WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 

«Худолей Андрей Константинович ТЕКТОНИКА ПАССИВНЫХ ОКРАИН ДРЕВНИХ КОНТИНЕНТОВ (НА ПРИМЕРЕ ВОСТОЧНОЙ ОКРАИНЫ СИБИРСКОЙ И ЗАПАДНОЙ ОКРАИНЫ СЕВЕРОАМЕРИКАНСКОЙ ПЛАТФОРМ) ...»

На правах рукописи

УДК 551.242.51(571.5+7)

Худолей Андрей Константинович

ТЕКТОНИКА ПАССИВНЫХ ОКРАИН

ДРЕВНИХ КОНТИНЕНТОВ

(НА ПРИМЕРЕ ВОСТОЧНОЙ ОКРАИНЫ СИБИРСКОЙ

И ЗАПАДНОЙ ОКРАИНЫ СЕВЕРОАМЕРИКАНСКОЙ

ПЛАТФОРМ)

Специальность: 25.00.03 геотектоника и геодинамика

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора геолого-минералогических наук

Москва, 2003

Работа выполнена в Санкт Петербургском Государственном Университете и Всероссийском научно-исследовательском геологическом институте им. А.П. Карпинского (ВСЕГЕИ)

Официальные оппоненты:

Доктор геолого-минералогических наук, Г.С. Гусев (ИМГРЭ) Доктор геолого-минералогических наук, А.М. Никишин (МГУ) Доктор геолого-минералогических наук, Т.Н. Хераскова (ГИН РАН)

Ведущая организация:

Институт геологии алмаза и благородных металлов СО РАН, г. Якутск

Защита состоится 23 октября 2003 года в 14 часов 30 мин. на заседании Диссертационного Совета Д.002.215.01 по общей и региональной геологии, геотектонике и геодинамике в Геологическом институте РАН по адресу: Москва, Пыжевский пер., 7

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке геологической литературы Секции Наук о Земле по адресу: 109017, Москва, Старомонетный пер., 35, ИГЕМ РАН Отзывы на автореферат просьба высылать в двух экземплярах, заверенных печатью, по адресу: Геологический институт РАН, Пыжевский пер., 7, 119017, Москва, Россия, Ученому Секретарю Диссертационного Совета

Автореферат разослан "^^ " сентября 2003 г .

iMulu.^^

Ученый секретарь Диссертационного Совета " ^•"'-г \^^ М.В.

Лучицкая / Щ^ 'бщая характеристика работы 's:

I /Об Актуальность исследований Геология пассивных окраин давно привлекала внимание геологов, что обусловлено, прежде всего, находящимися в их пределах гигантскими месторождениями углеводородов. Многочисленные работы, проводившиеся на современных окраинах, дали огромный фактический материал, позволивший разработать классификацию пассивных окраин, создать модели осадочной, магматической, структурной и геодинамической эволюции и выделить этапы их развития. Эти разработки были успешно применены для расшифровки истории развития их древних аналогов, превращенных в результате последующих тектонических процессов в складчато-надвиговые системы .

К числу древних пассивных окраин относятся оба рассматриваемых в настоящей работе региона - восточная окраина Сибирской платформы и западная окраина Североамериканского континента на территории Канады. В обоих регионах обнажается разрез от нижнего рифея до мела, что позволяет проследить их эволюцию на огромном отрезке времени, недоступном при изучении современных или мезозойских пассивных окраин. Восточная окраина Сибирской платформы и западная окраина Североамериканской платформы являются хорошими объектами для тестирования существующих представлений о развитии пассивных окраин, а длительность их развития позволяет выявить специфику проявления тектонических процессов от рифея до мезозоя .

Цели и задачи исследований Целью диссертационного исследования являлось создание схемы эволюции пассивных окраин на востоке Сибирской и западе Североамериканской платформ для выявления особенностей их развития при помощи сравнения с современными пассивными окраинами .





Основными задачами

исследования являются следующие:

1) Сбор и систематизация материала по эволюции современных пассивных окраин, включая как рифтовый, так и дрифтовый этапы их развития;

2) Анализ современной структуры регионов для корректного восстановления первичного расположения и соотношения фациальных зон и контролирующих распределение фаций и магматических комплексов разломов;

3) Восстановление фациальной зональности пассивных окраин рассматриваемых регионов;

i'uC, НАЦИОНАЛЬНАЯ

БИБЛИОТЕКА

С. Петербург ^^'^Uoo ОЭ ТОО

4) Изучение петрографических, геохимических и изотопногеохронологических характеристик терригенных комплексов с целью реконструкции времени существования, состава и тектонической природы питающих провинций;

5) Изучение геохимических и изотопно-геохронологических характеристик магматических комплексов для определения времени магматических событий и тектонических обстановок их внедрения .

Решение первой задачи производилось исключительно по литературным данным; в решении остальных задач в обоих регионах автор принимал непосредственное участие .

Фактический материал Фактический материал был получен автором в результате многолетних экспедиционных исследований - 8 полевых сезонов на территории восточной окраины Сибири (Южное Верхоянье), 6 полевых сезонов и нескольких краткосрочных экскурсий на западной окраине Североамериканской платформы (Скалистые горы и горы Макензи). При полевых работах составлялись геологические карты масшГаба 1:25000 производились детальные структурные и литологические исследования и отбор образцов для дальнейшей петрографической, геохимической и изотопно-геохронологической обработки. При аналитических исследованиях, которые проводились в основном по восточной Сибири, бьшо сделано 170 химических анализов на главные и малые элементы и 90 анализов на редкоземельные элементы, 8 Sm-Nd изохронных анализов и 6 Sm-Nd анализов для определения модельного возраста, 8 U-Pb анализов по обычной технологии (TIMS) и 104 U-Pb анализа с помощью SHRIMP. Аналитические исследования производились в лабораториях ВСЕГЕИ, ИТТД, ИГЕМ, Геологической службы Канада (Оттава) и Университета провинции Альберта (Эдмонтон) .

По данным публикаций автором также бьши изучены более 700 химических анализов и более 300 изотопных Sm-Nd анализов магматических и осадочных пород в Кордильерах и на современных и мезозойских пассивных окраинах. В.К. Кузьмин разрешил использовать неопубликованные результаты U-Pb датирования гранитоидов Верхнемайского поднятия, а Л. Пигидж (L. Pigage) предоставил неопубликованные данные химических анализов и U-Pb датирования магматических пород бассейна Селвин .

Исследования проводились в рамках тематических планов ВСЕГЕИ и Геологической службы Канады, а также при поддержке грантов РФФИ, МНФ и Российско-Канадского соглашения о научном и техническом освоении Арктики (Russia-Canada Arctic Science and Technology Agreement). Ha всех стадиях исследований от постановки задачи и сбора фактического материала, до его обработки, интерпретации и опубликования автор принимал непосредственное з^астие .

Автор также участвовал в полевых работах в Северном и Центральном Тянь-Шане, северо-западной Камчатке и полуострове Тайгонос, а также в нескольких полевых экскурсиях в гренвилидах Канады, Аппалачах и Альпах, результаты которых не вошли в диссертацию, но дали необходимый опыт для сравнения различных типов древних пассивных окраин между собой и с регионами, развивавшимися в иных тектонических обстановках .

Практическое значение Полученные новые данные о тектонической эволюции восточной окраины Сибирской платформы будут использованы при металлогенических построениях. Разработки автора по структурным критериям распределения золотого оруденения отражены в неопубликованном отчете (Гурьев и др. 1989). Результаты U-Pb и Sm-Nd датирования магматических пород привели к пересмотру представлений о стратиграфии и магматической эволюции Южного Верхоянья, что нашло отражение в легенде к Юдомской серии геологических карт масштаба 1:200000 и было учтено при разработке рабочей схемы корреляции рифейских отложений Северо-Востока России. Полученные результаты используются автором при чтении лекций на геологическом факультете СПбГУ .

Научная новизна Впервые для всего разреза юго-восточной окраины Сибирской платформы проведены систематические геохимические (малые и редкоземельные элементы) и U-Pb и Sm-Nd изотопногеохронологические исследования магматических и осадочных пород. Для Североамериканской платформы новыми являются данные по химическому составу лав Перселл и геологическому строению южной окраины бассейна Селвин .

Научная новизна диссертации состоит в следующем:

- на юго-восточной окраине Сибирской платформы установлен возраст позднерифейского магматизма и доказано наличие палеозойского магматизма, соответствующего по возрасту дрифтовому этапу развития пассивной окраины;

- на основании проведенных петрографических, геохимических и изотопно-геохронологических исследований установлены тектонические обстановки формирования рифейских и палеозойских магматических и осадочных комплексов восточной окраины Сибирской платформы;

- произведена типизация рифейско-палеозойских рифтогенезов восточной окраины Сибирской платформы;

- на современном уровне знаний проведено детальное сравнение эволюции восточной окраины Сибирской платформы и западной окраины Североамериканской платформы;

- в обоих регионах установлено наличие повторяющихся циклов, состоящих из рифтового и дрифтового этапов развития пассивных окраин .

Апробация работы и публикации Диссертант является автором или соавтором 96 публикаций (из них 43 на английском языке) и 20 неопубликованных отчетов. По теме диссертации опубликовано или находится в печати 56 работ. Защищаемые положения и отдельные части диссертационного исследования неоднократно докладывались на отечественных и международных конференциях, наиболее важными из которых являются Тектоническое совещание МТК (Москва 1995, 1999, 2002), 5-ая Конференция по тектонике плит им. Л.П. Зоненшайна (Москва 1995), Всероссийское литологическое совещание (Москва 2000), "Геологическая служба и минерально-сырьевая база России на пороге XXI века" (С.-Петербург 2000), "Пангея от карбона до юры" (Калгари 1993), "Структура и тектоника различных уровней литосферы" (Грац 1993), "Структура и свойства зон интенсивных деформаций горных пород" (Вербано, Италия, 1996), Совещание Геологического общества Северной Америки (Солт Лейк Сити 1997), Совещание Геологической и Минералогической Ассоциаций Канады (Оттава 1997, Саскатун 2002), Европейский Конгресс наук о Земле (Страсбург 1999), Совещание Канадского общества нефтяной геологии (Калгари 1999, 2002), "Науки о Земле 2000" (Манчестер 2000), "Коллизионные орогены" (Сьон, Швейцария, 2001), а также на научных совещаниях во ВСЕГЕИ, СПбГУ, Геологической службе Канады, Канадском обществе нефтяной геологии и рабочих совещаниях международных проектов IGCP-453 и IGCP-440 .

Структура и объем диссертации Диссертация состоит из введения (общая характеристика работы), четырех глав, списка литературы и приложений. Диссертация содержит 296 страниц текста, 123 рисунка, список литературы из 466 названий и приложения таблиц с результатами петрографических, геохимических и изотопно-геохронологических исследований и фотографиями .

Благодарности Образцы магматических пород с Анабарского щита и Хараулаха были предоставлены В.Э. Павловым и А.В. Молчановым .

Петрографические исследования терригенных пород проводились при участии В.Н. Беловой. При интерпретации петрографических и геохимических данных автор пользовался советами В.В. Шатова, а Sm-Nd и U-Pb изотопных данных - советами В.П. Ковача и С.А. Сергеева .

Построение кривых погружения дна бассейна производилось с помощью компьютерной программы, разработанной на кафедре региональной геологии и истории Земли геологического факультета МГУ и предоставленной диссертанту А.М. Никишиным. На различных этапах проведения исследований, региональные и общие вопросы тектоники и стратиграфии обсуждались с И.И. Абрамовичем, Ю.С. Бискэ, Б.А. Блюманом, Л.И. Красным, Ю.М. Пущаровским, Р. Прайсом (R. Price), А. Робертсоном (А. Robertson), О.М. Розеном, Д. Россом (G. Ross), М.А. Семихатовым, Д. Сирсом (J. Sears), С.Д. Соколовым, Т.Н. Херасковой и Т. Энгельдером (Т. Engelder), что помогло конкретизировать многие высказанные в работе идеи. Совместные полевые исследования, камеральная обработка и плодотворные дискуссии по различным аспектам региональной геологии проводились в ходе работ по Верхоянью с Г .

А. Гурьевым, В.Г. Ганелиным, А.М. Заниным, Е.А. Зубаревой, И.Я. Гогиным, А.К. Иогансоном, Г.А. Русецкой, Е.Е. Порошиным, А.В. Прокопьевым, В.К. Кузьминым, В.Н. Подковыровым, А.И. Старниковым и В.В. Сухоруковым, а в ходе работ по Кордильерам Канады - с Т. Кубли (Т. Kubli), Д. Куком (D. Cook), Л. Пигиджем (L. Pigage), Б. Ричардсом (В. Richards), Г. Стокмалом (G. Stockmal), К. Фаллас (К. Fallas), К. Эвенчик (С. Evenchick), и Д. Винстоном (D. Winston). Автор особо признателен А.П. Кропачеву, по материалам которого был проведен значительный объем геохимических и изотопно-геохронологических исследований и в дискуссиях с которым оттачивались представления автора об эволюции Южного Верхоянья, Л. Химану (L. Heaman), Р. Стерну (R. Stem) и, особенно, Р. Рэйнбирду (R. Rainbird) за проявленный интерес к исследованиям автора и безвозмездное проведение U-Pb изотопно-геохронологических исследований столь далеких от Канады разрезов восточной Сибири, а также М. Сесилу (М. Cecile) и Л. Лейну (L. Lane), не только участвовавшим в совместных полевых работах и неоднократно обсуждавшим различные аспекты геологии Кордильер, но и без поддержки которых полевые работы диссертанта в Канаде были бы невозможны. Отдельные слова благодарности адресуются моему отцу, К.М. Худолею, бывшему первым читателем и критиком настоящей работы .

Глава 1 . Эволюция пассивных окраин: обзор представлений Термин "пассивная окраина" применительно к окраинам Атлантического океана впервые был использован Э .

Зюссом в конце 19ого века. В современном понимании, пассивная окраина - это внутриплитная структура, расположенная на погруженных частях континента у его границы с океаном и характеризующаяся слабой магматической активностью и низкой сейсмичностью при отсутствии глубоководных желобов и островных дуг. Согласно Г. Бонду и др. (Bond et al. 1995), выделяется 5 типов пассивных окраин: (1) ортогональные пассивные окраины. Это самый распространенный тип пассивных окраин, тектонотип - Атлантическое побережье США; (2) косо-ориентированные пассивные окраины, тектонотип - Калифорнийский залив; (3) трансформные пассивные окраины, тектонотип - Гвинейский залив, берег Ганы; (4) задуговые пассивные окраины, тектонотип - Южно-Китайское море; (5) постколлизионные пассивные окраины, тектонотип - северное побережье Лигурийского моря. Ортогональные и косо-ориентированные окраины нередко объединяются под названием рифтовые пассивные окраины. В задуговых окраинах вкрест простирания пассивные окраины переходят в активные, что и дало основание выделить такой тип структур как бизональные окраины (Пущаровский, Меланхолина 1992) .

В развитии пассивных окраин выделяют этап континентального рифтогенеза, приводящего к разрушению крупных континентальных блоков, и пост-рифтовый этап, на котором доминирующим процессом является погружение литосферы в результате термического остьшания .

Осадочные комплексы рифтового и пост-рифтового этапа имеют резко различный состав и строение и разделены несогласием, получившим название "несогласие растяжения". Чтобы подчеркнуть, что при формировании пассивных окраин континентальный рифт трансформировался в океанический, пост-рифтовый этап нередко называют дрифтовым (Edwards, Santogrossi 1990; Keen, Williams 1990;

Bond et al. 1995). Эта терминология используется при дальнейшем рассмотрении окраин Сибирской платформы и Северной Америки .

На основании рассмотрения наиболее современных данных по кайнозойским и мезозойским рифтовым зонам восточной Африки и Красного моря, Гренландии и Рио-Гранде и пассивным окраинам Атлантического океана, Южно-Китайского моря и Австралии, и с использованием имеющихся обобщений (Уилсон 1980; Милановский 1983, 1987; Буалло 1986; Грачев 1987; Лисицин 1988; Конюхов 1989;

Рединг 1990; Артюшков 1993; Пущаровский 1994, 2001; Хаин, Ломизе 1995; Казьмин, Бяков 1997; Романовский 1998; Никишин и др. 1999;

Леонов 2001; Scholle, Spearing 1982; Sholle et al. 1983; Emety, Uchupi 1984;

Ingersoll 1988; Sheridan, Grow 1988; Edwards, Santogrossi 1990; Keen, Williams 1990; Shanmugam 1990, 2000; Walker, James 1992; Ziegler 1992;

Landon 1994; Robertson 1994; Bond et al. 1995; Ingersoll, Busby 1995; Leeder 1995; Stow et al. 1998 и др.), в главе рассмотрены основные закономерности изменения химического и изотопного составов магматических комплексов и состава и обстановок осадконакопления осадочных комплексов, а также механизмов, длительности тектонических процессов и специфики проявления структурообразования и метаморфизма в период времени от зарождения континентального рифта до его превращения в зрелую пассивную окраину .

Глава 2 . Рифейско-мезозойская восточная пассивная окраина Сибирского налеоконтинента

2.1. Основные представления об эволюции и современная структура восточной пассивной окраины Сибирской платформы Основным объектом исследования в настоящей главе является древняя пассивная окраина, включающая в свой состав восточную часть Сибирской платформы и форланд Верхоянского сютадчато-надвигового пояса. Детально рассматривается Южное Верхоянье, характеризующееся полным стратиграфическим разрезом от нижнего рифея до мезозоя .

Первые фундаментальные обобщения по геологии рассматриваемых регионов были сделаны в 60-ых годах (Пущаровский 1960; Косыгин и др .

1964; Мокшанцев и др. 1964), когда завоевала популярность не потерявшая актуальности точка зрения о повсемесгном распространении под Верхоянской и Колымской ветвями Верхояно-Чукогской складчатонадвиговой системы континентальной коры. Наиболее полные сводки, выполненные в терминах классической тектоники, бьиш сделаны в 80-ых годах при составлении 10-томника Геологии СССР (Красный, Путинцев 1984; Малич и др. 1987). В это же время было произведено и первое систематическое описание складчатых и разрывных структур региона (Гусев 1979) .

Начиная с конца 70-ых годов, при описании эволюции региона все чаще стал использоваться принцип актуализма. Этот подход был наиболее четко сформулирован Парфеновым (1984) и с середины 80-ьк годов является доминирующим (Зоненшайн и др. 1988, 1990; Богданов, Тильман 1992; Парфенов и др. 1993; Парфенов 1995; Чехов 2000; Парфенов, Кузьмин 2001; Nokleberg et al. 1994; Nokleberg et al. 1997). В большинстве случаев Верхоянье рассматривалось как пассивная окраина Сибирского палеоконтинента, хотя Чехов (2000) интерпретировал его развитие как эволюцию окраинного моря. С некоторыми оговорками, сходные идеи высказывались Булгаковой (1996) .

Форланд Верхоянского складчато-надвигового пояса разделяется на два крупных сектора - Западно-Верхоянский и Южно-Верхоянский, причем в пределах первого с севера на юг выделяются ряд сегментов, ранее трактовавшиеся как антиклинории (Парфенов, Кузьмин 2001). В Южно-Верхоянском секторе с запада на восток выделяются МайскоКыллахская зона (преимущественно докембрийские и кембрийские отложения мощностью до 15-16 км), Сетге-Дабанская зона (венд нижний карбон, до 14 км), и Южно-Верхоянский синклинорий (нижний карбон - юра, до 18 км). По мере увеличения относительной роли некомпетентных пород, в восточном направлении сравнительно просто построенные тектонические пластины сменяются широкими зонами смятия (shear zone) с различными кинематическими характеристиками и интенсивными пластическими деформациями. С востока ЮжноВерхоянский сектор ограничен Верхнемайским поднятием Охотского массива. В Западно-Верхоянском секторе близкое строение имеет Хараулахский сегмент, в котором выделяются аналоги МайскоКыллахской зоны и Южно-Верхоянского синклинория .

Судя по сбалансированным разрезам, величины горизонтального сокращения в форланде оцениваются в 25-30% (Прокопьев 1998;

Khudoley, Guriev 2003). Согласно современным представлениям о строении надвиговых систем (Davis et al. 1983; Boyer 1995; Moores, Twiss 1995), в этом случае начальная длина надвиговой системы вряд ли может быть более 180-250 км. Эти цифры фиксируют расстояние, на которое мог подойти к современному краю платформы "упор", вызвавший формирование рассматриваемой системы надвигов. Из этого следует, что и фундамент Сибирской платформы вряд ли продолжается в восточном направлении более, чем на 200-250 км от современного расположения фронта надвигов, что близко к оценкам продолжения фундамента Североамериканской платформы под структуры Кордильер (Price 1981) .

Важнейшим источником сноса обломочного материала являлся (или мог являться) фундамент Сибирской платформы, возраст которого рассмотрен в многочисленных обзорах (напр., Сальникова и др. 1996;

Ковач и др. 1999, 2000; Розен и др. 2000; Парфенов, Кузьмин 2001; Rosen et al. 1994; Frost et al. 1998; Jahn et al. 1998). Практически все Sm-Nd модельные возраста (Том) фундамента платформы древнее 2100 млн. лет, а на диаграмме распределений U-Pb возрастов самые молодые имеют возраст около 1700 млн. лет, но в интервале 2050-2300 млн. лет число датировок весьма незначительно. Предположение о наличии в фундаменте платформы рифейского складчато-надвигового пояса (Смелов и др. 1998) пока недостаточно подтверждено фактическим материалом .

2.2. Ранний-поздний рифей (~ 1650 - 1000 млн. лет) - этап платформенного развития Отложения рассматриваемого возрастного уровня широко развиты на всей восточной окраине Сибирской платформы и представлены карбонатными и терригенными породами. Они характеризуются слабой фациальной изменчивостью при некотором увеличении содержания известняков и уменьшении грубозернистости герригенньг отложений в восточном направлении. На юго-восточной окраине платформы осадконакопление происходило в мелководно-морских до флювиальньпс обстановках, и лишь в крайних восточных выходах отложения нижнего рифея имеют сходство с турбидитами. Для рифейских комплексов характерна многопорядковая ритмигшость. Ритмы первого порядка соответствуют сериям, прослеживаемым как на Сибирской платформе, так и кристаллических массивах на северо-востоке России (Семихатов, Серебряков 1983), разделены размывами и, вероятно, отражают эвстатические колебания уровня моря. На связь рифейских бассейнов востока Сибирской платформы с Мировым океаном указывают и данные по составу изотопов Sr (Семихатов и др. 2002) .

Судя по петрографическому и химическому составам (диаграммы с участием La, Sc, Th, Y, Ni, Cr, Co и V), размывались магматические и метаморфические породы с составом, близким к составу верхней коры и протерозойских гранодиоритов (Khudoley et al. 2001); при этом высокая средняя величина отношения Zr/Sc (около 40) близка к фиксируемым в протерозойских кратонных песчаниках (Condie 1993) и указывает на неоднократный перемыв осадков .

U-Pb датирование обломочных цирконов производилось в образцах песчаников из у чу рекой серии нижнего рифея и керпыльской серии среднего рифея на востоке Майско-Кыллахской зоны (Худолей и др. 1999, Khudoley et al. 2001). Для распределения возрастов обломочных цирконов в образце из учурской серии характерен максимум в интервале 2025-2065 млн. лет, а в образце из керпыльской серии - в интервале 2060-1820 млн .

лет и около 1550 и 1325 млн. лет. Следовательно, наряду с Сибирской платформой, существовал и другой (восточный) источник сноса, так как породы с U-Pb возрастами 2000-2100 млн. лет встречаются в фундаменте платформы крайне редко, а моложе 1700 млн. лет вообще неизвестны .

Магматические комплексы рассматриваемого возрастного уровня известны на Анабарском и Алданском щитах и в Майско-Кыллахской зоне и представлены дайками основного состава. Современные U-Pb, SmNd и Rb-Sr изохронные датировки фиксируют этапы магматизма около 1500, 1380 и 1315 млн. лег (Королева и др. 1999; Порошин и др. 2002;

Ernst et al. 2000). По химическому составу это подвергшиеся контаминации корового материала щелочные до толеитовых базальты с повышенными содержаниями В, К и РЬ, пониженными содержаниями Th, Nb, Та, Sr, Р, Ti и низкой величине 8на(Т), равной -0,1 .

Суммируя вышесказанное, в рассматриваемьрс осадочных толщах нет надежно установленных глубоководных отложений, магматические комплексы, фиксирующие импульсы рифтогенеза, близки к типичным континентальным платобазальтам и имеют локальное распространение, а осадочные бассейны на юго-восточной окраине платформы были с запада и востока окружены выходами кристаллического фундамента с составом, близким к усредненному составу верхней континентальной коры и сами подстилались континентальной корой. Таким образом, несмотря на наличие палеогеографической связи этих бассейнов с Мировым океаном, тектонически они были внутрикратонными бассейнами и располагались внутри континента, простиравшегося в восточном направлении (современные координаты) за пределы границ Сибирской платформы .

2,3. Рифтогенез на рубеже среднего и позднего рифея (~ 950-1000 млн .

лет) и начало формирования пассивной окраины Отложения рассматриваемого возрастного уровня представлены уйской серией и присутствуют только на юго-востоке платформы. Уйская серия имеет терригенный состав, мощность до 5 км и характеризуется резкой фациальной изменчивостью, указывающей на наличие нескольких источников сноса. Преобладали мелководно-морские, реже дельтовые и флювиальные обстановки осадхонакопления. В центральной части бассейна средняя часть уйской серии содержит пачки с градационной слоистостью, подводно-оползневые складки и другие признаки осадконакопления на склоне относительно глубоководного прогиба .

Петрографический и химический состав песчаников разнообразен и подчеркивает наличие нескольких источников сноса. На западе размывались магматические и метаморфические породы, состав которых был близок к составу протерозойских гранитов, и это был доминирующий источник для нижней части уйской серии. Во время накопления верхней части уйской серии размывались породы, близкие по составу к верхней коре и протерозойским гранодиоритам, а питающая провинция граувакк средней части серии содержала также основные магматические породы;

при этом источники обломочного материала были местными или находились на востоке. На диаграммах Дикинсона (Dickinson 1985) фигуративные точки песчаников располагаются в поле размыва стабильных кратонов (нижняя часть уйской серии) и рециклированных орогенов (средняя и верхняя части уйской серии) (Khudoley et al. 2001) .

U-Pb датирование обломочных цирконов производилось в образце из верхней части уйской серии в ее наиболее юго-восточных выводах (Худолей и др. 1999, Rainbird et al. 1998). Возраст больщинства зерен (27 из 31) варьирует в пределах от 1050 до 1500 млн. лет. Модельный возраст TDM образца песчаников из этой же толщи равен примерно 1860 млн, лет при eNd(T) —^3,3. Такое соотношение между Sm-Nd и U-Pb изотопными системами аналогично наблюдаемому в провинции Гренвил Канады (Rainbird et al. 1997; Davidson 1998) и свидетельствует, что в течение рифея питающая провинция песчаников прошла полный цикл эволюции от формирования ювенильной коры до гранитообразования .

Магматические комплексы представлены в основном силлами диабазов общей мощностью до 1 км, часть из которых является покровами (Сухорукое 1986). Имеющиеся U-Pb и изохронные Sm-Nd датировки свидетельствуют, что внедрение магматических тел происходило в несколько фаз в интервале от 942±19 до 1005±4 млн. лет (Павлов и др .

2002; Порошин и др. 2002; Rainbird et al. 1998). По химическому составу это континентальные толеиты с характерными минимумами содержаний Nb, Та, Sr, Р и Ti. В то же время, единичные образцы магматических пород, не имеющих геохимических признаков контаминации корового материала, по распределению малых и редкоземельных элементов близки к базальтам N-MORB и характеризуются величинами ма(Т) до +7,5 .

Произошедшему около 950-1000 млн. лет рифтогенезу не предшествовало региональное поднятие и, следовательно, он происходил по модели пассивного рифтогенеза. Как видно из сбалансированных и реставрированных разрезов, накопление уйской серии контролировалось листрическими сбросами, реактивированными при мезозойском тектогенезе как крупные надвиги. Рифтогенез сопровождался основным магматизмом и формированием глубоководного прогиба, но признаки появления в нем океанической коры отсутствуют, а все источники сноса поставляли продукты размыва континентальной коры. С другой стороны, в результате этого события, вероятно, произошла сепарация "несибирского" блока с континентальной корой рифейского возраста .

поскольку в дальнейшей истории восточной окраины Сибирской платформы его присутствие никак не фиксируется. Наиболее вероятно, что наблюдаемый в Южном Верхоянье рифт является отмершим лучом крупной рифтовой системы, расположенной к северо-востоку от него. В конце рифея в Южном Верхоянье произошло тектоническое событие, выразившееся в формировании пологих складок и надвигов, но его распространение и тектоническая значимость остаются неизвестными .

2.4. Вендско-раннепалеозойский этап развития пассивной окраины Венд характеризуется обширной трансгрессией, и накапливающиеся в это время преимущественно карбонатные отложения (юдомская серия) весьма однообразны и легко распознаются как на восточной окраине Сибирской платформы, так и на кристаллических массивах северовостока России. Нижний кембрий также представлен маломощными карбонатами, но на окраине Верхпемайского поднятия они замещаются терригенной толщей более 1 км мощности. Начиная со среднего кембрия, в восточном направлении мелководные известняки последовательно сменяются глинистыми известняками открытого шельфа, карбонатными турбидитами склона прогиба и карбонатными пелагическими сланцами и аналогами контуритов ложа бассейна (Худолей и др. 1991). Сходная зональность фиксируется и для нижне- и среднеордовикских отложений .

U-Pb датирование обломочных цирконов производилось в образце из нижней части юдомской серии в ее наиболее восточных выходах (Khudoley et al. 2001). Возраст всех зерен варьирует от 2100 до 2200 млн .

лет. Модельный возраст Том образца песчаников из этой же толщи равен примерно 1340 млн. лет, что может быть обусловлено только широким развитием в источнике сноса не содержащих цирконов пород со сравнительно молодыми возрастами Том- Наиболее вероятно, что ими являются не подвергшиеся контаминации покровы и силлы с возрастом около 940-1005 млн. лет, что косвенно свидетельствует о широком распространении позднерифейских рифтов .

Выделяется несколько этапов магматической деятельности. Малые ультраосновные щелочные интрузии имеют дискордантный U-Pb возраст около 640 млн. лет (Ингилийский массив) или Sm-Nd изохронный возраст около 490 млн. лет (массив Поворотный). Наиболее широко распространены магматические комплексы основного состава, к которым относятся силлы с дискордантный U-Pb возрастом около 450 млн. лет и установленные по геологаческим соотношениям раннекембрийские покровы и позднесилурийские дайки (Семихатов, Серебряков 1983;

Бергер и др. 1986; Парфенов, Кузьмин 2001; Худолей и др. 2001). По химическому составу это внутриплитные комплексы с преобладанием высокотитановых субщелочных базальтов и подчиненным количеством толеитов. Распределение малых и редкоземельных элементов близко к таковому в базальтах OIB или промежуточное между OIB и E-MORB, нередко с пониженным содержанием Rb, Ва и К. Сходные геохимические характеристики демонстрируют и ордовикские щелочные ультраосновные интрузии .

Закономерности в изменении фаций кембрийских толщ типичны для современных пассивных окраин. Как показывают кривые суммарного и тектонического прогибания дна бассейна, предшествовавший пассивной окраине рифтогенез произошел в раннем кембрии, одновременно с излиянием базальтов, а дрифтовый этап начался уже в среднем кембрии .

Коэффициент растяжения коры р достигал 2,5-3,0, что характеризует широкое развитие утоненной континентальной коры. Рифтогенезу не предшествовало поднятие, и он, вероятно, происходил по модели пассивного рифтогенеза. Доминирующим механизмом был простой сдвиг, причем Сибирская платформа являлась верхней плитой, не содержащей осадков начальных стадий рифтогенеза, но содержащей магматические комплексы. Реликты нижней плиты сохранились на Верхнемайском поднятии, на окраине которого накапливались типичные для рифтов мощные толщи незрелых терригенных пород. В результате раннепалеозойского рифтогенеза на востоке современной Сибирской платформы сформировалась пассивная окраина, что указывает на сепарацию в это время от нее Омулевского террейна. Осадочный бассейн имеет сходство с осадочными бассейнами современных рифтовьгк пассивных окраин, но наличие к востоку (юго-восток Омулевского террейна) и югу (Верхнемайское поднятие) от него вероятно островодужных магматических комплексов (Шпикерман 2000, Кузьмин и др. 2003) сближает раннепалеозойскую окраину Сибирского палеоконтинента с современными задуговыми пассивными окраинами .

2.5. Среднепалеозойско - мезозойский этап развития пассивной окраины Отложения этого этапа широко распространены как на востоке Сибирской платформы, так и в Верхоянском складчато-надвиговом поясе .

Выделяются два подкомплекса. Нижний имеет средне- позднедевонский возраст, состоит из карбонатов, эвапоритов и терригенных толщ с многочисленными локальными и региональными несогласиями .

Осадконакопление происходило в бассейнах типа полуграбенов и ограничивающие их сбросы хорошо сохранились в современной структуре или же были пассивно развернуты в ходе мезозойского тектогенеза (Khudoley, Guriev 2003). В любом случае, в последевонское время сколь либо значительные перемещения по ним не фиксируются .

Верхний подкомплекс начинается с карбона и характеризуется расширением бассейна осадконакопления и быстрой сменой карбонатного осадконакопления терригенным (верхоянский комплекс). Последний отличается огромной мощностью (не менее 10-12 км), увеличением грубозернистости вверх по разрезу и в западном направлении, и содержит набор фаций, типичных для систем дельта - глубоководный конус выноса (Парфенов 1984; Япаскурт 1989; Егоров 1993; Худолей и др. 1995) .

Источник обломочного материала располагался к западу и югу от бассейна осадконакопления. Судя диаграммам с участием окислов. La, Sc, Th, Y, Ni, Cr, Co и V, размывались породы с составом, близким к составу верхней коры и протерозойских гранодиоритов, а распределение РЗЭ в терригенных породах повторяет таковое в осадках пассивных окраин .

Модельный возраст Том Д Я терригенных пород нижнего карбона равен Л 2150-2200 млн. лет при 8Nd(T) около -15,5, что указывает на размыв древнего кристаллического фундамента .

Наибольший объем магматизма приходится на средний и верхний девон с суммарной мощностью базальтов не менее 1 км. По химическому составу это внутриплитные комплексы с преобладанием высокотитановых субщелочных до щелочных базальтов и подчиненным количеством толеитов. По распределению малых и редкоземельных элементов они занимают промежуточное положение между ОШ и Е-МОКБ. Вверх по разрезу уменьшается щелочность и возрастает величина еыа(Т) от +4,0 до +7,2 (Порошин и др. 2002). Присутствуют одновозрастные щелочные интрузии, в которых распределение малых и редкоземельных элементов имеет подковообразную форму с резкими минимумами содержаний К и Sr. В Западном Верхоянье известны покровы толеитовых базальтов позднекаменноугольного и позднепермско-раннетриасового возраста (Гусев и др. 1985; Парфенов, Кузьмин 2001) .

Состав как осадочных толщ, так и магматических комплексов среднего и верхнего девона типичен для рифтов. Рифтогенезу предшествовали поднятия, что, вместе с интенсивным магматизмом на ранних этапах его развития, свидетельствуют о его развитии по модели активного рифтогенеза. Региональное несогласие в основании карбона является несогласием растяжения, после которого начинается дрифтовый этап развития пассивной окраины, когда глубоководный прогиб заполняется терригенным материалом, поставляемым реками с дельтами и подводными конусами выноса, сопоставимыми с современной Миссисипи. Согласно форме кривых тектонического прогибания дна бассейна, коэффициент растяжения р мог превышать 4,0 и бьш близок к таковому, рассчитанному для скважины COST В-2, расположенной в троге Балтимор Каньон около границы континентальной и океанической коры. Это хорошо согласуется с зшоминавшимися выше данными о том, что фундамент Сибирского кратона вряд ли продолжается под Верхоянский складчато-надвиговый пояс более чем на 200-250 км. Хотя по истории развития и составу осадков рассматриваемая пассивная окраина весьма сходна с современными рифтовыми окраинами, широкое развитие в ее основании более древних осадочных толщ и возможное наличие к юго-востоку от нее островной дуги (напр. Парфенов, Кузьмин

2001) придает ей сходство с задуговыми пассивными окраинами .

2.6. Основные выводы Тектоническая эволюция восточной пассивной окраины Сибирской платформы суммирована на рисунке 1. Основные выводы сводятся к следующим:

1) В течение большей части рифея Сибирская платформа входила в состав более крупного континента, простиравшегося, в современных координатах, к востоку от нее. "Несибирский" блок этого континента бьш поставщиком обломочных цирконов рифейского возраста .

2) Несмотря на наличие палеогеографической связи с Мировым океаном, рифейские осадочные бассейны древнее примерно 1000 млн. лет на востоке Сибирской платформы располагались на континентальной коре и бьши окружены выступами кристаллического фундамента, то есть тектонически бьши внутрикратонными бассейнами .

3) Начиная с позднего рифея (около 950-1000 млн, лет) и до начала каменноугольного периода происходит последовательная деструкция восточной окраины палеоконтинента, в результате которой его граница перемещается в западном направлении .

4) Развитие рифейско-раннепалеозойских рифтов на ранних стадиях происходило в основном по модели пассивного рифтогенеза, тогда как девонский рифтогенез происходил по модели активного рифтогенеза .

5) Палеозойские пассивные окраины обнаруживают сходство как с ортогональными окраинами Атлантического типа, так и с задуговыми пассивными окраинами типа Южно-Китайского моря .

6) Эволюция глубоководного бассейна, начавшаяся с рифтогенеза около 940-1000 млн. лет, завершилась формированием складчатонадвиговой структуры лишь в мезозое .

Основные Магматизм Возраст Осадочные Основные транс- Тектонические млн. лет комплексы несогласия фессии Основной Щелочной Кислый события N-Q_ Грубообломочные породы, Р -7- в основном континентальные

-100 к Грубообломочные породы, J в основном мелководно-морские

–  –  –

Рисунок 1. Схема эволюции восточной пассивной окраины Сибирской платформы и Верхнемайского поднятия

7) Раннепалеозойская пассивная окраина характеризуется длительной историей магматизма, проявившегося как на рифтовом, так и дрифтовом этапах .

8) В ходе мезозойского тектогенеза реактивации подверглись только наиболее древние, позднерифейские сбросы, трансформировавшиеся в крупные надвиги. Сбросы, связанные с девонским рифтогенезом испытали только пассивное вращение .

Глава 3 . Скалистые горы Канады - протерозойско-мезозойская пассивная окраина Североамериканского палеоконтинента

3.1. Тектоническое районирование и современная структура Скалистых гор Канады и прилегающих районов США В пределах Кордильер Канады и северной части США выделяются 5 поясов, характеризующихся спещтфическим составом пород и историей развития. С запада на восток это Островной пояс (Insular Belt), Береговой пояс (Coast Belt), Межгорный пояс (Intermontane Belt), пояс Оминика (Omineca Belt) и пояс форланда (Foreland Belt) (Gabrielse, Yorath 1991). В настоящей работе рассматриваются два последних, за исключением тех фрагментов пояса Оминика, происхождение которых не установлено .

Изучение геологии Кордильер началось в середине 19-ого века, и посвященные 100-летию Геологического общества Северной Америки тома и карты по геологии Кордильер и смежных регионов (Gabrielse, Yorath 1991; Burchfiel et al. 1992; Stott, Aitken 1993; Plafker, Berg 1994 и др.), a также Атлас осадочного бассейна западной Канады (Mossop, Shetsen 1994) и Тектоническая карта Северной Америки (Muehlberger

1996) подводят итог более чем 150-летнему периоду исследований и дают исчерпывающую информацию о строении и эволюции региона. В отечественной литературе наиболее современные представления о тектонике Кордильер изложены в монографиях Ю.М. Пущаровского и Е.Н. Меланхолиной (1992) и В.Е. Хаина (2001) .

Начиная с конца 80-ых годов изотопные и геохронологические исследования стали сопровождать большинство региональных работ. Эти материалы слабо отражены в перечисленных выше сводках и обзору работ этого направления в дальнейшем тексте уделяется повышенное внимание .

Пояс форланда состоит из зоны Предгорий и Скалистых гор, являющихся классическим примером "тонкочешуйчатой" тектоники. Судя по сбалансированным разрезам, величины горизонтального сокращения в форланде могли достигать 50-60% (Price 1981; Price, Sears 2000). В западном направлении увеличиваются полнота стратиграфического разреза, мощность тектонических покровов и относительная роль некомпетентных пород, а надвиговая структура становится все более сложной и возрастает роль пластических деформаций. В поясе Оминика преобладают метаморфические комплексы докембрийского и палеозойского возрастов, смятые в системы сложных изоклинальных складок. Традиционно считается, что изменение стиля деформаций вдоль простирания структур обусловлено изменением литологического состава пород (Gabrielse, Yorath 1991); это справедливо для Скалистых гор, тогда как в зоне Предгорий роль литологического контроля, вероятно, преувеличена (Khudoley, Cecile 2002) .

Фундамент Североамериканской платформы, включая его выходы в поясе Оминика, являлся (или мог являться) источником сноса для терригенных пород на ее пассивной окраине, и данные о его возрасте изложены в многочисленных публикациях (Rainbird et al. 1997; Gehrels, Ross 1998; Gehrels, Stewart 1998; Ross, Villeneuve 1997, 2001 и др.) .

Согласно результатам U-Pb датирования, на долю протерозойских пород приходится около 45% площади фундамента, но возраста от 2000 до 2600 млн. лет встречаются только на северо-западе платформы. Становление фундамента на юге платформы завершилось около 1600 млн. лет, но анорогенный гранитный магматизм продолжался до примерно 1340 млн .

лет. Среди модельных возрастов Тем в породах фундамента доминируют архейские, но на западе платформы локально распространены породы с Том в интервале 2100-2400 млн. лет. С востока и юго-востока платформу окружают гренвилиды с преобладанием U-Pb возрастов кристаллизации пород от 1500 до 1000 млн. лет, а в поясе Оминика локально развиты ортогнейсы с U-Pb возрастом 730-740 млн. лет .

3.2. Мезо- неопротерозойский этап развития (до ~ 800 млн. лет) отмерший рифт или пассивная окраина?

Накопление осадочных пород рассматриваемого возрастного уровня началось до 1710 млн. лет, вероятно, около 1845 млн. лет (Thorkelson et al .

2001; Rainbird et al. 2003). Они широко распространены на западной окраине Северной Америки, где обнажаются в несвязанных друг с другом осадочных бассейнах. Рассмотрим наиболее хорошо изученный из них бассейн Белт, выполненный породами одноименной надсерии .

Надсерия Белт состоит из карбонатных и терригенньгс пород общей мощностью не менее 18 км, накопление которых происходило от 1500млн. лет до примерно 1400 млн. лет. Вверх по разрезу обстановки осадконакопления становятся более мелководными от турбидитов до аллювиально-дельтовых. Источники сноса обломочного материала располагались к востоку, югу и западу от бассейна (Link et al. 1993;

Anderson, Parrish 2000; Ross, Villeneuve 2003) .

Петрографические и геохимические исследования свидетельствуют, что все источники сноса поставляли продукты размыва фундамента кратонов, средний состав которого был близок к составу верхней коры .

Согласно данным U-Pb датирования, из южного и восточного источников поступали обломочные цирконы с возрастами древнее 2600 млн. лет и около 1700-1900 млн. лет при единичных зернах моложе 1500 млн. лет, что довольно точно отражает возраст фундамента платформы и анорогенного магматизма. Западный источник поставлял обломочные цирконы с возрастами от 1500 до 2000 млн. лет при максимуме значений около 1500-1600 млн. лет, не имеющими аналогов в фундаменте Североамериканского кратона (Ross, Villeneuve 2003). Близкие результаты дают и Sm-Nd изотопные исследования (Frost, Winston 1987) .

Магматические комплексы представлены силлами и лавами основного состава с единичными телами дацитов. Силлы, суммарной мощностью до 2 км, в основном концентрируются в нижней части разреза и их U-Pb возраст определен как 1467-1470, 1455-1460 и 1435-1445 млн .

лет. Лавы располагаются в верхней части разреза и их U-Pb возраст также близок к 1435-1445 млн. лет (Sears et al. 1998; Anderson, Parrish 2000). По химическому составу большинство силлов относится к толеитам с типичными для континентальных базальтов низкими содержаниями Nb, Та, Sr, Р, Ti, высокими содержаниями К и РЬ и величинами SNd(T) от -2 до +3 (Goodfellow, Anderson 2000). Незначительная часть силлов и лавы являются близкими к OIB высокотитановыми щелочными базальтами .

Таким образом, хотя составы стабильных изотопов и изотопов Sr свидетельствуют о палеогеографической связи с Мировым океаном (Lyons, Luepke 2001), бассейн был окружен крупными континентальными блоками, а среди магматических комплексов доминируют континентальные базальты. Эти данные заставляют считать, что тектонически бассейн Белт был внутрикратонным и располагался внутри континента, простиравшегося в западном направлении за пределы современных границ Североамериканской платформы, а связанный с образованием бассейна отмерший рифт имел локальное распространение .

Рифтогенез был пассивным (Chandler 2000), а симметричное относительно оси прогиба распределение мощностей силлов свидетельствует, что основным механизмом было равномерное растяжение .

Сходную историю развития демонстрируют и другие докембрийские осадочные бассейны на западе Северной Америки, и для многих из них внутрикратонное происхождение представляется еще более очевидным (напр., Condie et al. 2001). Бассейны, сформировавшиеся после 1000 млн .

лет, характеризуются резким изменением источника сноса - как U-Pb геохронология обломочных цирконов, так и Sm-Nd изотопные характеристики терригенных пород указывают, что размывались гренвилиды, причем если для осадочных бассейнов на севере континента доминирующую роль играл восточный источник сноса (провинция Гренвил), то для бассейнов на западе и юге важное значение имела питающая провинция, расположенная к западу от современных границ Северной Америки (Ross et al. 1992; Rainbird et al. 1997; Stewart et al .

2002) .

3.3. Виндермирский рифтогенез (780-720 млн. лет) и начало формирования пассивной окраины Осадочные комплексы конца докембрия (примерно 750-570 млн .

лет) объединяются в надсерию Виндермир, залегающую с отчетливым несогласием в основании и распознаваемую, несмотря на фациальную изменчивость, вдоль всей западной окраины континента. Доминируют грубозернистые терригенные породы до 8 км мощности, и лишь на северо-западе Канады карбонаты играют значительную роль, образуя как карбонатные платформы, так и горизонты с олистостромами .

Грубозернистость убывает вверх по разрезу. На территории Канады накопление нижней конгломератовой толщи происходило в локальных бассейнах типа полуграбенов, а вышележащих терригенных осадков - в обстановках, близких к подводным конусам выноса. Локально распознаются контуриты (Mossop, Shetsen 1994; Ross et al. 1995). Часть грубозернистых пород имеет ледово-морское происхождение. В юясном направлении обстановки осадконакопления становятся все более мелководными вплоть до прибрелсно-морских на территории США .

Судя по составу грубообломочных пород, размывались фундамент и подстилающие осадочные комплексы. Данные U-Pb датирования как обломочных цирконов, так и гальки магматических пород указывают, что в источнике сноса доминировали породы с возрастом 1750-1870 млн. лет, что совпадает с возрастом близлежащих кристаллических пород на платформе и в поясе Оминика. Модельные возраста Тпм терригенных пород совпадают с возрастами Том либо близлежащих пород фундамента, либо подстилающих осадочных пород (Boghossian et al. 1996; Garzione et al. 1997; Gehrels, Ross 1998; Ross, Harms 1998) .

Магматические породы в основном представлены эффузивами и силлами основного состава с наибольшей мощностью до 3 км, хотя на северо-западе Канады локально значительный объем приходится на андезиты и риолиты. Возраст первой фазы магматизма близок к 780 млн .

лет, а основных излияний - от 765 до 723 млн. лет. Выделяются континентальные толеиты, близкие к N-MORB базальты и близкие к OIB щелочные базальты (Dostal et al. 1986; Sevigny 1988; Dudas, Lustwerk 1997). Роль контаминации корового вещества убывает вверх по разрезу, а щелочность пород убывает с юга на север. В южном направлении объем магматизма убывает и в мелководных и сравнительно маломощных разрезах на территории США эффузивы и силлы отсутствуют .

Накопление надсерии Виндермир связывается с мощным импульсом рифтогенеза, проявившимся в составе осадочных и магматических комплексов. Рифтогенезу предшествовало значительное поднятие, то есть он развивался по модели активного рифтогенеза. Наличие в поясе Оминика синхронного метаморфического события свидетельствует в пользу механизма простого сдвига с крупными зонами срыва, вдоль которых появляются метаморфические породы; при такой интерпретации Северная Америка была нижней плитой, сохранившей осадки начальных стадий рифтогенеза. Расширение бассейна после накопления базальных толщ в локально развитых полуграбенах и его одновременное резкое углубление аналогичны смене рифтовых осадков дрифтовыми на мезозойских окраинах Атлантического океана. Хотя первоначальная точка зрения о зарождении в результате Виндермирского рифтогенеза океанического бассейна вдоль всей западной окраины Северной Америки (Stewart 1972) в дальнейшем была отвергнута (Gabrielse, Yorath 1991;

Burchifel et al. 1992), рифтогенез привел к разрушению континентальных блоков на северо-западе современной Канады и формированию там глубоководного бассейна. Тем не менее, значительной сепарации блоков не произошло и все породы надсерии Виндермир несут признаки размыва только континентальной коры. В южном направлении интенсивность рифтогенеза убывает и на юге США рифт, вероятно, выклинивался .

3.4. Позднедокембрийско-раннекембрийский рифтогенез и раннепалеозойский этап развития пассивной окраины Нижнепалеозойские комплексы являются наиболее широко распространенными отложениями форланда Кордильер Канады и известны в литературе как "классическая миогеоклиналь" (Gabrielse, Yorath 1991) или "классическая пассивная окраина" (Burchfiei et al. 1992) .

Базальная часть разреза представлена однородной мощной (до 2,5 км) толщей песчаников, накапливавшихся в бассейнах-полуграбенах (Lickorish, Simony 1995). Начиная со среднего кембрия на платформе отлагаются преимущественно прибрежно-морские маломощные терригенные породы, которые на ее краю замещаются карбонатами мелководного моря. В западном направлении их мощности растут и появляются фации склона (турбидиты и олистостромы), которые затем сменяются маломощными глинистыми и кремнистыми осадками ложа глубоководного бассейна; метаморфизованные аналоги последних известны и в поясе Оминика (Mossop, Shetsen 1994; Colpron, Price 1995) .

Графики распределения РЗЭ в терригенных породах нижнего палеозоя повторяют таковые для осадков пассивных окраин, но, судя по диаграммам с участием La, Th, Sc, в источнике сноса присутствовали основные породы. Распределение U-Pb возрастов обломочных цирконов в одновозрастных песчаниках характеризуется резким максимумом значений в интервале 1750-2100 млн. лет и указывает на их происхождение из близлежащих частей фундамента кратона (Gehrels, Ross 1998; Gehrels et al. 1999). Редкие зерна с возрастами 1000-1400 млн. лет появились, вероятно, в результате перемыва докембрийских песчаников .

Среди модельных возрастов Тем терригенных пород есть как древние (более 2050 млн. лет), так и сравнительно молодые (1400-1700 млн. лет) (Garzione et al. 1997). Учитывая, что в образцах с наиболее молодыми Том отмечаются высокие величины SNd(T) (до -5), их наличие свидетельствует о появлении среди источников сноса фрагментов ювенильной коры .

Все магматические комплексы рассматриваемого интервала времени имеют внутриплитное происхождение и отмечаются по всему разрезу (Goodfellow et al. 1995; Cecile et al. 1997). Первый этап магматизма имеет возраст около 580-560 млн. лет. Наибольшая магматическая активность приходится на ранний и средний ордовик, когда мощность вулканогенноосадочных комплексов достигала 3 км. Наиболее молодой вулканизм имеет ранне- среднедевонский возраст. Доминируют близкие к ОТВ высокотитановые щелочные базальты, нередко обогащенные Ва и обедненные К и Sr. Позднедокембрийский и ордовикский этапы магматизма сопроволодались небольшими интрузиями щелочных гранитов с величинами ENd(T) до +4,3 (Erdmer et al. 2001). Ордовикский возраст имеют и малые тела щелочного состава .

В конце докембрия - начале кембрия произошло окончательное разрушение древнего континента. Хотя основным источником обломочного материала продолжали быть континентальные блоки, как латеральный ряд фаций, так и результаты химических и изотопных SmNd исследований указывают на наличие к западу от современной Северной Америки океанического бассейна. Приведший к появлению этого бассейна рифтогенез произошел в конце докембрия - раннем кембрии, о чем свидетельствует не только наличие полуграбенов и внутриплитного магматизма, но и форма кривых тектонического прогибания дна бассейна (Bond, Kominz 1984), а переход к дрифтовому этапу имел место в среднем кембрии. Слабое проявление поднятий и магматизма на начальных стадиях развития рифта свидетельствует, что имел место пассивный рифтогенез. Доминирующим механизмом был простой сдвиг, причем в пределах Североамериканской платформы выделяются реликты как верхней, так и нижней плит (Cecile et al. 1997) .

3.5. Среднепалеозойско-мезозойский этап развития пассивной окраины Отложения рассматриваемого этапа начинаются с верхнего девона, локально могут включать и средний девон. На большей части региона в основании и внутри комплекса присутствуют несогласия, но на севере форланда девонские сланцевые разрезы непрерывны. Хотя общая закономерность смены в западном направлении мелководных карбонатов глубоководными сланцами и кремнями сохраняется такой же, как и в отложениях нижнего палеозоя, из-за поступления обломочного материала из Арктики появляется широтная зональность с преобладанием мощных терригенных отложений на севере и относительно маломощных карбонатных на юге Канады. Для западных разрезов верхнего девона типичны мощные пачки конгломератов и возрастают амплитуды размывов. Глубоководное осадконакопление прекратилось в перми, и начиная с триаса осадконакопление происходит в пределах шельфа .

Состав обломочных толщ девона и нижнего карбона свидетельствует, что северный и западный источники сноса были сложены терригенными и кремнистыми осадочными породами, а на востоке продолжали размываться кристаллические комплексы .

Распределение РЗЭ в одних образцах близко к таковому в осадках пассивных окраин, а в других - к осадкам Красного моря (Garzione et al .

1997). Среди обломочных цирконов преобладают зерна с U-Pb возрастами 1000-1400, 1740-2000 и 2650-3000 млн. лет, что довольно точно отражает возраст фундамента платформы и обломочных цирконов в докембрийских песчаниках (Gehrels, Ross 1998; Gehrels et al. 1999). Небольшой, но отчетливый максимум около 420-435 млн. лет предполагает наличие в Арктической зоне пока неизвестных силурийских гранитов. Все модельные возраста Том терригенных пород моложе 2100 млн. лет с максимумом значений около 1500-1700 млн. лет и наиболее молодым Трм около 1100 млн. лет (Boghossian et al. 1996; Garzione et al. 1997). Столь значительное омоложение Sm-Nd модельных возрастов терригенных пород относительно U-Pb возраста извлеченных из них обломочных цирконов предполагает смешение продуктов размыва древнего фундамента и сравнительно молодого источника с ювенильной корой .

Магматические комплексы рассматриваемого периода весьма разнообразны. На западной окраине пояса Оминика широко развиты небольшие интрузии гранитов и кислых ортогнейсов с возрастами около 335-375 и 260-265 млн. лет. На западе пояса форланда и в поясе Оминика установлены щелочные и толеитовые базальты, а также щелочные трахиты позднего девона и раннего карбона. Малые щелочные интрузии с возрастом от 370 до 355 млн. лет известны в восточной части форланда .

Наконец, локальное распространение имеют ранне- и среднетриасовые интрузии диабазов и щелочных пород (Mortensen, Thompson 1990;

Gabrielse, Yorath 1991; Root 2001). К сожалению, публикации с данными химических анализов этих магматических тел отсутствуют .

Тектоггаческое событие, произошедшее в начале рассматриваемого этапа ("орогения Антлер") широко проявлено на всей западной окраине Северной Америки. Как на территории США, так и в Арктическом регионе в это время происходят интенсивные складчато-надвиговые деформации, а на западе пояса Оминика начинается гранитный магматизм, отражающий, вероятно, наличие здесь островной дуги. Тем не менее, если завершение развития пассивных окраин на самом юге и севере Кордильер представляется весьма вероятным, то для большей части пояса форланда этот вывод, защищаемый рядом геологов (Stott, Aitken 1993;

Smith et al. 1993; Root 2001), представляется недостаточно обоснованным .

Так, накапливаюишеся осадки сходны с осадками пассивных окраин и рифтов (Красное море), а их Sm-Nd изотопные характеристики указывает на поступление ювенильного материала. Присутствуют внутриплитные основные и кислые эффузивы и щелочные интрузии. Эти данные свидетельствуют, что на большей части Кордильер Канады "орогения Англер" была рифтогенезом, нарушившим западную окраину континента и приведшим к формированию новой пассивной окраины. Рифтогенезу не предшествовало поднятие, и он происходил по модели пассивного рифтогенеза. С запада пассивная окраина, вероятно, ограничивалась удаленной на значительное расстояние островной дугой (пояс Оминика), то есть принадлежала к типу задуговых пассивньгс окраин .

3.6. Основные выводы Тектоническая эволюция западной пассивной окраины Северной Америки суммирована на рисунке 2. Основные выводы сводятся к следующим:

Основные Магматизм Матаморфизм | Возраст Осадочные несогласия Текгоничаские млн. лет комплексы Основной Щелочной Кислый события Терригенные породы, ifg передовой прогиб Кордильер Грубообломочнью породы,

-100 К в основном мелководно-морские Диамикгиты, глубоководные I-TITI

–  –  –

Рисунок 2. Схема эволюции западной пассивной окраины Североамериканского континента на территории Канады (поясы форланда и Оминика) начиная с Виндермирского рифтогенеза

1) В течение большей части рифея (до примерно 750-720 млн. лет) к западу от Северной Америки, в современных координатах, существовал крупный континентальный блок с широким распространением гренвилид .

2) Несмотря на наличие палеогеографической связи с Мировым океаном, все осадочные бассейны древнее примерно 780 млн. лет располагались на континентальной коре и были частично или полностью окружены выступами кристаллического фундамента, то есть тектонически бьши внутрикратонными бассейнами .

3) Начиная с Виндермирского рифтогенеза (750-720 млн. лет) и до раннего карбона происходит последовательная деструкция западной окраины палеоконтинента и отступление его границы на восток .

4) Развитие рифейско-палеозойских рифтов происходило на ранних стадиях по модели пассивного рифтогенеза, и только Виндермирский рифтогенез происходил по модели активного рифтогенеза .

5) Раннепалеозойская и, с некоторыми оговорками, Виндермирская пассивные окраины были сходны с ортогональными рифтовыми окраинами Атлантического типа, тогда как средне- позднепалеозойская окраина являлась задуговой пассивной окраиной типа Южно-Китайского моря .

6) На территории Канады эволюция глубоководного бассейна, начавшаяся с Виндермирского рифтогенеза, завершилась формированием складчато-надвиговой структуры лишь в мезозое .

7) Раннепалеозойская пассивная окраина на дрифтовом этапе своего развития характеризуется аномальной магматической активностью .

8) В ходе мезозойского тектогснеза произошла реактивация древних разломов. Так, поперечное разрывное нарушение "линия Лиард" в раннем палеозое разделяло нижнюю и верхнюю плиты (Cecile et al. 1997). Оно никак не проявляется в позднем палеозое, по разделяет различные структурные зоны в мезозойской складчатой области. В современной структуре надвиг Боржо отделяет сравнительно просто построенные надвиговые пластины внешних цепей Скалистых гор от значительно сильнее деформированных и более сложно построенных аллохтонов главной цепи Скалистых гор. Однако, в результате построения сбалансированных разрезов стало очевидно, что первоначально надвиг Боржо располагался над уступом континентальной коры, ограничивающим распространение надсерии Белт, что позволяет считать его реактивированным докембрийским сбросом (Price 1981). Известны и другие примеры реактивации при мезозойском тектогенезе как продольных, так и поперечных докембрийских разломов (Winston 1986;

Gabrielse, Yorath 1991) .

Глава 4 . Выводы и основные защищаемые положения Приведенные в главах 2 и 3 и суммированные на рисунках 1 и 2 данные свидетельствуют о сходстве эволюции восточной окраины Сибирской платформы и западной окраины Североамериканской платформы, что позволяет рассматривать выявленные закономерности как присущие бассейнам определенного типа .

Так, развитие древних рифтов на обеих окраинах мало чем отличается от их мезозойских и современных аналогов, но характеризуется определенной спецификой. В частности, в обоих регионах наиболее интенсивными были рифтогенезы на рубеже докембрия и кембрия, в результате которых сформировались пассивные окраины. Но оба рифтогенеза происходили в уже существовавших морских бассейнах без предшествующих поднятий (пассивная модель), а сохранившиеся окраины континентов были верхними плитами, отличающимися довольно простым строением и сокращенным разрезом .

В результате, из-за кажущегося отсутствия типичных для начальных стадий рифтогенеза структур и осадков, в течение многих десятилетий их роль недооценивалась. Другая особенность - разделение на рифтовый и дрифтовый этапы отчетливо прослеживается лишь для рифтов, эволюция которьгк содержит признаки активного рифтогенеза (Виндермирский рифт и девонские рифты восточной окраины Сибири), хотя собственно дрифтовый этап распознается во всех разновозрастных пассивных окраинах .

Основными защищаемыми положениями являются рассматриваемые ниже 4 вывода о закономерностях развития изученных пассивных окраин .

1). Период развития осадочных бассейнов от становления фундамента платформы до начала разрушения доступных наблюдению частей Сибирского и Североамериканского палеоконтинентов охватывал огромный интервал времени (примерно от 1845 до 780 млн. лет на западе Североамериканской платформы и примерно от 1650 до 1000 млн. лет на востоке Сибирской платформы). Несмотря на палеогеографические связи с Мировым океаном, все рассматриваемые бассейны располагались на континентальной коре и были частично или полностью окружены выступами кристаллического фундамента, что указывает на их внутрикратонную природу. В рассматриваемом интервале времени на фундаменте обеих платформ развивались многочисленные рифты, которые могли быть как проявлением ограниченных по площади процессов, так и откликом на деструктивные события, происходившие на краю палеоконтинента. В любом случае, ни один из доступных наблюдению рифтов этого времени не привел к разрушению палеоконтинентов. В результате формировались локальные осадочные бассейны с длительностью существования не более 150-200 млн. лет, тогда как перерывы в осадконакоплении охватывали значительно большие территории и периоды времени. Это надежно обосновано для Северной Америки в силу ее лучшей геохронологической изученности, но и для Сибирской платформы установлены перерывы в осадконакоплении длительностью не менее 250 млн. лет в позднем рифее в Южном Верхоянье и между отложениями нижнего и среднего (или верхнего) рифея на восточном склоне Анабарского щита. Становление индивидуальных бассейнов сопровождалось потоками и силлами близких к траппам базальтов нередко большой суммарной мощности (до 2 км), но распространенными только в пределах бассейнов осадконакоготения .

Приведенные выше характеристики докембрийских осадочных бассейнов резко отличают их от бассейнов вендско-раннемезозойского этапа развития Сибирской и Североамериканской платформ, когда осадочные бассейны охватывали огромные площади, сводные стратиграфические колонки в их центральных частях не содержали длительных перерывов, внутрикратонные рифты входили в состав более крупных рифтовых систем, выходящих за пределы платформ (например, девонские рифты Сибири), а магматизм если проявлялся (напр., девон и пермо-триас Сибирской платформы), то охватывал огромные площади. Первое защищаемое положение формулируется следующим образом: Осадочные бассейны западной окраины современного Североамериканского континента, существовавшие примерно до 750 млн. лет, и осадочные бассейны восточной окраины современной Сибирской платформы, существовавшие примерно до 1000 млн. лет, тектонически были внутриконтинентальными бассейнами. Они располагались на континентальной коре, были частично или полностью окруж-ены выступами кристаллического фундамента. характеризуются прерывистым развитиел{ с длительными перерывами осадконакоплении и локально развитым преимущественно трапповым магматизмом .

2). Начиная с Виндермирского рифтогенеза на западе Северной Америки (около 750 млн. лет) и позднерифейского рифтогенеза на востоке Сибирской платформы (около 1000 млн. лет) на окраинах обоих палеоконтинентов господствовали деструктивные процессы, в результате которых с течением времени зона перехода континент-океан смещалась на запад на Сибирском палеоконтиненте и на восток на Североамериканском палеоконтиненте. Наиболее близким (хотя и не полным) аналогом этого процесса, вероятно, являлась деструкция палеозойских окраин Гондваны, фиксируемая в Центрально-Азиатском складчатом поясе (Моссаковский и др. 1993). Каждый импульс деструкции сопровождался отдельным "незавершенным" циклом развития пассивных окраин, отчетливо проявленным на всей континентальной окраине и последовательно сменявшим более ранний цикл без фаз сжатия и закрытия соответствующих океанических бассейнов. Так, на востоке Сибирской платформы наиболее отчетливо проявлены вендско раннепалеозойский и среднепалеозойско - мезозойский циклы, а на западе Северной Америки - Виндермирский (~ 750-570 млн. лет), позднедокембрийско - раннепалеозойский и среднепалеозойско мезозойский циклы, в каждом из которых выделяются рифтовый и дрифтовый этапы. Здесь из рассмотрения исключается позднерифейский цикл на востоке Сибирской платформы, поскольку в его конце имела место предвендская фаза сжатия неопределенного распространения и тектонической природы. Лишь среднепалеозойско - мезозойский цикл на обоих палеоконтинентах завершился превращением пассивной окраины в активную и формированием на ее месте складчато-надвиговой системы .

Наличие незавершенных циклов и столь длительное развитие значительно отличают эволюцию рассматриваемьгс древних пассивных окраин от эволюции мезозойско-кайнозойских пассивных окраин и классического цикла Вильсона, предполагающего, что после дрифтового этапа пассивная окраина трансформируется в активную с последующим закрытием океанического бассейна. Суммируя вышесказанное, для второго защищаемого положения предлагается следующая формулировка: Для эволюции древних пассивных окраин на востоке Сибирской и западе Североамериканской платформ характерно повторение однотипных ииклов с рифтовым и дрифтовым этапами, из которых лишь среднепалеозойско-л{езозойский иикл завершился преобразованием осадочных бассейнов в складчато-надвиговую систему .

3) В ходе заключительной (мезозойской) складчатости происходила реактивация древних листрических сбросов. Для Южного Верхоянья установлено, что наибольшей инверсии подверглись сбросы, контролировавшие осадконакопление при рифтогенезе с возрастом около 950-1000 млн .

лет, которые трансформировались в мезозое в пологие надвиги, разделяющие крупные тектонические пластины. Более молодью разломы (нредвендские, раннекембрийские, девонские) при мезозойской складчатости подверглись лишь пассивному вращению и мезозойские перемещения но ним не превышали сотен метров. Близкие результаты получены и по Кордильерам - структурный стиль мезозойских деформаций контролируется поперечными разломами (Winston 1986) или продольными надвигами, например, надвигом Боржо, зародившимся как сброс еще во время накопления надсерии Белт (1500-1400 млн. лет) .

Девонские сбросы также подверглись реактивации, но обычно она выражалась лишь в появлении антиклинальных складок или незначительных надвиговых перемещениях (Cooper 2000). Таким образом, наибольшее влияние на мезозойскую структуру оказали разломы, зарождение которых оторвано от времени деформации на многие сотни миллионов лет, для Кордильер - не менее 1200 млн. лет, для Верхоянья около 800 млн. лет. Из вышесказанного вытекает третье защищаемое положение: Различные по истории развития и степени деформированности зоны во фронтальных частях складчато-надвиговых систем, возникших на месте naccueiibix окраин на востоке Сибирской и западе Североамериканской платформ, разделяются разломами, сформировавшимися при докембрийских рифтогенезах как сбросы и реактивированными при мезозойском тектогепезе как надвиги .

4) Пассивные окраины на востоке Сибирской и западе Североамериканской платформ обладают многими чертами сходства с современными рифтогенными (Атлантическими) и задуговыми (ЮжноКитайское море) пассивными окраинами. В то же время, присутствует и существенная специфика. Так, от окраин Атлантического типа они отличаются гетерогенностью основания, в которое входит не только кристаллический фундамент древней платформы, но и мощный осадочный чехол пассивных окраин предыдущих циклов. От задуговых окраин их отличает резкая разница в возрасте кристаллического фундамента и осадочного чехла - для Южно-Китайского моря она составляет не более 100-150 млн. лет, а для рассматриваемых регионов не менее 600-700 млн. лет, да и по степени консолидации фундамент рассматриваемых регионов гораздо более сходен с кристаллическими комплексами обрамляющих Атлантический океан древних континентов, чем с мезозойскими гранитами и гнейсами в цоколе Южно-Китайского моря. Тем не менее, нагшчие пассивных окраин, переходящих в сторону океана в островные дуги и активные окраины, свидетельствует о широком развитии в истории обоих палеоконтинентов бизональных окраин, имеющих в настоящее время весьма ограниченное распространение (Пущаровский, Меланхолина 1992). В эволюции окраин обоих палеоконтинентов выделяются несколько незавершенных циклов, причем при каждом новом цикле происходила деструкция континента, что неизвестно в их современных аналогах. В обоих регионах дрифтовый этап раннепалеозойского цикла характеризуется аномальной магматической активностью, также не имеющей аналогов в мезозойских и современных окраинах. Наконец, необычной является и реактивация при заключительной складчатости наиболее древних сбросов при сравнительно незначительной роли более молодых разломов растяжения .

Как следствие вышесказанного, предлагается следующая формулировка четвертого запдащаемого положения: Пассивные окраины, возникшие на востоке Сибирской и западе Североамериканской платформ в конце докембрия и существовавшие до мезозоя, принадлежат к новому, пока еще не описанному в литературе типу пассивных окраин. Для них характерны гетерогенность фундамента, периодическая трансформация в бизональные окраины, активный внутриплитный магматизм на дрифтовом этапе, длительное полициклическое развитие, сопровож:даюшееся в начале каоюдого цикла деструкцией окраины континента, ваоюнейшая роль наиболее древних разломов в формировании мезозойской складчато-надвиговой структуры. Автор предлагает выделять их как "Верхоянский тип пассивных окраин" .

Наряду с эволюцией пассивных окраин, приведенные в настоящей работе данные изотопно-геохронологических исследований о наличии в рифее к востоку от Сибирской и западу от Североамериканской платформ, в современных координатах, континентальных блоков с широким развитием гренвилид позволяют наложить существенные ограничения на возможные реконструкции палеоконтинента Родиния (этот тезис в защищаемые положения не выносится). Наиболее правдоподобно наличие гренвилид объясняют имеющие палеомагнитное обоснование реконструкции Р. Рэйнбирда с соавторами (Rainbird et al. 1998; Khudoley et al. 2001) и Д. Сирса и P. Прайса (Sears, Price 2000), но при рассмотрении распространения внутриплитного магматизма на окраинах обоих платформ более согласованная картина получается в реконструкции Р. Рэйнбирда (Ярмолюк, Коваленко 2001) .

Список основных публикаций автора по теме диссертации:

1. ХудолейА.К. Несогласия в вендско-нижнепалеозойских отложениях Южного Верхоянья. Советская геология, 1985, № 7, с. 68-74

2. Гурьев Г.А., Симаков К.В., Худолей А.К. Новые данные о строении и возрасте байагантайской свиты. Геология и геофизика, 1986, № 3, с. 103Худолей А.К. Палеотектоника вендских отложений Юж1юго Верхоянья. В: Использование новейших достижений геологоминерагенических исследований в изучении складчатых областей. Л., ВСЕГЕИ, ]986,с. 5-12

4. Занин А.М., Худолей А.К. Уйская и юдомская серии юго-восточного обрамления Сибирской платформы. В: Использование новейших достижений геолого-минерагенических исследований в изучении складчатых областей. Л., ВСЕГЕИ, 1986, с. 17-25

5. Зубарева Е.А., Гурьев ГЛ., Худолей А.К. Карта геологических формаций Сетге-Дабанского региона масштаба 1:500000. В:

Формационный анализ при средне- и крупномасштабных геологических исследованиях. Л., ВСЕГЕИ, 1988, с. 138-142

6. Худолей А.К. Состав, строение и условия формирования среднекембрийских-среднеордовикских формаций Южного Верхоянья. В:

Формационный анализ при средне- и крупномасштабных геологических исследованиях. Л., ВСЕГЕИ, 1988, с. 143-149

7. Худолей А.К., Гурьев Г.А. Южное Верхоянье и Кордильеры результаты сравнительного анадиза. Советская геология, 1990, № 6, с. 67Гурьев Г.А., Худолей А.К. Карбонатные флишоидные комплексы Южного Верхоянья. В: Тезисы докладов на Всесоюзном Совещаниишколе "Флиш и флишоидные комплексы различных структурных зон земной коры (формации и геоминералогия)". М., ГИН АН СССР, 1990, с .

39-40

9. Гурьев Г.А., Худолей А.К. Позднепалеозойская лавинная седиментация Южного Верхоянья. В: Тектоника и минерагения СевероВостока СССР. Тезисы докладов школы-семинара. Магадан, СВКНИИ АНСССР, 1990, с. 59-62

10. Худолей А.К., Гурьев Г.А., Зубарева Е.А. Отложения плотностных потоков в карбонатном комплексе Сетте-Дабана (Южное Верхоянье) .

Литология и полезные ископаемые, 1991, № 5, с. 106-116 П. Худолей А.К. Кливаж в отложениях верхоянского комплекса в западной части Южно-Верхоянского синклинория (Присетгедабанская зона). В: Геологическая эволюция и строение Азиатского континента и окраинных морей северо-западной части Тихого Океана, часть 3. Тезисы докладов к VII Советско-Японскому симпозиуму. Магадан, СВКНИИ АН СССР, 1991, с. 82-84

12. Худолей А.К., Гурьев Г.А. Зоны смятия сдвигового типа Южного Верхоянья и их роль в размещении рудопроявлений золота. В: Сдвиговый метаморфизм и рудоконтролирующие парагенезы. Тезисы докладов III рабочего совещания "Стресс-метаморфизм и структуры рудных полей в линеаментных зонах смятия". Новосибирск, СО РАН, 1992, с. 43-45

13. Худолей А.К., Гурьев Г.А. Обстановки осадконакопления флишоидных отложений карбона-перми Южного Верхоянья. В: Флиш и флишоидные комплексы в различных зонах земной коры (формации и геоминершюгия). М., ГИН РАН, 1994, с. 71-80

14. Худолей А.К., Гурьев Г.А., Ганелин В.Г. Южное Верхоянье: состав и эволюция позднепалеозойского бассейна осадконаконления. Литология и полезные ископаемые, 1995, № 4, с. 421-432

15. Худолей А.К., Гурьев Г.А. Эволюция обстановок осадконакопления Верхоянского палеобассейна. В: Тектоника осадочных бассейнов Северной Евразии. Материалы XXVIII Тектонического совещания. М., ГИН РАН, 1995, с. 185-188

16. Худолей А.К. Структурно-тектонические методы. В: Основы геодинамического анализа при геологическом картировании. М., МПР РФ, 1997,с. 127-179

17. Худолей А.К. Структурные парагенезы внешних зон деформированньпс пассивных окраин. В: Структурные парагенезы и их ансамбли. Материалы совещания. М., ГЕОС, 1997, с. 190-192

18. Худолей А.К., Гурьев Г.А. Южное Верхоянье - пример среднепалеозойско-мезозойской пассивной окраины. Доклады РАН, 1998, т. 362, № 5, с. 666-669

19. Худолей А.К., РейнбирдР., Стерн Р., Кропачев А.П., ХиманЛ., Занин A.M., Подковыров В.Н., Сухоруков В.И. Новые данные о рифейском тектогенезе на Северо-Востоке России. В: Тектоника, геодинамика и процессы магматизма и метаморфизма. Материалы XXXII Тектонического совещания. М., ГЕОС, 1999, т. 2, с. 261-264

20. Худолей А.К. Тектоника пассивных окраин древних континентов (на примере Верхоянья и Кордильер Канады). Всероссийский съезд геологов и научно-практическая геологическая конференция "Геологическая служба и минерально-сырьевая база России на пороге XXI века". Тезисы докладов, СПб., ВСЕГЕИ, Книга 1. 2000, с. 278-280

21. Худолей А.К. Сравнительные возможности минералогических и геохимических методов при исследовании терригенньгк пород (на примере юго-восточной окраины Сибирской платформы). В: Проблемы литологии, геохимии и рудогенеза осадочного процесса. Материалы к I Всероссийскому литологическому совещанию. М., 2000, ГЕОС, т. 2, с .

372-375

22. Худолей А.К., Кропачев А.П., Химан Л.М., Журавлев Д.З., Гурьев Г.А. Раннепалеозойский магматизм Сетге-Дабана (Южное Верхоянье, юго-восточная Якутия). Доклады РАН, 2001, т. 378, № 1, с .

82-85

23. Худолей А.К., Серкина Г.Г. Раннепалеозойский рифтогенез восточной окраины Сибирской платформы: сравнение геологических данных и кривых тектонического погружения flHaj6accennar-B:-Тектрника и геофизика литосферы. М., ГЕОС, 2002, т. 2, с 2S§^-^'J'^o"^JJ"** I СПегербург \ ОЭ W акт

24. Khudoley A.K., Guriev G.A. The formation and development of Upper Paleozoic basin on the passive margin of the Siberian paleocontinent (Northern Pangea). In: Carboniferous to Jurassic Pangea, Program and Abstracts, Calgary, CSPG, 1993,p. 161

25. Khudoley A.K., Guriev G.A. The formation and development of late

Paleozoic basin on the passive margin of the Siberian paleocontinent. In:

Pangea: Global Environments and Resources. Canadian Society of Petroleum Geologists Memoir 17, 1994, p. 131-143

26. Rainbird R.H., Khudoley A.K., Kropachev A.P., Young G.M .

Neoproterozoic sequences of NW Canada and their possible Siberian analogs:

preliminary correlation and paleogeography. 1995 GSA Abstracts with Program, Cordilleran Section. Fairbanks, p. 72

27. Khudoley A.K. The South Verkhoyansk Late Paleozoic sedimentary basin: An example of ancient passive margin. In: 5th Zonenshain Conference on Plate Tectonics Programme and Abstracts. Moscow, Institute of Oceanology RAS, Moscow and GEOMAR, 1995, p. 73-74

28. Khudoley A.K. High strain zones of South Verkhoyansk (SE Siberia). In:

International Conference on Structure and Properties of High Strain Zones in Rocks, Abstracts and Programme. Milan, 1996, p. 75

29. Khudoley A.K. Stratigraphic evidence for the Siberia-Laurentia connection and Early Cambrian rifting: Comment. Geology, 1997, v. 25, p. 570

30. Rainbird R.H., Heaman L.M., Khudoley A.K., Kropachev A.P., Sukhorukov V.I. Was Siberia part of the Neoproterozoic supercontinent? 1997 GAC/MAC Meeting, Abstracts with Program. Ottawa, p. A122

31. Rainbird R.H., Stem R.A., Khudoley A.K., Kropachev A.P. U-Pb detrital zircon geochronology and provenance of Riphean sedimentary rocks from SE Siberia: constraints for the Siberia-Laurentia connection. In: GSA Abstracts with Programs 1997, Sah Lake City, p. A196

32. Rainbird R.H., Stem R.A., Khudoley A.K., Kropachev A.P., Heaman L.M., Sukhorukov V.I. U-Pb geochronology of Riphean sandstone and gabbro from southeast Siberia and its bearing on the Laurentia-Siberia connection. Earth and Planetary Science Letters, 1998, v. 164, p. 409-420

33. Khudoley A.K. Preliminary geology of Minaker Creek map area (94G/11), British Columbia; Geological Survey of Canada Open File 3735, 1999, 1:50,000 scale

34. Khudoley A.K., Rainbird R.H., Stem R.A., Kropachev A.P., Heaman L.M., Podkovyrov V.N. Evolution of the Meso- to Neoproterozoic Sedimentary Basin of Southeastern Siberia. EUG-10

Abstract

Volume, Strasbourg, 1999, p. 284

35. Khudoley A.K. Geology and structure of Minaker River (94G/11), foothills, northeastern B.C. - G.S.C. Central Foreland NATMAP Project. 1999 CSPG and Petroleum Society Joint Convention, June 14-18, 1999 Digging Deeper, Finding a Better Bottom Line. Calgary, 1999 CSPG Convention, Abstract 99-58 О (4 p.)

36. Khudoley A.K., Cecile M. Areal balancing: application to study of fold and thrust structures in Rocky Mountains Foothills, British Columbia .

Geoscience 2000, Abstracts with Programme, University of Manchester, 17-20 April 2000, p. 133

37. Khudoley A.K., Rainbird R.H., Stem R.A., Kropachev A.P., Heaman L.M., Zanin A.M., Podkovyrov V.N., Belova V.N., Sukhorukov V.I., Sedimentary Evolution of the Riphean - Vendian Basin of Southeastern Siberia. Precambrian Research, 2001, v. 111, p. 129-163

38. Khudoley A.K, Influence of Mesoproterozoic (-1000 Ma) rifting on Mesozoic orogen structure: Example from Sette-Daban Range, Southeast Siberia, Russia. Collisional Orogens (IGCP Project No. 453), Abstracts with programme. Universite de Lausanne, Sion 23-30 September 2001, p. 31-32

39. Kubli Т.Е., Khudoley A.K. Preliminary Geology - Richards Creek (West Half), British Columbia (94G/12W). Geological Survey of Canada Open File 4237, 2002, scale 1:50,000

40. Khudoley A.K. Preliminary Geology - Brown Lake (95C/7), Yukon Territory. Geological Survey of Canada Open File 4267, 2002, scale 1:50,000

41. Khudoley A.K. Meso- to Neoproterozoic sedimentary basins of the east Siberia - do they have counteфarts in North America? 2002 GAC/MAC Meeting, Abstracts with Program Volume 27, Saskatoon, p. 60-61

42. Khudoley A.K., Cecile M.P. Along-strike structural style variation:

application of areal balancing and seismic data to study of fold and thrust structures in Rocky Mountains Foothills. 2002 GAC/MAC Meeting, Abstracts with Program Volume 27, Saskatoon, p. 60

43. Fallas K.M., Richards B.C., Khudoley A, Regional paleocurrent patterns of the Mattson Formation from the La Biche, Kotaneelee, and Liard Ranges, Yukon and Northwest Territories. Calgary, CSPG Convention, Abstracts with Program, 2002, p. 130

44. Khudoley A.K., Guriev G.A. Influence of syn-sedimentary faults on orogenic structure: examples from the Neoproterozoic - Mesozoic east Siberian passive margin. Tectonophysics, 2003, v. 365, p. 23-43

45. Sears J.W., Price R.A., Khudoley A.K. (in press). Reconstructing the Mesoproterozoic Belt-Purcell-Udzha Basin: A test for the Siberia-West Laurentia connection. Precambrian Research .

ЛР№040815сут 22.05.97 .

Подписано к печати 2003 г. Формат бумаги 60X84 1/16. Бумага офсетная .

Печать ризографическая. Объем 2 пл. Тираж 150 экз. Заказ 2975 .

Отпечатано в отделе оперативной полиграфии ПИИХ СП6ГУ с оригинал-макета заказчика .

198504, Санкт-Петербург, Старый Петергоф, Университетский пр, 26 .

2.оо?-Д ] ] 4 fgy 1 i1A987i























 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.