WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 

«Трофимова Ксения Павловна РЕЛИГИОЗНЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ И ОБРЯДЫ ЦЫГАН ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ ...»

На правах рукописи

Трофимова Ксения Павловна

РЕЛИГИОЗНЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ И ОБРЯДЫ

ЦЫГАН ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ

Специальность 09.00.14 - философия религии и религиоведение

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Москва – 2013

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Московский государственный

университет имени М.В.Ломоносова» на кафедре философии религии и религиоведения философского факультета .

Научный руководитель: Яблоков Игорь Николаевич, Заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор философских наук, профессор

Официальные оппоненты: Алейник Раиса Михайловна, доктор философских наук, профессор, ФГБОУ ВПО «Российский химико-технологический университет имени Д.И. Менделеева»

(профессор кафедры философии гуманитарного факультета) Сеславинская Марианна Владимировна, кандидат философских наук, ФГБНИУ «Российский институт культурологии»

(ведущий научный сотрудник лаборатории историко-культурной среды российских поселений и исторических территорий)

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Амурский государственный университет»

Защита диссертации состоится «23» декабря 2013 г. 13:00 на заседании диссертационного совета Д 501.001.09 на базе ФГБОУ ВПО «Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова» по адресу: 119991, г .

Москва, Ломоносовский проспект, д. 27, к. 4 («Шуваловский»), философский факультет, аудитория А-518 .

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале отдела диссертаций Научной библиотеки МГУ имени М.В.Ломоносова по адресу:

Москва, Ломоносовский проспект, д. 27, 8 этаж, А-812 .

Автореферат разослан «___» ноября 2013 года .

Учёный секретарь Скворцов Алексей Алексеевич диссертационного совета

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Национальные процессы последних десятилетий в Европе явственно показывают насколько остро стоит вопрос о культурном и, в том числе, религиозном самоопределении народов в мультикультурном пространстве. Данное пространство включает в себя как культуры народов, составляющих макросообщество, так и культуры этнических меньшинств. Этнокультурная карта современной Европы крайне пестра и многообразна, что не в последнюю очередь связано с миграционными процессами .

Юго-Восточная Европа, Балканский регион исторически является пространством пересечения и, соответственно, взаимодействия различных народов, культур и религий. В связи с этим, а также, учитывая социальнополитические особенности региона, национальный вопрос стоит здесь особенно остро: для различных народов актуальны процессы постоянного конструирования и реконструкции этнокультурной идентичности. Религия в этих процессах играла и продолжает играть одну из ключевых ролей .

В полиэтничном и мультикультурном пространстве современных Балкан следует выделить сообщества, которые находятся в состоянии перехода и зачастую оказываются в маргинальном положении относительно макросообщества. Цыганские группы, на наш взгляд, можно отнести именно к таким сообществам .





В XX-XXI веке процессы этнокультурного самоопределения цыган протекают интенсивно, что помимо прочего связано с тенденцией к изменению их традиционного уклада жизни в условиях трансформаций культур макросообщества. Для современной Европы как на официальном формальном, так и на обыденном неформальном уровне большое значение имеет «цыганский вопрос», понимаемый как вопрос об интеграции цыганских групп в европейское сообщество. С одной стороны, для достижения этой цели внутри цыганского сообщества формируются политические и общественные движения (например, Международный Союз Цыган (International а также Romani Union), многочисленные региональные организации). С другой – процессы, происходящие вне сообщества, например, 2005-2015 гг. были провозглашены правительствами европейских государств декадой интеграции цыган (Decade of Roma Inclusion 2005-2015)1 .

Культуру цыган на Балканах отличает двойственный характер. В результате различных этнокультурных процессов цыганские сообщества восприняли значительную часть содержания культур народов макросообщества, что отразилось, в том числе, в языке, фольклоре, религиозных представлениях, ритуальных комплексах. В то же время цыгане были и остаются носителями самобытной культуры, которая лежит в основе локальных традиций. Наиболее ярко вышеуказанная двойственность культуры цыган проявляется в их религиозных представлениях. Речь идет, прежде всего, о народной религиозной культуре, которая представлена в виде множества традиций, наделенных специфическим содержанием в зависимости от тех социокультурных контекстов, в которых они оформлялись и продолжают развиваться .

Вариативность религиозных традиций, бытующих в цыганских сообществах, с одной стороны, и культурные параллели, образующие между ними сходные структуры, с другой, свидетельствуют о сложности культурного пространства Балкан, а также о непрерывном взаимодействии различных религиозных культур в его рамках .

Изучение традиционной религиозной культуры цыган наряду с исследованием традиционных религиозных культур других этнических общностей служит одним из шагов к комплексному исследованию этнического, культурного и религиозного плюрализма балканского региона .

Как уже было отмечено, религия играет существенную роль в процессах национального самоопределения и конструирования или реконструкции культурной памяти народов Юго-Восточной Европы. Исследование современных религиозных процессов позволяет выявить определенные модели, Декада интеграции цыган является коллективной инициативой, высказанной и поддержанной правительствами, межгосударственными и общественными организациями двенадцати европейских государств, среди которых: Албания, Босния и Герцеговина, Болгария, Хорватия, Чехия, Венгрия, Македония, Румыния, Сербия, Словакия, Словения, Испания. Соединенные Штаты Америки выступают в рамках данной программы в статусе наблюдателя .

отражающие характерные черты протекания этих процессов у отдельных народов и в различных культурных пространствах. Знание содержательных оснований традиционной религиозной культуры в цыганских сообществах и особенностей формирования локальных традиций позволит проследить векторы ее трансформации в связи с актуальными религиозными процессами .

Таким образом, исследование религиозных представлений и обрядов цыган Юго-Восточной Европы необходимо как для выявления специфических черт цыганской культуры, так и для построения обобщенных моделей социокультурных процессов взаимодействия этнонациональных меньшинств с макросообществом. Значение этой темы для анализа этнонациональных процессов, происходящих в современной полиэтничной и мультикультурной России, представляется нам несомненным .

Разработанность проблемы. Изучение цыган как этнокультурной общности становится предметом академических исследований с XIX века и продолжается по настоящее время. Значительное внимание уделяется цыганскому языку: фиксируются его диалекты, проводится их компаративный анализ. Параллельно в целом ряде работ исследуется историческая проблематика, прежде всего, вопрос о генезисе данного народа. Рассмотрение этого вопроса непосредственно связано с лингвистическими штудиями. На раннем этапе становления цыгановедения (конец XIX – начало XX века) возникают первые обоснованные теории происхождения и реконструкции маршрутов и волн миграций цыганского народа. Рассматривая историю цыганской общности в различных геополитических пространствах, учеными предпринимаются попытки дифференциации цыганских этнокультурных групп по различительным признакам (лингвистическим, антропологическим, культурным). В рамках развивающейся культурной антропологии исследователи обращаются к сбору материалов, свидетельствующих о повседневной жизни внутри того или иного сообщества – о специфике распределения в них статусов и ролей, о структуре родства, об обычном праве, хозяйственной деятельности, верованиях и обрядах .

Несмотря на большое количество цыгановедческих штудий, до настоящего момента специальных работ, посвященных целостному исследованию религиозных представлений и обрядов цыган, появлялось сравнительно мало. Среди работ, так или иначе посвященных этим проблемам, преобладают исследования в области фольклористики и этнолингвистики, а также социологические исследования, сконцентрированные на актуальных религиозных процессах. Изучение религиозных представлений и практик составляют часть исследований, проводимых в рамках культурной антропологии .

Для настоящего диссертационного исследования наибольшее значение имеют работы, в которых, так или иначе, рассматриваются религиозные представления и обряды цыган. Классическим исследованием такого рода считается монография сербского этнолога Тихомира Джорджевича «Цыгане в Сербии. Этнологические исследования»2, впервые опубликованная в 1903 году и ставшая классическим трудом для многих последующих поколений цыгановедов. Хотя вопросы религиозных представлений цыган рассматриваются Т. Джорджевичем во вторую очередь, ему принадлежит ряд ценных наблюдений и суждений относительно религиозной культуры цыган на Балканах в начале XX века3. Особый интерес для нас представляет фиксация автором этно-конфессиальной специфики самоидентификации цыганских групп в это время, а также утверждение о сходстве описываемых обрядов и верований цыган с религиозными традициями макросообществ. В 1983 году югославский антрополог Татомир Вуканович, основываясь на наблюдениях Т. Джорджевича, накопленных к тому моменту материалах полевых исследований и обобщающих работах западноевропейских цыгановедов, публикует работу «Цыгане в Югославии»4. Один из разделов этой книги целиком посвящен описанию и систематизации демонологических представлений, отдельных календарных практик и обрядов жизненного цикла цыган Юго-Восточной Европы. В ряду монографий, содержащих разделы, посвященные теме настоящего Djordevic, T. R. Die Zigeuner in Serbien. Ethnologischen Forschungen. Teil I, II. Budapest: Thalia, 1903, 1906 .

Ђорђевић Т. Наш народни живот. 2. – Београд: Просвета, 1984; Ђорђевић Т. Наш народни живот. 3. – Београд: Просвета,1984 .

Vukanovi T. Romi (Cigani) u Jugoslaviji. – Vranje: Nova Jugoslavija, 1983 .

диссертационного исследования, следует выделить такие работы, как «Цыгане в Болгарии»5, «Цыгане в Оттоманской империи»6 известных болгарских этнографов Елены Марушиаковой и Веселина Попова. В данных работах исследователи, исходя из содержания описываемых верований и обрядов цыган, анализируют их происхождение, обозначая прослеживаемые параллели с традициями окружающих народов. Также следует упомянуть второй том фундаментального исследования российского и швейцарского цыгановедов Льва Николаевича Черенкова и Стефана Лэдериха «Цыгане»7; книгу именитого сербского социолога религии Драголюба Джорджевича «На коне с лаптопом в переметных сумках. Введение в ромологию»8. Последняя работа примечательна тем, что ее автор рассматривает теоретический и методологический контекст в исследовании религиозной культуры цыган. Также к этому ряду следует отнести работы македонского исследователя Трайко Петровски9, который уделяет большое внимание изложению верований и обрядовых практик цыган Македонии. Религиозные аспекты повседневной жизни современных болгарских цыган (некоторые распространенные поверья и специфика погребальной обрядности) затрагиваются в работах Алексея Пампорова10 .

Среди работ, посвященных обзору фольклорных источников и религиозных обрядов цыган в Европе, можно особо выделить исследование французской исследовательницы Франсуазы Козанне «Мифы и религиозные обряды цыган»11 .

В настоящее время внимание ученых, как правило, привлекают отдельные аспекты религиозной культуры цыган, а потому основной материал по проблеме сосредоточен в авторских монографиях, коллективных монографиях, сборниках Marushiakova E., Popov V. Gypsies (Roma) in Bulgaria. - Frankfurt am Main: Peter Lanf Verlag, 1997 .

Marushiakova E., Popov V. Gypsies in the Ottoman Empire. - Hatfield: University of Hertfordshire Press, 2001 .

Tcherenkov L., Laederich S. The Rroma: Otherwise known as Gypsies, Gitanos,, Tsiganes, igani, Cingene, Ziegeuner, Bohmiens, Thravellers, Fahrende, etc. Vol. 2: Traditions and Texts. - Basel: Schwabe, 2004 .

Ђорђевић Д.Б. На коњу с лаптопом у бисагама. Увод у ромолошке студиjе. - Нови Сад: Прометеj, 2010 .

Петровски Т. Ромите во Македониjа денес. Книга 1. - Скопjе: Романо ило, 2000; Петровски Т. Ромите во Македониjа денес. Книга 2. – Скопjе: Романо ило, 2000; Петровски Т. Ромите во Македониjа денес. Книга 3 .

– Скопjе: Романо ило, 2002; Петровски Т. Ромкси фолклор. – Скопjе: Романо ило, 2002 .

Пампоров А. Ромското всекидневие в България. – София: Международен център за изследване н малцинствата и културните взаимодействия, 2006 .

Cozannet F. Mythes et coutumes religieuses des Tsiganes. - Paris: Payot, 1973 .

статей и этнографических материалов12, в статьях в специализированных журналах. К числу значимых периодических изданий следует отнести академические журналы «Romani Studies» (Journal of the Gypsy Lore Society)13, «Etudes Tsiganes»14. В них опубликованы ценные работы исследователей, в том числе статьи, касающиеся религиозной проблематики .

Многообразие тем и исследовательских проблем в целом может быть сведено к нескольким тематическим блокам: 1) религиозная и этнокультурная идентичность цыган15, 2) содержание народных верований и обрядов16, 3) современные религиозные процессы в среде цыган Юго-Восточной Европы17 .

В русскоязычной литературе практически нет работ, которые бы ставили и развивали тему настоящего исследования. В основном, академические исследования направлены на рассмотрение религиозной культуры цыган в общеевропейском контексте: вопросы, являющиеся предметом настоящего Прекрасным примером такого рода сборника может служить издание «Studii Romani», которое регулярно публикуется в Софии одноименным болгарским академическим обществом цыгановедов с 1994 года. См .

также Etnoloka graa o Romima-Ciganima u Vojvodini. - Novi Sad: Vojvoanski muzej, 1979 .

Журнал «Journal of the Gypsy Lore Society) был основан в 1888 году, а в 2000 г. был переименован в «Romani Studies». Журнал является печатным изданием академического сообщества изучения цыганской культуры «The Gypsy Lore Society» и позиционируется в качестве площадки для междисциплинарных исследований .

Издание выпускается с 1955 года и содержит материалы академического и научно-популярного характера, посвященные исторической, филологической, культурологической проблематике .

Тодоровић Д. Друштвена удаљеност од рома (Етничко-религиjски оквир). - Ниш, Нови сад: Stylos, 2007;

Roma Religious Culture. Ed. orevi, D.B. – Ni: Punta, 2003; Duijzings G. Religion and the politics of identity in Kosovo. – L.: Hurts & co., 2000; Marushiakova, E., Popov, V. The relations of ethnic and confessional consciousness of gypsies in Bulgaria // Facta Universatis. Philosophy and Sociology. - Vol.2, № 6. - 1999. - P. 81Marushiakova, E. & Popov, V. Myth as Process // Scholarship and the Gypsy Struggle. Commitment in Romani Studies. 2000. – Hatfield: University of Hertfordshire Press, - P. 81-93; Религиjа и верски обычаjи Рома. - Ниш, JУНИР, 2003 .

Roma Religious Culture. Ed. orevi, D.B. - Ni: Punta, 2003; Vere manjina i manjinske vere. - Ni: Zograf, 2001; Kurban in the Balkans. - Belgrade: Institute for Balkan Studies SASA, 2007; Saitovi-Lukin B., Todorovi D., orevic D.B., Osmani I., Vukovi R. Romani Narratives about Pre-death, Death and After-death Customs .

Romano Vakeriba kotar Anglunomeribasere, Meribasere thay Palomeribasere Adetya. – Ni: YSSSR, 2005;

Saitovi-Lukin B., Todorovi D., orevic D.B., Osmani I.,. Vukovi R. Romani cult places and culture of death .

Romane kultna thana thay I kultura merivasiri. - Ni: YSSSR, 2005; Марушиакова, Е. Родилни обичаи в една циганска группа // Български фолклор. - №2. - 1992. c. 60-67 .

Roma Religious Culture. Ed. orevi, D.B. - Ni: Punta, 2003; Todorovi Dr. (ed.) Evangelization, Conversion, Proselytism. – Ni: Punta, 2004. Ђорђевић Д.Б., Тодоровић Д. Устала Jемка. Текиjе, тарикати и шеjхови нишких Рома. – Ниш: Пунта, 2009; Ackovi D. Tetkica Bibija. Proslave Bibija u ogledalu dnevne I periodine tampe u poslednjih sto godina. – Beograd: Rromintepress 2004; Славкова М. Турските цигани в България и евангелското движение // Българска Етнология. - № 3 - 2004. - с. 30-50; Славкова М. Циганите евангелисти в България. - София: Парадигма, 2007; Erds C. La notion de mulo ou «mort-vivant», et le culte des morts chez les Tsiganes hongrois // Etudes Tsiganes. Bulletin de l`association des Etudies Tsiganes. - № 1- 1959. - P.1-10; Попов В. Култьт към Биби в балкански културно-исторически контекст // Етнографски проблемы на народната духовна култура. - Том IV - 1996. - с. 186-218; Vekerdi J. L`ide de Dieux chez les Tsiganes Vlax // tudes Tsiganes. - № 1-2 - 1977. - P. 14-22; Maximoff M. Coutumes des Tsiganes Kalderash apres le mariage – la mort - la «pomana» // Etudes Tsiganes. Bulletin de l`association des Etudies Tsiganes. - № 3- 1962. - P. 10-18; Fozt L .

Ritual revitalization after socialism. Community, personhood, and conversion among Roma in a Transylvanian village. – Berlin: LIT Verlag Mnster, 2009 .

диссертационного исследования, затрагивались лишь косвенно. Отдельные сведения о религиозных представлениях и обрядах цыган, в том числе, в ЮгоВосточной Европе можно встретить в работах советского этнографа Л .

Мануша18, доктора исторических наук, ведущего научного сотрудника Центра европейских и американских исследований Института этнологии и Деметер19, антропологии РАН Н.Г. независимого исследователя Н.В .

Бессонова20. Важный вклад в изучение различных аспектов культуры цыган привнесен работами отечественных исследователей М.В. СмирновойСеславинской, Г.Н. Цветкова, О.А. Абраменко21, А.В. Черных22, И.Ю .

Махотиной23 .

Объектом исследования является религиозная культура цыган ЮгоВосточной Европы (Сербии, Боснии и Герцеговины, Македонии, Косово, Болгарии) .

Предметом исследования выступает содержание религиозных представлений и обрядов цыган Юго-Восточной Европы, выраженное в нарративах, мифах, легендах, сказках, песнях, молитвенных формулах, а также в соответствующих обрядах .

Цель исследования – реконструкция и анализ общезначимого содержания актуальных религиозных представлений и обрядов цыган Юго-Восточной Европы .

Для реализации указанной цели потребовалась постановка и решение следующих задач:

1. Определить контуры религиозной культуры цыганских сообществ в ЮгоВосточной Европе, описать ее характер, выявить в ней сущностные и Мануш Л. Культ шивы и цыгане (К проблеме древней религии цыган) // Советсткая этнография. - №1с. 71-78 .

Отметим лишь некоторые исследования: Деметер Н.Г. Цыгане Европы: Проблема этнокультурной истории, X-XX вв. Дис. … д-ра ист. наук. М., 2000; Деметер Н.Г. Цыгане на постсоветском пространстве и в Европе: исторические, социальные и культурные перспективы // Этнографическое образование. - № 3 - 2011 .

- с. 120-130 и др .

Деметр Н.Г., Бессонов Н.В., Кутенков В.К. История цыган: новый взгляд. - Воронеж, ИПФ «Воронеж», 2000 .

Абраменко О.А. Очерки языка и культуры цыган Северо-Запада России (русска и лотфика рома). - СПб.:

Анима, 2006 .

Черных А.В. Пермские цыгане. Очерки этнографии цыганского табора. – Пермь: Перм. Ун-т., 2003 .

Махотина И.Ю. Цыгане и русская культура: литература и фольклор. Дисс. … к. филол. наук. Тверь, 2011;

Смирнова-Сеславинская М.В., Цветков Г.Н. Цыгане. Происхождение и культура. - София, М.: Парадигма, 2009 .

вариативные элементы, рассмотреть культурные процессы, происходящие в цыганских сообществах .

2. Обозначить некоторые методологические аспекты реконструкции и репрезентации религиозных представлений и обрядовых практик живых традиций .

3. Выявить и описать общезначимые религиозные представления цыган ЮгоВосточной Европы. Дать общую содержательную характеристику образов распространенных мифологических персонажей, указать специфические черты образов и обозначить тенденции их изменения. На основе исследуемых верований и обрядов эксплицировать и систематизировать космологические, антропологические представления .

4. Исследовать специфические формы, которые религиозные представления и обряды цыган принимают на уровне локальных традиций .

Научная новизна исследования состоит в том, что оно представляет собой первую попытку комплексного религиоведческого исследования религиозных представлений и обрядов цыган Юго-Восточной Европы:

обобщены и проанализированы данные, полученные автором в ходе эмпирических исследований в цыганских сообществах, включающих в себя различные этнокультурные группы (арлия, гурбеты, ашкали и др.) и относящие себя к приверженцам определенных религиозных традиций, распространенных в регионе (ислам, православие, протестантизм, католицизм) в местах компактного проживания на территории Сербии (гг .

Белград, Ниш, Лесковац), Македонии (г. Скопье), Боснии и Герцеговины (г .

Сараево). Выявлено распространение религиозных представлений и обрядов, рассмотрено содержание изучаемых верований и практик на основе их сравнительного исследования и экспликации мировоззренческих оснований .

уточнена специфика механизмов формирования комплексов верований и обрядов, а именно - механизма синтезирования верований и ритуальных действий, феномена «двойного зеркала», показан синкретический характер содержания комплексов народных верований и практик, развитых в цыганских сообществах .

описаны и проанализированы современные религиозные представления и культы, развивающиеся внутри цыганских сообществ и играющие важную роль в процессе конструирования этнокультурной идентичности. Раскрыты особенности процессов трансформации содержания религиозных представлений и обрядов в рамках актуальных религиозных процессов в изучаемых цыганских сообществах .

в научный оборот введены переведенные автором с английского, французского, сербского, боснийского, македонского, болгарского языков академические труды, посвященные изучению истории народа, культуры цыганских сообществ, социокультурных основ, обусловливающих современные культурные процессы, а также переведенные с цыганского, сербского, македонского, болгарского языков и их диалектов материалы, зафиксированные в устной традиции .

Теоретическая и практическая значимость работы состоит в том, что ее содержание содействует прояснению феномена религиозных представлений и культовых практик цыган Юго-Восточной Европы, уточняет понимание специфики цыганских культур. Приводимые в работе материалы полевых исследований, частные и общие выводы могут быть использованы при изучении локальных цыганских сообществ, особенностей культурных процессов в среде этнических меньшинств в полиэтничном и мультикультурном пространстве, при написании специальных исследований, учебных пособий и обзорных материалов. Значимы теоретические замечания о механизмах и специфике взаимодействия с макросообществом этнических меньшинств, положение которых в социальной структуре обладает маргинальными признаками, и культура которых носит интеркультуральный характер. Эти данные имеют ценность при исследовании аналогичных процессов, происходящих в России и мире .

Материалы исследования и полученные результаты могут быть использованы при написании учебных, справочных, обзорных, научноисследовательских работ по истории религии, социологии религии, антропологии религии, цыгановедению и балканистике, а также при составлении учебных курсов по указанным дисциплинам .

Материалы, источники и методы исследования. Основополагающими источниками данной работы служат материалы полевых исследований автора, а также материалы эмпирических исследований и обобщающие труды ученых, разрабатывавших данную проблематику .

Полевые материалы были собраны автором в процессе эмпирических исследований, проводившихся в период с 2009 по 2013 гг. В указанный период осуществлено 8 экспедиций на территории Сербии (города Белград, Ниш, Лесковац), Македонии (город Скопье), Боснии и Герцеговины (город Сараево)24 .

Исследование ограничивается указанными регионами, так как они исторически составляют единое культурное пространство, а также пространство внутренней и внешней миграции изучаемых цыганских сообществ. Таким образом, указанные регионы могут быть признаны репрезентативными для избранной темы, а полученные результаты – эксплицированы на Юго-Восточную Европу в целом .

Исследования проводились среди различных этнокультурных групп цыган, ведущих оседлый образ жизни, преимущественно среди городского населения в районах компактного проживания (традиционно обозначаемые 2009, 01 – Эмпирическое исследование по теме «Народная религиозная культура цыган на Балканах. Современные религиозные процессы» (Белград, Ниш (Сербия); Сараево (Босния и Герцеговина)) .

2010, 02 - Эмпирическое исследование по теме «Народная религиозная культура цыган на Балканах .

Современные религиозные процессы» (Белград, Ниш (Сербия); Сараево (Босния и Герцеговина)) .

2010, 08 - Эмпирическое исследование по теме «Процесс евангелизации в цыганских сообществах:

Cangeyry Djivdo Deyl» («Церковь Живого Бога», Ужгород (Украина)) .

2010, 12 – Эмпирическое исследование по теме «Народная религиозная культура цыган на Балканах .

Ислам в цыганских сообществах на Балканах» (Белград, Ниш (Сербия); Сараево (Босния и Герцеговина)) .

2011, 06 – Эмпирическое исследование по теме «Народная религиозная культура цыган на Балканах .

Ислам в цыганских сообществах на Балканах» (Белград, Ниш (Сербия); Скопье (Македония); Сараево (Босния и Герцеговина) .

2011, 12 – Эмпирическое исследование по теме «Народная религиозная культура цыган на Балканах .

Ислам в цыганских сообществах на Балканах» (Белград, Ниш (Сербия); Сараево (Босния и Герцеговина)) .

2012, 06 – Эмпирическое исследование по теме «Народная религиозная культура цыган на Балканах .

Ислам в цыганских сообществах на Балканах» (Белград, Ниш (Сербия); Сараево (Босния и Герцеговина);

Скопье, (Македония)) .

2012, 08 – Эмпирическое исследование по теме «Процесс евангелизации в цыганских сообществах:

Cangeyry Djivdo Deyl» («Церковь Живого Бога», Ужгород (Украина)) .

2013, 01 – Эмпирическое исследование по теме «Народная религиозная культура цыган на Балканах .

Ислам в цыганских сообществах на Балканах» (Белград, Ниш (Сербия); Сараево (Босния и Герцеговина), Скопье (Македония)) .

«махала»), включая лагеря беженцев, образовавшиеся в результате военных конфликтов последних десятилетий в регионе. Объектом изучения также выступали культовые пространства - церкви, мечети, молельные дома, святилища, кладбища .

Полевые материалы включают в себя: данные интервью; образцы фольклора; результаты наблюдений обрядовых действий. В ходе обобщения и анализа источников использовались визуальные данные, зафиксированные в формате фото- и видеоматериалов (оформление культовых и внекультовых пространств, предметы культовой и внекультовой деятельности). Данные эмпирических исследований собраны и систематизированы в соответствии требованиями оформления авторского архива.

Архив автора - «Полевые материалы автора» (или далее ПМА) - структурирован следующим образом:

арабскими цифрами обозначается порядковый номер экспедиции, римскими цифрами – порядковый номер интервью, после которого следует описания информанта по следующим признакам: этническая и групповая принадлежность (если она выражена); пол; возраст; место рождения; место проживания;

конфессиональная принадлежность; грамотность; статус (в отношении религиозных лидеров); место, где проводилось интервью; дата; фамилия, имя, отчество исследователя .

В процессе эмпирического исследования автором применялись качественные методы, используемые в социальных науках. Среди разнообразных приемов в ходе полевой работы использовался метод наблюдения («включенного» и «невключенного»). Методика «невключенного»

наблюдения применялась контекстуально, что было связано с характерными чертами восприятия «Другого» в мировоззрении изучаемых цыганских сообществ вообще и спецификой его положения в социальной структуре этих сообществ (со свойственной социальной дистанцией) .

Также применялись методики полуформализованного и неформализованного глубинного интервью. В процессе накопления материала использовалось нарративное интервью, поскольку содержание нарративов содержит описания и интерпретации религиозного опыта, включая коммуникации с мифологическими персонажами, «чудесные» явления и т.д .

Анализ содержания нарративов позволяет обозначить мотивы, объединяемые в комплексах верований и практик; зафиксировать используемую религиозную лексику. Сопоставление содержания повествований способствует выявлению в синхронической перспективе локальной вариативности в области сходных религиозных представлений и обрядов, тенденций к их изменению. В ходе эмпирического исследования также была выбрана методика автобиографического интервью, которая использовалась, в первую очередь, в интервью с формальными и неформальными религиозными лидерами .

Упомянутые методики отбиравшиеся на стадии создания и изменения программ исследования, корректировались в процессе полевой работы, исходя из специфики того или иного социокультурного контекста, социального портрета респондента(ов) и т.д .

Используемые в интервью вопросники, которые направлены на выявление характерных черт образов мифологических персонажей, экспликацию отдельных космологических и антропологических представлений, формировались на основе методических разработок различных исследователей25 (С.М.Толстая, Л.Н. Виноградова, Е.Е. Левкиевская А.А. Плотникова) .

Формирование выборочной совокупности осуществлялось на основе комплексного подхода к изучению религиозных феноменов, вследствие чего исследование охватывало различные целевые группы, включающие в себя индивидов, обладающих определенными статусами и ролями в отдельных сообществах верующих26. Задачи исследования также предполагали обращение к позициям формальных и неформальных религиозных лидеров различных конфессий, распространенных в изучаемых средах, которые занимают внешнюю позицию по отношению к исследуемым феноменам. Среди Плотникова А.А. Этнолингвистическая география Южной Славии. - М.: Индрик, 2004; Л.Н. Виноградова, С.М. Толстая. К проблеме идентификации и сравнения персонажей славянской мифологии // Славянский и балканский фольклор. Верования. Текст. Ритуал. – М.: Наука, - 1994. - с. 16-44; Левкиевская, Е.Е. Русская народная мифология. - М.: ФПЭРС СНГ, 2009; Виноградова Л.Н. Народная демонология и мифо-ритуальная традиция славян. - М.: Индрик, 2000; Схема описания мифологических персонажей // Материалы к VI международному конгрессу по изучению стран Юго-Восточной Европы. - София, 30. VIII. 89 – 6. IX. 89 .

Проблемы культуры. – М.: Ин-т славяноведения и балканистики АН СССР, 1989. - с. 78 .

Штейнберг И., Шанин Т., Ковалев Е., Левинсон А. Качественные методы. Полевые социологические исследования. - СПб.: Алетейя, 2009 .

источников, использовавшихся при работе над темой настоящего исследования, также следует выделить религиозную литературу, фото- и видеоматериалы религиозного содержания, распространяемые в исследуемых сообществах, а также данные сети Интернет (в том числе, виртуальные сообщества, созданные в «социальных сетях») .

При анализе полученного материала, а также данных, опубликованных другими исследователями, применялся целый ряд методов, используемых в религиоведении: дескриптивный метод, состоящий в систематическом описании исследуемых явлений и процессов; сравнительно-типологический, позволяющий классифицировать изучаемый материал и обнаруживать общность формальных и содержательных элементов религиозных представлений и обрядов различных групп цыган Юго-Восточный Европы в их отношении друг к другу, а также к окружающим культурам, составляющим макросообщество; исторический анализ позволяющий проследить трансформацию религиозных представлений и обрядов цыган, определить факторы, обусловливающие их сохранение, трансформацию в различных социокультурных контекстах; каузальный анализ, применяемый для выявления причинно-следственных связей в процессе формирования комплексов религиозных представлений .

Положения, выносимые на защиту .

1. Проведенный сравнительный анализ и систематизация религиозных представлений и обрядов цыган указывает на то, что они не представляют собой автономной системы, в целом не уникальны по содержанию и форме, и их следует определять как комплексы элементов, которые были восприняты в окружающих религиозных культурах. Формирование комплексов религиозных представлений и обрядов происходит под влиянием христианства (в первую очередь, православия, католицизма), ислама (суннизма, суннитских суфийских братств; братства бекташийа, традиций алевитов-кызылбаши), народных традиций .

2. Несмотря на синкретический характер и разнообразие существующих комплексов религиозных верований и обрядов цыган Юго-Восточной Европы в их основании можно выделить общий набор элементов, включающий в себя космологические, антропологические идеи, представления о Боге, святых и демонах, которые составляют их мировоззренческое ядро и постоянно воспроизводятся .

3. Изучение содержания комплексов религиозных представлений и обрядов цыган выявляет характерные черты механизмов их формирования, в том числе процесса синкретизации: функциональная значимость воспринимаемых элементов; сохранение и ретрансляция верований и практик традиций макросообщества, не обладающих широким распространением; построение интерпретаций содержания верований и практик в соответствии со сложившимся в цыганских сообществах мировоззрением; влияние социокультурного контекста на выбор и интериоризацию верований и обрядов .

4. Комплексы религиозных представлений и обрядов цыган являются открытыми, находятся во взаимодействии с культурами макросообщества и пребывают в переходном состоянии. Это обнаруживается в изменении содержания верований и практик в связи с целым рядом современных религиозных и культурных процессов, носящих взаимодополняющий характер. Так, можно выделить актуальные религиозные процессы, инициированные извне (например, евангелизация и исламизация), которые направлены на включение цыган в конфессиональную среду. В то же время, в контексте отражения социальной дистанции в религиозной сфере и построения идентичности можно выделить внутренние процессы воспроизводства религиозных традиций макросообщества в цыганской среде (конструирование культа цыганской «святой» Бибии, почитание «святых» - бабалара; появление моноэтничных цыганских церквей и суфийских организаций) .

Апробация работы. Отдельные положения диссертационного исследования, в том числе выносимые на защиту, прошли апробацию в устных выступлениях на научных конференциях (российских, международных), академических школах: «Ломоносов-2007» (Москва, МГУ имени М.В.Ломоносова, 2007), доклад «Особенности религиозных представлений и культовой практики цыган (на примере Юго-Восточной Европы)»;

«Методологические проблемы истории религий» (Москва, МГУ имени М.В.Ломоносова, МРО, 2008), доклад «Методологические проблемы исследования религиозных представлений цыган на Балканах»; «Будущее религии в Европе» (Москва, МГУ имени М.В.Ломоносова, МРО, 2009), доклад «Современные религиозные процессы в среде цыганских сообществ на Балканах»; «Религия и идентичность» (Казань, КГУ им. Ульянова-Ленина, 2009), доклад «Процессы формирования этно-религиозной идентичности на Балканах»; «Полевые исследования в религиоведении» (Москва, МГУ имени М.В.Ломоносова, МРО, 2009), доклад «К вопросу об измерении религиозности в маргинальных сообществах»; Этнические традиции перед вызовом глобализации в условиях кризиса (Москва, ИЭАРАН, 2010), доклад «Особенности формирования этнокультурной идентичности в маргинальных сообществах (на примере поселения цыган-беженцев в Белграде (Сербия))»;

«Проблемы исторического и теоретического религиоведения» (Москва, МГУ имени М.В.Ломоносова, ИФТИ, 2010), доклад «Образ Биби в религиозных представлениях цыган на Балканах»; «История религиоведения» (Москва, МГУ имени М.В.Ломоносова, ИФТИ, 2010), доклад «Образ Бибии в религиозных представлениях цыган на Балканах»; «Проблемы исторического и теоретического религиоведения» (Москва, МГУ имени М.В.Ломоносова, ИФТИ, 2011), доклад «Особенности бытования суфизма в цыганских сообществах Юго-Восточной Европы: к постановке проблемы»; «Гендерное измерение религии» (Москва, МГУ имени М.В.Ломоносова, МРО, 2011), доклад «“Болезнь – человек – святая”: формирование образа Бибии в системе низшей мифологии цыган Юго-Восточной Европы»»; “New Movements in Religion” (Budapest, EASR, 2011), доклад «"Rroma religiousness in transition: transformation of ethnocultural identity (on example of Rroma communities of ex-Yugoslavia)";

«Проблемы исторического и теоретического религиоведения» (Москва, МГУ имени Ломоносова, ИФТИ, 2012), доклад «Зайде Башче: особенности формирования культа в цыганском сообществе»; «Суфизм: идеи, практики, институты. Традиции и современность» (Киев, Институт философии имени Г.С .

Сковороды, Институт философского образования и науки НПУ им. М.П .

Драгоманова, Центр академического исламоведения МАР, 2012), доклад «“Божьи люди”: традиция почитания «святых» в цыганской мусульманской среде на Балканах»; The Gypsy Lore Society Annual Meeting and Conference (Istanbul, The Gypsy Lore Society, 2012), доклад «Zajde Bae”: the Rroma cult place in Ni»; SIEF Congress (Socit Internationale d`Ethnologie et de Folklore) «Circulation» (Tartu, 2013), доклад «“This is a multicultural place”: a phenomenon of worshiping of “saints” in Roma Muslim communities in the Balkans».

На основе обобщения и анализа материалов были прочитаны лекции: XI Международная летняя школа по фольклористике и культурной антропологии «Живые и книжные мифологии» (Москва, РГГУ, 2011), лекция «Мифология цыган ЮгоВосточной Европы»; Осенняя международная религиоведческая школа «География религии: мир между христианством и исламом» (Казань, КФУ, 2012): «Маркирование сакральных пространств (на примере культа «святых» у цыган Юго-Восточной Европы)»; Международная религиоведческая школа «Стратегии полевого исследования религии» (Казань, КФУ, Казань, 2013):

«Ислам в цыганских сообществах на Балканах: к специфике изучения локальных традиций в мультикультурной среде (южная Сербия, Македония, Косово)» .

Структура и объем работы определены поставленными задачами .

Диссертационное исследование состоит из введения, четырех глав, разбитых на параграфы, заключения и списка литературы. Объем диссертации - 240 страниц .

Список использованной литературы включает в себя 226 наименований .

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении обосновывается актуальность исследования, рассматривается степень научной разработанности темы, определяются объект и предмет исследования, научная новизна, формулируются цели и задачи работы, раскрываются источники и методы исследования, определяется научная новизна и положения, выносимые на защиту, характеризуется теоретическая и практическая значимость работы .

Глава 1 «Особенности религиозной культуры цыган и методологические проблемы изучения религиозных представлений цыганских сообществ» посвящена общей характеристике религиозных аспектов культуры цыганских сообществ на Балканах, а также рассмотрению затруднений методологического порядка, возникающих при исследовании живых локальных традиций, в том числе, и реконструкции входящих в них представлений .

В первом параграфе дается общее предварительное описание религиозной культуры цыган в контексте межкультурных процессов .

Описывается специфика конструирования представлений о цыганском сообществе в двух связанных ракурсах – внешнем (восприятие цыганского сообщества со стороны макросообщества) и внутреннем (формирование собственной этнокультурной идентичности в цыганской среде). Цыганское сообщество предстает одновременно как гомогенное этнокультурное образование и как гетерогенная общность, определяемая неоднородностью цыганской культуры и вариативность традиций, в том числе религиозных .

Содержание представлений и обрядов цыган восходит к распространенным в регионе религиозным традициям. Выявляемые параллели свидетельствуют о том, что религиозная культура цыган формируется в рамках комплексного процесса аккультурации путем восприятия и трансформации культурных и религиозных традиций окружающего сообщества. Образуемые комплексы представлений и обрядов позиционируются в качестве неотъемлемых элементов культур цыганских сообществ. Аккультурация также реализуется в частных формах межкультурного взаимодействия: мимикрии, ассимиляции. Эти процессы влияют на синтезирование элементов религиозных традиций макросообщества, что проявляет себя в двух аспектах: синкретичности и комбинативности. Рассматриваются особенности восприятия и последующего функционирования заимствованных представлений и обрядов: функциональная значимость и смысловая близость воспринимаемых элементов; наличие контекста, позволяющего создавать синкретический дискурс, сохранение малораспространенных в современных народных традициях макросообщества верований и обрядов, феномен «двойного зеркала» .

Отмечается, что актуальные религиозные процессы (евангелизация, исламизация) ведут к трансформации синкретического содержания представлений. В то же время уровень синкретичности религиозных представлений и обрядов цыган Юго-Восточной Европы все же достаточно высок, а внутри цыганских сообществ религиозный синкретизм, как правило, приобретает своеобразную легитимацию как на обывательском уровне, так и на уровне суждений религиозных авторитетов. Своеобразие комплексов представлений и обрядов цыган обнаруживает себя в первую очередь на уровне механизмов их формирования и развития, которые носят универсальный характер в исследуемых общностях .

Во втором параграфе – «Проблемы систематизации и репрезентации вариативных религиозных представлений» излагаются основные методологические принципы, которые ложатся в основу структурирования верований и обрядов, составляющих религиозные традиции цыганских сообществ .

Открытость изучаемых комплексов и их перманентная трансформация обусловливают неустойчивость связей между входящими в них элементами, что делает необходимым наметить принципы их реконструкции и структурирования .

В исследовательской литературе за условную «единицу» реконструкции верований и связей между ними принимается «мифологический персонаж», который определяется как «инвариантный набор смыслоразличительных признаков»27. Образы персонажей (демонов и духов, святых, Бога) наделяются в различных локальных традициях специфическим содержанием, однако их анализ позволяет проследить общие культурные связи .

Схема описания мифологических персонажей // Материалы к VI международному конгрессу по изучению стран Юго-Восточной Европы. С. 78 .

Совокупность персонажей может быть структурирована на основе выделения различительных признаков, которые отражают качественную специфику отдельных образов. Опираясь на методические разработки С.М .

Толстой, Л.Н. Виноградовой, Е.Е.

Левкиевской, выделяется следующий ряд признаков: именование персонажа (включая имена собственные, эпитеты, а также употребляемые эвфемизмы); генезис (природа:

человеческая/нечеловеческая, происхождение); облик (антропоморфный, зооморфный, объединяющий в себе оба или обезличенный, предметный и т.д.;

атрибуты); характерные локусы присутствия и время активности; действия и функции, отражающие взаимодействие персонажа с человеком. В качестве дополнительного признака автор предлагает использовать «статус» персонажа, понимая под ним место той или иной фигуры в иерархии персонажей (или же в цепочке связей между ними), которое закреплено за ней в традиции и определяется интерпретацией ее носителя. Благодаря включению данного параметра можно выявить качественное отличие между образами святых и демонов при сходстве в их образах иных отличительных признаков .

Отмечается, что комплексная реконструкция и анализ религиозных представлений и обрядов требует их рассмотрения в широком культурном контексте, в сопоставлении с содержанием ареально близких религиозных традиций. Компаративный анализ позволит выявить параллели в содержаниях верований и практик, уточнить особенности их развития в цыганской среде и наметить тенденции к трансформации .

Исходя из анализируемого материала, подчеркивается тенденция к сближению по своим характеристикам различных мифологических персонажей (демонических фигур между собой, а также их связь со святыми). В этом контексте выделяются два содержательных уровня: 1) «специфический», содержащий самодостаточные образы; 2) «метауровень», вбирающий в себя представления, позволяющие объединять различные образы .

Вторая глава – «Представления о мире и человеке» посвящена реконструкции, описанию и анализу конкретных космологических и антропологических элементов актуальных верований, бытующих в различных цыганских сообществах Юго-Восточной Европы .

В первом параграфе – «Космологические элементы в религиозных представлениях цыган» - автор на основе анализа различных фольклорных материалов выявляет и систематизирует характерные для исследуемых сообществ цыган представления о мироздании .

В устной традиции цыган не представлены единые самобытные космогонические мифы, а распространенные представления восходят к библейской и коранической традициям, которые служат источниками различных этиологических легенд в цыганском фольклоре. Также подчеркивается неразвитость в народных представлениях эсхатологических сюжетов, что, по мнению автора, может объясняться исторически ограниченной включенностью цыганских групп в деятельность религиозных общин макросообщества .

Рассматриваются этиологические легенды, содержащие мотив правремени (мифологического) и его перехода в историческое время) .

Отмечается, что в этих сюжетах отражены представления о приобретении актуального низкого социального статуса, отчуждении от макросообщества, проявляющие себя в мотивах «нечистого» брака и «нечистого» происхождения цыганского народа, наличия у цыган «зловонной» души. Как полагает автор, эти мотивы являются символическим отражением и воспроизведением распространенных в макросообществе стереотипов, создающих образ цыганского народа в целом .

Констатируется, что в топологическом отношении представления различных групп цыган о строении мироздания основываются, прежде всего, на идее о его дуальном делении на «этот мир» и «иной мир», которую предлагается соотносить с оппозицией «чистого»/«нечистого». Автор замечает, что дуалистическая перспектива определяет пространственно-временные, социальные и другие характеристики окружающего цыган мироздания. В данном контексте излагаются актуальные представления о ритуальной «чистоте» и «нечистоте» (мэлало/махримэ), носящие инвариантный характер в исследуемых сообществах цыган. Отмечается, что представление о скверне в повседневности концентрируются преимущественно вокруг физического аспекта и вместе с тем тесно взаимосвязаны с духовным уровнем. Состояние «нечистоты» присуще и некоторым демоническим персонажам - «ходячим»

покойникам, дьяволу и джиннам .

Рассматриваются представления об «ином» мире, соотносящиеся с загробным пространством и содержащие образы рая и ада, реже чистилища, а также шире - с топосами присутствия и активности мифологических персонажей. Основанное на хамартиологических представлениях выделение пространств рая и ада, а также присутствующие в их описаниях мотивы обнаруживают влияние авраамических традиций. В качестве специфических, однако, не имеющих широкого распространения, выделяются представления, в которых задаваемые социальным контекстом характеристики «этого» мира (например, дифференциация сообществ на цыган и не-цыган, социальная дистанция между ними) переносятся на образ «иного» мира .

В вертикальной перспективе представления о мироздании включают в себя идею его трехчастного деления, которая реконструируется и анализируется автором .

Во втором параграфе «Образ человека рассматривается антропологический уровень религиозных представлений и обрядов цыган ЮгоВосточной Европы .

Определяется трехчастная структура образа человека, включающая в себя разделение тела, души и духа. Верованиям различных групп цыган присуще рассмотрение тела как пассивной материи, что предопределяет ряд ритуальных действий, прежде всего, охранительного характера, продуцирующих обрядов. В отношении тела человека представления о ритуальной «нечистоте»

репрезентированы в различных перспективах: гендерной, возрастной, физиологической .

Рассматривается соотношение духа и души, а также идея о бессмертии души в религиозных представлениях цыган. Отмечается неразвитость сотериологического уровня и преобладание хамартиологических интерпретаций, которые включают ясные представления о загробном воздаянии .

В завершении параграфа автор заключает, что образ человека также конструируется на основании интерпретации таких антропологических категорий, как «грех», «судьба», «воля», выделения пространства деятельности человека и границ его деятельности как таковой. Содержание обозначенных категорий может быть раскрыто, исходя из рассмотрения представлений о взаимодействии человека с различными мифологическими персонажами, и проясняется в следующих разделах диссертационного исследования .

Третья глава – «Образ Бога. Образы святых» посвящена исследованию соответствующих персонажей в религиозных представлениях цыган ЮгоВосточной Европы .

В первом параграфе «Образ Бога» отмечается, что Бог является центральной фигурой в монотеистических по своему характеру религиозных представлениях цыган. Образ Бога может складываться в русле определенной религиозной традиции, однако, также распространены представления, интегрирующие элементы разных традиций и размывающие в этом контексте границы между ними. Отмечается уникальность и эксклюзивность фигуры Бога, проявляющаяся в содержании представлений о его природе, действиях и функциях. Последовательно рассматриваются представления, в которых Бог полагается незримым или имеющим антропоморфный облик, обладающим антропопатическими чертами. Описывается и анализируется функциональное значение образа Бога в связи с комплексом идей о его повседневной связи с человеком, где автор выделяет функцию наделения, регулирующую, патронажную. Отмечается, что в контексте отношений между Богом и человеком связанные с ними комплексы представлений наиболее полно раскрывается через категорию «греха» .

Исследуются хамартиологические импликации религиозных представлений цыган. Отмечается, что идея греха более выражена в рамках картины «этого» мира, нежели «иного», а потому предлагается рассматривать ее в социальной и религиозной перспективах. Понятие греха охватывает идеи, содержащиеся в вероучительных положениях, распространенных в сообществе конфессий, и вместе с тем идея «греховности» содержательно дополняется элементами устной локальной традиции, нормами «обычного» права, которые могут быть определены в качестве «традированных» на основании ее слабой рефлексируемости со стороны носителей традиции .

В связи с идеей греха исследуются представления о воздаянии. В представлениях о характере наказания, о его источнике и тех, на кого оно может быть направлено обнаруживается единство исследуемых традиций .

Соответствующие представления анализируются и связываются с фигурой Бога .

Рассматриваются особенности представлений о первородном грехе .

Отмечается, что значение образа Бога в религиозных представлениях цыган проясняется через связь с идеей «судьбы», «доли». Судьба человека полагается ведомой Богом, однако, также признается роль и ответственность человека, что наиболее полно отражается в некоторых практиках .

В завершении параграфа рассматриваются коммуникативные практики, используемые для сокращения дистанции между Богом и человеком, прежде всего, молитвы. Также констатируется, что зачастую в религиозных представлениях цыган коммуникация с Богом опосредуется различными промежуточными фигурами – святыми, демоническими персонажами .

Второй параграф - «Божьи люди»: особенности содержания образов святых» посвящен рассмотрению соответствующих образов в религиозных представлениях цыган. Обсуждается вопрос о корректности применения термина «святой». Для реконструкции семантики образов анализируется антропологический концепт «святости», его вариативность в зависимости от религиозного контекста (христианские святые, аулия в исламе). Выявляются два основных типа святых: 1) индивидуализированные образы; 2) безличные образы .

Святость мыслится даруемой самим Богом, благодаря чему святые описываются как находящиеся рядом с ним, избранные («Божьи люди», «приятели Бога»). Обладая человеческой природой, святые, согласно поверьям, являются смертными, однако, особая сила, которой они обладают, сохраняется в их телах после кончины. При этом отмечается, что в отдельных контекстах целостный образ святого может переплетаться с образами других персонажей, в том числе, относящихся к демоническим (например, стопан, сайбийя, таласам) .

Описывается и анализируется патронажная и регулирующая функция персонажей святых, которые пересекаются в представлениях о болезнях человека, выступающих инвариантным контекстом обращения к данным персонажам. Рассматриваются представления о непосредственном, личном контакте между человеком и святым, о сакральном пространстве коммуникации .

Отдельно подробно рассматриваются и анализируются комплексы представлений и практик о св. Бибии и «бабалара», которые являются частью современных локальных традиций цыган. Исследуется их происхождение, содержание, структура, устанавливается координация с другими элементами религиозных представлений цыган (образами демонических персонажей) .

Прослеживаются формы, которые приобретают данные культы в рамках становления этнокультурной идентичности и под влиянием религиозных процессов (исламизации). В контексте специфики формирования традиций почитания святых, а также представлений о «смешанных» святилищах, исследуется культ Зайде Башче .

Четвертая глава – «Демонология в религиозных представлениях цыган» - посвящена разбору широкого спектра персонажей, относящихся к классу демонических, и их образов .

В первом параграфе «Образы демонических персонажей: духихозяева, дьявол, джинны» предпринимается попытка структурировать персонажей по таким типам как духи-хозяева, женские демонические персонажи, «нечистые» покойники, а также представления о демонических персонажах отдельных религиозных традиций (дьявол, джинны) .

Подробно рассматриваются духи-хозяева (сайбийа), джинны, дьявол, представления об их происхождении, характерных особенностях, внешнем облике, способах коммуникации, антропопатических чертах, функциях и спектре деятельности, локусах обитания и вариантах их оформления в рамках культового почитания. Описываются и анализируются связанные с данными персонажами предупредительные и охранительные обряды .

Второй параграф «Образы женских демонических персонажей»

посвящен рассмотрению последних в связи с их особым статусом в мифологической картине, обусловленным матримониальными мотивами .

Рассматриваемые персонажи типологически сходны, однако не являются тождественными друг другу. Выделяются предельно широкие, обобщенные образы «вил» и «ведьм». Последовательно рассматриваются образы женских демонических существ, определяется контекст связанных с ними представлений (предопределение судьбы, персонификация болезни), специфика образов, топологические и хронологические характеристики, знания о способах коммуникации и обрядовые практики. Отмечается, что в контексте сочетания народных верований с представлениями христианской традиции по своим функциональным характеристикам вилы могут быть сопоставлены в представлениях с ангелами, святыми (например, св. Параскевой, Богородицей) .

В третьем параграфе «Чохано»: представления о «нечистых»

покойниках» исследуется значимый для религиозных представлений цыган на Балканах образ живого мертвеца. Отмечается, что образ тесно связан с представлениями о смерти и загробной жизни, что находит отражение в обрядах погребально-поминального цикла: совершение превентивных, защитных, продуцирующих действий, направленных на предотвращение удержания, возвращения умершего в пространство живых .

Рассматриваются вариации обозначения данного персонажа, его концептуальное сходство с персонажами типа «ходячего» покойника, характерного для народных верований ареально близких традиций. В связи с анализом представлений о происхождении чохано реконструируется предопределяющий их антропологический контекст. По мнению автора, представление о чохано лежит между идеями о социальных санкциях и божественных воздаяниях, то есть, чохано олицетворяет собой грех и репрезентирует его в мифологических образах .

Рассматривается связанный с данным персонажем комплекс обрядов и связанный с ним пространственно-временной аспект представлений о его деятельности. Как отмечает автор, актуальность современных представлений о данном персонаже разнится и обусловливается контекстуальностью, спецификой религиозных процессов в той или иной среде .

В заключении намечаются пути дальнейшего изучения религиозных представлений и обрядов цыган Юго-Восточной Европы и формулируются общие выводы:

Содержание религиозных представлений и обрядов цыган Юго-Восточной Европы обусловлено религиозными традициями культур макросообщества и оформляется через комплексный процесс аккультурации .

Анализ содержания религиозных представлений и интерпретаций обрядов обнаруживает наличие общезначимого мировоззренческого ядра, включающего в себя космологические и антропологические импликации, а также ряд общераспространенных персонажей, сводимых нами к Богу, святым и демоническим фигурам .

Микрокультура локальных цыганских традиций выступает в качестве системы сохранения и ретрансляции верований и практик макросообщества .

Для актуальных религиозных представлений и обрядов цыган в ЮгоВосточной Европе характерна открытость и включенность в процесс трансформации, зависящий от социокультурного контекста и имеющий двунаправленный характер, что отражается в возникновении специфических представлений и обрядов .

Основные положения диссертации представлены в следующих публикациях:

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК при Министерстве образования и науки Российской Федерации для публикации основных научных результатов диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата наук:

1) Трофимова К.П. Образ coxano в демонологии цыган Юго-Восточной Европы // Религиоведение. – 2009. - № 4. -. С. 15-24 .

2) Трофимова К.П. Космологические элементы в религиозных представлениях цыган // Религиоведение. – 2011. - № 3. – С. 21-33 .

3) Трофимова К.П. Особенности религиозной культуры цыган в контексте религиозного плюрализма на Балканах // Философия и культура. – 2013. - № 9. - С. 1270-1280 .

Иные научные публикации:

4) Трофимова К.П. Особенности религиозных представлений и культовой практики цыган (на примере Юго-Восточной Европы) // Материалы докладов XIV Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов»/отв. ред. И.А. Алешковский, П.Н .

Костылев. [Электронный ресурс], 2007 .

5) Trofimova K. Izucavanje kulturе Roma: metodoloski aspekt // Теме 2/2009 .

2009. С. 611-619 .

6) Трофимова К.П. Образ Биби в религиозных представлениях цыган на Балканах // Точки/Puncta. 1-2/9/2010. С. 141-147 .

7) Трофимова К.П. Современные религиозные процессы в среде цыганских сообществ на Балканах // Будущее религии в Европе .

Сборник статей/под ред. И.Х. Максутова, О.К. Горевой. СПб.: Алетейя,

2010. С. 166-178 .

8) Трофимова К.П., Брилев Д.В. Особенности бытования суфизма в цыганских сообществах Юго-Восточной Европы: к постановке проблемы // Точки/Puncta, 1-2/10/11. 2011. С. 284-290 .

9) Trofimova K. Rroma religiousness in transition: transformation of ethnocultural identity (on example of Rroma communities of ex-Yugoslavia) // New Movements in Religion Theories and Trends. Budapest, 2011. P .

239-240 .

10)Трофимова К.П. «Зайде Башче: особенности формирования культа в цыганском сообществе» // Точки/Puncta. 1-4/11. 2012. С. 231-239 .

11)Трофимова К.П. К проблеме изучения религиозных традиций в мультикультурном сообществе // Проблемы философии культуры. М.:

ИФ РАН, 2012. С. 174-189 .

К.П. Антропологический аспект религиозных

12)Трофимова представлений цыган Юго-Восточной Европы // Вопросы религии и религиоведения. Вып. 2: Исследования. Кн. 2: Религиозная и философская антропология: история и современность. М.: ИД «МедиаПром», 2012. С.488-501 .




Похожие работы:

«КОНОНОВ Александр Матвеевич СОЛЁНЫЕ ВОДЫ И РАССОЛЫ ОЛЕНЁКСКОГО КРИОАРТЕЗИАНСКОГО БАССЕЙНА 25.00.07 – гидрогеология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата геолого-минералогических наук Иркутск...»

«Гриванов Роман Игоревич ЯПОНО-АМЕРИКАНСКИЙ СТРАТЕГИЧЕСКИЙ СОЮЗ: ОЦЕНКА ВОЗДЕЙСТВИЯ НА ПОЛИТИЧЕСКУЮ МОДЕРНИЗАЦИЮ И ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЙ КУРС ЯПОНИИ Специальности 23.00.02 Политические институты, процессы и технологии 23.00.04 Политические проблемы международных отно...»

«Юдина Елена Александровна ХУДОЖЕСТВЕННАЯ КЕРАМИКА ФРАНЦИИ 1980-2000-х ГГ. НОВЫЕ ТЕНДЕНЦИИ Специальность: 17.00.04 Изобразительное, декоративно-прикладное искусство и архитектура АВТОРЕФЕРАТ диссертации на сои...»

«Нежданов Алексей Алексеевич СЕЙСМОГЕОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ НЕФТЕГАЗОНОСНЫХ ОТЛОЖЕНИЙ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ ДЛЯ ЦЕЛЕЙ ПРОГНОЗА И КАРТИРОВАНИЯ НЕАНТИКЛИНАЛЬНЫХ ЛОВУШЕК И ЗАЛЕЖЕЙ УВ Специальность 25.00.12 Геология...»

«ИБРАИМОВ Артур Александрович ПАРТИЙНАЯ СИСТЕМА СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ КАК СУБЪЕКТ АРТИКУЛЯЦИИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ИНТЕРЕСОВ Специальность: 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата политических...»

«Гусев Евгений Анатольевич ТЕКТОНИКА И ПАЛЕОГЕОГРАФИЯ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ ЧАСТИ НОРВЕЖСКО-ГРЕНЛАНДСКОГО БАССЕЙНА В ПОЗДНЕМЕЗОЗОЙСКО-КАЙНОЗОЙСКОЕ ВРЕМЯ Специальность: 25.00.01 Общая и региональная геология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата геолого-минералогических наук г. С...»

«РГЬ од Лим Чже Чжон Проблемы корейского танцевального искусства: "новый танец" и характерный танец в процессе становления национального балета Специальность: 17.00.01. — Театрапьное искусство Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Санкт-Петербург Работа выпопнена на каф...»






 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.