WWW.LIT.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - различные публикации
 

«Зайцев Константин Леонидович СОВМЕСТНОЕ САМООСУЩЕСТВЛЕНИЕ КАК УСЛОВИЕ ОБЪЕКТИВНОСТИ ПОЗНАНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО БЫТИЯ ...»

На правах рукописи

Зайцев Константин Леонидович

СОВМЕСТНОЕ САМООСУЩЕСТВЛЕНИЕ

КАК УСЛОВИЕ ОБЪЕКТИВНОСТИ ПОЗНАНИЯ

ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО БЫТИЯ

Специальность 09.00.01 – онтология и теория познания

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата философских наук

Барнаул – 2007

Работа выполнена на кафедре философии и методологии науки Алтайского государственного университета

Научный руководитель: доктор философских наук, профессор Иванов Андрей Владимирович

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор Фотиева Ирина Валерьевна кандидат философских наук, доцент Каланчина Ирина Николаевна

Ведущая организация: Алтайская академия экономики и права

Защита состоится «8» ноября 2007 г. в.

10.00 на заседании диссертационного совета Д.212.005.07 при Алтайском государственном университете по адресу:

656049, г. Барнаул, пр. Ленина, 61

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Алтайского государственного университета

Автореферат разослан «8» октября 2007 г .

Ученый секретарь диссертационного совета О.Т. Коростелева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования Состояние современного гуманитарного человекознания Дж. Бьюдженталь критически обозначил как «предательство человечности», а К.А. Свасьян как ситуацию, когда в науках о духе нет ни науки, ни духа. С одной стороны, мы связываем такое состояние гуманитарных наук о человеке с многолетним доминированием в них естественнонаучной парадигмы исследования. Такое доминирование привело к «вымыванию» специфически человеческого как предмета познания. Человеческое как предмет познания стало, во-первых, редуцироваться к отдельным сторонам человеческого бытия, предельным случаем которого является овеществление человека (рассмотрение человека как вещи среди других вещей); во-вторых, описываться и содержательно раскрываться как внеличностное бытие, сводиться к абстрактным моделям и типологиям; втретьих, трактоваться как бытие внесмысловое и внеаксеологическое .

Такое положение дел, по нашему мнению, является закономерным следствием распространения естественнонаучных нормативов познания в исследовании гуманитарного пласта человеческого бытия. Достижение объективности в исследованиях человеческого в его естественнонаучном истолковании выливается в объективацию человеческого бытия и, как следствие, мы часто имеем дело не с объективной картиной человеческого, а с её объективированным искажением .

С другой стороны, справедливая по своей сути критика объективизма, которая ведётся представителями субъективно истолкованной феноменологии и, в особенности, постструктуралистами как в философии, так и в частных гуманитарных науках, вылилась в глубоко субъективистский и волюнтаристский подход к исследованию человеческого бытия, в котором достижение объективности познания становится фактически невозможной, а в наиболее радикальной форме и недопустимой. Это ведёт не только к обесцениванию познания и науки, но и приводит к бессмысленности любых форм общения между людьми, поскольку общение (как и познание) превращаются в смысловые игры чуждых друг другу субъектов .





История теоретико-методологических дискуссий на тему объективности познания человеческого бытия показывает, что в науках о человеке (или науках о духе, как принято было говорить ранее) в непримиримой оппозиции до сих пор оказываются два методологических условия: первое гласит, что познание человеческого бытия должно соответствовать универсальным нормативам познания; второе гласит, что человеческое бытие отличается по своей сути от природного бытия, и, следовательно, объективность в познании человеческого возможна, только если сам метод адекватен особенностям собственно человеческого бытия .

В связи с этим, особенно актуальной остаётся проблема поиска таких теоретико-методологических оснований познания человека, при которых указанная оппозиция была бы снята, причём так, чтобы оба познавательных условия оказались выполненными – в познании учитывалась бы и специфика человеческого бытия как предмета исследования, и соответствие познавательных стратегий универсальным нормам объективного познания .

Степень разработанности проблемы

Проблема объективности познания человеческого бытия может быть представлена в двух аспектах: во-первых, как частный случай проблемы объективности познания вообще; и, во-вторых, как особенная проблема познания собственно человеческого бытия. В диссертации делается акцент на второй аспект проблемы .

Определение особенностей человеческого бытия как бытия особого рода, требующего иного подхода к решению проблемы объективности в его познании можно проследить, по крайней мере, начиная с немецкого романтизма .

Гердер и Гумбольдт пытались раскрыть специфику человеческого через раскрытие сущности языка, Шиллер – через проникновение в сущность игры, Кант

– через исследование трансцендентальных структур субъективности .

Но впервые предметом теоретической дискуссии особенности человеческого бытия и способы его объективного познания становятся благодаря работам Э. Кассирера, В. Виндельбандта и Г.Риккерта. Так, В. Виндельбандт, а в последствии и Г. Риккерт предложили различать науки номотетические и идеографические, к последним из которых были отнесены науки о человеческом бытии .

Фактически параллельно В. Дильтей и его последователи (О. Шпенглер, Э. Трёльч, Г. Зиммель) развивают идеи, в совокупности получившие название философии жизни. В основе последней также лежит идея об особенности человеческой жизнедеятельности, требующие специфических методов познания .

Применительно к исследованию человеческого бытия В. Дильтей на новом уровне разрабатывает герменевтическую методологию .

В попытке обосновать философию как «строгую науку» Э. Гуссерль приходит к необходимости выделения «региональных онтологий», в числе которых значится, прежде всего, бытие человека как особый онтологический регион. Идеи Э.Гуссерля получили развитие в феноменологической антропологии М. Шелера, который содержательно определил специфику человеческого бытия как личности, центра интенциональных актов, как органическое единство духовного субъекта .

Более радикальное определение человеческого бытия и способов его познания предпринял М. Хайдеггер. Большое место в его работах занимает критика естествознания, претендующего на выработку «естественного понятия мира», но не способного этого сделать в силу ряда причин, главная из которых - в неправильной постановке вопроса о бытии .

Сходная по содержанию и значению работа была проделана Н. Гартманом, предложившим концепцию многомерности и многоуровневости бытия и на этом основании утверждавшим наличие особых онтологических слоев в Космосе, соответствующих собственно человеческих психических актов и их содержательных продуктов .

К сходным выводам относительно своеобразия антропологической реальности приходят представители русской религиозной философии, начиная с А.С Хомякова и И.В. Киреевского, чья традиция была творчески продолжена в философской концепции всеединства В.С. Соловьева. Своего наивысшего теоретического уровня развития она достигает в работах С.Л. Франка. В его трудах сделан существенный шаг на пути понимания проблемы объективности познания человеческого бытия, которая заключается в особом решении вопроса о самом бытии. Это решение заключается в том, чтобы не сводить бытие исключительно к предметно данной реальности, но рассматривать его как «непосредственное самобытие» .

В итоге решение вопроса о бытии, заложенное в работах Н. Гартмана, М. Хайдеггера и С.Л. Франка, при всех их различиях послужило отправной точкой для разработки заявленной проблемы в настоящей диссертации .

Развитие исследований проблемы познания человеческого бытия не исчерпывается указанными авторами. Дискуссии по указанной проблеме велись и в русле марксистской философии. С одной стороны, они явились продолжением философско-методологических дискуссий рубежа Х1Х-ХХ веков, связанных с работами М. Вебера и К. Маркса, с другой стороны, были инициированы теоретико-методологическими дискуссиями в психологии 30-х годов ХХ столетия .

В психологии, в отличие от социологии и культурной антропологии, ещё В .

Вундтом было предпринято разделение, в результате которого появились как бы две психологии: экспериментальная (естественная) и культурноисторическая. Высшие психические процессы, такие как мышление и память, по замыслу В. Вундта, не могли быть предметом экспериментального исследования, а составляли предмет сравнительной культурно-исторической психологии. Такой подход был успешно продолжен Л.С. Выготским и дал импульс так называемому деятельностному подходу (А.Н. Леонтьев, Э.В. Ильенков, М.П .

Кузьмин, В.В. Селиверстов, Н.Н. Трубников, М.С. Каган и др.), где, в частности, проблема познания человеческого бытия рассматривалась сквозь призму деятельности как сущностного способа человеческого бытия .

Однако эти идеи были подвергнуты критическому переосмыслению с позиций истолкования сущности человека как общения, а не деятельности. Начиная с концепции М.М. Бахтина, эта идея разрабатывалась, в особенности активно в трудах Г.С. Батищева и В.С. Библера .

С несколько иных позиций общенческо-диалогический подход развивался в рамках герменевтики Х.Г. Гадамера и религиозной антропологии М .

Бубера .

В настоящее время наблюдается многообразие подходов к решению проблемы объективности познания человеческого бытия. Большое распространение получили различные версии постмодернистской методологии (А.Г .

Тульчинский и М. Эпштейн, А.Н. Исаков и др.). Большое распространение получил системно-синергетический подход (М.С. Каган). Всё большее влияние приобретает подход, основанный на концепции коммуникативной рациональности (Р.М. Нугаев, А. Митрофанова и др.), а также множество вариантов событийно-диалогической методологии (О.А. Абышко, Е.М. Борисова, А.А. Осанов, Н.Н. Иванова, Б.Г. Соколов, Е.М. Иванов, Л.А. Микешина и др.). Своё продолжение нашли исследования в рамках деятельностного подхода (А.А .

Хамидов, М.К. Петров и др.). Особый интерес вызывает подход, предложенный А.В. Ивановым, а так же попытки самостоятельно осмыслить гносеологические и эпистемологические проблемы внутри психологии, психотехники и психотерапии (Ф.Е. Василюк, Дж. Бьюдженталь, А.Г. Асмолов, В.И. Слободчиков, Е.И .

Исаев, В.В. Агеев и др.) .

Несмотря на разнообразие и теоретическую и методологическую глубину исследований проблемы объективности познания человеческого бытия, методология исследования в современных гуманитарных науках во многом остатся в сфере влияния эмпирической естественнонаучной традиции .

В диссертационном исследовании акцент делается на идеи М. Хайдеггера, Н. Гартмана, С.Л. Франка, ряда философов-представителей экзистенциализма и герменевтики, а также на современные работы в области теории познания (А.В. Иванов), теории и методологии психотерапии и образования .

Объектом диссертационного исследования выступают основные философско-методологические стратегии познания человеческой субъективности .

Предметом исследования являются философско-методологические принципы и установки, обеспечивающие объективность познания человеческой субъективности, и, в первую очередь, познавательная стратегия вовлечённости в совместное самоосуществление .

Целью исследования является всестороннее обоснование и содержательное раскрытие принципа вовлечённости в совместное самоосуществление как условия объективности познания структуры человеческой субъективности .

Задачи исследования:

1) раскрыть суть проблемной ситуации в современных науках о человеке, где необходимо соединить требования объективности и доказательности получаемого знания с фактом неустранимой содержательной вовлечённости субъективной составляющей в процесс и результат познания;

2) дать критический анализ двух доминирующих сегодня методологических альтернатив в познании человека – объективистской, основанной на естественнонаучных методах и субъективистской, особенно зримо представленной в постмодернистской парадигме;

3) обосновать необходимость пересмотра теоретико-методологической базы современного гуманитарного познания с позиций онтологической гносеологии (термин С.Л. Франка), представленной преимущественно работами Н .

Гартмана, М. Хайдеггера, С.Л. Франка и др.;

4) показать целесообразность использования принципа вовлечённости в совместное самоосуществление как условия объективности познания человеческого;

5) на примере теории и практики психотерапии и образования как сфер непосредственно затрагивающих гуманитарный пласт человеческого бытия, продемонстрировать преимущества разрабатываемого нами подхода .

Теоретико-методологическая база исследования Общефилософскими методами работы выступили диалектическая методология (принцип всесторонности рассмотрения, принцип диалектического противоречия), а также элементы феноменологической, герменевтической и системной методологий .

Теоретической основой исследования выступил философский подход, который сегодня всё чаще именуется «онтологической гносеологией», представленный, с одной стороны, традиционной религиозной русской философией (А.С. Хомяков, И.В. Киреевский, В. Соловьёв), идеал-реализмом Н.О. Лосского, собственно онтологической гносеологией С.Л. Франка, а, с другой, объективной феноменологией (Ф. Брентано, Э. Гуссерль) и фундаментальной онтологией (Н. Гартман, М. Хайдеггер) .

Основными теоретическими посылками рассмотрения вовлечённости в совместное самоосуществление как условии объективности познания человека стали работы видных философов, социологов, психологов и психотерапевтов (Н. Гартман, С.Л. Франк, М. Хайдеггер, М. Бубер, Э. Левинас, Х.-Г. Гадамер, Ф .

Брентано, Э. Гуссерль, М. Босс, Л. Бинсвангер, Ф. Пёрлз, И. Ялом, Дж. Бьюдженталь, С.Л. Братченко, Д.А. Леонтьев, Э.В. Ильенков, Г.С. Батищев, А.А .

Хамидов, С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев, В.В. Давыдов, Д.Б. Эльконин, Б.Д .

Эльконин, В.П. Зинченко, В.В. Агеев) .

Научная новизна диссертационного исследования

Научная новизна работы обусловлена тем, что в работе:

- обосновывается несостоятельность претензий объективистской, основанной на методах естественных наук и субъективистской, представленной, прежде всего, постмодернистской методологией, парадигм на объективность познания человеческой субъективности;

- содержательно раскрывается суть явления вовлечённости в совместное самоосуществление, которое подразумевает взаимную открытость познающего и познаваемого, снятие жесткой дихотомии «субъект-объект» в познании личности другого человека, установку на аксиологическую толерантность и экзистенциальное единение во взаимоотношениях «я-ты»;

- показано, что вовлечённость в совместное самоосуществление обеспечивает глубину и объективность проникновения в чужое «я», даёт возможность проверять и перепроверять знания о чужих состояниях сознания на «оселке»

собственных переживаний, «настроенных» на звучание чужой души;

- на основе анализа эволюции современной теории и практики образования и психотерапии показано всё возрастающее методологическое значение принципа вовлечённости в совместное самоосуществление, как в сфере эпистемологии, так и в сфере онтологии и праксеологии человеческой субъективности;

- в работе делается философско-методологическое обоснование особой стратегии эмпирического познания через вовлечённость в совместное самоосуществление, которая трактуется как опыт-преображение, как процесс и результат самоосуществления-в-совместности. В работе доказывается, что такая форма эмпирического исследования является важным дополнением к уже существующим классическим формам эмпирического познания, а в некоторых случаях является единственной стратегией получения объективного знания о индивидуальном бытии личности и человеческой субъективности .

Положения, выносимые на защиту:

1) Доминирующие в современной науке парадигмы - субъективистская и объективистская - недостаточны для решения проблемы объективности познания человеческого бытия. Несмотря на существенные различия между ними:

онтологические, гносеологические и технологические – они обнаруживают общее методологическое основание – бытие человека есть вещно представленная реальность .

2) Указанное методологическое основание существующих парадигм объективности познания человеческого бытия более нельзя считать продуктивным. Более приемлемым является опора на понимание бытия как непосредственного самобытия .

3) Непосредственное самобытие есть совместное самоосуществление людей (ко-экзистенция), выражающееся во взаимной открытости «Я» и «Другого», «Я» и Мира (Иного), в совместном удержании этой открытости и в творческом росте участников общения .

4) Вовлечённость в совместное самоосуществление является основным условием объективности когнитивного проникновения в чужое «я» за счёт экзистенциальной открытости субъекта познания себе и другому, за счет «онтической родственности» познающего и познаваемого субъектов .

Теоретическая и практическая значимость исследования

Работа позволила выявить общую для гуманитарных наук тенденцию к пересмотру теоретико-методологических оснований познания человека с позиций субъект-объектной парадигмы на позиции субъект-субъектной парадигмы .

Эта тенденция ведёт к тому, что познание человека человеком возможно только как модус совместного самоосуществления людей .

В работе впервые формулируется и обосновывается гипотеза о вовлечённости в совместное самоосуществление как условии объективности познания человека .

Такое решение вопроса об объективности познания человека продуктивно в разного рода гуманитарных практиках: образовании, психотерапии и т.д., поскольку познание вводится в контекст самой практики .

Результаты диссертации могут быть использованы для обоснования и более детальной разработки новых познавательных стратегий, включённых в различные гуманитарные практики, а также использоваться при чтении основных и специальных вузовских курсов по философии, философской антропологии, психологии, философии и методологии науки .

Апробация работы Основные результаты работы докладывались на Республиканской научно-практической конференции «Интеграция науки, образования и производства в современных условиях» (Усть-Каменогорск, 2000), Международной научнопрактической конференции «Этнодемографические процессы в Казахстане и сопредельных территориях» (Усть-Каменогорск, 2001), Летнем университете «Методологический диалог социальных наук с гуманитарным образованием»

(Алматы, 2003), Международной научно-практической конференции «Глобализация: противоречия, проблемы и перспективы» (Усть-Каменогорск, 2004), 2-ой и 3-ей Международных научно-практических конференциях «Евразийство: теоретический потенциал и практические приложения» (Барнаул, 2004 и 2006 г.г.), «Проблемы логики социокультурной эволюции и философия Западной Сибири» (Бийск, 2007 г.) Структура диссертации Работа состоит из введения, двух глав и заключения. Список литературы включает 145 источников. Общий объём текста – 157 с .

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении раскрывается актуальность исследования, даётся характеристика степени разработанности поднятой проблемы, её научная новизна, формулируются цель и задачи исследования .

Первая глава «Проблема объективности познания человеческого бытия в современной науке» имеет проблемно-постановочный и обзорный характер. В ней раскрывается парадоксальность методологических условий достижения объективности в исследовании человеческой субъективности.

Выявляются две основополагающие философско-методологические парадигмы:

объективистская (естественнонаучная) и субъективистская (постмодернистская); раскрываются их содержание и суть тех противоречий, которые их характеризуют .

Первый параграф «Между субъективизмом и объективизмом в познании внутреннего мира человека» посвящён раскрытию проблемы познания человеческого в человеке (человеческой субъективности) в современной гуманитарной методологии и эпистемологии. Вскрываются доминирующие тенденции: объективизм и субъективизм, даётся характеристика этих тенденций, и обозначаются те противоречия, которые присущи им в решении вопроса об объективности познания человека .

В нём показывается, что, с одной стороны, науки о человеке не могут игнорировать специфики человеческого бытия как бытия особого рода. Это значит, что в определении предмета и методов исследования человека следует учитывать специфику человеческого как особой предметной области .

С другой стороны, исследование человека должно подчиняться общенаучным критериям объективности, и в этом смысле оно не может быть исключением из правил естественнонаучной методологии, поскольку именно последняя выражает эти критерии в наиболее полной мере .

Требование сохранения специфики человеческого бытия в науке о человеке приводит к противоречию с объективным методом, который гарантировал бы возможность соблюдения критериев научности. Жесткая ориентация на естественнонаучные нормы исследования оборачивается тем, что специфику человеческого бытия оказывается невозможным сохранить, ибо это противоречило бы самим критериям объективности .

В параграфе делается попытка обозначить основные различия в парадигмах объективизма и субъективизма. Парадигма объективизма основывается на представлении об универсальности естественнонаучных методов, прежде всего экспериментальных, а также на трактовке реальности как исключительно предметно данном бытии. Парадигма субъективизма, в свою очередь, вырастает из критики объективистской парадигмы и основывается на представлении о познании как субъективной проекции содержаний сознания познающего субъекта на познаваемую реальность, а познавательные отношения трактует как смысловую игру, в которой «объективность» есть монополия смысла, навязываемая познающим субъектом другому. Основные различия в выделенных парадигмах находят выражение, по крайней мере, в трёх аспектах: онтологическом, гносеологическом и технологическом .

В онтологическом аспекте различие между объективистским и субъективистским подходом заключается в трактовке сверхпредметных (метафизических) законов существования той действительности, которая выступает предметом исследования. Для объективистов человеческое бытие не отличается от бытия вещей в том смысле, что и то, и другое подчиняется регулярным универсальным законам или причинно-следственным связям, а также в том смысле, что и то и другое представляется как бытие предметно данное. Для субъективистов же характерно, что человеческое бытие трактуется как отличные от бытия вещей процессы переживания и смыслопорождения. При этом бытие человека всегда личностно, уникально, событийно и потому познаётся не через всеобщие законы бытия, а через установление индивидуальности исследуемого предмета .

В результате объективизм необходимо тяготеет к объективации человеческого и, как результат, к утере его специфики. Объективистскую тенденцию можно назвать, с известной долей условности, онтологией Чужого или Чуждого .

Субъективизм же необходимо ведёт к крайней субъективизации человеческого, т.е. к превращению его лишь в игровую реальность, в спонтанную деятельность воображения. Эту тенденцию можно поименовать как онтологию видимости (Ж. Бодрийяр) .

В гносеологическом аспекте объективистская стратегия исследования человека исходит из постулатов «вненаходимости» и «невовлечённости» в процессе познания исследуемого предмета .

Метод в таком случае является единственным источником объективного знания, которое в большей степени определяется объектом, а не субъектом исследования. Но в этом случае метод приобретает конституирующее значение для субъекта познания. Наиболее существенным в человеке объявляется познавательная способность (в некоторых вариантах, например, в деятельностном подходе, предметно-преобразовательная способность). В итоге, объективистская модель познания сводится к целерациональному (по М. Веберу) освоению (отражению) человеческой действительности, «чужой» по отношению к осваивающему её субъекту. В этом смысле, объективистская логика познания в гуманитарных науках – это гносеология отражения/освоения трансцендентного (вненаходимого) .

Субъективистская же стратегия, основанная на методе понимания как главенствующей процедуре познания ценностей и смыслов Другого, сталкивается с невозможностью исключения толкователя из процедуры понимания, а значит, от неизбежности внесения в процесс и продукт толкования своего собственного смыслового содержания. Субъективистская парадигма при ее абсолютизации оказывается гносеологией толкователя, а не толкуемого. Здесь возникает проблема субъективизма, всегда чреватая привнесениями в исследуемый предмет субъективного домысла, что превращает процесс исследования,скорее, в искусство, а в предельном случае - в игру со смыслами (постмодернистская установка) .

Тупики этих альтернативных стратегий становятся наиболее заметными в технологическом аспекте. Объективистская стратегия необходимо превращается в технологию манипулирования человеко-вещами, а субъективистская стратегия необходимо превращает межличностную практику в игру или видимость отношений (производственных, политических, межличностных и т.д.) .

Второй параграф «Объективистская парадигма в науках о человеке и её последствия» посвящён всестороннему анализу тех проблем, которые ставят в тупик объективистскую стратегию познания. Обосновывается идея, что любой исследователь объективистского толка стремится установить, прежде всего, регулярности и повторяемости в исследуемой реальности. В результате, исследуя живого человека, он начинает относиться к нему как к механизму, внешнему объекту. Установка на «отражение» объективной реальности, присущая исследователю объективистского толка, выливается в «овеществление»

изучаемой реальности, то есть в отношение к исследуемому как к вещи. Таким образом, исследователь объективистского толка всегда будет изучать в человеке его внешнюю сторону, упуская при этом его внутренние смыслы, ценности и переживания, которые собственно и должны изучать гуманитарные науки .

Кроме указанного недостатка, объективистская стратегия исследования необходимо приводит к противоречию между теорией и практикой, а также методом и предметом познания .

Разрыв между теорией и практикой заключается в том, что теория человеческого как результат применения объективистской стратегии оказывается невостребованной на практике, так как неспособна стать её методологической и технологической базой. Особенно это видно на примере психологии и психотерапии. Неспособность психологии стать руководством к действию побудила ряд психотерапевтов объявить о том, что настала пора конституировать психотерапию как самостоятельную область знания, независимую от психологии и медицины .

Противоречие предмета и метода - ещё одно противоречие объективистской стратегии, рассмотренное в данном параграфе. Суть его сводится к тому, что экспериментальный метод, являющийся краеугольным камнем объективистской стратегии, не позволяет исследовать гуманитарный пласт человеческого бытия (человеческое в человеке) без того, чтобы не искажать его. Так, объективистский метод имеет смысл, если предмет познания неизменен (самотождественен) и регулярен, но это противоречит основным антропологическим характеристикам – свободе, творчеству и развитию. В результате неизбежна редукция человеческого до вещно-объектного отношения, поддающегося объективному измерению. Лучший пример этого – практика тестирования в образовательном процессе. Как показал Дж. Равен, применение тестирования ведёт к тому, что содержание образования постепенно сводится к набору удобного для тестирования материала, а методы образования оскудевают, поскольку сводятся лишь к «натаскиванию» для успешной сдачи теста. В результате учащиеся из классов, в которых преподают творчески ориентированные педагоги, как правило, слабее сдают тестовые экзамены, а те навыки и знания, которыми они владеют в отличие от учащихся классов «натаскивания», просто не входят в проверочный набор умений и знаний. Сходная картина наблюдается в психотерапии (И. Ялом, Дж. Бьюдженталь), в экономике (Дж. Ритцер), социальной практике и социологических исследованиях (Е. Здравомыслова, А. Тёмкина) .

Указанные противоречия не позволяют опираться в попытках объективного познания человеческого бытия на объективистскую «наукообразную»

стратегию его постижения .

Третий параграф «Субъективистская парадигма познания человека: от человеческой субъективности к субъективизму» посвящен анализу субъективистской парадигмы исследования, представленной по преимуществу рядом ответвлений феноменологии и постструктурализмом .

Феноменология, появившаяся как альтернатива естественнонаучному постижению человека, должна была стать методологией его подлинно объективного познания. Однако по ряду причин программа построения феноменологии как «строгой науки» у Э. Гуссерля постепенно превратилась в субъективную феноменологию и психологию. Феноменология получила неожиданное развитие в работах ряда специалистов гуманитарного профиля, которые, ссылаясь на работы Э. Гуссерля, проинтерпретировали феноменологию в совершенно субъективном ключе. В их интерпретации феноменология приобрела не свойственные ей изначально черты. Новая интерпретация феноменологии стала заключаться в том, что в восприятии действительности самое важное не действительность, а отношение к ней. Формула «Я вижу» объективной феноменологии с её явным акцентом на второй термин преобразовалась в формулу «Я вижу», с явным акцентом на первый термин. Стало быть, то, что является в восприятии, явно уступило место тому, как воспринимающий что-либо видит .

Другим источником субъективизма стала постструктуралистская критика объективности познания человеческого бытия, получившая серьёзное обоснование после работ Ж. Лакана. Человеческая субъективность отныне начинает трактоваться как «смыслопорождающая машина». Некоторые другие представители постмодерна с разных позиций начинают утверждать, что познание человека есть не столько познание, сколько проекция упорядоченного по законам воображения содержания собственного сознания на объект, как на экран. Способность воображения («машинерия смыслопорождения» - Ж. Делёз) объявляется сущностной чертой человеческого, но, тем самым, закрывая всякую возможность для человека иметь дело с Другим, с чужим «я», как предметом особого рода .

В итоге делается вывод о том, что субъективистская стратегия исследования, также как объективистская, не способна служить основой для достижения объективности познания собственно человеческих составляющих нашего бытия. При этом как объективистская, так и субъективистская стратегии имеют очень важное общее свойство – толковать реальность как реальность предметно данную. Именно такое толкование реальности и не позволяет обозначенным подходам приблизиться к решению проблемы объективности познания человеческого в человеке .

Вторая глава «От непосредственного самобытия к вовлечённости в совместное самоосуществление: к основаниям новой познавательной стратегии» начинается с констатации того факта, что ряд философов рубежа Х1ХХХ веков предложили иной подход к решению вопроса о человеческом бытии и его познании, который обозначается в диссертационном исследовании как «онтологическая гносеология» .

Именно с этим подходом автор диссертационного исследования связывает надежды на дальнейшее развитие наук о внутреннем мире человека и решение проблемы объективности познания человеческой субъективности .

В первом параграфе «Бытие человека как непосредственное самобытие и совместное самоосуществление» излагаются основные положения «онтологической гносеологии» .

«Онтологическая гносеология» имеет, по крайней мере, два истока: традиционную русскую религиозную философию, представленную идеями А.С .

Хомякова и И.В. Киреевского, «методологией всеединства» В. Соловьёва, идеал-реализмом Н.О. Лосского, собственно «онтологической гносеологией» С.Л .

Франка; построениями ряда представителей западной философии – прежде всего Н. Гартмана и М. Хайдеггера .

Основной идеей «онтологической гносеологии» является утверждение непосредственного самобытия, которое в отличие от своей внешней стороны, от предметно данного бытия, может быть познаваемо только непосредственно .

Возможность непосредственного познания фундирована в самой трактовке бытия как непосредственного самобытия. С другой стороны, человек по своему бытию является родственным другому бытию и, прежде всего, бытию Другого. Познание человеческого жизненного мира, таким образом, понимается как бытие-познание себя или одного из отношений Я и Другого, как родственных друг другу по бытию. Таким образом, самопознание и познание другого оказываются взаимосвязанными .

В русской философии родственность «Я» и «Ты», Я и Другого вытекает из основного свойства бытия – соборности. В онтологии Н. Гартмана родственность вытекает из многомерности бытия, в фундаментальной онтологии М .

Хайдеггера родственность понимается как присутствие – особый способ бытия человека в мире .

Во втором параграфе «Объективность познания человека как мера вовлечённости в совместное самоосуществление» продолжен ход рассуждений, начатый в предыдущем параграфе. В нём раскрывается и обосновывается гипотеза исследования, согласно которой условием объективности познания человека является вовлечённость в совместное самоосуществление. Кроме того, в параграфе обосновывается идея меры вовлечённости в совместное самоосуществление, как меры объективности познания .

В связи с этим, в параграфе предлагается рассматривать непосредственное самобытие как «вовлечённое» или «совместное самоосуществление». При этом имеется в виду длящийся характер непосредственного самобытия, его принципиальная вовлечённость в совместность самоосуществления с Другими, или вовлечёность в совместность самоосуществлений .

Обосновывается использование термина «самоосуществление» в сравнении со схожими понятиями «самоактуализация» и «развитие», проводится терминологическая граница с указанными понятиями .

Одной из основных особенностей непосредственного самобытия как самоосуществления является самотрансцендирование. Познание, как это показал С.Л. Франк, есть одна из форм трансцендирования, а для М. Хайдеггера познание есть один из модусов человеческого бытия. В параграфе утверждается, что предложенный ими подход может быть продуктивно использован. Феномен совместного самоосуществления раскрывается через такие атрибуты как открытость, диалогичность, аксиологическая толерантность, интенция на вживание в чужое я, ощущение духовной близости между я и Другим. В связи с этим, познание понимается как модус самоосуществления, а мера вовлечённости в совместное самоосуществление является мерой познания .

В параграфе проводится критический анализ понятия меры, разработанного в диалектической логике (А.А. Хамидов), и утверждается, что мера вовлеченного совместного самоосуществления есть мера взаимной открытости, при которой моё «я», оставаясь самим собой, обоюдно открывается навстречу «я»

другого. Мера, таким образом, может трактоваться как всеобщая форма человечности .

В третьем параграфе второй главы «Психотерапевтическая эпистемология Другого и опыт психотерапии как вовлечённости в совместное самоосуществление» рассматривается вовлечённость в совместное самоосуществление на примере «психотерапевтической» эпистемологии. Так, в психотерапевтической практике выработались собственные нормативы объективности познания, которые имеют определенное своеобразие и которые мы обозначили как «психотерапевтическая эпистемология» .

На примере концепций А. Маслоу и Дж. Бьюдженталя показывается, что в психотерапии уже фактически осуществлён переход к новой стратегии объективности, встроенной в процесс совместного самоизменения участников психотерапевтических отношений. Особенно это заметно в концепции параллелирования Дж. Бьюдженталя, в которой утверждается, что открытость себе и другому является условием объективного познания и одновременно терапевтических изменений клиента. Таким образом, фактически утверждается, что познание вне вовлечённости в диалогические отношения обоих субъектов психотерапевтического процесса невозможен. Трактовка объективности познания как меры вовлечённости в совместное самоосуществление даёт возможность методологической рефлексии опыта психотерапии и распространения этой идеи на другие области познания гуманитарного пласта человеческого бытия, в частности, на сферу образования .

Заключительный четвёртый параграф «Вовлечённость в совместное самоосуществление как основа развития образования» посвящен критическому анализу наиболее показательных концепций системы образования, основывающихся на общенческо-диалогическом подходе. К таковым можно отнести стратегии, базирующиеся на групповых способах организации обучения, на основе концепции совместно-диалогической познавательной деятельности, на основе концепции развивающего обучения, на основе концепции диалогической логики или логики «диалога культур» и на основе концепции онтологического диалога .

В концепциях В.С. Библера и В.В. Агеева диалог и общение превращаются в онтологическое основание образования, представляясь конкретными формами человеческого самоосуществления. Онтологические, а не гносеологические основы новой системы образования утверждают, во-первых, приоритет творческого самоосуществления человека, во-вторых, познание и развитие через взаимообогащение, взаимопонимание в общении, в-третьих, организацию обучения как вовлеченности в совместное самоосуществление на принципе равночеловечности обучающего и учащегося (А.А. Степанов) .

Далее в параграфе даётся сравнительный анализ понятия «самоосуществления» с понятиями «деятельность» и «развитие». Использование деятельностного подхода в построении образовательного процесса оказалось довольно продуктивным, однако в настоящее время уже видны ключевые недостатки данного подхода. Во-первых, развивающее обучение (основное детище деятельностного подхода в образовании), по мнению критиков, осталось столь же адаптивным, как и классическая образовательная система, недостатки которой развивающее обучение и стремилось преодолеть. Во-вторых, ориентация на вовлечение в целерациональную деятельность превращает обучение в освоение преимущественно теоретических форм познания и деятельности, не говоря уже о практических или творчески-внерациональных, что приводит к обеднению форм человеческого бытия. В-третьих, общение превращается в форму совместной деятельности, что обедняет формы человеческого бытия в совместности, сводя их, по сути, к одной форме - целесообразной коммуникации ради достижения цели .

Понятие «развитие» близко по смыслу понятию «самоосуществление» .

Однако развитие есть особый случай самоосуществления, который предполагает появление качественных новообразований человеческого, например, образование новых способностей. Самоосуществление же в отличие от развития понимается как непрерывный процесс выражения человеческого бытия во всём своём многообразии. Сводить человеческое бытие исключительно к развитию автор диссертации считает заблуждением, поскольку это есть обеднение форм человеческого самоосуществления .

Самоосуществление есть непрерывный процесс выражения человеческого бытия во всём своём многообразии, воплощённый в конкретноличностную форму, то есть субъектом самоосуществления является конкретный живой человек, конкретное живое «я», к которому возможно личное обращение. Но одновременно самоосуществление человека есть именно совместное самоосуществление, самоосуществление в совместности .

В Заключении обобщаются наиболее значимые результаты, формулируются главные выводы, подводятся итоги проведённого исследования .

Основные результаты диссертационного исследования опубликованы в работах (общим объёмом 3,38 п.л.):

1. Зайцев К.Л. Общение как основа образования: от гносеологической к онтологической модели // Философия образования. – № ( ).- 2007.- С. - .

(0,5 п.л.)

2. Зайцев К.Л., Степанов А.А. Методологический анализ условий устойчивого развития личности транзитного общества в ее демографическом аспекте // Этнодемографические процессы в Казахстане и сопредельных территориях: Матер. междунар. научно-практ. конф., 6-7 апреля – Усть-Каменогорск, 2001. - С. 34-36 (0,18 п.л. / 0,09 п.л)

3. Зайцев К.Л. Проблема адекватности социогуманитарной методологии // Методологический диалог социальных наук с гуманитарным образованием: Матер. слушателей Летнего унив-та, Сб. 2, 30 июня-13 июля – Алматы, 2003. - С. 70-76 (0,4 п.л.)

4. Зайцев К.Л. Психология как не-естественная наука (к вопросу о гуманитарной парадигме психологии) [Электронный ресурс]// Проект «Поддержка»: здоровье, психология, психотерапия, психиатрия, социальная помощь.- 28 января 2003.- Режим доступа: http://www.psy.freenet.kz/modules.php?op =modload&name=Subjects&file=index &req=viewpage&pageid=102 (0,4 п.л.)

5. Зайцев К.Л. Теоретический анализ некоторых новейших неклассических концепций психологии // Вест. ВКГТУ им Д. Серикбаева. - №1(23) - 2004 г. – С. 114-118 (0,4 п.л.)

6. Зайцев К.Л., Степанов А.А. Глобальная проблема возникновения духовности в процессе деятельного существования человека // Глобализация:

противоречия, проблемы и перспективы: Матер. Междунар. научно-практ .

конф., 13-15 апреля/ВКГТУ, Ч.1.- Усть-Каменогорск, 2004 г. – С. 196-207 (0,3/0,15 п.л.)

7. Зайцев К.Л. Глобализация как преодоление пределов и проблема человечности // Глобализация: противоречия, проблемы и перспективы: Матер .

Междунар. научно-практ. конф., 13-15 апреля 2004 г./ВКГТУ, Ч.2.- УстьКаменогорск, 2004 г. – С. 5-14 (0,4 п.л.)

8. Зайцев К.Л. Индивидуальность и ответственность в евразийском истолковании: проблемы и точки роста // Евразийство: теоретический потенциал и практические приложения: Матер. Междунар. научно-практ. конф., 21-22 июня 2004 г./АлтГУ - Барнаул: Изд-во Фонда "Алтай- 21 век", 2004 г. - с.59-62 (0,3 п.л.)

9. Зайцев К.Л., Степанов А.А. Евразийская проблема возникновения духовности в аспекте глобализации процессов существования человека // Евразийство: теоретический потенциал и практические приложения: Матер. Третьей междунар. научно-практ. конф., 29-30 июня 2006 г./АлтГУ - Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2006 г. - С. 251-257. (0,4 п.л. /0,2 п.л.)

10. Зайцев К.Л. Философская логика культуры общения и её образовательная модель // Интеллектуальный потенциал учёных России: труды Сибирского института знаниеведения.- Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2007. – Вып. V. – С. 267-273. (0,4 п.л.)

11. Зайцев К.Л., Степанов А.А. Вовлечённость в совместное самоосуществление - условие цельности познания человека // Проблемы логики социокультурной эволюции и философия Западной Сибири: материалы международной научной конференции, 4-8 июля 2007 г./БПГУ – Бийск: БПГУ им. В.М .

Шукшина, 2007. – С. 188-191. (0,3 п.л. /0,15)

12. Зайцев К.Л. Онтологическая модель человеческого общения // Интеллектуальный потенциал учёных России: труды Сибирского института знаниеведения.- Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2007. – Вып. VI. – С. 185-189. (0,3 п.л.) .




Похожие работы:

«МИХАЛЬЧУК АННА ВЛАДИМИРОВНА СОЦИАЛЬНАЯ ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ В ТУРИСТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ ХАБАРОВСКОГО КРАЯ (СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ) 22.00.04 – Cоциальная структура, социальные институты и процессы Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Хабаровск 2017 Рабо...»

«КОНОНОВ Александр Матвеевич СОЛЁНЫЕ ВОДЫ И РАССОЛЫ ОЛЕНЁКСКОГО КРИОАРТЕЗИАНСКОГО БАССЕЙНА 25.00.07 – гидрогеология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата геолого-минералогических наук Иркутск – 2009 Работа выполнена в Институте земной коры Сибирского отделения Росси...»

«Козак Наталья Сергеевна ОБОСНОВАНИЕ ФОРСИРОВАННОГО РЕЖИМА ЭКСПЛУАТАЦИИ ПОДЗЕМНЫХ ВОД В МАЛОВОДНЫЕ ПЕРИОДЫ ПРИ ИХ СОВМЕСТНОМ ИСПОЛЬЗОВАНИИ С ПОВЕРХНОСТНЫМИ ВОДАМИ ДЛЯ ВОДОСНАБЖЕНИЯ Г. ВЛАДИВОСТОК Специальность 25.00.07 – гидрогеология АВТОРЕФЕРАТ диссертац...»

«Савостин Алексей Александрович СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ СОДЕРЖАНИЯ ГЕОМОРФОЛОГИЧЕСКИХ КАРТ В ЦЕЛЯХ ПРОГНОЗА ОПАСНЫХ ПРОЦЕССОВ (на примере Кавказа) Специальность 25.00.25 – геоморфология и эволюционная география Автореферат диссертации на соискание ученой...»

«Ганелин Александр Викторович ОФИОЛИТОВЫЕ КОМПЛЕКСЫ ЗАПАДНОЙ ЧУКОТКИ (СТРОЕНИЕ, ВОЗРАСТ, СОСТАВ, ГЕОДИНАМИЧЕСКИЕ ОБСТАНОВКИ ФОРМИРОВАНИЯ) Специальность: 25.00.01 – общая и региональная геология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата геолого-минер...»

«—i/ Максимова Полина Александровна Этический портрет бедняка: на материале европейского и североамериканского кинематографа XX века. Специальность 09.00.05 этика АВТОРЕФЕРАТ Диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук ^•.J:::3 Москва 2009 Диссертация выполнена на кафедре этики философского факультета Московского Госуд...»

«Величко Иван Сергеевич ВИЗУАЛЬНЫЙ ЯЗЫК ПОЛЬСКОГО ПЛАКАТА 50-70-х ГОДОВ XX ВЕКА Специальность: 17.00.04 Изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Москва 2010 2 8 OKI...»






 
2018 www.lit.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.