 КЗП 87,64 КТБ+ 171,17 ВОП 444,44 Заключение Несмотря на 150-летнюю историю изучения кимберлитов, и сегодня остаются не выясненными или дискуссионными многие вопросы генезиса магматических месторождений алмазов, их петрогенеза и минерагенеза, онтогении алмаза в мантийной среде и в кимберлитах. Это выдвигает в ряд актуальных задачи построения адекватных геодинамической, палеовулканической моделей вулканизма и модели рудогенерации кимберлитов, основанных на петрографоминералогических, изотопно-геохимических и кристаллографических исследованиях, изучении математических законов распределения алмазов в кимберлитовых месторождениях, решение которых предпринято в данной работе. Представленные автором модели глубинной алмазогенерации, кимберлитового петрогенеза и минерагенеза вносят вклад в познание механизма образования магматических месторождений алмаза, что способствует повышению эффективности их поисков и разведки. Кимберлитовые месторождения Республики Ангола составляют существенную часть мирового ресурсного потенциала алмазов ювелирного качества. Настоящее исследование является первой актуальной сводкой, описывающей детали геологического строения, петрологию, минералогию и алмазоносность 6 месторождений и 10 кимберлитовых трубок СВ Анголы, материалы которой используются при поисках и разведке алмазоносных кимберлитов в России, Республике Ангола, Намибии и Зимбабве, а также при подготовке геологов в высших учебных заведениях России, Анголы, Португалии, Испании, Бразилии и ЮАР .

Список публикаций по теме диссертации

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК Российской Федерации:

1. Eclogites from the upper mantel beneath the Kassai Craton (Western Africa): Petrography, whole-rock geochemistry and U-Pb zircon age// Precambrian Research 249 (2014) 13-22, p.p.13-22 (в соавторстве с L. Nikitina, N. Коrоlev, T. Flix) .

2. Высокониобиевый рутил из верхнемантийных эклогитовых ксенолитов алмазоносной кимберлитовой трубки Катока, Ангола//Доклады РАН, Геохимия, т.454, №2, с.с .

207-210 (в соавторстве с Н.М. Королёвым, Ю.Б. Мариным, Л.П. Никитиной) .

3. Эклогитовые ксенолиты кимберлитовых трубок Катока и Кат-115, кратон Кассаи, Западная Африка: минералогия, условия образования//Региональная геология и металлогения, №55, 2013, с.с. 51-64 (в соавторстве с Н.М. Королёвым, Л.П .

Никитиной, Ж. Франсишку) .

4. Геохимия и возраст эклогитовых ксенолитов из алмазоносных кимберлитов трубок Катока и КАТ-115 (кратон Кассаи, Западная Африка)// Региональная геология и металлогения, №56, 2013, с.с. 1-12 (в соавторстве с Л.П. Никитиной, Н.М. Королёвым, С.Г. Скубловым, Ж. Франсишку) .

5. U-Pb возраст и геохимия цирконов из мантийных ксенолитов трубок КАТОКА и КАТ-115 (Ангола)//Доклады РАН, Геохимия, т. 445, №1, 2012, с.с. 80-85 (в соавторстве с Л.П. Никитиной, Ю.Б. Мариным, С.Г. Скубловым, Н.М. Королевым, А.К. Салтыковой, Х. Шиссупа) .

6. Структурно-тектонический контроль проявлений кимберлитового магматизма на северо-востоке республики Ангола //Региональная геология и металлогения, №47, 2011, с.с.107- 114 (в соавторстве с Т. Феликсом, Т. Дуарте, Е.А. Дулапчий, В.А .

Ванчуговым) .

7. Морфология кристаллов крупных алмазов и их распределение в кимберлитах трубки Катока//ЗМРО, №5, 2009, с.32-44 .

8. О степени неравновесности алмазогенерирующих кимберлитовых систем//ЗРМО, ч .

138, №4, 2009, с.с.1-10 (в соавторстве с В.Н. Дечем, В.А. Глебовицким)

9. Распределение содержаний алмазов, как отражение процессов самоорганизации в кимберлитах трубки Катока (Ангола)//ЗРМО, ч. СХХХVII, №1, 2008, с.с.11-21 (в соавторстве с В.Н. Дечем, В.А. Глебовицким) .

Morphology of Diamonds from Kimberlite Pipes of the Catoca Field, Angola//Rev .

10 .

Geology of Ore Deposits, Vol. 50, №8, 2008, р.p.148-156

11. Морфология алмазов кимберлитовых трубок поля Катока (Ангола)//ЗМРО, №6, 2007, с.с. 91-102

12. Алмазы кимберлитовой трубки Катока//Региональная геология и металлогения, 2007,№30-31, с.с.153-161

13. Структура распределения кристаллов алмазов в полигенных кимберлитах и ее модельное представление в терминах статистической термодинамики»//Вестник Санкт- Петербургского университета, вып. 3, сер. 7, 2007, с.с.61-67 (в соавторстве с В.Н. Дечем, В.А. Глебовицким) .

14. Принцип Больцмана при исследовании расслоенных базит - ультрабазитовых интрузий//Вестник Санкт-Петербургского университета, вып. 4, сер. 7, 2005, с.с.13-31 (в соавторстве с В.Н. Дечем, В.А. Глебовицким) .

Проект «Катока» – успех российских горно-обогатительных технологий в 15 .

алмазодобывающей промышленности Анголы //Горный журнал, №7, 2005, с.с.64-66 (в соавторстве с Г. Жуниором, С.А. Герасимовым, В.А. Ларионовым, Т. Феликсом) .

16. Алмазоносность и перспективы обнаружения новых кимберлитовых месторождений на северо-востоке Анголы//Региональная геология и металлогения, №22, 2004, c.с.116-123 (в соавторстве с Г. Жуниором, С.Ф. Носыко, А.Я. Ротманом) .

17. Механизм интрузий трапповой магмы и структурообразование на примере западной части Сибирской платформы//Депонированная рукопись, ВИНИТИ, №2309-80, 1980 .

18. Учёт влияния траппового магматизма при зональном прогнозе нефтегазоносности на западе Сибирской платформы// В сб.: Прогноз зон нефтегазонакопления и локальных объектов на Сибирской платформе (сб. научных трудов ВНИГРИ), Л.,1988, с.с.116-128 (в соавторстве с А.Е. Головешкиным, Т.В. Афанасьевой) .

Публикации в зарубежных научных журналах:

19. Distribuio de diamantes nos kimberlitos de Catoca e os modelos da termodinmica estatstica//Rev. Angola Minas, №23, 1-o trim., 2007, p.p.38-52 (в соавторстве с T. Flix, V.Dech) .

20. Distribuio de diamantes nos kimberlitos de Catoca e os modelos da termodinmica estatstica// Rev. Angola Minas, №22, 2-o trim., 2006, p.p.20-31 (в соавторстве с Т .

Flix, V. Dech) .

21. Tecnologias inivadoras na construco da Central de tratamento II// Rev. Angola Minas, №21, 1-o trim., 2006, p.p.38-47 (в соавторстве с G. Jnior, S. Guerassimov, A.Yadrikov) .

22. Macrocristais de Diamante da Chamin de Catoca. Morfologia e Factores Morfognese// Rev. Angola Minas, №19, 2-o trim., 2005, р.р. 24-33

23. Geologia e Genese da Chamin Quimberlitica de Catoca (Segundo dados modernos de prospeco)// Rev. Angola Minas, №14, 1-o trim., 2003, p.p. 23-29 (в соавторстве с G. Jnior, S. Nossyko, A. Rotman, B. Chipoio) .

24. Morfologia dos Microdiamantes do Kimberlito de Catoca// Rev. Angola Minas, №14, 1-o trim., 2003, p.p.10-15 (в соавторстве с S. Nossyko) .

25. A natureza piezoelectrica das estruturas crustificadas de cimento argiloso de arenitos petroliferos quarziosos// Rev. Angola Minas, №6, 1- o trim., 1999, p.p. 14-21 .

26. Estruturas finas no espao poroso de rochas colectoras de petroleo//Rev. Angola Minas, №6, 1-о trim., 1997, p.p. 24-28 .

27. A descoberta assombrosa dentro do pequeno poro (o problema cristalografico do quartzo pinacoidal) //Rev. Angola Minas, №5, 2-o trimestrе, 1996, p.p. 14-15 .

Учебники и монографии:

28. Diamantes dos kimberlitos do Nordeste de Angola. Geologia dos kimberlitos. v.1., IMETRA- RENOME, Luanda-S-Pb 2015, 136 p. (в соавторстве с Shafranovskiy G., T. Flix, P. Benedito) .

29. Кимберлиты северо-востока Анголы. Геологическое строение, алмазоносность, алмазы. Саарбрюкен (Германия), Palmarium Academic Publishing, 2014, 240 c .

30. Кимберлиты и алмазы трубки Катока. Петрогенез, рудогенез и моделирование распределения алмазов. Саарбрюкен (Германия), Palmarium cademic Publishing, 2012, 277 c. (в соавторстве с В.Н. Дечем, Г.И. Шафрановским)

31. Bases tecnolgicas de tratamento do minerio do kimberlito. V.1, Ronlen Fine Print, Luanda-RSA, 2011, 50 p. (в соавторстве с М. Flix) .

Материалы конференций:

32. Modelo matemtico estatstico-gentico de Bolzman-Gibbs de distribuio dos diamantes nos kimberlitos por massa dos seus cristais// Congresso de Mtodos Numricos em Engenharia 2015, Livro de resumos, 29 de Junho a 2 de Julho, Instituto Superior Tcnico

– Universidade de Lisboa, Lisboa, 2015, p. 305 (в соавторстве с Dech V., T. Flix) .

33. FeO-NiO(S) сфероиды из эклогитовых ксенолитов трубки Катока (Ангола)// в сб.:Годичное собрание РМО 2014. Минералогия во всём пространстве сего слова .

Материалы конференции. РМО–СПбГИ, СПб, 2014, с.с. 189-191 .

34. Морфология кристаллов алмаза из кимберлитов трубки КАТ-Е42 (Ангола)// в сб.: Годичное собрание РМО 2014. Минералогия во всём пространстве сего слова .

РМО – СПбГИ, СПб, 2014, с.с. 224-226 (в соавторстве с Г.И. Шафрановским) .

35. Возможности метода вызванной поляризации при поисках алмазоносных кимберлитов//в сб.: Заключение Научно-методического Совета по геологогеофизическим технологиям поисков и разведки твёрдых полезных ископаемых Минприроды РФ, Минприроды РФ – ФГУНПП «Геологоразведка», С-Пб, 2014, с.с.14-15 (в соавторстве с А.Д. Кузовенковым) .

36. Морфолого-минералогические спектры кристаллов алмаза разных размерных классов из кимберлитов трубки Катока//В сб.: XI Международная конференция «Новые идеи в науках о Земле», Т.1., МГРИ-РГГРУ, М., 2013, с.с.243-246 (в соавторстве с Г.И. Шафрановским, Ж. Франсишку) .

37. Определение сортности и качества алмазного сырья по данным геологического опробования (на примере кимберлитовой трубки Катока, Ангола)//В сб.: XI Международная конференция «Новые идеи в науках о Земле», Т.1., МГРИ-РГГРУ, М., 2013, с.с.241-242 (в соавторстве с Ж. Франсишку, Т. Феликсом) .

38. Морфологические особенности алмазов трубки САТ-115//В сб.:РМО–СПбГИ, Международная научная конференция «Фёдоровская сессия», СПб, 2012, с.с.411-412 (в соавторстве с Г.И. Шафрановским) .

39. Мантийные ксенолиты из алмазоносных кимберлитов Анголы: состав, условия кристаллизации//В сб.: Модели образования алмазов и его коренных источников .

Перспективы алмазоносности Украинского щита и смежных территорий. Тезисы докладов Международной научной конференции, Киев, 2012, с.с.132-134 (в соавторстве с Л.П. Никитиной, Н.М. Королевым, Г.И. Шафрановским) .

40. U-Pb idade absoluta e geoquimica dos zirces dos kimberlitos e dos xenolitos mantlicos da chamin de Catoca (Nordeste de Angola)//Tese do XI Congresso Geoquimico Internacional dos Pises de lingua Portugusa, Luanda, 2012, p.p.20-21 (в соавторстве с L. Nikitina, J .

Francisco, H. Chissupa, N. Korolev, S. Skublov) .

41. Large Diamond Morphology of Catoca pipe (NE of Angola)//Rev. Macla, №15, SEM, 2011, XXXI Reunion Cientifica de la SEM, Barcelona, p.p. 205-206 .

42. Сфероиды из пород кимберлитовой трубки Катока (СВ Анголы)//В сб.: РМО – СПбГИМеждународная научная конференция «Фёдоровская сессия», СПб, 2010, с.с. 63-66 (в соавторстве с Г.И. Шафрановским) .

43. The direction of migration of the recent alkaline-basalt plumes of West African alkaline province. Geochemistry of magmatic rocks-2010//Abstracts of XXVII International conference School «Geochemistry of Alkaline rocks», Moscow-Koktebel, 2010, p.p .

96-97 (в соавторстве с V. Lazarenkov, H. Mamayeva) .

44. Морфологическая характеристика алмазов из кимберлитовой трубки Чиузу (СВ Анголы)//В сб.: СПб ГИ–РМО, Международная научная конференция «Фёдоровская сессия», СПб, 2010, с.с. 92-95 (в соавторстве с Г.И. Шафрановским) .

45. Использование морфологических данных в онтогении алмазов из трубки Камуанзанза(СВ Ангола)//В сб.:РМО–СПбГИ, Международная научная конференция «Онтогения минералов и её значение для решения геологических прикладных и научных задач», СПб, 2009, с.с.158-160 (в соавторстве с Г.И. Шафрановским) .

46. Роль природных флотационных процессов при образовании магматических месторождений алмазов//В сб.: Эффективность прогнозирования и поисков месторождений алмазов: прошлое, настоящее и будущее (АЛМАЗЫ-50). С-Пб, Издво ВСЕГЕИ, 2004, с.с.110-112 (в соавторстве с А.В. Козловым) .

47. К вопросу о влиянии трапповых интрузий на вмещающие породы и их коллекторские свойства на западе Сибирской платформы//В сб.:Тезисы докладов 4й краевой трапповой конференции «Трапповый магматизм Сибирской платформы в связи с тектоникой и поисками полезных ископаемых», Красноярск, 1983, с.с.150-151 (в соавторстве с Т.В. Афанасьевой) .

48. Некоторые закономерности внедрения магмы в осадочные породы при формировании силлов в западной части Сибирской платформы//В сб.: Тезисы докладов V-й научно- практической конференции ЗапСибНИГНИ, Тюмень, 1981, с.с.20-22 (в соавторстве с А.Е. Головешкиным) .






Похожие работы:

«Лисовой Владимир Иванович ТРАДИЦИИ МЕСОАМЕРИКИ В СОВРЕМЕННОЙ МУЗЫКЕ МЕКСИКИ И ГВАТЕМАЛЫ Специальность 17.00.02 Музыкальное искусство АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения 2 и I |АР 2[ Москва-2013 Работа выполнена в ФГБОУ ВПО "Московская государствен...»

«РГЬ од Лим Чже Чжон Проблемы корейского танцевального искусства: "новый танец" и характерный танец в процессе становления национального балета Специальность: 17.00.01. — Театрапьное искусство Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Санкт-Петербург...»

«ЧАЩИН Александр Адольфович УДК 552.11 (551.217.4) ПЕТРОЛОГИЯ ПОРОД ВУЛКАНОВ ГОРЕЛЫЙ И МУТНОВСКИЙ (ЮЖНАЯ КАМЧАТКА) Специальность 25.00.04 петрология, вулканология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата геолого-минералогических наук №Н 2008 Владивосток 2008 Диссертационная работа выполнена в Дальневосточном геологическом инсти...»

«Бокова Ольга Анатольевна Теология российских евангельских христиан-баптистов на рубеже XX и XXI веков Специальность 09.00.14 — философия религии и религиоведение АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философски...»

«Галкин Андрей Сергеевич Поэтика балетного спектакля конца XIX в. (Первая петербургская постановка "Лебединого озера") . Специальность – 17.00.01 – Театральное искусство. АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Москва Работа выполнена на Кафедре хореографии и балетоведения ФГ...»

«Ольшанецкий Дмитрий Михайлович ГЛУБОКОВОДНЫЕ БЕНТОСНЫЕ ФОРАМИНИФЕРЫ ПАЛЕОЦЕНА И ЭОЦЕНА СЕВЕРНОЙ ПАЦИФИКИ (ПАЛЕОНТОЛОГИЯ, БИОСТРАТИГРАФИЯ И ПАЛЕООКЕАНОЛОГИЧЕСКИЕ РЕКОНСТРУКЦИИ) Специальность 25.00.02 палеонтология и стратиграфия АВТОРЕ...»

«Сафар Рашад Тельман оглы МНОГОМЕРНЫЙ АНАЛИЗ КОМПОНЕНТОВ ВОДНОГО БАЛАНСА КАСПИЙСКОГО МОРЯ Специальность 25.00.28 "Океанология" АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата геграфических наук Санкт-Петербург ШИШ 1111 2008...»

«Черданцева Инна Владимировна ИРОНИЧЕСКИЙ МЕТОД ФИЛОСОФСТВОВАНИЯ И ЕГО РЕАЛИЗАЦИЯ В КОНЦЕПТЕ "Я-ФИЛОСОФ-ИРОНИК" Специальность 09.00.01 онтология и теория познания АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени доктора философских наук Тюмень 2009 Работа выполнена на кафедре социальной философии, онтологии и теории...»








 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.